Эпплгейт Нина: другие произведения.

Wanted you more (Taylor Mckenzie) Nc - 18

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.76*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сколько времени необходимо, чтобы разлюбить человека, который никогда тебе не принадлежал, а возможность быть вместе с ним казалась не более чем фантазией? Тейлор МакКензи не суждено узнать ответ на этот вопрос, потому что спустя несколько лет после окончания школы она снова встречает Брента Эшера, и ее чувства вспыхивают с новой силой. Останутся ли они безответными? А если Тейлор удастся добиться взаимности, на самом ли деле Брент - именно тот, кто ей нужен?

  Когда самолет приземляется в Международном аэропорту Сан-Франциско, я начинаю нетерпеливо ерзать на сиденье, ожидая, когда пассажирам позволят покинуть посадочные места. Я радуюсь, что отправилась в поездку без багажа, с одной только вместительной сумкой. Конечно, вся моя одежда осталась в Лондоне, но на первое время сойдет и старая. Тем более, я пока не решила, останусь ли здесь или вернусь обратно.
  Единственное, о чем я могу думать, как только схожу с трапа - это то, как же сильно мне хочется закурить. Я представляю, что доберусь до сигарет только вечером, и от этого курить хочется еще сильнее.
  Меня должна встречать мама. Конечно, для нее не секрет, что я курю, но она так наседает на отца из-за этой вредной привычки, что я стараюсь не обращать ее внимания на себя.
  Я цепляю на нос солнцезащитные очки, радуясь калифорнийскому солнцу. Я выросла в этом климате, поэтому первое время в Лондоне у меня даже была депрессия. Хотя, дело было не только в недостатке солнца.
  Моя мама, Джордана Риз МакКензи, ждет меня среди сотен других встречающих. Как только я вижу ее, из груди к горлу поднимается теплая волна. Я дико по ней соскучилась.
  Для матери троих взрослых детей и своих неполных сорока восьми лет она выглядит потрясающе: мама до сих пор сохранила красивую округлую фигуру, и у нее совсем мало морщинок. Неудивительно, что отец влюбился в нее с первого взгляда: у нее густые темные локоны, ясные голубые глаза, а лукавая улыбка и красивый грудной голос и по сей день не оставляю мужчин равнодушными. Для меня она воплощение женственности и мудрости.
  Мама кидается ко мне, как только я оказываюсь в зоне досягаемости, крепко, но коротко обнимает и уводит в сторону. На ней светлые джинсы, белая льняная рубашка и мокасины. Длинные темные волосы собраны в небрежную косу.
  - Привет, милая. Как же я рада, что ты вернулась.
  - Привет, мам, - я закрываю глаза и вдыхаю цветочный аромат шампуня, исходящий от ее волос. - Я тоже по тебе соскучилась.
  Я переросла маму еще в старшей школе, и теперь выше ее дюйма на три, не меньше. Но это не мешает мне чувствовать себя ребенком рядом с ней.
  - Дай-ка посмотрю на тебя, - она отстраняется, не отпуская меня, и окидывает внимательным материнским взглядом. - Тейлор, ты что, похудела? Совсем с ума сошла! И ты такая бледная.
  Я смотрю на свои дырявые джинсы в районе коленей. Вообще от природы я довольно смуглая, как отец, но после пяти лет, которые я прожила в Лондоне, моя кожа приобрела бледно-оливковый оттенок. Думаю, пара дней на пляже обеспечит мне прежний вид.
  - Скорее поехали домой, - мама снимает сумку с моего плеча и закидывает на свое. - Шона готовит что-то особенное в честь твоего приезда. Отец тоже хотел приехать в аэропорт, но у него возникли проблемы с кем-то из работников.
  Мама притягивает меня к себе и вздыхает.
  - Что за нежности? - я смеюсь, беру ее руку в свою и целую тыльную сторону ладони. - Я не узнаю вас, Миссис МакКензи.
  - Наверное, я становлюсь старой и сентиментальной. Мне хочется, чтобы все мои дети были рядом со мной и отцом.
  Мама подмигивает мне, и я снова смеюсь.
  Проходит почти целая вечность, прежде чем мы, наконец, оказываемся на парковке.
  - А где Сиенна? - спрашиваю я, когда мы трогаемся.
  - Сиенна и Хейден были на свадьбе у Одри Мастерс. Твоя сестра должна скоро приехать. Жаль, что ты не смогла прилететь раньше. Одри очень хотела, чтобы ты тоже была там. Мне не верится, что ты вернулась, - мама сжимает мою руку свободной рукой. - Я, наверное, буду самой счастливой матерью, когда вы все, наконец, соберетесь в доме.
  - У Сиенны с ее банкиром все так серьезно?
  - Думаю, да. И он юрист, а банкир - его отец. Он хороший парень. Он понравился даже вашему отцу, а ты знаешь, как он вас ревнует.
  - Это мягко сказано.
  - Кстати, что насчет тебя? - мама на секунду отрывается от дороги и смотрит на меня, изогнув темную бровь.
  - Что?
  - Когда ты привезешь своего парня знакомиться с нами?
  - Как только он у меня появится, - отшучиваюсь я и меняю тему. - А как дела у Чейза и Дженнифер?
  - Дженни уже на седьмом месяце, бедняжка, - вздыхает мама. - Беременность протекает тяжело. Она совсем не поправляется, я уже начинаю переживать за нее. Доктор Тирлби уверяет, что пока все в порядке. Просто тяжелый триместр. А у Чейза все отлично, у него куча заказов. На днях он сдал новый объект недалеко от нашего дома...
  За болтовней с мамой я рассматриваю знакомые улочки, с удивлением отмечая, что соскучилась по здешним местам больше, чем мне казалось. Я всегда любила Калифорнию - теплую, солнечную, знойную, такую родную.
  Через полтора часа, которые пролетают почти незаметно, мы уже мчимся по подъездной аллее. Завидев высокие кованые ворота и парадный вход в виде арки, я взволнованно вздыхаю.
  Помимо самого виноградника территория семейного хозяйства включает дегустационный зал, сувенирный магазин, небольшой ресторанчик, амбар с погребом. Минуя открытые для посетителей помещения, мы проезжаем чуть дальше. Здесь, посреди роскошного цветущего сада раскинулся наш особняк - большой, красивый, отделанный искусственным камнем и увитый плющом. На подъездной дорожке, где я не раз обдирала коленки, стоит машина Чейза, моего старшего брата. Я думала, он уже давно выбросил это потрепанный пикап на свалку.
  Сердце начинает учащенно биться. Это не просто дом. Я родилась и выросла здесь. Это место, где остались все мои самые лучшие воспоминания. И благодаря маме это самое уютное место, которое только можно вообразить.
  - Пойду, поздороваюсь, - я выскакиваю из машины.
  Двери дома распахнуты, а со стороны кухни доносятся ароматные запахи. Я направляюсь в ту сторону. По пути отмечаю, что мама поменяла шторы в гостиной, в столовой стоит новая мебель, а лестница выкрашена в другой цвет. Она не любит долго жить в одной и той же обстановке.
  В кухне я нахожу Шону и Дженнифер. Шона работает у нас уже почти двадцать лет. Когда мы с Сиенной были детьми, она помогала нас нянчить, потому что в то время мама еще работала в больнице.
  Потом она оставила работу, но мы уже выросли и не требовали так много внимания, как раньше. Поэтому мама стала помогать отцу по хозяйству, а Шона занялась домашними делами, включая сад, где выращивают овощи для ресторана. Она уже давно стала членом нашей семьи, но своей, к сожалению, так и не обзавелась.
  - Тейлор, девочка моя! - Шона отбрасывает в сторону полотенце для посуды и обнимает меня.
  - Я тоже рада тебя видеть, - я целую ее в щеку, а потом подхожу к Дженнифер. - А я-то думала, что ты беременна! Судя по всему, меня надули.
  Я осторожно кладу руку на небольшой живот Дженнифер.
  - Поверь мне, я бы хотела так думать, - Дженнифер вымучено улыбается, откинувшись на спинку стула. - Этот малыш высасывает из меня все силы. С возвращением тебя, Тейлор.
  Дженнифер и вправду выглядит бледной и уставшей. Ее светлые волосы соломенного оттенка собраны в пучок на затылке, черты худого лица обострены, а под орехово-карими глазами темные круги. Хотя она по-прежнему хорошенькая.
  - Бьюсь об заклад, что это девочка, - авторитетно заявляет Шона. - Пытается забрать всю красоту матери.
  - Вместо того чтобы корчить из себя экстрасенса, лучше бы нашла себе мужика, - беззлобно вставляю я, присев на край стола. - Ничего, теперь я вернулась. Пора заняться этим вопросом вплотную.
  - Маленькая язва, - Шона шлепает меня полотенцем. - И угораздило же тебя унаследовать отцовский характер.
  - Кстати, где он?
  - Где он еще может быть, - проворчала Шона, возвращаясь к плите.
  - Ладно, еще увидимся.
  Я миную холл и гостиную и выхожу через заднюю дверь. Быстрым шагом пересекаю лужайку, и передо мной открывается потрясающий вид на виноградники. У меня захватывает дух, хотя я вижу все это: плоды труда моего отца и деда, который, к сожалению, умер, когда мне было всего четыре года.
  - Ищете кого-то, юная леди?
  Я поворачиваюсь на звук низкого красивого голоса с властными нотками, и вижу отца. Он стоит в нескольких шагах от меня: шесть футов и четыре дюйма сплошных мышц (в его-то пятьдесят), темные волосы, загорелое лицо и живые карие глаза. На его губах играет хитрая улыбка.
  Когда я родилась, все сразу сказали, что я просто копия отца. Я думаю, что из всех троих детей я похожа на него больше всех, и не только внешне. Хотя цвет глаз у меня мамин.
  - Папа! - я смеюсь, подбегаю к нему и крепко обнимаю за шею, для чего даже при моем росте мне приходится встать на цыпочки.
  - Нет, я серьезно, - трубит папа, - где моя маленькая дочь? Я вижу перед собой совсем взрослую незнакомку.
  - Прекрати, мы не виделись всего лишь с прошлого Рождества. Я скучала по тебе, - бубню я ему в шею. - По всем вам.
  - Я тоже скучал по тебе, милая. Я рад, что ты вернулась.
  - Ладно, хватит на меня сегодня объятий. А где Чейз?
  - Он с Маркусом в дегустационном зале. Как долетела?
  - Все отлично. Осталось только принять душ, и я почувствую себя человеком.
  Я так и делаю сразу после того, как еще раз крепко обнимаю папу. В душе я с удовольствием смываю с себя дорожную пыль, мою волосы и чищу зубы. Я выхожу из ванной, обернувшись полотенцем, и чувствую странную грусть, когда оглядываю свою комнату.
  Как только Сиенне исполнилось двенадцать, мы решили жить в отдельных комнатах. Я сразу же заявила, что буду жить в мансардной комнате в конце коридора. Она такая же, как и пять лет назад: светлые стены, широкая постель, огромное окно с широким подоконником, которое выходит в сад, рамки с дурашливыми школьными фотографиями, пушистый ковер. Здесь хранятся мои лучшие воспоминания. Тогда я, наверное, была совсем другой.
  Высушив волосы, я надеваю чистое белье и льняное мешковатое платье. Волосы заплетаю в косу, а потом разбираю кое-какие вещи и проверяю сообщения на сотовом телефоне. Я уже собираюсь спускаться вниз, когда слышу топот ног со стороны лестницы.
  - Сиенна, - улыбаясь, бормочу я.
  В следующую секунду дверь комнаты распахивается, и в комнату влетает моя старшая сестра. Сиенна с воплем кидается ко мне на шею.
  - Ты меня задушишь! - вскрикиваю я.
  - О, я так рада, что ты вернулась! - Сиенна отлепляется от меня, а потом снова душит в объятьях. - Я скучала по тебе, Тейли!
  - Я тоже по тебе скучала, но я же не домогаюсь тебя, - я хихикаю, валю сестру на кровать, а потом плюхаюсь рядом, подперев рукой голову. - Расскажи-ка мне лучше, как дела у тебя с этим твоим банкиром.
  - Хейден, - Сиенна закатывает глаза. - О, Хейден, он сводит меня с ума!
  - Не кричи, - я смеюсь, запрокинув голову.
  - Он мужчина моей мечты. Без шуток.
  Я протягиваю свободную руку и заправляю прядь волос сестры за ухо. Иногда мне кажется, что я смотрю в зеркало - так мы похожи. Сиенна старше почти на полтора года (через пару месяцев, в августе ей исполнится двадцать четыре года), зато на дюйм ниже. Ну, может, бедра у нее чуть уже, а грудь чуть больше, и губы у нее не такие пухлые. И волосы на пару тонов темнее, чем мои, а глаза не голубые, а папины, коньячно-карие.
  На этом различия между нами заканчиваются, потому что все остальное у нас одинаковое: смуглая кожа, стройная фигура, блестящие прямые волосы почти до самой талии, размер ноги. Даже черты лица: высокие скулы, узкий подбородок, аккуратные длинные брови и полные губы.
  С первого взгляда нас часто принимают за близнецов.
  Сиенна почти не изменилась за последние полгода, разве что стала еще красивее, но, в общем и целом, она все такая же - моя смешливая, взбалмошная, иногда невозможно мягкотелая, но искренняя старшая сестра.
  - Все так серьезно? - интересуюсь я. - Помнится, когда-то ты говорила, что он огромная заноза в заднице.
  - Он правда хороший, - серьезно говорит Сиенна. - Я ошибалась, когда думала, что он всего лишь избалованный папенькин сынок. Тебе он понравится.
  - Спасибо, но мне хватило твоих слюнявых "мейлов", - поддразниваю я.
  Мы треплемся почти целый час, пока Шона не зовет нас к столу. Сиенна рассказывает мне о последних событиях в городе, о свадьбе Одри Мастерс (в школе она была той еще тихоней, и мы правда думали, что она выйдет замуж последней из нас, хоть и вышло наоборот). Потом она тащит меня вниз, потому что ей не терпится поскорее поужинать, а потом совершить набег на папин погреб, совсем как в школьные времена.
  Мы так и делаем. За ужином все галдят и смеются (разве что кроме Дженнифер, которая то и дело бегает в ванную, а потом и вовсе уходит в свою комнату). Чейз закатывает глаза и говорит нам с Сиенной, что мы ведем себя как дети и болтаем глупости. Папа сетует, что мы с сестрой слишком быстро выросли и совсем скоро выйдем замуж и отколемся от семьи. А у мамы счастливо светятся глаза. Только ради этого стоило вернуться домой.
  Потом мы с сестрой берем бутылку папиного "совиньона" и идем в беседку, которая укрывается в самом сердце виноградников, в центре лабиринта из лоз. Уже темно, а в центре неба, прямо над нами, висит полная сытая луна.
  Мы с Сиеной лежим на ступеньках, потягиваем вино и тихо переговариваемся. Я, наконец, закуриваю сигарету.
  - Дай-ка мне, - произносит Сиенна.
  Она задумчиво затягивается.
  - Я с колледжа не курила, - она тихо смеется. - Иногда мне этого не хватает.
  - В чем проблема? - я хмыкаю. - Или Хейдену нравится только правильная Сиенна?
  - Как раз наоборот, - сестра недвусмысленно ухмыляется и возвращает мне сигарету. - Я могу быть очень разнузданной.
  - Я даже не сомневаюсь.
  - Так хорошо, что ты вернулась, - делится со мной Сиенна. - Мне тебя не хватало.
  - Мне тоже.
  - Почему ты не вернулась домой раньше?
  - Раньше?
  - Ну... он уехал через месяц после тебя. И больше не возвращался. Ты могла бы вернуться домой еще тогда. Или даже после окончания учебы. Зачем было тянуть?
  Сиенна единственная, кто знает истинную причину моего решения уехать подальше после выпускного. Ну, разве еще Лиз, наша бабушка. Она вытянула из меня правду в первую же неделю после моего приезда в Лондон.
  - Я хотела оказаться как можно дальше отсюда. Мне казалось, что, глядя на меня, все сразу поймут, что я влюбилась в него по уши, а он предпочел мне другую, - признаюсь я. - И я боялась, что родители тоже все поймут.
  - Отец пристрелил бы твоего учителя из ружья, - Сиенна хихикает, а потом снова становится серьезной. - Но ты же вернулась сейчас.
  - Теперь это все кажется мне глупостями. Знаешь, я соскучилась по дому. В Лондоне было круто, особенно вечеринки с сокурсниками и все такое. Ну и ты отчасти права: я вряд ли вернулась бы сюда, если бы Брент до сих пор жил здесь.
  - Кстати, когда я училась в нашей школе, самым привлекательным преподавателем был лысеющий Мистер Хилтон. Ему было сорок три, и он жил с мамой. И, кажется, до сих пор живет.
  - Фу, - я едва не давлюсь вином. - Не надо подробностей про Мистера Хилтона.
  - Не могу поверить, что у тебя так никого и не появилось в Лондоне. У британцев такой сексуальный акцент, - Сиенна округляет и без того большие глаза. - Или все-таки кто-то был?
  Она щекочет меня, а я хохочу.
  - Никого не было, честное слово! - я отбиваюсь от нее.
  - Даже секса без обязательств?
  - Ну конечно, ты же спец по этому вопросу, - я смеюсь.
  - Это было в колледже! Теперь я веду более целомудренный образ жизни. А помнишь, как все представлялось тогда? - шепчет Сиенна, прислонившись спиной к деревянной балке. Она немного щурит глаза, глядя куда-то мимо меня. - Мы были уверены, что первый раз будет незабываемым и самым лучшим. Подумать только, ты хотела заняться сексом с учителем.
  - Сиенна! - я чувствую, как кровь приливает к лицу.
  - А я думала, что моим первым мужчиной станет Эрик Ландин. И что мы поедем учиться в один колледж, а потом даже тайком поженимся. Готова поспорить, что ты тоже воображала что-то подобное.
  Я вся напрягаюсь, но почти сразу справляюсь с собой.
  - На самом деле у меня были более грязные фантазии, - шучу я, пытаясь скрыть волнение.
  - Но все вышло совсем по-другому, - Сиенна качает головой. - Теперь у меня есть Хейден, и я люблю его.
  - Это самое главное. И вообще, чем старше я становлюсь, тем крепче становится мое убеждение в том, что это все было детским увлечением.
  - Детским? Взгляни на свои школьные фотографии.
  - Я не говорю тебе про то, как я выглядела. А про то, как думала. И что думала. Это было так наивно. Даже глупо.
  Я смущенно фыркаю.
  - Тебе было шестнадцать лет, - Сиенна пожимает плечами. - Такие вещи приходят с опытом. Собственно говоря, к чему я веду... У Хейдена есть друг. Тебе надо с ним познакомиться.
  - Только не это!
  - Тейлор, не строй из себя недотрогу.
  - Не надо заниматься сводничеством, Сиенна, ты же знаешь, как я это не люблю. Мне хватило этого в Лондоне. Все норовили познакомить меня со своими одинокими друзьями. Каждый раз это заканчивалось катастрофой. Да и что я тебе рассказываю, ты и так все знаешь.
  - В любом случае тебе не отвертеться, потому что Хейден пригласил нас на ужин завтра вечером. И Брайс тоже будет там.
  - Брайс? Что это вообще за имя?
  - На самом деле его зовут Том или что-то вроде этого.
  - Я пойду с одним условием. Не вздумай выкидывать что-нибудь вроде того, что вам с твоим банкиром пришлось срочно куда-то ехать.
  - Ты еще скажешь мне спасибо, - Сиенна подмигивает мне и вытягивает свои губы, словно целует воздух.
  - Прекрати!
  Я хохочу в голос и понимаю, что давно уже так много не смеялась.
  
  Два следующих дня мы с Сиенной проводим дома или на пляже в полутора часах езды от Напы. Вечером мы болтаемся на кухне с мамой и Шоной. Дженнифер пока живет у нас, потому что Чейз все время на работе и потому что на этом настояла мама. Если Дженни ездит с нами на пляж, мы с Сиенной достаем ее расспросами о семейной жизни и беременности. Чейз приезжает поздно вечером, уставший, даже утомленный. Он даже не задирает нас с Сиенной, хотя это, наверное, одно из его любимых занятий.
  Я наслаждаюсь общением со своей семьей, бездельничаю, отдыхаю после двух лет беспрерывной работы в Лондоне.
  В пятницу мы с Сиенной собираемся на ужин с Хейденом и его другом.
  Я надеваю одно из платьев Сиенны, отмечая, что моя кожа приобрела прежний золотистый оттенок. И платье уже не так велико мне в груди, как пять лет назад, когда я таскала вещи из гардероба сестры.
  - Ты слишком сексуально выглядишь, - говорит Сиенна. Она сидит на кровати и красит ресницы. - Брайс будет пускать на тебя слюни. Кажется, ты хотела просто посидеть в хорошей компании.
  - Я всегда выгляжу сексуально, - томным голосом произношу я и, дурачась, повожу плечом. - И я вовсе не прочь пофлиртовать.
  Вечер получается приятным, к моему удивлению. Мы вчетвером ужинаем в хорошем французском ресторане.
  Я приглядываюсь к бойфренду сестры. Хейден Холдсворт, сын владельца банка, в котором работает Сиенна. Он из таких парней, которые всегда ей нравились: обаятельный, холеный, с хорошими манерами. И у него приветливая улыбка.
  Хейден действительно производит приятное впечатление. И самое главное: он смотрит на Сиенну так, словно вокруг никого больше нет.
  Его друг, Брайс - обладатель странноватого чувства юмора. Он много шутит, а я , передумав флиртовать с ним, веду себя естественно, громко смеюсь и отвечаю на его шутки. В общем, Брайс довольно сносный, хоть и слишком часто заглядывает в вырез моего платья. Думаю, непроизвольно.
  - Как тебе Хейден? - спрашивает Сиенна, когда мы уединяемся в туалетной комнате.
  - Вы друг другу подходите, - я выдавливаю на ладонь мыло и подношу руки к крану. - Думаю, он неплохой.
  - Иначе я бы с ним и не связалась, - сестра подкрашивает губы помадой. - Я так поняла, что Брайс тебя не зацепил.
  - Я думаю, что они с Кимми могли бы друг другу понравиться. Обязательно познакомь их, когда она вернется из Италии. Ей нравятся парни с таким чувством юмора.
  - У Хейдена много друзей.
  - Даже не думай об этом. Или я кажусь такой уж безнадежной?
  - Вообще-то, так оно и есть, раз уж за пять лет ты не нашла себе подходящего парня, - Сиенна широко улыбается.
  Я закатываю глаза, но тоже улыбаюсь. Она отчасти права.
  
  Сиенна присылает мне сообщение: "Теннисный корт. Ты и я. В десять часов в клубе".
  - Серьезно? - бормочу я.
  Я не очень хорошо себя чувствую после вчерашних посиделок в компании Хейдена и Брайса. Конечно, рестораном и баром все не ограничилось, и Сиенна потащила всех в ночной клуб. Она бывает очень убедительной.
  Я звоню сестре.
  - Ты все еще у Хейдена?
  - Да, - у Сиенны довольный голос. Ну еще бы. - Я уже приняла душ и готова ехать. Ты возьмешь мою сумку в комнате?
  - Знаешь, я сейчас как-то не очень настроена бегать по корту, - я поднимаюсь с постели и топаю в ванную.
  - Наоборот! Побегаешь, растрясешься, и тебе сразу станет легче. Потом я угощу тебя ланчем. Ладно, мне пора. Увидимся в клубе!
  Я не успеваю вставить и слова, когда Сиенна дает отбой.
  
  После двух часов игры я плюхаюсь на газон и вытираю со лба пот.
  - Ты уже сдаешься? - спрашивает Сиенна. Она тоже запыхалась и пытается отдышаться, уперев руки в колени.
  - На сегодня все, - я машу ракеткой в воздухе, а потом поднимаюсь на ноги и поправляю юбку. - Ты же не хочешь, чтобы у меня случился сердечный приступ.
  В школьные времена я за компанию с Сиенной дважды в неделю посещала этот клуб. В Лондоне, когда у меня было свободное от работы время, я ходила спортзал в соседнем квартале. Сиенна же, будучи подростком, занималась теннисом почти профессионально и даже принимала участие в местных турнирах. Мне до ее уровня еще далеко.
  Я осматриваюсь и вижу, что взгляды всех мужчин на площадке обращены на нас. Меня это не удивляет, особенно учитывая тот факт, что при каждом движении бюст Сиенны третьего с половиной размера едва не выпрыгивает из разреза ее майки.
  - Попридержи свою грудь, - я фыркаю, когда Сиенна подходит ко мне, и толкаю ее локтем в бок.
  - А ты свою, - она шлепает меня ракеткой по заду, и я вижу, как у мужчины среднего возраста, который стоит у сетки, едва не отваливается челюсть.
  Сиенна торопится в душ (точнее, проверять свой сотовый на предмет сообщений или пропущенных звонков от Хейдена), а я бреду до скамейки за своей сумкой. Когда я похожу к дверям, вижу возле ресепшена Брента Эшера.
  Он стоит ко мне боком, и я, пользуясь тем, что он меня не замечает, рассматриваю его профиль. У него светлые волосы, которые все время выгорают на солнце, но брови и ресницы на пару тонов темнее. Светлые глаза, прямой нос и мужественная линия подбородка. Я помню каждую черточку его лица, маленькие морщинки в уголках глаз и едва заметный полукруглый шрам на подбородке.
  Я параллельно думаю о двух вещах: о том, какой он все-таки привлекательный, и о том, что я хотела бы сфотографировать его прямо сейчас, пока он не видит меня.
  На нем футболка и джинсы. Он высокий, почти как мой отец. В верхней одежде он всегда казался слегка субтильным, и я действительно удивилась, впервые увидев его с голым торсом. Кажется, он немного похудел.
  Я резко останавливаюсь, пару секунд соображаю, куда деться, потом дергаюсь в сторону женской раздевалки и врезаюсь в какую-то полную женщину в спортивном костюме.
  - Прошу прощения, - бормочу я, поднимая с пола упавшую сумку с ракетками.
  - Все в порядке, милая, - женщина улыбается, хлопает меня по руке и выходит через двери. Кажется, это наша соседка.
  Я обреченно поднимаю глаза и вижу, что Брент, конечно, смотрит прямо на меня. Его брови изогнуты в удивлении. Он что, действительно полагал, что вернется в такой маленький городок и никогда со мной не столкнется? Или знал, что я уехала?..
  - Тейлор? - тихо произносит Брент и проводит рукой по волосам.
  Я сглатываю и глубоко вздыхаю. При этом моя грудь тяжело вздымается и опадает. Мое лицо заливается краской.
  - Мистер Эшер, - я дерзко вздергиваю подбородок.
  Он подходит ближе, а мне в это время хочется убежать. Я бросаю мимолетный взгляд в зеркало на стене, которое висит прямо за Брентом, и мне хочется провалиться сквозь землю. Пряди волос выбились из хвоста и торчат во все стороны. Лицо раскраснелось, губы распухли. М-да... Не так я представляла себе встречу с мужчиной, по которому сходила с ума в старшей школе.
  Брент окидывает меня таким взглядом, что я почему-то чувствую себя голой. Мне хочется прикрыться руками
  - Ты так выросла, - выдыхает он и тихо смеется. - Конечно, прошло, наверное, лет пять.
  - Ну, разумеется, - мой голос сиплый от волнения, и я откашливаюсь, чувствуя себя по-идиотски. - Мне пора идти.
  Я разворачиваюсь и делаю судорожный шаг по направлению к раздевалке, но Брент останавливает меня, взяв за руку выше локтя.
  - Тейлор, подожди, - он облизывает губы и убирает руку.
  Что? Он только что схватил меня за руку прямо посреди холла? Я вытираю вспотевшие ладони об юбку. Мое сердце уже готово выскочить из груди.
  - Мне правда пора, - слишком резко отвечаю я и отступаю назад, пока не упираюсь спиной в дверь. Я совсем не была готова к этой встрече.
  Брент остается стоять в холле, когда я скрываюсь за дверью. Я прислоняюсь лбом к прохладной стене, прикрыв глаза. Считаю до десяти, потом еще раз. Мое дыхание выравнивается, а сердце снова бьется в нормальном ритме. Я смотрю на свои руки - они до сих пор дрожат.
  И я чувствую себя так, словно мне снова семнадцать лет...
  
  - Что с тобой? - Сиенна смотрит на меня, вскинув брови.
  - Все хорошо, - я вытираю мокрые волосы полотенцем и откидываю их за спину. - Может, перекусим где-нибудь?
  - Почему не здесь?
  - Давай поедем в город, - с нажимом произношу я.
  - Как хочешь, - сестра пожимает плечами.
  За что мы с Сиенной, как и толпы туристов, любим наши края, так это за обилие ресторанов и потрясающую кухню. В одном из моих любимых ресторанчиков мы заказываем пасту с морепродуктами и белое вино.
  - Не расскажешь мне, почему мы сбежали из клуба, как будто за нами гонится мафия? - Сиенна откидывается на спинку стула и хитро прищуривается.
  - Я встретила там Брента Эшера, - будничным тоном сообщаю я.
  - Этого секси-учителя? - Сиенна широко распахивает коньячно-карие глаза. - Вы разговаривали? Он ведь уехал в Нью-Йорк? Или куда-то еще.
  - Видимо он вернулся. Я сбежала от него в раздевалку.
  - Как он выглядел?
  - Еще лучше, чем раньше, - признаюсь я, качая головой. - Я замялась, как школьница.
  - Прекрати. Он хотя бы был рад тебя видеть?
  - Думаю, да. Еще он удивился тому, как сильно я изменилась со школы.
  - Конечно, - ухмыляется Сиенна. - В школе у тебя не было груди третьего размера.
  Я громко фыркаю, и пара за соседним столиком оборачивается на нас.
  - У меня был второй с половиной размер, - я кидаю в сестру скомканную бумажную салфетку, которую до этого теребила в руках. - Интересно, надолго ли он приехал.
  - Ты намекаешь на благотворительный вечер у Коулманов в эту пятницу?
  Я уже не удивляюсь, что Сиенна читает мои мысли: она знает меня как свои пять пальцев.
  - В точку, - мои губы растягиваются в улыбке.
  В следующий раз, когда я увижусь с Брентом, я буду готова.
  
  Перед сном я долго ворочаюсь в постели, не в состоянии уснуть.
  Я вспоминаю, как впервые встретилась с Брентом и как столкнулась с ним позже, в школе. Джина Пратт сразу положила глаз на нового учителя, и я злилась, потому что, кроме этой заносчивой потаскушки, он понравился еще и мне. И всем школьницам старше двенадцати.
  И я влюбилась в Брента так, что не могла думать ни о чем другом. И самым трудным было делать вид, что он мне безразличен. Видимо, получалось у меня неплохо, если на протяжении нескольких месяцев даже моя лучшая школьная подруга не подозревала о моей тайной влюбленности. Хотя, думаю, сам Брент всегда знал, что нравится мне.
  Тогда мне хотелось думать, что я тоже ему не безразлична. Иногда я перехватывала его скользящий взгляд, и я видела, что в его глазах мелькает что-то мягкое и теплое. Но когда после Брент отворачивался от меня, ели лицо приобретало еще более серьезное и отчужденное выражение. Возможно, я все это надумывала, и взгляд его был самым обычным.
  Это мучение продолжалось целый учебный год. А потом я уехала в Лондон, чтобы больше никогда о нем не вспоминать.
  
  В пятницу мы с Сиеной и Кимми Саммерс сидим в одном баре, куда частенько заглядывали в былые времена. Я скучающе рассматриваю посетителей, потягивая вино.
  Кимми с Сиенной дружат еще с младшей школы. Они даже отправились учиться в один колледж, на один и тот же факультет, чтобы не расставаться после школы. Правда, в отличие от Сиенны, Кимми не работает юристом. Она вообще не работает.
  - Ты что-то тихая сегодня, - Кимми всматривается в мое лицо.
  - Она разрабатывает план, - сообщает сестра. - Как соблазнить своего учителя.
  - Он больше не мой учитель, - вставляю я. - И вовсе это не план.
  - Надеешься, что он накажет тебя за плохое поведение? - хихикает Кимми.
  - Я была бы не против.
  - А что дальше? - Сиенна вскидывает брови.
  - Ничего. Просто сейчас у меня больше шансов. Я совершеннолетняя, он не мой учитель. Мы взрослые люди. Все очень просто.
  - А вдруг он женился? - спрашивает Кимми.
  - Может, и женился, - я пожимаю плечами. - Но обручального кольца у него на пальце не было.
  - Ты говорила, что он встречался с Лилли Доэрти, которая преподавала у нас в школе химию, - вспоминает Сиенна.
  Выражение моего лица, должно быть, становится каменным. Я прекрасно помню, как после рождественских каникул вернулась в школу. Все вокруг обсуждали главную сплетню: Мистер Эшер встречается с молоденькой учительницей по химии.
  Лилли Доэрти была невысокой, почти безликой, с бледным лицом и светло-рыжими волосами. В свои двадцать два она выглядела не старше своих учеников. И вообще, она была тихой и незаметной, как предмет мебели. Мне не верилось, что Брент вообще мог обратить на нее внимание.
  Не то что бы я сужу людей по их внешности... Черт, просто она совсем ему не подходила.
  В тот вечер я так напилась дома у Томми Коэна, что даже побоялась ехать домой и наврала родителям, что переночую у Эли, моей школьной подруги. Я тогда расклеилась на несколько месяцев и едва не завалила выпускные экзамены.
  - Лилли Доэрти? - Кимми хмурится, а потом щелкает пальцами. - Вспомнила. Синий чулок. Она встречалась с твоим учителем? То есть, ты хочешь сказать, что у нее был парень? Сексуальный парень?
  - Может, хватит уже? - я со стуком ставлю на стол свой бокал, едва не переломив ножку. - Они с Брентом расстались тем же летом. Он уехал в Нью-Йорк, а она еще куда-то.
  - Тем лучше для тебя, Тейлз.
  - Посмотрим, - я натянуто улыбаюсь.
  
