Эпплгейт Нина: другие произведения.

Wanted you more. Part 2. Nc - 18. В работе.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.94*6  Ваша оценка:

  Дневное солнце просвечивает сквозь тонкие занавески, отливая золотом на смуглой коже. Свадебное платье не просто красивое. Оно великолепное: открывает плечи и руки, красиво обтекает грудь, подчеркивает талию. Верхний слой тончайшего кружева струится вдоль пышной юбки до пола, как паутина.
  Темные волосы заплетены в замысловатую объемную косу и украшены белыми цветами. Макияж максимально естественный: только тон для лица, тушь на длинных изогнутых ресницах, подчеркивающие высокие скулы румяна и блеск на губах. Так лицо выглядит действительно девичьим, невинным, как и полагается невесте.
  Длинные тонкие пальцы левой руки, на одном из которых скоро окажется обручальное кольцо, нервно сжимают букет из белых и светло-розовых цветов.
  Я смотрю на отражение в зеркале и вижу самую красивую в мире невесту.
  - Боже мой,- шепчет Сиенна, плотно сомкнув веки,- я так боюсь...
  Это на нее не похоже, потому что сестра всегда уверена в себе и невозмутима. Я быстро моргаю, прогоняя навернувшиеся слезы, и крепко сжимаю ее руку в своей. Она такая красивая, такая трогательная.
  - Мне даже не верится, что это происходит на самом деле,- мама в десятый раз поправляет подол платья, выпрямляется и с нежностью смотрит на Сиенну. - Когда ты была маленькой, мечтала выйти замуж за путешественника и объехать весь мир.
  - Начальник юридического отдела в банке ничуть не хуже,- шучу я в попытке разрядить обстановку. - Думаю, нам надо поторопиться.
  - Ты права, - мама не открывает взгляд от Сиенны.- Ты такая красивая, солнышко.
  - Я люблю тебя,- глаза сестры снова увлажняются, и я закатываю глаза. В последние дни мы все и так на нервах, не хватает еще развести сырость перед самой церемонией.
  После короткого стука в дверь в комнате появляется отец. На нем светло-серый костюм, обтягивающий внушительную фигуру, в котором он выглядит потрясающе. Когда он видит Сиенну в свадебном платье, выражение его загорелого лица становится растерянным, а затем смущенным. Наверное, он даже не представляет, как много смешанных эмоций выдают его глаза, окруженные сеточкой морщин.
  На свадьбе Чейза отец так не волновался. Но выдавать замуж дочь, видимо, совсем другое дело.
  - И почему женщины всегда заставляют нас ждать?- папа улыбается немного грустной улыбкой.
  - Нам пора вниз,- мама бросает на меня многозначительный взгляд и тянет прочь из комнаты. - Дадим им пару минут.
  На заднем дворе я занимаю место у алтаря, в ряду остальных подружек невесты: Кимми Саммерс, Одри Картер и Пайпер Уотс. На нас платья одинакового светло-зеленого цвета, в руках маленькие букеты из живых цветов.
  Несмотря на то, что февраль в наших краях считается одним из самых холодных и дождливых месяцев в году, сейчас на небе светит довольно яркое солнце, а воздух прогрелся почти до двадцати градусов. Немудрено, ведь Сиенна всегда принадлежала к категории счастливчиков.
  В любом случае, я не почувствовала бы холода, потому что слишком взвинчена. Кроме того, мы с Кимми успели побаловаться шампанским, пока гости рассаживались по местам.
  Кимс и Пайпер флиртуют с шаферами, хихикая и, кажется, смущая стоящего между ними священника. Я бегло просматриваю ряды и нахожу теплый взгляд карих глаз. Эрик ободряюще мне улыбается. Уголки моих губ автоматически приподнимаются в ответ. Он выглядит довольно сексуально в костюме, и, судя по тому, как поглядывают на него сидящие рядом девушки, я не единственная, кто так думает.
  В первом ряду сидят Чейз и Дженни, которая держит на руках их пятимесячного сына, Дэмиэна Чейза Маккензи. Малыш - мини-копия своего отца. Он унаследовал от Чейза темные волосы, карие глаза с прямыми черными ресницами и даже музыкальный вкус - Дженни уверяет, что, услышав "Kings of Leon", Дэмиэн мгновенно замолкает и перестает капризничать.
  Хейден, жених Сиенны, стоит рядом со священником, воплощая собой мечту любой невесты - высокий темноволосый красавчик с обаятельной улыбкой, излучающий уверенность. Когда Пайпер впервые увидела его, она воскликнула что-то вроде:
  - Господи Иисусе! Его немедленно нужно клонировать!
  За что я сразу прониклась к Хейдену, так это за его отношение к сестре. В каждом его взгляде, в каждом движении, колебании воздуха можно увидеть, насколько он привязан к Сиенне. И если у нее были некоторые сомнения по поводу их довольно скорой свадьбы, связанные с тем, как складывались их отношения в самом начале, то твердость его решения была непоколебимой.
  Я очень сомневаюсь, что пара друзей успокаивали его во время панической атаки, как это делали мы с Кимми накануне вечером, когда Сиенну вдруг начало трясти. В любом случае, я знаю, что он делает ее счастливой, как никто другой. Уже одного этого для меня более чем достаточно.
  В суете и переживаниях церемония и празднование пролетают для меня как несколько минут, наполненных нежностью, музыкой, веселым смехом, слезами и любовью. Уже поздним вечером, когда в саду остаются только молодожены, родители и кучка подружек невесты и шаферов, я, наконец, ощущаю умиротворение и расслабляюсь.
  Музыканты доигрывают одну из последних песен. Сиенна сидит на коленях у Хейдена за одним из столиков. Они о чем-то перешептываются, улыбаясь друг другу со смыслом, понятными только им двоим. При одном взгляде на них становится немного неловко - настолько интимной выглядит эта сцена, несмотря на то, что все вполне невинно.
  В центре площадки для танцев покачиваются наши родители. Отец бережно обхватывает талию мамы, а она прижимается виском к его плечу. За столько лет, прожитых вместе, им удалось сохранить крепкие, глубокие и взаимные чувства. Невооруженным глазом заметно, как сильно они любят друг друга.
  При мысли об этом я невольно сжимаю руки Эрика, обнимающего меня сзади.
  - Устала?- тихо спрашивает он у моего уха.
  Я киваю в ответ. Он вынимает из моих рук камеру и кладет ее на стол. Я не смогла удержаться от соблазна сделать несколько снимков. Ладно, пару сотен снимков.
  До нас доносится хохот ребят со стороны террасы. Кажется, Кимми решила снова попытать счастья с Брайсом, одним из шаферов. В прошлом году между ними вспыхнул очень короткий роман, который завершился, едва успев начаться. Возможно, второй раз будет более удачным.
  - Не хочешь поехать ко мне? - Эрик поглаживает большими пальцами кожу на моих руках. От его прикосновений мне щекотно и приятно одновременно.
  Я слегка поворачиваю голову, почти уткнувшись носом в его пиджак на моих плечах. От него исходит тонкий, ставший уже знакомым запах. Я снова киваю.
  - Конечно.
  В следующий момент я слышу свое имя. Это Кимми. Они с Пайпер подбегают к нам, придерживая свои платья у колен.
  - Решено, мы едем в ночной клуб! - Кимс пританцовывает на месте, вскинув руку. - Брайс пообещал провести нас на умопомрачительную вечеринку по случаю Дня всех влюбленных.
  - Эй, голубки, мы подбросим вас до отеля! - Пайпер поворачивается к молодоженам и машет им рукой.
  - Вряд ли им понадобится наша помощь, - Кимми мотает головой. - Хейден сказал, что приготовил кое-что особенное для Сиенны. У крыльца их уже ждет лимузин.
  - Лимузин? Я тоже хочу лимузин.
  - Нет проблем,- за их спинами возникает Брайс. Его рыжеватые волосы слегка растрепаны, а на рубашке не хватает верхней пуговицы. Что-то подсказывает мне, что без Кимми здесь не обошлось.
  - Ну что, едем? - вероятная виновница беспорядка, творящегося с парнем, нетерпеливо притоптывает ногой.
  Я высвобождаюсь из объятий Эрика и посылаю ему вопросительный взгляд.
  - Если ты хочешь, - он улыбается, пожав плечами.
  Пайпер просит музыкантов сыграть что-нибудь зажигательное напоследок. В ожидании лимузина, обещанного Брайсом, мы затаскиваем на площадку Хейдена с Сиенной и весело отплясываем, провожая их в долгую и, надеюсь, безумно счастливую семейную жизнь.
  
  Проходит всего две недели, прежде чем я снова встречаюсь с сестрой после того, как они с Хейденом возвращаются из свадебного путешествия, которое провели в Маврикии.
  Сиенна приезжает в ресторан, где я заказала столик, на несколько минут позже меня. Она останавливается на входе у стойки администратора - высокая, в ярко-коралловом платье, с копной каштановых волос, выгоревших на солнце. Ее смуглая кожа приобрела еще более темный оттенок.
  Я поднимаю руку, привлекая ее внимание, по ходу отмечая не сходящую с ее лица довольную улыбку. Обменявшись объятьями и приветствиями, мы садимся друг напротив друга и быстро делаем заказ.
  - Боже, почему медовый месяц не может длиться вечно? - Сиенна возводит глаза к потолку. - Я словно была в раю эти тринадцать дней. И пробыла бы дольше, если бы не чертова работа Хейдена.
  - Я рада, что тебе понравилось, - я склоняю голову на бок. - Ты выглядишь неприлично счастливой.
  - Потому что чувствую себя неприлично счастливой.
  За ужином Сиенна, не умолкая, рассказывает о том, как они с Хейденом провели отпуск. У нее куча впечатлений, ее глаза сияют, и она невольно заражает меня своим настроением.
  Спустя некоторое время, расправившись со своим десертом, сестра вдруг произносит:
  - Хейден хочет ребенка.
  - О... Я смотрю, он не теряет времени даром, - я не могу скрыть улыбку.
  - Я запаниковала, когда он сказал об этом. Словно он решил сразу связать меня по рукам и ногам, чтобы я уж наверняка никуда не делась от него. Как будто он не понимает, что я и так не собираюсь этого делать.
  - А что насчет тебя?
  - Я не знаю, хочу или нет. Я не представляю себя матерью. Я сама еще совсем недавно была ребенком!
  - Сиенна, тебе почти двадцать четыре года,- я смеюсь. - По-моему, вполне подходящий возраст. Почему бы и нет? Мама родила Чейза, когда ей было восемнадцать.
  - Тогда было совсем другое время. Может, я еще не готова с кем-то делить Хейдена? Пусть даже с нашим ребенком? - сестра морщит лоб. - Ладно, если он хочет ребенка, он его получит.
  В этом вся Сиенна.
  - Как дела у вас с Эриком?- спрашивает она.
  Мы крайне редко встречаемся вчетвером, парами, потому что Хейдену, как полагает сестра, не совсем комфортно в обществе Эрика. То есть, он в курсе, что они с Сиенной встречались в старшей школе и даже любили друг друга пылкой подростковой любовью, но тот факт, что с тех пор прошло уже больше шести лет, видимо, не совсем его успокаивает. Как-то наедине Сиенна обмолвилась, что все было бы куда хуже, если бы у нее с Эриком был секс.
  - Все хорошо,- я пожимаю плечами.
  - И все?
  - Что еще ты хочешь услышать?
  - Никаких продвижений?
  - Продвижений? Дай подумать... Нет, я еще не ответила согласием на его предложение съехаться. И никто из нас еще не признался друг другу в любви. Мы встречаемся всего пару месяцев. Не у всех пар все происходит так быстро, как у вас с Хейденом.
  - Хм...
  - Что?- я закатываю глаза.
  - Ничего.
  - Я знаю, о чем ты подумала.
  - Точнее, о ком. Знала я парня, с котором ты могла бы поторопиться, если бы только он захотел.
  - Мне никогда не было так хорошо с Эриком, как с Брентом,- бесстрастно произношу я. - Ты это хотела услышать?
  Я выгибаю бровь, глядя на сестру.
  - Тейлор... - Сиенна округляет глаза.
  - И я никогда тебе об этом не говорила, потому что это неправильно. Поэтому прямо сейчас я не права по отношению к Эрику. Когда я была с Брентом, я сходила с ума. Он заставлял меня хотеть его, даже не прикасаясь ко мне. А рядом с Эриком я иногда думаю о том, что с ним мне приходится себя сдерживать. Но ведь это не главное, так?
  Я усмехаюсь и залпом допиваю содержимое своего стакана. Сиенна рассеянным жестом просит официанта повторить.
  - Конечно, это не самое главное,- говорит она, когда нам приносят напитки.- Но все равно это имеет огромное значение.
  - Не обижайся, но тебе легко говорить. Ведь ты получила все в одном флаконе: ты любишь Хейдена, и вас связывает дикая страсть. Ты вышла за него замуж. Тебе не надо притворяться, что все хорошо, потому что так оно и есть. Хотя, я неправильно выразилась. Я вовсе не притворяюсь, нет. Просто... черт, все это очень сложно.
  Я потираю лоб и тянусь к пачке сигарет.
  - Понимаю,- Сиенна ободряюще улыбается мне.- Я все понимаю. Просто позволь себе выражать свои чувства рядом с Эриком так, как тебе хочется.
  - Иногда я думаю, что мы с ним не совсем подходим друг другу,- признаюсь я.
  - Но это не значит, что вы не можете попробовать... преодолеть это. Дай ему шанс. Кто знает, может, он и есть тот самый парень.
  - Хотела бы я, чтобы так оно и было.
  
