Эпплгейт Нина: другие произведения.

All yours (Sienna Mckenzie) Nc - 18

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

  Я подъезжаю к офису за пятнадцать минут до начала рабочего дня. Прикидываю, что у меня еще время, чтобы пройтись до ближайшего кофе-шопа за большой порцией латте. Покидаю прохладный салон автомобиля и окунаюсь в горячее калифорнийское утро.
  Июнь в этом году удивительно жаркий, и я уже жалею, что не отсрочила поиски работы, как советовала Кимми. Теперь вместо того, чтобы прохлаждаться на пляже, мне предстоит корпеть над бумагами в офисе.
  На новой работе я всего пару недель: достаточно, чтобы влиться в коллектив, несмотря на то, что средний возраст сотрудников моего отдела - сорок лет. А вообще мне до сих пор не верится, что я получила должность юриста в головном офисе одного из крупнейших банков на калифорнийском побережье.
  У меня нет никакого опыта, не считая практики в одной из адвокатских фирм, пусть и довольно крупной, но меня все равно взяли. Кроме того, Мистер Холдсворт, сам владелец, оказался первым из соискателей-мужчин, кто во время собеседования не обшаривал меня похотливым взглядом.
  Высокий, подтянутый, с благородной сединой в темных волосах, он был представительным и деловым. Собеседование вышло коротким - у меня было всего около десяти минут, чтобы убедить Мистера Холдсворта принять меня на работу. У меня это получилось. Честно говоря, не знаю, как.
  Заполучив вожделенный стакан кофе, я возвращаюсь к банку и, минуя высокие стеклянные двери, оказываюсь в красивом, отделанном мрамором холле. Киваю охраннику и иду к лифту, чувствуя, как он провожает меня взглядом. Я улыбаюсь и слегка качаю головой.
  Напиток такой горячий, что слегка обжигает пальцы даже через стакан. Я нажимаю кнопку вызова, и именно в этот момент в моей сумочке звонит сотовый. Я чертыхаюсь, прижимаю к себе стакан с кофе и пытаюсь выудить телефон. Я так поглощена этим занятием, что едва обращаю внимание на звучный мужской голос за своей спиной.
  - Обещаю, что в этот раз ты не пожалеешь, Кейси!
  Последнее, что я чувствую перед тем, как кофе расплескивается из стакана прямо мне на живот, это ощутимый толчок в спину.
  - Черт! - громко вскрикиваю я, обалдевая от того, как горячая жидкость обжигает кожу сквозь промокшую ткань блузки. - Черт!
  Я роняю из рук частично опустевший стакан и сумочку и вихрем оборачиваюсь.
  От злости на глаза наворачиваются слезы. Мало того, что одна из моих любимых вещей испорчена, так в добавок я, возможно, получила ожог, пусть и легкий. Я резко втягиваю воздух сквозь зубы и про себя считаю до пяти, чтобы ненароком не наорать на кретина, который налетел на меня.
  - Господи, прошу прощения, - мужчина в костюме, наконец, выходит из оцепенения.
  - Еще чего! - рявкаю я и тороплюсь по коридору в сторону туалетов для клиентов.
  Я влетаю в дверь с серебристой буквой "W" на двери, на ходу вытаскивая блузку из юбки, и расстегиваю пуговицы. Чертыхаясь, осторожно трогаю живот, чтобы определить, насколько все серьезно. Я чувствую, как покрасневшую кожу начинает покалывать, и издаю тихий стон.
  Я не понаслышке знаю, что подобные ожоги оборачиваются ноющей болью, которая длится пару дней - не смертельно, но неприятно. Как-то раз, когда мы с Тейлор, моей сестрой, когда еще были маленькими, решили приготовить спагетти. Так вышло, что я перевернула кастрюлю с горячей водой себе на ногу. Слава богу, что вода не успела вскипеть. Но беспокойства хватило.
  Дверь туалета хлопает, и рядом со мной оказывается виновник происшествия. Его лицо выглядит озабоченным. Я возмущенно таращусь на него.
  - Мне правда очень жаль, - произносит он, делая шаг по направлению ко мне.
  - Вы пролили на меня горячий кофе! - свирепо произношу я. - И вообще, это женский туалет.
  - Ваша сумочка.
  Я протягиваю руку и внезапно я осознаю, что моя блузка расстегнута, открывая взору незнакомца мою грудь, символически прикрытую кружевной тканью бюстгальтера. Мужчина делает над собой усилие и переводит взгляд обратно на мое лицо.
  - Пойдемте, - он решительно берет меня под руку и ведет прочь из туалета.
  Я даже не успеваю возмутиться, только запахиваю блузку, чтобы не демонстрировать всем сотрудникам банка нижнее белье. Мужчина ведет меня к двери, на которой висит табличка "Охрана", без стука открывает дверь и затаскивает меня внутрь.
  Двое молодых парней в форме поворачивают головы.
  - Где у вас аптечка? - мой спутник ведет меня к креслу, которое стоит в углу.
  - У вас за спиной, сэр, - откликается один из здоровяков.
  - Чего вылупились? - грубо бросает он.
  Охранники как по команде отворачиваются к мониторам. Незнакомец довольно быстро находит в аптечке какой-то тюбик, опускается в кресло и за руку притягивает меня к себе. Он распахивает мою блузку и озабоченно осматривает покрасневшую кожу.
  Тут я прихожу в себя и тяну ткань, прикрываясь.
  - Какого черта вы делаете? - гневно шиплю я.
  - Пытаюсь обработать ваш ожог, - красноречивый взгляд его светлых глаз пригвождает меня к полу, и я невольно замираю, ничего не возразив в ответ. - Кроме того, я уже видел, что у вас под блузкой, помните?
  Я вспыхиваю. Почему-то у меня пропадает желание препираться с ним. Опускаю голову и наблюдаю, как он выдавливает на пальцы прозрачную мазь и подносит руку к моему животу.
  Как только мужчина прикасается ко мне, мои глаза широко распахиваются, а кожа покрывается мурашками. И прохладный эффект, который создает мазь, здесь вовсе не причем. Я чуть ли не со свистом втягиваю воздух и неожиданно слегка подаюсь вперед. Моя грудь тяжелеет, а мышцы живота сжимаются. Незнакомец бросает на меня быстрый взгляд, при этом его глаза становятся темнее из-за расширившихся зрачков, а потом снова смотрит на мой живот.
  Я чувствую, как к лицу приливает краска. Черт, как это вообще называется? Я реагирую на прикосновение мужчины, которого даже не знаю, словно озабоченная. Или словно у меня давно не было секса, хотя, что уж там, я не могу на это пожаловаться. Слава богу, мои судорожные вздохи можно списать на то, что мне больно.
  В то время, пока он осторожно растирает мазь по моему животу длинными пальцами с аккуратными ногтями, мой пульс учащается как минимум вдвое. В моей голове возникают самые пошлые ассоциации с движениями его пальцев, совершающими круговые движениями. В какой-то момент я понимаю, что, если бы не двое охранников за моей спиной, я бы за себя не отвечала.
  От напряжения у меня взмокает спина и потеют ладони. И меня выдает сбившееся дыхание. Соски начинает покалывать, а колени непроизвольно сжимаются.
  - Думаю, все, - в его голосе мне слышится сожаление. - И я еще раз прошу прощения.
  Я выныриваю из своих эротических фантазий, находясь практически в полуобмороке, и одергиваю себя. Мужчина медленно застегивает пуговицы на моей блузке, при этом он несколько раз - случайно или нет - касается моей кожи костяшками пальцев.
  - Спасибо, - дрогнувшим голосом отзываюсь я.
  - Вы работаете здесь?
  - Да.
  - Вам лучше поехать домой. Думаю, ваш начальник не будет возражать. Я могу переговорить с ним и все уладить.
  - Не стоит. Я могу сама об этом позаботиться.
  Незнакомец выводит меня из комнаты и ведет обратно к лифту. Пол идеально чистый: видимо, тут уже побывала уборщица. Мы молча ждем лифт.
  Я испытываю жуткое смущение, и, наверное, мое покрасневшее лицо выдает меня с головой. Начинаю грызть себя изнутри за то, что потеряла контроль над собой. Это просто немыслимо...
  Незнакомец снимает пиджак и накидывает мне на плечи, чтобы хоть как-то прикрыть пятно на блузке.
  - Простите, я совсем не подумал об этом сразу, - он улыбается, и я понимаю, что он моложе, чем мне показалось сначала.
  Негромкий сигнал оповещает нас о том, что прибыл лифт. Мужчина пропускает меня вперед и заходит следом. Он спрашивает, на какой мне надо этаж, и нажимает нужную кнопку.
  За несколько секунд, что мы провели в ожидании лифта, мне удалось справиться с собой. Я снова цепляю на лицо невозмутимое выражение, пытаясь скрыть свое волнение. Находиться с этим мужчиной в тесном замкнутом пространстве оказывается не так уж просто, но все равно я переношу это легче, чем его прикосновения.
  Как только я вспоминаю его пальцы и то, как они ко мне прикасались, у меня подкашиваются колени. Мне это понравилось. Меня это завело. Мышцы внутри меня сжимаются от возбуждения.
  Бросаю косой взгляд на своего соседа по лифту, и не без удовлетворения отмечаю, что он выше меня - это притом, что мой рост пять футов восемь дюймов, плюс трехдюймовые каблуки. Еще у него хорошая стрижка, а волосы темные, темнее, чем мои. Наверное, такие же темные, как волосы Тейлор. И его глаза - я все-таки разглядела их цвет: они серо-зеленые. Да, глаза... Глаза потрясающие.
  Я знаю этот тип мужчин. Холеный, обеспеченный парень, который прекрасно знает, что хорош собой и какое впечатление производит, а самое главное - как этим пользоваться. Таких парней я и близко к себе не подпускаю. Отчасти потому, что я и они, возможно, одного поля ягоды. Да, Сиенна, прекращай маяться дурью.
  - У вас очень красивая грудь, - вдруг произносит брюнет. На его губах появляется мальчишеская ухмылка.
  Я даже теряю дар речи на какое-то время. В его взгляде столько чего-то порочного, что я завожусь еще сильнее. Я действительно чувствую этот ток между нами - знаю, как это бывает. Воздух словно густеет, и невидимые щупальца пытаются притянуть нас друг к другу. Еще это замкнутое пространство и запах его туалетной воды, исходящий от пиджака...
  Слава богу, в лифте тоже установлены камеры наблюдения.
  - Я знаю, - наконец, отвечаю я, невольно улыбаясь в ответ. - Но все равно спасибо.
  - Я даже не спросил твоего имени, прости, - он улыбается и ерошит рукой волосы.
  - Сиенна, - я протягиваю ему руку, а он ее пожимает. - И да, обычно я представляюсь до того, как показываю кому-то грудь.
  Я действительно сказала это? Вслух? Я очень сильно стараюсь не покраснеть и не выдать смущение.
  - Не то что бы я показала ее намеренно, - быстро говорю я, пытаясь исправить положение, но делаю, кажется, только хуже. - Черт, я не это имела в виду. И я вовсе не всегда показываю грудь знакомым людям, даже если вы все поняли именно так.
  Я морщусь.
  - Все в порядке, - брюнет пожимает плечами. - Это моя вина.
  У меня внезапно вырывается смешок: он видел меня полуголую (по крайней мере, верхнюю часть моего тела), а я похотливо пыхтела, пока он трогал мой живот. И только потом он спрашивает мое имя. Брюнет тоже смеется, вызывая во мне еще большую симпатию.
  - Меня зовут Хейден.
  Улыбка сходит с моего лица, и в тот же момент двери лифта разъезжаются в стороны. Я как в тумане переставляю ноги, когда брюнет берет меня за локоть и слегка подталкивает к выходу. Я кляну сотрудников юридического отдела и их привычку держать двери кабинетов открытыми. Пока мы идем до нужной мне двери в конце коридора, нас видят все, кто в данный момент находится на этаже.
  У двери своего кабинета я поворачиваюсь к брюнету, стягиваю его пиджак и выдавливаю дежурную улыбку.
  - Приятно, наконец, познакомиться со своим боссом, - я расправляю плечи. - Правда, я представляла себе эту встречу несколько иначе.
  - Еще раз извини, что налетел на тебя в холле, - Хейден встряхивает головой. - Я шел спиной вперед и не заметил тебя.
  - Все в порядке.
  - Я могу отвезти тебя домой.
  - Я доберусь сама.
  Не хватало еще, чтобы потом меня обсуждал весь отдел. Мало мне того, что парень, который вызвал всплеск гормонов в моем организме, мой непосредственный начальник. Кроме того, это тот самый Хейден Холдсворт, сын владельца банка, который, вероятно, только что вернулся из отпуска, который он провел в Европе со своей невестой.
  
  - Вот черт! - доносится из примерочной кабинки. - Так всегда. Только ты встречаешь потрясающего, сексуального мужчину, как выясняется, что он твой босс, который практически женат на другой.
  - Жизнь несправедлива, - бормочу я в ответ, набирая текст на дисплее своего сотового.
  Я решила не расстраиваться и воспользоваться тем, что у меня выдался лишний выходной. Позвонила Кимми, которая как раз собиралась пробежаться по магазинам. Она не работала, ни одного дня с тех пор, как мы закончили колледж. Хотя была одной из лучших студенток на курсе, как и я.
  Я не могу удержаться, поэтому прямо сейчас, пока Кимми примеряет очередное платье, забиваю в поисковике имя Хейдена Холдсворта. Про его невесту написано в статье по первой же ссылке. Ее имя подписано под фотографией, на которой запечатлена миловидная блондинка - Кристен Коббс.
  Ее краткая биография так похожа на описание жизни моей лучшей подруги, Кимберли Саммерс: единственная дочь влиятельного магната, выпускница одного из лучших университетов страны... Правда, что-то подсказывает мне, что в Кристен Коббс нет и тысячной доли той безбашенности, за которую я так обожаю свою подругу.
  Я раздраженно нажимаю на кнопку блокировки и закидываю сотовый в сумочку. До сих пор не могу отделаться от неловкого ощущения из-за того, как познакомилась с Хейденом.
  Испорченную блузку я сдала в химчистку в надежде, что после этого ее еще можно будет надеть, и одолжила у Кимми топ, который неудобно жал мне в груди. Это беспокоило меня до ближайшего магазина, где я приобрела простую белую рубашку.
  - Интересное у вас вышло знакомство, - снова подает голос Кимми. - Он увидел тебя практически в чем мать родила.
  - Вообще-то, я не сбрасывала с себя одежду, Кимс, - я усмехаюсь. - Всего лишь расстегнула блузку.
  - Неплохой способ наладить связи с новым боссом, - хихикает подруга.
  - Эй!
  Кимми расплачивается за покупки, а потом мы идем в ресторанчик на соседней улице. Я уже чувствую нарастающий голод.
  - Ты ведь говорила, что твоя работа главным образом связана с тем, чтобы помогать начальнику отдела, - Кимми делает глоток воды из бокала. - Вам придется довольно тесно общаться. Уверена, что сможешь удержать свои похотливые мыслишки при себе?
  - Прекрати, я же не нимфоманка. Я умею держать себя в руках. В большинстве случаев. И я не такая дура, чтобы лишиться этой работы только потому, что у меня такой привлекательный босс.
  - Но он заставил тебя поволноваться, да? - Кимми выгибает бровь.
  - Поволноваться? Да у меня до сих пор колени трясутся при вспоминании о том, какие у него руки, - я закатываю глаза. - Мне просто нужно встретиться с Шоном сегодня вечером.
  Да, я определенно позвоню Шону. Он, конечно, не откажет мне, и приедет на пару часов.
  
  - Господи, детка, ты сегодня какая-то особенно возбужденная, - Шон без сил откидывается на спину и проводит рукой по моему бедру.
  Я смущенно переворачиваюсь на бок и осознаю, что так и не чувствую себя удовлетворенной. Хотя, надо признать, что Шон очень постарался. Впрочем, как всегда.
  Мы лежим на постели, взмокшие от пота и дико уставшие.
  - Я в душ, - Шон целует меня в шею и поднимается на ноги.
  Я разглядываю его чертовски хорошо сложенное тело, провожая его взглядом. Чем еще мне нравится Шон? Он знает, что мы просто трахаемся. И он никогда не пытается выкинуть какой-нибудь фокус вроде попытки остаться на ночь.
  Я познакомилась с ним недели три назад, в одном из баров, где я зависала с Кимми. Шон гитарист, он выступал со своей группой, когда я положила на него глаз. С тех пор мы видимся время от времени, когда у кого-то возникает подобное желание.
  Когда Шон уезжает на своем мотоцикле, я меняю простыни, быстро принимаю душ и валюсь на постель. Накопившаяся с начала недели усталость и секс-марафон с горячим гитаристом выжали из меня все силы, поэтому я засыпаю, едва закрыв глаза.
  
  Этим утром, собираясь на работу, я ловлю себя на мысли о том, что стараюсь больше обычного. Игнорируя мысли о том, что виной тому мой начальник, намеренно отодвигаю подальше вешалки с яркими вещами и останавливаю выбор на простом офисном платье светло-серого цвета с короткими рукавами и черных туфлях на шпильке.
  Волосы собираю в хвост на затылке, в уши вдеваю пару крошечных жемчужных серег. Возможно, это нескромно, но с внешностью как у меня довольно трудно выглядеть... обычно.
  Я высокая, а это сразу бросается в глаза. Высоких девушек замечают в первую очередь. Еще я стройная и довольно яркая: у меня золотистая смуглая кожа, длинные каштановые волосы и карие глаза в обрамлении густых черных ресниц. Прибавьте к этому благородные черты лица (спасибо родителям за хорошие гены).
  На парковке для сотрудников банка я сталкиваюсь с Джеки - она занимается проверкой документов в нашем отделе. Ей около тридцати восьми лет, она не замужем и, судя по ее жизненной позиции, явно туда не торопится. У нее немного циничное чувство юмора и, возможно, она грубовата, но в общем она мне нравится.
  - Привет, девочка, - Джеки снимает солнцезащитные очки и улыбается кривоватой улыбкой. Легкий ветер слегка колышет ее короткие светлые волосы.
  - Доброе утро, - не улыбнуться ей в ответ просто невозможно.
  - Слышала, ты познакомилась с нашим боссом вчера.
  Я замедляю шаг и кошусь на Джеки. Мы уже в холле, и мне не хочется, чтобы ее кто-то услышал.
  - Он у нас красавчик, да? - она подмигивает мне и смеется.
  - Возможно, - как можно небрежнее бросаю я. - Зависит от вкуса.
  - Хотела бы я посмотреть на тех жеребцов, что настолько избаловали твой вкус, - Джеки подталкивает меня локтем с заговорщицким видом и жмет на кнопку вызова лифта. - Хейден тебе понравится. Он не из тех начальников-козлов, которые только и делают, что понукают тобой и все время ждут, пока ты облажаешься, чтобы ткнуть тебя носом в собственное дерьмо.
  Я возвожу глаза к потолку и думаю о том, что таким парням, как Хейден Холдсворт, вовсе не обязательно быть вокруг положительными, чтобы нравится девушкам. Как правило, им достаточно и меньшего.
  - Эй, кстати, - Джеки берет меня под руку и увлекает в лифт, опередив других сотрудников, стоящих на площадке. - Сегодня пятница. Не хочешь пропустить по стаканчику после работы?
  Я едва не хлопаю себя ладонью по лбу.
  - Боже, я совсем забыла, - я выдаю извиняющуюся улыбку. - Я должна проставиться. Конечно. Сразу после работы.
  Вообще-то, это была моя идея - дождаться приезда начальника отдела, чтобы угостить коллег выпивкой в честь того, что я получила эту должность. Если бы я знала заранее, кто будет моим боссом, то потащила бы всех в бар в первый же день.
  - Ничего страшного, - Джеки хмыкает. - Кто-нибудь тебе все равно напомнил бы. У нас дружный коллектив, но не такой скромный, как ты думаешь.
  Под ее необременительную болтовню мы поднимаемся на свой этаж. Я сразу вижу Хейдена Холдсворта. Он стоит в нескольких шагах от лифта лицом к открытой двери кабинета, разговаривая с кем-то. На нем белая рубашка без галстука с закатанными до локтей рукавами - словно сейчас не начало рабочего дня. Руки засунуты в карманы серых брюк.
  - А вот и наш босс, - Джеки движется по коридору на своих невероятно высоких каблуках и на ходу хлопает Хейдена по плечу. - Доброе утро, милый.
  Милый? Я вспыхиваю и тороплюсь покинуть лифт, пока он снова не отправил меня вниз. Хейден провожает взглядом Джеки, а потом поворачивается ко мне. Я едва не спотыкаюсь на ровном месте, потому что мне кажется, что в его светлых глазах мелькает вспышка.
  - Доброе утро, - нейтрально произношу я.
  - Доброе, - Хейден слегка наклоняет голову.
  Я тороплюсь пройти мимо него, направляясь в свой кабинет, но на полпути меня останавливает его голос.
  - Сиенна, зайди, пожалуйста, на пару минут.
  Я замираю на месте. Хейден проходит мимо меня и широко распахивает дверь своего кабинета. Вхожу внутрь, и он запирает его. Отчего-то я чувствую жуткий дискомфорт. Хейден усаживается в свое кресло и выжидающе смотрит на меня. Он выглядит таким невозмутимым, словно накануне не произошло ничего из ряда вон выходящего. А ведь я в состоянии определить мужской интерес.
  Хотя, чего я ожидаю? Что он начнет обсуждать это со мной? Конечно, нет. Наверное, мне просто любопытно, думает ли он об этом.
  - Вы хотели со мной поговорить, Мистер Холдсворт? - я делаю пару шагов и останавливаюсь.
  - Просто Хейден, пожалуйста, - он качает головой. - Другого обращения я не приемлю. Пожалуйста, присаживайся.
  Я подхожу ближе и опускаюсь в кресло.
  - Я хотел побеседовать с тобой вчера, но не вышло, - Хейден виновато улыбается. - Еще раз прости за тот инцидент с кофе.
  - Все в порядке.
  - Я... - его прерывает телефонный звонок. - Извини, дай мне минутку.
  Он поднимает трубку и слегка разворачивается в кресле. Пользуясь моментом, я разглядываю его. Его волосы наверняка были аккуратно уложены с утра, но он успел слегка взъерошить их, потому что пара темных прядок свисают на лоб.
  Намечающаяся темная щетина подчеркивает линию подбородка - упрямую, наверняка, как и его обладатель. Светлые глаза выглядят выразительнее благодаря темному контуру ресниц. Я обращаю внимание на его руки, покрытые темными волосками. Он наверняка регулярно посещает спортзал. И наверняка под этой пятисотдолларовой рубашкой он крепок и мускулист.
  Я снова поднимаю глаза на лицо Хейдена и натыкаюсь на его прямой взгляд.
  Только не это. Он только что поймал меня на том, что я наглым образом разглядываю его. И о чем я только думаю?
  Хейден выгибает одну бровь, продолжая внимать своему телефонному собеседнику. Его взгляд становится насмешливым. Я стараюсь не меняться в лице и делаю вид, что внезапно заинтересовалась надписями на корешках папок в его шкафу. Если он, в свою очередь, хочет рассмотреть меня, то я к этому готова.
  - Я тебя понял, - говорит Хейден и кладет трубку. - Итак, о нашем с тобой взаимодействии, Сиенна.
  Почему-то во фразе про взаимодействии мне слышатся интимные нотки. Как будто мне снова восемнадцать, и во мне вовсю бурлят гормоны.
  - Ты уже наверняка знаешь, что у каждого сотрудника в этом отделе есть своя работа, - продолжает Хейден, сцепляя длинные пальцы в замок. - Я занимаюсь тем, что курирую всю эту работу. Что-то делаю сам, что-то дорабатываю. И постоянно все проверяю и держу на контроле. Собственно, в этом мне и нужна твоя помощь.
  Помощь? Я думала, это называется служебными обязанностями. Джеки была права. Хейден старается держаться с сотрудниками наравне - по этой же причине у него нет секретаря. Если кто-то хочет увидеться с ним, он просто приходит к нему.
  - Я слышала, ваша прошлая помощница отлично со всем справлялась, - я слегка улыбаюсь. - И вам также прекрасно известно, что у меня нет опыта работы в этой сфере.
  - Это даже хорошо, - Хейден пожимает плечами. - Значит, твоя голова не забита всяким дерьмом. И, как мне кажется, ты не из робких, а это всегда пригодится. Кстати, накануне я беседовал о тебе с профессором Нильсоном. Он отзывался о тебе, как об очень способной ученице.
  Я округляю глаза. Он расспрашивал обо мне моего университетского преподавателя.
  - Не пугайся так, Сиенна, - Хейден смеется, обнажив белые зубы. - Я давно с ним знаком. Посмотрел твое резюме и понял, что он преподавал у тебя.
  - Можно спросить вас кое о чем? - я слегка хмурюсь, глядя на свои руки.
  - Конечно. О чем угодно, Сиенна.
  Господи, он так часто повторяет мое имя. Кимми наверняка сказала бы, что он запал на меня.
  - Вы доверили выбор своего непосредственного помощника своему отцу, - я поднимаю на него глаза. - Вдруг вам бы не понравился тот, кого он нанял?
  Хейден прищуривает глаза, а потом откидывается на спинку кресла и складывает руки на животе.
  - Я доверяю ему на все сто. Потому что мы с ним очень похожи. Он знает, что мне нужно. Иногда даже лучше, чем я сам.
  - Понятно.
  - А знаешь, ты мне уже нравишься, - говорит Хейден и тут же осекается.
  Ну наконец-то, с облегчением думаю я про себя. Вот ты и попался, Мистер Большой Босс. Я уж было начала думать, что вчерашнее эротическое представление, что я непроизвольно устроила, тебя совсем не взволновало. Но на деле ничего мне не причудилось.
  На самом деле, мне не стоит этому радоваться. Он все-таки помолвлен.
  Хейден моментально справляется с собой и непринужденно улыбается.
  - Предстоящие несколько дней нам с тобой придется много что разгрести, потому что за время моего отпуска дел накопилось выше крыши. Но сегодня пятница, и я не хочу загружать твою голову всем сразу перед выходными. Давай-ка я сначала объясню тебе, кто какой работой занимается, а также как я привык делать свою. Как насчет кофе? Можем прогуляться до кофе-шопа.
  Он словно нарочно снова напоминает мне о том, почему так скоро получил доступ к моему телу.
  - Конечно, - я широко улыбаюсь. - Только, думаю, сегодня я предпочту кофе со льдом.
  Хейден смеется.
  - Думаю, мы с тобой сработаемся.
  
  С Хейденом время пролетает незаметно. Его интересно слушать, что бы он ни говорил: помимо того, что у него грамотная речь, он обладает приятным для слуха низким тембром.
  Все утро мы проводим в моем кабинете. Я слушаю Хейдена и делаю пометки в большой тетради. Он сидит в кресле напротив и рассказывает мне о том, как начинал работать в отделе. И мне действительно приходится делать над собой усилие, чтобы не дать мыслям просто течь в свободном направлении, а сосредоточиться на его словах.
  - Так что, как видишь, не все было так просто, - Хейден пожимает плечами и смотрит на наручные часы. - Черт, уже время ланча.
  Я дала волю своей фантазии, решив, что не я одна потеряла счет времени. Если все продолжится в таком духе, то работать с Хейденом будет легко и просто. Не верится, что мне так повезло с первым же местом работы. Конечно, радоваться пока рано, но удержаться очень нелегко.
  - Какую кухню ты предпочитаешь? - Хейден поднимается на ноги и опирается ладонями на мой стол, слегка нависая надо мной.
  Я растерянно приоткрываю рот, глядя на него снизу вверх. Вообще-то, я не планировала идти на ланч вместе с ним. В смысле, мне бы очень этого хотелось, но я не могу просто так сделать это. В конце концов, мне не хочется, чтобы коллеги подумали о нас что-то... неправильное.
  - В чем дело? - Хейден вкидывает брови. - У тебя были планы?
  - Нет, - я опускаю глаза и потираю шею. Не могу же я прямо сказать ему о том, что именно меня беспокоит.
  - Дай-ка угадаю. Ты опасаешься, что кто-то неправильно это истолкует?
  - Возможно, - нехотя отвечаю я, поднимая голову.
  Хейден весело улыбается мне.
  - Не волнуйся на этот счет. Мы с Марин очень часто обедали вместе и нередко задерживались после работы допоздна.
  Да, я в курсе. Вот только Марин почти на десять лет старше меня, замужем и сейчас находится в декретном отпуске, будучи беременной третьим ребенком. Я и она - не совсем одно и то же, и Хейден не может не понимать этого.
  Я нашла бывшую помощницу Хейдена в одной из соцсетей, как только узнала о том, что меня взяли. Марин Блэквуд оказалась веселой и дружелюбной персоной, полноватой (но это, возможно, из-за беременности), со светлыми кудряшками и заразительным смехом. Я созванивалась с ней пару раз, и она была не против посвятить меня в некоторые аспекты работы. Правда, я так и не дождалась от Марин подробностей о том, почему уволили сотрудницу, которая совсем недолго работала на ее месте до меня.
  - Все еще сомневаешься? - голос Хейдена вырывает меня из задумчивости.
  - Нет, что ты, - я поднимаюсь на ноги и беру сумочку.
  В наполненном людьми лифте я прислоняюсь спиной к зеркальной стене и даю своим мозгам передышку. Глупо отрицать, что Хейден мне нравится. Я имею в виду человеческую симпатию. Даже не знаю, хорошо это или плохо.
  На очередном этаже лифт "поглощает" еще несколько человек, и Хейден берет меня за локоть, слегка придвигая ближе. От его неожиданного прикосновения я едва не вздрагиваю. Ему не следует вот так касаться меня исподтишка, потому что мое тело реагирует на это непредсказуемо.
  Например, прямо сейчас биение моего сердца ускорилось, отчего участилось дыхание. Если Хейден достаточно внимателен, то заметит это.
  - Ты так и не ответила на мой вопрос, - он наклоняет ко мне голову, с легкостью нарушая мое личное пространство.
  Боже, прекрати это, прошу я про себя. От звука его голоса у моего уха бросает в жар. Мои бедра приходят в движение, сжимаясь под платьем.
  - О чем ты? - я прочищаю горло, старательно глядя куда угодно, только не в его лицо.
  - О твоих предпочтениях.
  Хочешь узнать о моих предпочтениях? Прямо сейчас я бы предпочла, чтобы в лифте не осталось никого, кроме нас. Тогда я могла бы стянуть с тебя всю одежду и трогать, где захочется. И позволила бы делать то же самое с собой.
  Эта заманчивая картинка проносится у меня в голове, пробуждая щекотное ощущение внизу живота. Видимо, в лифте слишком много народу, потому что недостаток кислорода делает меня неуправляемой.
  Конечно, Хейден спрашивает о моих кулинарных предпочтениях.
  - Я не знаю, - запоздало отвечаю я. - Честно говоря, мне все равно. Так что можешь выбрать сам.
  Лифт останавливается, и я, наконец, осмеливаюсь посмотреть на Хейдена.
  - Отлично, - он улыбается и пропускает меня вперед. - Тогда начнем с японской кухни.
  
  - У тебя был выбор? - Хейден разрывает упаковку с одноразовыми палочками и поднимает на меня глаза. - В смысле, сколько еще положительных ответов ты получила? Вряд ли этот банк - единственное место, куда ты отсылала резюме.
  - На самом деле, первый положительный ответ пришел именно от твоего отца, - я улыбаюсь. - Точнее, от его секретаря. Хотя мне не верилось, что я вообще могу оказаться в "Holdsworth Financial".
  - Наверное, ты относишься к категории счастливчиков.
  Я задумчиво смотрю на свой бокал с водой. Вообще-то, до того, как Хейден задал мне этот вопрос, я никогда не задумывалась о том, везучая ли я. То есть, я здорова, у меня есть любимая семья и хорошие друзья. Я никогда не знала нищеты, войны, разрывающего сердца горя. Мне не приходилось делать слишком тяжелый выбор или нести непосильную ответственность. Если считать это везением, то да - я отношусь к категории счастливчиков.
  - Я сказал что-то не то? - Хейден обеспокоенно морщит лоб.
  - Нет, прости, - отзываюсь я. - Просто никогда рассматривала вещи, связанные со мной, в этом ключе. Знаешь, в любом случае у меня был запасной аэродром - адвокатская фирма, в которой я проходила практику, приберегала для меня местечко на случай, если я вернусь. Ну а ты? Всегда знал, что будешь работать на своего отца?
  - Наверное, - Хейден пожимает плечами. - Я люблю свою работу. Так что в этом плане я тоже счастливчик.
  Только к концу ланча я ловлю себя на том, что мы с Хейденом больше не говорили о работе. Мы просто болтали обо всем подряд, смеялись и обменивались мнениями о местной кухне. Наверное, это не так плохо, потому что нам с Хейденом предстоит тесно контактировать во время работы. Неплохо, если мы оба будем знать друг друга получше.
  Когда мой живот оказывается под завязку набит салатом из морепродуктов и роллами, я откидываюсь на спинку стула.
  - Хорошо, что мы пришли пешком, - я вздыхаю. - Мне просто необходимо растрясти всю эту тонну еды, которую я только что проглотила.
  Хейден с интересом смотрит на меня. Я сказала что-то не то? Мой взгляд цепляется за большой белый циферблат над барной стойкой.
  - Хейден, мы можем опоздать.
  Он привычным жестом смотрит на наручные часы и подзывает официанта.
  - Ты права. Вот это уже может быть не очень хорошо. И прошу тебя, убери свой кошелек обратно в сумочку.
  - Я заплачу за себя, - я вспыхиваю.
  - Не думаю.
  - Это неправильно.
  - Да? - Хейден прищуривается. - С чего бы это?
  - Потому что мой босс, - я улыбаюсь, чтобы сгладить напряжение, возникшее между нами. И мы не на свидании, добавляю я про себя. К сожалению.
  - Я разве не говорил тебе, что фирма оплачивает сотрудникам питание?
  - Нет, и я знаю, что это неправда, - он заставляет меня смеяться. - Я плачу в следующий раз.
  - Марин позволяла мне платить за нее, - голос Хейдена звучит так, словно я его задела, когда он кладет кредитку и чаевые в принесенный официантом кожаный уголок. - Правда, она почти каждое утро приносила мне домашнюю выпечку.
  Мы выходим на улицу под палящее солнце.
  - Видишь, она тоже считала неправильным нахлебничать, - я оборачиваюсь к Хейдену. - Я не фанат готовки, так что придется тебе смириться с моей финансовой независимостью.
  - Мы можем придумать другой способ, которым ты можешь благодарить меня за ланч.
  Я таращусь на Хейдена, сбившись с шага. Он слегка краснеет - смущение ему к лицу. Знаю, что он сказал, не подумав, но звучало это так, словно... Ох, в свете того, что произошло между нами вчера, теперь каждая фраза, имеющая намек на двусмысленность, будет заставлять нас обоих жутко смущаться.
  Так нельзя.
  - Прости, - Хейден сжимает губы.
  Это действует на меня как ведро холодной воды, вылитой на голову. Он так резко закрылся, потому что я сделала что-то не то? Или потому, что он брякнул эти слова о компенсации за ланч? Возможно, мне с ним придется не так легко, как я полагала до настоящего момента.
  - Идем, - я перевожу взгляд на асфальт под ногами. - Мы уже и так опаздываем.
  
  Я украдкой бросаю взгляд на часы в углу монитора, ломая голову над тем, как сообщить Хейдену о небольшом пятничном корпративе. Конечно, я хочу, чтобы он пошел, но в то же время нервничаю из-за, что он может неверно истолковать мое приглашение. Не покажется ли оно ему слишком... интимным? И если я постараюсь, чтобы этого не случилось - слишком сухим?..
  Меня спасает Джеки. После короткого стука в дверь и моего ответа она просовывает в проем светловолосую голову.
  - Детки, вы еще не устали? Рабочий день окончен.
  - Приятно, Джеки, что в нашем отделе есть кто-то, кто придерживается рабочего графика минута в минуту, - Хейден усмехается.
  - Если это касается графика вечера пятницы, босс, то ты попал в точку. Ты идешь с нами в бар? Или у тебя снова тысяча срочных дел, которые не могут подождать до завтра?
  - В бар?
  Хейден поочередно смотрит на нас с Джеки.
  - Сиенна, ты что, не позвала босса с нами? - она смотрит на меня поверх очков в тонкой прямоугольной оправе.
  - Как раз собиралась сделать это, - с энтузиазмом отвечаю я.
  Перевожу вопросительный взгляд на Хейдена. Если он откажется, я расстроюсь. Но в то же время в баре я буду чувствовать себя более расслабленной.
  - Почему бы и нет? - он пожимает плечами. - Только возьму пиджак из кабинета.
  - Ну вот и отлично! - Джеки провожает Хейдена взглядом. - Знаешь, в следующий раз не стесняйся звать его. Обычно он вежливо отказывает. Наверное, сегодня ему и впрямь нечем заняться. Кстати, я бы посоветовала тебе оставить машину на стоянке. Это не помешает тебе как следует повеселиться сегодня вечером, а забрать ее ты сможешь завтра.
  
  В стильно обставленном баре на углу улицы, куда нас привела Джеки, пока не очень людно. Посетители только начинают подтягиваться после окончания рабочего дня. Нас девять человек, и мы оккупируем маленький круглый столик неподалеку от стойки.
  После пары бокалов вина я расслабляюсь и наслаждаюсь неформальным общением с коллегами. Несмотря на разницу в возрасте, с ними мне вполне комфортно. И Джеки не приукрасила, когда назвала коллектив дружным.
  Через некоторое время я заказываю очередной круг напитков и в ожидании заказа поворачиваюсь к залу. Глазами автоматически нахожу Хейдена, который разговаривает с супругами Лив и Мэттом. Они вдвоем, видимо, настолько давно женаты, что даже одеваются похоже.
  Хейден перехватывает мой взгляд и приподнимает уголки губ в улыбке, от которой мои ноги превращаются в желе.
  - Я знаю о чем ты думаешь.
  Поворачиваюсь к Джеки, устроившейся на высоком табурете. Она закуривает тонкую сигарету и, улыбнувшись бармену, вносит изменения в сделанный мной заказ.
  - И о чем же? - я приподнимаю бровь.
  - О том, какой сексуальный у нас босс.
  - Возможно, тебе могло по какой-то причине показаться, будто я все время думаю о сексе, - я смеюсь, облокачиваясь на стойку. - Но это не так.
  - Да брось, - Джеки взмахивает бокалом. - Все всегда думают о сексе. Мне бы твои годы, девочка, и твое тело... В общем, я просто хочу предупредить тебя, что, хоть Хейден и лакомый кусочек, не стоит тратить на него время.
  Я продолжаю улыбаться, хотя внутренне прихожу в полное смятение. Я старалась сделать все, чтобы никто не заметил моего влечения к Хейдену, и провалилась в первый же день?..
  - На самом деле, это не по моей части, - произношу я. - В смысле, у меня кое-кто есть.
  - Это мало кого останавливает. Была у нас одна замужняя девочка, которая решила заполучить Хейдена в свою постель. Пришлось уволить ее, потому что ее поведение вышло за рамки приличия, - Джеки нахмурилась и покачала головой. - Не будем о грустном.
  Она перехватывает возвращающегося из уборной Клейтона и увлекает его к столику. Бармен ставит на стойку напитки.
  - Помочь? - Хейден возникает сбоку от меня.
  - Спасибо, - я непреднамеренно опускаю глаза и тут же думаю о том, что это выглядит так, словно я флиртую с ним. Или я сошла с ума, и мне кругом мерещится, что я веду себя слишком вызывающе.
  Наверное, второе...
  Не знаю, как Хейден, но я так остро ощущаю возникшее между нами притяжение, что все мое тело покалывает от желания приблизиться к нему. Дотронуться до него, ощутить его запах и попробовать на вкус его соблазнительно изогнутые в полуулыбке губы.
  Но в моей голове бесконечно прокручиваются аргументы "против". Хоть окружающие находятся в подпитии, это не значит, что они ослепли. Я бы хотела, чтобы в баре не оказалось никого, кто бы знал нас. Так сильно, что невозможность этого делает меня несчастной.
  - Что-то случилось? - мягко спрашивает Хейден, слегка подавшись вперед, но при этом оставаясь на своем месте.
  Я же вижу, что он вполне свободно шутит с другими женщинами и позволяет им более тесный телесный контакт. Почему он не может даже приблизиться ко мне ближе, чем на фут?
  - Нет, ничего, - я делаю большой глоток из своего бокала. Черт, что Джеки подсунула мне?.. Она наверняка хочет, чтобы я свалилась после такой убойной дозы алкоголя в этом коктейле.
  - У меня такое ощущение, словно я периодически говорю что-то, что расстраивает тебя, - Хейден хмурится.
  Я молчу и делаю еще один глоток. Не буду разубеждать его, потому что так оно и есть.
  - Мне не нравится видеть тебя расстроенной.
  Я смотрю прямо в его глаза. Приоткрываю рот, но так и не произношу, что собиралась. Чувствую себя осмелевшей из-за алкоголя, но по той же причине боюсь, что наговорю лишнего. Хейден опускает взгляд на мой рот, и его зрачки расширяются. Я бы много отдала, чтобы только узнать, о чем он думает.
  Мои щеки начинают гореть, а глаза внезапно увлажняются. Слишком много эмоций. И определенно слишком много Хейдена, рядом со мной и в моей голове.
  - Думаю, мне пора домой, - я ставлю на стойку бокал с остатками коктейля. Если я допью его, точно сболтну или сделаю что-нибудь не то. Рядом с Хейденом я себе не доверяю.
  - Я провожу тебя до такси, - он залпом допивает виски и ставит стакан на стойку.
  Когда мне удается убедить возмущенную Джеки, что это был не последний наш совместный поход в бар, я прощаюсь с остальными и выхожу на улицу вместе с Хейденом. Он подает знак, и возле тротуара тормозит такси.
  Когда он открывает для меня дверцу, я неловко улыбаюсь.
  - Спасибо, что проводил меня.
  - Пожалуйста, - лицо Хейдена смягчается. - До понедельника.
  - Увидимся.
  