  Благотворительные вечера в нашем округе проходят довольно часто. Здесь собираются почти все местные жители, благо, большинство из них богаты. Они пьют, перемывают друг другу косточки, хвастаются детьми или новыми приобретениями.
  Когда мы с Сиенной и Кимми учились в старших классах, то посещали подобные мероприятия исключительно для того, чтобы побаловать себя выпивкой, пока не видят родители. Ну, и пофлиртовать с парнями, которые приезжали к родителям на каникулы из колледжа.
  Сегодня вечеринка проходит на заднем дворе особняка Джонатана и Алисии Коулманов. Сад и лужайка украшены фонарями и живыми цветами. В центре на деревянном помосте играют музыканты, многие пары танцуют.
  - Мы почти вовремя, - резюмирует Кимми, когда мы появляемся на заднем дворе Коулманов, поправляя постоянно сползающий лиф своего платья. - Черт, прямо беда с этой грудью.
  - С чем? - Сиенна поддразнивает ее и толкает меня в бок. У Кимми грудь всего первого размера.
  Она вообще худенькая и тонкая, хотя одного роста с нами. У Кимми модельная внешность: светлая кожа, песочно-русые волосы до плеч, высокие скулы и большие голубые глаза. Она хорошенькая и воспитанная. Даже не скажешь, что она может выпить больше пива, чем любой завсегдатай местных баров.
  Кимми не обижается на Сиенну. Она вообще не обидчивая. Вместо этого она закатывает глаза.
  - Не всем же бог расщедрился на коровье вымя, - она смешно морщит нос. - Ладно, посмеялись и хватит. Где здесь выпивка?
  Выпитое в баре вино уже выветрилось, и мне необходимо срочно выпить еще что-нибудь. В отличие от девочек, я пришла сюда с определенной целью.
  Никаких растрепанных волос и пота после занятий теннисом. Сегодня на мне белое платье в пол, но с вырезом вдоль одной ноги и почти скромным декольте. Волосы завиты в красивые волны, спускающиеся по плечам. Глаза выгодно подчеркнуты тенями, на губах розовый блеск.
  Я еще раз смотрю на свое отражение в зеркальном окне большой беседки и убеждаюсь, что нет повода нервничать: я выгляжу на все сто.
  Я выпиваю две порции мартини с водкой и беру третью.
  - Ладно, девочки, я пойду, разведаю обстановку, - мне надо осмотреться и выяснить, пришел ли Брент. Будет обидно, если я зря так старалась.
  - Будь осторожна, если вдруг надумаешь затащить своего учителя в кусты, - Сиенна подмигивает мне. - Где-то здесь болтаются родители.
  - Он что, и вправду так хорош? - Кимми изнывает от любопытства.
  - О да! - я смеюсь и ухожу.
  Я брожу в толпе и постепенно приканчиваю свой коктейль. Мимо пробегает официант в белой форме, и я успеваю прихватить с его подноса бокал с шампанским.
  Здесь так много знакомых, что очень скоро я устаю кивать, а челюсть сводит от улыбки, не сходящей с моего лица. Я даже нахожу родителей - они беседуют с Джонатаном Коулманом и его женой, которая старше меня всего на два года.
  Через сорок минут я возвращаюсь к беседке, злая, с пустым бокалом из-под брюта (кажется, я уговорила уже три штуки). Сиенны с Кимми здесь уже нет. Наверняка приехал Хейден со своим другом, и Кимми заигрывает с Брайсом, чтобы насолить своему бывшему (она четыре месяца встречалась с младшим сыном Коулмана, Троем, пока он не бросил ее перед ее же днем рождения).
  Я беру еще один бокал шампанского и прислоняюсь плечом к деревянной балке в тени. Еще пара порций алкоголя - и мне можно будет ехать домой, спать. Мой план провалился, и настроение испортилось.
  Я выпиваю почти весь бокал, пока у меня не начинает щипать в носу, а потом выплескиваю остатки в кусты.
  - Может, пора переходить на напитки покрепче?
  Я вздрагиваю и едва не роняю бокал. Брент стоит всего в двух шагах от меня, а я даже не заметила, как он подошел.
  На нем брюки и белая рубашка с закатанными до локтей рукавами и узким черным галстуком. Судя по всему, он здесь уже давно. Он держит в руке стакан с виски, лед в котором уже почти растаял.
  - Ты напугал меня, - бормочу я.
  - Прости, - Брент подходит ближе и поворачивается в ту же сторону, что и я. - Скучная вечеринка?
  - Как посмотреть, - я откидываю волосы за спину и ставлю пустой бокал на перекладину.
  Брент смотрит на мои губы, и от этого взгляда по моей спине пробегают мурашки, а сердце начинает колотиться в два раза быстрее. Так он еще ни разу на меня не смотрел. Когда он был моим учителем, то вообще старался не обращать на меня внимания.
  - Виски? - он протягивает мне свой стакан.
  Я делаю большой глоток, не переставая смотреть ему в глаза. Мне кажется очень интимным то, что его губы тоже прикасались к стакану. Я уже не понимаю, от чего кружится моя голова - от близости Брента или от выпитого.
  - Ты прекрасно выглядишь, - его взгляд скользит по моему лицу.
  - Спасибо, - я немного колеблюсь, прежде чем задать вопрос, который вертится у меня на языке. - Что заставило тебя вернуться сюда?
  - Семейные обстоятельства, - Брент пожимает широкими плечами.
  - Что-то случилось с твоей мамой?
  - Да. Она приболела.
  - Она до сих пор держит тот книжный магазин?
  - Да.
  Я думаю о том, что впервые увидела Брента именно в магазине его матери, в котором проводила кучу времени, и все внутри тяжелеет. Помню, я тогда сказала что-то про гетерохромию: у Брента глаза разного цвета - правый голубой, а левый светло-зеленый.
  Шел сильный ливень, а я зависла в разделе триллеров. Брент наблюдал за мной какое-то время, пока я его не заметила. Мы немного поболтали (он посоветовал мне пару книг), а потом я уехала домой. И никто из нас двоих не думал, что через два дня мы встретимся в школе.
  По выражению лица Брента я вижу, что он думает о том же.
  - Ты увлекся теннисом? - интересуюсь я.
  - Нет, боже упаси. Я встречался с Харви, - Харви Койн был помощником шерифа и другом Брента, когда я еще училась в школе. Это я помню.
  - Мне пора, - говорю я, возвращая Бренту стакан. - Извини.
  Брент удивленно вскидывает брови. Как я и думала, он не ожидал, что я так быстро сверну разговор. Второй раз подряд.
  - Ты что, за рулем?
  - Разумеется, нет. Но я найду кого-нибудь, кто подбросит меня.
  Я делаю всего пару шагов, и Брент зовет меня. Я ликую, а потом медленно оборачиваюсь.
  - Я отвезу тебя, - произносит он.
  - Ты же пил, - я смотрю на стакан в его руке.
  - Не думаю, что выпил больше, чем ты.
  Я скрываю довольную улыбку. Остаться с Брентом наедине без посторонних глаз - то, что мне нужно. Вообще-то я не думала, что у меня это так быстро получится.
  - Да, - я согласно киваю. - Пожалуй, на сегодня мне хватит.
  - Я подгоню машину к крыльцу.
  Брент уходит, а я быстро набираю сообщение Сиенне, чтобы она меня не потеряла. Черный джип Брента уже стоит на подъездной дорожке.
  Он открывает мне дверь, я устраиваюсь на пассажирском сиденье. От волнения мои руки дрожат, и я пристегиваю ремень безопасности только с третьего раза.
  - Сколько ты выпила? - удивляется Брент, выруливая на дорогу.
  - Я уже совершеннолетняя, - едко замечаю я.
  В машине я чувствую запах его туалетной воды. Я разглядываю его профиль. Лицо Брента остается невозмутимым, хотя он видит мой пристальный взгляд. Брент не из тех мужчин, что отличаются слащавостью. Но в нем есть что-то мужественное, брутальное, что-то, что делает его очень привлекательным.
  В голову только сейчас приходит мысль, что в Нью-Йорке у него наверняка кто-то есть. Я ощущаю укол ревности. Возможно, какая-нибудь подружка, которая по какой-либо причине не смогла поехать ним в Калифорнию. Тем лучше для меня.
  - Хватит так меня разглядывать, - Брент отрывается от дороги и усмехается.
  Черт, невозможно оставаться собранной, когда он так смотрит на меня. И когда он сидит так близко. И пахнет так мужественно: деревом, мускусом, немного кожей и чем-то дымчатым. Запах словно наркотически, такой опьяняющий...
  Я прихожу в себя. Так не пойдет. Я планирую соблазнить Брента, а не таять от одного его присутствия, как шоколад. Это он должен хотеть меня, а не наоборот. Я сердито хмурю брови, недовольная собой.
  - А почему ты решила вернуться домой? - Брент ослабляет галстук на шее, перехватив руль другой рукой.
  Он едет быстро, но аккуратно.
  - Ты часто ездишь за рулем выпившим? - я игнорирую его вопрос.
  - Я уже не школьный учитель, и у меня нет необходимости подавать кому-то пример, - Брент пожимает плечами.
  - Я заметила, - задумчиво бормочу я.
  - Ты о чем?
  - Ты ведешь себя совсем по-другому, - признание дается мне нелегко.
  - Как по-другому? - Брент старается казаться серьезным, но я вижу, что его глаза смеются.
  - Ты расслабленный, - я пожимаю плечами. - Раньше ты вел себя более... скованно.
  Само собой, я умалчиваю о том, как взгляды, которые он на меня бросает, отличаются от тех, что я замечала раньше.
  - Раньше я был твоим учителем, Тейлор.
  Я пытаюсь понять, что кроется за его словами, но его лицо по-прежнему непроницаемо. Мне снова хочется выпить чего-нибудь, чтобы не нервничать. Собираясь соблазнить Брента, я не учла, что мне не хватит опыта и выдержки.
  - Я видел некоторые твои работы в журналах, - Брент меняет тему. - Почему ты не хочешь всерьез заниматься фотографией?
  - С чего ты взял, что я не занимаюсь этим всерьез?
  - Кое-что слышал, - уклончиво отвечает он. - Мне очень понравились твои снимки. Особенно та серия, которая появилась в сети прошлой осенью.
  - Спасибо, - я вспыхиваю.
  Естественно, я прекрасно помню те снимки. Это были единственные мои работы, которые я разрешила выложить на одном из сайтов. И это был своеобразный эксперимент: я впервые снимала людей. Точнее, молодых людей - парней и девушек. Я хотела, чтобы фотографии получились интимными, нежными, но в то же время страстными и разжигающими воображение.
  Всего десять снимков, которые были отобраны для одной из выставок в Лондоне. Все они были проданы, а деньги пошли на благотворительность, о чем даже упомянули в маленькой статье в местной газете. Фотография всего лишь мое хобби.
  Я понимаю, что мы уже почти доехали до моего дома, и паникую. Я же совсем ничего не успела сделать!
  - Останови здесь, пожалуйста, - прошу я, когда мы оказываемся на подъездной аллее.
  Брент вопросительно смотрит на меня, но все равно останавливает машину.
  - Мне не помешает пройтись, - объясняю я, отстегивая ремень. - Кажется, ты прав, я действительно выпили лишнего.
  - Уверена, что тебе хочется разгуливать в темноте? - Брент с сомнением смотрит на мои ноги, обутые в туфли на шпильке.
  - Уверена.
  - Я тебя провожу.
  - Не стоит.
  Я поворачиваюсь к Бренту, и мое лицо оказывается всего в нескольких дюймах от его лица. Я опускаю взгляд на его губы, и внутри меня все цепенеет. Сердце колотится где-то в горле.
  Проходит несколько долгих секунд, в течение которых атмосфера в салоне накаливается так, словно температура воздуха в салоне, несмотря на приоткрытые окна, резко поднялась на несколько градусов.
  - Брент? - хрипло произношу я.
  - Да?
  Я делаю глубокий вдох.
  - Поцелуй меня.
  Не могу поверить, что я это сказала. Если он откажет мне прямо сейчас или - что еще хуже - посмеется надо мной, я буду чувствовать себя еще большей дурой.
  Я теряю терпение и целую его. Сама.
  Его губы теплые и пахнут виски. Он хватает меня за запястья, и в этот момент мне кажется, что он меня оттолкнет. Но вместо этого он сжимает пальцы еще сильнее и притягивает меня к себе. На его лице отражается борьба, а потом его язык уверенно проникает в мой рот, и все мое тело наполняет сладкая истома, сосредотачиваясь где-то внизу живота.
  Я закрываю глаза и полностью отдаюсь своим ощущениям.
  Конечно, пять лет назад я представляла себе, как это будет, каждую ночь. И все-таки наяву все оказывается во много раз лучше.
  Постепенно хватка Брента ослабляется, его правая рука скользит вверх по моей руке, он кладет пальцы мне на горло, а второй рукой обвивает талию. Он целует меня уже не с таким напором, но по-прежнему жадно, и от его поцелуя у меня немеют ноги. Мне хочется, чтобы его горячие руки ласкали все мое тело.
  Брент обхватывает меня обеими руками и притягивает еще ближе. Дыхание сбивается, и я начинаю задыхаться. Мне так хочется потрогать Брента, и я кладу руку на его грудь.
  Он резко втягивает воздух и сжимает меня еще сильнее. Я хватаюсь за его галстук, потому что у меня такое ощущение, словно я падаю в пропасть.
  - Тейлор, - выдыхает Брент мне в шею.
  Он легонько прикусывает мою кожу и тяжело дышит, а его голос хриплый от возбуждения. Брент проводит большим пальцем по моей нижней губе. У него взгляд с поволокой, полный вожделения, и это заставляет меня хотеть его еще больше.
  Боже, я хочу его так сильно, что низ живота сжимается от острой, но приятной боли. Я чувствую влажность между ног. Представляю, как Брент входит в меня, и с губ срывается тихий стон.
  В этот же момент Брент снова обрушивается на мои губы. Его большая загорелая ладонь ныряет в вырез платья и обхватывает грудь. Под одеждой на мне только кружевное белье, и сквозь тонкую ткань я ощущаю тепло его руки.
  Брент проводит большим пальцем по соску, и тот мгновенно отзывается на прикосновение. Я запрокидываю голову. Мне хочется вскрикнуть, но еще больше мне хочется, чтобы Брент Эшер незамедлительно взял меня. Прямо здесь, в своей машине.
  Я отпускаю его галстук, и моя рука двигается вниз, пока не останавливается между ног у Брента. Он такой твердый и... и он возбужден не меньше моего. Я пытаюсь расстегнуть ремень на брюках, но тот никак не поддается.
  - Тейлор, подожди, - Брент издает короткий смешок.
  Он убирает мои руки и расстегивает ремень, не отрываясь от моих губ. Потом на ощупь он выключает фары и глушит мотор.
  В этот момент все портит появившаяся из-за поворота машина. Ослепляющий свет фар проникает в салон, но я успеваю разглядеть кузов. Это машина моих родителей.
  Недолго думая, я нагибаюсь, уткнувшись лицом в колени Брента. Я слышу, как машина ровняется с джипом Брента и, видимо, сбавляет скорость.
  - Тейлор, что ты делаешь? - бормочет Брент сквозь зубы.
  - Это мои родители, - шепчу я.
  Как только звук мотора удаляется, я разгибаюсь и поправляю волосы. Мне не терпится вернуться к прерванному занятию, но Брент поспешно застегивает брюки и заводит машину.
  - Я отвезу тебя домой, - ровным голосом произносит он. Вот так. Словно это не он всего минуту назад изнемогал от желания ко мне.
  Он отъезжает от обочины. Когда я прихожу в себя, от обиды у меня на глаза наворачиваются слезы, и я отворачиваюсь к окну.
  - Тейлор, это была не лучшая идея, - говорит Брент.
  - Я больше не твоя ученица, - я поворачиваюсь к нему.
  - И все равно это не лучшая идея, - его голос смягчается, но тон все еще непреклонен.
  Брент останавливает машину возле ворот. Я не хочу, чтобы родители увидели, что он привез меня домой.
  - Спасибо, что подбросил, - я справляюсь со своей обидой и улыбаюсь.
  - Не за что, - Брент усмехается. - Тейлор.
  - Да?
  - Я не должен был делать этого.
  - Ты ничего и не сделал, - я выбираюсь из машины. - Еще увидимся.
  Я захлопываю дверцу и иду к дому. Хорошо, что Брент не видит моей довольной ухмылки. Это только начало.
  Да, мне хочется с ним переспать. Я уверена, что это поможет мне переболеть им. Что это будет своего рода возмещением за все то, что я пережила за свой последний учебный год в школе. Я не думаю, что любила его все это время, но я определенно очень часто его вспоминала.
  И я чувствую острую потребность в близости с ним. Сиенна наверняка назвала бы меня чокнутой маньячкой с навязчивой идеей, но, раз уж мы с Брентом оба здесь, почему бы мне не сделать то, чего я так долго хотела?..
  
  Утром я просыпаюсь очень рано, разбитой и неудовлетворенной. Первое, что приходит мне в голову еще до того, как я открываю глаза, это воспоминание о том, как Брент целовал меня, трогал меня. Моя грудь наливается тяжестью, а между ног становится жарко.
  - Черт, - тихо стону я.
  Я резким движением откидываю одеяло. Наверное, так чувствуют себя по утрам мужчины. Чувствуя необходимость снять напряжение, я отыскиваю в шкафу старые спортивные шорты, майку и кроссовки.
  Почти час, проведенный на беговой дорожке, плеер с моей слишком тяжелой, по мнению Сиенны, музыкой и прохладный душ помогают мне прийти в себя. После я надеваю короткие джинсовые шорты, свободную майку, открывающую одно плечо, волосы собираю в конский хвост. Я скучала по тому, что можно круглый год носить легкую одежду.
  Перед тем, как спуститься вниз, я заглядываю в комнату Сиенны.
  Сестра просыпается, когда я открываю дверь.
  - Доброе утро, - я улыбаюсь. - Я пришла позвать тебя на завтрак.
  - Лучше принеси мне аспирин, - стонет Сиенна, привставая на кровати.
  - Я так понимаю, что вчера вечеринка у вас затянулась.
  - Мы с Хейденом, Кимми и Брайсом поехали в клуб. Видела бы ты этих двоих, они не могли оторваться друг от друга, - Сиенна смеется. - Ты была права. Черт, я совсем забыла! Ты же уехала вчера с Брентом.
  - Он просто отвез меня домой, - я кисло улыбаюсь. - Ничего не было.
  - Совсем ничего?
  - Я его поцеловала.
  - Сама?
  - Сама. И он ответил мне. Даже больше. Если бы родители остались у Коулманов еще хотя бы на полчаса, у меня случился бы первый секс в машине. Хорошо, что отец не стал выяснять, что за внедорожник торчит на его подъездной аллее.
  - Да, в этом плане тебе повезло.
  Пока она чистит зубы и умывается, я рассказываю ей о вчерашнем вечере и о том, как не вовремя вернулись родители.
  - Ну вот, ты уже на полпути, - Сиенна натягивает шорты. - У вас был полноценный петтинг. Дело за малым. Когда в следующий раз ты полезешь к нему в штаны, он вряд ли устоит. Как и любой другой мужик.
  
  После завтрака я беру машину отца и еду в город. Мне нужно купить кое-что из одежды. Вообще-то, я планировала, что Сиенна составит мне компанию, но она договорилась пообедать с Хейденом у его родителей. Она зовет и меня, но я ссылаюсь на следующий раз. Я отвожу сестру до дома, в котором живет ее бойфренд, еду на заправку, а потом решаю выпить кофе.
  Я паркуюсь перед кофейней, в которой частенько бывала в школьные времена. Через витрину вижу, что там до сих пор работает Рита, молодая мать-одиночка. Хотя, возможно, она снова вышла замуж.
  Я цепляю на нос темные очки, выхожу из машины и натыкаюсь на Брента. Он стоит в двух шагах от меня, рядом со своим внедорожником (который я даже не заметила) и с интересом смотрит на меня.
  На нем синяя рубашка с закатанными рукавами и потертые джинсы. Я растерянно смотрю на Брента. Я не ожидала встретить его так скоро после вчерашнего.
  - Привет, - он улыбается, приподнимая один уголок рта.
  - Привет.
  - Хочешь кофе? - невозмутимо спрашивает Брент, прищурив глаза.
  - Конечно, - оцепенение проходит, и я широко улыбаюсь.
  Брент открывает дверь кофейни и пропускает меня вперед. Я здороваюсь с Ритой и намеренно иду в самый конец зала, к наиболее уединенному столику. Брент делает заказ у стойки и присоединяется ко мне. Этого времени мне вполне хватает, чтобы собраться с мыслями.
  - Как спалось? - спрашивает Брент.
  Я пытаюсь уловить в его голосе сарказм, но не замечаю его и вздыхаю.
  - Не так хорошо, как хотелось бы. И не думай, что кофе поможет тебе искупить свою вину, - я улыбаюсь ему.
  - А как насчет мороженого?
  Я вижу, как Рита несет нам кофе и вазочку с холодным десертом. Лицо Брента серьезное, хотя его глаза смеются. Он думает, что мне пять лет?..
  - Что ты делаешь в городе в такую рань? - интересуюсь я, запустив ложку в мороженое.
  - Надо было купить кое-что, - Брент пожимает плечами. - А ты?
  - То же самое.
  Я жадно впиваюсь взглядом в его лицо, пока он смотрит на улицу через окно. Он не слишком изменился, но все равно стал более... мужественным. Нет, определенно с возрастом он стал еще привлекательнее. Сейчас ему должно быть тридцать два года. Хотя он выглядит моложе.
  Черты его лица заострились, возле глаз появились морщинки. И он перестал бриться каждый день, как делал это в бытность учителем. Короткая щетина ему даже идет.
  Солнце играет в его светлых волосах, и мне так хочется запустить в них пальцы...
  Брент ловит мой взгляд и усмехается:
  - В школе ты была поскромнее.
  - Ты тоже, - отбиваю я. - Ты сейчас работаешь над чем-нибудь?
  - Не совсем. Я взял тайм-аут.
  - Я читала некоторые из твоих книг. Они мне понравились.
  Это ложь. На самом деле я прочитала все девять книг, и меня можно назвать фанаткой Брента Эшера, как писателя. На самом деле у него очень интересные книги. И, конечно, я в курсе, что одна известная кинокомпания, которая хочет экранизировать два его триллера, ведет с ним переговоры.
  - Спасибо, - Брент улыбается, и я едва не проношу ложку мимо рта. Боже, как сильно он мне нравится.
  - Откуда ты берешь идеи для своих книг?
  - У меня хорошая фантазия.
  - Это очень хорошо, - мой голос вдруг звучит хрипло, и я откашливаюсь, прочищая горло. - А что сейчас? Творческий кризис?
  - Можно и так сказать. Я не уверен, что в дальнейшем хочу заниматься именно этим. Возможно, я встану по другую сторону и стану заниматься издательским делом.
  - Как твоя мама? - я вспоминаю причину, по которой Брент вернулся домой.
  - Уже лучше. Говорит, что мое присутствие для нее лучше любых лекарств. Наверное, с возрастом люди становятся эгоистичнее, - беззлобно замечает он. - Она думает, что сможет убедить меня остаться здесь. Говорит, что книги я могу писать даже на необитаемом острове.
  Брент подпирает подбородок сцепленными в замок длинными пальцами. Мой взгляд скользит по его рукам до его широких плеч и груди. Не знаю, как ему удается сохранять невозмутимость и так убедительно делать вид, что вчера между нами ничего не было, потому что лично у меня уже едва хватает терпения выносить его близость.
  При воспоминании о его поцелуях я краснею, мои колени плотно сжимаются. Мне с трудом удается контролировать свое дыхание. Самое паршивое, что по глазам Брента я вижу, что он легко читает меня. На его лице мелькает выражение, которое я наблюдала прошлым вечером, а потом он прочищает горло и продолжает:
  - Но я слишком привык к ритму Нью-Йорка. Я уже забыл, каково жить здесь.
  - А я скучала по дому, когда жила в Лондоне, - я пожимаю плечами. - Хотя, ты родился в другом месте и жил здесь чуть больше года или около того. Я имею в виду, это не твой дом. Не так, как у меня...
  Я замолкаю, когда замечаю, как Брент смотрит на мои губы. Они мгновенно пересыхают, и автоматически я провожу по ним языком. Я ловлю себя на мысли, что мне хочется оказаться с Брентом в каком-нибудь уединенном месте. Да, мне бы хотелось продолжить наше вчерашнее занятие.
  Мои бессвязные мысли прерывает дребезжание моего сотового, который лежит на столе рядом с чашкой. Это Дженни. Она просит забрать ее из больницы, потому что Чейз занят на работе.
  - Значит, ты решила вернуться сюда, - Брент, видимо, снова взял себя в руки, потому что его взгляд перестает блуждать по моему лицу и горлу.
  - Я еще ничего не решила, - я качаю головой. - Возможно, я не захочу оставаться здесь. У меня есть время подумать.
  - Будешь бездельничать?
  - Может, найду какую-нибудь работу. Вообще-то, я почти два года только и делала, что работала. Так что я могу себе позволить побездельничать месяц-другой.
  Здесь я нисколько не приукрашиваю действительность. В Лондоне я проводила девяносто процентов своего бодрствования за работой. И, кроме того, что я сама себя обеспечивала, мне удалось накопить достаточно денег, чтобы позволить себе несколько месяцев отдыха.
  - Мне надо ехать, - я нехотя поднимаюсь на ноги.
  Брент расплачивается, а потом выходит следом за мной на улицу.
  - Спасибо за компанию, - он улыбается мне.
  - Спасибо за кофе, - я прощаюсь и сажусь в машину. Брент наблюдает за мной с улицы.
  Желаемое вновь ускользает от меня. Это нечестно.
  
  Дженни сидит на скамейке возле больницы, в тени. На ней свободное белое платье, и живот почти не заметно. Она как обычно бледная. Я помогаю ей сесть в машину и пристегнуть ремень.
  - Ненавижу это, - она морщится и злится.
  - Ненавидишь что? - я выезжаю со стоянки.
  - Мне двадцать девять лет. Я здоровая женщина. А из-за этой беременности я словно стала инвалидом. Со мной все вынуждены носиться, и это меня раздражает.
  Дженнифер глубоко вздыхает.
  - Как будто я сделана из стекла или что-то в этом роде.
  - В этом нет ничего такого, - я пожимаю плечами. - Кроме того, потерпеть осталось совсем немного.
  - Тейлор, для всех моих подруг, у которых есть дети, время беременности было счастливым! Они расцветали на глазах. И взгляни на меня.
  - Ты уже обедала? - я пытаюсь отвлечь Дженнифер от плохих мыслей. - Давай заедем в один ресторанчик по пути. Тебе там понравится.
  - Если только обед задержится в моем желудке больше двух минут.
  Дженни вздыхает, поглаживая живот.
  
  Мы сидим за столиком у огромной витрины. В помещении прохладно благодаря работающим в зале кондиционерам. Дженнифер на удивление быстро справляется со своим стейком.
  - Давно я не ела с таким аппетитом, - она улыбается, отпивает воду из бокала и смотрит на меня. - Извини. Что вывалила на тебя все это. Просто с каждой неделей мне становится только тяжелее. Не так я представляла себе все это, когда мы с Чейзом решили зачать ребенка.
  - У вас ведь все хорошо? - я всматриваюсь в бледное лицо Дженни. Между ее бровями пролегла маленькая морщинка.
  - Вроде, - она слабо улыбается. - Недавно я закатила ему истерику. Обвинила его в том, что это он со мной сделал.
  Дженнифер смеется, и я смеюсь в ответ.
  - И еще мне тяжело, потому что он все время пропадает на работе. Хотя я понимаю, что он делает это для меня и для ребенка. Мне хочется, чтобы он больше времени проводил дома. А когда родится ребенок? Он будет работать еще больше, чтобы иметь возможность дать ему все, что он считает необходимым.
  Я знаю, что Чейз любит Дженнифер. Они были лучшими друзьями еще с колледжа. А два года назад мой брат, наконец, созрел и сделал ей предложение. И, кстати, очень вовремя, потому что она уже готова была выйти замуж за одного из своих ухажеров.
  Брат играл свадьбу на Гавайях, что, на тот момент к счастью, избавило меня от необходимости возвращаться домой.
  - Надо же, и даже не тошнит, - Дженни поглаживает живот неосознанным, привычным жестом. - Я и забыла про самое главное. Я все-таки сделала УЗИ. Это мальчик.
  - Мальчик, - повторяю я, и мои губы растягиваются в улыбке. - Это просто замечательно.
  - Я еще не говорила Чейзу. Сделаю ему сюрприз. Мы с Чейзом договорились, что имя для девочки будет придумывать он. И наоборот. Теперь у меня будет, над чем поломать голову. Спасибо, Тейлор. За обед и за то, что выслушала мое нытье.
  
  К середине недели я начинаю изнывать от скуки. Сиенна работает, как и родители. Все заняты своими делами, а я слоняюсь по дому. В среду утром я нахожу себе какое-никакое занятие - еду в город за продуктами. Обычно этим занимается Шона, но она взяла себе отгул. Я намереваюсь приготовить что-нибудь на ужин.
  Я провожу в супермаркете почти полтора часа, не спеша прогуливаясь между полок: мне некуда торопиться. Я набиваю корзину доверху, расплачиваюсь на кассе и гружу покупки в машину.
  Затем я решаю прогуляться пешком до центра и купить себе кофе. Я приближаюсь к кофейне, думая о Бренте. Вообще-то, мысли о нем занимают у меня большую часть времени.
  Я возвращаюсь домой к двум часам и принимаюсь за приготовление ужина. Пару раз я созваниваюсь с Сиенной - она обещает приехать на ужин с Хейденом. Немного позже ко мне присоединятся мама с Дженни, и мы вместе сервируем стол.
  Ужин проходит непринужденно и весело. К восьми часам столовая пустеет. Сиенна с Хейденом уезжают, отец с Чейзом идут в кабинет. Дженни поднимается в их с Чейзом комнату, чтобы отдохнуть. Мама освобождает меня от мытья посуды.
  Почему-то мне не очень хочется сидеть дома. Я беру машину отца и еду в город. Для кофе уже поздновато, а вот купить молочный коктейль или порцию горячего шоколада я еще успею.
  Войдя в кофейню, я снова здороваюсь с Ритой и заказываю большой стакан с молочным коктейлем. В зале занято всего два столика, которые занимают молодые парочки, наверное, еще школьники. В ожидании заказа я облокачиваюсь на стойку, слегка выгнув спину, и постукиваю пальцами по гладкой деревянной поверхности.
  - Готово, - Рита ставит передо мной коктейль в стакане.
  - Я заплачу, - раздается над моим ухом.
  На стойку рядом с моей ладонью ложится другая, смуглая, с длинными пальцами. Я поворачиваю голову и натыкаюсь на взгляд прищуренных разноцветных глаз.
  - Ты угощал в прошлый раз, - произношу я вместо приветствия. - Теперь моя очередь.
  Брент делает заказ, я расплачиваюсь, а потом мы выходим на улицу. Я останавливаюсь между двумя машинами: моей и его. Я отпиваю через трубочку коктейль, рассеянно поглаживая пальцами картонную поверхность стаканчика.
  - Я надеялся, что встречу тебя здесь, - вдруг говорит Брент. Он улыбается слегка застенчивой улыбкой, которая делает его моложе. - Прогуливался недалеко отсюда, а потом решил зайти за кофе.
  - Кофе на ночь?
  - Я все равно поздно ложусь спать.
  - Ты пришел сюда, чтобы увидеть меня? - уточняю я.
  - Можно и так сказать.
  - Я думала, ты будешь меня избегать.
  Я прищуриваю глаза и смотрю в его лицо, пытаясь осознать, насколько он серьезен. На его лице нет ни тени улыбки. Я невольно опускаю взгляд на его губы, вспоминаю, какие они на вкус, и мне становится жарко. Сердце гулко колотится почти в горле.
  - Я никак не могу выкинуть тебя из головы, Тейлор, - Брент делает шаг, оказываясь почти вплотную ко мне, и ставит свой стакан на крышу моей машины. При этому его рука остается в горизонтальном положении, как бы отгораживая меня от тротуара. - Не знаю, насколько это плохо. Или хорошо.
  Я прижимаю к груди наполовину пустой картонный стакан с молочным коктейлем. Слова Брента вводят меня в ступор. Я не знаю, что ему сказать. Я вообще не в состоянии формулировать слова в предложения.
  Я чувствую запах, исходящий от Брента, и вижу его лицо, и больше всего мне хочется, чтобы он прижал меня к себе. Как можно ближе. И крепче. И поцеловал меня, как в тот раз, в машине...
  Из оцепенения меня выводит его низкий хрипловатый голос.
  - Когда я вспоминаю о том, как ты смотришь на меня, совсем как сейчас, я даже думать не могу о том, чтобы тебя избегать, - пальцы Брента нежным движением пробегают по моей щеке, потом он кладет ладонь мне на затылок. В этом жесте есть что-то настолько собственническое, что у меня подгибаются колени.
  Мои губы приоткрываются в предвкушении. Большим пальцем Брент дразняще поглаживает мою скулу.
  - Давай уедем отсюда, - выдыхаю я.
  Глаза Брента сужаются, а губы соблазнительно изгибаются в полуулыбке.
  
  - Я думала, ты живешь в доме своей матери, - произношу я, когда Брент останавливает машину перед домом.
  Он поворачивается и смотрит на меня в упор так, словно я сморозила глупость. Ну конечно. Он не повез бы меня туда.
  - Ты снимаешь здесь жилье? - я выбираюсь из машины и поднимаюсь по ступенькам на деревянное крыльцо.
  Этот одноэтажный дом, насколько я знаю, много лет назад принадлежал одному пожилому мужчине, который был довольно известным художником. Он очень любил уединение, поэтому построил домик на самой окраине. Художник умер несколько лет назад, и его внук собирался продать этот дом.
  - Да, - Брент становится прямо передо мной и протягивает руку, чтобы открыть замок. При этом я стою, зажатая между ним и дверью. - Проходи.
  Я переступаю порог и осознаю, что я наедине с Брентом в его доме.
  - Выпьешь чего-нибудь? - Брент идет на кухню, а я следую за ним. Он выглядит расслабленным. В отличие от меня.
  - Да, пожалуйста, - я присаживаюсь на край стула и беззвучно сглатываю.
  Мне в голову лезут всякие глупости, а еще у меня появляется навязчивое желание убежать прочь. Я так нервничаю, что у меня начинает дергаться левый глаз.
  Черт, Сиенна была права, проводя время в колледже в свое удовольствие. По крайней мере, она набралась опыта, чего не скажешь обо мне. Если дело все-таки дойдет до того, о чем я постоянно думаю, я не хочу показаться неумехой. И как это вообще определяется? И о чем я вообще думаю?..
  Я краснею, и Брент, конечно, видит это. Он ставит передо мной стакан со льдом и наливает в него виски.
  - Ничего другого у меня нет, - произносит он. - Наверное, ты предпочитаешь вино?
  - Виски вполне сойдет, - я пожимаю плечами.
  - Я куплю вино. На случай, если ты снова приедешь сюда.
  Взгляд Брента, скользнувший по моему лицу, заставляет мое сердце биться в два раз быстрее. Снова приеду сюда?..
  Господи, мой мозг превращается в плавленый сыр.
  - У меня есть содовая.
  - Не надо, - я опускаю глаза. Мне не помешает немного крепкого алкоголя.
  Он берет пульт и включает телевизор, немного убавив звук. Показывают какой-то старый фильм. Я благодарна Бренту, потому что монотонное бормотание телевизора немного разряжает обстановку.
  Брент не стал включать основной свет, только софиты над стойкой. В таком приглушенном освещении много преимуществ. Вместо того, чтобы сесть напротив меня, Брент прислоняется к кухонному столу так, что мне приходится развернуться спиной к стойке.
  Я вдруг испытываю дикую неловкость, и почти опустошаю свой стакан одним глотком.
  - Здесь очень мило, - произношу я.
  Супер. Самая оригинальная фраза, чтобы завязать разговор. Я едва не закатываю глаза, злясь на себя.
  - Да, - Брент кивает, и я вижу, как в его глазах появляется хищный огонек. - Но мы здесь не для того, чтобы обсуждать, насколько милое у меня жилище.
  Брент резким движением отставляет стакан в сторону, подхватывает меня за бедра и усаживает на стойку так, что мое лицо оказывается на одном уровне с его лицом. Я радуюсь, что надела короткое шифоновое платье: ткань с легкостью сползает вверх по моим ногам, открывая гладкую смуглую кожу.
  В то время, как одна рука Брента все еще остается лежать поверх моего бедра, вторая пробирается к затылку. Он одним движением освобождает мои волосы от заколки, и они рассыпаются по моим плечам темными волнами. Брент кладет пальцы на мой затылок и начинает слегка массировать.
  Я боюсь поднять на него глаза, поэтому просто смотрю в область выемки на его горле, а мое дыхание при этом становится частым и неглубоким. Прикосновение пальцев Брента к моей коже на затылке так приятно, что мои веки тяжелеют и опускаются, а губы непроизвольно открываются.
  - Тейлор, ты уверена, что хочешь этого? - вдруг спрашивает Брент.
  Я вздрагиваю, смотрю в его разноцветные глаза и беззвучно сглатываю.
  - Похоже, что бы я сомневалась? - хрипловато шепчу я.
  Мой взгляд опускается ниже, к его губам. Брент подается вперед, и его бедра прижимаются к моим. Мы соприкасаемся друг с другом самыми интимными частями тела, пусть даже сквозь несколько слоев ткани. Я обвиваю его ногами, почти до колена обтянутыми множеством кожаных ремешков моих сандалий.
  Воздух с шумом покидает его легкие, и Брент придвигает ко мне лицо, его лоб прикасается к моему лбу. Его пальцы нащупывают молнию на моем платье сзади, расстегивают ее, а потом пробегают вверх по моей голой спине. Моя кожа мгновенно покрывается мурашками.
  - Ты права, - бормочет он. - К черту...
  Брент вдруг жадно набрасывается на мои губы, его язык проникает в мой рот, и это приводит меня в такой восторг, что я издаю тихий глухой стон. Я ликую, мое сердце пускается в пляс, отбивая бешеный ритм.
  Я трусь грудью о твердую грудь Брента, и мои соски реагируют на эти движения даже сквозь платье. Клянусь, мое тело живет сейчас само по себе. Я вовсе не сильна в соблазнении и во всяких подобных штуках. Я раздвигаю бедра еще шире, чтобы контакт между нашими телами стал еще теснее, хотя это вряд ли возможно.
  Когда я чувствую, насколько сильно Брент хочет меня, низ моего живота пронзает острый приступ желания.
  Руки Брента сжимают мою талию, спускаются ниже, скользят под платье. Я посасываю его нижнюю губу, дразню его своим языком. Брент грубовато усмехается и опрокидывает меня на спину, и подтягивает ближе к себе. Пальцы его руки легким порхающим движением скользят по внутренней поверхности моего бедра, прямо туда. Я выгибаю спину, мои губы дрожат в беззвучном вздохе. Черт, я вся дрожу от предвкушения, и это многообещающее ощущение непередаваемо.
  Губы Брента спускаются вниз по моей шее, к груди. Он чертыхается и пытается сдвинуть мое платье вниз, а потом передумывает, берется за подол и тянет его вверх.
  Я в это время горю, воспламеняюсь изнутри, как факел, моя кровь обжигает вены под тонкой кожей. Я бы не удивилась, если бы я вдруг начала дымиться.
  Когда Брент почти освобождает меня от платья, прямо у меня под ухом раздается резкий звонок телефона. Брент замирает. После третьего звонка он возвращается ко мне, но то, что происходит потом, застает нас обоих врасплох.
  Щелкает автоответчик, и мы оба слышим тонкий, неуверенный женский голос.
  - Брент, это Лилли. Лилли Доэрти.
  Я замираю, как и Брент. Внутри меня все холодеет и обрывается. Не передать словами, какой дурой я себя чувствую с задранным на голову платьем и раздвинутыми ногами.
  - Я узнала, что ты вернулся, и просто позвонила, чтобы узнать, как у тебя... э, дела, - голос запинается. Лилли явно нервничает. - В общем, я решила, что мы можем встретиться и поболтать. Позвони мне.
  
  - Что? - лицо Сиенны вытягивается.
  - Что слышала, - бурчу я.
  - Прости, - сестра старается сохранять серьезный вид, но потом все-таки заходится в смехе. - То есть ты лежала полуголая на его кухонной стойке, когда позвонила его бывшая девушка?
  - Не вижу ничего смешного, - цежу я. Но смех Сиенны все равно вызывает у меня улыбку. - Черт, я готова была разбить телефон об его голову.
  Мы сидим в одном из баров, коротая вечер.
  - Откуда она вообще узнала, где именно он остановился?
  - Понятия не имею.
  - И что потом?
  - Я потребовала, чтобы он отвез меня обратно к кофейне. Я даже не стала его слушать. Только этого мне не хватало. И почему она вернулась сюда именно сейчас?
  - Остынь, Тейли, - Сиенна фыркает и подвигает ко мне стакан с пивом. - Думаю, это просто совпадение.
  - В любом случае, это так не вовремя, - я откидываюсь на спинку сиденья. - Он почти был моим.
  Я поворачиваюсь к Хейдену.
  - Прости, но Сиенна идет в комплекте с чокнутыми родственниками, - я подмигиваю ему.
  - Все в порядке, - он усмехается. - Просто не зацикливайся на этом.
  - Мне что, просто закрыть на это глаза? - ворчу я.
  - Поверь мне, это лучшее, что ты можешь сделать, - Хейден пожимает плечами. - Это просто звонок от бывшей девушки. Она ведь сама ему позвонила. Мы же мужчины. Мы не любим выяснять отношения, особенно когда ссора возникает на пустом месте. Особенно если есть перспектива заняться чем-то поинтересней.
  
  В следующий раз мы с Брентом случайно встречаемся на заправке на следующий же день. Меня это даже не удивляет. Видимо, наши с ним дорожки так и будут пересекаться. Пока я заправляю кабриолет, который мне любезно одолжила Сиенна, Брент ждет меня, прислонившись к своей машине, припаркованной в стороне.
  Я демонстративно делаю вид, что не замечаю его, хотя, когда я подъехала к колонке, он как раз выходил из дверей магазинчика при заправке.
  - Ты злишься на меня.
  Брент подходит ко мне и снимает солнцезащитные очки.
  - Привет, - я ничего не могу с собой поделать и едко улыбаюсь. - Вовсе нет.
  - Мне надо с тобой поговорить, - лицо Брента остается невозмутимым. - Я подожду тебя за столиком.
  Даже не дождавшись моего ответа, он идет в сторону уличного кафе через дорогу. Я чувствую раздражение, несмотря на то, что обещала себе забыть про звонок тот дурацкий звонок.
  Заправив машину, я отъезжаю и паркуюсь рядом с внедорожником Брента. Когда я сажусь на стул в тени большого белого зонтика с таким видом, будто делаю Бренту одолжение, он улыбается мне, как ни в чем не бывало.
  - О чем ты хотел поговорить? - я делаю глоток из большого стакана содовой со льдом, глядя в сторону.
  - Ты забавная, когда сердишься.
  Я поворачиваюсь к Бренту и вижу, что он ухмыляется.
  - Рада, что забавляю тебя, - я достаю сигарету и закуриваю.
  - Тейлор, клянусь, я понятия не имею, откуда Лилли взяла мой номер. Не злись, ладно? Оно того не стоит.
  - Тебе легко говорить, - цежу я. - Это не ты лежал с задранным до ушей платьем, когда раздался этот чертов звонок.
  - И все равно я не хочу, чтобы ты злилась.
  - Я не злюсь, Брент.
  Как только я произношу эти слова, раздражение и правда улетучивается. Я расслабляю плечи и перестаю хмурить брови. Брент выглядит довольным.
  - Я и не думал, что ты такая вспыльчивая, - он старается выглядеть серьезно, но я вижу его смеющиеся глаза.
  - Я вовсе не вспыльчивая!
  - Что? В этом нет ничего такого.
  - Ты издеваешься надо мной, - я пожимаю плечами и улыбаюсь против воли.
  - На следующих выходных у моей сестры свадьба, - Брент тоже закуривает.
  - Я и не знала, что у тебя есть сестра.
  - Она живет в Сакраменто. Это ее второй брак. Я хочу, чтобы ты поехала со мной.
  Я вскидываю брови. Я хочу, чтобы ты поехала со мной. Это даже не вопрос.
  - Почему? - спрашиваю я единственное, что приходит на ум.
  - Мне хочется поехать с тобой. Мне нравится проводить с тобой время.
  - Но я никого там не знаю. В том числе твою сестру.
  - Она не будет против. В приглашении значится "плюс один".
  - Ты меня озадачил, - честно говорю я.
  - Подумай. У тебя есть время. Но я буду рад, если согласишься.
  
  В конченом итоге на поездку я соглашаюсь. Нет смысла скрывать, что меня по-прежнему влечет к Бренту. И что наша с ним близость - всего лишь вопрос времени. Если совместная поездка на свадьбу его сестры только поспособствует этому, пусть так оно и будет. Кроме того, мне, безусловно, тоже хочется провести время в обществе Брента.
  Рано утром в пятницу я собираю вещи, а потом Сиенна перед работой подбрасывает меня до дома, в котором живет Брент.
  - Желаю приятно провести время, - Сиенна ухмыляется.
  - Именно этим я и собираюсь заняться, - я смеюсь. - Увидимся в воскресенье.
  Брент пакует спортивную сумку в спальне. Я сижу в кресле, поджав ноги, и наблюдаю за ним.
  - Твоя мама тоже едет с нами? - как бы невзначай интересуюсь я.
  - Нет, - Брент усмехается. - Она уехала два дня назад, чтобы помочь Марисе. Так что мы едем вдвоем.
  Он бросает на меня быстрый взгляд, наблюдая за моей реакцией. Я даже не вздрагиваю. Пусть даже не думает, что я испугаюсь и соскочу в последний момент.
  - Что сказали твои родители? - осторожно интересуется Брент.
  - Ничего, - я отвожу глаза.
  - Ты что, не сказала им, куда едешь?
  - Сказала. Просто не вдавалась в подробности, - я поднимаюсь на ноги и подхожу к нему.
  - То есть они не знают, что ты едешь в другой город с мужчиной?
  - Брент, мне же не пятнадцать лет, - вспыхиваю я. - Мне не обязательно получать разрешение родителей, прежде чем что-то сделать.
  Брент насмешливо выгибает бровь.
  - Что? - я прищуриваюсь.
  - Ничего. Как скажешь, - он усмехается и подталкивает меня плечом.
  От его прикосновения, которое обжигает даже через тонкую ткань, в моем животе образуется тяжелый ком. Мне так хочется дотронуться пальцами до его рта. Я невольно вспоминаю, как совсем недавно лежала распростертая на его кухне, готовая ко всему...
  - Что? - Брент замечает мой взгляд.
  - Ничего, - я справляюсь с собой.
  Брент застегивает сумку, и мы выходим на крыльцо.
  - Надеюсь, тебе нравятся долгие поездки, - говорит Брент и заводит мотор. - Можешь выбрать музыку.
  - А что обычно слушаешь ты?
  - Все подряд. Главное, чтобы что-то играло на заднем фоне.
  - Тогда будем слушать то, что выберу я.
  
  Дом Марисы и ее жениха очень большой и красивый, в современном стиле, отделанный стеклом, искусственным камнем и деревом. Солнце путается в розовых кустах, высаженных по всему периметру дома. На мой взгляд, он просто замечательный.
  - Нравится? - Брент замечает мою реакцию.
  - Очень, - выдыхаю я.
  - Джейми архитектор. Этот дом он подарил Марисе год назад.
  - Хороший подарок.
  Брент пристраивает машину среди прочих на небольшой парковке. Я выбираюсь наружу, продолжая глазеть на дом.
  В это время на широкое крыльцо выбегает стройная молодая женщина. Она так похожа на Брента, что у меня не возникает сомнений в том, что это и есть Мариса. Ее светло-русые волосы такого же соломенного оттенка, еще те же губы и нос. У нее открытое приветливое лицо. Когда она видит нас с Брентом, ее губы растягиваются в широкой улыбке.
  - Добро пожаловать, - Мариса приобнимает меня и только потом поворачивается к брату. Голос у нее нежный, мелодичный. - Наконец-то ты приехал с девушкой!
  - Тейлор мой друг, - Брент взлохмачивает волосы на голове сестры.
  - Все равно все мои подруги поколотят меня за то, что ты приехал не один.
  Я искоса смотрю на Брента, пока мы идем к дому. Он самодовольно улыбается, а я задаюсь вопросом, о чем он думает.
  - У вас очень красивый дом, - искренне говорю я Марисе.
  - Спасибо, милая, - с ее лица не сходит улыбка. - Это все Джейми, балует меня. Я говорила, что нет необходимости строить замок, но он хочет еще как минимум троих детей. И я едва отбила у него право на скромную свадьбу: будут только самые близкие.
  - Всего человек девяносто, - делится со мной Брент. - Мариса не всегда может вовремя остановиться.
  - Прекрати, - сестра шлепает его по плечу.
  Мы входим в дом и оказываемся в большом светлом холле, откуда разбегаются в разные стороны две лестницы, ведущие на второй этаж. Солнце проникает внутрь сквозь высокие окна, и мне кажется, что я будто нахожусь в центре большого облака.
  Я завороженно осматриваюсь. Краем уха я слышу тихие голоса из глубины дома.
  - Пойдемте на кухню, - Мариса легонько подталкивает меня в спину. - Выпьем чего-нибудь.
  Мы идем по длинному светлому коридору. Я тревожно оглядываюсь на Брента, а он ободряюще мне улыбается. Почему-то именно сейчас я занервничала. Все-таки это его родственники, а я здесь совершенно чужая. И дернул же меня черт согласиться на его предложение...
  Кухня такая большая и уютная и вся словно купается в солнце. Но я не успеваю восхититься, потому что мне приходится отвлечься на небольшую компанию, сидящую за столом.
  Высокий, слегка упитанный мужчина с короткой бородой (судя по всему, это Джейми), взбивает что-то в стеклянной миске. На нем джинсы, майка и клетчатая рубашка, а через плечо перекинуто кухонное полотенце.
  Напротив него сидит Зоуи Эшер, мама Брента. Я очень хорошо помню ее. Она выглядит бледной, и я вспоминаю, что Брент вернулся в Калифорнию не просто так. У нее на коленях сидит маленький светловолосый малыш - это, видимо, Филипп, сын Марисы от первого брака. Он так похож на дядю. Глядя на него легко представить, какими хорошенькими будут собственные дети Брента.
  Еще рядом с Мисс Эшер сидит худенькая девушка с тускло-русыми волосами. На первый взгляд она выглядит моей ровесницей, но выражение ее светло-серых глаз подсказывает мне, что это не так.
  Я здороваюсь со всеми сразу, подавляя в себе желание спрятаться за спину Брента. Он кладет руку на мою спину почти в самом низу, видимо, подбадривая меня. Не скажу, что это ему удается. Его прикосновение только заставляет меня нервничать еще больше.
  - Это Тейлор, - представляет меня Брент. - Тейлор, это моя мама, ее ты уже знаешь. Джейми, уже практически мой родственник, и Джоди. А это Филипп, наш самый маленький член семьи.
  Брент берет племянника на руки, но Филипп не обращает на него внимания. Он смотрит на меня, засунув в рот большой палец.
  - Эй, приятель, тебе еще рано засматриваться на девушек, - Брент целует Филиппа в лоб. - Хотя я тебя понимаю.
  - Я тебя помню, - Мисс Эшер улыбается мне. - Никто не проводил столько времени в моем магазине, как Тейлор.
  - Брент говорил, вы до сих пор держите его, - я улыбаюсь ей в ответ.
  - Брент, не стой столбом, - Мариса вручает ему стопку тарелок. - Помоги накрыть на стол.
  Я радуюсь, что в общей суете никто не акцентирует на мне внимание. Правда, за обедом мне не удается избежать вопросов со стороны родственников Брента. Я рассказываю об учебе в Лондоне, о своей большой семье, о своем хобби. Когда все внимание переключается на Брента, я испытываю облегчение.
  
