Ерёмин Олег Вячеславович: другие произведения.

Глава 11. Подо льдом

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:


Глава 11. Подо льдом.

  

24.01.2046.

Спутник Юпитера Европа.

  
  
   Настя, Игорь и Хана внимательно следили за мониторами. У каждого были свои. Игорь вглядывался в цифирь и графики работы оборудования и реакторов. Того, что стоял в четырехстах метрах от них на поверхности, и того, что натужно работал на глубине в семь километров.
   Хана наблюдала за трудягой "Кротом".
   А Насте досталось присматривать за системами жизнеобеспечения "Пули" и, самое приятное - поглядывать на обзорный экран, который показывал широкое ледяное поле в обрамлении сверкающих полупрозрачных краев кратера и стоящие на этом поле энергетическо-связевой модуль, ползающий в отдалении "Грызун" и их корабль - конус на тоненьких ножках. На нем трое космонавтов прилетели на Европу почти месяц назад.
   Настя прекрасно помнила, как это было.
  
  
   В скафандры они залезли прямо в "коконе" "Королева". Да, от этого в небольшой цилиндрической капсуле стало жутко тесно. Приходилось быть очень осторожными, чтобы не своротить ненароком приборы.
   - Пора! - голос у Игоря напряженный.
   - Ну, ни пуха! - пожелал со вздохом Денис. На голове у него до сих пор была легкая повязка, скрывающая наложенные Катей швы, а нога в лубке.
   - К черту! - хором ответили космонавты, уже по рации, изнутри загерметизированных шлемов.
   Катя открыла им люк и перекрестила удаляющиеся белые горбатые спины.
   Игорь, Хана и Настя пролетели напоследок через весь корабль от "кокона" до шлюзового отсека и вплыли в посадочный модуль.
   Тут же, пока Игорь задраивал люк, Хана угнездилась в ложементе пилота и принялась за предвзлетные операции.
   И, как только автоматика сообщила готовность, отстыковала кораблик и направила его к распростершемуся под ними белесому, изрезанному темной сетью трещин, шару спутника Юпитера.
   Направила - громко сказано. На самом деле Мисалова-Хаякава просто запустила систему автоматической посадки. Но, если вы думаете, что после этого японская космолетчица улеглась поудобнее и задремала, вы неправы. До последней секунды, до мягкого, но сильного посадочного толчка она была в напряжении, готовая в любой момент перехватить управление и посадить корабль вручную. Не пришлось.
   Корабль расплавил и частично испарил под собой лед и опустил тонкие телескопические опоры в образовавшееся озерко, которое почти сразу же замерзло, намертво впаяв в себя корабельные "ноги". Потом, когда они будут покидать Европу, придется отстрелить опоры.
   - Выходим, - скомандовал Игорь, вглядывавшийся в показания датчиков температуры льда под кораблем.
   И они, неуклюже переваливаясь в непривычной "лунной" гравитации, двинулись к раскрытому внутреннему люку шлюза.
   Да, пока они летели, воздух внутри кораблика был откачан и приевропивались они уже в вакууме. Опасно, зато экономия почти получаса времени. Сейчас это было жизненно необходимо.
   Космонавты по очереди спустились по лесенке и ступили на лед. Шипы на ботинках клацнули по поверхности, прочно вцепились в нее, не позволяя скользить. Выбравшись из выпаренной посадочными двигателями ямы, космонавты гуськом направились к базе.
   Передвигать свои трехсоткилограммовые тушки при гравитации в одну седьмую Земной было очень непросто. Пока летели с Земли, космонавты тщательно тренировались в этом на беговой дорожке, но все равно здесь в натуре было очень нелегко. Триста килограмм массы никуда не денутся. Да, вес меньше, чем голышом на Земле, но инерция чудовищная. На самом деле все эти высокие прыжки на Луне и Лютеции только со стороны кажутся легкими. Когда отталкиваешься и приземляешься нагрузка на ноги очень большая, и спасает лишь то, что она мягче, растянута по времени. Вот и сейчас приходилось наклоняться вперед и с силой отталкиваться ступнями, чтобы набрать скорость. Причем, с наклоном и ускорением нельзя переборщить, а то упадешь.
   Трое космонавтов шли как будто водолазы под водой. Слишком медленно. Полкилометра, которые отделяли корабль от входа в туннель, они преодолели за целых пятнадцать минут.
   Толстый слой противорадиационной защиты снижал дозу облучения в пару раз, но особо рьяные электроны все-таки прорывались и пронзали тела, нанося им микроскопические, но крайне неприятные повреждения.
   Думать об этом не хотелось и Хана, машинально переставляя ноги, оглядывалась по сторонам.
   Базу земляне устроили внутри кратера. Когда-то метеорит пробил ледяную кору и ухнул в глубины океана, расплавив и утянув с собой основательный шмат ледяной оболочки. От этого она здесь стала такой тонюсенькой - всего семь километров. В пробитую дыру хлынула вода и замерзла высокой башней в центре обширного цирка. А ограниченное им пространство залило ровным слоем быстро замерзшей жидкости. Так что получился гигантский каток в два километра диаметром. Вот невдалеке от его края и опустилась полгода назад автоматическая станция "Корихимэ". Совместное творение японских и российских космических концернов состояло из нескольких модулей. Небольшая автоматическая станция с мегаваттным реактором и антеннами связи осталась на поверхности. "Крот" - цилиндр с в три раза более мощной ядерной установкой - сейчас проплавлял себе дорогу в ледяной толще. И "Пуля" - похожая на тупоносую пистолетную пулю четырехметрового диаметра и десятиметровой длины база. Она, точно так же, как "Крот" проплавила себе норку во льдах, но не вертикально вниз, а под углом в пятнадцать градусов.
   К этой самой норке и спешили космонавты.
   Вот и спуск. С обеих сторон от полого уходящей в лед дыры - высоченные наледи. Сюда выбрасывалась растопленная вода.
   Космонавты вошли в рукотворную пещеру. Гладкие полупрозрачные своды в потеках, и ребристый пол. Это чтобы они не поскользнулись.
   "А жаль! - подумала Хана. - Вот сели бы на ж...пку и скатились как на санках. А потом ка-ак вляпались бы в базу! Сколько там было бы? Где-то километров двадцать в час? Немного, но приятно".
   С глубиной становилось темнее. Включили фонарики на шлемах и все вокруг засверкало сказочными драгоценностями.
   А вот и корма "Пули", и люк шлюза в ней.
   - Настя, заходи первой, - скомандовал командир.
   - Принято, - согласилась та. И забралась внутрь.
   А Хана с Игорем остались стоять у порога. Было немного не по себе, хотя, Хана и понимала, что теперь бояться нечего. Десятиметровая толща льда над головой уменьшала до нуля бушующий над поверхностью радиационный шторм. Правда, сам лед излучал вторичную радиацию, но гораздо меньшую. Здесь они в безопасности.
   Но, все равно.
   Настин голос послышался лишь через долгие пятнадцать минут.
   - Хана, твоя очередь.
   - Иду!
   И японская космолетчица забралась в шлюзовой отсек. Справа у стены стоял пустой скафандр Насти. Хана пристроилась рядышком, прислонилась спиной к стене. Тихо клацнули захваты, и ее скорлупка прочно прицепилась к стыковочному узлу. Хана подождала, пока шлюз не наполнится воздухом и, после негромкого мелодичного сигнала, раскрыла скафандр.
   Передняя его часть распахнулась и щуплая японка, выпростав руки-ноги из рукавов и штанин, выбралась на свободу. Вошла в просторное помещение, забитое приборами и оборудованием. Их новый дом, в котором предстояло прожить почти полгода.
  
