Еремина Дарья Викторовна: другие произведения.

Дочь Императора. Том 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Минуло двадцать лет, как мир покинула совершенная раса ланитов. Их детей, рожденных от людей, преследуют и истребляют. И хотя за плечами каждого полукровки столетия жизни, опыт и сплоченность изгоев, они вынуждены лишь защищаться. Так велит их кровь, их воспитание, их мудрость. Так жили ланиты. Таков был их закон, тысячелетия назад принятый на руинах старого мира. Дайан суждено разделить судьбу с воспитанником императора - полукровкой, рожденным после исхода ланитов: "невоспитанным и беспринципным юношей, не гнушающимся ничем для воплощения своих нередко грязных прихотей - маленьким чудовищем Императора". Будучи втянутой в хитроумную игру запертого на окраине цивилизации мальчишки девушка оказывается в центре конфликта людей и полукровок. На пепелище войны, теряя близких и родных, любя и ненавидя, Дайан раз за разом отстаивает свою правду и свое счастье. Но в главном сражении за право на будущее противником героини становится сам император Объединенных земель, репутации и власти которого угрожают ее простые человеческие ценности.

  1.
  Нам оставалось лететь еще около часа, а в окне уже был виден край. Я знала, что Воронка огромна, но увидеть ее размеры воочию стало потрясением. В животе ворочалось волнение при виде бесконечной полосы, за которой - пустота. Вдали же она сгущалась в клубящийся сиренево-серый туман.
  За неполные восемнадцать лет Воронка поглотила двадцать семь городов и немыслимое количество деревушек. Заняв одну восьмую часть суши, она вышла за пределы Северных земель на юге и востоке континента. По сути, Северные земли перестали существовать, а живший на этой территории народ сместился еще дальше на северо-запад, оставшись целостным и неделимым.
  Это то, что рассказывали в Школе магии при резиденции гильдии в Турхеме. Маловато для исторического аспекта подобного масштаба. Не удивительно, что администрация гильдии решила выделить человека для сбора исторически важной информации на предмет Воронки, 'Ухода ланитов' и Императора. Декан назначил на это задание меня и добавил, зевая, что темы неразрывно связаны. В тот момент я подумала, что старик сошел с ума. Поручать это задание вчерашней школьнице было не очень разумно. К тому же, я не особо люблю историю, предпочитая теоретическую и практическую магию всем остальным дисциплинам. Декан мог бы осчастливить этим заданием прилежную отличницу или честолюбивого авантюриста, но не меня. И все же, несмотря на неудачный выбор исполнителя, я была обязана мудрому старику и собиралась выполнить задание максимально качественно. И не потому что это могло повлиять на мое дальнейшее распределение. Просто любила и уважала декана, пять лет учебы терпевшего мою безалаберность.
  Первым пунктом назначения я выбрала Воронку. Нужно хотя бы посмотреть на нее. Осознать как факт. Пройтись по оставшейся нетронутой последней экспедиции на краю.
  Об описании уничтоженных городов я еще не думала. Возможно, для этого понадобится отправиться дальше на север - к странной и непредсказуемой народности, жившей на той территории.
  Где добывать сведения об 'Уходе ланитов' я не представляла. Но раз декан сказал, что это связано с Императором, то вторым пунктом назначения станет его дворец. И от этой мысли бросало в дрожь. Я была там один раз на обзорной экскурсии от Школы, мы занимались распознаванием магии. Императора в тот день не было. Мы гуляли по огромным залам и коридорам, прощупывая каждую магическую безделицу. Помню как нас потрясли сверкающие летуны под потолком главного зала. В них переплетено столько магических программ, что мы задыхались от восторга. Личную же встречу с Императором я представить себе не могла. Найдет ли он время для меня? Каким человеком окажется? Захочет ли говорить о прошлом, сделавшим его Императором? А главное, будет ли честен? Говорили, что он, мягко говоря, немногословен.
  Присев за бюро с намерением записать впечатления от проделанного пути и открывшегося вида, я почувствовала легкую тряску. Стараясь не обращать внимания, исписала страницу. Тряска усилилась. Я подошла к окну: солнышко, легкие воздушные облака, деревенька недалеко впереди...
  - Что происходит?
  Выйдя из комнаты, я задала вопрос таким же удивленным пассажирам. Они пожимали плечами. Через минуту к нам спустился капитан.
  - Воздух просит нас приземлиться, - проговорил он, посмеиваясь в пышные серые усы.
  - Что значит 'воздух просит'? - не понял кто-то возмущенно. В маленькой зале поднимался гул.
  - Это значит, что мы уже двадцать минут не двигаемся с места. Плотность воздуха не позволяет лететь дальше. Если не приземлимся (о чем я уже отдал приказ) - можем упасть.
  - Что это значит?
  - Почему?
  - Где вы нас выбросите?
  - Кто за это ответит?
  Я вернулась в каюту, чтобы собрать вещи. Сквозь приоткрытую дверь слышались недовольные реплики пассажиров. К своей чести, не реагируя на их возмущение, капитан предположил своим гулким голосом:
  - Возможно, какая-то важная персона хочет избежать наплыва туристов. А потому маги тормозят все воздушные суда, подходящие к Воронке.
  Предположив это, он ушел. А я усмехнулась: всегда со мной так...
  Кто угодно мог устроить пикник у Воронки: это было модным последние годы. Что удивительного в том, что этот кто-то был способен обеспечить себе уединение? Даже на короткий срок, пока мы не дойдем туда пешком. К тому времени, как я доберусь до старой экспедиции, все 'важные персоны' уже умотают в свои важные особняки, резиденции, замки.
  Мы приземлились на краю поселка, что был виден сверху. Выходя на башню, я поинтересовалась у парня в форме команды дирижабля:
  - Сколько пешком до Воронки?
  - Полтора-два часа, - улыбнулся он широко и белозубо.
  На оживившейся улочке голосили торговцы. Всевозможные сувениры повторяли друг друга через лавку. Я безразлично пробегалась глазами по рядам. Взгляд сам отмечал интересные глобусы, иллюзии, украшения... Похоже, мы явно не первые, кого высадили в этой деревеньке. Возможно, местные даже доплачивали за эти 'случайные' торможения.
  Улочку с обеих сторон замыкали башни: с одной стороны башня дирижаблей, с другой - летунов. Я прибавила шагу. Вряд ли здесь будет много птиц, а идея завершить прерванный путь на летуне далеко не гениальна.
  Вприпрыжку поднявшись по ступенькам, я наткнулась на ухмыляющееся бородатое лицо. Удивленно вскинула брови. Служащий башни ответил кивком в сторону Воронки. Повернувшись к ней, я захохотала. Три летуна, как и дирижабль, хлопали крыльями на месте, пытаясь продвинуться хоть на метр.
  Что ж... не так уж и плохо прогуляться пару часов по прекрасной солнечной погоде. Надеюсь, у Воронки найдется место для ночлега.
  Спустя час, когда впереди начала сгущаться сиренево-серая дымка, сердце застучало быстрее. Прибавив шагу, я пыталась отыскать в кармане флягу с водой. Начинало неприятно припекать.
  Еще через час стало ясно, что прогулка подходит к концу. Дорожка вильнула из перелеска и слева выглянула старая экспедиция. Не узнать ее было сложно: большой белый навес и десятки небольших палаток вокруг - так перемещались псионики и маги, работавшие у Воронки на протяжении восемнадцати лет. Неужели они были так близко к краю? Как не боялись?
  Солнце палило нещадно, перевалило за полдень. Скинув сандалии и куртку, я рассовала все по карманам. Захлебываясь от восторга, я приближалась к невиданному чуду и беде - Воронке. Внутренности сжимались от страха: она казалась живой. Мерещилось, что вот-вот, и она снова расширится и проглотит меня в свое голодное чрево. И давя в себе первобытный ужас, я осторожно подошла к краю. Большего страха и благоговения я не ощущала ни разу в жизни. Она гипнотизировала своей широтой и бездонностью, мощью и таинственностью.
  Присев на колени, чтобы случайно не свалиться, я соткала шар белого огня и запустила вниз. Долго и жалобно мигая, он постепенно исчез в дали. Невообразимо глубоко! Осмотревшись вокруг, я поежилась от внезапного озноба. Это она, Воронка, леденила кровь.
  В сотне метров слева, у самого края сидел какой-то человек. Уткнув подбородок в коленку, он пропускал сквозь пальцы выжженную солнцем землю. Мужчина выглядел таким одиноким и печальным, будто на свете не существовало ничего кроме бездонной дыры перед ним. Я поднялась.
  Возможно, он потерял кого-то в Воронке много лет назад? Осторожно, будто передо мной сидел пугливый зверек, я пошла к мужчине. Если он часто бывает здесь, то может знать, где останавливаются на ночлег туристы вроде меня? Не дойдя трех метров, я замерла в нерешительности.
  Незнакомец был огромен. Я не видела раньше таких больших мужиков. Он сидел, босой и подавленный и казалось, что сама Воронка тоскует с ним вместе. Стало неудобно мешать его уединению. Я решила уйти обратно, но мужчина обернулся.
  Его глаза, в первое мгновение показавшиеся сиренево-серыми, как клубящийся впереди туман, ожили. Губы тронула улыбка, и он легонько кивнул, приглашая присоединиться. Нерешительно я присела рядом. Взгляд то и дело возвращался к незнакомцу. Худое вытянутое лицо, будто изъеденное всеми печалями Земли. Длинные волосы, спускающиеся змеями по широченной спине. Может, он один из оставшихся ланитов? Ведь остались у нас полукровки, которым не было места в новом мире? Хоть я и не видела ни одно, он мог им оказаться!?
  Бодро вздохнув, будто сказав этим вздохом: 'что ж, пора и за дела браться', мужчина решительно поднялся. Я открыла рот, глядя на него снизу вверх, словно на гору. Он улыбнулся мне напоследок и, не проронив ни слова, направился к экспедиции. В общем-то, мне тоже больше нечего было делать здесь. Поднявшись, я пошла за ним.
  Я следила, как идущий впереди меня мужчина обнял стоящего у крайней палатки экспедиции старика и пошел дальше. Проводив мужчину взглядом, старик обернулся ко мне и широко улыбнулся.
  - Ты получила то, зачем приехала к Воронке? - спросил дружелюбно.
  - Наверно...
  - Но ты, ведь, запустила обе сандалии в Воронку, чтобы проверить ее глубину?
  Опустив взгляд на голые ноги, я засмеялась.
  - Он тоже босой, - кивнула я на исчезнувшего под центральным навесом мужчину.
  - Он всегда босой, - старик взял меня под руку и направился по краю экспедиции. - Так что же привело тебя сюда, милое дитя?
  - Задание декана собрать информацию для лекций по истории.
  - О Воронке?
  - О Воронке, 'Уходе ланитов' и Императоре в этой связи.
  - Как много всего... И ты решила начать с Воронки? А на север собиралась?
  - Собиралась, - кивнула я, хотя перспектива эта меня совсем не радовала.
  - О, я забыл представиться! - остановился он резко. - Александр!
  - Дайан.
  - Очень приятно! Ты уже обедала? Мы как раз собирались перекусить. Ты окажешь услугу, разбавив своим обществом нашу скромную компанию!
  - Охотно. Я сегодня так ничего и не ела. Дирижабль скинул нас в двух часах хода от Воронки. Кто-то остановил все воздушные суда. Вы давно здесь? Не видели, кто сотворил это с воздухом?
  - Нет, - мотнул старик головой, - не видал таких наглецов поблизости...
  - Саша! - послышалось сзади, и мы обернулись. - Ну, куда ты ушел?! Пошли обедать!
  У границы экспедиции, обозначенной крайней палаткой, стоял невысокий лысоватый человек.
  - Саша - это ты? - спросила я нового знакомого. Он легонько кивнул, развернулся и повел меня обратно.
  - А куда будешь держать путь после севера?
  - К Императору...
  Тон, выдавший мой страх и замешательство, заставил его рассмеяться.
  - Да, ужасная перспектива.
  - Я не представляю себе как... - я не смогла закончить фразу. Я вообще не представляла себе ничего, что могло быть связано с Императором Объединенных земель.
  - Ну, не бойся заранее. Возможно, на деле задача окажется намного проще. Император, ведь, тоже человек. А школьникам нужна история. Он поймет и поможет.
  - Ты думаешь? - я с надеждой заглянула в его светлые глаза. - Хорошо бы. А как подойти к 'Уходу ланитов' я вообще не представляю. Где искать, с кем общаться, что читать? Они просто ушли!
  - Пожалуй, я знаю, кто сможет тебе описать максимально полную картину произошедшего.
  Я замерла на месте.
  - Правда? Кто же?
  - Кларисс. Супруга Ранцесса - последнего Императора-ланита, который и увел свой народ из нашего мира.
  - Как же я ее найду? Да и станет ли она со мной общаться?
  - Кларисс? Да что ты, она моя старая подруга. Конечно, она та еще вредина, но мы ее уговорим.
  Александр улыбнулся, и я засмеялась. Тот еще собеседник... Но, неужели правда? Неужели он способен помочь мне?
  - Когда вернешься с севера, загляни в Зальцестер. Можешь подождать меня в резиденции Гильдии видящих. Или же заходи в гости. Мы с супругой живем на южной окраине в маленьком особнячке прямо по дороге к резиденции Гильдии псиоников. Если заблудишься, спроси дорогу к Александру. Тебе любая кошка покажет дорогу.
  - Кошка? - я улыбнулась еще шире: необыкновенное знакомство, - а тот мужчина...
  - Это мой сын.
  - Он потерял кого-то в Воронке?
  - Спроси сама, если хочешь, девочка, - предложил тихо, пропуская меня вперед под большой навес.
  Здесь был накрыт край длинного стола. Во главе уже сидел мой незнакомец, справа от него - кричавший к обеду человек.
  - Это Дайан. Она милостиво согласилась составить нам компанию за обедом, - представил меня Александр, усаживая за стол. - Это Андрес - мой сын, а это Эзнер - мой старинный друг. Они молчуны оба, не обращай внимания.
  Надо же, его сына зовут так же как Императора. Хотя, в последнее время это имя стало довольно распространенным, в отличие от имени его отца. Да, и раньше было не редким.
  Принявшись за нехитрую походную еду из печеных овощей, мяса и хлеба, я с нарастающим смущением замечала, что взгляд постоянно возвращается к Андресу. Он не был красив, но взгляд притягивали его значительная фигура, жесткое и задумчивое лицо, внимательный насмешливый взгляд. Он сам по себе притягивал спокойствием, основательностью и силой, которая угадывалась в каждом движении.
  Обращая на меня внимание, Андрес легко улыбался и молчал. Даже если он чувствовал, что нравится мне, это вряд ли льстило ему или как-то волновало.
  - Дайан здесь по заданию Гильдии магов. Они собирают материалы для лекций по истории. Ей поручено собрать информацию о Воронке, 'Уходе ланитов' и Императоре... в этой связи. Я правильно изложил? - обернулся ко мне Александр.
  Смущенно улыбнувшись, я кивнула. Саша определенно заметил мой интерес.
  - Какой-то мерзавец в угоду своему одиночеству прервал ее полет к Воронке и девушка два часа шла к нам пешком, - продолжал Саша. - Судя по всему, больше никто из пассажиров не решился на это, - его взгляд о чем-то спрашивал сына, но Андрес молчал. - Как думаете, получится ли у нее выудить хоть капельку полезной информации из Императора?
   Андрес широко улыбнулся, пожав плечами.
  - А из Кларисс?
  На это Эзнер отреагировал каким-то еле уловимым движением. На его лице вообще были неуместны какие-либо эмоции. Но мне показалось, что Эзнер тоже улыбнулся и пожал плечами. Сложно описать. Это ощущалось, как если бы этот странный человек с моргающими обоими веками глазами был псиоником. Более необычной компании я в жизни не встречала.
  Саша что-то еще спрашивал, рассказывал о напряженной работе псиоников и магов во время жизни Воронки. Мы смеялись, Эзнер добавлял какие-то факты. Эти двое необыкновенно дополняли друг друга. И, лишь, когда они пошли к сохранившемуся со старых времен порталу, я обнаружила удивительный факт. Я не помнила голос Андреса, хотя была уверена, что он принимал полноценное участие в беседе. Пытаясь вспомнить, что и когда он сказал, я находила в памяти лишь его смех.
  На ночь я устроилась в одной из палаток. Дирижабль, наконец, добрался до экспедиции. Люди гуляли по краю воронки. Некоторые устраивали пикнички. Когда стемнело, под большим навесом собрались все прибывшие к Воронке. Мы сидели за тем же длинным столом, за которым я обедала днем. В кругу делящихся впечатлениями людей установилась теплая и живая атмосфера. Хотя, возможно, это тепло осталось еще от встречи с Андресом, его отцом и Эзнером.
  На следующее утро прибыл новый дирижабль с туристами. Кто-то из прибывших вчера решил остаться еще на день. Я же пошла к капитану узнать о способе побыстрее и подешевле добраться до севера.
  - Ууу, милочка. Самое дешевое - это дирижабль, конечно. На север пойдет через неделю. Остановится здесь обязательно. Тебе куда на севере попасть нужно?
  - Не знаю, - растерялась я, соображая, что север - это не просто деревенька с одной улицей. - Мне бы разузнать у переселенцев о временах действия Воронки. Возможно, порыться в их архивах.
  Реакция капитана меня откровенно смутила. Пару раз крякнув, мужик захохотал.
  - Архивы? У северян? - смеялся он, не унимаясь. - Ой, уморила! А расспрашивать их я бы тебе не советовал. Не поймут. Я бы посмотрел в гильдейских библиотеках на твоем месте. У рейнджеров, внешней политики или, что вероятнее всего принесет успех - у историков.
  Я кивнула. Вот о чем говорили в Школе, упрекая меня в неумении думать системно. Сама бы ни за что не додумалась. И так удачно отпадает необходимость лететь на север!
  - Подождете меня? Мне буквально несколько минут забрать вещи из палатки!
  - Беги, милочка, - хмыкнул капитан, шевельнув бровями.
  Сбегав в палатку за вещами, через несколько минут я уже платила за проезд до Зальцестера. Ведь, именно там жил Александр. Тем более, что я ни разу не была в столице, и нужно было посетить центральный городской портал.
  
  2.
  - О, чуть не забыла! У вас же праздник завтра! - вспомнила мама за ужином и вскочила из-за стола. Притронувшись к кристаллу на иллюзоре, что-то выбрала.
  - Двадцать третьего июля состоится празднование Дня магии. Приглашены все маги с пятой ступени. Празднование будет проходить в Большом зале Императорского дворца, - проговорила чересчур милая головка Анри, помощницы Ксю Киз - управляющей резиденцией в Турхеме.
  Подняв к маме взгляд, я улыбнулась:
  - Спасибо, что вспомнила не послезавтра.
  - Я не думала, что ты успеешь вернуться. Совсем выпало из головы. Повеселись там за меня, милая!
  - Мам, в архив какой Гильдии лучше наведаться за данными по Воронке, переселенцах, 'Уходе ланитов' и Императоре?
  - Императоре? - мама разлила чай и села напротив. - Ты не говорила, что о нем тоже нужно будет что-то собирать.
  - Говорила, но ты болтала с тетей и все пропустила мимо ушей.
  - Ведь... Он тоже маг. Потому празднование и бывает во дворце... - размышляла она вслух и я вскинула брови. - Не думала об этом, пока ты училась.
  - Мам? Как думаешь, если я поспрашиваю его о времени 'Ухода ланитов' на празднике? А заодно и о том, как он связан с этим.
  - Не стоит, Дайан. Лучше попроси о встрече в более спокойное время.
  - А если он откажет?
  - Не думай об этом. Никогда не думай об отказе. Как я тебя учила?
  - Надейся на лучшее, будь готова к худшему, - промямлила я. - Так, куда податься?
  - К историкам, конечно. Они весь мусор собирают. Копаться придется дольше, но и отроешь больше.
  - Как это все скучно! Почему один человек не может сесть и все рассказать. Есть же люди, знающие произошедшее тогда от и до? - я отодвинула тарелку.
  Мама немного помолчала.
  - Император, например. Его родители... - проговорила она задумчиво.
  - Мам, когда ушли ланиты, ему было семнадцать, если я правильно помню, - напомнила я.
  - А в девятнадцать он стал Императором Объединенных земель, - парировала мама.
  Я потупила взгляд. Точно. Как же я это забыла...
  - И поверь своей матери, он принимал непосредственное участие в происходивших тогда событиях.
  - Может, ты мне все и расскажешь?
  Мама засмеялась.
  - Дайан, всем птенцам приходится выбираться из скорлупы, - проговорила она слишком заботливо. - Тебе уже двадцать. Оставь свои опасения и просто иди вперед.
  - У него, наверняка, не найдется для меня ни минуты!
  - А ты попробуй. Как Воронка?
  - Потрясающе... - проговорила я, поднимаясь.
  Поблагодарив маму за ужин, я вышла из-за стола. Планы зайти завтра к Александру изменило неожиданное приглашение на официальное празднование Дня магии. Порывшись в гардеробе, я не нашла повода не навестить лучшую подругу: мне нечего было надеть на праздник.
  Дом Мии в нескольких минутах ходьбы, на соседней улице. Еще на подходе я услышала ее голос:
  - Убирайся прочь! И не возвращайся!
  Хлопнув дверью, из дома выскочил ее парень - Маранс. Вдогонку ему, разбив окно и просвистев у моего уха, пронеслось что-то твердое. Подпрыгнув от испуга, я крикнула в разбитое окно:
  - Эту вазу я подарила тебе на прошлый День рожденья!
  - Ой, Дайан, давай без истерик! - ответила подруга, зашторивая окно.
  - Кто бы говорил... - подняв вазу, выжившую после акта вандализма, я вошла в дом. Мия не отходила от окна, по полу были рассыпаны яблоки. - Не буду спрашивать: 'что на этот раз?'
  Поставив вазу на тумбу, я принялась собирать яблоки.
  - Могла бы и спросить...
  - Завтра День магии, - начала я, игнорируя ее желание поделиться.
  - Поздравляю.
  - Я приглашена на празднование, - я сделала паузу, надеясь, что Мия увидит остальное сама. Но подруга в отместку мне молчала. - Во дворец императора.
  Через минуту молчания и игры в гляделки я сдалась. Сложив яблоки обратно в вазу, поинтересовалась:
  - Ну ладно, что у вас приключилось на этот раз?
  - Маранс считает, что он не пара мне. Я специалист, а он... просто строитель.
  - И ты пыталась переубедить его, выгнав? Как это было... - я посмотрела на потолок. - Убирайся прочь! И не возвращайся! И моя ваза в окно...
  Мия села на диван и опустила взгляд.
  - Возможно, он прав? Только не он тебе не пара, а ты ему?
  - Не хочу об этом больше говорить. Что у тебя там? Одеть, что ли, нечего?
  Я улыбнулась.
  - Ну, пойдем. Возможно, попытки сделать из тебя женщину еще не окончательно провалились.
  Мия повела меня в свою комнату. Она была чуть ниже, но ее гардероб отличался большим разнообразием, чем практически отсутствующий мой.
  
  Когда я набирала на центральном портале код Императорского дворца, сердце бешено колотилось. Впервые меня пригласили на празднование подобного масштаба. Раньше этот день мы отмечали с курсом. После дневной программы магических игр шли в какой-нибудь бар в Турхеме и сводили город с ума до утра. Я не водила близкой дружбы с магами старше меня. Спросить совета было не у кого.
  Выйдя из портала, я удивленно осмотрелась. В комнате переменились с ноги на ногу, заламывая руки, три мага. Одного я знала по своему курсу. И насколько я помнила, он был то ли восьмого, то ли девятого уровня. Догадавшись в чем дело, я скрыла улыбку. Императорский дворец не мог вместить всех. А потому отбор был логичным и простым - по ступеням. Но кто-то очень хотел побывать здесь, несмотря на недостаточный уровень. Этой троице можно было искренне посочувствовать.
  - Вы пропустите празднование в резиденции, если будете здесь переминаться и дальше, - предупредила я знакомого по курсу парня. Кинув на меня завистливый взгляд, он отвернулся.
  Шифр на двери был простым: поочередный набор преобразованных элементов стихийной магии. Странно: как же определяется уровень? Или он определяется позже, а шифр просто для разминки?
  В руках закрутилась ледяная сфера с яркими искрами внутри. Через мгновение она потекла, оплавляясь и сразу превращаясь в пар.
  - Не обожгись, Дайан, - послышалось сзади улыбчивое предостережение.
  - Декан! Добрый вечер!
  В следующее мгновение дверь раскрылась.
  - Ты позволишь?
  Я засмеялась, пропуская декана вперед. Трое магов сзади пытались привлечь внимание старика, но он вышел в широченный коридор. Ухватившись за мой локоть, декан направился к Большому залу.
  - Как определяется уровень? - спрашивала я по пути к Большому залу. Как здорово, что я не входила в зал одна. Как кстати появился декан. Хоть один знакомый человек!
  - Стихийные преобразования достигают необходимой для этого шифра скорости только начиная с пятого уровня, - декан обернулся ко мне. Будучи на голову ниже, он смотрел на меня снизу вверх. Наверное, он сообразил, что я не поняла. - С десятого по шестой уровень всегда будет не хватать какой-то секунды, чтобы не пораниться: порезаться, обжечься, заключить огонь в лед, испарить воду... Девять действий, чтобы провалиться.
  - Каждый год шифр новый? - спросила я, уловив задумку.
  - Да, - Декан остановился на пороге Большого зала. - Как твое задание?
  Я открыла рот, мгновенно забыв его вопрос. Как здесь все сверкало!
  Зал разительно отличался от того, что я наблюдала год назад со школьным курсом. Он сиял светом и роскошью. Махонькие белые столики окружали высокие кресла, обитые красным бархатом. По двум лестницам, будто струящаяся кровь, стелились кричащие великолепием ковры. Цвета рубина портьеры приоткрывали окна и двери на террасы. И во всем великолепии улыбок и нарядов зал наполняли маги. И ни одного, буквально ни одного знакомого лица!
  - Я никого здесь не знаю.... - прошептала я, чуть ли не плача от страха и восторга.
  - Дайан, ты месяц как окончила школу. Со временем познакомишься, - успокоил декан, подталкивая вперед. - Как я помню, на твоем курсе было три мага выше пятого уровня. Ты знаешь меня, и видела главу гильдии. Вот уже целых пять человек!
  Я рассмеялась, оборачиваясь к старику. Это, конечно, успокаивало: знать пять человек из тысячи, которая здесь разместится. И главе гильдии, конечно же, есть до меня дело...
  - Декан, если я навяжусь вам в качестве провожатой? - спросила я, краснея и бледнея. Так не хотелось отходить от старика, знавшего всех и всё здесь. От него веяло спокойствием и уверенностью, которой мне так не хватало.
  - Тебе не достаточно знать самой, ты хочешь показать всем кто любимица старого декана? - засмеялся он дружелюбно.
  - Любимица? - опешила я. Это шутка такая? Я же всегда была где-то сбоку - по серединке. Но уж никак не в первых рядах...
  - Лети, девочка, - сказал он, отпуская мою руку, и я вспомнила слова мамы о скорлупе и птенце. - Если будет особенно страшно, можешь угостить меня чашечкой чая. Но думаю, когда император покажет избранные страницы книги Кам Ин Зара, ты забудешь все свои опасения. Рядом с высшей магией возможна лишь уверенность и восторг, но не страхи.
  - Император? Он будет показывать страницы?
  - Да, это заключительная часть программы. Каждый год он показывает одну-две страницы. Ты, конечно, можешь посмотреть целиком все иллюзии, взяв кристалл в гильдейской библиотеке. Но это не так завораживающе, - старик улыбнулся. - Найди себе место поближе к помосту, будет интересно. Обещаю.
  И декан пошел в направлении помоста, чуть левее. Я же еще раз осмотрелась. Теперь не было сомнений в том, что я увижу Императора. И смогу подойти к нему после официальной программы магических игр. В животе заскребло волнение.
  Последовав совету декана, я направилась к помосту. Зал и на половину не был заполнен, но у помоста остались свободными лишь два столика. Ухватив по дороге бокал с красным вином, я присела за один из них.
  - Дайан...
  Это был один из моих сокурсников. Судя по его лицу, присутствие здесь давалось ему еще тяжелее. Покрывшись красными пятнами, он запнулся в приветствии. Я поняла, что все новички чувствую себя одинаково.
  - Садись, Маркус, - улыбнулась я как можно радушней. Парень, сменив цвет лица с белого на красный и обратно, сел.
  - Я слышал, тебе дали необыкновенно интересное задание... - туманно начал он. Я закусила губу, задумчиво глядя на бывшего сокурсника. Вот кто обожал историю. Вот кому было бы логичным доверить все эти исторические изыскания. Что же он должен был чувствовать по этому поводу?
  - Я не просила этого, Маркус. Ты знаешь, что я безразлична к любым дисциплинам, кроме непосредственно магии.
  - Знаю, - кивнул он, снова краснея. - Но это задание откроет для тебя многие двери. Взять хотя бы Императора, супругу Ранцесса - полукровку Кларисс, администрацию историков, возможно, глав гильдий...
  Взгляд Маркуса блуждал по столику между нами, по подлокотникам кресел, по людям за моей спиной. Он думал об этом! Он просчитывал к кому идти за сведениями, узнавал...
  - Потому декан и выбрал тебя...
  Вскинув взгляд, я почувствовала, как краска заливает лицо. Значит, шутка декана была не настолько уж шуткой. И надо было узнать об этом после окончания школы?! Всегда со мной так...
  - Дайан, Маркус, можно к вам?
  Я подняла голову. Над нами возвышался улыбающийся и румяный Петир. Вот кого невозможно смутить. Я улыбнулась, кивая в соседнее кресло. Петир всегда мне нравился. Но на что я - дылда белобрысая - могла рассчитывать? За ним всегда плетется вереница красавиц, ловящих каждое слово и взгляд. Я не умею так... и не хочу.
  - Как твое задание? - спросил он присев.
  - Не спрашивай, - отмахнулась я. - Я бы предпочла твое место.
  Сразу после окончания школы его направили в боевое направление Зальцестерской резиденции. Столица была очень хорошим местом для начала карьеры. Странно, почему столицей считается Зальцестер, если дворец Императора находится в Моренхеме? Никогда об этом не думала.
  - Маркус, а почему столицей является Зальцестер, а не Моренхем? - обернулась я к приятелю. По его лицу пробежала волна, и парень поднял странный взгляд.
  - Ты карту Объединенных земель когда последний раз видела?
  Я скривила гримасу. С картами у меня всегда было плохо...
  - Но, хотя бы карту Зальцестера и пригорода? - Маркус нервно повысил голос.
  - Я в Зальцестере была один раз, пару дней назад, когда возвращалась от Воронки, - проговорила я быстро.
  Маркус побледнел.
  - Моренхем - это поселок в пригороде Зальцестера. Если пойти от Северных ворот аккурат на север, - Маркус поднял палец вверх. Наверное, он показывал мне, где север, - то через два часа ты дойдешь до Моренхема.
  Я закусила губу и взглянула на Петира, ища поддержки. Он лишь засмеялся. Стыдно-то как...
  Отвернувшись, я отпила вина. Зал стремительно наполнялся. Поблизости не осталось свободных столиков. Были отдельные места, но не много. В нескольких столиках справа виднелась седая голова декана. Пытаясь вспомнить, где здесь уборные, я крутила головой. Вздрогнула, почувствовав теплую ладонь Петира на запястье. Обернулась. Парень кивнул в дальний угол. Я благодарно улыбнулась и поднялась.
  Когда же я возвращалась, полный зал шумел. Здесь по прежнему было свежо. Еще бы, столько магов! Впереди, прямо по центру я увидела знакомую огромную фигуру. Это мог быть только он! Оказывается, он маг! Ускорив шаг, я догнала знакомца.
  - Андрес! - позвала тихо и чуть не потеряла голос, когда он обернулся. В ушах зашумело, показалось, что весь зал обернулся ко мне, хотя по сравнению с ним я не была такой уж высокой. Стало как-то тихо вокруг, или же у меня заложило уши. - Привет!
  Надо было еще что-то сказать. Я же остановила его... Что же? Краснея и бледнея под взглядами окружающих, я подошла ближе. Более глупо, чем я уже себя выставила, было невозможно. Поэтому я выпалила первое, что пришло в голову:
  - После нашей встречи я поняла одну вещь, - начала я тихо, но голос все равно казался слишком громким. Чтобы не обмякнуть на слабеющих ногах, я ухватилась за его руку и была благодарна, когда Андрес продолжил путь. - Ты не произнес ни слова. Как может так быть, что после разговора человек понимает... - я захлебнулась воздухом, - что собеседник не произнес ни слова?
  Он взглянул на меня с улыбкой, но ответа я не дождалась. Что я хочу узнать? Почему я начала это?
  - Просто хотела услышать твой голос, - прошептала я, краснея. - Для полноты картины впечатлений о Воронке...
  Андрес засмеялся и его голос разнесся по всей зале, будто все присутствующие в этот миг перестали дышать. Оглянувшись, я поняла, что в зале на самом деле тихо. Слишком тихо...
  - Для полноты картины впечатлений о Воронке я могу добавить, что рад тебя снова видеть, - проговорил он весело, и я улыбнулась. Какой сильный, глубокий голос. В самый раз для такой значительной фигуры...
  - Декан, Ксю, Учитель... - поздоровался он, и я с ужасом поняла, что Андрес остановился перед столиком главы гильдии, за которым также сидели декан и глава резиденции гильдии в Турхеме.
  - Андрес, мальчик мой, - обернулся глава Гильдии магов, и я чуть не провалилась под пол.
  - Вы познакомились с Дайан, - заметил декан, - она собирает исторические материалы о...
  Андрес кивнул:
  - Мы виделись у Воронки на прошлой неделе.
  Декан вскинул брови. Я не знала, куда деть себя и руки, освободившиеся, когда Андрес сел в свободное кресло. В этот миг свет чуть померк и на помосте появился человек.
  - Мы можем продолжить разговор после официальной части, Дайан, - предложил Андрес. Я кивнула и на негнущихся ногах вернулась к своему столику. В зале сохранялась нереальная тишина. Будто дождавшись, пока я сяду, человек на сцене начал приветственную речь. Что-то было не так. Мои спутники смотрели не на сцену, а на меня.
  - В чем дело?
  - Ттты... - начал Маркус в своем духе.
  - Когда ты успела подружиться с императором? - озвучил мысль Маркуса Петир.
  - Что?
  - С императором... - Маркус выбросил руку в сторону столика Андреса и декана. Я переводила взгляд с Петира на Маркуса и... кажется, до меня начало доходить.
  Лицо мгновенно залило краской, ладони стали влажными. Эта нереальная тишина, образовавшаяся в момент, когда я окликнула его. И шум, предшествующий этому. И столик Главы гильдии, который на самом деле был столиком императора. И остановленные дирижабли...
  Он был немногословен и бос. Как же я сама не догадалась?! Какая же я слепая! Как стыдно! Почему, почему со мной всегда так?!
  Я чуть не расплакалась, но ожидающие взгляды сокурсников не позволили раскваситься.
  - Мы обедали у Воронки, - пояснила я и отвернулась к сцене.
  Только произнеся это, я поняла смысл сказанного. Но объяснять уже не было сил, и я оставила упавшие челюсти однокурсников нетронутыми...
  Магические игры на помосте Большого зала Императорского дворца отличались вычурностью и мастерством. Если в Школе мы готовили представления, как умели и показывали, как могли, то здесь каждый элемент исполнялся на высшем уровне. Погрузившись в действо на сцене, я забыла обо всем. Лишь волнение по поводу предстоящего разговора с императором не исчезало.
  Представление начал щупленький черноволосый мужчина. Он показывал стихийные комбинации. С невообразимой скоростью, играя преобразованиями, он взрывал под потолком огненные салюты, посыпал огромными воздушными снежинками, вылеплял сложнейшие аквариумные зарисовки. Стихийный шифр для выхода из комнаты с порталом казался галечным камешком рядом с горой фантазии и мастерством этого мага. Следующая магиня, маленькая и очаровательная как помощница Ксю Киз, показывала иллюзии.
  Потом вышел парень с козлиной бородкой и начал плести что-то в руках. Не быстро, но уверенно между его ладоней начали вырисовываться ажурные всполохи креацинового кружева. Через пять минут кружево поднялось в два мерцающих радужным светом крыла. А еще через пять, пристроив крылья к спине, маг взлетел. Зал ахнул. Я захлопала в восторге и закричала. Вот бы так подружиться с креацином! Это было незабываемо. Ощутив влагу на щеках, я смахнула слезы и поймала взгляд Маркуса. Способен ли он понять, сколь гениально было то, что маг с легкостью представил на суд зрителей? Способен ли был осознать силу мастерства и почувствовать восторг? Мы были абсолютно разными...
  После того, как зал бурными аплодисментами и восторженными криками проводил приземлившегося на другом конце помещения мага, на сцену вышел глава Гильдии. Скромно поприветствовав всех собравшихся, он поздравил нас с праздником. После этого он изъявил о своем желании поскорее увидеть творение гения Кам Ин Зара, которое милостью императора (когда тот был еще юнцом) было расшифровано и стало доступно всему миру.
  На сцену вышел император. Когда он присел за маленький столик в дальнем углу сцены, в зале повисла звенящая тишина. Сглотнув, я подумала, что этот звук был слышен половине зала.
  - Император... - произнесла я, как надеялась беззвучно. Мне нужно было попробовать это слово на вкус. Поверить в него. Ощутить смысл и принадлежность. И ведь случилось же, что определенно нравившийся мне мужчина оказался императором? Ну почему со мной всегда так?
  Тем временем он перелистнул страницы книги и приподнял ладонь над столом. Над ней, иногда пропадая вовсе, заклубилось что-то неясное и плохо различимое даже с моего места. А потом сцена ожила, и я с шумом выдохнула. Со мной выдохнул весь зал.
  Следующий час пролетел как мгновение. Я увидела десятки потрясающих своей красотой и загадочностью мест. Высокий голос Кам Ин Зара рассказывал о них, называя местами силы. Показывал, где отбушевали войны и скрывались древние магические захоронения. Рассказывал о природных источниках энергии, ее использовании, направленности, силе. Рекомендовал, будто заботливый преподаватель, где совершенствование и практика принесут большие плоды, дабы будут щедро спонсированы источниками различных энергий и сил. Я скребла пальцами ручку кресла, жалея об отсутствии карандаша и тетради. Нужно будет просмотреть кристалл в библиотеке. Как же это удивительно, как интересно!
   - Дайан?
  Я вздрогнула, оборачиваясь. Маркус нервно ломал пальцы.
  - Она под впечатлением, - улыбнулся Петир, накрывая мою левую ладонь своей. Что-то много внимания он проявляет ко мне сегодня. С чего бы вдруг?
  Вернув взгляд на сцену, я поняла, что она пуста. Когда же ушел Андрес? Как я могла пропустить это? Обернувшись влево, я поискала глазами его столик. Но вставшие с мест люди перекрыли весь обзор. Тогда я тоже поднялась. Несколько человек рядом мгновенно обратили свое внимание на меня. Чувствуя, что краснею, я поспешно села обратно. Встретилась взглядом с Петиром. Он улыбнулся.
  - Вина хочешь?
  Я кивнула. Хочу. Еще как хочу! И выйти отсюда хочу, желательно быстро и незаметно.
  - Я буду на балконе, - предупредила я Петира и подивилась своему звенящему голосу. Натянутая как струна, снова встала. Пытаясь не обращать внимания на взгляды (не исключено, что повышенное внимание мне мерещилось), прошла сквозь всю залу к балкону. По счастью, на небольшой площадке под открытым небом никого не оказалось. Воздух был наполнен свежим и сладким ароматом яблок. В ушах же стучало сердце.
  - Держи, - Петир вошел тихо. Вздрогнув от неожиданности, я обернулась и приняла бокал.
  - Мне кажется, или они все смотрят на меня? - не выдержала я. Петир врать не станет: пять лет знакомы.
  Он засмеялся:
  - Возможно, они изучают свежее пополнение гильдии.
  Облокотившись на высокие перила, он помолчал.
  - А возможно, как и я, любуются тобой.
  Я открыла рот, но не нашла что ответить на это признание. Он шутит. Или издевается. Определенно.
  - Или спрашивают себя: что это за выскочка, так запросто подкатившая к императору? - продолжил однокашник, подтвердив мои опасения. - Ты нашла, где остановиться в Зальцестере?
  Я подозрительно склонила голову. Не может быть...
  - Брось, Петир. С чего ты взял, что я собираюсь тут оставаться? - улыбнулась я.
  - Разве у тебя не назначена аудиенция у императора? Сбор исторических сведений для будущих школьников и прочая дребедень...
  Я опустила взгляд, улыбаясь. Разговаривай мы в таком духе год или два назад, я была бы счастлива. Но не теперь...
  - Саша... Отец Андреса пригласил меня в гости.
  Петир отвернулся к саду. Каково, интересно, ему было слышать от своей сокурсницы, бывшей всегда середнячком, что отец императора пригласил ее в гости? Такого удовольствия и ехидной гордости я давно не испытывала.
  - Хорошо иметь таких друзей, Дайан. Поздравляю с ценными знакомствами. Именно на это рассчитывал декан, поручая тебе такое задание, - Петир говорил спокойно и без улыбки. - Не только Маркус бесится из-за этого. Половина курса завидует тебе черной завистью. Как и нам с Маркусом, впрочем, присутствующим сегодня здесь.
  - Петир? - улыбнулась я с беспокойством.
  - Жаль, что твой пылкий интерес не может быть удовлетворен, - он обернулся. - Жалко смотреть на твое влюбленное личико. Ты же знаешь, что император не интересуется женщинами?
  Я сглотнула. Что за бред. Я и не думала об этом. Ну ладно, думала. Но что за бред ты несешь, приятель?
  Петир молчал, наблюдая бурю эмоций на моем лице.
  - Что за бред? - сдалась я.
  - Об этом знают все, кто хоть немного интересуется окружающим миром. Нельзя жить одной магией, Дайан...
  Я молчала, глядя на него в упор. Ну, объяснись. Он мальчиками, что ли, интересуется? В чем проблема?
  - Двадцать лет назад, когда ланиты еще жили среди людей... - медленно проговорил парень, - он любил ланитку. А, как известно, человек познавший любовь ланита, теряет всякий интерес к любой женщине, кроме нее.
  Я отвернулась. Это великолепное платье, что одолжила мне Мия, стало слишком пошлым и тесным. Зачем он это сказал?
  - Император мне нужен лишь для выполнения задания гильдии. Только для этого. Абсолютно все равно, интересуется он женщинами или нет, Петир. Вряд ли преподаватели будут упоминать об его увлечениях на лекциях по истории.
  Выпив остатки вина, я направилась к двери. Заметила краем глаза движение приятеля: он протянул руку. Не успев даже подумать, я сотворила в ладони маленький шарик огня. Петир вскрикнул, отпрыгивая.
  Жестковато, конечно. Но не более чем его слова...
  Яркий свет ударил в глаза, шум заложил уши. Я натянуто улыбнулась. Два или три бокала вина на голодный желудок почему-то не избавили от волнения. В центре зала маги устроили спарринг. Вокруг толпились зеваки и болельщики. Обойдя полукруг, я увидела столик, за которым сидели Андрес, декан и Ксю Киз. Глава Гильдии отошел и освободилось место. Я на него, конечно же, не претендовала, но мне так и так нужно было подойти? Он сам сказал: 'Поговорим после официальной части'. Я только спрошу, когда он сможет уделить мне время. Где-нибудь через месяц или два, чтобы я успела подготовиться к встрече, перерыв записи в гильдейских архивах.
  Подойдя к столику, я замерла. Ксю Киз хохотала, рассказывая историю из своей преподавательской деятельности. Я тогда еще не родилась, но ее портрет висел на стене в библиотеке школы, где размещались изображения всех преподавателей Школы гильдии в Турхеме. Они не замечали меня. Декан и Андрес смеялись вместе с ней. Я стояла в нерешительности, подслушивая.
  - Ксю, это еще что! Ты бы видела Андреса в первый раз перед аудиторией, - смеялся декан своим сухим теплым смехом. - Он сидел и щелкал пальцами прямо перед практическим заданием. Я решил, что раз этому парню скучно, пусть постоит на моем месте! Я вызвал его к себе и предложил рассказать о стихиях. Он же пропустил все мои занятия! Но Андреса это не смутило. Он вышел и рассказал о стихиях так доходчиво, быстро и полно, что мне нечего было добавить. В конце своего рассказа он раскрывает ладонь... (Ты помнишь начало практики, где им нужно продемонстрировать владение стихиями?) И вот, он раскрывает ладонь и сыпет в сосуд землю! И говорит что-то вроде: 'Стихия Земли... вообще-то я только что собрал эту землю со ступней'. Я чуть под пол не провалился, а аудитория ликовала. Замечательная шутка.
  Я засмеялась вместе с ними, запоминая эту историю. В памяти всплыло занятие, на котором мы так же демонстрировали владение стихиями.
  Откинувшись на спинку кресла, Андрес прикоснулся к подбородку. В следующее мгновение он заметил меня, и бровь его чуть двинулась. Декан тут же обернулся.
  - Дайан?
  - Надеюсь, я не помешала?
  Ксю Киз разглядывала меня с легкой удивленной улыбкой. Мы еще ни разу не общались. Сразу после экзаменов и вступления в гильдию меня отправили обратно к декану. Он и дал задание по сбору данных для лекций.
  - Ксю, это Дайан. Наше пополнение этого года, - представил меня декан, - школа гильдии дала ей задание собрать информацию для лекций по истории. И Андрес мог бы помочь ей в этом, если бы нашел час или два для беседы.
  Кивнув, Ксю Киз обернулась к императору.
  - Я должен Дайан два часа, за которые она пешком дошла до Воронки из-за меня, - признался Андрес с улыбкой.
  Я снова чувствовала, как стремительно краснею. Уши загорелись, в горле пересохло.
  - Зайди завтра в первой половине дня. Мы решим, когда и у тебя и у меня будет время поговорить.
  Я кивнула в ответ и они продолжили разговор. Я же вернулась к столику, где продолжал сидеть Маркус.
  - Ты так и сидишь?
  - А куда я денусь? Я никого не знаю здесь... в отличие от тебя.
  - Я тоже никого не знаю, Маркус. А декана знаешь и ты, - отрезала я сухо, присаживаясь. - А Петир где?
  - В туалете. Он обжег руку. Наверно игрался в центре с этими оболтусами, - Маркус кивнул на центр зала, где сейчас поверх толпы что-то вспыхивало и сверкало.
  - Сильно обжег? - я закусила губу.
  - Не показывал. Не думаю, что сильнее, чем на занятиях.
  На скулах однокурсника горел румянец. В глазах блестели искорки - отблески выпитого. Он был раздражен, каждое слово кривило губы. Я знала, из-за чего он злится, но чувствовать себя виноватой не собиралась. Как и оправдываться перед ним. А вот перед Петиром извиниться стоило определенно. Не должна я была так поступать. Дикость какая-то. Что на меня нашло?
  - Тебе поесть принести? - спросила я Маркуса.
  - Да, давай.
  Лучше бы на твоем месте сидели те маги, что переминались перед дверью в комнате с порталом... Направившись в толпе в центре зала, где надеялась обнаружить Петира, я практически сразу его увидела. Примкнув к зрителям, он наблюдал за действием в кругу.
  - Петир... - позвала я виновато.
  Парень обернулся, но тут же отвернулся обратно: обиделся. Я сдержала улыбку. Поймав руку, пострадавшую от моей выходки, развернула к себе ладонь. Мгновенно выдернув ее, Петир снова обернулся.
  - Я не хотела.
  Вокруг было так шумно, что я сама не слышала собственного голоса.
  - Я разозлилась. Да, не оправдание... Не знаю, что на меня нашло. Прости.
  - Забудь, - вздохнул он, наблюдая поверх голов за двумя магами.
  В следующее мгновение я поняла, что Петир протискивается вперед. Попытавшись снова ухватить его за руку, я поймала лишь рукав рубашки. Ну, куда ты, вчерашний выпускник, лезешь?
  Круг с криком расширился, и меня отпихнуло назад. Еле удержавшись на ногах, я выпрямилась.
  - Рамки ушли! Поставьте рамки! - крикнул кто-то.
  Хорошая идея. В тот же миг я почувствовала, как перед зрителями аккуратно и четко выстраивается невидимое заграждение. Любой присутствующий мог пострадать тут, просто не заметив опасности и не среагировав вовремя. Тем временем Петир оказался в первом ряду. Прямо перед ним танцевали два мага. Они оба использовали только воду. Периодически поднимались стены, из пола вырастали полуметровые сосульки, летали и разбивались о невидимые заграждения за их спинами ледяные клинки. Я забывала дышать от восторга. Такой изящной, вычурной схватки прежде мне наблюдать не приходилось.
  В какой-то момент один из магов поскользнулся и упал навзничь. Его соперник звонко рассмеялся и подавал руку.
  - Кто еще хочет?
  - Я - тут же ответил Петир и сделал шаг вперед. Я усмехнулась.
  Петир не любил воду. Он достаточно хорошо владел огнем и уважал воздух. Вместе они были коварным и непредсказуемым оружием. В спаррингах мы не раз стояли друг против друга, но редко перевес был явно на чьей-то стороне. Я хотела завоевать его внимание, но при этом отказывалась поддаваться. Мы хлопали друг друга по плечам и расходились, взмокшие и запыхавшиеся. Он уходил, а я смотрела вслед и в очередной раз корила себя за то, что опять не смогла проиграть. Ведь, многие мужчины предпочитают более слабых женщин? Так мама говорила.
  Петир повел плечами, будто собирался драться на кулаках.
  - Какие стихии, выпускник?
  - Огонь, воздух.
  Я снова не сдержала усмешки. Красавец! Даже если проиграет, он великолепен.
  - Вода.
  Несколько тонких, сверкающих льдинок осыпались перед Петиром на пол. Я вздрогнула: ну, и реакция... В его ладонях загорались маленькие огоньки. Зрители возбужденно обсуждали преимущества столкнувшихся в центре магов. Я же с волнением пыталась предугадать действия друга.
  Против миниатюрных огненных шариков Петира маг тут же поставил струящуюся водную стенку. Глядя в пол, мой приятель раскинул руки в стороны. Я видела, что он улыбается, но предугадать задумку не смогла. Шарики обогнули противника и, отскочив о невидимых рамок, ударили того сзади. Маг не успел обернуться. Вскрикнув, он захлопал по плечам, а потом и вовсе окатил себя водой. Петир хохотал, держа обожженную руку на весу. Мокрый маг тоже улыбнулся. Рамки исчезли. Зрители пошли к своим столикам. После часа подобных зрелищ явно стоило передохнуть.
  - Ты был великолепен! - воскликнула я, широко улыбаясь.
  Вспомнив, что обещала Маркусу принести перекусить, я посмотрела на стол с закусками.
  - Ты не меняешься... - ворчал Маркус, когда я вернулась с закусками за наш столик. Петир поставил три бокала вина и сел на свое место. - Кто бы, куда бы и зачем бы тебя ни посылал, он может надеяться, что ты вернешься не ранее, чем когда-нибудь.
  Я захохотала: есть такое.
  - Петир перехитрил опытного мага.
  - Даже опытные маги бывают как дети, Дайан. Что это за развлечение, кидаться друг в друга сосульками да огненными шарами?
  Я промолчала. Маркус неизменно оставался собой. Через минут двадцать, подкрепившись и еще более захмелев, он поднялся.
  - Пойду домой, пока к порталу не выстроилась очередь. Увидимся в гильдии, - проговорил он и откланялся.
  - Пока, Маркус, - попрощалась я, наблюдая, как он направляется к выходу, изредка опираясь на спинки кресел по пути.
  - Назначили встречу? - обернулся Петир, проводив Маркуса взглядом.
  - Завтра в первой половине дня. Я рассчитываю провести пару месяцев в архивах гильдии историков. Надеюсь, что пару... - я скривила гримасу. - Как раз сформируется костяк вопросов, которые можно задать лишь Андресу.
  Петир кивнул и откинулся на спинку кресла. В центре зала снова разгоралось какое-то действо. Я поглядывала на декана и Ксю Киз, оставшихся за столиком императора.
  Петир разглядывал ладонь, но уловив мой взгляд, положил руку на подлокотник. В затянувшемся молчании я снова чувствовала себя виноватой. Но это было не единственным переживанием. Пять лет я мечтала об этом парне, без особой надежды наблюдая его юношеские интрижки в школе. А теперь он сидел передо мной и смотрел в глаза с такой определенностью, что любые слова казались избыточны. В годы, проведенные в школе магов, я бы многое отдала за этот взгляд.
  - Сколько ты планируешь здесь еще провести?
  Я пожала плечами.
  - Хочешь прогуляться?
  Кивнув, я поднялась. В коридоре с великолепными летунами под потолком тоже стояли люди. Здесь было тише и свежее, чем в зале.
  - Ты куда? - удивилась я, когда Петир остановился у двери комнаты с порталом.
  - В Зальцестер.
  Подумав, я пожала плечами: какая разница, яблоневый сад Императорского дворца или ночная столица? Выйдя на центральной площади Зальцестера, я глубоко вздохнула. Петир, чуть взлохмаченный, с руками в карманах, ждал меня в нескольких шагах от портала.
  Уже стемнело, но на площади было многолюдно. Возможно, кто-то в это время возвращался со службы.
  - Здесь всегда столько народу?
  - Да.
  - Надеюсь, после этого задания меня все же направят в боевое подразделение Гильдии.
  - Не сомневайся. Могу поспорить, что направят именно в Зальцестер.
  - Потому что я - любимица декана? - усмехнулась я.
  - Именно.
  - И все об этом знают?
  Петир обернулся, но промолчал.
  - Как ладонь?
  - В порядке.
  - Куда мы идем?
  - Гуляем...
  Я положила руку на его плечо, и Петир накрыл ее своей ладонью. В животе ворочалось волнение, дыхание участилось. Почему я до сих пор не могу относиться к нему спокойно? Почему каждое прикосновение, на протяжении пяти с лишним лет так волнует меня? Ни с кем я не чувствовала подобного от одного касания.
  - Мне завтра с утра к императору, - прошептала я. - У меня сердце в пятки уходит, когда он рядом.
  - Это совсем не то, что я хотел бы услышать, - улыбнулся Петир, останавливаясь, - но твоя искренность подкупает.
  - Я серьезно.
  - Вы же встречались у Воронки.
  - Я не знала, что он император. Мы просто пообедали. Там был он, его отец и их друг. Представляешь, за все время он не произнес ни слова! Я так глупо себя почувствовала, когда вы сказали, что Андрес - император.
  - Он тебе действительно нравится...
  Я подняла взгляд и отрицательно покачала головой.
  - Не ври, - улыбнулся приятель, наклоняясь к моему лицу.
  Когда его губы коснулись моих, все внутренности скрутило от боли. Лишь когда он прижал меня к себе, начало отпускать. Вжавшись в него всем телом, я боялась оторваться от его рта с привкусом красного вина. Голова кружилась. Только не отпускай...
  Распустив объятия, Петир сжал мою руку и повел вверх по улице. Через дом он поднялся к двери и провел ладонью у замка. Мы вошли во тьму и тишину, но почти сразу загорелся кристалл, и я снова задохнулась в его поцелуе. К глазам нежданно и некстати подступали слезы. Этого еще не хватало...
  - Ступеньки, - предупредил он тихо, поддерживая меня за локоть. Я споткнулась, повиснув на его руке. - Я же сказал...
  Засмеявшись, я приподняла платье. Всегда со мной так...
  Поднявшись на второй этаж, я осмотрелась. В холостяцком жилище не было и намека на порядок, но свойственный Петиру аскетизм не позволял захламить маленькую комнату.
  - Давай договоримся... - подошел он ко мне вплотную. Его губы касались моей переносицы. Дыхание щекотало ресницы. Руки гуляли по телу. Я заинтригованно подняла лицо. - Больше никакой магии огня между нами...
  Я взорвалась смехом и, кажется, даже хрюкнула.
  - Может, не стоит? Иначе ты будешь обвинять меня в том, что я воспользовался твоим состоянием...
  - Я не пьяная!
  - Да кому ты это рассказываешь?! Когда ты не пьяная, в поклонников летят огненные шары. Я проверил.
  - Прости... Ну, прости... - я приподнялась к его губам.
  Как же долго я мечтала о тебе. Самый талантливый, красивый и сильный парень из всех, с кем я провела последние пять лет. Я не верила в происходящее.
  - Как зовут подругу, одолжившую тебе платье? - спросил Петир, расстегивая застежки и целуя обнажающуюся спину.
  - Мия. Заметно, что не мое?
  - Не заметно. Просто не твое.
  - Все так плохо?
  - Кроме того, что я ни разу не видел тебя в платье, все замечательно...
  Я обернулась. Петир отошел на шаг, улыбаясь широко и, кажется, нагло. Я же почувствовала, что краснею.
  - Мстишь?
  Он кивнул с улыбкой и вернулся ко мне. Я выдыхала его имя, ощущая на себе руки, о которых так долго мечтала. Сходила с ума от каждого прикосновения. Долго не знавшее выхода возбуждение отдавалось острой болью. Я сжимала его плечи, жмурясь. Путалась. Смеялась. Стонала. Задыхалась и проваливалась в зыбучую, сумасшедшую темноту. Мир вокруг кружился, я теряла его...
  - Петир... - выдохнула я. Он замер. - Пожалуйста...
  Такой взгляд сложно забыть. Никто еще не смотрел на меня так внимательно, пристально, спокойно. Я побоялась закрыть глаза, потерять его. И выдохнула, на мгновение прикрывая глаза, когда он оказался во мне. Пытаясь укрыться от этого взгляда, я уткнулась в его плечо. Сильные толчки разносили волны наслаждения по всему телу. Ладони начали неметь... А потом меня выгнуло в немыслимых конвульсиях... Кажется, я вскрикнула - не помню. Не помню, как это кончилось. Но и минуты спустя, когда я водила пальцами по его влажной спине, я все еще чувствовала отголоски того удовольствия.
  - Не тяжело? - спросил он через несколько минут.
  Что-то промычав в ответ, я прижала его крепче. Это маленько счастье - чувствовать его вес и просто принадлежать. Теплое дыхание щекотало шею. Мы лежали, остывая. Мог ли он знать, что подарил мне совершенно новые, недоступные прежде переживания? И что со мной впервые все было так... сильно и всеобъемлюще... Я боялась, что выпустив его сейчас, я потеряю его навсегда. Он откинулся на спину и по влажной коже побежали мурашки.
  Когда он усмехнулся, я подняла голову.
  - Что?
  По освещенному уличным светом лицу расплывалась улыбка.
  - Что? - спросила я настойчиво, тоже не сдерживая улыбки.
  Он облизал губы и отвернул смеющееся лицо. Что такое? Говори, давай!
  - Как я мог не замечать такое сокровище все эти годы?
  - Говори, давай. Петир! - я легонько ударила его по плечу.
  - Соседи уже полгода пытаются выселить меня из этого дома...
  - Нет, молчи лучше!
  - Если ты будешь кричать так каждый раз - им это удастся.
  Я почувствовала, что краснею. Уткнувшись лбом ему в грудь, услышала быстрый стук сердца.
  - Со мной впервые так.
  - Хорошо.
  Что значит 'хорошо'? Я приподнялась на локтях, чтобы посмотреть ему в глаза. Ты доволен собой, Петир? Я достаточно хорошо тебя знаю. И это 'хорошо' звучит совсем не хорошо...
  Я не хочу быть одной из них. С ходу я могла перечислить лишь тех девчонок, кого я знала по нашему курсу. И все они были влюблены в тебя по уши. Ты не видел их слез и зеленых лиц. Я видела. И усмехалась...
  Мгновенно страх овладел мной так явно, что по коже побежали мурашки. Обвив его руками и ногами, я прижалась теснее.
  - Дайан?
  - Прикрой окно...
  
