Емельянов Антон Дмитриевич: другие произведения.

Новый мир. Со всех сторон

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.52*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть романа Новый мир. Что же будет дальше? Намечается встреча всех ключевых сил, появляются новые игроки, открываются новые территории. Город оглядывается вокруг, чтобы понять, что же за новый мир окружает его со всех сторон. Для каждого судьба приготовила свою карту, кто же какую вытянет?

  Пролог
  
  
  
  Игорь швырнул стопку журналов на столик. Он изучил их вдоль и поперёк, разгадал все кроссворды - благо времени было много. Журналы хоть как-то его отвлекали от грустных раздумий - несколько месяцев назад он поехал в Питер к деловому партнёру и... застрял в Твери. Навсегда. Потому что город перенёсся вместе с зачуханным вокзалом и неприлично смотрящимся на старой платформе "Сапсаном" перенёсся чёрт знает куда.
  
  Поначалу никто ничего не понял. Большая часть пассажиров погибла, он чудом остался среди кучки выживших. Люди просто оставались на своих местах, но при этом уже не дышали. Просто умерли - то ли от неизвестной болезни, то ли ещё от чего.
  
  А потом началась паника. Люди кричали, бестолково бегали по вагону и причитали. Винили во всём террористов, правительство и жидомасонов. Так у нас было принято испокон веков. Потом одна из оставшихся проводниц открыла дверь, и все стали ломиться в образовавшийся проход. Игорь замешкался, его сбил с ног какой-то толстый усатый мужик. Это и спасло Игорю жизнь. Снаружи раздался дикий вопль, затем вопить уже стали хором, и те, кто выскочил из "Сапсана", стали ломиться обратно. Дальнейшее Игорь уже воспринимал как в тумане: день за днём в вагоне скоростного поезда, еда кончалась, от испражнений разъедало глаза и выворачивало наизнанку. А потом дверцу вагона вскрыли - полиция и военные. Выжившие пассажиры вначале обрадовались своим спасителям, но оказалось - напрасно. Жизнь за пределами поезда оказалась абсолютно такой же. Разве что пахло получше.
  
  Железнодорожный вокзал Твери превратился в осаждённую крепость. То и дело налетали какие-то крылатые твари. Их отгоняли выстрелами, но они возвращались снова и снова. Потом стали пропадать люди, выходившие за пределы охраняемой зоны. Всем было приказано оставаться в здании вокзала. Игорю повезло - он ночевал в зале ожидания. Не повезло тем, кому хватило места только в подземном переходе. Какие-то озверевшие то ли гопники, то ли просто отчаявшиеся люди пытались выжить его с удобных кресел, но Игорь недаром служил на флоте, а потом, уже будучи крупным бизнесменом, поддерживал свою форму в спортзале. Нападавшие откатились, визжа, как побитые собачонки, а вокруг Игоря моментально образовались поклонники и просто люди, которые искали защиты. Так зарождались маленькие ячейки.
  
  Вокзал пережил несколько бунтов и несколько вооружённых нападений. Когда Игорь стоял на крыше и отстреливался от толпы мародёров, вид на город потряс его - то тут, то там поднимались клубы чёрного и серого дыма. Сражались везде. Делили территорию, сферы влияния, захватывали супермаркеты с продовольствием. Игорь и сам участвовал в одном из рейдов на соседнюю "Карусель", в которых засели какие-то вооружённые люмпены. По счастью, вокзалом командовали военные и полицейские, умеющие должным образом обращаться с подобными личностями. Гипермаркет был взят штурмом, и вокзальная коммуна получила огромный запас продовольствия.
  
  Город сотрясало от взрывов - следствие неудачных попыток завладеть штурмом автозаправочными комплексами. Так прошло несколько недель. А потом всё как-то медленно устаканилось. Вокзал стал оплотом старой, привычной жизни - военным удалось добиться относительного порядка. А Игорь, благодаря своему армейскому прошлому, вошёл в круг тех, от кого зависели судьбы людей в коммуне.
  
  Вот и сейчас он лежал пусть и в маленькой, но всё же отдельной комнатушке - так было положено. Женщин он к себе брать не стал, довольствовался лишь периодическими случайными связями. Да так оно и лучше, считал Игорь - меньше привязанностей, меньше поводов расстраиваться. Вот только в Москве у него осталась жена и двое детей. По ним Игорь по-настоящему тосковал. Но потом привык. Не до этого стало.
  
  - Игорь Максимыч! - донеслось из-за двери. - Игорь Максимыч, Дятлов приехал!..
  
  Игорь вскочил, сунул в кобуру пистолет и вышел из комнаты, чуть не прибив дверью хлипкого солдатика, прибежавшего его позвать на встречу с высоким гостем. Дятлов был правой рукой Нижинского - человека, который организовал в городе некое подобие власти сразу после Разрыва. Просто так он не приезжал, видимо, что-то случилось.
  
  Похоже, и вправду что-то серьёзное - Дятлов приехал вместе с Карпенко и Апшилавой, а охраны с ними было, наверное, целая рота. Коротко обменявшись рукопожатиями с гостями, Игорь присел. Почти всё командование вокзала было на месте, не хватало только (раз-два... ага, три!) троих. Вскоре и они подоспели.
  
  Дятлов, оглядев всех присутствующих, начал рассказывать. По его словам, выходило, что в городе активизировалась какая-то новая сила. Местом их базирования были так называемые "морозовские казармы", судя по карте, размещавшиеся недалеко от вокзала. Что это была за сила, было пока не совсем ясно. Однако, по обрывочным сведениям, было известно, что в этом районе стали пропадать не только люди, но и гномы. Культисты в тот район не совались, магов там тоже отродясь не было. Дятлов советовал укрепить оборону с западной стороны вокзала на случай возможного нападения. С этой целью на некоторое время он оставляет здесь Карпенко с отрядом омоновцев. Что ж, надо отдать должное Нижинскому - людьми он не разбрасывался, а вокзальную коммуну ценил очень высоко.
  
  Вскоре гости умчались, сдержав обещание - отряд омоновцев под командованием Карпенко остался для поддержки на случай непредвиденных ситуаций. Но, если честно, Игорь догадывался и о другой причине: Владимир мог опасаться неподчинения со стороны "крепости", поэтому полностью преданный ему вооружённый отряд, скорее всего, был прислан для упреждения возможного бунта.
  
  Прошло несколько дней. Ничего не менялось - периодически налетали гарпии, которых уже привычно отгоняли с помощью выстрелов, да иногда по улицам, лежащим рядом с вокзалом, прогуливались зомбаки. Ничего необычного для нового мира. В одну из ночей Игорь дежурил на крыше вместе с отрядом стрелков-железнодорожников и несколькими людьми из отряда Карпенко. Небо прояснилось, затянувшие его днём облака рассеялись, проявив картину, к которой Игорь так и не смог привыкнуть за несколько месяцев - две луны, одна побольше, другая поменьше.
  
  И тут один из стрелков подал знак - замечено какое-то движение внизу. Несколько человек сразу же переместились к нему, держа оружие наизготовку. Игорь присоединился к ним, всматриваясь в темноту. Точно - вот кто-то пробежал по рельсам, явно какое-то животное. Похоже на собаку, только очень крупное.
  
  Вдруг "собака" вскочила на задние лапы и побежала к зданию. Один из стрелков не выдержал и открыл огонь. Непонятно откуда - с разных сторон - выскочили ещё "собаки". Поднялся многоголосый вой, после чего резко смолк - как будто бы по команде.
  
  - Мать честная!.. - выругался командир стрелков и показал рукой куда-то вниз и вперёд.
  
  Игорь проводил взглядом его жест и вздрогнул от неожиданности - площадь перед вокзалом кишела "собаками". Некоторые бегали на четырёх лапах, но большинство прогуливалось на задних, очень сильно напоминая крупных людей. Или волков, похожих на людей...
  
  Вдруг одно из существ резко прыгнуло и поползло по отвесной стене вверх. Тут уже нервы не выдержали у всех, и ночную тишину разорвало беспорядочными выстрелами.
  
  Существо тут же отпрыгнуло назад и смешалось с толпой других.
  
  - Не тратить патроны, - приходится кричать совершенно очевидные вещи. Столько времени прошло, а они до сих пор не понимают, что патроны не бесконечны. Что если, скажем, для ружей мы можем производить их в кустарных условиях, то для автоматов техпроцесс совершенно не отлажен. Узнаю потом у Пашки, кто стрелял, разжалую на хрен. Будет месяц туалеты разгребать.
  
  - Смотри, - подал голос, стоящий рядом Карпенко. Проследив за его взглядом, разглядел в расстилающейся под ногами темноте совершенно фантасмагорическую картину. По остаткам железнодорожных путей, выступив из-за завалившегося на бок старого вагона, к нам шел человек. Темно, сложно разглядеть, кто это, даже не понятно мужчина или женщина, хотя какая разница. Но вот то, что прямоходящие и обычные собаки расступаются перед ним и освобождают путь, было видно и без света.
  
  - Пусть стрелки с гномьими карабинами держат его на прицеле. Но без команды не стрелять. Посмотрим, чего он хочет.
  
  - Привет Владимиру от Семенова, - человек подошел к одному из замаскированных входов в здание вокзала со стороны железнодорожных путей, и как догадался только. Со стороны дверь выглядит насмерть заколоченной досками и для надежности переплетенная цепями, просто так никому не догадаться, что на ней поменяли петли на рельсы, и теперь при необходимости можно сдвинуть ее в сторону.
  
  - Пусти его, это маг, - буркнул рядом Карпенко. Как будто я не знаю пароль этих проходимцев, по которому из-за договора мы обязаны всегда пускать их в наши поселения. Но с другой стороны их охранные амулеты нужны нам гораздо больше, чем та еда, что они получают от нас. Может Нижинский и не самый приятный человек в общении, уж этот его Китаев и горцы то точно, но додуматься подмять под себя колхозные поля, поставить там вооруженные до зубов коммуны - это очень здравая мысль, и теперь весь поток продовольствия в городе идет через нас. Без этого врятли удалось бы объединить всех нормальных людей. А остальные? Ну, нельзя же считать нормальными - магов, культистов или одиночек, которые до сих надеются выжить без чьей-либо помощи. Наивные. Только сильное государство поможет нам всем остаться в живых.
  
  Ладно, надо спуститься и встретить ночного гостя, и не забыть предупредить Белкина, чтобы его отряд все время был настороже. Дружба дружбой, но доверять человеку с такими возможностями не стоит.
  
  - Это ты привел тварей? - Карпенко решил сразу показать, кто сейчас в "крепости" главный".Если не заберут его через неделю, придется ставить на место, а то он мне тут такого натворит.
  
  - Нет, - магу явно не нравится такое отношение. Что взять с Карпенко, бывший военный, притом самого низшего звена, вылез наверх только благодаря личной верности Нижинскому. Такие тоже нужны, но всегда должен быть рядом кто-то, кто сможет поставить его на место. Все же маги - это ученые, профессора, они любят поговорить, любят делиться информацией, это у них в крови. Главное, правильно задать вопрос.
  
  - А что это вообще за твари? Местные собаки? Вы знаете? Они опасны?
  
  - Совсем нет, - было видно, как он сразу увлекся, - Это не собаки, а волки, какая-то странная порода. Если присмотреться, можно заметить, что у них развиты передние конечности, три активных пальца и два рудиментарных. Сильные задние конечности и строение позвоночника позволяют им ходить на задних лапах. Вообщем, довольно интересные создания, но без явных признаков интеллекта. Видели, как я до вас дошел?
  
  Я кивнул.
  
  - Просто понизил вокруг себя давление, они испытывали беспокойство и на одних инстинктах расходились в стороны. Но смотрелось, наверно, довольно эффектно, - тут он довольно хохотнул, полностью забыв про наезд Карпенко, - кстати, а что это за молодой человек нас так внимательно слушает?
  
  Я немного напрягся, невдалеке стоял новенький, прибившийся к нам вчера. Обычно таких мы сразу отправляем в коммуны. Но так как сейчас мы начали работы по укреплению фундамента, то лишние рабочие руки были нужны как воздух, и я решил его пока оставить у нас.
  
  - Один из наших ремонтников, - Карпенко тоже напрягся. По договору с магами они могли забирать себе наших людей, не состоящих на службе, если у тех есть ученая степень или способности к магии. Никому из наших это не нравилось, но при заключении договора это было основное условие со стороны Семенова, а полезность магов переоценить очень сложно.
  
  - Как тебя зовут? - маг повернулся к работнику, - какое у тебя образование?
  
  В отличие от нас обычные люди очень хотят попасть к магам, не знаю, кто распускает слухи, но по ним в их торговом центре Олимп, где они устроились, чуть ли не рай при жизни. Так что все наши люди предусмотрительно готовятся к таким вопросам. Все же знают, что магов, прежде всего, интересуют химики, физики и биологи.
  
  - Зовут Отто, немецкое имя, в честь папы. А образование высшее. Теоретическая физика. - Как и ожидалось. Но магам тоже нет резона брать к себе всех подряд, и они уже давно подготовили серию вопросов для проверки.
  
  - Второй закон Ньютона? - молчит.
  
  - Как распространяется свет в вакууме? - молчит.
  
  - Может, хотя бы как рассчитать сопротивление тока в цепи? Что тебе для этого нужно?
  
  Опять молчит, чего и следовало ожидать. Зато не потеряем работника.
  
  - А я зато могу огонь делать, - и у парня в руке неожиданно появилось пламя. Маленькое, как от зажигалки. Маг явно не впечатлился, похоже обиделся на вранье про образование. А вот я впечатлился, нам и такие маги пригодятся.
  
  - Пойдем, - маг передернул плечами, и, оставив парня внизу разочарованно дальше мешать цемент, мы отправились наверх. Интересно, этот маг пришел с какой-то целью или просто мы попались ему по пути.
  
  По дороге прибежал наблюдатель с крыши и доложил, что собаки ушли. Точнее волки. С пальцами. Пальцеволки. В принципе, сегодня даже хороший день, точнее ночь. Пока без происшествий.
  
  - F у вас камеры есть в том помещении, где мы этого Отто оставили? - остановился маг. Кстати, он так и не представился, хотя и я тоже себя этим не стал утруждать, - Хочу за ним посмотреть со стороны.
  
  Пришлось идти к пульту охраны, поворачивать внешнюю камеру, чтобы захватить внутреннее помещение. Наша система безопасности - это моя личная гордость. Круглосуточное наблюдение по ключевым направлениям, дистанционное управление. Я мог оставить без света все помещения, но камеры работали всегда. И оно того стоило.
  
  Когда на экране появилось изображение парня, он не мешал цемент. А сидел и смотрел на разгорающийся на руке огонек пламени. Гораздо больший, чем раньше.
  
  - Восхитительно, - почему-то шепотом сказал маг, - Посмотрите на пламя, оно двухцветное.
  
  - Конечно, очень хорошо, что парень оказался сильнее, чем мы думали, но что такого удивительного в двухцветном пламени?
  
  - Сама идея удивительна. Мы-то этой наработкой давно пользуемся, но большинство практиков так никогда до нее и не добирается.
  
  - Что за наработка? - не выдержал Карпенко и повысил голос. Хорошо, что увлеченный маг не обратил на это внимания, уж очень они обидчивы.
  
  - Темное пламя в центре - это магическая стихия, которую он призвал. А светлое по краям - это уже обычный кислород, который он собрал в этой области, чтобы усилить процесс горения. Очень высокий КПД, надо отметить. Интересно, а до применения водорода, он додумается?
  
  В этот момент раздался гулкий бум, и пламя схлопнулось в маленьком взрыве.
  
  - Додумался, - маг прямо-таки светился от удовольствия, - Я его заберу к нам.
  
  И пошел вниз. Мы же остались наверху.
  
  - Знаешь, - захотелось выговориться, пусть даже и Карпенко, - а Штирлица то тоже звали Отто. Сдается мне, что этот парень не совсем тот, за кого себя выдает.
  
  - Но это уже не наши проблемы, - да, уже не наши. Сейчас у всех свои проблемы, и что-то мне подсказывает, что мы еще не про все знаем. Так что решать чужие проблемы за спасибо мы не будем. Нижинскому обо всем доложу, а он уж пускай сам решает, что выгоднее - поделиться с магами этой информацией или придержать.
  
  Глава 1.
  
  
  
  Антон
  
  Возвращались молча. Иваныч со студентами и медичками шли на расстоянии в несколько шагов. Держали дистанцию. Эйфория от победы и от того, что всё, как мне казалось тогда, разрешилось, прошла, уступив место унылой задумчивости. Старый мент ведь всё равно точит на меня зуб - слишком велика стала между нами пропасть. А может, я опять всё преувеличиваю?
  
  Вернувшись, разбрелись кто куда. Но при этом все оставались в пределах досягаемости, в коттедж почему-то не заходил никто. Как-то очень неожиданно похолодало, снова пошёл дождь. По-осеннему пахло прелой травой и листьями - всё-таки уборкой территории, прилегающей к коттеджам, у нас никто толком не занимался. Что ж, рано или поздно, но пора было начинать.
  
  - Иваныч, - обратился я к пожилому менту. - Думаю, надо организовать уборку. Назначаю тебя главным. И ответственным, - добавил зачем-то.
  
  Майор, обманув мои ожидания, не обиделся, а как-то очень бодро и весело скомандовал медичкам, чтобы те озаботились чистотой. Да с шиком и блеском желательно. Маша и Катя скрылись в недрах коттеджа, отправившись на поиски инвентаря, юристы бросились им помогать. Кстати, не мешало бы и разделиться - благо коттеджей было несколько, а в связи с последними событиями жить в одном помещении с бунтовщиками как-то особенно не хотелось.
  
