L++: другие произведения.

Алакучул

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Гесса - "планета прагромеров", первоначально - геймеров. Планета в результате экспериментов с эгрегором одномоментно потеряла связь с Землей (Разлом). А две женщины обрели божественную сущность... Прошло 140 лет. (Алакучул - обряд похищения невест)


   Алакучул
  
   краткий словарик:
  
   Гесса - "планета прагромеров", первоначально - геймеров. 140 лет тому назад планета в результате экспериментов с эгрегором одномоментно потеряла связь с Землей (Разлом). А две женщины обрели божественную сущность...
   Тантра - одна из двуединых богинь, богиня крови: боя, рождений, знаний. ..
   Ментра - одна из двуединых богинь, богиня света: любви, искусства...
   Гела - солнце планеты Гесса...
   население: семь враждующих между собой кланов(варг, гракхх, джюс, икуфу мбада, равви, райт) бывших геймеров и обслуживавшего их персонала, ныне живущих в замкнутых холдах, контролирующих промышленность. Общая численность около полумиллиона человек. Фермеры - около 10 000 человек, проживающих в укрепленных фермах. Им разрешено огнестрельное оружие. Сельвеи - люди, способные в одиночку жить в сельве - может, пара дюжин...
   промышленность - всякая высокая механика за это время вышла из строя и деградировала. Электроника оказалась вечной...
   гойши - храмовые рабыни. Они физически не могут не исполнить никакого пожелания никакого мужчины...
   фратрия - центры начальной боевой подготовки в холдах...
  
   алакучул - обряд похищения невест.
  
  
   ас - час...
   минита - минута...
   тлик - секунда...
   мера - метр...
   рейт - рейтинг, уровень заслуг, благосостояния...
   флеша - флешка, хранилище информации с настраиваемым интерфейсом её выдачи...
   прога - программа, утилита, приложение...
  