  Вместо того, чтобы поехать домой, я называю таксисту адрес Кимми, сделав предварительный звонок.
  Кимс живет в многоэтажном доме с портье и прочими прелестями, которые можно купить за деньги. Ее квартира располагается на самом верхнем этаже - прихоть ее отца. Иногда я задаюсь вопросом, знает ли он о том, что его дочь боится высоты.
  Открываю дверь своим ключом, который Кимми дала мне сразу же, как только переехала сюда. Из глубины квартиры доносится ее тихое пение.
  - Я здесь! - громко произношу я, чтобы ненароком не напугать подругу.
  - Отлично! - отзывается Кимми. - Захвати в кухне бокал!
  В гардеробной я отыскиваю пижамные шорты и свободную майку, переодеваюсь и, заглянув в кухню, иду в ванную. В огромном светлом помещении тепло и пахнет миндальной пеной для ванны. Голова Кимми с русыми волосами, стянутыми в пучок, торчит из облака пены, которой наполнена джакузи. На деревянной полочке, образующей бортик, стоит бутылка вина.
  - У тебя грустный вид, - она приподнимается и протягивает руку за моим бокалом. - Я думала, корпоративные вечеринки предполагают веселье.
  - Я тоже, - я стягиваю с крючка махровый халат, складываю его на полу и сажусь, поджав ноги.
  - Это все твой босс? Что он сделал?
  Я отпиваю вина и рассказываю Кимми, что именно меня расстроило. Высказавшись, я чувствую себя значительно лучше - верно говорят, что нельзя все держать в себе.
  Кимми задумчиво жует губу, а потом слегка улыбается.
  - Здесь все очень просто, лапочка. Он так сильно тебе нравится?
  - Наверное, - я пожимаю плечами. - В смысле, я не помню, чтобы меня когда-либо так сильно тянуло к мужчине. И дело вовсе не в том, что я не могу об этом не думать, а в том, что меня слишком сильно расстраивает невозможность заполучить его. А я очень хочу его заполучить.
  - Так сильно, что ты готова ради этого лишиться отличной, перспективной работы?
  Я размышляю с минуту, а потом отрицательно мотаю головой.
  - Нет, не настолько.
  И я не кривлю душой. Я на самом деле так думаю. Кимми всегда умеет посмотреть на ситуацию со всех сторон, а потом докопаться до главного и ткнуть тебя носом.
  - Спасибо, - я откидываю голову, прижимаясь затылком к стене. - Мне надо было прочистить мозги.
  - И тебе даже не пришлось платить мне несколько сотен баксов, - Кимми подмигивает мне. - Ты же знаешь, мы все отличные советчики, пока не приходит время самим барахтаться в дерьме.
  - Ты права. Работа на первом месте. Поэтому, начиная с понедельника, я буду демонстрировать Хейдену, насколько профессиональной могу быть.
  
  Следующая неделя начинается с того, что я просыпаюсь в пять утра. Бросив бесполезные попытки заснуть снова, принимаю душ и собираюсь на работу.
  К банку я подъезжаю за час до начала рабочего дня. Дейн, один из охранников, удивленно вскидывает брови, открывая мне дверь.
  - Доброе утро, - я вежливо улыбаюсь ему.
  - Доброе утро, Мисс Маккензи, - парень слегка застенчиво улыбается мне в ответ. - Отлично выглядите.
  - Просто Сиенна, пожалуйста. И спасибо.
  - Как скажете. Вы рано сегодня.
  - Много работы, - я пожимаю плечами и иду к лифтам.
  Устроившись с купленным по дороге кофе за своим столом, я берусь за бумаги. Не могу не признать, что мой энтузиазм отчасти связан с тем, чтобы произвести хорошее впечатление на Хейдена.
  Около девяти оживает рабочий телефон.
  - Привет, - жизнерадостный голос Марин вызывает у меня улыбку.
  - Привет, - я откидываюсь на спинку стула.
  - Ну, как у тебя дела? Хейден уже вернулся?
  Я невольно вздыхаю. Как мне избавиться от навязчивой идеи о Хейдене, когда весь мир словно нарочно беспрестанно напоминает мне о нем?..
  Бодрым тоном убеждаю Марин, что мы с боссом неплохо поладили. О том, как именно произошло наше знакомство, я, само собой, умалчиваю.
  - Я рада за тебя, - говорит она. - Я думаю, ты девушка ответственная, потому что за Хейденом нужно присматривать.
  - Присматривать?
  - Он иногда уходит в работу с головой. Мне приходилось следить за тем, чтобы он хоть что-нибудь ел и не сидел в офисе до полуночи.
  - Постараюсь не ударить в грязь лицом, - отшучиваюсь я.
  - Я тут подумала, что нам с тобой надо встретиться, -неожиданно меняет тему разговора Марин. - Как насчет ужина в пятницу? У меня дома?
  - Конечно, - я слегка теряюсь.
  - Тогда мы с Мэттом будем ждать тебя в восемь часов.
  На заднем фоне я слышу детский плач.
  - Ох, мне пора, - Марин вздыхает. - Увидимся в пятницу, Сиенна.
  Напоследок она диктует мне свой адрес, и я вешаю трубку. Удивительно, но от этой женщины веет теплом даже на расстоянии. Мы с ней ни разу не виделись, но у меня уже складывается впечатление, словно мы знакомы несколько лет. Думаю, в жизни Марин еще приятнее.
  Мои размышления прерывает стук в дверь. Я до сих пор не понимаю, как мои коллеги работают с открытыми дверями, потому что лично меня это жутко отвлекает. Я откликаюсь на стук, и в проеме появляется Хейден.
  Надеюсь, на моем лице не дрогнул ни один мускул, потому что один только его вид вызывает маленький ураган непонятных ощущений в животе. Он так хорошо выглядит в светло-сером костюме без галстука и буквально дышит энергией, словно голов свернуть горы - и это утром понедельника.
  - Доброе утро, - произносит Хейден.
  - Доброе.
  - Как насчет маленького собрания? Хочу набросать план работы на неделю.
  - Конечно, - я с готовностью киваю.
  - Тебе удобнее в твоем кабинете? Или пойдем ко мне?
  Я пару секунд размышляю, а потом решаю, что в его кабинете, по крайней мере, больше места. Мне необходимо немного пространства, чтобы держаться на расстоянии.
  На самом деле, я уже не так рада представившейся возможности работать именно в этом банке - из-за Хейдена. Я просто не представлю, как мне держаться с ним. Я не могу быть такой же свойской, как Марин. Мне нужно очертить деловые рамки, но оставаться при этом доброжелательной и легкой в работе. И я понятия не имею, как именно мне это сделать.
  Возможно, я смогу использовать предстоящий ужин с Марин, чтобы хоть немного разобраться в том, как мне быть.
  
  К собственной радости, мне удается сосредоточиться на работе, когда Хейден объясняет, что нам нужно сделать на этой неделе. Смотреть в его лицо, пока он говорит, и не думать о том, какой сексуальный у него голос, очень и очень трудно. И я считаю маленькой победой тот факт, что справилась с этим.
  Так проходит еще четыре дня: я работаю у себя в кабинете, но часто бегаю к Хейдену, чтобы уточнить тот или иной вопрос. Дабы исключить любой намек на флирт, мне приходится отказать себе в удовольствии ходить на ланч вместе с Хейденом. Для этого я заранее договариваюсь с Джеки или придумываю личные дела.
  Я чувствую, что Хейден постепенно привыкает к выставленному мной барьеру. Почти каждый его вопрос, не касающийся непосредственно работы, я перевожу в деловое русло. Я стараюсь урезать зрительный контакт, что дается мне особенно тяжело, потому что мне так нравится смотреть на него.
  Все это притворство отнимает у меня кучу сил, поэтому к вечеру четверга я нахожусь на взводе. Чтобы снять напряжение, я отправляюсь в теннисный клуб, где провожу почти два часа, остервенело работая ракеткой.
  В пятницу мне удается продержаться до конца дня только благодаря мысли о том, что вечером, после поездки к Марин, я смогу побаловать себя выпивкой в баре, где выступает Шон, а после провести пару часов в его обществе.
  Сразу после работы я заскакиваю домой, чтобы принять душ и переодеться: офисное платье я меняю на изумрудного цвета блузку, узкие джинсы, легкий пиджак и туфли без каблука. Наношу вечерний вариант макияжа, распускаю волосы и зачесываю их на один бок.
  Перед тем, как отправиться к Марин, посещаю ближайший супермаркет, чтобы купить вино и десерт. До пригорода Сан-Франциско я добираюсь на метро. Нужный мне дом я нахожу почти сразу благодаря подробной инструкции Марин.
  Первое, что бросается в глаза еще у дороги - удивительно красивы сад, усаженный самыми разными цветами. Удивительно, но, судя по всему, Марин находит время и для ухода за растениями.
  Я поднимаюсь по выкрашенным в мятный цвет ступенькам и стучу в дверь. Марин появляется на пороге через несколько секунд. На ней свободное голубое платье, струящееся вокруг большого живота. Вьющиеся светлые волосы рассыпаны по плечам, уголки губ приподняты в легкой полуулыбке.
  - Сиенна, - Марин улыбается шире, увлекая меня в дом.
  Внутри не менее уютно, чем снаружи, и я сразу же расслабляюсь. Из глубины комнат доносится негромкая инструментальная музыка. Уверена, в этом доме невозможно ощущать какой-либо дискомфорт: он буквально дышит гостеприимством.
  - Идем, я уже почти закончила, - Марин идет в сторону кухни.
  Помещение просторное и теплое, кроме того, в воздухе витают аппетитные запахи. Я невольно вспоминаю о собственном доме и обещаю себе, что завтра же отправлюсь к родителям.
  - Твой дом просто невероятный, - признаюсь я, поставив пакет из супермаркета на стол. - И сад восхитительный.
  - Спасибо, - Марин достает из шкафчика бокалы. - Мэтт спустится немного позже, как только доделает уроки с Сарой. Так что мы пока можем поболтать наедине. Дай-ка я как следует тебя рассмотрю.
  Марин окидывает меня пристальным взглядом. Я в это время неловко переминаюсь с ноги на ногу посреди кухни, смущенная ее непосредственностью.
  - Да ты и вправду похожа на модель, - она смеется. - Я удивляюсь, потому что старик Холдсворт, как ты, наверное, заметила, не берет на работу красоток. Много горького опыта.
  - Я как-то не думала об этом, - я беру протянутый Марин бокал с вином.
  - Ты наверняка наслышана о его многочисленных романах с подчиненными. Раньше Джордж позволял себе и не такое. Не то что бы я сплетничаю, но ты бы все равно узнала, даже если тебе до сих пор никто об этом не рассказал.
  Я присаживаюсь на один из стульев. На самом деле, до настоящего момента я была не в курсе любовных похождений Мистера Холдсворта.
  - Хорошо, что Хейден совсем не похож на отца, - Марин ставит передо мной блюдце с оливками.
  - Почему? - пытливо спрашиваю я.
  - Он не такой циник. И, конечно, ни разу не позволил себе связи с кем-то из сотрудниц банка, хотя желающих, поверь мне, всегда хватало. По крайней мере, я ни о чем таком не знаю. Но на месте его невесты я бы занервничала, если бы увидела тебя.
  Марин снова смеется. Я начинаю привыкать к ее манере общения.
  Мы успеваем немного поговорить о работе, прежде чем в кухне появляется Мэтт, муж Марин. Он такой высокий и крупный, что едва помещается в проходе в виде арки. Но в то же время у него симпатичные черты лица, и он похож на большого доброго медведя.
  На его плечах сидит симпатичный светловолосый мальчуган, цепляясь маленькими пальчиками за темные волосы отца.
  - Это Мэтт, любовь всей моей жизни, - Марин подходит к мужу и целует его в щеку, для чего ей приходится привстать на цыпочки. - А это Мэтт-младший.
  Я знакомлюсь с мужской частью семьи Марин, когда раздается звонок в дверь.
  - Я открою, - Марин поглаживает сына по голове и уходит прочь по коридору.
  Мэтт-младший разглядывает меня, округлив светлые глаза. Внезапно он начинает хныкать и тянуть ко мне руки.
  - Ты ему понравилась, - Мэтт усмехается. - Хочешь подержать?
  - Гм... Да, конечно.
  Я немного теряюсь, потому что у меня совсем нет опыта в общении с такими маленькими детьми. Мэтт вручает мне сына и направляется к холодильнику.
  - Только береги волосы, - предупреждает он, обернувшись. - Хватка у этого малого просто смертельная.
  Я осторожно перехватываю ребенка и прижимаю к груди. Мэтт-младший дотрагивается ладошкой до моего лица и смеется, вызывая у меня улыбку.
  - Точно понравилась, - констатирует Мэтт. Воспользовавшись перерывом, он достает из холодильника бутылку пива.
  В этот момент мое внимание привлекает один из голосов, доносящийся из коридора. И это не голос Марин. Когда до меня доходит, кого я слышу, я испытываю острое желание приложиться к своему бокалу с вином, чтобы унять всколыхнувшееся волнение.
  Это Хейден.
  
  Вечер выходит не настолько провальным, как я боялась. К счастью, либеральная с точки зрения материнства Марин позволяет девятилетней Саре присутствовать почти на протяжении всего ужина. Коммуникабельная девчушка усаживается между мной и Хейденом и сразу же привлекает всеобщее внимание своими забавными рассказами.
  Марин и ее семья просто потрясающие - их тех людей, что кажутся почти родными с первой минуты знакомства. И, если бы не Хейден, мне бы удалось расслабиться на все сто процентов.
  Мы с ним едва перекидываемся парой слов друг с другом, не считая реплик в общих разговорах. Я недоумеваю, почему Марин не рассказала мне о том, кто еще приглашен на ужин, потому что Хейден уж точно знал о том, что я буду здесь - я поняла это по его реакции. Не могла же она просто забыть об этом.
  Ответ я получаю, когда мы с Марин уходим обратно на кухню, чтобы прибрать после ужина. Сгрудив тарелки в раковину и включив воду, она поворачивается ко мне с виноватой улыбкой на лице.
  - Надеюсь, ты не злишься, что я не предупредила о Хейдене.
  - Злюсь? Что ты, вовсе нет, - я повожу плечом.
  Я просто чувствую себя дурой. Если бы я знала, что наш общий босс заглянет на огонек, ни за что бы не пришла на ужин. Сидеть с ним за одним столом и изо всех сил стараться не бросать в его сторону заинтересованных взглядов... с таким же успехом я могла сидеть голым задом на углях.
  - Я и не думала, что он придет, - Марин пожимает плечами. - Последний раз он приходил несколько недель назад. Обычно он слишком занят. Но я не виню его. Сиенна?
  - Да? - я поднимаю голову от салфетки, которую тереблю в руках.
  - Я вижу, что тебе не совсем комфортно.
  - Да никаких проблем, Марин. Серьезно.
  - Я знаю, в чем дело.
  Я невольно вскидываю брови.
  - Ты просто не успела узнать его поближе, - Марин мягко улыбается и слегка сжимает мою руку, а потом принимается за посуду в раковине. - Вот увидишь, как только это произойдет, ты поймешь, что Хейден замечательный.
  От того, как двусмысленно звучат слова Марин именно в моей ситуации, я не могу удержаться от сарказма и закатываю глаза. Надеюсь, мне не случится узнать этого мужчину настолько близко, насколько мне хочется.
  Ссылаясь на усталость после долгой рабочей недели, я плавно начинаю прощаться с Марин и Мэттом.
  - Думаю, мне тоже пора, - говорит Хейден сразу после того, как я благодарю Марин за ужин.
  Моя спина напрягается, словно натянутая пружина. Я бегло смотрю на Хейдена и ловлю его прямой взгляд.
  - Ты на машине? - спрашивает он.
  - Нет, - отвечаю я и тут же жалею. Лучше бы соврала, что припарковалась дальше по улице.
  - Тогда я подвезу тебя.
  - Не стоит, - я делаю неопределенный взмах рукой. - Мне не хочется тебя обременять.
  - Все в порядке, мне не трудно, - с некоторым нажимом отзывается Хейден. Его улыбка выглядит натянутой, что мгновенно пробуждает во мне желание противиться еще сильнее.
  - Господи, выдели бы вы себя со стороны, - Мэтт, обнимающий жену за плечи, издает смешок. - Это всего лишь совместная двадцатиминутная поездка.
  - Все в порядке, Сиенна, - Марин подмигивает мне. - Могу тебя заверить, что Хейден не какой-нибудь маньяк, так что можешь смело садиться в его машину.
  И как мне оставаться беспристрастной, когда все, что касается Хейдена, воспринимается мной в извращенном свете? Слова Марин нехило разжигают мое воображение.
  Когда мы с Хейденом, попрощавшись с четой Блэквудов, спускаемся к дороге по вымощенной тропинке, я смотрю куда угодно, чтобы при этом он вообще не попадал в поле моего зрения. Заканчивается это тем, что я спотыкаюсь и едва не падаю на дорогу.
  Хейден с молниеносной скоростью подхватывает меня за талию, как будто был готов к тому, что я буду вести себя как идиотка, жаждущая расквасить нос о бордюр или еще что-то в этом роде.
  - Черт, - вырывается у меня, когда сердце от испуга ухает куда-то вниз, а затем возвращается на место и начинает колотиться в два раза быстрее обычного. - Прости.
  - Ничего.
  Я поднимаю на Хейдена глаза и уже не могу оторваться.
  - Ты можешь меня отпустить, - тихо произношу я.
  - Если пообещаешь, что будешь смотреть под ноги, - Хейден все еще выглядит серьезным, но я вижу, что он сдерживает улыбку. - Пока ты со мной, я чувствую за тебя ответственность. Что я скажу Марин и Мэтту, если ты разобьешь себе коленки?
  - Рада, что повеселила тебя, - я прищуриваюсь. - Но я справлюсь.
  Хейден отпускает меня и подходит к припаркованному у обочины черному "мерседесу". Он открывает для меня пассажирскую дверь, и я проскальзываю на кожаное сиденье в темноту салона.
  Внутри пахнет Хейденом, если только мне это не мерещится под влиянием гормонов. И это нисколько не помогает мне держать мысли под контролем, поэтому, как только он заводит мотор, я приоткрываю окно.
  - Куда тебя отвезти? - Хейден поворачивается ко мне.
  Я теряюсь на несколько секунд, потому что изначально в мои планы не входило то обстоятельство, что от Марин я поеду в одной машине с Хейденом. Мне кажется неправильным просить его доставить меня в бар, где играет Шон.
  Внезапно я понимаю, что вовсе не хочу видеть Шона. Это не то, что мне сейчас нужно. Я называю Хейдену свой домашний адрес.
  - Ты живешь совсем рядом со мной, - он отъезжает от обочины, улыбаясь.
  Конечно, по иронии судьбы все должно быть именно так. Кажется, чем больше я стараюсь подавить в себе симпатию - даже влечение - к Хейдену, тем больше препятствий встает у меня на пути.
  Первые несколько минут мы проводим в молчании, но оно вовсе не кажется мне неловким - напротив, успокаивает меня, несмотря на довольно тесное, замкнутое пространство.
  - Ты понравилась Марин, - говорит Хейден, будто знает, что я уже достаточно расположена к разговору. Будто он чувствует меня настолько тонко.
  Он отворачивается от дороги и бросает на меня быстрый взгляд. На его лице появляется улыбка, от которой от груди по всему телу распространяется приятное, теплое ощущение.
  - С ней легко было поладить, - отвечаю я.
  - Это не всегда так. Марин отличается очень полезным качеством - она видит людей насквозь. Если кто-то ей по-настоящему нравится, это о многом говорит. А если наоборот, то она не церемонится. За несколько лет у нас с Марин сложились довольно теплые отношения, и это очень помогало нам в делах. Проще работать друг с другом при взаимной симпатии.
  Я закусываю губу. Мой мозг снова делает это - проецирует слова Хейдена на нас двоих, причем вовсе не в том ключе, в котором следует. Замечаю, что он вдруг тоже замолкает, словно не одна я уловила намек на двусмысленность в том, что он сказал.
  Вот теперь мне становится неловко.
  Хейден больше не пытается заговорить со мной. Я погружаюсь в своим мысли и выныриваю из них, когда автомобиль останавливается у моего дома. Отстегиваю ремень безопасности и поворачиваюсь к Хейдену.
  - Спасибо, что подвез.
  - Пожалуйста, - его улыбка выходит доброжелательной, но отстраненной. Видимо, я каким-то образом его стесняю.
  - Увидимся в понедельник.
  Я стремлюсь как можно быстрее оказаться в своей квартире, искренне надеясь, что мне больше не представится возможность оказаться с Хейденом наедине в неформальной обстановке.
  
  ...Руки Хейдена пробираются под мою ночную рубашку, проводят по бедрам и следуют выше. Горячая ладонь задерживается на талии, в то время как вторая накрывает мою грудь. Пальцы сжимаю и тянут сосок, и моя спина выгибается над кроватью.
  Тишину нарушает мое неприлично громкое дыхание. Теплые губы дотрагиваются до моего горла. Я чувствую прикосновение языка на коже, и мои бедра раздвигаются. Тяжесть тела Хейдена и ощущение его эрекции у себя между ног вызывают у меня стон.
  Нахожу его рот губами и урываю поцелуй, который выходит страстным и вовсе не нежным. Хейден вжимается в меня бедрами, заставляя меня дрожать от предвкушения. Он спускается ниже, проводит языком по выемке между грудей. Я нетерпеливо выгибаюсь, усиливая контакт наших тел, потому что он все еще одет, и это сводит меня с ума.
  Он кладет руки мне на бедра и сжимает, удерживая меня на месте. Я чувствую его губы на животе, а потом его дыхание - ниже. Он выжидает, словно испытывает мое терпение. Кажется, я готова кончить от первого же прикосновения его языка...
  
  Я так сильно сжимаю пальцами карандаш, что он ломается в моей руке. В относительной тишине зала для совещаний треск звучит неожиданно громко. Я вспыхиваю и поднимаю глаза. Все лица обращены в мою сторону.
  - Прошу прощения, - бормочу я, стряхивая с ладоней деревянные щепки на лист бумаги.
  Я невольно перевожу взгляд на Хейдена, который стоит у окна, сложив руки на груди. Его брови вопросительно изогнуты. Черт бы его побрал...
  После совещания я первой вылетаю в коридор. Не думаю, что действительно услышала хотя бы слово из всего, о чем говорилось.
  - Эй, - Джеки догоняет меня и берет под руку. - Ты что, встала не с той ноги?
  - Наверное, - растерянно отзываюсь я.
  Если бы я рассказала ей о том, что на самом деле меня гложет, ее глаза полезли бы на лоб.
  - Бывает. Если планы на ланч?
  - Пока нет.
  - Хочу забежать в одно новое местечко неподалеку. Они готовят отпадный суп-пюре - такой, что можно язык проглотить.
  - Дело только в супе? - я усмехаюсь, уловив в голосе Джеки знакомые нотки.
  - Частично, - она загадочно улыбается.
  - Дай-ка угадаю. Там обедает некий мужчина, не менее отпадный, чем блюда в меню...
  - Почти. Хозяин кафе. В прошлый раз мы с ним довольно мило поболтали. Думаю, с болтовней надо завязывать. Приглашу его куда-нибудь в пятницу.
  Слова Джеки заставляют меня задуматься. Вернувшись в свой кабинет, я бросаю бумаги на стол и подхожу к окну.
  Раньше у меня в личной жизни все было так же просто. Если мне нравился парень и эта симпатия была взаимна, для меня не составляло проблемы сделать первый шаг - я просто брала, что хотела. И всегда откровенно наслаждалась флиртом и тому, что за ним следовало.
  Я ловлю себя на мысли, что даже не замечаю других мужчин, кроме Хейдена. Я даже проигнорировала два звонка от Шона на минувших выходных, упустив возможность как следует отвлечься, которая бы мне не помешала. Хейден порядком затуманил мне мозги. И надо что-то с этим делать.
  Я достаю из сумочки сотовый и набираю номер Кимми.
  - С ума сошла звонить в такую рань? - вовсе не сонным голосом произносит подруга. - Что-то случилось?
  - Я знаю, в чем дело. Мне просто нужен парень. Я не имею в виду простой секс без обязательств. Мне нужны отношения.
  - Ты что, выпила?
  - Я серьезно. Это отвлечет меня от сама знаешь кого. У меня после Эрика был всего один постоянный парень, и тот, в конечном счете, сбежал спустя пару месяцев. Кстати, почему ты не спишь?
  - Собираюсь на свидание с мамочкой.
  Я так и вижу, как кривится Кимми при этих словах. Она говорит о своей мачехе, третьей жене своего отца, которая ненамного старше нас.
  - Не планируй ничего на пятницу, - говорю я.
  - Как скажешь, детка.
  Спустя полчаса по внутренней линии звонит Хейден - просит меня зайти к нему. Этого звонка я опасалась все утро. С большим энтузиазмом я бы сейчас вошла в клетку с тигром.
  Перед тем, как покинуть кабинет, я даю себе несколько мысленных наставлений - наверняка бесполезных - и иду к Хейдену.
  Он сидит за своим столом, просматривая бумаги. Когда после короткого стука я вхожу в кабинет, он поднимает голову. Его слегка взъерошенные темные волосы вызывают у меня желание провести по ним пальцами. Господи, да разве можно винить хоть одну из сотрудниц, что западали на него?..
  - Присаживайся, - Хейден растерянно улыбается. - Дай мне еще минуту.
  Устроившись в кресле напротив, я бездумно разглядываю корешки папок в стеллаже. Все, что угодно, только бы не смотреть на него. Не после того, как я на протяжении всей видела сны о том, как мы с ним занимаемся сексом, а потом проснулась от ощущения, очень близкого к оргазму.
  При одном воспоминании об этом мои бедра непроизвольно сжимаются, а низ живота наливается тяжестью. Я прикрываю глаза и сжимаю пальцы в попытках взять себя в руки. Но это не помогает, потому что перед глазами у меня снова, словно кадры, проносятся картинки из моего сна: Хейден с блестящей от пота кожей, которая так потрясающе пахнет, нависающий надо мной, шепчущий мне на ухо слова о том, как это для него...
  - Ты в порядке?
  Я вздрагиваю и распахиваю глаза, когда голос Хейдена выдергивает меня из мира фантазий.
  - Не совсем, - неожиданно для самой себя признаюсь я.
  - Что-то случилось?
  Я закусываю губу, сдерживая нервный смешок. Представляю выражение его лица, если я вдруг решусь рассказать ему, в чем именно заключается моя проблема.
  Я молчу, и Хейден слегка придвигается вперед. Опускаю глаза, не в силах вынести его проницательного, пробирающего до печенок взгляда.
  - Я, возможно, еще совсем тебя не знаю, Сиенна, но мне кажется, что тебя что-то тревожит. Это связано с работой?
  Упрямо удерживая взгляд на своих коленках, я мотаю головой.
  - Нет, не связано.
  Делаю глубокий вдох и все-таки поднимаю на него глаза. В конце концов, мне пора научиться держать себя в руках, находясь в непосредственной близости рядом с ним. Если только я не хочу показаться неврастеничкой с заскоками.
  - Понимаю, что это жутко непрофессионально, и... Обещаю, что разберусь с этим.
  - Без проблем, - Хейден понимающе кивает.
  Его голос заставляет меня млеть. Я снова начинаю думать о том, что в реальной жизни у нас с ним все было бы в несколько раз лучше, чем в моих снах. Это говорит о том, что нужно поскорее уносить ноги из его кабинета.
  - Так зачем ты звал меня?..
  Получив от Хейдена задание, я с огромным облегчением возвращаюсь к себе. Возможно, мне не стоит ждать конца недели, чтобы познакомиться с каким-нибудь горячим парнем.
  
  В пятницу утром я просыпаюсь в поту, на смятых простынях. Горло ужасно саднит, в ушах шум, а голова словно вот-вот лопнет. Я провожу подрагивающей рукой по лицу и шее и чувствую, как горит кожа. Едва нахожу силы, чтобы встать и пройтись до кухни.
  Прихватив кувшин с водой и градусник, возвращаюсь в постель и забираюсь под одеяло. Несмотря на жар, меня знобит. Перед тем, как снова отключиться, я осознаю, что нужно предупредить кого-то на работе. У меня есть только номер Джеки, и я звоню ей. Она желает мне поскорее поправиться и обещает передать Хейдену, что меня несколько дней не будет в офисе.
  После этого я пишу сообщение Кимми, сую сотовый под подушку и закрываю глаза.
  
  Когда я снова прихожу в сознание, то чувствую себя еще хуже. С трудом разлепляю веки и вижу Кимми - она сидит в кресле, скрестив ноги, и читает электронную книгу. На ней моя футболка с эмблемой университета, в котором мы учились, и обтягивающие легинсы, и это означает, что она здесь надолго.
  - Привет, - словно чужим, охрипшим голосом произношу я.
  Кимс поднимает на меня большие голубые глаза и нежно улыбается.
  - Привет, соня, - она встает с кресла и присаживается на кровать. Ее прохладные пальцы ложатся на мой горячий лоб. - Выглядишь ты неважно.
  - Чувствую себя еще хуже, - я морщусь.
  - Я вызвала доктора, он будет с минуты на минуту.
  - Сколько сейчас времени?
  - Почти час дня.
  Кимми наливает в стакан воды и помогает мне приподняться. От чувства глубокой признательности у меня перехватывает горло.
  - Спасибо, что приехала, - говорю я, отпив воды. - Черт, как же мне плохо.
  - Хочешь чего-нибудь?
  - Мне надо в ванную.
  Кимми поднимается на ноги, готовая мне помочь.
  - Эй, с этим я как-нибудь справлюсь сама, - я слабо улыбаюсь.
  В ванной я споласкиваю лицо холодной водой, и мне становится чуточку лучше. Когда я возвращаюсь в комнату, раздается звонок в дверь.
  - Это доктор, - Кимми устремляется в коридор, а я сажусь на постель и приглаживаю волосы.
  Когда Доктор Фрост, семейный врач Саммерсов, уходит, прописав мне лекарства, Кимми собирается в аптеку.
  - Хочешь чего-нибудь еще? - спрашивает она, натягивая поверх футболки вязанный кардиган. Удивительно, но Кимми выглядит хорошо даже в прикиде бездомного.
  - Нет, - я мотаю головой, откидываясь на подушки. - И почему это случилось именно сегодня? Я была настроена до утра колесить по клубам.
  - Придется смириться с тем, что в постель тебя уложила простуда, а не какой-нибудь знойный красавчик, - Кимми ободряюще мне улыбается.
  - Ты в курсе, что вся вселенная настроена против меня? Я серьезно. Всякий раз, когда я готова выбить клин клином - это я о Хейдене, - происходит что-то, что рушит все мои планы.
  - Постарайся не думать об этом, пока меня не будет. И не засыпай. Я вернусь, и мы пообедаем.
  Перед уходом Кимми включает для меня телевизор. Я провожаю ее тоненькую фигурку потеплевшим взглядом. Кимми для меня как сестра, несмотря на то, что у меня уже есть одна, с которой меня связывают особенно близкие отношения. И я люблю Кимс не меньше.
  Вспомнив о Тейлор, я тянусь к планшету, заботливо оставленному для меня Кимми. Захожу в сеть в надежде, что сестра онлайн, но это не так. Сейчас у нее в Лондоне около девяти вечера. Наверняка она терзает беговую дорожку или сидит за компьютером, редактируя свои фотографии.
  Я считаю, что Тейлор не всегда направляет энергию в правильное русло - много работает, учится и в промежутках между этим посещает спортзал. Но сестра со мной не согласна, хотя я в свое время находила идеальный баланс между учебой и развлечениями, если судить по моему диплому с отличными оценками и репутации одной из самых веселых девчонок в университете.
  По влиянием внезапно возникшей ностальгии я лезу в шкаф и достаю коробку с фотографиями, сделанными в студенческие годы. Несмотря на то, что уже тогда большинство людей хранили картинки на цифровых носителях, мы с Кимми распечатывали почти все снимки. Мы обе были согласны с тем, что воспоминания более живые на бумаге - чем-то осязаемом.
  Вернувшаяся из аптеки Кимми застает меня в куче подушек на полу у кровати, с разложенными на ковре фотографиями.
  - С чего это ты решила достать это старье? - она смеется и трясет пакетами. - Подожди, не смотри без меня! Я купила тебе бульон и салат с курицей, без заправки. А себе немного более вкусной и жирной еды. Ты уж прости, но Доктор Фрост ясно дал понять, что тебе нужно потерпеть пару деньков.
  Кимми удаляется в сторону кухни, а через несколько минут появляется с подносом в руках. Она берет одну из подушек и устраивается рядом со мной.
  - Держи, - она протягивает мне стакан с водой и горсть таблеток. - Боже, это же Дилан Бейтман!
  Кимми хватает с пола снимок и подносит ближе к глазам.
  - Я была влюблена в него целых тридцать секунд, пока не услышала его смех. Как в фильме ужасов, знаешь...
  Мы с Кимми перекусываем, я даже заставляю себя выпить весь бульон. Под действием лекарств мне становится немного лучше, и мы еще некоторое время проводим за просмотром фотографий. От комментариев Кимми мы обе едва не катаемся по полу от смеха, и, в конце концов, я прошу ее пощадить меня, больную и ослабевшую. Потом я снова засыпаю тяжелым, крепким сном.
  
  Следующее утро начинается для меня с более приятного пробуждения: мне уже значительно лучше. Даже не знаю, что помогает мне больше - лекарства или присутствие Кимми.
  Пока она готовит завтрак, я переговариваюсь с ней с дивана, прочесывая свалявшиеся в ком длинные волосы. Нас прерывает звонок моего сотового, лежащего на стойке. Номер мне незнаком. Я провожу подушечкой большого пальца по дисплею и отвечаю на звонок.
  - Привет, Сиенна, - глубокий голос заставляет мои руки покрыться мурашками. - Это Хейден.
  Нет нужды представляться - как будто я могла бы не узнать его. Я взволнованно смотрю на Кимми, и она широко улыбается и одними губами произносит имя моего босса.
  - Привет, - запоздало отвечаю я. Присаживаюсь обратно на диван, но тут же встаю и начинаю ходить вдоль спинки туда и обратно.
  - Я хотел позвонить тебе вчера, но был так занят, что вспомнил об этом только ближе к ночи, - в словах Хейдена угадывается сожаление. - Ты как?
  - Уже лучше.
  Я вдруг смущаюсь под любопытным взглядом Кимми и уединяюсь в спальне. Почему-то разговор с Хейденом кажется мне чем-то... интимным. Чем мне не хочется делиться с кем-либо.
  - Не самое лучшее начало на новом рабочем месте, - виновато произношу я.
  - Даже не беспокойся на этот счет. Главное, чтобы это не было чем-то серьезным. Тебе... нужно что-нибудь? У тебя был врач? Может, нужны какие-то лекарства?
  Меня настолько удивляет пыл Хейдена, что я на время теряю дар речи.
  - Сиенна? - он напоминает о себе вкрадчивым голосом, вызывающим трепет у меня в животе.
  - Хм... - мои губы расплываются в улыбке от уха до уха, но я беру себя в руки. - Все в порядке. Просто не знала, что к прочим корпоративным радостям прилагается гиперзабота начальства.
  - Это похоже на сарказм, - с легким укором произносит Хейден.
  - Прости, - я смеюсь. - Спасибо, но мне правда ничего не нужно. Со мной моя подруга, так что я не пропаду.
  - Рад слышать это.
  - Я постараюсь вернуться к работе как можно скорее.
  - Даже не думай об этом. Возвращайся, когда почувствуешь себя достаточно хорошо. И поправляйся. Если тебе что-то понадобится, сразу звони.
  - Спасибо, - тихо говорю я, стараясь игнорировать гулко бьющееся сердце.
  - Увидимся, Сиенна.
  Когда я прерываю вызов, несмотря на ломоту во всем теле, мне хочется вскочить на ноги и прыгать на кровати. Последний раз что-то подобное я испытывала в старшей школе, после первого свидания с Эриком Ландином.
  
  Воскресенье мы с Кимми проводим у телевизора, просматривая романтические комедии вперемешку с триллерами. Я однозначно иду на поправку, потому что ко мне возвращается аппетит: на протяжении дня мы заказываем на дом разные вкусности, позволяя себе расслабиться.
  Кимми без зазрений совести может употреблять в пищу все подряд, оставаясь при этом тонкой, как тростинка. А вот мне придется побегать пару часов на теннисном корте, расплачиваясь за несметное количество съеденных калорий.
  - Хочешь, я угадаю, о чем ты думаешь? - Кимми переводит на меня взгляд, оторвавшись от экрана телевизора.
  - Немудрено, - я хмыкаю. - Я не могу выбросить это из головы уже две с половиной недели.
  - У тебя на лице все написано. Знаешь, по-моему, взаимный интерес твоего босса к тебе очевиден.
  - Это дохлый номер, Кимс. Я не встречаюсь с женатыми или почти женатыми парнями.
  - Помнишь, ты говорила, что чем больше сопротивляешься своим желаниям, тем больше обстоятельств тебе мешает? - подруга нажимает на паузу. На экране застывает лицо главного героя. Он немного напоминает мне Хейдена. Возможно, я выбрала этот фильм подсознательно.
  - Помню, - я вздыхаю с съезжаю вниз по спинке дивана, закинув руки за голову. - То еще испытание для моей силы воли, скажу я тебе. Как будто кто-то проверяет меня на прочность.
  - Так пусти все на самотек.
  - Ты серьезно?
  - Да. Пусть все идет, как идет. Глядишь, все нормализуется, и ты перестанешь грезить о своем пусть и сексапильном, но не совсем досягаемом боссе. Тебе всего и нужно, что переболеть им.
  - Каким-то образом ты всегда знаешь, что нужно сказать, - я поворачиваюсь на бок и обнимаю Кимми за талию.
  - Это потому, что я знаю тебя, как облупленную, - подруга издает смешок и целует меня в макушку. - Даже если все пойдет наперекосяк, какой смысл дергаться раньше времени? Забей на это.
  Я прикрываю глаза. Кимми права. Я просто поплыву по течению и не буду лезть из кожи вон в попытках отгородиться от него. Возможно, проблема решится сама собой.
  