  - Антон, - окликнул меня знакомый голос.
  
  Константин. Уже привычно незаметно появился неподалёку, не потревожив сигнальную сеть. Я вопросительно посмотрел на Мису - догадывалась? Она еле заметно улыбнулась и так же едва различимо кивнула. Ладно, хоть её Константину не удаётся обмануть. Вампир, кстати, был не один.
  
  - Это Оскар, - улыбаясь, представил своего спутника Константин. - В некотором смысле... - тут он просто расплылся в улыбке. - Коллега из Эстонии.
  
  "Коллега из Эстонии" был на редкость тучным. Настолько, что занимал, наверное, как минимум два стула, когда садился. Масляные глазки, блестевшие из-под стёкол строгих очков, лысина и поджатые губы выдавали в нём если не прибалтийского аристократа, то директора какой-нибудь таллиннской фабрики точно. "Директор" протянул мне пухлую лапку, мы обменялись рукопожатиями.
  
  - Очень приятно, Оскар, - проговорил я. - Каким ветром вас сюда занесло из Эстонии?
  
  Толстяк насупился и пробурчал что-то невразумительное.
  
  - Сальная историйка, Антон, - Константин захихикал. - Наш Оскар был у себя в Эстонии весьма важной шишкой. А к нам прилетел, не поверишь, в поисках счастья - просадил кучу денег на платные свидания, а тут - на тебе! - перенос. И вот он у нас теперь тверитянин-вампир с эстонским паспортом, - кровосос просто сиял. - Да, кстати - по совместительству ещё и мой ближайший помощник.
  
  Боковым зрением я увидел, как реагируют на нашу беседу остальные. Миса и Соня стояли рядом с невозмутимым видом. Эти всегда меня поддержат, в них я уверен. Петька с Эльмирой и Викой стояли в сторонке и наблюдали, как мне показалось, с лёгким недоверием. Саша-историк - вот ведь человек-загадка! - с неподдельным интересом. Зато Иваныч... Тот просто буравил взглядом то меня, то вампиров. Юристы с девчонками скучковались вокруг него и обменивались друг с другом короткими фразами. Я мысленно махнул на них рукой.
  
  - Может, пригласишь нас в дом? - предложил Константин. - Нам нужно кое-что обсудить.
  
  Проходя мимо Иваныча со студентами, я прямо чувствовал, как он пышет ненавистью. Вот только непонятно, кого он ненавидел больше - меня или же вампиров?
  
  Расположились за столом друг напротив друга: с одной стороны, мы втроём с Соней и Мисой, с другой - Константин с Оскаром. Закатное солнце проглядывало через стекло, окрашивая предметы на кухне в красновато-золотистый оттенок.
  
  - Скоро состоится общегородское собрание, Антон, - первым начал Константин. - Тебе, конечно, в ближайшее время об этом ещё сообщат, но, думаю, тебе не помешает узнать о нём раньше. - Вампир немного помолчал. - Его почему-то решили провести немного раньше. Я бы даже сказал, НАМНОГО раньше, чем ожидалось. Не знаю, в чём тут секрет, может, и простое совпадение. Но что в том мире, что в этом - случайности как-то очень напрягают, Антон, не находишь?
  
  Я промолчал. Вампир не обратил на это внимание и продолжил:
  
  - Сдаётся мне, что-то необычное назревает. И необязательно хорошее. Ты, кстати, про волков с пальцами слышал?
  
  - Про кого?!
  
  - Про волков с пальцами. Я сам не поверил, когда услышал. Недавно в районе Пролетарки объявились. Ну, знаешь - в районе "морозовских казарм". С сильно развитыми пальцами на передних лапах, да ещё и прямоходящие.
  
  - Оборотни?! - удивился я.
  
  - Да какие, к собакам, оборотни!.. - отмахнулся Константин. - Тупо волки. Только, похоже, разумные. Или полуразумные.
  
  Я молчал, ожидая продолжения. На лице Мисы не отражалось ни единой эмоции, Соня же тяжело дышал и кряхтел - видимо, вся эта история с прямоходящими "пальцеволками" его ничуть не заинтересовала.
  
  - Их прибежала целая стая к вокзалу, - продолжил Константин. - Постояли, повыли и убежали. Говорят, особо и не пытались ни на кого напасть. Но не это главное, - вампир сделал паузу, пожевал губами и добавил: - Что-то там у них ещё произошло, помимо прихода этих гостей. Что-то такое, о чём никто не говорит, но кое-какая информация всё же просачивается...
  
  - Постой, - перебил я вампира. - Ты-то откуда всё это знаешь? Тебя что - везде за своего принимают?
  
  - Меня - нет, - улыбнулся Константин. - А вот нашего общего знакомого Макара Степаныча - да. Помнишь такого?
  
  Ещё бы не помнить. Бывший уфсиновец, пытавшийся увести за собой людей прямо в лапы сидящего напротив меня Константина.
  
  - Весьма интересный типчик, - Константин хохотнул. - Владимиру стучит на меня, а мне - на Владимира. Причём, как он искренне полагает, успешно служит двум господам. Там у них такая путаница, Антон, - внезапно добавил вампир. - Китаев хотел сместить Нижинского, да не успел, как ты знаешь. На вокзале командует Игорь Леутин - искренне уважает Нижинского, но терпеть не может Карпенко, которого тот прислал ему для укрепления обороны. Леутин, видишь ли, думает, что Карпенко приехал его "подавлять", если вдруг бунт какой-нибудь. В общем, ситуация у них сейчас неустойчивая, Антон. Зыбкая. А это, как-никак, одна из самых влиятельных группировок города.
  
  Константин замолчал. Оскар весь разговор сидел за столом как истукан, изредка хмуря брови и поглядывая на всех поверх очков. Хрыч прибалтийский.
  
  - И есть ещё один важный нюанс, - вновь заговорил Константин. - На нас объявили охоту.
  
  Владимир Алексеевич Нижинский, не последний человек в городе
  
  ...- Ты ещё не готов, - медленно и размеренно проговорил мой собеседник. - Жаль.
  
  Ветер на плато усиливался, но по-прежнему оставался тёплым. Солнце неуклонно стремилось спрятаться за горизонт, краски всё больше сгущались.
  
  - Скоро мы встретимся снова, - продолжил мой визави. - Помни, от твоего решения будет зависеть многое. Но решить нужно. И как можно скорей. Промедление очень скоро будет работать против тебя. Против нас, - тут он впервые посмотрел на меня. Точнее, я почувствовал, что он посмотрел, так как лица его по-прежнему было не разобрать...
  
  ...Проснулся я с ощущением, что всю ночь таскал мешки с углём. Или по-чёрному пил. Или и то, и другое вместе. Ещё и этот проклятый дождь: опять ныло колено, простреленное в Афгане. Больше двадцати лет прошло, а я так и не смог привыкнуть. Шипя, как придавленная гадюка, встал с кровати и обхватил колени руками. Так, не расклеиваться! Встал, оделся и пошёл.
  
  Дятлов уже терпеливо ждал меня возле кабинета. Я кивнул ему приветственно, он тут же вскочил и тоже кивнул:
  
  - Здравствуйте, Владимир Алексеевич!
  
  - Что там Леутин, Женя? - спросил я.
  
  - Лается с Карпенко, как обычно, - ответил Дятлов.
  
  Я довольно кивнул. Леутина надо позлить, чтобы не расслаблялся. Главное, не переборщить.
  
  - Цакаевы под присмотром?
  
  - Так точно. Вот только всё время порываются смыться.
  
  - Если что - не церемониться, - сказал я. - Станут неуправляемыми - пристрелить. - И добавил, подумав: - Лучше уж мы их, чем Антон.
  
  - Есть проблема, Владимир Алексеевич, - осторожно вставил Дятлов.
  
  - Какая ещё? - я невольно насторожился.
  
  - Диенар говорит, что его услуги стали дороже. Намного дороже - он просил это подчеркнуть.
  
  Вот, кажется, и начались проблемы с карликами. Аппетиты Диенара росли в геометрической прогрессии - это "намного дороже" было уже вторым, если не третьим.
  
  - Он предложил ещё что-либо? - уточнил я.
  
  - Нет, Владимир Алексеевич, - покачал головой Дятлов. - Он сказал, что и так делает для нас слишком многое, причём отрывая от сердца. И ещё намекнул, что золото уже не так ценится, как "самоцветы".
  
  Вот ведь бородатая сволочь! Мало ему золота, мало ему технологии огнестрела, мало ему реактивного гранатомёта. Теперь его, видите ли, интересуют какие-то "самоцветы". Прямо "малахитовая шкатулка" какая-то! От Диенара надо избавляться, подумал я. Причём надо подумать, как это сделать мягко и ненавязчиво. Физически устранить - не пойдёт. Гномы, как оказалось, народ мстительный, не простят. Вспомнилось, как какие-то авантюристы заманили отряд гномов в одно из зданий "Тверьтехоснастки" под предлогом переговоров, а сами ограбили их и убили, выбросив трупы на улицу. На следующий день к заводу пришла целая толпа карликов. Цеха ломали почти двое суток, пока не взяли наконец штурмом. Всех авантюристов перебили, а заодно и остальных, кто жил на заводе - не разбирая, кто прав, а кто виноват. Диенар же был не просто гном, а важная шишка, поэтому его гибель, уверен, могла бы спровоцировать самую настоящую войну. А по-хорошему с ним, как оказалось, поговорить не получается - въелся как клещ и отставать не собирается, прикрываясь "торговым контрактом". Как оказалось, мы с ним должны сотрудничать ещё "до первых ледяных дождей". А вот когда эти самые "ледяные дожди" пойдут, начнётся самый настоящий беспредел, грозящий катастрофой. Особенно если учесть, что запасы горючего по-прежнему в руках абсолютно в них не нуждающихся культистов.
  
  - Ладно, - помедлив, ответил я. - Пока платим ему золотом. Немного увеличим сумму, а потом уже решим, что делать с "самоцветами". - На этом слове я улыбнулся, но улыбка получилась какая-то кривая.
  
  Антон
  
  - На нас объявили охоту, - сказал Константин и зажмурился от удовольствия. У меня сразу появились нехорошие предчувствия, но спросить все-таки пришлось.
  
  - На нас, это на вас, на вампиров, или..?
  
  - На нас, это на тебя и на меня. Я, возможно, сболтнул немного лишнего про твои возможности, - тут он улыбнулся еще сильнее, хотя еще недавно казалось, что это невозможно, довольно жуткое зрелище, если его исполняет кто-то с клыками, - а возможно и приукрасил.
  
  - И при чем тут ты? И как вообще мы с тобой связаны?
  
  - Ну, там приехало эльфийское посольство, их заинтересовала Миса, а магов мои новые силы, а Владимира, похоже, давно интересуешь ты. Ну и меня попытались связать. Я естественно сбежал, но хотелось это сделать красиво.
  
  - И? - вампир явно получал удовольствие, растягивая рассказ и делая его все более и более непонятным.
  
  - Я им сначала поддался, даже связать себя дал. А потом закричал, что Владыка и его первый слуга Антон - тут он для тех, кто не догадался, ткнул в меня пальцем, - такого не допустят. И убежал. То-то они обозлились. Макар там для меня пошпионил немного, очень у них к тебе вопросов появилось много. И некоторые не имеют ничего против того, чтобы задать эти вопросы трупу.
  
  Ну вот, меня хотят убить. Такое уже бывало, но раньше меня хотели убить не персонально, то есть, убийцам было все равно, кто окажется на моем месте. А теперь это хотят сделать именно со мной. Я что этим горжусь?
  
  - И они тебе поверили? Да это же явный бред. И что за эльфы? - я чувствовал, что Мисе не хочется общаться с Константином, но появившиеся эльфы ее очень заинтересовали.
  
  - Проявившуюся вчера силу не почувствовал бы только совсем не имеющий магических сил. Конечно, они не поверили, но вот сомнения у них появились. А в таких серьезных вопросах, даже сомнения более чем достаточно, чтобы начать действовать.
  
  Интересно, зачем он все это делает, и подставляет, и помогает. Ловлю взгляд Мисы. Черт.
  
  - А эльфы?
  
  - Да там приехало их посольство, небольшое, шесть человек, то есть эльфов. Старшего вроде Середей зовут.
  
  - С"Середей, - вмешалась Миса, - мне надо их увидеть, - и совсем тихо, - это может плохо кончится.
  
  - Ты его знаешь? Кто это? - вампир сказал почти одновременно со мной.
  
  - Это мой отец, и если их всего шестеро, то с ним боевая пятерка магов. Они при желании тут от всего камня на камне не оставят.
  
  - Тогда нам определенно надо к ним сходить, - нет, серьезно, я начинаю склоняться к тому, что от питья крови сносит крышу. Константин явно не в себе. Но встретиться с отцом Мисы, точно стоит. Интересно я ему понравлюсь? Блин, а я то куда? Я же кровь не пил, я же нормальный. Лучше выждать и посмотреть, что будет, - На совете, тем более на глазах у таких гостей, нас не тронут. А расставить точки над й будет очень полезно.
  
  А логично в итоге получилось, может он и не сумасшедший.
  
  - А зачем он тут мог оказаться, как ты думаешь? Ищет тебя?
  
  - Нет, я уже взрослая, и проявлять излишнюю заботу это явное неуважение. Так что лет десять он бы меня точно не искал. В обычных обстоятельствах.
  
  - Тогда что?
  
  - Учитывая, что наша шалость с неизвестным случилась совсем недавно, а он уже на месте, то дело не в этом. Хотя вопросы у него точно появятся. И мне интересно, что же так его заинтересовало, что он явился сюда, да еще с боевой пятеркой.
  
  Смотрит на меня с грустью? Беспокоится? Так, голос пободрее.
  
  - Так, когда там у них встреча? Успеем подготовиться?
  
  - Завтра, так что не успеем, но нам и не надо. Эльф потребовал созыва малого круга представителей городских сил.
  
  - Это значит по три человека от отряда, традиционное число, - пояснила Миса.
  
  - Ну что ж, тогда идем, ты, я и Ива... - только тут вспомнил, что Иваныч уже не тот, - и Вика.
  
  - Не, Вику уже нельзя брать, - перебила наглая вампирская морда, может все-таки врезать ему разок, интересно после удара волей клыки долго регенерировать будут, - она уже четвертой будет.
  
  - Как четвертой? - я даже сбился с мысли немного.
  
  - Ты - первый, Миса - вторая, я - третий, все очевидно.
  
  - Ты-то к нам какое отношение имеешь, у тебя теперь свой народ, свое царство, - в глубине души я, конечно, рад. Я не ксенофоб, не расист, а вампир не негр в конце-то концов, если Константин будет с нами, мне будет спокойнее.
  
  - Ну как же, я что зря всем кричал, что у нас общий Владыка, я тебе даже место первого слуги отвел, - опять ерничает.
  
  - Дашь клятву, и добро пожаловать, - вампир сразу же кивнул, как будто только этого и ждал.
  
  Белые зубы, белое лицо Мисы.
  
  Миса
  
  Отец меня убьет. Теперь Антон примет к нам в семью еще и вампира. Клятва, правда, вассальная, но все равно убьет. Надеюсь, он здесь не из-за этого. Но в любом случае, надо его увидеть и все узнать, и может быть, я смогу помочь. Я же сейчас на разведке, в конце концов.
  
  Думай, Мисси, думай. Это то, что отличает настоящего эльфа от других рас. Гном в сложной ситуации напьется, и будет ждать вдохновения, гоблин спросит совета старейшины, а эльф должен думать. И в этом причина того, что одни прозябают, другие вымерли, а третьи правят миром и с ними держат совет сами боги.
  
  Если отцу дали с собой боевую пятерку магов, то этот мертвый город наверняка заинтересовал совет. Что их могло заинтересовать? Усиление влияния гномов, эманации богов, прорыв хаоса? В любом случае им будет интересно узнать о возрождении нашего темного бога.
  
  Как сказал Антон, нам за это даже не медаль, а орден положен. Я, правда, не совсем поняла, что это, но смысл ясен. Гном тоже требовал медаль, хоть никуда и не ходил, видите ли, он сидел, замерз. Ему и пообещали, за отмороженное мясо, почему-то это всех рассмешило.
  
  Раньше чужие эмоции меня не трогали, но сейчас все стало другим. Мне приятно, когда этим эльфам вокруг меня хорошо, вернее людям и гномам, а теперь и вампирам. И, чем их больше, тем лучше.
  
  Так что даже если отец отправит меня домой, то я останусь. Еще месяц назад пошла бы как миленькая, может быть разревелась бы от обиды, но пошла. А теперь нет. У меня своя семья, и свой человек. Кстати, надо за ним присматривать, как бы они не попытались решить все силой, да и человек, владеющий волей, смог бы заинтересовать богов. Надо быть осторожнее, и если что...
  
  Тут до меня дошло, о чем я размышляю, и кровь отхлынула от лица, - защищать человека от эльфов, от родного отца. Да что это с тобой, Мисси?
  
  Антон.
  
  Быстренько провели ритуал клятвы с Константином, Иваныч весь вечер после этого плевался в нашу сторону. Кажется странным, но, похоже, он завидует.
  
  Вот Соня совсем не завидует, он жалеет. Во-первых, что мы кровососа кривоногого, как он его назвал, раньше не прибили, а во-вторых, потому что тот пить не может. Точнее может, водкой или самогоном его как в дешевом ужастике не сжечь, но вот последствий абсолютно никаких нет.
  
  А Константин тем временем стал рассказывать, уже не ерничая, как у него прошло воцарение и признание среди родичей.
  
