Эмгер Вар Эймресс: другие произведения.

Прода Эффект Массы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    9 глава

Глава 8

  
  
Политика есть искусство приспособляться к обстоятельствам и извлекать пользу из всего, даже из того, что претит
(О. Бисмарк)
  
  
  Юрий Владимирович Гагарин, Цитадель, 2183 год
  
   Цитадель поражала. Нет, правда, это было самое удивительное, что мне когда-либо доводилось видеть в своей жизни. Гигантская многокилометровая рукотворная станция, парящая посреди бескрайнего космоса. Рядом с ней, любые поделки людей казались бы просто мелкими крошками. Ну не совсем крошками, конечно, но даже "Мир", по сравнению с этим величайшим шедевром давно ушедшей расы смотрелся откровенно бледно.
   Под нами, над нами и вокруг нас расстилалось целое море огней - жизнь на станции не останавливалась ни на секунду. И то, что отсюда издали казалось мелкими точками да светящейся сеткой, было на самом деле километровыми небоскрёбами и протяжёнными трассами. Мимо туда-сюда сновали многочисленные корабли и судёнышки, спешащие по своим делам, однако путь перед нами был абсолютно чист, и никто не пытался пересечь наш курс. Как сказал Джокер, "Авроре" предоставили специальный экстренный дипломатический коридор. И сажать нас к слову будут не в доках Союза, а на специальной дипломатической пристани, прямо на кольце Президиума. Видимо Совет очень сильно жаждал общения.
   От величественного зрелища меня оторвал писк инструментрона. Открыв поступившее сообщение, я обнаружил лишь короткий приказ Андресяна, немедленно явиться к шлюзу. А спустя секунду точно такой же писк раздался и у всех находящихся в рубке, за исключением разве что нашего пилота. Похоже, высокое начальство, думается мне уже толкущееся на пристани, пожелало увидеть всех, кто был на Иден-Прайм. "Аврора" между тем, постепенно замедляясь, приближалась к поистине необъятному кольцу Президиума - вот уже и на светло-серой поверхности станции, появились пока ещё едва различимые тёмные пятна полей массы, прикрывающих многочисленные доки. К одному из них, искин корабля и проложил подсвеченную на обзорных экранах трассу подлёта. До стыковки оставались считанные минуты.
   А возле пассажирского шлюза в кормовой части корабля всех нас поджидал хмурый Андресян и нервно расхаживающий из стороны в сторону спектр, что для турианца было, в общем-то, нехарактерно. Капитан предстал перед нами во всём торжественном величии - в белой парадной форме, с кортиком и грудью, увешанной наградами. Всем своим видом он должен был бы олицетворять доблесть, мужественность и несгибаемость защитников человечества, если бы не абсолютная кислость поселившегося на его лице выражения. Видимо Давид Эдуардович не испытывал никаких иллюзий касательно общения с нашим послом. Правда, увидев нашу решительную толпу, он несколько оживился. Я уже собирался построить своих перед шлюзом для торжественной встречи, но капитан, оглядев нас скептическим взглядом лишь махнул рукой.
   - Думаю, вам всем стоит знать, - произнёс он, ещё раз оглядев нас, - Совет Цитадели через час собирает экстренное заседание из-за атаки гетов. Также на нём будет поднят вопрос и об участии в нападении Сарена Артериуса. Поэтому посол Удинов желает встретиться с вами перед началом слушаний. Даниил Сергеевич хочет лично услышать, как можно больше фактов о случившемся, и о роли в этом спектра, разумеется. Я рассчитываю, что никаких проблем ожидать не стоит, ведь у нас есть запись, да и Найлус готов поддержать нас, но всё же... Найлус? С вами всё в порядке?
   С Крайком явно всё было далеко не в порядке, он, конечно, старался этого не показывать, но получалось у него плохо. Спектр перестал метаться по небольшому тамбуру перед шлюзом и теперь замер у выхода, прислонившись к стене и невидящим взглядом уставившись в одну точку. Услышав своё имя, он поднял тяжёлый взгляд на Андресяна и молча кивнул.
   - Вы ведь не изменили решения выступить сегодня перед Советом? - настороженно произнёс капитан, всматриваясь в глаза спектру.
   - Мне неприятно это делать, но я обязан. Пусть даже сейчас с трудом верю, что Сарен сделал это.
   - Неприятно? - с ненавистью буквально выплюнула Уильямс, смотрящая на происходящие с Найлусом перемены ничуть не менее настороженно, чем Андресян. Вообще мне почему-то казалось, что сейчас девушка очень сильно жалела об отсутствии под рукой заряженного пистолета.
   - Неприятно, - спокойно ответил Крайк, - я очень хорошо знал Сарена. Он был моим другом и учителем! Мне... Неприятно, что обвинять его в измене придётся именно мне. Но теперь я просто обязан это сделать.
   Повисло напряжённое молчание, к счастью прерванное пискнувшим зуммером открывшегося шлюза. Поднялась внешняя бронеплита, а за ней разъехались в стороны и створки внутреннего прочного корпуса. На пороге посадочного рукава уже стояла целая делегация встречающих. Вот только это оказались отнюдь не высшие военные и гражданские чины из посольства, а лишь несколько посыльных андроидов с целой кучей каких-то свёртков и пакетов в руках. Чуть в отдалении замер взвод солдат в полной броне и с оружием, очевидно исполняющих роль охраны пополам с почётным караулом. Капитан что-то ввёл на своём инструментроне и посыльные вереницей направились куда-то вглубь корабля. Найлус, пропустив их, стремительно вытек наружу оставив нас наедине с Андресяном.
   - Эм, товарищ капитан, а что это было? - я выразил общий вопрос, указав вслед уже скрывшимся андроидам.
