Эльбрюс Нукитэ: другие произведения.

Жокей прогресса (Вторая Версия)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 3.55*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В два раза более толстый вариант. ИМХО лучше. Появились новые персонажи и любовная линия.

  Жокей прогресса (Фандорин)1904 г.
  
  1. Цукание
  
  
  
  Пробуждение было сродни удару тока - яркая вспышка, судорога и глаза напряженно уставились в темноту.
  - Не дергайтесь, муха, - насмешливо прошептал хриплый мужской голос, и Никола почувствовал, холодное острое прикосновение под кадыком.
  - Ненавижу мух, - спокойно предупредил Тесла , не пытаясь даже пошевелить пальцами ног. - Я надеюсь, вы дезинфицировали нож, перед тем, как совершить визит? Не хотелось бы, при случайном порезе подхватить заразу.
  - Хорошо держитесь, - уважительно произнес ночной гость. - Будете дальше вести себя в том же духе, останетесь с головой и даже без ненавистных вам микробов.
  - Чем могу быть полезен? - хладнокровно осведомился физик.
  - Вы можете быть полезны тем, что перестанете быть полезны этим.
  - Простите?
  - Действительно нескладно, - согласился незнакомец. - Люблю, знаете ли, шарады, загадки всякие. Мускулы в голове тоже тренировать надо. Как вы считаете?
  Рука, сжимающая лезвие чуть дрогнула, кожа на десятую долю миллиметра поддалось незримому давлению. Тесла ощутил, как впадина под кадыком стала набираться теплой влагой. Холодок смерти сонмом мурашей пробежал аллюром от пальцев ног до мочек ушей, волосы на короткостриженой голове на миг обретя жизнь, устремились ввысь.
  - Простите, рохлю безрукую, - шутливо раздалось из-за спины. - Работа у меня все больше с лошадками, к людям не привык еще.
  - Может, перейдем к делу? - несколько нервно предложил Никола. Глаза физика чуть свыклись с царящим мраком, он уже различал обстановку номера. Немного скосив взгляд влево, Тесла рассмотрел метровое изогнутое лезвие "ножа" оказавшегося казацкой шашкой.
  - Извольте, - все также шутливо продолжил голос. - Через полтора часа с Ярославского вокзала отходит поезд в Сербию. Под окнами дожидается извозчик. Как не трудно догадаться на этом поезде ваше присутствие непременно, конечно если вы не хотите отправиться прямиком на ледник. Также в качестве небольшого одолжения я желаю, что бы вы прекратили всякое сношение с фабрикой "Фрезе" и любую работу над электрическим двигателем для авто-экипажей. Причем, уверяю любая переписка, и визит в Россию закончится для вас столь же плачевно, сколь для героя романа Майн Рида, только у американцев всадник, а у нас объявиться "Физик без головы". В качестве компенсации за причиненное неудобство вы получите на счет в Швейцарском банке сто тысяч фунтов. Итак, сударь ваше решение?
  - Вообще-то я живу в Штатах, - нашел в себе силы съехидничать Тесла. - Однако с удовольствием навещу родню.
  - Ну и отлично, - обрадовался таинственный владелец шашки. - Остался один вопрос - у вас есть проблемы с сердцем?
  - Насколько мне известно - нет. А почему вы спрашивает?
  - Не волнуйтесь Никола, помните наш договор и спокойно ночи.
  Лезвие обиженно отпустило пленника, уступив место платку с хлороформом. Физик напрягся, засучил ногами, попытался оторвать стальные пальцы от лица, тело выгнулось электрической дугой и сознание угасло...
  
  * * *
  А вот мы и поглядим, - потер огромные ладони-лопаты промышленник. - Коль ваш пердимонокль столь хорош, как словами писано - небольшое испытание только на пользу будет.
  - Какое испытание? - насторожился Фрезе.
  - В самом олимпийском духе. Слыхали, новость? Император самолично к диким индейцам в объединенные штаты направляется, в качестве атлета!
  - Конечно, слышал, - уязвлено ответил изобретатель. - Почитай каждая газета новостью отметилась, лучшее общество бредит "городом Курганов ". До хрипоты спорят, об заклад бьются! Кто сдюжит - ковбои, азиаты или русские богатыри?
  - Верно, ажиотажа полнейшая. Деньги делают из воздуха. Почему бы на волне интереса не устроить состязание между вашим агрегатом и скаковой лошадью?
  - Занятно, - протянул конструктор. - А где вы планируете провести мероприятие? Автомобилю при всей его полезности нужна ровная дорога.
  - Вот вы и проговорились любезный Петр Александрович, а то все у вас хорошо, все у вас - замечательно. Не беспокойтесь! - видя вялые потуги изобретателя вступиться за свое детище, замахал руками промышленник. - Условия самые благоприятнейшие, Васильевский ипподром вам годится?
  - Годится.
  - Вот и отлично. Обгоните на круге лошадку - поддержу прожект. Сам диковинку куплю и людям серьезным вас присоветую. Добро?
  - А как на счет ссуды?
  - Молодец Петр Александрович, за жабры хватаешь! Коль результат будет - денег дам, мое слово железное.
  - Что ж Всеволод Всеволодович, идея с гонками великолепна - я согласен, только у меня имеется встречное предложение, - Фрезе хитро прищурился.
  - Извольте?
  - Что если провести не одно соревнование, а два? Первое скоростное, второе на силу?
  - Так-так, - заинтересовался делец. - Как это на силу, поясните свою идею?
  - Да все просто. Прицепим к автомобилю телегу, положим туда мешки с мукой или иным взвешенным грузом. Такую же телегу прицепим к лошадке, и пусть тягают, кто больший вес сдвинет.
  - Толково мыслите! - хохотнул промышленник и даже от избытка энергии подергал за бороду. - Сделаем так. Организацию беру на себя, рекламу дам, продажу билетов налажу, гостей приглашу. А вы уж расстарайтесь, пожалуйста, в грязь лицом упадете - не поднимитесь больше, пол Москвы глазеть придут.
  - Не сомневайтесь Всеволод Всеволодович, все будет "comme il faut ". Прибыль пополам?
  - Разумеется любезный Петр Александрович.
  - В таком случае, разрешите откланяться.
  - Счастливо Петр Александрович, о начале извещу вас загодя...
  
  ***
  Поглазеть на битву железного Люцифера (так окрестили автомобиль церковники) и лучшего жеребца из конюшен самого Великого Князя, собралась вся деловая Москва, мощнейшая промышленная элита и аристократическая кость.
  Представление началось по всем правилам боксерского поединка, а не гоночных состязаний. Напомаженный ведущий торжественно прошествовал в цент ипподрома и, надрываясь в метровый медный рупор, установленный на треноге, подпустив (как ему казалось) в голос трагические нотки витиевато представил соперников. Впрочем, он мог бы не утруждать себя. Почти все газеты выпустили репортажи о предстоящем состязании, более того любой пришедший имел возможность купить программки - рубль штука...
  Фрезе очередной раз вчитался в заученную таблицу. Его электромобиль весом всего 820кг., оснащенный двигателем в 8 л.с. почти не уступал в скорости жеребцу Корвину из конюшен самого Великого Князя - 65км.ч. против 70. И по идее превосходил в грузоподъемности тяжеловоза по кличке Атлант, но одно дело сухие цифры, а другое практика.
   Конструктор нервничал. Посмотреть на невиданное зрелище пришел весь цвет Белокаменной. В благородной ложе Феликс Феликсович Юсупов, признанный знаток лошадей, подле него бывший министр финансов ныне опальный Сергей Юльевич Витте, принесла нелегкая святого черта Распутина, не дай бог какой-нибудь фортель выкинет, тогда говорить будут не о чуде российской инженерной мысли, а о нечестивце (или святом, как кому угодно) впавшим в прелести. Многие знатные фамилии собрались на Васильевском ипподроме. Последний в списке и первый по значимости вместе с супругой изволил пожаловать Симеон Александрович.
  Все положил на кон Фрезе. Но и выигрыш сулил прибыль немалую, фундаментальную. Жаль Никола Тесла не смог прийти поддержать, все же его двигатель - единственный рабочий прототип. Если что случиться - будет крах! Хотел Фрезе на испытания автомобиль с привычным двигателем внутреннего сгорания выставить, но не решился. Не сдюжит агрегат против заводного жеребца, всего сорок километров выдает, да и лошадиных сил две, куда ему с Атлантом тягаться...
  Фрезе знал - необязательно выиграть, через победу может быть даже ущерб. Главное достойно представить диковинку, получить добрую огласку и можно за будущее российской автопромышленности не беспокоиться.
  Меж тем конферансье закончил помпезный бенефис. Зрители, кто поплоше, повскакали с мест, громко приветствуя наездника. Им оказался крупный, высокий молодой человек, обладатель усов, настолько пышных, что их было видно даже с трибун.
  "Отлично! - подумал конструктор". Противник (сейчас Фрезе мог воспринимать гонки, только как личную войну) обладал комплекцией далекой от тщедушных жокеев, значит прибавиться вес и лошадь пусть немного, но потеряет в скорости и маневренности.
  Усач одни красивым движением взлетел в седло и помахал рукой зрителям. Искупавшись в аплодисментах, наездник тронул повод, направляя жеребца к стартовой ленте.
  Ведущий опять занял внимание целых пять минут, представляя водителя.
  Фрезе улыбнулся. Точеная фигурка огнерыжей девушки грациозно подошла к стальному монстру. На его фоне хрупкость и женственность укротительницы отчетливо бросалась с глаза. Зрители яровали! Конструктор заметил, как Симеон Александрович поднес к глазам бинокль, явно рассматривая прекрасную "лису".
  Конструктор ощутил прилив гордости. Дарья - обворожительная укротительница, была дочерью его покойного друга и соратника Яковлева Евгения Александровича. Бездетный Фрезе взял девочку на воспитание и вот уже семь лет любил ее как дочь, души не чаял...
  Раздался выстрел, возвестивший начало первого соревнования. Гонка началась!
  Усач с места задал трехтактный аллюр, Корвин помчался галопом, словно и не стоял только что, раздувая влажные ноздри. Электромобиль сразу оказался догоняющим, Дарья усиленно работала рычагами, стремясь отвоевать потерянные секунды. Отставание становилось неприличным, трибуны засвистели, раздалось улюлюканье. Враз взмокший Фрезе достал огромный платок и вытер лоб, ситуация складывалась конфузная. Почувствовав пристальный взгляд, конструктор резко обернулся, его брезгливо, будто изучая, раздавленную сапогом лягушку, рассматривал Распутин. Заметив ответный взгляд, "святой черт" широко двумя перстами осенил изобретателя. Содрогнувшись всем телом, Фрезе поспешно отвернулся, прочел краткую молитву от злых глаз и сам перекрестился.
  Меж тем Дарья справилась с управлением и неуклонно нагоняла усача, но слишком медленно. Наездник настолько филигранно управлял жеребцом, сросшись с ним в кентавра, что лишний вес, нисколько не сказался на скорости. И все же, все же у финиша они шли почти вровень. Всего два удара сердца стальной конь уступил живому.
  Букмекеры погрели руки. Зрители пришли в неистовство, за несколько секунд терялись целые состояния и множились самоубийцы. Зарабатывались миллионы, менялись судьбы. Писалась история российского автомобильного будущего, прогресса!
  Второй раунд прошел еще лучше. Электромобиль сумел сдвинуть груз весом в две тонны, тяжеловозу покорились почти сто пудов...
   После приема в доме Всеволода Всеволодовича хозяин и конструктор заперлись в кабинете.
  - Ну что Всеволод Всеволодович, - довольно потер ладони Фрезе, - убедились?
  - Не спорю, ваш автомобиль штука занятная, но полезность его под большим вопросом, пока агрегат больше напоминает сложную игрушку для пресыщенных толстосумов на вроде меня, - промышленник звонко расхохотался. - Если честно я подумываю купить Корвина, Великий князь выставил его на аукцион. Влетит в копеечку, но ради такого жеребца!
   - Как же так? - расстроился изобретатель. - Между нами была заключена договоренность!
  - Но ведь однозначной победы вы не одержали? Да не переживайте вы так! Окончательного решения я не принял, а потом вы получили прекрасную огласку. Многие мои знакомцы с удовольствием сделают заказ. Иные имеют неосторожное желание вложить деньги в прожект.
  - Но не вы?
  - Дорогой Петр Александрович, я подумаю. Дайте мне немного времени, ваш агрегат может обернуться в итоге химерой. Это же, сколько деньжищ вложить надо, что бы достойно пользоваться. Как содержать, куда идти, если сломается в чистом поле, как схоронить от лихих людей? А кормить как? Простите, другого слова не найду, лошади овса дал она и довольна, а вашему аппарату электричество надобно.
  - Все эти вопросы решаемы, - горячо возразил конструктор. - Взять хотя бы Англию или Германию, там вообще весь высший свет только на автомобилях передвигается...
  - Решаемо! Только долго и дорого. А потом не забывайте нашу российскую беду - дороги! Невообразимо сколько времени, труда дураков и денег уйдет на их обустройство. Поэтому повторюсь, содействовать буду, но средства покамест вкладывать остерегусь, неизвестно, как все обернется...
  