  Вечером Брент с Джейми и его друзьями идут в местный бар на так называемый мальчишник. Я остаюсь в доме вместе с женской половиной.
  - Не скучай, - говорит Брент перед уходом, когда мы остаемся в кухне одни. Он легонько щелкает меня по носу.
  Я шлепаю его по руке и оборачиваюсь, убеждаясь, что нас никто не видит.
  - Даже не надейся, - я стараюсь не смотреть на его насмешливо изогнутые губы. - Повеселись на мальчишнике.
  - А ты не умри со скуки в компании моих родственников, - шутит Брент.
  - Скажу твоей маме, что она недостаточно часто лупила тебя в детстве.
  Брент прищуривается, глядя на меня, и в какой-то момент мне кажется, что он меня поцелует. Я чувствую себя по-идиотски, когда он уходит, так и не сделав этого.
  Мысленно ругаю себя и возвращаюсь в гостиную.
  Больше всего я боюсь оставаться в компании мамы Брента, но, к моему облегчению, она уходит наверх укладывать Филиппа. Мы с Марисой остаемся одни и идем на кухню пить мартини с джином.
  - Мне не помешает расслабиться, - бормочет Мариса, разливая джин по высоким стаканам, наполненным дробленым льдом. - Хотя Джейми, честно говоря, все это время суетился больше моего.
  - Свадьба ведь была его идеей, - полувопросительным тоном произношу я. - Брент так сказал.
  - Ты права, надеюсь, это меня оправдывает.
  - А что случилось с твоим девичником? - любопытствую я.
  - Я не люблю девичники, - Мариса поджимает губы. - Когда я разводилась со своим первым мужем, узнала, что после девичника он переспал с одной из моих лучших подруг.
  - Прости, - я испытываю неловкость.
  - Ничего страшного, - Мариса улыбается. - Более того, с этой предсвадебной суетой я совсем вымоталась. И, честно говоря, мне не хочется никого видеть. Лучше скажи, откуда ты знаешь Брента.
  - Вообще-то он был моим учителем, когда я училась в выпускном классе.
  Мариса удивленно вскидывает брови.
  - Я и не знала. И вы с ним...
  - Нет, - я вспыхиваю. - Он же был моим учителем.
  - Да это понятно, - Мариса смеется. - Я имею в виду сейчас.
  - Ох, это... Нет. Он пригласил меня за компанию.
  - Ну и хорошо, - Мариса пожимает плечами.
  - В каком смысле?
  - Не подумай, что я пытаюсь оговорить Брента. Он хороший сын и брат, но с девушками он совсем другой. Вы с ним долго общаетесь?
  - Нет. Я же вернулась всего недели три назад. И, честно говоря, это странно. Я имею в виду, что было не так-то просто переключиться с одного на другое - мы ведь знали друг друга только как учитель с ученицей.
  - Если ты не была знакома с моим братом до того, как ему стукнуло в голову преподавать литературу, то ты совсем его не знаешь. В школе он был капитаном баскетбольной команды и, конечно, ловеласом. У него никогда не было постоянной подружки, потому что он менял девушек как перчатки. Знала бы ты, сколько несчастных девушек обивали порог нашего дома. Думаю, то же самое повторялось и в колледже. И что самое интересное - Брент никогда не вел себя обходительно, не вешал всем этим девчонкам лапшу на уши. Иногда он вел себя как последний засранец.
  - Надо же, - бормочу я и делаю большой глоток из своего стакана. Вообще-то, это нисколько меня не удивляет. Если мужчина хорош собой и прекрасно об этом осведомлен, он всегда будет этим пользоваться.
  - Не знаю, как обстоят у него дела в последнее время. Он скрытный и мало что рассказывает. Мама уже потеряла всякую надежду на то, что когда-то он женится. Не думай, что я пытаюсь отговорить тебя проводить с ним время или что-то вроде этого, - серьезно произносит Мариса. - Просто, по-моему, это честно по отношению к тебе. Я исхожу из собственного опыта: лучше знать всю правду наперед, пока не вляпаешься по уши.
  - Я пока не планирую заходить так далеко, - отшучиваюсь я.
  - В любом случае, я тебя предупредила.
  Мариса видит мою реакцию.
  - Да ты не переживай, - она смеется. - Если вы с Брентом просто друзья, то он хороший друг. Это я говорю по личному опыту.
  Я киваю, хотя на самом деле нам обеим понятно, что мы с Брентом мало похожи на друзей.
  
  Я уже почти сплю, когда слышу тихий стук в дверь. Я вскакиваю с кровати, чертыхаюсь, приглаживаю волосы и бросаю быстрый взгляд в зеркало на стене.
  - Я тебя разбудил? - Брент стоит, прислонившись плечом к дверному косяку. Он, кажется, пьян, хотя это вовсе не делает его менее привлекательным в моих глазах.
  - Нет, - я скрываю улыбку и напускаю на себя строгий вид. Пусть не думает, что его появления достаточно, чтобы я расстелилась перед ним. - Что-то случилось?
  - Нет.
  Он окидывает взглядом мои голые ноги, а потом смотрит на мои губы.
  - Как прошел мальчишник? - интересуюсь я.
  - Скучновато, если честно. И нам так и не удалось уговорить жениха не совершать самую большую ошибку в его жизни.
  - И что, даже не было стриптизерш?
  - Только пьяные мужики в ковбойских шляпах. Не очень сексуально.
  При слове "сексуально" его взгляд возвращается к моим губам. Я судорожно вздыхаю. Закрываю глаза, стараюсь выровнять дыхание.
  - Я зашел пожелать тебе спокойной ночи, - Брент улыбается одним уголком рта. Его глаза загораются знакомым мне огоньком.
  Я вспоминаю слова Марисы. Неудивительно, что перед Брентом девушки падали штабелями. Он обладает каким-то почти осязаемым магнетизмом. Я вижу его улыбку и думаю о том, что на всех тех девушек это, должно быть, действовало так же, как на меня.
  - Спокойной ночи, - выдавливаю я, почувствовав ком в горле.
  Я ловлю себя на мысли, что мне очень хочется затащить Брента в комнату и наброситься на него. Он стоит всего в нескольких дюймах от меня.
  - Спокойной ночи, - Брент подмигивает мне и уходит.
  После его визита я долго не могу уснуть, лежа в слишком большой для одного человека кровати. Меня переполняет накопившееся желание. Я ворочаюсь с боку на бок, пока не забываюсь крепким сном.
  
  Я придирчиво рассматриваю свое отражение в большом зеркале. На мне кремового цвета платье со струящейся юбкой - короткой спереди и удлиненной сзади. Вместо каблуков я обула балетки в цвет платья. Почему-то мне захотелось казаться более хрупкой.
  Волосы закручены крупными кольцами и заколоты с одной стороны. На всякий случай я накрасила ресницы водостойкой тушью (вдруг в какой-нибудь особо трогательный момент мне приспичит поплакать).
  Наношу еще один слой блеска для губ и выхожу в коридор.
  Брент ждет меня возле лестницы. На нем черный костюм, белая рубашка и узкий черный галстук. При одном только взгляде на него я чувствую, как начинает ныть низ живота.
  Брент оборачивается и смотрит на меня.
  - Ну как? - я разглаживаю складки на юбке и поднимаю глаза на Брента, ожидая его реакции.
  Его пристальный взгляд скользит по моим ногам вверх и останавливается на лице.
  - Не очень-то хорошо выглядеть так соблазнительно на чужой свадьбе, - Брент подает мне руку.
  - Я вовсе не задавалась такой целью.
  Мои пальцы уютно устраиваются в ладони Брента. Кожу немного покалывает в тех местах, где она соприкасается с его кожей.
  Когда мы выходим на задний двор, я жалею, что не поторопилась прийти раньше. Почти все гости уже на месте, и добрая половина сразу же обращают на нас с Брентом свое внимание (особенно стайка подруг невесты). Я не из робких, но это смущает даже меня.
  Брент невозмутимо ведет меня к первым рядам. Сажусь на стул и осматриваюсь.
  Мариса с Джейми не просто так решили провести церемонию в сумерки. Сад оформлен так красиво, что романтическое настроение буквально витает в воздухе. Огоньки фонариков разного размера словно запутались в кустах, деревьях, в траве. Все это также украшено белыми цветами, а в пруду среди кувшинок плавают белые свечи.
  Джейми в светлом костюме стоит по левую руку от священника. Он как будто вовсе не нервничает - вид у него спокойный и сосредоточенный. Он смотрит на двери, из-за которых вот-вот появится его будущая жена.
  - Все так красиво, - шепчу я Бренту.
  - Даже чересчур, - он хмыкает, наклонив голову ко мне.
  Его губы дотрагиваются до мочки моего уха, и моя кожа покрывается мурашками. Интересно, он делает это нарочно?..
  - Только не говори об этом Марисе, иначе она съест меня живьем.
  - Если успеет это сделать до того, как тебя проглотит целиком кто-то из ее подруг, - я фыркаю. - Со сколькими из них ты переспал?
  Брент смотрит на меня расширившимися глазами. Он явно не ожидал моего вопроса. Он не успевает ответить мне, потому что оркестр меняет мелодию на более торжественную. Гости затихают.
  Я оборачиваюсь и вижу Марису, которую ведет к алтарю отец Джейми. На ней красивое белоснежное платье, подчеркивающее тонкость и хрупкость ее фигуры. Она выглядит смущенной с румянцем на щеках. Но ее глаза горят и обращены только к одному человеку - к Джейми.
  Я чувствую, как щиплет в носу от подступающих слез. Надо же, вроде бы почти посторонние для меня люди, но все равно все так трогательно...
  Брент протягивает мне сложенный платок, который, к слову, мне все-таки пригодился. Когда Джейми произносит клятву, плачет добрая половина гостей.
  - Только не это, - бормочет Брент, закатывая глаза.
  - Ты просто циничный засранец, - возмущенно шепчу я в ответ. - Это свадьба твоей сестры, так что будь добр, хотя бы сделай вид, что тебе все нравится.
  - Марисе сейчас не до меня, Тейлор, - Брент закидывает руку на спинку моего стула и теперь сидит вполоборота, снова наклонившись к моему уху. - Мне послышалось, или ты действительно назвала меня циничным засранцем?
  Он явно забавляется, а я замечаю, как некоторые гости пялятся на нас.
  - Прекрати трепаться, - шиплю я.
  - Я не люблю свадьбы, тут уж ничего не поделаешь.
  - А ты ничего и не делай. Просто замолчи.
  Я поворачиваю к Бренту лицо. Его глаза всего в паре дюймов от моих, мы почти касаемся друг друга кончиками носов.
  - Ты такая темпераментная, - буднично произносит Брент.
  - Твоя сестра была права, - вырывается у меня.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Ничего.
  - Тейлор, - Брент угрожающе сдвигает брови.
  - Господи, Брент, дождись хотя бы окончания церемонии, - я отворачиваюсь.
  Черт. И кто тянул меня за язык?
  - Не думай, что так просто отвертишься, - обещает Брент.
  
  По окончании церемонии я старательно избегаю Брента. Сначала поздравляю Марису и Джейми в числе остальных гостей, потом Мисс Эшер. Позволяю себе легкий флирт с друзьями жениха, точнее, уже мужа. Изредка я замечаю на себе взгляд Брента, не обещающий мне ничего хорошего.
  Я разговариваю с симпатичной пожилой парой (кажется, это друзья родителей Джейми), когда Брент вырастает позади меня, словно из ниоткуда. Он берет меня под локоть и сильно сжимает.
  - Добрый вечер, - он приветливо улыбается моим собеседникам. - Я украду эту молодую леди на пару минут.
  Я перестаю улыбаться, как только мы отходим на пару шагов. Брент ведет меня к пруду и усаживает на небольшую скамью с кованой спинкой. Сам он встает передо мной, засунув руки в карманы брюк. Я закидываю ногу на ногу, и его взгляд пробегает по мне снизу вверх.
  - Мы не закончили наш разговор.
  - Давай не будем заострять на этом внимание, - прошу я, заранее понимая, что это бесполезно.
  - Так что сказала тебе Мариса?
  - Она сказала, что я, вероятно, совсем тебя не знаю. И чем дольше мы с тобой общаемся, тем сильнее я убеждаюсь в правоте ее слов. Допрос окончен?
  Брент задумчиво рассматривает мое лицо.
  - К чему она это сказала?
  - Я уже не помню, просто бросила между делом, - вру я, поднимаясь на ноги. - И вообще, отстань от меня. Я не так часто бываю на свадьбах.
  
  Уже совсем темно, сад красиво мерцает огоньками, играет романтичная музыка. Подвыпившие гости лавируют между импровизированной танцплощадкой и столами с выпивкой и закусками.
  Мы с Брентом сидим за своим столиком. Я наслаждаюсь потрясающе вкусным свадебным тортом, запиваю его шампанским, а Брент смешит меня, рассказывая мне забавные истории про некоторых гостей.
  - Пойдем, потанцуем, - вдруг говорит он.
  Он встает, берет меня за руку и ведет к площадке. Когда он кладет руку мне на талию и придвигается ближе, у меня учащается пульс.
  - Расслабься, - Брент улыбается одним уголком рта.
  Он ведет меня, крепко обхватив меня рукой, и я словно растворяюсь в нем. Брент хорошо танцует, но это меня совсем не удивляет. Его щека прижата к моему виску. Я глубоко вдыхаю его запах - он пьянит меня, заставляет меня млеть.
  Когда Брент прижимает меня еще ближе, моя грудь отзывается приятной болью, которая распространяется ниже, сосредотачиваясь внизу моего живота. Я прикрываю глаза и просто наслаждаюсь его близостью.
  Когда музыка заканчивается, я хочу Брента так сильно, что едва могу дышать. Начинается следующая песня, и Брент вопросительно смотрит на меня. Но я качаю головой, и он ведет меня обратно к столику.
  Я бы танцевала с Брентом до посинения, но по мне неприлично растекаться в его объятьях на глазах у десятков гостей.
  - Почему ты не стала ловить букет с остальными девушками? - Брент выгибает бровь.
  - Я не тороплюсь замуж, - я качаю головой. - Тем более, в этот момент подружки невесты выглядят ужасно глупо.
  - Я думал, тебе нравятся свадьбы.
  - Видимо, не настолько, - я хмыкаю.
  Когда я приканчиваю свой кусок торта, к столику подходит одна из подруг Марисы. Я не запомнила, как ее зовут.
  - Брент Эшер, - она упирает руки в бока. - Неприлично заставлять незамужних девушек простаивать в углу, когда ты один из немногих холостых мужчин на свадьбе.
  Я задаюсь вопросом, не смущает ли ее тот факт, что Брент приехал на свадьбу сестры не один, и кошусь на Брента.
  - Конечно, Эмбер, - он растягивает губы в улыбке. - Тейлор.
  Он подмигивает мне и уводит Эмбер на площадку. Я встаю, обхожу натянутый над столиками шатер кремового цвета и прикуриваю сигарету.
  - Бедная Эмбер, - доносится до меня женский голос. - Жизнь ничему ее не учит. Давно пора понять, что за красавчиками бегать не стоит. Все-таки ее брак развалился именно по этой причине.
  Я понимаю, что по ту сторону шатра сидят подруги Марисы, и поначалу даже порываюсь уйти.
  - Чем ее не устроил Дюк? - отзывается второй голос. - Пусть и не смазливый, но надежный.
  - Точнее, чем она не устроила Дюка. Она наставила ему рога в первый же год после свадьбы.
  - Кстати, вы видели эту девушку, с которой приехал Брент?
  - Симпатичная.
  Я тихо фыркаю. Симпатичная?.. Не хотела бы я оказаться на месте Эмбер, когда твои подруги перемывают тебе косточки за спиной. Да и вообще, судя по всему, Марисе не очень-то везет с подругами, если учесть тот факт, что одна из них переспала с ее женихом прямо перед свадьбой.
  - Они не встречаются, - снова звучит голос первой девушки. - Мариса обронила, что она с Брентом просто приятели.
  - Как же, - усмехается второй голос. - Брент не дружит с девушками, особенно с такими, как эта брюнетка.
  - Прекратите, - обрывает их еще кто-то. По голосу я узнаю Джоди. - Хватит нести ерунду.
  Я испытываю к ней благодарность за то, что она косвенно защищает меня от своих подруг (если их можно так назвать).
  - Ох, Джоди, - вздыхает одна из них. - Ты влюблена в Брента со школы. Что хорошего он тебе сделал? Он даже не спал с тобой, в отличие от той же Эмбер.
  - Или Хлои. Или Сары.
  - Эй, это было еще в колледже!
  Меня бросает в жар. Я слышу хихиканье.
  - Нет, это невозможно, - судя по звукам, Джоди встает и уходит.
  - И что ты ее цепляешь? Как будто не знаешь, что ей это неприятно.
  - Да брось, Сара. Пусть уже снимет розовые очки и поймет, что Брент законченный кобель. Так что его новой длинноногой подружке не повезло, нахлебается, но тут уж ничего не поделаешь...
  Я стараюсь как можно тише удалиться. Мои щеки пылают от возмущения и злости. Чертов Брент Эшер приволок меня на свадьбу, где полно его бывших любовниц, которые, к тому же, говорят обо мне гадости! Я чувствую себя так, словно меня изваляли в дерьме.
  Я некоторое время стою возле главного крыльца, пытаюсь успокоиться, а потом решаю прогуляться. Боюсь, что если прямо сейчас я столкнусь с Брентом, то просто-напросто придушу его.
  Со школы не чувствовала себя большей дурой, чем сейчас. Конечно, Брент очень привлекательный, но все-таки то, что он каким-то образом совратил почти всех подруг своей сестры, выходит за рамки.
  Мариса права: я совершенно не знаю Брента. То есть, я знаю его другого: обаятельный, ироничный и веселый учитель литературы. Думаю, не стоит удивляться тому, что, как только он появился в нашей школе, это заставило всколыхнуться не только старшеклассниц, но и добрую половину женщин-учителей.
  Он понравился мне с первой встречи, а потом я влюблялась в него с каждым днем все больше и больше. Это было неправильно с самого начала. Но мне было всего семнадцать лет. Кто в таком возрасте не совершает ошибок?..
  От разочарования у меня в груди становится тяжело. Я всегда терпеть не могла самодовольных бабников. Мне нравится Брент, которого просто не существует? И насколько естественно он ведет себя со мной? Потому что рядом с ним я чувствую, что мне хорошо. В нем нет ничего отталкивающего или настораживающего. И должна ли я доверять ему?
  Я встряхиваю головой, стараясь не увязнуть в своих мрачных мыслях, и ловлю себя на том, что от обиды у меня дрожит нижняя губа. Я злюсь на себя еще больше. Не хватало еще заплакать.
  Я все-таки чувствую влагу на щеках и не сразу понимаю, что пошел дождь. Я даже не успеваю развернуться и пойти обратно, как дождь резко оборачивается сильным ливнем. Вода буквально стоит стеной, и всего за несколько секунд я промокаю до нитки.
  Замечательно. Этот день просто не мог закончиться хуже.
  Торопиться уже поздно, поэтому я просто бреду по вымощенной дорожке к дому. Моя укладка, как и платье, испорчена. И если бы не водостойкая тушь, под моими глазами красовались бы черные круги от туши.
  - Тейлор!
  Я вскидываю голову.
  - Какого черта ты здесь делаешь?
  Брент стоит у ворот, вымокший и злой. Он щурит глаза от капель воды, стекающих по его волосам и лбу. Под его мокрой рубашкой угадываются мышцы груди и живота. И он выглядит таким сексуальным, что на какое-то мгновение я забываю про свою обиду. Потом я одергиваю себя и поджимаю губы.
  - Я не хочу тебя видеть, - я прохожу мимо него, обдавая его презрением.
  - Что случилось?
  Я иду к дому. И столовой доносится гул голосов и смех гостей, которые не успели разъехаться по домам до начала ливня. Я снимаю балетки и босиком поднимаюсь по лестнице на второй этаж.
  Брент следует за мной.
  - Может, объяснишь мне, в чем дело? - требует он.
  - Оставь меня в покое, Брент.
  Он входит за мной в комнату и громко хлопает дверью.
  - Черта с два. Пока ты не объяснишь мне, какая муха тебя укусила.
  Во мне вскипает злость, которая требует выхода. Я резко поворачиваюсь к Бренту.
  - Да о чем я вообще думала?! - тихо восклицаю я. - Я выставила себя полной дурой, ввязавшись с тобой в это дерьмо!
  - Тейлор, - глаза Брента зло сужаются и темнеют.
  - Все эти девушки, которых ты перетрахал, наверняка забавлялись, глядя на меня, такую наивную идиотку, твою очередную жертву! И ты, зная все это, потащил меня с собой! И вообще - ты просто озабоченный кобель, который тащит в постель все, что движется!
  Вода капает с нашей одежды на ковер. Мои волосы намокли и лежат на плечах тяжелой завесой. Я вот-вот расплачусь, но пока держу себя в руках.
  - К твоему сведению, со всеми девушками, с которыми я спал, все происходило по обоюдному согласию, - цедит Брент сквозь зубы. - Так что не надо выставлять меня черт знает кем.
  - Это все равно ничего не меняет.
  - Тейлор, хватит нести чушь! - Брент хватает меня за руку.
  - Не трогай меня! - я отбрасываю его руку и пячусь назад, пока не упираюсь в широкий комод.
  Я почти кричу, забыв о том, что нахожусь в чужом доме, хотя вряд ли кто-то из гостей услышит нас с первого этажа.
  Брент хватает меня за плечи. На его лице играют желваки, и он выглядит угрожающе. Я вдруг чувствую, как все внутри замирает.
  В течение нескольких секунд мы сверлим друг друга свирепыми взглядами. Потом что-то в лице Брента меняется, и он одним резким движением придвигается ко мне вплотную. Я инстинктивно подаюсь назад, но отступать некуда.
  Брент запускает руку мне в волосы, обхватывает меня второй рукой и мстительно целует в губы. Его грубость и сила мгновенно возбуждают во мне желание, мне хочется поддаться ему. Что я и делаю.
  Я цепляюсь руками за влажную рубашку на его плечах, как за спасательный круг. Мне кажется, что я сойду с ума, если он вдруг остановится. Не в этот раз.
  Брент приподнимает меня и усаживает на комод, не отрываясь от моих губ. Он задирает подол платья и сжимает бедра. Он упирается в меня, и я чувствую его нарастающее возбуждение. Нетерпеливо дергаю молнию на его брюках, в то время как он стягивает с себя рубашку.
  Я чувствую пульсацию внизу живота, я изнываю от томящей боли прямо там, и мне не терпится, чтобы Брент избавил меня от нее. Он пытается снять с меня трусики, тихо чертыхается и одним резким движением рвет тонкую ткань. Я охаю. Его пальцы трогают меня там, где уже все мокро.
  - Боже мой, Тейлор, - выдыхает Брент мне в губы.
  Его тело сотрясает крупная лихорадочная дрожь. Он вводит в меня пальцы, и я громко всхлипываю, прикусив его губу. Брент стягивает с моих плеч бретельки и спускает лиф платья. Он припадает ртом к моей груди. Соски твердые, набухшие и дико чувствительные. Когда Брент захватывает один из них губами и вводит пальцы глубже в меня, я отзываюсь бессильным хриплым стоном, цепляюсь руками за углы комода и задеваю какой-то предмет, который с грохотом катится по полу.
  - Брент, - жалобно прошу я, - пожалуйста...
  Моих слов более чем достаточно, поэтому Брент до конца расстегивает брюки и резко входит в меня, заполняет меня всю изнутри - твердый и такой сильный - и замирает. Мои руки дрожат, когда я обнимаю его за шею. Я делаю требовательное движение бедрами ему навстречу. Я зажмуриваю глаза и вся сжимаюсь вокруг него.
  - О господи... - бормочет Брент.
  И он начинает безжалостно двигаться во мне. Каждые его толчок - сильный, резкий, жадный и немного грубый - заставляет мои пальцы сильнее впиваться в его плечи. Брент набирает темп, и с каждым его движением с моих губ срываются стоны - иначе я просто не могу это выносить.
  Руки Брента беспорядочно овладевают моим телом: он ласкает мою грудь, сильно сжимает бедра, его губы крушат мои. Он рвет меня изнутри, берет меня всю. Я раскрыта перед ним, мои колени широко разведены в стороны. Я вбираю его в себя, не оставляю ему выбора...
  Когда движения Брента становятся быстрее и глубже, я вся сжимаюсь - там, внизу - и выгибаюсь ему навстречу. По моему телу пробегает горячая, как огонь, волна. Перед глазами вспыхивают искры, и я едва не теряю сознание от шквала ощущений, обрушившихся на меня.
  Это как ураган, неизбежная и непреодолимая сила - она захватывает меня, и на какое-то время я даже перестаю чувствовать свои ноги.
  Я еще не успеваю прийти в себя, когда Брент вдруг перестает двигаться и замирает. Он сдерживает себя, его веки плотно сомкнуты, он весь содрогается. И, господи, как мужественно и сексуально он выглядит в этот момент...
  Спустя несколько секунд его голова бессильно опускается на мою грудь. Я чувствую, как быстро колотится его сердце. Он дышит часто и неровно, как и я.
  Проходит около минуты, и Брент поднимает голову и смотрит на меня все еще не совсем осмысленным взглядом. Его смуглая кожа поблескивает от капелек пота. Я ощущаю, как он слабо пульсирует во мне, все еще такой твердый... ох... Мои мышцы непроизвольно сжимаются, и Брент быстро выходит из меня.
  Я поднимаю руку и откидываю с его лба влажную челку.
  - Ты как? - хрипло произносит Брент.
  - В порядке.
  - Прости, - он ловит мою руку и целует в ладонь. - Просто я очень сильно тебя хотел.
  От его признания мои губы расплываются в улыбке, и я чувствую, как они болят. Брент застегивает брюки и поправляет на мне платье. Его пальцы мягко скользят по моей коже.
  Я едва стою на трясущихся ногах, и если бы не комод позади меня, я бы рухнула на пол. В голове туман. Ослабевшими пальцами я трогаю свои губы и морщусь.
  - Все в порядке? - Брент снова придвигается ко мне и заглядывает мне в глаза.
  - Да, - шепчу я. - Мне нужно в душ.
  Брент провожает меня взглядом, когда я скрываюсь за дверью гостевой ванной. Я прижимаюсь лбом к прохладной деревянной поверхности полотна и закрываю глаза. Я чувствую себя выжатой, обессиленной. Но это приятная усталость.
  Я слабо улыбаюсь. У меня внутри меня все пульсирует, а самые чувствительные места на моем теле горят. Мне хочется еще.
  Я стягиваю с себя влажное платье и встаю под душ. Мое тело отзывается на удары горячей струи, грудь наливается тяжестью. Я долго пытаюсь прийти в себя. Потом, наконец, намыливаю голову и тело, чищу зубы. Выхожу из ванны, вытираюсь полотенцем и надеваю майку и хлопковые шорты.
  В зеркале я вижу свое отражение. Мои губы неприлично распухли и кажутся еще полнее, чем обычно. Когда я выхожу из ванной, то совсем не ожидаю увидеть Брента. Он сидит на постели, оперевшись на спинку и вытянув длинные ноги. На нем только джинсы, и, наверное, он тоже успел принять душ. В его длинных пальцах стакан с виски.
  - Так о чем еще вы говорили с моей сестрой? - как ни в чем не бывало, спрашивает он и похлопывает по покрывалу рядом с собой.
  Я сажусь так, чтобы не касаться его, от греха подальше, и скрещиваю ноги.
  - Она рассказывала, что в школе ты был тем еще проходимцем, - сообщаю я.
  Брент протягивает мне второй стакан. Его глаза смеются.
  - Она так и сказала - проходимец?
  - Нет, это мое определение.
  - И почему ты сделала такой вывод?
  - Скажи, зачем ты позвал меня на эту свадьбу? - я выгибаю бровь.
  Он пожимает плечами.
  - Для того, чтобы переспать со мной? - вырывается у меня.
  - Если я скажу, что нет, то солгу, - Брент смеется. - Но это не вся правда. Ты не поверишь, но мне просто нравится находиться в твоем обществе.
  - Как же, - я качаю головой и делаю глоток виски.
  - Я же говорил, что ты не поверишь.
  - Ты издеваешься надо мной.
  - Ни в коем случае.
  Только сейчас я обращаю внимание на то, что в доме подозрительно тихо.
  - Все разъехались по домам или куда-то еще, - Брент словно читает мои мысли.
  - Вот черт, - я чувствую, как к лицу приливает краска.
  - Не волнуйся, - Брент продолжает демонстрировать свою способность так легко читать меня. - Мы вели себя не так уж громко.
  На его лице ни тени смущения. Впрочем, в противном случае я бы сильно удивилась.
  - Не думаю, что кто-то обратил на нас внимание. И, кстати... - взгляд Брента словно пронзает меня насквозь. - Мы не закончили.
  Я в недоумении смотрю на него и даже при тусклом освещении от ночника замечаю, что его глаза снова потемнели. Брент забирает у меня стакан и ставит его на тумбочку рядом со своим. Он выглядит таким... опасным. Как хищник.
  Я и раньше понимала, почему он вызывает у большинства окружающих девушек желание затащить его в постель, но теперь я прочувствовала это на себе в полной мере.
  Мое сердце снова колотится слишком быстро. Моя кожа начинает гореть еще до того, как Брент берет меня за руку и притягивает к себе. Я не сопротивляюсь, когда он усаживает меня на себя, только тихо охаю, когда он снова упирается в меня.
  Мое тело мгновенно реагирует на него - все внутри скручивается в тугой узел, кровь приливает к моему животу, потом еще ниже.
  Брент смотрим мне прямо в глаза. Он проводит пальцем по моим губам, по щеке, шее, ключице. Я уже дрожу, а ведь он толком ничего еще не сделал.
  Рука Брента двигается ниже. Он легонько касается костяшками пальцев моей груди, проводит по соскам, которые тут же твердеют, просвечиваясь сквозь тонкую ткань. Брент играет со мной, наслаждается моей реакцией.
  Я непроизвольно повожу бедрами, и Брент закрывает глаза. Его губы приоткрыты, он тяжело дышит. От осознания того, что Брент так сильно хочет меня, я возбуждаюсь еще сильнее. Я, наконец, получила желаемое. И могу получать снова и снова. Это тоже возбуждает.
  Брент стягивает с меня майку и разглядывает мою грудь. Он кладет обе ладони поверх моих сосков и легонько сжимает. Я выгибаю спину навстречу его рукам и замираю. Когда Брент тянется вперед и прикасается губами к моей коже, я запрокидываю голову и зажмуриваю глаза.
  Его губы двигаются из одной стороны в другую. Он по очереди слегка сжимает зубами мои соски и тянет, приводя меня в состояние экстаза.
  Я тянусь к нему и беспомощно хватаюсь за его плечи. Я покачиваюсь на нем, упираюсь в него. Воздух вырывается из моих легких неровными толчками. Брент издает тихий смешок.
  Он изучает языком мою кожу, ласкает ее, пока я не начинаю нетерпеливо ерзать на нем, а потом одним резким движением переворачивает меня на спину, оказываясь сверху.
  - Что-то мы заигрались, - хрипло шепчет он, стягивая с меня шорты.
  Я лежу перед ним совершенно голая. Я глажу пальцами его смуглую кожу, провожу руками по плечам, груди, животу. Его реакция на мои прикосновения заводит меня еще сильнее.
  Брент накрывает губами мои губы и целует меня мучительно медленно. Его язык скользит по моим губам, потом Брент слегка покусывает их. Он дразнит меня, хотя видит, что я уже на пределе. Брент стягивает с себя джинсы и снова оказывается надо мной. Я слышу тихий шорох.
  Ну, разумеется. Пока я копалась в ванной, Брент позаботился о контрацепции. Он определенно не собирался воздерживаться от секса в этот уикенд. И я не имею ничего против.
  Эта мысль проскальзывает в моем сознании, но я не успеваю развить ее, потому что Брент, глядя мне прямо в глаза, берет меня за щиколотку и сгибает мою ногу так, что мое колено оказывается где-то на уровне плеча.
  Брент медленно входит в меня, пока полностью не заполняет меня изнутри. Я задерживаю дыхание, жду, предвкушаю. Когда Брент упирается в меня в самой крайней точке, он замирает, но давление не прекращается, и я закрываю глаза, откидываю голову на подушки и погружаюсь в состояние эйфории. Это, так приятно, что у меня нет слов, чтобы описать свои ощущения. Я и не думала, что возможно испытывать такое удовольствие от близости.
  Я чувствую, как губы Брента скользят по моей шее, за ухом, а потом возвращаются к моим губам. Его язык проникает в мой рот. Брент подчиняет меня себе. В его руках я превращаюсь в безвольную куклу. Прямо сейчас он может делать со мной, что угодно...
  Он двигается во мне медленно, исследует губами мою шею и плечи, словно пробуя меня на вкус, но когда я снова открываю глаза, его темп ускоряется. Его глаза затянуты поволокой. Я запускаю пальцы в его волосы и притягиваю его лицо к себе...
  
  Я просыпаюсь поздним утром. Солнце пытается просочиться сквозь щель между тяжелыми шторами, но в комнате все равно темно. Я не сразу соображаю, что лежу в постели не одна.
  Рука Брента обхватывает мою талию, а его горячее дыхание щекочет мне шею. Он не ушел к себе в комнату, хотя я точно помню, что он не собирался оставаться здесь.
  - С тобой невозможно спать, - бормочет Брент, прижимая меня к себе. - Ты ворочаешься. Все время. А еще жутко меня возбуждаешь. Так что я совершенно не выспался.
  - Никто не заставлял тебя оставаться.
  - Ты заставила меня, - он усмехается. - Хорошо, что на тебе была одежда. Иначе твоя ночь была бы такой же бессонной, как и моя. Кстати, я думал, что ты спишь голой.
  Он щипает меня за зад, и я вскрикиваю от неожиданности.
  - Мне приятно, что ты думал обо мне, - я встаю с постели и иду в ванную. - И я действительно обычно сплю голой.
  Мне хочется привести себя в порядок и как минимум почистить зубы перед тем, как снова вернуться к Бренту. Я смотрю в зеркало и открываю рот, когда вижу свои губы, покрытые маленькими темно-фиолетовыми синяками.
  Я достаю из сумки косметичку и мажу губы тональным кремом. Вид у меня получается больной, да и синяки по-прежнему видно. Надеюсь, что блеск для губ мне поможет. Не покажусь же я семье Брента с такими явными следами нашей с ним близости.
  Я споласкиваю лицо прохладной водой и выдавливаю зубную пасту на щетку.
  - Ты собираешься принимать душ? - Брент стоит в дверях, прислонившись плечом к косяку и скрестив руки на груди.
  - Может быть. Если ты не будешь стоять и смотреть на меня.
  Брент встает позади меня и смотрит на мое отражение в зеркале. Почему-то я испытываю облегчение от того факта, что он надел джинсы.
  - Что у тебя с губами? - он обхватывает меня руками и проводит носом по моей шее.
  Я вздрагиваю, и от шеи по всему моему телу разбегаются мурашки.
  - Что ты делаешь? - мой голос дрожит, выдавая меня с головой. Я уже не говорю о том, что творится ниже моего пояса.
  - Я собираюсь принять душ, - бормочет Брент.
  Он приподнимает меня и ставит в ванну. Прямо в одежде.
  - Стой здесь, - велит он.
  Я молча наблюдаю, как он быстро чистит зубы. Когда Брент возвращается ко мне, я уже жду его. Мои губы приоткрыты, и когда он почти касается их своими губами, раздается стук в дверь.
  
  За завтраком я сижу напротив Брента. Атмосфера за столом слишком уж оживленная. Я стараюсь не думать о том, что все вокруг догадываются о том, что мы с Брентом спали в одной комнате.
  Сам Брент смотрит на меня, не смущаясь, а в его глазах плещется насмешка. Конечно, это его забавляет. Мне хочется кинуть в него куском вишневого пирога, который лежит на моей тарелке.
  После завтрака я собираю свои вещи обратно в небольшую сумку. Мы с Брентом прощаемся с его родственниками. Я еще раз поздравляю молодоженов и про себя радуюсь тому, что Мисс Эшер остается еще на неделю: Мариса с Джейми уезжают на несколько дней в небольшое свадебное путешествие, а она останется с Филиппом.
  Когда мы с Брентом оказываемся в его машине, я достаю из бардачка салфетки и стираю блеск с губ.
  - Сегодня за завтраком ты выглядела очень соблазнительно, - Брент усмехается и трогается с места.
  - По-твоему, это было смешно? - ворчу я в ответ.
  Я раздражена. Утром в ванной нас прервала Мариса, и теперь мое неудовлетворенное желание просто съедает меня. А при одном только воспоминании о том, что происходило между мной и Брентом вчера ночью, низ моего живота сводит судорога.
  - Не ворчи, - Брент легонько щелкает меня носу и трогается.
  По дороге мы болтаем, слушаем музыку. На полпути мы заезжаем на заправку, где в закусочной, дурачась, съедаем по бургеру. Когда мы подъезжаем к воротам моего дома, уже смеркается.
  - Спасибо за то, что поехала со мной, - Брент придвигается ко мне и захватывает мой подбородок пальцами.
  - Спасибо, что позвал, - отзываюсь я. - Я хорошо провела время.
  - Я старался.
  Брент дразнящее улыбается, а потом запечатлевает на моих губах несколько коротких поцелуев.
  
  В доме подозрительно тихо. Я обхожу почти весь первый этаж, но никого не обнаруживаю. Я бросаю свои вещи в спальне и стучусь в комнату сестры. Сиенна сидит на широком подоконнике, положив подбородок на смуглые коленки.
  - Привет, - я подхожу к ней, целую ее в макушку и сажусь рядом. - А где все?
  - Родители уехали на два дня к Милтонам, Чейз с Дженни у друзей, а Шона, кажется, взяла отгул.
  - Ты поругалась с Хейденом?
  - Угу, - Сиенна хмурит брови. - Упрямый сукин сын.
  - Ого, все так серьезно?
  - Не хочу об этом говорить. Лучше расскажи, как ты съездила.
  - Э... Хорошо. Свадьба была очень романтичной.
  - Да мне плевать на свадьбу, - Сиенна смеется. - Лучше расскажи, что было после свадьбы.
  - Что-то я проголодалась, - я спрыгиваю с подоконника и выхожу из комнаты.
  - Тейлор! - сестра волочется за мной. - Ты хочешь, чтобы я умерла от любопытства?
  Я улыбаюсь. По крайней мере, мне удалось отвлечь ее от грустных мыслей о Хейдене.
  Пока я выкладываю на сковородку куски мяса, заранее заботливо замаринованные Шоной, Сиенна разливает по бокалам вино, а потом усаживается на высокий стул за стойкой и хитро улыбается.
  - Я вся внимание.
  Я вдруг теряюсь, даже не зная, с чего начать. Так получилось, что об интимной жизни сестры я знаю кучу подробностей. Но мне нечем было делиться с ней. Я привыкла слушать о таких вещах, но не рассказывать о них.
  - Даже не знаю, - я пожимаю плечами.
  - Что, все было так плохо? - Сиенна разочарованно надувает губы.
  - Нет! - я вспыхиваю. - Все было очень хорошо. Даже лучше, чем просто хорошо.
  Я вкратце рассказываю Сиенне о том, как мы с Брентом провели ночь после свадьбы его сестры.
  - И он перетрахал всех подруг своей сестры? - сестра закуривает, пользуясь тем, что дома никого нет.
  - Из всего моего рассказа ты услышала только это? - я открываю дверь, которая выходит в сад. - И когда ты снова начала курить?
  - Просто балуюсь, - Сиенна пожимает плечами. - А вдруг он сексоголик?
  - Никакой он не сексоголик! Хоть он и показался мне довольно опытным.
  - Тебе? Тейли, ты занималась сексом всего один раз в жизни, и то по пьяни. Даже прыщавый пятнадцатилетний девственник показался бы тебе опытным.
  - Думаешь, мне следовало трахаться со всеми подряд, пока я училась в колледже? - я делаю вид, что задумалась.
  - Я трахалась не со всеми подряд, - Сиенна смеется и бросает в меня кухонное полотенце. - Я просто наслаждалась своей молодостью и пробовала что-то новое. И это давно в прошлом.
  - Хейден знает о твоем бурном прошлом? - поддеваю я ее.
  - Никогда не говори мужчине, сколько партнеров у тебя было до него. Это вызовет у него либо чувство превосходства, либо чувство неполноценности. Ни то, ни другое тебе не нужно, поверь мне.
  - Просто удивительно, что мужчинам так легко управлять женщинами, - задумчиво бормочу я, когда мы садимся за стол.
  - Ты о чем это?
  - Когда мы с Брентом занимались сексом, я была готова на все. Мой мозг просто отключился.
  - Зато включилось кое-что другое, - Сиенна хмыкает. - Глупая. Здесь вся власть именно в наших руках. Вид голой женщины действует на мужиков, как красная тряпка на быка. Мы можем вертеть ими, как хотим. Запомни это.
  - Тебе виднее, - я фыркаю.
  - И что теперь? Ты получила то, чего хотела. Ты успокоилась?
  - Скорее наоборот. Я бы не прочь получать это каждый день по нескольку раз.
  - Теперь ты поняла, чего была лишена все эти годы? - Сиенна дурачится, поигрывая бровями.
  Я едва не роняю из рук стеклянную миску с салатом.
  - Поосторожней, детка, - сестра забирает миску из моих рук.
  Мы принимаемся за еду. Я вдруг чувствую зверский голод и уплетаю мясо и овощами так, словно не ела целую вечность.
  - Господи, твой учитель что, загонял тебя до полусмерти? - Сиенна вскидывает брови.
  - Может, и так, - я смеюсь, и она тоже.
  - Надеюсь, вы предохранялись?
  - Сиенна!
  - Что? Это очень важно Тейли, если ты не хочешь забеременеть или чего похуже.
  - Я в курсе, - я вдруг краснею. - Да, мы предохранялись. А теперь я могу поесть?
  - Конечно. Я просто переживаю за тебя.
  
