Ахметова Эльфира: другие произведения.

Мой интерес к истории османов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    С чего всё началось?


   Когда я посчитала свои традиционные арты, и в итоге вышло, что тема, на которую я больше всего рисовала - это османо-валашская, ко мне пришла мысль: с чего же начался мой интерес к этой теме? Так вот я хотела, наконец, поделиться этим с подписчиками, ведь всегда любопытно проследить историю какого-либо развития, а мой интерес к османам возник чрезвычайно необычным для меня образом. Я начну с самого начала.
   Вообще родной для меня регион – это Кавказ. С детства, Турция для меня была восточной страной за морем, я знала, что там жил родственный моему "племени" народ – тюрки. Турки жили и в нашем городе, в основном ради торговли; для меня это были хмурые высокие мужчины в черных куртках. Дома иногда радио или телевизор ловили турецкий канал или волну, и я слушала заунывные турецкие песни. Позже некоторые композиции я записывала и слушала снова и снова, например, в песню "Kumkapı'nın Kilidi dinle" Эрола Кокера, которую передавал турецкий эфир, я сразу влюбилась. Мне еще до этого понравилась песня "Beni Beni" иранской группы Niyaz.
   В 2010 году я впервые проколесила северную Турцию от Трабзона до Синопа и Стамбула. И хотя историю Турции я знала весьма поверхностно: древний город, античность, Анатолия, Второй Рим, великие султаны и т. д., путешествие оказалось очень богатым опытом. Я всегда ценю первое впечатление, потому что для меня оно и образует основное мнение о чем-либо. Наша семья подружилась с очень добрыми, щедрыми и гостеприимными турками.
   После того, как я отправилась дальше на Восток, я продолжала интересоваться темой Персии и Средней Азии. Почитывала стихи Руми и Омара Хайама, о которых слышала с детства, однако о суфиях я также знала поверхностно. Всё потому что меня не сильно привлекала идея пьянства и разгула с женщинами, которую проталкивали переводчики их стихов, пусть старшие мне давно объясняли, что это метафора любви к Богу. И хотя мои предки, волжские татары, прожили много лет в Средней Азии (юг Казахстана, Туркестан и близлежащие места), есть разница в том, чтобы просто пребывать в какой-то культуре, когда человек естественно живёт в этом, не зная тонких нюансов, и это отличается от того, когда он сам глубоко изучает каждый аспект культуры. В данном случае это относится ко мне: сначала я просто жила в этой среде, а потом поняла важность изучения родной истории и культуры.
   Вначале не было толковых книг, в которых всё это объяснялось бы; не было специального образования на специфические темы. Какие-то факты я знала по частям, но целая картина какой-то культуры и традиций не возникала. Так что, слушая песню "I shall sing until my land is free" Muslimgauze, я вздыхала и терялась в догадках, есть ли в том краю необычная любовь... "Там, где разразилась страшная война, где-то среди руин и пыльных улиц черноглазые красавцы с мелодичными голосами провожают своих воинов в последний путь" вертелось у меня в голове.
   Позже для меня было удивительным открытием, что многие переводчики персидской, арабской и османской поэзии соврали, переделав мужской пол "Возлюбленного" на женский. Моя сестра первая нашла обширную статью в Encyclopedia Iranica о гомоэротической литературе в Персии и я узнала о таких поэтах как Хафиз, Саади, Аттар, Фарроки.
   Однако именно Валахия привела меня к теме османов и, собственно, к Мехмеду Фатиху. Еще с 2009 года у меня был оригинальный персонаж, чей дед являлся древним мистиком и, как это ни замыленно звучит, вампиром – это Никола Василе. Однако расширять историю своего персонажа активнее я начала с 2013 года, когда искала историческую информацию о мифических существах. Я не осилила роман Брэма Стокера, потому что никогда не могла терпеть скучную беллетристику. С мороев и стригоев начался мой интерес к румынскому фольклору. Я начала изучать румынский язык и обычаи Балкан. Это был 2014 год. Меня не интересовал Влад Цепеш, как и всё затёртое и замыленное вокруг Дракулы и вампиров. Но вот однажды сестра нашла статью "о брате Дракулы и султане Мехмеде II". Я была заинтригована историей о "Красивом" мальчике, ударившим молодого турецкого султана кинжалом в бедро и спрятавшимся от него на дереве. Я прочла историю на румынском оригинале, проверила турецкую версию, перечитала. Вдохновилась на арт. Думала, что на этом остановлюсь, потому, что источники касательно Раду трудно было найти, а о Мехмеде везде было много стереотипной информации, как и о всяком восточном правителе: гаремы, уйма жён и наложниц и жестокость. Тем не менее, эти две личности меня настолько привлекли, что я даже сочинила зарисовку для стиха, посвящённую Раду от имени Мехмеда вот фрагмент в пример:
   "О, прекрасный юноша! Когда ветер доносит твой аромат, он заставляет моё сердце биться, а когда я вижу твой стройный стан, облачённый в изысканные одежды – моё сердце вовсе замирает. Я хочу остановить время в тот момент, когда ты бросаешь на меня свой взгляд"