   - А это, товарищ капитан третьего ранга ваши наряды. Вы же не собираетесь предстать перед послом и Советом, в этом? - ехидно поинтересовался командир, указав на нашу скромненькую повседневную форму.
   - Нуу... - задумчиво протянул я, признаться, данный аспект нашего неожиданного "выхода в свет" как-то выпал из поля моего зрения.
   - Эх, в тебе-то, Юра я нисколько не сомневался. Ты и в броне на бал способен припереться. У вас есть двадцать минут, чтобы приодеться, приобуться, навести лоск, сделать маникюр, - с ухмылкой проговорил он, поглядывая на смутившуюся Уильямс, - что там вам ещё надо? Машина до Башни Совета ожидает на пристани. Я встречу вас уже наверху. Поспешите. Не нравится мне всё это.
   И вот спустя полчаса вся наша бравая пятёрка нервно переминалась в просторной кабине лифта, возносившего нас на самую вершину Башни Совета, где в одном из церемониальных залов и должно было состояться чрезвычайное заседание. Уж не знаю, о чём там с нами так жаждал поговорить Удинов, но упустить возможность побывать в столь известных местах я не собирался. В конце концов, когда ещё представится случай? Остальные похоже придерживались примерно того же мнения. Да, немного неуютно, но раз сказали "надо"... Ну не съедят же нас там, в самом деле?
   - Юр, как думаешь, - Аленкович, глянув на о чём-то тихо спорящих Уильямс с Калининым, обратился ко мне, - нам не сильно влетит из-за маяка? Я слышал посол человек довольно резкий...
   - Я почему-то думаю, ему сейчас немного не до маяка. Артефакт на фоне визита гетов откровенно бледновато выглядит.
   - Хотелось бы верить. Я и так себе весь мозг сломал, пытаясь придумать, цитирую: "почему не было обеспечено должное охранение объекта", и "почему неподготовленный человек оказался в зоне контакта с артефактом".
   - Не ты один. Но мне в отличие от тебя, пришлось ещё придумывать, как я умудрился выжить после контакта и попутно сломать этот ценный объект, - я, криво усмехнувшись, первым вышел в наконец-то распахнувшиеся двери лифта. Да уж, скорость поездки могли бы и увеличить. Десять минут к ряду торчать в кабине, не зная, куда бы пристроиться - то ещё развлечение.
   Удивительно, но как оказалось, даже тут в Башне Совета встречается редкостное хамло. Одно такое, турианской наружности, влетев в нашу компанию на широченной лестнице, даже не подумало извиниться, а лишь надменно фыркнув про всюду шныряющих людишек, поспешило по своим делам. Казалось он не растолкал нас плечами в стороны лишь из нежелания терять время. Я уже подумывал, не выйдет ли какого дипломатического скандала, если я прямо сейчас крикну этому уроду что он урод, как нас окликнули:
   - Доброго дня, полагаю, вы из экипажа "Авроры"? - перед нами внезапно предстал ещё один турианец, как раз о чём-то оживлённо ругавшийся на лестнице до нашего прихода с тем самым слепым полудурком. Но в отличие от того, этот производил впечатление, да ещё какое. Глядя на него, можно было подумать, что он вылез из какой-то помойки, попутно угодив в пожар, наводнение и землетрясение кряду. На нём был длинный рваный плащ, не угадываемого за толстым слоем пыли и грязи цвета, под которым отчётливо проглядывался тяжёлый бронежилет. Руки и ноги его также прикрывали покорёженные и исцарапанные пластины брони.
   - Да. Капитан третьего ранга Гагарин, с кем имею честь? - немного подумав, всё же ответил я этому странному типу. В самом деле, его вполне можно было бы принять за простого оборванца, с какой-нибудь помойки на окраине Галактики, если бы не тот самый бронежилет, да дорогущий тактический визор над правым глазом. Отличная, кстати штуковина. Одно время хотел взять себе такой же, в исполнении для людей, конечно же, но отказался. Больно дорогой, собака.
   - Гаррус Вакариан, старший следователь СБЦ. Я проводил проверку деятельности спектра Сарена Артериуса...
   - Ну, я гляжу, проверка удалась, - не сумев сдержаться, хмыкнул я, кивнув на его внешний вид.
   - А, да... То есть не совсем, - он, уловив мой жест, оглядел себя так, словно впервые увидел. Пробормотал что-то непонятное, а затем с завидным спокойствием продолжил, - это всё издержки работы, не обращайте внимания. Важно, что Совет отказался принять, обнаруженные мной данные на Сарена.
   - Вот как? - не то чтобы я был удивлён, но и оптимизма это утверждение не внушало.
   - А вы, похоже, очень хотели раскопать на него что-нибудь серьёзное, какой-нибудь компромат, с чего бы это? - задумчиво протянул Кирилл, так же с любопытством поглядывая на следователя.
   - Мне он не нравится. Я его презираю. Своими действиями он позорит нашу расу. Но доказать это сложно, ведь он спектр, все его дела проходят под грифом "секретно", и между нами, - турианец замялся, словно решаясь, говорить нам или нет, но колебание было лишь секундным, - я полагаю, и Совет, и руководство Иерархии ему потворствуют.
   - Вы сказали "своими действиями"? - зацепился я за самую суть, - вам известны и другие факты его... Деятельности?
   - Известны, - совсем по-человечески кивнул Вакариан, злобно оскалившись, - и они даже были представлены Совету.
   - И что Совет? - подал голос Аленкович.
   - Совет сделал вид, что этих фактов недостаточно для выдвижения обвинений.
   Пожалуй, такого от Совета никто не ожидал уж точно. По всему выходило, что они будут до последнего отстаивать своего агента, делая вид, что ничего не случилось. Это плохо, такая двойная игра в сложившейся ситуации может быть очень опасна, как для Союза, так и для всех разумных рас в Галактике. Если геты решились на активные действия против органиков, и им в этом кто-то помогает...