  Почти весь следующий день я провожу с Дженнифер, помогая ей делать покупки. Ближе к вечеру я подбрасываю ее в офис Чейза.
  Я понимаю, что еду к Бренту, только когда до его дома остается пара миль. Я сбавляю скорость, чувствуя неуверенность. Вчера, по дороге домой Брент сказал, что я могу навестить его в любое удобное для меня время. Вряд ли он произнес это только из вежливости.
  Я решаю, что отступать уже поздно, и нажимаю на газ. Уже смеркается, и в доме горит свет, почти во всех комнатах. Это уже хорошо - значит, Брент дома. Всего на секунду мне кажется глупым мой импульсивный визит к нему, и я едва не запрыгиваю обратно в машину.
  Я медлю пару секунд, прежде чем постучать в дверь. И это так не похоже на меня. Я не привыкла мешкаться, прежде чем принять решение. Когда я все-таки осмеливаюсь это сделать, ответом мне служит тишина. Я выжидаю еще полминуты и стучу повторно.
  Через несколько секунд дверь распахивается. Я наверняка выгляжу слабоумной, потому что мой рот приоткрывается при виде Брента, который стоит на пороге в одном только полотенце, обернутом вокруг бедер. И его кожа покрыта капельками воды. У меня только слюни не текут для полного сходства.
  - Привет, - губы Брента складываются в улыбку.
  - Привет, - я смущенно отвожу взгляд в сторону. - Прости, я, наверное, не вовремя. Загляну в другой раз...
  Я делаю полуоборот, но Брент ловит меня за руку и втягивает в дом. Он закрывает дверь.
  - Я же сказал, что ты можешь приезжать ко мне в любое время, - он целует меня, притянув к себе.
  Если от одного вида почти полностью обнаженного Брента мне становится плохо, то, как только он прижимает меня к своему влажному телу, я едва не задыхаюсь. Я цепляюсь пальцами за его скользкие от воды плечи, снова поддаваясь ему.
  Он уходит вглубь по коридору, продолжая говорить, но я, не особо вслушиваясь в его слова, просто иду следом и пожираю взглядом его плечи и спину. И оказываюсь прямо в его спальне.
  Комната не очень большая и кажется еще меньше, потому что нехилую ее часть огромная кровать. Я не знаю, куда себя деть, поэтому притыкаюсь на край этого "скромного" ложа.
  - Что ты сказал? - черт, я пропустила мимо ушей все, что он произнес за последние несколько секунд.
  - Ты что, совсем меня не слушала? - изумляется Брент.
  Я смотрю на него, широко раскрыв глаза. И мне приходится приложить массу усилий, чтобы мой взгляд не сполз от его лица ниже. В конце концов, мои попытки все же проваливаются - его тело не заслуживает того, чтобы его игнорировали.
  Я сама пришла к нему, и он прекрасно понимает, зачем. Интересно, что он думает по этому поводу? Хотя, какая разница...
  На нем по-прежнему только полотенце. Мой взгляд бродит по его плечам, груди и следует дальше, по плоскому животу к полоске волос, убегающей под полотенце. Его волосы все еще мокрые после душа. И я хочу его, всего, целиком. Я хочу обладать им единолично. Прямо сейчас.
  Брент в одну секунду приближается ко мне, опрокидывает меня на спину и нависает надо мной. В сумеречном свете я вижу его глаза - они горят жадным огнем, как и в тот раз, в доме его сестры. В ответ на его взгляд мое тело наполняется сладким тягучим теплом.
  - Конечно, ты меня не слушала, - утвердительно бормочет Брент, изучая мое лицо.
  Мое сердце стучит громко и часто, от нетерпения я начинаю ерзать на покрывале. Брент заводит мои руки за голову, заставляя меня немного выгнуть спину, а потом наклоняет ко мне лицо и целует меня - сначала губы, потом подбородок, шею, впадинку на горле. Он делает это так мучительно медленно, и желание растет во мне, захватывает меня целиком, заставляет меня изнывать...
  Он расстегивает пуговицы на моей рубашке, снимает ее, а за ней и майку. Потом кеды, джинсы и носки. Я остаюсь перед ним в одном черном белье. Брент избавляет меня и от него - тоже медленно. Его взгляд изучает мое тело так, словно он видит меня впервые. Я немного смущаюсь, но это смущение сменяется любопытством, как только Брент снимает с себя полотенце и отбрасывает его в сторону.
  Я в первый раз вижу полностью обнаженного мужчину, и зрелище, честно говоря, довольно интересное. Брент прерывает мое занятие, взяв меня за подбородок кончиками пальцев и заставив смотреть ему в глаза.
  - В прошлый раз все произошло слишком быстро, - хрипло произносит он. - В этот раз я исправлюсь.
  - Я не против, если ты начнешь как можно быстрее, - выдавливаю я.
  Брент тихо смеется и мягко переворачивает меня на живот.
  Он покрывает медленными поцелуями мою спину вдоль позвоночника, в то время как его руки гладят меня еще ниже. Я зажмуриваюсь и вся покрываюсь мурашками. Это дико приятно. Каждый дюйм моего тела пульсирует от предвкушения.
  - С тех пор, как мы вернулись, я все время о тебе думаю, - шепотом произносит Брент у моего уха. При этом его горячая грудь прижимается к моей спине. - Думал о том, как хорошо мне было той ночью... и какой ты была податливой... и как сильно ты меня хотела...
  От его слов и тихого, интимного шепота у меня внутри все спазматически сжимается, несколько раз подряд.
  Брент проводит кончиками пальцев по моей спине и ягодицам. Он дразнит меня, оттягивает тот момент, которого я желаю больше всего. Я нетерпеливо выгибаю спину, приподнимая бедра, и Брент упирается в меня. Он медлит, распаляет меня еще сильнее, а потом не спеша входит в меня.
  По моему телу пробегает дрожь - от кончиков пальцев на ногах до макушки - и я вдруг кончаю. Я жадно втягиваю ртом воздух, сжимаю бедра и выгибаю спину еще сильнее. Меня бросает в жар, и снова ноги словно немеют на какое-то время.
  Брент все еще во мне, и он замер, хотя я чувствую, как подрагивают его руки, сжимающие мои запястья.
  Когда я прихожу в себя, возвращаясь в реальность, Брент утыкается в мою шею и начинает двигаться. Медленно, слишком медленно. Я закрываю глаза и снова проваливаюсь в вязкую темноту. Я вся сосредоточена на ощущениях внутри себя, там, куда Брент проникает снова и снова.
  В таком положении я еще лучше чувствую его, он наполняет меня, находит самые чувствительные точки, заставляет меня возноситься на немыслимую высоту, а затем падать, падать и падать...
  
  - Твоя нижняя губа немного полнее, чем верхняя, - Брент разглядывает мое лицо, подперев рукой голову.
  Я поворачиваюсь к нему и натыкаюсь на его изучающий взгляд. Я чувствую, какая горячая у него кожа, потому что наши бедра соприкасаются так тесно, насколько это возможно.
  - Ты только сейчас это заметил?
  - Нет, уже давно. Но тогда я не мог сказать тебе ничего подобного, - Брент улыбается. Мне хочется дотронуться до морщинок в уголках его глаз.
  - А хотелось? - интересуюсь я.
  - Тейлор...
  - Просто скажи это.
  - Хотелось. Ты довольна?
  - Более чем, - я самодовольно ухмыляюсь.
  В одно мгновение он оказывается сверху, сжимает меня и проводит кончиком носа по моему горлу.
  - Хочешь чего-нибудь выпить? - спрашивает Брент.
  - Я бы выпила вина.
  Брент садится и быстрым движением надевает джинсы. Когда он уходит, я поворачиваюсь на бок и глубоко вздыхаю.
  Пять лет назад я и представить не могла, что окажусь в спальне Брента Эшера. И что мы будем заниматься сексом на его огромной постели. И что я смогу касаться его, целовать его смуглую кожу, быть к нему настолько близко, насколько это возможно...
  
  Мы с Брентом сидим на его постели напротив друг друга. Я рассеянно смотрю на свои руки, в которых держу бокал с вином.
  - Почему ты передумал? - произношу я, не поднимая глаз. - Сначала ты так смутился после того раза в твоей машине, а потом передумал. Почему?
  - Я не знаю, - отвечает Брент.
  Я понимаю, что он просто увиливает от ответа, и это еще сильнее разжигает мое любопытство.
  - И все-таки?
  - Это сложно объяснить. Когда мы встретились в теннисном клубе, я захотел снова тебя увидеть. Очень. И в то же время я не хотел этого. Дело даже не в том, что мне кажется, будто это неправильно. Черт, когда-то ты была моей ученицей.
  - Все действительно сложно, - я поддразниваю его и улыбаюсь.
  - Не смейся надо мной, - Брент подталкивает меня ногой.
  - Я вовсе не смеюсь над тобой.
  - Странно, что мы с тобой занимаемся сексом при том, что несколько лет назад я не мог позволить себе даже представить этого. Я не мог позволить себе даже подумать об этом. Черт, когда я увидел тебя в первый раз, я и подумать не мог, что тебе всего шестнадцать.
  Я самодовольно улыбаюсь..
  - В Лондоне у тебя был кто-то? - вдруг спрашивает Брент.
  - Что? - я выныриваю их своих мыслей.
  - Я имею в виду постоянного любовника, - Брент выжидающе смотрит на меня своими разноцветными глазами.
  Он словно интересуется, что я ела на завтрак - так буднично.
  - Почему ты спрашиваешь? - я хмурюсь.
  - Мне просто интересно, ты так реагируешь на меня, потому что я тебе так сильно нравлюсь, или потому, что у тебя давно не было секса? - Брент постукивает пальцами по подбородку.
  - Я так и знала, что ты скажешь что-нибудь в этом духе, - я кидаю в него небольшую подушку.
  - И все-таки? - Брент смеется. - Меня гложет любопытство.
  - Так тебе и надо.
  - Ты не ответила.
  - И не собираюсь. Ты думаешь, что я расскажу тебе всю подноготную только потому, что мы с тобой переспали?
  - Конечно, мне бы хотелось думать, что это все я. Хотя я больше склоняюсь ко второму варианту, - рассуждает Брент. - Я прав?
  - Два года.
  Я вскакиваю с кровати и натягиваю джинсы.
  - Два года? - Брент вкидывает брови.
  - Да, у меня два года не было секса! - огрызаюсь я. - Мне пора.
  - Я отвезу тебя домой.
  - Я на машине, - я качаю головой. - Но все равно спасибо.
  Я даже не успеваю надеть майку, когда Брент снова опрокидывает меня на постель, сжимая мои запястья у меня над головой.
  - И чем ты занималась два года, раз уж тебе было не до секса? - выпытывает он, рисуя кончиком носа круги на моем горле. - Не поверю, что тебе просто не хотелось.
  - Хотелось, - выдавливаю я. Его прикосновения заставляют меня безвольно обмякнуть. Мысли путаются. - Просто я много времени проводила за работой.
  - И как же ты терпела?
  - Это было очень непросто...
  - Раз так, то, думаю, нам надо заняться вопросом возмещения ущерба.
  - Какого ущерба? - лепечу я, приподнимая бедра, чтобы прижаться к Бренту.
  Вместо ответа он просовывает руку в мои джинсы, и я забываю о том, что собиралась ехать домой.
  
  Брент провожает меня до машины. Я вовсе не ожидаю, что он поцелует меня на прощание. Но он все-таки обхватывает меня одной рукой и целует, достаточно долго для того, чтобы я снова завелась.
  - Может, останешься? - бормочет Брент, уткнувшись носом в мою шею. Его рука сползает по моей спине вниз.
  - Не могу, - хрипло отзываюсь я.
  - Тогда увидимся?..
  - Пока, Брент.
  Я нехотя высвобождаюсь из его объятий и сажусь в машину.
  
  Домой я возвращаюсь прямо к ужину. Шона усаживает меня за стол. Сиенна сидит напротив и сверлит меня взглядом. Она поняла, что я была у Брента.
  Есть мне совсем не хочется. Я чувствую, как от моей кожи пахнет Брентом. И все мои воспоминания о том, что творилось у него в спальне, еще такие свежие, что я до сих пор чувствую возбуждение. И мне довольно странно сидеть при этом за одним столом со своей семьей. Аппетит окончательно пропадает.
  Я вливаюсь в общую беседу. Все радуются за Дженнифер, у которой, наконец, прошел токсикоз. Когда папа вдруг спрашивает, где я была, я теряюсь, но на помощь мне приходит Сиенна.
  - Наверняка опять копалась в магазине в поисках запчастей для своей камеры, - роняет она.
  - Купила что-то? - интересуется мама.
  - Нет, - я пожимаю плечами.
  - Кстати, ты собираешься возвращаться в Лондон? - Чейз смотрит на меня голубыми глазами, такими же, как у меня и у мамы.
  - А что, уже пора? - я хмыкаю.
  - Один из моих клиентов просит посоветовать ему дизайнера. Я думаю, ты могла бы поработать вместе со мной. В Лондоне у тебя неплохо получалось.
  - Неплохо? - возмущаюсь я. - Я заняла первое место на том конкурсе в прошлом году. Несколько крупных агентств предлагали мне работу!
  - Ну конечно, конечно, - Чейз закатывает глаза. - Мы все и так знаем, какой ты талантливый дизайнер. Так что?
  - Я подумаю, - я встаю со стула и забираю свою тарелку. - Спасибо за ужин, Шона.
  Я поднимаюсь к себе. Меньше чем через минуту, как я и ожидаю, появляется Сиенна.
  - Не могу поверить, что ты поехала к нему, - она плюхается на кровать рядом со мной и смотрит на меня, широко распахнув глаза.
  - Я тоже, - бормочу я, откидываясь на подушки. - Но поверь мне, оно того стоило.
  Я смеюсь.
  - И что дальше? Что ты думаешь обо всем этом?
  - Мне пока ни о чем не хочется думать, - мои губы растягиваю в улыбке, а потом я снова становлюсь серьезной.
  - Он так сильно тебе нравится?
  - В том-то и дело, что, если абстрагироваться от того, что мне с ним хорошо, он совсем мне не нравится, - в моем голосе звучит досада. - Я знаю, что он нахальный, грубоватый и, скорее всего, эгоистичный. Что в женщинах его в первую очередь интересует только то, что находится у них ниже пояса, и он совсем этого не скрывает. Но когда он... черт, я просто теряю голову, когда он рядом.
  - Если учесть, что до Брента секс у тебя был всего один раз, и то два с лишним года назад, то это вполне объяснимо, - Сиенна закатывает глаза. - Ну, или твой учитель и вправду так хорош.
  - Он не просто хорош. Я серьезно, он... Прямо сейчас я уверена, что секс - это лучшая вещь на свете.
  - Одна из лучших, пожалуй, - ухмыляется сестра.
  - Я серьезно, Сиенна, - я присаживаюсь на край кровати. - Это... что-то. В самом деле. Я даже не знаю, какими словами все это описать.
  - Тебе и не надо ничего описывать, глупенькая. А теперь, сделай одолжение, поторопись. Кимми уже едет. И убери с лица это похотливое выражение, ты и так просидела с ним весь ужин.
  
  В понедельник я просыпаюсь в половину седьмого утра. После почти месяца свободного распорядка дня я еле заставляю себя подняться с постели и привести в порядок.
  После душа я собираю волосы в простой "колосок" и надеваю светлые брюки, зауженные книзу, и белую рубашку. Я слегка подвожу глаза карандашом, крашу ресницы и перекладываю из одной сумки в другую свои вещи.
  В доме тихо, потому что все остальные еще спят. Я делаю кофе и разливаю его в два картонных стаканчика. Я даже успеваю забросить в себя кусок сыра и печенье, прежде чем слышу хруст гравия со стороны подъездной дорожки.
  Я беру сумку и выбегаю во двор. Чейз, который еще в субботу вместе с Дженнифер, наконец, переехал обратно в их дом, ждет меня в своем пикапе. Я забираюсь в машину.
  - Почему нужно было вытаскивать меня из дома в такую рань? - я пристраиваю стаканчики с кофе на панели и пристегиваю ремень.
  - Я вообще с пяти часов на ногах, - Чейз пожимает плечами. - И что ты на себя нацепила? Я же сказал, что мы едем на стройку.
  - Может хоть кто-то из нас двоих выглядеть прилично? - я повожу плечами и отпиваю кофе. - Как дела у Дженни?
  - Все отлично. Ты сделала мне кофе? Спасибо. Клиент и его супруга хотят поужинать с нами сегодня. Обсудить, что и как они хотят сделать.
  - Без проблем.
  - Учти, его жена сумасшедшая.
  - В каком смысле?
  - Она достала меня в первую же неделю работы. Она во все сует нос. Надоедает со своими вопросами и советами. Поэтому, зная о твоей прямолинейности, прошу тебя проявить терпение. Кстати, она разругалась вдрызг с дизайнером, которого они наняли с самого начала. Не сошлись во мнениях.
  - И ты думаешь, что, если она начнет навязывать мне свои идиотские идеи, я не уйду, как мой предшественник?
  - Может, ее идеи не такие уж и идиотские.
  - Ну разумеется.
  - Именно потому, что я так хорошо тебя знаю, я прошу тебя сначала просто попробовать.
  - Зачем ты вообще решил привлечь меня? - я достаю сигареты из сумочки.
  - Просто решил, что неплохо было бы попробовать поработать вместе, - Чейз тоже закуривает и бросает взгляд на сигарету в своей руке. - Дженни постоянно пилит меня из-за этого. Она не подпускает меня к себе, пока я не приму душ после работы. И боже упаси закурить даже на крыльце, а потом подойти к ней. С этой беременностью она совсем с катушек слетела.
  - Прекрати, - я усмехаюсь. - Я уверена, что не так уж все плохо.
  - Поверь мне. Иногда я думаю, что жду, когда все закончится, даже больше, чем этого хочет Дженни, хотя ее эта беременность порядком доконала.
  - Не хочется рушить твои иллюзии, но после родов тебя никто не собирается оставлять в покое. Отцовство - серьезная вещь.
  - Что поделаешь, мне уже тридцать лет, самое время для ребенка. Черт, я совсем пропустил тот момент, когда вы с Сиенной вдруг повзрослели. Странно не гонять вас по дому, а разговаривать с вами на равных, - Чейз улыбается и подмигивает мне. - И вообще, как давно ты начала курить?
  - Кажется, на втором курсе.
  За беззаботной болтовней мы с Чейзом добираемся до огромного особняка, который - я вижу это уже сейчас - обещает быть просто великолепным, когда все работы здесь закончатся..
  Чейз водит меня по будущим комнатам, рассказывает о строительстве, а я в это время делаю фотографии. Через некоторое время я слушаю его в пол-уха, а в моей голове в это время крутятся идеи и образы. Я понимаю, что Чейз сделал все так, что простора для моего воображения хоть отбавляй.
  После обеда я запираюсь у отца в кабинете со своим ноутбуком и делаю наброски. Как всегда, работа поглощает меня целиком и полностью. Я забываю о времени и очухиваюсь, только когда Чейз приезжает за мной. Он подгоняет меня, но я все равно успеваю быстро переодеться и поярче подкрасить глаза, пока Чейз сбрасывает нужную мне информацию с ноутбука на планшет.
  
  За ужином я приятно провожу время. Саманта Дьюэн, жена политика, красивая шатенка лет сорока, милая на первый взгляд. И она непосредственна до неприличия, как и говорил Чейз, хотя не кажется при этом глупой. Вообще-то, такие люди мне не нравятся, но Саманта, как ни странно, обладает при всем этом неким обаянием.
  Мой брат так умело переводит весь огонь на себя, что я даже не раздражаюсь, когда она начинает без умолку трещать о том, каким ей хочется видеть свой дом.
  Общение с Николасом Дьюэном доставляет мне куда больше удовольствия. Я рассказываю ему о том, как вижу дом, который строит для него Чейз. Николас (ни в коем случае не Мистер Дьюэн) производит на меня приятное впечатление. Он понимает меня и почти со всем соглашается.
  - Что ж, - произносит Николас, когда нам приносят счет, - думаю, твой брат, Тейлор, был тысячу раз прав, когда посоветовал привлечь тебя к работе. Признаться, как только Чейз озвучил эту идею, Сэм сразу же полезла в интернет.
  - О да, милая, я была под впечатлением от того, что нашла, - Саманта неожиданно громко хлопает в ладоши, и мы с Чейзом едва не подпрыгиваем. - Кроме того, я узнала, что в Лондоне ты работала с Челси Уитмор, моей давней подругой. Она от тебя в восторге, впрочем, как и я. Все, что ты придумала, просто замечательно!
  Я сдерживаюсь, чтобы не фыркнуть. Саманта едва ли заглянула в планшет, по большей части флиртуя с моим братом.
  - Спасибо, - я сдержанно улыбаюсь. - Надеюсь, я вас не разочарую.
  Я чувствую, как в сумочке вибрирует сотовый, извиняюсь, и выхожу в коридор.
  - Привет, - голос Брента звучит лениво.
  Я представляю, как он полулежит на своей постели, потягивая виски. В одних джинсах. Или вовсе без них.
  - Привет, - мой голос, дрогнув, выдает меня.
  - Чем занимаешься?
  - Ужинаю с братом.
  - Я надеялся, что ты не занята, потому что у меня к тебе возникло кое-какое предложение.
  - На самом деле, я уже заканчиваю, - я улыбаюсь. - Что за предложение?
  - Не хочешь сходить в кино?
  - В кино?
  Я удивлена. На самом деле я думала, что Брент предложит мне приехать к нему. Я вовсе не против такой перспективы. Но все равно не ожидала, что он позовет меня куда-то.
  - В кино, - повторяет Брент. - Если, конечно, у тебя нет планов.
  - На самом деле, я очень рано встала сегодня. Так что я могу уснуть прямо в зале.
  - Не волнуйся, я не дам тебе уснуть.
  Голос Брента звучит так соблазнительно, и я улыбаюсь еще шире.
  - Где тебя забрать?
  Я говорю Бренту название ресторана.
  - Буду через пятнадцать минут.
  Только дав отбой, я понимаю, что выгляжу не совсем так, как обычно хожу в кино: на мне платье и туфли на высоком каблуке. Я возвращаюсь в зал, где мы с Чейзом прощаемся с четой Дьюэнов.
  - Тебя отвезти домой? - Чейз смотрит на наручные часы.
  - Нет, вообще-то, у меня кое-какие дела.
  - Свидание?
  - Что-то вроде того. Так что ты поезжай, а я подожду, пока меня заберут.
  - Ладно, Тейлор. Спасибо за помощь. Ты обаяла Дьюэна с первой минуты. Между нами говоря, я на это и рассчитывал.
  - Прекрати, - я смущаюсь. - Передавай привет Дженни.
  Чейз целует меня в щеку и уезжает домой. Пока я жду Брента на улице, успеваю сделать один звонок. Через пару минут подъезжает внедорожник Брента. Он выходит, открывает передо мной дверцу и смеряет меня откровенным взглядом с головы до ног.
  - Ужинала с братом, говоришь? - он дразнит меня, проводя губами линию от уголка моего рта к уху.
  - Он покинул мне кое-какую работу, - я поворачиваю голову и незаметно прикусываю его за мочку уха (при этом он издает резкий вздох), а потом отстраняюсь и сажусь в машину. Пусть не думает, что только он один может меня дразнить.
  - Готова? - Брент утраивается за рулем.
  - Мне нужно заехать в одно место по пути.
  - Как скажешь.
  
  По дороге в кинотеатр мы заезжаем к Хейдену. Пока Брент ждет меня в машине, я одалживаю у Сиенны (благо она держит часть своих вещей в квартире своего бойфренда) джинсы, толстовку с капюшоном и кеды. Когда я возвращаюсь к машине, Брент жалуется, что мое платье ему нравилось больше. Но теперь я, по крайней мере, чувствую себя куда комфортней.
  Перед началом сеанса Брент покупает билеты, а потом ведет меня в буфет, где покупает содовую и самое большое ведро попкорна.
  - Это для атмосферы, - поясняет он.
  - Тебе не говорили, что на ночь такое есть вредно? - я смотрю в его смеющиеся глаза.
  - Я думаю, после кино мы можем заняться сжиганием калорий.
  Когда он произносит эти слова, его глаза темнеют, а голос становится на полтона ниже, и от этого низ моего живота каменеет. Но я стараюсь не выдать свою реакцию, а закатываю глаза и иду за ним в зал. Брент ведет меня к последнему ряду, к самому его краю. Он определенно выбрал самые уединенные места. Мы садимся, соприкасаясь друг с другом локтями. Когда гаснет свет, я вся превращаюсь в одну большую мурашку.
  В зале полно народу, в основном молодежи. Во время начальных титров в зале все еще раздается тихий гул голосов, но мы с Брентом молчим и оба смотрим прямо перед собой. Воздух между нами едва не трещит от напряжения. И моя голова полна самых неприличных мыслей и образов.
  - Это романтическая комедия, - хрипло говорит Брент и откашливается, прочищая горло. - Я подумал, что тебе понравится.
  - Я вообще люблю ходить в кино, - я слегка сползаю вниз по сиденью, пытаясь устроиться поудобней. - Но все равно спасибо, что старался мне угодить.
  Я стараюсь, чтобы мои слова прозвучали серьезно, но в голосе все равно проскальзывают саркастические нотки. Брент легонько толкает меня плечом.
  Потом начинается фильм. Я нервничаю, отчего съедаю почти полведра попкорна, только чтобы не разговаривать с Брентом. Потом я ловлю его недоуменный взгляд.
  - Тебе не говорили, что на ночь такое есть вредно? - поддразнивает он меня, явно сдерживая улыбку.
  - В ресторане я толком не поела, - я смущаюсь и ставлю ведерко на соседнее сиденье.
  - Нет, что ты. Ешь на здоровье. Мне нравится, когда у девушек здоровый аппетит.
  Само собой, после его слов у меня напрочь отбивает желание поглощать попкорн. Я отпиваю содовую из картонного стаканчика. Позже, возможно, я пожалею о том, что так неосмотрительно набила желудок всякой вреднятиной, но сейчас меня это не так уж сильно волнует.
  Я честно стараюсь вникнуть в суть событий, происходящих на экране, но мне мешают сосредоточиться пальцы Брента: они поглаживают мою ладонь, повернутую кверху. По моей руке прямо к животу пробегают приятные и немного щекотные импульсы. Еще я надеюсь, что мое сбивчивое дыхание не такое уж громкое. Лично мне оно кажется оглушительным.
  Видимо, фильм так и не захватывает нас, потому что через несколько минут мы с Брентом самозабвенно целуемся, не обращая внимания на то, что находимся в зале, где полно народу.
  Брент полулежит на мне, придавив к сиденью. Он опирается на правую руку, в то время как левая пробирается под мою толстовку. Он кладет пальцы мне на ребра прямо под грудью и слегка сжимает. Я громко вздыхаю, но мой вздох тонет в его поцелуе.
  Какая-то женщина, сидящая перед нами, поворачивается к нам и сердито сопит, пытаясь привлечь наше внимание. Может, мы с Брентом и ведем себя, как подростки, но прямо сейчас мне на это наплевать.
  - Это была плохая идея - привести тебя в кино, - бормочет Брент, покусывая мочку моего уха. - Здесь слишком много народу.
  - Мне не очень хочется знать, чем закончится фильм, - выдыхаю я, когда он снова возвращается к моим губам.
  - Мне тоже.
  
  Всю неделю я поглощена работой. Надо отдать должное Николасу, который предоставил мне полную свободу в моих действиях. Я работаю в небольшом офисе Чейза, пока он находится на объекте.
  Брент не звонит мне, но я все равно так выматываюсь к концу дня, что, добираясь домой, сразу же отправляюсь спать. В пятницу в офис приезжает Сиенна. Она плюхается на кресло в углу кабинета и закидывает ногу на ногу.
  - Может, хватит копаться в своих бумагах? Вы хоть ужинали?
  - Перекусывали в обед, - Чейз смотрит на часы, которые показывают девять вечера. - Тейлор приносила сэндвичи и кофе.
  - Тогда, может, прошвырнемся в бар на углу? Я угощу вас пивом.
  - Я за, - быстро соглашаюсь я.
  - Мне нужно кое-что доделать, - Чейз нерешительно смотрит на лежащие перед ним бумаги.
  - Это подождет до понедельника, - Сиенна стремительно поднимается на ноги. - Собирайте свои манатки, и вперед.
  
  Я делаю глоток холодного пива и даже прикрываю глаза от удовольствия. Чейз же залпом опустошает половину своего стакана.
  - Вот чего мне не хватало для полного счастья, - он довольно улыбается. - А самое главное, что у Дженни не будет ко мне претензий, ведь я сижу в баре со своими сестрами. Должен же от вас быть хоть какой-то толк.
  - Кстати, завтра прием, который готовит отец Пайпер, - вдруг вспоминает Сиенна. - Мама просила нас всех быть там.
  - Я, пожалуй, побуду дома с Дженни.
  - Не выйдет, - Сиенна хмыкает. - Мама уже уговорила твою жену поехать.
  - Мало ли, что может заставить нас изменить планы. Например, Дженни вдруг решит, что беременной она выглядит как бегемот в любом платье, расплачется, а мне придется утешать ее.
  - У тебя хотя бы есть уважительная причина, - я пожимаю плечами. - Мне не очень хочется идти.
  На самом деле, я планирую провести вечер с Брентом. Если он, конечно, согласится. Он еще не звонил мне, но я могу позвонить сама.
  - Как это не хочется? - возмущается Сиенна, вклиниваясь в мои мысли. - Мы обязательно пойдем. Или у тебя какие-то планы?
  Сестра выгибает бровь, прекрасно зная ответ на свой вопрос.
  - Пока нет. И я на самом деле не хочу идти.
  Сиенна начинает уговаривать меня пойти к Уоттсам.
  - Я тут вспомнил, как вы напились дне рождения отца, - вдруг произносит Чейз сквозь смех.
  - Когда мы втроем должны были прочитать стихи, которые написала Сиенна? - я захожусь смехом вместе с Чейзом.
  - Да, когда она так напилась, что ее вытошнило в кусты, а мы с Китом искали ее по всему двору.
  - Эй! - Сиенна не сдерживает улыбку. - Это было давно. И читать стихи я все-таки вышла.
  - Но ты бы видела себя со стороны, - дразнит ее Чейз.
  - По крайней мере, я не являлась на свою свадьбу с жуткого перепоя.
  - Черт, я думал, Дженни убьет меня.
  - А потом мы застукали Кита с подружкой невесты! - я щелкаю пальцами. - Как ее звали?..
  - Кейси, - Чейз смеется. - До сих пор не пойму, как он уговорил ее поплавать голышом всего в километре от кучи народу.
  - Как? Он споил ей почти все шампанское! Удивительно, что она не отключилась прямо за столом.
  - Ей повезло, что мы отогнали прочь детей, которые чуть не стащили ее одежду, - Сиенна хихикает.
  Мы заказываем еще пиво, оживленно и довольно громко разговариваем, вспоминаем забавные эпизоды из жизни, наперебой вставляя подробности и перебивая друг друга, и хохочем на весь бар, как умалишенные.
  
  - Ты же собиралась позвонить Бренту? - Сиенна подкрашивает губы блеском и поправляет волосы перед большим зеркалом.
  - Собиралась, - я пожимаю плечами. - А потом подумала, что раз уж он не звонит, то и я не буду.
  - Может, ему не хочется привыкать к тебе? Хорошего понемногу?
  - А может, он просто решил меня позлить.
  - В таком случае, у него это неплохо получается, - Сиенна усмехается.
  Мы с девчонками еще немного треплемся в спальне Пайпер на втором этаже, а потом все же спускаемся вниз. Я почти сразу замечаю Брента, который беседует с двумя женщинами у большого камина. В костюме он выглядит очень сексуально.
  Когда мы спускаемся по лестнице, Брент бросает на меня цепкий взгляд, от которого по моему позвоночнику пробегают мурашки. Я невольно улыбаюсь уголками губ.
  Он подходит ко мне, улучив момент, когда я остаюсь одна.
  На мне изумрудно-зеленое платье в пол, закрепленное только кольцами на плечах и тонким ремешком. Распущенные волосы темной завесой спускаются по плечам и спине.
  - Ты выглядишь потрясающе, - взгляд Брента, такой откровенно сексуальный, скользит по моему лицу, потом ниже, к виднеющейся в вырезе ложбинке груди.
  - Спасибо, ты тоже неплохо выглядишь, - я делаю глоток из своего бокала. - Я думала, тебе не очень нравятся подобные мероприятия.
  - Я решил развеяться. И еще я подумал, что ты точно придешь. Мне хотелось тебя увидеть.
  - Необязательно было идти на такие жертвы, - мой голос звучит достаточно прохладно. - Ты мог просто мне позвонить.
  - Вот в чем дело, - глаза Брента сужаются. - Ты права.
  Я сжимаю пальцы свободной руки в кулак. От одного его взгляда кровь разгоняется по венам, устремляясь к низу живота. Он так сверлит меня взглядом, словно готов наброситься на меня прямо посреди приема на глазах у сотен гостей. И естественно, это меня заводит.
  - Сколько еще ты собираешься здесь пробыть? - интересуется Брент, лениво разглядывая гостей.
  - Я только что приехала, - рассеянно отвечаю я. - Возможно, недолго.
  Мне понятно, куда он клонит. И я не против перенести вечеринку к нему домой. Я не видела Брента с понедельника, но уже изголодалась по нему. Мне хочется его даже на расстоянии, что и говорить, если он стоит передо мной и смотрит на меня потемневшими глазами.
  - Твоя сестра? - вдруг спрашивает Брент.
  Я прослеживаю его взгляд и вижу Сиенну и Кимми. Они стоят недалеко от стола, где накрыт фуршет, и переговариваются.
  - Да, - я киваю.
  - Я видел ее тогда, у Коулманов. Вы очень похожи.
  Брент переводит взгляд на меня, и мне сразу становится жарко. Везде. Брент дотрагивается до моих пальцев, все еще сжатых в кулак, и разжимает их. Он проводит большим пальцем по моей ладони, и это прикосновение отзывается судорогой у меня между ног. Я едва не закатываю глаза от удовольствия, как кошка.
  - Брент, - я одергиваю его. И очень вовремя, потому что я случайно замечаю, как к нам приближается моя мама.
  Дерьмо.
  - Тейлор, - она улыбается мне, а потом смотрит на Брента. - Я вас помню. Вы преподавали в школе Тейлор, - мама подает Бренту руку, а он ее пожимает.
  - Это моя мама, Джордана МакКензи, - вставляю я. - А это Брент Эшер. И он давно не преподает.
  - Рад знакомству, - Брент, в отличие от меня, кажется, чувствует себя вполне комфортно. Да уж, самообладания ему не занимать.
  Пока они обмениваются любезностями, я раздраженно постукиваю ногой по полу. В мои планы не входило знакомство Брента с моими родителями. Более того, моя мама слишком проницательна, чтобы не заметить, как он мне нравится.
  Когда она бросает на меня мимолетный взгляд, я читаю в нем подтверждение моих мыслей. Она все поняла. Ну конечно.
  - Я и не знала, что вы писатель, - произносит мама, когда снова смотрит на Брента, прямо и открыто. - Но здесь о вас очень много говорят.
  Я заметила. Много кто пялится на Брента (особенно женщины). Пока мы стоим у камина, как нам подходит пара маминых подруг из благотворительного сообщества. Они пристают к Бренту с расспросами, а я извиняюсь и иду к столику, на котором расставлена выпивка.
  - Этот и есть знаменитый Брент Эшер? - Кимми бесцеремонно оглядывает Брента.
  - Да, - ворчу я. - Облепленный пожилыми поклонницами.
  - Вообще он не в моем вкусе, но в нем определенно что-то есть.
  - Знаю, - я делаю большой глоток из своего бокала.
  - Что случилось? - Сиенна пытливо смотрит на меня, изогнув бровь.
  - Меня раздражает то, что меня трясет от одного его прикосновения. И он видит это и пользуется этим, - я вздыхаю. - Я ничего не могу с собой поделать.
  - Ну и пусть, - сестра пожимает плечами. - Вы друг другу ничем не обязаны. Если вам нравится заниматься сексом, то почему нет?
  - Может, проблема в том, что тебе этого недостаточно? - вставляет Кимми. - Может, ты хочешь большего?
  - Ничего я не хочу, - я опустошаю свой бокал. - Ладно, черт со всем этим. Мы ведь пришли развлекаться, так?
  Меньше чем через час мое настроение становится лучше, чему способствует игристое вино и необременительный флирт с Китом Бартоном, старым другом Чейза. В детстве мы с Сиенной были тайно влюблены в него.
  Брент в это время тоже не обделен вниманием: вокруг него вьются женщины разных возрастов. Мы с ним изредка переглядываемся. Когда наши взгляды пересекаются, я читаю на его лице нетерпение.
  Я злюсь на него и на саму себя.
  Когда к гостям с речью обращается хозяин особняка, я выхожу на большую террасу, чтобы немного остыть. Брент появляется меньше чем через минуту. Я поворачиваюсь к нему лицом, прижимаясь к периллам.
  - Наслаждаешься вечеринкой? - я усмехаюсь. - Столько женского внимания. Ты, должно быть, в восторге.
  - Да не очень, - Брент кладет руки на перилла по бокам от меня. - Я был лишен твоего внимания.
  Моя грудь почти касается его пиджака, а его лицо всего в паре дюймах от моего.
  - Кто тот парень, с которым ты болтала? - бросает Брент.
  - Старый знакомый.
  - Может, уедем отсюда? - Брент придвигается ко мне еще ближе и проводит кончиком носа по моему уху. - Я ждал уже достаточно долго.
  Он кладет руки мне на талию и поглаживает меня сквозь платье подушечками больших пальцев, снова обезоруживая меня. Это нечестно. Мой живот скручивает.
  - Никак не могу насытиться тобой, - бормочет Брент.
  Его руки исследуют мою голую спину. Он прижимается ко мне, и я чувствую самое явное подтверждение его слов.
  - Брент, я так не могу, - выдавливаю я.
  - Я тоже. Поехали ко мне.
  Он медленно проводит языком по моей нижней губе, который спустя секунду нагло вторгается в мой рот. Я поддаюсь ему, мое тело сдается, оно тянется, льнет к нему.
  - Жаль, что я не могу взять тебя прямо здесь, - Брент нетерпеливо втягивает воздух через зубы. - Или могу...
  Я охаю от неожиданности, когда он разворачивает меня лицом к саду и прижимается ко мне.
  - Брент, что ты делаешь? - я пытаюсь снова оказаться к нему лицом, но он крепко держит меня.
  - Здесь никого нет, - Брент прикусывает кожу на моей шее. - И я не хочу больше ждать.
  Он подтягивает подол моего платья, пока его руки не получают доступ к моим бедрам. Кожу словно обжигает от его прикосновений. Я сошла с ума, если позволяю ему это...
  - Ты и так дразнила меня весь вечер, Тейлор, - Брент целует меня за ухом, и у меня подгибаются колени. Это так приятно, что я пропускаю выдох и едва не захлебываюсь воздухом.
  Одна рука Брента ныряет в разрез моего платья и ложится на грудь, легонько сжимая ее, а вторая проскальзывает у меня между ног. Я задыхаюсь и прижимаюсь к Бренту.
  Нет. Так не должно быть. Я выворачиваюсь, поправляю платье и гневно смотрю ему в глаза.
  - Что ты делаешь, Брент? Это неправильно. Нельзя вот так просто схватить меня и... поиметь, просто потому, что тебе так захотелось!
  - Тейлор, ты нарочно дразнишь меня? - мрачно спрашивает Брент, и его руки снова обвивают мою талию.
  - Ты просто невозможный, - бормочу я, всплескивая руками. - Я хочу выпить. И прекрати все время делать это.
  - Делать что? - Брент усмехается и прикусывает мочку моего уха.
  - Ты знаешь, что.
  Я решительно высвобождаюсь из его объятий и делаю несколько шагов по направлению к дверям.
  - Я найду тебя позже, - обещает Брент.
  