  - А почему ты их бросил и пришел сначала все разузнать в город, а потом к нам? - я попытался сразу перейти к сути, но меня попросили не перебивать. Так что сижу не перебиваю. Вика пристроила свою голову на моем плече и тоже слушает. Она после инициации стала мне доверять. Как будто раз и все, очень приятно и очень страшно, что не справишься. И так теперь со всеми, кто тогда подошел ко мне во время пробуждения темного бога. Абсолютное доверие. С каждым немного по-своему, но общее это именно спокойствие, уверенность и оно, доверие. Вика нашла на кого опереться, и теперь, как ни странно, готова больше следовать своим собственным решениям. Соня и Миса просто поверили мне до конца, раньше я не видел, но когда это пропало, стало особенно заметно. Из них исчезла некая снисходительность.
  
  А ведь у меня наконец-то появились родные мне люди.
  
  - И я, - пришла мысль, мелькнув по краю сознания.
  
  - И ты, - отправил я мысль в ответ младшему брату. Темный охотник, подарок возрожденного бога, носился вокруг лагеря, радуясь ночи, радуясь тому, что старший брат рядом и счастлив, и ему хотелось этим со всеми поделиться.
  
  
  
  Глава 2.
  
  
  
  - Эй, я для кого рассказываю, - вернул меня к действительности возмущенный голос Константина.
  
  Я жестами извинился перед вампиром, после чего тот продолжил:
  
  - ... Ну так вот. А после того, как на стадионе погубили нашего сородича, стало ещё сложней. Множество наших обозлилось, сами понимаете - спокойствия в городе это не прибавило. Поэтому какая-то объединяющая сила рано или поздно должна была появиться. Знаешь, как в одной старой книге - "власть валялась на земле". А я взял и поднял. Не сразу, конечно, и не без помощи со стороны. Его, кстати, - вампир кивнул на "коллегу из Эстонии".
  
  Оскар по-прежнему сидел, чванливо поджав губы и очень сильно смахивая при этом на немецкого офицера. Того и гляди скажет "млеко-яйки". После этой мысли стало почему-то противно. Очевидно, это отразилось у меня на лице, так как эстонец едва заметно отвёл взгляд в сторону.
  
  - Скажу честно, претендентов хватало и без меня, - Константин будто не обратил на нас ни малейшего внимания. - Пришлось с некоторыми обойтись немножечко сурово, - рот вампира разъехался до ушей. - Ну, а после публичной дуэли с Борисом - был у меня такой соперник - стало значительно проще. В общем "в цари" меня выбрали единогласно. Как мы это отпраздновали, рассказывать не буду. Не хочу травмировать вашу ранимую психику, - мне кажется или вампир стал немножко переигрывать? Ему бы не в учителя, а в актёры в своё время надо было пойти.
  
  - Можешь рассказывать во всех подробностях, - сухо заметил я.
  
  - Хорошо, как-нибудь обязательно расскажу, - как-то очень нелогично ответил Константин. - А буквально на следующий день на меня вышли люди Столярова. Предложили встретиться и обсудить новый баланс сил в городе. Остальное вы знаете - поймали, связали, я поорал немножко для пафоса и сбежал. Очень они там забеспокоились, - закончил он с довольной улыбкой.
  
  Владимир Алексеевич Нижинский
  
  Бронированный губернаторский "мерседес" решили не брать - он и так уже стал привлекать слишком много внимания. Вместо этого поехали по старинке, на бэтээре. За последние месяцы к бронетехнике на улицах города привыкли, да и в целом в этой восьмиколёсной машине было как-то спокойней. Даже невзирая на прошлый опыт.
  
  ... Раздался мощный взрыв - такой, что даже машина вздрогнула, а следом ещё один и ещё. Кто-то из молодых не выдержал и заверещал, как девчонка. Водитель со всей силы ударил по тормозам, кто-то рухнул на пол, гремя боекомплектом и вспоминая всех дальних и близких родственников того идиота, из-за которого всё это началось. Вьюгин что-то орал, мы высыпали из "коробочки" и бестолково прижались к броне, оглядываясь вокруг и не видя ничего. Пашка тут же упал с простреленной головой, забрызгав меня кровью.
  
  Повсюду слышались одиночные выстрелы, очереди, уханье гранатомётов. Кто-то орал. Орал очень долго и надсадно - страшно. Долго потом у меня не выходил из памяти этот крик. Вьюгин стрелял короткими очередями куда-то в сторону склона. Башня БТРа медленно разворачивалась в поисках цели, машину качнуло, когда пулемёт заработал в том же направлении, куда стрелял Вьюгин. Снова ухнуло - взорвали ещё один бензовоз.
  
  - Где вертушки?! - орал Вьюгин. - Вертушки где, вашу мать?!!
  
  В это время снаряд, выпущенный из базуки засевшим в камнях моджахедом, попал в наш БТР.
  
  Когда на помощь прилетели два "крокодила", от колонны уже почти ничего не осталось. Повсюду горели и дымились обломки техники, дорога местами почернела от крови. Наша "коробочка" получила ещё несколько попаданий, водитель со стрелком так и не смогли выбраться, сгорев заживо под бронёй. Вьюгина зацепило осколками, и он умер по дороге в госпиталь, не приходя в сознание. Из всего нашего отряда выжили только я и Петька Китаев...
  
  - Владимир Алексеевич, приехали, - прервал мои воспоминания Апшилава.
  
  Семён, как обычно, выбрал странное место для встречи - обшарпанный и выдержавший в первое время после Переноса не одну атаку "Лазурный". Он почему-то продолжал думать, что мне там нравилось. Ну да Бог с ним, в целом местечко хоть и загаженное, но безопасное.
  
  Сухонький старичок-химик, а ныне - могущественный маг и руководитель одной из мощнейших городских группировок, сидел за столом. Когда мы с Дятловым вошли, он встал, чтобы нас поприветствовать. Апшилава, Ветров и остальные остались ждать снаружи. Таков был уговор. Столяров всегда приходил на встречи один, но позволял остальным брать с собой сопровождающего. В качестве снисхождения со стороны более сильного.
  
  - Рад вас видеть, Владимир, - сказал он, когда мы присели за стол. - И вас, Женя, - кивнул он Дятлову.
  
  После ответных любезностей Семён продолжил:
  
  - Начну сразу, без предисловий. Мы узнали, что в городе появилась ещё одна мощная группировка, помимо молокоедовской. Вы же знаете о кровососах, Владимир? - уточнил он.
  
  Я кивнул в ответ, Дятлов, помедлив, тоже. Как будто в городе есть кто-то, кто не знает о вампирах. Ох уж эта дипломатическая вежливость.
  
  - Так вот, - продолжал Столяров. - Как известно, вампиры - это не порождения того мира, в котором мы вынужденно оказались. Это бывшие люди, с которыми случилась некоторая трансформация. Мы пока ещё не знаем точно, что с ними произошло и почему, но мы усиленно работаем над этим вопросом. Особенно интересно, что вампирами почему-то стали в основном очень полные люди. За некоторыми исключениями, конечно же.
  
  - Причина этого тоже пока неясна? - уточнил я.
  
  Столяров кивнул и продолжил:
  
  - У нас есть пара гипотез на этот счёт... Но не о них сейчас идёт речь. Дело в том, Владимир, что вампиры с недавнего времени уже не являют собой разбросанных по всему городу одиночек. У них теперь, - тут он презрительно усмехнулся, - царство! И царство это претендует на определённые права. Надеюсь, вы хорошо понимаете, чем это чревато для всех остальных и для нас с вами в частности.
  
  Конечно же, я понимал. Отдельные, неподконтрольные никому кровососы, доставляли кучу проблем. Но сплочённые кровососы, управляемые лидером и имеющие чётко поставленные задачи и цели - это уже явная угроза текущему положению вещей.
  
  - Царём они провозгласили некоего Константина, - продолжил тем временем Столяров. - В прошлом, до переноса - учителя. И надо сказать, с тех пор его способности очень сильно изменились.
  
  - Что вы предлагаете? - спросил я.
  
  - Я предлагаю дождаться его, - спокойно ответил Столяров.
  
  - Константина? - честно говоря, я не ожидал такого поворота событий.
  
  - Именно, - кивнул Семён. - Мы вышли на него и предложили встречу. Думаю, это хороший шанс задушить его инициативу на корню.
  
  - Как будем действовать? - быстро спросил я. Кажется, мне понятна его мысль. Хитрый старик, но порой слишком прямолинейный.
  
  - А действовать, Владимир, будут мои люди, - ласково и в то же время надменно произнёс Столяров. - Вы меня простите, но против гипнотической силы кровососа бессилен даже замгубернатора. Но понаблюдать за всем этим я вам, конечно же, позволю.
  
  Пришлось мне этот плевок проглотить. Чёртов Семён прав - в схватках с вампирами обычные люди, вооружённые огнестрелом, не имеют практически никаких шансов.
  
  - А вот, кстати, и он, - произнёс Столяров, кивнув на дверь. - Пунктуален, надо же...
  
  В зал беззвучно вошёл... нет, лучше сказать ВПЛЫЛ неимоверно тучный мужик в строгом костюме. Мягко проскользив по залу, он подошёл к нашему столику, отодвинул стул и с трудом, но при этом как-то даже изящно уселся напротив меня и Столярова.
  
  - Приветствую, господа, - осветил нас вампир своей лучезарной улыбкой. - Рад вас видеть, Семён, - кивнул он Столярову, - и вас, Владимир, - кивнул, повернувшись, и мне.
  
  Некоторое время мы молчали. Потом кровосос взял инициативу в свои руки:
  
  - Думаю, можем обойтись без предисловий. Очень рад, что вы так быстро назначили мне встречу. Я и сам, честно говоря, уже собирался выйти на вас, чтобы обсудить новый баланс сил в нашем городе. И заодно заключить что-то вроде пакта о ненападении.
  
  - Какой ещё пакт? - деланно насмешливо произнёс Столяров.
  
  - О ненападении, - миролюбиво повторил вампир. - Я тут, вы знаете, недавно королём был избран всенародно, - кровосос не выдержал и ухмыльнулся, довольный своей шуткой. Где-то я, кстати, эту фразу раньше слышал. По-моему, в каком-то старом фильме.
  
  - Королём кровососов? - уточнил Столяров.
  
  - Ну да, - подтвердил вампир. Нарочитые колкости старого мага его, похоже, ни капли не обижали. Хотя, кто его знает, этого упыря.
  
  - Что вы предлагаете? - уже более дружелюбно спросил Столяров. Похоже, понял, что разговаривать с - как его? - Константином нужно по-другому.
  
  - Я предлагаю всего ничего, - весело ответил вампир. - Вы признаёте нас одной из ведущих городских группировок наравне со своими. Остальное будем обсуждать на общегородском сходе.
  
  - А если мы ответим вам отрицательно? - осторожно спросил Столяров.
  
  - Значит, будет война, - чуть ли не радостно ответил вампир. Или у него такая манера общаться, или он всё-таки не дружит с головой.
  
  - Дорогой мой Константин, - язвительно начал Семён. - Видите ли... Нам не очень интересно ваше предложение. Боюсь, мы от него откажемся. И угрожать нам войной с вашей стороны - очень глупо и несерьёзно. Вы, как мне кажется, плохо представляете, с кем связываетесь, - Столяров легонько прищёлкнул пальцами, образовав между ними небольшой сгусток огня. Мгновением спустя огненный комочек полетел в стену и прожёг в ней с шипением небольшую, но очень показательную дырочку.
  
  Вампир грациозно вскочил со стула и отпрыгнул в сторону, не прекращая улыбаться. Похоже, он всё-таки был готов к такому сюрпризу от Столярова. Краски в зале потускнели, наступила ватная тишина. Словно в каком-то вязком тумане, при этом не в силах пошевелиться, я наблюдал за тем, как вампир за несколько мгновений отрастил себе крылья, пальцы на руках скрючились и заметно заострились. Стремительным движением кровосос накинулся на Столярова, целясь когтистыми пальцами магу в лицо. Старик увернулся и ударил вампира... непонятно, чем ударил. Просто двинул в его сторону кулаком, а кровосос покатился кубарем, хотя Столяров до него даже не дотронулся. Мелькнули неясные тени, окружившие вампира, как сквозь вату что-то кричал Столяров. И тут внезапно реальность восстановилась - я вновь смог пошевелиться, исчезла ватная тишина и вновь вернулись краски. В зале появились ещё несколько человек - они окружили вампира полукольцом, приняв боевую стойку и будто бы держа его на прицеле. Правые руки их были слегка приподняты над головами и чуть-чуть отведены назад, словно они что-то держали в них и готовились в любой момент швырнуть этим в кровососа.
  
  Вампир захихикал:
  
  - Ну, кто же так ведёт переговоры?! Что за моветон?
  
  Определённо, головушкой наш кровосос был болен. Теперь я в этом окончательно убедился.
  
  В это время Столяров приблизился к нему и принялся выделывать руками какие-то пассы, будто бы связывая вампира невидимыми верёвками. И тут Константина прорвало. Он долго орал, изрыгая проклятия, а также "тварей", "насекомых" и прочую фауну. Несколько раз упомянул какого-то "владыку" и его "карающую длань", а потом... Потом было самое интересное - вампир стал звать на помощь Антона. И не просто Антона, а "правую руку владыки" и его "ближайшего соратника и приближённого к величественному трону".
  
  С"Середей
  
  Боевой пятёрки магов с лихвой хватило на то, чтобы разметать целый отряд этих примитивных существ, так отвратительно похожих на нас. Опасность была явно преувеличена, но всегда лучше перестраховаться, чем потом зализывать раны после неравного боя.
  
  Передо мной стоял на коленях грязный, дрожащий человек в лохмотьях. Его несуразная трубка из мёртвого железа валялась неподалёку - он бросил её практически сразу же и стал молить о пощаде.
  
  - Где найти вашего правителя? - спросил я его.
  
  Пленный что-то невнятно залепетал. Из его полубессмысленного рассказа мне удалось понять только то, что в мёртвом каменном городе царит хаос, и единого правящего центра у них просто нет. Какие-то "менты", маги, культисты и ещё целый ряд бесполезных наименований. Дикари они и есть дикари. Поняв, что ничего толкового мы от него не получим, я отдал приказ своим спутникам двигаться дальше. Дикаря же мы отпустили с миром - убивать беспомощных пленников не в правилах благородных эли.
  
  - Что скажешь, С"Середей? - спросилК"вэлронд, довольно молодой, но уже достаточно серьёзный маг. - Стоит ли нам пытаться искать с ними какую-то связь? Мне кажется, они не сильно отличаются интеллектом от гоблинов.
  
  - Гоблинов не существует, - проворчал Серкинас. - Если и были когда-то, то давно уже превратились в легенду.
  
  - Боюсь, нам всё же придётся с ними считаться, - задумчиво проговорил я. - Не стоит делать выводы обо всём народе по первым попавшимся и не сильно разумным его представителям. Всё гораздо сложнее.
  
  Владимир Алексеевич Нижинский
  
  Вампир немного успокоился - уже не кричал и не обзывался, а только пристально наблюдал за нами. Если он не врёт, то нашего Антона слишком далеко занесло. "Правая рука владыки", надо же.
  
  - Что скажете, Семён? - я первым нарушил затянувшееся молчание.
  
  - Скажу, что этот бродяга очень силён, - как мне показалось, недовольно ответил Столяров. - Слишком силён для кровососа.
  
  - Я долго тренировался, - спаясничал Константин.
  
  Столяров хотел было что-то ему сказать, но просто махнул рукой. Дело принимало очень неожиданный оборот, и даже маг-химик со своими мозгами был в замешательстве.
  
  - Значит, вы говорите, что существует некий Владыка, а Антон Молокоедов - его сторонник? - спросил наконец-то Семён.
  
  - Не просто сторонник, - с нажимом произнёс вампир, - а первый слуга и правая рука.
  
  - А вы к нему, простите, каким образом относитесь? - продолжал допрос Столяров.
  
  - А я-то как раз его самый обычный сторонник, - скромно ответил толстяк. - Не правая рука, как Антон, конечно, но тоже чего-то стою.
  
  - Очень интересно, - пробормотал Столяров.
  
  Антон
  
  Вообщем, связали меня знатно, - продолжал свой рассказ Константин, - а главное так хитро, что когтями до чар не дотянутся, магию применить не дают, и силы не хватает даже просто пошевелиться. И тут Столяров резко повернулся в сторону лестницы, ведущей на первый этаж. У меня слух не плохой, но я ничего не услышал. Нижинский тоже с удивлением на него уставился. И вот тут я по-настоящему испугался. Стоит этот старый пень судорожно машет руками в воздухе, и бормочет себе под нос "я вам покажу мирный атом". Хорошо хоть не кузькину мать.
  
  - И? - кажется, догадалась Миса.
  
  - И тут появились эльфы, шесть штук.
  
  - Так что ж ты сразу не сказал? - возмутился я. Непонятно что случилось, объявили охоту, что-то странное происходит, есть у меня один шпион. Тьфу. Нагнал тумана, а сам оказывается лично все видел.
  
  - А так было бы не интересно, - ну и что с него взять. - Ладно, вы еще можете сидеть, а я спать.
  
  - Какое спать? А дальше что было?
  
  - Да дальше все просто. Столяров попытался в них чем-то запустить, надо сказать это смотрелось это очень мощно, по силеаж воздух задрожал, сколько в заклинание вложил. А эльфы как будто ничего не заметили.
  
  - Все просто, стандартный антимагический щит, все, кто хоть пару сотен лет магией пользуются на него переходят, - просветила нас Миса, - все заклинания, что до него доходят, разрушаются.
  
  Ничего себе, значит все мои темные щиты это фигня, прошлый век. Вот засада.
  