  
   *
   *
  
  
   И тогда он выкрикнул:
   - Гойша, останься!
   - Мальчик, - прошипела старуха, - ты с ума сошёл?!
   - Да!--опять заорал он: - Гойша, останься!
   Гойша послушно соскользнула с лошади из-за спины жрицы:
   - Да, мой господин.
   - Рина!
   - Гойша не может ослушаться пожеланию мужчины, - пожала плечиками юная красавица.
   А Мофрин вдруг явственно увидел, как жрица решается на атаку. Нет, от трёх девчонок и неё самой он отобьётся, только поранит или убьёт ещё кого-нибудь. Кажется, и она это поняла, но... Но всё-таки, может... ведь они на лошадях... Если все разом... Но гойша всё поняла тоже. Она развернулась и обнажила кинжал. Гойша будет защищать своего господина.
   Старуха скривилась.
   - Из-за тебя всё это! - отчаянно закричал он.
   Она отвечать не стала, развернула свою лошадь, скомандовала:
   - За мной!
   И через пару тликов четыре лошади со всадницами и двумя кое-как устроенных на их крупах телами, бессознательных мужчин, и ещё одна - пустая, растворились в растительности сельвы. Минит через сорок они доберутся до холда, и ещё через пол-аса здесь будет их отряд, который разгонит хищников и эвакуирует то, что останется к тому времени от останков ещё троих.
   Нет, будет два отряда. Второй погонится за ним. Потому что гойша не может быть объектом алакучула. Никогда ещё не была.
   - За мной!
   Гойша не может не подчинится мужчине - шаг вперёд она сделала сразу и только потом указал на его ногу:
   - Кровь.
   - Время!- рыкнул он.
   - Кровь, - повторила она.
   Нет, это было не ранение. Во время скоротечного боя он не позволил стали коснуться своего тела - это был порез какой-то местной колючкой.
   - Перевяжешь?
   - Да.
   Он потянулся к своему медкейсу, но гойша оказалась быстрее: шаг всторону, движение кинжала, и она срезала медицинскую сумку с пояса Ортода, мёртвого Ортода.
   - Что ты вытворя...
   - Время! Господин, замрите!
   И её кинжал взрезал штанину чуть выше помеченной горстью красных пятнышек дырки . Боевой костюм! Залатать да постирать - и всё бы! Но это же сельва! Вонять кровью здесь - это как ночью перед осаждённым фортом включёнными фонариками жонглировать! Гойша одним круговым движением кинжала да парой продольных избавила его от штанины. Ну ещё бы! Уж ей-то оставлять мужика без штанов - не задачка. Достала бинт.
   А его взгляд опять упал на труп Ортода... Жених! Да, они здесь пытались умыкнуть невесту. Ортоду очень не везло со своими, а девчонке, взятой через алакучул, богини, вроде бы, подправляют восприятие, и к алтарю, такие чаще всего потом идут вполне добровольно... Правда, помогает ещё и специальный подарок от Храма - не то, чтобы уж нечто оглушительно ценное, но, как девчонки при этом всплескивают руками, а некоторые ещё и визжат от восторга на видео показывать в новостях не стесняются. Да и инквизиция...Обижать алакучулу не рекомендуется. Очень не рекомендуется. Ни мужу, ни его семье, ни его клану. И дети. Мало болеют дети алакучул. На некоторых даже обрываются наследственные аллергии...
   Правда, всем известна ещё одна статистика: двенадцать процентов затеявших алакучул погибают... Потому как, с чего бы это кланам отдавать своих женщин кому-то ещё?
   Вот и здесь... Равви расслабились, и защиту среднего круга форта выстроили только против конных. Подойти незаметно пешими - получилось, вычислить протокол женских выходов времени хватило. Предугадать их маршрут, и состав отряда - жрица, трое девчонок, трое стражников, вышло точно.
   И они подготовили засаду. Да всё должно было обойтись вообще без крови! Они накрывают спецсетью охрану, хватают одну из девиц и растворяются в сельве. Оставшимся девкам должно бы понадобиться не менее полуаса, чтобы распутать мужиков. Разделиться те не рискнули б - помчались бы за подмогой в форт. Пока то, пока туда, пока обратно - полтора аса! За это время сельва надёжно прикрыла бы ближние следы алакучулов.
   Но жрица сопровождения что-то обнаружила на полтлика раньше. Её выкрик и выброс их сети произошли практически одновременно. И в результате сеть не обездвижила охрану, а лишь сбила им восприятие. Можно сказать, что нападавшие всё равно победили: поле боя осталось за ним, единственным уцелевшим. Но кому нужно бы это "поле" и такая "победа"?!
   - Готово, господин! - распрямилась гойша.
   - Уходим!
   И он повёл её прочь. Он не стал ничего выдумывать, ничего перерешивать - он двинулся по выбранному заранее маршруту отхода. До их базового лагеря два с небольшим дневных перехода. Для одиночки - смертельных. Сельва одиночек не пропускает. Общепризнано, что минимальная численность отряда - трое. Но уже у двоих - шансы есть. У двоих воинов, вообще-то. Однако, всё же, в данном случае важнее ещё одна пара глаз, чем лишняя пара рук. Они пройдут!
   Девчонка шла хорошо. По слухам в Храме физическая подготовка гойш проходит по канонам фратрии, и спустя ас ходьбы по звериной тропе среди буераков сельвы её дыхание оставалось ровным, она не спотыкалась и не жаловалась. Только пару раз на ходу прикладывалась к притороченной к поясу фляжке. И опять же, никаких излишеств, никаких глупостей: она не плескала воду себе на голову, не пила взахлёб - аккуратная пара глотков, и фляжка возвращалась на пояс.
   Ему повезло, что жрица буквально за пару мгновений до их атаки, оказалась, чем-то ею недовольна и укоризненно проскрипела: "Гойша...", вот так он и узнал, что среди девчонок гойша есть. Каких-то других внешних отличий видно не было. Хорошенькая? Но и те две, другие, были не уродинами, и одежда на ней, как у всех них - стандартный полевой костюм равви в женском варианте... Может, у гойши он чуть отчетливее прорисовывал фигуру? Или это фигура у неё была чуть отчетливее, чем у других? Или... Или это гойша, даже идя за его спиной, уже морочит ему голову? Или уже и не голову? Отставить!
   - Ещё полчаса и привал. Перекусим. Сил хватит?
   - Да, господин.
   - Ты не интуитивистка?
   - По нашим критериям - нет. Средний уровень. То есть чуть выше средне-женского. Средне-женский - чуть выше средне-мужского, - и она улыбнулась: - никакого. Правда, нас ещё специально учат вслушиваться в интуиционные подсказы. Когда ты меня позвал, интуиция, что это - однозначно смерть, не вскричала.
   - А сейчас? Мой маршрут?
   - Опасность. Опасность кругом. На твоём маршруте тоже, - и она пожала плечиками. - Сельва. Нас только двое. И мы без лошадей.
   Не мог он отнять лошадей у женщин, не мог!
   - У нас будет три дневных перехода по проторенному пути в обход лежбищ крупных дневных хищников, и две ночёвки. Площадки оборудованы, подготовлены к защите от хищников ночных. Последний переход совсем короткий - мы пройдём!
   - Пятьдесят на пятьдесят. Есть монетка?
   Гойша живёт не будущим. Она пьёт текущее мгновение. Сделайте ей сладко сейчас! А сейчас у неё приключение. Что ж, вперёд!
   - За мной.
   0x08 graphic
   Но далеко они не ушли. Кроме крупных монстров в сельве есть ещё и хищники стайные. Вот такая стая на них вскоре и вышла. Паргелы. Псово-кошачьи. В холке мера - мера двадцать. Как кошки, легко забираются на деревья; как псы, легко держат скорость рысака. Как у кошачьих - верхние клыки с палец. И, как псовые, держатся стаями - от дюжины, до трёх дюжин. На человека предпочитают не нападать, особенно на отряд. Но любопытны. Могут сопровождать встреченный отряд более аса, а потом отстать. А могут, правда, редко, очень редко! - разом кинуться на кого-то одного. Не обращая внимания на потери, искусать и отхлынуть. И не взирая на своих подранков, уйти. А могут загрызть весь слабый отряд и славно отобедать, пока их самих от трупов не отгонят, услышавшие кровь, более сильные хищники.
   Тех, которые вышли на них, было много.
   Сначала голос подал один, потом маршрут пересёк другой, потом кошачье верещанье донеслось сразу от нескольких кустов, потом звери перестали скрываться, и их пятнистые тела замелькали то там, то здесь...
   - Двигаемся, не теряем темпа, - спокойно потребовал Мофрин.
   А что ещё он мог "потребовать"?! Эти твари в прыжке способны вцепиться в горло даже всадника, а при них и лошадей-то не было.
   - У меня зажигалка в кармане... - донеслось сзади.
   Сделать факел? Из чего?! Да и факел хорош при хотя бы приблизительном равенстве сил, а этих здесь... Костёр? Да, костёр! Он вспомнил! Там, дальше - да недалеко уже совсем! Рядом с предполагаемым местом привала он вспомнил деревце вконец заплетённое прошлогодней высохшей травой и давным-давно пересохшими лианами. Разгораются они не так чтоб сразу, но если горят, то, громко стреляя искрами и горячими углями. Конечно, про всякую секретность можно будет забыть, но хоть девчонку спасёт. Может, паргелы разбегутся.
   - Приготовься! Ещё пару минит, и будет куст, запутанный феерой. Простого сена на нём тоже хватает. Я постараюсь дать тебе время разжечь. А дальше... Может, ваши поспеют...
   По времени уже где-то около того... Но это ещё, если равви решат, что всё это никакой не алакучул, а не санкционированное Храмом, не обеспеченно его собственным рейтом умыкание гойши, если на этом отдалённом форте у них есть приличный следопыт, если...
   - Принято.
   Гойша! Он же утащил её на смерть, он же сам фактически же выставился сейчас с предложением пожертвовать собой, а в ответ... У неё приключение продолжается: "принято"!
   Они почти успели. До выбеленного сухой травой куста оставалось всего несколько мер. Воин резко затормозил, развернулся. Выдернул и воткнул рядом с собой клинки меча и кинжала, скинул с плеча и взвёл арбалет, гойша за эти мгновения сделала последние шаги и выдернула из кармана зажигалку...
   И...
   - Замерли! Все замерли! - услышали они истошный девичий голос. И тут же этот голосок ещё раз заверещал, но на этот раз как-то по-кошачьи. По-паргельи. И из-за дальнего куста выскочила на полянку она сама.
   Нет, не девчонка - молодая женщина, лет двадцати пяти - двадцати семи. На плечах - серо-зелёная, словно размывающая силуэт куртка. За плечами наглухо принайтованный карабин, в руках - серая, будто вбирающая свет, не бликующая даже своим лезвием, пика. Но огнестрел?! Селянка?!
   В ответ на её верезг совсем недалеко, сзади от них завизжало уже без всякого человеческого акцента. Тогда девчонка крутанула пику, вогнала её в землю и повторила свой визг. И словно в ответ на поляну выпрыгнула паргела. Её тело пронеслось буквально в двух мерах от Мофрина. Её лапы взрыли землю, она замерла. Только хвост, весь в рыжих пятнах годовых колец, бился о её бока. Она была крупнее прочих. Да все прочие словно потеряли интерес к происходящему. Некоторые даже легли на брюхо. Мофрин прикинул: не менее трёх десятков.
   - Замерли! - уже не так истошно выкрикнула девушка.
   И воин на всякий случай медленно опустил ствол своего арбалета к земле.
   Следующий раз самка и женщина завизжали одновременно. Несколько секунд держали голос, а потом одномоментно сорвались друг к другу. Меленькие шажки выдернувшей кинжал женщины, сильно контрастировали с прыжками зверя, но встретились два тела в обоюдном прыжке, в воздухе. И рухнули на землю. Вот только женщина поднялась, а паргела нет.
   Зато отмерли остальные. И пока женщина, подходила к трупу и одним движением отсекла у альфа-самки ухо, головы прочего зверья опять развернулись к замершей парочке. И никто уже не лежал. И почти никто не молчал. Разноголосое урчание неслось со всех сторон.
   Мофрин опять поднял свой арбалет. Он в себя верил: первую атакующую тварь он завалит точно, а потом чуть продержаться с клинками - сможет. А там успеет и эта "селянка". Но она сделала проще - вскинула карабин и бабахнула в воздух. Зверьё замешкалось. Некоторые отступили, остальные замерли. Она чуть ускорилась - подхватила свою пику, и ещё через несколько секунд уже была рядом с ними. Промельком оглядела девушку, потом - его.
   - Срежь повязку! - потребовала она у него. Обернулась к ней: - Приготовься её сжечь. Быстро!
   Когда человек знает, что делает, это видно. Когда он(а) знает, что делать надо - это видно тоже. Мофрин отложил арбалет, выдернул из земли свой кинжал и обеими руками, одним движением перерезал плотную повязку. Содрал её с ноги. Отбросил чуть ближе к гойше. Она уже до максимума раскочегарила свою зажигалку. Гойша! И зажигалка у неё - хайтек-уровня, газовая. Ему бы не по карману. Бинт вспыхнул.
   - Прикройтесь огоньком. Мне быстро! Дюжина тликов!
   И опять истошно заверещала по-кошачьи. И, размахивая своей пикой ринулась вперёд. Паргелы завизжали в ответ, принялись отмахиваться, отступать... Некоторые не успели и получили по лапам, по морде, по хребту. Правда, лезвие она не использовала. Но их внимание переключить на себя у неё получилось.
   Мужчина, стараясь не делать резких движений отступил к женщине, к кусту, за горящую тряпку. И гойша пальцем указала ему на его ранку. С момента ранения прошло уже больше аса - рана кровоточила. И ещё гойша чуть повела ноздрями... Рана пахла?!
   Та охотница домчалась до высокого травянистого зонтичного куста, смахнула его кинжалом, подхватила, ринулась обратно. Бинт бы прогорел раньше, но Мофрин успел срезать, выдрать с куста в тылу несколько пуков засохшей травы и подбросить. Гойша добавила своей высокотемпературного пламени - трава занялась, пыхнула клубом пахучего дыма. И пара ближайших тварей опять заколебались.
   - Хорошо! - одобрила их действия охотница. Обернулась, завизжала, с длинным выпадом заехала одному из подступавших зверей по морде,(не ближайшему, - отметил Мофрин), тот отпрянул. А за ним - и ещё несколько. Она с верхушки принесённого куста ободрала горсть ягод, сунула их гойше: - Разжуй! Слюну старайся сразу не сглатывать. И ею вылижи его рану. Но не сплёвывай, ничего не сплёвывай!
   Перчатки чужачки были в крови и шерсти вожачки стаи. Гойша заколебалась.
   - Дай я... - показала она пальчиком на оставшиеся ягоды.
   - Нет! Быстро! Прикажи ей! - обернулась она к мужчине.
   Но приказывать не потребовалось. Гойша прямо с перчатки, почти не помогая себе руками, набила рот пыльными ягодами и зажевала. Потом резко села, закинула себе на плечо его пострадавшую ногу и начала лизать.
   И спустя буквально пару вздохов Мофрин заметил, что напряжение вокруг них начало спадать: отступил ещё один зверь, перестали напирать другие, да и звуковое сопровождение, кажется, подутихло.
   - Когда перестанешь чувствовать вонь из раны - покажешь, - опустила пяту своей пики на землю охотница. Она ощутимо расслабилась тоже.
   Всё-таки запах?! Отсасывать, сглатывать чужую вонь? Его?! Гойши и на такое способны?.. Но стыдно-то как. Стыднее, чем когда молоденькая девчонка делала ему укол "в мышцу". И ладно бы, как тогда - больному, но больным он себя совсем не чувствовал: наоборот, даже боль от потери двух друзей жечь перестала...
   И может, хоть Престок всё-таки выживет...
   Через некоторое время гойша, не отрываясь от его ноги, вскинула вверх палец. Вторая женщина внимательно огляделась и удовлетворённо кивнула:
   - Достаточно. Не сглатывай! - и протянула вниз руку: - Поднимайся, и изо рта в рот - остаток мне!
   Гойша исполнила. И вот это почему-то показалось воину самым постыдным.
   А потом охотница обернулась к стае, завизжала, выпростала отрезанное ухо их вожачки, плюнула на него, швырнула на землю. Отвернулась. Скомандовала:
   - Вперёд! Я - следом. Не оглядываясь, куда угодно - вперёд!
   Они ушли. Стая за ними не пошла.
  