  ***
  Проснулся Всеволод Всеволодович рано, с тяжелой гудящей головой, недовольно поворочался, так и эдак прикладывался к подушке, но заново уснуть не мог. Что-то мешало... В ноздри лез кисловатый, не очень сильный, но крайне навязчивый запах. Промышленник рассержено приподнялся на перинах, в голове сразу застучали похмельные молоточки. Секунду он ничего не замечал, мозг милостиво затенял притаившуюся рядом картину, подготавливая владельца, наконец, периферийным зрением, промышленник уловил, что справа на подушке стоит нечто. Он медленно повернулся - крик застрял в горле, Всеволод Всеволодович одновременно ощутил тошноту и резь в желудке. Воздух загустел. На промышленника укоризненно, в алой луже, смотрела голова Корвина, в зубах несчастного животного покоилась записка...
  
  
  2. Шамберьер
  Ровно в двенадцать, лихо раскланявшись, швейцар, выряженный под Зорро (даже бутафорская шпага висела на поясе) распахнул резную дверь гостиницы "Малохомбре". Я невозмутимо кинул герою Испании рубль и вошел в вестибюль. В гостинице витал чудесный аромат цитрусовых, испаряемый посаженными в кадках деревьями. Царило несвойственное для столь популярного отеля спокойствие. Кроме меня и пожилого господина возле стойки, выполненной в виде фрегата, посетителей не наблюдалось.
  Я подождал, пока служитель выдаст ключ новоявленному постояльцу и подошел к паруснику. Администратор, смотрел на потенциального клиента с примечательным салатом из почтения, радушия, сдобренного для пикантности вальяжной ленцой - "дескать, мы конечно рады, но и без вас не пропадем".
  - Д-добрый день, - опередил я, готового петь "соловья", протянув визитку администратору. - Соблаговолите сообщить о моем визите господину Тесле. Мы договаривались встретиться здесь в полдень.
  - Увы, господин Ронин это невозможно, - цепко глянув в визитку, и протянув ее обратно, сообщил служащий гостиницы. - Никола Милутинович изволил позавчера ночью отбыть.
  - Странно, господин Тесла отличается п-пунктуальностью и обязательностью, если бы он собирался отъехать, то непременно нашел возможность сообщить. А скажите любезный, не оставлял ли он на мое имя письмо?
  - К сожалению, нет, - твердо ответил администратор.
  - Могу я узнать обстоятельства отъезда моего д-друга?
  Выражение лица администратора изменилось, ленца уступила место озабоченности - предвестнице страха, правая рука невольно дернулась к сигнальному шнуру, вызывающему охрану отеля. Занятно, ничего пугающего я не произнес. На секунду мое сердце вроде пропало из груди, оставив огромный кусок льда - такова моя природа и реакция на "тайну".
  - Какие обстоятельства, съехали и все...
  - Может, вы подскажите, куда именно отправился господин Тесла?
  - Вся информация касательно постояльцев конфиденциальна, - строго, словно уличив в чем-то предосудительном, посмотрел на меня служитель.
  Готов поставить гейшу против рикши администратор что-то скрывает. Деньги вряд ли помогут, но попробовать стоит. Не глядя, вытащил из портмоне "Катеньку", помянул мысленно черта - слишком купюра большая, вспугнет и положил ее на стол. Алчность боролась с осторожностью, регистратор пожирал банкноту расстроенным взглядом, однако брать не спешил.
  - Вы могли бы поговорить с горничной и носильщиком, - шепотом, не глядя на меня, посоветовал служащий. - У них в двенадцать как раз смена закончилось, но они пока в отеле. Только, если можно сделайте разговор в ином месте, дабы приватность сохранить.
  Я кивнул на банкноту и, не прощаясь, покинул "Кастилию"...
  Разговорить сотрудников гостиницы не составило труда. Признаться, я до последней минуты сомневался в "неправильности" этой истории, почти всегда любая несуразность объясняется тремя вещами: безалаберностью, трусостью и глупостью. Как и в этот раз, только с намеком на преступный умысел. Со слов носильщика Никола Милутинович был сильно "навеселе", можно сказать вдрызг, ноги сам переставлять не мог, его поддерживали двое субъектов, говорить членораздельно тоже, лишь мычал. Препятствовать выселению никто не стал, а зачем? За номер было заплачено, сам физик, хоть и находился в невменяемом состоянии, протеста не выказывал. И друзья ученого, на вид люди серьезные военной выправки, без глупостей, вели себя очень уверенно, не скупо - сунули на чай пятерку. Поскольку я заплатил больше, имел неплохое описание ночных друзей. Оба высокие, черноголовые. Один с жабьими глазами и поломанным носом - все больше молчал. Второй одетый в военную форму (какую именно носильщик не показал), похоже драгунскую, обладал шикарными густыми черными как смоль усами. Он постоянно что-то говорил, правда, по делу, даже удачно пошутил, намекая на предстоящую встречу господина Теслы с неминуемым похмельем.
  К полученной информации горничная поведала факт, заставивший почувствовать нешуточную тревогу. Когда она меняла белье на подушке и крае одеяла обнаружились следы крови.
  Что же получается? Во-первых, Тесла покинул гостиницу под принуждением, возможно, его отравили. Во-вторых, "друзья" не опасались возможных последствий своих действий. Т.е. с большей вероятностью можно предположить, что ученый жив, вряд ли похищен. Если не считать похищением спешный отъезд. Тогда получается, что физик своим присутствием в Москве кому-то сильно мешал. Убрать фигуру международного масштаба не столь хлопотно, сколь шумно. Подозреваю, сейчас Тесла на пути к дому и поостережется впредь от визитов в Россию.
  Большого труда не составит обнаружить лиц вывезших ученого, к ним тянется несколько ниточек. Достаточно, что один из фигурантов точно был военным, да и носильщик показал - извозчик не приватный "Ванька", а из известного агентства. Только не нужны мне проблемы, я в Москве инкогнито. Если с ученым все в порядке забуду данный инцидент, не по мне история.... Я прислушался к сердцу - все еще не бьется, морозит, не отпускает...
  
  ***
  
  Штанга зависла в районе груди. Маса презрительно относившейся к европейской атлетической гимнастике увлеченно колотил пятками макивару и делал вид, что мое плачевное состояние его не касается. Я собрал силы, напружинил икры и рванул снаряд. Удалось сантиметров на двадцать оттолкнуть штангу, но дальше руки отказались выпрямляться. Прибегнув к колоссальному усилию, чуть было, не сломав грудную клетку, я медленно опустил 160кг груз на себя и решил позвать мерзкого японца.
  - Маса! Маса!!! П-помоги мне!
  Японец не реагировал. Почти синхронно с моей просьбой он начал выполнять уширо-тоби-гери, сопровождая каждый удар громким выкриком "ки-ай!"
  - Если ты сейчас же не поможешь мне, - прошипел я, - о куртизанках можешь забыть на месяц и к Алевтине не ходи!
  Прыжки прервались. Слуга медленно подошел к скамье, встал за спину и со вздохом подставил ладони под гриф.
  - Господин, - начал он свою проповедь, лишь самую малость, помогая выжать снаряд. - Работа с грузом плёхо отразается на здоровье. Ваши суставы и мышцы получаются травма. Это очень-очень плохо и вред. Вы уже не молоды. Кость тонкая...
  Наконец я поднял штангу, установил ее на подставке и обессилено разлегся на скамье, соленый пот ел глаза, а Маса никак не мог угомониться:
  ... - паховая грыза мозет быть, девушка долго не порадуется. Не надо штанга, надо медитация, гимнастика. Господину лучше тысячу раз отзаться, чем поднимать штанга. Гибкость - долголетие тела, радость духа. Гора мышц только застывший зир...
  Маса оседлала любимого осла, сейчас начнет окинавские притчи рассказывать. От необходимости в очередной раз слышать поучительные истории избавил стул в дверь.
  - В-войдите, - громко сказал я, поднявшись со скамьи.
  Горничная робко переступила порог:
  - Господи Ронин пришел мужчина, по виду барин, представился как Петр Александрович Фрезе - изобретатель. Настаивает на встрече с каким-то Фандориным. Я ему битый час объясняю, что никакого Фандорина здесь нет, а квартирует инженер Иосиф Петрович Ронин, но они и слушать ничего не желают. Может полицию вызвать?
  - Не надо Алевтина. П-пригласи господина Фрезе в кабинет, предложи чаю. Я через десять минут спущусь.
  Горничная кивнула, исподтишка взглянула, на надувшего щеки и втянувшего живот Масу, томно вздохнула и, покачивая солидными телесами вышла.
   - Маса я в душ, а ты приготовь д-деловой костюм...
  
  ***
  Невысокий худой мужчина, одетый в строгий темный пиджак и брюки, не решившись, присесть за время ожидания заметно оживился при моем появлении. В правой руке посетитель держал длинный сверток.
  - Господин Фандорин?
  Я кивнул и указал посетителю на кресло, а сам сел, напротив за стол.
  - Эраст Петрович, - заметно нервничая, молвил Фрезе, - мне вас порекомендовал...
  - Тесла, - несколько некрасиво уточнил я, перебив собеседника. В каждой работе есть свои нюансы, моя сродни аферизму. Клиент должен быть уверен, что я именно тот человек, способный решить его проблемы. Небольшая демонстрация аналитических способностей действует так же, как беспроигрышная лотерея на доверчивых граждан.
  - Верно, как вы узнали? - Фрезе провел пальцами левой руки по окладистой бороде, сужающейся к подбородку, что делало его худое лицо треугольным, еще более узким.
  - Я немного з-знаком с великим физиком, мы собирались встретиться, обсудить некоторые прожекты. Он единственный знал мой м-московский адрес. Кроме того мне известно, что Никола последнее время работал над созданием электрического д-двигателя для автомобиля, а вы в свою очередь наряду с покойным Евгением Александровичем являетесь, отцом-основателем российской автопромышленности. П-полагаю, Тесла собирался встретиться с вами тоже, но что-то помешало. Вы связались с ним, и он посоветовал обратиться ко мне.
  Фрезе неуверенно ослабил галстук-лопату, достал из кармана пиджака платок и протер высокий лысеющий лоб.
  - Все верно господин Фандорин. Я не зря к вам обратился, вы видите саму глубину. Произошло сразу несколько событий наносящих огромный ущерб будущему российской автопромышленности. Вынужденный отъезд Теслы сам по себе эпизод неприятный, но не фатальный... Вы наверно слышали о представлении на Васильевском ипподроме?
  - Я имел удовольствия там п-присутствовать. Поздравляю, Петр Александрович, на моих глазах состоялся прорыв российской инженерной мысли, который потянет за собой всю науку.
  - Не с чем, - горько усмехнулся Фрезе, поднявшись с кресла. - На следующий после "триумфа" день ко мне пришла полиция! Я был сопровожден в отделение, где подвергся постыдному допросу.
  - Вам б-было выдвинуто обвинение?
  - Ничего конкретного и многое сразу. Сначала намекали на шпионаж в пользу Германии через сношение с конструктором автомобилей Бенцем, но вскоре признав абсурдность этой затеи, выдумали еще большую чушь - обвинили в убийстве лошади!
  - К-какой лошади? - по-настоящему удивился я.
  - Вернее призового жеребца по кличке Корвин. Мой знакомый и возможный меценат, хотя это в прошлом, Газдаров Всеволод Всеволодович организовал приснопамятное соревнование, пообещав при благоприятном исходе посодействовать деньгами и свести с нужными людьми.
  - П-полагаю, он нарушил слово?
  - Не совсем... Газдаров взял время на раздумья, но заверил в поддержке.
  - Причем здесь жеребец?
  - О! - Фрезе поднял палец. - Здесь и заключается вся катавасия. Промышленник решил, к моему признаюсь неудовольствию, приобрести Корвина. А утром лицезрел на подушке отрезанную голову жеребца. При ней обнаружилась записка, гласящая: Поздравляю с удачным приобретением, ваш друг... Я сразу попал в подозреваемые. Целый день пришлось провести в полиции, почти всех моих сотрудников подвергли допросу - какой стыд! Разумеется, у меня было алиби, полиция просто изображала рвение, надувала дырявый парус, но Газдаров уверен, что за этой гнусной выходкой стою именно я. Благо, если он предпочтет просто не иметь со мной дел, а если решит мстить? Но не это самое страшное, - Фрезе набрал побольше воздуха и продолжил. - Вернувшись, я обнаружил, что единственный опытный образец новейшего двигателя, демонтированный с автомобиля, и находящийся на заводе в моей лаборатории уничтожен с помощью динамита. Чертежи, по которым можно его продублировать пропали. Примечательно, что комплект ключей от новейшей швейцарской бронированной двери, находился все время у меня на цепочке. Механизм, отпирающий дверь не поврежден. Такое чувство, что кто-то без усилий отпер сложнейший замок, зашел внутрь, забрал чертежи, которые были спрятаны в тайник, установил взрывчатку и спокойно вышел! Сами мы восстановить двигатель не можем - необходим гений. Никола Милутинович от дальнейшего сотрудничества отказался, за что я его винить никак не способен. Однако при наличии времени и постоянных ассигнований мы способны оборудовать автомобили, двигателями внутреннего сгорания, заменив ими паровые и возможно через два три года заново создать электрический агрегат. Но сегодня утром нам нанесен еще один удар. Вот полюбуйтесь...
  Фрезе достал свернутую трубочкой газету и протянул мне.
  - На первой полосе...
  
  Газета "Современные известия"
  Ф.А. Гиляров
  
  "Попал под автомобиль!"
  