  
  
  3.
  Когда я открыла глаза, в окно светило солнце. Петира рядом не было, снизу слышался шум воды и странный аромат. Я осмотрелась. Такая маленькая комнатка, почти как в школе при резиденции в Турхеме. Мне почему-то казалось, что в Зальцестере дома намного больше, чем наш с мамой. А оказывается, здесь так тесно. Кроме большой кровати, шкафа и письменного стола с одним стулом, здесь ничего и не поместилось бы. В углу возвышались стопки книг. На столе тоже лежали книги, какие-то магические безделушки. Странно, что ночью эта комната показалась мне захламленной. Возможно, тени сыграли со мной шутку. Или же Петир успел что-то убрать с утра?
  Одевшись, я спустилась вниз.
  - Доброе утро, - улыбнулся Петир, мгновенно оборачиваясь. - Держи. Больше у меня ничего нет.
  Он передал мне дымящуюся чашку. Приняв ее, я обернулась и указала большим пальцем за спину. Петир прикоснулся к застежке платья и прижался к спине.
  - Мне надо к императору, - прошептала я и почувствовала, как стягивается на спине платье.
  Глаза предательски наполнились слезами, горло сдавило. Я не хотела даже думать о том, что эта ночь была случайностью и больше никогда не повториться.
  - Найдешь дорогу? - спросил Петир, застегнув платье.
  Я кивнула.
  - Хорошо.
  Отойдя к столику, он налил себе незнакомый ароматный напиток. Я сглотнула колючий ком в горле и попыталась отпить из чашки, но было слишком горячо.
  - Я провожу тебя до портала, а потом буду дома. Когда освободишься, пообедаем. Надеюсь, не заблудишься.
  Я онемела. Видимо, на лице отразилось изумление и испуг. Петир вскинул брови, сбитый с толку моей неоднозначной реакцией.
  - Ты опоздаешь на свидание с императором, если продолжишь так стоять. Я бы, на твоем месте, зашел домой переодеться. Пей и пошли.
  Я послушно хлебнула из чашки. Гадость какая-то горькая. Что это?! Я поморщилась. Петир же засмеялся:
  - Все ясно...
  Через десять минут мы вышли к центральной площади. Когда Петир уверенно направился прямо к порталу, собираясь миновать очередь, я запротестовала:
  - Не надо!
  - Надо...
  Люди возмущенно запричитали. Что было дальше, я уже не видела, оказавшись в родном городке, маленьком и тихом...
  
  Мама встретила меня красноречивым взглядом. Я смущенно потупилась, прошмыгивая в свою комнату. Переоделась в гильдейский балахон и распустила собранные Мией волосы. Надо было это еще вечером это сделать. Посмотревшись в зеркало, я не сдержала довольной и счастливой улыбки.
  - Куда ты? - крикнула мама, когда я направилась обратно к выходу.
  - У меня встреча с императором.
  - Дайан! - мама была чем-то взволнована и я задержалась перед дверью. - Может, поешь? - спросила она тише. Я мотнула головой и покинула дом.
  Когда я вышла из комнаты с порталом в Императорском дворце, вокруг сновали люди: мыли полы, убирали столики. Я знала, где находится кабинет Андреса. На экскурсии нам показали его и много других комнат. Кровавый ковер, струившийся по ступеням сплошной багровой рекой в прошлый вечер, уже был убран. Я взбежала по белому мрамору и пошла по коридору. От нужной двери так сильно тянуло магией, что ошибиться было невозможно. Я постучала, нажимая на ручку двери.
  - Андрес?
  - Привет, Дайан. Проходи.
  Не ожидала, что все будет так просто. Неужели каждый мог прийти к нему, открыть эту дверь и сказать: 'Привет, Андрес!'
  - Меня ждет цинн в Умероне, - сказал тем временем император. Отодвинув какие-то бумаги, он вышел из-за стола. Я следила за ним взглядом. - Недели три я буду недоступен. Надеюсь, что не дольше. За неделю до учебного года в резиденции гильдии псиоников состоятся игры, вот после них я смогу выделить время на беседу. Надеюсь, смогу максимально полно ответить на твои вопросы.
  - Через месяц?
  - Где-то так. Я попрошу кого-нибудь в гильдии предупредить тебя.
  Я не смела отвести взгляд от его внимательных серых глаз.
  - Мне нужно идти, извини, - улыбнулся он, прикасаясь к моему плечу.
  - Андрес! Ой, - в дверях застыло милое личико помощницы Ксю Киз. Везде она, куда не глянь. - Прости! Цинн ждет, можно идти.
  - Спасибо, Анри.
  Я поискала глазами иллюзор. Ведь можно было предупредить через него, не обязательно прибегать из резиденции. Мы вместе вышли из кабинета и направились к порталу. Кинув на меня прощальный ободряющий взгляд, он исчез. Я выбрала Зальцестер.
  На центральной площади было привычно людно. Одинаковые улочки расходились во все стороны. И какая из них вела к дому Петира, я определенно не помнила. Он знал о моей неспособности ориентироваться в пространстве. Наверно, потому и спросил утром, найду ли я дорогу. Но я-то думала, что он говорит о дороге к порталу, а не обратно к нему!
  Стоя посреди площади, я пыталась вспомнить, как мы пошли вчера вечером. Меня переполняло до краев, разве способна я была тогда запоминать дорогу? Вокруг было столько народу, что рябило в глазах.
  Куда же?
  На плечо легла теплая рука, заставив испуганно вздрогнуть. Я обернулась.
  - Так и думал, что найду тебя растерянную посреди площади.
  - Петир! - я повисла у него на шее.
  - Смотри, - он развернул меня к одной из улиц и обнял сзади. - Видишь вывеску с глазом и стрелку? Это указатель пути к резиденции Гильдии видящих. Вот по этой дороге мой дом. По правой стороне - пятнадцатый. На доме прямо напротив есть указатель с башенкой. Там переулок выходит к башне летунов. Запомнила?
  Я кивнула. Взяв меня за руку, он пошел в другую сторону.
  - Где находиться Умерон?
  Мы выходили с шумной площади, на широкую улицу.
  - На востоке, практически на границе Объединенных земель с Эсхоном. А что?
  - Андрес туда полетел.
  - Дайан, он в месяц облетает столько мест, сколько жители всего Зальцестера вместе взятые не облетают за год.
  - Откуда ты знаешь?
  Петир обернулся с загадочной улыбкой и перевел тему, смутив меня вопросом:
  - Когда он назначил следующее свидание?
  - Через месяц. После какого-то праздника у псиоников.
  - А до этого ты, как канцелярская мышь, просидишь в архивах?
  Мы шли вдоль плотно примыкающих друг к другу домиков Зальцестера навстречу людскому потоку. На центральных улицах не было оград, а над дверями то и дело встречались красноречивые вывески. Когда Петир остановился под вывеской с облупившимся красным петухом и толкнул дверь, меня обволок приятный пряный аромат.
  Посетителей было немного: для обеда еще слишком рано. Но мы-то не ели сегодня, и аппетитные запахи ворочали голодные внутренности, заставляя быстрее найти место.
  - Маркус был бы счастлив от такой перспективы, - пробубнила я, усаживаясь на отполированную множеством посетителей лавочку.
  - Ты абсолютно не понимаешь своего счастья! Взять хотя бы Императора, которого ты по-свойски называешь по имени, обнимая на виду у тысячи с лишним гильдийцев. Сколько раз вы встречались? А теперь подумай, под каким предлогом я или Маркус можем обратиться к нему. Хотя бы просто назначить встречу.
  - Мне бы никогда и не понадобилось с ним встречаться, если бы не это задание.
  - Дайан. Ты не с той стороны смотришь на вопрос. Для тебя открылись двери, которые для любого из твоих сокурсников останутся закрыты навсегда или на очень долгое время.
  - Я не просила.
  - Я знаю... Но не воспользоваться этим было бы глупо.
  Нам принесли обед: запеченные с овощами кусочки курицы и зелень. Пожелав мне приятного аппетита, Петир принялся за еду. Я же размышляла над его замечанием и в душе поднималась тревога. Не из-за свалившихся ли на меня возможностей мы ушли со вчерашнего вечера вдвоем?
  - Я могу что-то для тебя сделать? В связи с этим...
  Петир перестал жевать, остановив на мне пронзительный взгляд своих светло-голубых, словно зимнее небо, глаз. Потом откинулся на спинку стула и бросил вилку. Я наблюдала, как кривятся его губы, как на скулах вспыхивают красные полосы. Не нужно было особых усилий, чтобы вывести его из себя. В школе я нередко наблюдала это выражение праведного негодования, следовавшего за оскорблением. Но уже через несколько секунд Петир опустил взгляд и закивал:
  - Ты могла так подумать, - согласился он тихо и голос практически потонул в ворвавшемся с улицы сквозь открывшуюся дверь шуме. - Больше не будем об этом. Ешь.
  Но разглядывая ладони под столом, я думала о своем. Что, если я права? Если он обратил на меня внимание лишь благодаря маленькой дверки, что мне открылась? Пусть так. Если я смогу удержать его этим, пусть!
  Пусть... Лишь бы ты смотрел на меня так, как этой ночью. Улыбался, обнимал, был моим.
  - Хочешь маленькую экскурсию по Зальцестеру? - спросил он вскоре.
  Я поспешно кивнула. Заполненный, словно муравейник, Зальцестер был магически притягателен. Все гильдии имели здесь резиденции. Культурная жизнь всех Объединенных земель концентрировалась именно здесь, а уже после столицы растекалась к окраинам.
  Весь день, вечер и ночь мы провели вместе. Наутро я проснулась одна, когда солнце уже стояло высоко в небе. Одевшись, нашла иллюзор. Взлохмаченная и помятая после сна мама спрашивала, где я. Петира она знала по школе, и поголовная влюбленность в него девчонок тоже для нее не была секретом. Известие о том, где я провела последние две ночи, вызвало у нее беспокойную улыбку. Мама, действительно, кое-что знала об этом парне. В основном из моих рассказов - не всегда лестных, но всегда красочных и эмоциональных.
  Выведав у мамы, где находится архив гильдии историков, я засобиралась домой. Хорошо, когда мама все знает: экономит уйму времени. На цинн, конечно, денег у меня нет, а на дирижабле от Турхема до Эземстера полет займет три дня пути. Целых три дня чтобы записать, наконец, все увиденное и услышанное у Воронки.
  В Эземстер мы прибыли вечером. В предзакатных сумерках маленький пограничный городок казался песочным. Я планировала узнать дорогу до архива, но жуткий степной ветер и надвигающаяся ночь не располагали к прогулке. Выведав у прохожих местонахождение портала, я отправилась домой.
  Мама всегда знала о моем приближении и если мы долго не виделись, выходила встречать. Она не покидала гильдию псиоников, но почему-то работы для нее не находилось и, в отличии от тети, она всегда была дома.
  - Нашла архив?
  - Нет, завтра пойду искать. Покормишь?
  - Пойдем. Тебя Петир ищет.
  Я никак не отреагировала.
  - Что не так, Дайан? Ты все пять лет школы только о нем и говорила. По-моему ты должна светиться от счастья.
  Я опустила взгляд к поставленной передо мной тарелке. Мама села напротив.
  - Я боюсь, что он заметил меня не потому, что я... потому что мне открылись двери к императору и его окружению.
  - Тебе кажется или так оно и есть?
  - Не знаю.
  - А для тебя есть разница?
  - А для тебя не было бы? - вскинулась я.
  - Мне было бы все равно. И было все равно, Дайан. Твоя тетка долгие годы провела рядом с мужчиной, у которого были искренне любимая жена и ребенок. В общем-то, он ничего от нее не хотел и не позволил даже родить. Долгие годы она понимала, что их отношения закончатся ничем, но продолжала их. Просто потому, что каждое проведенное с ним мгновение делало ее счастливой и позволяло жить дальше с мыслями о нем. Спроси ее, жалеет ли она о тех годах.
  Я не знала подробностей личной жизни тети. По крайней мере, не представляла, о каком мужчине идет речь. В нашем доме не бывало мужчин.
  - Если он уже сегодня делает тебя счастливой, зачем задаваться вопросом 'почему'? Даже если на это есть причины, почему бы не дать ему то, что он хочет? Почему нет?
  - Это неправильно.
  Мама засмеялась искренне и заливисто:
  - Дайан, ты уже не маленькая девочка. Что такое правильно? Совсем не обязательно получать взамен то же, что отдаешь сама.
  - Как ты можешь так говорить о чувствах?
  - Я говорю о жизни, Дайан. Об основах мироздания, если хочешь. По каким бы причинам Петир не обратил на тебя внимание (наконец) - он сделал это уже. И требовать от него чего-то большего было бы эгоистично с твоей стороны.
  Я мотнула головой, выходя из-за стола. Не согласна я с тобой, мама. Уж, извини. Мама посмеивалась надо мной, убирая со стола. Я же собиралась подняться к себе, чтобы отмыться с дороги. Поневоле вылетевший вопрос никогда раньше не звучал в нашем доме:
  - Отец любил тебя?
  Мама замерла и подняла удивленный взгляд. Брови ее сдвинулись, но это выглядело как страдание - она не сердилась.
  - Но он получил то, что хотел? Да?
  Она отвернулась, не проронив ни звука. Я пошла к себе в комнату.
  - Дайан, куда ты пропала? - Петир был взлохмачен и необыкновенно мил. Выкладывая вещи на кровать, я улыбнулась.
  - Летела к архивам историков. Только вернулась.
  - Придешь?
  - А ты ждешь?
  - Я ждал тебя позавчера и вчера. Ты не предупредила... просто исчезла!
  А сегодня ждешь? Я молчала, выискивая в его лице желанные чувства. Хотелось кинуться к порталу сейчас же, почувствовать его тепло. Но я стояла и смотрела на его иллюзию.
  - Через полчаса я подойду на центральную площадь. Потом буду дома... - он исчез, подставка перестала светиться.
  Сев на краешек кровати, я спрятала лицо в ладонях. Из глаз брызнули слезы, и я подивилась сама себе: что же это такое? Что же меня распирает так? Неужели можно настолько бояться потерять человека, что страшно даже находиться рядом с ним?
  Я вышла на центральной площади Зальцестера чуть больше, чем через полчаса после разговора. Нужно было успокоиться. С красными опухшими глазами показываться на глаза Петиру совершенно не следовало.
  Освещенная фонарями площадь была наполнена людьми. Я пыталась отыскать среди незнакомых лиц то единственное, что было мне мило и желанно. Вскоре беспокойно шарящий по прохожим взгляд выхватил светлое, четко очерченное лицо в обрамлении русых волос. Взлохмаченный, словно по нему прошелся тайфун, Петир смотрел на меня. Я поняла, что он давно заметил меня и просто ждал, когда я найду его. Не подошел. Не крикнул. Просто смотрел. Ежась в вечерней прохладе я обняла себя за плечи и дождалась, когда он подойдет.
  - Привет.
  Он провел пальцами по моей щеке, вглядываясь в глаза так, будто был не магом, а псиоником.
  - Из-за чего ревела?
  Ты все видишь и все знаешь, да?
  - Из-за страха тебя потерять... - я надеялась, что моя улыбка не выглядела слишком жалкой.
  - Я не ботинок, Дайан, - обняв за плечи, Петир повел меня прочь с площади. - Я могу тебя попросить об одолжении?
  - Можешь.
  - Предупреждай, когда будешь исчезать на несколько дней.
  - Петир, я даже перед мамой не отчитываюсь...
  Он резко остановился, и я невольно обратила внимание на заминку прохожих впереди.
  - Я не прошу отчитываться - всего лишь предупреждать. Заранее. Если не затруднит.
  - В чем дело, Петир? Ты всех своих девушек так строишь?
  От его взгляда стало жарко. В темноте переулка я отчетливо увидела, как заиграли желваки. Он продолжил тем же тихим и вкрадчивым голосом:
  - Это была просьба, Дайан. Судя по всему, тебе будет трудно ее выполнить, так что можешь просто забыть.
  Я сглотнула, чувствуя, как теплая сильная рука ложится обратно на плечо. Мне не трудно. Если тебе это нужно, мне совсем не трудно! Я зажмурилась на мгновение. Что же это... Я словно вернулась в школу и не могла поддаться ему на практическом уроке по использованию магии в боевых целях.
  - Начала писать заготовки? - спросил он еще через минуту.
  Я кивнула.
  - Ты найдешь место в Эземстере или будешь возвращаться вечером?
  - Буду возвращаться, - пробубнила я, поднимаясь по ступенькам к знакомой двери. Петир провел ладонью по замку. Я бы взломала эту нехитрую программку за пару минут. Хорошо, что среди магов выше пятой ступени нет домушников. Мы вошли в дверь.
  - Ко мне? - спросил он тихо, прижимая меня к двери. Я подняла подбородок, чувствуя, как тепло его губ волнами расходится от шеи по всему телу.
  - К маме... - улыбнулась я. Петир поднял удивленный взгляд и я рассмеялась.
  - Ступеньки...
  - Я помню, - сказала я и тут же почувствовала, как падаю. Петир поднял руку, ставя меня на ноги, словно ребенка.
  - Я же сказал...
  Я засмеялась. Глупо то как... Тут же послышался стук в дверь и мы оба озадаченно обернулись.
  - Все кого я ждал уже здесь.
  - Петир!
  Из открытого окна на втором этаже донесся женский крик. Выпустив мою руку, Петир попросил зажечь огонь в камине и подошел к окну. Зажечь огонь стоило одного взгляда и небольшой концентрации.
  - Впустишь? - донеслось с улицы.
  - Нет, - односложно ответил он и отошел от окна.
  - Петир! - послышалось снова.
  Не глядя на меня, Петир стремительно сбежал с лестницы и я услышала хлопок входной двери. Не удивительно, что соседи пытаются его выселить. Если каждая девушка устраивает по ночам подобные концерты... Впустил бы он ее, если бы меня сейчас здесь не было? Осторожно подойдя к окну, я увидела их. Девушка вешалась на шею, Петир хватал ее за руки, отстраняя. Что-то говорил, успокаивал. Она начала плакать и Петир обнял ее.
  Я села на кровать и закусила губу. Не хочу оказаться на ее месте. Не хочу!
  Вернувшись через пару минут, он застыл в проеме двери.
  - Чего-нибудь хочешь?
  Я кивнула, вздыхая. Хочу не оказаться на ее месте. Никогда. Когда я поняла, что он ждет ответа, осталось лишь усмехнуться.
  - Нет, ничего.
  - Хорошо.
  
  Так и прошел месяц. Днем я рылась в отрывочных записях историков. Ночи проводила с Петиром. Каждый вечер, вглядываясь в его лицо, я боялась увидеть в нем оттенок отчужденности. Сцены на улице повторялись еще пару раз. Девушки тоже менялись. В какой-то момент я поняла, что не узнаю до последнего момента о том, что он не хочет меня больше видеть. Он не бывал грубым, не показывал ничего, что могло бы насторожить меня. Но я слишком хорошо знала Петира, наблюдала его связи, чтобы надеяться на длительные отношения. И от подобных мыслей становилось горько во рту. Лучше бы ему на самом деле что-то было нужно от меня...
  - Тебе сообщение из гильдии, - сказала мама, когда я забежала домой однажды вечером. - Зачем тебе сообщают о дате игр псиоников?
  - На следующий день у нас будет назначена встреча с Андресом.
  - Но на сами игры ты, ведь, не собираешься?
  Я обернулась:
  - А что?
  Мама стояла у подножия лестницы. Я ожидала ответа на верхней ступеньке. Почему бы не напроситься на эти игры? Я, конечно, ничего там не пойму, но все же... Мама отрицательно качнула головой, промолчав.
  - Это ведь связано с отцом, мам? - я спустилась к ней. - Неужели я не имею права знать кто он, где он?
  Мама вскинула взгляд полный боли и слез, такой неожиданный...
  - Лучше бы ты сказала, что он умер. И мне легче, и себя бы не заставляла мучить...
  Анри, помощница Ксю Киз говорила о дате праздника. Император был готов принять меня на следующий день. Оставалось еще три дня для подготовки к встрече. Но находиться дома было тяжело. Взяв с собой тетрадь, где делала все записи, я направилась к Петиру. Мама все еще стояла у лестницы, прикрыв глаза ладонью.
  - Ты к Петиру?
  - Да, мам, - я поцеловала ее на прощание, - не сердись на меня. Я люблю тебя.
  Двадцать лет я видела в ее глазах боль и страдание. Она до сих пор любила его - человека, от которого родила дочь. Человека, которому было наплевать и на нее и на меня. Человека, о котором она не упоминала, но думала постоянно. Человека, который возможно и не знает о моем существовании. Однажды я выпытаю у нее, кто он. Лишь бы правда не обошлась мне слишком высокой ценой.
  На следующий день я думала зайти к Александру. Больше месяца я откладывала это приглашение. Сейчас же было самое подходящее время.
  Петир воспринял это желание неоднозначно. Кажется, он ревновал...
  Минут пятнадцать я шла от центральной площади в направлении школы гильдии псиоников. Когда по левую руку начали резко, словно пряный аромат, ощущаться наборы всевозможных программ, от бытовых до охранных, я поняла, что близка к цели. В отличие от защиты в двери Петира, к этим я, даже, не посмела бы прикоснуться. Остановившись у ажурных ворот, я пыталась унять волнение.
  После звонка в колокольчик, решетка сама распахнулась. Чему я удивляюсь? Он в шестнадцать расшифровал книгу Кам Ин Зара! Было бы странным, если бы его дом не был опутан магией как куколка бабочки - коконом. Когда я подняла руку для стука в дверь, она приоткрылась. В проеме стояла высокая женщина с коротко подстриженными черными волосами и большими добрыми глазами.
  - Меня зовут Дайан. Я к Александру.
  - Он в резиденции, - ответила женщина.
  Я попыталась вспомнить, о какой резиденции говорил Александр у Воронки.
  - Гильдии видящих, - помогла мне незнакомка.
  Я благодарно улыбнулась, вспоминая об указателе на центральной площади. Кивнув, женщина прикрыла дверь. Кто она, интересно? Его жена?
  Почему я не догадалась взять летуна? Так было бы быстрее! Конечно, если бы я не улетела куда-нибудь в другой город. Вернувшись в Зальцестер по той же дороге, я пошла по хорошо знакомой улочке.
  Великолепный особняк встретил меня глазом над воротами.
  - Мне нужен Александр, - сказала я служащему резиденции, обещающему посетителям найти все, что они потеряли.
  - Пройдите на второй этаж, направо до конца коридора.
  За дверью в конце коридора размещался просторный и светлый кабинет. Эзнер, уже виденный мной у Воронки, сидел за столом. Александр же, закинув обе ноги на его стол, устроился в кресле напротив.
  Представившаяся картина заставила улыбнуться, и я забыла поздороваться.
  - Дайан, девочка! Как хорошо, что ты все же зашла! - бодро вскочив с кресла, Александр радушно пожал мои ладони, - Эзнер, помнишь Дайан?
  - Помню, - ответил Эзнер, моргнув обоими веками.
  - Проходи, садись.
  Я присела в кресло напротив того, в котором сидел отец Андреса. Саша сел на свое, разве что, не закинув ноги обратно.
  - Как твои успехи?
  - Роюсь в архивах историков. Послезавтра будут игры псиоников. А на следующий день у нас встреча с Андресом. Я подготовила вопросы.
  - Если что, спрашивай Эзнера. Он ходячий архив историков и всех остальных гильдий вместе взятых! - предложил Саша, кивнув на деревянного человека за столом.
  - Почему же ты раньше не сказал? - засмеялась я. - Я не нашла никаких записей ни о времени детства, ни о времени учебы Андреса, нет и вменяемых причин ухода ланитов. Везде отрывочные сведения, версии, слухи. Только теперь я понимаю, что у Гильдии были основания направить кого-то одного на сбор этой информации.
  - Вряд ли в школах будут говорить о детстве Андреса, Дайан. Да и детство у него было скучнее некуда. Задания гильдии магов, разработки для анализа и прогнозирования поведения Воронки, разбор и сборка всего возможного магического скарба, который можно было найти в магических лавках и моих экспедициях.
  - А школа? Насколько я поняла, он отучился лишь несколько месяцев, а потом исчез. На два года. А когда появился, на совете гильдий главы смотрели полностью расшифрованную книгу Кам Ин Зара, - я подалась вперед. - И за эти же два года Воронка расширилась настолько же, насколько за предыдущие пятнадцать лет. Можно это как-то связать?
  - Наверно, можно, - проговорил Александр с улыбкой. - Ведь не зря же декан дал тебе задание, связав Воронку и уход ланитов с Андресом?
  - Но ему не было и восемнадцати! Как он мог быть связан с этими событиями, охватившими весь мир?
  - Вот именно этот вопрос ты задай ему самому.
  Переведя взгляд на Эзнера, я откинулась на спинку кресла. Все еще не уверенная, стоит ли спрашивать об этом, я осторожно поинтересовалась:
  - Я слышала... я слышала, что до ухода ланитов, одна из них... Что Андрес любил ланитку.
  Александр вздохнул, и взгляд его заметно погрустнел. Я мгновенно пожалела о своем любопытстве. Вспомнился Андрес у Воронки - сосредоточие одиночества и печали, сыплющаяся из ладони выжженная земля. Для меня это лишь история, а для них это жизнь...
  - Именно поэтому ты не видишь рядом с ним женщины.
  - Значит, это правда?
  - Ее зовут Целесс. Она дочь предпоследней главы гильдии псиоников Арханцель и ее мужа - Тальцуса - замечательного человека, бывшего мне другом и советником долгие годы. Целесс, как и все ланиты была потрясающе красива. Высший ланит и псионик выше первой ступени.
  - А кого называют высшими ланитами?
  - Часть расы особо чистых кровей, - вмешался Эзнер. - По способностям. Ланиты, кто из тысячелетия в тысячелетие связывали свою жизнь лишь с ланитами тех же способностей, не позволяя понижаться уровню их способностей. Арханцель и Ранцесс -император, уведший свой народ из нашего мира, Целесс - они считались высшими ланитами.
  Я понимающе кивнула.
  - И Целесс так же любила его?
  - Целесс убила полсотни ланитов и еще больше покалечила, когда ее затаскивали в портал, - признался Эзнер тихо. Саша отвернул подбородок. Я отчетливо чувствовала вину и неуместность своего любопытства.
  - Да, они любили друг друга, Дайан. Но об этом совершенно не следует упоминать в твоих записях.
  - Я понимаю... Я для себя... Простите.
  С минуту в кабинете было тихо. Потом я спросила главное:
  - Как Андрес стал императором?
  - За несколько лет до ухода, меньше чем за десяток, - вернул взгляд ко мне Александр, - на постах глав гильдий оказались лишь ланиты. Сначала это не так бросалось в глаза. Но когда глава гильдии видящих неожиданно вышел из наших рядов, картина выстроилась целиком. За год до ухода всю верхушку власти Объединенных земель составляли исключительно ланиты. Когда же они ушли, Объединенные земли погрязли в хаосе. Да и весь мир прочувствовал их уход. Немного придя в себя и осознав факт их ухода, администрации начали выдвигать людей на посты глав. К тому времени Андрес уже зарекомендовал себя как немыслимо для нашего времени сильный маг. И книга Кам Ин Зара - лишь известный всем факт. Есть вещи, о которых ты можешь узнать лишь от него и, возможно, Кларисс - они так и осталось в тени. Например, мало кто знает, что Андрес пару месяцев преподавал в школе.
  - Преподавал?
  - Да. Из трех месяцев своей учебы на первом курсе, два он был занят преподаванием. Подробности остановки расширения Воронки, Мертвые горы, Бездна памяти...
  - Что это?
  - Бездна памяти... - начал Эзнер.
  - Не надо, - остановил его Саша. - Дайан, книга Кам Ин Зара расшифрована двадцать лет назад и доступна в любой библиотеке...
  - Простите. Обязательно просмотрю ее.
  - В общем, несколько людей, не зараженных амбициями, но знающих Андреса достаточно хорошо, выдвинули его на пост главы гильдии. Конечно, были и противники этого назначения. Но все сразу умолкло, когда Андрес вернулся из Мертвых гор.
  - Там был портал, через который уходили ланиты. Андрес присутствовал при этом?
  - Нет. Портал ланитов был в Северных землях. Точнее сотни порталов, выстроенных бесконечной цепочкой по краю Воронки. Но в Мертвых горах тоже был портал. Андрес видел, как ушел Ранцесс и последние ланиты. Но Целесс уже не было в нашем мире. Он пришел слишком поздно. На земле остался лишь 'прощальный привет от Целесс' - полсотни мертвых ланитов. В Мертвых горах он провел около месяца. Один. Как был, с чем был. Ни я, ни Марго... Никто не мог туда подняться. И что там происходило, мы не знаем. Спустился с гор он уже не семнадцатилетним парнем. Даже внешне он перестал походить на себя. Лицо вернулось к нему через год или около того. Он и так был молчалив. После 'ухода' он долго не разговаривал вообще. Когда его спросили о назначении главной гильдии, он отрицательно покачал головой и ушел. А в это время повсеместно разгорались беспорядки. Полукровок, оставшихся после 'ухода', начали преследовать. По всем Объединенным землям начались стычки, мелкие войны, бунты, будто единственное, что удерживало людей - это ланиты. На севере было сложнее всего, там уйма захоронений. От них и так периодически приходили и приходят посылки с сюрпризом, а тогда нам казалось, что миру конец. Обязательно что-нибудь откопают такое, что завершит работу Воронки. Для того Кларисс и осталась там: хоть как-то контролировать этот дикий народ. Правда... ладно, Кларисс - это отдельная история. Два года Ранцесс так или иначе знакомил ее с областными и гильдейскими администрациями. Неявно, но стремительно передавал ей дела управления. Когда ланиты ушли, она собрала рейнджеров и магов, хотя влияние ее уменьшалось с каждым днем. С ее помощью Андрес кое-как установил режим на окраинах. Мелкая работа, на которую ни у кого не было времени и желания. В день он мог быть в двух противоположных точках Объединенных земель одновременно. Поговорить, убедить, пригрозить, настоять, наказать, наградить, поставить ответственного. Пока администрации отходили от шока и рвались занять освободившиеся места, Андрес выполнял их работу. Все примчались сюда, в центр, ближе к Зальцестеру. Андрес же накручивал круги по спирали, начиная от самых дальних окраин. Кстати тогда границы расширились. Намного полнее тебе сможет рассказать Кларисс. В те первые два года после ухода ланитов они постоянно были вместе. Они невероятно близки и вряд ли кто-то может понять природу их отношений. Вероятно, их сплотило общее горе и общие цели. Андрес потерял Целесс, Кларисс - императора. Но свои силы они направили на одно - удержать Объединенные земли в рамках, не дать распасться и погрязнуть в мелких войнах. Кларисс знала все администрации, всех глав, облазила Объединенные земли вдоль и поперек. Но даже не это позволяло ей идти вперед, несмотря на отсутствие каких-либо полномочий. Они просто делали. Потому что больше было некому. И их слушали, им подчинялись.
  Через два года, в один из январских вечеров Андрес вернулся откуда-то с севера. Зима была ранняя и злая в тот год. Мы сидели вчетвером в библиотеке и пытались согреться, но казалось, что мороз сидит внутри нас. Кларисс подняла взгляд на Андреса, и спросила так просто... я даже не понял о чем она спрашивает: 'Ну что, пойдем?'. Сын кивнул. В тот же вечер он занял кабинет императора во дворце. Кларисс отдала распоряжение в резиденции псиоников объявить об избрании нового императора Объединенных земель и улетела на север. Никто не пикнул. Ни слова. Ни звука... Ни мысли. С тех пор прошло семнадцать лет.
  Саша замолчал и я осторожно перевела дыхание, будто этот рассказ вела я. Эзнер вышел.
  - Как же так получилось, что за два года после ухода верхушки власти Объединенных земель не объявилось нового правителя? Ланиты составляли пятую часть населения Земли. Очень многие были заняты в администрациях Гильдий и областей. Но как-то не верится в то, что не было претендентов на место Ранцесса.
  - Претенденты были. Кого-то выдвигали Гильдии. Были смельчаки, выдвигающие себя сами. Противовесом им всем становилась Кларисс, полукровки и администрации магов и рейнджеров, знавших и доверявших ей. Это было крайне жесткое время, Дайан. Кларисс немногословна, но были те, кто говорил за нее. 'Хотите достойного императора, дождитесь, пока он наведет порядок в Объединенных землях и будет готов объявить о себе. Это не честь, а работа, в которой вы и ваши претенденты боитесь замараться. Ждите'.
  - Ты хочешь сказать, что это Кларисс сделала Андреса императором?
  Вернулся Эзнер с блестящим подносом, на котором звенели чашечки, графин и пара заварных чайничков.
  - Это исторический факт Дайан. И будет лучше, если ты уделишь ему достойное внимание. Сегодня полукровки преследуются повсеместно. Человек, ввиду своей слабой природы склонен завидовать им. Кларисс и полукровки, которых она расставляла на места, несмотря на реальную опасность, сделали тогда больше, чем все человеческое население Объединенных земель.
  - Могу ли я познакомиться с ней?
  - Я обещал тебе это у Воронки, - хмыкнул Александр, наливая странную густую, почти черную жидкость в чашечку. - Ты любишь кофе?
  - Что это?
  - Попробуй, - он передал мне чашку, и я сделала маленький глоточек. Это была та гадость, которой поил меня Петир в наше первое утро. Александр рассмеялся.
  - Двадцать лет я пытался наладить сбор и обработку кофейного зерна. Лишь пару лет назад я начал понимать, что что-то начинает получаться. Но к нему надо привыкнуть.
  - Вероятно, - согласилась я, возвращая чашку. - У меня есть еще три с половиной месяца на задание. Можно ли будет попросить Кларисс о встрече в течение этого времени?
  - Эзнер переговорит с ней. Свяжись с ним после встречи с Андресом.
  Я посмотрела на Эзнера, не выражавшего абсолютно никаких эмоций. Наклонилась, чтобы дотянутся до ладони Александра. Какая же удача позволила мне познакомиться с этим замечательным человеком? Небывалое везение. И удивительно то, что он пытался помочь мне с такой искренностью и простотой, которую сложно было бы ожидать от незнакомого человека в принципе. Накрыв мою ладонь своей, Саша легонько сжал ее.
  - Удачи, Дайан.
  Какая она, эта полукровка, сделавшая Андреса императором? Супруга Ранцесса должна быть великолепной женщиной. Сильной, волевой, необыкновенно красивой. Я с нетерпением начала ждать встречи с ней.
  Уже выйдя из кабинета я поняла, что забыла спросить, как Кларисс познакомилась с Андресом. И что было между ними, что именно на него она решила возложить ответственность и честь руководства? Что ж, надеюсь, это была не последняя встреча с его отцом.
  Выйдя из резиденции, я остановилась. Обжигающе светило полуденное солнце, воздух был недвижим и душен. Не единый листик на растущих по обе стороны ворот деревьев не издавал ни звука.
  Нужно поискать записи о Кларисс и полукровках восемнадцатилетней давности. Что тогда вообще происходило в Объединенных землях? Но где искать, если у историков лишь невнятные ошметки информации?
  Вернувшись к центральному порталу, я направилась в архив. Еще несколько дней мне предстояло провести за пухлыми заметками почти двадцатилетней давности.
  Делая записи в тетрадке, я не заметила, как наступили сумерки. За прошедший месяц служащие архива привыкли ко мне. Наверно, из-за бедной на события и гостей работы они так живо и благосклонно откликались на мои просьбы. Один из них, пожилой Герат, оставался в отделении архива до моего ухода, чтобы потом запереть дверь.
  - До свидания, Герат.
  - Доброй ночи, Дайан.
  Эземстер был крошечным, может в треть родного мне Зельменя. Окаймленный бескрайней степью с восточной стороны, он был одним из самых тихих городков на моей памяти. Дойдя до портала, я выбрала Зальцестер. Скорее хотелось увидеть Петира. Тем более что сегодня я засиделась допоздна.
  Постучав в его дверь, я передохнула. Августовская жара давила со всех сторон, не позволяя дышать полной грудью. Даже с моря при безветрии не приносило ни свежести, ни прохлады. Петир, полуголый и взлохмаченный, открыл дверь и впустил меня внутрь.
  - Ты ужинала? - обернулся он, поднимаясь наверх.
  - Нет.
  О том, что я не обедала и не завтракала, упоминать не стоило. Петир остановился.
  - Ты, вообще, ела сегодня?
  Я подняла взгляд, улыбаясь. Так непривычна и приятна была эта забота, что на душе становилось теплее. Через пару мгновений он уже спускался обратно, натягивая рубашку и пытаясь пригладить непослушные волосы.
  - Отдай! - настойчиво тянул он мою тетрадь на себя. Пришлось выпустить.
  Мы вышли на улицу. Петир поглядывал на меня задорным взглядом, с его лица не сходила улыбка:
  - Мама сегодня сказала, что с тобой я научусь не только убираться, но и готовить...
  Я засмеялась в голос. Как все плохо, оказывается...
  - Твоя мама знает о нас?
  - Конечно, знает. 'Не забудь покормить Дайан'...
  - Я, ведь, ни разу не видела ее?
  Петир обернулся, и я поймала озадаченный взгляд. Припоминая родителей одноклассников я, действительно, не могла выделить из них мать Петира.
  - Видела и не раз... Но меня не удивляет...
  Я вскинула брови.
  - У тебя удивительная способность не видеть вещей, происходящих прямо под носом, - он улыбнулся, поцеловав меня в нос. Мне же стало обидно. Да, мне говорили об этом. В том числе и мама. Но зачем нужно было тыкать меня носом в собственную невнимательность?
  - Наверно, это очень удобно: встречаться с девушкой, не видящей происходящего под носом? - съязвила я.
  Петир вздрогнул, как от пощечины, и остановился. В неясном свете уличных фонарей и освещенных окон я видела его глаза. Он смотрел необычно, не зло и не обиженно как мог бы. Он пытался что-то понять.
  - Я не хотел тебя обидеть, Дайан. Прости меня, хорошо?
  Он ждал, не двигаясь с места и заставляя прохожих обходить нас. Я опустила взгляд, потом вовсе прижалась к нему, уткнулась носом в плечо. Это ты меня прости... Обняв меня за плечи, Петир продолжил путь.
  Вернувшись домой после ужина, Петир широко улыбнулся и поманил за собой:
  - Пойдем.
  Смещенная со своего места, у кровати зависла подставка иллюзора.
  - Садись, - указал он на кровать и вставил в подставку кристалл, лежавший на столе. - Я помню, что ты хотела посмотреть книгу сразу после Дня магии. Но так и не собралась... Странно, что ты не сделала этого еще в школе.
  Я открыла рот, переводя взгляд с Петира на кристалл. Неужели?
  - Готова?
  Я кивнула, подбирая ноги. Как ты догадался, что я хочу ее посмотреть, и все никак не соберусь?
  В комнате стало темно, а потом кристалл засветился густым багровым светом. Я увидела маленькую комнатку со стенами из грубого камня. Тюфяк на полу, стол и сидящего за ним человека. В комнате чуть потрескивал камин, освещая хозяина, нехитрый скарб, грубую деревянную дверь и винтовую лестницу наверх. Высокий и невероятно худой парень накручивал между ладоней программы стихийных преобразований. С ужасом я узнала в нем Андреса.
  - Сколько ему здесь?
  - Семнадцать. Ланиты еще не ушли. В этой башне он провел два года, расшифровывая книгу.
  Через минуту тишины башню Андреса озарила иллюзия. Я улыбнулась, всматриваясь в лицо Кам Ин Зара, появившегося внутри второй иллюзии - объемной и живой, на всю комнату. Чуть отодвинулась от двери его башни, Петир сел рядом. Кам Ин Зар показывал свою жизнь, рассказывая о работе, семье, найденных артефактах и созданных вещах.
  - Здесь есть поток для псиоников. К сожалению, в иллюзии передать его невозможно, - комментировал Андрес тем голосом, который я помнила с нашей недавней встречи.
  - Андрес - псионик? - с изумлением поинтересовалась я.
  - Нет. Но насколько я понимаю, он может что-то чувствовать.
  - Сколько времени занимает просмотр всей книги?
  - Три полных дня.
  Я закусила губу. Что же загнало его тогда в эту башню? Никогда бы не подумала, что Андрес, каким я видела его недавно, мог быть этим обросшим истощенным парнем.
  - Можешь найти страницу о Бездне памяти? - обернулась я. - Сегодня Саша упомянул о ней...
  Петир поднялся к подставке.
  - Что нового узнала?
  - О Кларисс. Оказывается, именно она сделала Андреса императором Объединенных земель.
  - Да, без ее влияния и связей не обошлось.
  - Ты и это знаешь?
  - Кларисс - жена Ранцесса. Когда ушли ланиты, именно к ней повернулись все взгляды людей Объединенных земель. Логично, что место императора занял натасканный ею Андрес.
  - Что значит натасканный? Как они, вообще, познакомились? Что их связывало?
  - Кларисс состояла в гильдии видящих и работала здесь, в зальцестерской резиденции. Они работали бок о бок с Александром долгие годы. Андреса она знала с рождения.
  - Так, она видок?
  - Она видок четвертой, маг пятой и рейнджер второй ступени. За свои триста с лишним лет она по полсотни минимум провела в каждой из гильдий.
  Я изумленно покачала головой: ну и личность эта Кларисс!
  - Я так сильно хочу с ней познакомиться!
  Петир засмеялся, присаживаясь на край кровати.
  - Вот от таких желающих она и спряталась на севере, наверное.
  - Саша обещал нас познакомить.
  - Серьезно? Ты очаровала старого зальцестерского видока, я смотрю.
  - Не такой уж он и старый...
  Я замерла, понимая, что попалась. Рассмеялась, не сдержавшись.
  - Он необыкновенно добрый и искренне хочет мне помочь. Это удача, что я натолкнулась на них у Воронки.
  - Будешь смотреть о Бездне памяти?
  Я кивнула. Кристалл снова засветился глубоким бордовым светом и Петир вернулся ко мне.
  В башне Андреса ничего не изменилось. Сотворив что-то над книгой, он развернулся к центру комнаты, наблюдая иллюзию Кам Ин Зара. Какой же он худой! Легкий пушок на подбородке, темные пакли волос, раскинутые по плечам и спине. Загорелое лицо с тонкой полоской румянца на скулах. Кажется, что вот-вот, и парень улыбнется. Светлые глаза смотрят пронзительно и настойчиво, будто весь мир обязан раскрыться перед их взором. Сколько уверенности, спокойствия и силы в этом истощенном отшельнике - будущем императоре - страшно представить!
  А внутри второй иллюзии Кам Ин Зар рассказывал о поле, опоясывающем нашу планету. Объяснял, что в него могут вливаться тоненькие потоки других миров, найти которые под силу лишь Хранителям. Говорил о том, что маленькие ручейки идут из мест, где однажды была открыта дверь в другой мир. Я всматривалась в глубокие черные глаза мага, раскрыв рот. Бездна памяти хранит все что есть, твориться и свершиться завтра или через века. Все предначертано и 'видящие во времени' умеют погружаться в эту бездну. На короткое время, боясь утонуть - не вернуться...
  - Здесь очень сильный псионический поток. Могу предположить, что Кам Ин Зар учит пассам, непосредственно связанным с этим полем, - комментировал Андрес тем временем. Кинув на него взгляд, я снова обернулась к Кам Ин Зару. В какой-то момент мне показалось, что иллюзии замкнулись друг на друге. Где-то в песках, загоревшая до черна женщина, практически обнаженная, не молодая и завораживающе экзотическая, беззвучно шептала что-то, сидя на соломенном коврике.
  - Останови... - прошептала я. Обернувшись, Петир потянулся к кристаллу, - я хочу посмотреть эту страницу сама. С мамой, или каким-нибудь другим псиоником.
  Петир смотрел на меня чуть удивленно.
  - Она очень тяжелая. А эта женщина показывает внешнюю иллюзию - Андреса в башне.
  Я остановила взгляд на Петире. Я знала это. Не понимаю как, но знала.
  - Как я могу посмотреть книгу? Где она?
  - В библиотеке гильдии в Турхеме. Для просмотра нужно разрешение главы гильдии. Или можешь дождаться начала учебного года. Раз в год собирают желающих в нашей школе. Там будет сильный координатор.
  - В этом году еще будет?
  Петир кивнул с улыбкой и пониманием.
  - И что, чтение идет три дня?
  - Нет, только те страницы, где есть поток для псиоников. Это на день.
  - И как мне попасть на это чтение?
  - Посмотри расписание...
  - Откуда ты все знаешь? Мне иногда кажется, что легче спросить тебя, чем искать в архивах...
  - Спрашивай. В отличие от тебя и практически не пропускал лекции, - усмехнулся он. - Что-то рассказывала мама, что-то узнавал сам, когда было интересно. Завтра я еду на Сиан на несколько дней.
  Я мотнула головой от резкой смены темы.
  - Выделяется небольшая группа для отлова состоящих в гильдиях псиоников и магов, замешанных в контрабандной деятельности.
  - А не состоящим в гильдии можно работать на контрабандистов?
  - Нет, но это уже не по нашей части. Как только вернусь, найду тебя. Возьми кристалл с книгой, если хочешь.
   Я улыбнулась, привлекая его к себе. Значит, ты нашел мне занятие на время своего отсутствия? Не будем терять времени, раз тебя не будет несколько дней...
  