  Восемь с половиной месяцев спустя.
  
  - Я тебе завидую,- Дженнифер качает головой, глядя на Сиенну.- Меня начало барабанить уже на третьем месяце. А под конец срока мне хотелось броситься под автобус.
  Сиенна, сидящая рядом со мной на диване, поглаживает округлившийся живот ладонями с загадочной улыбкой на губах. Я до сих пор не могу привыкнуть к тому, что она вот-вот станет мамой. Когда сестра сообщила, что они с Хейденом собираются завести ребенка, я не ожидала, что уже через пару недель она ворвется в мою спальню с радостным воплем "я беременна!".
  Будучи в положении, Сиенна расцвела, как никогда раньше: ее кожа словно сияет изнутри, волосы блестят, как и глаза, а лицо украшает постоянная улыбка. У нее до сих пор небольшой аккуратный живот, хотя она должна родить через две-три недели.
  - Дженни, типун тебе на язык!- Шона всплескивает руками, отставив в сторону миску со взбитым муссом.
  - А что я такого сказала?- невестка усмехается, а потом наклоняется к Дэмиэну, сидящему у нее на коленях, и целует его в темноволосую макушку.- Всем известно, что оно того стоило.
  - Скоро я рожу еще одного парня, Дэми, и тебе будет не так скучно,- Сиенна подмигивает нашему племяннику через кофейный столик.
  - Когда родишь, скучно будет кому угодно, но не тебе,- Дженни слегка морщит нос.- Думаю, нам пора уединиться для замены подгузника.
  Она уходит в сторону ванной. Сиенна бросает взгляд в сторону мамы с Шоной, хлопочущих над ужином, а потом поворачивается ко мне.
  - Значит, Нью-Йорк,- тихо произносит она.- Выставка. Ты летишь туда на шесть дней. Знаешь, я вдруг вспомнила, что в Нью-Йорке, должно быть, живет твой старый знакомый по имени Брент Эшер.
  - Все верно,- мои плечи взлетают вверх и опускаются в нервном пожатии.
  - И что об этом думает Эрик?
  - Он бы с радостью полетел со мной, но он жутко занят на работе сейчас.
  - Какое совпадение,- сестра выгибает бровь.
  - Прекрати! - я вспыхиваю.
  - Серьезно. Ты ведь не собираешься встречаться с Брентом?
  Я молча делаю глоток вина из своего бокала.
  - Земля вызывает Тейлор,- Сиенна возмущенно хлопает меня по бедру.- Или собираешься?
  - Я не знаю, ясно?- понизив голос, выпаливаю я.- Я не думала об этом... в таком ключе.
  - Лгунья, - сестра притворно ахает. - Какая же ты лгунья. Я знаю тебя, как облупленную. Скорее всего, это единственное, о чем ты думаешь с тех пор, как в перспективе замаячило название "Нью-Йорк".
  - Представь себя на моем месте.
  - Дай-ка подумать. Если бы у меня вдруг возникла возможность встретиться с мужчиной, который трахается, как бог, упустила бы я ее?..
  - Господи, Сиенна,- я кошусь в сторону кухни и убеждаюсь, что нас никто не слышит.- Говори потише.
  - Я бы хотела полететь с тобой,- тоскливо говорит она.- Был бы срок не таким большим. Когда ты улетаешь?
  - Первого декабря. Возвращаюсь седьмого. Так что не вздумай рожать, пока я не вернусь.
  - Постараюсь. А насчет Брента... У тебя еще есть время до отъезда, чтобы все хорошенько обмозговать.
  Наш разговор прерывает мама с просьбой помочь накрыть на стол. Во время ужина, как и в последние несколько дней, я не могу выбросить из головы судорожные мысли о предстоящей поездке в Нью-Йорк.
  
  За последние полгода в моей жизни произошло немало событий.
  Весной я через интернет возобновила общение с Рейчел Раш, журналисткой, с которой познакомилась в прошлом году через Эрика и его брата, Эша. Выяснилось, что на тот момент она уже занималась более серьезной журналистикой. Позже у нас созрела идея, которая постепенно вылилась в поездку в маленькую африканскую деревню в рамках деятельности одной из благотворительных организаций.
  По возвращении в Нью-Йорк Рейчел написала большую статью, снабдив ее моими фотографиями (после чего мне одно за другим стали поступать деловые предложения). Не останавливаясь на достигнутом, она проделала огромную работу, подняла все старые связи и обзавелась кучей новых, чтобы организовать выставку моих работ с целью сбора средств, которые пойдут на строительство школы и больницы в деревне, где летом мы провели почти целый месяц.
  В это время я путешествовала по Штатам, Европе и Азии, принимая предложения по работе в различных проектах, тематика которых с каждым разом становились все серьезнее.
  Я, наконец, поняла, чем хочу заниматься, когда осознала, что на самом деле могу показать людям через объектив своей камеры. Поняла, что могу привлечь чье-то внимание и, возможно, повлиять на чью-то точку зрения. Ну и, само собой, тот факт, что мое имя стало известным в сфере фотографии, не могло не польстить моему скромному самолюбию.
  Многое в моей жизни изменилось. Я изменилась и продолжаю меняться.
  Но наши с Эриком отношения остаются прежними. Мертвая точка, так вроде говорят. Я все еще живу в доме родителей, а он - с братом. Эрик тоже довольно часто бывает в командировках, но, по большей части, они не предполагают пересечение границ Калифорнии.
  Находясь в отъезде, я, конечно, скучаю по нему, но мне нравится мой образ жизни. Сиенна говорит, что готова поспорить, будто я как чумы боюсь, что Эрик сделает мне какое-нибудь мало-мальски серьезное предложение. Она думает, что я намеренно топчусь на месте. А еще не понимает, как мы проводим врозь столько времени.
  Порой я задумываюсь о том, есть ли границы у терпения Эрика. Он всегда остается спокойным, что бы я ни преподносила ему, и дает мне столько времени, сколько требуется. Возможно, мне бы хотелось, чтобы иногда он был взрывным, импульсивным. Чтобы реагировал как-то иначе.
  Я много думаю о наших отношениях, но, в конце концов, всегда прихожу к выводу, что нас обоих все устраивает - а это самое главное. Возможно, у нас не все идеально, если смотреть со стороны, но идеально для нас двоих?..
  А теперь мне предстоит лететь в Нью-Йорк на выставку, которая, по мнению Рейчел, получит огромный отклик. И одна мысль о том, что очень скоро я окажусь в одном городе с Брентом, заставляет меня впадать в оцепенение.
  
  Я вылетаю из Сан-Франциско рано утром. Поначалу планирую провести почти шесть часов полета или хотя бы большую его часть, отсыпаясь после бессонной ночи. Но из-за выпитого в аэропорту кофе сон никак не идет. Хотя, возможно, всему виной мое навязчивое воображение: оно то и дело подкидывает мысли, которые я упрямо, но безуспешно загоняю поглубже.
  В попытке унять нервы я, несмотря на время, даже выпиваю пару порций виски. Это помогает, но ровно до того момента, как самолет приземляется в Нью-Йорке во второй половине дня. Затем волнение возвращается.
  Меня встречает Рейчел. Несмотря на ее невысокий рост, я почти сразу нахожу ее в толпе: ее длинные ярко-рыжие кудри и пальто цвета фуксии выделяются на общем фоне. Увидев меня, она энергично машет мне рукой, подпрыгивая на месте. В ее приветственном объятии столько энтузиазма, что это невольно вызывает у меня улыбку.
  - Как ты долетела?- Рейчел всматривается в мое лицо.- Выглядишь уставшей. Значит, сегодня по плану отдых, потому что тебе надо выспаться и выглядеть на все сто завтра вечером.
  Иногда люди, которые много говорят, раздражает. Но Рейчел в их число не входит.
  - Ты собиралась для начала показать мне галерею,- я вешаю на плечо сумку и выдаю бодрую улыбку. - Куда мы едем?
  - В Сохо, Мисс Маккензи. Мы едем в Сохо.
  Самодовольная улыбка на лице Рейчел разжигает мое любопытство.
  - Ты на машине?
  - Нет, я не на машине,- она выразительно округляет глаза и без того большие темно-зеленые глаза. - Это же Нью-Йорк, здесь иметь автомобиль - чистой воды самоубийство. Я не настолько стрессоустойчива.
  Рейчел быстро ловит для нас такси. Она говорит, что нам везет, потому что пробки не такие сумасшедшие, как обычно, но меня успевает утомить дорога до Манхеттена. Я бы никогда в этом не призналась, но Нью-Йорк слегка меня пугает. И восхищает одновременно, отчего я с интересом разглядываю проплывающие мимо улицы.
  По дороге моя спутница болтает обо всем подряд, в том числе о том, как мне повезло, что я увижу город почти полностью украшенным к Рождеству.
  - Жаль, что ты не останешься до самого праздника,- сетует она, слегка надув полные губы.- Я бы устроила тебе марафон по лучшим рождественским вечеринкам в Нью-Йорке. Поверь, это того стоит.
  Когда мы, наконец, высаживаемся у высокого кирпичного здания с названием галереи на вывеске, я ежусь, запахивая воротник пальто. Температура в воздухе ненамного выше нуля. Все-таки Калифорния мне больше по душе.
  - Готова увидеть то, ради чего ты прилетела в Большое Яблоко?- глаза Рейчел горделиво сияют, когда она берет меня под руку.- Я клянусь, эта выставка наделает шуму.
  
  Я разглядываю огромный зал с белыми стенами и полотком из-за ограждения второго этажа, испытывая легкую тошноту.
  - Ты не говорила, что будет так много людей,- я натянуто улыбаюсь Рейчел.
  - Разве это много?- она смотрит на меня как на ненормальную.- Подожди, вечер только начался. Выпей шампанского, расслабься. Скоро к тебе выстроится целая очередь за знакомствами.
  - Не то что бы я не любила находиться в центре внимания...
  - Да брось! Считай, это просто приятный бонус в хорошем и полезном деле.
  Рейчел хватает меня за руку и тянет к лестнице. На ней ажурное платье изумрудного цвета, открывающее белые плечи и стройные ноги. Волнистые рыжие локоны падают на плечи и спину, усиливая ее сходство с русалкой. Я позволяю ей уйти в зал первой, а сама беру камеру, висящую на шее, и делаю несколько снимков в ней в разных ракурсах. Ее фотогеничность так и просится в кадр.
  