  - Стандартный набор боевого мага - это физический щит от обычных повреждений, кинетический, чтобы в сторону не сносило и антимагический для защиты от нестабильных заклинаний. Если противник в магии посильнее будет, то тогда в дело уже специализированные щиты вступают, - добавила Миса, - но тут, похоже, до этого не дошло.
  
  Вот и хорошо, значит, будем считать мои щиты работой на перспективу, а то обидно что-то делать, что никому не пригодится.
  
  - Так вот, - повысил голос вампир, обидевшийся, что от него отвернулись, но при этом сам с интересом слушающий эльфийку, - значит, спокойно так гости вошли, всех спеленали как детей и сказали, что назавтра ждут представителей от всех имеющих право решать в городе. И что наши добровольные хозяева за явку отвечают головой.
  
  - А ты?
  
  - А меня отпустили. Недобро так посмотрели, но отпустили. А теперь я спать. - сказал Константин, и ушел. В мой дом. Хорошо, что мы еще парочку прибрали. Клятва клятвой, но ни эстонец, ни сам Константин стопроцентного доверия не вызывали. Это как комары, вроде бы раз жужжат, значит летают и кровь не пьют, а уснуть не получается.
  
  - Спокойной ночи, - сказал двум удаляющимся спинам и повернулся к Мисе, - и что нам ждать от твоего родственника?
  
  - Ничего хорошего, - буркнул Соня, - что мы имеем? Он недавно в городе, иначе действовал бы не так прямолинейно, и при этом свободно говорит на вашем языке. Что это значит? - лицо Мисы потемнело - значит, поймал какого-то беднягу и высосал ему мозги, эльфы в этом первые специалисты, даже лучше вампиров.
  
  - Не в прямом смысле высосал, - уточнила Миса, когда потемнело уже мое лицо, - Просто полное ментальное сканирование с разрушением физического носителя.
  
  - Это в корне меняет дело, - гном чуть не покатился по траве от смеха, - смотрите, осторожнее с ними, эльфы не такие белые и пушистые, как можно было подумать глядя на кое-кого.
  
  Да, глядеть на кое-кого, конечно, очень приятно, но завтра будет опасный день. Военные, маги, культисты, вампиры, эльфы. Интересно, еще кто-то будет? Это планировалось, давно назревала необходимость собраться и попробовать договориться, и вот теперь появление нежданных гостей все ускорило. И вообще стоит ли туда идти?
  
  Расстанувшись на траве, посмотрел вверх. Если изо всех сил зажмуриться, то кровь начинает стучать в ушах, потом резко открываешь глаза, вокруг тишина и только звезды светят из своей невообразимой дали. Красота, что еще надо? Чтобы кто-то лежал рядом? Чтобы в мире была справедливость? Чтобы лежать и смотреть на звезды вечно? Зачем? Слух вернулся, и звуки донесли, как приводится в жилой вид третий домик. Тело пронзила волна дрожи, все-таки не стоит лежать вечером на холодной земле.
  
  Надо идти спать, а завтра... Завтра посмотрим, сейчас все закрутилось так, что ни на секунду нельзя остановиться.
  
  У меня нет иллюзий, что я что-то могу изменить, что-то решаю в сложившейся ситуации. Может когда-нибудь потом, а пока единственное, что мне удается в нашем заплыве по течению, так это плыть в первых рядах. Однако тонуть или пропускать кого-то вперед я не собираюсь. А то ведь пропустишь такое собрание, и все, ты уже в конце списка, никому не нужен, тем более эльфы успели показать, кто тут настоящий хозяин. Интересно, разрыв на самом деле такой большой, надо будет спросить у Мисы.
  
  С утра до этого так руки и не дошли, разбирались с хозяйством. Оказывается, было с чем разбираться. Иваныч с Петькой, хоть и не сошлись как раньше, но вроде стали нормально общаться, вместе занялись организацией ледника под различные продукты и жидкости гномьего производства. А сам гном, изучив парочку оставшихся в его распоряжении технических новинок, организовал нам работающий водопровод. На это у него ушли всего лишь: насос старый, дизельный, шланг грязный поливальный, рулон скотча и четыре бочки, затащенные на крышу дома. Интересно это первая водонапорная башня этого мира? И как мощности этого насоса хватает и чтобы воду накачивать и чтобы давление создавать? И надолго ли хватит горючего?
  
  Пока я пытался привести в порядок постиранные перед важной встречей джинсы и свою старую толстовку с капюшоном, выяснилось что вода накачивается в систему бочек только по ночам и при этом не очень тихо, потом днем по трубам ее можно будет пустить в любой из трех жилых домов. А топлива да, надолго не хватит, но это не страшно сейчас кое-кто из тех, кто только ест и ничего не делает, возьмет канистры и под охраной моего песика пойдет к разбитой танковой колонне сливать топливо. Учитывая сегодняшнее собрание, там должно быть пустынно и относительно безопасно.
  
  В категорию кое-кто попали как ни странно все девушки нашего отряда за исключением Мисы. Гном поделился народной подземной мудростью, что "сиськи рукам не помеха", и канистры притащить они смогут. Парням тоже нашлась задача, их сразу после завтрака организовали в мародерствующе-строительный отряд и отправили разбирать четыре оставшихся нетронутых домика поселка.
  
  А потом я увидел Мису. Наверно, то, что на ней надето, это эльфийская одежда, которую она каким-то образом сохранила, потому что у нас такого не делают. И если раньше в джинсах и кофте она выглядела сногсшибательно, то теперь... теперь нет. Зеленое бесформенное одеяние, скрывающее фигуру, лицо, движения, немного смазанный в воздухе контур, как будто по двору скользит зеленый столб. Вот так и рождаются легенды о зеленых человечках.
  
  - Ну что, пошли, - Миса скинула капюшон, и магия пропала. Просто девушка в балахоне с открытыми плечами, на одном из которых виднелась татуировка в виде листа. Как и у всех нас. - Вам придется тоже оголить плечо, знак принадлежности к семье прятать не принято.
  
  Теперь понятно, почему в балахоне предусмотрены открытые плечи, но совершенно не понятно, что нас ждет. Тут на ум пришли вечерние мысли.
  
  - Миса, а твой отец, он намного сильнее нас?
  
  И ладно бы она ответила, так просто рассмеялась в ответ. Обидно, а я-то уже себе успел на воображать. Герой, спаситель бога, разрушитель хаоса, надежда эльфийской и человеческих наций, прямо хоть иди и организовывай какую-нибудь демократическую партию. Оказалось, нет, всего лишь новичок, слабак, остается только надеяться, что перспективный.
  
  И тут меня запоздало передёрнуло: "полное ментальное сканирование с уничтожением физического носителя". Это всё-таки как? Пожалуй, не стоит над этим думать. Не стоит, если не хочешь испортить отношения с Мисой. Или, правильнее будет сказать, отношение к Мисе. Подобное уже приходилось испытывать - когда мы только познакомились с Константином и когда тот "открыл" нам глаза на конфликт людей и эльфов на Ленинградском шоссе. Точнее, на убийство эльфами безоружных. Червячок сомнения тогда ощутимо кольнул - Миса была там и тоже убивала. Потом оказалось, что нет - не была. Зато вот теперь... Она ведь тоже знает язык. Что - тоже "ментальное сканирование"? Да нет же, дурак - она ведь рассказывала, как выучила язык. А вдруг обманула? Снова предательское сомнение...
  
  Кстати, о Константине. Король кровососов мало того, что идёт с нами, так он ещё, якобы, вместе со мной "служит одному господину". Правильно ли то, что мы идём у него на поводу? И правильно ли то, что я вообще нормально отнёсся к его авантюре? И достаточно ли можно доверять жирному эстонцу, оставшемуся в нашем посёлке с остальными? Надеюсь, если что-то случится, ребята справятся без меня. Без меня или без Мисы? Или... без нас?
  
  Да уж, стал разговаривать сам с собой, пусть и мысленно. Первый признак нарушения душевного равновесия. Равновесие? Душевное? Здесь? После всего, что происходило?
  
  Глава 3.
  
  
  
  Владимир Алексеевич Нижинский
  
  Он пришёл как обычно. В полной тишине, ватной и какой-то мертвенно унылой. За окном в сумерках виднелся город. Темнеющее небо расчертил инверсионный след самолёта. С улицы, даже через закрытое окно тянуло влажным холодом.
  
  - Скоро зима, - отчётливо произнёс он.
  
  Я кивнул, соглашаясь.
  
  - И она может стать последней, - он не пугал. Просто констатировал факт.
  
  - Пойдём, я тебе покажу, - он махнул мне рукой, приглашая.
  
  Вскоре мы очутились на улице. Там было очень холодно. Лежал застарелый снег, сильно спрессованный и утрамбованный. А поверх него намело снежные барханы, явно свежие.Окна домов чернели пустыми глазницами. У стены стояла наполовину заметённая легковушка. Периодически поднимающийся лёгкий ветерок вздымал с тротуаров и проезжей части снежную пыль, обнажая чернеющий лёд и...
  
  Я такое уже видел. В Афганистане, в горах. А потом и в Чечне - на зимних улицах Грозного. Окоченевшие трупы. Некоторые скрючились, но были и те, которые лежали, вытянувшись практически в струнку. В конце улицы я заметил движение: две сумеречные тени возились, что-то отрезая и складывая в мешок.
  
  - Ты ведь знаешь, что там происходит, верно? - спокойно спросил он.
  
  - Очень хорошо знаю, - мрачно ответил я. - Думаю, что даже слишком.
  
  - Тогда пойдём на соседнюю улицу, - предложил мне мой спутник.
  
  На соседней улице жгли костёр. Судя по всему, из мебели. Небольшая группка людей - человек шесть, не больше - окружила пламя. Одеты они были кто во что горазд - видимо, лишь бы теплее. Некоторые топтались на месте и потирали руки.
  
  Внезапно откуда-то со стороны послышался вой. Мне показалось, он доносился с той улицы, откуда мы только сейчас пришли. Люди вокруг костра замерли, кто-то тоненько вскрикнул. И тут раздался уже громкий истошный человеческий вопль. К костру со всех ног бежала тощая фигура в каком-то ватнике, на ходу бросив наполовину заполненный чем-то мешок. Следом выскочил крупный волк. За ним ещё и ещё один. Тощая фигура добежала до костра и со странно звучащим в этой ситуации победным возгласом выхватила из огня пылающую доску. Остальные люди сгрудились вместе и о чём-то испуганно переговаривались.
  
  Издалека вновь донёсся человеческий крик. Жуткий и какой-то пугающе безысходный. Затем он резко оборвался.
  
  Теперь уже завопил человек в ватнике и с горящей доской в руках. С рёвом он бросился на волков и попытался отогнать их, размахивая своим "факелом". Волки даже не шелохнулись...
  
  Весь боевой запал человека в ватнике быстро улетучился, и он замолчал, растерянно держа в руке потрескивающую от пламени доску. С разных сторон рысцой подбежали ещё несколько волков, а тот, который прибежал самый первый, легко и пружинисто, как бы нехотя, прыгнул.
  
  Звук исчез, стало тихо. Люди убегали, волки догоняли, поднимая тучи снежной пыли. Костёр начал гаснуть под порывами ветра.
  
  Я отвернулся от разыгрывающейся трагедии и твёрдо посмотрел в глаза своему собеседнику. Туда, где должны были быть глаза.
  
  - Я согласен, - проговорил я. - Я принимаю твоё предложение.
  
  И тут он на долю секунды показал своё лицо. На удивление, оно не было страшным. И - мне показалось? - оно даже было знакомым.
  
  Антон
  
  Встреча была назначена в Лазурном. Некогда и так не очень хорошо выглядевшее здание сейчас почти развалилось. Но только внешне, внутри все было почти идеально прибрано, стояли распорки из металлоконструкций, укрепленные гномами Нижинского. Обычной техники и вооружения у его людей, по крайней мере, что присутствовали тут, не было. Все улучшено магами или гномами.
  
  Стоящая на входе группа людей, командир которых выделялся характерно большим носом и картавым произношением, отошла в сторону. Похоже, узнали после предыдущей встречи. Внутри все стены, кроме несущих были разрушены, и в огромном зале, освещенном светом одиноких сорока ваттных лампочек, толкалась свита тех, кто должен был сегодня собраться.
  
  - Только мы пришли втроем, как положено, - шепнула Миса, - остальные решили позаботиться о собственной безопасности, но к месту встречи их естественно не пустили.
  
  Похоже, эльфы тут всех успели построить. Мы медленно двинулись к лестнице, ведущей на второй этаж, с опаской оглядываясь по сторонам. Ничего подобного мне еще видеть не доводилось, похоже, тут собрались все, кто хоть что-то значит в городе, или считает, что значит.
  
  Кучка магов, цивилизованные, чистые в гражданском, поглядывают на всех слегка высокомерно, держат дистанцию. То ли от природного снобства, то ли опасаются несовместимых с жизнью последствий. И тут есть чего опасаться, чуть дальше в разделе холодильников, на что намекает оставшаяся на стене реклама, стоят замершие в неестественных позах зомбаки. Одиннадцатьзомбаков и девять погонщиков, а трое, значит, наверху, все логично. Интересно, какой из этих зомби принадлежит Сергею Шляхову, или Поляку, как назвал его Константин, и на что он способен. Так, а что это за странное свечение в углу? Вроде, обычная группа военных, как и несколько других, контролирующая подходы к зданию.
  
  - Это люди, посвященные Терментепу, гномский божок, не очень сильный, но довольно неприятный в общении, - опять начала шептать Миса. Она что, мои мысли читает? -могли бы стать неплохим козырем, если бы эту встречу не курировали мои родственники.
  
  Так бы и сказала, если бы не курировал папа. А то родственники. Неужели Миса стесняется? Интересно, какой он, ее отец? Как его зовут, С"середей? Или может, папа? О боже, что за мысли лезут в голову.
  
  Тут лестница повернула налево, открывая картину второго этажа. Буфетные столики, поставленные по кругу, почти за каждым кто-то сидит. Шляхов и культисты, чем-то недовольные. Хотя если тут их трое, а внизу девять, то всего двенадцать, а зомбаков только одиннадцать. Похоже, по пути сюда они умудрились понести потери. Или прямо тут, если попробовали качать права, а все, что слышал об эльфах оказалось правдой. Нижинский и еще двое смутно знакомых людей. Военные. Увидел меня и кивнул. Еле заметно, ну хоть кто-то заметил. Столяров, моложавый старичок и высокий парень с опущенными сутулыми плечами. Маги. Кстати, странно, многие ученые стали магами, но при этом до сих пор не видел среди них ни одной женщины. Может быть, истории про женский интеллект сильно преувеличены? Хотя, я их не так много и видел, или может они женщин берегут. Так, хватит пялиться, вот Столяров уже начал посматривать на меня с интересом. Или на Константина? Ну, конечно, они же знакомы. Впрочем, я бы на его месте смотрел на Мису. Вот эльфы из за стола на возвышении так и делают. Ожидаемо. Интересно, кто из них отец Мисы? Жалко, что нельзя ничего прочитать по их лицам. За остальными тремя столами сидели совершенно незнакомые люди. Похоже лидеры небольших группировок, к счастью мне не знакомые. Почему к счастью? Потому что если бы наши пути пересеклись раньше, то скорее всего я бы до сегодня не дожил. Вот вспомнить, хотя бы встречу с Олегом, когда я впервые встретил Мису, и как это чуть плачевно для нас не закончилось.
  
  Вспомни Олега, вот и оно, в смысле он. Поднявшись на пару ступенек выше, я увидел еще пару столиков. За одним сидел он в окружении пары полузнакомых лиц. А за еще одним - гномы. Похоже, сегодняшнее собрание никто не захотел пропускать.
  
  Стоявший на вершине лестницы эльф обвел нас взглядом и отошел в сторону, пропуская к одному из трех последних свободных столиков.
  
  - Mine, mine - paramine, - тихонько пропел я, как-то услышанное от Мисы, выражение. Не знаю, что оно значит, но мне кажется, моя спутница немного покраснела.
  
  Мы присели за отведённый нам столик. Я посередине, Миса и Константин - по бокам от меня. Вампир демонстративно сел справа, показывая, что он - моя правая рука, и напыщенно раздул щёки. Веселится. В чём-то я ему даже завидовал, этому бывшему учителю.
  
  - Вон там, - еле заметно указывая на один из столиков, прошептал Константин, - Серёга Поляк.
  
  Если бы я встретил этого Серёгу на улице до Переноса, ни за что бы не догадался, что этот щуплый заморыш, выглядящий лет на 10 моложе своих лет, и есть тот самый глава культистов - грозных, попрошу заметить, культистов! Скорее, он был похож на зрелого мажора, никак не желающего расставаться со студенческим прошлым: смазливое лицо, густые тёмные волосы, коротко, но стильно подстриженные, дорогая толстовка, джинсы и лёгкие кеды. Эдакий кутила и ловелас, гроза клубных девочек. В "Лазурном", пусть и полуразвалившемся, он был на своём месте.
  
  Я недоверчиво посмотрел на вампира. Тот кивнул - мол, даже не сомневайся. Он это, он. Рядом с Серёгой, по всей видимости, сидели приближённые - ещё один высокий стареющий тусовщик с проплешиной на голове и молоденькая девчонка, лет восемнадцати, двадцати максимум. Серёга сидел, развалившись на стуле и надменно поглядывая на всех прищуренными глазками. С учётом его небольшого роста выглядело это довольно забавно.
  
