Ерёмин Олег Вячеславович: другие произведения.

Глава 02. Восстановление

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


Глава 2. Восстановление.

  

12.06.2036.

Королёв, Московской области.

  
  
   Лучшее лекарство от дурных мыслей - работа. Причем, лучше всего помогает интересный и творческий умственный труд. Например, написание диссертации. Чем я и занялась.
   У меня скопилось огромное количество материала. И с тех времен, когда я работала в конструкторском бюро над своей ненаглядной "трубой". И с тех, когда я наблюдала как эта самая "труба" выбрасывала за корму нашего корабля разогнанный до сорока восьми километров в секунду ионизированный ксенон.
   Теперь все это море цифр, фактов, закономерностей надо было собрать воедино, проанализировать, превратить в связный текст, уложить в строгие рамки концепций и сделать стройные и красивые выводы.
   В принципе, можно было бы все это делать и дома, лишь изредка разговаривая или переписываясь со старыми коллегами, но я решила по-другому. Напросилась в гости к бывшему начальнику, и милейший Абрам Иосифович позволил мне устроиться в его отделе. Мне поставили небольшой столик, взгромоздили на него огромный мощный компьютер-моноблок и разрешили "хоть сутками здесь сидеть".
   Ребята и девчата из отдела, и те, с кем я когда-то работала, и новенькие ужасно мне обрадовались, и первый день моей работы превратился в праздник. Тем более что я пришла не с пустыми руками. Нет, я и раньше сюда тортики носила и посиделки устраивала. Два раза - когда меня приняли в отряд космонавтов, и когда назначили на экспедицию. Но и третий раз пирушка получилась на славу! Так что я на какое-то время совершенно забыла о беспокойстве и тяжелых мыслях, которые маячили фоном все последние месяцы.
   С того дня, когда Фобос убил Владимира.
   Нет, мы не горевали, не впадали в апатию и не закатывали истерик. Наоборот, внешне вели себя вполне нормально. На взгляд Игоря, даже слишком нормально.
   Я замечала, что капитан невольно кривится, когда Хана пританцовывает возле своих приборов под неслышную нам музыку. Один раз увидев, как губы Игоря сжимаются в ниточку, я подлетела к нему, и плотно ухватившись за рукав майки, потащила его в жилую зону.
   - Говори, - строго приказала капитану.
   - Настя, мне иногда кажется, что Хана вообще ничего не чувствует! - негромко но с болью начал Игорь. - Я понимаю, что у них с Владимиром были конфликты, но так ведь нельзя!
   Я, вскинув перед собой ладонь, жестом остановила его и очень жестким голосом сказала:
   - Игорь, ты забыл, что именно она была с Владимиром в его последние минуты. Не убежала, не спряталась на станции, пока он умирал. Дождалась последнего вздоха. А потом, сжавшись в комок, улетела прочь от "Землеройки". Помнишь, мы тогда решили, что она тоже погибла?
   - Да, но...
   - А потом тащила тело к станции, рисковала из-за этого жизнью.
   - И обеспечивала себя кислородом из его бака.
   У меня появилось сильнейшее желание отвесить ему пощечину. Но я подумала: "Интересно, нас тогда закрутит в противоположные стороны?"
   Наверное, эта глупая мысль и остановила мою руку, но голосом я командира припечатала:
   - Ты думаешь это приятно - лететь в обнимку с трупом товарища, и пользоваться его воздухом, которого ему не хватило?
   - Нет. Прости, - Игорь опустил глаза.
   - Хана, просто не такая, как мы. Она держит все глубоко в сердце. А еще, у нее чисто японское восприятия жизни и смерти.
   - Кое-кто тоже тихушница, - чуть улыбнулся Игорь и опять посмотрел на меня.
   Я чуть замялась, но кивнула:
   - Наверное, годы, что я провела в додзё, постигая кэндо, не прошли даром. Я тоже освоила Бусидо. Но поверхностно, а у Ханы "путь воина" в крови. Оттого и внешняя холодность и кажущееся равнодушие к тому, что на той стороне обшивки закреплен скафандр с мертвым телом.
   - Может ты и права.
   - Права, конечно, я ведь свою подругу знаю и чувствую, как никто другой. А что до проявлений эмоций - я считаю, что наш долг перед доктором Черкашиным в том, чтобы нормально долететь до Земли. Довезти его и самих себя, и выполнить не только свою работу, но и ту, что была запланирована на него.
   - Знаешь, Настя, все-таки именно тебя надо было назначать начальником экспедиции, - улыбнулся Игорь. - Я не справляюсь...
   - Не правда! Очень даже справляешься! Другого командира я себе не хочу! Если бы нас... если нас оставят в космонавтах, я бы мечтала всегда летать под твоим командованием!
  