  В понедельник меня навещает Доктор Фрост. Удовлетворенный моим состоянием, он сообщает мне, что я могу вернуться на работу. Оказывается, за время болезни я успеваю соскучиться по ней, потому что не могу дождаться утра вторника, когда снова окажусь в офисе.
  Кимми возвращается домой, взяв с меня обещание еще как-нибудь устроить маленький "ленивый" девичник со вкусной едой и горой дисков.
  Остаток дня я провожу за основательной уборкой, которую откладывала уже почти месяц. На самом деле квартира принадлежит Дженнифер, жене моего старшего брата. После их свадьбы в прошлом году она съехалась с Чейзом, а эту жилплощадь стала сдавать. Когда мне понадобилось собственное жилье, Дженни охотно согласилась предоставить мне пустующую к тому моменту уже около пары месяцев квартиру.
  Перед сном я отмокаю в ванной с маской на лице, которая должна пропитать кожу витаминами, дабы придать ей более энергичный вид, что так необходимо мне после болезни.
  После того, как я не без помощи Кимми нахожу довольно простой компромисс с самой собой, мне становится значительно легче - словно гора упала с плеч. И это настраивает меня на более позитивный лад.
  
  Моя как мне казалось непоколебимая решимость пребывать спокойной, как скала, дает неслабую трещину, как только я вижу Хейдена следующим утром.
  Он появляется в моем кабинете в самом начале рабочего дня. Его волосы находятся в более явном беспорядке по сравнению с тем, как они лежат обычно. Щеки и подбородок покрывает темная щетина - судя по всему, он не притрагивался к бритве в эти выходные. Я не фанатка небритости у мужчин, но то, как выглядит при этом Хейден, действует на меня не хуже афродизиака.
  Я чувствую себя словно алкоголик в завязке, перед которым машут бутылкой виски.
  - Доброе утро, - Хейден подходит ближе и садится в кресло напротив. Он выглядит так, словно рад меня видеть. Кстати, это взаимно. - Рад, что ты снова в строю.
  - Спасибо, - я откидываюсь на спинку, чтобы аромат туалетной воды Хейдена не дразнил меня так сильно. - Я много пропустила?
  - Нет. Наоборот, все самое интересное начнется на следующей неделе, но об этом позже. Меня не будет весь день, потому что я должен присутствовать на нескольких встречах вместе с отцом. Но я смогу вырваться на ланч. Присоединишься?
  Вот она - первая возможность испытать себя после того, как я выбрала новую тактику в общении с боссом.
  - Конечно, - я сдержанно улыбаюсь.
  - Тогда я заеду за тобой к двенадцати.
  
  К моему сожалению, ланч проходит слишком быстро.
  - Ты не будешь против, если я попрошу тебя не говорить о работе хотя бы полчаса? - говорит Хейден после того, как мы делаем заказ. Он ослабляет узел галстука. - Перед тем, как снова возвращаться к отцу, мне нужно передохнуть от всего этого.
  - Я не против, - просто отвечаю я.
  - Спасибо.
  - Ты сознательно пошел на это? Я имею в виду работу на твоего отца.
  - Да, - Хейден пожимает плечами. - Мне повезло больше, чем тем, кого родители заставляют жить так, как хочется им. И отец никогда не давил на меня, не применял дешевый шантаж вроде того, что он лишит меня всего, если я не соглашусь продолжить его дело. А что насчет тебя? Тоже пошла по стопам кого-то из родителей?
  - Вовсе нет...
  Я рассказываю Хейдену о своих родителях, занимающихся винодельческим бизнесом, о своей семье в целом. О том, где и как проходило мое детство и что именно повлияло на меня при выборе профессии.
  Он действительно слушает меня - в смысле, ему и правда интересно все то, что я говорю. Я вижу это по его взгляду, позе и жестам. Хейден располагает меня к себе, я проникаюсь к нему доверием. И свобода в общении с ним, когда нет необходимости задумываться над каждым своим словом или волноваться, что тебя неверно истолкуют, так же проста и естественна, как дыхание.
  - Выходит, твоему отцу некому будет передать свой бизнес? - спрашивает Хейден, когда я принимаюсь за свое блюдо.
  - Выходит, что так, - я киваю. - Мой брат ударился в строительство, сестра уехала в Лондон, а я сам знаешь где. Отцу повезло не так, как твоему. То есть, Чейз прекрасный сын, но он выбрал другую дорожку. Так что папа надеется на то, что кто-то из нас подарит ему внука, причем как можно быстрее.
  Я замечаю, что Хейден внимательно разглядывает мое лицо. Вместо того, чтобы привычно смутиться, я улыбаюсь ему и получаю в ответ теплую, расслабленную улыбку.
  Мы проводим еще немного времени, наслаждаясь вкусной едой, проникающим сквозь большие окна полуденным солнцем и легкой, необременительной беседой.
  - Не хочется уходить отсюда, но нам пора, - Хейден достает портмоне и стреляет в меня недовольным взглядом, когда я тянусь к сумочке. - Даже не думай. Считай, что это компенсация.
  - Компенсация? - я прищуриваюсь.
  - Да. Хочу попросить тебя, чтобы ты задержалась сегодня ненадолго. Я вернусь в офис к пяти часам. Мне нужно будет кое-что доработать, и твоя помощь была бы кстати. Я могу на тебя рассчитывать?
  - Само собой.
  Мой голос ровный, но грудную клетку распирает от легкого, трепетного ощущения, появившегося при одной мысли о том, что мы с Хейденом останемся совершенно одни на этаже. Если мне предстоит испытать себя дважды за этот день, так тому и быть.
  
  Когда я отрываю взгляд от листа бумаги с мелким шрифтом и пару раз моргаю, на глазах выступают слезы. Слегка повожу плечами и головой и слышу тихий хруст в шее.
  - Устала? - участливо спрашивает Хейден, отбросив стопку документов в сторону.
  Мы с ним сидим прямо на ковролине за низким журнальным столиком. Благо, на мне узкие брюки, позволяющие скрестить ноги, а под попой - диванная подушка, заботливо предоставленная Хейденом.
  - Немного, - признаюсь я.
  - Тогда закончим на сегодня. Обещаю, что не буду внеурочно эксплуатировать тебя слишком часто.
  - Ничего страшного. Правда.
  На лице Хейдена появляется задумчивое выражение, а потом он наклоняет голову набок.
  - Знаешь, чего мне хочется прямо сейчас?
  - Чего? - осторожно спрашиваю я.
  - Мороженого. Шоколадного.
  Я моргаю, а потом смеюсь, запрокинув голову.
  - Я серьезно, - Хейден слегка толкает меня плечом.
  - Ты забавный, - перестав смеяться, но по-прежнему улыбаясь, я смотрю в его будто помолодевшее лицо.
  - У меня идея, - он поднимается на ноги.
  - Куда ты?
  - Вернусь через пару минут.
  Подмигнув мне, Хейден скрывается за дверью. Я вытягиваю ноги, подпираю подбородок рукой и думаю о том, как же мне нравится проводить с ним время. Решение просто извлекать из этого удовольствие вместо того, чтобы испытывать постоянное напряжение, определенно было правильным.
  Я уже начинаю скучать, когда Хейден возвращается. Увидев в его руках ведерко с мороженым, я не могу сдержать улыбки.
  - Каюсь, я совершил нападение на холодильник ребят из клиентской службы, - он корчит гримасу, усаживается рядом и протягивает мне пластиковую ложку. - Правда, шоколадного у них не было - только фисташковое. В следующий раз с меня нормальный десерт.
  Прикончив мороженое, мы убираем бумаги и собираемся по домам. Когда мы спускаемся вниз в лифте, я, прислонившись к стенке, думаю о том, чем будет заниматься Хейден, когда приедет к себе. Мне вдруг стало любопытно, живет ли его невеста вместе с ним. И уж, конечно, мысль эта была не из приятных.
  Мы прощаемся на парковке, и я еду домой, чтобы, возможно, снова увидеть Хейдена, но уже в моем сне.
  
  В пятницу утром я заглядываю к Хейдену, едва начинается рабочий день.
  - Привет, - я прикрываю дверь, подхожу ближе к столу и кладу ладони на спинку одного из кресел.
  - Доброе утро, - Хейден мягко улыбается. Я слишком быстро и опрометчиво привыкла к тому, что его улыбка задает мой день.
  - Я хотела спросить, не против ли ты, если мы закажем ланч прямо сюда? Мне нужно доделать кое-что перед выходными, а задержаться вечером у меня не получится.
  - Нет проблем.
  - Отлично. Я закажу что-нибудь на свой вкус.
  - Черт, я совсем забыл, - Хейден устало массирует пальцами переносицу. - Хотел попросить тебя еще вчера.
  - Что-то случилось?
  - Нужно забронировать билеты.
  - Билеты? - я вопросительно вскидываю брови.
  - Да, - кивает Хейден. - В понедельник утром мы с тобой летим в Финикс.
  - В Финикс? Вдвоем? - вырывается у меня.
  - Нет. Тереза летит с нами.
  Тереза, красивая латиноамериканка лет сорока, мать-одиночка, воспитывающая двух сыновей, - координатор филиальной сети. Я помню ее, потому что как-то раз она ходила на ланч вместе со мной и Джеки. Они вдвоем неплохо ладят.
  Честно говоря, тот факт, что помимо нас с Хейденом летит кто-то еще, приносит мне немалое облегчение.
  - Надолго? - уточняю я.
  - Всего на пару дней. Тереза пришлет тебе свои данные по электронной почте.
  Ощущая странное возбуждение, смешанное с беспокойством, я возвращаюсь к себе в кабинет. Заказываю ланч с доставкой в офис и принимаюсь за работу. Мысли о предстоящей командировке навязчиво лезут в голову, доводя меня до белого каления.
  
  - Все в порядке?
  Я поднимаю глаза на Хейдена, оторвавшись от созерцания цыпленка в кисло-сладком соусе.
  - Да, - я киваю и для пущей убедительности выдаю широкую улыбку.
  - Задумалась о грандиозных планах на вечер? - Хейден поддразнивает меня.
  - Не такие уж они и грандиозные - я еду к родителям.
  Я гадаю о том, является ли его вопрос попыткой отвлечь меня или праздным любопытством.
  - Не могу поверить, что до сих пор не знала о существовании этой террасы, - произношу я, оглядываясь вокруг. - Хотя столько раз была в твоем кабинете.
  - Я не часто выхожу сюда, - Хейден пожимает плечами.
  - И зря. Ты живешь в одном из самых солнечных штатов. Тем более, отсюда открывается потрясающий вид.
  - Если хочешь, мы будем обедать здесь чаще.
  - Я определенно буду не против. Кстати, зачем мы едем в Финикс?
  - По делам одного из филиалов. Вообще-то, я сам узнал о поездке только вчера утром. Отец сам должен был поехать, но у него появились более срочные дела.
  - Зато у тебя появился лишний повод сменить обстановку.
  - Мне нравится твой оптимизм, - Хейден усмехается. - Вообще-то, я не очень люблю путешествовать.
  - И снова зря. Я бы хотела когда-нибудь посвятить путешествиям несколько месяцев или даже лет.
  Покончив с цыпленком, я отпиваю воды и тянусь к коробочке с логотипом популярного кафе быстрого питания.
  - Моя бабушка готовила невероятно вкусный лаймовый пирог, - Хейден подбородком указывает на мой десерт. - В детстве я проводил у нее каждое лето, пока она не умерла. Она была отличным поваром.
  - А вот у меня с готовкой не очень, - признаюсь я, отломив вилкой кусочек пирога. - Я редко готовлю, а если и делаю это, то только по рецепту, иначе выходит что-нибудь жутко несъедобное.
  - Не может все быть так плохо, - смеется Хейден.
  - Поверь мне, я не приукрашиваю.
  Мы проводим еще несколько минут на свежем воздухе, а потом возвращаемся каждый к своим делам.
  
  Рано утром в понедельник за мной заезжает машина, присланная Хейденом, и доставляет меня в аэропорт. Я коротаю время до посадки за беседой с Терезой, которая с каждой минутой нравится мне все больше, пока Хейден разговаривает по телефону. Мы пытаемся взбодриться большими порциями кофе в зоне ожидания.
  В самолете мне достается место рядом с Хейденом. Я правда пытаюсь избежать этого, но Тереза ссылается на головную боль во время полета.
  - Я все равно выпью таблетку и буду в отключке, - говорит она, похлопав меня по руке. - Так что рядом с Хейденом тебе будет не так скучно.
  Не найдя, что ответить на ее слова, я поворачиваюсь к своему боссу. Он пропускает меня вперед, предоставляя мне место у иллюминатора, хотя я даже не просила об этом.
  Когда приходит время пристегнуть ремни по требованию пилота, я опускаю глаза и замечаю, как напряжены руки Хейдена.
  - Ты нервничаешь? - удивленно спрашиваю я, взглянув в его лицо.
  - Нет, - он корчит досадливую гримасу. - Просто не люблю летать.
  - Ты боишься летать, - я невольно улыбаюсь. - Поэтому ты не любишь путешествовать?
  - Чувство дискомфорта во время полета на самолете еще не говорит о какой-либо фобии.
  Упрямство Хейдена меня забавляет, и я тихо фыркаю. Он смотрит на меня с укором. Пытаюсь придать лицу серьезное выражение, но терплю поражение.
  - Смейся-смейся, - Хейден сужает светло-зеленые глаза.
  - Я вовсе не смеюсь. Но это же всего пара часов полета. Тереза даже выспаться не успеет за это время.
  В этот момент самолет начинает движение, и я вижу, как челюсти Хейдена сжимаются. Он цепляется пальцами за подлокотники.
  - Знаешь, есть ведь другие способы путешествовать по миру, - произношу я, пытаясь отвлечь его.
  - Я знаю не так много способов межконтинентального перемещения, - выдыхает Хейден, прикрыв глаза.
  Его аэрофобия и тот факт, что я могу наблюдать за ним в период его слабости, кажутся мне немного трогательными.
  - Ты можешь перемещаться по воде, - я переплетаю пальцы, борясь с желанием накрыть его руку ладонью, чтобы поддержать его. - Только не говори мне, что ты страдаешь от морской болезни.
  - И упасть в твоих глазах еще больше?
  - Ты не упадешь в моих глазах, - я смеюсь. - Обещаю.
  Я начинаю привыкать к тому, что рядом с Хейденом время пролетает незаметно. Почти весь полет мы проводим за пролистыванием глянцевого женского журнала, купленного мной в аэропорту Сан-Франциско: я читаю выдержки из статей, а Хейден опровергает или соглашается с мнениями авторов со своей мужской точки зрения. Он много шутит, с легкостью заставляя меня смеяться.
  Наткнувшись на небольшой блиц-опрос среди читательниц, что сделало их свидание худшим, мы спорим о том, кому из нас двоих могло бы достаться первое место. В конце концов, Хейден признает мою победу, когда я рассказываю ему об одном парне из колледжа.
  Я с удовлетворением замечаю, что мне удается отвлечь Хейдена, по крайней мере, до посадки.
  
  Вечером после почти десяти часов, проведенных в аризонском филиале "Holdsworth Financial", мы возвращаемся в отель. В глазах у меня рябит от миллионов прочтенных букв и просмотренных цифр, ноги гудят. Меня хватает только на то, чтобы принять душ и упасть на кровать.
  Второй день получается не менее насыщенным, но все же проходит легче, возможно, за счет того, что нам с Терезой помогают два молоденьких стажера, полных энтузиазма. Расставшись с Хейденом в банковском холле еще утром, мы снова встречаемся на том же месте около семи часов вечера.
  Келли, миловидная блондинистая секретарша, организует ужин для нас и шишек филиала в первоклассном ресторане. Хорошая компания и вкусная еда придают мне сил, поэтому, когда после Хейден предлагает нам с Терезой пропустить по паре напитков, я соглашаюсь. Это определенно благотворно повлияет на мой сон, потому что мне необходимо отдохнуть перед обратной дорогой.
  Мы втроем проводим около часа в баре на первом этаже отеля. Тереза изрядно расслабляется от коктейлей, потому что ее грудной смех становится громче с каждым отпитым глотком. Я ее не осуждаю, потому что сама чувствую необходимость снять усталость любым доступным способом.
  - Ну что ж, ребятки, - весело произносит Тереза, протягивая руку за сумочкой, - мне пора на боковую. Местная "маргарита" не только вкусная, но и чертовски крепкая.
  - Я провожу тебя до номера, - Хейден привстает, но Тереза останавливает его, положим смуглую ладонь ему на плечо.
  - Ну нет, красавчик, - она усмехается. - Если ты отправишься со мной, мои шансы подцепить какого-нибудь бедолагу по пути в номер резко сократятся. Увидимся утром.
  Тереза поднимается на ноги, одергивает юбку на стройных ногах и изящной походкой ступает по ковролину в сторону лобби. Проводив ее взглядом, Хейден поворачивается ко мне.
  Что-то в его глазах меняется. Мы остались наедине - кроме нас в баре только персонал. Плюс приглушенное, довольно интимное освещение... Возможно, я бы смутилась, если бы не чувствовала себя так свободно из-за пары-тройки порций водки с клюквенным соком.
  Всматриваюсь в лицо Хейдена и вдруг осознаю, что он тоже находится в легком подпитии. Его лицо расслаблено, рукава его рубашки закатаны до локтей, а три верхние пуговицы расстегнуты. Мой взгляд опускается ниже линии его губ, вдоль шеи, к темным волоскам, виднеющимся в вырезе.
  Если бы Хейден был свободен, я не раздумывала бы ни секунды, прежде чем начать отчаянно флиртовать с ним, а после закончить вечер в одной постели. Не важно, в чьей.
  - Наверное, мне тоже пора в номер, - бормочу я, неосознанно очерчивая кончиком пальца линию по краю бокала.
  - Наверное, - эхом повторяет Хейден.
  Не отрывая от меня взгляд, он жестом подзывает официанта, расплачивается, и мы покидаем бар.
  
  Как только створки лифта смыкаются, я вздрагиваю от мгновенно возникшего между нами напряжения. Это кажется мне таким примитивным, словно в дурацком женском романе, но именно так все и ощущается.
  В лифте только мы вдвоем. Я стараюсь отстраниться, подперев плечом ближайшую стену. Мой взгляд прикован к панели с кнопками, мысленно я отсчитываю каждый этаж. Уверена, Хейден чувствует то же, что и я.
  Наши номера находятся на одном этаже. Мой первый от лифта. Я приближаюсь к двери и достаю карточку. Оборачиваюсь к Хейдену. Он стоит слишком близко ко мне, отчего мои пальцы слегка подрагивают. Его взгляд опускается к моим губам.
  - Я должен пожелать тебе спокойной ночи и идти в свой номер, - тихо произносит он. - Но почему-то мне очень трудно это сделать.
  Он делает еще один шаг и практически прижимается ко мне, в то время как я прижимаюсь спиной к двери. У меня внутри все переворачивается. Колени плотно сжимаются, а грудь под тонкой тканью блузки тяжелеет. Мое тяжелое дыхание наверняка выдает меня с головой. И эти его слова нисколько не облегчают мне задачу.
  - Тебе пора идти, - я произношу вовсе не то, что вертится в моей голове. Но произношу то, что лучше для нас обоих.
  Мы должны просто разойтись по своим номерам и лечь спать. А завтра сесть в самолет и улететь обратно в Сан-Франциско. И плевать, что сейчас больше всего на свете я хочу, чтобы Хейден просто заволок меня в номер и занимался со мной сексом до самого утра.
  Он наклоняет голову так, что его губы почти касаются моей шеи. Я прикладываю максимум усилий, чтобы не податься вперед, выгнув спину. Хейден вкупе с несколькими коктейлями действует на меня опьяняюще. И это очень опасно.
  Прикрываю глаза, вдыхая его запах. Есть вещи, которые просто нельзя делать. Например, спать со своим боссом, в то время как он помолвлен.
  - Спокойной ночи, Сиенна, - произносит Хейден у моего уха.
  Он слегка касается губами моей щеки, и мне приходится призвать на помощь жалкие остатки самообладания, чтобы устоять перед его низким голосом.
  - Спокойной ночи, - отзываюсь я и стремительно скрываюсь за дверью номера.
  И я точно знаю, что не смогу просто так уснуть.
  
  Тереза не спускается к завтраку, жалуясь на легкое похмелье. Я узнаю об этом, только спустившись в ресторан. Если бы Хейден не заметил меня на входе, я бы, не раздумывая, вернулась в свой номер, чтобы дождаться машину.
  В дорогу я надела бежевый джемпер, узкие черные брюки и балетки, зная, что по прилету сразу отправлюсь домой. Я прохожу вдоль столиков, в то время как взгляд Хейдена скользит по мне, вызывая во мне желание скрыться за одной из колонн. Он не может так смотреть на меня. Это неправильно...
  Я цепляю на лицо непроницаемую маску, сажусь за столик и выдаю дежурную улыбку.
  - Доброе утро, - радуюсь, что мой голос звучит довольно бесстрастно.
  - Привет, - в глазах Хейдена вспыхивает любопытство.
  Я понимаю его. Он наверняка считает меня лицемеркой. Я бы сама считала.
  Отпиваю сок, продумывая каждое слово, что собираюсь произнести. Я должна сделать это. После долгих раздумий, проведенных в постели этим утром, я приняла простое решение.
  - Хейден, - я поднимаю на него глаза, - я должна кое-что тебе сказать.
  - Я весь внимание, - он выгибает темную бровь, и это выглядит довольно соблазнительно, что всего на секунду заставляет меня усомниться в своих намерениях.
  - Ты мне нравишься, Хейден. Ты хороший человек и прекрасный начальник. Но я не хочу, чтобы между нами что-то менялось.
  Ложь номер один.
  - Я не желаю неловкости или чего-то подобного. Кроме того, мы оба не свободны.
  Ложь номер два. Но, к счастью, ему неизвестно, встречаюсь я с кем-то или нет.
  - Ты понимаешь, о чем я?
  - Конечно, - Хейден пожимает плечами. - Никакой неловкости или чего-то подобного. Итак, что ты хочешь на завтрак?
  Он берет в руки меню, и я облегченно вздыхаю.
  
  Обратный полет проходит преимущественно в молчании. Тереза отсыпается на сиденье позади нас с Хейденом. Я пытаюсь заняться тем же, отвернувшись к иллюминатору, но голова забита человеком, сидящий в соседнем кресле. Поэтому я просто сижу с закрытыми глазами, пытаясь убедить себя в том, что все сказала правильно за завтраком.
  Следующие несколько дней я настолько занята работой, что это спасает меня от лишних переживаний, по крайней мере, пока я нахожусь в офисе. Хейден верен своим словам - он ведет себя крайне профессионально, но при этом не становится менее дружелюбным и участливым.
  Знаю, что это глупо, но меня коробит то, с какой легкостью он отпустил свой интерес ко мне. Словно для него это было всего лишь мимолетным увлечением хорошенькой помощницей. Хотя, возможно, именно так все и было.
  
  - Сиенна, ты слишком много работаешь.
  Джеки плюхается в кресло напротив моего стола и вытягивает длинные ноги.
  - Это плохо? - я улыбаюсь и подпираю подбородок рукой.
  - Это похвально, но все хорошо в меру - работу надо чередовать с отдыхом. Поэтому я пришла спросить, не хочешь ли ты заглянуть в какой-нибудь бар перед тем, как ехать на большую вечеринку в субботу?
  - Большая вечеринка? - я морщу лоб.
  - Милая, ты совсем погрязла в этим бумагах, - Джеки качает головой. - Ты забыла? Вечеринка в честь тридцатилетия "Holdsworth Financial", грандиозное событие, для которого Джордж нанял целую команду специалистов несколько месяцев назад.
  - Прости, видимо, вылетело из головы.
  - Вылетело? Сиенна, вчера я весь ланч трещала о том, что мне надеть на это мероприятие, а ты кивала и даже давала мне советы. Знаешь, думаю, не стоит ждать субботы. Мы с тобой заскочим куда-нибудь после работы. И ты расскажешь мне, чем забита твоя голова в последние несколько дней.
  - Сегодня только среда...
  - Да, и тебе не помешает отвлечься. Надо сказать Хейдену, что бессовестно пользоваться твоим энтузиазмом новичка. Сегодня в пять я жду тебя у лифта.
  Посчитав, что на этом разговор окончен, Джеки поправляет перед зеркалом прическу, подмигивает мне и уходит.
  
  Я действительно не хочу идти на этот вечер, но еще меньше мне хочется объяснять Джеки или кому-то еще причины своего нежелания. Поэтому, настроив себя на то, что смогу потерпеть пару часов ради приличия, я начинаю собираться. Зато потом меня ждет компенсация в виде чего-нибудь вкусного, моя очень удобная постель и пара дисков с фильмами.
  Вместо того, чтобы шерстить гардероб в поисках идеального по случаю наряда, я выбираю простое черное платье-бюстье с узкой юбкой до колен и классические лодочки на шпильке. Волосы расчесываю и оставляю распущенными. Подкрасив глаза поярче, я смотрю на свое отражение в зеркале. Видимо, внутреннее состояние все-таки накладывает отпечаток на внешний вид, потому что в общем выгляжу я несколько стервозно.
  Я встречаюсь с Джеки в одном из баров незадолго до начала торжества. Мы пропускаем по паре бокалов вина, за которыми моя любвеобильная коллега делится подробностями своего нового романа. Что касается меня, то Джеки убеждена, что я встречаюсь с гитаристом, но наши с ним отношения носят чисто физический характер. Это почти правда. За исключением того, что с Шоном я не виделась уже несколько недель.
  
  Огромный, роскошно украшенный банкетный зал наполнен людьми, среди которых представители филиалов, члены правления, рядовые сотрудники и прочие гости. Я надеялась увидеть на празднике Марин, но в нашем дневном телефонном разговоре она сказала, что идет на вечерний спектакле в школе Сары, за которым следует семейный ужин по этому поводу - девочка исполняет главную роль.
  Сотни людей, бесконечная вереница лиц. Мое собственное лицо устает от улыбок уже через несколько минут, но Джеки крайне коммуникабельна, более того, работает в компании очень давно и знает кучу народа.
  Когда мне удается улизнуть от нее, я устраиваю себе перерыв, прихватив бокал с шампанским. Встав в сторонке, я наслаждаюсь музыкой, исполняемой нанятым ансамблем, и возможностью побыть одной. Достав из сумочки телефон, я с удовлетворением отмечаю, что от заветной мечты о постели и телевизоре меня отделяет около получаса, плюс время на дорогу до дома.
  Мой взгляд непроизвольно скользит по залу, запечатлевая одно сплошное, размытое пятно из лиц. Я ни разу не столкнулась с Хейденом за все время, проведенное здесь. Я могла бы порадоваться этому, если бы не глухое чувство досады, засевшее где-то в груди. Хотя именно из-за него я не хотела появляться на празднике, обманывать саму себя бессмысленно.
  - Скучаете?
  Глубокий мужской голос заставляет меня вынырнуть из собственных мыслей. Я оборачиваюсь и вижу протягивающего мне руку Джорджа Холдсворта - высокого, статного, в идеально сидящем смокинге. Грубоватые черты его лица смягчены доброжелательным выражением темных глаз.
  Несмотря на то, что Хейден не очень похож на отца внешне, у них есть что-то общее, едва уловимое.
  - Добрый вечер, Мистер Холдсворт, - я улыбаюсь и протягиваю свою руку.
  Мужчина целует тыльную сторону моей ладони, но не отпускает.
  - Подарите мне танец, Сиенна?
  - Конечно.
  Я слегка удивлена, что он помнит мое имя, потому что мы виделись всего один раз, несмотря на то, что работаем в одном здании, пусть и очень большом.
  Мистер Холдсворт ведет меня к площадке для танцев, кладет руку мне на талию, держась на приемлемом расстоянии, и, наконец, начинает уверенно вести меня. У него довольно сильная энергетика властного человека, привыкшего все держать под контролем, которая особенно ощущается в танце.
  Само собой, я польщена вниманием хозяина торжества. Рядом с ним невольно чувствуешь себя более женственной, и действительно хочется ему нравиться. Помимо мужского магнетизма, Джордж Холдсворт излучает уверенное спокойствие, которое постепенно передается и мне.
  - Вы выглядите обворожительно, - говорит он, плавно огибая ближайшую пару и увлекая меня к центру площадки.
  Он не единственный, кто так считает. Пока мы с Джеки лавировали по залу, я в полной мере ощутила интерес с мужской стороны, несмотря на то, что не старалась выглядеть сегодня как-то по-особенному.
  - Спасибо, - я выдаю одну из лучших своих улыбок. - Поздравляю вас с юбилеем. Вечер просто потрясающий.
  Мистер Холдсворт интересуется, нравится ли мне работать в его банке. В ходе необременительной беседы с ним я замечаю любопытные взгляды гостей. Вспомнив о том, что говорила Марин про владельца "Holdsworth Financial", я представляю, что именно могут подумать некоторые из них. Это забавляет меня.
  Когда музыка стихает и наш танец прекращается, я прекрасно понимаю, чем именно этот мужчина пленил всех соблазненных им женщин. Думаю, несколько минут, проведенных с Мистером Холсвортом, станут самым приятным воспоминанием об этом вечере.
  Как только эта мысль проносится у меня в голове, рядом с нами вдруг появляется Хейден. От одного взгляда, брошенного на него, моя рука, которую все еще удерживает его отец, напрягается.
  Вместо смокинга на Хейдене черный костюм с расстегнутым пиджаком и рубашка того же цвета. Почему-то в черном он выглядит по-другому - несколько... опасно. Но, определенно, еще более привлекательно, нежели обычно.
  - Папа, - Хейден кивает отцу, а потом переводит взгляд на меня. - Не возражаешь?
  Все еще находясь под впечатлением от его внезапного появления, я только киваю, бегло улыбнувшись Мистеру Холдсворту. Звучит следующая песня.
  - Спасибо за танец, Сиенна, - Джордж задерживает на мне взгляд, вдруг показавшийся мне слишком проницательным.
  Как только он отпускает мою руку, Хейден перехватывает меня, растерянную и смущенную. Его ладонь ложится немного ниже того места, где еще недавно лежала ладонь его отца. Его манера вести не менее уверенная, но более мягкая, невольно заставляющая расслабляться, что еще более опасно в моем случае.
  Решив не противиться самой себе, я поддаюсь. И тут же жалею об этом, потому что, во-первых, позволяю себе уловить аромат туалетной воды, смешанной с запахом кожи Хейдена, а, во-вторых, теряю бдительность и заглядываю в его глаза.
  Пол едва не уходит из-под ног, когда меня насквозь пронзает сдерживаемый в них огонь. Внешне Хейден абсолютно спокоен, но я могу почувствовать напряжение, сковавшее его тело. Он источает тонкие, но ощутимые импульсы физического возбуждения. Этого хватает, чтобы кровь в моих венах устремилась к низу живота.
  - Хорошо, что я успел перехватить тебя, прежде чем ты ушла, - Хейден притягивает меня ближе - настолько близко, что я начинаю переживать, не покажется ли это со стороны слишком интимным. - Мой отец опередил меня.
  - Ты хотел... - я замолкаю и прочищаю горло. - Ты хотел о чем-то со мной поговорить?
  Я упираюсь взглядом в гладко выбритый подбородок Хейдена, избегая его глаз.
  - Нет, - он качает головой. Пальцы его руки слегка сжимают мою ладонь. - Не о чем-то конкретном.
  Я тяжело вздыхаю, отчего моя грудь почти касается его груди. Я жалею, что не надела под платье бюстгальтер, потому что соски начинает покалывать ставшая вдруг слишком жесткой ткань.
  Все эти дни я старалась свести контакты с Хейденом к минимуму, и теперь, дорвавшись до него, заполучив его в свое личное пространство, я неосмотрительно позволяю желаниям своего тела взять верх над рассудком. Мои пальцы сжимают его пальцы в ответном движении - это самое большее, что я могу себе позволить на глазах у сотен людей.
  Мое возбуждение смешивается с возбуждением Хейдена, окутывая нас плотным, почти осязаемым коконом, сотканным из чувственного влечения. Даже не глядя ему в глаза, я знаю, что он тоже это чувствует, словно наши тела настроены на одну волну.
  Когда смолкает музыка, реальность грубо вклинивается между нами, приводя меня в чувство. От осознания того, что я делаю что-то неправильное, у меня в желудке все скручивается в узел, к горлу подступает ком.
  Высвободившись их рук Хейдена, я нацеливаюсь на выход из зала. В это же время на сцену выходит Мистер Холдсворт, видимо, намереваясь произнести речь, и поток гостей устремляется ближе, затрудняя мне движение.
  Я отступаю к стене и, толкнув ближайшие стеклянные двери, оказываюсь на небольшом балкончике. Притворив за собой сворки, кладу ладони на каменные перилла и вдыхаю прохладный воздух полной грудью.
  Хейден появляется позади меня спустя несколько секунд, и мне даже не нужно оборачиваться, чтобы понять, что это действительно он. Глупо было надеяться, что он не последует за мной после того, как я сама дала ему повод.
  - Сиенна, - Хейден берет меня за руку, мягко, но напористо заставляя развернуться к нему.
  Мое дыхание учащается, сжимающееся горло с трудом пропускает воздух. Я не поднимаю головы. Лицо Хейдена находится так близко, и мое сердце колотится как сумасшедшее, глухо ударяясь о ребра.
  - Ты выглядишь так, словно собираешься упасть в обморок, - Хейден обеспокоенно всматривается в мое лицо.
  Не могу поверить, будто он не понимает, что нам не стоит находиться здесь наедине. Его рука накрывает мою ладонь.
  - Не надо, - тихо произношу я.
  - Ты вся трясешься, - не обращая внимания на мой слабый протест, Хейден снимает пиджак и набрасывает мне на плечи.
  Я невидящим взглядом смотрю прямо перед собой, все еще цепляясь за перилла мертвой хваткой. Аромат, исходящий от пиджака, обволакивает меня, и мои колени слабеют. Как будто этого мало, Хейден обвивает вокруг меня руки и прижимает к себе.
  Мои веки тяжело опускаются, я утыкаюсь носом в его шею и глубоко вдыхаю его запах. В его объятьях даже лучше, чем я представляла. Я чувствую, как его тепло передается мне, проникает под кожу и устремляется по всему телу.
  - Ты завела меня в тупик, - вдруг говорит Хейден. - В то последнее утро в Финиксе ты ясно дала понять мне, что не хочешь меня. Но иногда в твоем взгляде проскальзывает что-то, что заставляет меня думать, что это не так. Как сегодня вечером.
  - Тебе лучше уйти.
  - Если ты скажешь, что все это не более, чем плод моего воображения, - помолчав, отвечает Хейден. Он берет меня за подбородок и приподнимает голову, убирает разметавшиеся прядки с лица. - И тогда я уйду.
  Слова комом встают у меня в горле.
  - Мне очень хочется сделать кое-что, - шепчет Хейден, поглаживая большим пальцем мою скулу. - Кое-что, чего мне хотелось с самого первого дня, как я тебя увидел.
  Я должна сказать ему, что он не может так поступить со мной. Что он все испортит, и пути назад уже не будет. Но вместо этого я смотрю на него, не в силах отвести взгляд.
  Хейден наклоняется ко мне. Мои губы приоткрываются. В следующую секунду теплый рот Хейдена накрывает их, и я падаю с самого края обрыва...
  Его язык проходится по моей нижней губе и проскальзывает в мой рот, сталкивается с моим языком, облизывает его, сосет. Я издаю приглушенный стон, цепляясь пальцами за его рубашку.
  Пиджак Хейдена падает на пол, когда его ладони проводят по моим ребрам вверх и обратно. Его руки продолжают движение вниз, словно изучают незнакомую территорию, пока не спускаются ниже спины. Он прижимает меня к себе так, что я могу почувствовать его эрекцию. Низ живота пронзает острый спазм возбуждения, который преобразуется в довольно ощутимую пульсацию.
  - Хейден, - я вспыхиваю и послушно выгибаюсь в его руках. - Пожалуйста...
  Сама не знаю, о чем прошу его - чтобы он прекратил или наоборот - не останавливался. Мне просто хочется, чтобы он облегчил мои страдания. Утолил тоску по его телу. И мне плевать, что за стеклянными дверьми и тяжелыми шторами полный зал людей.
  Хейден прижимает меня к стене и толкается в меня бедрами. Мой хриплый вздох заставляет его зажмуриться.
  - На вкус ты даже лучше, чем я представлял, - он проводит языком по моей шее и прокрывает горячими поцелуями верх груди. - Проклятье, я столько раз хотел сделать это...
  Позабыв о стыде, я завожу руку за спину и трясущимися пальцами дергаю молнию на платье. Хейден стягивает ткань вниз, пока моя грудь не оказывается полностью открытой. От его горящего взгляда и прохладного ветра мои соски напрягаются. Хейден наклоняет голову и берет в рот один из них, нетерпеливо покусывает и тянет, а затем проделывает то же самое с другим.
  Легкий укол боли заставляет мышцы внутри меня сжаться. Хейден снова врезается в меня бедрами. Несмотря на прохладу, моя кожа покрывается крошечными капельками пота. Возбуждение внутри меня зашкаливает, и начинаю слегка тереться о выпуклость под брюками Хейдена. Мне очень нужно это освобождение - я и так ждала слишком долго...
  Словно внимая моей жажде, Хейден заводит мои руки за голову и сцепляет запястья пальцами одной руки. Удерживая мой взгляд, он опускает вторую руку и тянет складки платья вверх по бедру. Добравшись до моих трусиков, он проводит кончиками пальцев по шелковистой ткани прямо по центру, слегка надавливая.
  Борясь с желание прикрыть глаза, я продолжаю смотреть на Хейдена. В его взгляде я вижу отражение собственного почти яростного безумия, охватившего, поглотившего меня.
  - Ты такая горячая... - на лице Хейдена появляется почти болезненное выражение.
  Его пальцы отодвигают край трусиков и дотрагиваются до обнаженной кожи. Моя промежность набухшая от вожделения, и, кроме того, я вся мокрая, что приводит Хейдена в восторг. Он скользит пальцами по разгоряченной поверхности, оттягивая момент, которого мне хочется больше всего.
  Хейден покрывает мои губы легкими поцелуями, заставляя меня ерзать в его руках. Я бы поразилась его самообладанию, если бы не была так сосредоточена на собственной неудовлетворенности, отражающейся в каждом нетерпеливом движении.
  Когда Хейден погружает в меня один палец, воздух резко покидает мои легкие. Я запрокидываю голову, на глазах выступают слезы облегчения. По моему телу проносится судорожная волна удовольствия, похожая на оргазм, только меньшая по интенсивности. Во мне оказываются два пальца, а затем три, проникая максимально глубоко, нащупывая самую чувствительную точку внутри меня.
  Я задыхаюсь от острых вспышек наслаждения, мои руки тянутся к Хейдену, но он по-прежнему удерживает их у меня над головой. Он целует мою шею, а его большой палец надавливает на мой клитор, совершая медленные круговые движения.
  - Хейден, я... - я прерываюсь на полуслове, когда он втягивает в рот мой сосок, играя с ним зубами.
  Я уже очень близка к тому, чтобы кончить от одних его ласк, и мне безумно хочется ощутить его внутри себя. Делаю движение бедрами навстречу его ладони, и в следующий момент оргазм накрывает меня с головой, взрываясь и проносясь по моему телу обжигающими волнами.
  Хейден заглушает мой вскрик глубоким поцелуем, при этом его пальцы не прекращают двигаться внутри меня, продлевая удовольствие. Я перестаю ощущать свое тело, кроме пульсирующего центра в глубине, сжимающегося много раз подряд...
  