   Ход моих мыслей прервал появившийся в зале Андресян. Заметив нашу небольшую группу, он нахмурился и призывно махнул рукой.
   - Кажется, нас ждут, - констатировал очевидное Аленкович. Турианец тоже куда-то заторопился, но перед уходом оставил свои контактные данные, сказав, что очень хочет узнать, чем же закончится вся эта паскудная история со спектром.
   Нас действительно ждали, правда пока что не Совет, а всего лишь Удинов, но как по мне, так и этого уже было более чем достаточно. Посол, к которому нас и привёл мрачный, чем-то недовольный Андресян, наоборот лучился оптимизмом, как хорошая пригоршня плутония. Несмотря на все мои опасения, надо признать более чем оправданные, об уничтожении протеанского артефакта речь даже не зашла. Удинов поинтересовался нашим самочувствием после боя и пережитого мною контакта с маяком, да выразил благодарность за проявленное мужество, отвагу, героизм и так далее и тому подобное. Честно признаться, я даже немного опешил. Нет, я не шёл к высокому начальству на ковёр, словно на расстрел, собственно Удинов и не был моим начальством, но всё же ожидал куда более негативного отношения с его стороны после всего случившегося.
   Разумеется, убеждая Эшли в том, что виновных в потере маяка нет, я прямо скажем несколько кривил душой, виновные всегда найдутся независимо от чьего-либо желания. По большому счёту этих виновных и искать-то было не к чему - артефакт уделали мы с ней на пару. А то что там до этого ещё какой-то чокнутый турианец резвился, это так сказать "приятное дополнение". Андресян кстати утверждая, что маяк это самое меньшее, что мы просрали на Иден-Прайм и на фоне всего случившегося о нём даже не вспомнят, был тоже мягко говоря не прав. Вспомнят и ещё ой как вспомнят, когда дойдут руки у кого надо. Однако и я и он вполне обоснованно считали, что, когда вопрос об уничтоженном маяке поднимут вновь, никого из нас сильно песочить уже не станут. Я официальный кандидат в Спектры, к тому же успешно показавший себя в деле перед "наставником". Начинать какие-то непонятные проверки в мой адрес со стороны спецслужб, а уж тем более пытаться привлечь к ответственности за уничтоженную реликвию - глупость чистой воды. Наоборот, все будут стараться этот небольшой провал всячески замазать, закрыть, да поскорее забыть, чтобы ни себе нервы не трепать, ни инопланетникам. Последние итак охотничью стойку делают всякий раз, как до них доходят слухи о древних артефактах на нашей территории.
   Проблемы могли возникнуть разве что у Эшли, но тут уж на её защиту встал Андресян. Собственным приказом, наплевав на все инстанции, он зачислил девушку в десант "Авроры", тем самым уведя из-под обычной армейской юрисдикции. А уж флот своих подчинённых защищает со всей возможной яростью. Да и потом, опять же моё намечающееся "спектрство", вокруг которого, как мне иногда казалось последние сутки, вертится чуть ли не вся "Аврора"... В общем шум поблизости от меня поднимать точно не решатся, учитывая сколь щепетильно Совет Цитадели относится к наследию протеан. Да и потом, иных куда более важных забот и впрямь хватает. Орда гетов на мега-звездолёте во главе с ненормальным турианцем явно заслуживает куда более пристального внимания, чем взорвавшийся маяк, да непонятные кошмары, доставшиеся мне от него в наследство.
   - Ну что ж, - наконец закончил благополучно пропущенные мною мимо ушей хвалебные речи Удинов, которому это очевидно тоже уже поднадоело, - Совет только что сообщил мне, что закончил рассмотрение наших материалов по нападению на Иден-Прайм. Нас вызывают на финальное заседание.
   - Нас? - уцепился я за показавшуюся странной оговорку посла.
   - Нас, нас, - усмехнулся Удинов, с эдаким покровительством поглядывая на меня, - Совет хочет лично пообщаться с участником первого за последние триста лет столкновения с гетами. К тому же, ведь это именно вы спасли от уничтожения целый город. Вы, не побоюсь этого слова - герой.
   - Я был там не один, - мне откровенно не понравились все эти хвалебные оды в мой адрес.
   - Разумеется. Но кандидат в спектры только вы.
  
  
***
  
   Несмотря на весь показной оптимизм Удинова, заседание Совета проходило в довольно нервной и напряжённой обстановке. Вместо ожидаемого оглашения резолюции по атаке на Иден-Прайм, были устроены малопонятные дебаты, суть которых я утерял уже спустя пару минут. К счастью утерял только я, но не наш посол. Он не дал себя запутать и смутить, а мгновенно сумел взять себя в руки и со всем энтузиазмом кинулся в продолжительный спор с Советниками. Впрочем, и по его тону, и по его оговоркам было понятно, что всё произносимое им, уже говорилось Совету ранее, и посол немало удивлён их столь короткой памятью. Постепенно ожесточённые переговоры на темы, казалось вообще не относящиеся к гетам и Иден-Прайму перетекли в вялотекущую грызню, в свою очередь уже вошедшую в более-менее нужное русло.
   Найлус Крайк, к слову, во всей этой непонятной политической возне вообще не участвовал. Его просто не было в зале. А когда посол мельком упомянул об этом, выразив недоумение отсутствием спектра, принимавшего участие событиях на Иден-Прайм, ему мигом заявили, что его присутствие и не предусматривалось. И вообще, у него новое задание и негоже отвлекать столь занятого спектра от важных дел, а Совету достаточно и составленного им отчёта. Эта отговорка мне жутко не понравилась, и как оказалось не зря, потому что это всё были только цветочки. Ягодки нас ждали впереди.