  4.
  Я стояла на балконе, где на День магии обожгла ладонь Петира огнем. Андреса еще не было. В животе все переворачивалось от волнения. Даже слепящее солнце и подступающая с каждой минутой жара не расслабляли.
  Минутами ранее я поднялась по ступеням полукруга лестницы и поняла, что Императора нет на месте. Кабинет был заблокирован намертво, и я подозревала, что даже прикасаться к ручке двери не стоит. Вернувшись в Большой зал я не нашла ничего лучше, как подождать на балконе. Воздух наполнял сладко-терпкий аромат яблок. Среди деревьев ходил человек, собирая опавшие за ночь плоды в тележку. Изредка оглядываясь в сад, я задумчиво наблюдала за входом. На пути от портала к кабинету Андрес обязательно должен будет пройти мимо меня.
  Услышав голоса, я оторвалась от перил. Это был Император. Я зашла в залу и замерла, не смея двинуться с места. Отражаясь от стен, по огромному помещению разносился его напряженный голос.
  - ... Кларисс не позволит резервацию...
  - Тогда пусть предлагает выход сама! Так не может продолжаться. Это третий случай за месяц, - волновалась маленькая женщина, не молодая, но свежая и легкая.
  Получалось, что я подслушиваю их, стоя у раскрытых балконных дверей - против света. Как только я смущенно подумала о этом, Андрес и женщина остановились и посмотрели на меня.
  - Я слетаю к ней. Мы решим это. Увидимся дома...
  Отрывисто проговорив это, император наклонился к женщине и легко поцеловал ее в губы. Я сглотнула. Кого можно так целовать? Не обращая на меня внимания, женщина пошла обратно к порталу. Андрес же смотрел на меня. Опомнившись, я направилась к нему.
  - Я не вовремя?
  Император снисходительно улыбнулся и кивнул следовать за собой.
  Когда мы зашли в его кабинет, я остановилась у двери в нерешительности. Взглянув на меня исподлобья, император прикоснулся к иллюзору. Я не поняла его взгляда, пока из подставки не выросла иллюзия молодого человека.
  - Привет, парень.
  - Привет, - так же спокойно, без видимых эмоций проговорил молодой человек. Он смотрел на Андреса и я видела его профиль. Это был парень моего возраста или чуть младше, с длинными соломенными волосами и довольно привлекательный на лицо.
  - Позови мать.
  - Она... - парень тряхнул головой, - где-то в городе.
  - Я буду завтра. Не исчезайте.
  - Заказывать торжественный прием?
  Я сглотнула. Что это за сопляк, позволяющий себе так разговаривать с императором? Андрес промолчал и выключил иллюзор.
  - Ты ходила некреациновыми порталами?
  Чувствуя, что сейчас коленки подогнутся, я ухватилась за вешалку у двери. Кое-как, стараясь скрыть волнение, добралась до дивана. Села. Андрес спокойно наблюдал, не меняясь в лице. А потом медленно, будто пробивающийся сквозь тучи луч солнца, на его лице расползлась улыбка.
  - Этот вопрос неизменно, на протяжении уже девятнадцати лет, способен усадить мага любого уровня.
  Я выдохнула. Это шутка была?
  - Чему вас учат в школе, Дайан?
  Я молчала. Не могла же я сказать Императору, что посетила одну лекцию по истории от силы? Откуда я знаю, что там рассказывали? Но он ждал ответа, тогда как мое молчание затягивалось.
  - Дайан? Тебя ведь так зовут?
  Я кивнула.
  - Я не хотел так напугать тебя. На самом деле это совсем не страшно.
  Все вопросы, которые я хотела задать, канули куда-то в глубины памяти. Я положила на колени тетрадь, которую все время прижимала к себе. Посмотрела на нее. У меня еще осталось время? Или я уже два часа тут?
  Иллюзор засветился, привлекая внимание Императора.
  - Извини, Дайан.
  - Андрес, они игнорируют, - Ксю Киз была зла, если не сказать большего. Я поняла, что слышу то, что совсем - просто абсолютно не должна была слышать.
  - Где они сейчас?
  - Пересекли границу раскопок. Две тысячи километров от Баэндара.
  - Пошли туда по одной малой боевой группе магов, рейнджеров и псиоников. Передай Леонту, что если он не решит этот конфликт в течение двух дней, может распрощаться со своим постом. На третий день зачисти территорию.
  - Хорошо, - процедила Ксю Киз и исчезла.
  Я боялась поднять взгляд. Андрес собирался сместить главу одной из гильдий из-за профессиональной непригодности? Я правильно поняла? Подожди... Баэндар - это ведь Сиан!
  - Баэндар - это на Сиане?
  Андрес кивнул в подтверждение. В какой-то миг мне показалось, что он уже забыл о моем присутствии.
  - Там Петир!
  - Какой Петир?
  Я закусила губу. Пальцы нервно теребили тетрадь. Как я могу объяснить какой Петир. Поднявшись с места, Андрес прошел ко мне и сел напротив. Посмотрел на иллюзор. Я обернулась от неожиданности, когда снова услышала голос Ксю Киз.
  - Да.
  - Убери оттуда своего сына...
  - Откуда... - начала Глава Турхемской резиденции.
  - Ксю! - оборвал ее Император.
  - Хорошо...
  Я не поняла о чем они... абсолютно. Хотя узнала, что у Главы есть сын и его откуда-то нужно убрать. Посмотрев на Императора, я сжалась еще больше. Почему ты не можешь так же приказать отозвать с юга группу Петира? Хоть бы ничего не случилось...
  - Ты подготовила вопросы? - тем временем спросил Император. Я поспешно кивнула и открыла первую страницу.
  - Как ушли ланиты, что послужило причиной?
  Выдохнув, Андрес откинулся на спинку и задумался. Потом легонько улыбнулся и заговорил...
  Я впитывала его голос, записывая основные моменты в тетрадь. Андрес говорил спокойно, вдумчиво, вспоминая детали. Через полчаса я уже знала краткий курс истории в интерпретации Императора. Стоило пропустить школьный курс, чтобы услышать это все от него.
  Он начал издалека: за несколько тысяч лет до нашего рождения - когда на Земле шли беспрерывные, глобальные войны. Рассказал о противостояниях двух лагерей ланитов: мнивших людей рабами и тех, кто считал себя не вправе разделять так явно две расы. О заключенном на руинах и трупах мире. О решении ланитов жить рядом, служить людям. Плавно перешел к двум императорам до него - Сартену - человеку-магу, и Ранцессу - ланиту-псионику. Когда они оба оказались в Баэндаре и возник еще один Андрес, я запуталась. Засмеявшись, император предложил пройтись по саду. Через пару минут мы уже оказались на улице. Я была искренне благодарна за практически неощутимый щит от палящего и поджаривающего мгновенно солнца. Внимательно слушая, я не перебивала.
  Андрес терпеливо повторял о Мече из тумана и мечте Ранцесса увидеть другие миры. О нанятом для этого маге и ненормальном мальчике, по стечению обстоятельств оказавшегося тезкой Андреса. Там же сыграла роль книга Кам Ин Зара, вторую страницу которой расшифровал Сартен. Именно желание поделиться открытием с братом привела его в маленький городок на окраине Объединенных земель. Слушая подробности смерти Сартена, я сглатывала волнение. В каком состоянии должен был оказаться тот чудо-мальчик Андрес, что стал способен убить императора, пытавшегося помешать ему уйти в другой мир?
  - Как же так? Неужели императора никто не охранял, что какой-то мальчишка смог так просто убить его?
  Андрес вздохнул. Я узнала о двух ангелах императора. Двух белокурых женщинах-псиониках, сопровождавших его повсюду. Но в тот день оба императора (настоящий и будущий), нанятый маг и сумасшедший мальчик устроили в маленьком городке такой массивный обмен энергий двух миров, что ангелы были заняты удержанием этих сил внутри маленького домика, чтобы не пострадали жители города. Никто не мог даже подумать о том, что Сартену может угрожать опасность. Рядом был Ранцесс - сильнейший псионик и родной брат императора. Ангелы же приняли на себя такую нагрузку, что иссякли как псионики. Андрес предположил, что их организм включил защитные функции, когда нагрузка превысила их возможности. С тех пор ангелы так и не восстановились полностью, вернув лишь два или три уровня.
  - А что было с ними потом?
  - Они продолжали работать так же, как и раньше. Просто объектом их охраны после того дня был уже не император... - Андрес тяжело вздохнул. Я подняла лицо, чтобы посмотреть на него. Могло ли быть так, что он знал их? Но спросить я не осмелилась, такая странная грусть появилась в его взгляде. Мне тоже было их жаль...
  Именно в тот день Ранцесс увидел мир без ланитов. Он давно чувствовал, что синергия двух рас ведет его народ вниз по пути медленной, но неумолимой деградации. И Андрес был склонен согласиться с ушедшим императором. Расшифровывая книгу Кам Ин Зара, жившего всего тремя тысячами лет раньше, он убедился в том, что наши силы и способности значительно уменьшились. В тот день Ранцесс принял решение увести свою расу в другой мир. А средство для осуществления его мечты преподнес перед смертью Сартен. На расшифрованной им второй странице рассказывалось о пещере, в которой хранился, пожалуй, сильнейший артефакт на Земле. С помощью него (Сартен был уверен в этом) можно было исполнить и более сумасшедшую мечту... Как не удивительно, на поиск этого артефакта Ранцессу понадобилось всего несколько месяцев. Дальнейшая работа была лишь делом времени.
  - А с Воронкой это связано? - я ухватилась за руку Андреса, не успевая за широким шагом.
  - Напрямую, - кивнул Андрес, накрывая мою руку своей огромной ладонью. Мы вышли к поляне, на краю которой под огромной яблоней стоял маленький столик и три стульчика. Не задумываясь, направились туда.
  Андрес засмеялся, сетуя на то, что не имеет понятия, как создаются миры. Но артефакт дал Ранцессу лишь силу для этого. Материал и информационную составляющую он должен был воспроизвести сам. У императора был лишь один пример - родная Земля. Воронка - это то, что забрал из нашего мира Ранцесс как прототип, пример, образец...
  - Понимаешь?
  Я сглотнула, раскрывая тетрадь.
  - Вот и я, пожалуй, не совсем. Но Воронка - это показатель того, что Ранцесс создавал новый мир по образу и подобию Земли. С ее энергиями, душой, магией, полями, химическим составом.
  Я кивнула, быстро записывая.
  - Ты не думала, что воспользоваться иллюзором было бы проще? - улыбнулся Император, чуть склонив голову. Я тяжело вздохнула, закусывая губу.
  - Понятно, - улыбнулся он и закончил: - Воронка перестала расширяться перед самым их уходом.
  - А как это было? Как они уходили?
  - Внезапно, тайно, все вместе.
  - Но, ты ведь был там? Саша сказал, что ты был там...
  Император вздохнул. Осмотрелся. Поднял из-под своего стула яблоко. Обтер об грудь. Откусил. Я не сдержала широкой улыбки. Каким удовольствием было видеть в этом человечище - человека!
  - Хочешь яблоко?
  Я отрицательно покачала головой.
  - Я видел, как ушел Ранцесс и последние ланиты. Видел, как они прощались с Кларисс...
  Андрес подпер подбородок кулаком и задумался. Молчал долго: несколько минут. Я поняла... Та девушка, его Целесс... Они не успели попрощаться. Да и не собирался он с ней прощаться. Ее увели силой. 'Прощальный привет от Целесс'...
  Неожиданно я вспомнила его у Воронки. Застывшую в глазах неподъемную тоску, сгорбленную спину, сыплющуюся сквозь пальцы землю - будто само время, проходящее без нее. Стало больно и стыдно. Горло сжало.
   - Прости, Андрес, я не хотела...
  Император поднял взгляд и отнял руку от лица. Выкинул за спину огрызок, который до сих пор держал.
  - Что ты нашла в архивах историков?
  - О времени действия Воронки - список уничтоженных городов, этапы ее расширения. По поводу твоей личности или ухода ланитов - ничего.
  - У тебя еще есть вопросы?
  - Что привело тебя в ту башню, где была расшифрована книга Кам Ин Зара?
  - Это останется тайной для школьников, - улыбнулся император, поднимаясь. Подал мне руку. - Перед сдачей работы дай ее Эзнеру. Он добавит необходимых фактов и проверит, не был ли я излишне откровенен.
  Я кивнула. Еще бы... Как без этого. Стоило ожидать. Но почему именно Эзнеру?
  - Александр обещал познакомить с Кларисс. Мне кажется, что я поняла общую картину произошедшего... Но я так хочу с ней познакомиться! - призналась я. Мы вышли на главную аллею императорского яблоневого сада. Андрес молчал, ступая босыми ногами по мелкому гравию. Я подняла к нему взгляд. Он смотрел вокруг, обегая взглядом деревья по обе стороны дороги. Потом его взгляд остановился на ничем ни примечательной яблоне и по лицу пробежала волна эмоции. Я испугалась. Замерла на мгновение, пропуская его вперед. Его уже не было со мной...
  Император ушел в воспоминания и мне в них не было места. Стало душно. Безумно душно в этом саду...
  Он так и не оглянулся и не попрощался. В какой-то момент я потеряла огромную фигуру из виду, будто Андрес растворился в воздухе. Найдя вход во дворец, я пошла к комнате с порталом и вернулась в Зельмень.
  
  - Ну, как поговорили? - спросила мама, выйдя в прихожую.
  Я не нашла что ответить. В горле все еще стоял ком, грудь душило что-то совершенно незнакомое. Возможно, это была чужая боль. Мама нахмурилась.
  - Что случилось, Дайан?
  Я скинула сандалии и посмотрела на ее белокурые локоны, вспоминая рассказ заново. И, ревя, кинулась к ней.
  - Девочка моя, что случилось? - обнимала она меня, гладя по голове.
  Я не могла произнести и слова, взрываясь рыданиями. Как сильно... Как больно...
  Усадив меня на ступеньки, мама гладила по голове. Что-то говорила, пытаясь успокоить. Но через какое-то время начало отпускать. Подняв зареванное лицо, вытирая сопли и слезы, я попыталась улыбнуться.
  - Он самый прекрасный и самый несчастный человек на Земле...
  Неожиданно, с той же силой, заревела сама мама. Удивленно всхлипнув пару раз, я снова заплакала...
  
  Я не ожидала, что иллюзия Петира появиться из подставки раньше, чем через неделю. Скорее, я рассчитывала увидеть Мию, отвечая на сигнал вызова. Когда Петир увидел меня зареванной, лицо его изменилось.
  - Что случилось? - спросил он, подавшись вперед.
  Я помотала головой, пытаясь улыбнуться.
  - Я сейчас приду.
  И исчез.
  Как придешь? Ты же на Сиане?!
  Но он был не на Сиане. Через двадцать минут, когда я даже не успела вернуть себе нормальный цвет лица, Петир отрыл дверь в комнату. Замер, разглядывая меня. В два шага пересек комнату и обнял.
  - Рассказывай, из-за чего ревели женщины этого дома.
  - Я просто под впечатлением от встречи с Андресом, - попыталась улыбнуться я. Произнеся это, отошла на шаг, закусив губу. Петир в красноречивом молчании ожидал продолжения. Что ж у меня язык-то такой бестолковый...
  - В смысле... - я сглотнула. - Он рассказывал о Воронке и Целесс. Мне стало так жалко его.
  - И маме стало жалко?
  Я кивнула.
  Беззвучно выругавшись, Петир махнул рукой. Дотронулся пальцами до подбородка, разглядывая меня. Улыбнулся. Я пожала плечами. Ну, вот, так! Расчувствовались...
  - Что ты тут делаешь? Ты же собирался на несколько дней.
  - Собирался.
  Я повисла у него на шее, обнимая. Спасибо, что ты вернулся.
  - Тут кормят?
  Я отчаянно закивала и потянула его из комнаты. С кухни уже доносился аромат: мама что-то творила для голодных детей.
  Мы вернулись в комнату после обеда: я хотела переодеться. Кто-то опять хотел меня видеть. Это уж точно должна быть Мия: слишком давно я ее не видела.
  - Дайан, здравствуй! - начала помощница Ксю Киз. - О-о... Петир?
  - Привет, Анри, - поздоровался он, отходя к двери, чтобы исчезнуть из ее поля зрения. Девушка, кажется, забыла цель своего вызова. Медленно сфокусировала на мне взгляд.
  - Завтра император собирается на север. Приглашает присоединиться к нему. Если ты конечно хочешь.
  - Где и во сколько? - просипела я, мгновенно теряя голос.
  Анри смотрела на меня странно. Забыли сказать, где и во сколько, что ли? Или ты Петира увидела и забыла все на свете? Я обернулась к нему, справляясь с раздражением. Лучше бы я не поворачивалась...
  - Анри, уточни, пожалуйста, - попросила я, уже не оборачиваясь к ней и отключая иллюзор. - Что?
  Петир отрицательно покачал головой. Снова он казался каким-то взлохмаченным, трогательным.
  - Давай подождем, пока она уточнит. Потом пойдем. Хорошо?
  Он снова отрицательно покачал головой. Я почувствовала, как непроизвольно дернулись брови. Сделала к нему пару шагов.
  - Я очень хочу познакомиться с Кларисс. Кроме того, что для меня было бы честью задать ей несколько вопросов, я сама очень хочу ее увидеть.
  - Зачем ты оправдываешься?
  - Ты ревнуешь... Причем абсолютно необоснованно. Ты же прекрасно знаешь, и сам сказал мне об этом: у Андреса не может быть женщины...
  - Это не мешает тебе и твоим чувствам...
  Он не договорил, а я задохнулась от негодования. Как ты можешь? Я же никого и никогда не любила так, как тебя. Неужели ты не видишь этого? Как ты можешь говорить, думать так?! Я сжала челюсти от обиды и отвернулась. К глазам снова подкатывали слезы. Когда, буквально через несколько секунд, я обернулась, Петира уже не было.
  - Петир! - я выбежала из комнаты. Внизу закрылась дверь. Вернувшись в комнату, я села на кровать и снова заревела.
  Анри появилась через пару часов. Она явно не торопилась... За время ожидания я привела во вменяемый вид историю об императоре и ланитах. На север Андрес собирался в девять утра. Ждать будет в своем кабинете. Помощница Ксю Киз хотела что-то спросить, но так и не решилась, распрощавшись. Пожав плечами, я вышла из комнаты.
  - Мам, я поеду завтра с Андресом на север.
  - Поедешь?
  - Ну, или полечу.
  Мама посмотрела на меня исподлобья.
  - Не много ли он уделяет тебе внимания?
  - Я очень хочу познакомиться с Кларисс. А он как раз завтра собирается к ней. Думаю, Саша попросил его взять меня с собой.
  Мама облизала губы и пробежалась взглядом по всему холлу.
  - Дайан, ты знаешь, что такое некреациновые порталы?
  Я сглотнула, осторожно кивая.
  - Судя по тому, что переместиться на север так же быстро как император ты не можешь...
  - Мам, но это же нереально! - воскликнула я шепотом. - Если он и умеет делать... это... то не на такие расстояния. И уж никак не с кем-то подмышкой.
  - Вообще-то умеет, - поморщилась мама. - И на любые расстояния и 'с кем-то подмышкой'...
  Я села на ступеньки, оторопев.
  - Откуда ты знаешь?
  Мама подошла и присела рядом.
  - Много лет назад он сделал один прыжок с твоей теткой. Она была без сознания, но факт остается фактом.
  - Они знакомы? Тетя Карел и Андрес знакомы?
  - Немножко.
  - Почему ты мне не сказала? И что значит много лет назад? Мне иногда кажется, что императору уже века! Ему тридцать пять лет, мама! Сколько это: 'Много лет назад'?
  - Андресу тридцать шесть. А было это девятнадцать лет назад, - мама поднялась.
  - Мам...
  Она обернулась.
  - А ты тоже с ним знакома?
  - Немножко. Возьми теплую одежду. Там жутко холодно.
  
  Я шла от портала на центральной площади Зальцестера к дому Петира. Этот путь теперь я могла пройти и с закрытыми глазами. Даже если он заходил в гильдию днем, сейчас уже должен был вернуться. Я объясню. Признаюсь. Вообще не понимаю, как получилось, что за время наших отношений я так и не призналась ему в своих чувствах? Боялась напугать, зная его ветреность? Или боялась произнести это вслух и не оставить себе шанса для отступления? Важно ли для него это, вообще? Возможно, что эта ревность - лишь повод расстаться со мной. Если так, то скажи мне это прямо. По крайней мере, я буду знать, что со мной все произошло по той же давно известной схеме твоих отношений. Мы вместе чуть больше месяца. Как раз...
  Поднявшись на пару ступенек к его двери, я постучала. Ответа не было и я спустилась обратно и посмотрела на окна второго этажа. Что-то вспыхнуло розоватым светом в этот момент. Петир выругался и выглянул в окно.
  - Впустишь?
  - Нет.
  Я онемела, чувствуя слабость в ногах. В памяти тут же всплыл идентичный диалог. Я задыхалась, набирая в себя воздух. Выдохнуть не получалось. Из окна напротив высунулось престарелое лицо неопределенного пола и покачало головой:
  - Когда же это кончиться! Когда же...
  Закрыв уши ладонями, я побежала обратно к порталу. Нет... Нет. Нет!
  Замерла на площади. Куда? Не могу домой... Не хочу никуда. Никуда больше! Облокотившись о стену, я тихо заплакала, пряча лицо в ладонях. Как хорошо, что сейчас темно. Я опустила ладони. Фонарь горел прямо надо мной, освещая даже узор на сандалиях. Всегда со мной так! Ну, почему?! Я заревела еще сильнее...
  Пробродив по Зальцестеру ровно столько, чтобы успокоиться, я вернулась на центральную площадь. Не испытывая судьбу (второй раз я могла не найти центральный портал), я отправилась в родной город. Тихо поднявшись к себе, легла спать. В голове проносились сотни диалогов с Петиром. Мы говорили обо всем на свете. В моем воображении он не был таким непримиримым...
  Вскоре получилось уснуть.
  
  5.
  Я предполагала, что волноваться сильнее, чем в первые встречи с императором просто невозможно. Но я ошибалась! Напуганная маминым предположением о некреациновых порталах, я слышала в ушах стук собственного сердца. А если он потеряет меня по дороге? Нет, я понимаю, что это просто пространство. Что это не псионические порталы, доступные единицам и более опасные, чем магические. Но ведь все возможно! Это тысячи лет назад любой маг перемещался в любую точку, поднимая некреациновые порталы. Но сейчас это больше походило на легенды... Дотронувшись до ручки двери его кабинета, я поняла что ладони - мокрые.
  Андрес улыбнулся, увидев меня.
  Я улыбнулась в ответ, надеясь, что улыбка выглядела не слишком жалкой.
  - Ты очаровала моего отца, Дайан... - взяв под руку, Андрес повел меня из кабинета. Обернулся на дверь, поднимая защитные программы. Основную массу я, даже, не чувствовала, такого недоступного для меня уровня они были. - Узнав, что я собираюсь к Кларисс, он попросил взять тебя с собой. Ты захватила теплую одежду?
  Я кивнула. Андрес подхватил подбитый мехом плащ, проходя мимо сидящего у лестницы пожилого псионика. Странно, почему я раньше не замечала его и этот стол?
  - Он практически всегда под невидимостью, не смущайся. Сейчас проснется окончательно и спрячется...
  Я улыбнулась. Настроение императора не могло не радовать.
  - Одевайся, Дайан. Там холодно даже моим пяткам...
  Я захохотала, вытаскивая из кармана похожий гильдейский плащ, подбитый мехом, и теплые сапожки. Андрес спускался по ступенькам, застегиваясь. Догнав его, я пристроилась рядом.
  - Вот, совсем другое дело! - обернулся он и надел капюшон мне на голову. В мысли закралось подозрение. Андрес улыбнулся, накидывая капюшон на себя. В следующее мгновение я вскрикнула, оказавшись в невесомости. В смешанных чувствах посмотрела на Андреса, подхватившего меня одной рукой. Что это значит? Император улыбнулся и подмигнул. Подмигнул!
  А затем мои голые ноги, руки, лицо обжог мороз. Я вздрогнула, сдержав крик. Оказалась на ногах. Осмотрелась. Кроме того, что мы попали в морозную ночь, здесь бушевала настоящая вьюга! Снежинки кололи лицо, ветер обжигал нос и горло. Как-то я не ожидала такого откровенного холода! Обняла себя, подняв лицо к Императору. Он наблюдал за мной, улыбаясь.
  - Понравилось?
  Маме расскажу - не поверит. Я не сдержала улыбки и кивнула. Андрес был счастлив, как ребенок. Коротко засмеявшись, он обнял меня за плечи и повел вперед. Там, в трехстах метрах от нас, начинались огни какого-то селения. Когда мы дошли до первого дома и расчищенной дороги, мои зубы отбивали дробь, а коленки уже не чувствовались. Еще через пару минут мы вошли в тепло. Это был двухэтажный каменный дом. Разглядеть более этого было тяжело ввиду залепляющего глаза снега и ночи.
  - Эй, хозяева! - крикнул Андрес, потирая покрасневшие ладони.
  Только сейчас я вспомнила, что мы оба являемся магами. И ни один не догадался поставить элементарный щит. Дожили...
  Перед нами взвивалась лестница. Из проема двери в конце холла вышел парень, которого я видела вчера в иллюзоре. Он был высок, почти как Андрес, но не такой широкий. С длинными соломенными волосами и действительно очень привлекательный. Удивительными для его возраста были осанка и надменность, с какой он держался. Я прищурилась, снимая тяжелый от налипшего снега капюшон. Парень осматривал меня словно предстоящую покупку. Сильный и наглый взгляд псионика пробежался по эмоциям и последним воспоминаниям. Я отшатнулась, оборачиваясь к Андресу.
  - Не смей! - приказал Андрес, подходя к наглецу.
  - Иначе - что?
  Я сглотнула. Кто это может быть? Откуда столько презрения? Андрес промолчал. Я непонимающе дернула головой.
  - Где мать?
  - В 'Оне Синем'.
  Не говоря ни слова, Андрес развернулся и пошел обратно к двери. Я перевела взгляд с парня на императора. За это мгновение наглец оказался на последней ступеньке лестницы и оттуда кинул картинку, заставившую меня сделать шаг назад: воспоминание последней встречи с Петиром у его дома. Взяв меня за руку, Андрес покинул дом.
  - Кто это? - поморщилась я. К глазам подкатывали слезы. Я же ничего ему не сделала. Мы вообще незнакомы!
  - Сын Кларисс.
  Я удивленно обернулась. О сыне Кларисс история умалчивала...
  - Почему он такой?
  - Ну а каким может быть ребенок, с пяти лет знающий, что его отец - могущественный император Объединенных земель, сильнейший псионик на Земле оставил их с матерью, уходя в другой мир. Зная... - Андрес осекся. Я поняла, что больше мне знать не положено.
  Когда мы перешли улицу и зашли в дверь под вывеской, с которой подмигивал синий старик, я прижалась к стене. Глаза в ужасе расширились. Уши заполнил гомон незнакомой музыки и криков. Андрес встал рядом. Нас мгновенно окружили защитные рамки. Я испуганно озиралась: в 'Оне Синем' во всю бушевала драка.
  - Ты не вмешаешься?
  - В драку северян? - в его голосе слышалась ирония, - это первое правило для любого, кто посещает север: 'Никогда не вмешивайся в споры северян'. Раньше это правило звучало как: 'Никогда не вмешивайся в споры островитян'. При малейшем вмешательстве вся эта толпа мгновенно развернется против тебя.
  Я вскинула брови и посмотрела в зал. Смотреть было на что...
  Я видела драки в тавернах Турхема. Я участвовала в тренировочных боях магов. То, что происходило здесь не было похоже ни на что. Летало всё и все. Люди зависали на потолке и стенах, швыряясь мебелью, льдом, огнем, ножами, друг другом. Прямо рядом с нами здоровенный чернобородый детина колошматил такого же, но лысого кулаком по лысине. Над ними зависло нечто, похожее на кузнечика, и смеялось, отбиваясь от летящих со всех сторон ножей из стали и льда. Я потрясла головой.
  Заметив нас, этот странный человек, все так же оставаясь на потолке, свесился вниз. Я отпрыгнула, когда губы этого существа прикоснулись к щеке Андреса.
  - Вот где ты... - засмеялся он.
  Я онемела.
  - Я сейчас... - оно прижалось к потолку и мгновенно оказалось в другом углу, смахнув по пути всех, кто стоял на 'верхнем полу'.
  Хватая ртом воздух, я смотрела на императора. В следующее мгновение музыка замолкла и все недовольно замерли.
  - Играй! - крикнул кто-то далеко слева.
  - Кларисс, верни инструмент!
  - Друзья, я вынуждена покинуть вас. Ко мне приехали гости. Хорошо повеселиться! - существо, которое назвали столь много значащим для меня именем, отдало нечто, являющееся музыкальным инструментом, музыканту и спрыгнуло с помоста.
  - О-о! Это же босяк к нам пожаловал! - послышался возглас слева. Андрес улыбнулся, оборачиваясь в ту сторону.
  - Рад приветствовать, Кролик! - кивнул в ответ.
  - Босяк, выпей с нами! - зашумел зал.
  - Как там юга, еще целы?
  - Ты не собираешься забрать у нас Кларисс?
  - Разве что на эту ночь, - улыбнулся Андрес.
  Я поежилась от новой волны недоумения и уткнула взгляд в мокрые доски пола.
  Зал же загоготал. Тем временем Кларисс медленно шла сквозь толпу. Выше половины здоровяков, неимоверно худая; с вытянутым, некрасивым лицом и длинными растрепанными соломенными волосами. Неужели это - Кларисс? Неужели ее любил Ранцесс? Да и все, кто ее знал... Не верю!
  - Что это за ангел? - спросила она, беря мой подбородок в ладонь.
  - Это Дайан. Она мечтала с тобой познакомиться. Кроме того, пишет историю Воронки для школьников.
  - Как интересно... - женщина смотрела на меня в упор. Когда она повела головой на бок, став еще больше похожа на кузнечика, я поморщилась. - Кажется, я разочаровала ее, мальчик.
  - Нет... - просипела я. - Нет! - повторила громче, пытаясь вернуть себе голос.
  - Нет? - обернулась она. Мы выходили на улицу. - Андрес, ты слышал?
  Андрес обернулся на нас обеих и широко улыбнулся. Это императора она называла мальчиком? Я совершенно потерялась в его мире... Он категорически, просто абсолютно не умещался в мое понимание.
  - Что там? - тем временем спросила Кларисс.
  - Даже не покормишь?
  - Ты будешь есть в моем доме?
  - Все еще опасно? - засмеялся мужчина. - Когда же ты его укротишь...
  Мы вернулись в дом Кларисс, стоявший на окраине селения, на другой стороне улицы. Дверь еще не успела захлопнуться, как перед нами вырос ее сын. Осмотрев мать с ног до головы, он повел головой и недовольно морщась, отошел на шаг.
  - Ты предупреждал?
  Андрес усмехнулся вместо ответа. Кларисс скидывала теплый плащ и трясла волосами, сбрасывая снежинки. Император последовал ее примеру. Я притронулась к застежкам.
  - Поздоровайся, Ройс, - приказала Кларисс, направляясь мимо лестницы - в дальний проем двери. Ройс смерил нас взглядом и развернулся за матерью.
  Кларисс резко обернулась. Их взгляды встретились. Я инстинктивно отступила, прижимая к себе края плаща. Таким взглядом можно было бы убить - как минимум.
  - Сейчас же! - прошептала женщина.
  - Иначе - что?
  Дальнейшего видеть я не могла. Они исчезли. На втором этаже послышался грохот. Какой-то звериный рык, даже не понятно чей. Я замерла, боясь дышать.
  - Он всегда был для тебя важнее, чем я! - услышала я крик парня и вздрогнула. В следующий момент разбилось стекло. Что-то деревянное снова взорвалось и все стихло. Кларисс появилась на площадке перед лестницей. С алым румянцем на щеках, растрепанная еще больше, потирающая запястье.
  Андрес тихо смеялся. Я пораженно моргнула, не веря глазам. Он смеялся! Потом, кинув на меня улыбчивый взгляд, пошел в тот дальний проем. Кларисс, тем временем, спускалась вниз. Я же дрожащими руками стягивала с себя плащ.
  - У меня некому готовить, - пожаловалась Кларисс, заходя в небольшую залу, служащую и кухней и столовой.
  Андрес обернулся с широкой улыбкой. Как это могло его веселить? Я была в ужасе.
  - Он никого не терпит в доме. Ко мне уже никто не идет работать. Девочка, сообразишь что-нибудь?
  Я сглотнула, поднимая на нее взгляд. Эта женщина, бывшая неотъемлемой и весомой частью истории, просила меня приготовить что-нибудь? Как же я могу сказать, что... тоже не умею?
  - Понятно, - захохотал Андрес. Все. Далее назвать этого мужчину императором даже в мыслях у меня не получалось. Он стал для меня чем-то непостижимым и завораживающим.
  Пока я переводила взгляд с одной страницы истории на другую, Андрес выудил откуда-то снизу бутылку и откупорил пробку.
  Кларисс махнула рукой, зовя за собой. Я послушалась, на ходу осматривая ее дом. Вычурная простота, не бедная - аскетичная - сглаживала то, что этот дом был сделан из дорогих пород деревьев и камня. Лишь присматриваясь к деталям, можно было понять, что многие детали служили когда-то в других домах.
  - Там вьюга, - заметил Андрес у меня за спиной. Мы поднимались наверх.
  - Не замерзнет...
  Я поняла, что сына в доме больше не было. В окно выпрыгнул? Обернулась к императору.
  Через несколько минут, когда Кларисс зашторила выбитое окно и прикрыла дверь в ту комнату, мы уютно устроились в зале наверху. Собрав с пола разбросанные приборы для камина, Андрес зажег огонь. Кларисс поставила на стол три бокала и разлила вино. Я грела ступни, скинув сапоги и забравшись с ногами на диван.
  - Не думал, что твоя императорская репутация может пострадать, если девочка начнет делиться впечатлениями? - промурлыкала полукровка, отпивая глоток. Я смущенно обернулась к Андресу, устроившемуся в кресле напротив Кларисс. Он смотрел на меня, улыбаясь широко и спокойно.
  - Она вызывает изумительное доверие. Я знаю лишь одного человека, кто с такой легкостью становится другом каждому встречному...
  Кларисс захохотала в голос и подняла бокал.
  - За него.
  Андрес усмехнулся, отпивая. Я потянулась к своему бокалу. О ком они?
  - Любимица декана, очаровала отца... Даже Ксю, похоже, успокоилась по поводу своего отпрыска, - продолжал император.
  - Она могла бы оказать положительное влияние на Ройса.
  - Только попробуй притащить его в Объединенные земли, - предостерег Император с усмешкой.
  Я терялась в разговоре. Они говорили обо мне, но я не улавливала и половины смысла сказанного.
  - Что тебе рассказать, крошка?
  Я заскребла пальцами ручку дивана. Как кстати пришлась бы сейчас моя тетрадь с готовыми вопросами.
  - Кларисс, почему вы остались?
  Она удивленно вскинула брови.
  - Почему остались полукровки? В вас, ведь, тоже кровь ланитов. Вы даже больше являетесь ланитами, чем людьми.
  Удивление полукровки сменилось снисходительной улыбкой:
  - Это первые дети. А потом? До какого колена полукровок можно было забрать? До первого-второго? Ты можешь встретить человека и даже не понять, что его дед или прабабка - ланит. Даже если бы Ранцесс забрал с собой полукровок первого колена, что было бы дальше - там? Они никогда не стали бы ланитами там, как и здесь мы никогда не станем людьми. Мы изгои, девочка. Были здесь, когда ланиты еще жили среди нас. Являемся сейчас здесь - когда ланиты ушли. И были бы там - в новом мире - среди чистокровных ланитов. Нам нет места нигде. Ты поэтому приехал? - резко перевела она взгляд с меня на Императора. Он коротко кивнул. Кларисс задумалась, переведя взгляд на огонь в камине.
  - Мы не видим никаких вариантов, кроме резервации, - проговорил Андрес неохотно.
  Кларисс стремительно поднялась и отошла к окну.
  - Я не позволю! Мы живем значительно дольше людей. Мы должны быть свободны!
  - Если так будет продолжаться, срок вашей жизни значительно сократиться. И популяция тоже
  Я смотрела на женщину и видела на ее лице напряжение и злость.
  - Я подумаю до утра что можно сделать.
  - Ты уже пятнадцать лет думаешь... А полукровок вырезают, как скот.
  Я вздрогнула и мысленно сжалась.
  - Я подумаю до утра, - повторила женщина, возвращаясь к креслу.
  Почему полукровок убивают? Неужели так сложно защитить? Их - явных полукровок первого-второго колена так мало! У нас же есть Гильдии - сплоченные, сильные государственные образования с внутренней безопасностью и гильдейским духом. Почему это так сложно? Не потому ли, что они слишком свободны? Я подняла взгляд на женщину, уже не казавшуюся такой отталкивающей как при первой встрече. Она обратила на меня внимание и кивнула, подбадривая.
  - Ведь вы практически все - необыкновенно одаренные... - начала я и голос сорвался. Кларисс усмехнулась. - Я имею в виду, что все без исключения ланиты были псиониками, магами, рейнджерами или видоками высших ступеней. Полукровки наследовали это. Некоторые, как ты - по несколько способностей.
  Кларисс склонила голову набок, не понимая к чему я веду.
  - У всех вас серьезное образование и все вы служили в гильдиях. Искали себя, пробовали...
  - Ну, все или почти все. Какая разница?
  - Гильдии - это сила Объединенных земель. Это замкнутые и полноценные единицы власти и регулирования с собственными иерархиями и безопасностью...
  Я обернулась к Андресу, наблюдавшему за мной сквозь золотистые узоры на бокале.
  - Возможно, обезопасить явных полукровок можно было бы, распределив их в гильдиях? В верхних слоях иерархий, дать им некую власть, ответственность и ответственных за их безопасность сослуживцев...
  Я закусила губу. Вдруг это невозможно и глупо? Но мне это казалось таким простым и явным выходом. Все полукровки талантливы как на подбор. Даже за счет большей продолжительности жизни они значительно более опытны и образованны.
  Когда я подняла взгляд, Кларисс и Андрес задумчиво смотрели друг на друга. Что-то неуловимо-тонкое вилось между ними, будто некая теплая, неощутимая и всеобъемлющая эмоция. Что могли они пережить вместе, став настолько близкими и бессловесными?
  - У тебя еще есть вопросы для лекций? - перевел на меня взгляд Андрес через пару минут. Я помотала головой. Даже если и были - я их все забыла. Потом спрошу у Саши или Эзнера. Мне не хотелось больше ничего спрашивать. Потянувшись к бокалу, я отпила маленький глоточек. Андрес удовлетворенно кивнул.
  - Я читала описания некоторых ланитов в исторических справках о главах Гильдий. Точнее одну справку - об Арханцель - сестре последнего императора-ланита.
  Кларисс усмехнулась. Я и сама улыбнулась, сообразив, что говорю о хорошо знакомой ей личности как о каком-то забытом историческом персонаже.
  - Я не могу представить степень красоты и мощи, исходившей от той женщины. Историк преклонялся перед ней. Он писал, что все ланиты были такими - перед ними хотелось преклонять колени. Служить им...
  Кларисс скривила губы, кинув взгляд на поднимающегося с кресла Андреса.
  - Не надо.
  - Надо...
  Я удивленно наблюдала, как Император вышел из комнаты. Как часто он бывает здесь? Насколько они близки? Могут ли они вообще быть близки физически?
  Он вернулся практически сразу. Отставил бутылку с края, поставил на стол небольшой деревянный ларчик. Открыв, достал ощутимо тяжелое украшение цвета рубина. Кларисс наблюдала за ним с легкой усмешкой, потом и вовсе широко улыбнулась.
  Тем временем Андрес зашел за спину полукровки и откинул с ее тонкой шеи соломенные волосы. Я замерла, чувствуя в животе переворачивающееся волнение. Время застывало, воздух казался густым и сладким. Наклонившись, император застегнул широкое и массивное ожерелье и, легонько прикоснувшись губами к ее шее, вернул волосы на плечи. Я смущенно отвернулась. Возможно, я была слишком маленькой и дикой, выросшей лишь с матерью, рядом с которой никогда не было мужчин. Я не понимала границ нормальности. Для меня эти нежные прикосновения, приветствия и прощания казались слишком интимными. Андрес существовал в каком-то собственном мире, который я назвала бы 'Император и его женщины'. Женщины, которым оставались его нежность и любовь - но не он сам. Может, так? А возможно, я слишком сильно концентрирую внимание на этих прикосновениях...
   - Дайан! - позвал он тихо.
  Я подняла взгляд. Той женщины-кузнечика, что сидела минутой ранее в кресле, больше существовать не могло. Никогда. Передо мной, обнимая изящными тонкими пальцами бокал красного вина, сидела самая необыкновенная женщина на Земле. Я сглотнула, смаргивая неожиданные слезы. Подалась вперед, протягивая руку. Одернула ладонь, смущаясь. Хотелось прикоснуться к ней, побыть вблизи нее лишь мгновение. И этого хватило бы для осознания причастности к немыслимому великолепию и силе. Кларисс улыбнулась.
  Глаза ее светились озорными искрами, на скулы лег шальной румянец. Даже чуть спутанные волосы делали ее неряшливость - величественной. Эта женщина могла быть императрицей, и была ей - теперь я это видела. В ней было все: она восхищала, влюбляла, подавляла неописуемой силой, струящейся от нее энергией, вызывала обожание и поднимала страсти. Наконец, выдохнув, я оторвала от нее взгляд. Андрес тоже улыбался: широко и озорно. Могла ли я произнести хоть слово сейчас? Я улыбнулась в ответ, благодарная. Теперь я знала, какие они - ланиты. А в сердце разрывалась незнакомая доселе жалость и восхищение. Я уже любила эту женщину. Уже... и навсегда.
  Замочек щелкнул - Кларисс сняла колье. Она вернулась лишь отчасти. То, какой я увидела ее в прошедшие мгновения отпечаталось в памяти навсегда. Убрав колье обратно в ларец, женщина поднялась, чтобы отнести его на место. Андрес отошел к окну, и я поднялась за ним. За стеклом с гудящим воем ветер крутил тучи снега.
  - Здесь всегда так?
  - Нет, - отозвалась Кларисс, вернувшись в комнату, - с гор на восток идет большой табун мамонтов.
  Я обернулась:
  - Мамонтов?
  - Да, древних мамонтов. Они вызывают похолодание в зонах, где проходят.
  - Как это?
  - Древние пытались регулировать природу. Это не единственные животные с магическими возможностями.
  - И, что, они идут мимо - а тут начинается зима? - уточнила я.
  - Да. Пройдут по Объединенным землям - на пару сотен километров вокруг будут ложиться снега.
  - Ими кто-то управляет? Или они сами ходят, где хотят?
  - Кочуют, но только по северу. Им нужна энергия, которая есть только здесь. Она для них как вкусный воздух... Я не особо интересовалась мамонтами, девочка. Это больше к Ройсу.
  Андрес усмехнулся и я вспомнила о ее сыне. Пожалуй, я не горела желанием с ним встречаться. Возможно ли, что Кларисс живет на севере именно потому, что Ройс - такой?
  - Пошли домой? - спросил Андрес, и я согласно кивнула.
  - Да, засиделись уже, - заметила Кларисс, - Ройс уже выходит из себя.
  - Ему восемнадцать лет, Кларисс. Пора бы уже укротить ребенка.
  - Что же ты не укротил его, когда ему было пять?
  Я вскинула взгляд на мужчину. Даже я понимала, что Ройс может быть сильнее его - мага. Кларисс - мать, парень никогда не причинит ей вреда. Андрес же был ему никем. Более того, он являлся мужчиной, к которому тот ревновал. Вряд ли Андрес мог бы повлиять на парня. Воспитание подобного ребенка без сильного наглядного примера, простым убеждением мне казалось немыслимым. Самому же Андресу, похоже, не удалось стать подобным примером.
  Внизу мы оделись, и Андрес открыл дверь, выпуская меня. Я не оборачивалась, прикрываясь капюшоном от бьющего в лицо колючего снега. Через несколько секунд я снова взлетела в воздух, вскрикнула и захохотала. В следующее мгновение мы снова оказались на светлой стороне Земли - в жарком пшеничном поле.
  - Не привыкай только! - предупредил Император, ставя меня на твердую землю.
  - Где мы?
  В километре от нас поднимался белый дворец, окруженный невысокой белой же стеной. Если это Императорский дворец, то издалека я видела его впервые.
  Андрес кивнул на белокаменное великолепие и, сняв свой плащ, перебросил его через руку.
  - А почему не прямо туда? - удивилась я. Разве ты не всесилен?
  Кинув на меня еще один насмешливый взгляд, он промолчал. Я пожала плечами, ступая сквозь колосья. Возможно, ему нужно подумать. А может быть, необходимо переключиться, отойти от встречи с полукровкой и ее сыном, ночью и вьюгой. Я щурилась на солнце, ступая рядом с императором. Не прошло и двух часов. Но это время, проведенное рядом с Императором и полукровкой, подарило мне больше эмоций, чем практически вся жизнь до этого...
  
  6.
  Через неделю я собрала записи в цельный текст о Воронке, уходе ланитов и императоре в этой связи. Глядя на исписанные страницы я не верила, что справилась на три месяца раньше срока. Возможно, чего-то не хватало. Но Эзнер добавит необходимых фактов - Андрес обещал.
  Немыслимо сильно хотелось увидеть Петира. Хотя бы просто увидеть. Но пойти к нему с риском подвергнуться унижению я не могла. А если он окажется не один - станет еще больнее.
  Собираясь в резиденцию видящих, я думала об Эзнере и Саше. Обязательно нужно поблагодарить их за знакомство с Кларисс. Даже если не учитывать, какое сильное впечатление она на меня произвела, само знакомство с ней - просто эпическое событие в такой скромной жизни, как моя.
  В Зальцестере было ветрено, и резкие порывы пригоняли от порта неприятные запахи. Я смотрела на вывески, булыжник под ногами, узоры на дверях и витые украшения фонарей. Но проходя мимо дома Петира, я все равно подняла взгляд к окну спальни. Оно было приоткрыто, но есть ли кто-то дома, понять не представлялось возможным.
  Вскоре я зашла под кованый глаз резиденции и выслушала стандартное приветствие встречающего посетителей клерка.
  - Я к Эзнеру.
  - Пройдите на второй...
  Он не договорил, так как я уже прошла мимо. Дорогу я помнила.
  - Дайан, - констатировал Эзнер без видимых эмоций.
  Я улыбнулась с полной уверенностью, что и он сейчас тоже улыбается.
  - Андрес сказал перед сдачей материалов отдать тебе.
  Эзнер моргнул обоими веками и учтиво указал на кресло. Положив перед ним тетрадь, я села.
  - Я просмотрю и верну тебе не позже завтрашнего вечера. Затем пошлю тебе в резиденцию...
  - Спасибо, Эзнер. А Александра нет? Я хотела поблагодарить вас за возможность познакомиться с Кларисс. Для меня это было честью!
  - Не стоит благодарности, Дайан. Александра сегодня не будет, но я передам.
  - Спасибо, до встречи.
  На обратном пути, проходя мимо дома Петира, я на мгновение замерла. Окошко по-прежнему было приоткрыто. Осторожно осмотревшись, я поднялась на две ступеньки и постучала. Никто не отзывался. Помявшись с минуту и постучав повторно, я продолжила путь к центральной площади. Уже выходя в круговорот людей, я с удивлением поняла, что плачу. Мысленно ругая себя, я стерла слезы и огляделась. 'Красный петух', где мы иногда ели, находился через две улочки слева. Зайдя в обитель аромата и вкуса, я приметила пустой столик в дальнем углу, но взгляд заскользил дальше, перебирая незнакомые лица в поисках единственного желанного. Не обнаружив Петира и здесь, я быстро вышла.
  Мне была нужна Мия. Только она сможет понять и поддержать меня. Решив навестить подругу, я вернулась в Зельмень. И по счастью, она оказалась дома и с готовностью приготовилась активно сочувствовать, чем отбила всякое желание снова разреветься.
  Я спокойно рассказала подруге об Петире и императоре. Мия слушала с присущим ей вниманием и участием. Где-то в середине рассказа я поняла, что забыла сказать Эзнеру, что не прикреплена к какой-либо резиденции. Куда он пошлет мою работу? Нужно будет завтра вечером самой за ней зайти.
  
