L++: другие произведения.

А. Блок В ресторане - как пособие по отмытию штампов

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.06*4  Ваша оценка:


   "Штампом" я называю словосочетание, которое до вас использовалось более двух раз. Генрих Гейне был ещё строже: "Первый, кто сравнил женщину с цветком, был великим поэтом, но уже второй был олухом".
   Примеры штампов: "райское наслаждение", "незабываемый вечер", "он пошёл", "она сказала".
   Недостаток штампов: они нейтральны. Читатель проглатывает их, не напрягаясь. Вы напишите "райское наслаждение", а читатель не увидит Рая, не услышит пения ангелов, не ощутит присутствия Бога... (что, кстати, и хорошо: христианский Рай не предусматривает в своем ассортименте плотских наслаждений, более того из-за некоторых из оных, вроде бы, даже лишают тамошней прописки).
   Достоинства штампов: они нейтральны. Читателю не надо напрягаться, чтобы прочитать "она пошла в кино". Ему не надо всматриваться в её походку, вслушиваться в цокот каблучков, вчувствоваться, как "шелковые струи колышутся вокруг колен". Что, кстати и хорошо - в прозе. Проза она длинная, и если читателя напрягать каждой фразой, он устанет, зевнёт и бросит книгу. И из-за чего? Из-за не важной для автора фразы? Из-за не важных для прозаика слов?
   Но в стихах слов - мало, поэтому для поэта неважных слов быть не может.
   Но у штампа есть и ещё одно достоинство - его потенциал. Штамп использовался многими и многими. И графоманами, и гениями - и фраза каждого гения даже, если и не маячит у нас в памяти, то эгрегор хранит её в своих запасниках и подсвечивает ею наше подсознание. И если всё это активировать...
   Соответственно, есть две манеры письма.
   Одна - это принципиальное неприятие изношенных слов, измызганных ритмик, затертых образов:
  
   Я сегодня буду играть на флейте -
   На собственном позвоночнике.
  
   Вторая - пытается использовать вековечные слова, древние символы, классические ритмы, но - подновив их, но стерев с них пыль библиотик, но - вернув им их первоначальное значение, чтобы читатель опять удивился, а ведь правда: женщина-то - что цветок...
   Игорь Северянин для этого чуть обновлял сами слова, нестандартно применяя стандартные грамматические конструкции: "по аллее олуненной Вы проходите морево" или сталкивая новые слова со старыми: "И садясь комфортабельно в ландолете бензиновом".
   Но можно и проще. Проще?... хм...
   Вот как это делал Александр Блок. Вот как он это сделал в стихотворении "В ресторане".
  
   Что там случилось-то?
   Из примечаний к стихотворении в "Собрании сочинений":
   "Нелидова рассказывала (записано в 1948г. А.Г.Лебедевой): "Мы сидели за столиком. "Посмотри, - сказала мне belle soeure [ невестка], - с тебя Блок глаз не спускает" (он сидел неподалёку от нас). Я отвернулась так, чтоб он не видел моего лица. Он послал мне бокал с вином, а в нём - красную розу. В этом я увидела дерзость, мне не захотелось больше оставаться там, я встала и вышла. Потом я как-то была у А.М.Ремизова. К ним пришёл Блок. "А-а, незнакомка, - сказал он. - Отчего вы тогда ушли?" Мы познакомились. Он прочёл стихи: "Я сидел у окна в переполненном зале..." Мы встречались ещё..." .
  
  
   А теперь почитаем Блока.
  
   Никогда не забуду (он был, или не был,
   Этот вечер): пожаром зари
   Сожжено и раздвинуто бледное небо,
   И на жёлтой заре - фонари.
  
   Никогда не забуду - штамп. То есть словосочетание, за которым давно уже не стоит его истинного значения, то есть для читателя эти три слова - это прочитал и пошел дальше, прочитали забыл. И Блок тормозит читателя: стоп! Блок делает врезку: "(он был, или не был, Этот вечер.) Фразу в скобках можно прочитать по-разному. Самое простое: Блок сам придумал - поэт! И сам же поверил в придумку - поэт...
   Но есть и другое... Даниил Андреев называл Блока - "вестником", Даниил Андреев не сомневался, что Блок в своих стихах часто рассказывал о впечатлениях от своих блужданиий по мирам Шарданакара (в основном - тёмным). И вот, тот вечер, вечер в ресторане - который он не может забыть, но про который не знает: был ли он... Был ли он в нашем мире?
   Конечно, его современники не читали "Розу Мира", но что Блок давно не только абориген Земли, чувствовали все. И сквозняк иномирья заставлял, заставляет возвращаться к "штампу", сдирает с него засохшую корку, заставляет верить заявленному значению: лирический герой стихотворения никогда его не забудет.
  