  Вчера на Воскресенской площади, напротив Большой Московский гостиницы попал под автомобиль беглый воспитанник одесского приюта им. Русско-Турецкой дружбы Осип Шор. За рулем сидел владелец российского автомобиля купец И. И. Карзикин. С его слов он собирался совершить небольшой колесный променад (объехать собственную гостиницу) в компании, с балериной имперского балета пожелавшей остаться неизвестной. Как подобает человеку с положением, обстоятельному и надежному, И.И. управлял автомобилем спокойно, аккуратно, развлекая даму рассуждениями о двигателе, трансмиссии и превосходстве российского автомобиля над детищем германца Бенца. "Вдруг, как чертик из табакерки, с криками "Купите тетечке цветы, всего за пять рублей отдам", прямо под колеса бросается малолетний негодник. А в руке куцый веник из фиалок, пять копеек за дюжину - красная цена". Купец не растерялся, - успел нажать на ножной и ручной тормоза. Однако Осип в своем стремлении обогатиться оказался проворнее. Семилетний мальчик разжился легкой травмой обоих ног, сотрясением мозга и приобрел сильнейшее нервическое расстройство. Мальчик утверждает, что его настоящее имя Остап, фамилия Бендер и предписывает себе выдуманного отца, якобы поданного турецкого султана.
  А вот, что удалось узнать сотрудникам нашей редакции. Новейший автомобиль Яковлева-Фрезе, был приобретен купцом лишь накануне. Отсутствие опыта не остановило И.И. от смелого эксперимента с жизнями Москвичей. Возможно, причиной необдуманных действий послужило предшествующее обильное возлияние и танцы с цыганами в Яре. Хотя может желание покрасоваться перед известной всему высшему обществу "Эсмеральдой" сыграло основную роль.
  Мы навестили новоявленного пациента Пироговки Осипа Шора. Ребенок в прескверном нервическом состоянии, но нам удалось выяснить реальную версию событий. Сирота действительно имел при себе собранные собственноручно цветы, но не для продажи, а что бы возложить их к обелиску героев турецкой войны. Именно преследуя благородную цель, Осип сбежал из приюта. Заблудившись в Москве, мальчик вышел на красивую площадь и был напуган появлением железного монстра, мчащегося на него с огромной скоростью.
  Купец Карзикин не понес никакого наказания. Российские законы не предусматривают ответственности за данное происшествие. Возникает вопрос: не рано ли мы пустили железных коней в Россию? Автомобили это движущиеся ящики Пандоры, способные наравне с эпидемией ввести хаос в жизни Россиян. Пароходные двигатели шумны, ненадежны и могут в любую секунду взорваться - чем не пособники террору? Сегодня мальчик, а завтра? Почтенный отец семейства, чиновник, духовник? Все может закончиться гораздо фатальнее. Ясно одно, автомобиль в отличие от лошади не может считаться безопасным средством передвижения...
  
  Фрезе, нервно теребил мокрый платок:
   - Ну, Эраст Петрович, дорогой, что скажите? Вы не сомневайтесь, я заплачу, любую сумму.
  - П-плохо дело Петр Александрович, не исключено, что вы заплачете.
  - Как это понимать? - расстроено всплеснул руками конструктор.
  - Статья написано небрежно и очень н-нагло, это не просто оплаченный заказной памфлет, все гораздо хуже. Кто-то явно надавил на редактора, заставил написать статью, скорее всего д-даром, но автор нашел способ выразить недовольство - завуалировано посмеялся и дал много "полезной" информации. Это раз.
  Я для наглядности загнул мизинец.
  - Давайте угадаю, к-купец Карзикин является не просто вашим клиентом?
  - Вы правы Эраст Петрович, он единственный меценат. В последнее время интерес к автомобилям вырос, у нашего предприятия частные заказы почти на двести машин. Кроме того, у меня государственный контракт, на пятьдесят экспериментальных карет скорой помощи и двенадцать пожарных автобусов - это такие большие автомобили. Обычная история, я пожадничал и взял все заказы, хотя средств на их выполнения не имел. Пришлось одалживать у банка, а часть средств вложил Карзикин.
  - П-поздравляю, вы банкрот. Из-за истории с "Эсмеральдой" Николай Александрович будет в ярости. Государственный контракт, под который вы взяли ссуду, скорее всего - аннулирован. Карзикин наверняка потребует погасить векселя. Остальные, узрев опалу, модно поспешат отказаться от приобретения автомобиля. Это два.
  Безымянный палец присоединился к мизинцу.
  - Эх, Эраст Петрович, как по написанному излагаете. Я ведь, как только статейку эту мерзкую прочитал, сразу к купцу направился. Выставил он меня, даже видеть не пожелал, лишь передал, чтоб я адвокатов евойных ждал. А ведь еще вчера мы с ним братались, в Сандунах парились, да чего уж там, - Фрезе досадливо махнул ладонью. - Понимаю, сделать сохатым Самого... Короче, ваша правда. Одна надежда чертежи найти, под них мне германец Бенц ссуду даст и кредиторам заплатит. Все дорога одна к немцу на поклон идти, только либо партнером, либо в наем. А мне хочется Россию поднять, хватит нам чужим умом жить, пора и что-то свое делать. Помогите Эраст Петрович, за мной не заржавеет, найдите супостата, Христом вас прошу. Я хоть и банкрот расплатиться сдюжу. Вот глядите, знаю, вы всякие штучки японские уважаете.
  Фрезе зашуршал таинственным свертком.
  - П-погодите об оплате, - прервал я его нездоровую деятельность. В статье ясно сказано, за вашими бедами стоят конкуренты.
  - Что вы Эраст Петрович! Помилуйте, какие конкуренты? В России мой завод единственный занят автомобилестроением, других просто нет. Иностранцы же из-за войны с Японией и другими коллизиями носа казать боятся.
  - Я не о них. Подумайте хорошенько, кому ваше п-предприятие могло встать поперек горла? Ведь во всем мире автомобиль пришел на смену...
  - Лошадям? А ведь верно! Ох, бисовы дети.
  - Это три.
  Я загнул очередной палец, остальные успели затечь, но для дела потерплю...
  - П-понимаете, Петр Александрович, мне не составит труда найти человека, разрушившего двигатель и вдохновителя, слишком м-много они оставили следов, слишком нагло действовали. Но и только. Я лицо в Москве нежелательное, присутствую инкогнито. Никакого веса и возможностей не имею. Все, что я могу дать лишь выводы.
  - А чертежи! - вскричал Фрезе. - Есть же еще чертежи, их вряд ли уничтожили. Ну, Эраст Петрович миленький, расстарайтесь. Ведь не ради меня, отечеству польза. Погодите, не отвечайте!
  Изобретатель схватился за сверток, неловко, спеша содрал чехол, из кучи засаленных бумаг показались ножны. Фрезе неумело потянул за рукоять, и в свете газовых рожков хищно волнистым узором хамон оскалилась сталь.
  - Этот меч достался мне от прадеда, - затараторил конструктор. - Он собирал холодное оружие разных народов. К сожалению все коллекцию я был вынужден продать, что бы открыть производство, а вот это клинок не решился. Он, только не смейтесь, почти живой, теплый, вроде даже шепчет что-то и пахнет как-то...
  - Кровью он пахнет.
  Я требовательно протянул руку, забрал меч и полностью обнажил клинок. Лезвие имело белесый оттенок - уцури, что свидетельствовало об успешно проведённой термообработке.
  - Это уникальный клинок, - я перестал заикаться, - рожденный из самой твердой стали хаганэ. Его истинную стоимость невозможно оценить. Сколько стоит Колизей или Джоконда, как материально оценить музыку Чайковского, полет на первом самолёте осуществленный братьями Орвилом и Уиобуром, любовь родителей, страсть любимой женщины? Это бесценное сокровище. Во всяком случае, для меня.
  - В таком случае примите его, - горячо воскликнул Фрезе.
  Я не мог оторваться от созерцания лезвия, следующие слова дались мне с трудом:
  - Вы могли бы продать его и решить финансовые проблемы.
  - Увы, это не так. Ценителей не так уж и много, во всяком случае я не нашел никого, кто мог бы предложить хорошую стоимость, а за предложенные антикварами десять тысяч расстаться с ним глупо. Пусть уж лучше достанется вам.
  - Этому мечу почти триста лет, - зачарованно произнес я, изучая стилизованные иероглифы на катане. - Он выкован мастером Мондзю в шестнадцатом веке. Я читал об этом клинке в одной японской энциклопедии, его имя Хидзамару - "Повелитель коленей". И он палач .
  Меч на пределе чувств отведенных человеку довольно завибрировал.
  - Буду с вами откровенен Петр Александрович, надежда на то, что бумаги сохранились мизерна...
  - Для меня будет достаточно, если вы назовете мне имя заказчика и попытаетесь найти чертежи.
  - Хорошо, - я нехотя убрал клинок в ножны и твердо посмотрел на конструктора. - Я попытаюсь. Но ничего не обещаю. Если меня постигнет неудача, я верну вам меч, уверен он найдет своего хозяина.
  - Ваша попытка Эраст Петрович, стоит дороже самых искренних уверений.
  Ну и как после таких слов не вывернуться на изнанку?
  Мы условились с конструктором о совместных действиях, в частности я, действуя приманкой, устраивался на завод новым инженером и, обговорив детали, распрощались.
  Маса принес четки, пальцы с умопомрачительной скоростью принялись катать янтарные мысли. Ответ на любой вопрос почти всегда содержится в самом вопросе. Главное правильно сформулировать. Таких вопросов я видел два. Во-первых, по какой причине призового жеребца Корвина, после очередного успеха выставили на аукцион? Во-вторых, каким образом была открыта дверь?
  
  
  3. Лонжа
  
  
  
  - Вот Дарья, рекомендую, - Фрезе откашлялся, - нашего нового инженера Эраста Петровича Фандорина, но на людях его следует называть Иосиф Петрович Ронин.
  - Здравствуйте, - улыбнулась девушка, протягивая руку. - К чему такая конспирация, вы часом не революционер?
  - Нет, просто не люблю излишней суеты вокруг моей персоны.
  - Вы такая известная личность?
  - В узких кругах.
  - Значит, вы знакомы с принципом работы электродвигателя?
  В этот миг я сам себе стал безуспешно лгать. На меня обрушилась все сметающая волна. Я защищен от женской красоты, ума тем паче, годы и опыт отучили гореть. Но перед самым страшным оружием - женственностью, моя холодная стена отчуждения потекла расплавленным воском. Ее огромные темные миндалевидные глаза, поражали смесью непорочности и замершей перед прыжком страсти, кожа цвета мокко придавала красным пухлым в виде сердечка губам насыщенность, небольшой изящный нос подчеркивал треугольную форму лица, рыжей всполох необычайно густых волос добавлял инфернальности потрясающему образу. Воздушное изумрудное платье, заставляло напряженно угадывать юную красоту нагого тела.
  Пауза грозила стать неприличной.
  - Не только знаком, но смею н-надеяться, в ближайшее время воссоздам двигатель.
   - Смело, - девушка с сомнением приподняла левую бровь. - Мой отец блестящий ученый, без сомнения родоначальник автомобильного дела России, знакомый с Теслой, видел чертежи и наблюдал двигатель в работе, однако воссоздать агрегат за краткий срок и без ассигнований не способен.
  - Вы хотите сказать, что я лгу? - оторопел я.
  - Что есть ложь господин Фандорин? Недостоверная информация, самообман или сознательное искажение фактов?
  - Вы путаете ложь с з-заблуждением, - холодно обронил я.
  - У вас филологическое образование?
  - Нет инженерное.
  - Тогда, как вы можете судить о предмете, не имея достаточных знаний?
  - Я многогранен, как бриллиант.
  - А похожи на графин.
  - Ой, да не слушайте вы ее Эраст Петрович! - суетливо вмешался Фрезе. - Это она вас специально своей психологий доводит, без году неделя получила второй диплом психолога вот и ставит эксперименты. Меня чуть до слез не довела чертовка, представляете, докучала разговорами, что мой артрит и повышенное давление следствие затяжного безбрачия, это я вам еще скрытно говорю, другими словесами, что бы конфуз не сделать.
  - П-понятно, - отозвался я, не сводя взгляда с Дарьи. Девушка весело улыбалась, происходящее ее забавляло. - А какое второе образование?
  - Инженерное. Может, вы все-таки пожмете мне руку?
  