   Удинов, наверное, уже в десятый раз за последний час повторял свои аргументы, силясь доказать, что атака гетов на внутренние территории Союза это тревожный звонок всему галактическому сообществу и нужно что-то делать. Совет вяло огрызался, намекая на то, что раз уж Союз отказался подписывать предлагаемый ему договор о коллективной безопасности, ну и ещё пару-тройку других договоров... То есть пару-тройку десятков, то и геты, это мягко говоря проблемы только людей. Ну и ещё квариан. Но скафандриков видимо пнули так, походя, чисто из "любви к прекрасному". Ну или просто по привычке. Странно ещё, что до кроганов с рахни не дошли. А уж когда разговор постепенно свёлся к тому, что в нападении на нашу планету участвовал спектр Цитадели, тут такое началось...
   - Атака гетов очень серьёзный вопрос, но нет никаких прямых доказательств того, что в этом деле замешан спектр Артериус, - с показным осуждением заметила советница Тевос - представитель Республики Азари.
   - Расследование, проведённое СБЦ не обнаружило никаких фактов измены спектра Артериуса, - с нажимом продолжил за азари советник Спаратус от Турианской Иерархии. Я вообще успел за прошедший час убедиться, что это их любимый способ вести беседу. Начинает один, продолжает другой, заканчивает третий и к концу ты уже собственно и не помнишь, а с чего всё вообще началось.
   - Мы предоставили Совету записи, на которых отчётливо запечатлён спектр Артериус. Спектр Крайк подтвердил, что это он, разве этого недостаточно? - пристально уставившись на Совет заиграл желваками посол. Похоже даже его поистине титаническому терпению стал подходить конец.
   - Мы изучили представленные вами записи и прочитали доклад спектра Крайка об Иден-Прайм, посол. Но наши эксперты не разделяют его мнения. Они считают, что вероятность того, что на записи именно спектр Артериус составляет не больше 32%. Качество к сожалению, оставляет желать лучшего, - ну правильно. Как я и говорил - завели свою любимую карусель. На этот раз ответил советник Валлерн. Как понятно, из Саларианского Союза. Вот ведь, жаба, как завернул - и качество ему плохое, и вообще на записи вероятно не Сарен...
   - Я отвергаю эти несостоятельные обвинения. У меня нет причин нападать на колонию людей. Хотя я и не удивлён произошедшим. Я всегда говорил, что ваша экспансия не приведёт к добру, - по обширной зале разнёсся новый голос. Скрипящий, с вибрирующей ноткой, присущей турианцам и... Довольно раздражённый. На заседание припёрся Артериус своей собственной персоной, к сожалению, только в виде голограммы. Ну что ж, после всего услышанного, этого и следовало ожидать.
   - Советники, я протестую против нахождения на заседании подозреваемого в нападении на Иден-Прайм, - мгновенно отреагировал на новое действующее лицо Удинов.
   - Посол, решение о нахождении здесь спектра Артериуса находится вне вашей компетенции, - злобно зыркнул на него Спаратус.
   - Мы посчитали необходимым присутствие на заседании спектра, которого вы обвиняете в нападении на вашу колонию, - поспешила сгладить резкую отповедь своего коллеги Тевос.
   - Спектру Артериусу предоставлена возможность ответить на ваши претензии, - в очередной раз вклинился в беседу глазастый саларианец.
   - Я вас понял уважаемые Советники, - смиренно ответил Удинов. Впрочем, это показное смирение нисколько не обмануло даже меня. Глаза его буквально метали молнии, - спектр Артериус, как вы можете объяснить своё присутствие на данной записи?
   - Вы ошибаетесь, посол. На вашей записи нет меня, - твёрдо произнёс Сарен глядя прямо на Удинова.
   - Кто же тогда на ней, если не вы?
   - Понятия не имею.
   - Где вы находились в момент нападения на Иден-Прайм? - посол прищурился.
   - Это секретная информация. Но с позволения Совета, - Сарен вопросительно глянул на советников и дождавшись их тройного кивка продолжил, - я был на задании Совета в другой части Галактики.
   - Врёт как сивый мерин, - стиснув зубы выдохнул Андресян. Это было удивительно, но его услышали.
   - Ааа, капитан Андресян... - издевательски проговорил спектр, сделав вид будто только что заметил Давида Эдуардовича, - мне следовало догадаться, что и вы здесь будете. Всякий раз, как люди выдвигают против меня ложные обвинения, за этим стоите вы. А это видимо ваш любимчик, некто Гагарин - гроза протеанских артефактов. Вы приложили все усилия, чтобы уничтожить маяк.
   - Это вы вывели маяк из строя! И заложили термоядерную бомбу! А до этого со своими гетами устроили кровавую бойню местному гарнизону! - я давал себе слово молчать всю церемонию, чтобы не ляпнуть чего лишнего, но надо признаться, от такого наглого наезда в мою сторону я буквально охренел и не сдержался. Очень зря.
   - Со своими гетами? - насмешливо фыркнул на мою отповедь спектр, - ну и чушь же вы несёте. Совсем как ваш наставник Андресян. С гетами невозможно быть на одной стороне. Не пытайтесь свалить свою вину на меня. Впрочем, что ещё можно ожидать от человека...
   - Кхм, - вклинилась в нашу перебранку Тевос, почувствовавшая, что дело набирает нешуточный оборот, - пусть личность турианца на записи пока достоверно и не установлена, нам следует признать, что он был заодно с гетами.
   - Достоверно не установлена?! Спектр Крайк узнал его на записи.
   - Мне очень досадно признавать, что мой ученик и соратник попал под пагубное человеческое влияние. К его словам стоит относиться с осторожностью. А людям следовало бы знать своё место. Вас вообще не должно быть в пространстве Цитадели. И тем более вам не место в рядах спектров, - ярко выраженное презрение пополам с ненавистью прямо-таки сочились из слов Сарена, напрочь проигнорировавшего слова советницы.