   На следующий день, за обедом, я спрашивала маму о животных-магах.
  - Они не всегда имели магическую природу.
  - Это люди их сделали такими? Каким же образом?
  - Просто объяснить не получится. Возьми в библиотеке кристалл о подобной живности.
  - Но вкратце?
  - Вкратце... Мы впитываем то, чем дышим, что слышим, что окружает нас. Так же и животные. Около четырехсот лет несколько поколений держали в насыщенных креацином полях. Пока ничтожные крупицы креацина не стали составляющей их плоти и крови... Частью их самих. Потом этот содержащийся в животных креацин был наглухо запрограммирован. По крайней мере, это одна из версий.
  - Поэтому они могут жить только на севере?
  - И поэтому тоже. У мамонтов, кроме того, что это их естественная среда обитания, на севере есть определенные функции. Возьми кристалл, если тебе действительно интересно. Это очень специфическая тема. Ты же понимаешь, я могу размышлять о магии лишь как сторонний наблюдатель.
  Я пожала плечами:
  - Почему ты не работаешь в Гильдии?
  - С чего ты решила? - удивилась мама, поднимаясь и собирая со стола. - Я никогда не выходила из Гильдии.
  - Нет, я имею ввиду, что тебе не дают никаких заданий, как тете...
  - Вот это уже другой вопрос...
  Мама отвернулась, разбираясь с посудой. Похоже, отвечать она не собиралась. Я не понимала, почему мама - псионик далеко не низшего уровня - не имела работы.
  - А где тетя?
  - На юге где-то.
  Я тут же поднялась, вспоминая визит к Андресу.
  - А... Леонт, глава гильдии...
  - Император сместил его пару дней назад.
  Плюхнувшись обратно на стул, я переваривала новость.
  - Ты не стирала последние новости?
  - Нет, посмотри.
  Поднявшись к себе, я просматривала последние новости Объединенных земель, объединенных по тематикам. Узнала и о смещении Леонта и о вторжении с целью захвата какой-то специфической территории раскопок соседей из Харенхеша. Через час раздался сигнал от иллюзора. Кто-то хотел меня видеть.
  - Дайан, привет, - это оказалась помощница Ксю Киз, - в зальцестерскую резиденцию из гильдии видящих пришел пакет на твое имя.
  - Мне?
  - Я не знала, что ты определена в Зальцестер...
  - Я тоже. Может, ошибка?
  А потом вспомнила об Эзнере и рассмеялась.
  - Я поняла, Анри. Это ошибка. Я сейчас зайду и заберу пакет. Спасибо.
  Девушка кивнула и исчезла. В общем-то, Эзнера легко понять. Так или иначе, отправленный в Зальцестерскую или Турхемскую резиденцию пакет все равно дошел бы до меня. События последнего месяца сложились так, что меня уже знали в обеих резиденциях.
  Подождите... что Анри делает в зальцестерской резиденции? Она же помощница Ксю Киз - главы Турхемской. Что происходит? Я спустилась вниз.
  - Мам, ты не слышала, что происходит у нас в гильдии?
  - А что?
  - Ксю Киз все еще глава резиденции в Турхеме?
  - Не знаю. Спроси у сокурсников.
  Натянув сандалии, я пошла к порталу. Никогда раньше я не чувствовала себя в такой изоляции, как вынырнув из омута истории. Возможно, раньше меня не так интересовало происходящее вокруг. Теперь же спросить было толком и не у кого. Сообразив, что пути к порталу в самой зальцестерской резиденции у меня нет, я выбрала центральный портал Зальцестера. Выйдя, огляделась по сторонам. Петир показывал мне территорию резиденции. Я хорошо помню тот день, и его слова, и здание, и погоду, и все что угодно, но дорогу.... Поморщившись от беспомощности, я закусила губу.
  - Где гильдия магов? - подалась к первому попавшемуся прохожему, вышедшему из портала. Он указал на одну из улиц. Поблагодарив, я успокоено вздохнула и пошла по указанному пути.
  Через четверть часа впереди показались знакомые ворота. Они всегда были распахнуты днем, и всегда крепко заперты ночью. Только подходя к ступеням особняка, я подумала, что могу столкнуться с Петиром. В животе заворочалось волнение, кулаки судорожно сжались. Только бы не встретиться, только бы не встретиться...
  Только бы встретить его!
  Секретарь у дверей спросил о цели моего визита. Я озадаченно осмотрелась. В десятке метров от входа - в большом зале впереди мелькали гильдийцы. Направо и налево от входа шли коридоры. Если пройти по одному из них (это я знала точно), в первой комнате будет портал.
  Секретарь вежливо ждал ответа, вглядываясь в мое лицо.
  - Дайан, не стой там - проходи! - крикнула Анри из зала и тут же исчезла. Я облегченно вздохнула. Секретарь вежливо улыбнулся.
  Впервые я видела простой рабочий день в резиденции магов. Огромный зал вмещал три полукруглых ряда справа и слева от огромной кованой подставки иллюзора. Маленькие копии его были на каждом из столов. Многие из них показывали людей или улицы.
  Сквозь широкие окна на служащих лился солнечный свет. Казалось, он должен засвечивать изображение, но только не здесь... маги оттеняли область проекций, поддерживали комфортную температуру, и всячески заботились о своем комфорте в условиях избытка света, шума и прочих помех. На меня внимания никто не обращал.
  Анри прошла в арку впереди и я последовала за ней. Здесь размещался второй зал: поменьше. Пройдя насквозь и его, я оказалась в широком коридоре, заканчивающимся окном. По обе стороны - открытые двери отдельных кабинетов. Сразу за проходом, в углу стояла неприметная тумбочка, с которой Анри подхватила посылку.
  - Вот твой пакет. Если хочешь, портал по правому коридору отсюда.
  Анри передала мне посылку, определенно содержащую мою рукопись.
  - Спасибо. А почему вы здесь?
  - Ох. Мы везде сейчас, - глава гильдии болен, Ксю день тут, день в Турхеме.
  - О-о...
  - Группа с юга вернулась! - крикнул кто-то в зале.
  Анри обернулась к окну в конце коридора и крикнула в пустоту:
  - Ксю, группа с юга вернулась!
  Я решила не мешать их работе и прижала пакет с материалами к себе, собираясь уходить. Из ближней двери показалась Ксю Киз. Тревожно улыбнулась, увидев меня. Я отошла на шаг от проема, чтобы не мешаться. Глава быстро вышла, обдав меня теплым ветром и легким свежим ароматом. Собираясь за ней, я вышла в арку и замерла.
  Широкий коридор, проходящий сквозь обе рабочие залы, позволял видеть даже секретаря у двери. Он был полсотни метров, по меньшей мере, и редко оказывался совершенно свободным. Когда я ступила под арку, в первый зал зашла группа магов: четверо ребят и одна девушка. Они были в подпоясанных темно-синих бесформенных балахонах, окутывавших стройные гибкие тела. Все пыльные, загоревшие и улыбающиеся. Среди них был Петир.
  Осмотрев быстрым взглядом всех пятерых с ног до головы, Ксю на мгновение обняла Петира. Я отступила на шаг, прислоняясь к стене. Как это? Сделав два шага вправо, я скрылась за стеной.
  - Приведите себя в порядок. Через полчаса жду отчет, - слышался ее голос. Я прижала пакет теснее, стараясь не раскисать. В арку зашли Ксю и Петир, обнимавший ее за плечи, и что-то со смехом рассказывающий. Краем глаза заметив меня у тумбочки в углу, он обернулся.
  - Я сейчас, - кинул он Ксю и она вошла в свой кабинет, - Дайан?
  - Я уже ухожу. Приходила за пакетом, - я показала пакет. - Прислали сюда...
  - Тебя уже определили к нам? Неужели, закончила с историей для школьников?
  Я помотала головой, чувствуя, как по щекам полились слезы. Петир смотрел, не отводя взгляда - прямо, в упор. Я не могла выдерживать этот его взгляд. Безумно хотелось просто прижаться к нему, зарыться в этот пропитавшийся песком и потом балахон, ощутить его тепло и запах.
  - Петир...- сглотнула я, облизывая губы. Кинув на нас многозначительный взгляд, мимо прошла Анри. Я отвернулась, вытирая щеки. Петир провел по щеке, дотронулся до подбородка. Из-за его спины, я была уверена, в нас стрелами летели взгляды работавших в соседнем зале магов. Я не могла разреветься тут. Не могла сказать... Не могла унизиться, устраивая истерику, а потому просто тихо напомнила:
  - Тебя ждет глава.
  Он обернулся на дверь Ксю и тряхнул головой. Я же бочком пробралась к проему и быстро пошла к выходу.
  - Дайан!
  Я прибавила шагу, выходя в первый зал, пересекая его и заворачивая в правый коридор. Туда, где Анри обещала портал.
  - Дайан, подожди!
  Из зала послышались смешки и какие-то реплики. Я уже не могла расслышать. Петир догнал почти у комнаты с порталом. Взяв за плечи, повернул меня спиной к окну и убрал с лица волосы, прилипшие к мокрым щекам.
  - Я знаю, что обидел тебя. Я был зол. Да, это не оправдание. И ты абсолютно права, я ревную. Безумно ревную тебя... Прости меня, Дайан.
  Я молчала. Острая боль нещадно скребла грудь изнутри. Зачем ты это говоришь? Неужели для тебя это что-то еще значит? Ты так быстро находишь замену брошенным девушкам. Я видела это десятки раз.
  - Я хорошо тебя знаю, Петир, - прошептала я, подождав, пока вышедший из комнаты с порталом мужчина удалится. - Все пять лет, пока мы учились, я наблюдала твои интрижки. Все пять лет любила тебя и знала, что ты никогда не обратишь на меня внимания. Спасибо что обратил: я была счастлива целый месяц. Ты абсолютно ни в чем не виноват. Ты просто такой, какой есть. И мне это не изменить. И мне с этим не смириться...
  - Дайан! Я не... - он запнулся, отходя на шаг и отпуская мои плечи. - Да, я не так идеален, как император.
  Слегка поклонившись, Петир развернулся и пошел прочь. Неужели я снова оказалась виноватой в том, что он ушел? С вырывающимся из груди стоном, я осела на пол и заревела. Но почему со мной всегда так?!
  
  После этого я лежала на диване и ревела в подол Мии. Подруга гладила меня по голове.
  - Недели не прошло, он уже подкатил к главе резиденции.
  - Дайан, она же, небось, старая. Брось!
  - Ты ее не видела. Она красивая. Невысокая такая, аппетитненькая. Смешливая... Правильная тетка. Нечего сказать...
  - Ну, если ты говоришь, что он ревнует тебя к императору - не мудрено. Я вообще чувствую себя мошкой, случайно врезавшейся в твое окно. Пообедали с императором у Воронки, поболтали во дворце, слетали на север...
  Я засмеялась, утирая слезы и поднимаясь.
  - К нему нельзя ревновать, Мия. Вообще! В принципе! Это все равно, что ревновать меня к Объединенным землям. Он... - я всплеснула руками, - он всеобъемлющ, идеален, немыслимо полноценен...
  На лице подруги застыли изумление и насмешка.
  - Если ты так же говорила о нем Петиру, я не удивляюсь...
  - Мия! Он самый одинокий и несчастный человек на Земле. И он так добр, с ним так хорошо и тепло! Как можно его не любить? Просто - не любить?
  - Вот-вот! - подтвердила Мия убежденно.
  - Как же тебе объяснить...
  - Да не надо мне ничего объяснять. Видела я его. Здоровый и очень, даже, привлекательный мужик. Как ему без бабы живется вообще страшно подумать.
  Я безнадежно вздохнула. Потом и вовсе усмехнулась. Ведь Петир видит его таким же: здоровым и сильным мужиком, олицетворением власти, вершиной иерархии, но просто человеком. И какая разница, что Андресу на меня глубоко наплевать? Для меня-то он не просто глава над всеми гильдиями. Для меня он человек, крохотный кусочек жизни которого мне посчастливилось наблюдать. И то, в каких эпитетах я рассказывала о нем Петиру, вполне могло пробудить в нем ревность. Более того, могло убедить, что я по уши влюблена в Андреса именно как в мужчину. Еще как могло! Я закрыла лицо руками.
  - Ну, хватит! - протянула Мия, поднимаясь. - На, выпей.
  Я отпила несколько глотков подслащенной воды.
  - Что мне делать?
  - Судя по тому, что ты о нем рассказывала - уже ничего.
  - Я такая дура...
  - Никто и не спорит!
  Я засмеялась, поднимаясь. Мия поглядывала в окно, явно намереваясь выпроводить меня.
  - Что у тебя в гильдии-то?
  - Сегодня, можно считать, закончила. Пробегусь по правкам Эзнера и завтра пойду к декану.
  - А кто у нас Эзнер?
  - Это... - я скривила губы, - а я не знаю. Он то ли глава зальцестерской резиденции гильдии видящих, то ли около этого...
  - Аха-ха... - засмеялась Мия в голос и вернулась на диван, - давай продолжим, подруга. То есть ты у нас обедаешь с императором у Воронки, болтаешь во дворце, летаешь с ним на север... А тем временем глава центральной резиденции гильдии видящих проверяет твои домашние задания...
  Я смущенно потупилась.
  - Это не домашнее задание. Это серьезно.
  - Тем не менее, - спокойно ответила Мия, резко перестав смеяться. - Я уже чувствую себя лишней рядом с тобой. Как твой Петир еще держался... Из какой он семьи?
  - Понятия не имею...
  - О! - воскликнула она, поднимая вверх указательный палец. - То есть за время вашей близости длительностью в один месяц и пятилетнего знакомства до этого ты даже не удосужилась узнать о его родителях? Вы вообще о чем-нибудь кроме императора говорили?
  Я закусила губу.
  - Иди уже отсюда. Сил моих нет смотреть на тебя...
  Виновато улыбнувшись, я пошла к двери. Мия обняла меня на прощание, недовольно качая головой. Выражение ее лица говорило все, что она обо мне думает.
  
  7.
  Материалы я сдала декану на следующий день. Взяв неделю на ознакомление, он отпустил меня отдыхать.
  Через неделю в новостях, которые я теперь смотрела ежедневно, сообщили о смерти главы гильдии магов. Старик скончался на сто семьдесят пятом году жизни.
  Во второй половине дня по гильдейской волне передали о времени и месте похорон. Все желающие проститься со стариком, занимавшим последние девятнадцать лет пост главы гильдии магов, могли присутствовать. Место похорон - пригород Баэндара. Именно там тридцать семь лет назад погиб его брат, бывший в то время императором Объединенных земель. Я сглотнула, мотая головой. Как это?
  - Мам? - крикнула я, спускаясь. Мама в зале смотрела на иллюзию девушки, передававшей новости ее гильдии. Когда она обернулась, в глазах ее стояли слезы.
  Я подавилась вопросом, позволяя ей дослушать.
  - Вы были знакомы?
  Беззвучно плача, мама кивнула. Похоже, знакомы были не поверхностно.
  - Ты поедешь?
  Мама отрицательно покачала головой.
  - Я попрощаюсь с Сархатом, но позже. Когда там никого не будет...
  - Я бы съездила, но как добраться до Баэндара за день?
  Мама отрицательно качнула головой: никак.
  - А сколько туда добираться?
  - Три недели. При хорошей погоде. По морю.
  - А на дирижабле?
  - Если бы туда ходили дирижабли, то быстрее. Баэндар практически у экватора. Там не летают. Можешь попросить в резиденции или купить в лавке портационный кристалл, но уверена, что их разберут в ближайшие минуты...
  - Мам, в новостях сказали, что он брат императора... Сартена.
  - Да.
  - А я и не знала. А его ты тоже знала?
  - Конечно, он же был императором. Его все знали.
  - Мам...
  Мама обернулась, понимая, что я подразумеваю несколько иное знакомство.
  - Немножко...
  - Расскажешь? Как-нибудь?
  - Как-нибудь расскажу, - улыбнулась она снисходительно, - не кусай губы.
  Я думала о том, кого теперь выберут главой. Есть ли вообще достойные кандидаты, кроме Ксю Киз? Кроме того у меня сложилось впечатление, что Андрес доверяет Ксю.
  Жаль, что я не могу добраться в Баэндар до завтра. Но также как мама, я могу проститься со старым магом позже! Выйдя из дома, я направилась к порталу. Выбрала западный портал в Зальцестере. Как вышла, сразу увидела море и порт. В здании администрации порта висел список кораблей и направления. Один грузовой корабль отправлялся в Баэндар... сейчас?
  - Где вот это судно? - обернулась я к служащему, держа палец на названии. Куча народу, толпившаяся между ним и мной, не оставляла шансов. Прочитав название, я протиснулась между не слишком аппетитно пахнувших тел.
  - Где стоит Ветреный?
  - Он уже отплывает.
  - Мне надо на этот корабль.
  - Это не экскурсионная поездка, девочка.
  - Где он?
  Служащий привстал, выглядывая в окно. Показал пальцем.
  - Вон там. На нем написано...
  Я бегом направилась к указанному причалу.
  - Эй! Вы можете взять меня с собой? - закричала матросу. Тот пожал плечами. Расстояние между нами неумолимо росло. Разочарованно вздохнув, я отвернулась. Всегда со мной так...
  Вернувшись в здание администрации, я пробежалась по списку стоявших на якоре суденышек еще раз. В Баэндар больше никто не шел. Выйдя из здания, я направилась обратно к порталу.
  - Эй, девочка! - окликнул кто-то сзади. Я обернулась.
  Ко мне шел невысокий (ниже меня) лысоватый и сильно загоревший мужчина среднего возраста.
  - Ты специалист или просто путешественница?
  - Я маг пятой ступени, буду определена в боевое направление.
  - Я плыву в порт неподалеку от Баэндара. Оттуда на верблюдах на пятый день мы уже доберемся до города. Я могу взять тебя с собой бесплатно, если по дороге от порта до Баэндара ты поработаешь охраной. Говорят, в пустыне нынче неспокойно...
  Я недоверчиво уставилась на мужичка. В общем-то, почему нет?
  - Когда вы отплываете?
  - Завтра в восемь утра.
  - Хорошо, я приду.
  Мужчина протянул мне руку:
  - Меня зовут Салхем Соро. Корабль 'Тихий'.
  - Дайан, - дотронулась я до его небольшой мягкой ладони.
  - До завтра, Дайан.
  Удивленная, я пошла домой. Сказала маме, что нашла корабль в Баэндар, отплывающий завтра. Что-то подсказало мне промолчать о работе в пустыне. Мама смотрела на меня странно, но в мысли не лезла. Затем я сообщила декану об отъезде. Узнав, что я плыву в Баэндар, он кивнул и больше не стал задавать вопросов.
  На следующее утро я взошла на борт 'Тихого' и пошатнулась... Салхем Соро сочувственно покачал головой. Когда же мы отчалили, я почувствовала, что мой организм жестоко протестует против плавания.
  - Ты плавала раньше? - облокотился какой-то парень на поручни рядом.
  Я отрицательно покачала головой. Зальцестер неприятно покачивался в солнечных лучах, стремительно удаляясь. Я же вцепилась в поручни и пыталась думать хоть о чем, лишь бы отвлечься от скручивающихся внутренностей и неприятной тошноты. Думала о маме и Петире. Теперь у тебя есть целый месяц, чтобы излечиться от него - говорила я себе и не верила в успех. Потом вспомнилась Мия, которую я забыла предупредить о длительном путешествии. Возможно, она захотела бы отправиться со мной? Эх, всегда со мной так...
  Поняв, что я не настроена на беседу, человек отошел.
  Через день я поняла, что являюсь единственной женщина на борту. Не находя себе занятия, я перебирала кристаллы из маминой библиотеки. Среди них был и кристалл Петира с книгой Кам Ин Зара. Время тянулось томительно, я занимала себя как могла. Иногда Салхем заходил поболтать, так же маясь бездельем. Когда я смотрела что-то интересное, он присоединялся. Можно было поделиться впечатлениями. Это как-то спасало от постоянной тошноты. Мутить не переставало ни на день. Участие этого незнакомого человека казалось искренним.
  Погода радовала неисчезающим солнышком и сравнительным теплом. Как и предположила мама, через двадцать дней на горизонте показался порт. Духота нахлынула с новой силой. Никогда бы не подумала, что в море может быть так жарко.
  - Видишь домик? Посиди там, пока разгружаемся.
  Я кивнула. Почувствовав твердую почву под ногами, пошатнулась. Безумно хотелось вымыться. Зайдя в широкий дверной проем, я села на лавку и откинулась на жесткую прохладную стену. Это место можно было назвать 'домом ожидания'. У стен здесь стояли лавочки, а небольшое помещение занимали столики, за которыми загорелые до черна мужчины пили воду или чай.
  Наверно, я задремала. Когда же я открыла глаза, рядом сидел незнакомый мужчина. Его пальцы легонько касались моей щеки. Вскочив, я отпрыгнула, заставив его засмеяться в голос.
  - Что тебе надо?
  - Просто не мог удержаться! - проговорил он с мягким выговором. - Твои скулы так и просят прикоснуться к ним!
  Я с досадой тряхнула головой и вышла на улицу. 'Тихий' по-прежнему мягко покачивался на волнах. Разгрузка уже закончилась. Несколько знакомых матросов сидели в тенечке у желтоватого здания прямо напротив причала.
  - Не знаете, где Салхем? - обратилась я к ним, подойдя.
  - Где-то на улице договаривается о транспорте, - махнул один из них рукой в сторону.
  Еще через час на скрипящей и обещающей развалиться на любом ухабе повозке мы тронулись в путь. Начинало темнеть. Не говоря ни слова, Салхем протянул мне браслет наемника. Его часть договора - бесплатный проезд до Сиана - была выполнена. Не задавая лишних вопросов я застегнула браслет на запястье.
  - Завтра на рассвете выходим. Как ты себя чувствуешь?
  - Когда под ногами земля - замечательно.
  - Выспись хорошенько.
  Я кивнула. На постоялом дворе Салхем договорился о трех комнатах. С ним был еще один человек, не разговорчивый и не обращающий на меня никакого внимания. Утром же я увидела новое лицо - проводника.
  Когда мы поели и вышли с постоялого двора, верблюды были уже нагружены. Я видела их впервые. Мысль о том, что дальнейший путь мы продолжим на них верхом откровенно пугала. Но в первый час мне даже понравилось. Потом начала болеть поясница.
  - Дайан, твоя задача в пустыне - уберечь меня и Хурена при возможном нападении, - Салхем покачивался в седле справа от меня. Голос был необыкновенно спокойный и тихий, - в крайнем случае - только меня. Смотри в оба, нам могут встретиться как простые разбойники, так и наемники из Харенхеша.
  Я кивнула.
  - Это еще не все.
  Я обернулась. Этого 'это еще не все' стоило ожидать значительно раньше.
  - Порт, из которого мы только что вышли - является портом контрабандистов. И если по дороге от него до Баэндара мы встретим гильдийских ловцов, твоя задача задержать их, пока мы не скроемся...
  Я сглотнула. Почему ты не сказал раньше? Вчера? Месяц назад?
  - Я состою в гильдии... - проговорила я, и голос выдал волнение.
  - Я знаю. Хороший повод не попадаться ловцам и держать ушки востро, - усмехнулся Салхем и ударил в бока верблюда, прибавляя хода.
  Я сглотнула, задержав взгляд на браслете наемника. Если я вернусь сейчас обратно и найду корабль до Зальцестера, я смогу все объяснить. Что объяснить? Что я не просто при найме, даже за месяц пути не узнала, куда именно причалим? И за что именно оплачен мой проезд на юг? Кто в это поверит?
  Я подняла взгляд на Салхема Соро. Вот сволочь! Как можно быть такой наивной? Как? Сжав челюсти, я озиралась. Никогда больше так не попадусь. Лишь бы не встретить кого-нибудь по пути...
  К вечеру первого дня на моей спине можно было готовить ужин. Она горела, взрываясь острой болью. Сползя с верблюда, я морщась расстелила лежак и свалилась. Проводник что-то хмыкнул в мой адрес. Я даже не открыла глаз. Я охраняю и только. Отстаньте. Хотя, охранник в моем состоянии явно не ахти.
  Меня разбудили посреди ночи. Проводник сообщил, что настала моя очередь дежурить. Протерев глаза, я осмотрелась. Наш лагерь состоял из четырех подстилок, расстеленных вокруг потухшего костерка. Вокруг нас бледно-сиреневым светом поблескивал очерченный порошком зыбучего эньца круг. Верблюды жались друг к другу в нескольких метрах от нас. Я отошла за горбатых извозчиков, чтобы справить нужду. Вокруг клубились призрачные тени. Я слышала о них, но прежде наблюдать не приходилось. Казалось, что рядом с ними еще холоднее.
  Вернувшись в лагерь, я развела костерок на потухших углях и уткнулась в кулак. За спинной брезжил рассвет второго дня.
  К вечеру следующего дня на горизонте показался оазис. Я радостно улыбнулась, оборачиваясь. Моей радости никто не разделял. Салхем держался позади меня. Его спутник - Хурен - играл желваками, замедлив ход. Я поняла их беспокойство, но ничем не могла помочь. Псионик на моем месте был бы гораздо более полезен. В километре от оазиса они остановились.
  - Съезди, проверь, - обратился ко мне Хурен, - если почувствуешь хоть каплю магии, хоть один щит - сразу возвращайся.
  До этого момента он не обмолвился со мной ни словом. Кивнув, я направила верблюда в сторону оазиса. На подъезде прикрыла глаза, прислушиваясь к ощущениям. Тут была магия - определенно. И шла она из глубины оазиса. Я приказала животному идти вперед, но тут же резко остановила. Хурен сказал возвращаться, если почувствую магию! Я осмотрелась, пыталась понять, что могло быть ее источником. В следующий момент меня сдернуло с верблюда и повалило на землю. Будучи намертво прижатой к песку, я все еще никого не видела, но слышала нежный аромат. Женский голос прошептал:
  - Дернешься, черепушку выжгу. Никуда уборщицей не возьмут...
  Я сглотнула, закрывая глаза. Через несколько минут послышались голоса со стороны пустыни. Все еще с заломленной рукой, меня подняли. Моих спутников вели куда-то в сторону. Встретившись с Салхемом взглядом, я закрыла глаза.
  Сразу выяснив имя, уровень и состою ли в гильдии, меня поместили в отдельной палатке. То, что меня ведут в палатку я поняла, лишь, оказавшись внутри. Снаружи об ее существовании догадаться было невозможно. Я пыталась понять, сколько сижу уже тут. Руки за спиной сковывали знакомые связи, на распутывание которых у меня просто не хватало ступени.
  - Кто у нас тут? - воскликнул насмешливый мужской голос снаружи. Подняв лицо, я наблюдала, как незнакомый мужчина откинул полог и прошел внутрь. Темный балахон пережимал широкий пояс, полы белели от песка. Гладко убранные седые волосы были скреплены сзади, и собеседник видел открытое, готовое к улыбке лицо. Он не был пожилым, отчего седина казалась неуместной. Присев передо мной на корточки, мужчина пальцами приподнял мой подбородок.
  - Я тебя знаю?
  Я отрицательно качнула головой. Судя по тому, что я тебя не знаю - ты меня тоже вряд ли можешь...
  - Первая ходка?
  Я кивнула. Безумно хотелось пить.
  - И ты знаешь, что работа на контрабандистов грозит исключением из гильдии и заключением в тюрьму минимум на год?
  Я остановила взгляд на маге, подбирая слова. Потом сдалась:
  - Можно воды?
  Он засмеялся, снимая флягу с пояса. Дал напиться. Удовлетворенно вздохнув, я откинулась на центральный столбик и вытянула ноги.
  - Как ты, говоришь, тебя зовут?
  - Дайан.
  - И тебе, действительно, нечего сказать в свое оправдание?
  - Тебе нужны оправдания?
  Маг улыбнулся, усаживаясь поудобнее. Что-то его забавляло во мне. Мне стало спокойнее от его насмешливого внимания и скрытого дружелюбия. Возможно, декан может защитить меня? Или император? Я объясню им все. Они обязательно поверят, поймут и простят...
  - Уже лучше... - кивнул маг, - расскажи мне, Дайан, что может связывать девушку, надеющуюся на помощь декана и императора, с Салхемом Соро.
  Я изумленно уставилась на собеседника. Ты псионик и маг? Возможно, ты полукровка как Кларисс и ее сын? Мужчина засмеялся, обнимая коленку и качая головой.
  - Дайан, кто ты?
  Я моргнула, не понимая вопроса.
  - Мне начинает казаться, что я должен снять с тебя путы и отпустить на все четыре стороны, лишь бы не вызвать твоего гнева...
  Я вскинула брови:
  - А ты можешь? Сними, пожалуйста. Очень неудобно.
  Маг засмеялся так громко, что я поморщилась. Этот смех привлек внимание женщины из его рабочей группы. Удивленно заглянув к нам, она присела рядом. Не говоря ни слова, он смотрел на нее несколько секунд. Женщина рассмеялась.
  - Кто же ты, девочка? - задала она вопрос, прозвучавший минутой ранее.
  Я не знала, что на это ответить. Как меня зовут, я уже сказала. Я даже не была прикреплена ни к какой резиденции. Что они хотели услышать?
  - Рассказывай по порядку.
  - Я услышала о смерти главы нашей гильдии и хотела попрощаться с ним. Похороны были в Баэндаре... три недели назад. Но у меня не открыт туда портал и пришлось найти корабль до Баэндара. Точнее, корабль до Баэндара отплыл как раз тогда, когда я подошла к нему. Салхем слышал, куда мне нужно, и предложил воспользоваться нанятым им судном. Мы договорились, что оплатой моего проезда до ближайшего к Баэндару порта будет охрана его на пути от порта до города. Я не знала, что он контрабандист...
  - И подозрений не возникло?
  - Он сказал вчера с утра. На мне уже был браслет. Куда я могла пойти? Что могла сказать в гильдии? Что ни при обсуждении условий, ни за три недели пути я не удосужилась узнать? Кто мне поверит...
  - Очень трогательная история, - усмехнулась женщина.
  - Что удивительно, правдивая, - повернулся к коллеге мужчина. Как же хорошо, что он псионик...
  - Чьи завтра заступают?
  - Зальцестерские.
  - Завтра ты... посетишь портал в Баэндаре, Дайан, - обернулся ко мне мужчина, когда его коллега вышла. - Правда, вряд ли сможешь сходить на могилу Сархата. Уж точно не в эту поездку.
  - Что со мной будет?
  - В гильдии разберутся. Думаю, на первый раз, да с такой трогательной историей можно надеяться на снисхождение.
  Предполагая, что мужчина выйдет, я удивленно наблюдала как он пробирается вглубь палатки и ложится на спину. Вздохнув, я подобрала ноги и уткнулась в колени. Должно быть, снаружи палило солнце, но внутри палатки сохранялась комфортная прохлада. Кое-как устроившись на боку, я закрыла глаза. Спать с опутанными сзади руками было не очень комфортно, но развязывать меня не собирались.
  - Эй, засони!
  Я вздрогнула, открывая глаза и соображая, где нахожусь. Руки ломило по всей длине. Безуспешно пыталась сесть, я с раздражением приподнималась и падала снова.
  - Смена прилетела! Вставайте! Пора домой!
  Я снова неуклюже попыталась встать.
  - Не чувствую рук... - прошипела я, оборачиваясь к магу,- развяжи, я никуда не сбегу.
  - Конечно, не сбежишь.
  Он помог мне подняться и выйти наружу. Я распрямилась и поморщилась от боли, сопровождавшей каждое движение. В животе ворочался голод. Хотелось пить и в туалет. Очень хотелось вытянуть вперед руки. Чего мне только не хотелось... Впереди, в глубине оазиса я видела своих бывших спутников. Их верблюды лежали рядом, меланхолично пережевывая жвачку.
  - Как тебя зовут, хоть? - обернулась я.
  - Буду рад познакомиться в нейтральной обстановке, Дайан.
  Взяв под руку, маг повел меня к границе оазиса. Через несколько шагов я увидела нескромно притаившуюся между двумя пальмами колбу цинна, от которого шли трое человек. Двое мужчин были одеты в темные балахоны боевого направления гильдии магов, на женщине между ними мягкими складками колыхалось легкое серое платье - цвет псионика. Разглядев одного из них, я замерла. Маг обернулся, потянув меня вперед. Я смотрела на него молящими глазами, но Петир уже заметил меня, остолбенев на месте.
  - Дайан?!
  В утренней тишине его голос показался мне громом. Маг заинтересованно переводил взгляд с него на меня. На губах уже играла ироничная улыбка. Тем временем Петир подбежал к нам и схватил меня за плечи. - Что ты тут делаешь? В чем дело?
  - Она охраняла контрабандный караван.
  - Что за бред?! Это ошибка!
  - Не ошибка, - я виновато улыбнулась. Тебя мне только не хватало...
  Петир в сердцах выругался и обернулся на пару из своей группы, а потом перевел взгляд на мага.
  - Сними...
  - Парень, брось, - воспротивился мой сопровождающий.
  - Сними...
  Они несколько секунд буравили друг друга взглядами. Потом я почувствовала, как невидимые путы спадают с запястий. Вытянула неслушающиеся руки вперед, пытаясь растереть.
  - Даже не думай об этом... - предупредил маг какое-то желание Петира, - ты останешься здесь до конца смены, мальчик.
  Петир покорно склонил голову, а потом вскинул на меня уверенный и решительный взгляд:
  - Все будет хорошо.
  Я смотрела в его светлые глаза, веря.
  - Вот уж, не сомневаюсь... - прокомментировал маг, возвращая руку мне на плечо, чтобы продолжить путь к цинну. Я обернулась к Петиру: он стоял злой и взлохмаченный, с плотно сжатыми губами. Сзади него коллега мага-псионика вела под руки Салхема Соро и Хурена. Третья женщина, чьего лица я еще не видела, шла с проводником.
  Таких циннов я еще не видела. В общем-то, я еще ни разу в жизни не каталась в них. Мне это было не по карману. Обмолвившись, что мне не мешало бы сходить в туалет, я осталась наедине с третьей женщиной.
  - Это ты обещала выжечь мне мозг? - спросила я ее.
  Она усмехнулась и промолчала. Через пять минут, разместившись в многоместном цинне с практически неощутимыми перегородками перед каждым рядом, мы двинулись вперед.
  За окном беспрерывными волнами тянулись пески. Сидеть рядом с женщиной-псиоником, сдернувшей меня с верблюда вчера вечером было некомфортно, хоть она не обращала на меня внимания. Контрабандисты сидели сзади. Стараясь не думать о них, я все же обернулась к Салхему: в расчете.
  Мы летели в тишине, можно было различить тяжелое дыхание Салхема за моей спиной. Маг-псионик вел цинн силой своей мысли и розовая колба неслась с тошнотворной скоростью. Когда солнце подкатило к полудню, впереди показались высокие белые стены.
  - Это Баэндар?
  Маг обернулся с легкой улыбкой, и я ответила ему взаимностью. Добралась!
  В какой-то миг показалось, что я веду себя не так, как следовало бы вести себя под стражей и страхом быть выгнанной из гильдии. Но я не чувствовала этой опасности и мгновения.
  Обогнув город по дуге, мы вылетели к морю. Вдалеке виднелся порт с косыми погрузочными кранами и стройными мачтами кораблей. Незаметно миновав границу города, мы залетели в широкие ворота высокой белой башни. Здесь мы остановились. Покидая цинн, я видела контрабандистов в последний раз.
  Я озиралась по сторонам, впитывая суетливую атмосферу Баэндара. Этот городок казался южным слепком Зальцестера: то же мельтешение, те же запахи, те же реплики зазывал. Он весь - от центральной широкой улицы и до узеньких переулков - был солнечным и уютным. Казалось, здесь никогда не наступает ночь.
  Минут десять нам понадобилось, чтобы дойти от башни до центральной площади. Посреди нее высился столб с указателями. Судя по всему, прямо здесь по кругу были представлены гильдии магов, псиоников, видящих, политиков и еще пара каких-то, я не успела разглядеть значки.
  - К какой резиденции ты прикреплена? - спросил мой провожатый.
  - Могу я связаться с деканом турхемской школы?
  - Сразу с императором не хочешь?
  Я подняла растерянный взгляд: зачем так?
  - Или с Ксю Киз? Она быстро решит твои проблемы.
  - Не хочу...
  Войдя в здание резиденции, мы прошли по коридору и оказались в небольшой пустой комнате. Единственной мебелью здесь был старый обшарпанный стол и два стула. На столе не было ничего, кроме подставки иллюзора. Маг продолжал держать меня за плечо. Обернувшись, я кивнула на его ладонь.
  - Скажи спасибо, руки не связаны.
  - Если я решу сопротивляться, руки мне не понадобятся, - проговорила я тихо, выбирая турхемскую резиденцию - школу - декана. Отпустив меня, маг отошел.
  - Дайан? - удивился старик. Я просветлела. Сразу показалось, что все мои проблемы уже решены. Декан успокаивал одним своим видом.
  - Декан, рада вас видеть! Я в Баэндаре.
  - Рад за тебя, девочка. Когда вернешься к нам?
  Я вернула взгляд к провожатому.
  - Декан, у меня тут небольшие сложности. Я добиралась от ближайшего к Баэндару порта по дороге контрабандистов... с контрабандистами. И меня поймали, - я виновато поморщилась, - они спрашивают к какой резиденции я прикреплена.
  Декан недовольно покачал головой, вздыхая.
  - Зальцестер, девочка.
  Я расплылась в счастливой улыбке: Зальцестер!
  - Спасибо, декан! Это так много для меня значит!
  - Я тут ни при чем, Дайан, - пожал плечами декан. - Две недели назад Ксю спросила, когда же я освобожу тебя от задания. Кажется, Андрес порекомендовал тебя...
  - Андрес? Сам?
  - Чему ты удивляешься, Дайан? Решай свои проблемы и принимайся за работу. До встречи.
  Я кивнула. С лица не сходила победная улыбка и встретившись взглядом с моим надсмотрщиком, она стала еще шире.
  - Позволь мне завершить свою работу, хотя бы для отчета... - проговорил он скучающим тоном. Я не скрывала радости, не обращая внимания на жесткую ладонь, снова обхватывающую мое плечо. Уже через пять минут мы шли по коридору в зальцестерской резиденции.
  - Венир? - Ксю Киз поднялась со своего места, когда, миновав обе залы, мы вошли в ее кабинет, - Дайан?
  - Привет, Ксю. Твое сокровище?
  - Мое.
  - Принимай. Сопровождала контрабанду к Баэндару. Контрабандист Салхем Соро. Задержана моей группой вчера вечером в оазисе Т.
  Ксю опустилась на место, переводя взгляд с меня на мага. По затянувшемуся молчанию я поняла, что они общаются.
  - Не стоит благодарности... - проговорил маг и вышел из кабинета. Я выглянула из кабинета, провожая его взглядом.
  Когда я посмотрела на Ксю Киз, женщина разглядывала свои пальцы.
  - Я объясню... - поспешно воскликнула я, делая шаг к ее столу.
  - Венир рассказал от и до. Включая твой разговор с деканом.
  Она сделала паузу, давая мне возможность хотя бы попытаться почувствовать себя виноватой. Вряд ли она догадывалась, что единственная вина, которую я испытывала, была связана с осознанием собственной наивности. Удовлетворенно кивнув, Ксю продолжила:
  - Завтра к декану. Получи подтверждение, что твое задание выполнено. Сразу после этого к Кларенсу, руководителю небоевого направления зальцестерской резиденции.
  Я отступила. Как небоевого? Что это значит? Глаза мгновенно наполнились слезами.
  - За что?
  - Ты можешь идти, Дайан.
  Я шмыгнула носом, не сводя взгляда с женщины. За что? Выражение лица Ксю Киз отчетливо говорило о том, что разговор закончен. Развернувшись, я вышла. Не заплакать. Не здесь! Но когда я несколько минут спустя ступила с портала на площади родного Зельменя, слезы полились сами собой.
  - Дайан, что случилось?
  Я обернулась, утирая щеки. Это был Маранс, парень Мии. Возможно бывший, я была не в курсе их отношений в последнее время.
  - Привет! Все хорошо.
  - Ха! Что же с тобой происходит, когда все плохо?
  Как у них с Мией? Не хотелось бы узнать, что она снова проверяла его на стойкость.
  - Ты пойдешь радовать маму своей заплаканной мордашкой или полчаса прогуляемся?
  - Да... давай, - согласилась я. Появляться перед мамой после месяца отсутствия в таком виде точно не было хорошей идеей. Последний раз мы говорили перед высадкой в порту контрабандистов.
  - Я была в Баэндаре. Три недели плыла туда.
  - Да, я слышал о смерти старого мага. Месяц назад там собралась внушительная компания.
  - Я ее пропустила... - я обернулась к Марансу, размышляя о том, стоит ли упоминать контрабандистов.
  - Ты считаешь это достойным поводом для слез?
  - Нет. Повод другой. Меня определили в зальцестеркую резиденцию.
  - Поздравляю!
  - Но не в боевое направление...
  - А ты хотела в боевое, как я понимаю?
  - Именно!
  - Возможно, у администрации были на то веские причины? Ты узнала, с какой целью? Если ты планировала работать в боевом направлении, и об этом знали по окончании школы...
  Я промолчала. Да, они знали. И я не спросила Ксю Киз...
  Мы шли по знакомым улочкам. Солнце уже спряталось. Нависающие над городом тучи делали город еще темнее, спокойнее и уютнее. От центральной площади, где стоял портал, мы шли по дуге на запад. Наши с Мией дома стояли в нескольких минутах ходьбы на одной улице. Я потихоньку успокаивалась.
  - Ты, ведь, строитель? - обернулась я к провожатому.
  - Архитектор... - поправил он меня с легкой улыбкой.
  Мне казалось, что архитекторы должны быть несколько старше. Засмеявшись, я отвернулась. Не знаю, откуда во мне сформировалось подобное представление, но это открытие неожиданно рассмешило меня.
  - Что в этом смешного? - удивился Маранс.
  - Я представляла архитекторов... несколько старше.
  Маранс тоже засмеялся, ухватывая мой рукав.
  - Пошли.
  Свернув в переулок, мимо которого мы проходили, он прибавил шагу. Я поспевала за ним, осторожно огибая редких прохожих, идущих навстречу. Переулок был настолько узеньким, что разойтись двум парам было бы сложно. Через пару минут мы вышли на улочку, параллельную той, по которой шли ранее. Повернули обратно, направляясь к западной окраине. Иногда Маранс оборачивался, проверяя, не отстала ли я. Его широкая улыбка предвещала что-то необычное. Когда мы еще пару раз свернули в переулок и прошли по незнакомой улочке, я окончательно растерялась. Дорогу домой отсюда я сама уже не найду. Даже в том, что мы все еще идем на запад, я была не уверена.
  Внезапно Маранс остановился. Я оглядывалась по сторонам. Город как бы кончился. Никогда бы не подумала, что город может так внезапно кончиться. Но основная дорога чуть левее нас шла дальше, а по бокам ее больше не было никаких домов. Мы были за линией последних жилых домов, некоторые из которых были ограждены. Впереди раскинулся пустырь с пожухлой травой, вдалеке справа начинался лес. Мы гуляли в нем с Мией, когда были девчонками. Теперь я приблизительно могла сообразить, где нахожусь.
  - Пошли, - повторил он, направляясь к дороге слева. Впереди, за высокой черной оградой высился трехэтажный особняк. Он был виден, я знала, что он там есть. Но разглядеть его было невозможно. Здесь явно работала программа отвода глаз. Подходя ближе, шаг за шагом, я начинала ее чувствовать. На улице становилось все темнее.
  - Чей это дом?
  - Заказ одного видока, не местного. Подожди, мы войдем под щит.
  - Это твоя работа?
  - Да, сдали буквально четыре дня назад.
  Мы подошли к забору и я с удивлением обнаружила прямо перед носом заднюю калитку. Отперев ее обычным ключом, Маранс приглашающее поманил за собой. Оказавшись на территории, он пошел вперед, обходя особняк. Я поспешала за ним, поглядывая на каменную кладку и темные молчаливые окна. Парень шел к тонким прутьям основного входа. Я успела запыхаться от быстрой ходьбы, когда он остановился и обернулся ко мне. Кивнул на дом, заставляя обернуться. Я послушалась и замерла в изумлении. Переводя дыхание, я поглядывала на гордо улыбающегося провожатого. В этой улыбке не было самолюбования - лишь осознание того, что проделанная работа - хороша.
  Особняк излучал мягкую и ненавязчивую атмосферу спокойствия и стиля. Я понимала, что вижу колонны, ступени, камни и стекло. Но в нашем с мамой доме они составляли 'уютный домик' гильдийцев, не отягощенных богатством. Здесь привычный для нашего городка серый камень говорил совершенно о другом. Говорил сам.
  Я молчала, даже не пытаясь выразить эмоции. Мне нравилось. Я хотела бы жить в таком доме, но чувствовала, что не стою его. Именно так. Не стою. И если это спроектировал и воплотил в жизнь этот парень, то я горжусь знакомством с ним.
  Я сделала шаг к дому. Он казался нарисованным на фоне нависающих с неба туч. Слишком спокойный, утонченный, ничуть не грубый и не вычурный. Маранс удержал.
  - Там защита. Мы уже сдали его.
  - Он... необычный.
  Парень кивнул. Наверное, он и не ждал от меня оценки большей, чем эмоции, выразившиеся при первом взгляде. Я не умела рассказать ему о впечатлении. Но особняк этот не был ни красивым, ни богатым, ни исключительно современным. Он был необычным и завораживающим, аккуратным и изящным. Дом манил к себе и обещал спокойствие и уверенность. И спроектирован он мог быть только человеком исключительно организованным, гармоничным, прямолинейным и чувствующим стиль. Таким я и знала парня Мии. И точно знала, что какое-то из этих качеств она не выносила в нем на дух. Она была другой, моя подружка: своенравной, стремительной, быстро переключающейся. Стало обидно за них. Таких цельных, интересных и совершенно не умеющих справляться друг с другом людей.
  Когда мы вышли через заднюю калитку, уже совсем стемнело.
  - А Мия видела этот особняк?
  - Нет.
  Я обернулась. При тусклом освещении уличных фонарей его профиль казался таким же острым и правильным, каким мог бы быть профиль дома, будь дом - человеком. Когда он сжимал челюсти, скулы очерчивались жесткими линиями.
  - А другие проекты?
  - Ты же ее знаешь. Ей это не интересно.
  Я закусила губу, отводя взгляд. По пути домой мы больше не разговаривали. Тепло попрощавшись с Марансом, я вздохнула. Где-то далеко на юго-западе в маленьком оазисе Т, в компании коллег и звезд, возможно, уже спал Петир. Сегодня утром он встретил меня неподдельным беспокойством и желанием помочь. Может ли это значить, что он еще не окончательно потерян для меня?
  - Мам! - крикнула я, входя в дом.
  - Дайан! Девочка моя! Ну, ты и путешественница! - мама вылетела из гостиной, осмотрела меня с ног до головы и обняла, целуя.
  На дверной косяк облокотилась тетка Карел.
  - Тетя!
  - Привет, дорогая, - улыбнулась она, обнимая меня. - Не сильно скучали тут без меня?
  - Скучали!
  - Так я и поверила.
  - Ты голодная? - мама уже шла на кухню.
  - Как всегда.
  - Как всегда - это 'ничего не ела два дня, и спасибо, что напомнили'? - усмехнулась тетя.
  - Как добралась до Баэндара? - обернулась мама.
  Я повернулась к тете. Если мама никогда не лезла в мои мысли, проявляя доверие и уважение, то к тете это не относилось. Она была как Мия - легкая и быстрая. Ей проще было узнать и сделать все самой, чем дожидаться кого-то. Глубоко вздохнув, я начала рассказ о контрабандистах. Когда я сидела между ними - самыми родными женщинами на свете, эта история казалась каким-то давно минувшим приключением.
  
  8.
  На следующий день я направилась в Турхем. Зная, что декан с утра может быть занят, я позволила себе поспать подольше. Удивительным чувством отозвалось во мне посещение школы. Я закончила учебу лишь три месяца назад, а казалось, что прошли годы со времени моих занятий. Нахлынула ностальгия при виде кучек школяров, оккупировавших газоны для практических занятий. По пути к замку резиденции я замечала знакомые лица. Для них этот год должен стать последним.
  Я постучала в дверь, приоткрывая.
  - Дайан! Заходи.
  - Декан, я так рада вас видеть! Вы не представляете! - начала я, проходя к стулу у его стола. - Меня определили в небоевое направление. Почему, вы знаете?
  - Возможно, у Ксю Киз есть какое-то задание для тебя? А в боевом направлении маги постоянно заняты оперативной работой.
  Я озадаченно нахмурилась: какое еще задание?
  - Но, ведь, меня переведут потом?
  Декан дружелюбно засмеялся.
  - Я пропустила все новости, пока плыла к Баэндару. Кого выбрали главой гильдии?
  - Ксю Киз и с большим перевесом голосов.
  - Я так и думала. Она отправила узнать, можно ли считать мою работу по сбору исторических данных завершенной.
  - Вполне. То, чем поделились с тобой архивы, император, Кларисс и отредактировал Эзнер - полноценно и достойно, - похвалил декан, заставляя меня краснеть.
  - Как вы узнали, что редактировал Эзнер?
  Декан снова засмеялся и в этот раз его смех перешел в кашель. Ответа я не дождалась. Через несколько минут мы тепло попрощались. Остаток дня я была свободна. Никакие задания не висели над головой, ожидая выполнения. Никто не ждал меня.
  Подходя к порталу в Турхеме, я задумалась. Где бы я хотела оказаться больше всего на свете? Конечно же в оазисе Т, рядом с Петиром... Мысль о том, что мое желание быть рядом с ним может оказаться невзаимным, больно кольнула. Еще мне очень хотелось побыть рядом с Андресом. Хотя бы незаметно постоять рядом. Послушать его голос, ощутить исходящие от него тепло и силу. Но это, конечно же, было невозможно. Где найти такой повод, чтобы наведаться к императору? Я усмехнулась, вспомнив Анри, помощницу Ксю Киз. Она использовала любой шанс побыть рядом с ним. Как же хорошо я ее поняла теперь. Выбрав Зальцестер пунктом назначения, я поднялась на черную платформу портала, сквозь прорези которого сочился мягкий голубой свет.
  - Я к Эзнеру, - бросила я с улыбкой парню у стойки, открывшему было рот для стандартного приветствия.
  Поднявшись на второй этаж, я прошла знакомым коридором до конца. Эзнер был на своем месте, как гарант доверия и надежды любого входящего в эту дверь.
  - Дайан, - констатировал он без малейшей эмоции в голосе.
  - Привет! Я пришла поблагодарить за помощь.
  - Не стоит благодарности. Мне было приятно вспомнить те дни. И саму работу читать интересно. Мне кажется, у тебя есть талант.
  - Спасибо, - я искренне засмеялась, - надеюсь, это не станет поводом для консервации меня в небоевом направлении гильдии.
  - Возможно, я ошибся с резиденцией?
  - Ничего. Пакет нашел меня - это главное. А Александра нет?
  - Боюсь, сегодня мы его не дождемся.
  Я огорченно вздохнула. Еще раз поблагодарив Эзнера, я попросила передать благодарность и Александру. Эзнер предложил воспользоваться иллюзором перед следующим визитом. Похоже, он не сомневался в том, что я еще появлюсь.
  На улице собирались тучи. Когда я вышла на улочку, ведущую к центральному порталу, с неба посыпались тяжелые капли. Я прибавила ходу. Сердце начинало колотиться быстрее каждый раз, когда я проходила мимо дома Петира. Как только я подняла взгляд к его окну, на меня хлынул сплошной поток воды. Преодолев последние метры, я запрыгнула по ступенькам и вжалась в дверь. Глядя на пузырящиеся лужицы, неуверенно постучала в дверь за спиной. Можешь ли ты быть дома? Сколько длится одна смена в пустыне? Переведя дыхание, я постучала в дверь настойчивее и громче. Прошла минута. Ничего. Бледнее и краснея, я нащупала ладонью замок и закрыла глаза. Через полминуты перебора дверь распахнулась. Быстро зайдя внутрь, я кинула взгляд на окна дома напротив. Лишь бы кто не заметил и не сообщил о взломе...
  Зачем я это сделала? Сердце бешено колотилось, ноги слабели. Спасаясь от дождя, я взломала замок и вошла в чужой дом. Насколько это серьезно? Если в гильдии узнают об этом? Возможно, это сойдет мне с рук так же, как и контрабандисты. Петир поймет. Такой ливень... Обязательно поймет.
  В доме было темно и тихо. Скинув сандалии, я прошла в маленькую кухоньку. Хотелось горячего чая. Это единственное из съестного, что появилось в его доме при мне. Сам Петир пил новую черную гадость, распространяемую Александром. Кстати! Надо будет сказать ему, откуда это взялось.
  Нет, я не буду ничего трогать здесь. Просто пережду дождь и уйду. Он не заметит, что кто-то был в доме. Все останется на своих местах, никаких следов.
  Поднявшись наверх, я осмотрелась. Ничего не изменилось за тот месяц с лишним, когда я была здесь последний раз. Аскетичная простота и легкая неряшливость. Эта комната казалась отражением личности хозяина. И все в ней напоминало о нем. Особенно прикрытая лишь для успокоения совести постель. Подперев стену, я закинула голову и закрыла глаза. Совесть терзали сомнения: не надо было этого делать. Ну, вымокла бы. Дома бы согрелась...
  Как же тяжело без тебя. Я обещала себе не привыкать к тебе. Каждый день уходила как навсегда. Каждый вечер ждала твоих слов о разрыве. Не лезла тебе в душу, не донимала вопросами о работе. Старалась быть незаметной, раствориться в твоей жизни. Пыталась стать само разумеющейся и неотъемлемой, как эта черная гадость по утрам. И оказалась не готовой к расставанию.
  Я вспомнила день в зальцестерской резиденции, когда мы говорили у комнаты с порталом. Мия была права. Все наши разговоры сводились к Андресу. Но тогда я не замечала этого. Как же глупо я себя вела!
  Сколько же длится смена на юге: два дня, три? Я заломила ладони. Как мне нужно тебя увидеть. Я провела месяц в вакууме, вспоминая твою улыбку и голос. Врала, что пытаюсь забыть и вспоминала каждое мгновение. Есть ли хотя бы маленькая надежда все повернуть вспять? Оттолкнувшись от стены, я посмотрела в окно. Дождь почти закончился.
  Не желая дольше рисковать, я спустилась вниз, надела сандалии и вышла. Вспомнив комбинацию, которой была закрыта дверь, вернула ее обратно и пошла к центральной площади. Домой. К маме.
  