  Раздались лёгкие торопливые шаги, и в зал вошла ещё одна группа представителей. И были они теми, кого я никак не ожидал здесь увидеть - два молодых парня и один мужчина в возрасте, одинаково одетые в старой недоброй традиции "белый верх, чёрный низ". У всех троих были аккуратно повязаны галстуки, а на груди у каждого красовался маленький чёрный бейджик - совершенно безумный аксессуар. Чинно пройдя мимо нескольких занятых столиков, они расселись за одним из тех, что располагались рядом.
  
  Вампир, посмотрев сначала на меня, потом на них, захихикал:
  
  - Сюрприз за сюрпризом, Антон, - проговорил он. - Перед тобой старейшина Боб и старейшина Джон, оба 25 лет от роду. А мужика я забыл, как зовут, - он беспечно махнул рукой.
  
  - Это сектанты, что ли, какие-то?
  
  - Мормоны, - кивнул Константин. - Перед Разрывом они активизировались в нашем городе. Как видишь, заодно нам компанию создали, - вампир снова засмеялся. - Реальной силы не представляют. Странно, как они здесь вообще уцелели, цветы штата Юта.
  
  "Призываю к тишине", послышался далёкий голос. Далёкий, но очень уверенный и властный. И сразу многоголосый бубнёж, царивший до этого в зале, прекратился.
  
  - Меня зовут С"Середей д"Стормвинд Миноваталь, представитель рода Миноваталь в палате богов, - произнёс тот же голос. Ага, вот и он - отец Мисы. - Скажу сразу, я совершенно не рад приветствовать вас. Наша встреча носит вынужденный характер, при других обстоятельствах я бы ни за что не опустился до общения с вами. Со всеми без исключения, - после небольшой паузы уточнил он.
  
  Гномы за одним из столиков возмущённо стали шептаться, но быстро затихли, едва С"Середей посмотрел в их сторону.
  
  - Думаю, ни для кого из вас не секрет, что появление вашего мёртвого города - неприятность для нашего мира, - продолжил он, ни к кому конкретно не обращаясь. - Вам следует благодарить своих богов и удачу за то, что вы очутились на месте болота, а не одного из наших городов. Высший Совет элей допускает нахождение чуждого нам анклава при одном условии: никому из вас не разрешается покидать ваш город. Ни в одном из направлений.
  
  В зале воцарилась мёртвая тишина.
  
  - И ни при каких обстоятельствах, - добавил С"Середей. - Вы существуете сами по себе, но при этом находитесь под нашим постоянным контролем. Если нам что-либо от вас станет нужно, в чём я лично сомневаюсь, мы сами дадим вам знать. Если же что-то понадобится вам от нас, - с секунду он помолчал, - увы, это бесполезно.
  
  - А они конкретные расисты, - восхитился вампир. - Надо же, настоящий апартеид решили ввести.
  
  - Ваши внутренние дрязги и распри, - продолжал эльф, - нас совершенно не интересуют и не должны касаться. Всё решается вами и в пределах вашей территории. И ещё, - тут он замолчал уже на довольно продолжительное время. А может, так просто казалось из-за невиданного напряжения, охватившего всех.
  
  - А может, - раздался неуверенный голос, окрашенный лёгким акцентом, - а может, вы поможете нам вернуться обратно в наш собственный мир?
  
  Я наконец увидел того, кто задал этот вопрос - один из молодых мормонов, старейшина Боб. Или Джон, отсюда не видно. К моему, да и, наверное, не только к моему удивлению, С"Середей спокойно отреагировал на эти слова:
  
  - Боюсь, что даже нам это не под силу, - спокойно проговорил он. - Единственный выход, который мы видим - это раздельное и по возможности мирное сосуществование. И ещё, - он вновь сделал паузу. - Гномы провели посвящение Терментепу, освятив алтарь кровью. Из-за этого на востоке усилились эманации тьмы. А некоторые из вас, очевидно по глупости, проникли в Запретный город и разбудили спящего бога, имя которого запрещено произносить вслух.
  
  С"Середей обвёл взглядом вновь притихшее собрание и, как мне показалось, задержал взгляд на мне. Затем он посмотрел на Мису и взгляд его заметно помрачнел. Впрочем, заметил это, по всей видимости, только я. Ну, и Миса, конечно же.
  
  - По вашей вине мы получили угрозу с востока, чего не было уже на протяжении сотен лет, - вновь продолжал эльф. - Теперь вам придётся стать буфером между нами и ими.
  
  Последнее слово он выделил так, будто речь шла о чём-то хорошо известном и неприятном. Вот так - нас взяли и стали использовать как барьер между эльфами и какими-то непонятными ими.
  
  - У нас мало времени, - подал голос С"Середей. - Если есть вопросы, лучше их задать прямо сейчас.
  
  - Кто такие они? И как это связано с алтарем Терментепа? - подопечная Поляка задала вопрос за шефа, прожигающего неприязненным взглядом Нижинского.
  
  - Без понятия, - спокойно ответил эльф - только Терментеп не так давно стал гномьим богом, а до этого ему поклонялись совсем другие существа. Некоторые достаточно не брезгливы, чтобы пренебречь этим. Тем более, когда ему было что предложить взамен.
  
  Вокруг гномов, казалось, материализовалась источаемая ими ярость, но прервать речь эльфа никто не посмел.
  
  - Кстати, если через вас пройдет кто-то угрожающий нашим лесам, то и они, и вы будете уничтожены. Чтобы уж совсем сомнений ни у кого не осталось. И поверьте, сил у нас на это хватит. - Тут он кивнул, и один из эльфов пошел по столам, раздавая брошюры, - Это надо внимательно изучить, правила поведения при общении с эльфами. Любыми. Наказание одно. Смерть.
  
  Учитывая, что у нас есть Миса, звучит многообещающе. Интересно я достаточно изменился, чтобы начать использовать других по любому поводу? Наверно, нет, впрочем, посмотрим, что скажем эльф. Он еще явно не закончил.
  
  - Итак, главные правила. Из города не выходить, никого не пропускать, магию хаоса не использовать, с существами хаоса не контактировать. Данные обо всех контактах с богами и их энергией каждую неделю в виде доклада сдавать в наше посольство.
  
  - А если мы не согласимся? - раздался одинокий голос.
  
  - Вы! Согласитесь! - все с эльфами понятно. Магам они уже показали, кто круче. Почему не хватает одного зобмака культистов, тоже становится понятно. Нижинский никогда не попрет на рожон. Ну а остальным и в голову никогда такое не придет. Потому что головы у них есть. А те, у кого не было, к счастью, до сегодняшнего дня не дожили. Почему к счастью? Потому что из-за них у остальных могли бы быть очень серьезные проблемы.
  
  - С"сареш останется и через неделю будет ждать ваших отчетов. - Тут он, похоже, решил немного подсластить ситуацию, должна же быть не только дубинка, но и пряник. А то если загнать человека в безвыходную ситуацию, он станет способен на совершенно не нужные сумасшедшие поступки. - если в ближайшее время вы покажете себя полезными, - все-таки фразы он пока еще не очень грамотно сроит, - то я готов буду пересмотреть договор.
  
  - Тринадцать лет, - шепнула Миса и всхлипнула, - ближайшее время пересмотра договора, которое не будет признано поспешным или неуместным.
  
  - Что случилось, - такой расстроенной я девушку еще никогда не видел.
  
  - Отец даже не стал со мной говорить.
  
  В этот момент вставшие и двинувшиеся на выход эльфы, проходили мимо нас.
  
  - Это касается и тебя, - не замедляя шага, не поворачивая головы, сказал С"середей Мисе, - докажите свою полезность семье, или новая ветвь будет отщеплена от рода и развеяна в прах.
  
  Вот меня это, надо сказать, расстроило, а вот Миса, наоборот, засияла. Тут мне стало нехорошо, похоже, была вероятность, что нас замочат прямо на месте, и кое-кто с длинными ушами об этом умолчал. Это как "поздравляю, вашу казнь отменили? - какую казнь? - ой, мы забыли вас предупредить".
  
  Так что тем временем происходит вокруг? Ничего. Эльфы ушли, но все остальные вставать не торопятся. Поднялся Нижинский.
  
  - Не знаю, как к нам ко всем обратится, мы не друзья, не коллеги, не товарищи, но мы все выжили, и сейчас от нас зависит, сможем ли выживать и дальше. За эльфами сила, для них это мир родной, и нам придется выполнять поставленные перед нами условия. В одиночку с этим не справится, и для этого потребуются наши общие усилия. И помощь союзников, - кивок в сторону гномов, - все согласны действовать сообща?
  
  - А я пожалуй пойду, - кто это? Олег? Идти на поводу у других, таких в этой комнате не найдется, но вот не дослушать до конца предложение самой крупной группировки в городе? Или он не дружит с головой, или есть пара козырей в рукаве, на которые он усиленно намекает, - Владимир Алексеевич, времена изменились, мы теперь свободны, мы не будем жить ни по чьей указке, ни вашей, ни эльфов, у нас своя голова на плечах.
  
  Похоже, все-таки проблемы с головой, может он еще и митинг попробует устроить, в лучших традициях современной демократии - потому что могу, возмущаться чем-то это круто и всегда найдется кто-то, кому это выгодно, и готовый проспонсировать возмущение. Интересно, а кому выгодно это?
  
  - И что ты планируешь делать? - вкрадчиво начал Нижинский. Остальные с интересом наблюдали за развитием ситуации.
  
  - Если будем делать ноги, бежим к окну - проинформировал вампир, а то маги на лестницу какую-то гадость сколдовали.
  
  К счастью, наше общество от демократических крышесносиков вылечилось, и позволять кому-то портить себе жизнь никто не собирался. А то пойдет такой жить сам по себе, никого не слушая, а потом эльфы весь город сотрут с лица земли. Или как тут планета называется?
  
  - А твое какое дело? - окрысился Олег, и надо отметить ему это шло. Что-то я его не люблю. - Эльфы обещали всем собравшимся безопасность, поэтому мы тут. А теперь уходим. А если захочется покомандовать, вон тут сколько дураков готово тебе в рот смотреть, а у нас своя голова на плечах, - что-то он повторяется, может все-таки агитировать начнет. Готов поспорить, что до разрыва у парня был свой блог, и он не раз срывал покровы со страшных тайн российской действительности, доходя до всего благодаря своему логическому мышлению и проверенной информации из интернета. Разве же станет кто-то врать, выкладывая что-то в сеть? Да там правда и только правда.
  
  - Если кто-то хочет уйти, а не оставаться, прикрывая чьи-то задницы, то пошли со мной, - ой, это он митинговать начал, или решил собрать побольше народу, чтобы прикрыть свою задницу. Странно, что никто не прислушался, даже очень уважаемые мной мормоны.
  
  Владимир Алексеевич Нижинский
  
  Теперь я его вспомнил - Олег Никитенко, в далёком прошлом студент-историк, в прошлом недавнем - "широко известный в узких кругах" блогер и оппозиционер. Парню уже было хорошо за тридцать, но он всё своё свободное время посвящал "разгромным" статьям, митингам, пикетам и даже успел поучаствовать в каких-то беспорядках. Уверен, Разрыв для него был больше благом, нежели катастрофой.
  
  - Если кто-то хочет уйти, а не оставаться, прикрывая чьи-то задницы, то пошли со мной, - обратился он к присутствующим.
  
  - Владимир прав, юноша, - неожиданно подал голос старичок Столяров. - Пришло время действовать в более тесной связке друг с другом. А ваши революционные идеи здесь, простите, как минимум неуместны.
  
  Мысленно я ему поаплодировал, а вслух сказал:
  
  - Тебе придётся подчиниться, Олег.
  
  Все остальные молчали, с интересом наблюдая за происходящим. Даже подлец Шляхов сменил неприязнь во взгляде на злорадное любопытство. Никитенко нервно расхохотался - слишком громко и неестественно.
  
  - Света, Андрей, за мной! - процедил он своим спутникам. - Мы уходим.
  
  Андрей, тщедушный парнишка с пивным брюшком, не раздумывая, последовал за своим лидером, а вот Света - тощая некрасивая девица неопределённого возраста - засомневалась.
  
  - Света? - удивился Олег. - Я не понял - ты остаёшься?!
  
  Столяров еле заметно кивнул, показывая, что всё готово. Леутин использовал условный жест - я понял, что внизу стоят готовые к бою Апшилава и Ветров. Трусливый пёс Лебедев вжался в стул и всем видом показывал, что его здесь нет. Сделаю вид, что мне всё равно - он уже практически дед, не будем судить его строго.
  
  - Олег! - пискнула Света. - Олег, может, не надо? - в голосе слышались слёзы. - Олег, мы ничего не добьёмся.
  
  Олег раздражённо крякнул и, грубо схватив подругу за руку, потащил её за собой. Света почему-то не сопротивлялась - может, ей просто нужно было, чтобы кто-то вот так вот взял её и потащил?
  
  - Что ж, ты сделал свой выбор, - со вздохом сказал я Олегу.
  
  Никитенко ухмыльнулся напоследок и скрылся на лестнице, волоча за собой свою бледную моль. Парнишка с пузом устремился следом. Я развернулся к присутствующим и посмотрел прямо в глаза Шляхову. Он тут же всё понял и взревел, резко вскочив со стула. Столяров ударил быстро и точно, свалив с ног высокого спутника Шляхова. Девчонка, спутница Поляка, оглушительно заверещала высоким голосом - двое магов из окружения Столярова кромсали её какими-то мерцающими лезвиями, пока сам Семён занимался главным культистом. Оглушённый им плешивый верзила мешком валялся на полу.
  
  И тут стало ясно, что мы недооценили Серёгу Шляхова.
  
  Глава 4.
  
  
  
  Антон
  
  - Бежим! - крикнул вампир и ощутимо дёрнул меня за рукав. - Только не к лестнице! Бежим в другой зал!
  
  Обернувшись на бегу, я бросил взгляд на разгорающуюся битву - все смешалось, кто где был, решительно непонятно. Кто-то начал стрелять, верещала какая-то девушка, внизу что-то грохнуло. Константин смахнул на бегу какого-то парня, тот даже не успел ойкнуть. Проломив дверь, ведущую туда, где когда-то был танцпол, кровосос скрылся в темноте. Миса последовала за ним, мысленно подав мне сигнал - "не отставай". Я послушно нырнул в зияющий дверной проём.
  
  Владимир Алексеевич Нижинский
  
  Маленький тщедушный Поляк двигался с потрясающей быстротой: ударив какой-то антрацитово чёрной массой одного из магов и практически распылив его на мельчайшие частицы, он прорывался к лестнице. В зале повисла знакомая ватная тишина - похоже, люди Столярова что-то задумали. На первом этаже грохотало, шипело и падало - очевидно, там пытались уничтожить шляховских сопровождающих с мертвяками.
  
  С воплем наверх прибежал спутник Никитенко - тот, что с пивным брюшком. Поляк вмял его в стену одной левой и тенью побежал по лестнице вниз. Глупая затея, с учётом того, что там его поджидали.
  
  - Володя, мы упустили его! - внезапно заорал интеллигентный Семён.
  
  В зале царила невероятная неразбериха - мормоны испуганно жались к стене, гномы и оставшийся в живых маг из команды Семёна окружили каких-то малопонятных личностей. Кажется, из коммуны Завадского - те, которые решили перед советом отделиться от остальных, воспользовавшись ситуацией.
  
  - К стене, к стене! - вновь закричал Столяров.
  
  Воздух вокруг задрожал, заметно потемнело, а затем сознание как будто бы провалилось - как при спуске на скоростном лифте или на самолёте. В следующую секунду раздался оглушительный треск лопнувших перекрытий. Пол провалился под нами и обрушился вниз - на головы сражающихся. Кубарем покатились гномы, кого-то ударило куском бетона. Еле успев сгруппироваться, я полетел на первый этаж, больно ударившись о какой-то угол плечом.
  
  Поднявшиеся тучи пыли застилали глаза, мелкие частицы бетона и побелки забирались в рот. Отовсюду раздавались крики и стоны попавших под завалы людей. Откуда-то справа шипел зомбак, придавленный куском плиты. Сквозь мутную пелену я увидел, что дверей, ведущих на улицу, попросту нет - их вырвало какой-то чудовищной силой вместе с креплениями.
  
  С улицы, кашляя и отплёвываясь, забежал Гоша. А где же Ветров? Где Женя Дятлов? Где Леутин?
  
  - Леутин! - крикнул я, тут же вдохнув целую порцию пыли и тоже закашливаясь.
  
  - Я здесь! - прохрипел откуда-то Игорь.
  
  Поднялся непонятно откуда взявшийся ветер, выдувая пылевое облако за пределы здания.
  
  - Не получилась наша задумка, Владимир, - произнёс незаметно появившийся рядом Семён. Он совершал какие-то плавные пассы, очевидно, очищающий ветер - это его рук дело. - Теперь он станет неуправляемым, если мы его не перехватим.
  
  Я молча покачал головой. Мы его точно не перехватим. Люди Семёна - может быть. Будто прочитав мои мысли, Столяров произнёс:
  
  - Его пытаются перехватить. Шанс есть - он всё-таки остался один.
  
  Ветер, наконец, вымел всю пыль и нашим глазам открылась картина произошедшего. Все спутники Шляхова, кроме оглушённого Столяровым плешивого окультиста в толстовке, были перебиты. Маги и мы тоже понесли потери - Поляк, прорываясь, убил Ветрова и ещё нескольких бойцов, гномы из отряда Диенара потеряли двоих под завалами. И это только навскидку - сколько ещё людей, магов и гномов лежит под обрушившимся на них потолком?
  
  - Ваш Никитенко, похоже, сумел уйти, - заметил Семёнов.
  
  Вот это плохо, подумал я. Хотя найти его позже не составит труда.
  
  - Владимир Алексеевич, - тихо сказал Гоша Апшилава. - Посмотрите.
  