  Брент набрасывается на меня, едва за ним закрывается дверь. Он кидает пиджак на пол, за локти притягивает меня к себе и целует.
  Мы доехали до его дома за рекордно короткое время, но все равно дорога показалась мне слишком долгой. И нам даже не понадобилась какая-либо прелюдия: мы оба были на пределе, заведенные и изголодавшиеся друг по другу.
  Я стаскиваю с Брента рубашку, а он тащит меня в спальню. Потом он вдруг останавливается у кровати и, глядя на меня сузившимися глазами, тянет ремешок на платье. Затем смахивает тонкую ткань с плеч, и оно соскальзывает на пол.
  - Весь вечер хотел сделать это, - в голосе Брента столько неприкрытого желания, что мышцы внутри меня непроизвольно сжимаются. - Мне определенно нравится это платье. Но еще больше нравится то, как ты смотришься без него.
  Спустя несколько секунд я уже лежу на постели Брента, придавленная весом его смуглого жилистого тела. Его руки блуждают по мне в самой разнузданной манере, что только сильнее заводит.
  - Брент, я хочу тебя, - я всхлипываю, изнывая от похоти, которая съедает меня изнутри.
  - Я знаю, милая, - он прикусывает мою нижнюю губу, а потом переворачивает на живот.
  От того, как он произносит слово "милая", сдавливает грудь, меня переполняет восторг.
  Брент отводит мои волосы в сторону и прижимается губами к шее, целует за ухом. Его пальцы пробегают по моей груди, животу, а потом добираются до моей промежности и проскальзывают внутрь. Я снова всхлипываю и выгибаю спину. Ноги дрожат от нетерпения.
  Брент шепчет мне на ухо что-то интимное, он прижимается ко мне бедрами и слегка трется об меня, доводя меня до безумия ожиданием наиболее полного контакта. Он встает на пол, на колени и подтягивает меня к себе так, что я оказываюсь в той же позе, что и он - спиной к нему.
  Он кладет руки мне на бедра и, наконец, входит в меня, так резко, что я вскрикиваю. Я еще сильнее выгибаю спину, полностью принимая его в себя. Брент шире разводит мои ноги, и упирается в меня до конца, в самое чувствительное место глубоко во мне. Он массирует его изнутри, немного болезненно, но так приятно, и с каждым новым движением с моих губ срываются стоны и всхлипы.
  Брент хватает мои запястья, разводит руки в стороны и прижимает к кровати так, что я оказываюсь прижатой к простыням животом и грудью. Я сжимаю пальцами ткань, зарываюсь в нее лицом, борюсь с нарастающей в груди истерикой. Брент двигается во мне так быстро, постоянно набирая темп. Он наклоняется, его руки перемещаются мне на грудь. Я чувствую спиной жар его тела. Он сильно сжимает пальцами мои соски, и я вдруг бурно кончаю.
  Во мне все горит, плавится и взрывается, тело охватывает мелкая дрожь. Мне не хватает воздуха и едва хватает сил, чтобы вынести такой оглушительный напор наслаждения. На глазах выступают слезы облегчения.
  Я почти сразу прихожу в себя, потому что Брент не останавливается, продолжая врываться в меня в том же неистовом темпе. Я мотаю головой из стороны в сторону и начинаю вырываться из-под него, не в силах больше терпеть. Я успеваю вскочить на кровать, когда Брент ловит меня за лодыжку и переворачивает на спину.
  Он наваливается на меня сверху и мутным взглядом заглядывает в мое лицо. Я понимаю, что он и не думает останавливаться. Когда он снова входит в меня, раскрываю рот в беззвучном крике.
  Брент заново проделывает все это со мной еще пару раз за ночь, заставляя меня стонать, выкрикивать его имя, брыкаться под ним. Такая компенсация за долгое отсутствие близкого контакта с ним мне по душе.
  
  - В пятницу я иду на вечеринку, - я откидываюсь на спинку кровати и подтягиваю колени к подбородку.
  - Что за праздник? - Брент вопросительно выгибает бровь.
  - Сиенна идет на встречу выпускников, которую устраивает один парень из ее класса. Если хочешь, можешь пойти со мной.
  Я рассматриваю свои пальцы. Скорее всего, Брент откажется, но мало ли. Сиенна права: мне все равно хочется проводить время с Брентом вне его спальни.
  - Вряд ли кто-то обрадуется, когда увидит на вечеринке бывшего учителя.
  - Ты не преподавал в их классе, - я пожимаю плечами. - Ты переехал сюда позже.
  - Спасибо, но не думаю, что смогу пойти с тобой, - Брент дергает мочку моего уха. - Но если ты вдруг передумаешь и решишь приехать ко мне, я не буду возражать.
  Его рука проскальзывает под мою рубашку и лениво поглаживает живот.
  - Ты действительно хотела, чтобы я поехал?
  - Я предложила просто из вежливости, - я тихо фыркаю. Конечно, это ложь.
  - Все равно спасибо.
  
  Жилище Джонни Уинстона, которое досталось ему, когда его родители переехали в Сан-Франциско, похоже на охотничий домик. Когда мы появляемся, вечеринка в самом разгаре. В огромный бассейн ныряют парни и девушки, из дома доносится громкая музыка, во дворе толпится народ. Пахнет дымом от барбекю и безудержным весельем.
  В лицо я знаю почти всех, кто учился с Сиенной, но помимо их выпуска здесь много незнакомых мне ребят. Меня охватывает чувство ностальгии. В школьные годы и побывала на стольких подобных вечеринках, что и не сосчитать.
  - Дамы, - у нас за спинами появляется хозяин дома и обнимает меня и Кимми за плечи.
  - Привет, Джонни, - хором здороваемся мы.
  - Кимберли Саммерс и Сиенна МакКензи, мои любимые одноклассницы, - Джонни улыбается пьяной, но доброй улыбкой. - И младшая сестренка Сиенны, Тейлор. Ты здорово выросла. Такая же красотка, как и сестра.
  Джонни безобидно ерошит мои волосы рукой.
  - Надеюсь, мы не пропустили все самое интересное, - Кимми принимает из рук Джонни стаканчик с пивом.
  - Без вас, девчонки, ничего интересного не происходило.
  Джонни болтает без умолку, пока его не уводит прочь блондинка в розовом бикини.
  - Ну что, девочки, вы готовы повеселиться, как в школьные времена? - Кимми вертит головой, оглядываясь по сторонам. - Эй, кто-нибудь принесет нам выпить?
  - Я сразу сказал, что без этих крошек вечеринка еще по-настоящему не началась, - перед нами возникает Роб Лэнгстон и протягивает руки, обнимая Кимми за талию. - Я ждал только тебя, детка.
  Мы с Сиенной закатываем глаза, а потом покатываемся со смеху, вспомнив, как Кимми и Роб зажигали на вечеринке в честь его совершеннолетия. Я чувствую себя так, словно мне снова семнадцать. Почему бы не напиться в компании старых друзей?
  
  Мы с Сиенной насквозь мокрые и уже немного пьяные. Хорошо, что мы бросили сумки в хозяйской спальне, потому что десять минут назад Роб и Джонни столкнули нас в бассейн прямо в одежде. Не то что бы на нас ее так много: короткие шорты и майки поверх купальников.
  Когда мы возвращаемся в дом, Сиенна просит одного из парней принести нам два пива. Тот с радостью выполняет ее просьбу и даже немного расстраивается, когда после сестра вежливо отсылает его подальше.
  Мы устраиваемся на высоких стульях за стойкой. Я сбрасываю свои сланцы. Сиенна потеряла свои в бассейне. Джонни вызвался выловить их, но Роб начал с громким хохотом топить его.
  - Твое здоровье, милая, - сестра подмигивает мне, мы чокаемся запотевшими бутылками.
  - Хейден остался дома? - я обкидываю за спину мокрые волосы и облокачиваюсь на стол.
  - У него сегодня деловой обед, - Сиенна корчит рожицу. - А твой строгий учитель?
  - Я позвала его с собой, - признаюсь я.
  - Но он не пошел.
  - Не пошел. Да я и не стала особо настаивать.
  - Видимо, твой блондин передумал.
  Я осекаюсь и оборачиваюсь.
  Брент стоит позади меня, его губы изогнуты в кривой усмешке. На нем джинсы и футболка с рекламой мексиканского пива. Он не так уж и выделяется на фоне остальных парней, несмотря на разницу в возрасте.
  - Уже искупались? - он дотрагивается до моих мокрых волос, перекладывая их на другое плечо.
  - Я Сиенна, - сестра приветливо улыбается и пожимает протянутую руку Брента.
  - Брент, - он склоняет голову на бок.
  - Ты все-таки решил приехать, - я наблюдаю, как он плавно опускается на табурет рядом с Сиенной.
  - На случай, если вас понадобится подвезти после вечеринки, - в его глазах светятся насмешливые огоньки.
  Брент прекрасно осведомлен о том, что наш дом находится в пятнадцати минутах ходьбы отсюда. Но самое главное, что он все равно приехал. Ко мне.
  
  Брент и Сиенна быстро спелись: они довольно живо общаются, а я наблюдаю за ними, потягивая пиво. Я совсем не ожидаю услышать свое имя сквозь музыку и прочий шум.
  Мы с сестрой одновременно поворачиваем головы. Брент задерживается всего на секунду. Эрик Ландин, первый парень Сиенны, стоит всего в нескольких шагах от нас.
  Он высокий и довольно симпатичный, а перебитый в драке нос даже прибавляет ему обаяния. В десятом классе он подрался с Томом Терренсом за то, что тот обидел Сиенну. К слову, Тому тогда досталось куда больше.
  - Эрик! - сестра спрыгивает со стула и обнимает его за шею.
  Я чувствую, как кровь отливает от лица, и сжимаю между колен вдруг задрожавшие руки.
  - Привет, - Эрик тепло улыбается нам обеим. Но на меня он смотрит как-то по-особенному.
  - Когда ты вернулся? - спрашивает Сиенна.
  - Сегодня утром. Джонни позвонил пару часов назад и сказал, что я пропускаю дикое веселье.
  Эрик переводит взгляд на Брента, а потом протягивает ему руку. Я ловлю себя на том, что нервно постукиваю ногой по ножке табурета.
  Он присоединяется к нашей компании. Мы болтаем, но я не очень-то понимаю, о чем именно. Мысли мои витают далеко от этой кухни с разбросанными повсюду одноразовыми стаканчиками и мисками из-под чипсов. Позади меня раздается громкий женский смех. Я оборачиваюсь и вижу парочку, обжимающуюся на диване.
  Я чувствую себя героиней плохой мелодрамы: все это настолько напоминает мне о том, о чем я не хочу думать прямо сейчас.
  Снова повернув голову, ловлю взгляд Эрика, и мои щеки вспыхивают. Внезапно я понимаю, что над стойкой повисла тишина. Про себя я кляну Эрика на чем свет стоит. Это же надо быть таким идиотом, чтобы пялиться на меня, когда рядом сидят Сиенна и Брент!
  В этот момент я жалею только о том, что не могу прямо сейчас провалиться сквозь землю.
  - Что-то мы засиделись, - я вскакиваю на ноги и поправляю мокрую майку.
  - В чем дело, Тейлор? - Сиенна сужает глаза.
  Я не знаю, что ей ответить. Пока я подбираю слова, проницательный взгляд сестры сканирует меня, а потом Эрика. В конце концов, она ехидно улыбается. Когда она так делает, дела плохи.
  - Не стоит, Тейлор. Вы сидите, а я, пожалуй, отправлюсь домой.
  Сиенна выходит из кухни. Я опускаю руки, поворачиваюсь к Бренту и натыкаюсь на его заинтересованное лицо. Он выглядит так, словно наблюдает спектакль в театре. По крайней мере, он не выглядит так, словно это все каким-то образом его задевает.
  Это было несколько лет назад, и у меня, как и у него, была другая жизнь. Наверное, он это понимает.
  - Мне надо догнать Сиенну, - я вздыхаю и заставляю себя посмотреть на Эрика. - Извини.
  Мне неловко и перед ним тоже, но это не так важно. И почему я все время все порчу?..
  - Я могу тебя подвезти, - Эрик выглядит виноватым.
  Черт, мне бы хотелось, чтобы он был виноват.
  - Тейлор со мной, - Брент коротко улыбается Эрику и выжидающе смотрит на меня.
  Из-за фразы, которую как бы невзначай кинул Брент, все происходящее кажется мне еще более нереальным. Он только что заявил свои права на меня? С чего бы это? Ах, да. Доминирование между самцами. Кажется, это что-то из области этологии.
  Я прощаюсь с Эриком и плетусь за Брентом к машине. Когда мы подъезжаем к воротам моего дома, я вижу на крыльце Сиенну.
  - Я позвоню тебе, - быстро прощаюсь с Брентом и выскальзываю из машины.
  
  Я взбегаю вверх по ступенькам вслед за Сиенной. Она врывается в свою комнату и хлопает дверью перед моим лицом. Я слышу, как щелкает замок.
  - Сиенна, - жалобно зову я.
  Она молчит.
  - Сиенна! Ну открой мне. Пожалуйста. Я все тебе объясню.
  Сестра громко включает музыку, чтобы не слышать меня. Я всплескиваю руками и бреду в свою комнату в противоположном конце коридора. Хорошо, что родителей и Шоны нет дома. Не знаю, как бы я объясняла маме эту сцену.
  Я чувствую себя дрянью. Наверное, я и есть дрянь. Кто еще мог так поступить со своей сестрой?
  Я плюхаюсь на свою кровать и вытираю слезы с висков. Конечно, я всегда боялась, что когда-нибудь Сиенна обо всем узнает. Но я надеялась, что этого не произойдет.
  И самое гадкое - я даже не могу оправдать себя тем, что Эрик подлец, который тащит в постель всех хорошеньких девушек. Он вовсе не такой. Он умный, интересный и зрелый парень (по крайней мере, раньше он всегда был таким). И, конечно, между нами все произошло по обоюдному согласию.
  Да, я хотела переспать с ним. И обстановка была такой располагающей, и он был таким же обаятельным, как всегда. И, конечно, тогда я уже не видела в нем парня свой старшей сестры. У нее была своя жизнь в колледже, веселая и полная романтических связей.
  Я почти не сплю этой ночью, только бегаю до комнаты Сиенны, чтобы подергать закрытую дверь, и обратно. Под утро я все-таки засыпаю.
  Меня будет еле слышный скрип двери. Сиенна в мятой футболке и шортах, с растрепанными после сна волосами, идет к кровати и забирается под мое одеяло.
  Я смотрю на нее и жду.
  - Прости, - наконец, произношу я, не выдержав взгляда ее карих глаз. - Я не хотела обидеть тебя. Ты знаешь, как сильно я люблю тебя.
  - Знаешь, что действительно меня обидело? - хмуро спрашивает сестра.
  - Нет.
  - Не то, что ты переспала с парнем, в которого я была влюблена с восьмого класса, а то, что ты скрыла это от меня, - Сиенна обиженно надувает губы.
  - Господи, в этом ты вся, Сиенна. Мне было жутко стыдно, - признаюсь я.
  - Я расписала тебе свою первую ночь в подробностях, хоть и находилась на другом континенте!
  - Как ты себе это представляешь? Это произошло случайно. Правда.
  - Как это часто бывает. Я хочу знать, - упрямо заявляет Сиенна.
  - Нет, не хочешь. Это не та вещь, которую я могу с тобой обсуждать.
  - Тейлор!
  - Сиенна, ты встречалась с ним почти два года. Ты была влюблена в него. Ты хотела выйти за него замуж. Я уверена, что вы даже были близки к тому, чтобы заняться сексом!
  Я сажусь на кровати и натягиваю одеяло на плечи. Сиенна садится напротив и требовательно смотрит на меня. Я закатываю глаза и начинаю рассказывать.
  - Помнишь, я говорила тебе, что свои первые весенние каникулы провела во Франции?
  - Со своими однокурсниками, я помню.
  - Мы с Эриком встретились в одном из клубов, а на следующий день поехали пить кофе и гулять по набережной. Вспоминали школьные времена, а потом замерзли и засели в одном баре. Мы оба напились, познакомились с какой-то шумной компанией, потом поехали к кому-то домой... Утром мы с ним проснулись в одной постели, непонятно где. Совершенно очевидно, что между нами был секс. На следующий день я улетела в Лондон. Конец истории.
  Сиенна задумчиво смотрит в окно, а потом поворачивает ко мне свои темные глаза.
  - Надо же, как иногда все складывается.
  Мы некоторое время молчим.
  - Как все было?
  - Как было что?
  - С Эриком, балда! - Сиенна щипает меня за плечо.
  - Я не могу об этом говорить! Вы с ним...
  - Встречались, да-да, я помню, - перебивает меня Сиенна. - Давай, расскажи мне, что я упустила в старшей школе.
  - Я совсем ничего не помню, - оправдываюсь я.
  - Что, это было всего один раз?
  Я краснею и проклинаю себя.
  - Та-ак, - протягивает Сиенна.
  - Эрик приехал в Лондон, случайно или нет, я не знаю. Следующим летом. Он каким-то образом нашел мой номер телефона.
  - И сколько это продолжалось?
  - Почти две недели. Хватит меня пытать, мне неловко об этом говорить!
  Я встаю с кровати и подхожу к окну. Сиенна вовсе не выглядит расстроенной, скорее, любопытной, но мне все равно некомфортно.
  - Тейлор, это нечестно! - сестра швыряет в меня подушку.
  - Мне было восемнадцать лет, и у меня бурлили гормоны, - оправдываюсь я.
  - Потаскушка, - шепотом произносит Сиенна. - Ты так и не сказала, каков он.
  - Все было хорошо.
  Я не кривлю душой. На самом деле мне все понравилось. Конечно, то, что происходит между мной и Брентом - это совсем другое дело. Даже не сравнить.
  - Хорошо - это не ответ.
  - Я в душ, - я спешу скрыться в ванной и запираюсь изнутри.
  - Когда ты выйдешь, я все еще буду здесь! - смеется Сиенна за дверью. - Только подумать - ты и Эрик Ландин!
  - Сиенна!..
  
  Мы с Сиенной завтракаем на террасе на заднем дворе.
  - А что с Брентом? - спрашивает сестра.
  - Не знаю.
  - Вчера он выглядел не совсем довольным.
  - Тут уже ничего не поделаешь, - я откидываюсь на спинку плетеного кресла и складываю руки на животе. - Меня больше беспокоит навязчивое внимание Эрика. Он звонил утром уже два раза.
  - Если хочешь, мы можем уехать куда-нибудь, пока он не заявился прямо сюда.
  - Поехали.
  Я подскакиваю с кресла, а Сиенна смеется и идет за мной.
  Странно все. Я не знаю, как на месте Сиенны отнеслась к этому всему я. Все-таки она намного мягче, чем я. Только подумать, как все вышло. Нет, я бы точно не смогла так легко все это воспринять.
  С другой стороны, я чувствую невероятное облегчение. Мне было очень нелегко держать всю эту историю в себе, учитывая то, что мы с сестрой делились друг с другом абсолютно всем.
  
  На следующее утро мы с Брентом встречаемся в кофейне. В последнее время это стало нашей привычкой по умолчанию. Я пропустила вчерашний день, потому что все еще испытывала неловкость после сцены у Джонни.
  Я замечаю Брента еще с улицы: он сидит у большого окна, наблюдая, как я приближаюсь ко входу. Я заказываю себе ванильный латте и круассан с сыром.
  Я сажусь напротив Брента, нацепив на лицо непроницаемое выражение.
  - Привет, - я коротко улыбаюсь.
  - Доброе утро, - Брент кивает.
  Под его пристальным взглядом я принимаюсь за круассан. Закончив, отпиваю кофе и откидываюсь на спинку сидения.
  - Значит, ты спала с парнем своей сестры? - Брент сцепляет пальцы в замок и подпирает ими подбородок.
  - Когда я спала с ним, он уже два года как не был ее парнем, - цежу я сквозь зубы. Он не заставит меня снова чувствовать себя виноватой. - И спасибо, что спросил.
  - Как скажешь.
  - Да что с тобой? - я взрываюсь. - Вспомнить хотя бы свадьбу твоей сестры. Как будто ты так уж разборчив в связях. Да ты переспал со всеми подругами Марисы, как будто был не в состоянии удержать свой член в штанах!
  Брент смотрит на меня, и его взгляд не предвещает ничего хорошего. Поэтому я совершенно теряюсь, когда он вдруг запрокидывает голову и начинает хохотать. Он издевается надо мной. Определенно издевается.
  - С меня хватит, - я встаю и иду к выходу.
  Брент догоняет меня на улице и хватает за руку.
  - Тейлор, подожди.
  Я поднимаю на него ледяной взгляд. Ему по-прежнему смешно, хоть он и пытается сдержаться.
  - Ты такая вспыльчивая. Пойдем, я отвезу тебя домой.
  - Сама доберусь, - я выдергиваю руку.
  - Не будь такой упрямой. Садись в машину.
  Я, демонстративно задрав подбородок, устраиваюсь на пассажирском сиденье. Брент захлопывает за мной дверь, обходит машину и садится за руль.
  - Господи, ну и характер у тебя.
  - Если тебя что-то не устраивает, я не навязываюсь! - почти рявкаю я.
  Брент сдерживает улыбку.
  - Есть планы на сегодня?
  Я пожимаю плечами. Вообще-то я планировала немного поработать дома, но это может подождать до завтра, если у меня появится альтернатива поинтереснее.
  - Как насчет небольшой прогулки?
  - Прогулки?
  - Да, - Брент выезжает на дорогу, самодовольно улыбаясь. - Не то что бы я все продумал заранее... просто решил, что тебе захочется составить мне компанию.
  - Валяй, - я устраиваюсь на сидении с ногами. - Сегодня я полностью в твоем распоряжении.
  
  День получается необыкновенным.
  Брент действительно устраивает мне прогулку, вот только он не упомянул о том, что она состоится на катере. Он заранее заказал в ресторане закуски, фрукты и прихватил вино. Его тщательная подготовка меня приятно удивляет.
  Брент берет на себя заботы о мелочах, предоставив мне просто наслаждаться нашим уединением. Он даже купил для меня купальник, конечно, раздельный и совсем не скромный. Вещица приходится мне впору - кто бы сомневался.
  Пока Брент мажет меня солнцезащитным кремом, я нахожусь на грани обморока. Его длинные крепкие пальцы скользят по мне, заставляя кожу гореть от прикосновений, а я лежу, блаженно прикрыв глаза.
  Мы наедаемся до отвала, пьем вино, загораем и разговариваем обо всем подряд. Брент рассказывает мне о своих школьных и студенческих годах, о том, почему между ним и сестрой сложились такие теплые отношения. Еще он засыпает меня вопросами о том времени, которое я провела в Лондоне, о том, почему я выбрала профессию дизайнера и прочем.
  Я жалею только о том, что со мной нет моей камеры, потому что смуглая кожа Брента так соблазнительно поблескивает в лучах солнца, да и пейзажи вокруг невероятные.
  Я давно не чувствовала себя такой умиротворенной и возбужденной, свободной и нужной одновременно.
  После Брент отвозит меня к себе домой, где мы вместе принимаем душ. Он дразнит меня, скользит намыленными руками по моему телу, но не касается тех мест, которые нуждаются в его прикосновениях больше всего. Выключив воду, он ведет меня в спальню.
  Мы не закрыли шторы, и закатное солнце бьет в высокие окна, прорезая воздух яркими лучами. Брент укладывает меня на постель и осторожно откидывает мои влажные волосы.
  - Знаешь, только одна вещь может быть лучше, чем заниматься с тобой любовью.
  Я закрываю глаза, когда Брент дотрагивается губами до моего горла. Он прокладывает цепочку поцелуев вниз, касается моей груди.
  - Какая? - мой голос дрожит так сильно, что звучит почти неузнаваемо.
  - Ожидание того, чтобы заняться с тобой любовью, - большим пальцем Брент нежно поглаживает мою нижнюю губу.
  Его слова заставляют меня замереть в его руках. Я беззвучно сглатываю, чувствуя, как на глазах выступают слезы. Меня охватывает смятение, и целая гамма эмоций обуревает меня, Эмоций настолько сильных, что я словно вот-вот разлечусь на части.
  Брент не перестает меня удивлять. Не успеваю я привыкнуть к тому, что он берет меня, как и когда захочет, как в следующий раз он такой нежный и чуткий... и так сладко целует меня... и так хорошо знает мое тело... и так глубоко во мне...
  Я издаю тихий вздох, похожий на стон.
  - Тебе хорошо? - шепотом спрашивает Брент у моего уха.
  Хорошо ли мне? Я не знаю, было ли мне вообще когда-либо так хорошо. И вообще, хорошо - слишком скромное определение. Я хочу сказать об этом Бренту, но не могу произнести ни слова. Я судорожно киваю, и моя щека трется о его короткую щетину.
  Брент подхватывает меня и меняет положение, прислонившись к спинке кровати. Теперь я сижу сверху, и мои волосы опутывают наши влажные тела. Брент берет меня за бедра и тянет на себя. Он вдруг проникает так глубоко в меня, как никогда, и моя кожа тут же покрывается испариной.
  Потом он чуть приподнимает меня, и я уже собираюсь застонать, выражая протест, как он дотрагивается губами до моей груди. Во мне растет что-то большое и светлое, становится таким объемным, что уже не умещается в моем теле. Этот свет окутывает меня, обволакивает со всех сторон, забирается мне под кожу, под веки, ослепляет меня...
  Я всхлипываю, за секунду до того, как этот свет взрывается во мне миллионами искр, и Брент прижимает меня к себе. Я с изумлением ощущаю, как две слезы все-таки скатываются по щекам, и Брент успевает перехватить их у моих губ. Мой всхлип тонет в его поцелуе, и я полностью погружаюсь в него, отдаюсь ему целиком, растворяюсь в нем, сливаюсь с ним...
  
  По возвращении домой я чувствую себя такой уставшей, что мне хочется только добраться до спальни и рухнуть на кровать.
  Со стороны кухни слышится тихое дребезжание посуды. Я нахожу здесь маму, которая, видимо, убирает со стола после ужина.
  - Привет, - я подхожу к ней и целую в щеку.
  - Привет, милая.
  - А где все?
  - Твой отец в кабинете. Сиенна уехала на ужин к родителям Хейдена.
  Я помогаю маме убрать со стола тарелки и иду к мойке.
  - Ты не приехала на ужин.
  - Я ужинала в другом месте, - осторожно произношу я.
  - У тебя все хорошо? - мама заглядывает в мое лицо, и от ее проницательного взгляда мне становится не по себе.
  - Конечно, - я улыбаюсь, подавляя в себе желание убежать в свою комнату. Я беру из ее рук посуду и осторожно ставлю в раковину, стараясь унять дрожь в руках.
  - Я могу спросить тебя кое о чем? - мама выгибает темную бровь изящной формы.
  Черт. Черт, черт. Надеюсь, мои опухшие губы не так бросаются в глаза. Как и до сих пор подрагивающие руки. Надеюсь, мама не догадается, что еще полчаса назад я занималась сексом. Это было бы ужасно. Ну и глупости лезут мне в голову.
  - Что именно? - я не выдерживаю ее взгляд и опускаю глаза, тщательно намыливая тарелку.
  - Брент Эшер.
  Я едва не роняю тарелку в раковину и разбрызгиваю вокруг пену.
  - Вы с ним часто видитесь?
  - Почему ты спрашиваешь?
  Меньше всего мне хочется беседовать с мамой на эту тему.
  - Я переживаю за тебя. По-моему, это вполне естественно, - мамины губы складываются в мягкую улыбку. - Я хочу, чтобы у тебя все было хорошо.
  - У меня все хорошо, - осторожно отвечаю я.
  Мама берет тарелку из моих рук и протирает ее полотенцем.
  - Тейлор, я не хочу, чтобы тебе снова пришлось уезжать на другой континент.
  Она догадалась. Это паршиво.
  - Я решила остаться здесь, - успокаиваю я ее. - Мне нравится работать с Чейзом. И я жутко скучала по дому, поэтому вовсе не собираюсь куда-то уезжать.
  Мама молчит, а потом произносит:
  - Хорошо.
  Вот тебе и прелести жизни с родителями.
  
  Во вторник мы с Сиенной встречаемся за обедом. Когда мы заканчиваем трапезу, сестра откидывается на спинку стула и, прищурившись, смотрит на меня.
  - Рассказывай. Тебя что-то гложет. Думаю, дело в твоем развратном учителе.
  - Я в растерянности, - я подпираю подбородок рукой. - Когда я с Брентом, мне плевать на все остальное. Я словно растворяюсь в нем. Нет, даже не так. Я теряюсь в нем. Я никогда не хотела таких отношений. Для меня всегда было важно быть собой, чувствовать себя, не терять себя. Дело не в том, что зациклена на себе... Ты понимаешь, о чем я?
  - Господи, ты никогда не думала, что нужно просто меньше копаться в своей голове? - Сиенна закатывает глаза. - Почему ты думаешь, что, находясь рядом с Брентом, не можешь быть самой собой? Ты - это ты. Даже если ты классно проводишь время в постели с мужчиной, который тебе нравится. И, кстати, все эти твои сомнения и страхи основаны на элементарной боязни отношений. Серьезных отношений. Я не говорю сейчас о том, что ты готова затащить Брента под венец и нарожать ему детей. Ты боишься, что он займет в твоей голове или в твоем сердце слишком много места. А потом произойдет что-нибудь не очень приятное, и тебе будет больно. Это нормально.
  И почему я сама до этого не додумалась?..
  - Мне хочется лучше себя контролировать. - Тейлор, вовсе не плохо иногда от кого-то зависеть. Я знаю, какая ты вся из себя самодостаточная, но попытайся не забивать себе голову всякими глупостями. Просто получай удовольствие от всего этого. Пока у тебя есть такая возможность.
  Сестра пытливо всматривается в мое лицо.
  - Не надо так на меня смотреть, - я начинаю злиться.
  - Я смотрю на тебя так же, как и всегда, - Сиенна поднимает руки в защитном жесте. - Мне просто интересно, что ты собираешься делать дальше.
  - Почему я обязательно должна что-то делать?
  - Потому что ты и так влюбилась в Брента по уши.
  - Я вовсе не влюбилась в него! - я вспыхиваю. - Мы просто...
  - Трахаетесь, - заканчивает за меня сестра.
  - С меня хватит, - я с громким скрежетом отодвигаю стул и вскакиваю на ноги. - Не хватало еще, чтобы ты пичкала меня нравоучениями.
  - Эй! - Сиенна хватает меня за руку. - Остынь, ладно? Я вовсе не собиралась учить тебя жизни. Я переживаю за тебя, и, по-моему, это вполне естественно.
  Я сажусь обратно и сцепляю пальцы в замок, закусив губу.
  - Господи, ты стала слишком нервной, - глаза Сиенны расширяются. - Я думала, ты вцепишься мне в шею.
  - Вот еще, - я фыркаю и делаю большой глоток "маргариты". Сиенна настолько права во всем, что касается меня и моих сумбурных чувств к Бренту, что это разозлило меня. Я не извиняюсь, потому что знаю, что она и так меня простила.
  - Давай съездим куда-нибудь? Вдвоем. Только ты и я. На пару дней. Может, больше, если мне удастся тебя удержать вдали от твоего учителя. Сиенна вопросительно выгибает брови. - Ну давай, Тейли! Тебе необходимо проветрить мозги. Думаю, я смогу выбить себе несколько отгулов.
  - Неудивительно, ты же спишь со своим начальником, - я мстительно улыбаюсь, а сестра смеется.
  - Да, у этого факта есть преимущества. Ну, так что?
  - Я подумаю.
  
  Следующие четыре дня мы с Сиенной и Кимми проводим в маленьком мексиканском городке, недалеко от границы с Калифорнией. Сестра была права, мне действительно удается отвлечься и расслабиться. Не то что бы я не думаю о Бренте каждый день: мне его не хватает. Но я могу это пережить. И это успокаивает меня.
  Мы с девочками живем в симпатичном бунгало в двух шагах от моря. Спим до обеда, потом завтракаем, наедаясь до отвала, загораем на пляже, много плаваем. А вечера и ночи проводим в местных ресторанчиках, барах и клубах. Кимми, как единственная блондинка среди нас, тут же обзаводится кучей поклонников, начиная от служащего отеля и заканчивая владельцем одного из клубов.
  Я действительно получаю удовольствие от той беззаботности, с которой мы проводим время. Сиенна в который раз оказывается права: мне просто необходимо было проветрить мозги, сделать передышку.
  Брент периодически пишет мне забавные сообщения на телефон, а иногда - невероятные непристойности, которые заставляют меня хотеть немедленно умчаться обратно в Штаты, добраться до Брента и залезть к нему в штаны.
  
  По приезду домой я заведена как никогда. Может, моя голова остыла от бесконечных мыслей о нас с Брентом, но тело, наоборот, только распалилось от того, что его не было рядом все это время.
  Я распаковываю сумку в своей комнате, когда он звонит.
  - С возвращением, - теплый голос Брента на другом конце заставляет все внутри сжаться.
  - Спасибо, - я улыбаюсь, и он наверняка слышит это.
  - Какие планы?
  - Хочу принять ванну.
  - Я надеялся, что ты приедешь ко мне, чтобы показать фотографии, которые сделала во время поездки. Взамен предоставляю расслабляющую ванну.
  - Звучит заманчиво. Вот только фотографий я не делала.
  В этот момент в комнату врывается Сиенна. По выражению моего лица она догадывается, с кем я разговариваю.
  - Привет, Брент! - вопит она, а потом падает на мою кровать.
  - Твоя сестра? - Брент усмехается.
  - Да. Ее бойфренд в очередной командировке, поэтому сегодня я под прицелом.
  - Она может составить нам компанию.
  - Что? - я застываю с вешалкой для одежды в руках.
  - Мы просто посидим, выпьем втроем, - Брент смеется. - А ты о чем подумала?
  - Заткнись, - я фыркаю. - Я перезвоню тебе.
  - Буду ждать. И, Тейлор?
  - Да?
  - Моя ванна слишком мала для троих.
  Брент дает отбой прежде, чем я успеваю отреагировать.
  - Соскучился, - уверенно произносит Сиенна, забросив длинные ноги на стенку. - Езжай, позабавься и за меня тоже, потому что Хейдена не будет до среды.
  - Вообще-то, Брент пригласил и тебя тоже.
  - Брось. Вам наверняка и без меня будет чем заняться.
  - Мы и это успеем, не переживай. Серьезно.
  - Хотя, если ненадолго... - Сиенна сползает с кровати и направляется к двери. - Возьму текилу, которую я привезла с собой! Дай мне пять минут.
  
  Меня развозит после первых четырех стопок. Наверное, все дело в том, что последние сутки я почти не спала. Я устраиваюсь в кресле, поджав под себя ноги. Сиенна и Брент продолжают планомерно опустошать бутылку с текилой, а я засыпаю, положив голову на подлокотник и подтянув ноги к подбородку.
  Положение не очень-то удобное, поэтому я просто дремлю и слушаю обрывки разговора сестры с Брентом.
  - ... и когда-то она была моей ученицей. Когда я думаю об этом, то не могу отделаться от ощущения, что делаю что-то неправильно.
  - Приятель, тебя никто не обвиняет в растлении несовершеннолетних. И, к тому же, у тебя был роман с другой женщиной. Она тоже преподавала в нашей школе, насколько я знаю.
  - Да, - Брент, кажется, немного смущен, хотя это мало на него похоже. - Можешь думать обо мне, что угодно, но если бы я не стал встречаться с ней или с кем-то еще... Черт, тогда между мной и Тейлор ничего не могло быть. Даже если бы я и хотел.
  То есть ты не хотел? Лгун.
  - Она всегда мне нравилась, - вдруг признается Брент. - Ей трудно не симпатизировать. Видимо, обаяние - ваша семейная черта.
  - Спасибо, - Сиенна хмыкает.
  - Это правда. Тейлор всегда была умной и довольно милой.
  - Это тоже семейное.
  - Ну а если серьезно, не хочу, чтобы она влюблялась в меня, - голос Брента становится тише.
  Ну конечно. Как будто это так сильно от меня зависит.
  - Чаще всего такие вещи происходят сами собой, - язвит Сиенна, словно читая мои мысли.
  - Тейлор еще слишком молода. Насколько я знаю, у нее не было отношений с мужчинами. Это еще одна причина, почему она может ко мне... привязаться.
  - Это плохо?
  - Нет, это не плохо, - я почти вижу, что Брент снисходительно улыбается. - Но я не хочу становиться ее первым разочарованием.
  - В одном ты прав - у нее действительно не было более или менее серьезных отношений. Я никогда не понимала, да и, честно говоря, до сих пор не понимаю, почему. Можешь мне поверить, желающих всегда была целая куча. Признаюсь, до Хейдена у меня была довольно бурная личная жизнь. И я ни капли об этом не жалею.
  - Если кому-то и судить тебя за это, то точно не мне, - Брент усмехается.
  - У Тейлор же такого опыта нет.
  - Если хочешь знать мое мнение, то это меня не расстраивает.
  - Я не против, чтобы вы с Тейлор были вместе. По крайней мере, пока это хорошо для нее. Не обижай ее.
  - Я вовсе не собирался ее обижать.
  - Тейлор очень категоричная. Если она обрывает связи, то навсегда. И она никогда не мечется. Либо да, либо нет. Не скажу, что это хорошо, но она такая, какая есть. И если она не получает чего-то целиком, то ей и подавно не нужно это что-то частично.
  - То, что твоя сестра упряма до одури, я понял уже давно.
  - Я на твоей стороне, Брент, пока это не причиняет ей боль, - голос Сиенны вдруг звучит трезво и очень серьезно. - Если ты потеряешь ее по своей вине, то потеряешь навсегда.
  
  Утром я просыпаюсь в постели, раздетая. Не помню, пришла ли я сюда сама или Брент перенес меня. Поворачиваю голову и смотрю на его профиль.
  - Я обещал тебе ванну, - произносит он, не открывая глаз. Его голос звучит совсем не сонно.
  - Я согласна даже на душ.
  Образ обнаженного и мокрого Брента мгновенно возникает в моей голове, и думать о чем-то другом я уже не способна.
  - Я быстро, - говорит он, выбираясь из постели. - А ты лежи здесь. Я вернусь за тобой.
  Он уходит, и через минуту я слышу звук льющейся воды.
  До ванной мы добираемся не сразу, непреднамеренно прервавшись прямо в коридоре для того, чтобы заняться сексом - я не могу больше ждать. Позже, отмокая в горячей воде, я лежу спиной на груди Брента, а его ноги обхватывают меня.
  - Твоя сестра забавная, - вдруг говорит он. - Вы с ней так похожи, но в то же время разные. Думаю, ты скромнее.
  - Не знаю, что там насчет скромности, но Сиенна точно своего не упустит, - я лениво улыбаюсь.
  - Когда я невольно сравнивал вас с ней, то понял, что совсем мало о тебе знаю.
  Я некоторое время молчу. Не то что бы я сразу начинаю фантазировать на тему того, что интерес Брента ко мне возрос из-за того, что у него появились ко мне более глубокие чувства... хотя от этого так сложно удержаться.
  - Я думала, тебя интересует только мое тело, - я томно вздыхаю и трусь об него.
  - Это, разумеется, в первую очередь, - Брент смеется, загребает ладонями густую пену и водружает мне на голову. - Я точно знаю, что ты жутко упрямая. Или что ты предпочитаешь белое вино красному и очень любишь кофе. Но это простые наблюдения.
  - Я пою в душе, - бормочу я первое, что приходит в голову и смеюсь. - И не всегда хорошо.
  Брент усмехается.
  - Отец назвал меня в честь своего лучшего друга, с которым он служил. Тот умер в год моего рождения. Когда мне было четыре, я едва не утонула в озере. Чейз спас меня. Мама тогда поругалась с отцом, сказала, что не надо было называть меня в честь покойника. Это был первый и последний раз, когда я слышала, как она кричит на отца.
  - А твое полное имя?
  - Тейлор Энн МакКензи. Не слишком замысловато.
  - Твою сестру тоже назвали в честь кого-то?
  - Скорее, в честь чего-то. Родители зачали ее во время своего второго медового месяца в Париже. Мама хотела назвать ее Сена, в честь реки, но потом решила, что Сиенна звучит лучше.
  - Расскажи что-нибудь еще, - просит Брент. Он обхватывает меня руками под грудью и несильно сжимает.
  - Я левша.
  - Наверное, поэтому у тебя такой корявый почерк.
  - У меня вовсе не корявый почерк!
  - Я проверял твои тетради, - Брент смеется. - Пока ты бегала по вечеринкам, соблазняя старшеклассников. Впрочем, это не мешало тебе хорошо учиться.
  - Это было обязательным условием отца. Нам с Сиенной разрешалось гулять в обмен на хорошие оценки. Кстати, это было не единственным его требованием. Помимо этого он взял с нас обещание, что мы... будем вести себя благоразумно. И целомудренно.
  - То есть не будете заниматься сексом?
  - В том числе. Отец пугал нас тем, что в любой момент может повезти нас в женскую консультацию. Черт, тогда это казалось мне таким бредом, - я смеюсь. - Но, тем не менее, и Сиенна, и я окончили школу девственницами.
  - Если бы я был отцом двух красивых дочерей, я бы вел себя так же. Значит, в школе ты была девственницей.
  - Как будто ты не знал этого, - я вытягиваюсь вдоль Брента, насколько это позволяет ванна, и разворачиваюсь к нему лицом. - Если ты закончил со своими расспросами, может, мы пойдем завтракать?
  - На самом деле сначала я бы хотел послушать, как ты поешь в душе, - бормочет Брент, обвивая вокруг меня горячие руки...
  