  Утром следующего дня я вышла из портала в зальцестерской резиденции. Осведомившись у сонного парня возле входа, где могу найти руководителя не боевого направления, прошла к кабинету справа от того, где говорила с Ксю Киз. Кларенс уже был на месте и бодро закивал, увидев меня.
  - Доброе утро.
  - Дайан?
  Я кивнула.
  - Первое, что я должен сказать о твоем распределении - это временно. Никто не собирается списывать со счетов то, что ты находишься в списках боевого направления. По окончании задания ты будешь переведена к оперативникам так скоро, как пожелаешь.
  - Какого задания?
  - Это второе, - Кларенс перевел взгляд на иллюзор и вызвал карту Объединенных земель. Увеличив одну область, он поманил меня подойти ближе. - По последним данным в этом районе живут три человека, в которых заинтересованы гильдии Объединенных земель. К сожалению, с ними нет никакой связи и они давно не подавали о себе вестей. Твоим заданием будет найти их и убедить в необходимости вернуться в гильдию. Если это сделать не удастся, попроси хотя бы посетить любую резиденцию для разговора с главой.
  Начиная догадываться о чем речь, я подняла взгляд к Кларенсу:
  - Они полукровки?
  - Именно. На данный момент сформированы группы для трети областей Объединенных земель. Людей не хватает, поэтому по их возвращении мы отправляем в новые точки. Именно поэтому все, кого можно было занять в данном задании, на время перешли в небоевое направление. Некоторые резиденции целиком перешли на оперативный поиск.
  Я понимающе кивнула: было бы удивительным, если бы меня не задействовали в воплощении моей же идеи.
  - Кого и как искать?
  Кларенс протянул мне кристалл.
  - Здесь необходимая информация обо всех троих, инструкции и советы. Ознакомься немедля, вернешь по возвращении. Средства на расходы получи у Марисы. Когда выйдешь от меня, поверни налево. Ее дверь - последняя по левой стороне.
  - Это все?
  - Нет. Третье.
  - Доброе утро! Кларенс?
  Я вздрогнула, оборачиваясь. Нет. Нет!!!
  - Ройс?
  Парень кивнул нам обоим. На губах играла улыбка, казавшаяся мне ехидной. Прямой взгляд сильного и невоспитанного псионика впивался в глаза. Не может быть!
  - Так вот, это третье. Твоим напарником будет Ройс. Он рейнджер четвертой и небоевой псионик третей ступени. Обе ступени не подтверждены экзаменами гильдий. Твои отзывы будут иметь значение в принятии решения о возможности дать Ройсу шанс на сдачу экзаменов в гильдии.
  - Нет!
  - Что? - Кларенс вскинул брови.
  - Нет! Я никуда с ним не поеду!
  Глава небоевого направления зальцестерской резиденции гильдии магов задержал на мне прямой, ничего не выражающий взгляд. Ройс откинулся на стену за моей спиной. Он не лез ко мне ни мыслью, ни эмоцией, но я слишком хорошо помнила нашу единственную встречу.
  - Это четвертое, - кивнул Кларенс, протягивая мне свернутый вдвое листок бумаги.
  'Дайан, - начала я читать написанное незнакомой рукой послание. Буквы заплясали перед глазами. Кажется, я предвидела то, что прочту. - Я понимаю, что эта просьба может оказаться чересчур смелой. Если ее выполнение кажется тебе непосильной задачей, я пойму и приму отказ. Ты видела то, что мы с Кларисс в надежде на время были вынуждены скрывать. Но ни время, ни попытки воспитания, ни естественное взросление не помогают. Ройс остается агрессивным и неконтролируемым и мне, как главе Объединенных земель, неприятно впускать его к нам. Вдвойне неприятно потому, что первые годы своей жизни мальчик называл меня отцом. Я ответственен за него и люблю, несмотря ни на что, - сглотнув, я обернулась к парню. Он смотрел сквозь мои заполняющиеся слезами глаза прямо в душу. - Он полукровка, жизнь которого продлится дольше твоей или моей. И как неожиданно появившегося в моей жизни друга, я прошу тебя помочь мне поставить парня на верный путь. Попытаться научить жить среди людей, уважать окружающих... пока еще остается хоть какая-то надежда на успех.
  Мне больше некому его доверить. Это признание может показаться удивительным для тебя, но это правда. Близкие мне люди избегают его. Я не имею права заставить кого-то терпеть его. И я прекрасно представляю на какие выходки он способен. Потому, если ты опасаешься его, или по любой другой причине не желаешь иметь с ним ничего общего, просто скажи об этом Ксю. Я пойму и никогда более не вспомню об этой просьбе. Если же ты готова взять на себя ответственность, связанную с моим маленьким чудовищем, Ксю уже объяснила ему об обязанностях и предостерегла от возможных выходок. Для Кларисс важно, чтобы Ройс смог вступить в одну из гильдий. Для парня же важно все, что важно для его матери. Он ценит ее и постарается не подвести. По твоим отзывам о нем мы будем делать выводы. Заранее спасибо. А.'
  Взгляд остановился на этой 'А.' как на последней надежде. Кто-нибудь в этом кабинете и за его пределами сомневается, что я не смогу отказать? Подняв взгляд на Кларенса, я обреченно склонила голову. Кларенс кивнул в ответ и жестом отпустил нас.
  Взглянув на 'А.' снова, я усмехнулась: в этот момент буква оказалась последней, оставшейся на бумаге. Через мгновение исчезла и она. С легким вздохом я выпустила чистый лист из пальцев и наблюдала, как он мягко ложиться на стол руководителя. За все нужно платить...
  Кивнув полукровке на выход, я стремительно покинула кабинет.
  - Ты с Ксю говорил?
  - Да, вчера.
  - Завтра в это же время буду ждать тебя здесь. Собери вещи по погоде и не опаздывай.
  Сжав в ладони кристалл с инструкциями, я пошла за деньгами. Налево, налево...
  - Привет. Меня зовут Дайан. Кларенс направил...
  - Да да...
  Женщина наклонилась куда-то под стол. На стол лег маленький кошелечек синего цвета с эмблемой зальцестерской резиденции гильдии магов: аккуратным тайфуном в сфере. Я улыбнулась, впервые отчетливо осознавая свою причастность к этому знаку. Раскрыв кошелек, я высыпая монеты на ладонь.
  - Зачем так много?
  - Разве это много? Дорога туда и обратно на двоих, питание, проживание в гостиницах, транспорт по области. Еле-еле хватит на месяц.
  На месяц?! Я надеялась управиться быстрее. Посмотрев еще раз на монетки, ссыпала их обратно в кошелек. Все равно много...
  Ройс стоял в проходе в малый зал, подпирая плечом арку. Он явно ждал меня и перекрывал единственный выход из крыла администрации.
  - Если ты думаешь, что планы вступить в одну из гильдий заставят меня стать прилежным мальчиком, как того хочет Андрес, ты глубоко ошибаешься, - усмехнулся он тихо, пока я протискивалась между ним и дверным откосом. Замерев, я кинула взгляд за плечо: зал порядочно наполнился по сравнению с получасом ранее. Было шумно и парня вряд ли кто мог услышать. - Я не собираюсь лебезить перед вами. Можешь сказать Кларенсу о моей неспособности вписаться в ваше общество уже сейчас.
  - Ты так быстро сдашься? - усмехнулась я в ответ, - без единой попытки хочешь бросить все и разочаровать мать?
  Ройс выпрямился, и я отвернула лицо, вжимаясь в деревянный откос за спиной. За что можно так невзлюбить человека с первого взгляда? Я никогда не поверю, что он относится так ко всем людям...
  Взглянув в коридор, я уже не увидела его спины. Возможно, он был уже дома: мне сложно предположить доступные Ройсу скорости. У меня нет знакомых рейнджеров, и я не слишком хорошо осведомлена об их возможностях.
  Протиснувшись между мной и откосом, мимо прошел знакомый мужчина. Опомнившись, я вышла из арки и тут же вспомнила, где видела его лицо прежде. Он был с Петиром в оазисе Т. два дня назад!
  Несколько секунд взгляд бегал по лицам в коридоре и малом зале и, наконец, остановился на искомом. Петир смотрел на меня. Кивнув коллеге, с которым говорил до этого, пошел навстречу. Вокруг стоял бедлам и его голос практически потонул в гвалте.
  - Дайан, - он улыбался насмешливо и беспокойно. Сзади кто-то пробежал, чуть задев Петира. Обернувшись, он отступил к стене. - Все решилось?
  - Да. Они... замяли это дело.
  - Я не сомневался. Как же тебя угораздило... - он улыбнулся еще шире. Я же чувствовала, как в животе поднимается волнение. - Кто это был?
  - Где?
  - Парень, с которым ты говорила. Рейнджер, судя по тому, как он исчез.
  - Ройс. Сын Кларисс.
  - Кларисс? - Петир удивленно вскинул брови. - Что же он тут делает?
  - Он поедет со мной разыскивать полукровок. Небольшой район на востоке, Озерный край, вроде.
  - Ясно. Он маг?
  Я отрицательно качнула головой, ловя его взгляд. Скажи хоть что-нибудь, что даст мне надежду.
  - Кончайте орать уже! - обернулся он в зал.
  - Да, мамочка! - крикнул кто-то с дальнего края, от высоченных окон.
  - Простите, что помешали, - усмехнулся мужчина рядом. Его компания из нескольких человек издавала больше всего шума. Похоже, по утрам тут творилось что-то несусветное. И все же, несмотря на насмешливые реплики, стало тише.
  - Пойдем, - Петир взял меня за руку. Мы прошли мимо раскрытой двери Кларенса. Напротив прикрытой двери Марисы располагалась комната с двумя арками. - Дайан, ты можешь подождать? Мне нужно отчитаться и я буду свободен. Это не займет много времени.
  Я кивнула. Конечно, могу. Сколько угодно...
  Притронувшись к моим плечам, он легонько сжал ладони. Когда он вышел, я села на один из диванов в комнате. В ладони до сих пор были зажаты кристалл и кошелек. Я разгладила эмблему пальцами, вглядываясь внутрь сферы. Укрощенная стихия, стала ли ты покорной там, внутри? В комнату кто-то зашел. Я подняла взгляд.
  - Привет, Дайан, - улыбнулся невысокий и полноватый молодой человек. Его круглое загорелое лицо было похоже на румяное яблоко. Несмотря на лишний вес, он казался бодрым и подвижным, а сощуренные глаза излучали неприкрытую иронию. Я вежливо и удивленно склонила голову в молчаливом приветствии. Пока я убирала кристалл и кошелек в карман штанов, незнакомец сел напротив и представился:
  - Я Филя.
  Я снова кивнула. Как-то не получалось выудить из себя какой-то вменяемый звук.
  - Мы не знакомы, не смущайся. Точнее, ты меня не знаешь.
  Парень привстал, пересаживаясь поближе. Конечно, стоило поинтересоваться, откуда он меня знает. Но я не горела желанием разговаривать с ним. Что-то отталкивающее было в его навязчивом поведении и открытой насмешливой улыбке. Когда спустя минуту он все так же внимательно и неотрывно продолжал осматривать меня, я не выдержала:
  - Я чем-то могу помочь?
  - Возможно. Не сейчас, - усмехнулся он.
  - Тогда хватит меня разглядывать...
  - Просто пытаюсь понять, что в тебе привлекло императора. За столько лет правления...
  Я вскочила, немея от возмущения:
  - Что ты себе позволяешь?
  - Что тебя возмутило?
  - Исчезни.
  Я обернулась. В арке стоял Петир, сквозь загар на его лице проступала бледность. Челюсти сжаты, в глазах лед. Филя поднялся. На его губах заиграла некрасивая полуулыбка.
  - Маме не жалуйся, пожалуйста, - попросил он, проходя в соседнюю арку. Я сглотнула, когда Петир пошатнулся.
  В резиденциях строго настрого запрещена магия. Даже я это знаю. Кинув на меня короткий взгляд, Петир склонил голову и развернулся за Филей, окликая. Я выдохнула, понимая, что сейчас начнется.
  В проем двери, как по команде, вбежало несколько человек. Ну, естественно здесь есть псионики, почувствовавшие накал страстей. Отвлекшись на вбежавших в крыло людей, я вздрогнула от звука удара. Тут же, возмущенно крича из кабинета выбежал Кларенс.
  - Петир, Филя, вы забыли, где находитесь?
  Их уже разняли. Мгновенно. Филя стоял красный и усмехающийся. Петир наоборот был бледен, с тонкими полосками румянца на скулах. Таким злым я его еще не видела.
  - Лучше не выходи сегодня из резиденции, - процедил Петир.
  - О, мне это нравится! - воскликнул Филя. - Давай вечером, после того как ты подберешь крошки с императорского стола...
  Я замотала головой. Что же это такое? Во все глаза я смотрела на этих двух. Издевающегося Филю и злого, вырывающегося из крепко держащих рук Петира.
  - Филя, ко мне в кабинет, - приказал мужчина, вышедший из двери рядом с комнатой отдыха. - Петир, вон из резиденции. Увижу хоть ссадину на любом из вас завтра, выгоню обоих.
  Я сглотнула, разглядывая черную гриву волос, покрывавшую широкую спину. Когда мужчина обернулся, лицо его было спокойным. Черные усы и борода закрывали большую часть лица. На меня, стоявшую у арки, он не кинул и взгляда. Когда бородач вернулся в кабинет, маги стали расходиться. Филя зашел за ним. Петира отпустили. Мне же хотелось исчезнуть, раствориться на месте.
  Петир так и стоял у арки в общий зал. Дышал спокойно, но желваки ходили ходуном. Я подошла.
  - Прости. Я не ожидал, что... нет, я ожидал подобной выходки от Фили, но ничего не мог поделать.
  - Я не понимаю... - призналась я растерянно.
  - Пойдем отсюда.
  Я молча шла за ним по длинному широкому коридору резиденции. Взгляды магов малого зала давили как каменная плита. Было невероятно тихо и я абсолютно не понимала, что происходит.
  Мы вышли из резиденции, будто из тюрьмы. Было пасмурно и тихо. Тяжелые тучи грозили скорым дождем. Петир молча взял меня за руку и повел прочь. В нескольких минутах ходьбы к центральной площади, в узком душном переулке притаилась таверна 'Две монетки'. Сейчас в ней было абсолютно пусто, но по радушной улыбке хозяйки можно было догадаться, что и Петир и его коллеги здесь часто бывают.
  - Что это было? - спросила я, присев. Петир вскинул взгляд, будто не ожидал этого вопроса. - Что за бред он нес?
  - Филя не любит меня. И это взаимно. Но то, что он сказал - не бред. Это мнение доброй половины моих знакомых. Очень многих в гильдии, в Зальцестере, в Объединенных землях. Император - слишком значимая фигура, чтобы за его жизнью пристально не наблюдали.
  - Не может быть! Петир, меня не было здесь месяц! И по возвращении я узнаю от гильдийца, что кто-то считает меня подругой императора? Да, что за ерунда! Ты же сам прекрасно...
  - Дайан, - Петир поднял ладонь, останавливая меня, - твое отсутствие породило еще больше слухов. Жаль, что ты узнала об этом таким образом. Это я ему еще припомню. Но будь готова, что подобным образом думают многие.
  - Да на чем это основано? Я видела Андреса четыре раза в жизни! - воскликнула я, негодуя.
  - На многом. Не забывай, что среди нас много псиоников. За императором наблюдают, снабжая слухами желающих помусолить его личную жизнь.
  - Это грязно, Петир.
  - Это жизнь, Дайан. И хорошо, если у тебя получится не обращать на это внимания. У меня не получается.
  Я подняла взгляд. Как Филя сказал? После того, как ты подберешь крошки с императорского стола? Я чувствовала, как загораются щеки и сжимаются челюсти. Как Петир живет в этом? Ежедневно... как выдерживает?
  - Они считают меня любовницей Андреса?
  - Больше, - его голос дрогнул. - Даже то, что вы обедали у Воронки, ты на Дне магии сказала двум людям: мне и Маркусу. Вспомни непосредственно День магии, когда ты окликнула его и взяла под руку, чтобы проводить к столику...
  Я прикоснулась ко лбу, вспоминая тот вечер.
  - Но тогда ты лишь зародила подозрения. До твоего появления его репутация была чиста, а повседневная жизнь настолько скучна, что и помусолить нечего. Упустить такую вкусную историю люди не могли. Они накинулись смаковать детали и додумывать подробности с жадностью, какой не было в Объединенных землях с того времени, как он сел в императорское кресло. Хотя, даже то, что Андрес - первый за всю историю Объединенных земель император-самозванец не вызывало столько пересудов. Пока ты рылась в архивах и не показывалась на глаза гильдийцев, я мог уберечь тебя от этого. Хотя, Андрес был везде, даже в нашей постели.
  Я не поднимала взгляда от стола, рассматривая светлые царапинки и въевшиеся в дерево пятна. В горле стоял колючий ком.
  - Потом ваши новые встречи. Некреациновый портал на север к его полукровке. Ты думаешь, об этом не знают? Всё знают. И теперь Ройс. О его существовании знают все, но очень мало кто верит...
  Я вскинула голову. Петир усмехнулся.
  - Псионики высших ступеней могут видеть, что Ройс - не сын Андреса, но простым обывателям намного интереснее считать парня его отпрыском.
  - Андрес недоступен для взгляда псионика и ему наплевать на слухи. Но тебя они не оставят в покое. Филя - это Филя, ему приятно задеть меня посредством тебя. Кроме него вряд ли кто-то скажет что-либо тебе в лицо. Но за спиной всегда будут пересуды.
  - Я представляю, каково тебе было, - прошептала я. - С одной стороны они, насмехающиеся и поддевающие, с другой - я, постоянно говорившая о нем в превосходных эпитетах... Я же ничего не знала!
  - Если бы ты знала, ничего бы не изменилось. Миллионы людей уверены в том, что у их императора впервые за восемнадцать лет появилась подруга, с которой он регулярно встречается.
  - Регулярно? - я нервно усмехнулась. Голос сорвался. - Петир...
  - Хорошо, что ты снова уезжаешь.
  Я настороженно вглядываясь в его лицо.
  - Ты же знаешь, что это все чушь! Ты был со мной все это время. И... теперь я понимаю, из-за чего ты тогда сорвался. Такого давления не выдержал бы никто. Прости меня, Петир. Я люблю тебя. Безумно люблю! - голос сорвался на шепот. Я протянула руку к его ладони. Она ускользнула от меня под стол. - Не надо. Прошу тебя, не надо...
  Он смотрел взглядом, который я ожидала значительно раньше: полным жалости, грусти и вины. Я облизала губы, возвращая руку к себе. Зажмурилась на мгновение.
  - Я понимаю, - кивнула я, отворачиваясь к окошку, но за стеклом была лишь глухая стена противоположного дома. - Как он сказал: 'После того как подберешь крошки с императорского стола'? Спасибо, что защищал меня. Это бесценно. Я никогда не забуду этого.
  На что я надеялась? Он так добр, так нежен со мной даже теперь, когда встречается с другой. Я усмехнулась и тихо, скорее для себя заметила:
  - Ты ведь уже нашел мне замену. Настоящая глава гильдии интереснее, чем ненастоящая любовница императора...
  - Что? - не понял он, подаваясь вперед.
  Петир на мгновение прикрыл веки, вероятно пытаясь понять смысл не до конца расслышанной фразы. Посмотрел на меня долгим взглядом, как обычно смотрел раньше, стараясь что-то понять во мне. Потом его лицо напряглось и мне показалось, что он сейчас закричит. Но Петир, наоборот, прошептал:
  - У меня не было никого. Я не понимаю.
  - Ксю Киз, - ответила я просто.
  - Она моя мама. О чем ты?
  Я сглотнула, отводя взгляд. Лицо залила краска, глаза мгновенно наполнились слезами. Как можно быть такой дурой? Как можно быть такой слепой? Ну почему, почему со мной всегда так?!
  - Дайан, я не понял.
  - Прости, - прошептала я и нервно улыбнулась. - Прости меня.
  Вскочив, я ушибла локоть о спинку соседнего стула и, зажав его в ладони, осталась стоять. Такого стыда я не испытывала еще ни разу в жизни и даже боль не могла его перекрыть . Надеюсь, он на самом деле не расслышал...
  Петир тоже встал. Я не двигалась с места. Если я сделаю шаг, все закончится.
  - Пойдем, я провожу тебя.
  Выйдя в переулок, ставший совсем темным из-за набежавших на Зальцестер туч, я подняла голову. Казалось, что тучи сгущаются именно надо мной. Как только Петир сделает шаг прочь, я останусь одна наедине с теми, кто уже не единожды перемыл мне косточки за спиной. Что будет потом? Что будет, когда они узнают об ошибке? Хотя, захотят ли они поверить в ошибку? Когда пройдет достаточно времени после нашей последней встречи они решат, что Андрес бросил меня. Те же, кто знал об отношениях с Петиром, будут насмехаться еще больше. Вынесу ли я это, находясь в центральной резиденции? Я обернулась к любимому, бредущему рядом. Представила насмешку Фили: 'Лучше сынок Ксю в постели, чем Император во дворце'. Они съедят меня. Сегодняшнее утро это показало.
  Я горько усмехнулась, с ясностью солнечного дня представляя события недалекого будущего. Если бы ты любил меня, то нашел бы силы пережить это все вместе со мной. А на нет и суда нет. Не нужна мне твоя жалость.
  - Спасибо, я дойду дальше сама.
  - Дайан...
  - Спасибо, - я выдернула было пойманный рукав и, не оборачиваясь, быстро пошла к центральной площади, виднеющейся впереди.
  За все надо платить. Будь у меня возможность менять прошлое, я оставила бы все как есть. Те дни, что я провела с Андресом и тот месяц, когда Петир был рядом - они стоили грядущих невзгод.
  Тетя Карел встретила меня у двери:
  - Сгущаются тучи?
  - Не говори маме. Она будет волноваться. Это все одно большое недоразумение.
  - Мамы нет. Пойдем, поболтаем.
  Вздохнув, я пошла за теткой. Она всегда все знала. Если мама большей частью сидела дома, то тетка постоянно кружила по стране, впитывая в себя все происходящее. Потом она заглядывала в нас с мамой и начинала делиться событиями мировой значимости. Пробежаться по поверхности моих чувств и воспоминаний она никогда не гнушалась.
  Мы сели на широкие качели на заднем дворе. В родном городке было облачно и очень тихо. Я не знала что сказать. Пальцы нервно перебирали звенья держащей сиденье цепи.
  - Дайан, я чувствую, что очень скоро жизнь подкинет тебе неожиданный приятный сюрприз, - начала тетя без улыбки.
  - Хватит с меня сюрпризов. Еще один я не перенесу. Знаешь, что мне сказали в резиденции?
  - Могу представить. Не надо повторять гадости, которыми полны самые жалкие таверны и кулуары резиденций гильдий.
  - Значит, это все правда?
  Тетя молчала, не сводя с меня взгляда. Я услышала мамин голос из дома:
  - Девочки, я дома! - крикнула она.
  Мы с тетей вернулись в дом.
  - В чем дело? - насторожилась мама, глядя на нас.
  - Дайан, дай нам посекретничать минутку, - улыбнулась тетя.
  Пожав плечами, я поднялась к себе в комнату. А потом вышла обратно. Никогда раньше я не делала этого, но теперь...
  - Я не могу.
  - Ты не видишь, как они тянутся друг другу? Он будет счастлив. Это разом перекроет все пересуды. Они же задавят ее, ты понимаешь?
  Я присела к перилам лестницы. Если бы я понимала смысл услышанного, пользы было бы больше.
  - Очень скоро все вскроется. Стоит оказаться на ближайшем событии, где будут псионики.
  - Пусть. Но сама я не могу.
  - Тайрен, - голос тети стал тонким и ласковым. Кажется, мама заплакала.
  Я вернулась в комнату и вставила в иллюзор кристалл Кларенса. О том, что мама каким-то образом может, но не хочет остановить пересуды вокруг меня, думать не хотелось.
  На кристалле была записана детальная карта области. Кажется, на ней были даже лисьи норы, такой подробной она была. Комментарии к городам и местам в них, где можно искать и спрашивать. Побегать придется немало... Присев на край кровати, я начала слушать заметки про полукровок. 'Первый - Лавин Лиран, маг второй ступени. Вышел из Гильдии магов двадцать пять лет назад. Последние вести из маленького городка Ухенера. Есть предположения, что он и остался в этом городе. В нем жила его последняя супруга, погибшая двадцать лет назад. Иногда он появляется, о чем доходят слухи в местную резиденцию. Последнее его появление чуть больше года назад было ознаменовано дракой в таверне. Лавин неагрессивен и предпочитает ретироваться. Не узнать его невозможно, как и невозможно не понять, что он - полукровка. Обыватели принимают Лавина за ланита. Гильдия магов предлагает ему вернуться в свои ряды и занять место декана школы при резиденции в Турхеме'. Брови удивленно поползли наверх: старик давно просится на покой, об этом все знают. Но как можно быть уверенным в исчезнувшем на двадцать пять лет человеке настолько, чтобы назначить его деканом? Хотя, что значат для них эти двадцать пять лет? От иллюзии Лавина сложно было отвести взгляд. Если он станет деканом, все учащиеся магини будут сходить по нему с ума.
  'Второй - Ринос Костарес, рейнджер третьей ступени, - судя по запечатленному образу - совсем мальчишка. Голос Кларенса развеял мою догадку. Полукровка выглядел как мальчишка, но прослужил в гильдии рейнджеров восемьдесят лет. Покинул гильдию с уходом ланитов. Скрывается где-то в области 'Трех озер', - я смотрела на карту: не маленькая область... - Преследуем, о чем сообщает местная резиденция гильдии. Периодически меняет место жительства, не оставаясь на одном месте надолго. Область Трех озер, где похоронил мать, не покидает. Абсолютно неагрессивен, ланитское воспитание. Гильдия рейнджеров предлагает ему вернуться в свои ряды и занять место руководителя небоевого направления в резиденции при Милоране'.
  Милоран где-то на южной границе Объединенных земель. А вот что значит 'ланитское воспитание'?
  'Третий - Горан Ссорен, рейнджер четвертой и псионик шестой ступени. Прослужил в обеих гильдиях в общей сложности сто тридцать семь лет. Вышел после ухода ланитов. Обитает между Тремя озерами и городом Перелесом, - я посмотрела на карту: в лесу, что ли? - Преимущественно в лесах. Нередко появляется на постоялых дворах, в тавернах и на дорогах. Неагрессивен, но может быть опасным. Авторитетен для местных разбойников, но в банды не вступает. Одиночка. Гильдии рейнджеров и псиоников приглашают вернуться в свои ряды и занять место оперативной боевой единицы в резиденции Баэндара. Выбор гильдии по усмотрению Ссорена'.
  Я усмехнулась. Потрясающе интересные личности! Если пара слов о них может возбудить интерес к поискам, то какими же они окажутся при встрече? Кларенс продолжал рассказывать о задании, давать советы. Я подобрала ноги и уткнулась подбородком в колени. В комнату вошла мама.
  - Как Петир?
  Я подняла к ней взгляд и пожала плечом.
  - Только не говори, что он оказался слабаком.
  - Нет. Просто, он не любит меня и не видит смысла терпеть издевки окружающих.
  - Что за глупости, Дайан? Это твои догадки?
  - Нет, мы разговаривали сегодня.
  - Мальчик, который не любит тебя и не желает терпеть издевки гильдийцев каждый день узнавал у меня как ты. Как твоя морская болезнь. В какой порт ты собираешься причалить.
  Я подняла взгляд.
  - Почему ты не говорила?
  - Ты не спрашивала. А он просил не беспокоить тебя своим беспокойством.
  Я закусила губу.
  - Сегодня в резиденции была очень неприятная ситуация. Нас унизили. И его и меня. После этого ему пришлось рассказать мне про слухи обо мне и Андресе. Мало кто выдержит то, что творится вокруг него. Я понимаю его.
  - Дайан... - мама подошла ко мне и присела рядом, - я видела его глаза, его волнение. Он ни за что не оставил бы тебя, если только ты сама не оттолкнула его. Тем более, сейчас, когда... ты оказалась в центре всеобщих пересудов.
  - Мам, ну что ты?! Я знаю Петира пять лет. Я рассказывала тебе о нем. Перестань тешить меня надеждами, это делает лишь больнее.
  - Что это за задание? - кивнула мама кристалл в иллюзоре.
  - Розыск полукровок. Андрес пытается защитить их, расставив по местам в гильдиях.
  - Хорошая идея. Странно, что он не додумался до этого раньше.
  Я подняла взгляд, улыбаясь.
  - Когда едешь?
  - Завтра. Надеюсь, управлюсь меньше, чем за месяц. Со мной поедет сын Кларисс.
  - О...
  - Еще один повод для пересудов.
  - Я кое-что слышала об этом мальчике.
  - К сожалению даже самые неприятные вещи, которые ты могла слышать - скорее всего, правда. От меня будет зависеть, позволят ли Ройсу сдать экзамены для вступления в гильдию. Я должна вынести свое мнение о нем, как о личности. А на самом деле Андрес просит меня повлиять на его характер. И это...
  - Крепись, девочка...
  - Я боюсь его. Андрес называет его 'мое маленькое чудовище'. Я не могу подобрать более точного определения. Но разве я могла отказаться?
  Мама прикоснулась к моей щеке.
  - Послушай меня, - она повернула мой подбородок к себе. - Если ничто, кроме твоей гордости, не останавливает тебя - сходи к Петиру. То, что я наблюдала между вами этот месяц - не может закончиться так глупо. Если ты не сделаешь это сейчас, по возвращении может быть поздно. Не позволяй появиться поводу для сожаления. Иди во всем до конца. Если между вами больше не может быть отношений, пусть он скажет это тебе в лицо. А если не может сказать, то держитесь вместе и не позволяйте издеваться над вами.
  Я закрыла глаза. Я знаю, как это будет. Я помнила, как это было в прошлый раз. Но маме я верила и поднялась. Каждый день он спрашивал обо мне. Разве будет так беспокоиться безразличный человек? Спустившись вскоре за мамой, я вышла из дома. Казалось, что густые пушистые облака поглощают все городские шумы. В голове было тихо: мысли онемели от тоски.
  Зальцестер нахлынул на меня гулом и замелькал лицами. Здесь было так же пасмурно, но теплее. Я быстро дошла до дома Петира и посмотрела на верхнее окно. Поднявшись на три ступеньки, постучала. От стука дверь приоткрылась. Я удивленно толкнула ее.
  На пороге показался незнакомый мужчина в сером балахоне псионика.
  - Так вот же она! - воскликнул он, указывая на меня.
  Петир перегнулся сверху через перила и наши взгляды встретились. Бегом спустившись, он спросил с зарождающейся улыбкой:
  - Ты уверен?
  - Ну, конечно! - псионик вложил ладонь тыльной стороной в другую и похлопал. - Один слепок!
  - Хорошо. - улыбнулся Петир загадочно. - Прости за беспокойство. Я не думал, что она может зайти.
  - То есть все нормально?
  - Да, все хорошо. Сними заявку.
  - Ну ладно. Бывай. Зови, если что.
  Псионик вышел. Закрыв за ним дверь, Петир задумчиво обернулся ко мне. Что здесь произошло, я поняла по одному присутствию псионика.
  - Ты ничего не хочешь мне рассказать?
  Я отвернулась, сдерживая улыбку. Слишком глупая история для такого момента. Я пришла сказа о другом.
  - Сопровождение контрабандистов могло быть случайностью. Но проникновение в дом со взломом... у тебя странные наклонности, Дайан.
  Я засмеялась:
  - Дождик был сильный.
  - Дождик?
  - Я возвращалась от видоков и попала под дождь. Я ничего не трогала, честно. Вообще ни к чему не притронулась. Переждала ливень и ушла. Не думала, что ты заметишь.
  - Дождик, значит, - Петир улыбался, прикасаясь к моей щеке. Я прикрыла глаза от удовольствия. - А сейчас - тоже дождик?
  Я вздрогнула от раската грома за дверью. Обернулась к окну на кухне. Засмеялась в голос, кивая: 'Да, и сейчас тоже - дождик!' Он засмеялся, привлекая меня к себе и целуя.
  - Пережди...
  Мгновенно отпустило державшее больше месяца напряжение. Чувствуя, как таю в его руках, я обняла Петира за шею и оказалась поднятой на руки. 'Осторожно, ступеньки!' - вспомнила с улыбкой. Сколько раз он повторил это, пока я не перестала о них спотыкаться? Спокойно и терпеливо, как все, за что он брался.
  - Этот месяц без тебя был просто пыткой. Не помню когда последний раз так долго жил без женщины, - пожаловался он шутливо, укладывая меня на постель.
  - Завтра я уезжаю на месяц.
  - Но там же есть порталы. Это не отрытое море, откуда невозможно сбежать.
  - С тебя песок сыпется.
  - Он даже во рту... Подождешь?
  Я засмеялась, наблюдая, как Петир стремительно раздевается. После пустыни я чувствовала то же самое и вытряхивала песок даже из ушей.
  - Я мигом.
  Он ушел в единственную дверь в комнате и сразу послышался звук текущей воды. Раздался еще один длинный раскат грома, заставивший вздрогнуть. Мелькнули молнии и снова гром. Раздевшись, я зашла в ванную комнату за ним.
  
  9.
  Удивительным открытием для меня стало то, что у Ройса, всю жизнь прожившего на севере, в Объединенных землях было запомнено немыслимое количество порталов. Куда бы на карте я не ткнула пальцем, он кивал. Мы выбрали ближайший к озерному краю город, где оба бывали раньше - Турхем. Именно на его окраине размещалась школа магии.
  То и дело я замечала взгляды гильдийцев, украдкой наблюдающих за нами с Ройсом. Видела прошедшего в административное крыло Филю. Петир в это время находился в соседнем помещении вместе со всеми свободными оперативниками. Его присутствие рядом за стеной возбуждало и успокаивало одновременно. Верхом тактичности полукровки стал совет уединиться с Петиром, чтобы не мучить его воображение воспоминаниями о минувшей ночи. Встретившись с ним взглядом, я так и не поняла, шутка ли это, издевка или правда. Пришлось попросить прощения и попытаться сосредоточиться на предстоящей поездке.
  Мы планировали сесть на дирижабль, пролетающий мимо Ухенера.
  - Узнаешь у парня на входе, когда пойдет дирижабль?
  Ройс совершенно ожидаемо тряхнул соломенной гривой. Взгляд сказал все остальное: 'иди и узнай'. Вздохнув, я направилась к проходу в соседний зал и улыбнулась при мысли, что увижу Петира. Он сидел над картой вместе с коллегой-магом и девушкой-псиоником, виденной ранее в оазисе Т. Меня он не заметил. Через пол зала услышать его тихий, спокойный голос было невозможно. Встречающий на входе, чье имя я по случаю и узнала, обрадовал, что дирижабль из Турхема в Эземстер с остановкой в Ухенере отчаливает в одиннадцать.
  - Вам лучше поторопиться, если хотите успеть, - добавил он, смешливо вскинув брови. Похоже, последние недели к нему постоянно обращались за расписаниями. Поблагодарив его, я побежала к полукровке.
  - Ройс, на выход! - крикнула, заглянув в зал. - Кристалл захвати!
  Обернулась к Петиру. Ну, посмотри на меня. Девушка, сидящая рядом с ним, обратила на меня его внимание. Я обернулась, проверяя, поторапливается ли Ройс и, взглядом попросив Петира выйти, направилась к выходу. Полукровка за спиной едко напомнил, что кричать вслух необязательно. Достаточно громко и целенаправленно подумать. Я улыбнулась, не оборачиваясь. Кажется, я уже начинала к нему привыкать.
  - Мы торопимся, или ты заложила время для лобызаний? - уточнил он.
  Уже в коридоре, когда Ройс пошел к порталу, Петир обнял меня на прощание.
  - Ну и зверюшку ты себе завела...
  - Самой страшно! - я улыбнулась, убирая непослушные локоны с его загорелого лба, - Я люблю тебя. Держись.
  - Это ты держись. Меня уже отполировали взглядами.
  На дирижабль мы успели еле-еле, добежав до воздушной станции ко времени отлета.
  - Места есть? - спросила я, переводя дыхание.
  - Есть! - уверенно ответили мне.
  Только после отлета нам сообщили о наличии одной свободной каюты. Полтора грядущих дня в замкнутом пространстве с Ройсом побуждали готовиться к моральным издержкам. Подойдя к бюро, я выложила иллюзор и кристаллы. Ройс прислонился к двери.
  - Посмотри, кого мы ищем.
  Пристроив кристалл, я запустила иллюзор и замерла у маленького окошка. Мы неторопливо отлетали от башни, поднимаясь к облакам. Сзади послышался голос Кларенса.
  Нужно предупредить, что мы сойдем в Ухенере. Если кроме нас там никто не будет сходить, без предупреждения мы можем пролететь без остановки. Направившись к двери, я уже через три шага поняла, что Ройс не отодвинется.
  - Ты забавная такая, суетливая, - улыбнулся он.
  Смолчав, я вернулась к окну. Не будешь же ты стоять там вечно.
  - Не буду, конечно, - подтвердил Ройс.
  Когда инструкции подошли к концу, я сменила кристалл. Хотелось посмотреть еще раз о местах силы. Добраться хотя бы до одного из них было бы так здорово! Когда Ройс увидел иллюзию Андреса, лицо его скривилось:
  - Давай без меня. И так всю жизнь достает...
  Вынув кристалл, он положил его рядом.
  - Ройс, Андрес любит тебя как отец. Возможно, даже больше чем отец, если терпит твой характер.
  Я села на кровать, не зная чем заняться. Очень хотелось пересмотреть пару страниц книги. Но и присутствие полукровки нужно было принимать во внимание. Он наклонился ко мне.
  - Не лезь в это... - процедил сквозь зубы, безмолвно обозвав меня. Этого оказалось достаточно, чтобы чаша терпения переполнилась.
  - Находиться рядом с тобой неприятнее, чем копаться в помоях, Ройс. Я постоянно чувствую себя оплеванной. Кларисс права, пряча тебя от нормальных людей...
  В какой-то момент показалось, что он ударит меня. Я увидела это так четко, что тело само подалось назад. Но полукровка лишь засмеялся, обходя кровать. Скинув ботинки, он лег и с удовольствием потянулся.
  - У нас сейчас поздний вечер.
  Я вспомнила, как мы с Андресом оказались в их ночной вьюге. Парень, наверно, действительно хотел спать. Покинув комнату, я поднялась на верхний ярус и поставила крестик напротив Ухенера в расписании посадок. Вышедший в этот момент из кабинета капитан мельком взглянул на висящее на стене расписание и сказал, что мой спутник уже предупредил. Что Ройс был очень любезен, извинившись за вторжение... и передал о необходимости посадки мысленно.
  Возвращаться в нашу каюту совершенно не хотелось. Но когда я, исследовав дирижабль и перезнакомившись с праздно шатающимися пассажирами, собралась это сделать, дверь оказалась заперта. Выругавшись, я постучала. Пара человек, сидевших на диване в дальнем от меня углу общей залы, обернулись, посмеиваясь.
  Вернувшись обратно к капитану, я попросила открыть дверь. Он позвал помощника с ключами. Вместе мы вернулись к двери. Но когда помощник протянул ладонь к ручке, я уже знала, что дверь отворится. Сгорая от стыда, я попросила прощения за беспокойство. Тихо прикрыв за собой дверь, я прижалась к ней спиной и закрыла глаза. Не понимаю, зачем эти мелкие пакости. Вывести меня из себя? Но зачем?!
  Ройс уже забрался под одеяло, но было совершенно ясно, что еще не уснул. В комнате сохранялась совершенно неуместная свежесть.
  Поставив кристалл с книгой Кам Ин Зара в иллюзор, я настроила демонстрацию лишь на изображение. Присев на край кровати, подобрала колени. Я знала, о чем рассказывает Кам Ин Зар и Андрес. Смотреть иллюзии книги можно было и без звука.
  - Я не понимаю зачем.
  Ройс сзади зашевелился, поворачиваясь ко мне.
  - Дверь - это мелкая пакость. Тебе так хочется разозлить меня?
  - Я не трогал дверь. Мне делать нечего?
  Я обернулась к нему, вглядываясь в лицо. Перевела взгляд на дверь.
  - Ты серьезно? - упорно сдерживаемая улыбка все же расплылась по лицу.
  Подойдя к двери, я подергала ручку и обернулась к полукровке. Он приглашающе двинул бровью и в следующий момент ручка поддалась.
  - Здорово! - я засмеялась. - Но все равно - это пакость!
  Ройс засмеялся, отворачиваясь обратно к окну. 'Дай поспать' - лениво мелькнуло в голове.
  - У меня есть подруга псионик - Мия. Но она не может управлять чужим сознанием так тонко. Ты часто пользуешься этим?
  - Ты поспать мне дашь? - пробурчал парень.
  - Мы проведем на востоке не менее двух недель, Ройс. Ты не сможешь соблюдать свой северный режим все это время. Дотерпи до вечера, потом поспишь.
  Ройс сел. С голой груди сползло одеяло. Тут же раздался стук в дверь, и она приоткрылась.
  - Привет еще раз, Дайан. Проходя наверх, ты обронила это, - мужчина с длинными усами, которые я обязательно бы запомнила, когда проходила мимо общего зала, подошел ко мне. В его руке лежал кошелек. Положив его на кровать, он осторожно вышел.
  - Если ты не оставишь меня в покое, он зайдет снова и обвинит тебя в воровстве.
  Я изумленно обернулась:
  - Ты не посмеешь!
  - Кошелек у тебя. И он - не твой.
  - Как можно так играть людьми?
  - А мне казалось, тебе понравился фокус с дверью...
  Он был прав: во мне действительно боролись восхищение его мастерством и возмущение беспринципной наглостью и невоспитанностью. Но до встречи с ним мне казалось, что второе не может существовать рядом с первым. Что мастерство немыслимо без организации, трудолюбия и уважения.
  Ройс снова лег и отвернулся к окну. Я же переложила кошелек на столешницу нашего крохотного бюро, задаваясь вопросом: 'Есть ли границы, за которые ты не зайдешь?' Просматривая иллюзии Кам Ин Зара, я сначала прилегла, а вскоре и вовсе уснула.
  Проснулась я, когда за окном нависли сумерки. Ройса в каюте не было. С нарастающим беспокойством поднявшись и оправив одежду, я поспешно вышла в общий зал. Парень стоял в окружении пассажиров, рассказывая что-то и эмоционально жестикулируя. Подперев плечом косяк, я прислушалась.
  - Иди сюда, - приказал он, глядя в глаза. При этом я продолжала слышать его рассказ для пассажиров. Почудилось, что он сказал это кому-то за мной, и пришлось сдержаться, чтобы не обернуться за спину. Сгоняя наваждение, я тряхнула головой и подошла ближе. Ухватилась за спинку дивана, чтобы не упасть: меня покачнуло. Потом еще раз - сильнее, валя с ног.
  Я неслась вперед, хохоча и крича что-то невразумительное. Ладони мерзли на широченных бивнях. Завертев головой, я увидела табун огромных снежно-белых мамонтов. Это были они - бесспорно. С ужасом я поняла, что держусь лишь руками за бивни, опираясь всем телом на лоб и хобот животного. Голос Ройса доносился откуда-то издалека. Мы неслись вперед, ловя языком снежинки. Я чувствовала жгучую боль замерзающих пальцев, тряску и дикий восторг. Я слилась с животным, несшим меня, чувствовала его мощь и непоколебимую уверенность. И вместе с тем я контролировала его и, захлебываясь в ощущении и осознании этой власти, я кричала, смеясь.
  Впереди показалось селение. Я обернулась к чубатой спутнице слева, та фыркнула и загудела. Когда на полном ходу, во главе табуна, мы ворвались на узкую улочку селения, я открыла глаза. Пошатнувшись, я впилась ногтями в мягкую спинку дивана впереди. С восторженными возгласами к Ройсу оборачивались пассажиры.
  - Когда это было? Я была уверена, что белоснежные вымерли после креациновых экспериментов! - воскликнула пожилая женщина справа от меня.
  - Месяц назад. Вымерло много, но не все. По широте северных земель, где сейчас живут островитяне, кочуют три табуна. Если углубиться на север, то там еще четыре табуна белоснежных и около десятка натуральных, избежавших опытов.
  - Месяц назад? - с подозрением уточнила я, давя в себе восхищение и минувший восторг.
  Ройс остановил на мне внимательный взгляд. Я не могла предположить, как глубоко он может забираться в мысли и воспоминания, особенно ввиду того, что умел это делать незаметно, когда хотел. Он не ответил.
  - И ты привел их в селение? - тихо продолжила я. Под этот табун могли попасть люди. И если бы кто-то оказался на пути... остановил бы он мамонтов?
  Склонив голову набок, Ройс улыбнулся. В этот момент он был сильно похож на Кларисс. Маленькое чудовище...
  - Ты пропустила обед. Так сладко спала, что я не осмелился разбудить.
  Я сглотнула, оглядываясь. Так и есть: сказал вслух. Кто-то усмехнулся, но основная масса тех двух десятков человек, что собрались вокруг полукровки, все еще не отошла от поездки на мамонте. Что же с тобой делать... Я предпочла вернуться в комнату, дабы не провоцировать возможные усмешки.
  - Ройс! - прошептала зло, когда ручка двери не поддалась.
  - Дайан, от себя она открывается, от себя! - крикнул он нарочито.
  Толкнув дверь, я зашла и захлопнула ее за собой. Не находя себе места, я в отчаянии кусала губы и думала, что никто не сможет его контролировать. Кларисс и Андрес знают это. Допуск в гильдию будет означать опасность для целой резиденции! Он успеет наворотить и напакостить столько, что даже если и поймают и утихомирят в Немом замке, уже будет поздно. Ни о какой жалости не может быть и речи. Запереть на севере, в компании таких же диких...
  - Запереть? - Ройс прошел в комнату рядом с дверью. Я в испуге отпрыгнула. Сердце отчаянно заколотилось.
  Еще один полукровка зашел в дверь, открыв ее нормально. Прижавшись к подоконнику, я наблюдала за его иллюзией, остановившейся рядом со мной: плечом к плечу.
  - Ты все еще не поняла, что скажешь то, что я вложу тебе в мысли?
  - Зачем тогда было разыгрывать ту сцену в резиденции, когда ты предложил отказаться?
  - Чтобы узнать твой мотив. И твое желание помочь Андресу сделать из меня человека просто поразительно по степени наивности и жертвенности. Не пережить это задание, лишь бы не выказать отказа, а помочь! Ха! - он помолчал, а когда заговорил снова, в голосе уже не было ни вызова, ни смеха. - Одно но: полукровка никогда не станет человеком.
  - В это понятие мы вкладываем больше, чем наименование расы, Ройс. Ты презираешь окружающих людей лишь потому, что мы слабее? Считаешь нас всех игрушками? Мстишь людям за то, что отец не взял вас с собой, уводя свой народ?
  - Оставь в покое моего отца, Дайан, - Ройс сел на бюро и его иллюзия, смотревшая в окно, исчезла. - Мой отец - великий ланит и легендарная личность. Я знаю, кто он и как сильно любил мою мать. Я видел это в ее воспоминаниях. Видел, как они зачали меня, как прощались. Я видел его объяснения своих планов и мольбы о прощении. Видел, как он передавал ей Объединенные земли и как...
  Он осекся и тряхнул головой.
  - По крайней мере, я знаю кто он. Ты же можешь находиться с ним в одной комнате и не понять этого.
  - Что?
  Ройс улыбнулся, по-детски болтая ногами.
  - Но то, что ты не знаешь своего отца, не заставляет тебя мстить за это всем окружающим. Так что оставь этот бред...
  - Ты знаешь кто он?
  - Что, если так?
  - Кто?
  Парень засмеялся громко и издевательски.
  - Я не верю тебе, - прошептала я.
  Ройс спрыгнул с бюро и подошел к двери. Я сделала шаг к нему, но он остановил ладонью: 'Лучше не выходи'. Я подалась вперед всем телом. Дверь закрылась перед носом, и я тут же приоткрыла ее и сразу же захлопнула. Закрыв глаза, я уткнулась лбом в дверной косяк. Маленький извращенец... Часть общей картины, что я успела увидеть в щель приоткрытой двери, уничтожила последние сомнения: я не смогу.
  В общем зале творилась оргия с участием всех тех, кто слушал Ройса получасом ранее. И у меня не было уверенности, что в следующий раз он не засунет в этот людской водоворот меня. Это все. Это предел.
  Мне было гадко и страшно. Положив перед собой иллюзор, я выбрала Зальцестер, резиденцию Гильдии видящих, Эзнера.
  - Дайан, - он мог бы быть удивлен.
  - Эзнер, это мой иллюзор. Я бы хотела поговорить с Андресом, но не через гильдию магов.
  - Хорошо, я посмотрю, что можно сделать, - обнадежил он и исчез.
  Я совершенно отчетливо понимала к кому и с чем обращаюсь. Думаю, Эзнер так же понял, что я не обратилась бы к нему в подобной форме, не будь на то серьезных причин. Тем временем Ройс вернулся в комнату и подпер спиной дверь.
  - Я всего лишь преумножаю любовь в столь любимом тобой мире, а так же претворяю тайные желания столь уважаемых тобой людей...
  - Ты животное.
  - Хочешь увидеть животное? - Ройс мгновенно оказался рядом, отбрасывая иллюзор назад. Цепкие пальцы резко подняли подбородок, заставив откинуться назад. Я наблюдала как иллюзор, очертив дугу, завис у двери на высоте плеча. Вернула взгляд к полукровке: его лицо застыло рядом. Я не знаю, что он хотел сказать или сделать, но парень неожиданно исчез, лишь дверь осталась приоткрытой. В недоумении я поднялась и выглянула наружу: в зале уже никого не было. Когда подставка иллюзора подала сигнал, я прикрыла дверь и, чувствуя слабость в ногах, предпочла присесть на кровать. Я не верила в столь быстрый отклик и была удивлена. Полукровка вернулся в комнату в тот же миг, когда из подставки выросла объемная иллюзия Андреса.
  - Что случилось? - он был в своем кабинете во дворце.
  Я не знала что ответить. Как сказать, что мне страшно, что я безумно боюсь полукровку, но не вдаваться в детали его выходок? Я собралась с духом, чтобы озвучить отказ от выполнения его просьбы; признаться в том, что не чувствую в себе сил справиться с ним и опасаюсь за окружающих нас людей; честно предупредить, что моему мнению нельзя будет верить, потому что Ройс запросто может контролировать не только меня, но и целые группы людей. Но я смотрела на иллюзию Андреса и видела за ней лицо Ройса. Он не вмешивался. Просто наблюдал.
  - Дайан? - настаивал Андрес.
  - Хотела увидеть тебя, - выдохнула я со всхлипом.
  - Позови его.
  - Он здесь.
  Ройс оттолкнулся от двери и подошел к бюро. Они с минуту молча смотрели друг на друга. Просто смотрели. Я помнила, что псионики не могут проникнуть в мысли императора, но в эти мгновения у меня появились сомнения в этом.
  - Возвращайся, Ройс, - приказал Андрес и его голос дрогнул. - Я не знаю... что с тобой делать, парень.
  Я чувствовала, как по щекам катятся слезы. Никогда в жизни я не чувствовала себя такой беспомощной. И при этом от меня что-то зависело. Возможно, очень много зависело. Значительно больше, чем я могла бы сама на себя возложить...
  - Андрес, мы вернемся, когда найдем полукровок, - проговорила я, утирая щеки.
  Он смотрел на меня внимательно, не веря.
  - Дайан, если он довел тебя до крика о помощи в первый же день, я сильно сомневаюсь в обоснованности решения позволить Ройсу поехать с тобой.
  Ты терпел восемнадцать лет. Неужели, я не продержусь месяц?
  - Я хотела тебя увидеть. Вот и все.
  - Хорошо.
  Он не верил мне, но принял попытку попробовать еще с благодарностью и смирением. Когда иллюзор погас, в комнате стало совсем темно. Я различила очертания осветительного кристалла у бюро. Рейнджеру свет был нужен не так сильно как мне, но Ройс протянул руку и кристалл загорелся.
  Сейчас парень особенно напоминал Кларисс. Ее длинные соломенные волосы, ее худое лицо с остро очерченными скулами, прямым носом и гладким лбом. Он был невероятно похож на мать, и при этом она при знакомстве показалась мне уродливым насекомым, а Ройс являл собой исключительно удачный экземпляр. Я не понимала, как в столь одаренном и красивом человеке смог родиться такой гадкий нрав. Но в эти минуты мне показалось, что я начинаю понимать его мотивы. Возможно, даже, не мотивы, а лишь их отголосок, призрачный силуэт. Ты добиваешься ненависти, мальчик. Но я могу лишь жалеть тебя.
  В животе образовалась голодная воронка. Я чувствовала сочащийся из залы аромат съестного. Поднявшись, я остановилась перед Ройсом. Он продолжал смотреть пристально и неотрывно, но так же молчал. Я вышла.
  За ужином было необычно тихо. Некоторые пассажиры так и не вышли из своих кают. Ни одного лица из тех, кто смотрел воспоминание Ройса о снежных мамонтах, в зале не появилось. Я ощущала неестественно умиротворение. Это казалось передышкой перед следующей выходкой полукровки. Предположить, что он вытворит через минуту или час было невозможно. Даже то, что меня он особо не задевал, не сильно успокаивало.
  Одно внезапное открытие поддерживало меня. Я поняла, что Ройс не ненавидит меня. Вовсе нет. Наоборот, его что-то сдерживало от выходок в мой адрес. А потому у меня все же оставался шанс что-то изменить.
  Вернувшись после ужина в комнату, я заметила так и лежащий на бюро кошелек. Мысленно и целенаправленно, как он и научил в резиденции, позвала Ройса.
  - Верни хозяину.
  Опять эта улыбочка и этот взгляд, не оставляющий надежд.
  - Почему, ты думаешь, мы полетели на дирижабле, а не взяли цинн?
  - Ты хотела побыть со мной наедине?
  - Потому что у меня нет средств на цинн, Ройс. Так же как и у всех, кто летит с нами. Здесь нет тех, кто может позволить себе раскидываться кошельками!
  - Тебе дали деньги на поездку, не ври.
  - Это на месяц проживания, питания и найма летунов. На обоих! - вытащив кошель из кармана, я кинула его Ройсу. Предполагаю, он был в курсе цен в Объединенных землях. Парень подкинул кошель в ладони и спрятал в карман. Я закусила губу от неожиданности.
  - Ну, и?
  - Я уже сказала: если бы пассажиры этого дирижабля могли разбрасываться своими кошельками, они полетели бы на восток, хотя бы, на цинне.
  - Мне им посочувствовать что ли?
  - Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю. Просто верни кошелек хозяину.
  - Тебе надо, ты и верни.
  Ройс развернулся к залу, где его ждала доска с игрой.
  - Ройс! - я окликнула парня, не в силах произнести вопрос о судьбе гильдейского кошелька вслух. Пожав плечами, парень усмехнулся и вышел.
  'Тебя не заставляли его отдавать...'
  Я прикрыла глаза, притрагиваясь ко лбу. Вот дура. Ну почему со мной всегда так? Достав свой кошелек, я пересчитала монетки. У Гильдии просить будет чересчур нагло. Там и так было больше, чем достаточно. Вмешивать в это маму - не стоит ее беспокойства. Я села на кровать, со злостью буравя взглядом дверь. А потом в поле зрения попал кошелек усатого дядьки. Мотнув головой, я легла на кровать. Отоспаться на неделю вперед было не плохой идеей. Если бы настроение было еще подходящим. Поговорить бы с Петиром. Но он сразу почувствует что-то неладное. Уж кого мне волновать хотелось меньше всего, так это его.
  Поднявшись, я переставила иллюзор над бюро и запустила кристалл с книгой. Пусть в комнате будет хоть что-то волшебное и успокаивающее.
  Судя по тому, что я успела просмотреть две страницы, Ройс вернулся часа через два. Надеюсь, он не будет колобродить всю ночь, выспавшись днем. Парень сел на кровать за моей спиной.
  - А ты - ничего так.
  Я обернулась. Ройс улыбался, как обычно. И как уже становилось обычным, я почувствовала если не страх, то беспокойство. Смерив его взглядом, отвернулась к иллюзиям Кам Ин Зара. Наконец началась моя любимая страница с местами силы. Целиком я смотрела книгу лишь один раз - в море. Эту страницу я видела вживую на Дне магии и два или три раза там же, в море по пути к Баэндару.
  - Мы тут были, - сказал Ройс.
  - Серьезно?
  - Угу.
  - Расскажешь? - я села, скрестив ноги.
  - Да, все как говорит Кам Ин Зар. Рассказать больше невозможно. Там нужно находиться, чтобы чувствовать. И тут были.
  В этом месте я мечтала побывать больше всего. Кроме неописуемой красоты невесомой воды, на которой покоилась совершенно гладкая, отполированная вековыми потоками каменная глыба, Пьюрен отличался непередаваемой силой.
  - Да, так и есть, - подтвердил Ройс. - Там я могу пробиться до его чувств, поверхностных мыслей. Оттуда можно дотянуться до мамы на севере. Иногда мне кажется, что оттуда я смогу дотянуться до отца.
  - Его? Ты говоришь об Андресе? Это он брал тебя с собой в эти места? - вероятно, на моем лице было написано все. Благо, я не захлебывалась словами от зависти.
  Ройс смотрел на меня так внимательно и необычно, что я смутилась. Возможно, это был первый момент, когда я перестала его бояться. В его глазах застыла горькая и совершенно не злая ирония.
  - Где еще вы были?
  - Много где, - протянул он скучающим тоном, вытягиваясь на кровати.
  - Как же ты можешь так относиться к нему?..
  Осекшись под придавливающим взглядом, я отвернулась к книге. Когда страница о местах силы закончилась, я кинула взгляд назад. Похоже, парень уснул. Удобно уметь засыпать при любой возможности.
  Раздевшись, я тоже забралась под одеяло. Следующая страница повествовала о природном и искусственном креацине. Я посмотрела на спокойное лицо полукровки. Еще Кларисс упомянула в нашу единственную встречу, что Ройс интересуется и много знает о магических животных. После его рассказа о снежных мамонтах это стало очевидным. Решив, что не стоит будить спящее чудовище, я вернула взгляд к иллюзиям.
  Интересно, может ли Ройс среди массы людей выделять полукровок? Это было бы полезным. Если чаще всего Лавина Лирана замечают в злачных заведениях, нам придется обойти их все или почти все. И в самом Ухенере и в окрестностях. И совершенно не очевидно, что мы найдем его.
  Наплевательское отношение ко всем возможным правилам может ускорить процесс поиска. Если кто-то будет знать о месте жительства мага, парень выудит эту информацию из их воспоминаний. Как вариант, мы можем пустить слух о том, что разыскиваем Лавина. Ради удовлетворения простого любопытства он сам найдет нас. Конечно, если полукровкам в принципе свойственно любопытство. Я читала предположения на этот счет...
  Повернувшись на спину, я слушала легкий гул наверху. За дверью слышался приглушенный смех. Можно было разобрать отдельные слова. Полукровка рядом дышал глубоко и размеренно. Я примерилась к его дыханию: слишком медленно. Странно так... за два его вдоха я делала три или, даже, четыре. Может, я на самом деле суетливая? И дыхание тоже суетливое? Возможно, по сравнению с ними любой человек кажется суетливым?
  Интересно, Петир все еще сидит за лезвием, которое мастерит третий месяц, или лег спать? Или пошел гулять с друзьями-коллегами? Я не умею и не увлекаюсь поделками из креацина. Будь иначе, я нашла бы, чем заняться в долгих перелетах. Многие из моих однокурсников, включая Петира, постоянно что-то мастерили. Я же предпочитала чистые энергии, не заточённые посредством программ в креацин. Хотя, не уважать любовь и тягу к этому материалу было сложно. Я завидовала тем, кто мастерски владел им. Но сама не тянулась к креацину, не чувствуя ни способностей, ни желания.
  Вспомнилось колье Кларисс. Оно было целиком выполнено из креацина наивысшей плотности. Потому оно и имело такой сочный рубиновый цвет. Я не могу даже представить, программы какой сложности в нем намешаны. Причем, не только магические, но и псионические... А, ведь, кто-то его сделал. И не во времена Кам Ин Зара, а в нашем или прошлом веке - специально для Кларисс.
  Вот и Петир любит креацин. Причем разреженный, воздушный. Это лезвие, которое когда-нибудь обязательно станет частью оружия, отпугивало меня одним видом. Века назад клинок из металла, обогащенного природным креацином, говорило о высоком статусе его владельца. Что-то будет, если задумка Петира, которую я не могла представить целиком даже после его подробных рассказов, воплотится в конкретную вещь. Зная его, я не сомневалась, что он доведет все до конца.
  Как же я люблю тебя...
  Какое счастье, что дождик смыл возникшее недопонимание и противоречие. Стало так просто, так спокойно. Впервые в жизни я почувствовала твердую, надежную опору. Впервые в наших отношениях исчезла невысказанная угроза. Даже если он не мог произнести это вслух, я видела свою важность и необходимость.
  Я вспомнила вчерашний вечер, полный нежности и любви. Душную после дождя ночь. Его жадные ласки. Свое нетерпение. Наше общее удовольствие.
  - Если ты не перестанешь думать о нем, я тебя изнасилую...
  Открыв глаза, я почувствовала, как от страха и смущения сжимаются внутренности.
  - Прости...
  Думай о мамонтах. О снежных мамонтах... Я закрыла глаза, проклиная себя. Что мог испытывать парень-псионик, вынужденный делить со мной кровать и улавливающий мои чувства и возбуждение, стыдно было подумать. Здесь я была полностью неправа. Я должна была помнить, что Ройс не мог, а если и мог, то имел право не тратить сил на то, чтобы закрыться от этих ярких, свежих воспоминаний и эмоций.
  Когда Ройс повернул ко мне голову, я соскочила с кровати. Подхватив иллюзор, я выбежала из комнаты. Пассажиры отреагировали на появление полураздетой девушки с иллюзором в руке однозначно. Изо всех сил игнорируя взгляды, я поднялась наверх. Здесь было холодно, но и пассажиры сюда не поднимались.
  - Вы уже оплатили проезд, - усмехнулся помощник капитана беззлобно. Я засмеялась, прикрывая ладонью лицо.
  - Можно, я тут посижу? Недолго.
  - Сиди, - улыбнулся он, возвращаясь к каким-то записям. - В левом шкафчике наверху одеяло возьми.
  Я благодарно кивнула, проходя к маленькой дверке. Вытащила теплый плед, укуталась и села на диван. Комнатка была небольшой и выходила к управляющему пульту. За стеклом виднелась спина человека, управляющего сейчас дирижаблем. Кроме письменного стола и двух диванов друг напротив друга со столиком между ними, здесь не было никакой мебели. Три двери вели в комнаты команды. Несколько стенных шкафов с десятками отделений закрывали левую стену целиком.
  Пристроив подставку над столиком, я запустила кристалл с книгой. Другие кристаллы остались в одежде в комнате.
  - О, у нас девушка! - удивился кто-то сзади.
  Я обернулась. Дверь одной из комнат прикрыл невысокий, чуть сутулый парень в форме команды. Вежливо улыбнувшись, я вернулась к книге.
  - Налей ей выпить. Простынет же, - предложил помощник капитана.
  Парень послушно открыл один из кучи шкафчиков, налил что-то желтое на треть стакана и поставил на столик рядом с зависшей подставкой. Я подняла взгляд, приглашая присоединиться.
  - Смена, - пожал тот плечами и направился к стеклянной двери.
  Спиртное обожгло горло и желудок, тут же разнося жар по всему телу. Я закашлялась, оборачиваясь к мужчине за столом.
  Не знаю, спустя минуту или час я уснула. Но проснулась от запаха, ударившего в ноздри. На маленький столик тот же парень, что налил мне вчера выпить, накрывал завтрак для команды. Я открыла рот, сгорая от стыда. Хотела извиниться, но парень лишь выставил ладонь, успокаивая. Я поднялась, глядя в широкую дверь, за которой все так же маячила чья-то спина. Небо впереди него отливало оранжевым и почему-то казалось холодным. Надо же было так...
  Смущенно улыбнувшись незнакомцу, я спустилась вниз. Ройс проснулся от щелчка замка. Привстав на локтях, он внимательно осматривая меня. Даже мама не смотрела на меня так, когда я возвращалась домой. Практически тем же взглядом, разве что с большим беспокойством, он осматривал Кларисс, когда та вернулась с гулянки вместе с нами.
  - Что бы ты сделал, если бы не все было в порядке?
  Скинув плед, я натянула штаны и теплую безрукавку поверх рубашки.
  - Посмеялся бы над тобой.
  Я на мгновение замерла, но решила промолчать. Общество команды дирижабля я считаю более безопасным, чем твое. Что тебя удивляет? Ройс одевался. После обеда мы должны причалить к башне в Ухенере. До него будет еще одна остановка.
  - Мы останавливались ночью?
  В это мгновение за дверью послышался крик.
  - Ройс?
  Парень обернулся ко мне с легкой улыбкой. Я закрыла глаза, сдерживая эмоции. Что же ты за гад такой...
  - Хочу скорее избавить тебя от своей неприятной и опасной компании, - он прошел мимо, громко и с удовольствием внюхиваясь в запахи, сочащиеся из залы.
  Я сжала челюсти, сдерживая злость. Наверху, где я провела ночь, разыгрывался скандал. Сквозь приоткрытую дверь я слышала ругань женщины, проспавшей остановку, которой не было и невнятные объяснения капитана. Пока я аккуратно складывала плед, к женщине присоединился еще один голос. Обернувшись к бюро, я вспомнила про забытый наверху иллюзор. Прихватив стопку мягкой шерсти, пошла наверх. Ройс сидел за столом, уминая завтрак. Стараясь быть как можно менее заметной, я положила плед обратно в шкафчик, отыскала глазами свой иллюзор на письменном столе и подхватив его, пошла обратно.
  - Девушка, вы больше ничего не хотите отсюда забрать? - спросил капитан, обратив на меня внимание.
  - Это мой иллюзор, я забыла его с утра.
  - С утра? Что же ваш иллюзор делал у нас ночью?
  Я закрыла глаза, предвидя реакцию собравшихся здесь людей на вертящиеся на языке слова.
  - Если она провела здесь ночь, не удивительно, что мы пролетели нашу остановку! - взъярилась полноватая женщина с новой силой.
  - Да, я помню, как она поднялась сюда полуголая! - подтвердил один из пассажиров.
  Я возмущенно открыла рот, но ничего не приходило в голову. Если я скажу, что просто уснула тут, на диване, это заведет их еще сильнее. Похоже, виноватый был уже найден. Я прижала к груди подставку. Ройс!
  Не услышала, а почувствовала его смех: 'Ты предпочла провести ночь наверху, так отвечай за это...'
  Я сжала зубы, глядя на краснеющую и бледнеющую женщину, чьей бессвязной речи уже не понимала. Поддакивающий сзади мужчина смотрел на меня как на кусок мяса. То ли съесть хотел, то ли отбить хорошенько...
  Не видя смысла общаться с взбешенными пассажирами, я обернулась к капитану:
  - У вас есть ко мне претензии?
  - Горт, поди сюда! - крикнул капитан, приподняв подбородок. В комнату зашел помощник капитана. - Разбуди Горта.
  Через полторы минуты из крайней двери вышел полуголый мужчина с заспанными глазами.
  - Да, капитан.
  - Почему мы ночью не остановились в Поршене?
  Я закрыла глаза, готовясь услышать то, что Ройс вложит ему в воспоминания.
  - А должны были?
  - К вам нет претензий, - обратился ко мне капитан. - Вам будет оплачен проезд обратно до Поршеня, - обернулся он к красной женщине. - Из твоего жалования, Горт.
  Я решила ретироваться, пока ситуация снова не развернулась против меня. Остановившись на нижней ступеньке лестницы, я нашла глазами Ройса. Во мне боролись злость из-за его выходки и удивление: почему не пошел дальше, подставив меня по полной? Он доедал завтрак, посматривая на меня и перекидываясь репликами с соседом.
  Отнеся иллюзор в комнату, я вернулась к столу.
  - Я просто не смог выбрать, столько вариантов было...
  