  Зал набит битком. Официанты едва справляются со своей задачей, протискиваясь среди людей, высоко держа подносы с бокалами и закусками. Я стою в стороне и разглядываю разномастную толпу. Рейчел не шутила, когда говорила, что гостей будет больше.
  Сегодня я решила надеть что-нибудь, в чем мне будет максимально комфортно (учитывая не совсем привычную обстановку), поэтому на мне черное платье-майка, перехваченное тонким пояском, колготки и ботинки на высоком каблуке в цвет. Кроме того, с камерой в руках я, наверное, выгляжу, как одна из репортеров, снующих по залу.
  Я бегло просматриваю получившиеся кадры, когда ко мне присоединяется Рейчел.
  - Плюс один,- она широко улыбается, отчего у нее на щеках появляются очаровательные ямочки, и протягивает мне бокал с шампанским.
  - Что?- я вешаю камеру на шею и беру бокал.
  - У тебя еще один новый фанат - Шейн Торренс.
  - Кто это?
  Я скольжу взглядом по помещению и получаю ответ на свой вопрос в виде пристального взгляда темных, опасно поблескивающих глаз.
  - Это он, - одними губами произносит Рейчел, откидывая за плечо прядь волос.- Сразу понятно, что ты не из Нью-Йорка. Кто он? Мы, журналисты, зовем его Царем Мидасом. Неутомимый бизнесмен, который берет деньги и превращает их в еще большие деньги. Кроме того, он холостой и жутко сексуальный брюнет с потрясающим телом - заветная мечта всех вменяемых женщин.
  По вздоху, который издает Рейчел, становится ясно, что в число последних можно записать и ее.
  Глядя на Шейна Торренса, я невольно оцениваю высокий рост, широкие плечи, обтянутые дорогим черным пиджаком, и хищный взгляд. Не могу не согласиться с подругой - он и в самом деле довольно привлекателен. Мужчина разглядывает меня, не скрывая своего интереса.
  - Он хочет с тобой познакомиться,- Рейчел встает прямо передо мной.
  Я была бы рада, будь она на фут выше, потому что тогда она загородила бы меня от беззастенчивого взгляда Торренса, от которого едва ли не мурашки бегают. Игнорировать его довольно непросто.
  - Если он ждет, что я подойду к нему сама, то это дохлый номер,- я сладко улыбаюсь, чтобы смягчить язвительные нотки в голосе.- У него две здоровые ноги, как у меня.
  - Он очень богат, - Рейчел вздыхает и качает головой.- А цель нашей выставки - напоминаю тебе - благотворительность.
  - Он и так купит фотографии, Рейчел, вот увидишь. Так что не переживай раньше времени.
  Я усмехаюсь и допиваю шампанское. Рейчел забавно дуется, но я знаю, что это ненадолго: мы обговаривали эту часть заранее, и я сразу предупредила, что публичность - не мое. Кроме того, колоссальную работу по организации провела именно она.
  Когда я снова поднимаю глаза на Торренса, ноги словно прирастают к полу. Виной этому вовсе не нью-йоркский бизнесмен с опасными глазами, а его собеседник, такой же высокий, но в остальном полная противоположность Торренса: светлые волосы, светлый костюм и читающаяся в позе непринужденность.
  Брент Эшер.
  Я осознаю, что Рейчел что-то говорит мне, но не понимаю ни слова. Кровь отливает от моего лица, устремляясь ниже, и пальцы рук холодеют. Сердце отбивает неровный, заикающийся ритм. Интересно, станет ли когда-нибудь моя реакция на этого мужчину не такой... ошеломляющей?
  Брент говорит что-то Торренсу, и они оба смеются. Брент слегка отклоняется назад, запрокинув голову. Я непроизвольно поднимаю камеру, мгновенно ловлю фокус и делаю несколько снимков. У меня давно буквально чесались руки сделать это.
  Я все еще смотрю в объектив, когда Брент поворачивает голову и устремляет на меня цепкий взгляд. Еще раз нажимаю на кнопку, запечатлевая его вдруг ставшее серьезным лицо, и убираю камеру.
  Брент продолжает глазеть на меня. Само собой, это не ускользает от Рейчел, и без того проницательной.
  - Ты знаешь его? - любопытствует она.- Потому что он смотрит на тебя так, словно вы знакомы довольно близко.
  - Прекрати,- смешок, сорвавшийся с моих губ, звучит нервно и неестественно высоко.
  - Я серьезно. Знаешь, что я думаю? Что количество невероятно сексуальных парней на таком скромном мероприятии зашкаливает. И пора бы мне этим воспользоваться. Хоть я и зарекалась не западать на опасных красавчиков...
  Я не могу отвести глаз от Брента, словно он каким-то образом удерживает мое внимание. Или я просто безвольная тряпка. Вижу, как он говорит что-то Торренсу, а потом похлопывает его по плечу и устремляется в нашу сторону.
  - Не буду мешать,- Рейчел усмехается.- А я пока попытаюсь утешить оставшегося в одиночестве миллиардера, пока этим не занялась какая-нибудь длинноногая блондинка.
  - Да, спасибо,- бормочу я, едва взглянув на нее.
  Чем ближе ко мне оказывается Брент, тем сильнее меня тянет ему навстречу, и приходится удерживать себя на месте усилием воли. Когда мы оказываемся друг напротив друга на расстоянии в несколько дюймов, я разве что не искрюсь от напряжения. Молодец, Тейлор. Почему бы сразу не показать ему, как он на тебя влияет.
  Но я действительно ничего не могу с собой поделать.
  - Здравствуй, Тейлор,- от его низкого и одновременно мягкого голоса по моей спине вниз прокатывается теплая волна удовольствия. Это невероятно.
  - Что ты здесь делаешь? - спрашиваю я, сбросив оцепенение.
  - Решил выбраться в свет,- Брент выдает невинную улыбку.
  - Ну да,- я качаю головой.
  - Я знаю не так много действительно талантливых фотографов по имени Тейлор Маккензи. Поэтому, как только я услышал о выставке пару месяце назад, мои планы на вечер второго декабря стали очевидны.
  Я не сдерживаю улыбки.
  - Льстец.
  Мы оба молчим на протяжении пары минут, как будто слова вдруг потеряли всякий смысл. Или нам обоим просто не хочется портить момент.
  Я очень стараюсь держать себя в руках, но мой взгляд то и дело мечется по лицу Брента, его губам, шее и вырезу рубашке с расстегнутыми верхними пуговицами. И уж совсем не к месту я разом вспоминаю о том, каково это - чувствовать на себе вес его тела, ощущать в себе его сильные толчки и пробовать на вкус его кожу.
  Все это застает меня врасплох, потому что я вовсе не собиралась распаляться прямо посреди галереи, наполненной людьми. Мои губы сами по себе раскрываются, и я делаю слишком глубокий вдох. Мышцы живота сжимаются, когда я вижу в глазах Брента знакомое выражение - ничем не прикрытое вожделение. И, уж конечно, ему плевать на то, что мы не одни.
  Смутившись, я поворачиваюсь, чтобы поставить пустой бокал (который едва не раздавила в руке от волнения) на стол. Я чувствую облегчение, разорвав чересчур интенсивный зрительный контакт, и радуюсь передышке.
  Словно намереваясь не останавливаться на достигнутом и спровоцировать меня на публичное изнасилование, Брент делает шаг и оказывается так близко, что его пиджак почти касается моей спины - кожей я ощущаю щекотное покалывание. Его правая ладонь ложится на стол, будто отрезая путь к отступлению.
  - Ты подстригла волосы,- Брент поднимает другую руку, касается моих волос и перекидывает их на одну сторону.
  На самом деле они были еще короче, но теперь почти достают до середины спины.
  Когда Брент задевает мою шею костяшками пальцев, мои веки тяжело опускаются, ресницы трепещут, а колени подкашиваются. Я кожей чувствую тепло его дыхания.
  Это нечестно, черт бы его побрал. Он прекрасно знает, что шея - мое слабое место. Пальцы Брента скользят по скатерти, а потом его ладонь накрывает мою. Я хочу податься назад, тесно прижаться к его телу, ощутить на себе его руки - как его пальцы пробегают по моему бедру вверх...
  Брент тихо откашливается, и я распахиваю глаза и вдруг осознаю, что на самом деле делаю это - припечатываюсь к нему в наполненном людьми зале, слегка изогнув спину. Задом я чувствую выпуклость под его брюками, отчего между ног у меня все загорается. Он тоже хочет меня. Конечно, хочет. Он тоже прекрасно помнит все, что между нами было.
  Я хочу его так сильно, что, если он утащит меня в ближайшую подсобку и возьмет прямо там, я даже не пискну.
  Внезапно на меня наваливается громоздкое чувство вины. Как только я прилетела в Нью-Йорк, я совсем забыла об Эрике. Это не правильно. Что я делаю?.. Осознанно флиртую с другим мужчиной? Брент не знает о том, что я встречаюсь с другим, но это не оправдывает меня. И что подумает обо мне Брент, когда узнает про Эрика?
  Чувствую себя предательницей.
  Я неловко отлепляюсь от Брента, чувствуя, как краска заливает лицо и шею.
  - Прости, - я бегло улыбаюсь, отчаянно стараясь придать лицу невозмутимое выражение.
  - Ничего страшного, - Брент слегка прищуривает глаза, и этот хорошо знакомый мне жест означает, что он сдерживает смех.
  - Ты специально сделал это, - огрызаюсь я.
  - Тейлор, я еще ничего не сделал.
  Брент дразнит меня. Я помню, как и когда сказала ему те же слова. Это вызывает у меня улыбку. Не могу злиться на него.
  - Что ты делаешь после выставки?- он вскидывает руку и смотрит на часы.
  - Честно говоря, у меня много дел,- лгу я, едва не поморщившись.- Рейчел -журналистка, которая организовала все это - наверняка потащит меня куда-нибудь отмечать.
  И мы наверняка будем выпивать, добавляю я про себя, поэтому мне никак нельзя оказываться рядом с тобой.
  Несмотря на то, как сильно я хочу побыть наедине с Брентом, я не могу так легко поддаться этому желанию. Уже не могу. Мне хочется заставить его ждать. Это трудно объяснить, но так оно и есть.
  - Жаль, - голос Брента звучит недовольно. - Что насчет завтра?
  - Ужин? - я выгибаю бровь. Да, пожалуй, стоит держаться от него подальше до вечера.
  - В каком отеле ты живешь?
  Я произношу название отеля. Он собирается заехать за мной?.. Это не похоже на хорошую идею.
  - У них отличная кухня, - Брент не дает мне одуматься. - Я буду ждать тебя в ресторане в семь.
  Это определенно не хорошая идея. Черт, что я делаю?..
  Рейчел вырывает меня из сомнительных мыслей, внезапно словно вырастая из-под земли.
  - Добрый вечер, - она выдает одну из своих очаровательных улыбок в адрес Брента и протягивает ему руку. - Рейчел Раш.
  - Брент Эшер.
  Она на мгновение задумывается, а потом вскидывает брови.
  - Совладелец "Holland&Clark. Ltd.". Я иногда почитываю ваши старые книги перед сном. Занятно вы пишете.
  - Спасибо, - Брент улыбается, очаровывая Рейчел еще больше.- Не могу не отметить, что работа, которую вы проделали вместе с Тейлор, вызывает восхищение.
  Пока эта парочка довольно мило болтает, я погружаюсь в размышления о том, насколько безопасно будет встретиться с Брентом завтра. Признаться, появление Рейчел для меня как глоток свежего воздуха. Не знаю, что бы еще я наговорила, если бы осталась с Брентом один на один дольше положенного.
  - Кстати, Тейлор, - Рейчел, наконец, поворачивается ко мне.- Шейн любезно пригласил нас на ужин после выставки. И он ясно дал понять, что не примет отказа.
  - Рейчел...
  - Я так и сказала Шейну - мы не против. А что насчет вас, Брент?
  - Он не может,- быстро произношу я.
  Брент скрывает улыбку, но его разноцветные глаза смеются.
  - Очень жаль, но это так,- я изображаю выражение искреннего сожаления на лице.
  - Да, мне действительно пора,- протягивает Брент.- Рад был познакомиться, Рейчел.
  А потом он придвигается ко мне, кладет ладонь на талию и запечатлевает на моей щеке легкий, но продолжительный поцелуй. Я вдыхаю его запах и опускаю ресницы, погружаясь в такое знакомое состояние легчайшей эйфории от его близости.
  Пальцы Брента у на меня на поясе слегка сжимаются, а потом он отстраняется и, попрощавшись, уходит. Я смотрю ему вслед со смутной тревогой, закрадывающейся в душу.
  - Еще шампанского?
  Голос Рейчел заставляет меня опомниться. Я перевожу на нее рассеянный взгляд и киваю.
  - И побольше льда, - она хмыкает.
  - Это плохо, - я поднимаю ладонь к лицу.
  - Я непременно хочу услышать эту историю. Хочешь напиться?
  - Ты читаешь мои мысли.
  
  Утро встречает меня пульсирующей в висках головной болью и уличным гулом, проникающим сквозь приоткрытое окно. Я провожу некоторое время, лежа в постели с закрытыми глазами и недоумевая, как жители Нью-Йорка не сходят с ума от не стихающего даже ночью шума.
  Не помню точно, сколько мы с Рейчел выпили накануне, но я давно так не пускалась во все тяжкие. Шейн Торренс оказался очень обходительным и располагающим к себе мужчиной, хотя я почему-то уверена, что первое впечатление все же самое верное и на самом деле он не так прост, как пытается казаться. Мы втроем отлично провели время в его ресторане, а потом в одном из ночных клубов.
  Я отчалила с вечеринки первой, потому что почувствовала себя лишней: после энного убойного коктейля в клубе Рейчел с Шейном буквально прилипли друг к другу. Когда я, попрощавшись, покидала зал, короткое платье подруги держалось на честном слове.
  Мысль об этом вызывает у меня улыбку. А потом я вспоминаю о Бренте, и улыбка гаснет.
  Не думаю, что существует еще хоть один человек, который настолько занимал бы мои мысли. Последние пару месяцев он - все, о чем я могу думать более или менее связно. Но только не после того, как накануне он заявился на выставку.
  На самом деле, даже по прибытию в Нью-Йорк я все еще сомневалась, стоит ли нам с ним встречаться. И когда я была близка к тому, чтобы принять положительное решение, подумывала о том, что могу пересечься с ним в свой последний вечер в городе, чтобы обезопасить себя от импульсивных поступков.
  И вот теперь мне предстоит ужин с ним сегодня вечером. Наедине. Я издаю тихий стон. До нашей с Брентом встречи осталось всего несколько часов. Вряд ли даже этого времени будет достаточно, чтобы я эмоционально подготовилась к ней. Ни один из вариантов, которые я прокручивала у себя в голове, не включал неожиданное появление его на выставке.
  Принимаю сидячее положение и отправляю сообщение Рейчел. Она перезванивает через несколько секунд.
  - Как ты себя чувствуешь? - с ходу спрашивает она хрипловатым голосом, предполагающим, что ее ночь прошла очень бурно.
  - Так, словно накануне выпила целое море коктейлей, - я усмехаюсь. - А ты? Я пропустила что-то интересное, уехав раньше?
  - Ничего такого, что предполагало бы твое участие, - Рейчел хихикает. - Я распрощалась с Торренсом у своего дома, но через несколько минут он ворвался в мою квартиру, как торнадо. Знаешь, это может прозвучать невежливо, но я рада, что ты отказалась от моего предложения остановиться у меня. Мы бы попросту не дали тебе спать прошлой ночью.
  - Он все еще у тебя?
  - Нет, уехал утром. Без преувеличения могу сказать тебе, что это была лучшая ночь в моей жизни. Этот мужчина знает толк в...
  - Господи, Рейчел, не нужно подробностей.
  - Окей. Но не думай, что я не потребую подробностей о твоем ужине с красавчиком-блондином. Вы ведь встречаетесь вечером?
  - Наверное, - я закрываю глаза и откидываюсь на подушки. - Я еще думаю.
  - Ну-ну, - недоверчиво хмыкает она. - Кстати, о выставке. Вчера были проданы все фотографии. Под словом "все" я действительно подразумеваю все - до единой. Хотя выставка продлится еще пару дней, мы на самом деле сделали это вчера вечером. Теперь можно сбросить остальную работу на ребят из благотворительной организации. Я встречаюсь с ними вечером. Жаль, что тебя не будет.
  - Передавай им мои поздравления. И еще - ты молодец, Рейчел. Все получилось благодаря тебе.
  - Не скромничай, твой вклад в дело неоспоримо бесценен. Я запланировала кое-какие мероприятия на завтра и послезавтра, но потом мне нужно будет вернуться к работе. Завтра утром будь готова к двенадцати.
  - Идет.
  - Увидимся, Тейлор. Хорошо проведи время вечером.
  - Спасибо.
  Я отключаюсь и иду в душ.
  