  На следующий день я с самого утра еду в офис к Чейзу. Из-за поездки в Мексику я немного отстаю от графика, поэтому сижу за работой до позднего вечера. Когда я собираюсь ехать домой, брат просит отвезти его в один из баров, где он встречается с друзьями. Я прикидываю, что это как раз по пути к дому Брента, и я могу заехать к нему.
  Подбросив Чейза, я уже выезжаю со стоянки, когда замечаю телефон брата на пассажирском сидении. Чертыхнувшись, глушу мотор и иду за Чейзом. Дома его ждет беременна Дженни, которой вряд ли нужен лишний повод для беспокойства.
  Я вхожу в переполненный бар и слегка щурюсь от сигаретного дыма. Взгляд сразу цепляется за стайку девиц, толпящихся у стойки. И меня совершенно не удивляет, когда я обнаруживаю в центре веселой компании Брента и Харви Койна.
  Харви похож на модель из рекламы мужского шампуня: натренированное тело, густая шевелюра и смазливое лицо. Кимми как-то пошутила, что он нарочно носит форму на размер меньше - чтобы подчеркнуть мускулы.
  Еще Харви дважды был женат, но обе супруги сбежали от него, обвинив в неверности: доблестный страж порядка флиртовал с женщинами налево и направо, будь это даже старушка-кассир в супермаркете или монашка из местного прихода. Думаю, с годами мало что изменилось.
  Харви первым замечает меня, и на его лице мелькает узнавание: он хорошо знаком с моими родителями. Задаюсь вопросом, знает ли он о нас с Брентом. А еще от меня не укрывается его взгляд, ощупывающий меня с головы до ног.
  Одна из девушек, блондинка в полураспахнутой на груди рубашке и коротких джинсовых шортах, льнет к Бренту, что-то нашептывая ему на ухо. И это приводит меня в бешенство. Я чувствую себя, как бык, перед котором выкинули красную тряпку.
  - Тейлор?
  Я оборачиваюсь и вижу Кита с полупьяной ухмылкой на лице.
  - Родители не говорили тебе, что не стоит посещать подобные места? - он обнимает меня за плечо и уводит к одному из столиков. - Это бар для взрослых мальчиков, и хорошие девочки сюда не ходят.
  Я прекрасно осведомлена о репутации этого заведения, отчего еще больше злюсь на Брента. Приблизившись к столику, здороваюсь с друзьями брата и протягиваю Чейзу телефон.
  - Выпьешь чего-нибудь? - Кит все еще обнимает меня так, что я не вижу Брента.
  - Кит, я забежала всего на пару минут, - растерянно отзываюсь я.
  Мне хочется поскорее смыться отсюда, хотя я знаю, что образ липнущей к Бренту полуголой блондинки будет преследовать меня и вне этих стен. После того, что я увидела, мне решительно не хочется иметь с ним ничего общего.
  Я прощаюсь с ребятами и поспешно покидаю бар. Меня так трясет от злости, что я открываю машину ключом только с третьего раза. Когда я выезжаю со стоянки на дорогу, в сумке оживает сотовый.
  Сворачиваю на обочину и отвечаю на звонок.
  - Я не хочу с тобой разговаривать, - холодно произношу я, с превеликим трудом сдерживая закипающую внутри ярость.
  - Тейлор, не глупи.
  - Мне не нравится, когда из меня делают дуру, Брент. Если тебе еще когда-нибудь захочется, чтобы твое ухо вылизывала какая-то потаскуха в баре, валяй. Я умываю руки.
  - Господи, ты можешь хоть раз выслушать меня? - рычит Брент.
  - Не после того, что я видела в баре! - я взрываюсь и хлопаю ладонью по рулю, и тот возмущенно отзывается коротким глухим гудком.
  - Поэтому ты хочешь закатить мне скандал?
  Прохладный тон Брента заставляет меня застыть.
  - Я спала с тобой, - севшим голосом произношу я, прикрыв глаза.
  - Давай смотреть правде в глаза, Тейлор, - тихо произносит Брент. - Ты хотела того, что произошло. И, разумеется, я тоже этого хотел.
  Его слова мне неприятны, но, по крайней мере, это честно. Я не могу обвинить Брента в том, что он не прав, если для него все было именно так. Но для меня все было совсем по-другому.
  От его слов во мне что-то обрывается. Нужно взять себя в руки. Не хочу, чтобы он знал, что задел меня.
  Все правильно. Брент никогда ничего мне не обещал и не вешал лапшу на уши. Мы не клялись друг другу в верности. Он не заставлял меня прыгать в его постель. И даже если он проводит время с другими женщинами, фактически это не измена.
  Он волен делать, что ему вздумается. Главное, чтобы это не причиняло мне боль.
  Внутренний монолог с самой собой помогает мне успокоиться. Пусть по большому счету я никем ему не прихожусь, но это не значит, что я спокойно все это проглочу.
  - Ты прав.
  - Тейлор, давай не будем сейчас раздувать из всего этого скандал.
  - Конечно, не будем, - мрачно говорю я. - Иди к черту. И не вздумай приближаться ко мне.
  Я даю отбой.
  
  Я сижу, практически растекаясь по барной стойке. Не помню, сколько я выпила. Хорошо, что я встретила Бэйли Прескотт и Ника Кейси. Они учились со мной в одном классе и даже встречались некоторое время, хотя Бэйли всегда была чудачкой, пусть и симпатичной: почти мальчишеская стрижка, куча серег в ушах и мешковатая одежда.
  На самом деле мы с ними никогда не дружили. Просто так сложилось.
  Мы втроем уже порядком набрались за последние пару часов. И я рада, что мне не пришлось пить в одиночестве.
  - Вы, ребята, классно смотритесь вместе, - произношу я, приканчивая очередную порцию рома с колой. - Вы не хотите снова сойтись, раз уж все равно столько времени проводите вместе?
  - С каких это пор, МакКензи, ты стала таким экспертом в отношениях? - Ник усмехается, наклоняется ко мне и едва не опрокидывает бутылку с пивом. - Ты футболила Тони Маршалла на протяжении всех старших классов, хотя не встречалась ни с кем другим. В конце концов, бедняга отчаялся и женился на твоей лучше подружке.
  - Футболила? Что за выражение, - я морщусь и осекаюсь. - Тони женился?
  - Ага, на Эли Андерсон, - поясняет Бэйли, закатывая глаза. - Только не говори мне, что ты впервые это слышишь.
  - Вообще-то, так оно и есть, - я вскидываю брови и непроизвольно тянусь к бутылке Ника.
  - Ты шутишь, - Бэйли хмыкает. - Когда ты уехала в Лондон, Маршалл был сам не свой. Ну, Эли и решила его утешить.
  Я на секунду задумываюсь о том, что чувствую по этому поводу. Обиду? Горечь? Точно нет. Да и с чего бы? В любом случае я слишком пьяна, чтобы копаться в себе.
  - Черт, они даже не прислали мне приглашение на свадьбу, - бормочу я. - Ник, почему бы тебе не принести еще выпивки?
  - Без проблем, МакКензи, - парень подмигивает мне, ерошит пятерней короткие волосы Бэйли и удаляется в сторону стойки.
  Я закуриваю, и Бэйли тоже достает сигарету из моей пачки. Ее каштановые волосы отросли до плеч, хотя в ушах по-прежнему куча серег. И одеваться Бейли стала лучше. Оказывается, у нее довольно неплохая фигура.
  - Странно, что ты до сих пор не выскочила замуж, - говорит она, выпуская дым в сторону. - Ты же была первой красоткой в классе. Парни всегда пускали на тебя слюни.
  - Я? Вовсе нет.
  - Не нет, а да. Почему-то я представляла, что ты выскочишь замуж за олигарха и будешь прохлаждаться на яхте где-нибудь в океане. А вместо этого ты набираешься в баре с одноклассниками, которых, возможно, ненавидела.
  - Никого я не ненавидела! - я кидаю в Бэйли фисташку.
  - Как скажешь.
  - С чего ты вообще взяла, что я хочу замуж?
  - Ты поэтому ни с кем не встречалась в школе? Или тебе нравился кто-то, кого ты не могла заполучить?
  Ну, Бэйли. Не в бровь, а в глаз. Так я ей и сказала.
  - Готова поспорить, что это был Мистер Эшер.
  Я закашливаюсь и отгоняю дым рукой.
  - Бэйли! - восклицаю я.
  - Что я такого сказала? - она ухмыляется. - Если хорошенько подумать, остается он один. Ты могла заполучить любого парня в школе, но отшивала всех подряд. А из учительского состава только Мистер Эшер был моложе тридцати, с волосами и без очков. Хотя не парься, не думаю, что кто-то, кроме меня, это заметил.
  - Заметил что? - Ник возвращается с выпивкой и слышит конец нашего разговора. - Твой ром, МакКензи. Господи, я всегда удивлялся, как много ты можешь выпить. Так о чем ты говорила?
  Он поддевает Бэйли плечом.
  - О том, что Тейлор была влюблена в нашего учителя, - говорит Бейли, прикрыв ладонью рот. Как будто я не слышу ее.
  - Это все чушь собачья, - пьяно выговариваю я и смеюсь.
  - Можешь рассказывать это кому угодно, - Бэйли явно издевается надо мной.
  - Мистер Эшер, - сразу догадывается Ник. - Ну, в любом случае, ты была не одинока в своей безответной любви. По нему сохли даже малолетки. Хотя он вовсе не такой красавчик.
  - Прекратите, - требую я.
  Я смотрю на Бэйли, а она, в свою очередь, задумчиво смотрит куда-то за мое плечо.
  - А вообще странно, - говорит она. - Мы только заговорили о нем, и вот он здесь. Собственной персоной.
  Я застываю на месте. Господи, пусть выражение шока на моем лице будет не таким очевидным. Ставлю стакан на стойку. Мне хочется обернуться, но я не делаю этого. Я затылком чувствую взгляд Брента - мое тело так хорошо настроено на него.
  - Мистер Эшер, - Ник добродушно улыбается, вскакивает с табурета и протягивает руку за мою спину.
  - Ник, Бэйли, - надо же, он помнит их имена. Его низкий голос раздается прямо у моего уха. - Тейлор.
  Я вспоминаю разом все непристойности, произнесенные этим голосом, когда мы с Брентом были наедине. Мое сердце бьется так сильно, как будто хочет пробить грудную клетку и выбраться наружу.
  - Здравствуйте, Мистер Эшер, - Бэйли кивает и с ехидной улыбкой поворачивается ко мне. - Смотри-ка, Тейлор, наш учитель решил заглянуть на огонек.
  Я убила бы тебя, Бэйли Прескотт, прямо на месте. Тот факт, что я не ненавидела тебя в школе, еще не означает, что я не могу делать этого сейчас. Не разделяю ее веселья, поэтому просто посылаю в сторону Брента неопределенный кивок. Я и так выпила лишнего, но из-за его внезапного появления меня замутило еще сильнее.
  - Не хотите присоединиться к нам? - спрашивает Ник. Эти двое решили меня добить?..
  - Спасибо, может, в следующий раз, - тон Брента даже не предполагает дальнейшей дискуссии. - Тейлор, я могу поговорить с тобой?
  Я вижу, как округляются глаза Бэйли и Ника. Сейчас на моем месте было бы глупо изображать недоумение и делать вид, что я вообще не понимаю, что Брент здесь делает. Поэтому я просто соскальзываю с табурета, слегка покачиваясь. Брент подхватывает меня за локоть.
  - Увидимся, ребята, - я машу рукой Нику и Бэйли, а они только кивают мне на прощанье. Наверняка им не терпится, чтобы я поскорее ушла. Надо же обсудить свежую новость: Тейлор МакКензи крутит шашни с учителем!
  Брент забирает мою сумку и ведет меня к двери. Когда я оказываюсь на свежем воздухе, мне становится легче. Но ненамного. Брент слегка отстраняется от меня и заглядывает мне в лицо.
  - Если ты боишься, что меня стошнит на тебя, то зря, - бормочу я. - Какого черта ты пришел и испортил мне все веселье? И вообще, откуда ты узнал, где я?
  - Сделай одолжение, сядь в машину, - голос у Брента приторно-сладкий. Ничего хорошего это не означает.
  - Я никуда не поеду с тобой, Брент. Уверена, у тебя есть дело поинтереснее. И с чего ты вообще взял, что можешь просто так приехать в бар и выдернуть меня оттуда?
  Брент открывает передо мной дверцу джипа и ждет.
  - Тейлор, ты или садишься в машину добровольно, или я заталкиваю тебя туда. На твоем месте я бы выбрал первый вариант.
  - Только потому, что мне нужно как-то добраться до дома, - я зло смотрю на Брента, а потом устраиваюсь на сиденье.
  Брент резко трогается с места. Мне становится дурно, и я закрываю глаза. Он нажимает на кнопку, и стекло с моей стороны ползет вниз.
  - Тони Маршалл женился, - я открываю глаза и поворачиваюсь к Бренту. - Представляешь?
  - Тот парень, который все время ошивался вокруг тебя в школе?
  - Угу. Он признавался мне в любви. Говорил, что его не волнует ни одна другая девушка. А сам женился на Эли Андерсон. В школе мы вроде как были подругами.
  - Тебя это коробит?
  - Вовсе нет, - я пожимаю плечами. - Просто странно все получилось. Знаешь, я чуть было не переспала с Тони после выпускного. Я никогда не напивалась так, как тем вечером. Все из-за тебя и Лилли. Кстати, она ведь тоже уехала из города из-за тебя. У тебя какое-то странное свойство...
  - Прекрати, - Брент обрывает меня.
  - Так вот, Тони повез меня к себе. Он даже зажег свечи, - я округляю глаза. - Наверняка он возненавидел меня после этого.
  - Мне не очень-то интересны подробности твоей близости с Тони.
  Брент ревнует. Я испытываю от этого самое настоящее удовольствие. Разворачиваюсь на сиденье в сторону Брента и поджимаю ноги.
  - Не было у нас никакой близости. Ты знаешь, что я сходила по тебе с ума с того самого дня, как увидела в том книжном магазине?
  Алкоголь сделал свое дело, и теперь мне абсолютно все равно, что я выворачиваю перед Брентом душу. Сиенна убила бы меня, узнай она об этом.
  - Это было очень нелегко, - я продолжаю болтать, глядя на профиль Брента. - Само собой, я не могла признаться в этом даже Эли. Странно, что никто не догадывался, потому что лично мне казалось, что я все время пожираю тебя глазами.
  - Если это тебя успокоит, у тебя здорово получалось делать вид, что тебе на меня наплевать, - Брент усмехается.
  - Теперь мне вовсе не стыдно в этом признаться. Думаю, ты и так обо всем знал.
  Мы молчим, пока я не замечаю, что Брент везет меня к себе.
  - Я не поеду к тебе, - я вспоминаю, что все еще должна быть зла на Брента, и пытаюсь протестовать.
  - Я не собираюсь везти тебя к твоим родителям в таком состоянии, - безапелляционно бросает Брент.
  Он паркуется перед домом, выходит из машины и идет к крыльцу. У двери он оборачивается и смотрит на меня, пока я не выбираюсь наружу. Он пропускает меня внутрь, закрывает дверь, но не включает свет.
  Я чувствую, что Брент стоит за моей спиной. Все мышцы моего тела напряжены, и мое дыхание сбивается. В полной тишине это не укрывается от Брента. Он делает шаг, кладет руки мне на бедра, прижимаясь подбородком к моим волосам, и глубоко вздыхает. Мои веки непроизвольно опускаются.
  - Мне не надо было отпускать тебя, - тихо говорит он и проводит носом по моей шее снизу вверх.
  Я с шумом выдыхаю воздух, когда его руки поднимаются выше, к моей груди. Я хочу его так сильно, хоть и злюсь на него. Я хочу его, даже когда просто думаю о нем. Он как болезнь. Да, как опухоль в моем мозгу.
  - Если это, наконец, успокоит твою вспыльчивую натуру, - продолжает Брент, стягивая с меня куртку, - то в настоящее время ты единственная, с кем я сплю.
  Он расстегивает ремень на моих джинсах, тянет язычок на молнии вниз. Его левая рука сильно сжимает мою грудь под футболкой, а правая рука проскальзывает в мои трусики и прижимается к горячей коже.
  Я запрокидываю голову и переступаю с ноги на ногу, чтобы позволить ему проследовать дальше. Брент вводит в меня пальцы, и я хрипло вздыхаю. Это сводит меня с ума, заставляет меня выгибаться и дрожать всем телом, изнемогать от желания к нему.
  Я выворачиваюсь из рук Брента, обнимаю его за шею и целую. Я кусаю его губу, надеясь, что это причинит ему боль. Я провоцирую его, и это срабатывает. Брент издает тихий звук, похожий на рык, и опрокидывает меня на пол. Неторопливыми, резкими движениями он стягивает через голову футболку, освобождает меня от одежды, но мои джинсы все равно остаются болтаться на одной ноге.
  Брент приспускает брюки, разводит мои ноги в стороны, отодвигает мои трусики и входит в меня до конца. Я вскрикиваю и впиваюсь ногтями в его спину. Выгибаюсь так, чтобы моя грудь касалась его груди. Брент запускает руку мне в волосы и оттягивает мою голову назад.
  В тусклом свете, падающем через окна, вижу, что он смотрит мне в глаза. Я рывком подаюсь вперед, чтобы поцеловать его, но он держит меня так, что я не могу пошевелить головой.
  Брент выходит из меня почти полностью, а затем едва проникает внутрь и снова выходит. И опять, опять, еще раз... Еще он крепко удерживает мои бедра второй рукой, не позволяя мне приподняться ему навстречу. Я смотрю на него с яростью. Это нечестно.
  С каждым его движением мои вздохи становятся глубже, грудь вздымается выше, а ноющая боль в низу живота едва не лишает меня сознания. Движения Брента становятся быстрее, но не глубже, и это удерживает меня так близко и в то же время так далеко от разрядки.
  Я откидываю голову назад, с моих губ слетает беспомощный стон.
  - Ненавижу тебя, - бормочу я, еще сильнее вжимая ногти в его кожу.
  Брент издает глухой смешок и легкими рваными движениями несколько раз касается моих губ своими губами. Дразнит меня. Потом его темп меняется, и он с силой заполняет меня целиком, много раз подряд. Пока я не начинаю буквально биться в конвульсиях под ним.
  Наверное, я кричу, потому что какой-то громкий звук, ударяясь о стены, отскакивает и возвращается ко мне...
  Я прихожу в себя, придавленная к полу телом Брента. Он тяжело дышит мне в шею.
  - Еще никто во время секса не говорил мне, что ненавидит меня, - говорит он.
  Я смеюсь, откидываю голову назад и ударяюсь об пол. Теперь Брент смеется надо мной.
  - Чертов Брент Эшер, - бормочу я, и он смеется еще громче.
  Я так вымотана, что не в состоянии подняться самостоятельно. Брент встает на ноги и протягивает мне руку. Я натягиваю на себя его футболку, сгребаю в охапку остальную одежду и плетусь за ним в спальню.
  
  Утром Брент отвозит меня домой, где я собираюсь на встречу с Чейзом и мастером, которым изготавливает мебель для дома Дьэнов по моим эскизам. В затылке пульсирует от легкой боли из-за выпитого накануне, поэтому я не особо заморачиваюсь над тем, что надеть.
  Выуживаю из шкафа узкие светлые джинсы, белую майку и голубую рубашку без рукавов, концы которой завязываю узлом на животе. Перекладываю вещи в другую сумку и спускаюсь вниз.
  Я опаздываю на десять минут. Чейз с мастером уже ждут меня в офисе.
  К моему великому облегчению встреча проходит гладко и быстро. Чейз возвращается на стройку, а я еду в кофейню. У меня перед глазами возникают соблазнительные образы кофе и какого-нибудь гигантского сэндвича. Курица. И бекон. Много бекона и много салата. И самый большой стакан кофе.
  Я паркуюсь возле кофейни и начинаю рыться в сумке. Моего телефона нигде нет, и я понимаю, что оставила его дома у Брента. Я ухмыляюсь, радуясь тому, что у меня появился лишний повод заехать к нему этим вечером.
  Я беру сумку, выбираюсь из машины и вижу Эрика, который стоит в нескольких шагах о меня и болтает с каким-то парнем. Первое, что приходит мне в голову - прыгнуть обратно в машину и уехать подальше. Потом я понимаю, что это глупо и не совсем красиво по отношению к Эрику. Он же виноват, что я испытываю неловкость из-за того, что когда-то мы занимались сексом.
  Пока я размышляю обо всем этом, Эрик замечает меня. На его симпатичном лице появляется теплая улыбка. Он прощается со своим знакомым, хлопает его по плечу и подходит ко мне.
  - Привет, - мой голос, кажется, слишком громкий. Я приглаживаю волосы, выбившиеся из-за ушей.
  - Привет, - Эрик как будто порывается обнять меня, но потом прячет руки в карманах джинсов. - Как дела?
  - У меня все отлично, - я киваю головой, слишком много раз подряд. Ругаю себя и пытаюсь расслабиться. - Что ты тут делаешь?
  - Вообще-то, я живу неподалеку. Не хочешь выпить кофе?
  - На самом деле, я целенаправленно шла за самой огромной порцией.
  Эрик открывает передо мной дверь кофейни, и я проскальзываю внутрь. Аппетит у меня пропадает, и я заказываю самый большой холодный кофе, забыв про сэндвичи. Еще я ощущаю легкую неловкость оттого, что распитие кофе по умолчанию было нашим с Брентом маленьким ритуалом.
  Эрик откидывается на спинку сиденья. Его улыбка заставляет меня немного расслабиться.
  - Значит, ты решил вернуться домой? - спрашиваю я, сделав глоток из своего стакана. - Странно, почти все ребята все равно возвращаются обратно.
  - Отец предложил мне работать у него в компании. Да и, честно говоря, мне немного надоело шататься непонятно где. А ты? Давно вернулась в Калифорнию?
  - Примерно шесть недель назад, - я пожимаю плечами.
  - Уже нашла работу?
  - Да, работаю с Чейзом. Он строит дома. А недавно подкинул мне работу по дизайну одного особняка. Пока что я просто пробую, получится из этого что-нибудь путное или нет. В последнее время я все чаще подумываю остаться здесь, вместо того чтобы вернуться в Лондон.
  - Странно получается, - Эрик улыбается, чуть застенчиво, что делает его лицо еще симпатичнее. - Когда тебе нет и двадцати, ты строишь планы, думаешь, что закончишь учебу и будешь колесить по миру. Что не будешь связывать себя обязательствами и прочими условностями. А потом возвращаешься домой, находишь работу и оседаешь на месте.
  - Ты прав. Я и не думала, что захочу вернуться сюда. Не так быстро.
  - Слушай, прости меня, что тогда у Джонни все так получилось, - Эрик прищуривается и смотрит в окно.
  Я немного теряюсь от такой резкой смены темы.
  - Все в порядке, Эрик. Правда.
  - Кончено, было бы как минимум странно, если бы у такой девушки, как ты, не было парня.
  Брент не совсем мой парень, но Эрику об этом знать не обязательно. Главное, что мы затронули эту тему и вполне спокойно говорим об этом. Мы ведь можем просто общаться по-приятельски? Без намеков и далеко идущих планов? По крайней мере, мне бы этого хотелось.
  - Брось, - я смущаюсь.
  - Жаль, что я не вернулся из Европы раньше, - Эрик снова смотрит на меня, заставляя покраснеть.
  Мы болтаем еще минут двадцать, а потом выходим на улицу и прощаемся у парковки.
  - Я могу еще раз пригласить тебя на кофе? Или, может, на ужин? - вопрос Эрика звучит так естественно, что я тут же киваю головой в ответ.
  - Конечно, почему нет?
  - И ты в любой момент можешь забежать ко мне в гости. Я сейчас живу у брата. Ты ведь помнишь Эша?
  - Да, я помню.
  В школьные времена мы иногда тусовались у Эша Ландина в его холостяцкой берлоге, пока он разъезжал по стране. Мы хихикали над разбросанными по всему дому визитками и салфетками с номерами телефонов девушек. Как-то мы даже обнаружили висящий на ночнике лифчик, который Эш, видимо, впопыхах забыл снять.
  - В общем, если что-то случится, ты всегда можешь прийти ко мне, - Эрик целует меня в щеку, слегка приобняв за плечо, и уходит.
  
  Попрощавшись с Эриком, я отправляюсь домой. Некоторое время провожу на кухне с мамой и Шоной, которые затеяли большой ужин для друзей, а потом переодеваюсь и еду к Бренту. Мой телефон лежит на тумбочке в его спальне, поэтому я не могу позвонить, чтобы убедиться, дома ли он.
  Когда я подъезжаю к крыльцу, понимаю, что скорее всего это не так: свет в окнах не горит. Все-таки решаю проверить, взбегаю по ступенькам и стучу в дверь. С обратной стороны не доносится ни звука, и я снова стучу. В конце концов, я дергаю дверную ручку в надежде, что дверь не заперта.
  Если даже Брент уехал куда-то, я просто заберу свой телефон. Не думаю, что он был бы против.
  Дверь и правда не заперта. Я вхожу в дом и зову Брента. Никто не отвечает, и я вздыхаю. Солнце уже село, но в окна все еще проникает слабый сумеречный свет, поэтому по пути в спальню свет я не включаю.
  Переступив порог комнаты, я направляюсь к тумбочке, где вижу свой сотовый. Когда я разворачиваюсь, мое сердце едва не выпрыгивает из груди. Мне хочется закричать, но от страха язык прилипает к небу. Брент сидит в кресле в углу - темный, пугающий силуэт.
  - Святое дерьмо! - я, наконец, обретаю дар речи. - Ты напугал меня до чертиков.
  Брент кривовато улыбается, но молчит, глядя будто бы сквозь меня. Я понимаю, что что-то не так. Впервые чувствую себя в его доме настолько неуютно.
  - Что случилось? - глухо спрашиваю я. - Я вернулась за телефоном. Думала, тебя нет дома.
  Мой взгляд перемещается с лица Брента на журнальный столик, и я вижу бутылку из-под виски, добрая половина которой пуста, и стакан с остатками напитка на дне. Я раздражаюсь.
  - Так и будешь молчать?
  Брент поднимается на ноги и подходит ко мне. Я подавляю желание попятиться назад. От него разит виски.
  - Тейлор, Тейлор... - задумчиво произносит Брент. Он поднимает руку и берет меня за подбородок.
  - Брент, в чем дело? - мой голос звучит напряженно.
  Он сверлит меня отяжелевшим взглядом. Что-то в его глазах меняется: в них загораются нехорошие огоньки, и мне на какое мгновение кажется, что он до конца не осознает, что делает. Неудивительно, если учитывать, сколько он выпил. Я понимаю, что мне нужно убраться домой, пока не поздно.
  - Брент, остынь, - я замечаю, что мой голос дрожит.
  - Остыть? - Брент прищуривает разноцветные глаза и проводит большим пальцем по моей нижней губе. - Остыть?..
  - Перестань! - я стряхиваю с себя его руки.
  - Ты правда хочешь, чтобы я перестал, Тейлор?
  Брент прижимает меня к себе, запускает руку мне в волосы и, сжав их, слегка запрокидывает мою голову. Его взгляд спускается к моим губам.
  Меня распирает от противоречивых чувств. С одной стороны, я напугана. Кроме того, мне неудобно стоять, изогнувшись, хоть Брент и придерживает меня за талию. А с другой, я чувствую, как по всему телу инстинктивно пробегает теплая волна, заставляя пальцы на ногах слегка неметь.
  Все это продолжается еще какое-то время, и огоньки в глазах Брента разгораются еще сильнее. Напряжение между нами становится интенсивнее. Я почти не дышу.
  Брент медленно наклоняет лицо, и его губы накрывают мои. Его поцелуй далеко не мягкий и осторожный, и эта грубость злит меня и одновременно распаляет. Я упираюсь руками в его грудь, но он только сильнее прижимает меня к себе. Язык Брента нагло и безраздельно владеет моим ртом. Он прижимает меня к изножью кровати, и дерево больно впивается в мои ноги.
  - Брент, хватит! - я отворачиваю лицо и тщетно пытаюсь освободиться от его хватки. Злость придает мне сил, но этого все равно недостаточно.
  Вместо ответа Брент рывком приподнимает меня и опрокидывает на кровать, наваливаясь сверху. На мои глаза наворачиваются слезы, но он этого не замечает. Быстрым движением он переворачивает меня на живот, одной рукой сцепив мои запястья над головой.
  Я в панике мечусь под ним. Мое дыхание совсем сбилось, и я вбираю в себя воздух неровными глотками.
  - Ты ведь не хочешь, чтобы я перестал, - бормочет Брент мне в ухо.
  Мои волосы в беспорядке разметались по покрывалу, и мне кажется, что они душат меня, обвиваясь вокруг лица и шеи. Паника липким комом подбирается к горлу, но я пытаюсь успокоить себя тем, что это Брент и я хорошо его знаю. Он не сделает мне больно. Он не может.
  - Ты не хочешь, потому что тебе нравится, когда я это делаю ... И как я это делаю, - продолжает он.
  Брент задирает мое платье и поглаживает внутреннюю поверхность бедра от колена и выше. Его рука проскальзывает под меня и прижимается к самому чувствительному месту. Нет, только не это...
  - Тебе так нравится, когда ты оказываешься подо мной, Тейлор, - хрипло шепчет Брент. - Ты так извиваешься подо мной, кричишь... Надо отдать тебе должное, на моей практике еще никто не превращал секс в такой фейерверк.
  Я крепко зажмуриваюсь, освобождаясь от слез. Все это так неправильно... И хуже всего то, что я возбуждаюсь от действий и слов Брента. Я не хочу заниматься с ним сексом прямо сейчас, не в такой форме и ни в коем случае не при таких обстоятельствах, но мое тело словно существует само по себе.
  Да, я хочу его. Но я не хочу, чтобы он брал меня силой. Я с унижением осознаю, как предательски реагирует на Брента мое тело, как влажно становится между ног. Как мое дыхание из сбивчивого превращается в рваное и хриплое от вожделения.
  - Вот видишь, - подтверждает Брент. Он отдвигает тонкую ткань и дотрагивается до меня пальцами.
  - Брент, не надо... - молю я, хотя мое тело кричит об обратном, и ему это прекрасно известно.
  Я слышу, как Брент расстегивает ремень на джинсах, и еще яростнее пытаюсь сопротивляться ему. Когда он резко входит в меня, до конца, я очень хочу промолчать, но с моих губ все равно срывается хриплый, непристойный стон.
  - Не сопротивляйся, Тейлор, - выдыхает Брент. - Ты знаешь, как сильно я тебя хочу? Все время... Ничего не могу с этим поделать. И ты чувствуешь это каждый раз, когда мы трахаемся.
  Он отпускает меня, откидывает волосы с лица и вдруг нежно обвивает руки вокруг моего тела. Он ритмично двигается во мне, гладит мою кожу, целует мою шею, плечи, пальцы.
  Я задыхаюсь, но уже не от того, что пытаюсь сопротивляться. Мои бедра приподнимаются ему навстречу против воли, ноги напрягаются, а затем немеют. Я чувствую, что уже близка к тому моменту, когда все вокруг взорвется и меня поглотит вязкая воронка ощущений.
  Брент чувствует это по тому, как я сжимаюсь вокруг него. Он почти выходит из меня, замирает, а потом нарочито медленно входит, заполняя всю меня изнутри, заставляя меня дрожать под ним. После нескольких таких заходов толчки становятся быстрее и резче, пока я не теряю голову.
  Я зажимаю рот рукой, чтобы сдержать крик, когда все во мне обрывается, и меня раздирает на части, уносит из реальности... Движения Брента рваные и сильные, я понимаю, что он уже на грани. Он впивается губами в кожу на моей шее, хрипло дышит, сжимает мои бедра.
  В последний момент я чувствую, как он покидает меня, а потом на моих бедрах становится горячо и мокро.
  
  Какое-то время я нахожусь в состоянии прострации. Удары моего сердца замедляются, дыхание выравнивается. Брент переворачивает меня на спину и ждет, пока я открою глаза. Он смотрит на меня с таким теплом, как будто это не он только что взял меня силой.
  Я теряюсь и совсем не знаю, что думать. Этот мужчина вызывает у меня столько противоречивых чувств. Пять минут назад я проклинала его, а теперь мне просто хочется уснуть рядом с ним.
  - Иногда у меня возникает такое чувство, словно я совсем тебя не знаю, - мой голос тихий и сиплый.
  - Прости, - Брент и правда выглядит виноватым.
  Я моргаю, прогоняя прочь навернувшиеся слезы.
  Брент берет меня на руки и несет в ванную, с такой легкостью, словно я намного меньше него. Ставит меня на ноги и запечатлевает на моем виске короткий поцелуй. Я мельком смотрю на свое отражение в большом настенном зеркале и вижу заплаканное лицо и всклокоченные волосы. Морщусь.
  - Иди сюда, - Брент подтягивает меня к себе и включает воду в душе.
  Он поднимает мои руки и стягивает измятое платье, потом закручивает мои волосы на затылке и завязывает их узлом. Мягко толкает меня за стеклянную перегородку, под струю горячей воды.
  Он бережно целует все мое тело, гладит меня длинными пальцами. Его движения успокаивают меня, расслабляют, и меня клонит в сон. После он обтирает меня полотенцем и ведет в спальню. Я засыпаю в его объятьях, уже простив его за грубость.
  
  Утром мы снова принимаем душ вместе, и я уже подумываю о том, что нельзя к этому привыкать.
  Я покидаю душевую кабинку раньше Брента, раскрасневшаяся, но довольная. В гостиной я нахожу одну из его футболок, надеваю ее и иду к выходу на террасу, чтобы выкурить сигарету и позвонить Сиенне.
  Когда я распахиваю дверь, меньше всего я ожидаю увидеть кого-то на пороге. Тем более, если этот кто-то - Лилли Доэрти. Собственной персоной.
  Она выглядит так же, как пять лет назад, когда она еще жила здесь и преподавала в школе. Возможно, она немного похорошела, потому что ее кожу тронул загар.
  - Тейлор? - Лилли в изумлении смотрит на меня, приоткрыв рот.
  Только спустя несколько мгновений до меня доходит, как я, должно быть, выгляжу со стороны: на пороге дома мужчины, в его футболке поверх голого тела, с мокрыми волосами.
  - Прости, - выдыхает Лилли еле слышно. - Я не знала, что ты здесь. То есть... я приехала к Бренту.
  По шее пробегают мурашки, и я поворачиваю голову. Брент в спортивных штанах и с голым торсом (слава богу, не в полотенце), стоит за моей спиной, хотя я даже не слышала его шагов. Он слегка вскидывает брови, но, в общем, выглядит невозмутимым.
  - Я подожду тебя на кухне, - бормочу я, протискиваясь мимо него в дом.
  Я с трудом подавляю в себе желание остаться за дверью и послушать, о чем они будут разговаривать. Мое сердце гулко колотится, и почему-то я чувствую себя так, словно меня застукали за каким-то неприличным занятием.
  Первой во мне просыпается ревность, и я думаю, что Лилли ведет себя глупо, осаждая своего бывшего парня звонками и внезапными приездами. Я иду на кухню, выпиваю стакан воды, присаживаюсь на стул, почти сразу же встаю и иду в комнату.
  Затем неожиданно для самой себя я проникаюсь жалостью к Лилли. Она кажется такой безобидной. Возможно, она любила Брента, когда они были вместе. И я ее так хорошо понимаю, потому что, если и есть какой-либо способ находиться рядом с Брентом и не попасть под его необъяснимое обаяние, то мне он неизвестен. И, судя по всему, Лилли до сих пор испытывает к Бренту какие-то чувства.
  Теперь я злюсь не на Лилли, а на Брента. Я ведь даже не знаю, как они расстались, когда он снова решил уехать. Был ли он деликатен с ней? Или оставил без каких-либо сносных объяснений? Какими были их отношения? Как он вел себя с ней?
  И вообще, был ли Брент хотя бы влюблен в нее?..
  Я быстро одеваюсь и собираю в сумку свои вещи. Представляю себя на месте Лилли, и мне становится не по себе. Конечно, я бы никогда не сунулась снова к парню, который бросил меня и уехал на другой конец страны, но мне все равно трудно осуждать Лилли.
  Я прикидываю, что прошло уже около десяти минут с тех пор, как я оставила Брента с Лилли наедине, и выхожу на крыльцо.
  - Мне пора, - я бегло улыбаюсь Бренту, стараясь не смотреть ему в лицо. - Я обещала встретиться с Сиенной в городе.
  - Я отвезу тебя, - Брент отлепляется от перекладины.
  - Я подумала, может, Лилли подбросит меня до города? Если вы, конечно, закончили.
  Не то что бы я горю желанием пообщаться с Лилли, просто ехать в одной машине с Брентом я сейчас не хочу. Я наверняка наброшусь на него с обвинениями и наговорю ему глупостей.
  - Да, конечно, - Лилли словно выходит из оцепенения и трясет головой. - Разумеется, я подброшу тебя.
  Она выглядит рассеянной и, возможно, немного расстроенной. Интересно, что ей сказал Брент?
  - Увидимся, - мне все-таки приходится посмотреть на Брента, и его лицо не выражает ничего хорошего для меня.
  - Непременно, - его глаза сужаются.
  - Было приятно повидаться с тобой, Брент, - Лилли неловко заправляет волосы за уши и быстро спускается со ступеней.
  
  Первые несколько минут в дороге Лилли молчит, хотя я вижу, как она то и дело приоткрывает рот, не решаясь начать разговор. Я даю ей еще пару минут.
  - Мне жутко неловко, - наконец, говорит она, и ее лицо покрывается красноватыми пятнами.
  - Все в порядке, - я приподнимаю уголки губ в фальшивой улыбке.
  - Если бы я знала, что Брент встречается с кем-то, я бы не посмела приехать к нему без предупреждения...
  - Мы с Брентом не встречаемся, - я усмехаюсь.
  Лилли снова начинает меня раздражать.
  - О, - она смущается еще сильнее.
  - Все в порядке, - повторяю я.
  - Нет, это я... Я просто не подумала о том, что Брент может быть не один. Не стоило мне приезжать без предупреждения.
  Я молчу, потому что полностью с ней согласна.
  Когда мы почти доезжаем до центра, где я попросила высадить меня, я все-таки задаю вопрос, который вертится у меня на языке. Мне действительно нужно узнать это.
  - Лилли?
  - Да? - она бросает на меня рассеянный взгляд, вынырнув из своих мыслей, а потом снова смотрит на дорогу.
  - Брент обидел тебя? - мне приходится буквально выдавливать из себя слова, потому что я не могу отделаться от ощущения, что вторгаюсь в чужую жизнь.
  - Обидел? - Лилли в замешательстве закусывает нижнюю губу.
  - Когда он уехал в Нью-Йорк.
  - О, нет, что ты. Он не обидел меня. Мы расстались, потому что... так сложились обстоятельства.
  Какие к черту обстоятельства? Неужели можно быть такой тряпкой?
  - Но он бросил тебя, - возражаю я.
  - Да, он не предложил мне поехать с ним, - Лилли улыбается. - И если честно, Тейлор, это не стало для меня неожиданностью. Это Брент, понимаешь?
  Нет, не понимаю. Одно дело я: мы с ним всего лишь спим друг с другом, потому что нам обоим этого хочется. Но он не жил со мной на протяжении шести месяцев в одном доме, не делил со мной постель по ночам и не проводил со мной каждый чертов день.
  - Я вовсе не в обиде на него.
  Меня начинают раздражать покорность и покладистость Лилли.
  - Он захотел уехать, и я не виню его за это. Просто наши пути разошлись. Мы расстались по обоюдному согласию.
  Как будто у нее был выбор! Я едва не фыркаю.
  Лилли останавливает машину у тротуара.
  - Спасибо, что подбросила, - с облегчением выдыхаю я и берусь за ручку двери.
  - Не за что. Тейлор?
  - Да?
  - Я знаю, что ты думаешь. Но на самом деле я всегда знала, что Брент не питает ко мне каких-то особых чувств. Господи, и о чем я только думала? Не знаю, зачем я решила увидеться с ним, потому что на самом деле я всегда это знала. Это не его вина, он же не мог заставить себя относиться ко мне по-другому, верно?
  - Тебе виднее, - бормочу я в ответ.
  - Так что не думай о нем плохо.
  Я, наконец, прощаюсь, и Лилли уезжает прочь, оставив меня в недоумении. После всего, что она видела, она еще беспокоится о том, что про Брента будут думать плохо. И в глубине души, несмотря на взыгравшую во мне женскую солидарность, я понимаю, что не могу винить Брента за то, что он не влюбился до безумия в мягкотелую и безвольную Лилли.
  
  Через пару минут после того, как уезжает Лилли, в сумке звонит мой сотовый. Это Брент. Ну конечно.
  - Слушаю.
  - Ты добралась до города?
  - Да, - я хмыкаю. - Ты беспокоился, что Лилли придушит меня по дороге и выбросит в канаву?
  - Скорее наоборот, - вполне серьезно отвечает он.
  - Признаюсь, пару раз у меня возникала такая мысль.
  - Вечером я встречаюсь с Харви. А потом могу забрать тебя.
  - Я приеду сама, если захочу, - говорю я и кладу трубку.
  