   *
  
   - Предлагаю прекратить преследование.
   - Обоснуй! - жрица почти прорычала.
   Авнер подогнал коня к трупу паргелы.
   - Впечатляют размеры, правда? Альфа-самка наверняка. И при этом не видно крови... Есть против них один удар - справа под челюсть в череп... Почти как у человека в сонную артерию получается. Отключает на раз. Вот только тварь рефлекторно челюстью ту точку прикрывает.
   Он спрыгнул с коня, задрал не успевшую закоченеть башку зверя. Красное пятно на горле стало заметным. - И это раз. Воин, уведший гойшу и убивший двух наших, силён, но тут мало знать, мало уметь, тут ещё и умудриться надо! Но мы слышали выстрел. То есть ему и гойше помог кто-то из селян. Ближайшая ферма - Йорганссонов. До неё пара дневных переходов, и у них есть сельвея. Ивера. Скорее всего, это она тут постаралась. И это два.
   - И что?!
   Авнер неспешно подошёл к кусту, рядом с которым ещё дымились травинки крохотных костерков.
   - Она кончила вожачку, а потом сделала вот это, - и пошевелил концом пики отрезанное ухо.
   - Сделала - что?
   - Паргелы дальше данной отметки не пошли.
   - Хватит загадок! Что всё это значит?!
   - Аргумент номер три. Здесь, вообще-то их следы - и гойши, и воина. Они двинулись во-он туда. А вот этим, - он опять пошевелил грязный кусок звериной плоти, - она всех вставших на след хищников предупредила: это моя добыча! - он замолчал и снизу посмотрел на женщину в седле. - Вы хотите её добычу у неё - оспорить? - и не спеша забрался на коня: - Итак?
   Женщина молчала долго.
   - Домой.
  
   *
  
   - Тс-с... - вскинула вверх руку селянка, несколько тликов вслушивалась в воздух, потом распласталась по земле, прижала к ней ухо, потом вскочила: - Успевайте! - и побежала. И можно сказать, объяснилась, предупредила: - Там опушка. И там, кажется, надо будет быстро!
   Ну, медленно и сейчас не было. Они бежали по своеобразному лесу - по роще не очень высоких кустов, которые своей тенью глушили окрестную траву, не давая ей вырастать на две-три меры в высоту. Дальше шло то, что можно бы назвать "звериной тропой", но безоны пробивали себе не тропы - проспекты. Вот, погуляв по такому бульвару, воин и рассчитывал сбить со следа погоню. И дальше устроить привал.
   Селянка рассчитала лучше. Когда они выскочили на опушку, по проспектной тропе бежало стадо. В пару сотен голов, наверное. Небольшое такое. Небыстро. Трусцой. И было до них уже недалеко.
   - Наперерез! - скомандовала фермерша. - И уж не споткнитесь!
   - А успеем? - пискнула гойша.
   - Можно подискутировать... - пробормотал Мофрин. - Я - третьим!
   - За мной!
   И они понеслись.
   Бегущие во главе стада быки словно не увидели их, они не затрубили, они не задрали головы, они не опустили рога, они не прибавили темпа. Не убавили, впрочем, тоже. С каждым шагом, с каждым мигом усиливался только грохот топота... "Как от тяжелого ливня в холде, - вдруг подумалось воину. - Вот только капельки-то с центнер каждая."
   - Не оглядываться! Успеваем! - раздалось спереди.
   Бежали они градусов в шестьдесят к движению животных, особо оборачиваться и не требовалось, но отвлекаться действительно не стоило тоже. Только бы не... Нет, гойша не споткнулась. Им хватило времени даже с десяток тликов пробежать по самому краю тропы, перед тем, как резко отпрыгнуть всторону, пропуская вплотную к себе толпу буйволов Гессы.
   Чтоб отдышаться, фермерской охотнице потребовалось всех больше времени. Всех меньше - гойше.
   - Вот, - потом улыбнулась довольная селянка, - теперь у Авнера будет и законный повод прекратить преследование. А вы... Ну, она - ясно, а ты кто такой? И что здесь, к гейсу, вообще происходит?!
   - Я - Мофрин, клан райт, форт Товлер. А происходит... алакучул происходит, - буркнул Мофрин. - Неудачно.
   - Но она же гойша!
   - Я и говорю.
   - Ну, парень, ты и влип!
   А то он не знал. Он сжал зубы. Гойша только улыбнулась. Кажется, с их спасительницей и она была согласна. Но ещё их спасительницу она тут же спросила:
   - А с чего к нам прицепились паргелы?
   - Шип строка вызывает разжижжение крови в ране, препятствует свёртываемости, реакция сопровождается выделением запаха, раздражающего не только этот вид, но и всё их семейство... Если бы поблизости были тиверли - на охоту вышли бы и они.
   Мофрин припомнил этих, другой вид псово-кошачьих. У них стаи поменьше. Вот только сами они покрупнее. Раза в полтора.
   - Перевязка не помогает: запах просачивается. Помогает сок некоторых трав - повезло, растор увидела. Или надо дольше и чаще вылизывать. Надо по три миниты через каждые пятнадцать минит три аса кряду минимум - вылизывать рану.
   - А... А самое последнее... действие? - каким-то странным тоном спросила гойша.
   - Небольшой бонус, - странно улыбнулась вторая женщина. - Лично для меня.
   Гойша смолчала. Не смолчал Мофрин:
   - А кто ты? И как так вовремя?
   - Паргелы эти... Стая в третий раз напала на наших овец. И опять убили лишних. Альфу я уже предупреждала. Не вняла. Их следующая альфа будет более вменяемой.
   - Они разумны?!
   - Не умнее других. Интеллект трёх-, четырёхлетнего ребёнка. Но слово "нельзя" понимают.
   - И слушаются?
   - С первого раза - редко. Они ж не люди. Важность одобрения старшим человеком у них в инстинкт не заложено.
   - Но рядом с фортом ферм нет!
   - Я - Ивера Йорганссон. Наша ферма- за два дневных перехода отсюда. Альфа всё-таки трусила и пыталась увести стаю. Но я её догнала.
   - Хочешь сказать, ночевала в сельве? Одна?!
   - Я - сельвея. Слышал про таких?
   Таких на всю Гессу было вряд ли более пары дюжин. Тех, кто решался в одиночку уходить в сельву, кто был способен вернуться, кого сельва - приняла, кого она - отпускала... Мофрин увидел, как гойша всё тоже поняла и с уважением качнула головой. Он и сам... Да что он - их признавал, их выделял даже Храм.
   Например, её пика. По технически описаниям раздвигается до пяти мер. Выдерживает нагрузку - в тонны. Лезвие - самозатачивается. Вес - триста пятьдесят грамм. А сейчас, вон, выглядит как нормальный, в её рост, лёгкий посох. Говорят, перед самым Разломом партия таких была доставлена на склады Храма по личному распоряжению той, которая ныне - равновеликая Тантра. 1024 штуки. Ровно.
   А гойша заметила другое, и горожанка потянулась к воротничку куртки сельвеи... Точно. Он внимания на этот ярлычок не обратил, а она... она словно погрела над ним пальцы. Вышитое малое t прагромеров. Экипировка с фермы Смит. Работа наследниц первопризнавших Богиню. Плюс 86% к удаче. То-то она с коротким кинжалом пошла на альфу паргел...
   - А как ты догадалась, что она - гойша?
   - Я?! Я не слепая. Внешность, осанка, движения... Она же даже бежит, как танцует! Да что там - бежит! Даже, когда сидит, вон, словно светится.
   Гойша почти не отреагировала, но Мофрин вдруг поймал себя на желании, как только что она сама, протянуться к ней и погреть будто бы замёрзшие пальцы.
   И ведь стоит только пожелать - то есть внятно выразить желание и... Но при другой женщине? При этой селянке?!
   - Эй! - усмехнулась селянка. - Давай-ка возвращайся в сельву. Что делать дальше, у тебя хоть какой-то план есть?
   Явленное бабское пренебреженье помогло обойтись без внешних жестов. Он даже не потряс головой, чтобы освободиться от наваждения, он достал свою флешу.
   - Вот, - и поверх чуть прикрытой травой земли выплеснулось изображение карты. Мофрин растянул его пошире, на всю полянку, перевёл картографический образ в вид сверху...
   - Ух ты... - отреагировала сельвея.
   А он активировал линию маршрута.
   - Так мы втроём дошли досюда. На маршруте нет лежбищ крупных хищников, нет и крупных стай разных психопатов...
   - Не встретилось крупных стай, - уточнила охотница.
   - Не было и с хорошей вероятностью - не будет! - упрямо повторил воин. - Вот это и это - нами оборудованные лагеря ночевок. А вот на этом островке - базовый лагерь. Там нас ждут двое наших, и с ними - лошади. Доберёмся - значит, уйдём.
   Сельвея внимательно оглядела путь.
   - Увеличь вот здесь, - попросила она.
   Мофрин сделал.
   - Ещё! Ещё! Ещё!
   Теперь всё пространство занимал один только куст, и у него толклись джегнаны. Напоследок, он перевёл режим изображение в режим компьютерной реконструкции и показал стадо со всех сторон.
   - Да что это у тебя такое?!
   - Это моя прога. Разные видео со спутников времён до Разлома доступны и сейчас. Я обрабатываю их и преобразовываю в карту. Конкретно участок с этим кустом мог быть выбран из дневников слежения тогдашних биологов за данным стадом.
   - Да-а... - протянула она и откинулась. Он загасил изображение. - Ну, что ж, у вас может получиться.
   - Ты не пойдёшь с нами?!
   - Чего ради? Меня ждут дома.
   - Ты бросишь нас? - вскинула свои ресницы гойша.
   - Хочешь я верну тебя в форт? - опустила свои сельвея.
   - Мой мужчина не хочет.
   - А чего хочешь ты?
   - Спасти его.
   - Так спасай.
   - Так он не приказывает! - забавно возмутилась девчонка.
   И обе женщины воззрились на Мофрина.
   "Гойша не может не выполнить приказ мужчины! Но... Нет, действительно у них, у него с гойшей, может и получиться... Но три дня в сельве, две ночи только вдвоём... Если честно, то пятьдесят на пятьдесят... В последний день они будут сильно вымотаны беспрестанным напряжением, и двумя полубессонными ночами... Пятьдесят? Если честнее, то меньше. Меньше! И монетку бросать не поможет. Но как она хочет?!.. Но если из-за него погибнет ещё и эта девочка... Или она что-то придумала?! Но ему, мужчине, просить помощи у девчонки... Как мальчику у взрослой тёти..."
   Мофрин пересилил себя:
   - Женщина, спасай меня!
   Она засмеялась. И в её смехе не было насмешки, сарказма, высокомерия, превосходства, а был только свет. Он опять еле удержался, чтобы не протянуть к ней руки - погреться.
   - Ты проведешь его до базового лагеря! - потребовала она у женщины напротив.
   - Чего ради? - опять скривила губы та.
   - Ради карты.
   - Опаньки... - отреагировала обитательница сельвы.
   "Опаньки! - а ведь сработает!" - понял Мофрин.
  