  На мне обтягивающее бежевое платье с юбкой до колен и туфли на шпильке. Я знаю, что отлично выгляжу, но все равно немного нервничаю, когда вхожу в зал ресторана. Я намеренно прихожу на полчаса раньше, чтобы выпить пару бокалов вина и еще раз подумать, о чем говорить с Брентом. А о чем лучше помалкивать.
  Я заказываю вино и воду, но так и не притрагиваюсь ни к тому, ни к другому, а просто смотрю в окно, сжимая в руках салфетку. Я бы пропустила появление Брента, если бы не легкое покалывание в теле. Поворачиваю голову и вижу, как он направляется к столику.
  На нем черные брюки и белая рубашка с закатанными рукавами. Даже такая простая одежда выглядит на нем словно подарочная упаковка. Возможно, что-то в выражении моего лица останавливает его от поцелуя в щеку или чего-то подобного, и он просто устраивается на сидении напротив.
  - Тейлор, - он слегка склоняет голову на бок.
  - Привет, - я улыбаюсь, опасаясь неловкости между нами.
  - Чудесно выглядишь, - взгляд Брента скользит по моему лицу. - Впрочем, как обычно.
  - Спасибо.
  Обмен любезностями прерывает возникший у столика официант.
  - Хочешь что-то определенное? - мое воображение трактует вопрос Брента немного двусмысленно.
  - Ты обмолвился, что хорошо знаком с местной кухней. Я бы предпочла что-нибудь легкое, на твой вкус.
  Честно говоря, меня меньше всего заботит, что я буду есть. Вряд ли я смогу сполна насладиться едой, если вообще почувствую ее вкус.
  Брент останавливает выбор на рыбных блюдах и заказывает еще белого вина. Вспомнив о напитке, я делаю большой глоток из своего бокала.
  - Жалеешь, что согласилась встретиться со мной? - его проницательный взгляд пронзает меня через стол.
  Я взвешиваю свой ответ, не отводя глаз, а потом медленно киваю.
  - Отчасти. Но это не твоя вина. Скорее, мои предрассудки.
  - Понятно, - он задумчиво потирает подбородок.
  - Как твои дела? - я откладываю в сторону салфетку, которую все это время сжимала в руках под столом. - Чем ты занимаешься в Нью-Йорке?
  - Всем понемногу.
  - Не знала, что ты решил стать издателем. Хотя, я вообще ничего о тебе не слышала с тех пор, как ты покинул Калифорнию. Рада, что ты... снова нашел свое место.
  - Это не совсем так, но спасибо, - уголки губ Брента ползут вверх, а возле глаз появляются морщинки. - Кто из нас по-настоящему нашел свое место, так это ты. Твоя карьера фотографа уверенно идет в гору в последнее время.
  - Ты что, следишь за моими успехами? - удивленный вопрос срывается с моих губ.
  - Конечно, - он пожимает плечами, словно это нечто само собой разумеющееся.
   Его простой и прямой ответ заставляет меня покраснеть. Зачем он делает это?
  Я снова отпиваю вина, чувствуя необходимость занять руки и рот. Брент наблюдает за мной сузившимися разноцветными глазами.
  - Я не ожидала этого, - честно признаюсь я. - Не думала, что ты вообще обо мне вспоминаешь.
  - Тейлор, - голос, которым он произносит мое имя, вводит меня в еще больший ступор. - Мне жаль, что мои прошлые поступки доказывают обратное, но ты всегда имела для меня особое значение.
  - Ты хочешь, чтобы я умерла от смущения прямо в ресторане этого отеля? - я смеюсь, чтобы разрядить напряженную обстановку, образовавшуюся за нашим столиком.
  - Нет. Просто я знаю, как ты ценишь откровенность.
  - Решил подкупить меня ею?
  - Если это сработает.
  Я замечаю, что всего за несколько секунд мы значительно сократили расстояние между нашими лицами, придвинувшись ближе друг к другу. Подаюсь назад и расправляю плечи.
  Официант возвращается с нашим заказом. Некоторое время мы с Брентом молча занимаемся поглощением блюд и переглядываемся через стол, периодически улыбаясь друг другу. Не то что бы я когда-то забывала, как он мне нравится, но эти ощущения немного другие.
  Несмотря на отсутствие аппетита, я довольно быстро расправляюсь с рыбой и овощами и отпиваю воды.
  - Как твоя мама? - осторожно спрашиваю я, боясь оказаться бестактной в случае, если ответ будет самым плохим из того, что я могу услышать.
  - Отлично, - Брент улыбается.
  Облегчение позволяет мне свободно выдохнуть.
  - Она по-прежнему живет в Италии. Счастлива, словно подросток. И Эйдену удалось уговорить ее на лечение. К своему стыду, я и не думал, что в их возрасте возможны такие чувства.
  - Не знала, что ты такой циник, - я прищуриваюсь.
  - Я бы циником, - поправляет Брент.
  - Ты не навещал ее?
  - Нет, - он вертит в руках бокал. - Периодически она говорит о том, что была бы рада, если бы я приехал ненадолго. Возможно, я просто боюсь увидеть что-то, что мне... не понравится.
  Я понимающе киваю. Болезнь вроде той, что настигла Мисс Эшер, накладывает отпечаток и на внешний вид. Признание Брента, то, что он доверил его мне, заставляет тепло разлиться в груди.
  - Она молодец, - я мягко улыбаюсь.
  - Знаешь, не так давно она вспомнила о тебе. Спросила, виделся ли я с тобой. И сказала, чтобы я обязательно передал тебе "привет" при встрече.
  - Вообще-то, до вчерашнего вечера я сомневалась, увижусь ли с тобой.
  - Но ты думала об этом? - Брент смотрит мне в глаза, и этот взгляд пробирает до печенок.
  - Да.
  Воздух между нами вновь наполняется импульсами взаимного притяжения. Не думаю, что кто-то из нас обращает внимание на тот факт, что ресторан наполнен посетителями.
  Все портит неожиданно раздавшийся громкий голос, произносящий имя Брента. Женский голос. Окутывающая нас интимность лопается, как мыльный пузырь.
  Я перевожу взгляд на приближающуюся к нам женщину в брючном костюме. Она высокая и ей, должно быть, около сорока, но она отлично выглядит.
  - О, нет, - бормочет Брент, поднимаясь на ноги.
  Нахально прервавшая наш ужин особа тянется к нему и запечатлевает на его щеке поцелуй, отдающий чем-то помимо дружеских побуждений.
  - Ни за что бы не подумала, что встречу тебя в этой части Манхеттена, - заявляет она. И словно только потом замечает меня.
  - Это Тесс, мой бывший агент, - без особого энтузиазма произносит Брент. -Тесс, это Тейлор, моя хорошая подруга.
  Я смотрю на нее и понимаю, что Брент с ней спал. И, возможно, до сих пор периодически спит.
  - Приятно познакомиться, - Тесс улыбается мне, вполне дружелюбно, но все равно оценивающе оглядывает меня с головы до ног, насколько это позволяет мое положение. В ее глазах вспыхивает любопытство.
  Боже, неужели люди ее возраста и профессии не должны уметь мастерски скрывать свои эмоции?.. Я коротко улыбаюсь одними губами, но молчу. Не собираюсь лгать, что меня так уж радует это знакомство.
  - У меня была здесь деловая встреча, - она сцепляет пальцы на его предплечье. - У тебя, я вижу, тоже.
  - Не совсем, - он качает головой.
  - Нам обязательно нужно встретиться. Как насчет ужина завтра вечером?
  - Я позвоню тебе.
  Тесс поправляет вьющиеся волосы темно-медного оттенка.
  - Что ж, мне пора. Не буду вам мешать. Тейлор, - она кивает мне и поворачивается к Бренту. - А с тобой мы еще увидимся.
  Она снова целует его в щеку и направляется к выходу из ресторана, покачивая бедрами. Я провожаю ее взглядом, а потом поворачиваюсь к Бренту. Он долго рассматривает меня, при этом у меня в груди появляется приятное, но чертовски тяжелое ощущение.
  - Прости Тесс. Она не очень деликатна.
  - Все в порядке. Не думаю, что вообще можно привыкнуть к увивающемуся за тобой шлейфу из бывших или не совсем бывших любовниц.
  - Лучше не будем об этом, - Брент меряет меня выразительным взглядом.
   Я смотрю на него. Он почти не изменился за то время, что мы не виделись. Разве что похудел немного, отчего черты его лица слегка заострились. Так мне и показалось накануне в галерее.
  - Не люблю, когда ты молчишь, - Брент улыбается мне, и я начинаю оттаивать. - Без этого мне никак не угадать, о чем ты думаешь.
  Боже, я и забыла, как приятна мне его близость. И как мое тело реагирует на его присутствие. И совсем как раньше, мои пальцы слегка подрагивают от желания прикоснуться к нему. Меня мучает невозможность дотронуться до него, когда он сидит так близко ко мне.
  - Я скучала по тебе, - слова снова вырываются у меня сами собой.
   Я вовсе не жалею, что произнесла это. Я скучала не только по Бренту, но и по возможности говорить все, что только приходит мне в голову. С ним мне всегда было легко вести себя именно так. В последнее время рядом с окружающими людьми я предпочитаю молчать, нежели говорить неправду.
  - Я тоже скучал по тебе, Тейлор, - тихо произносит он.
  - Ты лжешь, - я смеюсь и допиваю свое вино. Мне становится легче, пусть даже дело отчасти в нескольких бокалах вина. По всему телу разливается тепло.
  - Вовсе нет, - Брент доливает мне остатки вина и заказывает у проходящего мимо официанта виски. - Я когда-нибудь лгал тебе?
  Я задумываюсь всего на несколько секунд.
  - Наверное, нет. Но ты не всегда был честен со мной. Хотя, наверное, это разные вещи.
  Брент продолжает разглядывать меня, словно заново изучая мое лицо. Это заставляет меня нервничать - совсем немного, самую малость.
  - Брент, я не свободна, - тихо произношу я, опустив глаза. Я просто чувствую, что должна сказать это сейчас. Возможно, в глубине души я надеюсь, что это заставит задуматься не только его, но и меня.
  Он молчит, и мне интересно, что он думает. Снова смотрю на него. Его взгляд теперь непроницаемый, и мне не удается ничего прочесть по нему. Скажу точно, что эта новость не стала для него приятной.
  - Когда ты улетаешь обратно? - спрашивает он, словно я не сказала ничего особенного.
  - Утром седьмого числа. Мне нужно успеть домой до родов сестры.
  - Сиенна ждет ребенка?
  - Со дня на день.
  Я смотрю в глаза Брента. Наверное, в них отражается то же, что и в моих: голодное желание.
  Мой телефон начинает вибрировать на скатерти, извещая о входящем звонке. Мы оба видим, что на дисплее высвечивается имя Эрика. И надо же такому случиться, что его первый за три дня звонок приходится на наш с Брентом ужин.
  Я трачу на размышления около трех секунд, а затем делаю пару глубоких вздохов и глоток вина. Я переворачиваю телефон дисплеем вниз, и этим простым, опрометчивым движением перечеркиваю всю свою настоящую жизнь.
  