  Выброс мяча сопровождается приглушенным хлопком. Я размахиваюсь и с силой ударяю ракеткой по мячу, отскочившему от пола.
  Я уволюсь.
  Еще один удар.
  Точно уволюсь.
  Теннисная пушка выплевывает новый мяч.
  Или я могу просто не прийти на работу и не отвечать на телефонные звонки. Потому что, чтобы уволиться, мне все-таки нужно явиться в офис. И увидеть Хейдена.
  При мысли о нем потаенные мышцы внутри меня сжимаются, напоминая о том, насколько ошеломительный оргазм он заставил испытать меня с помощью одних только пальцев. И каким мог бы быть секс с ним...
  Я едва не пропускаю следующий мяч. Бью ракеткой наотмашь и чувствую ноющую боль в плече.
  "Снаряды" заканчиваются, и пушка затихает. Я обессилено опускаюсь на колени, уперев ракетку в пол и положив подбородок на дугу. Мое дыхание тяжелое и сбивчивое, сердце учащенно колотится в груди. Кожа покрыта потом, ноги трясутся от перенапряжения.
  Просидев в оцепенении еще некоторое время, я на нетвердых ногах плетусь в раздевалку. Стягиваю вымокшую от пота одежду, встаю под душ, подставив лицо теплым струям воды.
  Приходится признать свое поражение: вместо ожидаемого успокоения от тяжелой работы ракеткой я получаю только дикую усталость, от которой в голове все перемешивается еще больше.
  Я сегодня сама не своя. Каждое привычное действие, даже отработанное до автоматизма, занимает у меня больше времени, чем обычно. Проснувшись утром, я не меньше двух часов просто лежала на постели, глядя в стену и занимаясь самобичеванием. Потом долго сидела за столом в кухне, глядя в окно, пока кофе совсем не остыл, превратившись в малопривлекательную жижу.
  По пути в теннисный клуб я написала сообщение Кимми. Подруга пообещала приехать ко мне, как только освободится после семейного обеда.
  Я осознаю, что стою под душем достаточно долго, когда сморщиваются подушечки пальцев. Выключаю воду и бреду к шкафчикам, радуясь, что в это воскресенье в клубе почти никого нет.
  Переодевшись в чистую одежду - трикотажные спортивные штаны, майку и кофту на молнии, я собираю мокрые волосы в пучок и проверяю свое отражение в большом настенном зеркале. Я выгляжу утомленной, что только подчеркивает отсутствие макияжа.
  Моя машина осталась на парковке у дома, поэтому из клуба я возвращаюсь пешком, по пути успев переварить очередную порцию неутешительных мыслей. Кимми звонит мне, когда я подхожу к дому.
  - Что у тебя с голосом? - она сходу определяет мое настроение по одному-единственному тусклому "алло".
  - Расскажу, когда приедешь, - я вздыхаю, отпирая входную дверь.
  - М-м, свежие новости? Буду через полчаса.
  
  Мы с Кимми сидим на полу у дивана, едим прихваченный ей в китайской лавке ужин и запиваем его белым вином. Точнее, ест только Кимми, а я пытаюсь запихнуть в себя что-нибудь, потому что с утра в моем желудке побывал только холодный кофе и несколько стаканов воды.
  По мере того, как я выдаю рассказ о субботнем вечере, брови подруги ползут вверх. Закончив говорить, я делаю большой глоток вина и прикрываю глаза.
  - Мне так стыдно, что я даже не могла смотреться в зеркало все утро.
  - Стыдно? - Кимми возмущенно толкает меня плечом. - Я не узнаю тебя, Сиенна. Ты ведь получила удовольствие?
  - О да, - я вспыхиваю, умолчав о том, что весь день провела в состоянии легкого, но довольно навязчивого возбуждения, словно... Хейден оставил на мне свой отпечаток. - Но я не должна была делать этого. Как я смогу смотреть ему в глаза, Кимс? Даже думать об этом не хочу.
  - И, конечно, уволиться, по-твоему, это выход?
  - Это то, что мне очень хочется сделать.
  - А что Хейден? Как он повел себя после?
  - Он был... сбит с толку, как и я. Словно для него это было так же неожиданно, как и для меня.
  - А ты считаешь, что он на это рассчитывал? - Кимми вскидывает брови. - Я думаю, нет. Не на мероприятии с несколькими сотнями гостей.
  - Я пробормотала какую-то чушь и сбежала домой. Что мне делать, Кимми? - я прикрываю ладонями лицо и откидываюсь на подушки, разбросанные на полу.
  - Скажи, если вернуть время назад, ты бы сделала то же самое? Зная, что будешь испытывать после?
  Слова подруги заставляют меня задуматься. Я поворачиваюсь на бок и подпираю голову рукой.
  - Сделала бы? - Кимми проникновенно смотрит на меня. - Отвечай, не раздумывая - не ошибешься.
  - Да, - нехотя говорю я. - Это было... словно у меня снесло крышу, Кимс. Можешь представить, что там было столько людей, и со многими из них мы с Хейденом работаем? Мне было плевать, что кто-то может зайти на этот чертов балкон и увидеть нас. Что я отдалась ему прямо там?
  - Очень даже могу, - подруга ухмыляется, а потом снова становится серьезной. - Пообещай мне кое-что.
  - У меня такое ощущение, что ты попросишь что-то, что мне не понравится.
  - Пообещай, что пойдешь завтра в свой банк. И не будешь пороть горячку с увольнением. Не порть все, пока в этом нет необходимости.
  Я закатываю глаза, и Кимми слегка дергает меня за прядь волос.
  - Пообещай, Сиенна.
  - Обещаю. В конце концов, мне не обязательно сдерживать это обещание, ведь ты не сможешь меня проконтролировать.
  - Да. Но я надеюсь, что ты будешь вести себя благоразумно.
  - Благоразумно? - я кривлю губы в усмешке. - После моего рассказа ты все еще не поняла, что рядом со своим боссом я превращаюсь в сексуально озабоченную безмозглую девчонку?
  - Я верю в тебя.
  Кимми обнимает меня за шею и звонко чмокает в щеку.
  
  Я стою у кабинета Хейдена, заставляя себя постучать в дверь. Он уже должен быть здесь, несмотря на то, что до начала рабочего дня еще сорок минут - я видела на парковке его "мерседес".
  Ну давай же, уговариваю я себя, прекрати нервничать, как школьница. Тебе всего лишь нужно поговорить с ним. Набравшись, наконец, смелости, я стучусь. Дважды, но оба раза ответом мне служит только тишина, разбавленная еле слышным жужжанием офисных ламп над головой.
  Я нажимаю на ручку и открываю дверь. Кабинет пуст. Поколебавшись всего пару секунд, я вхожу внутрь. Нахожу Хейдена на террасе. Видимо, он пребывает в глубокой задумчивости, потому что не слышит моих шагов, как и стука.
  Он стоит, сунув руки в карманы брюк. Пользуясь моментом, я разглядываю его сзади - коротко стриженный затылок, линию плеч, широкую спину, длинные ноги. Меня вдруг охватывает дикое желание обладать всем, что я вижу - не только в физическом плане.
  Я слегка постукиваю костяшками пальцев по косяку, привлекая внимание. Хейден оборачивается, и его глаза темнеют при виде меня. Между нами мгновенно возникает уже знакомое мне ощущение - словно искры рассыпаются в воздухе.
  - Привет, - тихо произношу я. Ступив на террасу, я останавливаюсь, чтобы сохранить между нами дистанцию.
  - Привет, - взгляд Хейдена теплеет. - Ты зашла поговорить?
  - Да.
  Я складываю руки на груди, чувствуя себя крайне неуютно. Хейден делает шаг в сторону, будто освобождая для меня место рядом с собой. Помедлив, я подхожу ближе.
  - Наверное, это не для тебя не впервой, - я смущенно улыбаюсь, глядя прямо перед собой. - Джеки говорила, что ты довольно часто становишься... предметом симпатии новеньких сотрудниц.
  - Серьезно? - голос Хейдена звучит так, словно он улыбается, но я по-прежнему не смотрю на него, так что сказать наверняка не могу.
  - Только не говори, что это для тебя такая уж новость.
  - Значит, я стал объектом твоей, гм, симпатии?
  - Хочешь заставить меня признать очевидное? - довольно резко спрашиваю я, метнув в него негодующий взгляд. - Думаешь, мне легко было прийти сюда после... после того, что произошло?
  - На самом деле, для меня все это впервые, - Хейден вдруг становится серьезным. - Можешь мне не верить, но это на самом деле так.
  - Я испытываю к тебе плохо контролируемое влечение, - мой голос звучит ровно, когда я произношу это, глядя прямо ему прямо в глаза, но внутри все содрогается. - Глупо это отрицать после того, что произошло в субботу.
  Хейден дотрагивается до моей руки. Я опускаю взгляд и вижу, что рукав блузки задрался, обнажив едва заметные синяки на запястье и небольшие ссадины чуть выше по руке, оставшиеся от шершавой стены на том балконе. Хейден сглатывает и сжимает челюсти.
  Я понимаю его состояние, потому что следы, которые он оставил на мне, все время напоминают о том, как все было. Как я чувствовала себя, когда его пальцы были внутри меня, а его губы оставляли отметины на моем теле. Как я горела, полыхала от желания быть с ним.
  Делаю глубокий вдох, справляясь с возбуждением, охватившим меня в один момент, стоило мне потерять бдительность.
  - Я очень стараюсь справиться с этим. Действительно стараюсь, - продолжаю я. - Поэтому буду признательна тебе, если ты не будешь осложнять мне эту задачу.
  Обогнув меня, Хейден встает сзади, положив ладони на ограждение передо мной. Между нами все еще остается пространство, но это только усиливает напряжение.
  - Сиенна, - хрипло произносит Хейден у моего уха. - Ты понимаешь, что после этих твоих слов мне еще сложнее держаться от тебя подальше?
  Его дыхание обжигает мою кожу.
  - Так не должно быть, - тихо говорю я.
  - Как бы мне ни хотелось, чтобы было иначе, от меня здесь очень мало что зависит.
  - Почему твоей девушки не было на том вечере?
  Я должна была спросить об этом. Эта мысль не давала мне покоя все выходные. Если бы она была там, все сложилось бы иначе. Возможно, это даже встряхнуло бы меня, вернуло к реальности.
  Хейден замирает, а потом отстраняется.
  - Ее нет в стране, - отвечает он после недолгого молчания.
  Я разворачиваюсь к нему. Мои щеки горят от мешанного чувства стыда и злости.
  - Как давно, Хейден?
  - Почти четыре недели, - нехотя произносит он.
  Я совершаю небольшой подсчет в уме. Мое лицо каменеет.
  - Сиенна, - Хейден снова кладет руки на перилла по обеим сторонам от меня. - Это вовсе не значит, что я, пользуясь случаем, решил закрутить интрижку на работе. Ты действительно первая, кто заставил меня потерять голову.
  Я мягко отстраняю его, освобождаясь.
  - Это не имеет значения. Теперь. Я не хотела бы терять эту работу...
  - Конечно, нет, - перебивает Хейден. - На самом деле, я тоже хотел поговорить с тобой. Я собираюсь поручить Джеки кое-какую работу. И ей нужна будет помощь. Это займет около двух недель. Я бы хотел, чтобы вы поработали вместе.
  - Конечно, - я киваю. - Как скажешь.
  Он нашел решение, оптимальное для нас обоих. Наверное, я должна вздохнуть с облегчением, но глубоко внутри появляется какое-то гадкое ощущение. Посчитав, что разговор исчерпан, я обхожу Хейдена и иду к двери.
  - Сиенна.
  Останавливаюсь на пороге, но не оборачиваюсь. Это не должно быть так, но меня коробит способ, с помощью которого он решил держаться от меня подальше, пусть всего на некоторое время. Мне не хочется, чтобы он увидел это на моем лице.
  - Думаю, нам не помешает некоторое время провести врозь, чтобы все... нормализовалось, - в голосе Хейдена отчетливо слышатся нотки вины.
  Я отвечаю ему нерешительным кивком и ухожу.
  
  Весь день я провожу по голову в бумагах в кабинете Джеки, которая без труда совмещает работу и рассказы о своих прошлых похождениях. Я благодарна ей за то, что она хоть немного отвлекает меня от собственных мрачных мыслей.
  Помимо того, что у меня остался осадок после разговора с Хеденом, я стала объектом косых взглядов девушек из клиентской службы, с которыми мы с Джеки столкнулись в холле, возвращаясь с ланча. И почему-то я уверена, что это мне не почудилось.
  Возможно, кто-то из них видел, как мы с Хейденом уединялись на балконе в прошлую субботу. Или - что еще хуже - в каком состоянии я покидала вечеринку. Тогда мне было не до этого, но навязчивая мысль о том, что это может оказаться правдой, то и дело возникает в моей голове.
  
  Следующие две недели становятся для меня настоящим испытанием. Я почти не вижусь с Хейденом, потому что он редко бывает в офисе, занимаясь делами вне офиса. Я же работаю с Джеки, в то же время проникаясь все большей и большей симпатией к ее непосредственной, но такой позитивной персоне.
  Каждое утро я ловлю себя на том, что настолько сильно хочу увидеть Хейдена, что это превращается в навязчивую идею. Я действительно скучаю по нему. По разговорам с ним. По возможности просто находиться в одном кабинете, занимаясь делами и переглядываясь, но не говорить ни слова. По тому, как он заставляет меня смеяться.
  Я бы должна радоваться представившейся возможности остыть, прийти в себя и переосмыслить все это, но если бы кто-нибудь знал, насколько это непросто...
  
  Случай остаться с Хейденом наедине представляется мне только в середине следующей недели. Я приезжаю на работу немного раньше и сталкиваюсь с ним у лифта.
  - Привет, - он немного устало улыбается и, словно не удержавшись, окидывает меня взглядом. - Ты прекрасно выглядишь.
  - Спасибо, - не сразу отвечаю я.
  Следуя совету Кимми, я пытаюсь притянуть к себе хорошее настроение, которое в последнее время посещает меня крайне редко, с помощью одежды. Например, сегодня я надела шелковое платье цвета "шампань" с узорами в виде бледно-красных цветов, дополнив его розовыми туфлями и лентой того же оттенка, вплетенной в нарочито небрежную косу.
  Пока что этот способ работает не очень хорошо. А если быть точнее, не работает вообще.
  Молчание, в котором мы пребываем, ожидая лифт, настолько тяжелое, что я почти физически ощущаю его вес на своих плечах. Когда кабина приезжает на первые этаж и створки разъезжаются в стороны, из лифта выпархивает стайка молоденьких сотрудниц. Их болтовня и смех стихают, а взгляды становятся любопытными, когда они видят нас с Хейденом.
  Он здоровается с ними, а я только сдержанно киваю и проскальзываю в лифт. Возможно, у меня развивается паранойя на почве плохо подавляемых чувств к своему начальнику, но, похоже, в тот злосчастный вечер мы с Хейденом дали кому-то повод для сплетен.
  Когда он входит в лифт за мной, я бросаю на него косой взгляд. Он выглядит вполне невозмутимым. Не могу поверить, что он ничего не заметил.
  Внезапно мне становится дурно. Если я - хоть и с огромным трудом - переношу борьбу с самой собой, тягу к Хейдену и необходимость при всем этом выполнять свои служебные обязанности, то офисных интриг я не выдержу.
  Дело не в том, что я слабая и не могу дать отпор, что спасую перед длинными языками. Просто я не смогу каждое утро появляться в банке, зная, что каждый второй обсуждает меня, стоит мне повернуться спиной.
  При мысли о том, насколько это было бы унизительно, мой желудок скручивает в узел. Наверное, я переоценила себя, когда решила не писать заявление на увольнение.
  - Тебе нехорошо? - Хейден протягивает ко мне руку, но останавливает ее на полпути.
  - Все в порядке, - мой голос звучит довольно убедительно. Не хватает еще, чтобы Хейден подумал, что я не сдержанная на эмоции истеричка, которой становится дурно, стоит оказаться с ним рядом в чертовом замкнутом пространстве.
  Оказавшись на своем этаже, я спешу в женский туалет. Слава богу, меня не тошнит, но приходится сполоснуть лицо холодной водой, чтобы избавиться от внезапно охватившей меня слабости. Я провожу еще пару минут у зеркала, приводя себя в порядок, прежде чем уединяюсь в своем кабинете.
  Я собираю бумаги, подготовленные прошлым вечером, и собираюсь к Джеки, когда у двери меня останавливает телефонный звонок по внутренней связи. Возвращаюсь к столу и поднимаю трубку.
  - Я сегодня занят весь день, - без предисловий говорит Хейден. - И на ланч тоже вырваться не смогу. Но я подумал, что ты не откажешься выпить со мной кофе. Готов поспорить, что ты не завтракала.
  Я прижимаю трубку к уху, пытаясь унять участившееся сердцебиение. Не знаю, что заставило его позвонить мне, но я очень рада, что он это сделал.
  - Конечно, - я почти облегченно вздыхаю. - Почему нет.
  
  Кафе, в которое Хейден привозит меня, оказывается самым симпатичным местом из всех, в которых нам приходилось бывать, когда мы еще могли позволить себе совместные ланчи. Здесь есть свой внутренний дворик с пестрыми цветочными клумбами, красивой мебелью на причудливо выкованных ножках и деревьями со свисающими ветвями, разделяющими столики и создающими уединенную атмосферу.
  - Как насчет кофе со льдом? - спрашивает Хейден, глядя на меня через круглый стеклянный столик.
  - Ты читаешь мои мысли, - я облокачиваюсь на стол, сложив руки.
  - Еще здесь самые вкусные блинчики в городе.
  - Я доверяю тебе.
  Хейден делает заказ. Кофе в больших высоких стаканах приносят через несколько минут. Я делаю несколько глотков через соломинку и даже улыбаюсь от удовольствия - в жару самое то.
  - Что? - я вскидываю брови, поймав внимательный взгляд Хейдена.
  - Ничего, - он пожимает плечами. - Нравится смотреть на тебя.
  - Ты поэтому отослал меня подальше? - вырывается у меня, прежде чем я это осознаю. - Прости, я не имела это в виду.
  Кровь приливает к лицу, и я опускаю глаза на стеклянную столешницу. Во дворике совсем мало людей, да и тех почти не видно из-за отгородившей нас густой листвы.
  - Не извиняйся, - лицо Хейдена мрачнеет. Мне вовсе не хочется портить ему настроение, но, похоже, я это уже сделала.
  - Ты выглядишь уставшим.
  - Наверное, слишком много работаю в последнее время.
  - Откуда ты узнал об этом кафе? - я пытаюсь отвлечь Хейдена, и мне это удается, потому что его губы складываются в улыбку. И в тот же момент я понимаю, что мне может не понравиться ответ на это вопрос.
  - Моя мать очень любит это место. Мы довольно часто здесь встречаемся.
  У меня появляется теплое и очень легкое чувство, что Хейден впустил меня в часть своей жизни, пусть даже очень маленькую. Не знаю, плохо это или хорошо.
  Миниатюрная официантка в длинном фартуке с вышитым на нем названием кафе приносит нам блинчики с фруктами. Я вдруг ощущаю, что действительно голодна. Завтрак я сегодня, как и в предыдущие несколько дней, пропустила - в этом Хейден был прав. Придется признать, что вместе с ним вернулся и мой аппетит.
  Я быстро расправляюсь с содержимым своей тарелки. Я бы заказала еще порцию, но, боюсь, в желудке больше не осталось места.
  - Теперь ты выглядишь куда более счастливой, - Хейден удовлетворенно улыбается.
  Сам он даже не притронулся к своему заказу, но я решаю не заострять на этом внимание.
  - Почему ее нет в стране? - спрашиваю я. - Твоей девушки?
  Как бы мне ни хотелось просто наслаждаться, прогуливая работу со своим сводящим с ума боссом, я не в силах сдержаться. Знаю, что, скорее всего, пожалею об этом, но мне хочется знать больше.
  Хейден снова цепляет на лицо непроницаемую маску, скрывая от меня свои эмоции.
  - Почему ты спрашиваешь? - он пристально всматривается в мое лицо.
  - Можешь считать это чистым любопытством, - я склоняю голову на бок. - И все-таки?
  Он довольно долго молчит, а потом вздыхает.
  - Она в отъезде. Это связано с... благотворительностью. Ну, и непосредственно с ее работой.
  Я задумчиво перебираю пальцами кончик перекинутой через плечо косы. Надо же... Почему-то мне думалось, что она пустоголовая дочь богатого папочки.
  - Давно вы вместе?
  - Сиенна, - низким голосом отзывается Хейден, нахмурив брови, - при всем удовольствии, которое я получаю от общения с тобой, я думаю, это не лучшая тема для разговора.
  - Как скажешь.
  В его глазах мелькает удивление.
  - Не думал, что ты можешь быть такой покладистой, - он усмехается.
  - На самом деле, ты совсем меня не знаешь, - я вздыхаю и смотрю на наручные часы. - Мы собираемся возвращаться на работу?
  - Иногда мне хочется махнуть рукой на работу и провести день в свое удовольствие.
  - Когда-нибудь я подобью тебя на нечто подобное, - обещаю я.
  
  - Благотворительность? - с дивана доносится фырканье.
  - Представь себе, - бормочу я в ответ, раскладывая столовые приборы на кухонной стойке.
  Кимми свешивает голову с подлокотника, глядя на меня вверх тормашками.
  - У нее степень в области изобразительного искусства, - сообщает она.
  - Кто бы сомневался, - я кошусь на планшет в ее руках.
  - Хотя ей всего двадцать четыре года. Это так... старомодно. Здесь написано, что они с твоим боссом встречаются уже в общей сложности лет шесть. За это время они неоднократно расставались и снова сходились. Интересно, с чем это связано?
  - По-моему, здесь все очевидно. Он заводил роман на стороне, а она его бросала. А потом он возвращался к ней, а она принимала его обратно.
  - На самом деле, ты так не думаешь.
  - Уже не уверена, - признаюсь я. - Не хочется думать, что он просто дурит меня с одной-единственной целью - затащить в койку.
  - Никогда не узнаешь, пока не попробуешь. Хотя, в твоем случае, может, и пробовать не стоит, - Кимми снова утыкается в планшет. - Итак, их помолвка состоялась... ого, почти год назад. Кто-то явно не торопится под венец.
  - Еще одно слово о Хейдене или его невесте - и я оставлю тебя без ужина.
  - Это звучало бы как угроза, если бы его готовил кто-то другой, но не ты.
  Кимми ухмыляется, откладывает планшет в сторону и присоединяется ко мне.
  - Выглядит аппетитно, - она бросает взгляд на содержимое тарелок.
  - Это всего лишь паста, - я закатываю глаза. - Ее невозможно испортить.
  Кимми деликатно молчит, но по ее напрягшемуся лицу я понимаю, что она сдерживает улыбку. Или даже смех.
  - В следующий раз ужин с тебя, - я указываю вилкой в ее направлении, прищурив глаза.
  - Заметано.
  Я откупориваю бутылку вина, и мы принимаемся за ужин.
  - Твои кулинарные навыки совершенствуются с каждым разом, - подруга подмигивает мне. - Знаешь, даже если не брать в расчет тот факт, что ты моя лучшая подруга и я безумно люблю тебя, эта Кристен кажется мне слишком пресной. Серьезно. Неудивительно, что Хейден запал на тебя. Иногда взрослым мальчикам хочется чего-то острого.
  - И все-таки я думаю, что он не просто так встречается с ней несколько лет, - с сомнением отзываюсь я.
  - Почему нет? Оглянись вокруг и увидишь сотню таких примеров. Возможно, их будущий брак просто удобен и выгоден для их семей. Все как в плохом мелодраматическом сериале, да?
  - Точнее не скажешь. Думаешь, я все еще не могу уволиться?
  - А ты сама как думаешь?
  - Для меня это как... взять саму себя на слабо. Что, если я не уволюсь? Это ведь самый легкий выход. Неужели я не способна на большее?
  - Мне нравится твой настрой, - Кимми поднимает бокал. - За иммунитет против чрезмерно сексуальных начальников.
  - Ох, Кимс, у меня такое предчувствие, что Хейден станет той еще занозой в заднице. Помяни мои слова.
  
  - Доброе утро.
  Дейн, дежурящий в понедельник на входе, приветствует меня широкой улыбкой.
  - Здравствуй, - я прохожу через дверь, которую он заботливо придерживает для меня.
  - Великолепно выглядите сегодня. Впрочем, как всегда.
  На мне золотисто-песочного цвета юбка до колен и заправленная в нее белая блузка без рукавов. Не самая нарядная моя одежда, но я благодарна парню за комплимент.
  - Спасибо, Дейн, - я улыбаюсь. - Ты мне льстишь.
  Я действительно так считаю. В последнее время я плохо сплю, и темные круги под глазами сложно скрыть корректором.
  - Вовсе нет, - охранник поднимает руки в защитном жесте, следуя за мной по холлу. - Вы единственная, кто одним своим появлением в офисе скрашивает наши серые будни.
  Его слова вызывают у меня улыбку.
  - Дейн, тебе нечем заняться?
  Арктически ледяной голос Хейдена раздается так неожиданно, что мы с Дейном вздрагиваем.
  Мой босс стоит за нашими спинами, сунув руки в карманы брюк, и мрачно смотрит на нас.
  - Никак нет, сэр, - Дейн обезоруживающе улыбается.
  - В таком случае, я напоминаю тебе, что в число твоих служебных обязанностей не входит флирт с сотрудницами банка.
  Я молча открываю и закрываю рот. Дейн пожимает широкими плечами, обтянутыми формой, незаметно подмигивает мне и отходит в сторону. Хейден, как ни в чем не бывало, ленивой походкой направляется к лифтам.
  Я чувствую, как внутри закипает возмущение, и бросаюсь вслед за ним. Кажется, что даже стук моих каблуков по мраморному полу звучит гневно. Как только я догоняю Хейдена у площадки с лифтами и открываю рот, чтобы разразиться ругательствами, до меня доходит, что я собираюсь устроить сцену на виду у других служащих.
  - Хейден, какого черта ты себе позволяешь? - бормочу я на выдохе, опустив глаза в пол.
  Чувствую, что краснею до корней волос. Сгибаю одну руку в локте, придерживая ее другой рукой, и слегка прикрываю ладонью лицо. Еще на прошлой неделе мы мирно завтракали в кафе, а сегодня я готова придушить его.
  Хейден бросает на меня косой взгляд, и уголки его губ приподнимаются в насмешливой улыбке. Его откровенно веселит мой разъяренный вид.
  Лифт, наконец, спускается на первый этаж. Слава богу, он пуст. Хейден делает жест рукой, пропуская меня внутрь. Влетаю в лифт и, увидев свое раскрасневшееся лицо в одной из зеркальных стен, прихожу в еще большую ярость.
  - Ты что, рехнулся? - цежу я сквозь зубы, едва за нами закрываются двери.
  - О чем ты? - Хейден продолжает прикидываться.
  - Что ты устроил там, внизу?
  - Я всего лишь напомнил охраннику, что он на работе. Впрочем, как и ты, Сиенна.
  То, как он произносит мое имя, заставляет мои бедра сжаться.
  - То есть ты хочешь сказать, что если бы Дейн беседовал с одной из уборщиц, ты точно так же вмешался бы, выставив себя идиотом?!
  Я готова взорваться от негодования, и это так на меня не похоже. Уперев руки в бока, я пытаюсь отдышаться, и моя грудь ходит ходуном под тонкой тканью блузки. Хейден, который не может не обратить на это внимание, с трудом переводит взгляд обратно на мое лицо.
  - Разумеется, - он пожимает плечами, но мы оба понимаем, что он лжет.
  - Зачем ты это делаешь? - мои слова вдруг звучат почти жалостливо.
  Ухмылка на лице Хейдена сменяется удивленным, даже растерянным выражением. Он больше не выглядит так, словно вся эта ситуация жутко его забавляет.
  - Все и так думают, что я сплю с тобой, - огорченно выдавливаю я. - Ты думаешь, это мне льстит? Думаешь, мне хочется, чтобы все вокруг думали, что я не работаю, а просто каждый день сую руки тебе в штаны? Чтобы обсуждали меня за спиной?
  Я замолкаю и опускаю руки вдоль туловища. Эта глупая перепалка выматывает меня.
  Хейден делает едва заметное движение в мою сторону, но все-таки остается стоять на месте.
  - Черт бы побрал эти камеры, - сквозь зубы произносит он.
  Он собирается сказать еще что-то, но лифт останавливается. Я пулей вылетаю из него и скрываюсь в своем кабинете. Обессилено опускаюсь в кресло и закрываю лицо руками. Что только что произошло? Я действительно набросилась на него с обвинениями, повысив голос?..
  Резкий звук телефонного звонка заставляет меня вздрогнуть. В последнее время я слишком нервная. Отвечаю на звонок, и мой голос звучит так невыразительно, что я раскисаю еще больше.
  - Сиенна, будь добра, зайди ко мне, - говорит Хейден и бросает трубку, прежде чем я успеваю отреагировать.
  Я поднимаюсь на ноги, приглаживаю волосы, выбившиеся из тяжелого пучка, и иду к кабинету начальника отдела.
  Стучу в дверь, которая тут же распахивается. Хейден пропускает меня внутрь. Я делаю несколько шагов и останавливаюсь у его стола, сложив руки на груди. Смотрю прямо перед собой, вскинув подбородок. Даже если я и чувствую, что слегка перегнула палку, то не собираюсь этого показывать.
  - Сиенна, - Хейден встает позади меня в опасной близости. Звук его голоса пробирает меня до печенок.
  Я могу почувствовать запах его кожи. Его дыхание заставляет воздух у моего уха колебаться. Мои веки непроизвольно опускаются, а ресницы начинают трепетать. Накалившаяся обстановка только подогрела мое возбуждение.
  - Я должен извиниться.
  Я молчу. Если хочет, пусть извиняется. Возможно, это даже доставит мне удовольствие.
  - Ты права, - по голосу Хейдена я слышу, что он улыбается. - Когда я вел себя, как идиот - ты это верно подметила, - я не думал, что это каким-то образом отразится на тебе. Но я ничего не могу с собой поделать...
  Его последние слова звучат еле слышно. Я открываю глаза, уставившись в большое, во всю стену, окно.
  - Когда я вижу вблизи тебя другого мужчину, я начинаю вести себя, как последний придурок, - голос Хейдена становится хриплым.
  Я чувствую, что он делает еще один шаг по направлению ко мне, и невольно подаюсь назад. Горячие руки Хейдена осторожно обхватывают мои предплечья. Его дыхание щекочет шею. Моя спина прижата к его груди, а зад упирается в его пах, и я клянусь, что это самое приятное ощущение из всех, что я когда-либо испытывала.
  - Хейден...
  - Когда я вижу тебя, я все время думаю о том, как задеру твою чертову юбку и доберусь до того, что под ней прячется, - Хейден издает тихий смешок и проводит кончиком носа по моей шее.
  Меня передергивает от переизбытка ощущений, которые пробудило во мне это маленькое движение. Моей сердце бьется о грудную клетку так сильно, словно пытается пробить ее.
  Мне становится так жарко, что вся кожа покрывается легкой испариной.
  - И когда ты делаешь такой неприступный вид, как сегодня утром, мне хочется этого еще больше, - Хейден пускает в ход губы, которые прижимаются к коже у меня за ухом.
  Одна его рука сползает на мой живот. Он растопыривает пальцы так, что большой достает до косточки бюстгальтера. Он поглаживает меня сквозь ткань, а потом его пальцы проскальзывают между пуговицами блузки и дотрагиваются до обнаженной кожи.
  Я будто захлебываюсь воздухом и выгибаю спину, так, что мои ягодицы еще сильнее прижимаются к Хейдену. Я чувствую его эрекцию, и низ моего живота сковывает горячая, ноющая боль. Я хрипло дышу открытым ртом.
  - Господи, прекрати делать это, - голос Хейдена выдает внутреннюю борьбу.
  - Делать что? - я слегка запрокидываю голову, положив ее ему на плечо.
  - Прижиматься ко мне так... Проклятье...
  Я всхлипываю, и это становится для Хейдена последней каплей.
  Он прикусывает кожу на моей шее, отчего острые спазмы удовольствия пронзают мое тело в каждой точке, так сильно, что у меня подгибаются ноги. Большой палец Хейдена, проникнувший под мою блузку, ныряет в бюстгальтер. В это время вторая рука проскальзывает вверх по моим бедрам и прижимается к разгоряченной промежности.
  Хейден буквально удерживает меня, потому что я не в состоянии устоять на ногах. Его губы скользят по моей взмокшей коже, и я теряю голову. Я задыхаюсь, пытаясь вобрать в себя больше воздуха, но не могу. Беспомощно цепляюсь руками за его руки, крушащие мое тело. Я хочу плакать. Хочу, чтобы он оказался внутри меня, чтобы он заполнил меня целиком. Мне так нужно это...
  Пальцы Хейдена, находящиеся у меня между ног, преодолевают преграду в виде моих промокших трусиков, и я издаю жадный гортанный звук, умоляющий и жутко непристойный.
  Когда пальцы Хейдена проскальзывают в меня, я вдруг прихожу в себя и вырываюсь из кольца его рук.
  - Хватит, - у меня на глазах выступают слезы. Складываю руки на груди, пытаясь прикрыться, несмотря на то, что я одета.
  - Сиенна, прости, - Хейден ерошит свои темные волосы и умоляюще смотрит мне в глаза. - Я снова сделал это.
  Я покидаю его кабинет в жутком смятении, даже не заботясь о том, что кто-то может увидеть меня в таком состоянии. Прихожу в себя, только когда оказываюсь в своем кабинете за запертой дверью.
  Меня бьет крупная дрожь. Я чувствую, что уже близка к тому, чтобы разрыдаться, поэтому, недолго думая, беру свои вещи и покидаю здание. Только оказавшись в машине, я даю себе волю и плачу, выпуская скопившееся внутри напряжение.
  
  Я добираюсь до дома, словно в тумане, и мне приходится ехать на минимальной скорости, чтобы по причине невнимательности не устроить дорожное происшествие. То, что произошло в кабинете Хейдена, окончательно выбило меня из колеи.
  Поднявшись в квартиру, я сразу набираю ему сообщение: "Сегодня меня не будет. Не волнуйся, отработаю".
  С этого дня во мне просыпается стерва, и я собираюсь воспользоваться тем, что Хейден развязал мне руки. Если единственный способ расшевелить его - это заставить ревновать, так тому и быть.
  Начиная со вторника, я уделяю флирту с Дейном, до этого носившему исключительно невинный характер, вдвое больше времени. Мстительное желание насолить Хейдену подстегивает меня и на большее. В четверг ломается мой компьютер, и отдел автоматизации присылает ко мне симпатичного худощавого парнишку по имени Кейдж.
  Пока Кейдж возится с техникой, я не упускаю возможности позаигрывать с ним, радуясь про себя, что вернулась прежняя Сиенна, не упускающая такой возможности, пусть даже просто из спортивного интереса. В этот раз мне особенно везет, потому что мимо открытой двери проходит Хейден, видимо, возвращаясь в свой кабинет.
  Он останавливается, задержав на мне взгляд. Я стою, слегка наклонившись над столом, рядом с сидящим в моем кресле Кейджем. Уверена, при этом мое тело, обтянутое платьем телесного цвета, принимает довольно соблазнительную изогнутую форму.
  - Здравствуйте, Мистер Холдсворт, - айтишник поправляет очки, слегка отстранившись от меня.
  - Привет, Кейдж, - Хейден кивает и переводит взгляд обратно на меня.
  Я выпрямляюсь, складываю руки на груди и, выгнув бровь, смотрю на него.
  - Сиенна, зайди ко мне, пожалуйста, - начальственным тоном произносит он.
  - Пару минут, - я невинно улыбаюсь. - Только закончу здесь с Кейджем.
  Стиснув челюсти, Хейден уходит.
  - Боюсь, мне придется забрать твой компьютер к себе, - вздыхает Кейдж, откатившись в кресле немного назад.
  - Ничего страшного, - заверяю я. - Все равно уже конец рабочего дня.
  Проходит еще несколько минут, пока парнишка отсоединяет провода. Перед уходом он слегка застенчиво улыбается, прощаясь со мной. Я закрываю дверь и не спеша привожу в порядок стол.
  Через пятнадцать минут я уже готова идти к Хейдену, но меня задерживает звонок от мамы. В конце концов, в его кабинет я попадаю в половину шестого. Он наверняка злится, потому что я заставила его ждать, но я могу только позлорадствовать на этот счет.
  Я вхожу после короткого стука. Хейден стоит у стеллажа с раскрытой папкой.
  - Присаживайся, - бормочет он, не поднимая головы.
  - Я постою, - бросаю я, подойдя ближе к столу. - Надеюсь, это не займет много времени.
  Хейден отрывает взгляд от бумаг и смеряет меня тяжелым взглядом.
  - Или займет, - добавляю я, пожав плечами.
  - Спасибо, что помогла Джеки.
  - Что теперь? Снова отошлешь меня к кому-то еще?
  Захлопнув папку, Хейден ставит ее на полку и подходит ко мне.
  - Нет, - говорит он. От его прямого взгляда по моей спине пробегают мурашки. - А следовало бы.
  - Тогда почему?.. - мой незаконченный вопрос повисает в воздухе.
  - Среди прочих моих недостатков числится привычка потакать своим прихотям.
  В его словах и том, как он их произносит, столько порочной, неприкрытой сексуальности, что у меня пересыхают губы. Я автоматически провожу по ним языком.
  - Я не вынесу еще одного дня без того, чтобы прикоснуться к тебе, - Хейден кладет ладони на стол по обе стороны от меня.
  - Что ты делаешь? - я закрываю глаза, тщетно стараясь игнорировать напряжение, сковавшее все мое тело.
  - Пожалуйста, не останавливай меня, - он придвигается ко мне вплотную и слегка дотрагивается губами до моего уха. Его голос хриплый. - Ты так чертовски сладко пахнешь...
  Рядом с Хейденом я и так нахожусь в постоянном возбуждении, поэтому ему не требуется много усилий, чтобы я заставить меня задрожать от желания.
  - Господи, я захотел тебя сразу же, как увидел, - он жадно проводит губами по моему горлу, а его рука накрывает мою грудь и сжимается. - Тогда, в комнате охраны, когда я дотрагивался до тебя, ты так реагировала на мои прикосновения... Если бы мы были одни, я бы не сдержался.
  Я с шумом вбираю в себя воздух. Между ног становится горячо.
  - И после того раза на балконе, когда я впервые дотронулся до тебя... боже, ты была такой податливой. Ощущение тебя в моих руках преследует меня повсюду. Где бы я ни находился и что бы ни делал. Ты свела меня с ума, Сиенна...
  Хейден прижимается ко мне бедрами, усадив меня на стол, и делает поступательные движения, трется об меня, трахает сквозь одежду. Я цепляюсь пальцами за его волосы и громко всхлипываю, подаваясь ему навстречу. Хейден снова целует меня, глубоко и так умело, и я схожу с ума, потому что он до сих пор не во мне - мне до боли хочется, наконец, узнать, каково это. Мои пальцы судорожно расстегивают пуговицы на его рубашке.
  В конце концов, это все равно случится - хватит обманывать саму себя. Так почему не в этот раз, когда я уже почти получила это?..
  - Я хочу тебя, прямо сейчас, - выдыхаю я ему в губы.
  Хейден ставит меня на ноги, разворачивает к себе спиной и резко дергает вниз молнию на платье. Он присасывается к моей шее, нетерпеливо покусывает кожу, стягивает платье вниз, освобождая меня от его верхней части. Одной рукой он расстегивает бюстгальтер и отбрасывает его в сторону. Его руки сжимают мою грудь, тискают ее, он тянет пальцами за соски, и я выгибаюсь, прижимаясь задом к его затвердевшему члену.
  Его ладони перемещаются на мои бедра. Он запускает руку мне в трусики, и я сдавленно вскрикиваю, когда он касается меня там.
  - Господи, да, - он тихо стонет, и его реакция заводит меня еще сильнее, хотя до этого момента мне казалось, что мое возбуждение достигло апогея.
  Вся моя промежность пульсирует в предвкушении, я вся мокрая. Хейден издает изумленный вздох, когда его пальцы проскальзывают внутрь. Он все еще трется об меня, и тогда я не выдерживаю и насаживаюсь на его пальцы, чтобы хоть как-то заполнить болезненную пустоту внутри.
  - Сиенна... - Хейден прижимается лбом к моему затылку. Его голос дрожит.
  Он выводит из меня пальцы (я отзываюсь протестующим стоном), расстегивает ремень, брюки. Он отодвигает край моих трусиков в сторону. Когда головка его члена упирается в меня, я перестаю дышать. Ожидание вызывает волну крупной дрожи, которая пробегает по всему моему телу, а потом Хейден входит в меня одним мощным толчком.
  Я прижимаю ко рту рук, чтобы сдержать рвущийся наружу вскрик, но с губ все равно слетает стон. Я понимаю в ту же секунду, что у него очень большой член, который заполняет меня всю. Восторг от ощущения Хейдена глубоко внутри меня накрывает меня с головой, я буквально захлебываюсь в нем.
  Запрокидываю голову назад, прижимаясь к нему спиной. Он начинает вторгаться в меня, резко, сильно, мощно. Каждое свое движение он доводит до конца, ударяясь об меня изнутри, снова и снова, приближая меня к развязке.
  - Ты принимаешь противозачаточные? - сдавленно спрашивает Хейден, всасывая мочку моего уха в рот.
  Я киваю, и он прижимает руку к моей промежности спереди и нажимает пальцами на клитор, отчего я вскрикиваю и извиваюсь еще сильнее.
  Хейден сильно сжимает мои бедра, пронзая меня еще несколько раз подряд, пока я не начинаю биться, охваченная таким сильным оргазмом, что он едва не лишает меня сознания - но определенно лишает меня разума. Это как взрыв, как ураган, конец света... Все мое тело конвульсивно содрогается от удовольствия, я кричу, забыв о том, где нахожусь.
  Хейден еще несколько раз ударяется о меня изнутри, и я чувствую, как он кончает, до боли вцепившись пальцами в мои бедра и прикусив мое плечо. У самого моего уха раздается хриплый стон. От одного этого звука и ощущения наполненности Хейденом - во всех смыслах - внутри у меня все снова сжимается.
  - Ох, черт... - он содрогается и тесно прижимается ко мне бедрами и одновременно удерживая меня.
  Я глубоко дышу ртом, пытаясь прийти в себя. Уверена, что для Хейдена все это было таким же потрясением, как и для меня. Уже одна мысль о том, что я заставила его потерять контроль в его собственном кабинете, заставляет меня снова почувствовать возбуждение.
  Хейден прижимается губами к моей шее, и в этом жесте я чувствую... благодарность. Он медленно выходит из меня и разворачивает к себе, поправляя платье. Чтобы застегнуть замок, ему приходится обвить меня руками. Все это время он смотрит мне в глаза, и в его взгляде все еще полыхает желание.
  На нем нет рубашки, и я впервые могу разглядеть его голый торс. Он выглядит еще лучше, чем я представляла. Я с вожделением прослеживаю взглядом плавные линии мышц под смуглой кожей. Протягиваю руку и провожу кончиками пальцев вниз по твердому животу. Не сразу замечаю, что задерживаю дыхание.
  - Ты даже не представляешь, что я сейчас испытываю, - шепчет Хейден, прижавшись лбом к моему лбу.
  - Хочешь поспорить? - я улыбаюсь непослушными губами.
  Он целует меня, сначала вполне невинно, но затем его язык скользит по моей губе, проникает внутрь, проводит по верхнему небу. Это маленькое щекотное движение будоражит меня не меньше предыдущего поцелуя - страстного, жадного.
  - Я хочу еще, - вырывается у меня.
  Глаза Хейдена загораются еще сильнее, и этот огонь обещает что-то большее.
  