  10.
  Мы высадились на окраине Ухенера через час после обеда.
  Я устала беспокоиться и ждать новых выходок полукровки. Усугубляло положение то, что Ройсу не нужны были зрители и я в этом качестве в том числе. Поэтому всего, что происходило вокруг с его подачи, я просто не могла видеть. А что-то происходило. И я чувствовала за это свою вину.
  Злости и агрессии в полукровке было не больше, чем в любом из моих школьных друзей. Он был невоспитанным, взбалмошным, испорченным, не уважающим никого вокруг - да. Но все, что он вытворял, было продиктовано не простым желанием развлечься. Даже свои силы и способности он не проверял, зная о них достаточно и давно. Я продолжала убеждаться в том, что мотивом его действий было желание заставить окружающих возненавидеть себя. Очень странное желание, но мне постоянно так казалось. И как раз это желание было направлено на меня и всех, кто к нему приближался достаточно близко. Чем яснее я это понимала, тем больше хотелось разобраться в нем. Мир полукровки представлялся мрачным и холодным. И он пытался остаться в нем совсем один, никого не подпуская к себе. Я не горела желанием туда ломиться, но не пытаться разобраться не могла себе позволить так же.
  - Ты вернешь мне деньги? - спросила я по пути к центру городка.
  - Ты мне не доверяешь?
  Я засмеялась и взглянула на него исподлобья.
  - То есть ты не украл их, а взял под свой контроль?
  - Я их изначально не крал. Ты отдала сама, - напомнил он. - Раз мы напарники, почему бы мне не распоряжаться ими? У меня опыта общения с деньгами уж побольше, чем у тебя.
  - Не с лично заработанными, и не с рабочими.
  - Уверена?
  Этот короткий вопрос заставил меня обернуться. Только не надо пытаться убедить меня в том, что ты не маменькин сынок, которому с детства было все доступно и дозволено. Твои душевные травмы не имеют к абсолютно безбедной жизни никакого отношения.
  - Сколько у тебя комплексов, Дайан... зачем мы идем в центр?
  Я остановилась и отошла к стене дома. Мгновенно всплыло и исчезло воспоминание о Петире. Если он останавливался на улице, то не двигался с места, заставляя прохожих обходить. Очень двоякое чувство я испытывала в такие моменты. Себе же позволить мешать движению прохожих я не могла.
  - Ты, ведь, можешь почувствовать полукровку, если он будет рядом?
  - Да, конечно. Даже если не считать тот отпечаток, что накладывает возраст...
  Я кивнула. Мимо шли люди, кидая на нас любопытные взгляды. Мы явно отличались от местных. Кроме того, что мы оба были на голову выше основной массы людей, Ройс удерживал взгляды своей осанкой, одеждой и привлекательностью. Он столь разительно отличался от простых обывателей, что именно отсутствие внимания было бы удивительным. Рядом с ним, под этими взглядами я особенно остро ощущала свою женственность. Будто их взоры и внимание отражали мое внутреннее понимание себя, а полукровка рядом усиливал своей компанией. Если бы рядом был кто угодно другой, они смотрели бы на симпатичную пару молодых людей. Присутствие полукровки ставило нашу пару на ступень выше окружающих, его внешность и манеры облагораживали. И это было не хорошо и не плохо, это была данность. А о его извращенных развлечениях и моральной нищете знала только я...
  - Я хотела пройтись по всем злачным местам, но если мы осядем где-нибудь в центре и ты поищешь... будет быстрее? Ты ведь необыкновенно сильный псионик.
  Ройс молчал, не отводя пристального взгляда из-под полуприкрытых век. Я засомневалась, слышал ли он последнюю фразу. Резко выдохнув, он усмехнулся чему-то своему. Только по тому, что его дыхание обожгло мне нос, я поняла, насколько близко он оказался. Парень же облизал губы и с улыбкой посмотрел в сторону. Я тут же сдвинулась по стене влево и отвернулась. Я бы предпочла, чтобы ты презирал меня по-прежнему...
  Полукровка снова усмехнулся и мы встретились взглядами. Кажется, я начинала привыкать к постоянному наблюдению за моими мыслями. К сожалению, поняла я, и презирать и хотеть меня он может одновременно и с одинаковой силой. К чьему сожалению? Неужели, ты можешь о чем-то сожалеть? Это уже больше похоже на людей...
  - Я попробую.
  Сказал он и пошел дальше. Я двинулась следом, кусая губы.
  Центральная площадь была очень похожа на Баэндарскую. Странно, что Зальцестер был застроен 'как на душу легло'. Маленькие городки вроде Баэндара или этого Ухенера имели правильную логичную застройку с административными зданиями в центре. Кинув на площадь взгляд, мы вернулись назад по улице. Минутой раньше мы прошли мимо гостинцы, на первом этаже которой была таверна. Зная наверняка, что резиденции гильдии магов в Ухенере нет, делать в центре нам было нечего.
  Шум и невыразимая смесь запахов, нахлынувшая на нас при входе, совершенно не прельщали. Темный зал бы практически полон. Странно было видеть такое количество народа в подобном месте спустя всего час после обеда. Увидев, что Ройс пошел к лестнице, я побежала за ним.
  - Ты взял один номер?
  - Ты собираешься спать?
  - Если у тебя получится найти его сейчас, то ночью собираюсь.
  Ничего не ответив, Ройс открыл ключом дверь. В какое захолустье мы попали? Я осматривалась. Миниатюрная каюта на дирижабле и то была уютнее этого номера. Когда парень присел на табурет у маленького обшарпанного столика с темными пятнами на столешнице, я прикрыла дверь и подошла к пыльному окну. Изучив улицу в обе стороны, я вернула внимание к полукровке. Невероятно прямой, он продолжал сидеть за столом, не шевелясь и, кажется, не дыша.
  Кроме занятого им табурета, сесть можно было только на узкую и наверняка жесткую кровать. Хотелось вымыться и дверь у стола, за которым сидел Ройс, давала надежду на наличие душа. Вытащив из кармана сумку с вещами, я достала свежую одежду и полотенце. Через пару минут на меня упал блаженный теплый водопад. Сдержав стон удовольствия, я улыбнулась. Какое это счастье - вода!
  Когда я вышла, Ройс сидел на том же месте, упершись лбом в кулак. Мешать ему не хотелось, и я взялась за расческу. С любопытством поглядывая на него, я сдерживалась от вопросов, но они накатывали нестерпимыми потоками. Как это происходит? Как он видит окружающих? Читает ли их мысли? Что чувствует? Как ищет? Не сдержавшись, я просила:
  - Как успехи?
  - Никак.
  - Жаль, - я искренне удивилась. Значит, придется все обходить. - Может, я могу помочь?
  - Можешь! - Ройс развернулся, и то новое, что я увидела, заставило меня замереть. Его взгляд выдал беспомощность и злость, а голос раздражение. Новым же было то, что он пытался это сдержать и скрыть. - Уйди.
  Я выпрямилась и бросила расческу. Хотелось напомнить, что следовало взять два номера, но его пристальный болезненный взгляд вкупе с приоткрытыми губами и тяжелым дыханием заставили выбежать из комнаты. Спустившись вниз, я отыскала свободный столик в дальнем углу зала.
  - Что желаешь, девочка?
  Полноватая женщина смотрела на меня сверху вниз.
  - А что у вас есть?
  - Праздник эля! У нас есть эль! И все что ему сопутствует!
  - Давайте эль...
  Я пыталась вспомнить, что такое эль. Если у него есть свой праздник, должно быть что-то вкусное.
  - Такая свежая и такая одинокая!
  Я вздрогнула и обернулась, почувствовав, как по спине провели рукой.
  - Я тебя сразу заметил!
  Не хотелось грубить. В общем-то, и мужичок с желтоватыми усами и такими же желтоватыми зубами под ними не предвещал никаких хлопот. Нужно было одеть свой гильдийский балахон: он избавляет от множества вопросов. Я вежливо улыбнулась и развернула лежавшую на столе ладонь. Тут же в ней заклубился, стремительно разгораясь, маленький огненный шарик. Внимательно глядя на мужичка, я спрашивала взглядом: 'Хочешь?' Не проронив больше ни слова, задом наперед рыжий любитель 'свежих и одиноких' попятился прочь. Погасив шарик, я вздохнула.
  Мысли то и дело возвращались к полукровке. Я вспоминала день и ночь переживаний, издевок и страха. И совершенно не согласовывалось с его прежним поведением аккуратность и ненавязчивость, сопроводившие намек о его желании. И судя по его поведению наверху, Ройс сам бесится из-за того, что не может себя контролировать. Что же остается мне? Теперь даже я не поверю в 'маленькое чудовище'. Он им не был. Он в него играл. И если так, то Ройс уже не 'маленькое чудовище', а вполне даже взрослый и сформировавшийся монстр. И этот монстр, не имея никаких тормозов и жалости, теперь еще и воспылал ко мне страстью. Ох, как хочется ошибаться. Как хочется верить, что все это мне либо показалось, либо является его очередной шуткой.
  Остается надеяться, что за этот месяц не исчезнет то, что сдерживает его. Что-то конкретное и касающееся именно меня. Иначе он и меня запихнул бы в оргию, устроенную на дирижабле. Мог ли предполагать подобное Андрес?
  Кудрявый круглолицый подросток с подносом, проходя мимо, поставил кружку на мой столик. Черная жидкость плеснула через край. Я инстинктивно испарила ее. Сладкий хмельной аромат ударил в ноздри. Попробовав напиток, я с удовольствием сделала несколько крупных глотков.
  - Здесь нет полукровок, - Ройс сел напротив.
  - Ты посмотрел весь город? - я наклонилась ниже, стараясь говорить потише.
  - Да.
  - Тогда у меня нет никаких идей, кроме как повторять это вечерами. Либо пустить слух, что мы ищем мага-полукровку.
  Ройс кивнул. Проходящий мимо мальчишка, такой же круглолицый и кудрявый, как и старший брат, поставил перед ним кружку эля. Я красноречиво изобразила на лице недовольство. Он вызывающе улыбнулся и с жадностью отхлебнул.
  Таверна стремительно заполнялась, хотя казалось, что мест уже давно нет. Кто-то уходил, но приходящих было больше. Через минут двадцать нам принесли еду. Я лишь недовольно покачала головой. Ройс не озвучивал свои заказы и наверняка не планировал их оплачивать. Это было неприемлемо, но я не представляла, что могла сделать.
  - Сейчас уже четверть города знает, что в таверне 'У центральной' сидит полукровка со сладкой белокурой магиней, играющей огненными шарами.
  Я закашлялась, подавившись.
  - Ты же хотела пустить слух?
  Я обернулась на зал. Что-то явно происходило. Что-то, в чем я предпочла бы не участвовать.
  - Не надо все валить на меня. Не я тут поклонников огнем прогонял. А полукровку может почувствовать любой псионик или рейнджер. Особо высоких ступеней для этого не требуется.
  Я разжала ладонь, державшую ручку кружки. Она была влажной. Облизала губы, снова оборачиваясь на зал. На нас поглядывали украдкой или смотрели прямо. Посетители болтали как и прежде, но атмосфера изменилась: стала сдержанной. Я кинула взгляд в окно: на улицу опускались сумерки, но нависшие над городом тучи предвещали скорый дождь.
  Полукровка напротив не подавал признаков беспокойства. Конечно, если он принимал участие в развлечениях, подобных тому, что мы с Андресом наблюдали на севере, то волноваться...
  Я вздрогнула, увидев вытянутый в нашу сторону палец.
  - Ройс? - голос стал необычно тонким.
  - Ты же боевой маг, Дайан. Что ты так нервничаешь?
  - Заварушки, которыми ты развлекаешься на севере, не входили в мои планы. Мы ищем полукровок для того, чтобы предложить им вернуться в гильдии. Но мы не ищем неприятности на свои зады.
  - Дайан, согласившись взять меня с собой, ты заведомо согласилась на все неприятности на твой зад...
  - Ройс, я не хочу, чтобы кто-то из местных жителей пострадал!
  - Даже я не способен удовлетворить все свои желания...
  Я подняла подбородок, замолкая. За спиной Ройса поднимались люди. Я пыталась успокоить дыхание, переводя взгляд с полукровки на то, что организовывалось за его спиной.
  - Что ты делаешь?
  - Абсолютно ничего. Наблюдаю. - он улыбнулся, отпивая из кружки.
  Подбежавший паренек шепнул ему что-то на ухо. Я уставилась на него, ожидая комментариев. Ройс встал. Я следила за ним взглядом.
  - Подожди здесь. Хозяин гостиницы очень беспокоится за свою мебель.
  - Ты же можешь их успокоить! Тебе же ничего это не стоит!
  Ройс засмеялся в голос. Действительно, о чем это я? Как подобная мысль могла возникнуть притом, что я знала его уже не первый день...
  Еще не отсмеявшись, он исчез. Появился у двери, открывая и снова теряясь снаружи. Я подскочила к окну. Казалось, что половина города собралась у таверны. Неужели они собрались лишь потому, что не желали видеть в своем городе полукровок? Когда нелюбовь к ним успела достигнуть подобных масштабов?
   Часть посетителей выбежала на улицу. С екнувшим сердцем я увидела, как оставшаяся часть повернулась ко мне. Прижавшись к стене, я поглядывала на улицу через окно. Ройса видно не было, а толпа бежала в сторону центральной площади.
  - Киса, что же вы забыли в нашем городе? - спросила хозяйка, прижав к себе двух отпрысков. Ко мне медленно и спокойно приближалась группа мужчин. Совершенно разномастные, типичные, немного пьяные и не предвещавшие ничего хорошего.
  - Я состою в гильдии и не хочу причинять вам вреда, - предупредила я тихо. Толпа засмеялась как один.
  - Почему нет? Я очень хочу, чтобы ты причинила мне вред, - осклабился один из них, чернявый и грузный. Глубоко посаженные глаза насмешливо смотрели из-под густых черных бровей.
  - Так, не в моей таверне. Идите отсюда! - крикнула хозяйка громче.
  Мой столик стоял в метре от окна в дальнем от двери углу таверны. Между мной и дверью было метров шесть. Можно быстро добежать, все столики по стене опустели. Если они пойдут наперерез, то достаточно будет поставить ледяную стену между нами. Я еще раз обежала взглядом таверну, переводя дыхание. Хозяйка наблюдала из-за стойки у противоположной стены. В дальнем конце, прямо напротив двери - лестница вела к номерам гостиницы.
  Задевая табуреты, я направилась по стенке к выходу. Дверь закрылась. Рыжий невысокий мужичок облокотился на нее и желтозубо улыбнулся. И это отпустило меня.
  Я тоже улыбнулась, расслабленно откинувшись на стену между двумя окнами. Мгновенно всплыли уроки по работе с агрессивной толпой в условиях закрытого пространства. Вспомнилась практика в залах замка. Вспомнился взмокший Петир, хлопающий меня по плечу. Сердце продолжало колотиться, в животе ворочалось волнение, но все это перестало иметь значение: я имела право защищаться и я собиралась им воспользоваться.
  На мою расслабленную позу и улыбку они отреагировали неоднозначно. Кто-то вскинул брови. Кто-то усмехнулся. Один высокий и худой, как Ройс, юноша предпочел сделать шаг назад. Что-то в его внешности заставило задержать на нем взгляд. Он резко обернулся к лестнице, потом к стойке. Я выдохнула. Тут же грудь взорвалась болью. Я начала оседать, выставляя перед собой стену льда. Голова закружилась, в ушах зашумело. Я сжала рубашку на груди, будто это она мешала вздохнуть. В следующее мгновение надо мной появилась женская фигура: немолодая, невысокая, с черными тонкими косами и широкими красивыми скулами под черными глазами. Она оскалилась в улыбке, пиная меня под колени. Вот ведь дрянь!
  Грудь отпустило, но боль не уходила. Я судорожно вздохнула. За тонкой невысокой стенкой разноцветного, преимущественно коричневого льда слышались крики. Я посмотрела на дверь, у которой продолжал стоять рыжий мужик. Будучи отделенным от дружков ледяным полотном, он растерял всю свою смелость. Кроме нас троих в полуметре между стеной и ледяным барьером никого больше не было.
  - В нашем городе полукровкам не место, - сказала черноволосая женщина.
  - Я не полукровка, - поморщилась я. Из руки выскользнуло бесполезное без возможности размаха ледяное лезвие.
  - И девкам полукровок тоже.
  Не собираясь дожидаться удара, я посмотрела ей под ноги. В округе было много эля и воды, но почти все ушло на толстую ледяную стенку. А вот в воздухе, в колодце у центральной площади и в тучах над нами был нескончаемый запас воды. Из пола стремительно, разрезая кожу и ткань на своем пути, выстрелили сосульки. Хватило лишь до колен, но женщина завыла, исчезая. По двум самым длинным стекала кровь. Я подобрала ноги и перевернулась на бок. Подожгла пол за защитной стеной, чувствуя как плавится лед на той стороне.
  - Не поджигай мою гостиницу! - заорала хозяйка.
  В стене больше не было необходимости и она стремительно начала оплывать. Я сидела на полу, распространяя огонь. Он занимался на ножках стульев и столов, дымя и потрескивая. Толпа начала отступать.
  - Убирайтесь отсюда! Вон! - толкала женщина растерявшихся мужиков к выходу.
  От огня шел совершенно предсказуемый жар. Отодвинув кольцо от себя, я откинулась на стену. В груди все еще болело.
  Занявшиеся в полную силу табуреты ярко освещали помещение. Хозяйка вопила. Посмотрев на дверь с замершим у нее рыжим, я поднялась. Он распахнул створку, и ветер сначала пригладил, а потом подхватил пламя вверх. Еще пару минут и мне будет тяжело контролировать этот огонь и драться с рейнджером, если она вернется. Прижав ладонь к солнечному сплетению, я пошла к двери. Мужики жались к стойке, отделенные от выхода и лестницы расползающимся пламенем. Сейчас боль пройдет, и я убегу... Сейчас...
  - Не надо поджигать мой город, девочка, - послышался густой, мягкий и сладкий, словно патока голос от двери.
  - Полукровка, - проговорил высокий парень, что так и продолжал стоять позади всех.
  Толпа мгновенно переключила внимание на него. Мне показалось, что они двинутся на него, не смотря на пламя на полу. Но, благо, оно обжигало. Стало тихо, если не считать треска горящей мебели и сопения взбешенных мужиков.
  Я смотрела на высокую фигуру в темном плаще. На лицо был накинут глубокий капюшон. С полов стекала вода. Оказывается, на улице уже начался дождь.
  Капельки медленно и деловито текли по полу, гася пламя. Оно аккуратно подбиралось с краев, гасло на мебели, собираясь в центре. Я не могла этому помешать, лишь продвигаясь между табуретами к выходу.
  По стремительному взгляду высокого парня я поняла, что рейнджер с косичками вернулась. Из пола мгновенно повыскакивали длинные острые как ножи сосульки. Юноша странно посмотрел на меня и задержал дыхание. Именно по его взгляду, я догадалась о присутствии рейнджера у себя над головой. В следующее мгновение, когда я присела и сгруппировалась, надо мной сверкнула молния. Короткий крик и женщина обрушилась прямо на меня. Падая, я успела лишь расплавить ближайшие лезвия.
  Элевая стенка и сосульки мгновенно таяли, растекаясь по полу огромной грязной лужей. Женщина рядом держалась за живот. Правая нога над коленом и плечо были разодраны. С глухим рыком кто-то побежал на мага. Послышался шорох металла. Снова появились электрические разряды, кто-то отлетел к стойке. Хозяйка снова что-то закричала.
  - На ней заживет все через неделю. Лучше уходи...
  Я подняла голову на высокого парня и поморщилась: не вмешиваться хуже, чем участвовать! Перевела взгляд к двери, где мгновениями раньше стоял маг, но теперь там лишь сверкали молнии и слышались крики.
  - Дрянь...
  Я обернулась. В то же мгновение на моей шее сомкнулась стальная ладонь. Недолго думая, парень наступил ей на живот и та заорала, отпуская.
  - Иди отсюда! - крикнул он, хватая меня за плечо и толкая к выходу.
  На улице разразилось две грозы. Одну из них порождал маг. Выбежав из гостиницы, я вымокла мгновенно.
  - Лавин, надо поговорить! - крикнула я магу. Сомнений в том, что это он не было никаких.
  Вокруг оставалось пять или шесть человек. Улица будто вымерла. Казалось, что полгорода убежало за Ройсом. На земле лежало несколько тел. Проверять, живы ли они, не было никакого желания.
  - Я так и подумал, девочка! - крикнул он в ответ, уступив время прогремевшему грому.
  Зябко обняв себя за плечи, я сосредоточилась. Тоненькие ниточки, которые при такой погоде в темноте мало кто мог увидеть, поползли к окружающим мага ухенерцам. Он лишь защищался, причем так, чтобы не покалечить их, но сделать очень больно - молниями. Через полминуты сковывающие ленты обездвижили всех пятерых. Зло шипя и ругаясь, они извивались на булыжниках, но даже на колени подняться не могли. Пожав плечами, маг подошел ко мне.
  - Подобная гуманность дает повод считать себя безнаказанными, - побранил он безразлично.
  - Кто бы говорил о гуманности...
  Лавин пошел в сторону башни дирижаблей и повернули в первый переулок направо. По узкой улочке мы молча двинулись дальше к окраине. Он шел быстро, не оборачиваясь. Я же то и дело озиралась по сторонам, мокрая до нитки и стучащая зубами. Когда я поняла, что мы отдалились достаточно, отпустила оковы на людях у гостиницы. Через минут десять мы вошли в один из однотипных домов.
  - Ты живешь в городе и об этом не знают? - удивилась я. Стекающая с одежды вода мгновенно образовала две лужицы на полу.
  - Знают. Я могу спрятать свой дом, но не скрыть свое присутствие в городе.
  Сняв плащ, Лавин повесил его на крючок у двери. Я смотрела на рассыпанные по спине длинные белые волосы. Когда он обернулся, перестала дрожать. Приложив палец к губам, маг кивнул следовать за собой.
  Войдя в маленькую уютную гостиную, Лавин кинул взгляд в камин и там мгновенно загорелся огонь. Достав из старого комода плед, он зашторил окна и, сказав 'раздевайся', вышел из комнаты.
  Когда же он вернулся с кувшином, я сидела укутанная в плед в кресле у камина.
  - Холодный дождь, осенний.
  - Ты так похож на ланита...
  - Ты их видела?
  - Нет.
  - Рассказывай.
  Лавин протянул мне высокую чашку. Я отхлебнула горячее вино и закрыла глаза.
  - Дайан, - улыбнулась я, наблюдая, как маг садится в кресло напротив. Он удивленно поднял брови. - Меня зовут Дайан.
  - А, - он неловко засмеялся. - Очень приятно, Дайан. - Твой друг псионик...
  - Ройс.
  - Ты не против, если я не буду раскрывать наше место нахождения?
  - Не против, - засмеялась я. Хоть полчаса без него - уже дышать легче.
  - Итак, Дайан, что-то мне подсказывает, что вы прибыли в Ухенер по мою душу.
  - Гильдия магов предлагает... просит вернуться в свои ряды. Тебе предлагают пост декана школы при резиденции в Турхеме.
  - Вот как, - протянул он без ожидаемого интереса. - Зачем же мне это?
  Я откинулась назад, не понимая вопроса. Такой шанс выпадает раз в жизни. Декан центральной школы магов - это почти глава гильдии. Маг смотрел прямо и насмешливо. Я же опустила взгляд, отпивая сладкий обжигающий напиток.
  - Лавин, мне двадцать лет и я меньше чем полгода назад окончила школу. Для меня декан - это пример и ориентир по жизни. Я даже отдаленно не могу представить, чем была наполнена твоя жизнь до ухода из гильдии. Но если администрация предлагает этот пост именно тебе, значит, прежде всего, они видят в тебе человека достойного быть примером и ориентиром. Мне казалось, что такие люди редко задумываются о своих выгодах. Хотя одна выгода здесь есть - статус. Преподаватели, главы гильдий, деканы школ, прежде всего, служат, делятся, отдают. И если ты не видишь в этом интереса, наверно, Андрес, Ксю, Кларисс и нынешний декан ошиблись.
  - Андрес, Ксю?
  - Император и глава гильдии.
  Маг улыбнулся и в его взгляде проскользнула ирония.
  - Не часто ко мне в гости заходят девочки, говорящие об императоре и главе гильдии как об 'Андресе и Ксю'...
  Помолчав, я поднялась. Лавин казался сокровищем, укрытым в пыльном сундуке в куче хлама. Он знал себе цену и, вероятно, она соответствовала оценке декана, Кларисс и тех, кто предложил его кандидатуру. Но мнить себя способной повлиять на его решение значило недооценивать мага и переоценивать себя. Тем не менее, Лавин удерживал меня взглядом, будто ниточку, связывавшую его с чем-то, о чем я не могла даже догадываться. Я видела, что он хочет поговорить, выведать о том, как глава гильдии и император стали для меня 'Ксю и Андрес', просто поболтать. Он хотел, чтобы я осталась и согрелась, а может быть хотел согреться сам. Он был пугающе прекрасен и каждая минута промедления подтачивала мое желание покинуть этот дом поскорее, чтобы хотя бы его дичайшее одиночество, застывшее в глазах ледяными осколками, подтолкнуло его согласиться на предложение гильдии. Я поднялась, потому что только своим уходом могла добиться поставленной цели.
  - Я согрелась. Спасибо, Лавин.
  - И тебе спасибо, Дайан, - печально улыбнулся он.
  В том, что моя одежда в доме этого мага уже высохла, я не сомневалась. Он вышел, позволяя мне одеться. Я пыталась запомнить это лицо, опасаясь больше не увидеть его. Какие же они были... Пришлось опустить выдающий с потрохами взгляд, но когда маг протянул мне свой плащ, к восхищению во взгляде прибавилось еще и изумление.
  - Я не могу его принять!
  - Это не подарок, Дайан, - улыбнулся Лавин, и я не сдержала ответной улыбки, накидывая тяжелую мягкую ткань на плечи и прячась в капюшон.
  Буквально через несколько минут моего блуждания по узким коротким переулкам впереди появилась высокая фигура полукровки. В темноте я узнала его лишь по белой рубахе и росту. Мокрый до нитки, он повернул ко мне лицо и мгновенно оказался рядом. Взяв за локоть, быстро повел по незнакомым улочкам. Я увидела надо головой вывеску гостиницы. Даже если это была вторая и последняя в городе гостиница, в этот момент я в это ни за что не поверила бы.
  Окинув нас безразличным взглядом, администратор протянул ключ. Мы поднялись наверх. Парень дрожал, отбивая зубами дробь.
  - Ты снова взял один ключ, - тихо побранила я.
  - Иди, возьми второй.
  - А он будет?
  - Будет. Иди.
   Я вернулась и попросила себе номер. Администратор поприветствовал меня, будто видел впервые. О Ройсе он, похоже, не помнил. Поднявшись обратно, я на мгновение остановилась у двери, но не желая испытывать судьбу, прошла мимо.
  'Надо будет купить новую расческу' - подумала я, укладываясь спать. День выдался тяжелый.
  