   - Уважаемый Совет, - тишину нарушил безукоризненно вежливый, и в то же время абсолютно ледяной - ни грамма эмоций, голос Удинова, - настоятельно прошу вас унять своего спектра. В противном случае Системный Союз будет расценивать его слова, как дипломатическое оскорбление.
   - Мы приносим вам свои извинения за слова нашего агента, посол, - первой отреагировала Тевос, быстро осознавшая, что именно наговорил их любимый спектр и чем это грозит, - это его личное мнение и оно не является нашей официальной позицией.
   - Я надеюсь вы объясните своему... Агенту, - Удинов позволил себе гаденько улыбнуться, выделяя последнее слово и наблюдая как перекашивается и без того страшенная физиономия спектра, - насколько ошибочно это мнение и чем оно может грозить всем нам?
   - Разумеется посол, - сдержанно кивнула Тевос, украдкой бросив уничижительный взгляд на Сарена.
   - Уважаемый Совет, есть ещё кое-что, чего не стоило бы сбрасывать со счетов, - вдруг оживился Андресян, очевидно решивший "ковать железо пока горячо", а именно давить на Совет пока тот дал слабину, - маяком у капитана Гагарина был вызван ряд видений...
   - Видений?! - даже не дал ему закончить Артериус, - у вас теперь и сны идут за доказательства? Каким образом прикажете мне защищаться от подобных глупостей?
   - Действительно, - тут же влез в защиту соотечественника Спаратус, - мы не можем использовать чьи-то сны, как доказательство. Мы можем полагаться лишь на факты и улики, а не...
   - При всём уважении Советник, - прервал его разглагольствования Удинов, - вам не может быть неизвестно, об открытии советскими учёными эффекта Марченко-Райнкампфа. Как и о некоторых, связанных с ним, особенностях передачи информации расой протеан. И видения здесь отнюдь не являются глупостью, от которой следует легкомысленно отмахнуться.
   - Нам конечно же всё это известно, посол, - поспешил прийти на выручку коллеге Валлерн, - Советник Спаратус имеет ввиду, что поскольку маяк уничтожен, проверить информацию, полученную капитаном Гагариным просто невозможно.
   - Вы не правы. Есть способы.
   - Но на них требуется время, а пока... - саларианец повернулся к азари, передавая ей слово.
   - В настоящее время Советом не обнаружено связи между спектром Артериусом и нападением гетов на Иден-Прайм. Посол, ваше требование исключить его из рядов спектров и выдать Системному Союзу - отклонено.
   - Приятно видеть, что справедливость восторжествовала, - с изрядной долей пафоса провозгласил Сарен прежде чем его голограмма растаяла в воздухе.
  
  
***
  
   Признаться, не на это я рассчитывал, идя на заседание Совета, отнюдь не на это. Конечно, я предполагал, что оно пройдёт в напряжённой обстановке. Нападение неизвестно откуда свалившихся синтетиков на наш внутренний мир, уничтожение древнего артефакта, участие во всей этой вакханалии спектра Совета... Атмосфера прямо скажем должна была быть очень неспокойной. Но когда Совет в обтекаемой форме дал понять, что это нападение внутреннее дело Системного Союза, и уж тем более советники отказались признавать вину стоящего за всем этим Сарена - вот это было похлеще удара под дых. Сегодня нас буквально втоптали в грязь, смешали с дерьмом если угодно. Пожалуй, только теперь я действительно осознал, насколько верны бывают слова некоторых радикалов о том, что инопланетники всегда готовы воткнуть нам нож в спину не переставая улыбаться и раздавать заверения в вечной дружбе. Но Удинов! Он же посол Союза в Пространстве Цитадели! Он обязан был всё это предусмотреть, прежде чем вообще идти на заседание. А тут складывалось впечатление, будто половина заявлений Совета была для него как гром среди ясного неба. И вроде не упрекнёшь его в глупости, когда дело дошло до споров с советниками, он, отстаивая нашу позицию, извивался похлеще любой гадюки. Но как тем не менее можно было совершить такую оплошность с самим заседанием вообще - для меня загадка.
   - Посол, при всём уважении, я считаю, что вы зря пожертвовали эффективностью в пользу эффектности, - жёстко проговорил Андресян, стоило нам оказаться за закрытыми дверями в одном из небольших конференц-залов внутри посольства Системного Союза, - для начала нужно было провести полное расследование, найти более стоящие доказательства, а уже потом идти с обвинениями Сарена в Совет...
   - Ну, а я считаю, Капитан Андресян, что мы совершили ошибку, пригласив вас на это заседание, - зло перебил его Удинов.
   - Что вы имеете ввиду? - Давид Эдуардович столь резко осаженный, тут же сбавил обороты.
   - Вас слишком многое связывает с Сареном.
   - Разумеется. Я знаю его как облупленного.
   - В том числе это и напрягает Совет.
   - При чём здесь... Ну хорошо, меня кое-что связывало с их любимчиком, но это же не повод отказывать... Да что там, это же просто возмутительно, посол, они даже не стали рассматривать саму возможность нормального расследования его деятельности! - Андресян был раздражён, даже очень, и похоже вовсе не собирался этого скрывать.
   - Это не удивительно. Они не хотят открыто признавать, что один из их агентов, на которых держится немалая доля влияния всего Совета, устроил бойню на мирной планете, и не где-нибудь в Терминусе, а прямо у всех под носом. Удивительно другое. Совет резко изменил свои решения по целому ряду вопросов. Уже принятых решений.
   - То есть вы хотите сказать, что решение по Сарену уже было принято? - а вот тут удивился, да что там удивился, малость подофигел не только Андресян, но и я сам. Впрочем, вся эта беседа, равно как и события последних дней заставляли меня исключительно тихо, а иногда и довольно громко офигевать. Слишком многое произошло, слишком много знаний, таких, от которых счастливее уж точно не станешь.