  В углу, вцепившись мёртвыми пальцами в стул, лежал погибший Виктор Андреевич Лебедев.
  
  Антон
  
  За спиной раздавались шум и характерные хлюпы. Так уж получилось, что опознать звук вдавливаемого в стенку тела для меня теперь не проблема.
  
  Насколько я помнил, спуска вниз, а уж тем более, выхода на улицу в этой части клуба не было. Впрочем. Нас это даже не задержало. Миса с Константином синхронным движением рук вынесли стенку, и мы спрыгнули вниз.
  
  Группа военных прикрывавших это место, уже отступила к выходу, где разворачивались основные события, а мы поспешили воспользоваться открытой дорогой и скрыться с места большого собрания.
  
  Эх, а ведь на него были такие надежды, обо всем договориться, все решить, жить в мире. Тем более, что и делить особо нечего. Вроде. И местные вмешиваться не горят желанием, а ко всему остальному мы бы приспособились.
  
  Но, похоже, Нижинский с магами решили подмять город под себя, решили, что договориться не получится. И, похоже, были правы. Тот же, Олег, ведь из-за него могли пострадать все остальные, но ему на это было абсолютно наплевать. Чужое мнение, чужие жизни, да кого они волнуют? Вперед, подымать волну, карабкаться вверх, а желающих собраться в стадо и пробежаться по краю пропасти, как ни странно, всегда находится много.
  
  - Основной целью был, конечно, Поляк, - начал разговор Константин, когда мы углубились дворы по пути к зданию вокзала.
  
  - Почему же не попытались договориться? Чего им делить? - высказал я то, что давно кипело в душе. - К чему все эти убийства?
  
  - Ну, делить-то им как раз было что, - усмехнулся вампир, и откуда только все знает. Может это и называется мозги, когда человек из пары фактов может сложить адекватную картинку действительности? Будем надеяться, что мозги у меня есть, просто фактов не хватает. - Все основные запасы горючего в городе хранятся на территории культистов, и военным их очень не хватает. Как и сил их забрать, а они пытались, и не раз. И если бы они все-таки начали договариваться, Поляк смог бы диктовать свои условия.
  
  - А этот Нижинский довольно умный человек, - добавила Миса.
  
  - Ну да, - согласился вампир, - теперь с помощью магов, когда силы культистов ослаблены, они могут попробовать отбить себе хранилища на Силикатке.
  
  - Да, не в этом дело, - отмахнулась Миса, что ж, похоже, не только я смотрю недостаточно глубоко, - устроив эти разборки, Нижинский показал всем, а прежде всего, отцу, кто в городе главный. Так же он продемонстрировал, что у вас нет единого общества, и теперь отец не будет карать весь город за поступки отдельных людей.
  
  - А разве это было не очевидно?
  
  - Нет, конечно, одно дело слова, другое дело поступки. Так что в политическом плане это очень серьезная заявка.
  
  Мда, как-то я себя после всего этого чувствую мелким и слабым. Вот взять Нижинского, обычный человек, никаких сил нет, но при этом добился успеха больше всех. Все-таки мозги на дороге валяются, и просто так люди богатства и положения до Разрыва не достигали. Жалко только, что направлены все его усилия только насебя, и пользы от них нет никому. Хотя, тут я не прав, если бы он не организовал военных, не собрал обычных людей, не добился нормального функционирования колхозов и поставок еды в город, то погибло бы гораздо больше людей. Я что ему завидую? Не к добру это, да и с нашими делами надо разобраться.
  
  - Миса, так что там с требованиями твоего отца? Как можно проявить себя? - тут в памяти всплыли слова про отрубленную ветвь, - И почему ты не предупредила, что принятие в твою семью может плохо кончится?
  
  И тут во весь голос заржал вампир.
  
  - Представляю, приход Саурон к Элронду и говорит, Люк я твой отец. Или сын.
  
  - Миса, - проигнорировал я Константина, надо, кстати, еще будет поговорить с ним по поводу его адекватности, - Заодно еще можешь рассказать, как так получилось, что твой отец допустил бойню на собрании, где всем гарантировал безопасность?
  
  Мисиэль
  
  А кто сказал, что он гарантировал? Вампир? Нашли, кому верить. Да и он не говорил, сами все решили, а я не стала разубеждать. Папу все-таки хотелось увидеть. Да, и я сама была уверена, что в случае опасности мы уйдем, или убежим. Или оставался последний телепорт. Конечно, заряжать повторно уже использованные не рекомендуют, могут не правильно сработать, но как последний аргумент использовать можно. Взять и телепортироваться, а лучше не самим, а телепортировать врагов, тогда, если что-то пойдет не так, будет даже лучше.
  
  Рядом раздается усиленное сопение. Все-таки Антон еще плохо двигается, громко. Хотя, гораздо лучше, чем раньше. Кстати, сегодня он в той же одежде, в которой мы познакомились. И человек сегодня был, в доме которого это произошло. Слабый человек, но каким-то мерзким душком от него тянуло. Раньше бы я такого даже не заметила, вот как отец не заметил, потому что если бы ему только почудилось что-то неправильное, он бы на всякий случай этого человека убил. А я стала сильнее, мертвый город обострил мое восприятие, приятно. У меня еще найдется, чем удивить тебя. Папа.
  
  И не только теми, кто сейчас стоят рядом со мной. Вот, например, вампир, движется совершенно беззвучно, молодец. Точнее, чтоб ты сдох. Не нравишься, ты мне. Хотя по сравнению с нашими вампирами, этот просто образец логичности и терпения... Все равно не нравишься.
  
  Рядом раздается еще более громкое, чем раньше сопение. Антон? Это он так показывает, что так и не получил ответы на свои вопросы. Что ж, наверно, на самом деле надо все объяснить.
  
  Антон
  
  Мы остановились и, встав в полукруг, смотрели друг на друга. В глазах Константина мерцали безумные искорки, а рот скривился в совершенно неуместной улыбке. Миса смотрела серьёзно и как будто бы с вызовом. Что-то явно было не так.
  
  - Миса?..
  
  - Антон, - начала она. - Пойми, если бы я рассказала тебе всё сразу, то ты мог... по-другому отреагировать.
  
  Я молча слушал.
  
  - Да и вообще! - вдруг взвилась она. - Что ты уже возомнил о себе! Мой отец - могущественный благородный эль и... Извини, Антон...
  
  Да что уж там. Похоже, я и вправду немного забыл о главном. Я - человек, пусть и с некоторыми пробудившимися способностями. Она - бессмертный эльф, благородная эли, дочь очень влиятельного человека... эльфа. Внезапно я похолодел - а сколько ей, кстати, лет? Не 22 же, как она сказала при нашем знакомстве. А после этого мы с ней о возрасте не заговаривали. И, наверное, не стоит.
  
  - Извини, Антон, - повторила Миса. - Я не могу тебе сказать, почему отец допустил бойню. Возможно, он и не предполагал, что так получится. А возможно, предполагал, но решил не вмешиваться. Он же сказал, что все ваши внутренние распри нас... нас, в смысле - элей... не касаются. Это грубо звучит, но люди для большинства элей - это прямоходящее недоразумение, неизвестно как свалившееся нам на головы, - выпалила она и (мне показалось?) облегчённо выдохнула.
  
  Вот так - припечатала. Всяк сверчок да познает приличествующий ему шесток. В душу снова заполз червячок сомнения.
  
  - Но это не отменяет моего хорошего отношения к некоторым людям, - серьёзно и твёрдо сказала Миса.
  
  - Ладно, - сделав заметное усилие, сказал я. - Что там с требованиями... С"середея? Что мы должны сделать, чтобы заслужить его доверие? - тут я усмехнулся: - И чтобы он нас хотя бы не убил!
  
  Миса пропустила колкость мимо ушей:
  
  - Например, можно остановить тьму на востоке, - невозмутимо предположила она. - Или стать самой влиятельной группой в мёртвом городе. Выбрать есть из чего.
  
  Да уж, действительно - потрясающий выбор. И один и второй вариант одинаково бредовые. Кстати, а почему молчит Константин?
  
  Мы стояли на прохладном ветру в тёмном дворе. Ни в одном из окон нависающего над нами высотного дома не горел свет. А ещё рядом с нами уже не было вампира. И что самое интересное, Миса тоже не заметила его исчезновения.
  
  - Пойдём, - обратился я к Мисе. - Нам ещё нужно добраться до посёлка. Ночью через весь город идти - не очень хорошая перспектива, но выбора нет.
  
  Мы уверенно двинулись в сторону вокзала. Повелитель "царства вампиров" исчез, растворился. Искать его, мне казалось, не было смысла. Хотя, исходя из его неадекватности в последнее время, стоило опасаться с его стороны странных поступков. Таких, например, как это его внезапное исчезновение.
  
  Ощутимо похолодало. Где-то на краю сознания бился тревожный маячок. Рядом что-то происходило. И в подтверждение этому из-за ближайшего дома сверкнула яркая вспышка. Идёт охота на Поляка - я в этом был просто уверен. Ноги сами ускорились, переходя с быстрого шага на бег. Миса бежала рядом. Что мы делаем? Не обойдутся ли там без нас? В конце концов, ни Владимир, ни Семёнов не удосужились нас предупредить о своём плане. Значит ли это то, что мы в этот план не входили? Или входили, но как препятствие, которое стоило устранить так же, как и Олега, и Поляка? Неважно.
  
  Снова сверкнула вспышка, затем ещё одна. Теперь уже мы различали шум битвы. Сражались где-то в стороне проспекта Чайковского. Иначе говоря - на открытом пространстве. Это плохо. Жаль, что мы не взяли с собой Вику и Петьку. Да и Эльмира с Сашей-историком не помешали бы. Особенно остро я чувствовал необходимость викиного щита.
  
  Внезапно сверкнувшая вспышка ударила по глазам, я на секунду ослеп. Ниточки воли начали действовать уже автоматически, как защитная реакция.
  
  "Помни, у тебя есть я", - шепнул Малыш.
  
  "Я помню", - мысленно кивнул я ему.
  
  На глаза - линзы из воли, затемнённые. Иначе следующая молния тоже меня ослепит. И возможно, навсегда. Мы выбежали на проспект, по которому гулял леденящий ветер. Только сейчас я понял, какая глубокая уже наступила осень. Позади слышался мягкий топот четырёх лап - верный Малыш бежал следом.
  
  На перекрёстке сражались - маленький Шляхов, окружённый фигурами зомбаков, отбивался от четверых или пятерых магов. Это точно были маги, военные вряд ли смогли бы догнать Поляка. Один маг закричал, когда руки зомбака обхватили его. Остальные замешкались и отвлеклись от своего противника, спешно выручая товарища.
  
  И тут Поляк ударил по всем четверым. В спины. Никто даже не успел вскрикнуть - фигуры магов резко оплыли и стали разваливаться на мельчайшие частицы. Пятого, которого схватил зомби, Поляк уничтожил следующим ударом, заодно распылив своего кадавра.
  
  На пустом перекрёстке стоял теперь только Поляк и окружающие его зомбаки - пять, шесть, восемь - одиннадцать зомбаков!
  
  - Сергей! - крикнул кто-то.
  
  В следующую секунду рядом с Поляком появился слегка полноватый мужчина лет тридцати пяти-сорока. Аккуратный светлый костюм, строгие очки и совершенно не вяжущаяся со всем этим пышная кучерявая шевелюра.
  
  - Ты вовремя, - спокойно, но громко произнёс Серёга-Поляк. - У нас тут ещё гости, - и он с широкой улыбкой посмотрел на меня.
  
  Словно по неслышному приказу мертвяки поплелись в нашу сторону. С каждым шагом скорость их увеличивалась, вскоре они уже не плелись, а скакали, прихрамывая, с явным намерением разорвать нас. Как легковушку - мелькнуло в памяти. Когда-то давно на моих глазах такой же зомбак разорвал металлический кузов старого автомобиля - тот просто мешал его продвижению.
  
  Малыш, зарычав, бросился на цепь мертвяков. Маленькая пантера с блестящими острыми когтями, совершенно чуждый элемент в этом мире. Налетев наскачущихзомбаков, Малыш раскидал их как кегли, но те упорно продолжали двигаться - кто-то ползком, а кто-то пытался встать, чтобы снова поскакать в нашу сторону. Поляк просто стоял и смотрел, курчавый мужик поглядывал то на него, то на нас. На первый взгляд он был самым обычным человеком - кучерявый, очкастенький, в костюмчике. Ну точно ещё один школьный учитель. Вот только глаза его выдавали. Тёмные, провалившиеся и злобные.
  
  - Пойдём, Геша, - скучно сказал Поляк, скосив глаза на очкастого. - Они разберутся без нас.
  
  Внезапно сверху упала тень. Геша от неожиданности присел, Поляк скривил губы в недовольной ухмылке.
  
  - А вот и самое обаятельное привидение с мотором! - раздался знакомый хихикающий голос.
  
  Тень мелькнула мимо Поляка и его спутника Геши и, загустев и ещё больше чернея, шлёпнулась на асфальт, за доли секунды превратившись в Константина. Неимоверно жирного, отвратительно расползшегося в ширину Константина, за спиной которого медленно шевелились огромные крылья. Затем - однажды я уже видел подобное - вампир мгновенно нарастил себе когти и ринулся на Поляка, попытавшись его разорвать.
  
  Главный культист не растерялся и молниеносным движением швырнул в лапы кровососа ошалевшего очкарика Гешу. Константин не успел среагировать и в следующую секунду обрушил на кучерявого, преданного своим повелителем, свои когтистые руки. Поляк же вновь превратился в тень, как недавно в "Лазурном", и скрылся в кромешной осенней тьме.
  
  Константин отшвырнул оглушённого Гешу в сторону и тут же уменьшился в размерах, убрав крылья и когти. Малыш неутомимо дрался с мертвяками - те падали, но вновь вставали как неваляшки. Какие-то очень сильные, необычные мертвяки.
  
  Я обернулся и посмотрел на Мису. Она стояла, прикрыв глаза, губы её что-то шептали.
  
  - Миса?.. - позвал я. - Миса!
  
  Она открыла глаза.
  
  Глава 5.
  
  
  
  И ничего не сделала. Это в сказке, если чего-то очень хочется, это что-то обязательно происходит, а вот жизни иногда что-то просто не получается.
  
  - Я попыталась его просканировать, очень хороший щит и заклинания. Практически антимагия, только не она, - блин это что воздействие вампира, что все начинают говорить не понятно, и, вообще, чего он набросился на Поляка? Потрепали бы его зомбаков и ушли спокойно, никакой опасности они не представляли, а сам модник на нас размениваться не собирался, - он работает тленом. Точно так же разрушает все приближающиеся к нему структуры, только не превращая их в ничто, как антимагия, а стремительно состаривая.
  
  - Теперь понятно, почему мне так хреново, - пробурчал вампир, немного пошатываясь. Похоже, заклинания культиста сжигали используемую Константином как оружие кровь, - как будто маслом против раскаленной сковородки сражаешься.
  
  - И чего ты на него только бросился? - сделав шаг вперед, я позволил вампиру аккуратно упасть в обморок за моей спиной.
  
  - Инстинкты, - спокойно сказал Сергей, успокоившийся после того как вампир свалился с ног, и даже не подумавший и шагу вперед сделать, - он же нежить, совсем молодая и потому инстинкты ему порой крышу напрочь сносят, а я, повелитель нежити, для него как красная тряпка, враг номер один.
  
  - И откуда ты только все знаешь, - еле слышно буркнул себе под нос, но слух у него оказался очень чутким.
  
  - Молодой человек, вы меня обижаете, не доверяя моей способности логически до всего этого дойти, - он меня что, пробует заговорить? - впрочем, не зря, я привык делать выводы, опираясь исключительно на факты. И один мой полуматериальный и очень мерзкий знакомый поделился очень обширными знаниями по нежити этого мира, способами ее управления и вариативностью воздействия на другие живые существа.
  
  Точно зубы заговаривает, ну кто так будет разговаривать в обычной жизни.
  
  - Но теперь, благодаря, наверное, в первую очередь обстоятельствам и в малой степени тебе, я могу перестать поддерживать с этим существом контакт.
  
  - Он получал знания от чужого темного бога из-за грани, а теперь отказался от него и ушел в услужение к тому, кого мы воскресили.
  
  - Молодец, юная леди, и именно поэтому я еще не убил вас. Он будет против, - и расхохотался, - как это глупо, воскресить бога и просто уйти, даже не узнали его имя. Сделали всю черную работу, и оставили все мне.
  
  - Да, не за что. Ну, мы тогда пошли?
  
  - Да, идите уже. Кстати, можете передать Нижинскому и Столярову, что они меня не интересуют, мстить не буду, - ага так тебе все и поверили, - и пусть не беспокоятся, к эльфам мои люди не полезут, нам проблемы не нужны. И с Силикатного мы уйдем, так что может спокойно отправлять туда своих интендантов.
  
  - Понятно, - протянул я. А что, я тоже могу делать логические выводы, если фактов хватает, - не очень хорошие отношения с прежним покровителем, а территорию, наверно, ему уже посвятил, вот и приходится держаться подальше. Что вы с ним хоть не поделили?
  
  Похоже, я его поразил. Правда, не сообразительностью, а глупостью последнего вопроса. И Мису заодно. Ну, конечно, если новые боги обретут силу и вернутся в мир, но всем конец, а Поляк, похоже, хочет жить долго. Очень долго.
  
  Так и не ответив, он развернулся и пошел прочь. Человек, пошедший наперекор всему и выживший.Успевший предать бога и приобретший еще больше сил, и опять, выживший. Попавший под удар сильнейших группировок в городе, и опять что? Выживший! Уже второй человек, поразивший меня за сегодня. Как можно еще вчера ходит по клубам и цеплять девчонок и бутылочки с пивком, а потом собраться и взлететь на самый верх. Неужели это и есть та самая человеческая воля?
  