  ***
  
  Весь остаток дня я провел на фабрике, по-настоящему вникал в работу и при каждом удобном случае старался афишировать свою уверенность в скором воссоздании двигателя для автомобиля. Сначала ко мне относились со скепсисом, но мне удалось посмотреть на проблему с другой стороны.
  - Что если модернизировать не двигатель, а т-топливо? Это будет быстрее и намного д-дешевле, освободится время для работы непосредственно над агрегатом.
  - Поясните свою мысль? - подбодрила Дарья, не отходящая от меня ни на шаг. Вокруг собрались работники, кликнули Фрезе.
  - Шесть лет назад, находясь в Германии, я п-познакомился с удивительным человеком, блестящим ученым Юрием Красновым . Он создал "горящую воду" - водородное топливо. С помощью доступных ему методик, Юрий поднял п-плотность воды много выше единицы, после достаточно увеличить температуру, начинается синтез, обратный п-процесс соединения кислорода с водородом, происходит выделение тепла и водяного пара. Как видите все очень п-просто.
  - Гениально! - конструктор весь заискрился. - Это удивительное открытие!
  - Скажите, - вставила Дарья, - вы были свидетелем испытаний?
  - Разумеется. В топливный бак автомобиля оснащенного двигателем Рудольфа Дизеля, д-добавили пять литров обычной воды, опробованной тремя добровольцами. Автомобиль безуспешно попытались запустить, приглашенные эксперты подтвердили сей факт. После Краснов с помощью пипетки добавил в бак десять миллилитров своего топлива. Д-двигатель сразу завелся, автомобиль, оснащенный всего четырьмя л.с. сумел набрать скорость семьдесят километров в час, вдумайтесь господа!
  - Интересно сколько стоит в производстве водородное топливо? - спохватился Петр Александрович.
  - Сущие копейки, относительно конечно...
  - Тогда почему горящая вода не пользуется повсеместным ажиотажем? - перебила Дарья. - Любой здравомыслящий банкир даст великий кредит.
  - Вы правы немецкие банки и многие п-рромышленники, тот же Карл Бенц, предлагали Краснову ссуду на льготных условиях, но Юрий хотел работать только для России. Жаль, что у нас изобретение п-подверглось забвению. Ничего не попишешь, закостенелость и не желание сняться с насиженного места, сделать лишний шаг, даже к вящей выгоде, охватили Россию. Однако сейчас п-пришло время разбудить Краснова от вынужденной спячки. К счастью он квартирует в Москве, на новой бассманной, там есть доходный дом, принадлежащий б-бывшему титулярному советнику господину Ширшикову, номер 17. Послезавтра обязательно нанесу ему визит.
  - Добро! - воскликнул Фрезе. - Вы уж только голубчик не задерживайте, сея жидкость, может решить все наши проблемы!
  К концу рабочего дня только глухослепой не знал, что новый инженер "гений", могущий воссоздать двигатель Теслы. Я добился всеобщего энтузиазма, даже Фрезе забыл о моей истинной миссии, полностью отдавшись ученым мечтаниям. Только с Дарьей отношения не складывались, по ведомой ей одной причине, она подвергала сомнению каждое мое слово. Это было неприятно, как человеку слова и невыносимо, как мужчине, которому нравиться недоступная женщина...
  Я распрощался с персоналом и уже собирался уходить, когда она подошла ко мне и панибратски прикоснулась к руке. Эффект превзошел все "неожидания", мое лицо перекосило, словно от отвращения, а тело прострельнул такой мощный заряд влечения, что я аж задохнулся.
  Дарья заметила мою гримасу и, похоже, истолковала неверно. Ее лицо застыло, от тела повеяло холодом, девушка резко развернулась и чуть ли не бросилась прочь.
  В два прыжка догнал ее, развернул, ловя гневный взгляд. Ошпарило! Да, что со мной такое! Моя бедная голова пошла вразнос и, похоже, не скоро обретет ясность.
  - Дарья, извините, за эту гримасу, не имеющую к вам отношения, боль вступила в виски, молниеносный приступ мигрени... Вы что-то хотели спросить?
  Она смотрит настороженно, сердясь, за бесцеремонное отношение. Сейчас она влепит пощечину и будет права.
  - Ну и вид у вас, точно у провинившегося гимназиста, - она смотрит изучающее, что-то прикидывая в своей голове-магме. Наконец я взвешен и оценен. - Эраст Петрович, вы любите музыку? - не дожидаясь ответа, ясно, что он может быть только утвердительным, продолжает. - Я иду в один интересный клуб, не составите компанию?
  
  ***
  Мы идем достаточно долго, возможно надо было взять экипаж, но я наслаждаюсь каждым мигом. Уютный летний вечер, неспешно перерождается в ночь, ветер играючи приподнимает край платья, и я молниеносно схожу с ума. В висках стучит зрелая мысль - околдовали, так чувствуют себя рабы опия: понимают, что каждая белая песчинка кирпич в могилу, но радостно строят себе погост.
  Мне не терпится прижаться к ее кровавым в свете ускользающего заката губам. Дарья словно не замечает моего помешательства, она сосредоточенно плывет к ведомой ей цели.
  - Долго еще? - вопрос звучит двусмысленно. Мне необходимо отвлечься. Улицы пустеют, мимо шелестят редкие экипажи. Усталая Москва отходит ко сну.
  - Терпение Фандорин, - она обращается по фамилии, подчеркивая дистанцию между нами. Моя рука живет своей жизнью - дергается, пытается обнять ее стан. Как бы внезначай касаюсь края ее платья, и хотя под пальцами всего на одну секунду задерживается ткань мозг живо рисует сладостную картину гибкого девичьего тела. Что со мной?
  Дарья резко останавливается, ее рысьи глаза пробивают маску внешней невозмутимости, мне становится неловко.
  - Скажите, я вам нравлюсь?
  Черт возьми, ее прямолинейность! Я совсем смешался, пытаюсь придать лицу максимальную холодность, одновременно с ответом проклинаю себя за упущенный шанс объясниться:
  - С чего вы взяли?
  - Я знаю, как мужчина смотрит на девушку, когда имеет на нее виды.
  - И как же? - сухо спрашиваю, а сам боюсь, что она развернется и уйдет.
  - Как на добычу, плотоядно и оценивающее.
  - Смею утверждать в моем, взгляде ничего оскорбляющего нет!
  - Конечно нет, ваши неловкие попытки коснуться и робкие взгляды можно расценивать, как комплимент.
  Я задыхаюсь от деланного возмущения.
  - Фандорин, вы ведете себя не прилично, - продолжает издеваться она. - Да у вас на лице все коварство написано. Признаетесь, решили соблазнить неопытную девушку, набросив на себя маску высокомерия и неприступности.
  Я не знал, что сказать. Надо было развернуться и уйти, но у меня не нашлось гордости. Перед взором мелькал калейдоскоп лиц: вот возникла из небытия золотокудрая Лизонька, тепло улыбнулась, помахала нежной рукой и растаяла, уступив место гибкой Мидори, японка пронзила взглядом тигрицы, грациозно потянулось, преображаясь в русоволосую Ангелину, та одарила светом, льющимся из серых глаз, и покорно ушла, явив милую Ксению. Внезапно все стало на свои места - Мозаика сложилась в образ Дарьи.
  - Ладно, Фандорин, не сердитесь, - неверно истолковав молчание, усмехнулась девушка, беря меня под руку. От ее прикосновения, каждая мышца тела взвилась жгутом. - И не вздумайте уходить, вы обещали посветить мне этот чудесный вечер.
  Я молчу, позволяя ее буксировать меня в соседний переулок, в это есть свой плюс, забыв всякий стыд, беспрепятственно наслаждаюсь видом ее выпуклостей. Меня разрывает от двух желаний: всепоглощающей нежности, когда хочется боготворить женщину, носить на руках, выполнять малейшие капризы добровольно, ощущая счастье от полезности и такой же безумной страсти, когда не терпится крепко обнять, сорвать легкомысленное платье, провести ладонями по стану, срывая стоны с губ, измять как цветок. Еще мгновение и я как мальчишка сорвусь, лоб покрыли горячи капли, кадык в горле вырос, грозя задушить.
  - Вот мы и пришли, - разомкнув цепи-руки заявила Дарья.
  Мы остановились возле большого каменного дома, фасад которого украшали иероглифы 合 気 柔 術 и 剣術 . Мое удивление была настолько сильным, что помогло справиться с искушением. Я не знал, что в Москве есть клуб, вернее додзе, в котором изучают японские боевые искусства. Хотя учитывая напряженные отношения с Японией интерес обоснован.
  - Вы, кажется, сказали, что мы идем слушать музыку? - все еще удивленно поинтересовался я.
  - Верно, - усмехнулась Дарья, - музыку поединка. Отец говорил, что вы большой знаток рукопашного боя, думаю, вам будет интересно.
  - Посмотрим, - безразлично пожал плечами я, чувствуя прилив адреналина. Красавица явно что-то замышляет, постараюсь доставить ей удовольствие.
  
  4. Парфорская езда
  
  
  Зал был устлан матами, по стенкам располагались гимнастические снаряды, в центре додзе висела огромная черно-белая фотография серьезного заросшего бакенбардами японца, под ней располагался массивный стеллаж с тренировочными мечами.
  Наше появление сразу привлекло всеобщее внимание. Около двух десятков занимающихся, по лающей команде тренера - "ямэ", прекратили учебные спарринги и дружно уставились на нас. Вернее Дарью они почти игнорировали, ограничившись легкими дружелюбными кивками, а вот на моей сконфуженной персоне концентрировались различные взгляды от любопытных до откровенно агрессивных. Родилась неловкая пауза.
  - Здравствуйте, - пришлось мне нарушить потную тишину.
  - Дарья, ты привела нового аколита? А не староват ли? - неприязненно произнес высокий черноволосый мужчина, похожий на жабу огромным кадыком и выпученными глазами, казалось, еще секунда выстрелит язык, ловя невидимую муху. Как все одетый в черные хакама и белые кендоги , он единственный носил переплетенный красно-черный пояс знак высшего мастерства.
   - Привет! - не замечая растущего напряжения, улыбнулась девушка. - Это господин Иосиф Петрович Ронин, знаток и мастер японского боя. Он любезно согласился продемонстрировать свое умение.
  Я смешался. Дарья намеренно поставила меня в неловкое положение. Непонятно зачем ей это нужно? Или опять изучает меня своей психологией? Одно радует, если она потрудилась устроить каверзу, значит - испытывает интерес.
  - Продемонстрировать? - дурашливо протянул тренер. - Ну что ж, милости просим любезного господина Ронина - "блуждающую волну" , устроить показательное выступление. Не угодно ли переодеться? И ты Дарья ступай в раздевалку, заодно гостя проводишь.
  - Ну что же ты? - подстрекательница потянула меня за рукав. - Пойдем!
  Мне хотелось уйти, однако девушка, ставшая для меня за неполный день, феноменом страсти, ждала активных действий, и могла счесть трусом. Как глупый мальчишка, пойманный на "слабо", влюбившийся впервые пылко, глупо, обидчиво, я не знал, что делать.
  - Дарья, - усмехнулся лупоглазый, - похоже, твой гость ошибся адресом.
  Он демонстративно повернулся к нам спиной, нанеся очередное оскорбление. Ученики тихо посмеивались. Девушка с сомнением посмотрела на меня:
  - Я совершила ошибку господин Ронин, наверно вы действительно слишком...
  - Не н-надо Дарья, - я успокоился и начал заикаться. - Пока ошибки не было. Вы пришли слушать музыку? Так п-приготовьтесь, вас ждет аншлаг.
  Привлекая внимание, громко хлопнул в ладоши. Тренер мгновенно повернулся, его лицо стало хищным, ученики недоуменно уставились на меня.
  - Г-господин нахал, нынче я подмету пол вами и вашими учениками.
  - Принимается, господин заика!
  Дарья проводила меня в раздевалку. Быстро стянул костюм, к счастью нашлась новая одежда, немного велика, но я рад, что не пришлось пользовать чужое кимоно. Во мне жил и властвовал мальчишечий порыв, нестерпимо хотелось произвести впечатление самым глупым и древним из всех способов - силой. Абсурд происходящего наполнял меня энергией, я словно проснулся - чувствовал себя живым. Интересно, почему нормальному человеку, что бы завоевать любовь девушки нужно просто быть собой, а мне обязательно ввязаться в авантюру?
  Дарья, облаченная в кимоно смотрелась потрясающе, мешковатое одеяние прятало женственность, но так кокетливо, что хотелось зверем содрать его и в этом желании похотливого порыва было в разы меньше, чем... Чем чего? Нет слов. Лишь пьяная радость. Опять нахлынули воспоминания о Мидори, я невольно сравнивал девушек и не находил ни одного отличия, и ни чего общего.
  - Вы зря разозлили мастера, - потупив глаза, произнесла воровка моего спокойствия. - Он не плохой человек, но очень тщеславный.
  - Во-первых, он не мастер. Во-вторых, это он зря меня р-разозлил.
  - А в третьих?
  Пожимаю плечами. Дарья подходит близко-близко, так что я ощущаю запах ее кожи и почти чувствую малиновый вкус губ, почему-то жуткой болью сводит левую икру, но я боюсь шелохнуться и готов выпить ее до дна. Она щекочет мое ухо своими волосами и тихо шепчет:
  - Фандорин, включите и меня в список веников.
  Она застает меня врасплох. Смысл фразы не понятен.
  - Я тоже ученица Дмитрия, мастера единственной в Москве школы японского боя. Между прочим именно вы обязаны появлением клуба. Не смотрите на меня так удивленно. О ваших московских похождениях ходят легенды, один крупный государственный деятель впечатленный вашей биографией, учредил в качестве эксперимента школу единоборств. Почти все ученики офицеры полиции и жандармы.
  - Зачем же вы притащили меня сюда? Вам известно мое нежелание афишировать визит в Москву.
  - Успокойтесь Фандорин, им и в голову не придет, что вы тот самый знаменитый сыщик. Мне же показалось необычайно смешным привести вас сюда, надеюсь, вы не шутили, обещая провести уборку?
  - Увы, нет. Скажите, а Дмитрий он, что тоже п-полицейский?
  - Наш учитель не имеет отношения к охранке, он офицер кавалерии - драгун.
  - Интересно откуда он знает кен-дзюцу?
  - Его батюшка состоял на дипломатической должности в Японии почти пятнадцать лет. Дмитрий, находясь при отце, еще ребенком был отдан в обучение.
  Какая-то мысль пыталась прорваться сквозь мишуру образов, но мне никак не удавалось сосредоточиться. Дарья полностью владела вниманием. И все же один дельный полувопрос я задал:
  - Вы прекрасно осведомлены...
  - Ничего удивительного, я занимаюсь искусством, почти пять лет, сложно не узнать своих братьев за столь долгое время и потом из рассказанного вам никто не множит тайны...
  Меня ждали. Полицейские организовали живой квадрат примерно шесть на шесть метров. В центре стоял высокий, мне под стать, с испещренным оспинами лицом мужчина и демонстративно хрустел пальцами. Лупоглазый Дмитрий выступал судьей. Вот он поднял вверх правую руку, задержал ее на мгновенье и рубанул воздух.
  Противник, резко сократив дистанцию, ударил ребром ладони, целя в шею. Нехороший удар - злой, из арсенала каратэ, рассчитанный на убийство или калеченье. Нельзя так поступать в учебном поединке. Я немного отклонился, подбил своей ладонью его и, сложив правую руку молотом, раздробил пальцы. Неприятный крик потряс додзе, сразу трое учеников вскочили, грозно хмуря брови. Несостоявшийся убийца, баюкая руку, двинулся к раздевалке, наверно спешит к врачу - не поможет. Калека на всю жизнь. Достойная плата за попытку изувечить незнакомого человека.
  - Д-давайте, так больше шансов прыгнуть выше, - подбодрил соперников.
  При бое против группы важно заставить нападающих оборонятся, украсть инициативу. Они только начали движение, а я уже ложно прыгнул к одному, заставляя отшатнуться, напал на другого, ударив его пяткой в подъем ступни, перекатился под ноги третьему, атаковав подколенное сухожилие. Истекло не более трех секунд, а двое учеников не могли двигаться. Последний, довольно бестолково подставляя голову, бросился вниз, намереваясь сбить, но сразу получил коленом в подбородок.
  - Следующие п-прошу!
  Пока полицейские собираются с духом, смотрю на самую прекрасную девушку на земле. Она заметно возбуждена, глаза лихорадочно блестят, спелые гранаты губы манят. Прочь ненужные мысли!
  Сразу пять учеников готовятся к позору. Что ж, много врагов - много чести. Ловлю вопросительный взгляд тренера, киваю. Мне все равно, сколько народа выйдет против. Перед Дарьей я не победим.
  На этот раз противники более осторожны - берут в медленно сужающееся кольцо. Один за другим наношу быстрые удары, целя в болевые точки, сам пропускаю взрыв колокола в голове, но быстро стряхиваю помутнение - надо обороняться. К оставшимся в строю противником присоединяются другие их наверно уже десяток. Они атакуют серьезно, уже никто не сдерживает удары. Мщу! Подключаю ноги, в айки-дзюцу такому не учат. Атакую нижний уровень, поражая стопы, колени, голени, когда они начинают привыкать, резко меняю тактику - провожу бросок в гущу толпы и штурмую верх - сворачиваю челюсти, звоню в уши, сминаю носы. Только что передо мной мельтешила вспученная толпа, теперь маты усеяли вперемешку шахматы, гигантская зебра стонала, силясь тщетно подняться. Я улыбнулся Дмитрию, поманил, но он отрицательно мотнул головой.
  - А что так? - потешливо изумился я, делая неспешный шаг к лупоглазому. Неожиданно вместо него ответила Дарья:
  - Господин Ронин, вам надлежит сразиться со мной.
  Девушка держала в руках боккен. Я медленно приблизился к ней и интимно наклонившись, спросил в ушко:
  - Зачем?
  Так же тихо, приподнявшись на носочках, она прощекотала губами:
  - "Повелитель коленей" мой. Отчим, - резануло по ушам, - отдал его вам, хочу убедиться, что вы достойный владелец.
  - П-признаюсь, я плохо фехтую.
  - Тогда, вы вернете его.
  - Необязательно изображать спарринг, вы могли просто попросить...
  - Настоящая женщина никогда ничего не просит.
  - Сказать...
  - Полно, господин Ронин, или вы боитесь проиграть женщине?
  - Такой женщине проиграть, значит победить.
  Я принял из рук Дмитрия деревянный муляж и встал напротив Дарьи. Ученики, отошедшие от побоев, придвинулись ближе, лелея мечту - лицезреть унизительное поражение обидчика, как будто сей факт сделает их лучше, сотрет собственную беспомощность. Помимо двух оскоминных бед, у России есть третья, более страшная - "нет большей радости, чем когда у соседа корова сдохла".
  Мы оба приняли камаэ , зеркально отразившись, в зрачках друг друга и я понял, что проиграл. Ее тело жило духом, мое плотью - там, где проснулась любовь, разум повержен, дух смятен.
  Ее глаза занятно мерцали, переливались оттенком миллионов эмоций, и их калейдоскоп обратил меня. Казалось, я смотрю в них вечность... Меч обреченно хрустит, когда я вбиваю его в татами...
  - Сдаюсь, - хриплю ей и иду, покачиваясь в раздевалку, только отчего-то чувствую себя победителем.
  