   - Капитан Андресян! - Удинов аж сморщился, - не заставляйте меня думать, будто вы вчера родились. Имеющиеся у нас доказательства были более чем достаточными при достигнутых договорённостях.
   - Договорённостях?
   - Конечно, - с показным сочувствием в голосе протянул посол, - не думаете же вы, что после событий на Иден-Прайм это мой первый разговор с Советом? Мы смогли дойти до устраивающего всех результата ещё до вашего прилёта. Артериуса должны были тихо отстранить, передать дело в СБЦ и задействовать других спектров для ареста. Нам бы его не выдали в любом случае, но, как гражданина Турианской Иерархии его вероятно ждала бы казнь. А весь этот спектакль, - Удинов с отвращением помахал рукой, - был нужен лишь для официального закрепления всех договорённостей. И то что Совет столь резко передумал, нарушив все данные обещания...
   - Говорит о том, что всё куда хуже, чем мы думали.
   - Именно.
   - Похоже кто-то там наверху у галактов имеет на нас большой зуб, - задумчиво произнёс Андресян, потирая подбородок, - и я сейчас говорю не о Совете.
   - Проще сказать, кто его не имеет, - как мне показалось с грустью отозвался посол, - но в целом вы правы, такая... Сумбурность в принятии решений не свойственна Совету. Кто-то оказал на них серьёзное давление, если они решились столь резко поменять позицию.
   - Если эти кто-то из правительств рас Совета, то у нас никаких шансов.
   - Не факт. Могут быть замешаны и крупные олигархические группы. Но для вас, капитан, это уже не важно. Я немедленно свяжусь с Генеральным секретарём Волошиным. Думаю, этим всем займутся...
   - Кхм, товарищи, - уж не знаю, какая муха меня укусила, но я тем не менее влез в их беседу, - раз уж мы всё равно замешаны в этом деле по самые уши, может стоит поискать на Артериуса что-то такое, от чего Совет просто не сможет отмахнуться?
   - Капитан Гагарин, - выдохнул Удинов посмотрев на меня как на идиота, а затем тихо, тоном, не терпящим возражений, продолжил, - вы не сотрудник госбезопасности, не агент внешней разведки и даже не следователь милиции. Вы всего лишь флотский спецназовец. Так что будьте добры, оставьте эту работу профессионалам, вам понятно?
   - Так точно. Понятно, - вроде бы странно, радоваться должен, что и это на меня не свалили, а почему-то не радостно совсем.
   - Вот и хорошо. Раз понятно. В таком случае желаю хорошо отдохнуть, вы это заслужили.
   И он ушёл, оставив нас с Андресяном в унылой тишине разглядывать за панорамным окном парковую зону Кольца Президиума, снующие туда-сюда машины и немногочисленных в это время прохожих. Ну, а что? Он всё правильно сказал, если вдуматься. Там наверху такие зубры делами ворочают, много ли мы с капитаном вдвоём сможем сделать? Смех один. Это уже не наш бой. Своё дело мы сделали на Иден-Прайм, а тут пускай "шпиёны" отдуваются, раз уж умудрились такое нападение проспать. Однако несмотря на всё эти соображения, неприятный осадочек всё равно оставался. Как и жажда действий. Нет, ну что я за человек такой, вечно меня так и тянет в какую-нибудь задницу влезть. Сколько уже замечал за собой, а всё равно нет-нет, да лезу. Вот и сейчас - мне бы промолчать, сделав морду тяпкой, ан нет, прям нарываюсь на проблемы.
   Эх беда - никогда не любил сидеть в стороне. И даже не важно, что было передо мной - лезть за яблоками с друзьями в соседский сад, драка посреди школьного двора, или очередная "общественная нагрузка" в училище. Проблем это конечно мне всегда добавляло, но как-то справлялся, преодолевал. Шило в заднице? Может быть, но когда всего этого не было - не было преодоления, трудностей, порой искусственно самим же и спровоцированных, то было... Даже не знаю. Скучно было и тоскливо. Но тогда я ещё молодой был, глупый. А сейчас куда лезу? Сложно сказать, но было какое-то чувство неправильности происходящего и просто уйти в сторону казалось неверным.
   - Тащ капитан, что дальше? Всё так и оставим - уйдем в сторону?
   - Юра, мне тоже неприятно, но он прав - мы всего лишь флотский спецназ.
   - Вот это сейчас обидно прозвучало, - невесело усмехнувшись перебил его я, - мы, черт возьми, лучшие в этой грёбаной галактике!
   - Да, я в этом и не сомневался нисколько, - растрогавшись вернул усмешку Андресян, - но это и впрямь не наше дело. Не стоит лезть туда, где ничего не смыслишь.
   - Спектры лезут.
   - Спектры... - протянул он, - Спектры - это особый случай. Для них вообще закон не писан. К тому же спектров немало готовят для их работы. Да и не дают им просто так с бухты-барахты это звание.
   - Ну так я вроде как кандидат в эти самые спектры, разве нет?
   - Вот именно, что только кандидат.
   - Ладно, намек понял. Сидим попиваем пивко и не дергаемся. Ждём пока большие дяди в Шерлоков Холмсов не наиграются.
   - Ну почему сразу сидим, - задумчиво протянул капитан, - и мы тоже кое-что можем сделать. Главное под ноги комитетчикам и им подобным не лезть и всё будет в норме. Поверь, шанс показать, что зря они нас за дуболомов считают нам ещё представится.
   - За дуболомов значит... Это они зря.
   - Зря-зря. Ладно, мне в это дело соваться прямо запретили, а вот ты можешь попробовать. Только тихо. Очень тихо и осторожно.
   - Ну уж это мы могём, - я постарался соскалить самую зверскую морду, на какую только был способен.