  Вызвал на руке маленький желтый светящийся шарик. У меня тоже есть воля. Она может и убивать, и защищать. Как оказалось это не то свойство, которое помогает достичь максимального успеха. Но я не сверну на пол пути, я тоже чего-нибудь достигну. И это папаша Мисы еще будет меня уважать. Если не убьет. Впрочем, не убьет, я обязательно выживу, и он еще поведут меня с Мисой... Так, стоп, чего-то мысли не туда побежали. После Разрыва мне хронически не хватает секса.
  
  - Так, Миса, ну что хватаем толстяка и пошли домой?
  
  - Может все-таки тут бросим? - пошутила она, когда мы устраивали тело у себя на плечах. Или не пошутила?
  
  - Давай лучше носилки сделаем? - пришла мысль, когда я сделал пару шагов и осознал, сколько нам еще идти.
  
  - Ты же знаешь, я в основном со светом работаю. А нести вампира на носилках из света, если мы, конечно, не хотим его зажарить, это не очень хорошая идея.
  
  - Тут, ты права.
  
  - Я всегда права, - ага, а еще после этой фразы ты стала настоящей женщиной.
  
  - Так вот, предлагаю немного отдохнуть и переждать, - и не дожидаясь ответа, завернул к ближайшему дому. И я не псих, чтобы лезть без проверки, куда не попадя. Я все просканировал и даже попросил Малыша проверить.
  
  Миса оценила, и саму идею, и ее исполнение. Расту.
  
  В подъезд когда-то вела кодовая дверь, теперь войти можно было совершенно свободно - когда по всему городу шли сражения, многие дома брались штурмом. Нести на себе громадную тушу вампира оказалось не просто сложнее, чем я думал, а намного сложнее - практически нереально. Весил он не менее полутора центнеров, а я, к своему стыду, особо не увлекался до Переноса физкультурой. Хорошо, что несли его вдвоём с Мисой.
  
  Едва мы добрались до подъезда, я почувствовал чудовищную усталость. Счастье ещё, что можно зайти в любую квартиру - и пусть это будет квартира на первом этаже. Открыв легко поддавшуюся дверь ближайшей квартиры, мы ввалились в прихожую и с облегчением уложили вампира на пол. Он даже не пошевелился - неужели умер? Или вампир и так уже мёртв, куда уж дальше-то?
  
  В квартире стоял неприятный запах - пыль, тлен, какая-то общая затхлость. Привычно щёлкнув выключателем, усмехнулся - электричества, естественно не было. Малыш снова развоплотился и теперь я чувствовал только его незримое присутствие. С ним было безопасно - даже если я от усталости не обнаружил опасность, даже если это по какой-то причине не сделала Миса - Малыш бы почуял неладное, я это знал.
  
  Предложив Мисе немного поспать и отогреться перед дальнейшим переходом, я на ощупь пробрался в единственную комнату, наткнулся на незастеленную кровать и рухнул на неё в изнеможении. И уже сквозь сон почувствовал, что Миса легла рядом.
  
  Настя Нижинская, 17 лет
  
  Сидеть в комнатушке на вокзале было до ужаса отвратительно. Папа, конечно, подкинул сюрприз, когда сказал, что мне придётся здесь пересидеть какое-то время. Заняться здесь было решительно нечем - разве что периодически выбираться на крышу и наблюдать за городом. Да и то - отцовские прихвостни постоянно старались меня загнать обратно в здание, при этом обращаясь на "вы" и Анастасия Владимировна. Чёрт, есть в этом определённый кайф!.. Только надоедает быстро.
  
  Да ещё дядя Миша - хороший мужик, но очень уж общительный, просто до невозможности. Приходится терпеть. Папа сказал, что пока дядя Миша жив и находится рядом, никому даже в голову не придёт со мной что-либо сделать. Хотя, как я подозреваю, дело не в дяде Мише, а в том, чью именно дочь он охраняет.
  
  Дядя Миша был единственным, кто называл меня просто по имени и обращался как с обычной девчонкой - мне он и был, как родной дядя, хоть к нашей семье и не имел никакого отношения. Раньше мне врали, что он мамин троюродный или четвероюродный брат, но я-то знаю, что всё совершенно не так - быстро их раскусила. Особенно этому способствовал тот факт, что дядя Миша внезапно появился как из-под земли, когда меня на посвящении стал лапать какой-то прыщавый студентик.
  
  Сегодня мне, как ни странно, позволили задержаться на крыше. Может, потому что вместе со стрелками дежурили омоновцы дяди Васи Карпенко? Тоже тот ещё фрукт - в армии служил то ли прапорщиком, то ли ещё кем-то вроде этого, а в итоге это сказалось на уровне общения. Прямолинеен как "Сапсан" и так же долго тормозит. Зато сын у него, вроде бы, ничего - симпатичный и умный. Не зря его папа к себе в личный отряд взял.
  
  Сегодня на крыше было оживлённо - в гости опять наведались волколаки. Или пальцеволки, как их кто-то окрестил. Совершенно глупое название, ничего не скажешь. Раньше их опасались, а теперь, когда они стали приходить часто, привыкли. Кое-кто даже предложил одного поймать и попробовать приручить. Но рисковать не стали, тем более, как рассказывают, во время их первого появления они даже пытались забраться сюда по стене и напасть на людей.
  
  Сейчас волколаки гуляли по площади, кашляли очень похоже на людей и порыкивали. Просто прелесть. А потом на площади появились они - довольно взрослый парень, девица и отвратительного вида жиртрест, которого они волокли по земле на каком-то одеяле.Но самое интересное было не это - перед нелепой троицей на площадь выскочила пантера, распугав бедняжек-волколаков, и теперь сидела, постукивая себя по бокам хвостом.
  
  Антон
  
  Я резко вскочил, проснувшись. Сколько я проспал - час, два, три? Всю ночь? Нет, вроде - за окном была ещё непроглядная темень. Миса, оказывается, уже встала, и сейчас её силуэт был виден на фоне окна, на котором отсутствовали занавески.
  
  - Нам пора идти, Антон, - проговорила она, обернувшись. - Константин так и не очнулся.
  
  Это плохо, подумал я. Не то, чтобы я сильно привязался к этому психу, хотя, признаться, доля правды в этом была - просто тащить его десяток километров на себе представлялось мучительной каторгой.
  
  Тут меня осенило - хотели сделать носилки, так надо же сделать! Стащив покрывало с кровати, на которой ещё недавно лежали мы с Мисой (а было ли это на самом деле?..), я прикинул в потёмках его размер. Он оказался достаточным, чтобы положить кровососа и схватиться за уголки с обеих сторон. Так мы, по крайней мере, не так быстро выбьемся из сил, волоча эту тушу.
  
  Миса поняла меня без слов, одобрительно кивнув. Мы расстелили покрывало на полу и перетащили на него Константина. Нести оказалось действительно гораздо легче. Вот только вампир периодически бился об углы и ступеньки, когда мы вытаскивали его сначала из квартиры, а затем из подъезда.
  
  Мы снова выбрались на проспект, но старались идти уже по тротуару - не так заметно из-за деревьев, столбов и прочих скрывающих нас деталей пейзажа. Малыш вновь вызвался нам помочь и теперь бежал чуть впереди. Шли мы очень долго - нести кровососа оказалось легко только в первые минуты, потом уже руки стали отваливаться чуть ли не каждые пятьдесят шагов. Из-за этого приходилось останавливаться, бросать бедолагу вампира на землю и потирать ноющие от боли конечности.
  
  Постепенно мы почти добрались до здания вокзала. И тут Малыш зарычал - из-за угла недостроенной церкви перед вокзалом показалась чья-то тень, которая тут же юркнула обратно.
  
  - Не опасно, - сказала Миса. - Это животные.
  
  О как - а разве животные не опасны? Малыш опять зарычал и прыжками помчался туда, куда спряталось существо. Сел на углу у храма и, развернувшись, посмотрел на нас.
  
  "Безопасно", - успокоил меня Малыш.
  
  Мы, спотыкаясь, потащили Константина на покрывале в сторону нетерпеливо бьющего хвостом Малыша. Вскоре мы обогнули здание церкви, совершенно выбившись из сил, и вышли на площадь перед вокзалом. Во все стороны с воем разбежались какие-то тени - Малыш разогнал их своим рыком. И в ту же секунду нас осветил сверху прожектор.
  
  - Ну, тупые, - сразу же завертелась в голове мысль, пока тело, упорно игнорируя все внешние раздражители, - и не американцы, а мы. Ведь знали же, что на вокзале военные, что они отслеживают все, что происходит рядом. И нет, чтобы пройти чуть в стороне - кого интересует жалкая кучка оборванцев, идущая по своим делам, так нет, поперлись прямо на них. И вот мы уже не жалкие оборванцы, а подозрительные нарушители. И что теперь делать? Была бы Вика, накрылись бы куполом и прошли спокойно, врятли бы они решились выйти. А так, скорее всего ничего не будет, надо же пули экономить. Хотя, с другой стороны, психов везде хватает, а ты потом на том свете доказывай, что тебя совсем не логично убили. Но что же делать?
  
  - Мы от Семенова, - а что? Магов все знают. - Вампира несем, на опыты, - блин, а что еще можно делать с вампиром? - Сможете пол десятка выделить, помочь дотащить, а то тяжелый? - хочешь избавиться от человека, попроси его о чем-нибудь, и он сам придумает, зачем ему нужно уйти.
  
  - А ну стоять! Не двигаться! Еще шаг вперед, и мы стреляем, - ну вот, а в мыслях все так красиво было.
  
  Пришлось остановиться, заодно добавил усиливающую мембрану в уши. Ночью тихо, можно будет услышать, что говорят военные даже шепотом. Но не дай бог, начнут стрелять, сразу оглохну. Впрочем, информация важнее.
  
  - Ты, что совсем с ума сошел? Ты чего к ним лезешь?
  
  - Да, это явно не люди магов, вон все в кровище, грязные, вампира тащат.
  
  - А тебе не приходило в голову, что людей, которые таскают полудохлых вампиров трогать не стоит? Да, не тупи. Вот, остановились они, зашли к нам. И есть у меня подозрения, что просто так их подстрелить не получится. Молодой ты, один не выживал на улицах. Мы не полиция, нас не трогают, и мы не трогаем.
  
  - Проходите, уважаемые, - чуть не оглушил зараза, что же ты так неожиданно орать начал. Но в любом случае, и то дело.
  
  - Пошли, Миса - и мы потащили Константина дальше. За спиной погас прожектор, и облако пыли, подымаемое волокушей с вампиром, совсем пропало из виду. Осталось только легкое шуршание. Жужжание насекомых, вот у кого, похоже, проблем нет. Их бы кто сожрал.
  
  - Антон, - потянула за рукав Миса, - надо немного отдохнуть, у меня совсем не осталось сил, и если что случиться, я не уверена, что смогу тебе помочь защитить наши жизни.
  
  - Тогда, давай прямо в одном из этих домов и остановимся, - мы как раз пробирались через стандартную для любой окраины деревянную застройку, - нам же ничего особенного не надо, только переждать пару часиков. Дорогая, как тебе эти зеленые хоромы? Пусть они и всего в один этаж, зато посмотрите, как они оригинально покосились. Это место достойно даже короля.
  
  И бросив вампира, выставил локоть, дав Мисе взять себя под руку.
  
  - Его чуть позже затащу - на секунду сбился на обычную речь, - а сейчас давайте найдем вашу опочивальню.
  
  - Благодарю, Ми"Эль. Не соблагоизвоилите ли вы помочь даме снять сапоги?
  
  - Ну, нет, ты в них весь день ходила, - и тут как-то одновременно мы расхохотались. Глупости - вот самое лучшее средство от стресса.
  
  - Ты тогда, устраивайся, лучше на втором этаже, - растянув паутинку, быстро проверил, что в доме, кроме нас никого нет, - а то на первом, похоже, был небольшой потом. А я пока затащу Константина.
  
  Засунув палец в рот, вышел на улицу и потянулся. Кровь от пореза об разбитый в клочья косяк перестала идти. Облизал другой палец. И вовсе я не маньяк, и на сексе не помешался, и дело не в том, что рука пахнет Мисой, просто кровью испачкал. Я за чистоту.
  
  Так, и где тут мой вампир? Вот он, прямо под эльфом, который на него присел. Мне кажется, у меня истерика. Похоже, сегодня меня пытаются убить слишком часто, и крыша просто едет. Что со мной станет через год? Буду пускать слюни, или мочить всех подряд, или никакого через год не будет, а прямо сейчас меня превратят в кровавое месиво. Вон как злобно он на меня смотрит. И чего, ему тут надо?
  
  - Буууууу, - я, конечно, не наполномсерьезе, но вдруг бы он испугался и ушел, нельзя ничего отрицать не попробовав. Хотя бы два раза, - Буууууу.
  
  Не уходит. Во, тогда я сам уйду. Повернулся и пошел. Блин, не в ту сторону, зато тот явно не ожидал.
  
  - Не подходи ближе. Еще шаг и умрешь, с"секереш, - уже второй раз за день, практически слово в слово. Если у меня когда-нибудь будет день сурка, очень надеюсь, что не сегодня.
  
  - Отец попросил посмотреть на тебя поближе. И что Мисиэль нашла в вашем грязном обществе? Серая аура, мерзкий запах. Сестренка никогда не умела выбирать себе домашних животных.
  
  - Буууу, - что-то меня заклинило, или это его рук дело?
  
  - Мозги примитивны, ментальной защиты нет, как и активности. Не понятно, но она привязалась. И я должен решить эту проблему, чтобы все не зашло слишком далеко, и последствия не стали необратимыми. Как ты думаешь, звереныш, как я решу эту проблему?
  
  Есть, вот канал, протянувшийся от эльфа ко мне. Как в свое время с Константином, собрал волю и на мгновенье окутал себя коконом, отрезав все, соединяющее с окружающим пространством.
  
  - Может, договоримся? - наконец-то дурацкая ухмылка покинула лицо, а в голове все успокоилось. Миса спит, вампир без сознания, я один на один с эльфом, который скрутил в бараний рог сильнейшего мага нового мира. Чего же он хочет? Чтобы я отказался от Мисы, выкинул себя из ее жизни. Внутри все вскипело от черного бешенства. Перед глазами пролетела картина, вот мы стоим напротив друг друга в сером водовороте рядом развалины старого храма, возносится воскрешенный бог, чуть в стороне стоят друзья. Друзья.
  
  - Врятли, - похоже он может считать все мои чувства, - Я вижу только один выход.
  
  Знаем мы этот выход. Это скорее вход. Время замедлилось, а мысли ускорились. Все, что я умею, все, чему научился и натренировал за последнее время. Ведь я сражаюсь не просто за жизнь, как обычно, а за себя, за Мису. Как-то пафосно, но оказывается в такие моменты по-другому думать не получается.
  
  Первый удар я даже увидел и отбил, а второй просто проломил мой щит и раздробил плечо. Все-таки даже воля не абсолютная защита. Высшая магия, божественные силы, другая воля, если она сильнее, способны легко пробить ее. Это как с ножом против танка, шансы есть, но маленькие.
  
  Наверно, все. Зато умер как мужчина, с оружием в руках, защищая то, что дорого. А не лежа на диване, прогнувшись под мир, ничего не сделав и ничего не оставив после себя. Я что счастлив?
  
  Вокруг эльфа сформировалось два темных облака. Кто же он, назвавший Миссу сестрой? Одно облако, тут все понятно, это прах, чтобы уничтожить мое тело и убрать меня навсегда, а второе? Второе облако вытянулось, как-то даже лениво выпустило из себя что-то напоминающее коготь, и отсекло эльфу голову.
  
  - Жизнь за жизнь, - прошелестел голос, который я никогда не забуду. Воскрешенный бог решил, что не любит быть должным.
  
  Облако рассеялось, выгнулся в приступе боли, так и не приходя в себя Константин. На меня же смотрели глаза эльфа. Живые глаза с отрезанной головы.
  
  - Ты все еще живой?
  
  - Ненадолго, воли почти не осталось. Жаль, что не удалось покончить с тобой, но свою задачу я выполнил. Честь рода не пострадает.
  
  - Что? - что-то я совсем запутался в хитросплетениях хода мысли этого длинноухого психа.
  
  - Пожалуй, расскажу. Так тебе не удасться так просто умереть, - точно псих, - Сейчас я покину этот мир, и на тебя ляжет клеймо убийцы элей. Знаешь, нас очень не много, и мы всегда мстим друг за друга. К сожалению, так просто это не заметить, но стоит тебе открыться, и любой эль, находящийся рядом, просто инстинктивно убьет тебя.
  
  - Как-то это все сложно, если честно.
  
  - Поясню. Если хотя бы просто поцелуешь Мису, она сразу узнает, кого ты убил. И этот поцелуй станет для тебя последним.
  
  - Но я же не убивал тебя.
  
  - Знаешь, предсмертными проклятьями очень сложно управлять, но я могу. Тем проще, что настоящего убийцы тут уже нет, - взгляд начал стекленеть, - Сгорай от желания и не смей прикоснуться. Или умри. А Миса, наконец, разберется, что из себя представляют такие грязные создания как ты.
  
  Жизнь из отрезанной головы ушла на глазах - внезапно опустевший взгляд не спутаешь ни с чем. Достаточно увидеть это хотя бы один раз. Константин так и не пришёл в себя, и это тоже начинало порядком действовать мне на нервы. Но больше всего меня выбили из колеи последние слова умирающего эльфа.
  
  Глава 6.
  