  ***
  Она держит меня под руку, черная ночная Москва, стирает границы, уравнивает стыд и неуверенность, в какой-то момент нравственность становится лживой, я раздвигаю ее губы азартным поцелуем. Невообразимо долгий миг она не отвечает, успеваю рухнуть в ледяной омут - вдруг эта ошибка станет роковой. Но вместо страха, горячая волна пожирает мое тело, я весь заряженная пушка, запал которой тлеет под ее тонким платьем...
  Время исчезает, обнаруживаю себя абсолютно опустошенным на огромном ложе. Атрофированная память с трудом, подсказывает - гостиница Метрополь, пентхаус...
   В голове роются тысячи ненужных эгоистичных мыслей, вроде размышлений о чрезмерной для столь юной особы опытности и болезненных представлений об источнике этих знаний. Однако эти надуманные сердечные спазмы, всего лишь огранка для бриллианта счастья, пряность, заставляющая воспринимать резче, насыщеннее - жить.
  Прекрасная медуза Горгона не сводит с меня порабощающий взгляд, огненные змеи расползлись по белой перине, ее тело тар - такое же тонкое, грациозное и вместе с тем идеально округлое, я не могу уже играть на этих струнах и с ужасом понимаю, что она требует новой песни. Как любой мужчина, попавший в сети бессилия, нелепо взмаливаюсь к силам целомудрия, требуя воскресить животное начало и помощь приходит...
  Спустя долгое время, измученный горестно размышляю, что на систематические любовные подвиги неспособен, однако получаю самый главный подарок, который даже в какой-то миг важнее, чем очередная битва, случившаяся на самой древней войне:
  - Я больше не могу, ты победил.
  С самой глупой улыбкой проваливаюсь в сон.
  Проснулся поздно, незашторенные окна, заливал дневной свет, тело ломило сладкой истомой предвестницей вернувшихся сил. Пошарил рукой-владыкой, огляделся, Дарьи не было. Несколькими робкими волнами накатила меланхолия. Приподнялся, ища взглядом хотя бы записку, белый листок оказался на трюмо. Прочел, глупо улыбнулся отражению, втянул впалый живот, покрасовался, напрягая рельефную мускулатуру...
  Раздался стук, не дожидаясь приглашения, в дверь вошел официант, перед собой он катил малый столик сервированный фруктами, ароматный запах мятного чая, вился дымком. Произошел небольшой конфуз, служитель гостиницы, узрев мое позирование, в костюме Адама хмыкнул, но большего не позволил, вот будет пересудов до конца недели.
  Я быстро, но с удовольствием перекусил. Спустившись в вестибюль, расплатился, получив в свой адрес искренние пожелания удачи и надежду видеть меня снова (чаевые были щедрыми), взял извозчика. Не доезжая двух кварталов, отпустил "ваньку" и быстро направился домой. День обещал быть насыщенным.
  
  ***
  
  Еще витал аромат жасмина и мяты, а по номеру порывисто рыскал высокий лупоглазый незнакомец. Его интересовало буквально все, смятые подушки, отброшенные с раздражением, упали на шкуру белого медведя, сбитая простыня допреж матраца, с брезгливым упорством подверглась пальпации, шкаф, обиженно скрипя створками, явил свое нутро, медная ванна подчинилась тщательному досмотру, гостиная всколыхнулась небрежно отброшенной мебелью. И только на пороге, уже взявшись за ручку, творец хаоса заметил белый прямоугольник на мореной столешнице. Порывисто схватил его, словно боясь абсурдного побега, и вчитался в единственное слово - "Люблю". Незнакомец, копируя улыбку господина Ронина, оскалился. Только радость его была иного свойства, если пять минут назад улыбались от любви, то сейчас от ненависти.
  
  5. Бочение
  
  - Маса, к-комплект номер шесть, пожалуйста!
  За долгую практику я разработал несколько десятков маскарадных личностей, и с легкостью в них перевоплощался. У каждого персонажа была своя история, запоминающиеся яркие особенности, за которыми легко оставаться невидимкой. И конечно у них наличествовал собственный гардероб...
  Японец принес пронумерованный сверток и с нетерпением начал переминаться.
  - Маса - нет!
  - Но господин! Я могу быть киргизом, таджиком, монголом!
  - Маса, - твердым тоном объяснил я. - Сейчас идет в-война с Японией (слуга скривился), любое азиатское лицо на улице вызывает нездоровый интерес, а вдвоем мы привлекаем б-больше внимания, чем одетыми в бане. Тем более ты отказываешься носить европейский костюм.
  - Я подумаю, - угрюмо изрек Маса, но спорить дальше не стал.
  На живот легла специальная подушка, зафиксированная для надежности ремнями. Глубоко в ноздри, неприятно - зато действенно, пробки, отчего нос сплющился старой картошкой. И конечно отец любой маскировки - густая борода. Оделся под стать образу - замшелым служащим, добавил для отводящей взгляд приметности хромоту, нарисовал синяк.
  Китайские меченосцы и копейщики специально привязывали к оружию красные лоскуты, что бы противник невольно концентрировался на алом мельтешащем огне и умирал. Чем больше в моей работе таких лоскутов, тем больше шансов на успех.
  Сперва я направился в транспортное агентство "Экипаж", размещавшееся недалеко от Крымского рынка. Мне повезло - устраивающий маршрут омнибуса проходил рядом с моим домом, что избавило от необходимости искать извозчика. Московский омнибус мало отличался от Лондонского или Парижского - те же скамьи вдоль бортов, два уровня, вход располагался сзади. По всей длине многоместного экипажа шла рекламная надпись "Булочные пекарни Бушкова - Бу-Бу нам все по зубу".
  Я заплатил кондуктору гривенник и поднялся на "империал" . Двое пассажиров одетых как приказчики без интереса взглянули на меня и не найдя ничего примечательного продолжили увлеченно обсуждать "интересный" дом.
  Путь "в баню" шел спокойно, приземистые лошади не торопились, извозчик то и дело клевал сизым носом. Постепенно омнибус наполнялся пассажирами. Одна перезрелая матрона, похожая лицом на лоскут цыганского платья - такое же размалеванное, привычно подняла голос:
  - Люди, вы посмотрите на этого соню! Ты нас всех уморишь убивец. Почто гривенник дерете? Я пешим образом пол Москвы обойду, а он еще дрыхнуть будет.
  - Хошь пешком топай, - огрызнулся враз очнувшийся кучер. - Чай не ипподром, чтоб рысисто дрыгать! Ступай на ходынку за рекордами.
  - Он еще и спорит! - заголосила матрона...
  Через пять минут весь экипаж участвовал в баталии, хорошо хоть, испуганные лошади пошли быстрее...
  Вывеску я приметил еще издали, огромное полотно, изображающее кучера погоняющего тройку лошадей, заняло фасад одноэтажного дома, под ним вязью шло уже знакомое название. Около ворот ожидало несколько извозчиков.
  Я, семеня, то и дело, припадая на правое колено, двинулся к присутственному входу. Внутри было просторно и шумно. Небольшая галдящая очередь тянулось центральный в кабинет, на двери которого было написано: "Приемная". Остальные двери, располагающиеся справа и слева от входа, не пользовались особой популярностью...
  - Чем могу быть полезен? - спросил важный, заседающий за массивным дубовым столом служащий, когда я, наконец, попал в приемную и нерешительно остановился на пороге.
  - Ой, - всхлипнул я и надолго замолчал, давая подробно рассмотреть мой синяк и помятый вид.
  - Вы с рекламацией? - обеспокоенно осведомился приемщик.
  - Помогите! - отчаянным голосом крикнул я и опять умолк. Вид служащего стал совсем рассеянным.
  - Уффф, - произнес он нервно, - вы проходите, пожалуйста, присаживайтесь.
  - Нет, - я замотал головой и сделал несколько хромых шагов к столу, - сесть не имею никакой возможности - бит сильно.
  - Кем? - удивился он.
  - Это вся труба, - потеряно произнес я. - Ну откуда мне разуметь, что постоялец ее на шкаф засунет.
  - Какой постоялец? - несчастно заохал служащий. - Какая труба? Объясните толком чего вам надо?
  - Знамо какая, - словно ребенку начал объяснять я. - Аршина полтора будет, тяжелая страсть! В нее небо смотрють - уж не знаю зачем.
  - Вы скажите, наконец, что вам угодно? - начал злиться регистратор.
  - Скажу, скажу, конечно. Значится, аккурат в среду это было. Я помогал вещи постояльцу в экипаж грузить. Все чин чином до последнего свертка вынес. А трубу эту окаянную забыл. Мне потом такое сделали придумать страшно, а сказать смрадно. Говорят, этот, - я задумался, - удар по престижу. Найди постояльца и трубу астрономную отдай, иначе без куска хлеба оставим.
  - Подождите, - поморщился служитель. - Вы работаете в гостинице верно?
  Я истово кивнул.
  - Так, а мы тут причем?
  - Ха, чудак-человек, я ж тебе объясняю. Извозчик-то вашей конторы. Слышь? - я доверительно нагнулся, чуть не упершись носом в его шнобиль. - Подсоби, разузнай, куда астронома свезли? Мне по зарезу, трубу эту бисову пристроить надо. Я бы по способностям своим скромным, с благодарностью превеликой...
   В руках зашуршал червонец.
  - Не положено это, - успокоившись, зевнул служитель. - Может ты душегуб, любовника жены ищешь. Я наводку дам, а ты его удавишь.
  Да, что вы, - возмущению не было придела. - Я ж грузчик Федор, при гостинице шпанской. И не женат я, лошадь копытом лягнула с тех пор, один хозяйствую.
  - Повезло тебе Федор, что контора у нас серьезная. Все отмечено, все записано. Третьего дня твоего астронома увезли? А район, какой?
  - Зубовская улица.
  - Добро. Ты подойди ближе не суетись. Не за мзду работаем, за совесть. Коль беды с тобой не случилось, прогнал бы, еще в полицию заявил... Давай чего у тебя там?
  Червонец волшебным образом пропал.
  - Запоминай, кого спрашивать...
  Нужный мне извозчик столовался при транспортной конторе. Когда мы уже порядком "подружились" - распили "Московскую особую", Ждан Агафоныч (так звали кучера) считал меня за родного брата.
  - Пропал, ты Федор, - сокрушено икнул Ждан, выслушав мою историю. - Отвезли мы астронома точно к поезду. Уехал он в свою Сербию ищи - свищи.
  - Мы? Вас что много было? - уточнил я.
  - Почему много? Постоялец ваш, друзья его, отличные мужики, заплатили хорошо.
  - Так ты значит сначала за друзьями заехал, а потом в гостиницу?
  - Да нет же, - икнул Ждан. - Они меня рядом остановили у отеля. - Слушай, а я тебя что-то не припоминаю, вроде другой мужик чемоданы грузил.
  - Не беда Ждан Агафоныч, я сам себя не помню.
  Жаль. Была вероятность, что ночные гости Теслы обнаглели в безнаказанности настолько, что поймали извозчика возле своего дома или даже вызвали на адрес. Ну, да ладно. Чем легче дорога, тем проще упасть, катиться обратно страстям своим в пасть.
  