   Причём тогда я даже не догадывалась, что Мехмед Фатих являлся поэтом. Стихи я сочинила подсознательно, запомнив строки персидских поэтов, но тогда я ещё не была осведомлена тем, что почти каждый османский султан обязательно сочинял стихи. А когда на следующий день решила поискать о Мехмеде больше информации, то была приятно удивлена, что под псевдонимом Авни он написал более 80 газелей (поэм)! У Мехмеда Завоевателя имелся целый "Диван" (сборник) великолепных стихотворений. И именно благодаря этому я решила глубоко начать исследовать личность Мехмеда Завоевателя и его возлюбленного Раду Красивого. Так и интерес к двум личностям быстро разросся на всю османскую и балканскую историю, культуру, литературу, живопись.
   Источники я искала и ищу самостоятельно, потому что знакомых, разделяющих мой интерес, не было, и сейчас пока нет. Не так давно появились студенты, интересующиеся темой Османской Империи, но они начали совсем недавно и это мне приходится делиться с ними цитатами, фактами и книгами. Мои друзья вообще специалисты по другим темам: одни по ренессансу, другие по античности, славянам или если ближе к Востоку то к крымским татарам или иранцам, но экспертов по османам среди моих друзей нет. Так что в этом смысле я совершенно независимо увлекаюсь этой темой, и если приходится что-то искать, то автономно, без помощи других.
   История османской империи для меня была редкостью и сейчас остаётся сокровищем, потому что настоящей Турцией мало кто вообще интересуется. Например, нынешний интерес людей к турецким сериалам, это пустая любовь к суррогату в виде восточной экзотики для европейцев; пошлый ориентализм длится ещё с 17 века и до сих пор остаётся за счёт недалёкой толпы, жаждущей острых и во многом выдуманных историй о гаремах. А некоторые турецкие карьеристы подхватывают вкусы толпы, чтобы делать из этого деньги. Правда их не волнует. Другие турки, поднимая тему истории, тянут на сторону патриотизма и религиозности – в этом тоже полным полно пропаганды, но только не восточного разврата, а пропаганды о "султанах-святошах" и "Великой Турции".
   За четыре года изучения личности Мехмеда Фатиха и истории Османской Империи в целом, мне пришлось отсеять множество мифов, выдумок, отговорок и даже вранья – как во благо, так и во вред, потому что люди склонны использовать информацию, чтобы манипулировать умами других. Но зачем нужны такие способы? Потому что такие авторы знают, что если скажут правду, то это риск потерять читателя, потерять уважение, похвалу толпы, славу и заработок. Тогда как выдавать то, что большинство примет и поймёт – легче всего, даже если это клише и ложь. Что ж, к счастью я изучаю историю, как и искусство и философию, именно как энтузиаст.
   Я благодарна судьбе, что нашла ценное наследие в истории Османской Империи. Я преклоняюсь перед великолепными поэтами как Ахмед Паша, Авни, Неджати, Меали, Недим, Незим – ведь сколько стихотворной красоты я почерпнула из их шедевров; меня бесконечно восхищают такие авторы, как Мустафа Али и Эвлия Челеби, потому что их ценные сведения из описаний жизни в Турции 16 века до сих пор остаются для меня ориентиром. О литературе вообще можно многое сказать, потому что вместе с османами я также изучала мамлюков и иранцев, которые были неразрывно связаны друг с другом.
   От царственной османской и народной турецкой музыки я одинаково в восторге, и что величественные композиции, записанные молдавским воеводой Дмитрием Кантемиром, что пастушья флейта кавал или суровый тулум меня по-разному приводят в восторг. Завораживающая ли тюркская музыка персидского музыканта Абдулгадира Мараги 13 века (чей сын, кстати, служил при дворе Мехмеда Фатиха), или классические османские мелодии польского музыканта Али Уфки 17 века, или турецких композиторов 19 века, например, Шейфеттина Османоглы и Танбури Джемиль Бея – они непременно помогают почувствовать и прочувствовать дух былой империи.
   С середины 15 века, после того, как был завоёван Константинополь и пала Великая Ромейская Империя (Византия), в искусстве началась эпоха Возрождения. Когда я изучаю жизнь и деяния Мехмеда Фатиха – одного из самых ярких, влиятельных и необыкновенных правителей средневековья, мне интересно наблюдать это слияние Востока с Западом; эти взаимоотношения Европы с Востоком и контраст совершенно разных культур и народов. Что-то их разделяет, другое роднит. В этом соединении было всё: война и любовь, боль и красота, раздор и мир. Но вся глубина и смысл былого до сих пор живёт на страницах истории и в наследии этих культур, что неизменно продолжает вдохновлять меня на изучение.
  
  
  "История – это зеркало прошлого и урок для настоящего"
  
  
   تاريخ آيينه گذشته است و درس حال
  
   [tarikh ayini gozashte ast wa darse hal]
  
  
   – Персидская пословица
  
   Эта пословица часто встречается в учебниках по истории, но редко приводится оригинал на фарси, например, в книге "World History: Teacher Guide" (James P. Stobaugh) или в статье "First Iranian Contributors to the Collection of Persian Proverbs" (M. Saadat Noury).
   Пословица приводится в книге "Mirrors of the Unseen: Journeys in Iran" (Jason Elliot, 2007) с изображением каллиграфического текста и приписывается Саади Ширази, что еще не доказано. Каллиграфический текст взят из старого издания "A history of Persia" (P. M. Sykes. 1915) и принадлежит Доктору Ахмаду Хану.
  
  Persian proverb
  
   На основе каллиграфического образца я самостоятельно ввела арабские буквы и дала транскрипцию. Для подтверждения точности текста пословицы, по ключевым фразам я нашла оригинал в иранском журнале "مجله مهر" ("Majaleye mehr" Majid Movaghar (مجيد موقر). Volume 4; Volume 12.)
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"