   И сработало.
   Сторговались на гроссе киломер радиусом вокруг фермы Йорганссон - ему неделя работы.
   После Разлома подробных карт планеты не осталось: кому они были нужны, если в любой момент любой участок можно было просмотреть со спутников? Но спутники в одночасье стали недоступны... Храм, пока ресурс флайеров не был исчерпан, провёл свою картографию, но... Да тут и сравнивать нечего! Такая детализация!
   Правда, в дополнение к карте, сельвея выдвинула ещё одно условие...
   - ...У меня будет ещё одно условие. За эти двое-трое суток, гойша, никакого секса!
   - Но почему-у?!
   Охотница вздохнула, покачала головой, пожала плечами:
   - Во-первых, мне будет завидно.
   - Но... - начала искать выход служительница храма богини любви... И, кажется, быстро нашла его, - а послушай...
   - Во-вторых, - отмахнулась от соблазнов Ивера, - запах сексуальных выделений несколько усиливает агрессивность всех самцов сельвы. Немного, но всех! И в-третьих, у мужчин после секса снижается внимательность, бдительность, резкость . Уж лучше чуть более агрессивным будут не все самцы в киломере от нас - а только он.
   И вот в её усмешке никакого света не было. И женщины переглянулись. Они что? Они его сейчас поделили, что ли?!
  
   Их небольшой отряд шёл по сельве. Мужчина - первым, за ним - гойша. Сельвея прикрывала тылы. Привычная для неё работа!
   И надо признать, маршрут был хоть и не идеальным, но вполне приемлемым. Мофрин быстро вышел на тропу, по которой шёл сюда и возвращался уже по проторенному пути. При этом карту он через каждые пять минит не активировал. Гойша, наверное, удивлялась его памяти, а она метки, загодя оставленные его отрядом, замечала. Разумно: мало ли что может случиться с флешей. Правда, отметины помогли бы и преследователям, но... Если бы алакучулы не сбили преследование на безоньей тропе, то их бы по-всякому уже догнали. Да и алакучучул не преследуют долго. Кому охота связываться потом с инквизицией!
   (Ритуал возник сразу после Разлома. Тогда в клане варгов женщин оказалось почти в полтора раза больше, чем мужчин - он только что возник и именно туда при Разломе хлынула почти вся обслуга, а в остальных кланах их было, чуть ли не в той же пропорции меньше! Вот святая Ольга и объявила, что Богини запрещают клановую месть за похищение и что они обещали лично присмотреть за алакучулами. Быть под присмотром Богинь быстро стало престижным.)
   Когда и спустя половину аса после того, как они пересекли безонью тропу, райты их не догнали, Мофрин понял - оторвались. Либо райты признали его алакучул алакучулом, либо на безоньей тропе они сбились со следа. Теперь остановка за немногим - выйти из сельвы. Когда вас трое - это вполне выполнимо, а если одна из этих троих - сельвея, то авантюра оборачивалась обыкновенной охотничьей вылазкой. Надо признать, что она особо не вмешивалась, не выставляла себя командиром, не лезла со своими оценками его поведения, его маршрута. Разве что хмыкнула разглядев засечку да однажды тихо скомандовала: "Замерли!" А спустя минуту, отмерев, увела с маршрута. Сделав крюк в киломеру, опять вышла на его маршрут, указала на очередную его засечку: "Продолжай! - и пояснила: - Показалось, что трёхрогом пахнуло". Ему ничего не "пахнуло", но вероятность столкновения с этим психом лучше вообще вбить в нуль.
   - А не покажешь его? - вдруг обратилась к сельвее гойша.
   Мофрин даже с хода сбился. Обернулся. Селянка усмехнулась:
   - Чрезмерный риск. С трёхрогами, особенно пешцам, любой риск - чрезмерен. Разве что охотничьей партии фермеров в дюжину человек, причем серьёзно вооруженных... - она качнула головой, намекая на свой карабин, - огромен, быстр, злобен, малоуязвим. Хорошо хоть они слабо размножаются.
   - А других? А то идём, как по коридору: слева стена, справа стена, - она раздражённо ткнула рукой в переплетенье растений. - Да и... Вот выйдем, меня в Храме спросят: тебя из холда выводили за травами. Где?
   - Хм... Мофрин, когда ты планируешь выйти к вашему базовому лагерю?
   - Говорил же - через два дня.
   - Точнее?
   - После второй ночевки - ещё три часа хода.
   - До заката тебя же точно будут ждать?
   - Да.
   - То есть имеем больше двенадцати асов в резерве. Не хочешь полакомить девочку сельвой?
   - Мо-офрин... - протянула девочка. Как мороженного попросила, - ну, Мофрин...
   Гойша физически не в состоянии отказать мужчине в просьбе. Это известно всем. Мужчина отказать может. Вроде бы... Правда, на форуме как-то мало кто этим хвастался. Остальные только махали рукой. То ли безнадежно, то ли блаженно.
   Если он скажет "нет", она замолчит, и больше никаких капризов не будет. Но чего ради?! Двенадцать часов в резерве действительно были! И у него будет лишний световой день опыта прохождения с таким проводником. С него же в холде на Совете тоже потребуют: ты шесть дней был в сельве - отчитывайся! Лишним рейт не бывает! Особенно после провала миссии, после двух смертей сподвижников.
   Мофрин махнул рукой:
   - Угощай.
   - Продолжай движение, - откликнулась та.
  
   Нет, гулянки разгуливать она сразу не стала. Видно, преимущество ночёвки на подготовленной площадке и у сельвеи сомнений не вызывало. Но она удлинила свою пику мер до трёх и теперь её остриё время от времени опускалось вниз, тыкалось в какой-нибудь бурьян, и сзади слышался голос:
   - Лимия крапчатая, свежий сок вызывает ожоги, сброженный - одна капля на стакан - качественное снотворное: гарантирует почти ровно восемь асов сна с лёгким пробуждением и радостным утром. Но вызывает повышенную утомляемость во второй половине дня. Утомляемость накапливается. Увеличение доз до пяти капель - эффекта не даёт, далее - при пробуждении голова начинает болеть. Да и вкус отвратный. И каплю-то, зажмурившись, еле глотаешь.
   И через некоторое время:
   - Тногтон синий...
   - Знаю, листья - лёгкий наркотик, привыкания не даёт, обезболивает.
   Ещё через некоторое время:
   - О, сиритка. Сирита чашелистная. Сорви пару листьев на ужин. В готовку бросим. Привкус даёт... Сама попробуешь! Жаль, годна только в свеже-сорванном виде. Утром уже будет бесполезной.
   Ещё одну "специфическую" траву она заварила на следующем привале. Ничего - сладенько. И бодрит. И ещё она осмотрела его ранку. Покачала головой:
   - Краснота не спадает. Понюхай? Чувствуешь что-нибудь?
   Гойша склонилась над ним.
   - Нет, запах нормальной грязной мужской ноги.
   "Хорошо хоть не задницы", - скрипнул зубами мужчина.
   - Ладно, будем считать, что пока оно терпит.
   Но на следующей поляне сразу указала на уже знакомый зонтичный куст - растор.
   - Нам везёт. Гойша, ты уже знаешь, что делать...
   Гойша сделала... Правда, теперь никакой спешности не было, опасность не нависала, быстроты не требовалось, так что гойша не "сделала", гойша - исполнила. Нет, то, что ягоды она на этот раз предварительно помыла - это ожидалось, но вот уже то, как она устраивала его ногу на своём плече... Даже Иверу проняло:
   - Эй, гойша, не переусердствуй! Помнишь же, нам нужно, чтобы немного злой был он, а не все самцы в киломере от нас... Давай уж, три миниты у тебя.
   Нет, на изнасилование это не походило. На лечение, впрочем, тоже... как-то не очень.
   - Ну ты же просто сидишь и только водишь языком по царапине! - возмутилась в конце третьей миниты женщина, - как же у тебя?..
   Не "только"... После она выпрямилась и, глядя ей в глаза, ещё и сглотнула последнюю порцию этих жёванных ягод...
   - Да, да, вот это?!
   - Ты когда первый раз вышла в сельву одна?
   - В девять лет.
   - А я в восемь первый раз спустилась на нижний уровень Храма.
  