  Я почти сплю, когда Брент звонит мне на сотовый.
  - Если хочешь поехать ко мне, я жду тебя у ворот, - произносит он, когда я отвечаю на звонок.
  Я не позвонила ему сама - задело это его или нет, но он приехал.
  - Дай мне пять минут, - выбираюсь из постели.
  Натягиваю джинсы, майку, забрасываю вещи в сумку и выхожу в коридор. Прислушиваюсь. В доме тихо, и я гадаю, спят ли родители.
  В гостиной включен свет, но никого нет. Почему-то чувствую себя так, будто мне снова шестнадцать и я пытаюсь незаметно улизнуть из дома без родительского разрешения.
  Я приближаюсь к воротам и различаю в темноте очертания внедорожника Брента. Сам он ждет меня, прислонившись к капоту. Когда я подхожу ближе, он молча открывает мне дверь.
  Как только я оказываюсь рядом с ним в тесном замкнутом пространстве, внутри все сжимается, как пружина. Брент смотрит на меня - в его глазах читается желание, и это подстегивает меня. Наверное, надо быть каменной, чтобы спокойно выдержать подобный взгляд.
  Пока мы добираемся до его дома, Брент продолжает молчать, и обстановка накаляется еще больше. Он тоже чувствует это. Кладет ладонь на мое сиденье, так, что почти касается моего бедра. Это "почти" заставляет мое дыхание участиться.
  К тому моменту, как Брент останавливает машину у крыльца, я едва сдерживаюсь, чтобы не запрыгнуть к нему на колени. Правда, когда, мы оказываемся в его кухне, я успеваю немного остыть. Кроме того, я невольно вспоминаю об утреннем инциденте.
  - Ты все еще злишься из-за Лилли? - бормочет Брент, притягивая меня к себе.
  - Может, во мне просто нет тяги к соперничеству, но я ощущаю дискомфорт, когда рядом ошивается твоя бывшая девушка, - вырывается у меня, прежде чем я успеваю обдумать ответ. В который раз злюсь на себя за то, что так легко позволяю эмоциям взять над собой верх.
  - Тейлор, я расстался с ней несколько лет назад, - Брент сжимает челюсти.
  - Видимо, ты не слишком доходчиво объяснил ей при расставании, что между вами все кончено.
  Брент припечатывает меня к стене, положив ладони по обе стороны от моей головы.
  - Тейлор, - от звука его чересчур спокойного голоса по моему позвоночнику пробегают мурашки, - если Лилли взбрело в голову, что она может доставать меня звонками и визитами, моей вины здесь нет. Я не давал ей никакого повода думать, будто наши прошлые отношения могут возобновиться. Хотя я мог бы распивать с ней кофе или еще что-нибудь, как это делали вы с Эриком.
  - Эрик мой друг! - мое лицо вспыхивает. Откуда он знает о том, что я виделась с Эриком?
  - Ну, разумеется, - Брент усмехается и, развернувшись, достает с полки бутылку виски. - Теперь посмотри на это с моей стороны. Почему мне тот факт, что ты спала с Эриком, должен нравиться больше, чем тебе мои бывшие отношения с Лилли?
  - Потому что ты взрослее, - бурчу я, не придумав ответа лучше. - И опытнее.
  Брент отпивает виски из своего стакана, а потом притягивает меня к себе и грубовато целует в губы, постепенно переходя к моему горлу.
  - Мне нравится, что ты не стесняешься говорить мне правду, - он расцепляет мои руки, сложенные на груди, и заводит их мне за спину.
  - Не вижу смысла что-то выдумывать, - мой тон все еще недовольный, хотя я уже начинаю оттаивать.
  Брент снова мной манипулирует. Вряд ли он делает это неосознанно.
  - К черту Лилли и вообще всех, Тейлор, - примирительно произносит он. - Мне очень нравится, когда ты злишься. Ты выглядишь невероятно сексуально. Но поверь мне, оно того не стоит.
  Я нахожу силы остановить Брента, когда его рука скользит вверх по моим ребрам.
  - Брент?
  - М-м? - мычит он, уткнувшись носом в мою шею.
  - Я хотела поговорить с тобой.
  - Позже.
  - Я серьезно. Пожалуйста, прекрати.
  Я слегка сжимаю его пальцы и отвожу руку в сторону. Брент тихо стонет, а потом отлипает от меня и садится на стул, вскинув руки в обезоруживающем жесте.
  - Спасибо, - он заставляет меня улыбаться. Я сажусь напротив него, через стол, на безопасном расстоянии.
  - Так о чем ты хотела поговорить со мной?
  - Почему ты пил вчера?
  Лицо Брента вмиг становится серьезным, даже мрачным. Я не отвожу взгляд.
  - С чего ты взяла, что у меня был повод?
  - Я... я так чувствую, - слегка пожимаю плечами. Мне хочется протянуть руку и накрыть ладонь Брента, но мне кажется, что ему этот жест не понравится.
  Он молчит, а потом тяжело вздыхает.
  - У моей матери рак.
  Я приоткрываю рот и тихо охаю. Представляю мягкую, дружелюбную Мисс Эшер за прилавком ее книжного магазинчика, которая предлагала посетителям какао, подкармливала бездомных котов в подворотне, и мою грудь сжимает болезненное ощущение.
  - Ты узнал об этом только вчера?
  - Нет, - Брент устало проводит рукой по лицу. - Я приехал сюда, как только узнал.
  Я смутно припоминаю вечер в саду у Коулманов: кажется, тогда он обмолвился об этом.
  - Мне очень жаль, - я стараюсь, чтобы мой голос не звучал жалостливо, потому что думаю, что Бренту это не понравится. - А что случилось вчера?
  Брент молчит.
  - Ты можешь не говорить, если не хочешь.
  - Врачи сказали, что шансы на выздоровление пятьдесят на пятьдесят. Мариса думала, что мне удастся переубедить маму. Она, видишь ли, хочет провести остаток жизни, занимаясь своими делами, а не разгуливая по больничным коридорам, - Брент невесело усмехается.
  - Но на свадьбе она выглядела вполне здоровой.
  - В последнее время она сильно сдала. Но она держится, старается сохранить позитивный настрой. Говорит, все будет так, как должно быть. Мариса пыталась убедить ее переехать к ней, но мать ни за что не оставит свой магазин. Она упряма как черт.
  Я не знаю, что сказать. Чувствую привкус горечи на языке. Брент выглядит таким подавленным, что мое сердце сжимается.
  - Вы поругались вчера?
  Брент утвердительно кивает головой.
  - Ты не должен злиться на нее, - мягко произношу я. - Хотя это, должно быть, очень сложно. Это ее решение, и ты можешь постараться его уважать.
  - Ты говоришь как она, - Брент криво улыбается. - Ладно, с этим я как-нибудь разберусь.
  
  Рано утром Брент отвозит меня домой. Я хочу съездить в офис к Чейзу, показать ему кое-какие завершающие штрихи по проекту Дьюэнов. После ночи, проведенной с Брентом, я ощущаю прилив энергии, хотя обычно бывает наоборот. По правде говоря, в последнее время я вообще ощущаю себя крайне... нестабильной. Мое настроение меняется по нескольку раз за день.
  Улыбаясь своим мыслям, я вхожу в дом и направляюсь на кухню. Едва не спотыкаюсь на пороге, когда вижу отца. Он сидит за стойкой, просматривая какие-то бумаги. Перед ним стоит чашка с кофе, от которой поднимается тонкий дымок
  - Доброе утро, - запоздало произношу я.
  - Доброе, - папа бросает на меня взгляд поверх очков в тонкой оправе и возвращается к документам. Что-то подсказывает мне, что он не просто так сидит в кухне, а не в кабинете. - Кофе?
  На самом деле, я забежала именно за этим. Но если я сяду пить кофе, мне придется разговаривать с папой. Он будет задавать вопросы - я это знаю.
  - Да, - решаю не пасовать, наполняю свою чашку и сажусь напротив.
  - Собираешься на работу? - папа не отрывает глаз от бумаг.
  - Угу. Нужно встретиться с Чейзом. А ты почему все еще дома? Что-то случилось?
  - Нет. В последнее время я почти не вижу тебя, вот и решил подкараулить. Ты не ночевала дома, - как бы невзначай замечает отец и смотрит прямо мне в лицо.
  - Не ночевала, - я выдерживаю его взгляд и вызывающе изгибаю бровь.
  Увидев, что я начинаю щетиниться, отец смягчается.
  - Не то что бы я хочу, чтобы ты сидела взаперти... но было бы неплохо провести немного времени со своими стариками.
  Стариками? Неплохой ход, папа.
  - Конечно, - я широко улыбаюсь. - Как насчет ужина? Я попрошу Элайну оставить для нас столик в ресторане. Позвоню Сиенне. Думаю, Чейз и Дженни захотят к нам присоединиться.
  - Звучит здорово.
  - Вот и отлично.
  Я допиваю кофе, обхожу стойку и чмокаю папу в гладко выбритую щеку.
  - Удачного дня, милая, - разомлев, бормочет он.
  - И тебе.
  
  Я провожу замечательный вечер в кругу семьи. Мы ужинаем в ресторанчике при нашей винодельне на открытой террасе, пьем вино и наслаждаемся теплым вечером. Чейз рассказывает о проделанной нами работой, хвалит меня так, что я смущаюсь. До сих пор непривычно быть с ним на равных, но в то же время это очень приятно.
  Папа в шутку устраивает мне тест, проверяя, не растеряла ли я вкусовых навыков. Я пробую разное вино и отгадываю все до единого. Пауло, наш сомелье аплодирует мне, а остальные смеются.
  Я чувствую себя счастливой в окружении близких людей. Только под конец вечера вспоминаю о Мисс Эшер, и меня сковывает тревога. Мне страшно представить, как бы я отреагировала, узнав, что кто-то из моих родных неизлечимо болен. Эта мысль даже вызывает мимолетную тошноту.
  Смотрю на своих любящих родителей, которые держатся за руки под столом, словно украдкой; даже прожив вместе столько лет, они не растратили всю любовь и нежность, даже более того - им удалось разделить их поровну между собой и детьми. Для меня их отношения всегда были самым сильным примером того, какой должна быть семья.
  Чейз и Дженни - лучшие друзья, которым удалось взрастить из своей дружбы нечто большее, что-то очень теплое, сильное, яркое. Дженни в последнее время чувствует себя и выглядит намного лучше, и они оба светятся от тихого счастья, в ожидании чуда, которое очень скоро появится на свет.
  Сиенна. Яркая, стремительная, всегда всех примиряющая и сеющая вокруг себя жизнерадостность. Она - мое отражение, очень похожее, но в то же время другое. Она - вторая половина моей души.
  Если в моей жизни что-то не сложится, я буду держаться уже за то, что мои близкие здоровы и счастливы.
  Начинаю переживать за Брента, и после ужина беру такси и приезжаю к нему. Уже поздно, и он выглядит сонным, когда открывает мне дверь.
  - Прости, что разбудила тебя, - с порога говорю я и устремляюсь к нему, обняв руками за шею.
  Я припечатываю его к противоположной стене, не позволяя сказать и слова. Жадно целую его, просовываю язык ему в рот. Удивление Брента сменяется желанием, и он подхватывает меня за бедра и движется в сторону спальни.
  Как только он ставит меня на ноги, я снова набрасываюсь на его губы, попутно сбрасывая с себя всю одежду. Руки Брента уверенно ложатся на уже изученную территорию: его пальцы следуют по моим плечам, груди, ребрам. Меня бросает в жар, и я словно теряю рассудок.
  Останавливаю его, когда он добирается до низа моего живота. Отвожу его руки в сторону. Брент изумлен, но я не даю ему возможности опомниться.
  Он всегда заботится обо мне, когда мы вместе, всегда старается сделать мне хорошо. И мне хочется отплатить ему тем же. Кроме того, мне хочется заставить его забыть обо всем плохом, что есть в его жизни. Хочется заставить его забыть собственное имя.
  Я медленно целую его в губы, спускаюсь ниже, к шее, груди. Обвожу языком один из его сосков, кончиками пальцев поглаживая его живот, чувствуя, как напрягаются его мышцы. Я спускаюсь ниже, по ребрам, и дыхание Брента становится еще громче и тяжелее.
  Опускаюсь на колени, провожу руками по его бедрам, и он вздрагивает. Мои губы приближаются к нему, и Брент закрывает глаза и слегка запрокидывает голову. Это жутко меня заводит, и я подаюсь вперед, обхватываю его губами. Брент отзывается гортанным стоном, что только подстегивает меня.
  Я пробую его глубже. Он такой твердый и сильный... Я поочередно меняю темп с быстрого на дразняще медленный. Брент кладет ладонь на мой затылок, слегка притягивая меня ближе. Видеть и чувствовать, как ему хорошо, заставляет меня быть еще старательнее.
  Я покрываю его легкими поцелуями вдоль по всей длине, а потом Брент вдруг подхватывает меня и резко поднимает вверх.
  - Ты решила добить меня?
  - Зачем ты остановил меня? - запыхавшись, спрашиваю я.
  - Затем, что у тебя слишком жадный рот, - усмехается он, пригвождая меня к стене.
  Я хихикаю, когда он проводит языком по моей шее вверх, за ухом, щекоча меня.
  - Хотела сделать тебе приятно.
  - Ты сделала. Теперь моя очередь. Думаю, ты не против.
  Против? Ну, разумеется, нет.
  Подхватив мою ногу, Брент слегка приподнимает меня и вламывается внутрь уверенным движением.
  - Еще... - шепчу я ему в ухо. - Боже, как хорошо...
  Брент зажмуривается, сильно сжимает пальцами мои бедра и проникает в меня глубже. Я отзываюсь громкими стонами, цепляюсь за его плечи, наверняка оставляя отметины ногтями. Толчки становятся быстрее и грубее, что только приближает разрядку для нас обоих.
  Я не обращаю внимания на то, что шершавая поверхность стены царапает спину, только сильнее сжимаю бедра, заковывая Брента. В этот раз мы кончаем одновременно. Я выкрикиваю его имя, и наши тела сотрясает крупная дрожь, отзываясь глубоко в моей груди...
  
  Припарковав машину у тротуара, я с сомнением смотрю на пассажирское сиденье. Я поддалась внезапно вспыхнувшей в моей голове мысли полчаса назад, когда зашла после работы в кофейню. Пока добиралась до места, засомневалась в том, что поступаю разумно.
  - Ну и что с того? - бормочу я в ответ собственным мыслям.
  Я выхожу из машины, делаю несколько шагов и толкаю выкрашенную в желтый цвет дверь. Над моей головой раздается звон колокольчиков.
  Мисс Эшер поднимает голову от прилавка и бросает на меня вопросительный взгляд. Через секунду в ее глазах мелькает узнавание.
  - Тейлор, - тепло произносит она.
  - Здравствуйте, - мой голос слегка дрожит, когда я произношу приветствие.
  Мисс Эшер и правда выглядит хуже. В ее светлых волосах стало больше проседи, лицо похудело и слегка осунулось. Под светлыми глазами темные круги.
  Она выходит из-за прилавка и подходит ближе.
  Я вдруг чувствую легкую дрожь в груди и понимаю, что вот-вот заплачу. Я никогда не была лишена сострадания, но меня все равно удивляет, как я реагирую на болезнь, по сути, постороннего мне человека.
  Беру себя в руки, откашливаюсь и улыбаюсь, хотя губы плохо слушаются.
  - Я проезжала мимо и решила навестить вас. Если вы, конечно, не против.
  - Конечно, я не против, Тейлор, - Мисс Эшер дружелюбно улыбается и слегка приобнимает меня. - Ты ведь не откажешься от чашки какао?
  Я ощущаю новый приступ поступающих слез, настолько сильный, что меня передергивает. Чувствую, что губы против воли кривятся. Я глубоко вздыхаю, тщетно пытаясь успокоиться. Глаза застилает пелена слез.
  Отвожу глаза, когда Мисс Эшер пристально разглядывает мое лицо.
  - Ох, милая, - наконец, произносит она. - Брент все рассказал тебе?
  Мисс Эшер мягко улыбается. Нет, правда - эта женщина, в хрупком теле которой засела коварная, смертельная болезнь, ободряюще мне улыбается.
  - Да, - выдыхаю я. - Простите, я вовсе не за этим пришла, честное слово.
  Я моргаю, и две крупные ненавистные слезы скатываются по щекам. И тут Мисс Эшер обнимает меня. Ее объятие короткое, но сильное. В ней совсем нет слабости.
  - Пойдем.
  Она переворачивает табличку на двери надписью "закрыто" к улице, а потом уводит меня в крошечную подсобку. Усаживает за стол у окошка и разливает по чашкам какао.
  - Хорошо, когда есть кофейник, - буднично произносит она. - Я заливаю туда какао, и оно весь день горячее.
  Я вытираю лицо, испытывая облегчение от того, что удалось унять слезы.
  - Я принесла вам шоколад в винном соусе, - мой голос звучит грустно.
  - Это просто отлично, потому что я жуткая сладкоежка, - Мисс Эшер поворачивается ко мне и заговорщицки улыбается.
  - Я тоже, - ее тон невольно вызывает у меня улыбку.
  Мисс Эшер ставит на стол чашки и садится напротив.
  - В последнее время с посетителями туговато? - спрашиваю я.
  - Не так, как в прежние годы, - Мисс Эшер вздыхает, потом отмахивается. - Это не важно. У меня ведь все еще есть постоянные покупатели. Одна юная леди напоминает мне тебя - такая же мечтательная. Приходит в магазин и много времени проводит на подоконнике, листая книги.
  Мне хочется сказать что-нибудь хорошее, но вместо этого я задаю не совсем тактичный вопрос:
  - Неужели ничего нельзя сделать?
  Мисс Эшер накрывает мою руку сухой теплой ладонью.
  - Можешь считать меня выжившей из ума старухой, но я уверена, что нам отмерено столько, сколько отмерено. Люди рождаются и умирают, так было и всегда будет. Я хочу провести остаток жизни, наслаждаясь каждым днем.
  Я не знаю, что сказать. Мисс Эшер по-своему права, и от этого становится еще грустнее.
  - Это не значит, - продолжает она, - что я до конца жизни буду торчать в умирающем магазинчике среди книг. У меня есть планы, и я намерена осуществить их до того, как отправлюсь на тот свет.
  - Большие планы? - я слабо улыбаюсь.
  - Не такие уж и большие - навестить старого друга. Он живет на Сардинии последние несколько лет. У меня уже есть билет, правда, он пока в один конец.
  От того, как это звучит, по моей коже пробегают мурашки.
  - Вы останетесь там, - я делаю выводы. - А Брент и Мариса знают?
  - Я еще не говорила им об этом, - Мисс Эшер качает головой. - Но обязательно сделаю это перед отъездом. На самом деле, времени у меня не так много, всего несколько дней.
  Я отвожу взгляд и натыкаюсь на черно-белую фотографию в рамке, которая стоит на подоконнике рядом с цветочным горшком. На ней парень и девушка, совсем юные. Они сидят на песке, на берегу моря, голова девушки покоится на плече юноши. На лицах обоих широкие, счастливые улыбки.
  В девушке безошибочно угадывается молодая Мисс Эшер. Что-то подсказывает мне, что это не отец Брента.
  - Старый друг? - догадываюсь я.
  - Он самый, - Мисс Эшер улыбается, и эта особенная улыбка каким-то образом делает ее моложе, словно возвращая в те годы.
  В обществе мамы Брента невольно пропитываешься спокойствием и теплом, и я уже чувствую себя значительно лучше. Ощущение близкой беды пропадает.
  - Я надеюсь, что у вас все будет хорошо, - искренне произношу я.
  - Спасибо, милая, - Мисс Эшер смеется. - Я рада, что ты зашла ко мне.
  
  Тем же вечером Брент везет меня на ужин в маленькое кафе, где, по его словам, готовят восхитительные устрицы на гриле.
  - Решил напичкать меня афродизиаками? - я прищуриваюсь, когда официант приносит наш заказ и удаляется.
  - Не то что бы это нужно, когда я рядом с тобой, - самодовольно отвечает Брент, - но почему бы и нет?
  - Что правда, то правда, - бормочу я.
  Когда мы приканчиваем содержимое наших тарелок, Брент заказывает еще вина.
  - Моя мама говорила, что ты приходила к ней сегодня, - говорит он.
  Я вдруг смущаюсь. Я не думала об этом, когда навещала Мисс Эшер.
  - Просто проезжала мимо, - я пожимаю плечами.
  Брент изучает мое лицо внимательным взглядом, а потом делает глоток из своего бокала.
  - Мне нужно слетать в Нью-Йорк на пару дней.
  - Всего пара дней?
  - На самом деле, обратный билет я еще не взял. Но я не думаю, что задержусь там надолго.
  - Когда ты улетаешь?
  - Завтра утром.
  - Тебе наверняка нужно выспаться, - я смотрю на скатерть, указательным пальцем рисуя на ней круги.
  - Мы можем поехать ко мне. А утром я отвезу тебя домой, - Брент накрывает мою руку своей и слегка сжимает ее.
  Мое сердце гулко отбивает удары. Горло сжимается от нежности. Я чувствую себя слишком уязвимой оттого, что испытываю по отношению к Бренту такие сильные эмоции. И эти эмоции выжимают из меня все силы. Не знаю, как смогу пережить без него несколько дней. И мысль об этом причиняет мне почти физическую боль.
  Я чувствую себя так, словно тону. Я совершила ошибку, позволив себе зайти так далеко. Не в этом случае. Не с Брентом.
  - Что с тобой? - Брент берет меня за подбородок своими длинными пальцами и приподнимает его, заставляя меня посмотреть ему в глаза.
  - Все в порядке, - я улыбаюсь. Не знаю, откуда взялись все эти пессимистичные мысли. - Я просто устала.
  - Если хочешь, я отвезу тебя домой сейчас.
  - Нет, - поспешно говорю я. Если у меня есть возможность побыть с ним еще немного, я ее не упущу.
  Брент расплачивается, а потом мы едем к нему. Всю дорогу я молчу, рассеянно глядя в окно.
  Этой ночью мы почти не спим, и близость между нами не похожа на то, что происходило до этого. Брент очень нежный и внимательный. И любое его прикосновение, любой поцелуй и то, как он двигается во мне, лишний раз доказывает, как хорошо он знает меня и мое тело. И он очень старается сделать мне приятно.
  И я знаю, что он чувствует по отношению ко мне что-то столь же сильное, как и мои чувства. Даже если он никогда мне об этом не скажет.
  Во сне Брент крепко прижимает меня к себе, и от этого мне становится еще тревожнее.
  
  Через пару дней Брент сообщает, что ненадолго задержится в Нью-Йорке.
  Все это время я пытаюсь сосредоточиться на работе (мне осталось только проконтролировать исполнение моего проекта), и, когда, наконец, мне это удается, я вдруг ловлю себя на довольно неприятной мысли. В тот же вечер Сиенна предлагает приготовить что-нибудь на ужин в квартире Хейдена, который уехал в очередную командировку.
  Я приезжаю к Сиенне около семи вечера. Пока мы готовим, болтая обо все подряд, мне удается отвлечься от своих не очень веселых соображений. Когда все готово и мы садимся за стол на большой террасе, откуда открывается потрясающий вид на город, Сиенна встряхивает салфетку и смотрит на меня, изогнув бровь.
  - Ну, говори, наконец, что у тебя на уме.
  - Я думала, ты хотя бы позволишь мне поесть, - я усмехаюсь.
  Конечно, Сиенна читает меня как открытую книгу.
  - В чем дело, Тейли?
  - У меня задержка, - я морщусь и делаю большой глоток вина.
  - Задержка? - Сиенна округляет глаза. - Если всего пара дней, то это не страшно, поверь мне. Иначе я бы почти каждый месяц дергалась, как...
  - Полторы недели, Сиенна, - я отвожу взгляд и рассматриваю окна здания напротив.
  - Черт, Тейлор, вы что, не предохранялись? - сестра понижает голос, и я понимаю, что она злится.
  - Предохранялись. Почти каждый раз мы пользовались презервативами.
  - Почти? Ты что, забыла, о чем говорила Миссис Лейбовиц на тех уроках, где она объясняла все дерьмо, связанное с контрацепцией? И что, это "почти"... он просто кончал в тебя?
  - Нет! - я вспыхиваю и хватаюсь за сигареты.
  Сиенна тоже закуривает. Она негодует, и я чувствую укол вины.
  - Ты знаешь, какова вероятность забеременеть при прерванном половом акте? - она качает головой. - Надо сделать тест.
  - Я уже сделала. Два.
  - И?
  - Они оба отрицательные, но ты же знаешь, что они не всегда показывают точный результат.
  - Ох, Тейли... Не то чтобы я не обрадуюсь, если ты окажешься беременной, но это то, чего ты сама хочешь?
  - Ну разумеется, нет, - ворчу я. - Я... я не знаю, каково это. И вообще, что я буду делать, если это так? Я даже не замужем! Да что тут говорить, еще слишком рано для этого, а Брент вообще не тот мужчина, от которого нужно заводить детей, и я прекрасно это осознаю.
  Я замечаю, что мой голос становится выше и тоньше. Накопившаяся за день тревога превратилась в реальный испуг.
  - Ты правда так считаешь? - Сиенна удивлена.
  - Может, я и влюбилась в него по глупости, но я не законченная идиотка.
  
  Я плохо сплю ночью: мешают безрадостные мысли о моей возможной беременности, о реакции Брента, родителей... Мыли одна мрачнее другой. Я полночи провожу на террасе в компании пледа и пачки сигарет и засыпаю только под утро.
  Проснувшись с рассветом, иду в ванную. Спустя полминуты едва не прыгаю от радости и облегчения. Залетаю в спальню и забираюсь на кровать к Сиенне.
  - Я не беременна! - я трясу сестру за плечо.
  - Господи, Тейлор, ты перепугала меня, - Сиенна садится и приглаживает волосы. - Ты уверена?
  - Да.
  - Ну, слава богу. А теперь дай мне еще немного поспать, а потом мы отпразднуем эту новость роскошным завтраком, который ты для нас приготовишь.
  
  Следующая неделя без Брента тянется невыносимо долго. За это время он звонит мне всего один раз - в спешке, так что мне удается переброситься с ним всего парой слов. Сообщений он не шлет.
  Оставшаяся работа в доме Дьюэннов не требует моего участия, поэтому я лишаюсь еще одного способа убить время. В пятницу мы с Сиенной, Кимми и Одри устраиваем девичник в одном из баров, после чего отправляемся в ночной клуб.
  На выходных я помогаю маме - торгую в магазинчике сувениров при дегустационном зале, пока она следит за работой ресторана. Несмотря на жару, туристы съезжаются в долину толпами.
  К вечеру воскресенья, проводив последних покупателей, я выхожу на улицу. Солнце начинает садиться, но температура не падает. Несмотря на то, что на мне только короткие джинсовые шорты и майка, завязанная узлом на животе, кожа липкая от пота.
  Иду к небольшому искусственному пруду в одном из углов мощеного двора, присаживаюсь на каменистый край и запускаю руку в прохладную воду, прислонившись спиной к теплой стене. Неплохо бы принять душ перед ужином.
  Услышав отдаленный шум колес по гравию, я поднимаю голову и сквозь прутья ворот вижу внедорожник Брента. Внезапная радость, которую я испытываю при его появлении, немного меня пугает. От волнения мое сердце разгоняется до немыслимого темпа. Подавляя в себе желание вскочить на ноги и броситься навстречу Бренту, я просто наблюдаю за тем, как он приближается ко мне.
   - Жаркий выдался денек, - произносит он, остановившись в паре шагов от меня. Его потеплевший взгляд обволакивает меня.
  - Да, - я киваю, подыгрывая ему. - Слава богу, мой рабочий день закончился.
  - Жаль. Я рассчитывал на приватную экскурсию.
  Глаза Брента сужаются, и я могу различить в них насмешливые огоньки. Делаю вид, что задумалась.
  - Ммм... Даже не знаю, что могу вам предложить, - я невольно улыбаюсь. - Возможно, если вы приобретете что-нибудь в нашей сувенирной лавке, я смогу выбить для вас отличного гида.
  Я бросаю быстрый взгляд на двери ресторана. Протягиваю руку Бренту, и он помогает мне подняться. Не отпуская моих пальцев, он прижимает меня к себе и коротко целует в губы. Я вспыхивая и не без сожаления отстраняюсь. Мне не хотелось бы, чтобы родители увидели эту сцену.
  - Пойдем, - я веду его к магазинчику и отпираю дверь.
  Когда мы оказываемся внутри, я поворачиваю ключ в замке и задергиваю цветастую занавеску на стеклянной двери. Брент обнимает меня сзади, наклоняет голову и вдыхает мой запах. Я непроизвольно думаю о том, что последний раз принимала душ в обед, после чего неоднократно покрывалась потом от жары.
  - Я скучал по твоему запаху, - от шепота Брента я вся покрываюсь мурашками.
  Его руки скользят вниз вдоль моих опущенных рук, перемещаются на ребра, а потом снова вверх. Я выгибаюсь, прижимаюсь к нему. Мое дыхание сбивчивое, тяжелое. По мере того, как губы Брента исследуют мою шею, мое терпение сходит на нет. Я слишком много времени провела без его ласк.
  Я разворачиваюсь и, уперев ладони в твердую грудь Брента, толкаю его к прилавку. Он подхватывает меня так, что мои ноги обвиваются вокруг него, и усаживает на деревянную стойку. Я ищу губами его губы, но Брент очень хорошо знает, как довести меня до белого каления. Требовательно сжимаю бедра, и с его губ срывается довольный смешок.
  Брент стягивает через голову футболку и, наконец, прижимается ко мне губами, и я тону в этом поцелуе. Не думаю, что когда-нибудь смогу забыть ощущение его языка у меня во рту - этот невероятно эротичный акт. Он умеет лишить меня воли одним поцелуем и без стеснения этим пользуется.
  Руки Брента тянут мою майку вниз, так, что моя грудь практически полностью обнажается. Он обхватывает ее, большими пальцами надавливая на затвердевшие соски. Это вызывает маленький взрыв боли и удовольствия внизу моего живота, и я издаю протяжный хриплый стон, еще сильнее сжимая бедра.
  Брент подается вперед, слегка ударяется о меня пахом. Одной рукой он расстегивает мои шорты и проникает под них. Я практически поскуливаю от нетерпения, выгибаясь так, чтобы прижаться к его пальцам еще сильнее, потому что мои шорты слишком тесные для того, чтобы Брент мог двигать рукой.
  Внезапно он отрывается от моих губ и закрывает глаза, сжав челюсти.
  - Почему ты остановился? - шепчу я, заворожено проводя кончиками пальцев по его плечам, покрывшимся крошечными капельками пота.
  Брент приподнимает веки и смотрит на меня помутневшим взглядом. В нем я читаю неприкрытое желание, смятение и еще что-то. Что-то незнакомое, тяжелое и тревожное.
  Мы оба молчим. Я успеваю перевести дыхание. Хмурюсь, вглядываясь в лицо Брента. Мое сердце по-прежнему бьется быстро и тяжело, но уже от волнения.
  Внезапно грудь пронзает болезненное ощущение. Воздух с шумом покидает легкие, и я постепенно обмякаю в руках Брента. В голове становится пусто, и только одна мысль пульсирует в моем сознании.
  - У тебя была другая женщина, - хрипло шепчу я.
  Брент ловит мой потерянный взгляд, и по тому, как он меняется в лице, я вижу, что мое глупое, невероятное, неправдоподобное предположение - правда. Осознание этого как удар под дых. Как пощечина, очень сильная и отрезвляющая.
  Я отталкиваю Брента и сползаю с прилавка, не в силах больше смотреть ему в глаза. Меня вдруг начинает мутить так сильно, что приходится прижать ладонь к животу, чтобы не позволить содержимому желудка вырваться наружу.
  - Тейлор, - тихо произносит Брент.
  - Нет, - тихо произношу я. - Не надо.
  - Тейлор...
  Брент проводит рукой по лицу. В его взгляде столько отчаянья, и на какое-то мгновение мне не верится, что он мог так со мной поступить. Но почему тогда он не опроверг мои слова?..
  Я задыхаюсь, мои легкие словно сдулись, а горло слиплось и совсем не пропускает внутрь воздух. Поворачиваюсь к Бренту спиной, потому что не хочу его видеть.
  - Уходи, - с трудом произношу я, цепляясь пальцами за стойку. Я уже чувствую подступающие слезы и предвижу, что сдержать их будет невозможно. Ни за что не позволю ему увидеть их.
  - Я прошу, выслушай меня.
  - Я не хочу тебя видеть. Если у тебя осталась хоть капля уважения ко мне, уходи.
  От того, как подрагивает мой голос, мне становится еще хуже. Ответом мне служит тяжелый вздох, звук шагов и позвякивание колокольчиков на входной двери.
  Мои щеки горят, в горле пересохло, а глаза жжет от наворачивающихся слез. Когда я, наконец, перестаю себя сдерживать, из горла вырывается сдавленный всхлип, а из глаз брызжут горячие слезы.
  Не знаю, сколько времени я провожу, вцепившись в стойку так, что побелели костяшки пальцев. Поток моих слез и отчаянной жалости к самой себе прерывает звонок сотового, который выпал из моих шорт на стойку во время наших с Брентом кувырканий.
  - Куда ты пропала? - громко произносит Сиенна, когда я отвечаю на звонок.
  - Я... была с Брентом, - отвечаю я, вытирая лицо тыльной стороной ладони.
  - Тейли, что случилось? - встревоженный голос Сиенны звенит в трубке.
  - Он обманул меня, - уже спокойнее произношу я.
  - Я уже еду, детка. Буду через несколько минут. Ты где?
  - В сувенирной лавке.
  - Дождись меня, ладно? Я уже лечу.
  
  - Не могу поверить, что он так с тобой поступил, - негодует Сиенна.
  - Почему? - я тихо фыркаю. - Это же Брент. Господи, я же с самого начала об этом знала.
  Я лежу, свернувшись на небольшом диванчике все в том же магазине, положив голову на колени сестры. Она рассеянно перебирает мои волосы длинными пальцами.
  Не могу точно сказать, что я сейчас чувствую. Я не ощущаю злости или ненависти. Внутри как-то... пусто.
  - У меня даже никогда не было нормальной личной жизни, - устало бормочу я. - Все парни, которые мне встречались, казались мне недостаточно умными, мужественными, обаятельными. Мне всегда казалось, что никому его не переплюнуть. Я могла врать себе и остальным сколько угодно, но он застрял у меня где-то здесь.
  Я постукиваю себя указательным пальцем по виску.
  - Слава богу, это пройдет, - Сиенна тяжело вздыхает. - И когда-нибудь ты перестанешь на него злиться.
  - Я вовсе не злюсь на Брента, - его имя царапает мне горло. - Я злюсь на себя. Наверное, мне просто нравилось себя обманывать.
  - Только не кори себя за это - в этом нет абсолютно никакого смысла. Ты ведь знаешь, что, когда дело касается мужчин, мы редко прислушиваемся к разуму. Ох, Тейли, я даже представить себе не могу, каково тебе. Если я чего-то и боюсь, так это измены.
  - Ты? - я приподнимаю голову и удивленно смотрю на сестру. - Да я не встречала более самоуверенной персоны, чем ты.
  - Само собой, я не демонстрирую всему миру свои слабости, - Сиенна приподнимает уголки губ в улыбке. - И Хейдену не обязательно знать, что каждый раз, когда он уезжает в свои дурацкие командировки один, я не нахожу себе места.
  - Хейден любит тебя.
  - Свою невесту он тоже любил, что не мешало ему изменять ей, а потом и вовсе уйти от нее.
  - Но он изменял ей с тобой. И ушел к тебе же.
  - В том-то и дело, Тейли. Мне нравится думать, что этого не произошло бы, будь на моем месте другая девушка. Но где-то в глубине души меня все равно мучает страх, что ничего не помешает ему поступить так же со мной. И если бы я думала об этом немного чаще, это свело бы меня с ума. Поэтому пообещай мне, что не будешь копаться и искать причины всего, что произошло, в себе. Уж я-то знаю, как тебе нравится заниматься самобичеванием.
  - Постараюсь, - я криво ухмыляюсь.
  Сиенна здорово отвлекла меня от всей этой ситуации с Брентом. Скорее всего, это кратковременный эффект, но я рада и такой малости.
  
  Следующие несколько дней, а, точнее, противоречивые чувства, которые я переживаю, приводят меня к состоянию, близкому к помешательству.
  Первые пару дней я старательно изображаю перед окружающими безмятежность, не подавая виду, что внутри меня все сморщилось и почернело, как сгоревший лист бумаги. Тяжелее всего мне приходится дома - я никогда не была сильна в притворстве, а мои родители и особенно Шона довольно проницательны, когда дело касается настроений и чувств.
  Это выматывает меня, и я стараюсь как можно меньше времени проводить дома. Чаще всего я просто беру камеру и брожу по городу, снимая туристов, детей, витрины или просто пейзажи.
  Моя решимость вести себя так, словно Брента Эшера никогда не было в моей жизни, разваливается на части сразу же. Как только я натыкаюсь на что-то, что напоминает мне о нем, мою грудь сдавливает так, что становится трудно дышать.
  Сначала во мне медленно вскипает и зреет злость на Брента за то, как он поступил со мной. Какая-то часть меня до сих пор не верит во все это. Потом эта злость проходит, и я начинаю заниматься тем, чего больше всего опасалась Сиенна - думать о том, почему Брент сделал то, что сделал. Почему ему оказалось недостаточно меня одной. Это выворачивает меня наизнанку, потому что я не могу придумать для него оправдания и в то же время презираю себя за то, что вообще ищу ему оправдание.
  Сложнее всего для меня - пытаться ненавидеть того, кого я на самом деле люблю. Он причинил мне боль, которая каждый день напоминает о себе, кровоточит, как незаживающая рана. Я замечаю, что постепенно начинаю привыкать к этому.
  Заканчивается все тем, что я не могу выбросить из головы образ Брента, который занимается сексом с другой женщиной. Ревность буквально выжигает меня изнутри, приводя меня от полной апатии к злым слезам и желанию кого-нибудь убить.
  Все это застает меня врасплох, когда ноги сами приводят меня к кофейне, где мы с Брентом провели так много времени. В конце концов, на меня накатывает тяжелая волна жалости к самой себе, и, господи, как же трудно ей не поддаться.
  Хоть на улице и людно, я радуюсь тому, что уже стемнело, потому что даже не представляю себе выражение своего лица.
  Сморгнув слезы, я замечаю, как сильно дрожит рука, в которой зажата камера. Я прячу ее в сумку, чтобы не разбить ненароком, а потом возвращаюсь домой. Если это единственное место, где я - пусть и через силу - снова становлюсь нормальным человеком, то я не прочь оказаться там.
  
  Я вхожу в дом и окунаюсь в гомон голосов и смеха, доносящихся из гостиной. Преодолеваю коридор и вижу всех, включая Шону, толпящихся у дивана. В центре композиции - Сиенна. На ее раскрасневшемся лице сияет широкая улыбка, глаза горят.
  - Я что-то пропустила? - спрашиваю я, подойдя ближе. От фальшивого энтузиазма в собственном голосе я морщусь.
  Сиенна смотрит на меня, и ее улыбка гаснет. Я редко вижу ее смущенной, но сейчас она выглядит именно так.
  - Хейден сделал твоей сестре предложение, - в голосе отца я чувствую нотки ревности, но, в общем, он выглядит довольным.
  - Давно пора! - восклицает Шона.
  Мама поднимает выше руку Сиенны, которую держит за запястье.
  - Ты только посмотри, какое красивое кольцо, - она слегка покачивает головой.
  Я опускаю взгляд и вижу прелестное кольцо - невероятное, тонкое, украшенное россыпью мелких камней. Оно настолько в духе Сиенны, что я невольно думаю о том, как хорошо, должно быть, Хейден знает ее.
  - Ой, ладно вам, - сестра отдергивает руку, избегая смотреть мне в глаза. - Это всего лишь кольцо.
  - Ничего подобного, - ворчит Шона. - Я давно этого ждала. Вы уже думали о том, где отметить помолвку?
  Я как можно незаметнее скрываюсь в кухне. Набираю стакан воды, выпиваю половину и только потом замечаю, что нервно стучу пальцами по столешнице. Я и так нахожусь в подвешенном состоянии в последнее время, и поведение Сиенны, словно катализатор, в конец меня добивает.
  Я слышу шаги позади себя.
  - Ты злишься на меня? - заискивающий голос сестры заставляет меня обернуться.
  Она не звонила мне последние пару дней. Наверняка Хейден сделал ей предложение как раз два дня назад.
  - Нет, что ты, - я вскидываю брови.
  - Не лги мне.
  - Это ведь произошло в пятницу?
  - Да, - щеки Сиенны вспыхивают.
  - И ты наверняка сразу же позвонила Кимми и обо всем ей рассказала? - я знаю, что играю нечестно, но не могу заставить себя остановиться. Обида на Брента легко - даже очень легко - трансформируется в обиду на Сиенну.
  - Да. Позвонила.
  Сестра выглядит почти несчастной.
  - Тейли, я хотела позвонить тебе, клянусь!
  - Но посчитала, что я буду не в состоянии порадоваться за сестру, потому что сама барахтаюсь в дерьме под названием "предательство"? - я горько усмехаюсь.
  Сиенна пару секунд колеблется, а потом подходит ко мне и обнимает за шею.
  - Мне было стыдно, Тейли, - шепчет она, крепче сжимая меня.
  - Ты идиотка, - оттаяв, ворчу я. Обхватываю сестру за талию.
  - Я думала, моя безмерная радость будет неуместной, когда тебе так плохо. Я думала, мое сердце выскочит из груди и пустится в пляс, когда Хейден достал это чертово кольцо. Схватила телефон, чтобы набрать твой номер, а потом поняла, что это неправильно.
  - Точно идиотка.
  - Эй, полегче!
  Мы некоторое время так и стоим, обнявшись, и молчим. А потом Сиенна спрашивает:
  - Он так и не звонил тебе?
  Я молча киваю. Если я открою рот, из него вырвутся судорожные всхлипы. А мне это совсем не нужно. Я закрываю глаза и считаю до десяти, потом до двадцати. Мне необходимо успокоиться. Когда мои плечи начинают подрагивать, Сиенна отстраняется и заглядывает мне в лицо.
  - Тейли?..
  - Я в порядке.
  Да. Наверняка мое мрачное лицо и безликий голос именно об э том и говорят.
  - Родители хотят отметить... это событие, - сестра виновато улыбается. - Я понимаю, ты не горишь желанием, поэтому я могу перенести все это. Что ты думаешь?
  - Я думаю, что твои мозги совсем расплавились из-за горячего парня по имени Хейден Холдсворт, потому что в последнее время ты говоришь одни глупости, - я закатываю глаза. - Пойдем, мне не терпится выпить за это милое колечко на твоем пальце, которое наверняка стоит кучу денег.
  