   Пожар зари - штамп, но и он преодолен, и он очищен - ему вернули первоначальное значение, во-первых, уточнением, что этим пожаром "сожжено небо", во-вторых, тем, что это вроде бы замызганное до потери образности выражение поставлено в перечисление с очень точным "бледным" небом и очень конкретными фонарями.
   А весь пейзаж: горящее реальным огнём небо ,к которому прилеплены фонари опять намекает, развивает тему ненашести.
  
   Я сидел у окна в переполненном зале.
   Где-то пели смычки о любви.
   Я послал тебе чёрную розу в бокале
   Золотого, как небо, аи.
  
   Сравнить что-то с цветом неба - штамп, но Блок уточняет, что цвет неба - золотой. "Золотой" - это тоже штамп, но читатель, наткнувшись на "золотое небо" первым делом думает: НЕ БЫВАЕТ!!! и тут же вспоминает о закате, перебирает цвета от красного до голубого и соглашается: да-а-а... и сам - сам! - добавляет ещё один штрих к картинке нездешности.
   А Блок добивается требуемого: читатель УВИДЕЛ и закат, и аи, и чёрную розу.
  
   Ты взглянула. Я встретил смущённо и дерзко
   Взор надменный и отдал поклон.
   Обратясь к кавалеру, намеренно резко
   Ты сказала: "И этот влюблён".
  
   Обратите внимание на абсолютную психологическую точность катрена, на фоне которого и следующий - где штампы надо бы выметать поганой метлой... Так вот на фоне абсолютно ВИДИМОГО читателем реально бледного неба, реальной черной розы (а самом-то деле роза была - помните? - красной), абсолютного УЗНАВАЕМОЙ реакции красавицы на навязчивость поэта..."тоже мне гений!".. так вот на фоне этих реальных реальностей и следующие две строфы становятся не набором штампов, не набором красивостей, а тоже - свитком сущего!
  
   И сейчас же в ответ что-то грянули струны,
  Исступлённо запели смычки...
  Но была ты со мной всем презрением юным,
  Чуть заметным дрожаньем руки...
  
  Ты рванулась движеньем испуганной птицы,
  Ты прошла, словно сон мой легка...
  И вздохнули духи, задремали ресницы,
  Зашептались тревожно шелка.
  
   Опять же обратите внимание, как психологическая ТОЧНОСТЬ: напускное презрение + неподделываемая дрожь пальцев, поддерживает романтическое "безумие" смычков. И как звукопись держит, скрепляет - цементирует! - образ:
  
  СЛовНо СоН мой Легка
  
  ...леХка...
  И вздоХНули дуХи
  
  взДохнули Духи
  
   И наконец, высший пилотаж, как во времена Блока - петля Нестерова:
  
   И вздохнули духи, задремали ресницы
  
   "задремали ресницы" в любом другом контексте - это "ресницы опустились", а у Блока...
   Блок искал точный глагол.
   -"затрепетали" - плохо: и в размер не ложится, и слишком ожидаемый, и слишком "красивенький", а красивостей уже и так хватает да и дальше ещё будут,
   - " задрожали" - плохо: это хоть и не слащаво-красиво, хоть и в размер, но... но и никак.
   У Блока звук перебивает смысл!
  
  Ты рванулась
  Ты прошла
  вздохнули духи
  Зашептались шелка
  
  и в этом напоре "задремали" - стало неожиданным и ТОЧНЫМ - искомым! - синонимом "задрожали/затрепетали".
  
   Но из глуби зеркал ты мне взоры бросала
  И, бросая, кричала: "Лови!.."
  А монисто бренчало, цыганка плясала
  И визжала заре о любви.
  
   "Но из глуби зеркал ты мне взоры бросала" - это красивенький штамп, но Блок и его, как "пожар зари" в первой строфе сейчас же уточняет, развивает, заставляет работать "И, бросая, кричала: "Лови!.."
   А дальше - хватит красивостей хватит метафор, Блок возвращается в реальность ресторана:
   А монисто бренчало, цыганка плясала...
  
   И тут же - вспоминая нереальный мир первой строфы, соединяет всё: и кабак, и иномирный мир, и... и реальную любовь.
  
   И визжала заре о любви.
  
   Помните последнее предложение из коротеньких воспоминаний Нелидовой: "Мы встречались ещё..." .
  

Оценка: 7.06*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"