  Утром осознание того, что я наделала, накрывает меня с головой, стоит мне проснуться. Оно наваливается на меня тяжелой, мутной завесой, вызывая тошноту. Я со стоном натягиваю одеяло на голову, сгорая от стыда.
  Мне хочется провалиться сквозь землю. Хочется уволиться с работы и переехать в другой город, чтобы начать там новую жизнь. Хочется никогда больше не видеть Хейдена Холдсворта.
  При мысли о предстоящей встрече с ним меня снова мутит. Я едва заставляю себя встать с постели. Поднявшись на ноги, оборачиваюсь и окидываю взглядом смятые простыни. Что мы вытворяли на них прошлой ночью...
  При одном воспоминании об этом низ живота пронзает болезненный спазм. Я чувствую вспыхнувшее, как спичка, возбуждение. Уже. Как будто прошлой ночью Хейден не удовлетворил мою потребность в нем, а разжег ее еще больше. Все тело болит так, словно меня пытали. Хотя, в каком-то смысле, так оно и было.
  Стоя под душем, я всячески стараюсь выбросить из головы бесконечно всплывающие в ней образы Хейдена - обнаженного, потного, на мне, подо мной, глубоко во мне... Все это так сильно меня заводит, что мне приходится усмирить пыл путем самоудовлетворения - и мне требуется меньше минуты, чтобы достичь разрядки.
  После душа я наспех обтираюсь полотенцем, и прикосновения мягкой махровой ткани к измученным соскам болезненно, но при этом очень приятно. Похоже, я снова готова кончить от любой, даже самой слабой стимуляции. На моих бедрах виднеются бледные синяки - свидетельство нашего с Хейденом грехопадения в его кабинете.
  Делаю вывод, что меня заводит исключительно все, что с ним связано. Витая в облаках, я едва не опаздываю на работу, но все равно заскакиваю за большой порцией кофе - возможно, он поможет мне прийти в себя. Поднимаясь в лифте на свой этаж, я осознаю, что даже не успела подумать о том, как мне вести себя с Хейденом после прошлой ночи.
  По закону подлости, стоит этой мысли возникнуть у меня в голове, лифт останавливается на одном из этажей, створки раздвигаются, и я вижу своего начальника в коридоре, в нескольких метрах от меня.
  Он стоит, сунув руки в карманы брюк, и разговаривает с какой-то женщиной, кажется, из операционного отдела. Мое лицо вытягивается, но я быстро беру себя в руки, и в следующий момент, когда они оба поворачивают головы в мою сторону, я скучающе смотрю мимо них в коридор.
  Хейден видит меня и замирает с приоткрытым ртом. Я сдержанно киваю ему и его собеседнице. Створки все никак не съезжаются, и я нетерпеливо подаюсь вперед и нажимаю на одну из кнопок на панели. Хейден быстро сворачивает разговор и устремляется к лифту, но не успевает остановить его.
  Я облегченно вздыхаю, прислоняясь спиной к стенке. Я еще не готова к разговору с ним. Не сейчас.
  
  До ланча мне виртуозно удается избегать Хейдена. Сначала я провожу некоторое время в отделе автоматизации, болтая с Кейджем под предлогом обсуждения поломки моего компьютера. Потом вызываюсь помочь Джеки в работе с архивом, где провожу еще пару часов.
  Я знаю, что сегодня у Хейдена запланирован ланч с отцом, поэтому в начале первого смело поднимаюсь наверх за своими вещами. Забрав сумочку и заперев дверь, я разворачиваюсь и вижу их обоих, покидающих кабинет начальника отдела. По моим подсчетам они уже должны были направляться в какой-нибудь ресторан.
  Я не могу сделать вид, будто не заметила их, потому что обратное более чем очевидно.
  При одном только взгляде на Хейдена мои ноги слабеют, а между ними становится жарко. Глядя на его изогнутые в улыбке губы, я вспоминаю, как они ласкали меня этой ночью. Все мое тело. Как дразнили меня, доводя до безумия, заставляя меня молить о большем. Господи, я действительно умоляла его...
  Кровь приливает к лицу, и я сглатываю вставший в горле ком.
  А потом Хейден замечает меня и смотрит прямо мне в глаза. В его взгляде мелькает что-то дикое, необузданное, жутко сексуальное, что заставляет меня хотеть его еще больше. Само собой, он все прекрасно помнит.
  Губы мои невольно приоткрываются.
  - Добрый день, - я выдаю улыбку, глядя на старшего из Холдсвортов.
  Пока мы с ним обмениваемся любезностями, Хейден стоит рядом, сверля меня взглядом. Я чувствую это, хотя не смотрю на него. Затем мы прощаемся, когда Хейден вдруг просит отца подождать его внизу.
  Я тоже делаю шаг в сторону лифта, но он хватает меня за руку.
  - На минуту, - он тянет меня в свой кабинет.
  Мы оказываемся по ту сторону двери, и Хейден прижимает меня к ней и наклоняется ко мне. Кажется, даже воздух между нами колеблется, вибрирует, усиливая напряжение.
  - Не надо, - я опускаю глаза, не выдержав его взгляда.
  - В чем дело? - хмуро спрашивает Хейден.
  Я делаю глубокий вдох, подбирая слова. У меня было время, чтобы подумать обо всем, пока я работала в архиве. И не скажу, что мысли эти были радостными. Я мягко, но решительно отстраняю Хейдена. Мне нужно немного пространства, чтобы произнести то, что собираюсь.
  - Хейден, - говорю я, понизив голос, - мы с тобой... поддались эмоциям. Нам не стоило этого делать. Но, в любом случае, теперь поздно о чем-то сожалеть.
  - Поддались эмоциям? - его взгляд становится холодным, как лед.
  - Да. Именно.
  - Ты хоть понимаешь, о чем говоришь? - Хейден опирается одной рукой на дверь и впивается в меня взглядом. - То есть, по-твоему, мы просто развлеклись - и все?
  - А по-твоему? - мне удается равнодушно пожать плечами, хотя внутри все скрутилось в тугой узел. Кроме того, Хейден стоит так близко, что я окутана его запахом, он заставляет меня снова вспоминать о той ночи. И хотеть ее повторения. - Да, у нас был отличный секс. Но ты помолвлен, а мне не нужны неприятности на работе. Конечно, стоило подумать об этом раньше, но, видимо, привычка потакать своим приходят заразна.
  Я словно слышу себя со стороны, и все это кажется мне отвратительным. Я не люблю врать, но в данной ситуации это скорее ложь во спасение.
  - Вот как? - Хейден смотрит поверх моей головы, а потом снова вперяет в меня испытующий, проникновенный взгляд. - Скажи мне, каково чувствовать себя, совершив измену?
  Я вспыхиваю и шумно в себя вбираю воздух.
  - Ты мне скажи, - мои глаза сужаются.
  - Тогда в Финиксе ты сказала, что не свободна.
  - Господи, Хейден, я солгала тебе, чтобы ты перестал... обращать на меня внимание.
  - Значит, у тебя никого нет? - он сверлит меня светлыми глазами.
  - На данный момент - нет, - нехотя отвечаю я. - Возможно, будь это не так, я бы не переспала с тобой. Не было бы необходимости.
  Я едва не морщусь от собственных грубых слов. Мне не хочется заставлять Хейдена думать, будто он просто подвернулся мне под руку в тот момент, когда в моей сексуальной жизни наступил застой. Но сейчас я не вижу другого способа охладить его.
  Его взгляд становится жестче, а челюсти сжимаются, под кожей ходят желваки.
  - Иди, Хейден, - уже мягче произношу я. - Твой отец ждет тебя.
  Я поворачиваюсь к нему спиной. Слышу, как он уходит, и прислоняюсь лбом к стене, прикрыв глаза. Сердце гулко колотится в грудной клетке. Это было очень непросто. Но я сделала это.
  Один раз я дала слабину. Больше этого не повторится.
  
  До конца рабочего дня Хейден загружает меня бумагами, предоставив возможность поработать в моем кабинете - по отдельности. Вернувшись с ланча, он держится настолько ровно и отстраненно, что у меня появляется ощущение, словно передо мной другой человек.
  А чего ты хотела, язвит мой внутренний голос. Надеюсь только, что он не думает, будто мне не понравилось быть с ним. Хотя, конечно, не думает: моя реакция была прямо противоположной.
  Еле досидев до пяти часов, я сгребаю вещи в сумку и тороплюсь на стоянку. Добравшись до дома, принимаю душ и начинаю сборы - в эту пятницу я все-таки решила уйти в долгожданный загул с Кимми.
  Я сушу волосы и укладываю их в плавные волны, рассыпающиеся по плечам и спине. Наношу макияж, провожу некоторое время, перебирая одежду в гардеробе. Наконец, выуживаю оттуда подходящий наряд - красный комбинезон с глубоким декольте и свободными шортами, почти доходящими до колен. На шею вешаю простой золотой кулон. Сую ноги в туфли на высоком каблуке, брызгаю духи на волосы и внутреннюю сторону запястий.
  С Кимми я встречаюсь в тихом ресторанчике, заранее заказав удаленную кабинку. Учитывая то, о чем я собираюсь ей рассказать, уединение нам необходимо. Проходя по залу, я с удовлетворением замечаю заинтересованные мужские взгляды. Я знаю, что выгляжу более чем хорошо.
  Подруга уже ждет меня в кабинке, потягивая вино. Ее слегка растрепанные песочно-русые волосы выглядят так, словно она только что побывала в постели с горячим парнем. С такой укладкой и макияжем в стиле "смоуки-айс", подчеркивающим голубизну ее глаз, она еще больше напоминает модель.
  - Привет, - Кимми привстает, чтобы обнять меня и клюнуть в щеку. На ней ажурное черное платье, открывающее хрупкие плечи и длинные ноги. Судя по всему, к сборам она подошла так же ответственно, как и я.
  - Привет, - я сажусь за стол и хватаю меню. Мне не терпится сделать заказ и рассказать, наконец, Кимми о том, как я провела прошлую ночь.
  Когда официант удаляется, растворяясь в глубине зала, я поворачиваюсь к Кимми, отпиваю вино из ее бокала и нетерпеливо наклоняюсь вперед.
  - Не может быть, - бормочет она, широко раскрыв и без того большие глаза. - Ты переспала со своим боссом?
  Я открываю рот, а потом мои губы против воли складываются в ухмылку.
  - Я еще ни слова тебе не сказала!
  - В этом нет необходимости, - Кимми фыркает. - У тебя все на лице написано. И, судя по твоей довольной улыбке, он был хорош.
  - Он был больше, чем хорош, - честно произношу я, мне вдруг становится грустно оттого, что я никогда больше этого не испытаю.
  
  За ужином я рассказываю Кимми, как случилось то, что случилось. И стараюсь не обращать внимание на то, что это заставляет меня снова окунуться в ощущения прошлой ночи.
  - Я знала, что ты переспишь с ним, - подруга указывает на меня хлебной палочкой, зажатой в длинных тонких пальцах. - Это был лишь вопрос времени.
  - Честно говоря, я и сама это знала, - признаюсь я.
  - А еще мне интересно, как ты собираешься дальше находиться рядом с ним, не пуская на него слюни. Ты ведь не думаешь, что после всего этого вы сможете работать, как ни в чем не бывало?
  - Я очень на это надеюсь.
  - К сожалению, ты не настолько наивна, чтобы на самом деле в это верить.
  - Ты умеешь поддержать, Кимс, - усмехаюсь я.
  - Еще как, - она выдает широкую улыбку. - Ты знаешь, что я могу долго рассуждать о том, правильно или неправильно это было, но, черт тебя дери, Сиенна, если ты получила такое удовольствие, то оно определенно того стоило. А что касается последствий... уверена, ты во всем разберешься, пусть и не сразу.
  Как обычно, Кимми удается подпитать меня позитивом, и я в очередной раз благодарна ей за это.
  
  Мы засиживаемся в ресторане почти до самого закрытия, а потом отправляемся в недавно отрывшийся ночной клуб. Кимми уверяет, что это одно из самых модных мест в городе.
  На мой взгляд, этот клуб мало отличается от себе подобных: трехуровневый зал, громкая ритмичная музыка, разноцветные вспышки света и атмосфера легкой сексуальности, витающая в воздухе. Кимми берет меня за руку и тащит к бару сквозь разномастную толпу танцующих.
  После пары стопок текилы ноги сами несут нас на танцпол. Я испытываю неподдельное удовольствие от всего этого, осознав, как мне не хватало подобных вылазок с подругой, чтобы расслабиться и отбросить тяжелые мысли.
  Через час я уже изрядно захмелевшая и вспотевшая от танцев. Я кивком указываю Кимми на бар.
  - Две минуты! - кричит она сквозь музыку, и я скорее читаю эти слова по ее губам, чем слышу.
  Она стреляет глазами мне за спину. Оборачиваюсь и вижу симпатичного парня, на которого, судя по всему, запала Кимс. Оставив подругу на танцполе, я пробираюсь к стойке. Ощущение такое, что если я не выпью воды прямо сейчас, то умру от обезвоживания.
  Без труда заполучив место между двумя парнями, сидящими за баром (что стоит мне всего лишь одной обворожительной улыбки), я заказываю воду. Не присаживаясь, остаюсь стоять, слегка пританцовывая на месте. Заполучив стакан с водой, лимоном и большим количеством льда, я вынимаю соломинку и отпиваю сразу почти половину.
  Зубы слегка ломит от холода, но я испытываю настоящее облегчение, даже прикрываю глаза от удовольствия. Опускаю стакан на стойку, облизываю мокрые губы и поднимаю глаза.
  Прямо напротив меня, за другим краем стойки, образующей большой круг, стоит Хейден. И он смотрит на меня.
  Я не могу сдержать изумления, и наверняка выражение, появившееся на моем лице, не очень напоминает радость. Пока я таращусь на Хейдена, у меня почему-то возникает ощущение, словно он своим появлением в месте, где я совершенно не ожидаю его увидеть, нарушает мое личное пространство. Словно он вторгается в ту часть моей жизни, где не должен присутствовать.
  В Сан-Франциско столько ночных клубов, а Кимми привезла меня именно в тот, где решил отдохнуть мой начальник.
  Один из парней по соседству решил завязать знакомство. Он наклоняется к моему уху и о чем-то спрашивает. Я не могу разобрать слов, и виной тому вовсе не громкая музыка, а тот факт, что все мое внимание сосредоточено на Хейдене.
  Если днем от одного его взгляда веяло холодом, таким, что хотелось поежиться, то теперь в его глазах снова полыхает самый настоящий огонь, обжигающий меня даже на расстоянии. Я чувствую уже знакомое томление в груди, распространяющееся ниже, к животу и бедрам. Хейден не двигается, только продолжает неотрывно смотреть мне в глаза.
  В этот момент парень слева в попытке привлечь мое внимание кладет руку мне на плечо. Я вздрагиваю и перевожу на него рассеянный взгляд. Он начинает говорить, но я отрицательно мотаю головой, приподнимая плечи в извиняющемся жесте. Поспешно скрываясь в толпе, я запоздало думаю о том, что нужно было остаться и познакомиться с ним назло Хейдену.
  Мне вовсе не хочется танцевать, зная, что он, скорее всего, наблюдает за мной, и я отправляюсь на поиски Кимми. Протискиваюсь к тому месту, где, как мне кажется, я оставила ее несколько минут назад. Верчу головой по сторонам, щурясь от ярких вспышек, но нигде не вижу ее.
  Я пробираюсь в сторону коридора, когда порядком набравшийся мужчина лет сорока придвигается ко мне, даже не пытаясь скрыть явного интереса к моему декольте. Вовремя разгадав его намерения, я пячусь назад и упираюсь в чью-то твердую грудь.
  Мне даже не нужно оборачиваться, чтобы понять, кто это, потому что, каким-то образом, в легкой завесе из искусственного дыма, пропитанной самыми разными запахами, я улавливаю аромат Хейдена. Я замираю на месте, слегка повернув голову, так, что боковым зрением выхватываю его подбородок, покрытый темной щетиной.
  Его горячие ладони ложатся на мой живот в успокаивающем и одновременно защитном жесте. Хейден проводит носом по моим волосам, прокрадываясь к чувствительно участку кожи за ухом. Мои веки опускаются, колени слабеют.
  Он сдвигает руки мне на бедра и притягивает ближе к себе. Я чувствую, как он хочет меня, прямо здесь, посреди всей этой толпы. Несколько секунд я просто стою, впитывая это ощущение, а потом слегка повожу бедрами, надавливая на упирающуюся в меня эрекцию. Мы медленно двигаемся в такт песне, тесно прижимаясь друг к другу.
  Громыхающая в ушах музыка, темнота, рассекаемая лучами лазеров, и несколько стопок текилы добавляют остроты моим ощущениям. Я завожу одну руку назад и сжимаю бедро Хейдена в опасной близости от его затвердевшего члена.
  Его резко вырвавшееся дыхание обжигает мое ухо. Он обхватывает мочку губами, посасывает, а потом слегка прикусывает. Боже, до этого дня я понятия не имела, что меня может так завести стимуляция этой части моего тела. Язык Хейдена пробегает вдоль ушной раковины, почти проскальзывает внутрь, и я распахиваю глаза из-за резкой вспышки возбуждения между ног.
  Это больше, чем я могу выдержать. Я разворачиваюсь к нему лицом. Его губы приоткрыты, и я не могу оторвать от них голодного взгляда.
  - Мне нужно выпить, - произношу я, удерживая расползающиеся в стороны остатки самообладания.
  Хейден кивает, но, прежде чем я сдвигаюсь с места, он прижимается ко мне губами в поцелуе - жарком и очень глубоком, невероятно интимном, несмотря на то, что обстановка далека от уединенной.
  К бару Хейден ведет меня, взяв за руку. У меня появляется возможность рассмотреть его как следует. Признаться, до настоящего момента я считала, что он выглядит сексуально в деловом костюме. Но Хейден в потертых джинсах и футболке с длинными рукавами, подчеркивающей широкие плечи и рельефную грудную клетку, почти потрясает мое воображение.
  Он спрашивает, что я буду пить. Я прошу еще воды. Чтобы оградить меня от толпящихся у бара людей, Хейден встает сзади, положив руки на стойку. В таком положении я чувствую себя на удивление комфортно, пока не замечаю Кимми.
  Она стоит неподалеку от нас, сканируя взглядом танцпол, а потом видит меня, прежде чем я успеваю вынырнуть из объятий Хейдена.
  - Твоя подруга? - спрашивает он, выпуская меня.
  Я киваю, помахав Кимс рукой.
  Приблизившись к бару, она бегло улыбается нам обоим. Я слишком хорошо ее знаю - настолько, что могу прочитать в ее взгляде одобрение. Она наверняка думает, что я последовала ее примеру и подцепила симпатичного незнакомца.
  - Я Кимми, - она приветливо улыбается и протягивает Хейдену руку.
  Когда он представляется по имени, перекрикивая музыку, ее глаза слегка расширяются. Улучив момент, Кимми корчит мне рожицу, вероятно, означающую, что она согласна с тем, что Хейден действительно горяч. Она наклоняется к моему уху, многозначительно ухмыляясь.
  - Я пришла убедиться, что ты не скучаешь, но вижу, что зря волновалась. Раз уж у тебя есть компания, я с Джейком побуду на втором этаже.
  Подмигну мне, Кимми убегает в сторону лестницы. Проводив ее взглядом, я поворачиваюсь к Хейдену. Он позволяет мне отпить немного воды из стакана, прежде чем увлекает меня в сторону, под навес, образующий полукруглую площадку второго этажа.
  Я мельком думаю о том, что вряд ли в этом клубе есть более темный угол. Хейден прижимает меня спиной к стене, обитой кожей, закрывая меня своим телом от посторонних взглядов. Каждый раз, когда световые приборы выдают вспышку, я вижу, как блестят его глаза. Он стоит, не шевелясь, и наши тела разделяет всего пара дюймов.
  Напряжением между нами растет. Наконец, от долго ожидания мое дыхание обрывается, и потом мне приходится сделать слишком глубоких вдох. При этом моя грудь вздымается и слегка касается груди Хейдена. Этого маленького движения становится достаточно, чтобы он перестал испытывать мое терпение и перешел к действиям.
  Хейден возобновляет поцелуй, прерванный на танцполе, углубляя его по мере того, как кончики моих пальцев проникают под его футболку прокладывают дорожку вверх по ребрам. В то же время его руки сгребают меня ниже спины и прижимают ближе, позволяя мне в полной мере почувствовать его собственное возбуждение.
  Я легонько провожу ногтями по груди Хейдена вниз, по твердому животу, бокам, переходя на спину. Он грубовато просовывает колено между моих ног и надавливает, заставляя меня громко застонать ему в рот. Мои ногти нетерпеливо впиваются в его кожу, и он вздрагивает.
  - Поехали ко мне, - произношу я, с трудом оторвавшись от его губ. Мой мозг затуманивается, и я забываю о том, что наговорила ему утром. Что я на самом деле имела это в виду.
  Немного отрезвев от пьянящей близости Хейдена, я нахожу Кимми, чтобы предупредить ее о своем уходе. Она остается, заверив меня, что все в порядке и она прекрасно повеселится без меня.
  - Будь осторожна, - говорю я на прощание, бросив быстрый взгляд на ее нового знакомого.
  - Ты тоже, - хмыкает Кимми.
  
  Уверена, что подвозящий нас таксист много чего повидал, но он все равно всю дорогу косится на нас с Хейденом в зеркало заднего вида. Я правда стараюсь держать руки при себе, но мне не особенно хорошо это удается.
  Хейден сбрасывает с моих ступней туфли, перекидывает мои ноги через свои и, обхватив меня руками, припечатывается к моим губам. Его руки скользят по моим бедрам. От этих приятных, немного щекотных прикосновений заставляют по всему моему телу разливается жар, и плевать я хотела на то, что в машине мы не одни.
  Когда наше громкое дыхание, больше похожее на пыхтение, становится слишком уж неприличным, Хейден отстраняется и, зажмурившись, делает глубокий вдох. Его руки сдвигаются с моих бедер на спину - от греха подальше.
  - Я боюсь, что, если мы не остановимся, нам придется искать другое такси, - очень тихим, низким голосом произносит он мне на ухо, рисуя пальцами круги на моей пояснице. - И мы только потеряем время.
  Я невнятно мычу в ответ, слегка запрокинув голову. Звук его голоса, дыхание, обжигающее мою шею, и его руки на мне вовсе не способствуют тому, чтобы я собралась и взяла себя в руки.
  Хейден издает смешок и, приподняв мои ноги, отодвигается на другой конец сиденья, но его ладони остаются лежать на моих лодыжках.
  Когда мне начинает казаться, что дорога до моего дома стала вдруг в десять раз длиннее, таксист тормозит у крыльца. Хейден сует ему деньги, наверняка с лихвой компенсируя ущерб за доставленные неудобства.
  
  Я пару раз роняю ключи от квартиры, пытаясь открыть замок, потому что шарящие по моему телу руки Хейдена очень сильно меня отвлекают. Когда мы, наконец, оказываемся по ту сторону двери, он прижимает к стене, не прерывая жадного поцелуя. Он поднимает руки, помогая мне стянуть с него футболку.
  - Первый раз будет очень быстрым, - говорит он, проводя губами по моей шее и ниже, до груди. - Потому что я больше не могу ждать. А потом мы доберемся до кровати, и я обещаю, что буду нежнее.
  Я собираюсь сказать, что вовсе не возражаю против того, чтобы он взял меня как можно быстрее, но слова застревают в горле, когда рука Хейдена взлетает вверх по моему бедру и проникает под штанину, а затем и в мои трусики. Я изумленно охаю, когда он проникает в меня и слегка сгибает пальцы.
  - Знала бы ты, как сильно я тебя хотел, - стонет Хейден, прижавшись лбом в мое плечо. - Весь день. Почти каждый раз при мысли о тебе у меня вставал.
  От его слов я завожусь еще сильнее. Берусь за лямки, стягиваю их, а потом и всю верхнюю часть комбинезона. Хейден мутным взглядом окидывает мою грудь под черным бюстгальтером. Потом он проводит пальцами свободной руки по ложбинке, отодвигает кружевной край и наклоняется, чтобы захватить губами сосок.
  Задыхаясь, я хватаюсь руками за его голову. Он тянет комбинезон вниз, пока он не спадает на пол. Переступив через него, я разворачиваюсь к Хейдену спиной, намеренно скользнув попкой по его натянутым в области паха джинсам. Он выдает сдавленное ругательство. Я слышу звук расстегиваемой молнии и завожу руки за спину, чтобы помочь ему стянуть джинсы с бедер.
  Хейден кладет одну руку мне на живот, придерживая меня, а другой рукой сдвигает вниз мои трусики. Я чувствую прикосновение горячей бархатистой кожи к ягодицам, и они покрываются мурашками от предвкушения. Прогнув поясницу, я подаюсь назад, и Хейден входит в меня. Его член легко проскальзывает внутрь, потому что я уже давно к этому готова.
  В эти первые ощущения, когда он наполняет меня, время словно останавливается. Я зажмуриваюсь, растягиваясь, а потом сжимаясь вокруг него, вдавливаясь в него бедрами. Хейден с ходу начинает двигаться, сильно, быстро наращивая темп. Я вскрикиваю, издаю громкие стоны, и он вторит мне. Мне безумно нравится, что он не из молчаливых.
  Мы оба очень скоро кончаем, почти в одно время. От взорвавшегося внутри оргазма у меня подгибаются колени. Задыхаясь, я извиваюсь в руках Хейдена, и он следует за мной, содрогаясь, беспорядочно блуждая руками по моему телу, почти яростно вдалбливаясь в меня.
  Я обмякаю в его руках. Он осторожно выходит из меня, разворачивает к себе и откидывает прядь волос с моего лица.
  - Не знаю, как ты, а я бы приняла душ, - выдыхаю я, прислоняясь лопатками к стене. Я поднимаю руку и провожу кончиками пальцев по его влажной от пота груди.
  
  Стоя под тугими струями теплой воды вместе с Хейденом, я испытываю приятное, тягучее, словно мед, чувство - послевкусие близости с ним. Все мое тело наполняет сладкая истома. Я частично удовлетворена, но все еще возбуждена.
  Хейден, верный своим словам, приберегает пыл до спальни. Он почти не трогает меня, пока я смываю с лица косметику. Но когда я намыливаю голову и закрываю глаза, он встает позади меня, прижимается ко мне и легкими, дразнящими движениями поглаживает мой живот, постепенно поднимаясь к груди.
  Подушечками ладоней он едва дотрагивается до моих затвердевших сосков, совершая ленивые круговые движения. Реакция моего тела не заставляет себя ждать: дыхание становится чаще, колени плотно сжимаются, а живот напрягается. Я слегка покачиваюсь, все еще зажмуриваясь, и в поисках опоры прижимаюсь к скользкому от мыла телу.
  Я чувствую, как его член, прижатый к моим ягодицам, подрагивает. Быстро смываю пену с головы и лица и поворачиваюсь к Хейдену. Даже если бы не хотела его прямо сейчас, у меня не осталось бы выбора, загляни я в его потемневшие от страсти глаза. Я слегка наклоняюсь к нему, протягиваю руку за его спину и выключаю воду.
  Хейден не дает мне воспользоваться полотенцем, а сразу увлекает в спальню, по пути распаляя меня глубокими поцелуями и контрастирующими с ними легкими, почти невинными, прикосновениями. Потом он осторожно подталкивает меня к кровати.
  Я опускаюсь на край, при этом мои ступни остаются на ковре с высоким ворсом, а Хейден встает передо мной на колени. Наши лица находятся на одном уровне, мы все еще смотрим друг другу в глаза, и интенсивный зрительный контакт только подпитывает наше возбуждение.
  Губы Хейдена слегка изгибаются в опасной, соблазнительной улыбке. Он разводит руками мои колени и, ухватив меня за бедра, тянет к себе. Я слегка сползаю по кровати, и мне приходится откинуться на локти. В глухой тишине комнаты я слышу только наше вновь участившееся дыхание, да стук своего сердца.
  Кожу слегка покалывает, а низ живота наполняется теплом. Словно завороженная, я из-под опущенных век наблюдаю, как Хейден нависает надо мной. Он тянет мои руки вверх, заводит их мне за голову и оставляет там. Его пальцы пробегают по моей чувствительной, мягкой коже в сгибах локтей, внутренней стороне предплечий, а затем по груди, едва касаясь сосков. Там они задерживаются, но ненадолго, а затем спускаются к животу.
  Я уже не рада обещанию Хейдена быть нежнее, которое он дал до нашей взаимной разрядки в коридоре. Конечно, его прикосновения безумно приятны, но не думаю, что смогу выдержать слишком долго и при этом сохранить самообладание.
  Словно прочитав мои мысли - возможно, по выражению лица, - Хейден тихо усмехается и наклоняется ко мне для поцелуя. Его язык дразнит, проникая во все уголки моего рта. Зубы покусывают мою нижнюю губу. Я часто и нетерпеливо дышу, мои ноги напряжены - пола касаются только кончики пальцев. Не знаю, как Хейдену хватает выдержки, потому что сама уже нахожусь на грани.
  Уверена, мне требуется совсем немного его усилий, чтобы кончить.
  Хейден опускает одну руку, все еще покрывая мои распухшие губы колючими поцелуями. Его пальцы касаются моей горячей и влажной промежности, но только поверхностно. Они скользят вдоль набухшей щели, едва касаясь клитора, и обратно, но не проникают внутрь.
  Он продолжает делать это, пока я не выгибаю спину над кроватью, прижимаясь к нему. Хейден прекращает целовать меня, его лицо напрягается, черты лица становятся острее. Я трусь об него, и прикосновение жестких волосков на его груди к моим соскам только приближают меня к пику.
  - Ты мне снилась, - вдруг говорит Хейден, прикрыв глаза. - Часто.
  Я только тихо охаю в ответ, стараясь унять сумасшедшее сердцебиение.
  - Я делал это с тобой во сне, - он слегка раздвигает пальцами складки моей плоти, продолжая эти сводящие с ума скользящие движения. - Каждый раз. И ты была такой горячей и влажной, как сейчас. Я не мог думать о чем-то другом, когда ты находилась рядом, потому что я уже почти знал, каково это будет - войти в тебя, ощутить тебя изнутри...
  Голос Хейдена ломается. Воздух из меня вырывается судорожными толчками. Если он хочет, чтобы я начала умолять, то я уже близка к этому.
  Как только я думаю об этом, пальцы Хейдена вдруг покидают меня, а потом его член входит в меня, медленно, но до самого конца. Я ощущаю нарастающий в горле стон, готовая вот-вот взорваться. Мои колени дрожат от близости оргазма, и Хейден берет мои ноги и обвивает вокруг себя.
  Я откидываюсь на простыни и закрываю глаза. Он двигается во мне очень медленно, но от этого я распаляюсь еще больше. Он прикасается ко мне везде, где может дотянуться, и очень скоро я издаю всхлип, перерастающий в крик. В тот же момент Хейден подхватывает меня и переворачивается на спину, так, что я оказываю сверху.
  Он прижимает меня к себе, зарывшись лицом в мои влажные волосы. Пока по мое тело сотрясается от сильного, невероятно глубокого оргазма, он изливается в меня, шепча мне на ухо слова - разные, развратные и нежные, о том, как я нужна ему и как это для него...
  
  Утром я просыпаюсь от возбуждения, такого острого, что отчетливо ощущаю, насколько влажно у меня все между ног. Я тихо вздыхаю и слегка выгибаюсь, упираясь попкой в пах Хейдена.
  Он остался на ночь, хотя и не хотела этого. Просто в какой-то момент мы отключились, обессилив от дикой скачки на моей кровати. При одной мысли об этом моя промежность снова начинает пульсировать. Понятия не имею, как с этим бороться... тем более Хейден, судя по всему, тоже проснулся...
  Его пальцы в дразнящем движении пробегают вдоль моего тела, словно по струнам, пока не добираются до горячей сердцевины. Словно проверяя меня на готовность, они проникают внутрь.
  - Неужели у тебя еще остались силы? - я издаю горловой смешок, зарываясь лицом в подушку. - Потому что я чувствую себя так, словно по мне прошелся каток.
  - Хочешь проверить? - хриплый голос Хейдена раздается у моего уха.
  Я замираю, не в состоянии ответить. А потом он переворачивает меня на живот и наваливается сверху. Вводит в меня горячий член, заставляя меня громко застонать и выгнуться так, чтобы обеспечить ему полный, самый глубокий доступ. То, как он берет меня, настолько сексуально, что я готова кончить просто от одного этого факта, даже если он больше не двинется.
  Но вместо этого Хейден просовывает руки между мной и простыней, сжав мою грудь. Его грудь прижимается к моей спине, пока он входит в меня быстрыми, резкими толчками. Одна его рука смещается ниже, к моему клитору. Оргазм наступает быстро и неотвратимо, как снежная лавина. И я тону в нем, погружаюсь в него, познаю его новые грани, пока Хейден обладает моим телом целиком и полностью.
  
  Несколькими минутами позже я уединяюсь в ванной. Мои обостренные чувства смешаны в одну кучу, как и комок мыслей в моей голове. Прошлой ночью я пошла на поводу у своего тела, наплевав на каждый разумный довод в пользу того, чтобы прекратить играть в игры с Хейденом Холсвортом. Но, черт побери, как мне устоять, когда нам так хорошо вместе?..
  Я обязательно порву с этим. До того, как нам снова придется встретиться в офисе через двое суток.
  
  Я сижу за стойкой на высоком табурете, подобрав под себя одну ногу. На мне только длинная ночная рубашка, самая старая и самая любимая. Волосы еще слегка влажные после душа. На лице наверняка блуждает глупое, но удовлетворенное выражение.
  Хейден сидит напротив, одних боксерах, что порядком отвлекает меня от нашего завтрака: кофе в высоких картонных стаканчиках и булочек с корицей, которые пахнут так, что слюнки текут - почти как от Хейдена.
  Ему каким-то образом удалось убедить соседского мальчишку сбегать до кофейни вниз по улице и купить все это. Моим ответом на эту авантюру было громкое фырканье - я была уверена, что мальчишка слиняет, прихватив с собой деньги.
  - У тебя есть планы на сегодня? - как бы невзначай интересуется Хейден, облизывая пальцы, испачканные в корице.
  Глядя на эту картину, я снова ощущаю напряжение в животе. Потом перевожу взгляд на его лицо. Его влажные темные волосы выглядят так сексуально, что я готова завалить его прямо на стойке. В ответ на эти похабные мысли Кимс наверняка бы выкрикнула гордое "дай пять!".
  - Нет, - произношу я, сгребая себя в кучу. - Но это не значит, что мы проведем его вместе.
  - Почему? - темная бровь Хейдена выгибается.
  Я вздыхаю и делаю большой глоток кофе.
  - Потому что, Хейден, тот факт, что мы переспали - не единожды, конечно, но это не меняет сути, - вовсе не говорит о том, что мы будем проводить время вместе, словно эдакая милая, увлеченная друг другом парочка. Напоминаю, у тебя есть девушка. Ты не свободен. Помолвлен, если хочешь.
  Лицо Хейдена принимает задумчивое выражение.
  - Чего ты хочешь? - вдруг спрашивает он, подавшись вперед.
  - Ты торгуешься со мной? - я вскидываю брови, невольно склонившись к нему, так, что наши лица разделяет не больше пары дюймов.
  - Если хочешь.
  - Этот фокус со мной не пройдет.
  - Я приму любое твое условие.
  Я удивленно моргаю.
  - Ты серьезно? - уточняю я, склонив голову на бок.
  - Более чем, - взгляд у Хейдена такой самоуверенный, что мне так и хочется дать ему пинка. Но вместо этого я задумываюсь над тем, какие преимущества могу извлечь из такого расклада.
  Намеренно дразня Хейдена, я впиваюсь зубами в теплую мякоть булочки, сосредоточенно жую, глядя в окно. Отпиваю кофе и только потом перевожу взгляд обратно на него.
  - Я буду задавать вопросы, - я прищуриваю глаза и дотрагиваюсь ногой до его бедра под стойкой. - Много вопросов. Ничего не могу поделать - я любопытная.
  - Идет, - мгновенно соглашается Хейден, схватив меня за лодыжку.
  - Вопросы, на которые действительно хотела бы получить ответы.
  - Я могу использовать право вето на какие-то вопросы?
  - М-м... Пару раз, пожалуй. Буквально - всего два раза. Да, в качестве компенсации - позволю тебе выбрать занятие на день.
  Хейден открывает рот, но его перебивает вибрация моего сотового, лежащего на стойке. На дисплее высвечивается наша с Кимми фотография, сделанная на одной из вечеринок в прошлом году - мы обе корчим рожи в объектив, а на заднем плане виднеется обнаженный мужской торс. Кажется, это был один из стриптизеров.
  Я хватаю телефон и отвечаю на звонок.
  - Знаешь, Сиенна, я еще вчера хотела сказать тебе одну вещь, - довольно громко произносит Кимми вместо приветствия. - Как ты не переспала со своим боссом раньше? Клянусь, у тебя терпение, как у монашки.
  Не глядя на Хейдена, который, несомненно, все слышит, я краснею и вскакиваю со табурета, едва не перевернув его.
  - И тебе привет, - с нажимом произношу я, остановившись возле окна за диваном. Я спиной чувствую заинтересованный взгляд Хейдена. - Ты дома?
  - Да. А твой красавчик-босс все еще у тебя?
  - Угу.
  - Тогда не буду отвлекать тебя, - Кимми смеется в трубку. - Позвони мне, как освободишься.
  Я провожу пальцем по дисплею, сбрасывая вызов, и поворачиваюсь к Хейдену.
  - Ну, чем займемся?
  - Оденься поудобнее, - он натягивает джинсы, и этот процесс выглядит не менее соблазнительно, чем обратный. - Я вернусь за тобой через тридцать минут.
  