   Пока мы с Брентом ожидаем лифт на первом этаже, к нам присоединяются еще несколько человек. Как только кабина прибывает вниз и двери разъезжаются в стороны, Брент берет меня за руку и тянет внутрь. Он встает позади меня и почти целомудренно обвивает руки вокруг моей талии.
  Для людей, которые оказываются с нами в лифте, это выглядит так, словно мы просто обнимаемся. Но на деле все вовсе не так невинно, и это похоже на сладкую пытку, которая сводит меня с ума.
  Брент стоит, плотно прижимаясь ко мне сзади, а его горячие ладони лежат на моем напряженном животе. Большие пальцы поглаживают меня сквозь платье, почти касаясь груди. Я беспомощно хватаюсь за его руки, потому что мои колени трясутся так сильно, что я едва удерживаюсь на ногах.
  Я ничего не хочу знать: насколько сильно я буду ненавидеть себя, насколько яростно меня осудят, как вина рухнет на меня за то, что я собираюсь сделать... Прямо сейчас я не хочу думать об этом. Я хочу заглушить внутренний голос и поступить эгоистично, необдуманно. Хочу просто дать волю своим обострившимся чувствам.
  Когда Брент опускает голову и прижимается губами к участку кожи у меня за ухом, мне чертовски тяжело удерживать глаза открытыми. Я в отчаянии смотрю на электронное табло, молясь про себя, чтобы быстрее загорелась цифра нужного нам этажа.
  Тем временем губы Брента следуют чуть ниже и в сторону, а потом приоткрываются, и он слегка прикусывает мою кожу. Тягучее ощущение у меня между ног отзывается короткой болезненной вспышкой. Теснее прижимаюсь к Бренту, слегка подаюсь вверх и вниз, надавливая на его пах. Я могу чувствовать, как он твердеет, и это почти доводит меня до крайности.
  Мне хочется застонать.
  Это уже слишком.
  Раздается сигнал, и лифт останавливается. Я резко срываюсь с места, Брент следует за мной. За несколько секунд мы добираемся до двери моего номера, и начинаю судорожно рыться в сумочке в поисках электронного ключа. То, что Брент по-прежнему прижимается ко мне, нисколько мне не помогает.
  Наконец, я извлекаю ключ, но не могу попасть в прорезь с первого и даже со второго раза. Ладонь Брента ложится поверх моей, и он уверенным движением проводит картой вниз, отпирая дверь.
  Как только мы оказываемся в номере, Брент разворачивает меня и припадает к моим губам, жадно, даже грубо. Это вызывает во мне целый шквал эмоций, которые обрушиваются на меня, заставляя мое тело откликаться на его прикосновения. Мое сердце готово выпрыгнуть из груди, когда я наконец получаю то, чего мне так не хватало.
  Брент хватает подол моего платья и тянет вверх, пробегая пальцами по моим бедрам, ребрам, груди, шее. Я тянусь к нему, беру за рубашку, едва не отрывая пуговицы.
  Мы двигаемся вглубь комнаты. Темноту рассеивает неоновый свет, проникающий в высокие, от пола до потолка, окна. По пути к кровати мне удается расстегнуть ремень на брюках Брента. Моя ладонь ныряет внутрь, и пальцы обхватывают его - он горячий и твердый и более чем готов. Брент произносит ругательства и подталкивает меня к кровати. Мои ноги упираются в перекладину, и я нетерпеливо опускаюсь на покрывало.
  Он избавляет меня от бюстгальтера, стягивает вниз мои трусики и снова поднимается выше, по ходу покрывая легкими поцелуями и покусываниями мое тело. Не думаю, что оно сильно изменилось с тех пор, как он в последний раз видел его таким образом. Но Брент смотрит на меня так, словно видит впервые. И, несмотря на ту степень близости, что в свое время была между нами, я испытываю некоторое стеснение.
  Он разводит мои колени в стороны, устраиваясь между моих бедер. Я задыхаюсь от нетерпения, готовая вот-вот взорваться. Брент слегка отстраняется и проводит кончиками пальцев по нежной коже. Он издает глухой стон, уткнувшись лицом мне в шею, и вводит внутрь пальцы.
  Я вскрикиваю, выгнув спину над кроватью, и Брент ловит губами один из моих сосков. Он сгибает пальцы во мне, надавливает на неожиданно чувствительное место. Я вздрагиваю и хватаюсь пальцами за простынь.
  - Чего ты хочешь, Тейлор? - Брент прикусывает второй сосок, в то время как его пальцы продвигаются еще глубже.
  Не в силах выразить свои желания словами, я отзываюсь еще одним вскриком. Моя кожа покрывается испариной, и мне едва хватает всего воздуха в комнате. Если Брент не перестанет делать пальцами то, что он делает, я очень скоро кончу. Я повожу бедрами в нервном движении.
  - Мне просто нужно знать, что ты на самом деле этого хочешь, - он дает мне последний шанс, но - очевидно - я уже не пойду на попятную.
  - Боже, да, - я судорожно киваю и целую его горло, обхватив его шею ладонями.
  Брент убирает руку и шире раздвигает мои ноги коленом. Он упирается в меня, чуть подается вперед, все еще оставаясь на входе. Он проводит губами по моей шее вверх, а потом, качнув бедрами, с легкостью проскальзывает в меня, и если бы он помедлил еще хотя бы мгновение, я бы сошла с ума.
  Наши стоны сливаются друг с другом, когда Брент наполняет меня во всю длину, растягивая меня. Он сильно сжимает мои запястья. Я едва различаю в темноте его очертания, но все равно вижу, как напрягается его шея, даже могу различить тонкую полоску вздувшейся вены. Он не двигается некоторое время, пытаясь обрести контроль над собой.
  Один вид Брента, нависающего надо мной, сдерживающего себя, пока все его тело сотрясает мелкая дрожь, заставляет все мышцы моего тела напрячься. Мои глаза закатываются, веки подрагивают, когда я полностью отдаюсь чувству глубочайшего восторга, сковавшего мое тело. Я ощущаю, как он дергается глубоко во мне, и слегка вдавливаю ногти в его плечи. Это словно подталкивает Брента, он выдыхает и начинает двигаться, очень быстро наращивая темп.
  В тишине комнаты раздается наше громкое, тяжелое дыхание и влажные звуки от прикосновения взмокших тел друг к другу. Каждый удар Брента сопровождается моими вскриками, когда я произношу его имя или непроизвольное "о, боже...". Он перемещает руки мне на бедра и приподнимает их над кроватью, чтобы быть еще глубже во мне.
  Это кажется невозможным, но то, как умело он обращается с моим телом, заставляет меня увлажниться еще больше. Он с легкостью двигается во мне, и все это ощущается так, будто мы идеально подходим друг другу в физическом плане.
  - Черт... - сдавленно произносит Брент у моего уха. - Мне ни с кем не было так хорошо, как с тобой, Тейлор. Словно твое тело создано для меня... Вот почему я не могу забыть о том, каково это.
  Его внезапно откровение приводит меня в изумление, но я забываю о нем, когда в груди становится слишком тесно, и я едва могу вдохнуть очередную порцию воздуха.
  - Я на таблетках, - выдаю я сразу после того, как мне удается сделать вдох, и движения Брента тут же становятся быстрее и сильнее.
  Мысль о том, что мы оба на грани, только приближает меня к развязке. Мои губы открываются, голова откидывается назад, а пальцы ног напрягаются от знакомого ощущения. Под кожей вспыхивает огонь, с немыслимой скоростью растекаясь по всему телу. От точки, где так тесно соприкасаются наши с Брентом тела, разбегаются острые импульсы, обещая мне потрясающий - в прямом смысле этого слова - оргазм.
  Мои крики и то, как плотно я сжимаюсь вокруг Брента, подводят его к краю. Я чувствую, как он кончает, с шипением втягивая в себя воздух. Его пальцы оставляют синяки на моих бедрах, он крушит меня изнутри, и легкая боль в теле скорее приятна.
  Несколько секунд спустя он опускается на меня, все еще дрожа, и прижимается лбом к моему плечу. Преодолевая тяжесть в руках, я обвиваю их вокруг шеи и плеч единственного мужчины, на близость с которым я только что обменяла свою совесть.
  
  Брент поворачивает голову и дотрагивается губами до моего виска.
  - Все в порядке? - хрипловатым голосом спрашивает он.
  - Да, - я утыкаюсь лицом в его шею и вдыхаю.- Я уже почти забыла, как ты пахнешь.
  Он тихо смеется, и этот звук вибрацией отзывается во всем моем теле, жутко уставшем, но абсолютно расслабленном (хотя пульсация в отдельной его части напоминает мне о том, что недавно Брент снова был там).
  Уже начинает светать, и по моим подсчетам время близится к семи утра. Мы почти не спали, но мне, честно говоря, не хочется тратить время на сон прямо сейчас. Нехотя оторвав спину от постели, поднимаюсь на нетвердые ноги и оглядываюсь на Брента. Его взгляд лениво скользит вдоль моего тела.
  - Я в ванную.
  Он медлит, а потом кивает, не прекращая разглядывать меня. Стараясь не смущаться, я ухожу в сторону коридора. На полу у двери лежит моя сумочка. Подобрав ее, я скрываюсь за дверью ванной и достаю сотовый. Пропущенных звонков нет, только сообщение от Эрика.
  "Привет. Как ты? Перезвони мне, я волнуюсь".
  Краска заливает лицо, а к горлу подкатывает ком.
  - С этим я разберусь позже,- шепчу я, успокаивая саму себя.
  Подрагивающими от волнения пальцами я набираю ответ. В Калифорнии сейчас около четырех утра, и я надеюсь, что Эрик крепко спит. Не могу не испытывать отвращение к самой себе за то, что увиливаю от прямого разговора с ним, но момент сейчас явно не самый подходящий.
  "Привет. Прости, была занята, освободилась слишком поздно, чтобы перезванивать. Обещаю связаться с тобой, как только появится время в этой суматохе".
  Губы кривятся в горькой усмешке. Суматохе... Это точно. Перед тем, как отправить сообщение, я несколько раз перечитываю текст и фыркаю. Он выглядит так, словно я участвую в деловой переписке. Но рука не поднимается поставить в конце короткое "целую" или проявить хотя бы немного лишних эмоций.
  Убрав телефон обратно в сумочку, я включаю воду в душе и смотрю в зеркало. Мои губы распухшие и ярко-красные от бесчисленного количества поцелуев, полученных от Брента и подаренных ему в ответ. Волосы растрепаны, красноречиво говоря о том, что я только что вылезла из постели, где провела бурную ночь. Это может показаться глупостью, но я чувствую себя по-другому. Словно в то самое утро, когда я перестала быть девственницей или что-то в этом роде. В теле ощущается невероятная легкость и почему-то хочется улыбаться.
  Словно я, наконец, получила то, чего так долго хотела. Хотя, так оно и есть.
  Я долго стою под теплыми струями, размышляя о том, что мне делать дальше. К тому времени, как ванная заполняется паром, я уже знаю, как поступлю.
  Когда я возвращаюсь в комнату, в халате и с влажными волосами, перекинутыми через плечо, застаю Брента спящим. Он лежит на спине, закинув одну руку за голову. Его брови слегка сдвинуты, но рот расслаблен. Простыня, контрастирующая со смуглой кожей, прикрывает ровно столько его тела, чтобы дать простор моему воображению. Мне никогда не нравилось мужское тело так сильно, как нравится его.
  Светлые волосы немного длиннее, чем он носил, вернувшись в Напу в прошлом году, и слегка загибаются на концах. И носогубные складки стали глубже. Я подхожу ближе и некоторое время стою, рассматривая его лицо. Брент выглядит немного старше, но он по-прежнему безумно привлекателен. Всегда привлекателен для меня.
  Стараясь не шуметь, я отодвигаю в сторону дверь и выхожу на небольшой балкон. Закуриваю сигарету, ежусь от холода и прищуриваюсь, глядя на город. Утренний Нью-Йорк, безусловно, не такой красивый и яркий, как ночной, но в нем есть своя прелесть. Я точно знаю, что не хотела бы жить здесь, но это место все равно вызывает восхищение.
  Перед тем, как вернуться в постель к Бренту, я чищу зубы и отправляю еще одно сообщение - Рейчел.
  
  Я просыпаюсь от ощущения пустоты рядом с собой. Разлепляю глаза и натыкаюсь на пустую вторую половину кровати. Брент сидит в кресле, полностью одетый, и смотрит на меня, подперев подбородок рукой. Он выглядит на зависть выспавшимся и свежим.
  - Который час? - спрашиваю я, усаживаясь и поправляя халат.
  - Почти два часа дня. Голодна?
  - Ужасно.
  - Можно заказать что-нибудь в номер. Или, если немного потерпишь, я отвезу тебя в одно место, где готовят лучшие завтраки в Нью-Йорке.
  - Я думаю, мы уже проспали все возможные завтраки.
  - Хозяин заведения сделает для меня исключение, - Брент улыбается.
  - Поверю тебе на слово, - я качаю головой. - А потом мне надо поменять билет. Я хочу вернуться домой сегодня.
  Я внимательно слежу за реакцией Брента. Он задумывается, не отводя от меня взгляда.
  - Так скоро? - спрашивает он, нахмурившись.
  - Да, - заправляю волосы за уши, испытывая неловкость. - У меня появилось одно, гм, неотложное дело.
  - Останься еще на один день,- Брент пересаживается на край кровати. - Ты можешь улететь завтра утренним рейсом. Я позабочусь о билете.
  Я обдумывая его слова, сцепив пальцы рук. Возможность побыть с ним еще немного кажется слишком заманчивой. Одна ночь - это так мало. И я могу получить больше.
  - Хорошо.
  На лице Брента читается удовлетворение.
  - Тогда для начала завтрак?- он выжидающе смотрит на меня.
  - Дай мне десять минут.
  Я беру вещи и привожу себя в порядок в ванной. Подкрашиваю ресницы, причесываю волосы. Надеваю узкие джинсы, бежевый пуловер и ботинки на плоской подошве.
  - Я готова,- говорю я, появляясь в комнате.
  Прихватив пальто и шарф, я выхожу из номера вслед за Брентом.
  