   "Немного злым" Мофрин следующий ас был. Ведь... Уж не говоря о боли... В тридцать лет вспомнить эту хворобу юнцов! Но, гейс его возьми, - действительно, с чего бы?! Ни одного лишнего движения, ни лишнего взгляда, ни единой двусмысленной улыбки - с чего тогда ощущение, что гойша прошла по самому краешку, что ещё немного, и были бы чуть более агрессивными окружающие их самцы, а он - "со сниженной внимательностью"...
   Нет, бдительности он не утратил и пятнистую змею увидел... может, и не первым, но вполне вовремя. Остановился. Пресмыкающаяся устроилась на задеревеневшем отростке куста чертокрыжника, который несколько вдавался в тропу. Ядовитая. Первой нападает, только охотясь. А сейчас у неё что? Засада или послеобеденная солнечная ванна?
   - Сгони её, - попросил он сельвею, кивнув на пику.
   - Уверен?
   - Не понял?!
   - На ужин у тебя что припасено? А это - некровавое мясо. Вкусное.
   Проливать в сельве кровь можно только, если уверен, что отобьёшься от тех, кто на её запах явится. Поэтому, например, минимальная охотничья партия в кланах составляет дюжину человек. Да и то, те стараются не задерживаться - набили мяса и быстрой рысью домой. Но кровь не теплокровных такой острой реакции не вызывает. А на ужин у него - сухари и вяленое мясо. Уже почти неделю. И недельной давности. Будь он один, то есть вдвоём - одно дело но если проводник разрешает... У этого вида главный способ атаки - бросок. До двух мер...
   - Пришпиль её к суку, я перерублю.
   - Напрочь? Сможешь?
   Толщиной змеиное тело было с руку и у неё должен быть довольно крепкий позвоночник... Но если женщина просит...
   - Да.
   - А можно я?.. - вдруг вмешалась гойша.
   - Что? Моим мечом? Или своим кинжальчиком?! - возмутился Морфин.
   - Нет. Первый удар. Пикой.
   - Хм... - усмехнулась женщина. - Сегодня новый аттракцион? Тебя хоть этому учили?
   - Да.
   - Мофрин?
   Если б она просто попыталась передать гойше свою пику, Мофрин запретил бы. Но тут...
   - На ужин у меня солонина с сухарями. Промахнёшься - не жалуйся.
   - Ух, какой я субчик из её хвоста состряпаю! - облизнулась охотница. - Так, слушай, - обернулась она к девушке, - радиус принятия решения у пятнистой змеи две с половиной меры. Где это?
   - Вон, красный колокольчик.
   - Точно. Сейчас в пике три меры. Минус мера от пяты до рукояти. Удлинить?
   - Справлюсь.
   И справилась. Мофрин управился тоже - отсёк аккуратно голову. Сельвее понравилось: она сказала, что с гойши с пикой образ Тантры рисовать можно. А гойше понравился её подарок: змеиный яд, сцеженный в пробирку: "Как раз для моей наставницы! Она собирает."
   Мофрин дождался пока Ивера упакует мясо, а Рина - свою пробирку, и скомандовал: "За мной!". А оглянувшись, чтоб отконтролировать построение своего мини-отряда, увидел, усмешку, с которой сельвея бросила голову змеи с вырванными зубами на их след. Он не стал этим заморачиваться - вперёд! До первого лагеря ещё два аса ходу. Вперёд!
   А сзади послышалось:
   - Вайлика - хороша при простудах. Два стакана заварки вечером, один на ночь. Просыпаешься вместе со всеми простынями мокрой, голодной, как стая голодных вестихов, и здоровой...
  
   Их лагерь сельвея одобрила. Гела уже нависала над горизонтом, все устали... Опять самой утомлённой выглядела Ивера, но это понятно: он-то ночь провёл, меняясь караулом с друзьями, первую половину дня - тихо в засаде, гойша - ночь в своей постели, а потом в неспешном походе за травами, а сельвея - гналась за стаей. И теперь ей очень понравились и уже заготовленные дрова, и загодя нарубленная их мечами копёшка сена.
   Кажется, гойша, увидев стожок, хотела всем телом броситься на него, кажется, она даже хотела взвизгнуть при этом, но сельвея...
   - Правильно, что чуть в стороне.
   Чуть в стороне было, чтоб случайно искры от костра не достали. Сами они спали на голой земле, подстелив только плащи. Воины! Алакучулы! Пацанва... И он за ними повёлся.
   ...Может, всё-таки женщины успеют довести Престока. Он же им разгрузил одну лошадь!
   - Почему?
   - Ты можешь предсказать, кто в таком тёпленьком месте за прошлые ночи в ней лежанку уже устроил? И не только из крупняка. Да и... Вы ж всё подряд косили. Перебирать так и так придётся. Занимайся костром, водой, а мы займёмся постелями, пока светло.
   Он покачал головой и пошел к кострищу, а она... Она, до предела , кажется, удлинив свою пику, сначала несколько минит шебуршила ею в копне. А потом они и самом деле начали перебирать её!
   - Трогаешь только знакомые травы. Касаешься только тех, про которые точно знаешь, что они безопасны. Ясно?
   - Принято. И те, которые уже тронула ты?
   - Хорошо, - поморщилась женщина. - В случае чего я предупрежу.
   Кончилось тем, что сожгли они всего несколько одинаковых травинок... Ну, как "травинок"? Травинки они на газонах в холдах растут, а тут, мягкие стебли на полторы меры... Наверняка, раньше они составляли единый куст...
   - Ничего смертельного, - пояснила фермерша, - сок вызывает лёгкую аллергию: покраснение кожи, шелушение и зуд... Ещё б пару дней и уже б безвредно всё было или, если б они отдельно лежали - высохли б тоже, ну, а в копне... Гори они сегодня ясным пламенем! -
   Ещё она достала из своего рюкзака еле уместившийся в её ладони смолистый шарик и бросила в костёр следом. Опять объяснилась:
   - Ароматизатор. Пусть в округе узнают, что здесь я.
   Действительно, от костра потянуло не только гарью, но ещё... Мофрин не сумел сформулировать - чем, но отторжения запах не вызывал.
   - А тебе нравится? - спросила она гойшу.
   - Да... - раздумчиво согласилась Рина, - уютный, спокойный.
   - С ним и ночи в сельве спокойнее проходят. Все заметили. Основа- общая. Но у каждого запах всё-таки свой.
   - На ферме?
   - Нет, конечно. Кому на ферме надо ночевать в сельве?! У сельвеев.
  
   Ужин прошёл без происшествий. Конечно, если не считать таковым "супчик". Мофрин уж и не знал, что тут первопричина - змея, приправа из листьев... как там её? - сиритки! - но вкус... Да и помимо супа - шипящие на углях округлые куски мяса, рядом миска с разными зелеными пахучими травами... Пальчики оближешь! А ведь ещё всё это было под перезвон голоска гойши, под хрустальные колокольчики её смеха...
   Когда начали уже готовиться ко сну, Ивера спросила:
   - Ты себя на последнюю смену дежурства ставить хочешь?
   - Да. Ты - самая уставшая среди нас, тебе - самую простую смену - первую. Чтоб потом - спать, спать.
   - Нет. Я бы попросила последнюю - себе. Видишь ли... Есть у нас термин - "сон в полтора глаза". Именно так мы проводим ночи в вылазках: в полусне слушая сельву. Нет, такой сон - сон даже не на половину, глубже - на три четверти, может, - улыбнулась она. - Но я при этом буду бдительнее тебя бодрствующего. А время под утро - оно самое опасное...
   Спать на посту в сельве?!
   - Сколько ночей ты так провела?
   - С год, пожалуй, уже накопится.
   - Принимается. Но... Чтоб ты перешла на тревожный режим... Ты сама проснёшься? Тебя будить?
   - Могу и сама, но если уж спать, пусть будет - спать. Вторую смену ты же себе тогда возьмёшь?
   - Да.
   - Подойди, коснись.
   - Ещё я позову тебя, и ты откликнешься!
   - Принято, командир.
   И опять, ни издевательства в тоне, ни насмешки, ни иронии. Она принимала его командование! Она соглашалась на его право контроля её пробуждения. И... она не пыталась принизить его перед гойшей.
   И уснула она, как... как в холдах в комнатах выключают свет: движение руки, и лампы гаснут. Вот и здесь: жест рукой: "спокойной ночи!", и - глаза уже закрыты, дыхание уже ровное - сельвея спит. Внутренняя дисциплина на таком уровне или вымоталась до предела?
   Впрочем, давно уже было темно. Ему тоже - пора. Он боялся, что сон не пойдёт: не каждый день теряешь друзей, но и сельвея последнюю порцию "чая" ему делала отдельно, да и гойша... Её светлый голос не давал скопиться тьме... И Престок... Престок, выживи!
   - Как я это люблю, - такой тоненький голосок... У кого другого было бы уже смешно. - В холде звёзды блеклы... Я часто устраиваюсь на высоких крышах, но и там - они словно мукой обсыпаны... На фермах чуть лучше. Но всё ж... Не так, как в сельве. Я несколько раз упрашивала наставницу, со мной отправляли отряд, и я проводила в сельве всю ночь... Только здесь видишь настоящее небо, настоящие звёзды, только здесь по-настоящему бьётся Сердце Неба!
   Помимо воли Морфин открыл глаза и нашёл взглядом его - скопление звёзд Центра Галактики. Гела - не Солнце легендарной Терры, оно не находится во внешнем рукаве Галактики, и отсюда до её центра было... раз в пять, что ли? - ближе... Звёзды мерцали... Атмосферное явление... Но рано или поздно - психологический эффект такой, у него даже есть какое-то название у учёных, мерцание словно синхронизировалось, и Сердце начиналось зримо пульсировать...
   Морфин начал считать пульсации: раз, два, три... До десятка счёт он не довёл - веки слиплись... Он вроде бы ещё успел прошептать "семь, восемь"... Но уже спал.
   Гойша улыбнулась на спящего мужчину, а потом опять закинула голову вверх, насмотрелась, напиталась светом и, как посоветовала Ивера, попыталась услышать шевеление ближайшего куста - услышала, потом - дальше, потом ещё дальше, ещё... ещё... И попытаться услышать всю сельву, да, всю сразу! Не получилось, конечно же. Ничего, гойша знает, что сразу ничего не получается никогда, гойша знает волшебный принцип прагромеров: "step by step" - шаг за шагом... Гойша знает, как это бывает, когда ничего-ничего, чуть-чуть, чуть-чуть, а потом... Вдруг - даром Богинь! - всё!
   - Мофрин, - позвала она. - Твоё время.
  