  Всегда пунктуальный, Хейден появляется у крыльца моего дома через полчаса, где я жду его, подперев плечом каменную колонну. На нем другие джинсы и небрежно расстегнутая на груди футболка-поло в цвет глаз. Лишний раз убеждаюсь, что он выглядит хорошо, несмотря на то, во что одет.
  - Отличный выбор, - говорит Хейден, остановившись рядом со мной. Его взгляд скользит по моим голым ногам, коротким джинсовым шортам и простой белой майке, достаточно свободной, но с глубоким вырезом.
  - Спасибо, - я кривовато улыбаюсь, перекидывая через голову ремешок маленькой сумочки. - Будешь катать меня на трамвайчике?
  - По большей части, мы будем ходить пешком. Поэтому твои кеды очень кстати.
  Если вникнуть, Сан-Франциско можно найти довольно романтичным городом. Признаться, я больше знакома с его ночной жизнью, поэтому прогулка с Хейденом становится для меня действительно чем-то необычным.
  Мы добираемся до Чайна-тауна, и я гадаю, случайный ли это выбор, или мы здесь, потому что с легкостью можем затеряться в толпе туристов. В какой-то момент Хейден берет меня за руку, и я напрягаюсь.
  - Это же не свидание, - с изрядной доли скептицизма произношу я.
  - Нет, не свидание, - Хейден пытается скрыть улыбку, но я все равно улавливаю издевку в его голосе.
  - Я серьезно. Я сделала исключение на один день по причине того, что мне просто нравится проводить с тобой время.
  - Мне тоже. Может, просто будем получать от этого удовольствие? Ничего страшного, если все это будет периодически разбавлено легким физическим контактом.
  - Я примерно уловила суть того, как ты заговариваешь зубы девушкам, но со мной это не сработает.
  Через некоторое время мы останавливаемся в одном из баров и занимаем столик у большого окна, устроившись на кожаных сиденьях друг напротив друга. Я предоставляю выбор меню Хейдену, и он заказывает жареные крылышки и пиво.
  - Не любишь пиво? - поддразнивает он меня. - Ты сама позволила мне выбрать.
  - Я люблю пиво, - парирую я и думаю о том, что его невеста уж точно не стала бы потягивать этот напиток в сомнительной забегаловке в сомнительном районе города. И уж тем более не стала бы пачкать руки курицей.
  Официант приносит нам два высоких запотевших стакана.
  - Что ты делал вчера в клубе? - спрашиваю я.
  - Был на мальчишнике, - Хейден пожимает плечами.
  - Кимми говорила мне, что на третьем этаже танцуют стриптиз. И было так скучно, что ты решил улизнуть с вечеринки пораньше?
  - В итоге я провел время с большей пользой, нежели пялясь на дюжину полуголых девиц.
  - Тебе досталась всего одна, хоть и полностью раздетая, - я хмыкаю.
  - Я определенно остался в выигрыше, - в его глазах мелькает порочный огонек. - Ведь можно было не только глазеть, но и трогать.
  - И ты не боялся, что, в конечном счете, останешься ни с чем? Что если бы я не потащила тебя к себе?
  Хейден наклоняется ко мне.
  - Я помню, как ты умоляла меня не останавливаться, когда я занимался с тобой сексом в твоей постели в первый раз, - тихо произносит он.
  Я чувствую шевеление мышц в самом низу живота, мысленно возвращаясь в ту ночь. Возбуждение охватывает меня, заставляя кровь прилить к лицу.
  - Умоляла, чтобы я входил глубже, был грубее, - продолжает он, и его голос становится непристойно хриплым. - Я помню это очень отчетливо. Поэтому я был почти уверен, что ты, как и я, захочешь повторения.
  - Этого не должно было случиться, - я прочищаю горло, опустив взгляд на стол. - Ни в первый, ни в последующие разы.
  - Поздновато для раскаяния, - Хейден снова откидывается на спинку.
  - Ты изменял своей девушке до меня?
  Я все-таки задаю вопрос, норовящий сорваться с языка с самого утра. Поднимаю глаза на Хейдена. Его лицо принимает отстраненное выражение.
  - Можешь не отвечать, - подсказываю я.
  - Технически - нет, - он снова пожимает плечами. - Мы с ней встречаемся чуть больше года, если сложить все то время, что мы действительно провели вместе. Я был моложе, и мне хотелось свободы. Во время длительных перерывов я отрывался по полной, если ты об этом.
  - Это значит, что сексуальная жизнь у вас неплохая, - как можно равнодушнее бросаю я. - В противном случае, ты бы искал чего-то поинтереснее на стороне, так? Просто не возьму в толк, каким боком я затесалась во всю эту историю. Все-таки длительные отъезды пагубно влияют на отношения.
  - Это здесь не при чем, - немного резко обрывает меня Хейден. - Прости. Я хотел сказать, что ты не вписываешься... ни в какие рамки. Я не искал ничего такого на стороне. Я просто захотел тебя сильнее, чем кого-либо до этого.
  Его неожиданное признание задевает что-то внутри меня, но я - наверное, это защитная реакция - только язвлю в ответ.
  - Вот незадача, - я недоверчиво качаю головой.
  В это время нам приносят крылышки, и мы принимаемся за еду, переглядываясь через стол.
  - Мне нравится смотреть, как ты ешь, - говорит вдруг Хейден.
  - Приятно, что ты акцентируешь на этом внимание, когда мои руки - и, возможно, рот - перепачканы соусом, - я закатываю глаза.
  - Если женщина сексуальна, она сексуальна во всем.
  - Не стану тебя разубеждать. Итак, что нам делать, Хейден?
  - Что ты имеешь в виду?
  - Ты ведь понимаешь, что, если кто-то узнает о нас, это плохо закончится. Для нас обоих. Особенно для меня. Но ты не слушаешь меня, когда я говорю об этом. И когда я говорю, что не хочу продолжать все это, пока не увязну по уши, ты игнорируешь меня.
  - Мы оба не делаем ничего такого, чего кому-то из нас не хотелось бы, - Хейден слегка хмурит брови.
  - Ты снова увиливаешь от ответа, - я вздыхаю.
  - Хочешь знать, каков мой ответ? Я не знаю, Сиенна. Вот мой ответ.
  Я смотрю в его глаза и тоже не знаю, что сказать. После нескольких минут молчания я просто меняю тему разговора. В конце концов, необязательно портить такой хороший день.
  Мы проводим еще пару часов в баре, делясь друг с другом забавными историями со студенческих времен и болтая обо всем подряд. Потом добираемся до набережной и гуляем там, пока на город не опускается темнота.
  Я позволяю Хейдену проводить меня до дома, но не приглашаю подняться в квартиру. Наверное, мне просто не хочется, чтобы он на мне перегорел.
  Мы еще несколько минут целуемся у парадного входа, пока по изменившемуся дыханию Хейдена я не понимаю, что мне действительно пора. Если, конечно, я не хочу снова оказаться в собственных глазах слабовольной тряпкой.
  - Спасибо, что согласилась провести день со мной, - он легонько касается губами моей щеки.
  - Пожалуйста, - я поддразниваю его. - Спокойной ночи.
  - Шутишь?
  - Ну что ты.
  Высвободившись из его объятий, я скрываюсь за дверью.
  
  Несколькими минутами позже Хейден звонит мне на сотовый.
  - Чем занимаешься? - как ни в чем не бывало спрашивает он.
  - Собираюсь принять ванну, а потом отправиться в постель, - осторожно отвечаю я.
  - Я приеду к тебе завтра вечером. Постараюсь освободиться пораньше, но не обещаю. Что ты думаешь об этом?
  - Я думаю, что мои слова не оказывают на тебя ни малейшего влияния. Если я скажу нет, ты просто примешь это, как должное?
  - Разумеется, нет, - Хейден усмехается.
  - Ты играешь с огнем.
  - Я могу остаться на ночь? Не волнуйся, я уеду рано утром.
  - Да, - отвечаю я после недолгого молчания.
  - А теперь спокойной ночи.
  Я даю отбой и кусаю губу. Если до сегодняшнего дня я думала, что единственная попала на крючок, то теперь у меня не осталось сомнений в том, что это не так.
  
  В понедельник я заявляюсь на работу раздраженная и злая. Я плохо спала, и это заметно по залегшим под глазами темным кругам. Поднимаясь на лифте, я сонно смотрю в одну точку, и едва не пропускаю свой этаж.
  Проходя по коридору, на автомате здороваюсь с коллегами. Перед тем, как войти в свой кабинет, кошусь на дверь Хейдена. Внутри мгновенно поднимается удушливая волна - смесь злости и неизвестности.
  Он не приехал прошлым вечером. И не позвонил. А я даже не могла сама позвонить ему, чтобы узнать причину. Поэтому теперь меня разрывает между беспокойством и желанием как следует наподдать ему.
  Я так и не прикасаюсь к бумагам, сидя за столом, хотя проходит уже около двадцати минут рабочего времени. Мой взгляд устремлен в большое окно. От громкого стука я вздрагиваю.
  - Золотце, ты забыла про собрание? - Джеки постукивает указательным пальцем по циферблату наручных часов.
  - Черт, совсем вылетело из головы, - я вспыхиваю и, прихватив планшет, вылетаю из кабинета.
  Проскользнув в зал вслед за Джеки, я сажусь подальше от той части стола, где, я знаю, сидит Хейден. На протяжении всего собрания я не поднимаю взгляда, рисуя на бумаге загогулины. Я не особо вслушиваюсь в то, что говорят Хейден и Мэтт.
  Когда собрание заканчивается, я тихо и облегченно вздыхаю. Поднимаюсь на ноги, когда громкий голос Хейдена останавливает меня:
  - Сиенна, задержись, пожалуйста.
  Мне требуется пара секунд, чтобы заставить себя повернуться к нему. Когда я делаю это, уверена, мой взгляд просто убийственен. Последний сотрудник юротдела покидает зал, и я присаживаюсь на край стола, прижав к груди планшет.
  Хейден подходит к двери и закрывает ее.
  - Что ты делаешь? - холодно произношу я. - Открой дверь немедленно.
  Он подходит ко мне почти вплотную, и я призываю всю свою силу воли, чтобы сохранять беспристрастное выражение лица, когда он так близко.
  - Ты не можешь просто так закрываться со мной в зале для совещаний, - я поднимаюсь на ноги и оказываюсь с ним лицом к лицу.
  - Мне нужно объясниться с тобой, - Хейден смотрит мне прямо в глаза, и это, несомненно, подкупает. Как бы я ни злилась на него, я не могу не уважать его за честность.
  - Ты ничего мне не должен, - я слегка морщу нос, демонстрируя пренебрежение.
  - Я не смог приехать вчера.
  - Ты припоздал с предупреждением. Дай-ка угадаю, - мой голос звучит слишком спокойно, хотя внутри все клокочет от ярости. - Вернулась твоя невеста.
  Это даже не вопрос, потому что мне на самом деле не приходит в голову, почему еще Хейден мог так меня бортануть. Он тяжело вздыхает и открывает рот, но я опережаю его.
  - Знаешь, Хейден, из нас двоих только один не дает прохода другому, осаждая его на протяжении всего рабочего дня, и это не я.
  - Она не должна была вернуться раньше следующих выходных, - он сглатывает, глядя поверх моей головы.
  - Господи, да какая разница! - я невольно повышаю голос. - Это здесь вообще не при чем!
  - Сиенна...
  - Я не собираюсь становиться чьей-либо любовницей! - зло бросаю я. - Если ты думаешь, что я буду развлекать тебя, прячась с тобой по углам, как только у тебя возникнет такое желание, то ты сильно ошибаешься. А теперь, если ты не против, я вернусь к работе.
  Я порываюсь уйти, но Хейден удерживает меня, обхватив мои запястья. Мой планшет падает на пол, глухо ударяясь о ковролин. Я закрываю глаза.
  - Я хочу тебя так сильно, что даже больно, - Хейден проводит кончиком носа от уголка моих губ к уху. - Физически. Я работать не могу.
  Игнорируя сладкое, теплое ощущение, зародившееся от его прикосновений где-то глубоко внутри меня, я распахиваю глаза и мягко отстраняю его.
  - Я действительно имела это в виду, Хейден, - произношу я. - Просто прекрати это. Дай мне немного... пространства. Ты душишь меня.
  Он какое-то время молчит, видимо, переваривая мои слова. А потом просто кивает и позволяет мне уйти.
  
  Следующие несколько дней я провожу, наивно лелея надежду вернуть все на свои места. Сама понимаю, насколько глупо полагать, что между мной и Хейденом все станет по-прежнему, но почему бы хотя бы не попытаться?..
  Прислушавшись ко мне, он дает мне возможность поработать отдельно. Я невольно испытываю синдром дежавю. Наши с ним отношения напоминают мне качели: рано или поздно я оказываюсь в том же месте, где уже была до этого, будь то подчеркнутая отстраненность или же неудержимое влечение.
  Хейден придумывает новый способ контактировать со мной исключительно в деловом ключе: он пишет мне письма по внутренней электронной почте. В пятницу я получаю одно такое послание, в котором он уведомляет меня о необходимости посетить с ним презентацию на пятом этаже, в отделе маркетинга, которая пройдет в три часа по полудни.
  Я не отвечаю ему, а просто отправляю подтверждение о прочтении.
  С присущей мне в последние дни рассеянностью я едва не забываю о презентации, зарывшись в свои бумаги. В итоге я оказываюсь перед дверьми нужного мне зала на четыре минуты назначенного времени. Расправив плечи и нацепив на лицо невозмутимое выражение, я толкаю двери. Опаздывать, так с достоинством.
  Само собой, все остальные сотрудники уже на месте. Когда я вхожу, все взгляды обращаются ко мне. Ослепительно улыбаясь, я извиняюсь за опоздание и притворяю дверь. Надеюсь, презентация еще не началась, и я не прервала чью-то особо важную речь.
  Я на мгновение каменею, когда понимаю, что осталось единственное свободное место - рядом с Хейденом, в самом конце стола. Нехотя встречаю его взгляд и раздражаюсь, когда вижу в нем насмешливые искорки. Он явно наслаждается моим безвыходным положением.
  Делать нечего. Я быстро подхожу к креслу и опускаюсь на кожаное сидение, мимоходом стараясь отодвинуть его подальше от Хейдена. Проклятые колесики не слушаются, отказываясь скользить по ковролину. Наконец, устроившись на месте, я откидываюсь на спинку и закидываю ногу на ногу. При этом моя юбка сдвигается вверх по бедру, открывая Хейдену вид на мои ноги, и, само собой, он этим пользуется. Я физически ощущаю его буравящий взгляд.
  Снова подаюсь вперед и испытываю укол злорадства, когда кресло катится следом. Я вплотную придвигаюсь к столу. Теперь нижняя часть моего тела полностью скрыта под столешницей из темного дерева. Я складываю руки на груди, старательно игнорируя Хейдена.
  Неизвестно, зачем на этой презентации необходимо присутствие юристов - скорее всего, это просто формальность. В любой другой день у меня наверняка сводило бы скулы от скуки, но не сейчас, когда я сижу так близко к Хейдену, а он, в свою очередь, лениво пожирает меня взглядом.
  Я не могу сосредоточиться ни на чем, кроме его опасного соседства. И, словно этого недостаточно, Эрин, молоденькая секретарша, приглушает свет, и зал погружается в легкий интимный полумрак. Перед тем, как она прибавляет звук на аппаратуре, до меня доносится тихое покашливание Хейдена.
  Напряжение, сковывающее мое тело, резко возрастает. Дыхание с трудом поддается контролю, и я уже не могу игнорировать импульсы, витающие в воздухе между мной и Хейденом. Я опускаю глаза и бросаю косой взгляд в его сторону. Его поза явно более расслаблена по сравнению с моей: он сидит, откинувшись на спинку кресла и широко расставив ноги, одна рука подпирает подбородок.
  Я бездумно пялюсь на экран, даже не пытаясь уловить суть презентации. Внезапное прикосновение ладони к бедру заставляет меня подскочить на месте. Мой удивленный вздох и шелест ткани приглушает фоновая музыка, которая доносится из колонок под потолком. Возбуждение, словно ток пробежавшее по всему телу, охватывает меня, даже не дав опомниться.
  Приоткрыв рот, я ошарашено смотрю на Хейдена, не в состоянии поверить, что он и в самом деле задумал лапать меня в присутствии полутора десятка человек, с которыми мы оба, ко всему прочему, вместе работаем. Больше всего меня поражает скучающее выражение на его лице: взгляд устремлен на экран, челюсти расслаблены.
  Я сую одну руку под стол, намереваясь сбросить ладонь Хейдена. Он сильнее, и в ответ на мои жалкие попытки его губы изгибаются в наглой ухмылке.
  - Какого черта ты делаешь? - одними губами произношу я, в ярости глядя на него.
  Удерживая мой взгляд, Хейден слегка сжимает пальцы, а затем его рука продолжает движение вверх по моей коже. Между ног у меня становится жарко. Черт, при одной мысли о том, где мы находимся, мышцы внутри меня сжимаются в тугую пружину.
  Хейден прикладывает небольшое усилие, и моя нога соскальзывает с другой, облегчая ему доступ к намеченной цели. Его пальцы продвигаются еще выше, тянут вверх юбку, и ткань собирается в гармошку. Он кладет руку на внутреннюю поверхность моего бедра так, что ребро ладони почти соприкасается с тканью трусиков.
  А потом он просто замирает. Горячее тепло его ладони проникает мне под кожу, продвигаясь выше и сосредотачиваясь в самом сокровенном месте. Я невольно задерживаю дыхание.
  Я знаю, Хейден делает это намеренно - не совершая ни единого движения, заставляет меня распаляться от одного ожидания. Наконец, я не выдерживаю, и плотно сжимаю колени. Низ живота напрягается, и мне уже с трудом удается сдерживать участившееся дыхание.
  Хейден слегка поворачивает голову, наблюдая за мной. Это заводит меня еще сильнее: грудь наливается приятной тяжестью, а соски начинает покалывать. Я непроизвольно провожу языком по губам, и его рука напрягается.
  Мое лицо пылает, пальцы нетерпеливо подрагивают. Бросаю быстрый взгляд на Хейдена и вижу, что усмешка на его лице сменилась напряжением - его глаза потемнели и потеряли фокус, а губы сжались в тонкую полоску. Опускаю глаза на его брюки, натянувшиеся на выпуклости прямо между ног.
  В тот же момент горячая ладонь Хейдена накрывает треугольник моих трусиков. Я вздрагиваю и цепляюсь обеими руками за столешницу, стиснув зубы. Он слегка надавливает, поглаживая меня сквозь ткань. В ответ на его прикосновения моя плоть пульсирует, с каждым толчком обещая приближение развязки.
  Когда пальцы Хейдена проскальзывают под кружево, где все уже мокро, мы в унисон едва слышно, но глубоко втягиваем воздух. Молясь о том, чтобы никто из присутствующих не повернулся в нашу сторону, я прикрываю глаза и закусываю губу.
  Хейден вводит в меня сразу два пальца, всего на пару дюймов, а потом выскальзывает наружу. Он проделывает это несколько раз подряд, с каждым разом проникая все глубже. Я сосредоточена только на этих быстрых движениях и на оглушающем стуке собственного сердца. Хейден подключает большой палец, который начинает массировать мой клитор. Мои ноги немеют, и я слегка приподнимаюсь над сиденьем, вжимаясь в его ладонь.
  Когда я уже так близка к тому, чтобы взорваться, то вдруг ощущаю пустоту. Распахнув глаза, я мгновенно прихожу в себя. Глаза Хейдена полыхают огнем. Я заливаюсь краской еще больше, если это вообще возможно, коря себя за то, что так беспечно потеряла контроль над собой.
  Господи, кто бы мог подумать, что мой начальник так откровенно ласкал меня в зале, буквально полном людей. Стыд овладевает мной почти так же прочно, как и съедающая меня заживо неудовлетворенность. Я настолько близка к оргазму, что стоит Хейдену только дотронуться до меня еще раз - и готово.
  К счастью, через несколько очень долгих минут презентация подходит к концу. Я, пользуясь моментом, первой покидаю зал, устремляясь к лифту. Мне удается добраться до кабинета Хейдена первой. Сложив руки на груди, я начинаю возбужденно мерить шагами пространство между окном и диваном.
  Как только дверь распахивается, я замираю на месте, направив яростный взгляд на своего босса. Хейден же, не глядя на меня, достает из кармана брюк ключи, запирает дверь и швыряет связку на стол. Потом он устремляется ко мне, на ходу стягивая пиджак.
  Гневная тирада, которую я подготовила во время поездки в лифте, застревает у меня в горле, когда он обхватывает меня руками, прижав к спинке дивана. Он впивается ртом в мои губы, вжимаясь в меня бедрами так, что даже больно. Я пытаюсь оттолкнуть его, уперев ладони ему в грудь.
  - Господи, не могу поверить, что ты позволила мне дотрагиваться до себя прямо там, - выдыхает Хейден, не отпуская меня.
  - Ты не дал мне кончить, - я, негодуя, еще раз толкаю его в грудь.
  Он хватает меня за запястья и снова приближает ко мне лицо.
  - Только потому, что я очень хорошо знаю, что ты делаешь это слишком громко, - он проводит кончиком языка по моему подбородку. - Но тебе все же придется постараться не шуметь прямо сейчас.
  После этих слов Хейден почти срывает с меня блузку, а затем и бюстгальтер. Моя одежда летит на пол, а юбка оказывается задранной дважды за последние полчаса. Его губы везде, где он может дотянуться. Я снова капитулирую, поддаюсь ему. Снова готова рассыпаться в его руках.
  - Ты просила дать тебе немного пространства, - говорит Хейден, когда я расстегиваю на нем рубашку и дотрагиваюсь губами до его груди. - Я выполнил твою просьбу - целую неделю не приближался к тебе. Но сейчас даже не проси меня держаться подальше.
  - И не собираюсь, - бормочу я в ответ, справляясь с ремнем на его брюках.
  Моя рука проскальзывает под резинку его трусов, и Хейден зажмуривается. Я ласкаю его, немного грубо, но это ему нравится. Он не выдерживает и нескольких секунд и отнимает мою руку прочь. Он обхватывает одну мою ногу за бедро, поднимает выше, прижимая к себе.
  Хейден врывается в меня нетерпеливым, мощным движением. Он прижимается лбом к сгибу между моим плечом и шеей, и его тихие ругательства смешиваются с моим тихим стоном. Сосредоточившись на нарастающем внутри меня пламени, я обхватываю его за плечи, прижимаясь к нему грудью.
  Занимаясь с Хейденом примитивным, даже первобытным сексом прямо в его кабинете, я вдруг осознаю, что это что-то большее. То, как он погружается в меня - не только в буквальном смысле. То, как меня затягивает в него. Как мы оба упиваемся друг другом, не можем насытиться друг другом...
  Как только я понимаю это, оргазм накрывает меня, словно волна, увлекая за собой в глубину жара, дрожи, спазмов удовольствия. Я впиваюсь ногтями в плечи Хейдена, сдерживая крики. Мои бедра сжимаются вокруг него, и я хрипло хватаю воздух ртом.
  Хейден следует за мной. Движения его становятся резче, а потом он изливается в меня, содрогаясь с каждым из последних толчков...
  
  Мне требуется некоторое время, чтобы привести себя в порядок в ванной Хейдена - благо, и таковая нашлась за одной из дверей в его кабинете. Я до сих пор ощущаю слабость в коленях и приятную опустошенность внутри.
  Перед тем, как вернуться в кабинет, я еще раз внимательно осматриваю себя в зеркале. Глядя в собственные горящие глаза, я вдруг понимаю, что не хочу больше бороться с Хейденом. И с самой собой. Мне хочется сдаваться ему - каждый раз, когда он касается меня. Потому что мне нравится получать то, что он дает мне взамен.
  Как только я принимаю это, на душе становится легче. Умиротворенно улыбнувшись своему отражению, я покидаю ванную. Хейден ловит меня за дверью, притягивает к себе и приникает к моим губам в долгом поцелуе. Его ладони ложатся на мои ягодицы и слегка сжимают их.
  - Я снова тебя хочу, - тихо говорит он, пригвоздив меня к стене.
  - Я чувствую это, - я издаю смешок.
  - Ты вообще осознаешь, какую власть имеешь надо мной?
  - Ты ведь это не серьезно?
  - Как раз таки наоборот. Почему ты думаешь, что я лгу?
  - Помимо очевидного? - я морщу лоб, опустив глаза.
  - Прости, что подвел тебя на прошлой неделе, - голос Хейдена становится серьезнее. - Ты была права, когда злилась на меня. Если ты позволишь, я искуплю вину.
  - Можешь считать, что ты уже ее искупил, - я ухмыляюсь и выгибаюсь, прижимаясь к низу его живота. - Но если я прямо сейчас не вернусь в свой кабинет, у нас могут появиться проблемы.
  - Мы и раньше подолгу оставались наедине.
  - Не за закрытой дверью. И мы работали, а не совокуплялись.
  - Совокуплялись? - Хейден прищуривается.
  - Совокуплялись. Сношались.
  - У меня встает, когда ты говоришь слова вроде этих.
  - И я снова это чувствую. Но мне нужно вернуться к работе и доделать кое-что. У меня слишком требовательный начальник.
  - Думаю, с ним можно договориться.
  - Я знаю пару способов убедить его быть более сговорчивым, - я нехотя расцепляю кольцо его рук.
  Когда я покидаю кабинет Хейдена, на моих губах блуждает довольная улыбка.
  
  В понедельник прямо перед ланчем мне поступает звонок от охраны с первого этажа. Дейн немного смущенно просит меня спуститься вниз. Недоумевая, что потребовало моего присутствия, я, заинтригованная, выполняю его просьбу.
  Мои брови ползут вверх при виде курьера у входа, который держит в руках огромный букет белых роз - в нем не меньше сотни длинных стеблей, увенчанными тугими бутонами.
  - Это для вас. Простите, но я не могу пропустить его, - Дейн виновато пожимает плечами. - Таков порядок.
  - Ничего страшного, - я бегло улыбаюсь охраннику и подхожу ближе к курьеру.
  - Сиенна Маккензи? - уточняет тот, глядя на меня из-под козырька бейсболки.
  Я киваю. Он протягивает мне планшет, и я быстро ставлю подпись в нужной графе. Парень протягивает мне букет, который я с трудом обхватываю обеими руками. Пробормотав "спасибо", я направляюсь к лифту. Букет настолько большой, что я едва помещаюсь с ним в кабине с еще несколькими людьми.
  Само собой, по пути обратно наверх я притягиваю кучу заинтересованных взглядов. Поймавшая меня в коридоре Джеки, берет с меня обещание вместе сходить на ланч, чтобы разузнать, кто прислал мне такой потрясающий букет.
  Оказавшись, наконец, в своем кабинете, я прислоняюсь спиной с двери и наклоняю голову, вдыхая аромат цветов. Моя кожа покрывается мурашками от необычайно нежного ощущения в животе. Наверное, в книгах это явление называют бабочками. Боже, как бы это ни называлось, это так приятно, что не передать словами...
  Внезапно оживает телефон на рабочем столе. Отлепившись от двери, я поднимаю трубку.
  - Тебе понравились цветы? - спрашивает Хейден. Я различаю настороженные нотки в его голосе, словно он не уверен в моей реакции.
  - Мне казалось, что не в наших интересах привлекать излишнее внимание, - выдержав паузу, отвечаю я. - Ты устроил целый спектакль со мной, тащащей гигантский букет через весь холл, в главной роли. Ты подумал о том, что курьера не пропустят на охране?
  - Гм... Буду считать, что это "да". Сходишь со мной на ланч?
  - Не могу. Уже обещала Джеки. Теперь из-за тебя мне придется сочинять историю о вымышленном любовнике, который заваливает меня цветами. Возможно, он будет несколько одержимым. Но не настолько, чтобы осаждать меня на работе лично.
  - И он, конечно, необычайно хорош в сексе?
  - Мм... Я еще не решила. Скажем, у меня не было возможности как следует оценить его навыки в этой области.
  В этот момент ко мне заглядывает Джеки.
  - Время ланча, - она трясет сумочкой в воздухе, поторапливая меня.
  - Мне пора, - я кладу трубку.
  - Готова?
  - Угу, - я бросаю взгляд на стол и хватаю первую попавшуюся папку. - Только занесу кое-какие бумаги Хейдену.
  - Подожду тебя у лифта.
  Прихватив свои вещи, я выхожу следом за ней и направляюсь в противоположную сторону. Коротко постучав в дверь, дожидаюсь ответа и вхожу. Хейден сидит за столом, заваленном бумагами. Он без пиджака, рукава серой рубашки закатаны до локтей в его обычной манере.
  Я подхожу ближе, кладу папку на сиденье одного из кресел и, опершись локтями на стол, наклоняюсь к нему. Наши лица разделяет всего дюйм.
  - Спасибо за цветы, - интимным тоном произношу я. - Мне очень понравилось.
  Я легонько касаюсь его губ своими, а потом немного отстраняюсь. Взгляд Хейдена мечется от моих глаз к губам и обратно.
  - Рад, что сделал тебе приятно, - хрипловато отзывается он и прочищает горло.
  - Мне нравится, когда ты делаешь мне приятно.
  Хейден смотрит поверх моего плеча, следуя вдоль изгиба моей спины и дальше. Я переступаю с ноги на ногу, и при этом моя попка приподнимается еще выше.
  - Ты уверена, что Джеки необходима твоя компания за ланчем? - спрашивает он.
  - Она уже ждет меня в коридоре, - не без сожаления говорю я.
  - Тогда иди, пока я не набросился на тебя.
  Я еще раз приникаю к его губам. Язык Хейдена проскальзывает в мой рот. Я чувствую разливающееся между бедер тепло - моя обычная реакция на его вкус. Он просовывает ладонь в вырез моего платья, под бюстгальтер и слегка щиплет меня за сосок. Я издаю тихий стон.
  Хейден первым прерывает поцелуй.
  - Тебе пора, если не хочешь, чтобы Джеки заявилась сюда искать тебя и застала загнутой над моим столом.
  - Мне нравится быть загнутой над твоим столом.
  - Попрактикуем это в другой раз, - он ухмыляется.
  
  Весь остаток дня меня я пребываю в приподнятом настроении. Настолько приподнятом, что даже решаю приготовить ужин сама, по одному из рецептов, найденному в интернете. Пританцовывая у плиты с бокалом вина в руках, я то и дело смотрю на розы, которые стоят на журнальном столике в гостиной, и при этом меня распирает чувство, очень похожее на гордость.
  После ужина мне удается поймать по "скайпу" сестру, находящуюся в Лондоне, и мы болтаем почти целый час, прежде чем она убегает по делам. Затем я принимаю душ и возвращаюсь на кухню, где меня застает звонок домофона.
  Услышав на другом конце голос Хейдена, я приятно удивлена: он не предупреждал, что приедет. Пока он поднимается, я успеваю пригладить перед зеркалом влажные волосы. Его внезапный приезд заставляет меня нервничать, поэтому, открывая ему дверь, я невольно покусываю губу.
  - Привет, - я впускаю Хейдена внутрь и бросаю на него любопытный взгляд. На нем спортивные брюки и застегнутая до горла толстовка.
  Он, в свою очередь, разглядывает меня, одетую только в короткий шелковый халат. Под ним на мне больше ничего нет, и взгляд Хейдена, осознавшего это, из заинтересованного становится опасно пристальным.
  - Я не вовремя? - спрашивает он, возвращаясь к моему лицу.
  - Да, - я наклоняю голову. - Ты оторвал меня от безумно увлекательной подготовки ко сну.
  - Могу подсказать, как сделать ее еще более увлекательной.
  Хейден выгибает одну бровь, при этом уголки его губ ползут вверх, образуя соблазнительную улыбку.
  - Хочешь выпить чего-нибудь? - я иду в сторону кухни, а он следует за мной. Я затылком чувствую его взгляд. Мое тело привычно откликается на его присутствие, и меня охватывает сладкое томление. - Вина? Чего-нибудь покрепче?
  - Вино сойдет.
  Хейден неотрывно наблюдает за мной, пока я достаю из холодильника бутылку и разливаю "Совиньон Блан" по бокалам, а потом вручаю один из них ему.
  - Занимался в спортзале? - я указываю подбородком на его одежду, подперев стойку. Он стоит в нескольких шагах от меня, и я чувствую, как нас обоих тянет друг к другу, так, что даже воздух между нами намагничивается.
  - Да, - Хейден кивает и в два глотка опустошает бокал, а потом отставляет его в сторону.
  Он подходит ближе, запускает руку мне в волосы, положив ладонь на затылок, и целует меня. Его рот все еще прохладный от вина и терпкий на вкус. Я прикрываю глаза и слегка запрокидывая голову, открываю доступ к шее, по которой он проводит губами.
  Хейден подхватывает меня и усаживает на стойку. Его томный, тяжелый взгляд словно гипнотизирует меня. Я не шевелюсь, только наблюдаю за ним из-под полуопущенных век.
  - Я уже подъехал к дому, - тихо говорит он, - когда вдруг подумал о тебе.
  Он бережно обхватывает пальцами мою лодыжку, а потом его рука скользит вверх, вызывая целый рой мурашек по всему моему телу. В ответ я тихо вздыхаю, приоткрыв рот. Его пальцы огибают мое колено, затем округлость бедра, пробираясь к чувствительной внутренней поверхности. Я практически не дышу, замерев на месте.
  - Словно на меня нашло какое-то наваждение, - бормочет Хейден, прослеживая взглядом движения своей руки.
  Второй рукой он тянет пояс халата и не спеша разводит полы в стороны. Все мое тело напрягается. Затвердевшие соски отзываются покалыванием, постепенно переходящим ниже. Один только взгляд Хейдена заставляет меня возбуждаться.
  - Расслабься, - шепчет он, рисуя линии на моих бедрах, двигаясь вверх и обратно вниз. Он тянется к выключателю на стене и поворачивает колесико, пока свет не становится совсем слабым. - Просто позволь мне дотрагиваться до тебя так, как мне хочется.
  Глядя ему в глаза, я медленно киваю. Закрываю глаза и слегка подаюсь назад, ухватившись руками за противоположный край стойки.
  Ладони Хейдена обхватывают мои ребра сбоку, так, что большие пальцы как раз достают до сосков. Он дразнит их круговыми движениями, слегка надавливая. Потом придвигается ближе и касается губами кожи чуть выше груди, легонько прикусывает. Я громко и неровно выдыхаю воздух, сжимая Хейдена ногами.
  Он опускает ладони ниже, удерживая меня за спину. Губы смыкаются на одном из моих сосков, он сжимает его и немного тянет, отчего мышцы внутри меня сокращаются от наслаждения. Я практически не шевелюсь, но у меня внутри, под кожей, нетерпеливо разгоняется жар, сосредотачиваясь в точке между ног.
  Хейден тянется к мои губам и запечатлевает на них короткий поцелуй. На протяжении нескольких последующих секунд я не чувствую ничего, кроме его дыхания на своей шее. А потом ощущаю тепло его руки у себя между ног. Хейден проводит по мне пальцами, и я слышу его тяжелый вздох, когда он понимает, насколько я готова принять его.
  Он обвивает вокруг меня руки. Я открываю глаза и ловлю его тлеющий от вожделения взгляд.
  - Не хочу, чтобы у тебя остались синяки, - он приподнимает меня и несет к дивану.
  Уложив меня на мягкую поверхность, Хейден, нависая надо мной, стягивает толстовку через голову. Я протягиваю к нему руки, удовлетворяю собственную жажду прикосновений. Его шея напрягается, и под кожей проступаю вены, когда я добираюсь до его брюк, лаская его сквозь ткань.
  Он быстро освобождается от остатков одежды. Я цепляюсь за его предплечья, изнывая от желания, ощущая почти болезненную пустоту. Наверное, моя внутренняя мольба отражается во взгляде, потому что Хейден без промедления входит в меня, накрыв мои губы своими.
  В этот раз он медленнее, но я все равно довольно скоро приближаюсь к такому желанному освобождению. Удовольствие накатывает на меня толчками, и мое тело отзывчиво вздрагивает от каждого глубокого проникновения Хейдена, в то время как я вся отдаюсь ему...
  
  С этого вечера наши с Хейденом отношения только набирают обороты. Если раньше их можно было сравнить со вспышками, то теперь они разгораются, как костер, в который то и дело подливают масло.
  На работе мы проводим вместе не больше времени, чем обычно, но не всегда используем его по назначению. Помимо этого, Хейден проводит у меня одну-две ночи в неделю, до самого утра, из чего я делаю вывод, что со своей невестой он не живет. Меня это удивляет, но не настолько, чтобы я начала задавать вопросы. Мне на самом деле слишком хорошо рядом с ним, что я закрываю глаза на то, что он не свободен. Я поступаюсь своими принципами взамен на то, что он дает мне.
  Каждое утро я просыпаюсь с мыслью о Хейдене, даже если его нет рядом в этот момент. Перед сном, засыпая, я снова думаю нем, и это незаметно входит в привычку. Удивительно, но, как только мы с ним на самом деле становимся любовниками, косые взгляды и сплетни на работе перестают меня волновать. В конце концов, когда-то случится что-нибудь, что отвлечет от нас внимание.
  
  В одну из жарких августовских пятниц я снова получаю розы, и мне опять приходится спуститься в холл. На этот раз они красные, и букет более сдержанный, но и более изысканный. Прочитав надпись на карточке, я краснею и спешу к лифтам.
  Хейден уже третий день как в командировке, и мне безумно приятно, что он напоминает о себе, даже находясь на расстоянии в несколько тысяч миль. Я возвращаюсь в свой кабинет, практически уткнувшись лицом в невероятно пахнущий букет, и запираю дверь, когда сзади меня вдруг обхватывают сильные руки.
  Мое сердце замирает от испуга, а потом пускается вскачь.
  - С днем рождения, - произносит Хейден у моего уха.
  Я прикрываю глаза и делаю глубокий вдох, восстанавливая сбившееся дыхание.
  - Спасибо. Откуда ты узнал?
  - Ничего сверхъестественного, - он усмехается. - Посмотрел твое личное дело. Сегодня ведь двадцатое? Вроде я ничего не напутал.
  - А... Ты напугал меня до чертиков.
  - Прости, - Хейден прижимается ко мне, зарывшись лицом в мои волосы. - Твой запах сводит меня с ума. Все эти три дня мне тебя не хватало.
  Он кладет ладони мне на ребра, прямо под грудью.
  - Придется потерпеть еще пару дней, - я усмехаюсь и разворачиваюсь в его руках, чтобы увидеть его лицо. Дотягиваюсь до стола и кладу букет, освобождая руки.
  - Это будет непросто, - Хейден понимающе кивает и легко касается моих губ своими. - Привет.
  - Привет.
  Заглянув в его глаза, я уже не в силах отвести взгляд. Он снова целует меня, но в этот раз поцелуй не такой невинный. Я пылко отвечаю на него, прижимаясь к Хейдену всем телом. Я безумно соскучилась по его запаху, телу, вкусу.
  - Боже, это будет чертовски непросто, - он тихо стонет, оторвавшись от моих губ. - Я очень тебя хочу.
  В подтверждение своих слов он стискивает мои бедра руками и прижимается ко мне. Почувствовав его эрекцию, я громко и неровно вздыхаю. Внизу живота образуется тяжелый ком. Еще неизвестно, для кого из нас воздержание станет большим испытанием.
  - Отмечаешь вечером? - спрашивает Хейден, заправляя прядь моих волос за ухо.
  - Небольшой девичник в баре, - я пожимаю плечами.
  - Повеселись как следует.
  - Спасибо.
  - Мне пора, - Хейден отпускает меня, и вне его объятий мне сразу же становится неуютно. - Увидимся в понедельник?
  - Конечно.
  Я провожаю его взглядом, охваченная теплым, растекающимся по телу чувством радости.
  