  ***
  
  В больницу пришлось ехать вместе с Масой, японец по такому случаю милостиво облачился в деловой костюм. Из мстительности я приклеил слуге пышные усы и заставил нацепить круглые очки. Маса сразу стал похож на приподнявшегося торговца "прелестями". Когда уходили, встретили Алевтину, обновленный вид японца так поразил ее, что бедняжка уронили себе под ноги таз с горячей водой. Маса не сделал никакой попытки помочь горничной, даже не взглянул, пришлось самому успокаивать жертву любви.
  - Господин, - обратился слуга. - Мне пришлось сказать Алевтине, что я тадзикский князь, а вы мой помощник.
  - З-зачем? - несказанно удивился я.
  - Так она зенщина взрослая, а дух девочка - в сказки верит. Просто так любить не хочет, только принца, да еще, чтоб зенился. А сама красивый! Я ей помог. Во-первых, принц есть, - Маса поклонился, - люби! Во-вторых, зениться нельзя - веры разные.
  - Маса ты Аферист.
  - Нет, господин, я писатель.
  - Это одно, и тоже...
  В больнице мы представились членами попечительского общероссийского совета детей-сирот. Лечащий врач на вопрос о здоровье молодого пациента, только усмехнулся:
  - Да, здоров он. Ушибся немного, по мне можно было даже в больницу не везти, но жалко мальца. Тут хоть отъестся.
  - А как же с нервическим состоянием? Г-газеты пишут, что у мальчика сильно пострадала психика.
  - У мальчика пострадала совесть, - рассмеялся доктор. - Пойдемте я вас провожу.
  Пока шли по коридору, японец вовсю стрелял глазами, поражая женский персонал. Судя по ответным недоуменным взглядам, важный Маса произвел неизгладимое впечатление.
  В палате стояло четыре койки, две из них находились в жутком состоянии - подушки валялись без наволочек, одеяла свисали на пол, простыни задрались, нескромно обнажив штопаные матрацы. По всему выходило, что здесь была баталия.
  Полководцы сидели на корточках и играли в чиккидорта .
  - Гляди Осип, - при виде посетителей вскочил маленький немного полноватый русый мальчишка лет шести. - Опять, наверно к тебе пожаловали. Ты теперь знаменитость, как прима-балерина.
  - Сколько раз тебе повторять меня зовут Остап-Сулейман-Берта-Мария-Бендер-Бей. В крайнем случае - Остап, - весомо проговорил чернявый худощавый мальчик, поднявшись с корточек.
  - Сам-то не запутаешься, - поддел малец и шутливо отвесил поклон. - Общайтесь на здоровье. Меня, кстати Михась зовут без всяких Марий. Фууу, - мальчик передернулся, - бабство какое!
  - Здравствуйте ребята. Я к-корреспондент английской газеты "Progress" Эдмунд Спенсер, а это мой ассистент.
  - Ну, ясно, что не нашенский, - весомо бросил Остап (уважим мальчика). - Нашему бумагомарателю такой костюм и туфли не по карману. - Он оценивающе посмотрел на меня.
  Маса дал Михасю связку специально припасенных бананов и пару сладких петушков. Мальчик взвизгнул, залез к себе на койку, в запале откусил от банана и петушка разом. Получилось не вкусно, но Михась не расстроился.
  - Господин! - громким шепотом напугал японец и ткнул пальцем в Осипа. - Посмотри он же одно лицо с тебя!
  - Ну, похож и похож, - отмахнулся я. - Остап у меня к тебе дело...
  - Господин, - настойчиво перебил слуга. - Его черты лица твоя молодость.
  - Интересный ассистент, - заметил мальчик. - Господином вас называет.
  - Маса! - рассердился я промашке. - Хватит причитать! У к-каждого человека есть двойник, это было научно доказано еще в шестнадцатом веке Леонардо да Винчи. Достаточно применить простой математический анализ, любой ч-человек через восемь поколений станет "отцом" 256 людей, связанных кровью. А подсчитай, как вырастет это число спустя тридцать поколений. До миллиона!
  - Ну и что, - удивился Маса. - Причем тут двойники?
  - А притом, что кровь, как доказано английским натуралистом Уильямом Бэтсоном, является носителем памяти и вполне с-способна и не такие фортеля!
  - Все равное не понимаю, - упрямству японца мог позавидовать иной ишак. - Ваш двойник маловат и глаза у него карие...
  - Хорош трепаться, - грубо, но органично перебил Остап.
  Странное свойство некоторых людей, они произносят мерзости, но делают это с таким прямодушием, что гадливого ощущения от фразы не остается. А поди попробуй, самому препротивно станет.
  Мы внимательно посмотрели на Остапа, на койке поедая второй банан, хихикнул Михась.
  - Я бы тоже от угощений не отказался, все же к увечному пришли, - справедливо пожурил мальчик.
  - Безусловно, вы правы, мы приготовили г-гостинцы, просто, чтобы не отвлекаться решили сначала поговорить.
  - А что, я не прочь отвлечься, - нагло заявил новоявленный Бендер.
  Пришлось, уважить оторву. Мальчик умял чурчхеллу, три банана, откусил от сахарного петушка крылышко и довольно позволил:
  - Спрашивайте. Только имейте в виду никакой вы не корреспондент.
  - А кто же, по вашему мнению? - изумился я.
  - Не знаю, - легкомысленно отмахнулся Остап. - Может шпион японский. Всяко бывает. Вот и ассистент ваш сильно на самурая похож.
  - М-молодец, глазастый. Ну, хорошо, я действительно не из газеты. Несколько дней назад тебя попросили об услуге. Ты согласился и понарошку бросился под автомобиль. Но что-то пошло не так, может ногу подвернул, м-может замешкался, - мальчик хмыкнул, - однако небольшую травму получил. В результате твоей выходки, пострадали люди. Я здесь для того, что бы найти твоих хозяев.
  - У меня нет хозяев, - запальчиво выкрикнул Остап и отвернулся. - Ничего я не знаю. Могу перекреститься!
  - П-послушай, ты попал в неприятную историю. Не хочу пугать, но не исключено, что люди, нанявшие тебя, спохватятся и сделают что-нибудь плохое.
  - Убьют, - деликатно встрял Маса.
  Остап заметно напрягся, Михась перестал живать, со смесью из любопытства и страха он напрягал маленькие ушки, чтобы не пропустить ни словечка.
  - Я почти все знаю, наверняка к тебе подошел высокий усатый офицер, - по округлившимся глазам Остапа, я понял, что у цели. - И предложил пошутить над незадачливым другом...
  - Он сказал, что это любовник жены, - со вздохом перебил мальчик.
  Все случилось, как я и предполагал. Остапу заплатили, он проявил излишнее усердие, попав в больницу. Вся операция по дискредитации автомобильной фабрики Фрезе была произведена блестяще и молниеносно. Описание драгунского офицера полностью совпало. Можно было не сомневаться, что за выдворением Теслы, автомобильной аварией и возможно взрывом стоял один человек - смешливый молодой усач.
  - Сударь, - как-то небрежно обронил мальчик. - А я ведь знаю, где живет усач. Так проследил любопытства ради.
  Я сразу понял, что Остап просто так, информацию не выдаст и уже полез за кошельком, но малец, во второй раз сумел удивить меня.
  - Вы дадите честное слово, что возьмете меня к себе жить, если же я по истечению определенного срока у нас получиться неприязнь, вы пристроите меня к какому-нибудь делу.
  - Остап, я не могу тебя взять жить, - медленно отрезвляющим тоном объяснил я. - Моя профессия связанна с постоянным риском, это раз. - Маса героически нахмурившись, закивал. - Я живу в Англии и не представляю законного способа вывезти тебя из России, это два. И наконец, даже без твоей помощи, я найду усача, это три. Лучше помоги, и я тебя отблагодарю, это четыре.
   Нет, - решительно ответил мальчик. - Без моей помощи вы потеряете время, это пять.
  Маса, задумчиво поднял голыши и покатал их в ладони.
  - Хорошо! - меня вдруг осенило. - Давай сыграем в чиккидорта. Если моя победа ты все рассказываешь, еще и деньги получишь - пятьсот рублей, - внимательно подслушивающий Михась охнул. - И другу твоему немного помогу. Прости устроить тебя не в моих силах - времени действительно нет, мне пора покидать Россию.
  - А если моя победа? - глаза мальчика заблестели.
  - Тогда я выполню твои условия.
  - Слово?
  - Слово!
  Это было нечестно по отношению к Остапу, но жизнь не олимпийские игры, в конце концов, я даже не лгал.
  Маса протянул мальчику камни. Остап ловко подбросил их, умудрился каждый отбить внешней стороной ладони, и словно отмахнувшись от мухи, поймал голыши в горсть. Теперь, что бы перейти ко второй части игры я должен повторить "фокус" мальчика.
  Михась встал с койки и подошел поближе, Остап усмехался, всем видом говоря - "Ну-ка повтори", Маса привычно отвернулся, ему было не интересно, я же на секунду окунулся в глупый неизжитый страх, рожденный из вопроса - "А вдруг?". Потом резко отбросил сомнения, смешно, на кону мизер - информация, а не чья-то жизнь.
  Как только голыши взлетели в воздух, я успокоился, легко отбил все пять и снизу вверх повел рукой, камни надежно легли в ладонь. Ребята радостно закричали, а повернувшийся Маса потерял лицо. Я раскрыл ладонь, на ней лежало четыре голыша, пятый держал японец.
  
  ***
  
  Договорились, мальчика выписать послезавтра. К этому времени я надеялся закончить дела и сдержать данное слово.
  Дом, в котором жил усач, находился в пяти минутах ходьбы от транспортной компании "Экипаж". Не составило труда выяснить имя постояльца и род занятий. Унтер-офицер Семен Михайлович Буденный, лучший наездник приморского драгунского полка, таинственный усач и похититель. Слишком маленькая птичка, но слишком высоко летает и наверняка знает много. Люди такого авантюрного склада склонны к собственной игре, не удивлюсь, что если именно он добыл чертежи, то прежде чем отдать их вышестоящей фигуре (а она есть, сомневаться не приходится) сделал копии. Второй же "друг" Теслы остался лицом зашторенным, правда я имел все основания считать, что его персона не станет для меня неожиданной. Удалось выяснить, что он тоже офицер, одного чина с Буденным и периодически здесь появляется. Любопытный факт, снимать целый двухэтажный дом в хорошем районе не по карману иному купцу, правда, это мне как раз на руку.
  Что ж Семен Михайлович, в скором времени нас ждет тесное знакомство, а пока займемся другой партией, дебют разыгран, вкусная фигура под боем, время миттельшпиля.
  