  11.
  Я проснулась от холода. Открыв глаза, вздрогнула: в ногах сидел Ройс с яблоком в руке.
  - Ну, ты и соня...
  - Что ты тут делаешь?
  Я протерла глаза, пытаясь натянуть одеяло на нос.
  - Ем яблоко.
  Если бы можно было одеться, не вылезая из-под одеяла. На улице лил дождь. Я выдохнула, ожидая увидеть пар. Нет, не настолько холодно... С тоской взглянув на лежащую на стуле одежду, я протянула к ней руку.
  - Кларенс хотел с тобой поговорить, - известил Ройс, жуя.
  Я резко села. Так и есть: у подножия кровати зависла подставка иллюзора. Уже предвидя ответ, я перевела взгляд на полукровку. Он пожал плечами:
  - Ты так сладко спала. Не хотел будить. Он оставил сообщение.
  Со злостью откинув одеяло, я подошла к одежде. Как хорошо, что ты не даешь забыть, с кем я имею дело...
  Кроме рубашки со штанами, теплой безрукавки и плаща Лавина у меня больше ничего не было. Все что я взяла с собой в дорогу, осталось в прошлой гостинице. Только оказавшись в плаще мага, я перестала мерзнуть. Запустив иллюзор, я прослушала сообщение главы небоевого направления.
  - Дайан, от главы гильдии есть дополнительные указания. От тебя нужен ежедневный отчет. Сообщай о месте нахождения, месте следования, этапе выполнения задания и всем, что ты имеешь необходимым сообщить.
  Я кивнула, будто Кларенс мог это видеть. Андрес беспокоится... Решив отчитаться прямо сейчас, я набрала код резиденции.
  - Доброе утро, Дайан, - приветствовал Кларенс без единой эмоции.
  - Я в Ухенере. Сегодня ночью передала предложение гильдии Лавин Лирану.
  - Что он ответил?
  - Ничего.
  - Лучше, чем нет. Что вы там устроили, Дайан?
  Я открыла рот, не понимая вопроса. Обернулась к Ройсу. Парень перестал жевать и откинул огрызок за спину. Я вернула взгляд к Кларенсу, непонимающе мотая головой:
  - А что мы устроили?
  - Дайан, я знаю, что в городках подобных Ухенеру непримиримость с полукровками принимает формы агрессивных гонений. Но даже если это обернулось против Ройса и тебя, вы могли обойтись без жертв. Мне сложно представить ситуации, в которой у вас не было возможности ретироваться.
  Я сглотнула, оборачиваясь к Ройсу. Он сидел все так же, прямой и высокомерный. Разве что больше не жевал.
  - Ты входишь в гильдию. И это происшествие может породить слухи о том, что в конфликте людей и полукровок гильдии встали на сторону последних и готовы убивать за них.
  - Сколько... - я захлебнулась воздухом. - Сколько жертв?
  - Прямых жертв - двое. Оба погибли от прямого псионического удара. В местной резиденции гильдии псиоников есть свидетели. Косвенных жертв, покалечивших друг друга под влиянием твоего напарника - десятки, а может и сотни.
  Ноги стали ватные. Я опустилась на край кровати, не в силах поднять взгляд.
  - Что меня ждет? - прошептала я, понимая, что нужно собраться и принять ответственность.
  Кларенс пожал плечами.
  - Как минимум, еще двое полукровок, которым ты должна доставить предложение гильдий.
  - Я не про это, Кларенс. Что меня ждет по возвращении? Какая ответственность?
  Кларенс смотрел на меня долгим взглядом.
  - Защита собственной жизни полукровкой, не входящим ни в одну из гильдий не может лечь на твои плечи, Дайан. Две смерти от удара псионика и администрация в Ухенере и в Зальцестере считают самозащитой при прямой угрозе жизни. Остальное - результат массовых гуляний по случаю праздника эля.
  Я встала, не веря своим ушам. Как вы можете это замять? Это же преступление! Он мог успокоить их всех!
  - Надеюсь, в дальнейшем вы будете более осторожны с местным населением, Дайан. Жду отчета завтра.
  Я закричала:
  - Нет!
  Но Кларенс уже не услышал, отключив свой иллюзор. Я обернулась к Ройсу, не веря в происходящее. Он смотрел на меня из-под полу прикрытых век, склонив голову набок. Кларисс в такой момент казалась бы особенно похожей на кузнечика. Он же... Он был похож...
  Я зажмурилась, пряча лицо в руках. Ты же мог! Зачем? Послышался скрип и шаги, парень обходил кровать.
  - Не трогай меня! - я отшатнулась, отталкивая его руки. - Не подходи! Ты - чудовище!
  - Дайан, я не мог.
  - Не верю!
  - Сначала, в таверне - да. Но когда там оказалась четверть города - уже нет. Часть натравил друг на друга. Когда появились псионики и рейнджеры, стало... страшно. Гильдийцы пытались остановить местных, но это уже было невозможно.
  Я закрыла уши, отворачиваясь. Из глаз лились слезы.
  - Ты не поверишь, но я пытался убежать, когда понял, во что это все выливается... Я пытался, но эти двое мне не позволили.
  - Ты убил их! Хладнокровно убил! Ты заставил десятки людей...
  - Я защищался. Можешь не верить, но когда я покинул таверну, это уже не было развлечением...
  Ройс отошел от меня к окну.
  - Надо уходить. Нас уже нашли.
  Я обернулась.
  - Пошли.
  Не дожидаясь какого-либо ответа, Ройс пошел к двери, подхватывая на ходу иллюзор. Обернулся ко мне, не двигающейся с места. Вернувшись и взяв под локоть, вывел из номера. Скоро мы шли по незнакомым переулкам в только ему известном направлении.
  - Куда мы?
  - Я видел башню с летунами на другой стороне города. До ближайшего города долетим, а там посмотрим, как лучше добраться до озер.
  Я кивнула, стараясь отделаться от ощущения, что нас преследуют. Но когда, проходя мимо узкого переулка, невольно кинула туда взгляд, сомнения исчезли. Ноги то и дело подгибались, гудя от напряжения. Через пару мгновений мы побежали. Я путалась в плаще мага. Капюшон упал, пропуская дождь за шиворот. Добежав до перекрестка, мы свернули на узенькую улочку в сторону окраины.
  - Поставь... стенку какую-нибудь.
  Я обернулась, собирая все лужи вокруг в ледяную стену от дома до дома.
  - Ты не можешь спрятать нас?
  Ройс скривился, признаваясь:
  - У меня очень плохо со щитами...
  - У меня тоже, - призналась я.
  Внезапно он замер, и я тоже остановилась, озираясь по сторонам.
  - Дайан...
  Когда я снова взглянула вперед по улице, пришлось отступить. В конце улочки, в сотне метров от нас появились люди.
  - Как они могут так быстро? - удивилась я. Дыхание сбилось.
  - Дайан... - повторил он, и в голосе звучала мольба, - здесь три рейнджера и несколько магов. Псионики все гильдийцы. Они бегут, но не успеют.
  Я открыла рот, но не нашла что ответить. Сердце бешено колотилось, отдаваясь эхом во лбу и ушах.
  - Я могу... - он поднял руку вперед, будто пуская волну. Я в ужасе замотала головой. - Никто не умрет.
  - Нет! - простонала я. Пожалуйста, нельзя!
  Полукровка кинул на меня взгляд и с досадой осмотрелся по сторонам. Примерился к двери дома, на стену которого я устало откинулась. Выбил целиком, я не увидела удара. Толстое дерево с глухим стуком упало внутрь дома. Я поставила ледяные стены по обеим сторонам улицы и забежала в дом.
  - Стой тут.
  Ройс исчез. Я пыталась успокоить колотящееся от волнения сердце. Снаружи послышался глухой вскрик и падение. Хотела выглянуть, но на запястье сомкнулись холодные мокрые пальцы. Ройс вел наверх. Когда мы поднялись на второй этаж чьего-то дома, полукровка замер. Он смотрел на стену, чего-то ожидая. С прилипших к рубахе мокрой паклей волос, стекали и впитывались в белую ткань струйки воды. Я чувствовала их, как псионик мог чувствовать мой страх. Я думала о стихийных щитах. Всегда о них забываю... Когда я моргнула, раздался очень тихий шорох. Ройс стоял в стене, подзывая меня. Вокруг него отваливались кусочки белого кирпича. Я прошла в образовавшееся отверстие.
  Здесь тоже никого не было. Возможно, люди просто были на службе. А возможно, являлись частью той массы, что стекалась к нам с обеих сторон переулка.
  Расстановка мебели в комнате очень напоминала дом Петира. Мы спустились и вышли на широкую улицу. Побежали налево, потом свернули в переулок, пытаясь удалиться от преследующей толпы, но впереди снова появились люди. Я обернулась к полукровке. Он не реагировал, сворачивая на улицу и замедляя шаг. Обычные прохожие кидали на вымокшего до нитки парня косые взгляды. Люди спешили под крышу, спрятавшись глубоко в капюшонах.
  - Там центральная площадь, - Ройс вытянул руку в сторону короткой улочки справа. - В конце этой улицы башня.
  Я дернула руку, пытаясь вырвать ее из кольца его пальцев. Ройс обернулся ко мне, отпуская. Потом снова побежал. Для того чтобы почувствовать намерения людей за спиной, оборачиваться ему необходимости не было.
  - Пригнись!
  Резко присев, я пригнула голову. Рядом закричала проходившая мимо женщина. Меня обдало каплями, и я обернулась. Ройс прикрыл мне спину, а перед ним стоял невысокий бледный мужчина с очень светлыми ясными глазами. Я непонимающе поднялась. Мужчина развернулся и исчез.
  - Ройс?
  Он промолчал, продолжая путь к башне. Я предполагала, куда и зачем полукровка послал рейнджера, но принять то спокойствие, с каким парень позволял себе контролировать окружающих, я не могла.
  - Ты не должен был этого делать, - побронила я тихо, поднимаясь за ним по ступеням башни.
  - Дайан, я не могу и не хочу драться со всем населением этой гнилой деревни. Если они хотят выместить свою злобу, то пусть делают это друг на друге. Я ничего им не сделал. Ни я, ни какой-либо другой полукровка не виноваты в том, что мы отличаемся от вас. И страдать за это я не собираюсь.
  Мы взлетели в небо под крупные холодные капли дождя. Я перевела дыхание с мыслью, что Ухенер остался позади. Мокрые пальцы на шее птицы леденил ветер. Я прижалась как можно плотнее к животному, скрываясь от противных потоков ветра и воды в лицо.
  Поглядывая на так же согнутую спину полукровки впереди, я думала о том, что нужно сесть в ближайшем селении. Если парень пробудет под ледяным ветром и дождем еще хотя бы час, он просто сляжет. Это было опасно даже несмотря на то, что смотритель башни и не вспомнит, кто взял у него птиц. По скорому их возвращению он догадается, что эти кто-то - рядом.
  Осматривая деревеньку под нами, я кинула взгляд на полукровку. Он не оборачивался, прижимаясь всем телом к спине летуна. Мог ли он предвидеть то, с чем мы столкнулись в Ухенере? Знал ли о масштабах гонений?
  Плащ Лавина согревал и защищал, не оставляя сомнений в том, что маг приложил к нему свой талант и руку. Я прятала руки под перьями, думая о полукровке. Если бы я могла передать этот плащ сейчас ему, я бы не раздумывала.
  'Ройс, давай вниз. Впереди селение'
  Парень обернулся и кивнул, направляя птицу вниз.
  Когда я спрыгнула с летуна и посмотрела на полукровку, сердце сжалось. Его губы посинели, зубы клацали. Ты же псионик, парень. Вы же должны уметь контролировать свое состояние. Он поднял взгляд, пытаясь улыбнуться. Я смущенно осмотрелась по сторонам.
  В нескольких метрах от нас в мокрой грязи ковырялась курица. Где-то лаяли собаки. В тридцати метрах от нас по левой стороне широченной дороги был виден открытый навес. Я повела туда летуна. Подумалось, что отпускать их домой сейчас совсем необязательно. Ройс пошел за мной.
  Калитка невысокого забора была закрыта чисто символически. Под навесом жевали траву две коровы. Птицы заворковали, оказавшись под крышей. Места еле-еле хватило.
  - Пойдем, - позвала я полукровку, снова выходя под дождь.
  Одноэтажный деревянный домик теплился дымовой трубой. Постучав в дверь, мы вошли. Выскочив из проема двери, перед нами замер мальчишка лет пяти.
  - Мама! - заорал и понесся обратно.
  Я скинула капюшон. Из проема двери вышла женщина. Моя ровесница или чуть старше, высокая и светловолосая. Удивленный и ожидающий взгляд голубых глаз перебегал с меня на Ройса и обратно.
  - Можно переждать у вас дождь? - спросила я. - Мы оставили летунов под навесом...
  Женщина кивнула, нерешительно отступая. Ройс стянул ботинки и, пройдя в комнату, тут же направился к камину. Я с беспокойством наблюдала за ним, снимая и вешая плащ. Когда и я зашла в комнату, хозяйка вышла.
  - Сними мокрое.
  Парень кинул на меня короткий взгляд и отвернулся. Я поняла, что он зол. Но теперь-то на что? Злиться можно было в Ухенере, но не в этом доме.
  В комнату вернулась хозяйка дома с шерстяным пледом.
  - Я высушу одежду. Снимай, - приказала она тихо.
  Показалось, что гости вроде нас навещали этот дом ежедневно. Ее Ройс послушался. Поднялся, расстегивая рубашку. Посмотрев на его дрожащие руки я поняла, что это может затянуться...
  - Подогрею питье... - сказала женщина, выходя.
  Подойдя к полукровке, я отняла его ледяные пальцы от пуговиц и начала расстегивать. Мои пальцы слушались не намного лучше. Руки еще не отогрелись. Ройс молчал, тяжело дыша мне в переносицу, и я боялась поднять взгляд. Секунды показались вечностью, и я уже прокляла себя за жалость, заставившую помочь ему. Я собралась уйти к хозяйке, как только сдалась последняя застежка на мокрой рубахе, но совершенно предсказуемо Ройс удержал, прижав мои руки к своей голой груди.
  - Сделай какую-нибудь гадость, чтобы я вспомнила, что передо мной ты... - проговорила я почти шепотом, чтобы скрыть волнение. Его пальцы разжались мгновенно. Я сразу же вышла.
  - Он полукровка? - спросила женщина просто.
  Я кивнула, наблюдая, как она греет вино на огне. Так удивительно было наблюдать, что кто-то не пользуется обычной бытовой магией. Как она, интересно, догадалась? Мальчишка, прячась за ее ногой, заинтересованно разглядывал меня.
  - Отнеси дяде, - попросила мать, наливая вино в чашку.
  Паренек отрицательно качнул головой и спрятал лицо. Налив вторую порцию, хозяйка передала мне обе чашки и я благодарно кивнула. Ройс, укутанный в плед до ушей, грел пятки на каменной плите перед очагом.
  - Ройс... - прошептала я с укоризной.
  Усмехнувшись, парень поставил ноги на пол и протянул руку за чашечкой. Мягкий аромат разносился по всей комнате, согревая одними эфирами. Кресло было лишь одно. На полу лежала медвежья шкура с жестким волосом. Голые ноги на ней согревались мгновенно. У стены громоздилась кровать. В углу по другую сторону двери - небольшой комод. Посмотрев на одежду Ройса на табурете у стены, я вопросительно обернулась к Ройсу.
  - В кармане. Правом.
  Вынув из кармана, прошитого креациновой нитью иллюзор, кристаллы и гильдейский кошелек, я обернулась к полукровке:
  - Это мои кристаллы?
  - Твои, если хочешь.
  Я покраснела. Где-то же должны были остаться книга и кристалл с описанием задания от Кларенса? Я убрала все в свой карман, так же способный вместить в себя хоть комод. Хозяйка наблюдала из прохода. Потом подошла и собрала мокрую одежду.
  Я устроилась со своей чашечкой вина на шкуре, поближе к живому огню. Заметив короткий насмешливый взгляд полукровки, прикрыла глаза. Происходящее было еще менее приятно, чем издевки на дирижабле.
  Очень хотелось увидеть маму и Петира. Они остались где-то там - в нормальном мире. Я же понимала, что мой мир отныне уже никогда не станет прежним. В голове не укладывался тихий Ухенер, четверть которого была готова разорвать Ройса лишь потому, что он полукровка. Я не принимала ту легкость, с какой гильдии замяли его преступные действия. Если бы он не был сыном Кларисс и воспитанником Андреса, остались бы мы безнаказанными? И, наконец, я абсолютно перестала понимать самого Ройса, его мотивы и настроения. И переставала понимать себя. То что дома мне казалось неприемлемым, здесь становилось очевидно разумеющимся. Окружающий мир вышел за привычные рамки. Я не успевала понимать его. Мне было страшно. Дико страшно. И больше всего я боялась забыть, что именно для меня неприемлемо.
  - Летуны ваши или городские?
  Я вздрогнула, оборачиваясь. Так сладко пригрелась и задумалась, что ее голос показался неестественно громким. Что ответить на ее вопрос, я не знала. Смотря, зачем ты спрашиваешь...
  - Покорми, - ответил Ройс.
  Женщина кивнула и вышла. Я поднялась со шкуры, чувствуя, как загорелись щеки от близкого жара камина и вина.
  Пройдя в соседнюю комнату, достала иллюзор. Улыбнулась, чуть ли не плача, когда из подставки выросло лицо мамы.
  - Привет, родная. Как ты?
  - Мама... - я не знала что сказать. Лишь бы не заплакать. - Все хорошо. Я скучаю.
  - Да что ты, Дайан? - мама беспокойно вглядывалась в меня. Действительно, я еще никогда не говорила о том, что скучаю спустя три дня после расставания. Казалось, прошла вечность.
  - Просто хотела увидеть тебя. У меня все хорошо. Нашли одного полукровку, осталось еще двое.
  - Я рада, - она улыбнулась.
  Попрощавшись, я подумала о Петире. Он не может быть дома сейчас. Я попробую вечером...
  Вернувшись к Ройсу, я встала у кресла. Он поднял взгляд.
  - Я же говорила тебе взять одежду...
  - Я взял. Не успел одеть... Когда подумал, был уже мокрый.
  Я удивленно вскинула брови. И так бывает? Не только я забываю о простых и насущных вещах... Бред какой-то.
  - Пусть, бред, - согласился он. Я обернулась, сжимая челюсти от негодования. - Но я действительно не мог думать о дожде, когда следил за десятками людей в разных концах города, пытаясь их отвести от нас.
  Я почувствовала себя виноватой. Села на табурет у стены, глядя на парня. Согревшись, он стал самим собой. А, значит, скоро включится его фантазия и что-то случится. Ройс обернулся, а потом и вовсе встал с кресла.
  На пороге показался сын хозяйки. Его деловой хозяйский взгляд вызывал умиление. Тут же смутившись, парень убежал. Я думала о том, что если вытащу Ройса на улицу, то он точно простынет. Никакой повод не стоил полета в такую погоду. Единственное, что гнало меня из этого дома, это постоянное ощущение опасности. Я подошла к женщине, готовившей на кухне обед.
  - Меня зовут Дайан, а его Ройс.
  - Маргери, - обернулась она.
  Я молчала. Женщина поняла без слов и легонько улыбнулась. Кивнула, не произнося ни слова. Я опустила лицо в немой благодарности. Никакие деньги не стоили простого человеческого тепла.
  Дождь не утихал. Когда на тихий поселок опустились сумерки, тучи все так же степенно и нескончаемо двигались по небу.
  Я избегала Ройса, пытаясь помочь чем-то Маргери. Она не задавала вопросов нам, я не задавала вопросов ей. Ройс же делился с мальчишкой своими познаниями в области магических животных. Опуская факт того, что они стали таковыми в результате длительных экспериментов, он рассказывал лишь самое вкусное. Мальчишка был счастлив, визжа от удовольствия, когда полукровка переходил на мыслеобразы. Женщина кидала беспокойные взгляды. С псиониками она, похоже, прежде не сталкивалась.
  Я ждала, что вечером в доме появится отец ее сына, но этого не произошло. Мы ужинали вчетвером молча и немного смущенно. Когда она с сыном отправилась спать, я подумала о ночёвке. После явных притязаний Ройса делить с ним кровать было чревато.
  Попытавшись связаться с Петиром, я наткнулась на тишину. Дома его не было. Стало грустно и одиноко вдвойне. Вернувшись с кухни, где надеялась поговорить с любимым, я обнаружила полукровку в кровати. Невесело усмехнувшись, я устроилась в кресле у камина и закинула ноги на теплую каменную плиту. Взгляд полукровки буравил меня, не отпуская. Я беззвучно просила оставить меня в покое. Через какое-то время он отвернулся к стене и я закрыла глаза.
  Не знаю, когда я уснула. В камине тлели угольки, когда Ройс аккуратно поднял меня на руки.
  - Я не трону тебя. Выспись нормально.
  Практически сразу, коснувшись щекой прохладной мягкой подушки, я снова уснула. Когда же проснулась снова, на улице все еще стояла ночь. За окном было тихо. Кажется, дождь кончился. Спать не хотелось.
  - Из-за очевидной разницы в продолжительности жизни, - услышала я тихий голос полукровки в затылок и напряглась. Он не трогал меня, просто говорил: - ни ланит, ни полукровка первых колен не может иметь связи с человеком без его согласия. Раньше об этом знали все. Сейчас же стараются не говорить о полукровках и всём, что с нами связано. Вчера я понял, что о нас не просто стараются не говорить. Нас стремятся истребить.
  Я перевернулась на спину, вздыхая. Оказывается, не у одной меня это вызвало шок.
  - Но я ни о них. Я о нас...
  Я обернулась. О каких нас? Мы знакомы в общей сложности три дня. Ты своенравный, дикий, невоспитанный и беспринципный юноша, с которым у меня не может быть ничего общего. Разве лишь это задание. Я люблю Петира. И ты прекрасно знаешь, насколько сильны во мне чувства к нему.
  - Тем не менее, - продолжил Ройс, игнорируя все, что мог уловить в моих мыслях. - Если человек на все сто процентов не уверен в том, что готов провести остаток жизни с ланитом или полукровкой, мы ничего не можем поделать. Иногда этот закон убивал. Люди разные. Мы тоже - разные. И для нас вы можете быть теми единственными и необходимыми... даже без взаимности.
  - Ройс...
  Я хотела встать, но на живот легла его рука, придвигая к себе. Я судорожно сглотнула, вцепившись в эту руку.
  - Я не собираюсь признаваться тебе в любви, брось. Я лишь объясняю, почему тебе не стоит меня бояться.
  - Отпусти меня!
  - Даже не проси. С тобой теплее.
  Я почувствовала его улыбку. В общем-то, чему я удивляюсь? Это же Ройс.
  - Если я поцелую тебя в губы, - он приподнялся на локте, наблюдая за мной, - или ты меня, не будучи готовой для отношений с ланитом - я просто потеряю сознание. То же произойдет, если я попытаюсь взять тебя силой, - он засмеялся, - или ты меня.
  Я обернулась, не веря тому, что слышу.
  - Всего две точки. Здесь, - он прикоснулся пальцами к моим губам, - и здесь, - я вздрогнула, когда обнимавшая за талию рука опустилась ниже. - Между нами ничего не может быть, Дайан. Почти.
  Я вздрогнула, когда он прикоснулся губами к шее.
  - Не смей! - прошептала зло. Он тихо смеялся, не желая разбудить хозяйку. Я закрыла глаза, чувствуя то, что ни в коем случае не должна была чувствовать.
  - Это часть той энергии, благодаря которой ланиты удерживают своих партнеров, не считая чувств. Как не крути, очень много замешано на физиологии. Для людей мы можем стать необходимы, как воздух. Я могу стать необходимым для тебя. Даже, несмотря на твое пренебрежение... ты не сможешь без меня жить.
  Откинув его руку, я поднялась. Ройс легко выпустил меня, это стало неожиданностью.
  - Значит, ты соврал тогда ночью, на дирижабле?
  - Не совсем.
  Я сидела на краю кровати, размышляя. Улететь сейчас было самым разумным. Обернулась к полукровке и когда одобрительно кивнул, стала собираться.
  Я оставила Маргери часть денег. Намного больше, чем стоило проведенное у нее время. Я была благодарна за проявленную доброту и имела средства хоть как-то выразить эту благодарность. Возможно, она не спала, когда мы вышли.
  Птицы дремали рядом с ее коровами. На улице было тихо и влажно. Поднимаясь в воздух, я смотрела на окутанную туманом деревню в два десятка домов. Даже ее названия я не знала. С моей способностью к ориентированию вряд ли когда-нибудь я появлюсь здесь еще раз.
  Мы летели низко, ориентируясь на дорогу под нами. На птицах же встретили скорый рассвет. Справа вдалеке виднелась долгая водная гладь. Если это начинались озера, то до обозначенной для поиска Риноса Костареса области было совсем недалеко.
  Ройс привлек мое внимание, заставив обернуться. Он собирался спуститься. Я направила птицу за ним.
  - Покажи карту, - попросил он, спрыгивая с летуна. Иногда я не могла понять, говорит он вслух или же я слышу его без слов.
  Достав иллюзор и кристаллы, я посмотрела на полукровку. Он засмеялся. На книге был библиотечный ориентир 'Кам Ин Зар'. Два других оставались безымянными. Один наверняка был от Кларенса. О третьем я не имела понятия. Ройс спрятал один в карман, а второй вставил в подставку, глядя на меня слишком взрослым и пренебрежительным взглядом. Перед нами раскрылась карта области.
  - Мы здесь, - уверенно сказал парень, указав пальцем в точку у крупного озера. - Ринос обитает в этой области.
  Я кивнула.
  - Самым удобным будет пролететь ее на птицах. Если он там и не прячется за щитами как Лиран, я найду его.
  Я согласно улыбнулась. Ройс и сам был доволен собой. То, что без псионика мне не хватило бы на это задание и месяца, становилось очевидным.
  - На самом деле во все группы входят псионики, Дайан, - просветил он меня, выключая иллюзор. Я предполагала это, но если нам дали месяц, то псионики других групп оставляют желать лучшего. Я обернулась к птице, собираясь продолжить путь.
  - Подожди. Дай постоять. У меня задница немеет от нее.
  Я рассмеялась. Ройс откинулся на косую березу, вытянувшись по стволу. Я присела рядом, разводя в мокрой жухлой траве костерок. Протянула руки, греясь. Парень тоже присел.
  - Ты думал о том, что у Андреса нет помощника? К нему постоянно бегает помощница Ксю Киз, но рядом с ним самим никого нет.
  - Мне хватает его дома, Дайан.
  Я подняла взгляд, не решаясь спросить, как часто он у них бывает.
  - Мне кажется, он никому не доверяет, - предположила я.
  - Причем тут доверие? Он не подпускает к себе никого. У него были помощники. Что они могут сделать, когда он смотрит на них своим взглядом, считая, что его должны понимать без слов? Что они могут сделать, когда он перемещается по Объединенным землям со скоростью мысли? Что они могут сделать, когда он исчезает на день или два? Куда угодно, Дайан, куда угодно! Что эти помощники должны делать, когда он замыкается в себе, не реагируя ни на что. Ты не представляешь, насколько тяжело находиться с ним рядом. Ни один помощник не продержался двух месяцев. Он давит их, сам того не замечая. Давит всех вокруг своей уверенностью, самостоятельностью, непререкаемой правотой и тупой тоской. С ним выть рядом хочется!
  Я онемела, открыв рот. Села на попу, не веря в то, что вижу и слышу.
  - Ты была рядом с ним настолько ничтожный промежуток времени, что даже не представляешь какой он на самом деле. Не тебе высказывать предположения и предлагать мне какие-либо шаги в его сторону.
  - Я не хотела вмешиваться. Я действительно ничего не знаю. Прости.
  Поднявшись, я погасила огонь. Не было оснований сомневаться в словах Ройса. Он знал императора значительно дольше меня. Да и то, что я наблюдала сама, давало основание верить ему. Просто мне повезло. Андрес раскрылся мне теплой, сильной и доброй человеческой натурой. Другим людям могло везти меньше.
  Забравшись на летуна, я посмотрела на полукровку: нужно лететь. Он последовал моему примеру и мы снова оказались над землей.
  Область трех озер тянулась на три сотни километров в обе стороны. Ройс не мог чувствовать на такие расстояния. К вечеру, после нескольких остановок на целине, замерзшие и голодные мы сели в городке чуть меньше Ухенера. Здесь была одна гостиница. По какому поводу здесь могли появиться чужаки, я представить не могла. С другой стороны нам-то она как раз и была нужна. Вымотанная, после ужина я повалилась на кровать в своем номере. Спина горела и взрывалась болью. Больше всего на свете я мечтала о горячей ванне и сильных руках на своей пояснице. Но Ройса об этой услуге попросить было невозможно. Слишком очевидны были его притязания. Даже если принимать во внимание его утренний рассказ о сложностях в отношениях между людьми и ланитами, испытывать судьбу я не собиралась.
  Полежав несколько минут, я сползла на пол. Потянула спину, пытаясь унять боль, и пошла под душ. Когда вернулась, Ройс сидел на моей кровати, просматривая карту.
  - Не хотел тебя пугать... - проговорил задумчиво. - Ты ведь обязательно испугалась бы, зайди я?
  Надеюсь, по моему лицу можно было понять все, что я думаю.
  - Можешь просто от меня отстать? Двое полукровок и мы забудем друг о друге.
  - Дайан! О тебе невозможно забыть! Иди сюда.
  Тяжело вздохнув, я подошла.
  - Вот так, наверно, - он обвел пальцем область между озерами. - Значит завтра останется только этот кусок. Неплохо?
  - Замечательно. Ты молодец.
  Ройс улыбнулся, выключая иллюзор. В то, что ему на самом деле нужна похвала, я верить не собиралась.
  - Ну что, помять спину?
  Я вскинула взгляд и улыбнулась его наглости и участию. Возможно, он слишком уставал, чтобы творить какие-нибудь гадости?
  Через час, после взаимных услуг по разминанию горящих спин, он ушел. Я же собиралась повидаться с любимым.
  - Привет, - улыбнулась я иллюзии Петира.
  Он беспокойно всматривался в меня, будто ожидая обнаружить следы побоев.
  - Как ты? Как задание? Как полукровка?
  Я улыбнулась еще шире, мотая головой. 'Ты не представляешь, - хотелось ответить, - это дикий мир со злобными людьми. А Ройс - это маленькой чудовище!' Но я лишь успокоила:
  - Все хорошо. Еще двое, и я вернусь.
  - Все хорошо считая Ухенер или нет?
  Я помрачнела. Откуда ты знаешь? Вспомнив о Ксю Киз я пожала плечами и промолчала.
  - Я волнуюсь за тебя.
  - Все хорошо, - повторила я шепотом. - Я люблю тебя.
  Петир промолчал. Я выдохнула, принимая тяжесть этого молчания. Почему тебе так тяжело сказать мне это? Просто сказать.
  - Дайан, ближайшую неделю я буду на Сиане. Когда вернусь, обязательно свяжусь с тобой. Ты ведь ежедневно отчитываешься перед Кларенсом?
  Я кивнула. Если для тебя это повод меньше волноваться обо мне, то я рада, что ты знаешь и это.
  - Спокойной ночи, Дайан.
  - Спокойной ночи.
  Его голос, его взгляд говорили за него то, что мне необходимо было услышать. Почему же сам он не мог произнести простых и очевидных слов? Эта недосказанность душилв во мне все надежды.
  Я подумала о неделе на Сиане. Чем это может быть вызвано? Связано ли это с тем, о чем он упоминал в нашу последнюю ночь? Отлов контрабандистов - это конечно полезно. Но Петир говорил о контроле приграничных областей Объединенных земель и необходимости постоянно держать малые боевые группы на территории Сина. Неужели это было продолжением того конфликта с Харенхешем из-за раскопок?
  Ближе к полудню следующего дня мы летели по кромке озера. Ройс не подавал надежд на успех. Полукровки в области не было. Облетев участок еще раз, мы направили птиц к озеру Миари - огромному водоему на севере от трех озер.
  - Там пожар! - крикнула я, вытягивая руку.
  Ройс засмеялся, указывая пальцем на висок. Я беспокойно кивнула. Да-да... я помню, что ты псионик.
  Прямо у озера, занимавшего весь горизонт, полыхало яркое пламя и поднимался густой черный дым. Мы полетели к направлении пожара. Если там люди, им не помешает помощь.
  'Там полукровка' - передал Ройс. Я обернулась, не веря. Мы уже вылетели за пределы той области, где должны были найти Риноса. Мог ли это быть он?
  Через минут десять я могла разглядеть источник огня. Горела одинокая хижина в ста - ста пятидесяти метрах от озера. Рядом копошились фигурки людей. Скорее всего, они тушили горящее жилище.
  'Убери огонь' - сказал Ройс, когда мы подлетали. Я уже видела всю картину происходящего. На крыше находился человек. Выгнув спину, словно злая кошка, он сидел на корточках, то и дело уворачиваясь. Слышались крики. На крышу сыпались огненные шары, комья земли, черные дымные стрелы, рассеивающиеся при непопадании в цель. Наблюдая происходящее, я чувствовала физическую боль. Неужели везде так? Неужели это делают люди? Я начала гасить стихию, расширяя кольцо вокруг полукровки.
  Когда, с моей подачи, крыша погасла целиком, Ройс опустил летуна. Протянул руку, помогая полукровке подняться на птицу. Взглянул на меня. Я помотала головой, моля не мстить. Нельзя! Это неправильно! Это не должно превратиться в войну! Все уладится. Обязательно... Обязательно...
  Накрыв преследователей щитом, я отвернулась. Это было легче, чем прикрыть двух движущихся птиц. Мы не отлетели и на сотню метров, как щит нейтрализовали. Сыпались черные стрелы. Какая-то примитивная магия, рассеять которую можно было на подлете.
  Довольно скоро все стихло. Люди и хижина остались позади. Мы летели обратно к трем озерам. Я прижималась к птице, хлюпая носом. Еще через полчаса Ройс начал снижаться и мы приземлились на кромке леса.
  Я спрыгнула, тут же оборачиваясь к Риносу Костаресу. Мальчишеское лицо не оставляло сомнений - это был он.
  - Спасибо, - поблагодарил он тихо. Ройс усмехнулся.
  - Ты - рейнджер! - закричала я. - Почему ты позволил им это? Почему ты просто не ушел?
  Захлебнувшись эмоциями, я отвернулась. Мое негодование было бы обосновано, только если бы я знала наверняка, сколько времени его травили. Но унять злость не получалось, поэтому я просто пошла по кромке леса, собирая ветки. Для костра мне это не требовалось, но нужно было пройтись, чтобы успокоиться.
  Когда я вернулась, оба сидели на земле, привалившись к деревьям. Птицы паслись рядышком. Присев на корточки, я выложила веточки и развела огонь. Плащ Лавина надежно спасал от влаги и холода.
  - Меня зовут Дайан, - представилась я полукровке, - я состою в гильдии магов. Ройс - псионик и рейнджер. Мы не случайно пролетали мимо. Думаю, ты мог догадаться об этом.
  - Последние десять лет я постоянно перемещаюсь с места на место. Иногда кто-то пролетает мимо. Никто до сих пор не останавливался. А догадываться - не самое любимое из моих занятий.
  Я покачала головой: человек, которого сняли с горящей крыши, в след которому летели стрелы и огненные шары, еще имел силы философствовать. Интересно, сколько времени он провел на крыше? Может, стоило вернуть его обратно?
  Я протянула руки к огню, глядя на Ройса. Он негодовал не меньше моего, но причины были другими: я снова не позволила ему успокоить преследователей его любимым способом. Его послушание казалось мне чем-то неестественным. Глядя на него я видела, что для парня это послушание казалось неестественным не менее...
  - Почему ты позволил травить себя? Перебил бы всех! - подал голос Ройс.
  - Как можно? Они же люди! Их действия - лишь следствие желания защитить свой вид. Отчасти - зависть. Отчасти - глупость. Ничто из этого не может быть поводом для убийства.
  - Пусть не убийства. Ты мог раз и навсегда прекратить преследования.
  - Добились ли вы этого своими действиями в Ухенере? Раз и навсегда прекратить нельзя ничего. У людей очень короткая память. Сколько вам лет, юноша?
  Я опустила голову. Это слухи так быстро расходятся или наш Ринос - не просто гонимый рейнджер?
  - Восемнадцать.
  - Понятно: вы не застали ланитов. Способную личность вроде вас достойно воспитать смог бы лишь ланит. Только они в полной мере ощущают ответственность перед веками жизни. Только они знают не понаслышке о простой ланитской истине: за восемнадцатилетние поступки и игры в сто восемнадцать, в двести восемнадцать или в триста восемнадцать может стать очень стыдно. И с этим придется жить. Наша память, юноша, отличается от человеческой. Мы помним дольше ровно настолько, насколько дольше живем. Я могу выжить, не причиняя им вреда. И мне живется спокойнее при мысли, что я никому не задолжал смерть.
  Ринос откинулся на дерево, прикрывая глаза.
  - Почему ты покинул гильдию? - перевела я тему.
  Лицо и голос полукровки совершенно не сочетались с интонациями и смыслом произносимых фраз. При кажущейся невинности и отшельничестве он слишком много знал о происходящем вокруг.
  - Из-за хаоса, страха, грязи. Когда ланиты ушли, мир изменился в тот же день. И я предпочел сбежать из него.
  - Но почему не вернулся позже?
  - Как я мог? Сбежав в тяжелейшие времена...
  - Чем они были тяжелые для тебя? - вмешался Ройс. На лбу блестели капельки пота. Голос казался усталым, - мать объединила полукровок для усиления контроля над Объединенными землями. Они гасили конфликты, не давали администрациям своевольничать...
  - А кто ваша мать, простите?
  - Кларисс, - потупился парень, вызвав улыбку. Он гордился и ценил ее. Это было слишком очевидно.
  - При всей власти, что сосредоточилась в тот момент в ее руках, при всей своей одаренности Кларисс не имела способностей выстроить и организовать тот хаос, что поднялся после ухода ланитов. Единственным ее шансом было передать свое влияние кому-то более организованному и целеустремленному. Выбранный ею мальчик... - Ринос задумался, - сейчас я вижу, что он чего-то стоит. Но тогда его усилия воспринимались как предсмертные всхлипы. Скажи мне девятнадцать лет назад, что мальчик объявит себя главой Объединенных земель и этому никто не воспрепятствует - я рассмеялся бы! - рейнджер помолчал. - Так, я имею честь общаться с сыном Кларисс... Кто же ваш отец? Андрес?
  По практически неуловимой ироничной нотке в голосе рейнджера я догадалась, что тот подначивает Ройса, но предупредить об этом не успела. Парень вздрогнул и распрямился.
  - Ранцесс! Последний достойный император Объединенных земель!
  - Вот как! - рейнджер улыбнулся. - Что же привело вас сюда, сын последнего достойного императора Объединенных земель?
  Ройс двинул плечами. Я напряглась.
  - Ринос, гильдия рейнджеров предлагает тебе вернуться в свои ряды и занять место руководителя небоевого направления в резиденции при Милоране.
  Рейнджер улыбнулся, и я не поняла этой улыбки. Ройс поднялся и пошел вглубь леса.
   - Я не жду от тебя никакого ответа. Моя задача лишь передать это предложение. Но если ты планируешь отказаться, я прошу тебя связаться с главой гильдии. Возможно, он сможет переубедить тебя.
  - Чья это идея?
  Я удивленно вскинула брови. Это был самый неожиданный из всех возможных вопросов.
  - Дайан, у мальчика и Кларисс было восемнадцать лет, чтобы принять это простое и логичное решение. И раз они не сделали этого прежде, значит, нуждались в подаче со стороны. Так кто теперь нашептывает решения высшей администрации Объединенных земель?
  Я сглотнула, посмотрев в лес, куда ушел Ройс.
  - Только не говори, что этот юноша. Даже если его продвигает мать, он еще нескоро станет способен принимать зрелые решения, не основанные на гордыне и максималистских понятиях о справедливости.
  Ройс встал надо мной, будто вырос из-под земли.
  - Я не хотел обидеть ни вашу матушку, ни вас, юноша, - улыбнулся Ринос беззаботно. - Все что я хотел, так это напомнить о простом факте. Кларисс сделала в своей жизни уже достаточно, чтобы ныне вести себя так, как считает удобным. Вы же, юноша, не сделали пока ничего. Вы своенравный ноль. И останетесь таким, потому что не позволите окружающим поверить вам и довериться.
  Я встала, не в состоянии переварить откровения Риноса. Мне казалось, что этот человек в какой-то момент прокрутил перед внутренним взором обе наши жизни, сделал выводы и устало приготовился слушать подосланных к нему детей.
  Я отошла от костерка и рейнджера, пытаясь уложить все по полочкам. Ройс подошел ко мне и прислонился щекой к влажному стволу дерева.
  - Как он может знать все, о чем говорит? То есть знать очевидные факты: например о стычке в Ухенере...
  - Он не псионик. Последний день провел на крыше и вряд ли интересовался новостями озерного края. Мне кажется, он имеет доступ к Бездне памяти.
  Склонив голову, я взглянула на полукровку исподлобья. В людей, вылавливающих информацию из окутывающих землю информационных потоков, верилось с трудом.
  - Я выполнила свою задачу. Находиться тут дальше я смысла не вижу...
  Я прикоснулась ко лбу, чувствуя голод и усталость. Ройс наблюдал за мной. Иногда мне казалось, что я привыкла к этому взгляду настолько, что мне будет не хватать его по завершении задания. Несмотря на разгар дня, мне виделась в нем та же усталость, что внезапно навалилась на меня. Возможно, где-то существовали люди, готовые день и ночь сражаться и побеждать. Но я к ним не относилась. Я чувствовала, что расквашиваюсь.
  - Дайан...
  - Я хочу домой.
  - Еще один и мы поедем домой.
  Я усмехнулась: Ройс меня успокаивал! Кто бы подумал...
  - Ринос, мы можем оставить тебе птицу, - мы вернулись к рейнджеру, инстинктивно держащему руки у огня. - Это ухенерский летун. Отпусти его, когда он больше не будет тебе нужен.
  Рейнджер благодарно склонил голову. Я уже направилась к птице, но вернулась к полукровке и присела на корточки рядом.
  - Это была его идея.
  Полукровка устало улыбнулся и, не поднимая взгляда, проговорил устало и немного грустно:
  - Увидимся в Милоране.
  Довольная тем, что Ринос вернется в гильдию, я поднялась. Для него это приглашение было спасением. Рейнджер слишком устал выживать.
  
  12.
  Мы летели к городку, где провели прошлую ночь. Линия начала поиска нашего третьего и последнего полукровки начиналась как раз на кромке леса, где мы оставили Риноса. Лес занимал большую площадь, чем треугольник между тремя озерами. Ко всему прочему, Горан был псиоником. И хотя уровень его был значительно ниже, чем у Ройса, возможность укрыться он все же имел.
  Я размышляла над странными догадками, посещавшими меня все чаще и чаще. Было очень некомфортно прослеживать факт контроля полукровки намного раньше, чем я предполагала.
  - Ройс! - обернулась я.
  Парень сидел сзади, обвив меня руками. На летунах разрешен перелет лишь одного человека. Но мне кажется, мы были не первыми нарушителями этого правила. Передумав задавать вопрос, я отвернулась. Спокойствие полукровки удивляло. Вчера бы он не упустил возможности полапать меня, пока деться с летуна некуда. Прикоснувшись к его ладони, я поняла, что у парня жар. Прикусив губу, я опустила летуна на вышке. Спрыгнув, полукровка подал мне руку.
  - Ты болен, Ройс.
  Парень усмехнулся, убирая руку и я засмеялась:
  - Не в этом смысле. Ты горишь.
  Он безразлично пожал плечами, направляясь к проему лестницы. Мы оставляли летунов на местной башне. То, что смотритель башни не осознавал присутствия чужих животных у себя и понятия не имел о нас - я знала. Знала об администрации гостиницы. В глубине души помнила о произошедшем в Ухенере. Помнила дирижабль. Помнила даже нашу первую встречу. Сейчас же все это уложилось в цепь прочих обыденных событий и не вызывало неприятия. И это пугало.
  - Завтра возьмем второго летуна.
  - О! - поднял он вверх указательный палец. - Моя компания идет тебе на пользу!
  Я вздохнула: я бы заплатила за него, не держи Ройс всех, кому нужно платить в невменяемом состоянии.
  - Ты не можешь продолжать так вести себя.
  - Кто мне может помешать?
  - Гильдия. Те, кто будут стоять над тобой.
  - Возможно, тогда мне не стоит стремиться в гильдию?
  Я обернулась. Кажется, Ройс не шутил.
  - Я думала, что ты хочешь вступить в гильдию хотя бы для спокойствия Кларисс.
  Он промолчал. Мы почти дошли до гостиницы. Было еще светло, но снова начинал моросить дождь. Ройс свернул к двери таверны по пути. Я не протестовала. Сегодня я точно больше никуда не собиралась.
  Присев за столик в самом углу, мы попросили еды и эля. Праздник, кстати, еще не закончился. Через неделю должны будут состояться массовые гуляния с такими же массовыми попойками и игрищами. Если нам повезет с Гораном Ссореном, то заключительного дня мы не застанем. Ни в моем Зельмене, ни в Зальцестере об этом празднике никто не вспоминал.
  - Ройс, идея распределить полукровок по гильдиям является действительно моей?
  Парень проигнорировал вопрос, лишь подняв вверх ладонь. Когда нам принесли еду, он не притронулся. Когда я отодвинула тарелку, глядя на капельки пота на его лбу, полукровка поднялся. Я хотела пойти за ним, но злой взгляд из-за плеча пригвоздил к стулу. Вздохнув, я придвинула кружку ближе. Если он сляжет, а это очевидно, мы задержимся тут на несколько дней.
  Пожалуй, впервые за нашу поездку я смогла расплатиться за ужин.
  Потихоньку таверна наполнялась. Вечерело. На улице все так же, не усиливаясь и не ослабевая, моросил дождь. Я осматривала посетителей таверны и чувствовала, что захмелела. Этот город назывался Умен и насчитывал от силы человек пятьсот, может и меньше. Резиденций гильдий нет. Полукровок нет. И в безопасности я себя здесь не чувствовала. Пока никто не смотрел на Ройса косо, но это говорило лишь о том, что мы пока не встретили горожан, способных увидеть его отличие. Если же мы задержимся тут, пока он отлеживается, все может измениться. Конечно, совершенно необязательно мы встретим агрессию, подобную ухенерской. Но кто знает?
  Уловив краем уха название бегством покинутого городка, я прислушалась. Так и есть: перетирали последние новости. Двое полукровок и... 'белокурый ангел'? Я засмеялась в голос, не сдержавшись. Вжала голову в плечи, почувствовав внимание. Это я 'белокурый ангел'? Они приплели к заварушке и Лавина. Теперь оставаться в городе ему будет еще опаснее. Возможно, это подтолкнет его принять предложение гильдии. Я не сомневалась в том, что рекомендовавшие Лавина гильдийцы были уверены в том, что маг достоин предлагаемого поста. Но был ли готов он сам вернуться и взвалить на свои плечи обязанности главы центральной школы магии?
  Кто-то подошел к моему столу. Я смотрела в столешницу, стараясь не выказывать волнения. По полу заскребли ножки стульев. Я подняла лицо, нервно сглатывая.
  - Привет, красавица! Разрешишь присоединиться? - улыбнулся один из подсевших. Он был значительно ниже меня. На сильно загоревшем лице темнели улыбчивые глаза и потрескавшиеся губы. Сцепленные ладони легли на стол запутанным шершавым узлом.
  Не собираясь отвечать, я перевела взгляд на второго. Он был высокий, белобрысый и такой же загорелый, как первый. Мужчина молча разглядывал меня неестественно голубыми на темном лице глазами. Я представила себе льдинки, карябающие мозг. Поежилась от дискомфорта.
  - Я уже ухожу. Не беспокойтесь... - собираясь ретироваться, я приподнялась.
  - Останься, - проговорил голубоглазый одними губами. Стул не двигался с места, удерживая меня. Я села.
  - Из каких краев к нам? - продолжал первый с той же не предвещавшей ничего дурного мирной улыбкой. Глаза так и смеялись под ровными линиями выцветших на солнце бровей.
  Я обернулась в зал. Он был переполнен, на глаза не попалось ни одного свободного места. Но таких же темных лиц я среди посетителей не увидела.
  - К вам? - вернула я взгляд к коренастому мужику.
  Белобрысый чуть отодвинулся, позволяя мальчику поставить на стол свежие кружки эля. Проследил взглядом за удаляющимся пареньком и обернулся ко мне. В тот же момент он потянулся к кружке, тыльной стороной ладони опрокидывая ее. Я инстинктивно попыталась отодвинуться от текущей на меня черной жидкости, но стул так и оставался прибитым к полу. Тогда привычным движением мысли испарила хмельной напиток. Сладковатый аромат ударил в ноздри. Расцепив узловатые пальцы, коротышка улыбнулся еще шире.
  - Как ты думаешь, жители Умена так же не любят полукровок, как ухенерцы?
  Я сглотнула. Это как раз тот вопрос, над которым я думала минутами раньше.
  - Умен - это этот город? - я попыталась улыбнуться.
  - Хочешь проверить? - белобрысый отпил из кружки.
  - Что, если нет?
  - Я не думал об этом, - склонил он голову. - Планировал, что ты ответишь 'да'.
  Я выдохнула, боком вылезая из пространства между стулом и столом. 'Ройс, надо идти!' - думала, сжимая и разжимая кулаки по пути к двери. Я не знаю, как далеко он может слышать меня. Гостиница в нескольких домах отсюда. Прикоснувшись к ручке двери, я обернулась. Можно было не пробовать. Кем бы ни был белобрысый, он не позволит так просто уйти. Он одобрительно кивнул, будто подтверждая мои опасения, и мне пришлось вернуться к столу.
  - Присаживайся, красавица! - миролюбиво кивнул невысокий.
  - Он спит. Беспокойно, но крепко и надежно. Это свойственно горящему в лихорадке организму.
  - Кто вы и что вам надо?
  - Позволь не представляться, - светловолосый постучал длинными пальцами по столу. - Твой иллюзор, пожалуйста.
  Я вскинула брови. Если я захочу с кем-то связаться, мне будет достаточно дойти до ближайшей администрации. Незнакомец спокойно ждал. Я достала и пододвинула зависшую над столом подставку на центр стола. Кивнув, он убрал ее в карман.
  - Правильно ли я понимаю, что ты хотела бы избежать распространения вестей о месте нахождения твоего друга по всей округе? Я говорю не только об Умене и Ухенере. Хотя, предполагаю, ближайшие дни Ройс будет не слишком рад встретиться с разъяренной толпой одних только ухенерцев...
  Я кивнула, отводя взгляд.
  - Что ж, мое молчание за твое, - мужчина подождал пока я верну к нему взгляд, - никаких отчетов руководству. Никаких проявлений себя. Тишина...
  - Исчезни, красавица, - пояснил второй с неизменной улыбкой.
  - Поухаживай за полукровкой, поищи Горана Ссорена. Повеселись на заключительном дне праздника эля в Перелеске. Больше ничего. Пара недель тишины.
  Я не понимала, зачем этим людям может понадобиться мое мнимое исчезновение. Не было даже предположений.
  - Если что, я буду рядом.
  - Ройс узнает об этом разговоре, как только я зайду к нему.
  - А ты думай о мамонтах, - коротко засмеялся второй и я вздрогнула.
  Меня больше не задерживали. Без помех покинув таверну, я вдохнула свежий вечерний воздух.
  Я быстро дошла до гостиницы и почти бегом поднялась по ступеням. Постучав в дверь полукровки, осторожно толкнула ее. Дверь была заперта и парень не открыл. Я беспокойно посмотрела по сторонам и постучала сильнее. Тишина.
  Не желая привлекать внимание, я прошла в свою комнату. Ройс распластался на моей кровати, горящий и беспокойный. О чем он думал, занимая мою постель, я не знаю, но это было лучшее из возможных решений. В подобном состоянии он был беззащитен и явно требовал опеки и ухода.
  Я надеялась, что как только жар спадет, Ройс увидит в моих воспоминаниях разговор с незнакомцами. Надеялась и боялась этого. Возможно, он сможет понять их цели. До тех пор я последую их 'просьбе'. Ройс в его нынешнем состоянии явно не готов встретиться со старыми знакомыми из Ухенера...
  
  - Дайан?
  Я вскинула голову и потерла шею. Местный доктор не придавал значения простой простуде. Я и сама не особо волновалась. Но Ройс проспал двое суток, просыпаясь лишь для того, чтобы напиться воды, которая тут же выходила с потом.
  - Как ты?
  - Нормально, - он поднялся на локтях, глядя на кружку с водой.
  - Хватит валяться. Нужно закончить задание и вернуться в Зальцестер.
  - И воды не подашь? - усмехнулся он, откидываясь на подушку.
  Я принесла кружку. Без иллюзора мне нечем было заняться и тоска была жуткая.
  - Ты же хотела просмотреть книгу. Лучшей возможности и представить сложно.
  Я вернулась к креслу. Считывать кристаллы без иллюзора я пока не научилась.
  - Где? - Ройс сел. На бледном лице промелькнула растерянность. Возможно, у него кружилась голова.
  - Потеряла.
  Думай о мамонтах...
  Встретившись с ним взглядом, я поспешно поднялась и направилась к двери. Она не поддалась.
  - Иди сюда.
  Чуть пошатнувшись, Ройс встал и начал одеваться. Я наблюдала за ним, думая о слабости, которая должна была разливаться по всему телу.
  - В чем дело? - спросила тихо. То, что Ройс уже переворошил все мои воспоминания, я была уверена. Слишком яркой картинкой они всплыли, когда я подумала об иллюзоре. Неожиданно сев, Ройс сжал ладонями голову.
  - Пойдем отсюда...
  Я наблюдала, как парень тяжело поднимается и идет к двери. Дергает ручку. Дверь не поддается.
  - Она закрыта?
  - Представь себе.
  - Ну, тебе же ничего не мешает ее открыть?
  - Да, я сомневаюсь, надо ли...
  - Ройс, в чем дело? Что происходит?
  - Все дело в женщинах, - измотанно улыбнулся он. - Вы слишком много волнуетесь и суетитесь.
  Ройс протянул руку и, ухватив меня за плечо, привлек к себе. Я непонимающе смотрела на полукровку, ожидая объяснений.
  - Через сколько дней твой Петир начнет беспокоиться настолько, что сбежит с юга, заставив свою мать переживать?
  - Причем тут Петир?
  - Даже самая разумная женщина может совершать ошибки, если ее ребенок в опасности. А императора окружают сплошь и рядом одни бабы...
  - Им нужно на время оторвать Кларисс и Ксю Киз от Андреса?
  - От Объединенных земель.
  - И что тогда?
  - И тогда ему не с кем будет советоваться. Он не доверяет никому кроме них.
  - Это значит лишь то, что он будет принимать решения самостоятельно.
  - Вот это и нужно. Самостоятельное решение Андреса - это отстоять свои владения независимо ни от чего. Он не задумываясь развернет войну с Харенхешем. До сих пор его удерживали только мама и Ксю.
  - Это из-за раскопок?
  - Раскопки - это повод, - Ройс поморщился, опираясь локтем на дверь рядом с моим лицом, - даже если там что-то есть, как стремятся показать узкоглазые, он не достаточен для серьезного конфликта. Раньше и Баэндар и весь полуостров принадлежал Харенхешу. И они хотят вернуть себе не только пустыню с откапываемым уже второй десяток лет городом. Они хотят вернуть полуостров целиком.
  Я смотрела в смеющиеся бледные глаза полукровки и не верила. Не начинаются войны из-за такой ерунды, как не подающий вестей сынок подруги императора и переживающий из-за исчезнувшей подруги сын главы одной из гильдий. Слишком незначительный это повод!
  - Давай проверим?
  Я отвернулась от пальцев, прикоснувшихся к щеке.
  - Помнишь мужика в порту контрабандистов?
  Я вздрогнула, упираясь в него взглядом. Он сказал что у меня красивые скулы... Помню.
  - Я совершенно с ним согласен.
  Ты не можешь видеть так далеко и глубоко. Я не вспоминала об этом при тебе. Я вообще об этом не вспоминала!
  - Распределение полукровок по гильдиям - твоя идея? - повторила я вопрос, который задала в вечер после встречи с Риносом. Ройс глубоко и спокойно дышал мне в переносицу, гладя щеку. Я пыталась соединить догадки в одну цепочку. Как же тяжело это было делать под его ласками. Упершись рукой в его грудь, я попыталась отодвинуть полукровку. Рейнджера... Как же...
  - Ты вложил эту идею мне в голову. Разослал подавляющее большинство гильдийцев по Объединенным землям. Сам впервые в жизни уехал от матери. Спланировал совершенно сумасшедшие цепочки событий лишь для того, чтобы Андрес вступил в войну?
  Я почувствовала слабость в ногах. Он прижал меня к двери, не давая осесть на пол. Зачем?
  - Подумай. У тебя неплохо получается.
  Все же я была права, называя его совершенно сформировавшимся монстром.
  - Даже если мы вступим в войну, то совсем не обязательно проиграем ее. Посмотри на Объединенные земли и на Харенхеш.
  Ройс не ответил, продолжая улыбаться. Я закрыла глаза, думая о том, что начала верить ему. Пыталась понять и защитить. Есть ли пределы у моей наивности? Вздрогнув, когда его губы коснулись моей шеи, я больно ударилась затылком о дверь.
  - Что ж ты так дергаешься? Я же говорил: нет повода меня бояться. Я полукровка.
  - Отпусти.
  - Иначе - что?
  Я открыла рот в ужасе. Казалось, прошла вечность с того момента, когда я слышала это 'иначе - что?' в последний раз. Тем временем он неторопливо вытаскивал мою рубашку из штанов. Я подумала об Андресе и иллюзоре, который отдала. Нужно было отступить тогда, на дирижабле. Но я была слишком... горда? За что еще мне придется расплачиваться? Теплые руки разносили возбуждение по всему телу. Я не представляла, что будет происходить со мной, если Ройс пойдет дальше. Вероятно, именно это он имел в виду той ночью, говоря о том, что может стать необходимым мне.
  В дверь за спиной постучали. Ройс тихо засмеялся, отступая.
  - Кто там? - крикнула я.
  - Дайан, это доктор Мин, - послышался хрипловатый голос местного медика. Я благодарно улыбнулась его своевременному визиту. Но дверь-то закрыта! Я подергала ручку, проверяя.
  - Мин, мы закрыты. Ключ, скорее всего, у администратора. Я буду благодарна, если ты отопрешь.
  С опаской взглянув на полукровку, я заправила рубашку в штаны. Иногда я не понимала, почему он не пускает в ход привычный контроль. Отослать Мина не составило бы для него труда.
  Через несколько минут послышались шаги и дверь отворили. Администратор удивленно смотрел на нас с Ройсом. По его словам, он был уверен, что в номере никого нет. Я обратила на себя его внимание, напомнив, что заплатила совершенно реальные деньги. Смутившись, он согласился.
  Ройс сидел на кровати, наблюдая картину разборки. Поглядывая на него, я недоумевала. Ты же можешь решить это намного быстрее, не тратя ни времени, ни усилий. Когда парень перевел на меня взгляд, пришлось отвернуться. Я начинала привыкать к быстрому решению вопросов его совершенно не приемлемыми методами.
  - Уже на ногах, юноша? - удивился Мин, когда администратор ушел. Степенно подойдя к полукровке, прикоснулся ладонью ко лбу. - Ну что ж, вы больше во мне не нуждаетесь. Не буду беспокоить. Всего доброго, Дайан.
  - Спасибо, Мин.
  Ройс не произнес ни слова. Когда доктор вышел, поднял ко мне взгляд. Недолго думая, я последовала за Мином.
  - У вас есть иллюзор? - спросила администратора. Он смотрел на меня непонимающим взглядом.
  Глупый вопрос, конечно есть! Но от этого человека, похоже, добиться я ничего не смогу. Выйдя на улицу, я поежилась. Дождь кончился, но в одной рубашке гулять по такой погоде было, мягко говоря, не комфортно. Не решаясь вернуться в свой номер, я пошла к центру городка.
  Из окошка дома справа за мной кто-то следил. Я боялась обернуться, ускоряя шаг. Стремительно вечерело, на улицах слонялись прохожие. Их взгляды красноречиво выдавали мысли.
  От холода сжимались челюсти. Через несколько минут я сбавила шаг, украдкой поглядывая на дом по правой стороне. Шторка шевелилась от движения. Хмурясь, я снова прибавила ходу. Замерла, оборачиваясь. За спиной виднелась табличка гостиницы. Я закрыла глаза, слыша свой стон беспомощности. Пошла дальше, чувствуя, как холод морозит кожу. Через двадцать или тридцать минут, когда зуб на зуб не попадал, я все же вышла на центральную площадь. Подперев столб с указателями, на площади стоял мой голубоглазый знакомый. Остановив на мне взгляд, он белозубо улыбнулся и посмотрел на небо. Я проследила за его взглядом. Над нами пролетело два летуна. Я обернулась в сторону, откуда они летели. Там виднелись еще несколько птиц.
  Когда я вернула взгляд к незнакомцу, он пожал плечами. Кусая губы, я смотрела по сторонам. Ройс...
  Мужчина не отрывал взгляд от ногтей, из-под которых выковыривал грязь маленьким ножичком. Поднявшись по ступенькам здания администрации Умена, я подергала ручку двери. Кто бы сомневался, что дверь окажется заперта? Где еще найти иллюзор в незнакомом городе? Буравя взглядом спину незнакомца, я искала выход. Ведь у вас одна цель. Знаешь ли ты об этом? Возле него на матово поблескивающий камень мостовой опустилась птица. С нее спрыгнули двое мужчин. Не обращая внимания на белобрысого, они привязали летуна к столбу и пошли в сторону гостиницы.
  Он же убьет их всех... Он слишком слаб, чтобы искать пути отступления.
  Я подбежала к человеку у столба.
  - Он же убьет их всех!
  - Очень жаль, - вздохнул блондин, поднимая взгляд от ногтей. - Ты же понимаешь, что жертвы неминуемы.
  - Зачем? Он... на вашей стороне!
  - А ты? Простое условие: молчание в обмен на молчание.
  Не говоря больше ни слова, я побежала к гостинице. Все иллюзоры Объединенных земель были недоступны для меня, даже если находились за открытой дверью. Как мило сделать меня виноватой! Сколько жертв сойдет Ройсу с рук на этот раз? Возможно, у меня память ланита, но я никогда не прощу себе, если здесь что-то произойдет.
  Вывеска гостиницы показалась через несколько минут бега. Влетев в гостиницу и перепрыгнув через все ступеньки, я уже не могла дышать, открывая дверь номера.
  - Хорошо побегала? - обернулся Ройс от окна. - Я слышал, твой отец тоже бегает, только по утрам.
  Я подавилась тем, что хотела сказать. Тяжело дыша, смотрела на полукровку и бессильно злилась. Скажи мне. Пожалуйста...
  - Так мило с твоей стороны было вернуться, чтобы помочь мне, - оттолкнувшись от подоконника, парень пошел ко мне.
  - Ройс...
  - Иногда мне кажется, что тебе доставляет такое же удовольствие произносить мое имя, как мне - слышать его от тебя.
  - Не трогай их. На площади привязан летун.
  Ройс цокнул языком.
  - Я все же надеялся, что больше ты волнуешься за меня, а не за них.
  - Ройс!
  - Пошли.
  Я вышла за ним из номера. Окидывая комнату последним взглядом, чуть не врезалась в спину полукровки, застывшего на пороге. Передумав идти к лестнице, он двинулся к концу коридора.
  - Есть же в тебе что-то человеческое... - бормотала я в его спину.
  - Бабка по маминой линии...
  - Не трогай их.
  Остановившись в тупике в конце коридора, Ройс прикрыл на мгновение глаза. Я ждала гостей из конца коридора.
  - Закрой глаза.
  Недоверчиво взглянув на парня, я послушалась и еле сдержала вскрик, когда он поднял меня на руки. Мы куда-то пошли. Открыв глаза, я увидела люк над собой. Ухватилась за его шею, протягивая руку к люку и толкая его. То, что вниз лучше не смотреть, я понимала и без слов. Когда Ройс усмехнулся, потупилась. Не имея возможности пресечь его приставания, я все больше попадала в зависимость от этих ласк. Сейчас, всего неделю спустя, я не могла даже вспомнить, когда впервые почувствовала идущее от него возбуждение. И с каждым новым прикосновением, взглядом и мыслью все сложнее было отталкивать его.
  Мы оказались на крыше. Перед гостиницей слышалось множество голос. Поставив меня на поверхность, Ройс захлопнул люк и осмотрелся. Я видела светящуюся в темноте башню с летунами. Знала, что впереди на площади привязана птица и, возможно, уже не одна. Приложив палец к губам, Ройс двинулся вперед. Я последовала за ним, поскальзываясь на мокрой черепице. Когда он резко присел, я сдержала вскрик и напряженно замерла. Рядом послышался глухой удар падающего тела. Что-то зашуршало. Обойдя трубу, за которой возился Ройс, я зажала рот рукой. Никогда из меня не получится боевого мага...
  Это была рейнджер с косичками. Ройс держал тело за плечо, чтобы она не скатилась с крыши.
  - Она мертва? - спросила я шепотом.
  Он не ответил, укладывая ее так, чтобы не сползала. Двинулся к соседней крыше. Я судорожно сглотнула, глядя на женщину. Пошла за полукровкой, стараясь ступать как можно тише и держать равновесие на наклонной и скользкой поверхности.
  Люди внизу громко переговаривались. Кто-то крикнул, что полукровка сбежал. Я слышала бешеный стук своего сердца. Отойдя два дома от гостиницы, мы побежали. Впереди было два узких проулка, но они были впереди. Я надеялась, что не составит труда перепрыгнуть их.
  Когда Ройс перелетел на крышу дома, идущего за проулком, это показалось слишком простым. Разгоняясь, я смотрела в отсветы луны на черепицах. Когда нога поползла вбок, я сжала зубы, стараясь не закричать. Ройс ухватил сразу же, я не успела упасть. Не говоря ни слова, он поставил меня на ноги и спрыгнул вниз. Я посмотрела на улочку внизу и покачала головой: я не рейнджер, чтобы скакать с таких высот... Он молча ждал.
  Сев на корточки, я примерилась. У меня было достаточно времени, чтобы научиться доверять тебе? Даже такому, какой ты есть... Сев на попу, я соскользнула вниз. Аккуратно поймав, он поставил меня на землю. Переводя дыхание, я подняла взгляд к крыше. Лучше не буду рассказывать маме, что прыгала с крыши трехэтажного дома...
  - Ты не спешишь? - услышала я тихий вопрос. Теплая рука сжала запястье. Как же я замерзла...
  Здесь было безлюдно. Похоже, что весь город собрался у гостиницы, а сейчас, вероятно, расходится от нее во все стороны в поисках беглецов. Несколько минут понадобилась, чтобы добраться до площади. Мы завернули за угол дома, и я замерла. У столба, все так же ковыряя ножичком ногти, стоял белобрысый. Рядом переминался с лапы на лапу летун. Ройс повел головой и с тихим стоном упал на колени...
  Я выдохнула, переводя взгляд с него на белобрысого. Тот шел к нам.
  - Оставь, Дайан. Он не причинит никому вреда. И тебе не причинит. И не будет одной из мошек, пододвинувших войну. Вон летун. Заканчивай свое задание и возвращайся в Зальцестер.
  Я негодующе уставилась на подходящего к нам человека. Это не то, о чем мы договаривались. Ройс зажал голову, со стоном клонясь к земле.
  - Да мы ни о чем и не договаривались. Ты сделала все правильно. Иди.
  За спиной послышались шаги. Обернувшись, я увидела его невысокого улыбчивого коллегу. Когда полукровка повалился на камни всем телом, мне стало больно. В животе, в голове, в груди - во всем теле. Ноги и руки стали свинцовыми. Волнами накатывал страх.
  Если им нужен полукровка, то почему они не взяли его, когда тот болел? Почему сейчас? Что могло измениться за эти два дня?
  - Иногда и минуты достаточно, - засмеялся коротышка, проходя мимо.
  Согласно кивнув, я пошла к летуну. Я маг пятой ступени. Только что закончила Школу. Если я и смогу когда-нибудь противостоять псионикам, то это время еще не пришло. Что я умею? Огонь, вода, воздух, земля, тайная сковывающая магия, щиты и немного креацина. Тяжело переводя дыхание, я отвязала летуна. Скорее всего, они оба псионики. С двумя псиониками даже связываться не стоит...
   Забравшись на птицу, я посмотрела на Ройса. Все же ты чудовище, парень. Взрослый и вполне сформировавшийся монстр. По улице от гостиницы шли люди. В руках у некоторых светились оранжевые кристаллы. Ведь всем станет легче...
  Птица подпрыгнула, поднимаясь в воздух.
  