  
   Это было месяц назад. С тех пор они обжились, привыкли к "лунной" гравитации. Отпраздновали Новый год и День рождения Ханы. И очень много работали. Настя легко замещала Катю на должности бортинженера, с трудом, но справлялась с функциями если не врача, то фельдшера. Игорь с реакторами вообще был на ты. Но вот планетолога со специализацией на гляциологии они еле-еле заменяли втроем. Постоянно переправляли на "Королев" информацию, по несколько раз в день консультировались с Денисом и выслушивали его указания.
   А сегодня, в особый день, Денис Колесников поддерживал прямую связь. "Королев" сейчас кружил над Ганимедом, почти на другой стороне Юпитера и сигнал шел с задержкой в минуту.
   - Ну как там, Хана? - с нетерпением выспрашивал планетолог.
   - Скоро! - не скрывая раздражения отвечала японка.
   И, правда, скоро. Эхолокатор показывает последние метры. Считаные минуты, и закупоренный в цилиндр реактор проплавит лед. Под "Кротом" раскроется океан.
   Резкий писк зуммера.
   "Преграда отсутствует!", "Аварийная остановка", "Фиксаторы выпущены".
   Кусок льда отломился, и "Крот" повис над стокилометровой пропастью подледного океана. В стенки скважины ушли металлические стержни, крепко удерживая многотонную махину от падения в пучину.
   - Уф! - громко произнесла японка и продолжила: - Денис мы прорвались! Запускаю анализаторы.
   Теперь их ждала долгая и интересная работа: отбор проб, просвечивание и прослушивание акустическим радаром. А завтра "Крот" выпустит маленького робота-батискафчика, который начнет путешествие по окрестным водам. Спустя месяц "Крот", заправившись образцами и пробами, отправится в обратную дорогу, проплавляя себе путь к поверхности, подтягиваясь по стенкам тоннеля, откачивая вниз растопленную воду, которая вновь замерзнет, закупоривая проход.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"