  Небольшое кафе переполнено, несмотря на то, что сегодня будний день, да и время ланча давно закончилось. Расставленные довольно плотно столики заняты, но Брент ухитряется найти нам места за гладкой деревянной стойкой. Он проворно стягивает с моих плеч пальто и вместе со своим вешает на спинку стула. В воздухе витают аппетитные запахи, и мой желудок сжимается от голода, а рот наполняется слюной.
  Я устраиваюсь на высоком сидении, а Брент садится рядом, совсем близко - так, что наши бедра соприкасаются по всей длине. Это будоражит меня, пробуждая воспоминания о проведенной с ним ночи.
  - Тесновато, да? - он наклоняется еще ближе ко мне.
  Я невольно перевожу взгляд с его глаз на губы, изогнутые в кривоватой улыбке. Гул голосов и прочий шум уходит на второй план. Желание, медленно тлеющее в глубине моего тела, напоминает о себе томящим ощущением внизу живота. Наверное, мы слишком рано покинули номер в отеле.
  - Это точно, - я прочищаю горло. - В этом городе слишком много людей. Не представляю, как к этому можно привыкнуть.
  Брент кладет ладонь чуть выше моего колена и слегка сжимает.
  - Ты знала, что Сан-Франциско - второй по плотности населения город в Штатах после Нью-Йорка?
  - Никогда бы не подумала, - я качаю головой.
  Пытаясь сосредоточиться на чем-то, кроме руки Брента, словно обжигающей ногу через ткань, я отвожу взгляд.
  За стойкой трудятся двое подростков, парень и девушка, и мужчина лет шестидесяти, полноватый, с короткой и аккуратной седой бородой. Последний, заметив Брента, скрещивает руки на груди.
  - Посмотрите-ка, кто явился в нашу скромную забегаловку, - едко произносит он низким, грубым голосом.
  - Привет, Эдди,- Брент усмехается и протягивает ему руку через стойку.
  - Рад видеть тебя.
  Ухватив ладонь Брента, мужчина похлопывает его по плечу.
  - И я тебя. Если бы знал, что ты так сильно скучаешь по мне, заглянул бы пораньше. Эдди, это Тейлор.
  Взгляд Эдди, переметнувшийся на меня, внимательный и цепкий. Я улыбаюсь и протягиваю ему руку.
  - Приятно познакомиться.
  - И мне приятно, черт побери, - лицо мужчины теплеет, он подносит мою ладонь к губам и целует тыльную сторону ладони. - В моем заведении всегда рады красивым девушкам.
  - Эдди - один из первых моих знакомых в Нью-Йорке, - говорит Брент. - А еще он хозяин этого кафе.
  - Хватит болтать. Раз уж ты привел сюда девушку, она, должно быть, голодна. Ваши пожелания?
  - Для начала кофе, - я с благодарностью смотрю на Эдди.
  - Поздний завтрак? - он по-доброму усмехается и уходит к другому концу стойки, где стоит большая кофе-машина.
  Пальцы Брента у меня на колене снова сжимаются, наверное, неосознанно. На мгновение у меня даже перехватывает дыхание из-за странного чувства, заполнившего грудь. Сидя рядом с ним в этом маленьком кафе, я вдруг ощущаю себя настолько на своем месте, что хочется остановить время.
  Вернувшись с двумя чашками с дымящимся напитком, Эдди бодро насвистывает.
  - Предлагаю вам блюдо дня - пиццу. Сегодня она у нас нарасхват.
  - Что думаешь? - спрашивает меня Брент.
  - Думаю, пицца - это здорово, - я откидываю волосы за спину и тянусь к своей чашке.
  - Значит, пицца, - подытоживает Эдди.
  Он отдает заказ на кухню и заодно подгоняет подростков. Девушка со светлыми волосами, собранными в конский хвост, берез разнос и уходит в зал.
  - Это внук Эдди, Джек, и его девушка - Кэти, - Брент перехватывает мой взгляд. - Подрабатывают здесь в свободное от учебы время. Выходят неплохие карманные деньги.
  - И я точно уверен, что после школы эти двое не болтаются непонятно где, - вставляет хозяин кафе. - А за отличные оценки я выписываю им персональную премию. Но что там... Тейлор, лучше расскажите мне, как дела в Калифорнии.
  - Откуда вы знаете, что я из Калифорнии? - я удивленно вскидываю брови.
  - Судя по вашему акценту, вы из тех же мест, что и Брент. Правда, он так давно живет здесь, что иногда в его речи проскальзывает что-то нью-йоркское. Ваша же этим не испорчена.
  - Старый льстец, - бормочет Брент.
  - А еще ваше лицо кажется мне знакомым, - Эдди прищуривается. - Не могу утверждать, но, кажется, я видел его в одной из вчерашних газет. Возможно, в светской хронике.
  Брент смеется.
  - Что? - я непонимающе перевожу взгляд с одного мужчины на другого.
  - Эдди - бывший полицейский, - поясняет Брент. - От него, как ты могла убедиться, не ускользает ни одна мелочь. А еще у него потрясающая память на лица. Когда я писал свою первую книгу, он консультировал меня по вопросам, связанным с работой следователя.
  - Мое имя даже красуется в его книгах в разделе с благодарностями, - не без гордости сообщает Эдди. - Тогда я только ушел на пенсию и открыл это кафе, и оно было не особо популярным, поэтому свободного времени у меня было навалом. Когда написание книги близилось к концу, в этом месте собирался почти весь мой бывший отдел, включая все еще работающих в нем ребят...
  Мы проводим в кафе еще несколько часов, почти до самого закрытия. Все это время Брент словно нарочно подогревает мое влечение прикосновениями и взглядами, говорящими сами за себя. За непринужденной болтовней и шутками Эдди предстает в моих глазах одним из самых приятных и интересных людей, с которыми мне доводилось встречаться.
  Он тепло прощается с нами, взяв с меня обещание непременно заглянуть в кафе, если я еще когда-нибудь окажусь в Нью-Йорке. Когда мы выходим на улицу, Брент предлагает поехать к нему. Я не возражаю.
  
  Квартира Брента примерно такая, какой я ее и представляла: кирпичные стены, темные цвета и типично холостяцкий интерьер.
  - Хочешь выпить чего-нибудь? - спрашивает Брент, бросая ключи на стальную поверхность кухонного стола.
  - Нет, спасибо, - я поворачиваюсь к нему, отрываясь от осмотра его жилища. - Твоя квартира довольно стильная.
  - Поверю тебе на слово, как опытному дизайнеру.
  Его взгляд меняется на более темный и интимный теперь, когда мы оказываемся одни на высоте пятнадцати этажей над городом.
  - Ты не против, если я оставлю тебя на несколько минут? - спрашивает он, словно почувствовав, что мне необходимо побыть одной некоторое время. - Я бы принял душ.
  - Конечно.
  - Это место в полном твоем распоряжении.
  Кивнув, я присаживаюсь на диван и провожаю Брента взглядом, когда он поднимается по лестнице на второй этаж.
  
  Мы лежим на кровати лицом друг к другу. Брент протягивает руку и, обхватив меня за талию, придвигает ближе к себе. Его пальцы проскальзывают под тонкую ткань моего пуловера и остаются лежать на боку. Все это время его взгляд блуждает от моих глаз к губам и обратно. Он почти ничего не делает, но желание, горячее и пульсирующее, все равно разгорается во мне.
  Брент придвигается ко мне и целует. Его губы надавливают на мои, заставляя раскрыться. Кончик языка пробегает по моему небу. Я с шумом втягиваю в себя воздух, и он довольно усмехается. Его рука поверх моей разгоряченной кожи по-прежнему остается неподвижной. Он продолжает медленно, со вкусом целовать меня, его язык дразнит мой, посасывает его, кружит вокруг. Сладкая истома зарождается в каждой клеточке моего тела.
  Я запускаю ладонь ему под футболку. Мои пальцы исследуют грудь Брента, спину, поясницу и останавливаются внизу живота. Я намеренно не двигаюсь ниже, только слегка царапаю ногтями твердые мускулы. Его поцелуй постепенно становится глубже и грубее. Наше громкое дыхание сливается в одно.
  Грудь тяжелеет и ноет, требуя прикосновений. Я выгибаюсь и подаюсь вперед, прижимаюсь к Бренту. Он сразу угадывает, что мне нужно. Его рука покидает мою талию и двигается выше, ладонь ложится на грудь, идеально повторяя ее очертания. Я с облегчением выдыхаю, зажмурив глаза. Длинные пальцы отодвигают ткань бюстгальтера вниз, добираются до соска и сжимают его. Стон, сорвавшийся с моих губ, хриплый, умоляющий.
  Брент играет с соском, крутит и тянет его, не прерывая поцелуя. Я отчетливо ощущаю, какой горячей и влажной он меня делает. Опускаю одну руку ниже резинки его штанов. Он твердый и готовый. То, как он хочет меня, только усиливает мое возбуждение. Когда я начинаю ласкать его рукой сквозь ткань, он переворачивает меня на спину, раздвигает коленом мои ноги и устраивается между ними.
  Я стягиваю с Брента футболку, а он, в свою очередь, избавляет меня от пуловера и бюстгальтера. Его лицо становится напряженным, а взгляд, скользящий по моей обнаженной груди, отражает смешанные чувства, которые я не могу истолковать. По моей коже пробегает холодок, заставляя соски затвердеть. Наблюдая за моей реакцией, Брент сужает глаза.
  Он наклоняется и проводит губами по моей шее, спускаясь ниже. Дыхание вырывается из меня неровными толчками, когда его рот добирается до груди. Желание съедает меня изнутри, соски колет от того, что и как он с ними делает. Все это сопровождается поступательными движениями его бедер, тесно прижатых ко мне.
  Я снова издаю стон, спровоцированный ноющим, болезненным ощущением у меня между ног. Мне никогда не требовалось дополнительной стимуляции, чтобы захотеть Брента, поэтому его действия подводят меня к краю. Не выдержав, я тянусь к застежке на джинсах.
  - Ни капли терпения,- дразнит Брент, перехватив мои запястья. Его губы изогнуты в усмешке, но лицо все равно остается напряженным, словно он боится потерять контроль над собой.
  - Пожалуйста... - задыхаясь, прошу я.- Я больше не могу ждать.
  Брент расстегивает молнию и в следующий момент запускает руку в мои трусики. Скользнув по пульсирующему клитору, его пальцы добираются до входа и проникают внутрь. Я запрокидываю голову, хватая ртом воздух. А в следующий момент, словно передумав, он покидает меня.
  Я беспокойно вздрагиваю, расстроенная внезапным ощущением потери и пустоты. Брент стягивает с меня остатки одежды. Он водит кончиком носа по моему животу, а затем подключает язык. Мои глаза расширяются, когда он спускается ниже, не переставая чертить языком круги на моей коже. Он дотрагивается до меня в том месте, где я желаю его больше всего. Моя голова падает обратно на постель, рот приоткрывается в беззвучном вздохе.
  Он никогда не делал этого со мной раньше, и мне не с чем сравнивать свои ощущения - отчетливые, острые. Меня охватывает смущение, и я невольно напрягаюсь, разрываясь между ним и удовольствием, которое мне доставляют прикосновения Брента. Как и много месяцев назад, он с легкостью читает меня, и его руки успокаивающе поглаживают мои бедра, пока я снова не расслабляюсь. Ему удается заставить меня забыть обо всем, кроме пронзительных вспышек наслаждения...
  То, что он делает, сводит меня с ума, вынуждает хотеть большего, приподнимать бедра, выпрашивая продолжения... Язык Брента задевает слишком чувствительное место, и я вскрикиваю. Внутри меня все сжимается в тугую пружину, пальцы ног подгибаются, дыхание становится быстрым и неглубоким. Чувствую, как в меня толкаются его пальцы. В тот же момент он вбирает в рот набухший от его ласк бугорок, и оргазм взрывается во мне, дрожью расплескиваясь по телу.
  Не давая мне возможности прийти в себя, Брент поднимается выше и ложится на меня. Он упирается в меня, оставаясь на входе, подрагивая, хотя ему ничего не стоит одним движением проникнуть в меня - настолько я влажная.
  Я смотрю на него мутным взглядом.
  - Все хорошо? - хрипловато спрашивает он.
  - Да, - шепчу я. - Просто завидую твоей выдержке.
  - Не помню, говорил ли я тебе, но хотеть тебя так же приятно, как и быть в тебе,- его губы запечатлевают легкий поцелуй на моем плече. - Безумно приятно. Я на самом деле получаю от этого удовольствие.
  Я тихо вздыхаю, когда он переворачивает меня и усаживает на себя. Пользуясь своим положением, я рассматриваю его сверху, не обделяя вниманием ни один доступный моему взгляду дюйм. Мысль о том, что я могу обладать его телом, как и он моим, вызывает у меня трепетный вздох. Не знаю, смогу ли когда-нибудь перестать так его хотеть...
  Одной рукой удерживая меня за бедра, второй Брент направляет в меня член. Он проводит головкой по влажным складкам, оттягивая момент проникновения. Затем он медленно опускает меня, не отрывая тяжелого взгляда от моего лица. Его зрачки постепенно расширяются. Когда Брент полностью заполняет меня, я напрягаюсь и впиваюсь ногтями в его бедра. В таком положении он упирается в меня до конца, достигает самой чувствительной точки.
  Он приподнимает бедра, теснее прижимаясь ко мне, надавливая сильнее. Совершая маленькие движения, он трется об меня изнутри. Мои колени слабеют, кожа покрывается испариной. Я прикрываю глаза, впитывая каждое ощущение.
  На какое-то мгновение меня охватывает смятение от того, что я так скоро чувствую признаки очередного оргазма. Брент приподнимает меня, чтобы в следующую секунду резким движением бедер снова целиком заполнить меня. Я широко распахиваю глаза и подаюсь вперед, вцепившись пальцами в его плечи.
  - Брент, я не могу... - выдыхаю я и вздрагиваю, когда он опять проделывает это.
  Опровергая мои слова, он еще крепче сжимает меня. Его рывки становятся быстрее и жестче, когда он снова и снова вторгается в меня, пока я не падаю ему на грудь. Я беспомощно охаю, когда волны удовольствия прокатываются по моему телу. И, когда я, казалось бы, уже не могу выносить этого, мы оба кончаем. Наши губы жадно встречаются, стоны перекликаются друг с другом, в своем звучании выражая взаимное удовлетворение...
  