  
   Если бы нас оставили в космонавтах. Та фраза, что вырвалась у меня тогда, была еще одной болевой точкой, что постоянно тревожила нас тогда и не отпускает до сих пор. Что будет с нами?
   Государственная комиссия до сих пор не закончила свою деятельность. Нет, я понимаю, что судьба четырех космонавтов, не самый главный аспект ее работы. Но, в таком случае, могли бы решить это отдельно, не мучая нас ожиданием.
   Хотя, Киран считает, что это еще один психологический тест. Он тихонько, по секрету, сказал мне об этом и попросил вести себя как можно естественнее. Уж не знаю, откуда у него такая информация. Впрочем, с его умением заводить дружеские отношения со всеми вокруг, и тем, что он часто общается с психологами, очень возможно, что это действительно так.
   Вот я и веду себя естественно.
   Сначала меня отправили на послеполетную реабилитацию в санаторий, рядом с родной Ялтой. Первую две недели, я еле ползала, прижатая к земле чудовищной гравитацией. А ко мне шел нескончаемый поток визитеров.
   В первый же день мама привезла дедушку с бабушкой. Они у меня совсем-совсем старенькие - бабушке Оле 82, а дедушке Сергею - 84. Но передвигались они шустрее, чем я сейчас. Над чем дедушка не преминул пошутить.
   Потом ко мне приезжала Наташа с мужем Славиком. Затем, еще раз, но с нашими одноклассниками. Я жутко стеснялась своего отнюдь не бравого вида, и даже немного обиделась на подругу - могла бы и попозже ребят и девчат привести, когда я поправлюсь.
   А еще у меня в гостях побывал мой чудеснейший учитель Андрей Игоревич. Тоже дважды. Сначала сам, а потом привез с собой ребят из физического кружка. Мы очень мило побеседовали на открытой веранде под теплым весенним солнышком. Повспоминали времена, когда я проводила, чуть ли не все свое свободное время в школьном научном кружке.
   Уезжая, Андрей Игоревич взял с меня клятвенное обещание, что я, когда смогу нормально передвигаться, приду в гимназию, пообщаться с его учениками.
   - А то смотри, вот уйду я в следующем году на пенсию, к кому ты будешь в школу забегать?
   - А вы уйдете? - с интересом спросила я.
   - Только, если выгонят! - отозвался мой Учитель.
   В школу я действительно пошла. Такую волну всеобщего обожания и преклонения выдержать было нелегко!
   А еще я зашла в додзё.
   И повадилась туда ездить, чуть ли не каждый день.
   Мой лечащий врач сначала воспринял это в штыки и даже напросился поехать вместе со мной. Но к концу легонькой тренировки, которую устроил мне мой старый наставник, переменил свое мнение.
   - Пожалуй, это будет неплохим подспорьем в реабилитации. Только без фанатизма, Анастасия Сергеевна! А то знаю я вас! И вы, Борис Александрович, заботьтесь о моей пациентке. В ваших руках будущее отечественной космонавтики!
   Мы дружно рассмеялись.
   И приступила я к тренировкам. Сначала бамбуковый меч казался мне, чуть ли не отлитым из золота, но постепенно я привыкла. Конечно, даже к выписке из санатория я и близко не приблизилась к своей прежней форме, но для себя решила, что найду в Москве секцию кэндо, и, пока меня не возьмут в оборот подготовки к следующей экспедиции, буду исправно туда ходить.
   Если возьмут в оборот.
   А нет, так продолжу заниматься любимым видом спорта до глубокой старости!
  