   - Не сомневаюсь, - с сомнением посмотрел на меня Андресян и немного помедлив продолжил, - информации у нас мало и это наша основная проблема. Нам срочно нужны доказательства участия Сарена во всём этом. Такие, чтобы Совет и слова пикнуть не посмел.
   - Давид Эдуардович, им предъявили запись с Сареном на ней. Их же собственный спектр подтвердил её подлинность. Если уж они и это не приняли, то, наверное, одумаются лишь когда Сарен свалится им на голову в компании гетов.
   - Эх Юра... Не могут они принять эти доказательства. Уж не знаю о чём там с ними Удинов договаривался, но видно всё сильно поменялось. Складывается впечатление, что сейчас они просто не хотят выносить ссор из избы. Признаться в том, что их собственный спектр действует вопреки их воле и не ставя их в известность - значит расписаться в собственном бессилии. И они никогда не пойдут на это, если только...
   - Если только что?
   - Если только не окажется, что этот спектр доставляет крупные неприятности и им самим.
   - А возможный конфликт с нами, это под определение "крупной неприятности" уже не подходит?
   - Конфликта не будет, и ты это прекрасно знаешь. Будет долгая вялотекущая грызня и противостояние разведок. Возможно по итогам Сарена даже выгонят из спектров, а может и закроют далеко и надолго. Через полгода или год.
   - Долго ждать придётся, - присвистнул я, - да и что-то сомневаюсь, что Сарен даст им такую возможность.
   - Вот и я сомневаюсь. Я слишком хорошо знаю эту суку. Помяни моё слово, он что-то затеял. Что-то такое, ради чего не задумываясь поставил на кон статус спектра. А уж им он дорожит не меньше чем своей задницей, поверь мне.
   - Если всё настолько серьёзно, то это... Пугает.
   - Вот и меня пугает. Всё очень серьёзно. Возможно даже сам Удинов не понимает насколько.
   - Мда, и что будем тогда делать?
   - Ну для начала я свяжусь с нашими безопасниками, здесь на Цитадели. Есть там у меня один знакомый - может посоветует чего дельного.
   - А мне чем заняться?
   - А тебе... Ты что-нибудь слышал о Сером Посреднике?
  
  
***
  
   Капитан остался общаться с кем-то по телефону, а мы направились на поиски небольшой и скромной конторы торговца информацией.
   Говоря "скромной", я конечно же несколько грешил против реальности, нет-нет, по сравнению со многими иными поистине вызывающе-роскошными дворцами Президиума, здание, где расположился неофициальный представитель самого крупного торговца информацией в пространстве Цитадели, а может быть и во всей Галактике, было и впрямь скромным, и где-то даже аскетичным, однако примерно зная, какова в Кольце Президиума цена аренды помещений, сомневаться в весьма приличном состоянии и немалом статусе этого самого представителя, коим был волус по имени Барла Вон, не приходилось. Далеко не каждый делец может позволить себе подобное, мягко говоря.
   Пройдя по небольшому садику, отделяющему посадочную площадку от нависающей прозрачной громады здания, я уже мысленно готовился услышать отказ от встречи, или вообще требование немедленно покинуть территорию, и был немало удивлён, когда нас без всяких вопросов и проволочек тут же пригласили к волусу, стоило мне лишь назвать своё имя. Похоже нас ждали. Очень подозрительно. Может быть зря мы попёрлись сюда лишь втроём - я, Аленкович и вечно чему-то улыбающийся Дженкинс? Может и впрямь не стоило отправлять Уильямс с Калининым от греха подальше обратно на корабль? Если возникнут какие-то осложнения... Ну да ладно, что уж теперь.
   Кабинет, официально финансового консультанта, а по основной профессии, как сообщил мне Андресян - торговца информацией, был обставлен довольно скупо и что удивительно абсолютно стандартно для Цитадели. Я-то всегда полагал, что обитатели этой несколько безликой станции всегда стараются привнести в быт хоть какие-то, пусть и незначительные черты, и элементы своего народа и далёкой Родины. Здесь же такого абсолютно не было. В таком помещении с равным успехом могли бы работать и человек, и азари, и турианец и многие иные представители разноликого космоса.
   - Кого я вижу, представители Земля-клан? - поднялся нам навстречу из-за массивного стола толстячок волус в украшенном замысловатым орнаментом, явно очень дорогом скафандре, - К тому же один из вас очень известный Земля-клан, да? Ведь ваша фамилия Гагарин, не так ли?
   - Вы меня знаете? Вроде бы мы не знакомы.
   - О, прошу прощения, Земля-клан, за мою бестактность. Меня зовут Барла Вон. Я финансовый консультант, у меня много важных клиентов во всём пространстве Цитадели. Сама моя работа обязывает знать всё о приходящих ко мне разумных.
   - Вот оно как. А я слышал вы работаете на Серого Посредника. Но раз вы всего лишь финансовый консультант, то...
   - Не торопитесь. Предпочитаете сходу браться за дело, да? Что ж вы правы, финансовые консультации не единственный мой заработок. Я, скажем так, взаимовыгодно сотрудничаю с Серым Посредником.
   - Что ж, это меняет дело. Меня интересует любая доступная информация по спектру Сарену Артериусу, - признаться того, что последовало дальше я не ожидал совершенно.
   - Ммм... - задумчиво пропыхтел волус, пристально разглядывая нас троих. По крайне мере мне казалось, что он разглядывает - за непрозрачной маской скафандра разглядеть его лицо было просто невозможно, - думаю у меня есть сведения, которые вам требуются. Как правило подобная информация стоит небольшое состояние, но сейчас исключительные обстоятельства, поэтому вы получите её бесплатно.
   - И в чём подвох? - ожидаемо заподозрил неладное Кирилл.
   - Никаких подвохов. Серый Посредник очень недоволен Сареном. У них были свои интересы... До недавнего времени, пока спектр не пошел против него.