  Я просыпаюсь задолго до рассвета и лежу, глядя в окно на мигающий огнями город. Брент спит, обнимая меня сзади. Его грудь, прижатая к моей спине, двигается в такт ровному дыханию, рука покоится у меня на ребрах.
  В голове не укладывается, как на протяжении такого долгого времени я была лишена всего того, что Брент заставляет меня испытывать. И речь не только о сексе. Через несколько часов у меня рейс до Сан-Франциско, а я даже представить себе не могу, что мне делать. Как попрощаться с ним? Что мне сказать ему? Что он скажет мне?.. Как сгладить неловкость, которая наверняка возникнет между нами?
  Когда мы увидимся в следующий раз и увидимся ли вообще? Я могла бы периодически прилетать в Нью-Йорк, я ведь все равно постоянно нахожусь в разъездах... Если, конечно, Брент захочет этого. Хотя, это, должно быть, глупая мысль. Настолько глупая, что я заливаюсь краской из-за собственной наивности. Он в любой момент может встретить женщину, с которой у него завяжутся отношения. И даже если нет, то в мое отсутствие у него буду другие любовницы, а я не смогу с этим мириться.
  Я знаю, что Брент испытывает то же самое чувство... глубочайшей интимности во время нашей близости, что и я. Он даже мог не говорить об этом, потому что я чувствую, что это так.
  Собственные мысли вселяют в меня тревогу, и я делаю глубокий бесшумный вдох, чтобы заглушить ее. Только сейчас я замечаю, что Брент уже не спит.
  - Прекрати накручивать себя, - немного сиплым со сна голосом произносит он, уткнувшись носом мне в шею.
  - Откуда ты знаешь, о чем я думаю? - осторожно спрашиваю я.
  На самом деле, я уже пару минут как размышляю над тем, чтобы смыться из квартиры, не дожидаясь его пробуждения. Этот вариант был довольно соблазнительным в своей простоте и ненужности слов и объяснений, но я опоздала.
  - У тебя сердце колотится, - Брент прикусывает мою кожу.
  Его рука сползает ниже, пока ладонь не накрывает треугольник между моих ног. Я замираю, затаив дыхание. Пальцы его начинают двигаться, медленно, немного лениво. Уж не знаю, что творилось с моим сердцебиением до этого момента, но сейчас оно припускается с немыслимой скоростью.
  Я чувствую, как Брент упирается в меня сзади, слегка подрагивая. Мое тело мгновенно реагирует на него, мышцы напрягаются. Он осторожно входит в меня, не спеша проникая глубже. Когда он заполняет меня, я не могу сдержать громкого вздоха. А потом он переворачивает мня на живот, накрывая своим телом. Опираясь на локоть, он запускает свободную руку между мной и простыней и накрывает мою грудь.
  Тело Брента идеально повторяет мои изгибы, когда он двигается во мне. Ритм его толчков ускоряется по мере того, как мои приглушенные стоны становятся громче, а моя плоть сжимается вокруг него все сильнее. Зарывшись лицом в мои волосы, он обхватывает меня двумя руками, теснее вжимаясь в меня бедрами.
  Восхитительное ощущение полной близости растет в моей груди, растекаясь по всему телу огнем. Ощущения от наполненности Брентом подводят меня к финишу слишком быстро, и я кончаю, прогнув спину, чтобы позволить ему проникнуть так глубоко, насколько это возможно. И он следует за мной, крепко сжимая меня в объятьях, растворяясь во мне, становясь со мной одним целым...
  
  - Я отвезу тебя в аэропорт, - говорит Брент, когда я спускаюсь вниз после душа.
  Он уже одет и собран. Я задерживаюсь на последней ступеньке. Его слова вовсе не звучат как вопрос, хотя мы это даже не обсуждали. Хм, пусть так.
  - Хорошо, - отвечаю я спустя несколько секунд. - Мне нужно забрать свои вещи из отеля.
  - Без проблем.
  Я подхожу ближе, и Брент по стойке двигает ко мне кружку с кофе.
  - Если успеем, можем вместе позавтракать по пути в аэропорт. Я знаю, что по утрам ты всегда голодная, но не подумал позаботиться о завтраке вчера.
  - Ты что, совсем не питаешься в этой квартире?
  - Вообще-то, нет. Здесь закусочные и рестораны на каждом углу, поэтому в этом нет необходимости. Ты готова?
  Я киваю.
  - Тогда поехали, иначе ты опоздаешь на самолет.
  Перед тем, как покинуть квартиру Брента, я ловлю себя на мысли, что мне бы очень этого хотелось.
  
  По закону подлости, как это обычно бывает, когда ты желаешь, чтобы время шло как можно медленнее, оно мчится с немыслимой скоростью. Мне так хотелось бы побыть с Брентом подольше, впитать в себя ощущения, которые я испытываю, находясь рядом с ним. Запомнить все до мельчайших подробностей, ведь неизвестно, как скоро мы с ним увидимся и увидимся ли вообще.
  Но, как только мы садимся в такси у его дома, все события сливаются в одно размытое пятно: вот мы в отеле, я забираю вещи, потом мы завтракаем во французском бистро и снова ловим такси, чтобы добраться до аэропорта.
  Когда я прихожу в себя, вынырнув из собственных беспорядочных мыслей, то уже отхожу от стойки регистрации, возвращаясь к Бренту. Внезапно паника захлестывает меня с головой. Я судорожно озираюсь по сторонам, чтобы только не встречаться с ним взглядом.
  Я ждала больше года, а получила всего две ночи. Это нечестно. Но, если бы кто-то спросил меня, я бы ответила, не раздумывая, что оно того стоило.
  - Тебе пора ехать, - выпаливаю я и стискиваю зубы.
  - Не терпится от меня избавиться? - Брент усмехается, притягивает меня к себе и заключает в объятья, сцепив руки у меня на пояснице.
  Я неловко застываю, словно бревно, но затем постепенно расслабляюсь.
  - Я не знаю, как попрощаться с тобой так, чтобы не чувствовать себя глупо, - признаюсь я, радуясь, что он не видит моего лица. Его запах будоражит меня и мешает собраться с мыслями. - Так что отчасти ты прав.
  - Ты даже не представляешь, насколько твоя честность и отсутствие привычки отмалчиваться отличаются от того, что я привык слышать, - низкий голос Брента раздается прямо у моего уха, а его руки сползают немного ниже.
  - Мне показалось или ты только что сравнил меня с другими женщинами?
  - Сравнение было в твою пользу.
  - Вот уж спасибо, - бормочу я.
  Некоторое время мы молчим, по-прежнему обнимаясь посреди зала. Разомлев, я прикрываю глаза, просто наслаждаясь моментом. Если бы не моя время от времени подающая голос совесть, я бы плюнула на билет и осталась.
  - Я не смогу прилететь в Калифорнию раньше чем через месяц, - вдруг говорит Брент.
  Я немного отстраняюсь и заглядываю ему в лицо. Я ничего не говорила ему о своем намерении прекратить отношения с Эриком. Но он наверняка догадался о том, почему я решила обменять билет.
  - Если ты, конечно, захочешь меня увидеть, - он выгибает бровь, словно прочитав мои мысли.
  Я прижимаюсь к его губам, возможно, слишком пылко, но это беспокоит меня в последнюю очередь. Брент реагирует мгновенно, проникнув языком в мой рот и обвивая его вокруг моего языка. Я в один момент возбуждаюсь, мое дыхание сбивается. Словно компенсируя все то время, что и провела и проведу без его губ, рук и всего тела, я сильнее прижимаюсь к нему, привстав на цыпочки.
  Брент не опускает руки ниже, но с силой вдавливает их в меня. Ощутив шевеление в районе живота, я с шумом вдыхаю воздух. Мои руки проникают под отвороты пальто Брента, ладони проводят по его груди. Но вдруг он расцепляет руки, и я даже слегка покачиваюсь, лишившись опоры.
  - Поосторожнее, - Брент усмехается и коротко касается моих приоткрытых губ. - Мы в публичном месте.
  - Плевать, - протягиваю я, сфокусировав взгляд на его разноцветных глазах. - Тогда убирайся, пока я не добралась до твоей ширинки.
  - Звучит заманчиво, но тогда ты точно опоздаешь на рейс. Мне это только на руку, но ты говорила о каких-то неотложных делах.
  - Уходи, - я опускаю руки, проведя кончиками пальцев по его животу.
  - Удачного полета, - Брент еще раз целует меня.
  Когда я смотрю ему вслед, ко мне, наконец, приходит долгожданное спокойствие.
  
  Перед самым отлетом я получаю сообщение от Рейчел.
  "Побывать в Нью-Йорке и не посвятить хотя бы один день шоппингу - настоящее преступление, Тейлор. Ты в долгу передо мной, поэтому, как только ты снова окажешься в этом сумасшедшем городе, мы исправим это недоразумение. Удачного полета домой. Целую".
  Не успеваю я напечатать ответ, как получаю еще одно сообщение.
  "И да... Мне все еще не терпится узнать историю о загадочном блондинистом персонаже с выставки. Не думай, что я забуду".
  Текст снабжен кучей смайликов. Я отправляю ответ и, убрав сотовый в боковой карман сумки, откидываюсь на спинку сидения.
  Мне есть о чем подумать во время долгого перелета до Сан-Франциско - главным образом о том, что мы с Брентом будем делать дальше. Я не хочу далеко заглядывать и уж тем более мне не хочется, чтобы его слова на проверку оказались спонтанным обещанием, произнесенным в пылу эмоций.
  Хочу ли я, чтобы он вернулся в Напу? Определенно хочу. Я не знаю, во что это выльется. В отношения на расстоянии, когда мы по очереди будем летать с одного конца страны на другой? И завяжутся ли вообще между нами отношения, более того, достаточно серьезные, чтобы мы оба могли этим довольствоваться?
  В нашем общем прошлом не было какой-либо определенности, гарантий и очертаний совместного будущего, пускай даже самый бледных. Я просто наслаждалась тем, что мне нравилось проводить время с Брентом, и я получала его, когда хотела и в том количестве, которого хотела.
  Наверное, в глубине души я хотела той же простоты и ненужности ожиданий и объяснений с Эриком, но вся загвоздка была в том, что он все время пытался ненавязчиво подтолкнуть меня к большему.
  Эрик... При мысли о нем и о том, чего мне стоило избегать его звонков на протяжении последних двух дней, я испытываю чувство глубочайшего стыда. Хотя бывало, что мы не созванивались с ним на протяжении недели или даже больше, когда я была по уши в работе на каком-нибудь другом континенте. Оглядываясь назад, я удивляюсь, как он вообще терпел меня почти целый год.
  Когда, в конце концов, мой мозг закипает, и я прошу стюардессу принести порцию джин-тоника с большим количеством льда. После мне даже удается немного поспать, прежде чем снова вернуться к самоедству на почве моего недопустимого поведения вперемешку с восторженными воспоминаниями о двух полных страсти ночах с Брентом.
  