   - Наконец-то, - послышалось сзади и Мофрин обернулся. Ивера остановилась и показывала гойше на широченные лопухи. - Ливерия крапчатая. Достаточно аллергена. Если позволить ей долго касаться тела - волдыри вздуются, так что без перчаток не трогать, но главное: её запах значительно снижает неоправданную агрессивность местной фауны к homo. К хищникам земного происхождения это не относится, и открытая кровь по-прежнему недопустима, но, тем не менее... Натрите ею обувь.
   И подала пример.
   И опять... Гойша... Казалось бы... Но вот как так получалось, что грудь её, обтянутая охотничьим комбинезоном, каждое мгновение процесса этих натираний была именно - обтянута, обрисована, подчёркнута?! Кажется, Ивера заметила его косые взгляды. Кажется, она попыталась за гойшей повторить... Смешно. Её-то балахон был предназначен для задач ровно противоположных - чтобы рассеивать внимание, чтобы слиться с окружающей средой... Кажется, сельвея заметила его усмешку. А гойша? Заметила ли она что? Но, во всяком случае, она вмешалась:
   - А оправданная агрессия - это как?
   - Вмешательство в охоту, - опомнился Мофрин и подосадовал на себя: не хватало ещё из-за глупостей заполучить волдыри на ладонях! - вмешательство в брачные игры, приближение к детёнышам...
   - И нарушение внутреннего круга зверей, - добавила Ивера.
   - Как это?
   - К пасущемуся стаду безонов, к примеру, нельзя подходить ближе, чем на полусотню мер. К дереву на котором отдыхает чёрная патера - ближе, чем на двадцать. У хищников, вообще, внутренний круг уже.
   - Ты про всех знаешь?
   - Знаю? Нет. Но, обычно, чувствую. Когда они рядом. Когда я их вижу.
   - Чувствуешь и?..
   - Да мало ли! Может, это я на них охочусь, - и оглядела своих спутников: - Готово? Мофрин, веди!
   Мофрин повёл. А сзади послышалось:
   - Значит, к чёрным патерам ты подходила близко?
   - Да. И ты тоже, что ли, глянуть хочешь?
   - Да.
   - Как давеча на трехрога?
   - Больше! Больше!
   - Учту, - пауза. И Мофрин боковым зрением уловил движение острия пики. - Узнала?
   - Бере... Бреверика! Нормализует пищеварительный процесс в широком спектре. Помогает и при запорах, и при поносах. А как ты всё это узнала? Ведь нужна большая лечебная практика! Или что? - методом тыка?
   - Кое-что успели исследовать биологи до Разлома. Их поразила биоактивность на человека местной флоры. А потом... Первая сельвея - она же с фермы Смит была. Внучка первопризнавшей... Богини присматривали за ней. И однажды она осознала, что интуиционно знает фармакологию трав, попавших ей в руки. Ей поначалу не очень доверяли, но потом, кто-то на их ферме подхватил жёлтую лихорадку, а спохватились не сразу... В общем, проверять-осторожничать стало уже поздно, а Джейн ушла за периметр, всю ночь искала и принесла...
   - Багуринок.
   - Он самый. В её поколении сельвеев было всего четверо. Когда она через год потребовала организовать им встречу, выделили флайер. Уже тогда ресурс летательных аппаратов был драгоценен, но Храм потребовал, и Совет кланов вынужден был согласиться. Они встретились. И три дюжины дней бродили вместе. С точки зрения логистики оказалось удобней, чтобы встреча прошла во владениях клана мбада, а там-то уже не сельва - джунгли. Ареал обитания совсем другой флоры. И тем не менее Джейн ни разу не ошиблась. А спустя полгода и остальные сельвеи у себя перестали ошибаться тоже.
   - С тобою тоже месяц кто-то "бродил"?
   - Ага. Сразу после первых месячных. Три недели к нам шёл. Да теперь и мне самой скоро тоже... На ферме Ивановых мальчик недавно после самовольной недельной отлучки из вернулся... Его, конечно, знатно выпороли, но... Ему уже тринадцать, а мы, Йорганссоны, - ближайшие... До них ещё дольше. На месяц затянется. К каравану, наверное, какому-нибудь прибьюсь, - и вдруг она сменила интонацию: - Мофрин...
   Мофрин, сразу на рефлексах сдёрнул арбалет, взвёл его, но она оттеснила мужчину, сняла с плеч карабин. Он ожидал, что она бросит: "Не вмешивайся", нет, она сказала:
   - Подстрахуйте, - её пика была уже в руках гойши. - Это брубрулуны. Должно обойтись, но подстрахуйте... В драку не лезьте. Кровь излишне не пускайте. Мы не охотимся. Мы просто не уступаем тропу.
   Теперь угрозу рассмотрел и Морфин. Трава здесь была всего по плечи, и он увидел впереди её колыхание. На них надвигалось стадо. Брубрулуны - желанная добыча охотников. Что-то вроде местной вариации диких свиней. Всеядные, но основная пища - растительная, мясо вкусное, и мяса этого на них - много. Вот только их нрав... Как у кабанов древней Терры... А у самцов - не в облик земным парнокопытным - ещё и корона внушительных рогов...
   Звериные тропы прямыми не бывают. Вроде бы, они следуют рельефу, минимизируя даже самые незначительные, человеку так и незаметные, подъёмы-спуски. И здесь тропа перед ними просматривалась всего метров на двадцать.
   По тропе первым всегда идёт альфа, вожак. За ним - самки. Прочие - постоянно меняясь, по бокам основной тропы.
   Морфин вынул меч и воткнул рядом с собой в землю. В стаде редко бывает более дюжины особей, но если всем фронтом кинутся...
   Вожак был хорош... В гросс килограмм не меньше! Эх, такого бы встретить в составе партии! И его рога потом - на стену своей гостиной... "Бру-бру-бру", - затормозил кабан. Сельвея в ответ истошно заверещала - аж в ушах заложило! "Бру-бру-бру", - тоном выше ответил свин. И тогда Ивера нажала на курок. Три раза. Ствол был направлен вверх, но грохот... Свиньи ломанулись прочь, и из всех глоток разнеслось "брю-брю" и "бри-бри", и "брё-брё", и "бря-бря". Сам вожак откинулся в сторону, самки большей частью ринулись за ним, но один какой-то молодой свин понёсся прямо людей... Ивера отскочила, и Морфину удалось поучаствовать в "битве": он со всей дури плоской стороной меча заехал по ноздрям брубрулуна. Нет, в ответ раздалось никакое не "бру" и не "бря", а отчаянный визг... Который был подхвачен, поддержан усилен другими! Даже топот стал громче, и через минуту только покачивание метёлок трав вдали указывало на несущееся там стадо.
   - Наши не особо любят огнестрел, а я вот не брезгую, - сельвея закинула карабин в исходное положение, пошарила по земле, подняла три гильзы, сунула их в рюкзак.
   - Хочешь, в следующий раз тебе дам?
   - Да и иди ты! - связываться с проклятым оружием?! - отвернулся он от неё.
   - Тогда пошли?
   И что - это всё?!
   - Ну, Морфин, ты даёшь! Ивера, ну, можно я его поцелую! Ну, можно?!
   Женщина поморщилась, но... Взглянула на колеблющуюся вдалеке траву, явно вспомнила разом завизжавшее стадо и всё-таки рассмеялась:
   - Дюжина тликов тебе!
   Что ж, поцелуй гойши это... Как замена рогов над камином - пойдёт влёгкую!
  