  
  
  Владимир Алексеевич Нижинский
  
  Лебедев погиб - это было очень и очень плохо. При всех его недостатках и, в особенности, отвратительном характере, Виктор Андреевич был хорошим советником. Да и поговорить с ним было о чём, чего уж скрывать. Дивный новый мир забирает всё больше и больше полезных людей: жена погибла ещё при Переносе, Петька Китаев, друг, сослуживец - предал и погиб. Ветрова завалило - хороший был парень. Ладно, сами знали, на что шли - без потерь было не обойтись. Столярова, вон, тоже изрядно потрепали.
  
  - Поляку удалось сбежать, Владимир, - как бы в подтверждение моих мыслей, угрюмо произнёс Семён. - Я потерял связь со своими людьми.
  
  - Это означает, что он их убил? - уточнил я, хотя чувствовал, что всё так и было.
  
  Столяров еле заметно кивнул. Это было ещё хуже - нейтрализовать Поляка не удалось, дерзкий план провалился.
  
  - Это очень плохо, - зачем-то сказал я. Как будто Семёну было непонятно.
  
  - Что будем делать дальше, Володя? - неожиданно поинтересовался маг. - Возможность избавиться от него раз и навсегда мы упустили. А теперь он станет ещё опаснее.
  
  И только теперь я понял, что всё это время ждал подходящего момента.
  
  ... - Он даже не заметит, - успокоил меня собеседник. - Время для нас здесь течёт несколько иначе.
  
  - Ты сказал, что поможешь, - я вновь смотрел в тёмный провал вместо лица, привычно пытаясь разглядеть хоть какие-то черты.
  
  Он еле заметно кивнул - то есть, мне показалось, что он кивнул. Просто место, где должна была быть голова, слегка качнулось.
  
  - Ты принял моё предложение, - сказал он. - А я не собираюсь отказываться от обещаний.
  
  - Может, тогда, наконец, расскажешь, кто ты такой? - я решил рискнуть. В конце концов, страшнее уже ничего не могло произойти.
  
  - Ты точно уверен, что хочешь об этом знать? - мне показалось, что в его голосе прозвучала ирония. - Достаточно того, что теперь ты - это я.
  
  Василий Иванович Подкопаев
  
  Не думал я, что старые обиды и недопонимания так быстро не отступят. С одной стороны, хотел отдалиться, выбрал себе жизнь попроще. А с другой - те же яйца, только в профиль. Антоха и теперь продолжает командовать, а моё положение изменилось не в лучшую сторону - обычный человек, как раньше. Вот только живу теперь бок о бок со всякой нечистью, вроде Мисы или этих жирных кровососов. Вот он, один из красавчиков, сидит на диване и смотрит - уж не кровь ли он мою собрался пить? Чёрт их знает, вампиров. Пищу они нашу спокойно употребляют, однако кто может точно сказать - может ли она им заменить то, чем они действительно предпочитают поддерживать свои силы?
  
  Хорошо, что хоть есть на кого положиться, вроде наших студентов. Хотя, кого я обманываю? Случись что, и ни Паша с Андрюшей, ни тем более девицы-медички ничего не смогут сделать. Поляжем все вместе. Петька, вроде бы, не особо изменился, но держать с ним нужно ухо востро. Очкарик этот, Саша, вообще, такое ощущение, что всех вокруг готов полюбить и со всеми дружить - но он тоже с ними. Про чернозадую, что мне руку чуть не сломала, я и вовсе молчу.
  
  Что и говорить, попал ты, Вася, ой, как попал. И делать с этим что-то надо, желательно срочно. Ведь что-то явно нехорошее в городе происходит, как пить дать - не просто же так "эльфийское посольство приехало", как этот жирный Константин выразился. Всех вызвали, даже культистов и магов. А я думал, что эти ничего не боятся. Как бы там не случилось чего, на этом собрании. Интересно, почему я так по этому поводу переживаю? Перебьют их там если всех, так может оно и к лучшему будет?.. Да нет же, дурак ты старый, лучше точно не будет. Это всё равно, что во время Великой Отечественной некоторые рассуждали, что немцы, мол, освободители, а не захватчики. Вот только почему-то "освободители" деревни жгли и пленных расстреливали. Так и здесь - эльфы, чужие ведь они нам. Лучше уж пусть Антоха командует, чем непонятно кто, нас за людей не считающий. Вот только Миса... Миса нам явно ни к чему, с ней нам не по пути. Вот только сделать с этим ни я, ни моя битая студенческая армия, ничего не можем. Придётся, видимо, приспосабливаться или... Или найти себе другого союзника, посильнее да понадёжнее.
  
  А ведь как мы ещё зимовать будем, об этом никто почему-то не говорит. Тот же Антон, вероятно, думает, что здесь зимы нет, и яблони круглый год цветут. Хотя уже явно похолодало и холодает всё сильнее с каждым днём. Дождь практически через день поливает. Со счёта я уже давно сбился, но по приблизительным подсчётам сейчас уже, наверное, сентябрь - начало, если не середина. Антонов дружок, Соня, рассказывал, что зимы здесь холодные, а ещё волков тут хватает. Особенно в холода они активизируются и становятся наиболее опасными. Вот об этом наш Антон почему-то не торопится думать. А зря.
  
  Антон
  
  Константин, конечно, выбрал удачное время для того, чтобы так сильно разжиреть. Одному-то мне втащить его в дом будет, пожалуй, проблематично. А Миса наверняка уже спит... Как неудачно, что этот эльф появился именно тогда, когда я был один!.. Не пришлось бы ломать голову, как теперь дальше быть. Вот чёрт, а я ведь совсем не подумал о том, что с утра, когда Миса проснётся, она первым делом увидит мёртвого эльфа!.. Избавиться от трупа - мелькнула предательская мысль. Или, быть может, оставить всё как есть и рассказать Мисе, что именно произошло? Неужели она действительно мне не поверит? Да мы же с ней уже даже больше, чем друзья, мы же семья, в конце-то концов!..
  
  Пожалуй, пора завязывать с моей дурацкой привычкой заниматься самокопанием - от всего вокруг отключаюсь. Вот и сейчас - проворонил момент, когда следящая сеть начала вибрировать, посылая сигналы о постороннем. И не об одном постороннем, а как минимум о четырёх. Пальцеволки!..
  
  Три, нет - точно четыре зверя светили в темноте своими немигающими глазами. Я замер. Один из них осторожно, еле ступая лапами, подошёл к ещё не остывшему телу эльфа. Не отводя от меня взгляда, он схватил зубами голову и, также не отводя взгляд, попятился задом, унося в пасти страшную добычу. Лучше, наверное, их не трогать... Справиться-то, я думаю, с ними не сложно. Вот только... надо ли?
  
  Ещё один пальцеволк, словно прочитав мои мысли, бесшумно подошёл к обезглавленному трупу, ухватился зубами за ногу и поволок в темноту. Оставшиеся две пары немигающих глаз продолжали смотреть на меня ещё пару минут, а затем и они растворились во тьме.
  
  И только после этого меня вырвало.
  
  И голова закружилась. Надеюсь, это я просто такой чувствительный, а не сотрясение мозга. Хотя может быть, Миса и его сможет вылечить. Черт, жалко, что нельзя просто пойти в дом и вырубиться, а вампир пусть на улице поваляется. Ничего с ним не станется. Вон, им даже пальцеволки побрезговали. Хотя он явно потолще этого недоделанного эльфа.
  
  Тут Константин открыл глаза и вполне осмысленно посмотрел на меня.
  
  - Как ты? Можешь идти? - с несколько большей надеждой, чем следовало бы в такой ситуации, спросил я.
  
  - Нормально, - вампир поднялся, хотя еще и слегка пошатывался, - наверно, нам стоит где-то укрыться сейчас.
  
  - Какой сообразительный зубастик, - я подставил ему плечо, - пошли уж. Как будто в прошлое вернулся, веду друга-алкоголика из клуба.
  
  Поднявшись на второй этаж, нашли Мису. Сжавшись в комочек на небольшом куске, расчищенном от мусора, она мирно спала, пропустив все последние события. Или тоже потеряла сознание? Вроде грудь вздымается ровно. А пульс? Какие у Мисы красивые руки. Хотя, что в них может быть красивого? Никаких складок на локтях, идеальные пальцы, мягкая кожа. А как она улыбается. Черт, сбился. Интересно, а какой пульс считается нормальным для эльфа?
  
  Тут лицо Мисы неожиданно сменилось с расслабленного на яростное, раздался срежет зубов, мышцы на руках напряглись. Но стоило отдернуть руку, и все прекратилось.
  
  - Сгорай от желания и не смей прикоснуться. Или умри, - в голове прозвучали предсмертные слова эльфа. Похоже, это не шутка. Впрочем, в глубине души, я ни секунды в этом не сомневался. А все только начало налаживаться. Сколько у меня уже не было женщины? Год? Будь проклят этот мир, эти проклятые проклятья и проклятые эльфы, которые их раздают.
  
  Подавив поднявшиеся в горле слезы, раскидал в очередном углу мусор и устроился там отдохнуть. Спать нельзя, сеть, конечно, следит за окрестностями, но тут не база на нее одну полагаться нельзя. Пару часов я продержусь, а потом надо будить всех и идти домой.
  
  Рваные обои, с цветочками. Облупившаяся белая краска на подоконнике. Раз цветочек, два цветочек, три цветочек. Нет, третий не считается, он смотрит в другую сторону. Девяносто семь цветочков на идут по стене с окном. Если бы все обои были на месте, добавилось бы еще семь штук. Сколько прошло времени? Голова раскалывается. А из подоконника торчит колючая проволока. Действительно, почему бы не сделать подоконники из бетона, а для прочности добавить внутрь конструкцию из колючки. Шикарная идея, а главное, очень монументально выглядит. Колючую проволоку можно повесить на забор, и тогда его никто не перелезет.
  
  Не знаю почему, у меня появилась в голове странная картина, всерьез заставившая задуматься о моем здоровье. Отряд римских легионеров, к счастью без плода чьей-то не менее безумной фантазии, красных плащей, окапывается в лагере за бетонными стенами. По верху идет спираль колючей проволоки, и со всех сторон несутся толпы кровожадных негров. Черные тела падают под ударами дротиков, часть проносится мимо и застревает, пойманная инерцией и колючкой. Кровь, крики, еще одна волна, вминающая в острое железо остатки первых и новые тела. Черное и красное.
  
  И тут я проснулся. Хорошо, что живой. И плохо, что только благодаря случайности. А во что это превратилась моя сигнальная паутинка? Потянулся к заклинанию, пытаясь разобраться, что же там все-таки произошло, и с улицы тут же раздался пронзительный крик. По ушам болью ударил грохот от вскочивших на ноги Мисы и Константина.
  
  Миса.
  
  Все, что произошло на собрании, встреча с отцом, а потом драка с этим подозрительно сильным человеком. Силы просто кончились, и с трудом забравшись в первый попавшийся дом, я просто провалилась в бездну сна. Давно так не выматывалось.
  
  И что удивительно, единственное, что сделала это освободила себе немного места, свернулась в клубочек, чтобы по минимуму тратить тепло, и уснула. Совершенно не позаботившись о безопасности. Полностью положившись на Антона. Вот уж кто действительно странный человек.
  
  И не зря положилась. Вот он сидит, с красными глазами. Все это время не спал, охранял. Сон был беспокойный, приснилось что-то ужасное, хорошо, что в памяти не отложилось, что именно. Но все равно я хоть немного отдохнула, а он нет. Меня охранял. А это приятно. При этом, надо отметить, не безуспешно. Мой человек делает успехи. Отследил чьи-то перемещения своей сигнальной сетью, превратил ее в ловушку и поймал.
  
  - Пойдем, посмотрим, кого ты поймал, - захотелось как-то отблагодарить его, и я потрепала его по голове. Раньше ему всегда это нравилось, но сейчас он неожиданно вздрогнул и, резко вскочив на ноги, пошел к выходу. Странно. Приятное тепло, поселившееся в груди, куда-то пропало.
  
  На улице еле различимые в закатном свете серые линии зажали в неестественно застывшей позе человеческую фигуру. Зеленые глаза, короткие для девушки волосы до плеч, торчащие из-под неброской вязаной шапки. Или не девушки, и с чего я это взяла? Угловатая фигура, скрытая под мешковатой одеждой. И огромные зеленые глаза. И что я все время о них, хотя, конечно, не заметить их невозможно. Антон до сих пор не может отвести от них взгляд.
  
   - Как тебя зовут? - получилось немного резко, но так ему или ей и надо.
  
  - Отто, - радостно перебил человек мои мысли, - спасите меня. Меня что-то держит.
  
  - Что ты тут делаешь, - наконец-то пришел в себя Антон.
  
  - Меня вели к магам в обучение, а потом моего проводника убил какой-то мужик в черном. Мага! Взял и убил! Вы представляете? А меня не тронул, и я решил вернуться обратно на вокзал.
  
  - Что-то не вериться мне, - зубастый друг Антона пришел в себя и даже оскалится смог. Или это он так улыбается? - тут возвращаться от магов к вокзалу? Да тебя тут, вообще, тогда быть не должно.
  
  Тот, кто называл себя странным именем Отто, на долю секунды растерялся. Хотя, я могла и ошибиться - со мной это теперь случается.
  
  - Я вообще-то не местный, - человечек замялся, заискивающе глядя то на Антона, то на вампира. На меня он почему-то старался не смотреть.
  
  Вампир расхохотался:
  
  - Мы теперь здесь все не местные! Ну, разве что кроме... - он посмотрел на меня и осёкся. - Так откуда же ты, не местный?..
  
  - Я из Торжка, - ответил Отто. - Отец работал на оборонном заводе, он физик. А я недавно закончил школу и приехал в Тверь - поступать на физтех.
  
  Что ещё за "физтех"?..
  
  - Ну и как - поступил? - с язвительной ухмылкой уточнил вампир.
  
  Отто с готовностью закивал:
  
  - Вот только не доучился, - и застыл, вжав голову в плечи и улыбаясь.
  
  - Вот что, Отто, или как там тебя на самом деле, - подал голос Антон. - Выкладывай-ка всё начистоту. Если меня твой рассказ устроит, я помогу тебе выбраться.
  
  - Ты маг? - Отто, казалось бы, не обратил на его слова никакого внимания. - Это твоё заклинание не даёт мне двигаться? Подожди-подожди, значит, ты меня можешь отвести на обучение? Освободи меня, пожалуйста!..
  
  Отто ещё что-то говорил, говорил, говорил без умолку. Я видела, как Антон поминутно открывает рот, чтобы вставить слово, но тот просто не давал ему такой возможности. А ещё мне показалось странным, что Антон до сих пор ни разу не отвёл взгляда от его, или, может, всё-таки её глаз.
  
  Антон
  
  Странный парень. Чего-то он явно не договаривает, хотя опасности, вроде бы, не представляет. Подумав об этом, я мысленно усмехнулся - над Серёжкой-Поляком я тоже смеялся, видя, какой он мелкий и нелепый в своих попытках выглядеть молодым ловеласом. А потом он взял и уложил на моих глазах нескольких сильных магов. Пожалуй, нужно к нему присмотреться.
  
  - Стоп! - я наконец-то прервал его словесную лавину. - Повторю своё предложение - ты рассказываешь всё начистоту, а я тебя освобождаю от действия магии, - ну, конечно же, не магии, тут я приврал. Но ему об этом знать не обязательно. Судя по всему, он не особо-то хорошо представляет, что такое магия в этом мире и чем она отличается от воплощённой человеческой воли.
  
  Отто смущённо замолк, переводя взгляд с меня на Константина и обратно. Мне кажется, или Мису он упорно игнорирует? А глаза-то у него девчачьи! Не парень, а какой-то... не знаю, кто. Надеюсь, он не из этих - как Максим, с которым мы жили в соседних номерах, когда я отдыхал в Турции. Как вспомню, до сих пор коробит.
  
  - Ну?! - решил мне помочь Константин и обнажил клыки. Любит ведь покрасоваться.
  
  Отто опустил глаза:
  
  - Я не хотел возвращаться на вокзал, - тихо сказал он. - Испугался, что меня не примут обратно.
  
  Вот это поворот событий! Что это - юношеский максимализм? Весь мир против меня, взрослые не понимают, сверстники смеются...
  
  - И куда же ты шёл? - уточнил я.
  
  Отто пожал плечами:
  
  - Я слышал, вокзальная коммуна не единственная в городе. Не все люди подчиняются военным.
  
  - А к магам почему не пошёл? - поинтересовался вампир.
  
  - А без проводника бы меня туда никто не пустил, - рассмеялся в ответ Отто. - Они меня сразу предупредили, когда отобрали.
  
  Что ж, это хотя бы похоже на правду - подумал я. Хотя всё равно что-то не складывается. И что-то меня в этом Отто смущает.
  
  - Отто, а ты мальчик или девочка? - плотоядно улыбаясь, спросил Константин.
  
  - А ты сам как думаешь? - без вызова в голосе, но уверенно парировал Отто его вопрос.
  
  Вампир пожал плечами, а потом и вовсе махнул рукой.
  
  "Пока не опасно", сказал Малыш. Я знаю, ответил я ему. "Опасно потом". А вот это уже интересно!.. И всё же я рискну освободить его и взять с собой. Мне кажется, от мальчишки может быть польза. "Пока не опасно", успокоил Малыш.
  
  - Пойдёшь с нами, - озвучил я вслух своё решение. И увидел округлившиеся глаза Константина. А затем и растерянный взгляд Мисы. Ну, а что такого?
  
Оценка: 8.52*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Н.Князькова "Ядовитая субстанция"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) Н.Семин "Контакт. Новая эпоха"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"