  Проходит еще несколько дней, но лучше мне не становится. Кроме того, я едва не разругалась с Чейзом. Он предложил мне снова поработать вместе, но я отказалась. С моей стороны было бы нечестно обещать что-то и не выполнить это по той простой причине, что мое вдохновение понемногу угасает вместе с уверенностью, что я когда-нибудь снова стану нормальной.
  - Ты растрачиваешь свой чертов талант! - заявляет Чейз на очередном семейном ужине.
  Я прожигаю его гневным взглядом. Мне совсем не хочется разговаривать на эту тему в присутствии родителей.
  - Я уже слышала твое мнение по этому поводу, - цежу я. - Давай закроем эту тему, сделай мне одолжение.
  Чейз всегда был прямолинейным и упрямым - наша фирменная семейная черта. Его совсем не волнует, что я чувствую себя неуютно из-за того, что он завязал это разговор за столом.
  - Что-то случилось, Тейлор? - спокойно спрашивает мама и делает глоток вина.
  Она пользуется тем, что есть возможность спросить меня об этом. В последнее время я старательно избегаю возможности остаться с ней наедине.
  - Я просто не уверена, что это именно то, чем я хочу заниматься, - равнодушно отзываюсь я, пожав плечами. Я смотрю на Сиенну в поисках поддержки, но вдруг вмешивается Дженни.
  - Чейз, оставь Тейлор в покое, - ее тон мягкий, но в нем слишком отчетливо слышатся железные нотки. - Ты ведь как-то работал до нее. Ничего страшного не случилось.
  Я благодарно улыбаюсь Дженни.
  - Кстати, - подает голос Хейден, - я достал три билета на игру в эту пятницу. Лиам, Чейз?
  - Ты, должно быть, шутишь, - папа хлопает по столу так, что мама, сидящая рядом, даже вздрагивает. - Конечно, я иду.
  - Еще спрашиваешь? - Чейз качает головой.
  Хейден помигивает мне. Я чувствую, как от живота по всему телу распространяется теплая волна. Без шуток, я безумно рада, что у моих брата и сестры такие замечательные вторые половинки.
  В то же время я чувствую укол грусти, потому что тот мужчина, которого я хотела видеть рядом с собой, никогда не будет моим. Я вдруг обнаруживаю себя обделенной, чужой на этом празднике жизни, и мне не терпится поскорее слинять из дома.
  Когда мне это удается, я еду в город, намереваясь просто покататься по улицам, проветрить мозги. Спустя час, проезжая мимо знакомых ворот, я, повинуясь внезапному порыву, жму на тормоз. Съезжаю на обочину и выхожу из машины.
  Перед входной дверью меня сковывает сомнение. Не успеваю я отступить обратно на дорожку, как эта дверь распахивается. Широко улыбающийся Эш, который обхватывает за талию блондинку в коротком платье, едва не спотыкается об меня.
  - Тейлор? - он окидывает меня быстрым и не слишком трезвым взглядом и присвистывает. - Ну ты и вымахала. Прямо красотка.
  - Привет, Эш, - я вежливо улыбаюсь, стараясь игнорировать сверлящий взгляд блондинки. - Эрик дома?
  - Да, конечно.
  Эш слегка запрокидывает голову и громко зовет брата. Блондинка морщится и слегка отстраняется от него.
  - Ну, было приятно повидаться, Тейлор, - Эш выдает соблазнительную ухмылку. - Но нам пора.
  - Удачного вечера.
  Я провожаю взглядом Эша и его пассию, а потом поворачиваю голову и вижу у подножья лестницы Эрика. Само собой, он удивленно пялится на меня.
  - Могу я войти? - я неловко нарушаю повисшее молчание.
  - Да, конечно.
  Эрик отмирает и делает пару шагов мне навстречу. Я вхожу, и он запирает за мной дверь.
  - Что-то случилось? - Эрик вглядывается в мое лицо.
  Я опускаю голову и разглядываю сплетенные между собой пальцы. Я не знаю, что я здесь делаю. Ищу поддержки? Хочу поплакаться? Пытаюсь самоутвердиться за счет парня, которому я уж точно нравлюсь?
  Я прислоняюсь спиной к стене.
  - Помнишь, ты сказал, что я могу прийти к тебе, когда захочу? - я устало прикрываю глаза.
  Мне жутко осточертело притворяться, что у меня все хорошо. В присутствии Эрика я внезапно поняла, что с ним мне не обязательно делать это. Он ведь был моим другом когда-то.
  - Хочешь выпить чего-нибудь? - Эрик кивком головы указывает на большой диван в гостиной.
  - Нет, спасибо, - я иду за ним. - Могу я просто побыть у тебя?
  - Конечно.
  Кажется, Эрик теряется еще больше. Я вижу вопросы в его глазах, и действительно признательна ему за то, что он достаточно деликатен, чтобы не вывалить их на меня вот так сразу.
  Я боком сажусь на диван, подтянув колени к подбородку, а Эрик садится напротив, развернув корпус в мою сторону.
  - Ты выглядишь грустной, - он морщит лоб. - Это из-за того парня, верно?
  Я киваю.
  - Прости, что вот так свалилась тебе на голову. Я проезжала мимо и почему-то подумала, что ты один из немногих людей, с кем бы я хотела побыть прямо сейчас. Остальные достают меня вопросами, все время интересуясь, все ли у меня в порядке.
  - Я понял, - Эрик улыбается. - Никаких расспросов. И чем ты бы хотела заняться? Как насчет какого-нибудь фильма?
  - Это было бы замечательно, - честно отвечаю я. Никогда бы не подумала, но я уверена, что прямо сейчас это то, что мне нужно.
  Мы устраиваемся на полу на больших подушках, и Эрик приглушает свет. Большой плоский экран телевизора погружает комнату в голубоватый свет. Эрик садится на некотором расстоянии от меня. Он иногда поглядывает на меня.
  - Ты хочешь о чем-то меня спросить? - не выдерживаю я.
  - Хм... Только один вопрос. Значит ли все это, что вы с ним расстались?
  Я снова ощутила болезненный укол в груди. Вместо того, чтобы нацепить на лицо непроницаемое выражение, я глубоко вздыхаю. На глазах выступают слезы, и я закусываю губу. Наверное, не слишком правильно показывать парню, которому ты нравишься, как тебе плохо из-за другого?..
  - Думаю, да, - хрипловато отвечаю я.
  - Мне жаль, что ты грустишь из-за этого, - Эрик протягивает руку и слегка сжимает мои пальцы. - Но не могу сказать, что в этом нет своих плюсов.
  
  Я просыпаюсь от тихого бормотания. Сквозь отступающий сон различаю два мужских голоса. Открываю глаза и осматриваюсь. Кажется. Я уснула в гостиной Эша, прямо на полу, за просмотром фильма.
  Я морщусь - паршивый из меня компаньон на вечер. Чувствуя слабую боль в затекшем теле, поднимаюсь на ноги и потягиваюсь.
  - Доброе утро.
  Оборачиваюсь и вижу Эрика с кружкой в руках. Он, должно быть, только что принял душ, потому что его короткие каштановые волосы влажные.
  - Привет, - я смущенно улыбаюсь. - Прости, я уснула вчера. Клянусь, это вовсе не потому, что вечер был скучным.
  - Да все в порядке, - Эрик улыбается и слегка склоняет голову на бок. - Завтрак?
  На самом деле, мне очень хочется поехать домой и принять душ. Но я и так должна Эрику за прошлый вечер, поэтому согласно киваю. По пути на кухню заглядываю в гостевую ванную, чтобы хотя бы умыть лицо прохладной водой. Закатываю рукава черной толстовки с капюшоном, опираюсь на раковину и разглядываю свое отражение в зеркале.
  Оно заставляет меня невесело усмехнуться. Если я и выглядела когда-нибудь так паршиво, то не помню этого. Быстро привожу себя в порядок и иду в кухню. Эрик наливает кофе в кружку. За стойкой, развалившись, сидит Эш. Он зажимает телефон между ухом и плечом, шнуруя походный ботинок, который стоит прямо на столешнице.
  - Да, Бекс, - нараспев произносит он, подмигнув мне. - Конечно, детка. Я позвоню тебе сразу же, как вернусь. Ты слишком плохо обо мне думаешь. Но я исправлю это в воскресенье, как только доберусь до тебя и твоей...
  Эш не договаривает, потому что Эрик швыряет ему в лицо кухонное полотенце. Старший из братьев громко хохочет и, попрощавшись с некой Бекс (далеко не факт, что это была вчерашняя блондинка), бросает телефон на стойку.
  - Салют, Тейлор, - Эш широко улыбается мне и скребет густо поросшую щетину. - Прости моего брата-придурка. Если бы я знал, что ты останешься у нас, предложил бы тебе место поуютнее, чем пол в гостиной.
  - Например, свою кровать? - Эрик хмыкает.
  Он вовсе не ревнует к брату, потому что Эш флиртует и заигрывает так же легко, как дышит. Он общается с девушками исключительно в подобной манере. Меня это тоже не задевает.
  - Я не собиралась оставаться, - я мотаю головой и устраиваюсь за стойкой.
  - Не парься, - Эш снова улыбается в тридцать два зуба. - Всегда пожалуйста.
  Эрик ставит на стойку тарелки с омлетом и жареным беконом, от которых исходит невероятно аппетитный запах, и садится рядом со мной. Я ловлю себя на мысли, что давно ем нормально. Ковыряние вилкой во время домашних ужинов не в счет.
  - Вот оно, - Эш потирает руки и с энтузиазмом принимается за завтрак. - Я разрешил брату пожить у меня только из-за его умения вкусно готовить.
  Эрик фыркает.
  - А что? Большинство моих девушек, как правило, не сильны в готовке. Зато кое в чем другом могли бы посоревноваться между собой.
  Эш самодовольно ухмыляется, вызывая у меня улыбку.
  - Собираешься куда-то? - интересуюсь я, кивком головы указывая на ботинок, который Эш, к счастью, убрал на край кухонного островка.
  Эш работает пилотом вертолета - тот самый случай, когда ты можешь и подзаработать денег, и повидать мир.
  - Гора Шаста, - отзывается парень, пожав плечами. - Покатать одну хорошенькую журналистку, которая напишет об этой горе тысячную статейку, сдобрив все это ересью про оккультизм, спиритизм и прочее дерьмо.
  - Надеюсь, ты не собираешься говорить ей об этом в лицо, - Эрик усмехается.
  - Разумеется, нет, - Эш словно оскорбляется. - У меня на эту милашку есть планы.
  - Ну естественно.
  - Мало ли что может произойти в местном отеле. Или в ее палатке на горе. Какой-нибудь особо агрессивный дух напугает бедняжку до смерти...
  - В любом случае, это будет не так страшно, как твое дальнейшее появление, - Эрик откидывается на спинку стула и хохочет в голос.
  Он заражает меня своим смехом, и я прикрываю рот рукавом, боясь обидеть Эша.
  - Посмотрим, что ты заговоришь, когда утром эта девчонка выползет из моей палатки с довольной улыбкой на лице, - Эш тычет вилкой в сторону брата.
  - Ты тоже едешь? - я поворачиваюсь к Эрику.
  - Да. Эш проверит все на базе сегодня, а завтра утром мы выдвигаемся до городка Маунт-Шаста. Я бы не поехал, но если есть хоть малейшая возможность оградить психику бедной журналистки от моего брата, я это сделаю.
  - Кажется, я упустил тот период, когда из сопляка ты превратился в дерзкого засранца, - Эш встает и кладет свою тарелку в раковину.
  Я допиваю кофе и бросаю взгляд на часы.
  - Спасибо за завтрак и за веселую компанию, ребята.
  - Заходи почаще, Тейлор, - Эш подмигивает мне и принимается за посуду.
  Эрик провожает меня до двери.
  - Еще раз прости за то, что так расслабилась, - я оборачиваюсь на пороге.
  - Я же сказал, это лишнее.
  - Спасибо за все. Еще увидимся.
  Эрик провожает меня взглядом и теплой улыбкой.
  
  Вечером, когда я помогаю маме убрать после ужина, Эрик наносит мне ответный визит. Через несколько секунд после того, как раздается дверной звонок, я слышу радостно удивляющийся голос отца. Когда он появляется в столовой в компании Эрика, я очень стараюсь не покраснеть.
  - Тейлор, к тебе гость, - папа многозначительно переглядывается с мамой, как будто он не мог пождать, когда они останутся наедине. Это заставляет меня закатить глаза.
  - Эрик, - мама приобнимает парня и целует его в щеку. - Давно тебя не видела. Как ты?..
  Судя по всему, Эрик вовсе не испытывает неловкости от того, что заявился в дом моих родителей - если учесть всю эту ситуацию со мной и Сиенной. Возможно, его действительно не заботит, что подумают об этом отец с мамой, потому что держится он вполне расслаблено. В отличие от меня.
  Я нервно притоптываю ногой, пока Эрик обменивается любезностями с мамой.
  - У тебя есть минутка? - он, наконец, поворачивается ко мне.
  - Конечно.
  Я чуть было не повела Эрика в свою комнату, но вовремя сообразила, насколько это будет неуместно. Поэтому мы вышли на террасу, ведущую на задний двор, и устроились прямо на ступеньках. Пользуясь тем, что мои родители не настолько сумасшедшие, чтобы подглядывать в окна за дочерью, которая сказалась наедине с парнем, закуриваю сигарету.
  - Я тут подумал, - сразу переходит к делу Эрик, - что было бы неплохо, если бы согласилась поехать со мной и Эшем в Маунт-Шаста. Если, конечно, у тебя нет планов на выходные.
  Не то чтобы предложение Эрика меня смущает или озадачивает, но я сразу же задаюсь вопросом, не сочтет ли он мое согласие как нечто больше, чем просто согласие отправиться в совместную поездку? Не важно, из каких соображений он зовет меня.
  - Да нет, - осторожно отвечаю я. - Никаких планов у меня нет.
  Если не считать планами ставшее в последнее время для меня привычным занятие - бесцельно и бездумно слоняться по дому и за его пределами и упиваться страданиями по Бренту.
  Иногда тоска по его прикосновениям или даже просто по его присутствию начинает грызть меня изнутри, и это похоже на непрекращающийся зуд, который медленно сводит меня с ума. При воспоминании о Бренте внутри все сжимается, и понимаю, что остекленевшим взглядом смотрю сквозь Эрика.
  - Что мне нужно взять с собой? - с сомнением покусывая губу, спрашиваю я.
  - Теплые вещи, - Эрик пожимает плечами. - И, конечно, неплохо было бы запастись терпением, потому что Эш все время болтает без умолку, но ты и так об этом знаешь.
  - Где и во сколько мне нужно быть?
  - Мы с Эшем заедем за тобой утром, в шесть.
  - Заметано, - я как можно искреннее улыбаюсь.
  В конце концов, если эта поездка хоть немного отвлечет меня от плохих мыслей, то оно того стоит.
  
  Во время недолгой поездки до аэродрома я пытаюсь избавиться от остатков сна с помощью большого стакана кофе, заботливо купленного для меня Эриком. Краем уха я слышу, как Эш рассказывает о том, как едва не разбился во время полета на севере штата пару недель назад. Наверняка эта история заставляет его подружек с замиранием сердца приникать к рассказчику, вздыхая и охая. Я не сдерживаю улыбку.
  Мои пальцы бережно обхватывают сумку с камерой. Отправляясь в одно из самых красивых мест на земле (если верить рекламному проспекту, торчащему из заднего кармашка водительского сидения), я тщательно подготовила свою малышку. Надеюсь, мне повезет увидеть и заснять причудливо сбившиеся облака или странное свечение над горой.
  К счастью, это не первый мой полет на вертолете, к тому же я не боюсь высоты. Кажется, даже Эрик нервничает побольше моего, когда машина отрывается от земли, слегка покачиваясь в воздухе. Поймав мой взгляд, он широко улыбается и поднимает вверх большой палец.
  Практически весь полет я провожу, прилипнув к стеклу, потому что вид просто потрясающий.
  Гору Шаста, спящий вулкан, величественный, невероятно красивый ввиду приближающейся осени, видно за много миль. Я уже предвкушаю близость чего-то прекрасного, отчего ощущаю в животе трепет. Руки чешутся достать камеру, но я знаю, что еще рано.
  - Мы почти на месте! - Эрик наклоняется ко мне, пытаясь перекричать шум лопастей.
  Я киваю ему и снова поворачиваюсь к окну, завороженная местными пейзажами.
  
  Когда мы оказываемся у подножья горы, я все еще нахожусь под впечатлением от полета. Мои глаза наверняка блестят голодным блеском, свойственным творческим натурам. Оглядываясь вокруг, мне до жадности хочется впитать и запечатлеть окружающую красоту не только в памяти, но и, так сказать, на пленке.
  Воздух здесь холоднее, и Эш предупреждает, что, когда мы поднимемся выше, нам пригодятся все имеющиеся теплые вещи.
  Я разглядываю толпящихся на полянке перед источником туристов, слегка задрав подбородок: солнце здесь другое, нежнее и мягче, чем в долинах, и оно приятно греет лицо. Можно без труда различить местных жителей с красновато-смуглой кожей, и большинство из них одеты в обычную одежду.
  - И где твоя журналистка, Эш? - Эрик вертит головой.
  - Уже должна быть здесь, - бормочет его брат, сканируя окружающих. - А вот и она!
  Я поворачиваю голову по направлению его взгляда и вижу шагающую к нам девушку в джинсах и терракотовом свитере.
  - Привет, - ее пухлые губы, расплывшиеся в широкой улыбке, должно быть, сражают Эша. Ровно как и довольно пышная грудь, угадывающаяся под свитером. - Меня зовут Рейчел.
  Рейчел не намного старше меня, но ниже дюймов на пять. Она выглядит стройной и при этом может похвастаться привлекательными округлостями. У нее ярко-рыжие волосы, отливающие золотом на солнце, и открытое хорошенькое лицо.
  - Я Тейлор, - протягиваю девушке руку, которую она с энтузиазмом пожимает.
  - Со мной тебе уже посчастливилось познакомиться, - Эш выдает соблазнительную улыбку, состряпанную специально для Рейчел. - А это мой брат, Эрик, и его подруга. Они нам с тобой не помешают, так что на этот счет можешь не беспокоиться.
  Интимный тон, которым Эш произносит последнее предложение, едва не заставляет меня прыснуть, и я откашливаюсь в кулак. Эрик слегка подталкивает меня своим плечом.
  - Ну, какие у нас планы? - Рейчел, которую, судя по всему, переполняет энергия, начинает вертеться на месте.
  Улучив момент, Эш бросает злобный взгляд в нашу с Эриком сторону, что забавляет нас еще больше.
  Впереди у нас прогулка на вертолете, во время которой я испытываю почти детский восторг. Я делаю, наверное, несколько сотен снимков во время самого полета и когда мы приземляемся в нескольких особо красивых местах. Рейчел заинтересованно просматривает некоторые из них, а потом спрашивает, может ли она использовать их в своей статье. Я без проблем соглашаюсь.
  Ближе к вечеру мы возвращаемся к подножью, потому что нас ожидает подъем на несколько километров. Там мы разобьем палатки в небольшом поселении местных жителей, где Рейчел намеревается откопать еще что-нибудь интересное для статьи.
  Перед подъемом Эрик еще раз проверяет большой рюкзак у меня за спиной, пока Эш развлекает Рейчел болтовней в конце стоянки. Когда мы подходим ближе, я слышу обрывок их рахговора.
  - ...в общем, это все довольно любопытно, - Рейчел протягивает Эшу какую-то книгу. - Я прочитала это перед поездкой, и теперь всерьез надеюсь почувствовать что-то мистическое. Надеюсь, нам повезет. А Тейлор, возможно, сделает уникальные снимки.
  Эрик тихо фыркает, а я толкаю его локтем в бок. Рейчел наклоняется, чтобы завязать шнурки на ботинках. Эш вертит в руках книгу с надписью "Хроника горного спиритизма" на корешке, с брезгливым выражением на лице крякает и изящным броском отправляет издание в кузов какого-то грузовичка позади себя.
  - Как же здесь красиво, - Рейчел разгибается, восторженно вздыхает и начинает двигаться в сторону тропы, ведущей вверх по склону.
  Слегка наклонив голову, Эш провожает журналистку взглядом, сосредоточенным главным образом на ее заднице, обтянутой джинсами.
  - Смотри под ноги, - Эрик двигается следом за Рейчел, отвесив брату подзатыльник.
  Я предпочитаю пропустить Эша вперед, чтобы не беспокоиться насчет того, является ли зад Рейчел единственным задом, притягивающим взгляд парня.
  
  Подъем в гору напоминает мне о том, что пора бы возобновить тренировки в спортзале и бросить курить. Во время редких пятиминутных привалов я едва нахожу в себе силы, чтобы щелкать затвором камеры.
  В любом случае, эта вылазка доставляет мне массу удовольствия: свежий воздух, прекрасная компания, потрясающе красивая природа вокруг. И я с энтузиазмом ожидаю завтрашнего дня, когда мы поднимемся дальше, до уровня снега, чтобы провести там еще одну ночь.
  Когда мы добираемся до места, солнце уже прячется за горизонт. Я не без интереса рассматриваю неспешных, колоритных жителей маленькой деревушки. Дети, несмотря на довольно низкую температуру воздуха, бегают по земле босиком. Повсюду горят костры, и запах дыма в вечерней прохладе кажется особенно привлекательным.
  - Странно, что они не боятся жить здесь, - говорит Эрик, сбрасывая рюкзак на землю. - Ведь вулкан в любой момент может проснуться, так ведь?
  - Это их дом, - Эш пожимает плечами и оглядывается.
  - Эта земля для них священна, - добавляет Рейчел. - Они верят, что здесь находится источник силы земли. Согласно поверьям, гора находится в точке преломления космических лучей...
  Дабы не углубляться в лекцию по эзотерике, я достаю камеру. Спрашиваю разрешения у ближайшего взрослого мужчины, прежде чем сделать несколько снимков детей. Когда снова оборачиваюсь к ребятам, вижу, как к нам стремительно приближается высокий крепкий индеец в джинсах и футболке с короткими рукавами.
  Вид у него, честно говоря, угрожающий, и я уже начинаю думать, что мужчина, позволивший мне снимать, попросту не понял моего вопроса. Я инстинктивно подхожу ближе к Эрику, останавливаясь у него за спиной.
  - Пит! - Эш бросается вперед, протягивая руку, и оказывается в медвежьих объятьях индейца.
  Я отмираю и расслабляюсь.
  - Какого черта ты не предупредил, что приедешь сюда? - Пит смеется и похлопывает Эша по спине.
  В процессе оживленного знакомства я даже проникаюсь к оказавшемуся довольно веселым Питу симпатией. Он ведет нас вглубь поселения, и в конце концов мы останавливаемся у отвесной скалы рядом с костром, у которого сидят несколько мужчин и женщин.
  - Здесь вы можете раскидать палатки, - Пит кивком указывает в сторону. - А потом, ребята, я угощу вас ужином.
  
  - Мм, - Рейчел слегка постанывает, уплетая рыбу, которую Пит и его жена пожарили прямо на костре. - Никогда не ела ничего вкуснее.
  Я полностью с ней согласна, поэтому моя тарелка пустеет еще раньше, чем остальные расправляются с ужином. Наши палатки расставлены, поэтому до завтрашнего утра у нас есть время расслабиться.
  - У меня есть еще кое-что, - Пит хитро сощуривает глаза, а потом достает из сумки бутылку виски. - Припас это для особенного случая.
  Он разливает напиток в небольшие деревянные кружки. Я делаю пару маленьких глотков и чувствую, как тепло приятно растекается по телу. Потрескивающий костер не дает нам замерзнуть, приятно согревая лицо и руки. Разомлев, я откидываюсь на спинку складного кресла.
  - Спасибо, что позвал меня, - я улыбаюсь Эрику. - Здесь просто замечательно.
  - Не за что, - он протягивает ком не свою кружку, и мы чокаемся.
  Я вижу, как воркуют, склонившись друг к другу, Эш и Рейчел. На самом деле, хоть уловки Эша и кажутся мне забавными и слишком уж очевидными, он очень обаятельный парень, и я не раз видела его обаяние в действии. Девушкам он нравится.
  Эш обладает почти таким же магнетизмом, как и Брент, разница лишь в том, что последнему не обязательно прилагать столько усилий. Сетуя на то, что Брент так или иначе возвращается в мои мысли, я допиваю виски, прикрываю глаза и пытаюсь думать о чем-то другом.
  
  Открываю глаза и понимаю, что уснула. Вряд ли надолго, потому что костер по-прежнему горит почти в полную силу. Прищурившись, я вижу пожилую женщину, которая сидит напротив, протянув руки к огню. У нее совсем седые волосы, собранные в длинную косу, лицо с глубокими морщинами, а тело укутано в пеструю вязанную накидку. Спросонья я не сразу соображаю, что в старухе привлекает мое внимание больше всего: ее глаза - она незрячая.
  Кроме нас двоих у костра никого нет, и я невольно прислушиваясь, косясь в сторону палаток. Уловив едва слышное шуршание моей куртки, старуха слегка поворачивает голову прямо в мою сторону.
  - Пит повел твоих друзей к водопаду, - ее голос низкий и хриплый, почти скрипучий.
  Хоть я и знаю, что старуха не может меня видеть, мне неловко смотреть ей в глаза.
  - Спасибо, - откликаюсь я.
  - Если подумываешь нагнать их, то не стоит.
  Она словно читает мои мысли.
  - В темноте ты можешь заблудиться. Кроме того, ты все равно увидишь это место завтра, когда вы тронетесь дальше. Днем оно намного красивее, можешь мне поверить - я прожила здесь всю жизнь.
  Я подумываю над тем, чтобы уйти в палатку, но оставлять старуху одну мне неловко.
  - Может, вам нужна помощь? - я озвучиваю возникшую в голове мысль. - Принести вам что-нибудь? Или отвести куда-то?
  - Нет, - индианка улыбается, отчего морщин на ее лице прибавляется. - Но спасибо, что спросила.
  - Меня зовут Тейлор.
  - Приятно познакомиться, Тейлор. Я Пэм.
  - Вам повезло родиться и вырасти в этих краях. Здесь очень красиво.
  - Эти места не просто красивые. Они необычные, хотя мало кто из чужаков верит в это.
  - Думаю, вы согласитесь, что большинство людей не поверит во что-то подобное, пока не увидит собственными глазами, - я пожимаю плечами, забыв о том, что собеседница меня не видит.
  Внезапно Пэм морщится и потирает грудную клетку. Я поднимаюсь на ноги и тревожно оглядываюсь вокруг в поисках кого-нибудь из местных. Подхожу ближе и опускаюсь перед ней на колени.
  - Вам плохо? - я вглядываюсь в лицо индианки.
  - Я чувствую, - вполне бодро произносит она, открыв почти бесцветные глаза. Она как будто смотрит прямо на меня, отчего мне становится жутковато. - Чувствую, как болит твоя душа.
  - Что?
  - Не пугайся, девочка, это привычное для меня дело. Оно преследует меня на протяжении всей жизни. До сих пор не знаю, принимать это как дар или как проклятье. Это мужчина.
  - Мужчина? - растерянно повторяю я.
  - Такую боль может причинить только мужчина.
  Внезапно мне становится жутковато наедине со старухой-экстрасенсом, посреди ночи. А потом я ощущаю оттенок стыда.
  - Это мне известно, - я грустно улыбаюсь. - Но было бы неплохо, если бы вы подсказали мне, как избавиться от этого.
  - Решение твоей проблемы не здесь, - Пэм безошибочно указывает раскрытой ладонью на левую сторону моего туловища, а потом приподнимает руку и кончиками пальцев касается моего виска. - Оно здесь. В любом случае, ты достаточно сильна, чтобы это пережить. И тебе это прекрасно известно.
  Как ни в чем не бывало, старуха достает из кармана накидки портсигар и прикуривает.
  - От этого еще никто не умирал, - она хрипло смеется. - Я не имею в виду женщин с нарушениями психики.
  Я издаю тихий смешок.
  - Откуда вам все это известно? Информация просто приходит к вам из космоса или что-то типа того?
  - Я не могу говорить об этом, - уже на полном серьезе отвечает Пэм. - Иначе они разозлятся и лишат меня этой силы. А я к ней привыкла, за столько-то лет.
  Я решаю, что пора на боковую, тем более мои глаза снова слипаются.
  - Спасибо за компанию, Пэм, - я улыбаюсь и осторожно дотрагиваюсь до ее руки с дорожками выпуклых вен, лежащей на коленях.
  - И тебе спасибо, Тейлор. Хорошее имя. Много значило для твоего отца, когда он называл тебя так.
  Я в который раз за последние несколько минут только удивленно раскрываю рот, а потом качаю головой и иду к своей палатке.
  
  Домой я возвращаюсь только в воскресенье вечером. Чувствую себя скорее уставшей, чем отдохнувшей, несмотря на то, что получила кучу положительных эмоций от поездки. Когда Эш останавливает внедорожник у моего дома, я прощаюсь с ним.
  Эрик берет мой рюкзак и провожает меня до крыльца.
  - Еще раз спасибо, - я прислоняюсь спиной к двери. - Все было здорово.
  - Я надеюсь, тебе еще не надоело мое общество, - Эрик засовывает руки в карманы джинсов. - Потому что я собираюсь пригласить тебя поужинать.
  Я стараюсь не меняться в лице. Не хочется отказывать Эрику - во всей этой ситуации он оказался моим спасителем. Мне необходимо было уехать подальше от дома и этой обстановки, хотя бы на пару дней. Но в то же время я чувствую... неправильным идти с ним на свидание. Было бы жестоко обнадеживать парня.
  - Не думай, что мне хочется как можно реже тебя видеть, - я смущенно мотаю головой. - Просто... мне нужно провести какое-то время одной.
  - Не скажу, что понимаю, что ты испытываешь, но, если тебе так будет проще, я подожду, - Эрик сдвигает брови. - Если тебе что-нибудь понадобится, позвони мне. Обещаешь?
  - Конечно.
  Я бегло улыбаюсь и, еще раз помахав торчащему в окне машины Эшу, скрываюсь за дверью.
  
  Просыпаюсь и, щурясь, смотрю на циферблат настенных часов. Ого!.. Я проспала почти пятнадцать часов. Мало того, что я едва не валилась с ног после самой поездки, так еще и родители утроили мне подробный допрос о том, как я провела время. За всем этим крылся острый интерес к тому, что связывает нас с Эриком, и упорно делать вид, что я не понимаю скрытого подтекста, оказалось крайне утомительным занятием.
  Я долго лежу в постели, прислушиваясь к тишине в доме: обычно в это время все заняты своими делами на территории. Я думаю об Эрике. Мне немного неловко из-за того, что пришлось отказать ему вчера. В голове крутятся мысли о том, как бы сгладить впечатление от отказа и при этом не дать Эрику повода вообразить, словно я передумала.
  Идея сформировывается довольно быстро, и следующие полтора часа я провожу за ноутбуком, просматривая фотографии из поездки на гору. Закончив, принимаю душ и собираюсь в город.
  В последнее время я не очень-то слежу за делами вроде сортировки грязного и чистого белья, поэтому принимаю за везение найти в шкафу не измятое платье. Только взяв его в руки, вспоминаю, что именно это платье было на мне в тот день, когда я впервые оказалась в доме Брента и мы едва не занялись сексом на его кухне.
  Проглотив ком в горле, я сворачиваю ни в чем не повинное платье и швыряю его обратно в шкаф. Хватаю с ближайшей полки старую футболку Чейза с изображением популярной рок-группы, которую я стащила у него еще в школьные времена, и рваные джинсы.
  Привожу в порядок волосы, несколько раз проведя по ним щеткой. У меня нет особого желания заморачиваться с косметикой, поэтому я просто кидаю в сумку футляр с солнцезащитными очками.
  Как назло, солнце прячется за потемневшими облаками, как только я выбираюсь из дома на улицу. Накопившееся во мне раздражение растет, когда я замечаю, что бак машины почти пустой, потому что я проворонила тот момент, когда нужно было заправиться. Плюс навязчивое желание закурить именно тогда, когда у меня закончились сигареты - и я поняла, что сегодня не мой день. Возможно, мне вообще не следовало покидать свою комнату.
  Я проезжаю через арку и еду по аллее, параллельно настраивая приемник - мне определенно нужна музыка потяжелее. Миную последний поворот и, увидев знакомую машину на обочине, резко жму на тормоз. Я еще не успела пристегнуть ремень безопасности, поэтому едва не утыкаюсь носом в руль. Я съезжаю с дороги, чтобы не перегораживать проезд.
  Брент стоит у открытой двери внедорожника, смотрит мне прямо в глаза. Глядя на него сквозь лобовое стекло, я ощущаю смесь злости, радости, обиды, растерянности и тоски. Его внезапное появление вбивает меня из колеи. Сжимаю руль пальцами, стараясь унять зашкаливающее сердцебиение.
  Мне это не удается, но, поколебавшись, я все-таки выбираюсь из машины. Хлопаю дверцей немного сильнее, чем следует, но, как только Брент подходит ко мне, злость улетучивается и мои плечи опускаются.
  - Что ты здесь делаешь? - я обхватываю себя руками, метнув в него обвиняющий взгляд.
  - Хочу поговорить с тобой, - Брент не прячет взгляд, и в его глазах я могу прочитать сожаление и вину. Это приносит мне облегчение - всего на несколько секунд. Как и тот факт, что он здесь. Значит, ему не совсем на меня плевать, хотя в последнее время я именно так и полагаю.
  Я оглядываюсь в сторону дома, а потом, чертыхнувшись, начинаю двигаться по траве к зарослям кустарника в стороне от дороги. Меньше всего мне хочется, чтобы кто-нибудь стал свидетелем нашего разговора. Останавливаюсь через полминуты, все еще удерживая руки на предплечьях, словно это поможет мне удержать в себе растущую тревогу. Внутри меня все клокочет, кровь шумит в ушах. Я едва слышу, как Брент останавливается позади меня, в нескольких шагах, но достаточно близко, что бы я могла почувствовать покалывание в затылке.
  Хочу обернуться, но не нахожу в себе смелости.
  - Не то что бы я тороплюсь, - хрипловато произношу я, едва справляясь с волнением, - но я бы предпочла, чтобы это побыстрее закончилось. Если ты понимаешь, о чем я.
  - Конечно, - голос Брента звучит мягче обычного. - Тейлор, посмотри на меня.
  Я сглатываю. Против воли мои голова и плечи, а затем и ноги приходят в движение - словно Брент имеет надо мной именно такую власть. Когда я поднимаю глаза, выжидающе выгнув бровь, его взгляд теплеет.
  - Во-первых, я хочу извиниться перед тобой. Мне правда очень жаль.
  - Но это все равно ничего не меняет, - помолчав, отвечаю я. В моем голосе столько горечи, что я ощущаю ее на языке.
  - Пусть так. Но мне легче теперь, когда ты знаешь об этом.
  - Рада за тебя.
  Мои губы непреднамеренно кривятся в усмешке, и это, как ни странно, вызывает у Брента улыбку. Какая-то часть меня неумолимо тянется к нему - измученная, переломанная часть, которая все еще помнит, каков изгиб его губ на вкус.
  - Я уезжаю, Тейлор, - Брент ерошит пятерней светлые волосы. - Я должен был попрощаться с тобой.
  Я застываю, сильно сжав челюсти. Земля не уходит из-под ног, но чувство, очень на это похожее, заставляет меня покачнуться.
  - Я не жалею о том, что вернулся сюда. И ни в коем случае не жалею о том, что между нами было. Ты дала мне больше, чем я, возможно, заслуживал. И я... ценю это.
  Все это Брент произносит, проникновенно и горячо глядя мне в глаза, удерживая мой взгляд своим.
  И когда я, наконец, осознаю каждое сказанное им слово, мое сердце - как если бы оно было сделано из стекла - трескается прямо по центру. Трещины, длинные, корявые, стремительные, расползаются по всей поверхности, уродуя и коверкая. Чаша моего отчаяния переполняется, и оно выплескивается наружу толчками моего отяжелевшего дыхания.
  Слезы начинают течь по щекам, прежде чем я это осознаю. Мои руки трясутся так сильно, что в поисках опоры я делаю шаг и хватаюсь за рубашку Брента, склонив голову. Я стыжусь своих слез, хотя прежде у меня никогда не возникало желания скрывать от него свои эмоции.
  - Тейлор, - шепотом произносит Брент, обнимая меня за плечи.
  Звук его голоса заставляет меня дрожать еще сильнее, а запах кожи окончательно добивает. Я зарываюсь лицом в его шею, сдерживая всхлипы. Тепло его тела греет меня, как раньше, но теперь это тепло кажется чужим.
  - Я в порядке, - бормочу я между неглубокими вздохами - бесполезными попытками успокоиться. - Дай мне минуту.
  Я крепче сжимаю пальцы, словно пытаюсь ухватиться за то, что безвозвратно ускользает от меня. Грудь так сильно сдавливает от боли, что подкашиваются колени. Брент все еще удерживает меня. Я ощущаю, насколько ему тяжело из-за того, что он со мной делает.
  - Прости, что не оправдал твоих ожиданий, - тихо говорит он и целует мои волосы.
  Я крепко зажмуриваюсь, в глубине души так по-детски надеясь, что, когда я открою глаза, все это окажется всего лишь плохим сном. Потому что я могу сказать, каково это - жить, не зная Брента так, как я знаю сейчас. А еще могу сказать, каково знать и жить без этого. И второе во много раз неоспоримо хуже первого.
  Мне хочется сказать ему об этом, но язык словно прилипает к небу. Возможно, это к лучшему.
  Я едва замечаю слабые отголоски реакции своего тела на Брента: в животе и груди слегка покалывает, а кончики пальцев тянутся к нему. Обхватываю его лицо ладонями, не открывая глаз, и, слегка запрокинув голову, прижимаюсь губами к его губам.
  Больше всего я боюсь, что не почувствую его ответа - губы Брента крепко сжаты, а его тело сильно напряжено. Когда новый поток слез подступает к горлу, он, наконец, с шумом выдыхает и крепко прижимает меня к себе. Его язык врывается в мой рот, скользит по небу, переплетается с моим языком.
  От вкуса его поцелуя мой мозг затуманивается, и я позволяю это, зная, что скоро у меня не будет и этого. Низ моего живота пронзает болезненное ощущение, и я плотнее смыкаю веки, подаваясь вперед. Мне плевать, что мое дыхание выдает меня с головой. Плевать, насколько это унизительно - желать человека, который предал тебя, и не скрывать этого.
  Нахожу в себе силы отстраниться от Брента и улавливаю его разочарованный вздох. Я открываю глаза и смотрю в его лицо, пытаясь впитать каждую его черточку. В глазах Брента столько тепла, но даже оно не скрывает грусти. Он легонько поглаживает большим пальцем мою скулу.
  - Спасибо тебе за все, Тейлор, - уголки губ Брента приподнимаются, а возле глаз образуются морщинки.
  Я накрываю его руку ладонью и киваю.
  - Тебе пора идти, - я делаю маленький шажок назад, испытывая жгучее желание снова броситься в его объятия и убедить его остаться.
  Брент приоткрывает рот, словно хочет сказать мне что-то еще, но потом все-таки молча разворачивается. Я снова закрываю глаза, чтобы не видеть, как он уходит. Остаюсь наедине со своими горькими мыслями, чувствуя себя одной большой ссадиной.
  Не то что бы мне становится лучше после встречи с Брентом... Но, если бы у меня был выбор, я бы предпочла попрощаться с ним. Последний раз вдохнуть запах его кожи, заглянуть в его потрясающие разноцветные глаза, получить этот чертов прощальный поцелуй - потому что я знаю, что ни один поцелуй в моей жизни не будет таким, как этот.
  
  Через пару месяцев на мое имя приходит посылка - небольшая, размером примерно восемь на шестнадцать дюймов. Обратный адрес написан на иностранном языке, кажется, итальянском.
  Расписавшись в документах курьера, я поднимаюсь в свою комнату. Устраиваюсь на кровати и торопливо сдираю почтовую бумагу, под которой обнаруживаю деревянную коробку. С помощью ножниц вскрываю ее и извлекаю из облака пластиковых хлопьев бутылку вина.
  - Верментино, - бормочу я, беглым взглядом пробежавшись по надписи на таре, а потом принимаюсь ворошить наполнитель, рассыпая его по покрывалу.
  Я нахожу, что искала - желтоватый конверт. Достаю сложенный вчетверо лист бумаги, разворачиваю его и взволнованно следую по строчкам, написанным ровным мелким почерком.
  "Здравствуй, Тейлор.
  Шлю тебе небольшой привет из Италии, остров Сардиния..."
  Мисс Эшер!..
  Я прижимаю ладонь к губам. Сердце вдруг начинает колотиться быстрее, даже ладони взмокают. Одно-единственное письмо - и столько эмоций сразу.
  "Я слышала, что ты большой ценитель вин, поэтому полагаю, что мой скромный подарок придется тебе по вкусу."
  Брент. Вероятно, он рассказывал обо мне своей матери. Лишнее напоминание о нем заставляет горло сжаться. Я моргаю, и на бумаге расплываются два маленьких влажных пятна.
  Я не плакала с тех пор, как последний раз видела Брента. Неудивительно, что эмоции, которые я копила в течение последнего времени, наконец, вырвались наружу.
  "Еще раз благодарю тебя за участие - у тебя доброе сердце. И я надеюсь, что, если оно когда-нибудь будет разбито, ты окажешься достаточно сильной, чтобы снова собрать его по кусочкам.
  Стремлюсь сообщить тебе, что у меня все прекрасно - лучше, чем когда-либо, в частности потому, что, наконец, чувствую себя на своем месте. Наше счастье, Тейлор, в наших руках - так всегда было и будет. Не забывай об этом. С любовью, Зои Эшер
Оценка: 8.76*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) А.Эванс "Дочь моего врага"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Вода: Наперегонки со смертью."(Постапокалипсис) И.Арьяр "Лунный князь. Беглец"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"