   На ближайшем привале сельвея попросила его флешу с картой и всю дюжину минит изучала предстоящий маршрут, и на следующем привале тоже. А на полуденном, после того, как они подкрепились - и оставшимся мясом, и свежезаваренным травяным чаем, она опять раскрыла карту и указала на своеобразную рощицу из трёх сравнительно недалеко друг от друга растущих баобамбов. Обычно они растут поодиночке: всю подрастающую поросль вокруг себя гасит патриарх, Но этим семечкам повезло откатиться достаточно далеко.
   Ивера подсветила маршрут от его тропы до них, а потом - опять к тропе.
   - До них - час, чтоб вернуться - видишь, получается короче - полчаса. И полчаса - там. В резерв по времени, чтоб нормально выйти к твоему второму ночному лагерю - укладываемся.
   - Чего ради?
   - Увеличь.
   Он увеличил, потом ещё, ещё, ещё... Довёл до уровня, когда уже видна живность, перевёл в режим реального видео...
   - К дереву... - попросила она... Потом уточнила: - К главному...
   Он повёл камеру туда.
   - Точно! Как заказывали.
   - Ох, - послышалось от гойши.
   И тут же он рассмотрел и сам: на низком толстенном суку этого огромного дерева примостилась чёрная патера.
   - Чёрные патеры. С высокой вероятностью какая-нибудь парочка облюбует себе днёвку там и сейчас.
   Мофрин спиной почувствовал, как замерла гойша.
   - Сто сорок лет прошло... Во времена Разлома жили наши... - он прошёлся по своему генеалогическому древу... - Данное видео снимали, может, для какого моего пра-прадеда... И баобамбы эти уже...
   - Живут до пятисот лет. Жили бы и дальше, но их облепляют, на них иссыхают фееры, и очередная молния превращает всё в огромный фейерверк... Но тут - сразу три дерева, одно да уцелело.
   Да что он ломается?! Он же, фактически, уже обещал гойше "полакомить" её!
   - Киломеры за три-четыре баобамбы уже должны быть видны. Не будет - вернёмся на маршрут, - озвучил решение он.
   - Спасибо, - чуть слышно раздалось от Рины.
  
   Первой, что она "видит! два!" - оповестила гойша. Последним признал сей факт Мофрин. Ну, он командир, ему положено быть самым скептичным... Патриарх, кстати, уцелел... Да, фееры его запутали в конец, но он по-прежнему возвышался над сельвой на все свои почти тридцать мер. Кострища от его менее удачливого потомка видно не было - здесь за несколько лет зарастает всё. И на той же ветке, что и на видео, расположилась она... Чёрная как...
   Вовсю светила Гела, от бесчисленной листвы дерева, от листвы бесконечных лиан всё было испещрено тенями и бликами, пятнами света и пятнами мрака, а её чернота оставалась идеальной. Казались и человеческие взгляды не отражались - тонули в её абсолютном мраке. И она словно не замечала пришлых. Гойша остановилась мер за пятьдесят.
   - Можно ближе? - попросила гойша.
   - Где-то недалеко её пара, - предупредил Мофрин, заметив нездоровый азарт в глазах охотницы.
   - Я скоро, - ответила она. - Продержитесь. Держи, - сунула она ему карабин. - В случае чего - пали!
   - Я не могу!! - отдёрнул руки от проклятого оружия воин.
   - Вверх! Не по цели - вверх!
   - Я... Я не смогу, - опять отказался Мофрин.
   - А ты? - обернулась она к гойше. - Ты сможешь защитить мужчину?
   Гойша с облегчением улыбнулась, кивнула и аккуратно приняла огнестрел.
   - Дай пока твой арбалет, - Ивера снова обратилась к мужчине, и опять повторила: - Я скоро.
   Скоро? Тринадцать минит - это скоро? Патера за это время поменяла позу и теперь безостановочно следила за людьми.
   Ивера за ногу приволокла за собой тельце джейки - мелкой антилопы.
   "Что она делает?! - теперь к нам ведёт кровавый след!"
   - Быстро, отруби ей голову и заднюю ногу! - и тут же пояснила: - Ногу - нам, на ужин. И не забрызгайся! Сможешь?
   - Отступи, - вместо ответа потребовал он.
   Голову Мофрин смахнул с одного удара и за рога откинул чуть в сторону. Вдруг заметил, что у джейки не хватает пол уха, да мало ли... На ногу времени ушло больше, но работа привычная, тликов в дюжину он управился. Поцелуем извинился перед лезвием за небоевое применение, вырвал пук травы протёр сталь.
   - Качественно, - оценила сельвея, а гойша только вскинула вверх большой палец. - Мясо пусть хоть чуть обветрится, а мы... Ты оставайся здесь, и пусть она побудет с тобой ... - она воткнула рядом с ним свою пику. - А мы... Гойша, бери её, - кивнула она отрубленную башку. - Только помнишь же, тщательнее, тщательнее!
   - Помню, - улыбнулась девчонка и оттянутой рукой подняла с земли голову.
   Действительно, гойшу учить аккуратности!.. Сама сельвея опять взялась за копыто и потянула тельце к дереву.
   - В сторону, мер на дюжину... - не отводя взгляда от патеры, негромко продолжила командовать охотница. - И за мной! В случае чего - стреляй, - карабин она себе так и не вернула. Девушка держала его одной рукой, как лихая какая-нибудь ковгерл из видео, но, что он тяжёл для неё, было заметно.
   - А ты?!
   - Я и говорю - стреляй!
   Мофрин только покачал головой, он бы свой меч не отдал. Или... Или ей и нужно было идти к хищнице практически безоружной?! Ну, у неё есть ещё и кинжал, и... И плюс 86% к удаче!
   Внутренний круг чёрных патер, она говорила, двадцать мер. Это... Он провёл мысленно радиус и наткнулся на давным-давно выбеленный череп копытного, куда как поболее их джейки.
   Когда до черепушки осталось пара-тройка шагов, патера поднялась и зевнула... Чёрная шкура, тёмно-красная пасть и ослепительно-белые клыки...
   - Убедила, - согласилась с нею сельвея и последние шаги делать не стала. - Рина, плавно положи мясо на землю и, не поворачиваясь к ней спиной, отходи. И ради обеих богинь - не споткнись!
   Неуклюжих гойш не бывает. Сельвей - тоже. Ещё через пару минит они снова были рядом. А патера... Патера неспешно, по стволу спустилась с дерева, подошла к брошенной Риной голове, обнюхала и вдруг громко взрыкнула. Ещё раз обнюхала, отошла, подошла к тушке, схватила её за лапу и потащила к дереву... И тут, совсем недалеко от них раздался ещё один взрык, и то, что казалось одной из тысяч теней, вдруг налилось чернотой и поднялось... поднялась... поднялся. Это был самец патеры... И двадцати мер от них до него не было.
   - Замерли, - негромко потребовала женщина. - Приготовились, но замерли!
   Но от дерева раздалось урчание, и зверь, рыкнув ещё раз, потрусил туда. Впрочем, до своей самки он не дошёл, свернул к отрубленной голове, и вскоре оттуда донёсся хруст костей... Мофрин перевёл дыхание. Надо бы ещё бы руки вытереть, но почему-то было стыдно проявить мелкую физиологическую реакцию перед... Он покачал головой: чтоб Ивера заметила его вспотевшие руки, было неприятней.
   - Ты знала, что самец рядом? - выдохнула гойша.
   - И он, - она кивнула на Мофрина, - тоже. Да и ты - догадывалась.
   - Но так близко?!
   - Чуяла.
   - И?
   - У него была пика, у тебя - карабин. Должны были отбиться. Зато...
   Мофрин прикинул расстояние до лёжки зверя... Да, перехватить пику он успел бы. И встретил бы бросок хищника достойно.
   - Зато?
   - Зато у нас есть мясо на ужин. И ещё, - она ухмыльнулась: - У нас троих плюс десять процентов к вероятности мирного исхода следующей встречи с этой парой. И плюс два процента - при встречи с любой другой парой чёрных патер, и плюс полпроцента - с любыми другими хищниками.
   - Десять процентов? Это же много!
   - Да, на ферме Смит ближайший к ним прайд патер - практически домашние животные. Ещё Джейн приручила. И до сих пор! При том, что даже у них сельвеи - не в каждом поколении. В нынешнем, к примеру, нет. А она с ними даже по ферме гуляла...
   - А откуда остальные узнают про эту нашу встречу? Что у нас плюс полпроцента?!
   - Это сельва знает, - пожала плечами женщина. Она вытащила из рюкзака пук травы - протянула его девушке: - Ты из нас самая аккуратная. Протри мясо. И не запачкайся. Это фрера, слабый консервант, но главное: хорошо гасит запах крови. Нагляделась же уже? - кивнула она на огромных кошек.
   - Нет.
   - Пора собираться, - вздохнув, улыбнулась Ивера.
   Через пол аса Мофрин уже увидел на тропе свою метку.
  