   - Должно быть у него были серьёзные причины на это, - осторожно начал я, - насколько я слышал, Серый посредник достаточно могущественный разумный, чтобы иметь его во врагах.
   - Вы правы Земля-клан. Сарен далеко не глупец. Он знает, что Серый Посредник очень ценный союзник. Тем неожиданней было предательство спектра. Воевать с Посредником не имеет никакого смысла... Если только на кону не стоит нечто невообразимое.
   - Вы считаете, что за нападением на Иден-Прайм стоит нечто большее, чем попытка завладеть протеанским артефактом?
   - Мне это неизвестно. Но полагаю эта находка послужила причиной, спусковой кнопкой, если угодно, для целой череды непредвиденных событий, - Барла Вон нагнулся и вытащил откуда-то из стола обыкновенный и ничем непримечательный с виду информационный носитель, - вот, возьмите. Серый Посредник велел передать это. Он считает, это может вам пригодиться.
   - Что здесь? - спросил я, тут же убирая небольшую коробочку во внутренний карман кителя.
   - Доказательства причастности спектра к некоторым не совсем законным делам, данные о части его агентуры, контакты в разных системах... Всё чем Серый Посредник считает нужным поделиться.
   - Получается там компромат на Сарена? - с удивлением воскликнул Аленкович, кивая на уже исчезнувший в моём кармане носитель, - и про Иден-Прайм?
   - То, чем Серый Посредник считает нужным поделиться, - терпеливо пояснил волус, издав вздох, долженствующий означать явное сожаление, - но к сожалению, ничего связанного с нападением на вашу колонию Посредник не предоставил.
   - Это всё?
   Барла Вон зафыркал и заохал, насколько помню, это у волусов означает нечто аналогичное нашему смеху.
   - Я только что рассказал вам, что один из самых успешных спектров в галактике предал Серого Посредника и предоставил на него компромата больше чем способно нарыть СБЦ за годы работы. Думаю, это хорошая сделка, учитывая цену. Впрочем... - он ненадолго замолк, как бы раздумывая, стоит ли нам говорить что-то ещё, - а впрочем, вам наверное следует знать, что Серый Посредник нанял одного крогана, чтобы тот выследил и убил какую-то пешку Сарена здесь на станции. Подробности мне не известны, если хотите узнать больше - говорите с этим кроганом. Я слышал он сейчас где-то в центральном офисе СБЦ. Если поспешите, то успеете поговорить с ним до того, как его там уже не будет.
   - Как-то странно выглядит желание крогана, нанятого на убийство пообщаться с СБЦ, - не стал скрывать я своего скепсиса.
   - Сильно сомневаюсь, что он там по своей воле.
   Агента Серого Посредника я покинул в смешанных чувствах. С одной стороны, диск с данными компромата на Сарена приятно грел карман, с другой я всё же надеялся на более актуальную информацию, в первую очередь по Иден-Прайм. Впрочем, дарёному коню в зубы не смотрят, хорошо уже то, что удалось добыть, да ещё и не заплатив ни кредита. Разумеется, Посредник, передавая эту информацию преследовал исключительно свои интересы, но кто сказал, что в данный момент времени его интересы и наши не могут совпадать? Пожалуй, следующим пунктом стоит пообщаться с кроганом. Возможно он знает что-то ещё. Ну или агент Сарена, которого его наняли убить знает.
   - Наши действия - к капитану Андресяну на доклад, или сразу за кроганом в СБЦ? - первым делом спросил Кирилл, занимая водительское кресло.
   - Ни то, ни другое. Если крогана забрали местные безопасники - пообщаться спокойно с ним нам точно не дадут. А с капитаном свяжемся позже. Нам следует прояснить ещё один момент.
   - Какой именно? - непонимающе уставился на меня лейтенант.
   - Помнишь того турианца в Башне Совета?
   - Который следователь? Как его там... Вокарин, да?
   - Вакариан. Он говорил, что у него тоже есть что-то на спектра. Мне кажется самое время воспользоваться его помощью.
   - Думаешь поможет?
   - Думаю да, - проговорил я, уже набирая номер следователя, - в конце концов ему самому важно закрыть Сарена. Объединившись у нас явно больше шансов.
   - Может он и с кроганом нам поможет встретиться?
   - Не исключено.
   Турианец довольно долго не выходил на связь, и я уже решил перезвонить позднее, а пока всё же вернуться к капитану Андресяну на корабль, когда следователь наконец откликнулся.
   - Здравствуйте, это капитан Гагарин мы виделись сегодня с вами...
   - Да-да, я вас узнал, - перебил меня Вакариан и скороговоркой тихим голосом протарахтел, - у меня появился новый материал по вашей теме. Возможно потребуется помощь, жду вас. Координаты сейчас вышлю. Поторопитесь.
   И тут же отключился, не успел я и слова вставить. Блин, такое впечатление, что с каким-нибудь сумасшедшим саларианским учёным общался. Те тоже любят частить со скоростью хорошего такого пулемёта.
   - И что это было? - первым пришёл в себя после этой странной отповеди Кирилл.
   - А хрен его знает, этого турианца, хочется верить, что у него есть причины, - ответил я, просматривая поступившие координаты, - давай гони на второй лепесток в жилые сектора. Какая-то "Клиника доктора Мишель"...
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | | Ю.Журавлева "Жизнь после смерти" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Михаль "Когда я стала ведьмой" (Юмористическое фэнтези) | | В.Крымова "Смертельный способ выйти замуж" (Любовное фэнтези) | | Н.Князькова "Положи себя под елку" (Короткий любовный роман) | | М.Старр "Сказки на ночь" (Романтическая проза) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Острожных "Эльфийские игры" (Любовное фэнтези) | | Н.Князькова "Новогодний диагноз" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"