  КИММИ
  
  Я смотрю на сидящего передо мной молодого мужчину. Про таких как он нельзя сказать что-нибудь вроде "он не в моем вкусе" или "хорош, но не настолько, чтобы я...", потому что такие парни нравятся всем женщинам без исключения. Красивое, в меру накаченное тело под дорогой одеждой, хорошие манеры, манящий взгляд словно затуманенных светло-зеленых глаз и обезоруживающая улыбка - и это только ничтожная часть списка вещей, обеспечивающих Хейдену Холдсворту расположение окружающих.
  Немудрено, что Сиенна оказалась в числе тех, кому не удалось устоять.
  - Ты хотел поговорить? - я едва сдерживаю любопытство, потому что за час, прошедший с того момента, как я ответила на телефонный звонок от незнакомого абонента, напридумывала кучу вариантов, зачем я понадобилась Хейдену. Виду я, конечно, не подаю, но уже почти ерзаю на высоком табурете за наполированной стойкой бара.
  - Да, - он немного смущенно опускает глаза, а потом снова обращает взгляд ко мне. Черт, перед этим, должно быть, и правда трудно устоять. - Ким, у меня есть небольшая просьба. В прошлый раз, когда мы виделись, у меня сложилось впечатление, что к тебе можно обратиться за помощью.
  Я не сдерживаю улыбки. Этот сукин сын даже лесть преподносит так, что ты просто таешь и не можешь ему отказать.
  - Как интересно, - с легким оттенком иронии отвечаю я.
  - Отлично, - губы Хейдена сжимаются, но глаза смеются. Он читает меня так же легко, как я его. Думаю, мы с ним могли бы поладить в будущем. Нет, даже не думаю - я просто уверена в этом. - Не могла бы ты передать кое-что Сиенне?
  Хейден запускает руку во внутренний карман пиджака и достает небольшую бархатную коробочку. Он кладет ее на стойку и подвигает ближе ко мне.
  - Я могу взглянуть? - спрашиваю я, взяв подарок в руки.
  - Конечно.
  Приоткрываю крышку и вижу невероятно красивые наручные часы: аккуратный циферблат обрамлен переливающими, явно драгоценными камнями, и сами они тонко выполненные, очень женственные. Я знаю толк вещицам вроде этой - так же хорошо, как и их стоимость. Кроме того, эти часы не просто дорогой подарок. Видно, что их действительно тщательно выбирали.
  - Красивые, - я одобрительно улыбаюсь, захлопнув коробочку. - Почему ты просто не подарил их сам?
  - Не знаю, - Хейден слегка пожимает плечами. - Наверное, не был уверен в ее реакции. Да и до сих пор не уверен.
  Я обдумываю его ответ, а потом понимающе улыбаюсь.
  - Не отдает ли излишней настойчивостью и дороговизной подарок, если учесть, что предназначен он не для той девушки, с которой ты помолвлен? Прости за прямоту.
  Выражение лица Хейдена становится серьезным, между бровей появляется озадаченная морщинка. Словно ему самому неприятно, что так оно и есть - по его вине.
  - Все в порядке, - он хмуро кивает. - И ты права. Ну так что? Я могу на тебя рассчитывать?
  - Без проблем. Передать что-нибудь еще?
  - Остальное я приберегу для личной встречи. И спасибо.
  - Обращайся.
  Я прячу коробочку в сумку, прощаюсь с Хейденом и выхожу на улицу. Что-то царапает меня изнутри. Я досадливо вздыхаю, опознав причину беспокойства - зарождающееся, но уже довольно навязчивое чувство вины.
  
  Одри ставит на столик два высоких бокала, наполненных дробленым льдом и голубоватой жидкостью.
  - Ты решила напоить нас еще до начала вечеринки? - Сиенна корчит рожицу.
  - Сегодня можно, - Одри пожимает плечами. - К тому же, вечеринка уже началась!
  Она звонко чмокает Сиенну в щеку, а потом торопится обратно в гостиную, где они с девочками готовят коктейли, красят друг другу ногти и слушают истории из личной жизни Джеки. Оттуда то и дело доносятся удивленные охи вперемешку с коллективным смехом.
  - Она забавная, эта Джеки, - говорю я, накручивая на плойку очередную прядь волос Сиенны. - Сразу располагает к себе.
  - Да, - немного рассеянно отзывается она.
  - Она еще не догадалась? Вы с ней довольно тесно общаетесь на работе.
  Я прислушиваюсь к музыке, доносящейся из гостиной. Не думаю, что кто-то услышит.
  - Нет. По крайней мере, мне так кажется.
  Я протягиваю свободную руку, беру один из бокалов и пробую коктейль через соломинку. На вкус различаю только слабый привкус водки и сок лайма.
  - Тебе не кажется, что дело принимает серьезный оборот?
  Сиенна смотрит на меня через зеркало, подняв большие темные глаза, отражающие свет лампочек на рамке зеркала. И молчит.
  - Он по-прежнему остается у тебя на ночь?
  - Иногда, - она прочищает горло и делает большой глоток.
  - И... что ты думаешь обо всем этом?
  - Я не хочу думать об этом.
  - Но все равно думаешь.
  - На прошлой неделе мы снова не удержались и занялись сексом в его кабинете. Нас едва не застукали, - на лице у подруги появляется озорная улыбка, хотя глаза остаются немного грустными. - Думаю, без этого наши с ним отношения были бы лишены некой... пикантности. И остроты.
  Я тяну плойку на себя, и длинная прядь каштановых волос тугой пружинкой опускается на загорелое плечо Сиенны.
  - Думаю, кому-то из нас вскоре наскучит все это. Например, когда я встречу более подходящего парня. Или Хейден решится, наконец, и женится на своей девушке.
  Я долго смотрю на нее, а потом натянуто улыбаюсь.
  - Ты ведь сама в это не веришь. Я знаю, Сиенна, что страсть сносит крышу. Но у тебя совсем отключились мозги. Вы заигрались. Знаешь, как все будет потом? Возможно, он все-таки женится. Но хотеть тебя не перестанет. И вы будете продолжать свою тайную связь, которая вытреплет тебе все нервы.
  - Это вовсе не то, что я хотела бы услышать, но все равно спасибо, - я получаю в ответ кривоватую улыбку.
  - Хочешь, чтобы я тебе солгала? Черт...
  Я негодующе возвожу глаза к потолку. Отчасти это моя вина. Хороша подруга: сначала практически подталкивала Сиенну ко всему этому, а теперь пытаюсь убедить в том, что с этим служебным романом надо бы завязать!
  В свое оправдание могу сказать лишь то, что моя влюбчивая, порой даже ветреная подруга не должна была увязнуть в подобном дерьме. А еще то, что подобное влечение редко встречается даже раз в жизни. Со мной такого не случалось, но я бы ни за что не упустила этого. Даже не задумываясь о том, какую цену пришлось бы заплатить.
  Совесть снова грызет меня изнутри, оставляя глубокие зарубины. Боже, да отец Хейдена, видимо, тронулся рассудком, когда решил нанять в помощницы для своего сына горячую штучку вроде Сиенны!..
  - Знаю, я, можно сказать, поощряла твое навязчивое желание переспать с ним. Но он разобьет тебе сердце. И, возможно, свое разобьет тоже. Если он до сих пор не бросил свою невесту, вряд ли вообще сделает это. Хейден мне нравится - он правда неплохой парень. Но он поступает плохо. Морочит головы вам обеим.
  Сиенна смотрит в одну точку, закусив губу.
  - Но это все ерунда, - я слегка подталкиваю ее в спину. - Ты во всем разберешься. Правда?
  - Конечно, - Сиенна оттаивает и широко улыбается.
  Самое время поднять ей настроение. Я тянусь к своей сумочке. Командую, чтобы именинница закрыла глаза, а затем надеваю ей на запястье часы.
  - Что это? - бормочет она, ощутив на руке вес изделия.
  - Подарок от твоего любовничка. Можешь смотреть.
  - Это от Хейдена? - Сиенна глядит на часы, округлив глаза.
  - Так точно. Мы с ним встречались сегодня днем. Наверное, он постеснялся вручить их лично. Ты уж прости парня.
  Наблюдая за реакцией подруги, я жалею, что Хейден не сделал это сам. Оно определенно того стоило.
  - Мы повеселимся сегодня как следует, - бодро произношу я. - И не будем думать о насущном.
  - Идет.
  Глаза Сиенны сверкают, когда она высоко поднимает свой бокал, а затем устремляется в гостиную.
  
  СИЕННА
  
  В субботу я просыпаюсь только после обеда. Количество выпитого накануне дает о себе знать, как только я отрываю голову от подушки. Со стоном опускаюсь обратно, натягиваю одеяло на голову и снова забываюсь сном.
  Когда я открываю глаза в следующий раз, сквозь тонкую занавеску уже не поступает солнечный свет. Протягиваю руку к тумбочке и нащупываю сотовый. Щурюсь, глядя на экран, и удивляюсь тому, что уже почти девять часов вечера.
  Я принимаю душ: около получаса провожу, просто стоя под горячими струями воды и оживая. После заматываю два полотенца - одно вокруг туловища, второе на голове. А потом вдруг обнаруживаю, что невероятно голодна.
  Когда я стою у открытого холодильника, сканируя его содержимое, звонит сотовый. Вижу имя Хейдена, и мной овладевает уже такое привычное теплое чувство.
  - Надеюсь, ты дома, потому что я стою под дверью твоего подъезда, - говорит он вместо приветствия.
  - Я дома, - отвечаю я, слегка удивленная его манерой появляться у меня без предупреждения.
  - Отлично.
  Он дает отбой и тут же звонит в домофон. Пока он поднимается, я успеваю сменить полотенца на длинную рубашку на пуговицах, последнюю из которых застегиваю, уже отпирая дверь.
  Хейден с ходу прижимается ко мне губами. Полностью облепить меня ему мешают бумажные пакеты, которые он держит в руках.
  - Знаю, что не могу прикоснуться к тебе, но я очень хочу провести с тобой ночь, - говорит он мне в губы.
  Я отстраняюсь и в изумлении смотрю в его потемневшие глаза.
  - Ты пьян!
  - Возможно, - Хейден ухмыляется и снова целует меня. - Я подумал, что тебе захочется чего-нибудь особенного после затяжной вечеринки. Ты ведь наверняка вернулась домой только под утро?
  - Ты точно пьян.
  - Еще один мальчишник, - он морщит нос, что забавляет меня.
  Я веду его на кухню и отбираю у него пакеты.
  - Это суп? - снова изумляюсь. - Серьезно? Ты словно прочитал мои мысли.
  - Подумал, что он придется очень кстати, - Хейден пожимает плечами, усаживаясь на табурете.
  - Игристое вино, - читаю на этикетке извлеченной из пакета бутылки. - Земляничное. И мой любимый салат. Ты знаешь, что ты просто чудо?
  Перегнувшись через стойку, я со вкусом целую его в губы, отдающие виски.
  Хейден говорит, что не так давно ужинал, и я одна принимаюсь за еду, запивая ее вином. Он просто сидит напротив, сцепив пальцы под подбородком и наблюдая, как я едва не урчу от удовольствия.
  - Уже одно выражение твоего лица говорит о том, что я приехал не зря, - он улыбается. - Как прошла вечеринка?
  - Все было почти пристойно. По крайней мере, с моей стороны. В общем, было здорово.
  Еще мне хочется сказать, что мне его не хватало, но я тут же думаю, что это лишнее.
  - Я могу остаться у тебя?
  Хейден всегда спрашивает, прежде чем остаться, хотя ни разу не получал отрицательного ответа.
  - Разумеется, - просто отвечаю я.
  Мы проводим еще пару часов в гостиной за просмотром фильма о супергерое: я лежу на диване, а Хейден сидит на полу, прислонившись плечами к моему бедру. В какой-то момент я начинаю неосознанно поглаживать кончиками пальцев его коротко остриженный затылок. Внезапно это кажется мне таким интимным и домашним, что я резко отнимаю руку.
  - Продолжай, - Хейден слегка дергает головой, не отрывая взгляд от экрана. Вряд ли он обратил внимание на то, что я вдруг смутилась.
  Уже за полночь мы отправляемся в постель. Несмотря на то, что я проспала весь день, меня клонит в сон, как и Хейдена. Он прижимается ко мне сзади, обхватывает руками и пристраивает подбородок в выемке между моим плечом и шеей.
  - Ты мешаешь мне заснуть, - я издаю смешок, почувствовав характерное шевеление ниже спины.
  - Знала бы ты, как мне сейчас хочется быть внутри тебя, - шепчет Хейден и только крепче прижимается ко мне.
  Всколыхнувшееся во мне желание охватывает все тело.
  - Не дразни меня, - сдавленно произношу я.
  - Прости.
  В конце концов, я засыпаю, но возбуждение и тогда продолжает тлеть во мне, подогреваемое близостью Хейдена.
  
  От кого: sienna_mckenzie@gmail.com
  Кому: t-a_mckenzie@gmail.com
  Тема сообщения: Ненавижу чертову разницу в часовых поясах...
  Привет, сестренка. В очередной раз не смогла дозвониться до тебя, поэтому решила написать тебе письмо.
  Надеюсь, у тебя все отлично, хоть ты и пашешь как проклятая уже который месяц. Кстати, почаще звони родителям - на прошлой неделе мама обронила, что ты давненько не давала о себе знать.
  Если тебе интересно, как продвигается мой ужасно порочный служебный роман, то он в самом разгаре. Он бы даже сказала, он поглотил меня, полностью.
  Я заново открыла для себя город, узнала и поняла маленькие закоулки и многолюдные кварталы. Оказывается, Сан-Франциско намного интереснее, чем я знала до этого.
  Мы с Хейденом проводим время в непопулярных забегаловках, посещаем кинотеатры на окраинах и выставки малоизвестных фотографов и художников, где вряд ли встретим знакомых. Он может вырвать меня посреди рабочего дня и увезти за город, как например, вчера. Мы лежали на его расстеленном прямо на траве пиджаке, поедали ланч и спорили о чем-то почти до хрипоты, пока один бурундук чуть не стащил его сотовый.
  Получается, что у меня вроде и нет парня, а иногда вроде как и есть (и в этом, соответственно, есть свои плюсы и минусы). Хейден бы обязательно тебе понравился - вот видишь, я даже говорю об этом так, словно он мой бойфренд, хотя между нами все в любой момент может закончиться. Вот только нам так хорошо вместе, что я даже не знаю, хватит ли у кого-нибудь из нас силы воли прекратить эту странную, гипнотическую, затягивающую, словно зыбучий песок, связь.
  Как ты уже наверняка поняла, я влюбилась. Ну вот, я, наконец, призналась в этом (в том числе самой себе). Не знаю, к чему все это может привести, но прямо сейчас мне не хочется думать о последствиях, хороших или не очень.
  В любом случае, я жду твоего звонка или хотя бы сообщения. Почаще отдыхай где-нибудь с друзьями, выбирайся за пределы Лондона и заведи горячего любовника-британца с сексапильным акцентом.
  Скучаю по тебе все время. Целую и обнимаю.
  Твоя Сиенна.
  
  Я заглядываю к Хейдену перед ланчем, чтобы занести кое-какие бумаги. Я знаю, что у него назначена встреча с отцом, поэтому оставляю папки с документами на столе и, сложив руки на груди, наблюдаю, как он надевает пиджак и поправляет галстук перед зеркальной дверцей шкафа. Он ловит мой взгляд в отражении и улыбается.
  - Я хотел попросить тебя об одолжении.
  - Каком одолжении?
  - Просмотри, пожалуйста, один проект до завтрашнего собрания. Я отправил тебе его по внутренней почте, - Хейден подходит ближе, и его запах заполняет мне ноздри. Как же сексуально он пахнет.
  - Да, босс, - с придыханием произношу я у его уха.
  Он хватает меня за бедра и прижимает к себе в собственнической манере.
  - Ты провоцируешь меня? - его ладони перемещаются мне на ягодицы.
  - Не могу удержаться, - я лениво улыбаюсь и, разомкнув руки, слегка трусь о него грудью. - Когда я смотрю на тебя, у меня в голове появляются пошлые мысли... Некоторые из них довольно навязчивые.
  Хейден с легким свистом выпускает воздух сквозь сжатые зубы. Я теснее прижимаюсь к его груди в то время, как он проводит кончиком языка по моей верхней губе.
  От внезапного стука в дверь мы оба вздрагиваем. Я реагирую мгновенно, отступив от Хейдена на пару шагов и прижав к груди папку, которую машинально схватила со стола.
  - Войдите, - отзывается он.
  Дверь распахивается, и в кабинет вальяжно прошествует мужчина в костюме с очень коротким, абсолютно седыми волосами. Его цепкий взгляд сразу же фокусируется на мне, скользнув сверху вниз и обратно. Это абсолютно бестактно и к тому же неприятно, и я невольно хмурюсь.
  - Здравствуй, Оливер, - нейтральным тоном произносит Хейден.
  Мужчина переводит взгляд на него, и уголки его тонких губ приподнимаются в подобие улыбки.
  - Хейден, - он делает несколько шагов вперед и протягивает руку для приветствия.
  - Это Сиенна, одна из моих юристов, - Хейден представляет меня, не меняясь в лице.
  - Мне пора, - я бегло улыбаюсь и, не оглядываясь, спешно покидаю кабинет.
  Уже за дверью все еще чувствую на себе цепкий взгляд нежданного гостя. Я невежливо избежала полноценного знакомства не только поэтому. Я сразу поняла, кто стоял передо мной - Оливер Коббс, будущий тесть Хейдена.
  Эта встреча наталкивает на нежелательные мысли, которые преследуют меня до конца рабочего дня и даже позже, когда я уже нахожусь в постели. На самом деле я часто думаю об этом, как, наверное, и все девушки, попавшие в ситуацию, подобную моей - скажем прямо, любовницы, хотя я не очень люблю это слово.
  Я мало что знаю о невесте Хейдена. Если раньше мне было любопытно (порой настолько, что я была близка к тому, чтобы задать тот или иной вопрос), то сейчас я рада, что она не всплывает в наших разговорах. Любое напоминание о ней, даже косвенное, оставляет у мня неприятный осадок. Словно лишнее указание на тот факт, что я все время нахожусь на заднем плане. Все время играю вторую роль.
  Я не знаю, догадывается ли Кристен Коббс, что ее жених, изменяет ей - ежедневно, многократно, не только когда близок со мной, но и когда думает обо мне или даже говорит со мной по телефону. Замечает ли она перемены в его поведении? Мне всегда думалось, что такие вещи чувствуешь сразу. И как она поступит, если все-таки узнает?
  Я не испытываю к ней жалости, не испытываю чувства вины. У меня нет ощущения, что я краду чье-то счастье. Но кое-что все-таки есть: чувство, словно я заблудилась. Будто я потерялась в своих желаниях, неуверенная в правильности своих поступков...
  На протяжении последних ночей я испытываю проблемы со сном. Лежа в тишине в бесполезных попытках уснуть, я постепенно прихожу к простому выводу: на раннем этапе наших с Хейденом отношений меня устраивало все, а теперь мне хочется большего. И это... смущает меня, заставляет ощущать практически постоянный дискомфорт, потому что я не могу попросить о большем. И вся суть в том, что я до сих пор не могу понять, согласна ли я довольствоваться меньшим.
  
  В первый четверг сентября Хейден приезжает ко мне спустя час после того, как мы прощаемся на стоянке банка. Вот оно, одно из преимуществ подобных отношений - твоя жизнь полна сюрпризов.
  На нем джинсы, футболка и мотоциклетная куртка, и вряд ли стоит лишний раз упоминать, как привлекательно небрежно он выглядит.
  - Собирайся, - говорит Хейден, направляя меня в сторону спальни.
  - Куда мы едем?
  - Увидишь.
  Так и не получив ответа на свой вопрос, я переодеваюсь в универсальные укороченные темно-синие брюки и белую блузку без рукавов. Перекладываю вещи из сумки в маленький кожаный рюкзак, собираю волосы с конский хвост и сбрызгиваю их духами. Дневной макияж я уже смыла, поэтому подкрашиваю губы красной помадой. Выходит просто, но довольно мило.
  По пути я всячески пытаюсь выведать у Хейдена цель нашей поездки, но терплю поражение, поэтому просто откидываюсь на сиденье и разглядываю окрестности, пока мы движемся в направлении восточного побережья.
  Я догадываюсь, куда мы приехали, когда Хейден паркует машину на стоянке. Он берет меня за руку и ведет к зданию с большими горящими неоновыми буквами на вывеске над входом - "AT&T Park".
  - Ты привез меня на футбольный матч? - изумленно спрашиваю я.
  - Да, - Хейден поворачивается ко мне. На его лице играет счастливая улыбка, светлые глаза горят. Таким я его еще не видела. - Идем.
  Он крепче сжимает мою руку.
  
  Я не большая поклонница спорта, в частности футбола. Но когда я оказываюсь на огромном многотысячном стадионе, среди рева голосов, где даже воздух пропитан напряжением болельщиков, то с легкостью проникаюсь атмосферой.
  Это то, что нужно. Около сорока тысяч человек - здесь легко затеряться. И не надо беспокоиться о том, что кто-то увидит нас вместе. Большую часть игры мы, как и значительная часть зрителей, проводим на ногах, распаленные, с пьянящим ощущением того, как адреналин разгоняется по венам. Никогда бы не подумала, что спорт может быть таким интересным. Хейден наблюдает за мной, издающей подбадривающие или досадливые возгласы, со снисходительной улыбкой.
  После игры на выходе со стадиона он покупает для меня толстовку с названием одной из команд, потому что на улице уже довольно прохладно. Мы заглядываем в ближайшее кафе за хот-догами и напитками, а затем едем на пляж. Бросаем машину и устраиваемся друг напротив друга на песке недалеко от воды.
  Я делюсь неожиданно яркими впечатлениями от матча, отщипывая кусочки своего хот-дога.
  - Если бы я знал, что ты такая фанатка футбола, брал бы тебя с собой каждый раз, когда иду смотреть игру, - смеется Хейден.
  - Спасибо. Мне правда понравилось.
  - Знаешь, одно время я всерьез собирался стать профессиональным игроком в футбол, когда учился в школе, - он приподнимает уголок рта в полуулыбке.
  - И что тебе помешало? - я с любопытством гляжу на него, допивая содовую из картонного стаканчика.
  - Наверное, тщеславие.
  - М-м... Не замечала за тобой этой черты.
  - Я был очень хорошим игроком, но не самым лучшим. А мне хотелось быть лучшим в своем деле, - Хейден пожимает плечами.
  - Могу назвать тебе как минимум одно дело, в котором ты определенно лучший, - я тянусь к нему и целую в губы.
  Поцелуй внепланово затягивается, когда Хейден подключает язык. Он дразнит меня, подталкивая мой язык, кружа вокруг него. А потом обхватывает меня руками и опрокидывает на песок, наваливаясь сверху. Я смеюсь, ощущая приятное тепло от тяжести его тела.
  - Никогда не устану тебе это доказывать, - Хейден прикусывает мою шею и издает шутливый рык.
  Внезапно мой смех стихает. Сердце пропускает удар, сжавшись от смешанного чувства нежности и грусти. Я гадаю, не почудился ли мне легкий укол боли в груди. Хейден поднимает голову, загородив собой темное небо. Его глаза загораются беспокойством.
  - Если ты не слезешь с меня, я совращу тебя прямо здесь, - проглотив ком в горле, я улыбаюсь. - И нас арестуют за непристойное поведение в общественном месте.
  
  Хейден отвозит меня домой и остается еще на некоторое время, которое мы проводим в моей постели. Мы сидим так же, как совсем недавно на пляже, лицом к лицу, но в одном белье, и дразним друг друга легкими интимными прикосновениями и поцелуями. Он не выдерживает первым и подминает меня под себя.
  Не выключая прикроватной лампы, мы сливаемся в ее теплом свете в одно целое беспорядочное полотно губ, плеч, конечностей, животов... В какой-то момент Хейден, находясь надо мной, зажмуривается, а потом распахивает глаза и смотрит не на меня, но словно в меня. Я могу видеть в его взгляде все, что он чувствует в настоящий момент, и сейчас он... уязвим, растворен во мне. Я приподнимаюсь и целую его подбородок, медленно смыкая губы на его коже, двигаюсь выше, к его губам. Он погружается в меня еще глубже. Дрожь охватывает его тело и передается мне.
  Все мои ощущения настолько интенсивные, острые, что удержать их внутри, не дать им расплескаться через край стоит мне нескольких громких всхлипов, раздавшихся в преддверии самого яркого взрыва удовольствия, которую я когда-либо испытывала...
  
  ХЕЙДЕН
  
  Я возвращаюсь в свою пустую, все еще холостяцкую квартиру. По пути в спальню задерживаюсь у мини-бара и наливаю себе виски. Усевшись в кресло, устало откидываюсь на спинку. В кармане джинсов вибрирует сотовый. Это Кристен.
  Наверное, она хочет приехать. Я должен бы радоваться тому, что она никогда не приезжает без предупреждения, но у меня почему-то нет на это сил. Я не отвечаю на звонок, и внутри тут же поднимается удушливая волна - смесь вины и отвращения к самому себе. На протяжении последних недель я почти постоянно испытываю нечто подобное.
  Кристен начала догадываться с самого начала. Или просто интуитивно чувствовала меня, как и всегда до этого. Я увлекся Сиенной с первой же встречи. Как только я прикоснулся к ней, я не мог думать ни о чем другом, кроме как о желании овладеть ею. Я стал рассеянным и задумчивым, потому что часто представлял себе, как, наконец, сделаю это. Это было все, чего я хотел.
  И вместо того, чтобы попытаться разузнать, в чем дело, Кристен в очередной раз отпустила меня, дала мне немного пространства. Она уехала, оставив меня наедине со своими мыслями, наверняка уверенная в том, что я переболею своей проблемой, в чем бы она ни заключалась. Но вместо этого я изменил ей. И до сих пор продолжаю изменять.
  Я ничего не могу поделать, потому что меня тянет к Сиенне, даже если она не рядом. Влечение к этой девушке съедает меня изнутри. С Кристен такого и близко не было.
  Мы знакомы больше шести лет. Мне было двадцать два, и я не так давно выпустился из колледжа, но по-прежнему оставался парнем, живущим шумными вечеринками с друзьями, падкий на красивых девушек. Кристен сразу понравилась мне - хорошенькая, воспитанная, улыбчивая.
  Нас познакомили наши отцы, которые были бы не прочь породниться (и если мой обмолвился об этом в шутливой манере, то Оливер Коббс вцепился в эту идею волчьей хваткой). Тогда я отнесся к этому с насмешкой - покажите мне двадцатидвухлетнего парня, который в здравом уме пойдет под венец. Но это не помешало мне приударить за Кристен. Я добивался ее дольше, чем любую из тех девчонок, что у меня были. В какой-то момент мне показалось, что я могу остепениться и завести постоянные отношения.
  Меня не хватило даже на полгода, потому что я начал скучать по прежнему образу жизни. Проблема была в том, что я успел привязаться к Кристен. Это было легко, потому что она была разве что не святой. Когда мы крупно поссорились в первый раз (это было нелегко, но, положа руку на сердце, признаюсь, вывести ее на эмоции было для меня делом принципа), она дала мне возможность передохнуть: объявила о паузе в отношениях и уехала к друзьям в Австралию почти на все лето.
  В те месяцы я отрывался так, словно снова оказался студентом-первокурсником. Потом Кристен вернулась, и мы снова стали встречаться. Она не спросила, чем я занимался и были ли у меня другие девушки во время ее отсутствия, и я был благодарен ей за это. Наверное, наши отношения были построены на этой благодарности и готовности Кристен принимать меня таким, какой я есть. Кроме того, она была мне хорошим другом.
  Постепенно наши расставания случались реже и длились не так долго. Я начал думать, что созрел для женитьбы. Поэтому сделал ей предложение. И это словно отрезвило меня, потому что на следующий же день я понял, что совершил ошибку. Прошло уже больше десяти месяцев, а свадьба все еще не состоялась. Иногда старик Коббс пытается оказать на меня давление, но, к счастью, меня не так-то просто заставить плясать под чью-то дудку.
  Я часто говорил Кристен фразу "я люблю тебя", но даже не знаю, имел ли это в виду на самом деле, хотя бы раз. Не уверен, что вообще хорошо понимаю, что такое любовь.
  Когда я встретил Сиенну, то подумал, что просто в очередной раз устал от постоянства, а случай преподносит мне искушение в виде сексуальной помощницы с волосами, как у русалки, обещающими порочное наслаждение губами и потрясающим телом. А сейчас я не представляю, как выдержать без нее несколько дней.
  На прошлой неделе я был очень близок к тому, чтобы обо всем рассказать Кристен. Я действительно собирался расстаться с ней, потому что мой обман превращался в огромный снежный ком, растущий с каждым днем. А потом я посмотрел в ее глаза и не смог произнести ни слова. Мысль о том, чтобы причинить ей подобную боль, обожгла меня изнутри. Кристен не заслуживала подобного отношения.
  К концу того вечера я уже не понимал, на самом ли деле хочу порвать с ней.
  
  Я не знаю, что мне делать. Я в тупике. То есть я осознаю, что выход есть, и не один - всегда есть. Но я не могу трезво оценить последствия каждого из них. При мысли о том, что мне нужно прекратить роман с Сиенной, меня охватывает чувство, похожее на панику. Я не могу отказать себе в этой слабости и лишить себя возможности прикасаться к ее коже, вдыхать ее пьянящий запах, ощущать на языке ее вкус и видеть, как загораются ее глаза, когда она смотрит на меня.
  Наверное, это совсем не по-мужски, но иногда мне хочется, чтобы все разрешилось само собой, без моего участия. Я думаю об этом каждый раз перед тем, как все-таки провалиться в сон, а потом наступает очередное утро, которое приносит мне недолгое, но такое желанное облегчение.
  
  СИЕННА
  
  В пятницу я задерживаюсь на работе допоздна, пока от усталости не начинают слипаются глаза. Мне приходится наверстывать упущенное, потому что служебный роман отнимает у меня слишком много рабочего времени, которое я, по-хорошему, должна посвящать своим непосредственным служебным обязанностям. Хейден ворчит, что это вовсе не обязательно, но мне не хочется пользоваться подобным преимуществом только потому, что я сплю с начальником.
  Я спускаюсь на стоянку, почти пустую, если не считать моей машины и незнакомого "рейнджровера", припаркованного по соседству. Подхожу ближе, и глаза на секунду слепит короткая вспышка фар. Стекло с водительской стороны ползет вниз.
  - Что ты здесь делаешь? - я прищуриваюсь.
  - Жду тебя. Не хочешь прокатиться? - Хейден улыбается и пожимает плечами.
  - А что насчет моей машины?
  - Я что-нибудь придумаю.
  Он выбирается из внедорожника и открывает для меня дверцу. Я невольно оглядываюсь и думаю о камерах слежения, когда Хейден возвращается на сиденье и, взяв меня за подбородок пальцами, разворачивает к себе.
  Его поцелуй теплый и жадный, словно он не целовал меня утром, а потом во время ланча целых десять минут, пока у меня не заболели губы от его короткой полудневной щетины. Он часто говорит, что никак не может насытиться мной, и я охотно ему верю. Иногда задаюсь вопросом, когда, наконец, ему приестся все это.
  - Откуда ты узнал, что я все еще здесь? - я прислоняюсь виском к кожаному подголовнику.
  - Позвонил охране.
  Хейден выезжает на дорогу и направляет автомобиль в сторону центра.
  - Устала? - он протягивает руку и накрывает ладонью мое колено.
  Я сглатываю и, сделав глубокий вдох, просто киваю. Сердце колотится быстро и неровно, всего несколько секунд, а потом приходит в норму. Я ловлю обеспокоенный взгляд Хейдена и коротко улыбаюсь, показывая, что все в порядке. В последнее время у меня случаются "замыкания" вроде этого.
  - Что ты задумал? - настороженно спрашиваю я, когда он паркуется через пару кварталов.
  - Собираюсь поужинать с тобой, - как ни в чем не бывало отзывается Хейден.
  Я бросаю быстрый взгляд на стеклянную витрину ресторана, у которого мы остановились.
  - Ты сошел с ума, - констатирую я, отрицательно мотая головой.
  Это одно из самых дорогих и тем не менее популярных заведений города. Здесь полным полно постоянных посетителей, которые наверняка знакомы друг с другом. Хейден и правда слетел с катушек, если решил появиться здесь со мной.
  - Ты не можешь просто так привезти меня в место вроде этого, чтобы поужинать, - я нервно сглатываю.
  - Но я действительно хочу этого, - его лицо мрачнеет, а потом он дотрагивается до моей щеки костяшками пальцев. Он улыбается беззащитной улыбкой, перед которой правда трудно устоять.
  - Это бессмысленно, Хейден, - произношу я, собрав в кулак остатки самообладания. - И ты прекрасно это понимаешь. Ты ведешь себя как избалованный подросток, который привык получать все, что ему захочется.
  Слова звучат мягко, хотя мой тон тверд.
  - Не говори так, - Хейден сжимает челюсти. - Ты знаешь, когда дело касается тебя, все... по-другому.
  Я не хочу произносить этого, но придется, если это хоть немного отрезвит его:
  - Просто представь, что кто-то узнает об этом. Ты помолвлен. Ты не можешь просто так разгуливать со мной по городу, демонстрируя свою привязанность ко мне.
   Если ты, конечно, не хочешь, чтобы твоя девушка узнала, добавляю я про себя. Узнала и бросила тебя. К собственному стыду, я бы очень хотела, чтобы это произошло.
  Хейден меняется в лице, словно я причиняю ему боль. Я вижу, что на самом деле задела его. Протягиваю руку и накрываю его ладонь, сжатую в кулак.
  - Просто отвези меня домой, пожалуйста, - я через силу улыбаюсь, пытаясь приободрить его.
  - Как скажешь, - он приподнимает мою руку и целует пальцы.
  
  Рано утром я еду к родителям, чтобы побыть в привычной, непринужденной обстановке. По правде говоря, мне хочется оказаться подальше от Хейдена, хотя еще совсем недавно подобная мысль показалась бы мне дикой. Наверное, мне просто нужен перерыв в отношениях с ним.
  И действительно, когда я, проехав по мосту "Золотые ворота", выезжаю на 101 шоссе, мне даже становится легче. Через час я уже подъезжаю к высоким кованым воротам, миную их и останавливаю машину на площади, вымощенной желтоватым, выцветшим от времени камнем.
  Решаю заглянуть в сувенирный магазинчик, чтобы поздороваться, пока не нагрянули первые посетители. Я толкаю дверцу и сразу же вижу маму. Она стоит у прилавка лицом ко мне, в длинном голубом сарафане. Ее красиво изогнутые брови нахмурены, полные губы поджаты. Перед ней стоит Сэмми, которая уже пару лет работает в этой лавке. Даже со спины она выглядит поникшей.
  Мама поднимает на меня взгляд. Ее глаза теплеют, губы трогает улыбка.
  - Привет, - я подхожу ближе.
  Сэмми оборачивается. Ее большие голубые глаза покраснели и мокрые от слез. Рыжеватые волосы всклокочены, словно она не причесывалась после сна.
  - Здравствуй, Сиенна, - безжизненным голосом произносит она, шмыгнув носом.
  - Привет, милая, - мама притягивает меня к себе и целует в щеку. Как всегда, в этот момент меня словно окутывает теплом - непередаваемое ощущение из самого детства.
  - Что случилось? - спрашиваю я.
  - У Сэмми неприятности.
  - Что-то серьезное?
  - Брайан изменил мне, - Сэмми пожимает худенькими плечами, и по щекам у нее катятся слезы.
  Я открываю и закрываю рот, не зная, что сказать. Перед глазами вдруг всплывает лицо Хейдена, и я заливаюсь краской.
  - До сих пор не могу поверить, - продолжает девушка, вытирая лицо тыльной стороной ладони. - У нас ведь все было так хорошо...
  Я чувствую ком в горле. Припоминаю, как за Сэмми приезжал ее муж, молодой симпатичный мужчина. Кажется, они поженились незадолго до того, как она устроилась сюда работать.
  Глядя на раздавленную горем Сэмми, обычно такую улыбчивую и жизнерадостную, а сейчас с потухшим взглядом и белым лицом, я испытываю жгучий стыд и отвращение к самой себе. Грудь сдавливает, и я даже не могу сделать достаточно глубокий вдох. Боже, какая я дура... Это ведь с самого начала было неправильно. О чем я вообще думала?..
  - Тебе нужно поговорить с ним, Сэмми, - мягкий мамин голос выводит меня из оцепенения. - Уверена, вы во всем разберетесь.
  - Он говорил, что любит меня больше жизни, - в шепоте Сэмми столько отчаянья, что мое сердце сжимается. Ее бледные пальцы трясутся, и она сжимает их в кулаки. - Мы планировали завести ребенка... А вчера я застукала его с другой.
  Не в силах больше выносить все это, я пячусь к двери.
  - Мне очень жаль, Сэмми, - негромко говорю я, не уверенная, что обращаюсь именно к ней. - Я... забыла телефон в машине. Сейчас вернусь.
  Когда я оказываюсь на улице, слезы застилают мне глаза. Забираюсь внутрь автомобиля, закрываю лицо ладонями и кладу голову на колени. Через какое-то время я снова могу нормально дышать. Тошнота отступает, оставив во рту привкус горечи. Я прикусываю подрагивающую губу, приглаживаю волосы. Если кто-нибудь увидит меня, скорчившуюся на сиденье, придется придумывать оправдание.
  Вместо того, чтобы вернуться в магазинчик, я еду дальше по территорию, к дому, где живут родители.
  
  Следующие пару часов я провожу на винодельне с отцом и Фрэнком, главным технологом. Потом помогаю маме в магазинчике, потому что она отпустила совсем расклеившуюся Сэмми домой. А после заката возвращаюсь в дом, чтобы помочь Шоне, нашей домохозяйке, накрыть на стол.
  За ужином, в кругу близких людей, мне удается немного расслабиться и перестать корить себя. В конце концов, у меня впереди еще целая ночь для этого. После ужина я выхожу на террасу и присаживаюсь на ступеньки, вытянув ноги. В еще теплом воздухе пахнет смешанным ароматов цветов, растущих вокруг дома.
  - Не помешаю?
  Я оборачиваюсь на мамин голос.
  - Конечно, нет.
  Она устраивается рядом со мной и берет в ладони мою руку.
  - Ты сегодня очень беспокойная, - говорит она, устремив взгляд в темное небо.
  Если Чейз и Тейлор очень похожи на отца, то я всегда была маминой дочкой. Надеюсь, мне досталось от нее что-то большее, чем линия губ или разрез глаз, потому что я очень хочу быть похожей на эту теплую, лучистую, любящую женщину, полную внутренней силы, спокойствия и мудрости.
  - Наверное, - помолчав, отвечаю я.
  - Не хочешь поделиться? Говорят, от этого становится легче.
  Я опускаю глаза, ощутив внезапный прилив грусти.
  - Я плохо чувствую себя в последнее время, - говорю спустя минуту. - Я запуталась.
  - Мужчина, - по маминому голосу слышно, что она улыбается. - Ты влюбилась?
  - Да. И это не сравнить с той влюбленностью, которую я испытывала по отношению другим парням. Это чувство... оно будто слишком большое, такое, что не умещается внутри.
  - И что с этим чувством не так?
  - Иногда оно делает меня счастливой... наполненной. Я впервые такое испытываю. А иногда от него внутри все болит, - уже шепотом произношу я. - И я не знаю, что мне делать. Так и должно быть?
  На глазах в который раз выступают слезы, заставляя меня чувствовать неловкость. Я кладу голову маме на плечо, отчаянно желая снова оказаться беззаботным ребенком, которому не нужно делать сложный выбор или волноваться о его последствиях.
  - Он любит тебя? - спрашивает мама, так, словно все должно быть именно настолько просто. Хотела бы я, чтобы так оно и было.
  - Я не знаю, как это понять. Но, на самом деле, это еще не все. Мы с ним не должны быть вместе. Я очень хочу прекратить видеться с ним. Только боюсь, что у меня не хватит силы воли.
  - Ох, милая, - мама обнимает меня за плечо и целует в висок. - Конечно, хватит. Ты ведь моя дочь. Хотелось бы мне сказать тебе, что в твоей жизни еще будет мужчина, возможно, не один, любимый и любящий тебя, но мало кто в твоем возрасте хочет услышать именно это. Я не говорю о том, что твоя следующая любовь будет такой же. Каждый раз чувства будут другими, но от этого не менее сильными или искренними. Просто другими.
  Мне хочется по-детски ответить, что я хочу именно этих чувств и что никакие "другие" мне не нужны. Думаю, взрослые люди жалеют о том, что выросли, гораздо чаще, чем признаются в этом.
  - Возможно, это прозвучит банально, но ты должна прислушаться к себе. Я говорю не только о сердце, хотя в любви мы, как правило, руководствуемся именно его пожеланиями. Какое бы решение ты ни приняла, я тебя поддержу.
  - Спасибо, - я слегка сжимаю пальцами мамину ладонь. - Я тебя люблю.
  - И я тебя, солнышко.
  