  
   То ли благодаря усилиям врачей-рекреаторов, то ли из-за махания мечом, но в Москву я вернулась уже почти восстановившейся. Но все равно меня на работе принялись опекать. Особенно Роман Переверзнев. Я удивилась, что этот красивый, умный и весьма перспективный мужчина до сих пор не женился. Все-таки тридцать семь лет, пора бы и семьей обзавестись.
   И сегодня, когда он подвозил меня в очередной раз до дома, я набралась наглости и прямо его об этом спросила.
   - Видишь ли, Настя, - серьезно ответил он, - я так до сих пор и не встретил ни одной женщины, которая хоть как-то могла бы соперничать с тобой.
   - Да ну тебя, - неожиданно сильно смутилась я. Даже покраснела.
   - Я не шучу, и не пытаюсь сделать тебе комплимент. Это действительно так.
   У меня внезапно началась паника:
   "Мамочки! Что же мне делать? Надо ведь как-то на это ответить! А я совсем к этому не готова! Надо разобраться в себе сначала! Но, что же мне сказать?"
   Спас меня телефонный звонок.
   Я вынула из сумочки цилиндрик коммуникатора, привычно, с проворотом, надавила на торец. Выскользнул тоненький пластиковый лист экранчика. А на нем лицо Игоря. Капитан заговорил быстро, не скрывая рвущихся эмоций:
   - Настя! Комиссия огласила решение!
   - Да?! - у меня замерло сердце и перехватило дыхание.
   - Все претензии к нам сняли! Действия во время катастрофы, и то, как мы вели себя на обратной дороге, признали правильными и даже похвалили за сплоченность экипажа.
   - Уф, - сердце зашлось быстрым ритмом.
   - Но нас выводят из марсианской программы.
   - Что?! А как же?.. - я недоуменно уставилась на широкую улыбку Игоря.
   - Анастасия Сергеевна Белякова, - подпустив в голос официальные нотки, провозгласил мой командир. - Вас, меня и Хану Хаякаву переводят в группу по изучению астероидов! Мы зачислены в состав экспедиции к Лютеции, которая стартует весной 2039 года!
   - Ох! - только и смогла выдавить я, но нашла силы спросить: - А Киран?
   - Увы, - с легкой грустью ответил Игорь. - Его сманили к себе "лунники". Дали должность руководителя международного кибернетического отдела. Будет наш гениальный программист создавать целую семью искинов для российских, индийских и японских лунных станций.
   - Надо его поздравить! Хотя, и жалко до ужаса, что с нами не полетит! А еще кого в экипаж назначили?
   - Еще решают, но наша тройка летит наверняка. Думаю, с тобой скоро свяжутся. Наверное, к зиме начнем плотные тренировки. Так что не затягивай с кандидатской, потом не до того будет! Ладно, пока, мне еще по делам бежать!
   - Пока!
   Я вжала кнопку отбоя, и экранчик втянулся в цилиндр. Посмотрела на Романа. Он застыл, слушая наш разговор. На его лице какая-то непонятная смесь чувств. Но сейчас мне не до того!
   Я всхлипнула и уткнулась в плечо мужчины. Напряжение, которое не отпускало меня вот уже полгода, внезапно исчезло, и слезы полились ручьем.
   Мягкая рука принялась тихонько гладить меня по голове, успокаивая. Почему-то от этого стало так уютно.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Кривонос, "Чуть ближе к богу "(Научная фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) А.Эванс "Дочь моего врага"(Любовное фэнтези) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) М.Лунёва "(не) детские сказки: Невеста черного Медведя"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"