  6. Власоеды
  
  
  Часы пробили полночь, когда Степан Викторович Ширшиков, аккуратно, не дай бог разбудить жену, терзаемый самой мучительной жаждой, спустился в вестибюль. Там под апельсиновой пальмой - гордостью владельца, пряталась початая бутылка армянского коньяка.
  Крякнув, предвкушая молодящий огонь в желудке, Ширшиков нагнулся и принялся в потемках (электрический свет дорог, а газовым рожкам он не доверял) шарить руками. Проклятая бутылка словно канула в пропасть. От натуги бородавка на кончике носа налилась кровью, приобретая вид ростра . Ругаясь на весь белый свет, особливо на законную супружницу, Степан все же цели достиг. Пробка смело и непредусмотрительно, что собственно одно и то же, отлетела куда-то вглубь помещения. Ширшиков, издав радостный, полный томления стон, присосался к вожделенному эликсиру. В этот момент он мог дать фору пиявке и бультерьеру одновременно - оторвать невозможно.
  Когда бутылка показала дно, Ширшиков разочарованно икнул и собирался матюгнуться, но что-то перехватило кадык, чуть ли не круша, оставляя маленькую грань за которой жизнь из яркой картины превращалась сначала в маленькое белое окно, сужающееся в иголку, и наконец исчезала в ее ушке, а потом тьма.
  Домовладелец забился, не мысля сопротивляться, просто конвульсия уходящей жизни. Пальцы немного ослабили давление, вполне доброжелательный голос тихо промурлыкал:
  - У вас квартирует некто Краснов?
  Ширшиков попытался ответить, но стиснутый кадык не издал звука.
  - Если да, топните правой ногой, - находчиво предложил незнакомец. - Если нет - правой. Только не громко, пожалуйста.
  Степан еле слышно "ответил" да.
  - Номер 17, второй этаж?
  Дубль "да".
  - Спасибо.
  Бутылка крепко стукнула Ширшикова по затылку.
  - Вот и вас зеленый змий свалил с ног, - констатировал незнакомец. Проверил пульс, усмехнулся, нащупав робкое биение - повезло старику. Меньше чем за минуту, руки и ноги Степана оказались стянуты констриктором , кляп из собственного носка закупорил рот, а пьяница помещен от греха под регистрационную стойку.
  Незнакомец крадучись, но меж тем споро, поднялся на второй этаж. Оглянулся по сторонам, постоял, прислушиваясь к ночным звукам, наконец, убедившись в царившем сонном спокойствии, твердо двинулся к нужной двери. Остановившись, напротив цифры 17, и еще раз оглядевшись, достал длинный обоюдоострый нож. Рука медленно взялась за деревянную ручку, неожиданно дверь поддалась и незнакомец невольно, чуть не упав, сделал пару шагов в темный номер. По иронии судьбы его ждала участь домовладельца: Удар, провал во тьму и спутник возвращения к жизни - нестерпимая головная боль.
  
  ***
  - Здравствуйте Д-дмитрий.
  Его окружает непроглядная тьма, руки и ноги стянуты, голова трещит, но разум мгновенно оценивает ситуацию.
  - Ловушка, - спокойно буркнул шихан и внезапно заорал. Почти три минуты мои уши закладывали призывы о помощи, я все наделся, что Дмитрий, осознав тщетность усилий, прекратит создавать звуковые волны, однако он решил надорвать горло. Пришлось легонько щелкнуть пальцами по кадыку, крик перешел в напряженную попытку вдохнуть. Игнорируя его потуги, зажег газовый рожок и начал речь.
  - Мы п-построим диалог следующим образом. Я спрашиваю, вы отвечаете.
  - Хрен тебе, - прошипел Дмитрий. - Ты ничего мне не сделаешь и отвечать на вопросы я не стану. Нет твоей власти Фандорин, ты никто. В лучшем случае тебя ждет тюрьма за нападение на офицера Российской армии.
   - Я удержусь от сладостного бенефиса и очевидных выводов, долго с вами разговаривать, цепляться к словам, подлавливать, мне резона нет. Разумеется, бить и тем более пытать не стану, а вот он, - перед Дмитрием появился раздетый до пояса Маса, - сочтет вас деликатесом. Вы несколько лет жили в Японии? Маса повернись спиной!
  Дмитрий зло ругнулся, узнав по обширным татуировкам члена якудзы.
  - Да я в Москве фигура не могущественная, снимаю шляпу перед вашей осведомленностью, однако сейчас мы в одном из многочисленных подвалов под хитровкой и для вас я самый настоящий Светич .
  - Ты всегда был неплохой ищейкой, вынюхал, значит?
  - Вы о своем драгунском мундире или о похищении Теслы? А может о пропаже чертежей? У меня к вам всего три вопроса. Первый, кто в окружении Фрезе предатель, второй, кто ваш хозяин и третий, где чертежи?
  Дмитрий молчал, его мозг просчитывал варианты, я уже почти решился на вторую часть противного мне блефа, как он заговорил:
  - Предлагаю сделку...
  - Слушаю.
  - Вы даете слово чести, что отпустите меня...
  - Перешли на "вы"? - не удержался я от шпильки. Дмитрий поморщился, но был вынужден продолжить.
   - Я в свою очередь передам вам чертежи.
  - Значит, это вы их украли?
  - Нет, - Дмитрий покачал головой. - Мне было поручено передать их хозяину. Воспользовавшись моментом, я сфотографировал чертежи. Проявленные фото и пленка лежат в камере хранения вокзала, какого скажу позже, если мы договоримся.
  - Оригиналы?
  - Уничтожены, я сам был свидетелем.
  - Что насчет первых д-двух вопросов?
  - Предателя я не знаю, чертежи и адрес Краснова получил через незнакомых мне людей, но полагаю вам, человеку, обладающему столь выдающимися, незаурядными способностями не составит труда его выявить. Что касается хозяина... Это Юсупов Старший.
  - Юсупов? Возможно... Хотя, даже если вы солгали - чертежи главное. Что ж, я согласен, сейчас вы укажите вокзал, номер и код ячейки, Маса отправится за пленкой, после его благополучного возвращения будете освобождены, и помните, ваш покровитель не простит предательства.
  Японец вернулся через два часа, по его довольной улыбке стало ясно - не зря съездил. Я бегло изучил пленку и тщательно кипу фотографий, убедившись в их полезности, приказал Масе одеваться - нечего пугать хитровских голым пузом.
  Поднявшись на поверхность, подозвал местного знакомца, вручил ему червонец со строгим указанием освободить Дмитрия, но не раньше полудня. Если даже проныра забудет, я специально ослабил веревки, несколько часов неистового барахтанья и шихан сможет самостоятельно освободиться от пут.
  Часы показывали три. Для визита к Фрезе еще рано. Чертовски, хотелось спать. Хорошо еще, что отсюда рукой подать до апартаментов. Переглянувшись, с Масой бросились бежать, сверток приятно оттягивал руку...
  
  
  7. Рубка лозы
  
  
  
  Разбудил громкий крик Алевтины. Еще толком не проснувшись, кубарем скатился с кровати, метнулся к бюро, там лежал верный Герсталь. Достать я его успел, а вот зарядить не хватило каких-то двух секунд. Дверь, ведущая с лестницы на второй этаж, в мои покои слетела с петель. Высокий чернявый пышноусый мужчина, в котором я без труда узнал наездника с Васильевской буффонады , целился в меня правой рукой из шестизарядного револьвера. Его согнутая левая рука одновременно приобнимала Дарью и угрожала лютым клинком тонкой шеи девушки. Малейшее движение кисти и смерть не минуема.
  Ночевавший подле Маса застыл рассерженным котом, щеки гневно раздувались и без того узкие глаза стали щелочками.
  "Значит, Дмитрий побежал каяться" - мелькнула и пропала мысль. За ней пришел ворох ненужных сейчас догадок и мнимых озарений, лишь бы не видеть часть происходящего - красное пятно на виске бездыханной Дарьи, игристо-золотистое лезвие в руке казака.
  - Вы должно быть Буденный?
  - Очевидно, - усмехнулся в усы драгун и сделал осторожный шаг в комнату. - Только давайте без громогласных речей и глупых сентенций, просто верните чертежи.
  - Вы не правильно формулируете, возвращают законному владельцу.
  - Господин Фандорин! - лицо унтера скривилось. - Я же просил не устраивать словесных баталий. Что? Прикажите доказывать, что именно мой покровитель имеет все права?
  - Отлично, вы оказывается холоп.
  Незримый шлепок по лицу пришелся в цель.
  - Если вы планировали разозлить меня, то я пойду на встречу, что вы Эраст Петрович! - Буденный филигранно изменил угол наклона шашки, нежная кожа незримым порезом обильно пошла кровью. - С превеликим нашим плебейским удовольствием и старательностью.
  Внешне оставаясь полностью невозмутимым, я каждой порой источал кровь. Правда, как-то вяло, словно происходящее меня не касалось. Меж тем во мне поднималась тупая ярость, против Дарьи. Каждый человек, рано или поздно, в зависимости от душевных качеств, испытывает раздражение через болезнь родственника, когда надо ухаживать, через плач ребенка, ошибку близкого, повлекшего за собой неприятности, словом к любому любящему нас или любимому нами существу. Главное не дать этому чувству угнездиться, иначе выродишься в гада.
  - Что замолчали? Или еще поручения есть, вы не сумлевайтесь...
  - У вас образование комедианта?
  - А вы состоите в секте скопцов?
  - На чем основано ваше предположение?
  - Вам очевидно ни к чему живая возлюбленная?
  - Прекрасный диалог одни вопросы.
  - Давайте покончим, передайте, раз вас не устраивает предыдущая формулировка, чертежи и вы получите девушку.
  - Хорошо. Маса! Принеси, пожалуйста, фотографии.
  - И пленку, - дополнил Буденный.
  - Господин? - в голосе японца звучала укоризна. - Дазе самая красивая девушка, всего лишь двенадцатое лозное ребро, одно сломается - другое прирастет...
  - Ребра не прирастают, - донес я.
  - Если пользоваться вашей аллегорией уважаемый Масахиро, то у господина Фандорина ребер почитай какой год нет.
  Японец покачал головой. С максимально скорбным лицом, он подошел к столу, повернулся спиной и принялся притворно рыться. Его левая ладонь была обращена ко мне внутренней стороной, пальцы разыгрывали понятную мне пантомиму. Слуга сообщал, что готов метнуть сюрикен. Достаточно в течение десяти секунд кашлянуть. Я позволил времени бездеятельно истечь. Во-первых, существовала возможность ранения Дарьи, во-вторых, остались вопросы, на которые я имел право и желание иметь ответ, в-третьих, мне хотелось завершить историю иначе...
  Маса излучая печаль, даже неискушенному в физиономистике азиатов было понятно - японец сокрушен, взял сверток с фотографиями, пленку, запечатанную в коробочку и, вытянув руки, понес Буденному.
  - Стой, - приказал он, едва японец приблизился на расстояние трех метров. - Положи чертежи на пол. И ступай назад.
  Маса в точности исполнил.
  - Что теперь? - спокойно, как мне казалось, осведомился я.
  - Повернитесь спиной.
  - Это еще зачем?
  - Делайте, что велено. Живо! - вдруг заорал Буденный, видя мое колебание. Пришлось подчиниться. Судя по звукам и запаху гари, унтер сжигал прогресс. Не прошло и двух минут, как все было кончено.
  - Можете повернуться.
  Вот тут меня проняло. Ярость примата стиснула виски, "когти дьявола " разомкнулись, увы, слишком поздно...
  Внезапно очнувшаяся Дарья сплелась губами со своим недавним поработителем, рука Буденного покоилась на ее стане, вторая сжимала обнаженную шашку.
   Чтобы не похоронить себя под тяжеленной плитой правды, я сказал первую гадость, пришедшую в губы:
  - Теперь ясно откуда у вас сударыня такой обширный опыт.
  - А вы пошляк, - прервав поцелуй, сообщил Буденный, девушка лишь поморщилась. - Надеюсь, вы придержите свою ускоглазую обезьяну, хочу предложить честный поединок.
  Драгун отпустил Дарью и сделал несколько быстрых взмахов, тяжелый клинок довольно загудел, наверно каждое лезвие, отведавшее крови, оживает, становясь вампиром.
   Что такое слово честь, когда тебе полвека? Гордость и глупость? Я мечтаю убить его и могу это сделать немедленно, достаточно подать сигнал Масе, но смотрю в глаза Дарьи. Они глубоки, как любовь и пусты, как предательство.
  - Почему? - одними губами шепчу я. Это "почему" вечный вопрос, который всегда задавали, и будут задавать разбитые люди. Я не жду ответа, но вопреки она отвечает.
  - Я ненавижу вас, ненавижу Фрезе и ненавижу прогресс.
  - Ненавидите? - ужаснулся я. - Так это вы украли чертежи? Как все просто...
  - Увольте Фандорин, вы не настолько хороши и слишком не целомудренны, что бы слушать мою исповедь...
  - Да, задним умом все крепки, - усмехается казак.
  Время стирается, одинокая вспышка на миг ослепляет глаза, я унижен, несчастен, апатичен и совсем не зол, но в руках "повелитель коленей", а напротив усмешливые глаза, приговорившие мою любовь.
  