  - Какого черта?!
  Хейден, буквально ворвавшийся в мой кабинет, упирается ладонями в стол, нависая надо мной. Я, невольно отпрянув, вжимаюсь в спинку кресла. Он смотрит на меня, гневно сузив глаза.
  - Я спрашиваю, что это такое, Сиенна?
  Я впервые вижу Хейдена... в бешенстве. Он действительно взбешен. На скулах играют желваки, даже вены на шее вздулись. Совсем как во время... ох, об этом мне лучше не думать.
  - Заявление об увольнении, - отвечаю я дрогнувшим голосом, бросив быстрый взгляд на смятый лист бумаги, зажатый в одной из его ладоней.
  - Что оно делает у меня на столе? - он не сбавляет тон.
  - Ты мой начальник. Ты должен подписать его.
  Я поднимаюсь на ноги в надежде, что это придаст мне уверенности, и оказываюсь лицом к лицу с Хейденом. Но вместо этого чувствую, как моя многочасовая подготовка к этому диалогу, которой я посвятила весь прошлый вечер, дает слабину.
  Нельзя. Я обещала себе быть непреклонной. Беспристрастной, хладнокровной.
  - Значит, ты вот так просто решила свалить новость о своем уходе мне на голову?!
  Я не знаю, что сказать, поэтому выпаливаю правду:
  - Я хотела сначала поговорить с тобой, но у меня не хватило смелости.
  Хейден выпрямляется и смеряет меня тяжелым взглядом. Словно я предала его. Или мне это просто чудится. Я вздыхаю, огибаю стол и подхожу к нему.
  - Послушай, - я несмело дотрагиваюсь до его груди, заставляя себя смотреть в его глаза. - Ты не можешь злиться на меня только потому, что я увольняюсь. Я так решила. Я даже не прошу войти в мое положение. Просто хочу уйти.
  - Ты меня бросаешь, - Хейден стискивает челюсти.
  - Что?.. Нет, технически это вообще невозможно. Господи, ты же не думал в самом деле, что это будет продолжаться бесконечно? Я так больше не могу.
  Твердость, с которой мне удается произнести последние слова, подбадривает меня.
  - Я совершила ошибку. Но я очень хочу исправить ее, поэтому я ухожу. Не потому, что мне не хочется больше быть с тобой.
  Хейден прикрывает глаза и глубоко вздыхает. Он собирается сказать что-то, но я опережаю его:
  - Я не собираюсь уходить прямо сейчас. Останусь, пока ты не найдешь мне замену, но не дольше, чем на пару недель. Мне будет намного легче, если ты просто отпустишь меня.
  Выговорившись, я почему-то не чувствую облегчения. Только смутную тревогу, засевшую глубоко внутри.
  Хейден на протяжении нескольких секунд всматривается в мое лицо, а потом, как ни в чем не бывало, вежливо улыбается.
  - Даже не надейся.
  После этих слов он комкает мое заявление, бросает на пол и выходит.
  
  Каждое последующее утро начинается для меня с того, что я заставляю себя подняться с постели - и это сродни подвигу для меня. Затем начинается ежеминутная внутренняя борьба (сборы и дорога до работы), в которой я, правда, не всегда одерживаю победу (иногда подолгу сижу в машине на стоянке банка, раздумывая, стоит ли вообще подниматься в свой кабинет; пару раз опаздываю к началу рабочего дня).
  Я почти не вижу Хейдена в офисе, но каждый раз, когда это происходит, я клянусь себе, что ни за что не вернусь сюда завтра. Он не вызывает меня к себе, не заходит в мой кабинет и не обращается ко мне напрямую. Я с горькой усмешкой думаю о том, что это мы уже проходили. Правда, тогда это не было так болезненно.
  Я знаю, что он сейчас занят - пытается заполучить крупный контракт, над которым весь отдел работает последний месяц. Наверное, это к лучшему, потому что у него остается меньше времени, чтобы думать обо мне. Жаль только, что мне нечем забить голову.
  На протяжении полутора недель я пытаюсь максимально забить свободное время, чтобы только не думать о Хейдене. Я встречаюсь со старыми друзьями, почти каждый вечер занимаюсь в теннисном клубе, хожу за покупками с Кимми, даже посещаю салон, где делаю стрижку и немного осветляю волосы. Принимаю любые приглашения на вечеринки, где пытаюсь напиться, чтобы думать о чем-то другом, кроме него, но только добиваюсь обратного эффекта.
  Иногда мне становится так тяжело притворяться, что я просто лежу на кровати, бесцельно глядя в потолок. Что бы я ни делала, не получается самого главного - спрятаться от себя и своих мыслей, и от этого на душе так муторно...
  Я тону в этом ощущении. Я не могу нащупать дна, и паника захлестывает меня с головой, не давая возможность вдохнуть воздух полной грудью. Я тоскую по Хейдену, так сильно, что хочется лезть на стену. Я вдруг осознаю, что жду пусть даже мимолетной встречи с ним в холле или коридоре на этаже, заранее зная, что она не принесет ничего, кроме временного облегчения, за которым несомненно последует очередная порция боли.
  
  В четверг я узнаю о том, что Хейден добился своего: он заполучил тот самый контракт. Об этом я узнаю от Джеки, с которой мы вместе отправляемся на ланч. Она рассказывает, что начальник собрал всех и объявил о приглашении отметить это событие вечером в банкетном зале одного из отелей (я, слава богу, в это время ботала с Келли из почтовой службы тремя этажами ниже).
  - Сказал, что будет скромная тусовка, куда приглашены только свои, - Джеки цепляет вилкой лист салата и отправляет его в рот.
  Я невольно улыбаюсь. Зная Хейдена, могу сразу сказать, что тусовка будет отнюдь не скромной.
  - Но всем и так понятно, что пирушка будет знатной, - словно читая мои мысли, Джеки издает смешок. - Один только Джордж сколотит вокруг себя компанию из своих приближенных, чтобы похвастаться успехами сына. Черт, Хейден и правда молодец. Своего не упустит, да?
  Поперхнувшись водой, я откашливаюсь и согласно киваю головой.
  - Да, конечно.
  - Да что с тобой? Ты сама не своя в последнее время. И твои заверения в том, что все в порядке, с каждым разом звучат все менее убедительно.
  - В порядке. Правда, - с нажимом произношу я, подкрепляя свои слова улыбкой.
  - Ну-ну, - Джеки недоверчиво качает головой. - Рассказала бы, в чем дело. Уверена, у меня нашлась бы пара советов. Ладно, даю тебе шанс реанимироваться сегодня вечером.
  - На самом деле, мне не очень хочется идти.
  - Ты шутишь?
  - Жутко болит голова, - лгу я, опустив глаза в тарелку с размазанным по ней пюре. В последнее время с аппетитом у меня проблемы.
  - Даже не хочу слышать об этом. И почему у меня все время складывается впечатление, что тебя каждый раз нужно уговаривать посетить более или менее сносную вечеринку? Ах, да! - Джеки щелкает пальцами. - Потому что так оно и есть.
  - Прекрати.
  - Я сделаю вид, что не слышала твоего отказа. Потому что я могу назвать тебе как минимум две причины, по которым ты не можешь сказать "нет". Во-первых, возможно, там мне все-таки удастся накормить тебя чем-нибудь, потому что в последнее время ты здорова похудела. А во-вторых, ты единственная, кто адекватно воспринимает мои едкие комментарии о присутствующих.
  Таким образом, мы с Джеки все-таки попадаем на вечерний прием.
  
  ХЕЙДЕН
  
  Без преувеличения могу сказать, что последняя неделя была худшей в моей жизни.
  Иногда мне даже становится неловко оттого, что я никогда не знал по-настоящему плохих времен: жизнь каким-то образом хранила меня от ударов, неудач и прочих неприятностей. Я привык принимать это как должное, и Сиенна была права, назвав меня избалованным подростком.
  Наверное, мне на самом деле нужен был ощутимый пинок под зад. Когда Сиенна недвусмысленно дает понять, что между нами все кончено, на меня снисходит озарение, и я чувствую себя кретином, потому что не замечал этого раньше. Как только я принимаю решение, меня поражает, несколько оно простое и правильное. Я вдруг ясно представляю, как все может быть с Сиенной, и словно чувствую себя дома.
  Мне остается только поговорить с Кристен, но я опаздываю всего на несколько часов, потому что она улетает вместе с родителями на несколько дней. Я решаю использовать эту отсрочку, чтобы дать Сиенне возможность остыть, и углубляюсь в работу, чтобы занять и себя.
  Я стараюсь не пересекаться с ней в офисе, потому что меня убивает ее грустный взгляд и осунувшееся лицо. Мне хочется подойти к ней, дотронуться до нее, утешить, но я пообещал себе, что теперь буду делать все правильно. Это означает, что для начала я должен разобраться с Кристен. При личной встрече.
  Время без Сиенны тянется невыносимо долго, даже когда я по уши в делах. Я не могу выбросить ее из головы ни на минуту. Никогда не думал, что пойму, каково это, но без нее все потеряло смысл. Единственное, что поддерживает меня в эти дни, это мысль о том, что очень скоро я заполучу ее обратно.
  Меня даже не радует успешная сделка - событие года по меркам банка. Мне становится чуть лучше, только когда я бронирую билет на самолет до Ною-Йорка, чтобы, наконец, встретиться и поговорить с Кристен. Плевать, что придется лететь через всю страну, потому что еще один день без Сиенны сведет меня с ума.
  Намереваясь отметиться на приеме, который организовывает отец, и прямиком отправиться в аэропорт, я заезжаю домой после работы, чтобы принять душ и переодеться. Меня слегка потряхивает от нетерпения, поэтому перед выходом я выпиваю двойную порцию виски.
  Дальнейшие события сливаются для меня в одно пятно: приезд в отель, бесконечные поздравления, рука отца, похлопывающая меня по плечу, его горделивая улыбка. Я все делаю на автомате: здороваюсь, улыбаюсь, перебрасываюсь короткими фразами с гостями. Все остальное обретает фокус, только когда мой взгляд находит Сиенну.
  На ней простое черное платье с длинными рукавами, в котором я видел ее в офисе. Волосы собраны на затылке в небрежный пучок, на красивом лице отпечаток беспокойства. Она стоит рядом с Джеки, рассеянно кивая в ответ на ее слова. Ее тонкие пальцы сжимают полный бокал с шампанским.
  Невооруженным взглядом видно, что ей здесь некомфортно. При мысли о том, что в этом виноват я, начинаю себя ненавидеть. Желание подойти к ней, взять за руку и увезти подальше отсюда, туда, где я снова смогу прикасаться к ней, становится почти невыносимым. От этого мое намерение как можно скорее решить главную проблему крепчает.
  Когда я в очередной раз бросаю взгляд на наручные часы, на мое плечо ложится чья-то рука. Я оборачиваюсь и вижу Кристен. Мое лицо каменеет.
  - Сюрприз, - произносит она с улыбкой и приподнимается на цыпочки, чтобы прижаться к моим губам.
  Шок, охвативший меня в первые секунды, сменяется облегчением. Вот она, возможность сделать это прямо сейчас. И мне не придется преодолевать две с половиной тысячи миль и тратить впустую драгоценные часы.
  Я приобнимаю Кристен за талию и наклоняюсь к ней.
  - Хорошо, что ты вернулась.
  - Правда? - ее глаза загораются теплом, и я чувствую себя еще большим подонком, хотя пару минут назад мне казалось, что это невозможно.
  - Мне нужно поговорить с тобой. Это важно.
  
  СИЕННА
  
  Я замираю на месте, когда вижу Хейдена и ее. Он держит ее за талию, при этом ему приходится слегка наклонять корпус, потому что невеста ниже его примерно на фут. Они хорошо смотрятся вместе. Я не могу смотреть на это, но в то же время не могу отвести взгляд.
  Кристен так не похожа на меня. И она очень хорошенькая. В ее лице столько смирения и невинности. У нее светлые волосы: кажется, она натуральная блондинка. Тонкая фигурка, светлая кожа и большие чистые глаза. Ее наверняка очень просто любить.
  И наверняка она досталась своему жениху девственницей, и вряд ли у нее вообще было больше двух любовников. Вряд ли она, учась в колледже, проводила каждые выходные на безумных вечеринках, которые частенько заканчивались в постели какого-нибудь симпатичного парня. И, конечно, у нее не было секса втроем, она не целовалась с лучшей подругой, чтобы завести толпу и насладиться восторженными криками футболистов из местной команды, и никогда не пробовала травку.
  Она даже мысленно не ругается матом, потому что ничто не способно вывести ее из равновесия. И она никогда не перечит своему возлюбленному - всегда и во всем соглашается с ним, не забывая время от времени напоминать ему, какой он умный и успешный.
  Я чувствую острый укол ревности и боли. Глаза обжигают навернувшиеся на глаза слезы. Я осознаю, что сжимаю пальцы свободной руки в кулак, и ногти больно впиваются в кожу.
  - Что с тобой? - Джеки заботливо трогает меня за руку.
  - Голова никак не проходит, - я виновато улыбаюсь. - Пожалуй, я поеду домой и посплю немного.
  - Тебе нельзя ехать за рулем.
  - Не волнуйся, я возьму такси. Повеселись. Расскажешь потом, насколько плохо все было.
  Я прощаюсь с Джеки и стремительно пробираюсь к выходу. Мне везет, потому что прямо у входа стоит свободное такси. Я сажусь в машину, называю адрес и откидываюсь на спинку, чувствуя дрожь во всем теле.
  Перед тем, как такси сворачивает за угол, я успеваю заметить Хейдена. Он выбегает на крыльцо и озирается по сторонам. Я вовремя смылась. Мне бы не хотелось выяснять с ним отношения прямо там.
  Я добираюсь до своей квартиры, безразличная ко всему и жутко уставшая. Прижимаясь спиной к двери, я несколько минут стою без движения, глядя в стену. Еще один день. Две недели, как я и обещала Хейдену, истекают завтра.
  В спальне я сбрасываю с себя всю одежду, отключаю телефон. Иду в ванную и включаю краны. Пока ванна наполняется водой, откупориваю бутылку вина и выпиваю первый бокал залпом. Потом беру с собой бутылку и иду обратно.
  Мне хочется не думать ни о чем, поэтому я просто погружаюсь в состояние прострации, лежа в постепенно остывающей воде и разглядывая потолок в ванной. Я разберусь со всем этим, но позже. Когда любая мысль, так или иначе касающаяся Хейдена, не будет вызывать щемящую боль в груди.
  Из оцепенения меня выводит короткий стук в дверь. Я вздрагиваю, но продолжаю лежать без движения. Стук повторяется, а потом снова. Чертыхаюсь и ступаю на коврик, злая и мокрая. Я набрасываю на плечи длинную рубашку, иду в коридор, на ходу застегивая пуговицы, и резко распахиваю дверь.
  Хейден оглядывает меня с головы до ног. В его глазах отражается усталость. Заметив каменное выражение моего лица, он глубоко вздыхает.
  - Уходи, - требую я, вскинув подбородок..
  Вода капает с моих волос на пол, а промокшая рубашка облепляет тело. Я пытаюсь захлопнуть дверь, но Хейден выставляет вперед руку.
  - Я прошу, выслушай меня, - он решительно входит в квартиру и захлопывает за собой дверь.
  - Если ты еще не понял, я не в настроении разговаривать с тобой.
  Видимо, мой слишком ровный голос выводит его из себя.
  - Сиенна, ты можешь просто выслушать меня?!
  Хейден разводит полы пиджака в стороны и кладет руки на пояс, потом засовывает их в карманы брюк. А в следующую секунду ерошит волосы пятерней и, наконец, кладет ладони на стену по обе стороны от меня. Я спокойно выдерживаю его взгляд, гадая, когда он успел стать таким нервным.
  - Я устала. Оставь меня одну, пожалуйста.
  - Я знаю, что вел себя как придурок. Но я ничего не мог с собой поделать, когда оказывался рядом с тобой, - он хмурит брови, при этом в эго глазах отражается мука. - Когда я думаю о тебе...
  Его руки спускаются вниз по моей спине, ложатся на бедра. Я закрываю глаза и делаю глубокий вдох, но это не помогает мне сосредоточиться. Кровь приливает к моему лицу и бедрам, и мне становится трудно думать о чем-то, кроме рук Хейдена и близости его тела. Я так долго была лишена этого, я физически ощущала эту болезненную пустоту.
  - Когда я вспоминаю твой запах, - его дыхание обжигает кожу на моей шее. - Когда представляю твое тело...
  Что-то в его голосе ломается.
  Хейден расстегивает пуговицы на моей рубашке, его губы дотрагиваются до моего горла, сползают вниз, к груди, по животу. Он оказывается на коленях, прежде чем я осознаю, что он собирается делать.
  - Хейден, - мой голос дрожит, но в нем все равно слышится протест, пусть и слабый. Я пытаюсь оттолкнуть его, положив руки ему на плечи.
  - Не останавливай меня, - просит Хейден и прикусывает кожу на внутренней стороне моего бедра.
  Его язык настойчиво и пылко касается меня там, внизу, и я вздрагиваю несколько раз подряд, мои колени подгибаются. Он увлекает меня на деревянный пол и покидает меня всего на несколько секунд, которые требуются ему, чтобы избавиться от пиджака и рубашки.
  Почти отчаянным движением Хейден разводит мои колени в стороны и заставляет меня забыться...
  Его язык ласкает меня, проникает внутрь, сводит меня с ума жадными движениями. От торопливого прикосновения к клитору я вскрикиваю и выгибаюсь над полом. При этом мои ноги сильнее сгибаются в коленях, я пытаюсь свести их, потому что ощущения от языка Хейдена слишком острые. Он не позволяет мне этого, крепко удерживая на месте.
  Он приподнимается и нависает надо мной, сильно сжав мои запястья.
  - Господи, Сиенна, если бы только знала...
  Он зарывается лицом в мои волосы, его рука проскальзывает у меня между ног, и длинные пальцы проникают в меня. Я громко всхлипываю и зажмуриваюсь так, что перед глазами пляшут белые круги.
  Я пропускаю тот момент, когда Хейден успевает расстегнуть брюки, только вдруг чувствую, как он упирается в меня, задержавшись на входе. Он проникает в меня не больше чем на полдюйма, и я издаю протяжный стон.
  - Если бы ты знала, как я чувствую себя, когда нахожусь в тебе, - его тихий голос такой нежный. При этом он не двигается, и я начинаю испытывать острую потребность в том, чтобы он, наконец, заполнил меня изнутри. - Когда я в тебе, я хочу умереть.
  Хейден смотрит мне в лицо, и его зеленые глаза, потемневшие от желания, обволакивают меня, заставляют утонуть в них. Я раскрываю губы и провожу по ним языком. Начинаю терять терпение и приподнимаюсь, но Хейден приподнимается вместе со мной, не позволяя мне наполниться им.
  - Знаешь, почему? - он зажмуривается, а потом снова открывает глаза, и в его взгляде столько неприкрытой боли, что мое сердце сжимается.
  Я мотаю головой из стороны в сторону, не в силах ответить на его вопрос по-другому.
  - Потому, - хрипло шепчет Хейден у моих губ, - что, когда я нахожусь в тебе, мне кажется, что это самое прекрасное ощущение на свете. И мне хочется умереть, потому что я уверен, что большего я никогда не почувствую.
  Произнося эти слова, он медленно проникает в меня глубже, пока не заполняет меня полностью, растягивая меня. Я судорожно хватаю ртом воздух, не оставляя попыток дотянуться до его губ.
  Хейден отпускает мои руки, наклоняет ко мне лицо. Я жадно набрасываюсь на его рот, выплескивая на него всю ту тоску, которая съедала меня в последние ночи. Я принимаю его жесткие, сильные толчки в себя, выжимая из него все до последней капли. Не только он может опустошать.
  Хейден видит, когда я снова оказываюсь на пределе, и еще сильнее сжимает меня в своих руках. Он шепчет мне на ухо, как сильно я нужна ему. Его губы рвут мою кожу поцелуями, и я рассыпаюсь в его руках...
  Когда все заканчивается, я, все еще придавленная к полу его телом, закрываю лицо ладонями, пытаясь подавить в себе рыдания. Хейден отрывает голову от моего плеча.
  Для меня это слишком. Эмоции переполняют меня и находят самый легкий и очевидный выход - в слезах. Все дело в том, что я прекрасно понимаю, что он имел в виду, когда сказал, что находиться во мне - для него самое лучшее ощущение на свете. Я чувствовала себя так же, когда он наполнял меня. И я не могу жить с этим знанием, чувствовать себя целиком и сохранять рассудок, в то время как он принадлежит другой женщине.
  - Сиенна? - обеспокоенный голос Хейдена заставляет меня вернуться в реальность.
  - Я не хочу тебя видеть, - выдавливаю я, отталкивая его.
  Я встаю на трясущихся ногах, поднимаю с пола рубашку и заворачиваюсь в нее.
  - Уходи, пожалуйста.
  Хейден застегивает брюки и ловит меня за руку, развернув лицом к себе.
  - Что это значит, Сиенна? - в его взгляде плещется ярость. - Я только что... вывернул перед тобой душу, черт бы тебя побрал!
  - Что? - я с силой стискиваю зубы, но даже это не помогает сдержать слезы. Они скатываются по щекам двумя солеными дорожками.
  Мой тихий вопрос выводит Хейдена из себя, и он с силой ударяет ладонью по стене, к которой я прижимаюсь спиной.
  - Ты слышала меня, Сиенна, - его голос говорит о том, что он сдерживает себя из последних сил.
  - Ты только что сказал меня, как охренительно чувствуешь себя, когда трахаешь меня! - я отталкиваю его двумя руками, и рыдания снова вырываются из моего саднящего горла. - И ничего больше! Чертов ублюдок!
  Хейден хватает меня за плечи и встряхивает.
  - Сиенна, посмотри на меня, - требует он, пальцами удерживая мой подбородок так, чтобы я не могла отвести взгляд.
  - Я не хочу тебя слушать. Что бы ты ни сказал, Хейден, даже если ты трахнешь меня во второй раз, ты все равно уедешь. Ты уедешь к ней, а я останусь здесь без тебя, но с твоим запахом на своем теле, от которого я схожу с ума каждый гребанный раз!
  Я почти бьюсь в истерике, но Хейден не уходит, несмотря на все проклятия, которыми я осыпаю его, и на мои попытки добраться руками до его красивого лица. В конце концов, ему удается усмирить меня. Он садится на диван со мной на коленях, сцепив вокруг меня сильные руки.
  Я не знаю, сколько проходит времени, прежде чем я прихожу в себя.
  - Хейден? - зову я охрипшим от рыданий голосом.
  - Да.
  - Я могу попросить тебя кое о чем?
  - Ты можешь попросить меня о чем угодно, Сиенна.
  Но я не обещаю тебе выполнить все твои сумасшедшие просьбы - это я читаю между строк.
  - Если ты не собираешься оставаться со мной, - я зажмуриваюсь, потому что мне нужны все оставшиеся силы, чтобы произнести то, что я хочу, - уйди сейчас. Оставь меня. Пожалуйста.
  - Я прошу тебя дать мне совсем немного времени...
  Я прижимаю свои губы к его губам, затыкая его поцелуем.
  - Я не хочу ничего слушать, - говорю я, пряча лицо. - Я хочу, чтобы ты ушел.
  
  Утро я встречаю с мыслью о том, что хотела бы вообще не просыпаться. Я почти не спала ночью: только иногда проваливалась в короткое, тревожное забытье между приступами слез и жуткой тоски по Хейдену.
  Собрав себя в кучку, иду в ванную, принимаю душ, а после тщательно замазываю круги под глазами. Чувствую себя такой разбитой, что едва нахожу силы собраться на работу. Вместо привычных каблуков и юбок я надеваю черную рубашку, зауженные слаксы того же цвета и балетки. Моя машина осталась на парковке отеля, но это даже к лучшему, потому что я определенно не в состоянии вести машину.
  Я приезжаю к банку на такси и сразу поднимаюсь в свой кабинет. До начала рабочего дня еще больше получаса - я специально приехала пораньше, чтобы не наткнуться на кого-нибудь кроме охранника или уборщиц. Усевшись в кресло, я довольно долго пялюсь на стол, не зная, чем заняться в первую очередь.
  Я прихожу в себя, когда за дверью оживает этаж: слышатся шаги, приглушенные ковролином, раздаются приветствия и звяканье ключей. Решаю для начала собрать свои личные вещи, но, так как не храню здесь ничего особенного, этот процесс занимает всего несколько минут.
  Оставив бумажную работу с папками и документами, как самую объемную, до второй половины дня, я вдеваю в уши наушники от плеера и сажусь за компьютер, погрузившись в сортировку файлов. До тех пор, пока на пороге моего кабинета не возникает Хейден собственной персоной.
  Он выглядит не лучше моего: осунувшийся, с щетиной и темными кругами под покрасневшими глазами. На нем вытертые джинсы и серый пуловер с закатанными рукавами. Он никогда не появлялся на работе в таком виде. И он опоздал, чего не позволял себе раньше.
  Я выдергиваю один наушник и вопросительно вскидываю брови.
  - Уже время ланча, - Хейден подходит ближе, не отрывая взгляда от моего лица. - Я заказал нам столик.
  Мне хочется отказаться. Но я понимаю, что нам надо поговорить. И поговорить вне стен этого здания.
  - Прощальная трапеза? - я хмыкаю. - Подожди меня на стоянке.
  Хейден уходит, а я еще некоторое время пытаюсь привести себя в порядок, прижимая ладони к горящим щекам. Потом беру сумочку и выхожу в коридор.
  Уже в холле меня настигает звонок от Джеки.
  - Я не успела перехватить тебя, - досадливо произносит она.
  - Ты опоздала всего на пять минут, - подтверждаю я.
  - Меня задержал долбанный Пеннингтон со своей писаниной. Ладно, обещай, что на следующей неделе мы сходим в то кафе на углу, где готовят умопомрачительную пасту. Моему организму нужна хорошая порция углеводов.
  Слова застревают у меня в горле. Джеки, как и остальные в отделе, не знает, что я увольняюсь. Судя по всему, Хейден, как и я, никому об этом не обмолвился.
  - Конечно, - хрипловато отвечаю я.
  - Заметано, девочка. Увидимся.
  Я даю отбой. В конце концов, ничто не мешает мне выбираться на ланч с Джеки, даже когда мы не будем работать вместе. Думаю, свободного времени в ближайшие дни у меня будет предостаточно.
  
  Мы с Хейденом добираемся до ресторанчика, расположенного довольно далеко от банка, на его машине. По дороге ни один из нас не произносит ни слова. Устроившись за столиком в глубине заведения, мы делаем заказ. Я наугад тыкаю пальцем в страницу меню, где перечислены салаты. Когда официант приносит напитки и удаляется, Хейден, наконец, расслабляется и трет лицо ладонями.
  - Я всю ночь не мог уснуть, - он поднимает на меня глаза.
  - Бедняжка, - мои губы кривятся в усмешке.
  - Я действительно сожалею о том, как все получилось. Я с самого начала все делал неправильно.
  - В таком случае, тебя должен радовать тот факт, что сожалеть осталось недолго, - мой взгляд упирается в стол. - Сегодня последний день, когда ты наблюдаешь меня в качестве своей подчиненной.
  - Сиенна, прекрати.
  - Наверное, мне надо было уволиться с самого начала.
  - Останься. Я не хочу, чтобы ты уходила.
  - Не приходило ли тебе в голову, что иногда ты хочешь слишком многого? Причем в одно и то же время.
  - Я порвал с Кристен.
  Я вскидываю глаза, не в силах сдержать изумления. Язык словно прилип к небу, и я не могу вымолвить ни слова.
  - Я должен был сделать это раньше, - Хейден вздыхает. Уголки его губ опущены вниз.
  - Я не просила тебя выбирать, - сглатываю, мгновенно ощутив желание покрыть поцелуями линию его подбородка.
  - Но ты и не оставила мне выбора.
  Меня вдруг охватывает странное чувство, похожее на панику. Кровь шумит в ушах, а сердце разгоняется до немыслимого ритма. В попытках вдохнуть побольше воздуха я срываюсь с места, чтобы выбежать на улицу, но Хейден вскакивает и ловит меня за руку.
  - Сиенна?.. - он прижимает меня к себе, обвивая сильными и такими знакомыми руками.
  - Дай мне минуту, - я утыкаюсь лицом в его плечо и делаю несколько коротких вдохов и выдохов.
  Через пару минут я прихожу в норму. Наверное, все дело в нарушении сна и куче потраченных в последние недели нервах. Как ни странно, хоть, по большому счету, причиной всего этого стал Хейден, именно в его успокаивающих объятьях мне становится лучше.
  - Я в порядке, - бормочу я, осторожно разрывая кольцо его рук.
  Усевшись обратно на сиденье, я опустошаю стакан с водой. Постепенно обеспокоенное выражение покидает лицо Хейдена, но он все равно не отрывает от меня взгляда.
  - Прости, - произносит он, подавшись вперед. - Что не сделал этого раньше.
  Я понимаю, что именно он имеет в виду. Но не знаю, что сказать в ответ, поэтому молчу.
  - Мне очень хочется сделать все правильно в этот раз, - тихо продолжает Хейден. - С тобой.
  Видно, что каждое слово дается ему с трудом. Он наверняка не привык обнажать свои чувства перед девушками. Этого ему просто не требовалось - он и без того всегда получал то, чего хотел.
  Рядом с нами возникает официант с моим салатом и ставит тарелку на стол. Я беру вилку и начинаю есть. У меня нет аппетита, но это, по крайней мере, освобождает меня от необходимости отвечать Хейдену. И я даже испытываю некое злорадство. Пусть помучается.
  Он проявляет терпение, ожидая окончания ланча. К своей еде он так и не притрагивается. А я так и не произношу ни слова.
  Уже на стоянке банка, перед тем, как выйти из машины, я поворачиваюсь к нему.
  - Мне нужно подумать, - мой голос звучит довольно решительно, хотя сомнения буквально съедают меня изнутри. Меня так сильно тянет к Хейдену, что невозможность прикоснуться к нему почти причиняет боль. И я знаю, что он чувствует то же самое.
  Он несколько секунд сверлит меня взглядом, а потом кивает.
  - Если тебе нужно время, я предоставлю его тебе. Конечно. Все, что захочешь.
  Дело не в том, что я пытаюсь набить себе цену или отплатить Хейдену за страдания, которые он мне причинил, пускай и ненамеренно. Просто под внешней оболочкой я похожа на один большой ком противоречий, эмоций, раздумий и сомнений, и, прежде чем начинать все сначала с Хейденом, я очень хочу привести в порядок себя и свои мысли. Хочу понять, кроется ли что-то большее за этим сумасшедшим влечением, которое захватило нас с первой встречи.
  И заодно проверить, действительно ли он станет ждать меня. На самом ли деле он испытывает то, о чем говорит. Не передумает ли он. Не решит ли, что я не стою этого ожидания.
  Как сказала бы Кимми - никогда не узнаешь, пока не попробуешь.
  
  У меня появляется много свободного времени, и я всячески стараюсь заполнить этот пробел. Решаю немного обновить обстановку в квартире, поэтому совершаю набег на супермаркет товаров для дома. Выходные мы с Кимми проводим за покраской стен спальни и гостиной. Позже я планирую повесить новые шторы. Все это (в частности поддержка Кимми) на самом деле помогает отвлечься.
  В понедельник я записываюсь на кулинарные курсы, где меня обещают научить ваять гастрономические изыски всего за пару месяцев. Безуспешно пытаюсь заманить на них Кимми (она открещивается и даже целый день не отвечает на мои звонки, пока по "смс" я не обещаю отстать от нее с этой просьбой). После второго занятия в среду я с трудом подавляю желание бросить это дело, но меня останавливает мысль о подруге, которая едва не упала с дивана от смеха, когда я сообщила ей о курсах.
  Не проходит ни дня, ни минуты, что бы я не думала о Хейдене. Мысли эти вовсе не грустные, не приносящие боль и разочарование - они светлые, обнадеживающие, хоть я и обещаю себе не забегать вперед.
  В четверг бегло просматриваю объявления в поисках новой работы, но без особого энтузиазма. Ближе к вечеру еду в теннисный клуб, где пару часов гоняю мячи по корту. Уже в раздевалке, поразмыслив, я решаю не принимать душ, а заскочить в магазин по пути домой, купить бутылку хорошего вина и понежиться в ванне.
  Надев поверх майки толстовку, я, как есть, в юбке для игры в теннис и кроссовках, выхожу на улицу, щурясь от солнца, клонящегося к западу. Уже поворачиваю в сторону дома, когда мое внимание привлекает знакомая фигура у ограждений парковки. Приложив руку ко лбу наподобие козырька, я присматриваюсь и узнаю Хейдена.
  Старательно игнорируя ускорившееся сердцебиение, я останавливаюсь, как вкопанная. Странно, ведь он не выходит у меня из головы, а я столбенею, стоит мне увидеть его.
  - Что ты здесь делаешь? - спрашиваю я. Задумываюсь над тем, как он меня нашел, и на ум тут же приходит кое-какая догадка.
  - Жду тебя, - Хейден делает несколько шагов по направлению ко мне и останавливается напротив, загородив собой солнце, так, что мне больше не приходится щуриться. - Привет.
  - Привет, - не сразу отвечаю я.
  Его взгляд скользит по моему лицу, и в нем полно нежности и тлеющего желания. Мы не виделись всего несколько дней, но я испытываю нечто похожее.
  - Это нечестно, - я приглаживаю влажные прядки волос на висках.
  - Что именно? - Хейден выгибает бровь.
  - Вербовать мою лучшую подругу.
  - Кимми просила не выдавать ее.
  - Как будто это не очевидно, - я закатываю глаза. - Ладно, положим, ты просто проходил мимо.
  - В любом случае, я пришел, чтобы спросить тебя кое о чем.
  Я переминаюсь с ноги на ногу. Что-то изменилось между нами, но я не могу уловить, что именно. Но изменилось определенно в лучшую сторону.
  - Я тебя слушаю.
  - Так как я свободен, во всех смыслах, то подумал, что ты, возможно, согласишься поужинать со мной. Повторяю, я абсолютно свободен, поэтому, если ты откажешь мне сегодня, я подожду до завтра. Или послезавтра. Если ты скажешь, что будешь свободна только на следующей неделе или даже в следующем месяце, так и быть, я...
  - Я поняла, - я дотрагиваюсь до его плеча, останавливая поток слов.
  - Тогда ужин?
  - Я вся потная после тренировки. Даже не приняла душ.
  - Думаю, это я как-нибудь вытерплю, - в глазах Хейдена загораются насмешливые огоньки. - Если тебя смущает твой внешний вид, мы можем заскочить в пиццерию неподалеку.
  - Я бы не отказалась от большого куска пиццы, - признаюсь я. - Ничего не ела с самого утра.
  На лице Хейдена проступает облегчение.
  Мы прогуливаемся до пиццерии пешком. Хейден усаживает меня за столик у окна, а сам идет к стойке, где смешивается со студентами из местного колледжа. Я не могу отказать себе в удовольствии разглядывать его плечи и спину, обтянутые тонкой футболкой, а также то, что находится пониже.
  В какой-то момент он оборачивается и ловит мой взгляд. Я слегка краснею и улыбаюсь ему.
  Мы проводим в пиццерии около часа, поедая на удивление вкусную пиццу и запивая ее холодным пивом, за довольно непринужденной болтовней на отвлеченные темы. А потом Хейден отвозит меня домой.
  Он паркуется у крыльца и глушит мотор. Я терпеливо жду, пока он скажет то, что - я вижу - ему так хочется сказать.
  - Спасибо, что не отказала, - он поворачивается ко мне и пронзает меня выразительным взглядом.
  - Я неплохо провела время.
  Хейден еще некоторое время молчит.
  - Без тебя все не так, - в его голосе я слышу тоску. - Я даже работать не могу, зная, что тебя нет за стеной. И так каждый день.
  Видимо, он переоценивает мое самообладание. Мне и так нелегко находиться рядом с ним и сдерживать себя, когда так хочется поцеловать его и запустить руку ему под футболку.
  - У меня кое-что есть для тебя, - Хейден тянется к заднему сидению, а потом протягивает мне бумажный пакет.
  - Что это? - я с подозрением смотрю на него, но в ответ он только пожимает плечами.
  Подталкиваемая любопытством, я беру пакет и достаю из него упаковочную бумагу, из которой поочередно извлекаю керамический стакан для кофе с прорезиненной крышкой и тюбик с мазью от ожогов.
  - Очень смешно, - я пытаюсь скрыть улыбку, но уголки губ предательски ползут вверх. - Надеюсь, ты не собираешься снова ошпарить меня, чтобы только поглазеть на мою грудь в бюстгальтере?
  - Вообще-то, я надеюсь поглазеть на твою грудь и без бюстгальтера тоже - причем неоднократно, - но нет, я не собираюсь проливать на тебя кофе.
  На лице Хейдена появляется хулиганская ухмылка.
  - Придется тебе изобрести для этого новый способ.
  - Думаю, я знаю парочку.
  Я не выдерживаю и смеюсь, подтолкнув его плечом.
  - Не хочешь подняться ко мне и проверить, насколько герметична крышка? - тихо спрашиваю я, глядя в глаза Хейдена.
  - Уверен, что достаточно герметична, - хрипловато отвечает он. - Но проверить не помешает.
  В следующий момент он притягивает меня к себе и целует. Как только его губы накрывают мои, все тело охватывает восхитительная дрожь. Я бы никогда не забыла, каково это.
  Пару минут спустя мы с трудом отрываемся друг от друга и поспешно покидаем автомобиль. Путь до квартиры кажется мне вдвое длиннее. Когда я, наконец, получаю желаемое, осознаю, что некоторые вещи стоят того, чтобы их ждать.
  Кружку мы оставили на сидении.
  
  От кого: sienna_mckenzie@gmail.com
  Кому: t-a_mckenzie@gmail.com
  Тема сообщения: Скучаю по тебе.
  Привет, Тейли!
  Прошло уже почти два месяца с тех пор, как мы с тобой последний раз разговаривали по телефону. Ты еще не забыла, что у тебя есть семья, в частности, твоя непутевая сестра?
  Надеюсь, твоя работа приносит тебе уйму удовольствия, потому что иначе я не понимаю, зачем ты тратишь на нее все свое время (если только ты не работаешь с одним из самых сексуальных мужчин на планете, как в моем случае).
  У меня с Хейденом все отлично, даже когда мы ссоримся (ведь есть столько замечательных способов примирения). Он просит меня переехать к нему, но я решила немного подождать, чтобы убедиться в том, что это предложение было обдуманным, а не импульсивным. Знаю, не очень-то на меня похоже, но я поняла, что иногда нужно время, чтобы принять верное решение.
  Сложнее всего было вернуться на работу в отдел Хейдена. Знаешь, Тейли, я думаю, отношения с ним сделали меня сильнее. Было непросто делать вид, что мне плевать на то, что обо мне думают или говорят, когда я прохожу по холлу банка или еду в переполненном лифте - это ведь скандал года: новенькая помощница разорвала многолетнюю помолвку Холдсворта-младшего, увела его из-под носа у невесты! До тех пор, пока я не поняла, что мне на самом деле плевать. Как говорится, клин клином...
  Но не все так радужно, как хотелось бы. Недавно Хейден познакомил меня с родителями. Его отец принял меня как родную, и мне даже удалось забыть о том, что он мой непосредственный работодатель. А вот его мать еле выносит мое присутствие (и при этом совсем не старается это скрыть). Видимо, я и наша с Хейденом история напоминают ей о том, что ее муж любитель гульнуть налево. Хейден говорит, что она ко мне привыкнет, но что-то подсказывает мне, что этого не случится.
  На прошлой неделе я, наконец, отвезла его домой. Мама с Шоной растаяли в первую же минуту и не давали мне подойти к моему же парню на протяжении, наверное, получаса. Даже папа вел себя вполне сносно, хотя от меня не укрылись его ревностные взгляды, стоило Хейдену взять меня за руку или поцеловать в щеку. Нам с Хейденом даже пришлось спать в разных комнатах, но я все равно пробралась к нему в гостевую спальню под покровом ночи. Честное слово, я чувствовала себя так, словно мне снова шестнадцать.
  Скоро Рождество, и я надеюсь, что ты прилетишь в Калифорнию, потому что я очень соскучилась по тебе.
  Передавай привет бабушке с дедушкой. И не забывай звонить почаще.
  Крепко целую,
  Сиенна.
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Н.Екатерина "Нить души"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Высшего света"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) Н.Бауэр "Савва - Наследник генома."(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"