  В аэропорту меня встречает Сиенна. Я попросила ее об этом накануне отлета, потому что знала наверняка: перед тем, как я отправлюсь к Эрику, мне не помешает поговорить с ней.
  Когда я вижу сестру среди толпы встречающих, меня накрывает долгожданное облегчение. Она стоит немного в стороне, в платье до колен мятного цвета и теплом вязанном кардигане поверх. Длинные каштановые волосы спускаются по плечам и спине мягкими волнами. Если не присматриваться, поначалу можно и не заметить, что она глубоко беременна.
  Я порывисто обнимаю Сиенну, а потом вспоминаю про ее живот и неловко отстраняюсь.
  - Все в порядке, - она ухмыляется. - Этот парень внутри любит крепкие объятья.
  - Как ты себя чувствуешь? - я поглаживаю ее живот, испытывая уже знакомый трепет перед крошечным существом, пинающим мою ладонь в ответ. - Ему уже не терпится выбраться наружу.
  - Пойдем, водитель ждет нас на парковке, - Сиенна закатывает глаза. - Хейден запрещает мне садиться за руль. Говорит, на таком сроке это опасно.
  - Ну, учитывая, что ты родишь со дня на день, он прав.
  - Куда мы поедем? Ты голодная?
  - Как ни странно, да.
  - Уверена, тебе кусок не лез в горло, пока ты, как обычно, слишком много думала, - сестра прищуривается, глядя на меня, и подталкивает меня плечом. - Это даже хорошо, потому что я готова съесть чизбургер размером со слона. Удивительно, что я сама не похожа на слона, потому что маленький Холдсворт заставляет меня съедать по несколько фунтов еды в день.
  Сиенна действительно выглядит стройной, как и прежде, если не считать округлившегося живота. Если вспомнить, например, Дженни, то за последний триместр она прилично набрала в весе.
  Мы направляемся в гриль-бар, расположенный недалеко от здания "Holdsworth Financial", где работает муж моей сестры.
  - Я уже привыкла к некоторым ограничениям, - Сиенна усмехается. - Хейден просто с ума сходит, если я оказываюсь слишком далеко. Он бы и в аэропорт со мной увязался, если бы не срочное совещание. И когда я говорю, что он сходит с ума, я не преувеличиваю. На днях я заснула после плотного обеда и не услышала звонок сотового. Видела бы ты его лицо, когда он принесся домой через несколько минут.
  Сестра продолжает болтать всю дорогу до бара. Я знаю, она намеренно не набрасывается на меня с расспросами, позволяя мне собраться с мыслями. Мы добираемся до заведения с большой зеленой вывеской над входом и проходим внутрь сквозь высокие стеклянные двери.
  Улыбчивая официантка провожает нас к столику у окна. Сиенна сразу же заказывает напитки и почти половину меню и отпускает девушку. Затем она отправляет Хейдену отчет от благополучном прибытии в бар и, отложив телефон в сторону, смотрит на меня.
  - Ты выглядишь так, словно у тебя были бурные выходные, - с ходу говорит она, устраиваясь на сидении поудобнее.
  - Ты как всегда точна в определениях, - я хмыкаю.
  - Почему тогда ты поменяла билет? Я так понимаю, с Брентом ты все-таки встретилась.
  - Встретилась...
  Меня словно прорывает, и я начинаю сумбурно рассказывать Сиенне о поездке, выставке, появлении на ней Брента. Прерываюсь всего на несколько секунд, когда нам приносят напитки. Мне не нужно объяснять сестре, почему я поменяла обратный билет и прилетела раньше, чем планировала.
  - Какое неожиданное развитие событий, - Сиенна не сдерживает улыбки, когда я заканчиваю повествование.
  - До того, как я оказалась в Нью-Йорке, я действительно думала, что по-своему люблю Эрика, - я устало провожу рукой по лицу. - Любовь ведь не всегда бывает дикой, страстной, сносящей крышу? Я больше не хочу и не имею права удерживать его рядом с собой.
  - Эй, вообще-то, между вами двумя все было добровольно.
  - Все равно. Это было неправильно с самого начала. Что, если у него все может быть лучше и ярче, но с другой девушкой? Будет нечестно и эгоистично с моей стороны тешить его надеждой, что у нас все еще может получиться, когда на самом деле я... не хочу этого. Боже, вот я и сказал это.
  - То есть ты собираешься порвать с ним ради Брента? - Сиенна пытливо вглядывается в мое лицо.
  - Не совсем. То есть... я не знаю, как далеко зашла бы с Эриком, если бы снова не встретила Брента. Но я поняла, что не согласна на что-то меньшее, если я могу получить большее.
  - Ну, ты всегда терпеть не могла довольствоваться малым. Ты что, до сих пор любишь своего учителя?
  Я перевожу взгляд на тротуар за окном, мельком разглядывая прохожих и улицу напротив, и пожимаю плечами.
  - Об этом я тоже думала. Наверное, так оно и есть.
  - Значит, на твое решение порвать с Эриком повлияло не только внезапное альтруистическое озарение, но и старые чувства к Бренту, вспыхнувшие при встрече с ним? - Сиенна выгибает бровь, продолжая улыбаться.
  - Выходит, что так, - я не могу не улыбнуться в ответ, глядя на ее хитрое лицо.
  - Значит, так тому и быть. Объявляю перерыв, потому что мне, кажется, несут мой восхитительный чизбургер.
  Следующие полчаса мы проводим за поеданием всего, что заказала Сиенна. Я рассказываю о Нью-Йорке, выставке и предложении поработать для одного известного издания, поступившего после нее. Когда сестра, слопав невероятное количество еды, откидывается на спинку, в ее глазах снова появляется знакомый блеск.
  - А что будет потом? - спрашивает она, и на этот раз выражение ее лица серьезное.
  - Я не знаю, - честно отвечаю я. - Для начала мне нужно объясниться с Эриком. Затем дождаться приезда Брента.
  - Ты ведь сомневаешься, что он вообще приедет.
  - Это написано у меня на лбу?
  - Почти.
  - Думаешь, я поступаю глупо?
  - Глупо? - Сиенна ухмыляется. - Я закрутила роман со своим почти женатым боссом в первый же месяц работы на него. Не мне судить о благоразумии.
  - Ты мой герой.
  - А вообще, Тейлор, я скажу, что думаю на самом деле. Ты даешь Бренту второй шанс, но продолжаешь сомневаться в нем. Так какой смысл? Я не говорю о том, что нужно бросаться в омут с головой, ослепнув от страсти и не замечая очевидных вещей. Но, наверное, стоит выделить парню немного доверия. В конце концов, вы с ним - идеальные секс-партнеры. Из этого вполне может выйти что-то большее.
  - Ты только что сказала "идеальные секс-партнеры"? - я закусываю губу.
  - Да, и что? У меня есть кое-какая теория.
  - Теория... Очень интересно.
  - Прекрати смеяться, - Сиенна пытается напустить на себя оскорбленный вид, но сама не сдерживает смешок. - У каждого человека есть свой идеальный секс-партнер. Как я и Хейден. Ты и Брент. В таких парах мужчина и женщина могут периодически испытывать желание поубивать друг друга, но, как только дело доходит до секса, в дело вступает охренительная химия.
  Сестра щелкает пальцами, изображая мгновенный эффект возникновения той самой химии. Я качаю головой.
  - Лучше подскажи, как мне сообщить Эрику о том, что я оказалась никудышной девушкой и в нашем случае химия не сработала так, как надо. В каком-то смысле, ты знаешь его лучше, чем я.
  - Забавно, то же самое я могу сказать о тебе, - Сиенна ехидно улыбается.
  - Я серьезно.
  - Если серьезно, то просто скажи, как есть. Эрик хороший парень. Думаю, он все поймет. Ну, по крайней мере, постарается понять.
  
  Позже, сидя на ступеньках под дверью дома, где живет Эрик, я все еще не знаю, что скажу ему. Задачу усложняет тот факт, что я так и не сообщила ему о том, что вернулась: для звонка у меня не набралось достаточно смелости, а отправлять сообщение было бы неуместно и глупо.
  Удивительно, но после стольких месяцев, проведенных вместе с Эриком, я даже не могу предположить, какой будет его реакция. Насколько же плохо я его знаю! И как вообще разрывать отношения, если лично у тебя нет никаких претензий, а есть только отвратительное чувство вины? Все это заставляет меня жалеть о том, что у меня совсем нет опыта по части парней. Это здорово выручило бы меня этим вечером.
  Сейчас, возвращаясь к поездке в Нью-Йорк, я не могу поверить в то, что на самом деле обманула Эрика. Думаю, я поняла, что между нами больше ничего не будет, как только решила подняться с Брентом в свой номер в отеле. Но, технически, на тот момент я все еще не была свободна. И это заставляет меня стыдиться еще сильнее.
  К тому моменту, как у тротуара останавливается машина Эрика, я уже почти ненавижу себя. Он замечает меня сразу же, еще до того, как глушит мотор. Из-за его удивленной улыбки у меня на душе становится еще гаже
  В моей голове ясно пульсирует только одна мысль: только бы он не любил меня на самом деле.
  Эрик минует выложенную крупными камнями дорожку, приближаясь ко мне, а я продолжаю сидеть на ступеньках. Ноги да и все тело словно налились свинцом, и я не могу сдвинуться с места.
  - Привет, - голос Эрика звучит не совсем уверенно, когда он останавливается передо мной.
  Видимо, что-то в выражении моего лица останавливает его от привычного объятия и тем более поцелуя. Даже не представляю, как выглядит это самое лицо, потому что все его мышцы задеревенели. Воздух довольно прохладный, но меня бросает в жар.
  Я прерываю затянувшуюся паузу и прочищаю горло.
  - Привет.
  Я немного отодвигаюсь в сторону, и Эрик присаживается рядом со мной. Подогнув ногу, я разворачиваюсь к нему лицом.
  - Что-то случилось? - он хмурится.
  - Да, - я киваю. - Эрик, прости меня.
  Я выпаливаю эти слова слишком быстро, наверное, из-за нервов. Я судорожно вздыхаю, прикрываю глаза и снова распахиваю их. Лицо Эрика вмиг оказывается затянуто абсолютно ничего не выражающей завесой. Я даже не могу предположить, о чем он сейчас думает. Только его пальцы, сжавшие край ступеньки, выдают напряжение. Проследив за моим опустившимся взглядом, Эрик расслабляет их и, вскинув руку, ерошит волосы.
  - Я так и знал, что что-то не так, - наконец, изрекает он, возведя глаза к деревянному навесу над нами. - Ты не отвечала на звонки и не перезванивала.
  Краска заливает мое лицо, а сердце начинает биться, кажется, вдвое быстрее. Я заслужила это. Я лихорадочно пытаюсь подобрать слова, но не могу сделать этого: не думаю, что для такой ситуации действительно существуют правильные.
  - Наверное, отчасти это моя вина, - Эрик сжимает челюсть, когда его взгляд возвращается к моему пылающему лицу.
  - Нет, - выдавливаю я, ощущая ком в горле.
  - Я просто хотел дать тебе столько пространства, сколько потребуется. Я думал, тебе это необходимо.
  - Так оно и есть. Я очень это ценю, - я едва не морщусь оттого, насколько глупо это звучит. - Ценю, что ты делал это для меня.
  - Видимо, этого недостаточно, верно?
  Лицо Эрика, наконец, оживает, когда один уголок рта приподнимается в грустной улыбке, которая почти разбивает мое сердце. Мне хочется протянуть руку и положить ладонь на его щеку, такую светлую в сумеречном свете. Я с изумлением осознаю, что, несмотря на то, что я натворила, я на самом деле испытываю к этому человеку довольно сильные чувства: глубокую симпатию, искреннюю привязанность, тягу и даже некую нежность.
  Я моргаю, и пара слезинок скатываются по щекам и падают на деревянное крыльцо.
  - Это все я, - шепотом произношу я. - Прости.
  - Это из-за него, так? - губы Эрика сжимаются в тонкую полоску. Я вижу, как он пытается держаться, но в глубине души он злится.
  Врать не имеет смысла, и я медленно киваю.
  - Я не должна была позволить зайти этому так далеко. Это было нечестно по отношению к тебе. Я не прошу тебя понять меня, но... ты можешь хотя бы не ненавидеть меня? Этого я точно не выдержу...
  В конце предложения мой голос срывается.
  - Боже, только не плачь, - Эрик усмехается и, обняв меня за шею одной рукой, притягивает к себе. - Тебе это не идет.
  Из-за этого я ненавижу себя еще больше. Мне хочется, чтобы он закричал на меня, обвинил меня, наказал меня холодностью и отчужденностью. Я вдыхаю его знакомый , безопасный запах, и только это помогает мне сдержать слезы.
  Некоторое время мы молчим, думая каждый о своем. Не знаю, хорошо это или плохо, но мне так не хочется, чтобы он отпускал меня прямо сейчас.
  - Прости меня, - еще раз говорю я. Мой голос звучит глухо из-за толстовки Эрика, в которую я утыкаюсь лицом.
  - Черт... - он сглатывает. - Это дерьмово.
  В одной этой фразе я слышу то, что он на самом деле испытывает.
  - Я не обижусь, если ты скажешь, что тебе досталась дерьмовая девушка.
  - Это не так.
  - Ты злишься на меня.
  - Само собой. Но это пройдет.
  Я кладу ладонь поверх руки Эрика и слегка сжимаю пальцы.
  - И мы снова сможем разговаривать друг с другом?
  - Посмотрим, - он хмыкает. - Ты ведь только что меня бросила. Мне полагается ненавидеть тебя и обвинять во всех смертных грехах. Давай-ка я отвезу тебя домой, а потом подумаю об этом в компании брикета пива и спортивного канала.
  Эрик осторожно отстраняется, встает сам и помогает подняться мне. Шагая рядом с ним к машине, я могу думать только о том, что терять его - неважно, в качестве мужчины, любовника или друга - неожиданно больно.
Оценка: 8.94*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) Р.Маркова "Хранительница"(Боевое фэнтези) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"