  ***
  Казак атакует нетипично и очень рискованно, сверху вниз колющим выпадом в кадык. Полумесяц шашки обращенный к потолку, царапается об острие катаны, но находит лазейку. Спасаясь, дергаюсь назад и влево. Клинок Буденного на два пальца пробивает левое плечо, не задерживается, резко вылетает из раны и рубит по всем правилом конного боя стремясь расколоть лоб. Хорошо, что мы спешены.
  Гашу боль, мысленно ныряя в ледяную прорубь, делаю шаг вперед, связываю мечом его клинок и не по джентельменски, наношу удар прямой ногой в живот. Буденный отлетает, падет на спину и, не выпуская шашку из рук, совершает кувырок назад.
  Успеваю взглянуть на Дарью. Она полностью поглощена схваткой, в ее глазах нет ни грамма сочувствия, только азарт.
  Хрипло дыша, желудок точно отбит, Буденный медленно крутит клинком восьмерку.
  - Господин Фандорин, вы деретесь как баба, - шашка превращается в едва различимую тень.
  С трудом поднимаю левую руку, сложив пальцы в клешню, зажимаю одноименное плечо, и сам атакую колющим ударом в пах. Клинки сталкиваются, визжат, казак кривится от отдачи, но держит крепко. Несколько секунд обмениваемся рубящими ударами. Моя катана гораздо лучше, при каждом столкновении на шашке остаются зазубрины, еще пара десятков атак и его клинок лопнет.
  Он молод и не хочет умирать. Энергия жизни плещет ключом. Буденный меняет тактику, его рука работает со скоростью, выпущенной из ствола пули. Удары странные для шашки, в средний уровень, похожие на ножевые, постоянно держат в напряжении. Их сложно отбивать, приходится отступать, не помышляя о контратаке, и я не могу причинить большего ущерба его клинку. Меж тем кровь просачивается сквозь пальцы, ее не много, но поединок затягивать чревато и в таком положении, я лишен маневренности.
  Работая однообразно, казак что-то замышляет, ухмылка в глазах противника, заставляет сконцентрироваться. Я делаю еще шаг назад и предпринимаю попытку сбить его с толку - смещаюсь левее и атакую шашку катаной. Он одергивает лезвие, теряя инициативу. Теперь его очередь отступать, стараясь не подставлять клинок под рубящие удары. Катана продолжение моей руки, смертельная гудящая паутина, затягивает его, сбивает дыхание, готовит финальный аккорд. Он снова крутит мулине, уйдя в глухую оборону, не могу предположить, откуда двадцатилетний казак знаком с французской школой фехтования.
  Начинает мутить, раненное плечо пульсирует, "клешню сводит". Я уже не могу мысленно сдерживать боль - ледяной водопад отступает. Двумя руками обхватываю рукоять, бью мощно наотмашь, в руке Буденного остается обломок сабли.
  Проявив отменную реакцию, казак швыряет сломанную шашку, разрывает дистанцию, одновременно выхватывая, загодя спрятанный револьвер и взводит курок.
  Он умен, целит в грудь, не давая даже малейшего шанса противнику.
  - Что вы говорили по поводу женского пола? - с издевкой фыркаю, готовясь дать знак Масе.
  Казак смотрит изучающее, палец на спусковом механизме расслаблен, зато грудь вздымается, как кузнечные мехи.
  - Какая же все-таки вы сволочь Эраст Петрович. Поди, седой во всех местах, даже неприличных, а лягаетесь точно дурной жеребец. Внутренности до сих пор сводит.
  - Хотите в-вылечу, насовсем?
  - Увольте... Вы стали вновь заикаться? - усмехнулся Буденный. - Это значит, что к вам вернулось присутствие духа?
  - Наглое замечание, тем не менее, свидетельствует о в-вашей осведомленности.
  - Вы даже не представляете, насколько я осведомлен.
  - И самодовольны...
  - Не скрою, у меня есть причины. Дарья... Ну, или наш поединок. Вы же не станете отрицать, что японский клинок победил шашку-лиходейку, а не Фандорин Буденного?
  - Не стану.
  - Тогда, Эраст Петрович давайте заключим временное перемирие, я убираю револьвер, а вы не станете выкидывать какое-нибудь японское коленце. И макаке своей ручной скажите.
  - Маса, стой.
  Подкрадывающийся японец, обиженно засопел. Голова жутко болела.
  - Зря, господин. Давно сюрикен метнуть надо, а не устраивать поединки.
  - Угомонись. Иди лучше освободи п-прислугу, успокой, а не то чего доброго п-полицию вызовут и скажи, что бы сюда не поднимались.
  - Сначала надо рану закрыть, - сурово приказал японец и быстро перевязал плечо.
  Буденный взирал с легким удивлением. Когда Маса удалился, казак убрал револьвер и задумчиво произнес.
  - Неудивительно, что Дарья проявила благосклонность, вы отлично сложены для своего возраста, не подскажите, как добиться столь великолепного результата?
  - Нет, - отрезал я.
  - Ну и черт с вами, - весело бросил Буденный. - Поговорим?
  - О чем мне р-разговаривать с убийцей?
  - Вы ошибаетесь, - горячо возразил он. - Я никого пока не убил, фронт не в счет. Даже стычка с вами, может быть трактована не иначе, как поединок, но никак попытка убийства. Мне просто нужна была практика, судя из вашего досье, вы великолепный боец, владеющий японским искусством умерщвления. Я бы, разумеется, сразил вас, но не считаю такую смерть убийством.
  - Вы говорите, что никто не пострадал, а как насчет Корвина?
  - Да жалко беднягу, - лицо казака омрачилось. - Если хотите знать я был против. Однако жеребец все равно был нежилец, простите за каламбур. Неделя другая, умер бы от опиума.
  - П-понятно...
  - Ни черта вам не понятно господин бывший статский советник, ныне сыщик. А хотите знать, почему вы оставили цареву службу?
  - Г-глупый вопрос.
  - А вы не слышали про психоанализ?
  - Разумеется, да.
  - Отлично, приятно иметь дело с эрудированными людьми. Пожалуй, я сделаю одолжение и расскажу "Вас".
  - Любопытно, - полностью потеряв инициативу, слабо заметил я. - А вы уверены, что, во-первых, мне это интересно, а во-вторых, что вы имеете необходимую квалификацию для ведения подобных диспутов?
  - Дело в том, что я гений. Вижу, вы не усмехаетесь и правильно. Гений есть терпение мысли, сосредоточенной в известном направлении - это обо мне. У меня нет желания убеждать вас, примите как данность. Мой покровитель безоговорочно доверяет мне свои дела. Досье на господина Фандорина в полном объеме находится вот здесь, - казак похлопал себя по голове. - И мне не нужно загибать пальчики, говорить "во-первых; во-вторых", ставить иные протезы, свойственные уму отягощенному симптомами Дауна, что бы сделать выводы.
  - Подите к черту! - не сдержался я.
  Буденный провел руками по усам и рассмеялся.
  - Скоро Эраст Петрович, скоро. Хотите сделку? Я вам освещу некоторые вопросы дела, а вы меня выслушаете. Клянусь, это будет ваше самое успешное предприятие. Фандорин и ни одного трупа! Идет?
  - Зачем вам это нужно?
  Меня мутило, я не понимал, что хочет от меня человек, желавший несколько минут назад убить.
  - Очень просто, - пожал плечами казак. - Я вас глубоко презираю, и не буду находить себе места, если не выскажусь. Что поделать, как говорят сей час - юношеский максимализм, - Буденный притворно вздохнул. - Вы ушли со службы, не по высоким соображениям, а потому что являетесь хроническим неудачником и просто не способным к сыску человеком. Любое дело, которое вы изволили расследовать, множилось трупами. Прежде чем излечить преступника, вы разрушали судьбы и подставляли систематически под удар людей. Вы живы только благодаря удачливости, но не собственному уму и целеустремленности. А ваше невозможное везение в азартных играх! Вы не играете, только из-за страха, боитесь, что удача отвернется от недостойного, страшитесь проиграть. Хотя всю жизнь оставались побежденным.
   Я его сейчас убью. Каждое слово выворачивало меня, рубило на куски. Чудовищная ложь, сдобренная правдой для тщеславного человека, для которого самое страшное уронить собственное достоинство убивала не хуже яда. Я понял, что никогда больше не буду прежним. Девушка, которую я успел полюбить, оказалась сосудом ненависти, юнец, с не обсохшим молоком на губах, парой фраз разрушил мой внутренний мир. Он озвучил, то от чего я бежал десятки лет - от себя.
  Я подошел к трюмо и вынул четки. Стало немного легче. Буденный прав, я не полноценен, мне нужны якоря, что бы нормально жить...
  ... - жалкий старик. Вы скачите молодым козликом, пытаясь за деньги удовлетворить потребности нуворишей. Чем вы лучше куртизанки? Прогресс, за который вы так ратуете - смертельный тупик для человечества. Синематограф, фотографии всего лишь лики "дьявола", призванные ухудшить людскую породу. Если необдуманно пустить технический прогресс в нашу жизнь, произойдут страшные вещи, они уже происходят, но я верю, что России уготовленная иная участь.
  - Полагаю, Дарья вы тоже разделяете этот бред? - девушка кивнула. - Вы заблуждаетесь и несете чушь, невозможно остановить прогресс!
  - Да поймите, выыы! Прогресс должен быть духовным, опирающимся на традиции и веру отцов. Вся же история России подмена истинных ценностей, техническим материализмом. Автомобили если дать волю таким как вы, заполонят города, станут признаком социального неравенства, каждый захочет иметь самоходную повозку. Природа будет загрязняться. Появятся страшные болезни.
  - Зачем же вы остановили Теслу? Он имел гениальный прожект безопасного электрического двигателя.
  - Не беспокойтесь Эраст Петрович. Ваш приятель давно завербован моими единомышленниками. Благодаря ему, Япония выиграет войну с Россией. Я патриот мира и понимаю, что победа русского оружия приведет к глобальной катастрофе. Но я рожден на этой земле, поэтому буду строить новую жизнь, новое общество здесь.
  - Не надорветесь? - мне оставалось только зубоскалить. Я не воспринимал Буденного, сказанное ранее и происшедшее, гнило во мне.
  - С такими людьми как Симеон Александрович? - усмехнулся казак. - Его Высочество понимает истинные ценности, он такой же лошадник, как и я. Вот животное лучше иного человека. Прекрасное, доброе, способное объединять...
  Буденный все говорил, а я не знал, что ответить. Кривда и правда перемешались намертво. Любая аргументация бессмысленна против такого самого страшного тандема. Но я попытался жалко подпустить яду:
  - Симеон Александрович вряд ли разделяет ваши взгляды, - как можно более паскудным видом начал я. - Князь, как никто другой материалист. Ему принадлежит львиная доля продаж и импорта лошадей, которая в последнее время стала уменьшаться. Люди следят за новинками человеческого гения и стремятся в своей пытливости освоить новое. Наличие автомобильного производства в России ударит по карману его Высочества. Многие зажиточные купцы, дворяне, впоследствии и средний класс захотят приобрести автомобиль. Только этим, боясь за свою мошну, он руководствуется.
  - Пусть так, - легко согласился гений. - Пока нам по пути, а дальше, кто знает, как повернется? И потом, я очень люблю лошадей...
   - Что ж, мне нестерпимо хочется вас убить, но, пожалуй, из любви к его Высочеству, я откажу в этом несомненном удовольствие. Один вопрос, вы не боитесь, что зная о ваших планах, я попытаюсь помешать их осуществлению?
  - Нет, Эраст Петрович не боюсь. Вы слишком мелкая сошка. И потом князь, питая к вам столь же нежные чувства, на всякий случай, просил передать, что жизнь вашего сына всего лишь прихоть, соринка в носу, достаточно только чихнуть...
  - Какого сына? - с пушечным спокойствием, заряженной мортиры произнес я.
  - Не притворяйтесь Фандорин, того самого Остапа или как там его? Я предлагал его Высочеству просто вас убить, но князь решил иначе. Наш поединок моя собственная инициатива, хорошо, что все сложилось так удачно - вы ранены, я удовлетворен. Так вот, не пытайтесь помешать нам или разыскивать своего отпрыска, для него это приравнивается к смертному приговору.
  Руки жутко холодные, сердце вернулось, нещадно жаря, все тело колит невидимыми иглами. Нить лопнула, нефритовые шарики разлетелись - не собрать. Я прикрыл глаза и сквозь надвигающуюся тьму услышал встревоженный голос Буденного:
  - Так вы не знали!?
  
  ***
  Мужской эпилог
  Особо секретно!!!
  Выписка из досье
  на бывшего статского советника
  ныне приватного сыщика
  Фандорина Э.П.
  
  В 1897 г. Великая княжна К.Г. находясь в Англии, имела кратковременную связь с "заикой"... В результате родился ребенок мужского пола, характеристики прилагаются. Официально К.Г. была уведомлена о смерти младенца в результате асфиксии. До 1904 г. ребенок присутствовал в Одесском приюте им. Российско-турецкой дружбы...
  
  ***
  Женский эпилог
  Она пришла утром. Мягкая и упругая, податливая и каменная, наполнила волной, растеклась безумной смесью потери, любви, стыда и желания. Взорвала напоследок, опустошив до холода в животе, когда нестерпимо хочется "то чего не знаю", почти убила, приготовив этакой коктейль из мужского самолюбия (она пришла, я лучший, она любит меня!) и слезливой надежды (нет, это не конец!), но оказалась такой сукой, что вместе с пустотой, заслужила одобрение.
  На трюмо изготовилось к поединку письмо, могущее обернуться ядовитой змеей и новой надеждой. Я лежал час, пока не пришел Маса. Японец без лишних церемоний кинул его в огонь. Пока оно тлело, горел и я...
  - Господин! - старый друг решил "плеснуть воды", пока в этом был смысл. - "Повелитель коленей" пропал!
  И все... Стало легче. Ведь если вам предназначена вечная боль, то это образ жизни, а не наказание. Правда, с наслаждением та же участь.
  - Что поделать? - притворно вздохнул я. - В конце концов, она победила.
  
  ***
  Человеколюбивый эпилог
  
  - Я могу видеть господина Фандорина?
  - Как вас представить?
  - Скажите, пришла его инвестиция.
  - Вы шутите?
  - Нисколько.
  - Хорошо, я доложу Эрасту Петровичу.
  Спустя несколько минут в холл вышел все еще крепкий высокий старик лет восьмидесяти. Он долго смотрел на гостя и глаза его щурились, сдерживая предателей- слез.
  - Здравствуй отец...
Оценка: 3.55*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"