   Когда устраивались на ночь, гойша попросила себе последнюю смену дежурства: хотела увидеть рассвет. Сельвея тогда предложила себя во вторую: "Я же предыдущую ночь, почитай, всю спала". Мофрин согласился. Правда, не удержался и, настроив внутренний будильник, проснулся минит за десять до пересменки, чтоб проконтролировать.
   - Не мучайся, спи, - сразу отреагировала на его шевеления вроде бы спавшая сельвея. - Разбужу я её, разбужу. У неё ещё почти десять минит на сновидения... Девичьи.
   Неплохо бы научиться этому её полутороглазному сну, - подумал он, послушно проваливаясь в сон.
   - Гойша, - рассвет проспишь, - через десять минит тронула сельвея Рину... И улыбнулась тому, как разнежено потянулась девушка. Словно бы с мягкой перины поднималась, а не с лежанки, на которой её от голой земли отделял только нетолстый слой чуть подсохшего сена.
   Дождалась, пока та встала, вернулась к костерку, ополоснула лицо.
   - Тебе, кажется, здесь нравится?
   - Да.
   - Чем?
   - Реальность. Реальные опасности. Был реальный закат в реальной сельве. Сейчас будет реальное дежурство. И реальный рассвет, - она чуть вздохнула: - Жаль, ты запретила... Был бы реальный мужчина.
   - Не понимаешь, что ли? Или тебе хотелось бы насладиться ещё и реальным соперничеством? Ты с женщинами в реальности встречалась?
   - Нет.
   - Значит, и с реальным выбором тоже - нет.
   - Гойша не выбирает, она - подчиняется.
   - И не противно?
   - Нет. Уж больно велика награда.
   - Правда, что вы всё так остро чувствуете?
   - Ещё сильней.
   - Секс?
   - Сильней, чем вот этот восход! - указала гойша на посветлевший край небес.
   - Ну-ну... - покачала головой сельвея. - Не буду мешать...
   Проснуться она настроила себя за четверть аса до всеобщей побудки и почти пять минит любовалась на залитое слезами, обращённое к взошедшей Геле, лицо девушки... Потом та поднялась, умылась и принялась их будить.
  
   После завтрака, Ивера попросила флешу:
   - Чуть прогуляться не раздумал?
   - Предлагай.
   Она развернула карту.
   - Вот здесь мы. Вот - Крата, - указала она на синюю полоску главной водной артерии сельвы. - Вот островок, на котором вы устроили свой базовый лагерь. А мы сделаем крюк. Небольшой. Смотри. К пяти пополудни уже будем напротив твоей базы. Там и расстанемся.
   - Ты с нами туда не хочешь?
   - Нет.
   - Гойша? Не против?
   - Ты такой милый... - улыбнулась она. Улыбнулась... И здесь у костра, в просыпающейся сельве, словно в сонной комнате занавески откинула. И впустила - солнце!- Конечно, нет. Мне нравится в сельве.
   Этой ночью сельвеи рядом не будет, - улыбнулся и он. - И они будут на легко защищаемом острове, а на следующий день - уже не пешцами и уже в составе воинского отряда, и на агрессивность прочих самцов будет плевать. И всю ночь гойша будет с ним. И всю ночь с ним будет почти солнце!
  
   Сельвея не переставала делиться, тем что знала. Эти желтоватые наплывы на кустарнике Мофрин встречал и раньше, но Ивера срезала их, уложила в пакетики и пояснила: "Пластичные, не липнут, не аллергены и звуки глушат напрочь! У нас их как бируши используют". Мофрин попробовал - да, звуки, так как отсекает, и вынимаются легко и чисто.
   Но главным аттракционом Ивера на этот раз сделала стадо зигиток - мелких антилоп, ярких, как бабочки, стремительных, как стрекозы, прыгучих, как теннисные шарики! И их было столько! В глазах мельтешило, как на старых видео со старой Терры - от стаи тропических рыб у коралловых рифов. Гойша только в ладоши от восторга не хлопала!
   А когда мужчину притомило мелькание бессчётных созданий, сельвея почти шёпотом потребовала: "Замерли! - и через несколько тликов плавно воздела руку: - Медленно. Без резких движений. Смотрите туда".
   Там были волки.
   - У них охота? - шепнула гойша.
   - Не хочешь смотреть, как этих рвать будут?
   - Хочу. Но... А "оправданная агрессия"?
   - Вы вмешиваться не будете, а я... У нас в окрестностях - несколько их стай. Помнишь про два процента? У меня встреч с ними - сотни.
   - То есть более двухсот процентов безопасности?!
   - Нет. И считается процент как раз опасности. А он начисляется от текущего значения параметра. Ну, предположим, первая встреча - почти стопроцентный риск, но обошлось - минус два процента к опасности, а вот следующая - даст только 1,96%. Чтобы снизить вероятность нападения вдвое нужны не двадцать пять безопасных встреч, а больше тридцати. Да и драки с ними у меня случались.
   - И то, как выпадут кости именно в этот раз - не зависит ни от какой предыдущей статистики! - добавил Мофрин.
   - Играешь?
   - Бывает.
   - И я, пожалуй, сыграю. Вы - сидите тихо! Держи, - сунула она карабин девчонке. - Если что - пали! Хоть в воздух.
   - Зачем тебе это?! - почти возмутился мужчина.
   - Хочется! - ответила сельвея, и добавила: - И лопатка зигитки... Знаешь же, небось, - вкусняшечка! - знать он не знал - слышал. На форуме некоторые хвастались. На общий-то стол такое не попадает. - А тут спрячем кровь нашей в общей добыче волков. И напоследок я вас побалую.
   Она поднялась из-за травы, сделала несколько шагов к волкам. Её заметили, оскалили зубы... Но рычаний не последовало. "Может, боятся спугнуть антилоп?" - подумал Мофрин. А вот сельвея ответила. Она почти по-собачьи тявкнула. Зигитки насторожились, количество взмывающих вверх созданий резко увеличилось, но волки были с подветренной стороны и, вроде бы у них не было намерений сближаться. Антилопки успокоились.
   Ивера отвернулась от стаи хищников и, не спеша, побежала в обход стада травоядных.
   - Ох, смотри! - гойша протянула руку, и мужчина увидел, как в обход стада с другой стороны заколыхалась трава. - Загон хотят устроить?
   И устроили. Вой волков с одного края, вопли женщины с другого, зигитки всей массой кинулись открытый проход - прямо в зубы засады. Конечно, основная их масса ушла, лежать осталось лишь чуть более дюжины тушек. Но торжество в вое нависшего над тельцем матёрого самца прослушивалось отчетливо. А сельвея неспешно приблизилась к другому тельцу, вскинула голову и завизжала тоже. Потом ухватилась за переднюю лапу и поволокла его прочь. Её добыча оспорена не была.
   Притащила, бросила, села.
   - Вырубишь нужное? - спросила у мужчины.
   Он кивнул.
   - Обработаешь? - спросила она у девушки.
   Она кивнула тоже и полезла в рюкзак за фрерой. Той самой травой, которая гасит запах пролитой крови.
   Мужчину не насторожило, что у антилопы уже было отрезано левое ухо.
  
   То, что говорили про лопатку зигитки, оказалось правдой. А приготовленная на костре вкупе с только что сорванными травами она была, - как признала гойша, - вкуснее, чем у лучших поваров.
   - Я не знал, что волки такие умные, - после еды за общим разговором озвучил своё удивление Мофрин.
   - Да нет... Тот же средний по сельве. Как у трёхлетнего ребёнка.
   - Но ваша охота?!
   - Вот именно - охота. Что у ребёнка уходит на весь мир, у волков концентрируется в одно - в охоту. А ты теперь понял, почему мне хотелось с ними?
   - Да.
   - А ты? - обернулась она к гойше.
   - Сформулируй, а? Словами.
   - Бежать с ними в стае - это как секс. А уж вырвать у них свою долю добычи...
   - Это как секс гойши?
   - Да!
   Потом Мофрин думал, может, именно эта фраза решила дело?
  
   Как сельвея и обещала, к пяти часам пополудни, они стояли напротив островка, где алакучулы устроили свой базовый лагерь.
   - Ну, прощай, - кинула Мофрину женщина и кивнула девушке: - Гойша, давай!
   Гойша засмеялась, вскинула карабин и три раза подряд: бабах! бабах! бабах! И тут же протянула его мужчине:
   - Давай и ты!
   - Иди ты! - отмахнулся он от запретного для кланов оружия и отвернулся. - Мы своих вызываем по-другому!
   Он засунул в рот два пальца и свистнул. Он хотел свистеть долго и с переливами, но до него вдруг дошло, что он сказал. Он понял, что повелел гойше. Он резко обернулся. Женщин не было. Он заорал в сторону сельвы во всё горло:
   - Гойша, вернись! Гойша!
   Сельва не ответила. Гойша не вернулась. А он почти увидел, как сельвея услышав его крик, ухмыльнулась, и глянула на уши гойши, залепленные желтоватой массой.
  
   Когда Мофрин вернулся в холд, инквизиция отстала от него только после того, как он ненароком обмолвился, что, когда они с его друзьями искали женщин, на одной из тропок он случайно увидел отрезанное ухо зигитки.
   Престок выжил. Его выкупили. Ферма Йорганссон стребовала с Мофрина карту. Запрос поступил где-то через месяц, после того, как "святые женщины" выпустили его из своих подвалов. Он договор исполнил. Потом запросы посыпались от других ферм. Теперь небесплатные. На них он набрал сумасшедший рейт. И потребовал у Храма гойшу. Храм выразил согласие. Храм согласился явить ему любую гойшу по его выбору. За одним исключением. Одним единственным.
   И в его сонной комнате так никто и не откинул шторы. Чтоб впустить солнце.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   21
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Любовное фэнтези) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Емельянов "Последняя петля 3"(ЛитРПГ) П.Роман "Земли чудовищ: падение небес"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"