  13.
  Щекой я чувствовала корень дерева. Под онемевшими пальцами распласталось холодное крыло летуна. В голове не складывалось ни одной мысли. Мозг казался густой и вязкой кашей. В ушах шумело. Было дико холодно.
  - Тебе удобно спать в такой интересной позе с мертвой птицей вместо подушки?
  Я вздрогнула, открывая глаза. Поскребла пальцами по крылу летуна. Это точно оно. Остальное тело пока не откликалось. Скосив взгляд, я поискала хозяина голоса. В поле зрения никого не было.
  - Нет, я не хотел тебя беспокоить... Просто, стало интересно.
  Пытаясь найти влагу во рту, чтобы сглотнуть, я напрягла горло. Попыталась подняться на локте. Плечо, ногу и все тело пронзила острая боль, но я оказалась на спине. Жмурясь, я стонала.
  - Ройс...
  - Не скажу, что приятно... Все же я предпочитаю немного другой тип женщин. Постель вместо мертвечины, одежда посвежее, синяков поменьше. Опять же, твоя поза. Если тебе удобно так спать, я ничего не имею против...
  Я сфокусировалась на незнакомце, взглядом умоляя замолчать. Эти идиотские шутки мне были совершенно не нужны. Мне было больно... Очень больно и холодно. Я облизала разбитые губы, поднимая руку. Черная от грязи и запекшейся крови, кисть опухла и взрывалась изнутри.
  - О! - засмеялся незнакомец. - Как интересно у тебя растут пальцы!
  Из глаз брызнули слезы. Мужчина исчез из поля зрения, оставив меня одну.
  - Ройс! - закричала я.
  - Да я понял, понял, - появился он с флягой в руках. - Хочешь пить? - Отпив, он с удовольствием причмокнул.
  Я сжимала зубы, глотая слезы. Мужчина стоял, не двигаясь с места. Лицо казалось смутно знакомым, но я не могла вспомнить, где видела его прежде. Собираясь попросить воды, я открыла рот, но из горла вырвался лишь всхлип.
  - Прости, что? Я не расслышал.
  - Я задушу тебя... - прошипела я зло, собираясь с силами. Закончить фразой 'Если ты не заткнешься' не хватило сил.
  - Ну, не хочешь - как хочешь, - пожал он плечами, уходя.
   Приподняв голову, я увидела неестественно вывернутую ногу. Лишь бы не сломана, лишь бы не сломана!
  - Стой! - я закашливаясь. Незнакомец обернулся. - Помоги.
  - Не задушишь? - насторожился он.
  Я не могла предполагать подобных издевательств даже от Ройса. Неужели для кого-то это могло быть смешным? Сдерживая слезы и ярость, я закрыла глаза. Лишь бы не сломана...
  - Ройс! - заорала во все горло.
  - О, мать моя... Зачем же так орать. Я понял, что ты - Ройс. Тише... Детей разбудишь.
  - Каких детей?
  - Детей леса... - пожал он плечами и присел рядом. - Пить хочешь?
  Я кивнула. По горлу полилась живительная влага. Через мгновения я закашлялась.
  - Это не вода!
  - А кто говорил о воде?
  Я фыркнула, морщась.
  - Нога.
  - Рука...
  - Нога! Она сломана?
  - А... Я думал, ты хочешь поиграть в части тела. Сейчас проверим, - он прикоснулся к ноге, вызвав из моей груди дикий ор. - И заканчивай уже орать...
  Из глаз с новой силой хлынули слезы. Я откинулась на спину и ударилась затылком о корень. Плечо пронзила острая боль.
  - Где Ройс?
  - Если ты про своего летуна, то он под тобой. Мертвый.
  - Хватит этих шуток! Мне больно! Мне нужна помощь! Аа...
  Жуткая мгновенная боль пронзила бедро и перешла в тупое навязчивое нытье. Чувствуя испарину на лбу, я лежала с закрытыми глазами, из которых продолжали течь слезы. Я выберусь отсюда, обязательно выберусь! Мы уже практически закончили и мы практически... живы.
  Нога ныла, но лежала прямо. Пальцы на руке уже не выглядели так ужасающе вывернуты, хотя оставались все еще сломаны. Что-то еще во мне было не так. Кроме жуткого холода и пульсирующей боли, пронизывающей все тело, что-то еще доставляло неудобство.
  - У тебя плечо, вероятно, выбито.
  Я скосила взгляд к человеку, появившемуся из-за дерева.
  - Откуда я тебя знаю? Как тебя зовут?
  - Я могу выбирать вопрос? Я снился тебе во снах, - мужчина подошел и присел на корточки. - В прекрасных лесных снах с солнечным светом, ласковой травой...
  Я отвернулась. Нет. Ройс не был чудовищем...
  - Он там и даже жив, - успокоил незнакомец, кивая в сторону.
  Я снова попыталась встать.
  - Ты не дойдешь. Но тебе необходимо подняться, чтобы я вправил плечо.
  Я выдохнула, боясь пошевелиться. Предполагая свою готовность к экзекуции, я протянула ему руку с переломанными пальцами.
  - Не наступай на ногу, - предупредил незнакомец, поднимая меня. - И не ори мне на ухо...
  Я заорала...
  Взмокнув, я всхлипывала, пытаясь удержаться на одной ноге. Вторая пульсировала болью от бедра до ступни. Я даже не могла понять, где именно она повреждена. Откинув голову, я хватала ртом воздух. Так не бывает... Только не со мной.
  Когда он притронулся к плечу, я напряглась.
  - Как тебя зовут? - спросил шепотом мне в ухо.
  - Дааа!..
  Я вздохнула, отрывая лицо от его груди. Он пах псиной, потом, древесиной и травой. Какая-то невменяемая смесь животных запахов. Отталкивающая и дико непривычная.
  - Так, как ты сказала, тебя зовут?
  - Дайан. Где Ройс?
  - Там, - он вытянул руку.
  Я посмотрела в указываемом направлении, соображая. Подогнула ногу, морщась. Сняла руку с его плеча. Определенно поняла, что не дойду. Подняла раздраженный и беспомощный взгляд. Мужчина наблюдал за мной с видимым интересом.
  - Забавно, не правда ли? - скривилась я.
  - Ой, не говори! Так редко кто-то падает в моем лесу. Я до сих пор пытаюсь понять, как ты подняла в небо мертвого летуна.
  Я обернулась к птице. Гадать о том, кто из нас троих отключился первым, было бесполезно. Последний удар убил животное, мы оказались не намного сильнее.
  - Как же тебя зовут, спаситель?
  - А как тебе больше нравится? - он убрал волосы с моего лица и прикоснулся к ссадине на лбу. Я поморщилась и тут же вспомнила, где видела его лицо.
  - Горан!
  Мужчина засмеялся от кажущейся искренней неожиданности. Я тоже улыбнулась.
  - Помоги, пожалуйста, - попросила тихо, оборачиваясь в сторону, где он видел Ройса.
  Чуть отстронившись, он осмотрел меня. Я проследила за его взглядом. Правая нога, левое плечо... Не очень хорошее сочетание... Примерившись, он поднял меня на руки. Я сжала зубы, мыча.
  - Ройс... - прошептала через пару минут, увидев парня.
  - Тебя как - рядышком положить?
  Я покачала головой, уже не в силах обижаться. Опустив меня на влажную землю, Горан подошел к полукровке и перевернул его на спину.
  - Видишь, дышит?
  - Разбуди его.
  Когда Горан потряс парня за плечо, тот вздрогнул, но глаз не открыл. Похоже, упал он исключительно удачно. Хотя, чему я удивляюсь? Будь я рейнджером, и мои пальцы не торчали бы в разные стороны, нога не была бы вывернута, а плечо выбито.
  - Ройс, посмотри на меня! - попросила я настойчиво, злясь и морщась от боли. - Горан, ты же псионик... что с ним?
  - Того, что он жив и дышит точно не достаточно?
  Я помотала головой. Не достаточно... Притронувшись ко лбу полукровки, Горан прикрыл глаза и неутешительно вздохнул:
  - Дай ему время.
  - Поможет?
  - От него зависит...
  - И сколько времени?
  - Ну, если к вечеру не отойдет, то много.
  Я сглотнула.
  - У нас нет этого времени, Горан!
  - Что-то мне это подсказывало.
  Подняв Ройса на руки, он пошел в глушь. Я наблюдала за удаляющейся спиной, пока он исчез за деревом и больше не появился. Озираясь по сторонам, я боялась увидеть пробирающихся сквозь чащу ухенерцев или уменцев, но потом устало откинулась на влажный мох и закрыла глаза. Пробивающиеся сквозь листву солнечные лучи грели кожу, но мокрая одежда и холодная влажная земля заставляли челюсти судорожно сжиматься. Я пыталась отвлечься от боли и подумать, как выбраться отсюда после того, как сообщу Горану о цели своего визита, но голова не хотела работать.
  Я бездумно смотрела на ошметки бледно-голубого неба, виднеющиеся сквозь густую мясистую крону смыкающихся надо мной деревьев. Положив горящую опухшую кисть на живот, я прикрыла ее ледяной второй. 'Иногда, и минуты достаточно...' - вспомнила я.
  Что ж, он оказался прав. Дать Ройсу минуту было не так уж и сложно. Подпалив обоих, я не испытала ни вины, ни жалости. Собственная боль отвлекает ото всего на свете. Они никуда не могли деться. Они не умели избавиться от огня. Катаясь по лужам, они дали нам даже больше, чем минуту. Первая волна настигла у озера. Я думала, что мир взорвался, но мы продолжали лететь, лишь птица спустилась почти до земли. Вторая догнала уже в лесу. Я не помнила, когда с летуна упал полукровка. Тогда, скорее всего, мы уже были без сознания, а птица мертва.
  Услышав шорох и дыхание, я подняла голову. Тут же Горан подхватил меня на руки. Голова закружилась, скорость движения полукровки заставляла вжиматься в него. Через полминуты он толкнул ногой дверь и зашел внутрь. Рассмотреть, куда мы заходим, я не успела, но внутри обстановка жилища оказалась настолько скудной и бедной, что я не сдержала изумленного восклицания. В хижине Горана из необструганных бревен не было даже кровати. В углу у стены притаился сундук, судя по всему выполняющий роль и стола и единственного стула. Спал, полукровка, похоже на той подстилке, что занимал сейчас Ройс. И все, остановить взгляд было не на чем. Разве что пол был дощатый и чистый, а в открытое окошко беспрепятственно лился солнечный свет. Неужели, человек жить в подобных условиях?
  - Хочешь сказать, что здесь мы можем быть в безопасности? - засомневалась я.
  - Смотря, кто за вами гонится, - пожал плечами Горан, укладывая меня на пол, рядом с полукровкой. - Но щитами я владею явно лучше, чем твой друг.
  Я обернулась на лежащего рядом Ройса. Это уж точно. Кто угодно владеет щитами лучше тебя...
  Горан достал из сундука шерстяной плед и накрыл нас с Ройсом. Вытянувшись на жестком ложе, я пыталась расслабиться. Никогда в жизни я не чувствовала подобной, сопровождающей и любое движение и покой, боли.
  - Ну и что же мне с вами делать? - спросил Горан, присаживаясь рядом на колени. - Пожалуй, сначала раздеть. Потом вымыть. Потом уже обжарить до хрустящей корочки... ммм
  - Давай на первом пункте остановимся.
  - Ты ужасно выглядишь... - проговорил он с придыханием, будто признавался в любви. Я не сдержала смеха. - Я не шучу. Такой переломанной и грязной женщины у меня еще не было.
  - И не будет.
  - Об этом я не подумал... - вскинул он брови, расстегивая оставшиеся не оторванными пуговицы на моей рубашке. - Ну-ка...
  Я привстала.
  - Он не сильно разозлится, если застанет нас так?
  - Сильно, - обернулась я к Ройсу. Нужно было как можно скорее убираться из этого леса и этого края. А при мысли, что полукровка может вообще не очнуться, становилось жутко. Как я его матери в глаза посмотрю?
  Накрыв меня пледом, Горан со скрипом стянул мокрые штаны. Раздел спящего Ройса. Хотелось верить, что он просто спит.
  - Давай руку.
  Я протянула ладонь. Смотреть на нее было жутко. Морщась от боли, я молча терпела, пока Горан обмывал и перебинтовывал пальцы.
  - Теперь сердце.
  Я засмеялась, откидывая голову. Когда влажная ткань дотронулась до лба, я зашипела. Промокнув ссадины, он собрался встать. Я ухватила его руку, останавливая.
  - Я тебя искала...
  - Не-не, подожди! Должно пройти хотя бы два дня. Так быстро нельзя!
  Я улыбнулась, качая головой.
  - Гильдии просят тебя вернуться в свои ряды. Рейнджеры или псионики - на твое усмотрение.
  - А ты в какую входишь?
  Я отрицательно качнула головой:
  - Я маг.
  - Ну, вот и ответ.
  Поднявшись, он вышел на улицу. Даже обидеться на такой отказ я не могла. Странный, удивительный человек был этот Горан.
  - Дайан.
  Я вздрогнула и открыла глаза. Возле меня сидел Горан с флаконом прозрачной жидкости в руках. Откинув одеяло с моей левой ноги, он вылил немного вязкой субстанции на ладонь.
  - Люди из трех озерных городов движутся к лесу. Под шумок развлечься к ним присоединяются из деревень по пути.
  - У тебя есть иллюзор?
  Горан принялся растирать ногу, продолжая:
  - Они будут здесь к вечеру, самое позднее. Вряд ли твои гильдийцы смогут подоспеть раньше.
  - Гильдийцы не смогут, а вот императору это по силам.
  - Вот как... Я что-то слышал о его новой подруге. Как же ее угораздило свалиться на голову бедного Горана?
  - Не верь сплетням, как рыночная торговка. Ты не похож на простолюдина, доверяющего любому бреду, доносящемуся из Зальцестера.
  - Ну, хорошо. Вот он здесь. Что он сделает с толпой, жаждущей развлечься чьей-нибудь смертью?
  - Ни чьей-нибудь, а смертью полукровки. Например, твоей.
  - Тем не менее.
  Я опустила взгляд на руку, застывшую на бедре. Горан отнял ее и прикрыл одеялом.
  - Захватит с собой пару сильных псиоников...
  - Подмышкой, что ли?
  - Именно.
  Горан поднялся и обнадежил, убирая флакон в сундук:
  - Хорошо, я сбегаю за иллюзором. К сожалению, я не уверен, что в числе идущих сюда людей нет специалистов, способных обнаружить мое скромное жилище.
  - Спасибо, - поблагодарила я, но дверь уже захлопнулась.
  Обернувшись к Ройсу, я уложила удобнее горящую кисть. Парень лежал на спине, тяжело дыша. Иногда постанывал или произносил что-то невнятное. Я предпочла бы видеть его прежним, хотя прежний Ройс был далеко не лучшим из людей. Как же нас угораздило?..
  Как скоро снова накатил сон, я не заметила. Проснулась же от тихого поскрёбывания и посмотрела на дверь. В тонкую щелочку просунулась сначала узкая морда, а потом животное зашло целиком. Я задержала дыхание, инстинктивно пытаясь отодвинуться. Тут же пискнула и поморщилась от боли. Волк смотрел, кажется, не менее удивленно. Быстрое дыхание шевелило выпавший из тонкой пасти язык. Он зевнул.
  Через пару минут от напряжения у меня начало сводить шею. Животное легло у двери, наблюдая за мной. Он бы уже напал, если бы хотел? Опустив голову, я позвала полукровку: 'Ройс!' Он открыл глаза. Это случилось так неожиданно, что я вздрогнула, но потом улыбнулась. Шевельнула рукой, забыв... зажмурилась от боли. Парень привстал на локте, осматриваясь. Смерил взглядом волка.
  - Где мы?
  - У Горана Ссорена.
  Остановив на мгновение взгляд на синеющей в серых лоскутах ткани опухшей кисти, он продолжил осматривать мои ушибы. Я следила за переползающим взглядом: разодранный лоб, синяк на скуле, голые плечи. Скорее почувствовала, чем поняла его намерения. Волк зарычал, вставая на лапы. Ройс поднял к нему взгляд и, жалобно заскулив, животное мгновенно выбежало из жилища.
  - Подумай лучше о том, что к нам идут жители всех озерных городов и деревень.
  - Ты же попросишь Андреса забрать нас. Зачем пустое беспокойство? У нас так мало времени...
  Ройс поднял и отодвинул руку с поврежденными пальцами, чтобы не мешалась. Навалился на больную ногу. Я вскрикнула, вжимая голову в жесткое что-то, служащее подушкой.
  - Нога! Слезь с меня!
  Он засмеялся и боль мгновенно утихла. Теплая рука сжалась на груди, лаская.
  - Ройс, перестань, это уже не смешно!
  - Я не собирался тебя веселить...
  Откинув одеяло, он прикоснулся губами к плечу. Начал целовать, спускаясь все ниже. Рука поползла вниз. Если я не чувствую боли в ноге, то легко могу встать, мелькнуло в голове. С трудом открыв глаза, я посмотрела на желтые локоны, щекочущие кожу. Он отрицательно качнул головой моим мыслям: 'Не можешь'. Я сглотнула, чувствуя, как по телу горячими волнами расходится возбуждение. Так не бывает, это не мое. Не может быть моим! Я люблю Петира. Люблю и желаю лишь его...
  - Я предупреждал, помнишь?
  Почувствовав, как его пальцы входят в меня, судорожно вздохнула. Не верю... Попыталась поднять здоровую руку, та не слушалась. Никогда я тебе этого не прощу.
  - Горан! - крикнула, чувствуя влагу на щеках. Тело само выгибалось ему на встречу. Мысли о том, что этого не должно происходить безнадежно заливало густым и жарким наслаждением. От чужих губ и рук. От... открыв глаза, я наткнулась на его взгляд, как на нож. Чего в нем больше: ненависти или желания, понять было сложно. И глядя так, будто не ласкает, а потрошит, полукровка продолжал опускать меня на глубину чего-то немыслимого. Откуда шанса вернуться уже не было. Зажмурившись, я закусила губы. Разрываясь от удовольствия и стыда, сжала кулаки. Вскрикнула от пронзившей пальцы боли.
  Когда все кончилось, и полукровка развернул мое лицо к себе, я закрыла глаза. Я ненавидела его, но боялась, что в глазах он увидит другое.
  - Нужно было оставить тебя там...
  Он усмехнулся и поцеловал меня в подбородок. В дверь зашли. Горан стоял молча, с минуту рассматривая нас.
  - Тебя же убить за это мало, паскуда... - прорычал глухо.
  Я следила за ним взглядом. Если бы Горан решил проучить мальца, Ройса бы ничто не остановило от очередной 'самозащиты', а потому я была готова в любой момент преградить хозяину дома путь. Ройс поднялся и, сняв с крючков свою развешанную одежду, вышел на улицу. Я лежала, закрыв глаза и сгорая от стыда.
  - Иди сюда.
  В его руках была моя рубашка. Он присел, собираясь помочь мне одеться.
  - Ты принес иллюзор?
  Горан кивнул, застегивая на мне пуговицы. Я ждала какой-нибудь едкой шутки, но он молчал. Взгляд постоянно ускользал. Когда мы надевали штаны, я поняла, что Ройс по-прежнему не позволяет мне испытывать боль.
  Поставив иллюзор передо мной, Горан отошел к сундуку и присел на него, вытянув ноги. Объединенные земли, Зальцестер, резиденция гильдии видящих, Эзнер. Как связаться с Андресом напрямую, я до сих пор не знала.
  - Дайан, - Эзнер чуть наклонился вперед, увидев меня. - Что у тебя с лицом?
  - Эзнер, мне нужен Андрес. Очень срочно и очень сильно.
  - Я попробую, - ответил Эзнер.
  - Подожди, Эзнер, - я подняла взгляд к Горану, - у меня в кармане кристалл с картой.
  Подойдя, мужчина присел рядом. Я наклонилась назад, вытягивая ногу. Достав кристалл, полукровка установил его в подставке. Тут же розовой сеткой обрисовалась карта области.
  - Где именно мы находимся?
  Приблизив кусок леса, Горан указал пальцем. Я смотрела, как Эзнер записывает. Кивнула с надеждой и благодарностью. Эзнер отключился.
  Голова кружилась. В животе и пояснице еще клубились горячие всполохи удовольствия. Я чувствовала неестественное спокойствие и уверенность и в теле, и в душе. Там, где должна была чувствоваться боль, осталось лишь тепло. Даже стыд исчез, уступив место удовлетворению.
  Поискав глазами обувь, я обернулась к мужчине. Он пожал плечами: не видел, не знаю. Протянув руку, я попросила помощи. Подняв меня, Горан вышел на улицу. Подумав немного, я подхватила подставку иллюзора и похромала за ним.
  Ройс сидел на лавке, привалившись к стене дома. В двадцати метрах из леса на него скалился волк. Горана видно не было. Хоть над кронами деревьев и светило солнце, я мерзла. Выпустив из пальцев подставку, я наблюдала как она плавно зависла на высоте бедра. Если Эзнеру не удастся связаться с императором, нас никто не спасет. И выхода я не видела. Приемлемого для меня выхода...
  Неожиданно вспомнив торчащие в разные стороны пальцы, я засмеялась. Ройс обернулся с улыбкой, будто и не вылезал из моей головы. В памяти всплыли горящие в Умене люди. Остались ли они живы или те убийственные волны вдогонку были их предсмертным приветом? Хотя, стоило опасаться мести, я надеялась, что эти двое выживут. Кто же они такие?
  Краем глаза уловив движение, я посмотрела на парня. Он водил туда обратно пальцем, глядя на небо. Подняв голову, я увидела пролетающих над нами летунов и вжалась в стену.
  - Они не увидят нас, - успокоил полукровка, поднимаясь. - Тут щитов больше, чем у нас дома в Зальцестере. Причем таких же, как у Лавина Лирана...
  Я пожала плечами, соглашаясь. Ничего странного не было в том, что скрывающиеся маг и псионик позакрывали жилища друг друга в меру своих возможностей.
  - Здесь на весь озерный край около пятидесяти человек, входящих в Гильдии, - Ройс кивнул мне за спину. - Там же одних только низкоуровневых псиоников десять человек. Пять или шесть рейнджеров. Магов не знаю... пара десятков. Поодиночке они - ничто.
  Я снова начала волноваться: не отковыляю я от такой разношерстной толпы. Да и Ройс не отконтролирует десять псиоников, даже если они самых низких ступеней. Горан Ссорен... имеем ли мы право вмешивать его? Тем более, когда он ясно дал понять о нежелание возвращаться. Я размышляла, почему он не шелохнулся, войдя в дом? Опыт ли подсказал ему, что Ройс значительно сильнее и просто раздавит его при малейшей агрессии или же он просто не желает вмешиваться во что-либо, не касающееся его? Какие причины загнали его в этот лес и по сей день удерживают здесь?
  - Будь тут, - приказал Ройс, заходя за дом.
  А куда я могу деться? Доковыляв до лавки, я присела и тут же вздрогнула: рядом оказался Горан. 'Что там?' - спросила взглядом.
  - Я не могу контролировать как... Пусть попытается отвести.
  Когда же неприязнь к полукровкам приняла формы подобных гонений и распространилась по Объединенным землям? Вряд ли это случилось сразу после ухода ланитов. Слишком сильным было уважение и преклонение перед ними. Не на страхе же оно держалось, чтобы испариться так резко?!
  - У тебя же был любимый человек? - предположил Горан как-то странно, и я обернулась с легким недоумением.
  - И сейчас есть.
  - Ройс! Дайан!
  Услышав его голос, я мгновенно вскочила и тут же припала на больную ногу. Горан поддержал меня, поднимаясь. Переставляя невинные ледяные стенки, закрывающие от беснующегося волка, из чащи шел Андрес. Я засмеялась, хватаясь за руку Горана. Он не мог не прийти! Не мог!
  - Что случилось? Где Ройс? - император разглядывал мои ссадины, руку, перевел взгляд на Горана.
  - Отводит местных...
  - А это кто?
  - Горан Ссорен - последний из полукровок в моем задании.
  Горан утихомирил животное.
  - Там четыре сотни человек, - проговорил Ройс скучающим тоном, выходя из-за дома. Андрес взглянул на него долгим прямым взглядом. Казалось, я понимала его мысли: удивительно, что ты не натравил на себя всю восточную часть Объединенных земель!
  - Я вернусь за тобой, - пообещал Андрес Горану, но тот отрицательно качнул головой.
  - Я двадцать лет провел в этом лесу и собираюсь провести еще столько же...
  - Спасибо, Горан, - не без печали улыбнулась я. - Надеюсь, мы еще увидимся.
  - Если решишь заглянуть в гости, не обязательно в качестве повода повидаться ломать себе кости и брать в дорогу мертвого летуна и...
  Он не договорил. Обежав нас взглядом, император поманил к себе. Как же спокойно стало, когда я поняла, что он не собирается устраивать здесь бойни. Подхватив меня за талию, он протянул руку к Ройсу. Парень поморщился и, подойдя, наступил на ногу Андреса. Я закрыла глаза. В момент, когда меня оторвало от земли, боль вернулась.
  Под голыми ступнями оказалась гладкая и ледяная поверхность пола Большой залы императорского дворца. Посмотрев на группу молодых людей в коридоре под креациновыми летунами, я перевела взгляд на Андреса. Это была экскурсия школяров и все они, разинув рты, смотрели на нас. Отвернувшись, я постаралась скрыть досаду: еще больше пересудов.
  - Мать в Зальцестере. Иди домой. Я зайду к вам вечером. - сказал Андрес тихо и подхватил меня на руки.
  Ройс не двигался с места, наблюдая, как мы идем к лестнице. Школяры, потеряв дар речи, так же замерли, где стояли. Андрес легко взбежал по ступенькам и попросил псионика, сидящего за скрытым под пеленой невидимости столом прямо у лестницы наверху, открыть дверь. Оставив меня на диване, Андрес обошел стол.
  - Медика, - коротко приказал возникшей из подставки иллюзии Анри, помощницы Ксю Киз.
  - Мне уже все вправили... - вскинулась я.
  - Нужен кто-то, чтобы помочь тебе дойти до дома...
  - Петир?
  Андрес повернулся к иллюзору.
  - Ксю, пришли ко мне своего сына.
  - Он на Сиане. Что случилось?
  Ксю не могла видеть меня, сидящую за конусом улавливаемого пространства.
  - Ну, кого-нибудь пришли. Посильнее.
  - Ниару?
  - Нет, физически посильнее. Ниару не надо... парня.
  - Хорошо.
  Когда он вернулся ко мне, я почувствовала вину. Слишком много хлопот из-за меня одной. Андрес присел в кресло напротив.
  - Мне надо идти. Скоро придет медик, осмотрит тебя. Дождись человека от Ксю, он проводит тебя домой. Я передам Ирону...
  Я хотела поблагодарить, но Андрес просто встал и вышел из кабинета. Откинувшись на подлокотник, я разглядывала кабинет, в котором уже не первый век трудились главы Объединенных земель. Неожиданная мысль заставила меня рассмеяться. Если гильдиец из зальцестерской резиденции придет в кабинет императора и увидит здесь побитую и переломанную меня... Сложно себе представить, как интерпретирует на следующий же день это жадная до слухов общественность. Стало совсем невесело. Сжав зубы и жмурясь от боли, я поднялась. То, что у императора появилась подруга - это одно. То, что эта подруга спит с сыном главы гильдии магов - это другое. Но то, что ее с переломами и вывихами, в синяках и ссадинах приходиться вытаскивать из кабинета Андреса - это совсем другая история.
  Стараясь как можно нежнее наступать на ногу, я вышла из кабинета. Проходя мимо лестницы, посмотрела на место, где на самом деле стоял стол. Избавившись от пелены невидимости, пожилой человек поднялся.
  - Медик скоро подойдет. И...
  - Поможете дойти до портала?
  Кивнув, он вышел из-за стола.
  - Сделайте нас невидимыми, пожалуйста.
  Я не ощутила разницы, но была уверена в том, что маг выполнил просьбу. Вероятно, это его звали Ироном. Сдерживая стон, я ковыляла мимо медленно продвигающейся к лестнице группы школяров. Спустя вечность, пожалуй, мы оказались в комнате с порталом. Прошедшего минутой раньше медика догонял здоровый парень из небоевого направления гильдии. Я видела его в резиденции прежде.
  - Вам нужно идти. Спасибо.
  Ирон оставил меня у крутящегося над подставкой глобуса. Вздохнув, я выбрала родной Зельмень. Путь домой показался расплатой за все, что я успела натворить в своей жизни. Кроме не унимающейся пульсирующей боли в ноге, я жутко замерзла. Взгляды прохожих на избитую, грязную и босую меня унижали и лишали последних сил. Если хотя бы Ройс был рядом, было бы легче. Ужасно не хотелось встретить знакомых...
  - Мама! - крикнула я, без сил опираясь на стену.
  - Дайан? - тетя Карел вышла из комнаты. - Что с тобой?
  Подставив плечо, она помогла добраться до комнаты и набрала ванну.
  - Медика позвать?
  Я помотала головой. Не надо. Не сейчас...
  - Тайрен вернется вечером. Ты уверена, что не нужно?
  - Попозже. После того как отмоюсь.
  Опустившись в ванну, я откинула голову. Подумав, опустила в воду и поломанную ладонь. Горячая вода обожгла ее необычайно сильно.
  - Рассказывай...
  Я обернулась к тете и вытащила руку из воды. На пол потекли струйки, образовывая лужицу. Вздохнув, я откинула голову на край ванны.
  - Даже не знаю с чего начать...
  
  14.
  Я рассказала все или почти все. Избегая моментов, касающихся только нас с Ройсом, за час омовения была освещена вся неделя моего отсутствия. С приглушенным чувством вины я вспомнила подожженных псиоников на центральной площади Умена. Рассказала о великолепном Лавине Лиране и слишком много знающем Риносе Костаресе. Теперь шутки Горана Ссорена не казались такими едкими и тетя смеялась вместе со мной. Слушая рассказ, она не перебивала. Отношение к полукровкам не было для нее секретом. Я удивлялась лишь тому, что не знала об этом раньше. В больших городах вроде Зальцестера или Турхема подобное отношение было немыслимо. В областях же происходили гонения, силу которых мы с Ройсом почувствовали на себе.
  Выслушав отчет, Кларенс дал мне месяц на приведение себя в норму. Медик обнадежил, что хватит и двух недель. Когда поздним вечером из подставки появилась иллюзия Петира, я не знала куда деть глаза.
  - Что у тебя с лицом? Что с рукой? Что случилось? - он подался вперед. - Это сделал полукровка?
  В изумлении я воскликнула:
  - А если бы он не был полукровкой, ты бы спросил?
  Петир сел на стул где-то далеко-далеко на юге.
  - Кто тебя так?
  - С летуна упала.
  - Чем же ты на нем занималась?
  - Он умер. В воздухе...
  Теперь настала очередь Петира изумиться.
  - Я... мне два дня тут еще и я приду. И ты все расскажешь.
  Я кивнула, чувствуя, как глаза наполняются слезами. Я не смогу тебе все рассказать...
  Повторив историю маме, я поднялась к себе в комнату и долго устраивала больную ногу, а затем кисть, чтобы не тревожить их во сне. Хотелось забыть все поскорее. Но как только я прикрывала веки, перед взором ярким пламенем вспыхивали псионики. То сожаление, что я озвучила в хижине Горана, теперь не имело прежней силы. Я чувствовала ту же неприязнь к полукровке, но это не было ненавистью. Я не могла искренне жалеть о том, что спасла его. И хотя в лесу он заставил возненавидеть себя, в Умене выбор был очевиден.
  Засыпая, я думала о том, что нужно рассказать Андресу про псиоников, добивавшихся моего молчания. Рассказать про заковыристый план Ройса, рассказать все... или почти все.
  
  На следующее утро в новостях гильдии было упомянуто о переброске боевых групп в Баэндар. Быстро поднявшись, я похромала вниз.
  - Что происходит в Баэндаре?
  Мама с теткой завтракали.
  - Позавчера Харенхеш поставил ультиматум о возвращении побережья Сиана, включая Баэндар, в свои владения, - рассказала тетя Карел.
  - Это война?
  Тетка отрицательно качала головой, отпивая из чашки.
  - Чего там ценного? Песок один, да контрабандисты...
  - Как раз контрабандисты - очень ценно. У нас там два порта. Это для начала. Во-вторых - раскопки.
  - Это не может быть поводом для войны. Всегда можно договориться о совместном участии в раскопках. До чего бы они уже не докопались.
  - Ты видела этот город? - тетя поднялась и уперлась ладонями в стол.
  Я отрицательно качнула головой. Когда я могла его видеть?
  - Андрес показал им место, где копать! Это была лишь последняя страница, которую узкоглазый прохвост выдрал из книги при мне. Уже через год мы выгнали их с территории Объединенных земель. Год за годом мы разгребали пески, обнажая историю таких времен, о которых могли забыть и Хранители. Девочка, никто и предположить не может, что мы раскопаем завтра. Но если находки будут иметь хоть сотую часть силы артефакта из пещеры Мертвых гор, то за это будут драться.
  - Карел... - одернула тетку мама.
  - О чем ты, тетя?
  - О том, что если опустить все, чем ценно побережье, принадлежащее Объединенным землям, одни эти раскопки - достаточный повод для войны.
  - Кто-нибудь знает это? - я сглотнула. - То есть, знают ли власти Объединенных земель и Харенхеша о том, что Андресу на побережье важны лишь эти раскопки?
  Мама и тетя остановили на мне непонимающие взгляды.
  - Если начнется война, все будут считать, что император отстаивает горстку песка и пару оазисов. Простят ли ему неминуемые жертвы? Тридцатипятилетнему босяку, самовольно севшему в кресло императора?
  - Тридцати шести... - поправила мама.
  - Дайан, - начала тетя, но я перебила.
  - Этой войне нельзя позволить начаться. Если Харенхеш хочет землю, надо отдать им землю. Если ультиматум уже объявлен, то мы можем пойти на их условия. Есть ли там упоминания о раскопках? Если нет, то будет очень странно выглядеть отказ выигравшей в конфликте стороны оставить Объединенным землям маленькую зону раскопок, на которую были потрачены время и средства Объединенных земель.
  Мама вскинула брови. Тетка засмеялась, отпивая.
  - Я говорю глупости, тетя?
  - Вовсе нет. Возможно, даже Андреса узкоглазые достали не настолько, чтобы он смог понять твою мысль. Но поверь, эти стычки у границ уже выводят из себя. У нас с каждым днем все больше потерь. Император готов к войне. Удивительно, что что-то его еще удерживает.
  - Да где же он готов к войне? У нас огромная часть гильдийцев рассеяна по степям и весям в поисках полукровок! Неужели вы не знаете?
  - Ты забываешь о боевой гильдии.
  Я прошла на кухню, присаживаясь за стол.
  - Ее будет достаточно для удержания позиций, если завтра начнутся боевые действия?
  - На первое время - да.
  - А зачем Харенхешу эта война?
  - Не думаю, что она им нужна. Но они пойдут на это...
  - А кому еще она может быть нужна?
  - Да много кому, но не Харенхешу... Побережье Сианского полуострова довольно неудобное место. У нас там два города с порталами и все. Ничто не летает. Кораблям идти месяц. Если боевые силы Объединенных земель будут переброшены туда, то потребуется минимум усилий, чтобы запереть их хоть на месяц. И тогда основная территория останется беззащитной.
  - То есть... первым делом это интересно эсхонцам?
  - В первую очередь, да. Эсхону и Дозарану. Именно от Эсхона Андрес оттяпал приграничные степи после ухода ланитов. А там... нас раздерут на куски.
  Я закрыла глаза, не веря. Нужно поговорить с Андресом.
  - Ведь император не может не понимать это! Как он может поддаваться на провокации харенов при угрозе со стороны Эсхона и Дозарана?
  - Я никогда не лезла в политику, девочка.
  - Но... вы ведь знакомы! Ты сама сказала! Возможно, если эти предположения выскажешь ты, он прислушается? Я ведь никто!
  - Я меньше, чем никто, Дайан. Да, мы знакомы. Но я - одна из последних людей, чьи доводы Андрес воспримет всерьез.
  - Почему?
  Тетя кинула на меня короткий взгляд и отвернулась. Я закусила губу, оборачиваясь к маме. Она тоже не смотрела на меня. Что же такое с ними?
  - Как хотите! Сидите тут, вспоминайте молодость... пока ваших детей будут вырезать харены и эсхонцы...
  Я захромала к выходу.
  - Дайан, поешь! - крикнула мама.
  Не оборачиваясь, я вышла из дома. Куда?
  Будет ли Андрес у себя в кабинете? Будет ли Ксю в зальцестерской резиденции? Кого я точно застану на месте? И кто имеет достаточно влияния, чтобы имело смысл тратить время? И кто достаточно вдумчив, чтобы поверить моим доводам. Эзнер...
  Когда я дошла до резиденции видоков, очень хотелось кого-нибудь придушить. Никогда не думала, что простая прогулка может причинить столько боли и так вымотать.
  - Я к Эзнеру, - кинула я парню у входа.
  - К нему нельзя, он занят!
  - Попробуй, останови меня... - прошипела я, не останавливаясь.
  Возможно, мой вид говорил нечто такое, почему меня не стоило трогать. Парень побежал вперед, чтобы предупредить. Когда я дошла до двери, он мгновенно ретировался. Увидев собравшуюся компанию, я чуть пошатнулась. Вовремя я...
  На своем любимом кресле, закинув ноги на стол, сидел Александр. Кларисс сидела напротив него в абсолютно идентичной позе. Сзади нее на подоконнике примостился Ройс. Эзнер, как всегда, восседал за столом. Еще с прошлых посещений у меня возник вопрос, а используются ли все остальные кабинеты в этом шикарном здании?
  - Дайан, - констатировал Эзнер.
  Как же хорошо, что твои эмоции недоступны для понимания. Саша поднялся и, не скрывая изумления, осматривал меня с ног до головы. Кларисс кивнула, скинув ноги со стола.
  - Здравствуйте, - проговорила я, глубоко вздыхая. - Вероятно, я не совсем вовремя?
  - Да проходи, раз уж доковыляла, - усмехнулся Ройс. Я старалась на него не смотреть.
  Не двигаясь с места, я понимала, что не смогу выложить все как на духу под насмешливым взглядом Ройса. Кларисс тоже смущала одним своим присутствием.
  - Принеси пару стульев, Ройс, - приказала она. Отлепившись от подоконника, парень направился ко мне.
  - Ну, что ты замерла? - спросил он еще более насмешливо, проводя пальцами по синяку на скуле. Я закрыла глаза, ожидая боли от прикосновения. Когда открыла, Ройс уже шел к соседнему кабинету. Глядя на Эзнера молящим взглядом, я не смела двинуться с места. Я не смогу... Мне очень надо с тобой поговорить, но я не смогу при них...
  - Сколько времени займет твое дело? - спросил деревянный человек, поняв меня.
  - Минут десять... - прикинула я, обмирая в благодарности. Саша удивленно переводил взгляд с него на меня. Я бы тоже удивилась...
  - Коллеги, я покину вас ненадолго? - спросил он, поднимаясь.
  Пожав плечами, Саша сел обратно в кресло. Кларисс не сводила с меня заинтригованного взгляда. Когда Эзнер вышел из кабинета, Ройс со стулом замер в коридоре. 'Ты ничего не изменишь, Дайан' - услышала я, проходя мимо. Тряхнула головой, прогоняя наваждение.
  Пройдя в другой конец здания, мы вошли в похожий кабинет и сели. Я заговорила быстро и сбивчиво, моля о понимании. Те вопросы и ответы, что прозвучали дома на кухне, догадки, псионики в Умене - все пошло в ход. Эзнер слушал внимательно и не перебивал.
  - Дайан, понимание практически всего, что ты говоришь, и не позволяет Императору попасться на провокацию.
  - Но ведь у нас уже есть ультиматум?
  - И один из его пунктов говорит о раскопках четко и определенно.
  Я опустила взгляд.
  - Успокойся, Дайан. Ни на одной стране мира уход ланитов не отразился так, как на Объединенных землях. Ранцесс подтягивал сильнейших ланитов к себе, и оправдывал их нахождение в Объединенных землях высокими административными постами. Если Андрес сумел вытащить страну из того хаоса, что возник после их ухода, то и здесь что-нибудь придумает.
  - Ему не позволят выиграть эту войну... Эзнер, ты не понимаешь.
  - Хорошо. Объясни. Кто не позволит?
  Я открыла рот и закрыла. Произнести имя полукровки в этом контексте было бы верхом глупости. Он никогда не поверит.
  - Неужели они так важны? Чем они так важны?
  - Раскопки? - Эзнер помолчал так, что мне показалось, он мог бы усмехнуться. - Тридцать семь лет назад император Объединенных земель Сартен расшифровал вторую страницу книги Кам Ин Зара и поведал о ней своему брату. Волею случая при этом присутствовал глава гильдии псиоников - Ранцесс. Благодаря одной этой расшифрованной странице восемнадцать лет спустя Ранцесс увел свой народ из нашего мира.
  Я молчала, глядя в моргающие обоими веками глаза.
  - Не знаю, были ли останки Кам Ин Зара действительно захоронены там, куда указывала последняя страница его книги, но поверь мне, девочка, такие случайности бывают один раз на все время существования мира. И Андрес не отдаст это - им.
  Я разглядывала тенёты в углу кабинета, пытаясь вспомнить, о чем повествовала последняя страница. Об останках там, вроде, ничего не было. О второй упоминал еще Андрес, когда мы встречались. Странно, но в книге ее тоже определенно нет.
  - Не пытайся вспомнить. Последнюю страницу выдрал из книги харенхешский подданный, когда книга была еще у Андреса. Ее видели всего три человека.
  - Андрес, тот человек и тетя Карел? - догадалась я.
  Эзнер запнулся на полуслове, остановив на мне долгий внимательный взгляд.
  - Так вот на кого ты похожа... - медленно проговорил он, - а я все никак не мог понять. Вот значит как...
  Я хотела спросить, откуда он знает мою тетю, но Эзнер поднялся.
  - Прости, Дайан, меня ждут.
  Тоже поднявшись, я последовала за ним из кабинета. Придерживая под локоть, Эзнер проводил меня до лестницы.
  - Спасибо...
  - Не стоит благодарности, Дайан. Не волнуйся. Все будет хорошо.
  Не веря в это, я отвернулась к ступеням лестницы и осторожно начала спускаться. Нога и плечо невыносимо ныли. Захотелось прилечь прямо здесь, на лестнице. На улице снова неуловимой взвесью моросил дождь. Подумав, что я вполне могу отдохнуть у Петира, я чуть улыбнулась. Хоть минут двадцать полежу, пока руки-ноги не перестанут ныть, и пойду домой. Так и поступила.
  Как хорошо, что он живет так близко к видокам. Стараясь не привлекать внимание чрезмерной осмотрительностью, я без труда открыла дверь и зашла. Лестница стала последним испытанием на пути к кровати. Легче стало сразу, как только я приняла горизонтальное положение.
  Маранс дал мне месяц на отдых. Но почему-то казалось, что максимум через неделю меня уже вызовут в резиденцию. Вероятно, в таком помятом виде меня не отправят на Сианское побережье, но в резиденции найдется куча дел и без юга. Хотелось отдать дань старому магу. Так стыдно: я видела в нем лишь лицо гильдии. Он был лишь олицетворением верхушки иерархии. А умерев, оказался человеком с длинной и необычайно наполненной жизнью за плечами. Мне хотелось сказать ему 'До свидания'. Сколько равных ему по силе магов осталось на свете? Были ли у него родственники, кроме брата? Любил ли его кто-то или последние дни он провел в одиночестве? Завтра же отправлюсь в Баэндар...
  Интересно, как далеко от города находятся раскопки? Можно ли к ним попасть? Если Андрес готов развязать войну из-за них, там наверняка есть на что посмотреть. А еще я хотела побывать на чтении книги Кам Ин Зара с псиоником-координатором....
  - Забавное зрелище...
  Вздрогнув, я открыла глаза. Надо мной стояли два мага боевого направления. Молодые и бравые, с насмешливыми глазами на чистых, уверенных лицах. Я видела их в резиденции и они меня тоже. Поднимаясь, я уже понимала, во что вляпалась.
  - Ты забралась в чужой дом, чтобы поспать? Дома не спиться? - наклонившись, один из них ухватил меня за больное плечо. Я вскрикнула.
  - Плечо!
  - Это Дайан, подруга императора... и Петира, - усмехнулся один, вспомнив меня. Точнее не меня, а ходящие обо мне слухи.
  - Это не один из них тебя так разукрасил?
  - Чей это дом?
  - Не знаю. В гильдии разберемся.
  - Это дом Петира. И вам совершенно необязательно вести меня в резиденцию. Меня все равно отпустят! - я замерла перед лестницей.
  - Вперед-вперед! - подтолкнул первый, заставив спускаться.
  Очень унизительно было выходить под их конвоем на улицу. Пока я с тихим стоном забиралась на летуна, один из магов восстанавливал защиту на двери.
  Через три минуты мы сели у резиденции. Я не знала, куда деть глаза, замечая взгляды. Завернув сразу после входа налево, мы прошли мимо комнаты с порталом. Спустились по лестнице вниз. Я уловила изменение: воздух был насыщен магией. Щиты - поняла сразу же.
  - Кто у нас тут? - встретил нас пожилой маг внизу.
  Я осматривала подвальное помещение резиденции. Кто бы подумал, что мне устроят 'экскурсию' в камеры зальцестерской резиденции так скоро.
  - Проникла в жилой дом в городе, взломав замок. Она наша, числится у Кларенса. Пусть посидит у тебя, пока я доложу.
   Оказавшись за решеткой, я прислонилась к стене. Прижала больную руку к животу. Почему, ну почему со мной всегда так?
  Маги ушли. Пожилой смотритель не обращал внимания на молодую преступницу. Кроме нас двоих здесь больше никого не было.
  Кларенс наверняка свяжется с Петиром и тот подтвердит, что ничего страшного не произошло. Скажет, что забыл предупредить меня о том, что дом теперь под охраной. Конечно, он не мог предположить, что я решу снова вскрыть замок. Все будет хорошо. Кроме новой волны слухов и насмешек. Им будет безразлично то, что я зашла в дом Петира. Они ухватятся за факт взлома, преступления и безнаказанности. Смогу ли я пройти, не краснея и не отводя взгляда сквозь два зала обоих направлений? Вряд ли...
  Присев на скамью, я гладила холодные пальцы поврежденной кисти. Они всегда оставалась холодными. Каждая минута отзывалась волнением в животе. Стыд, страх, предчувствия ворочали внутренности. Если заключенный сотворит здесь хоть искорку магического происхождения, его сомнет так жестоко, что трудно будет даже дышать. Но меня это не касается: я часть этой резиденции. Просто на время оказалась в неправильной комнате за видимым жестким экраном. Случайно...
  Сколько же можно ждать?
  Устав рассматривать отекшие пальцы, я уткнулась взглядом в потолок. Зачем я, вообще, понеслась из дома? За кого я себя приняла? Высшая администрация Объединенных земель во главе с Андресом все прекрасно видит и понимает и без таких как я!
  Почему я не могу воспринимать грядущую войну так же спокойно, как мама и тетка? Я же ничего не могу изменить. Даже если Ройс мнит себя инициатором отвлекающего маневра с полукровками, он не изменит главного: мы сильнее!
  У нас есть гильдии, у нас есть Андрес! Разве он может проиграть? Он вытащил нас тогда, вытащит и сейчас. Но нужно понять, за что он готов положить наши жизни. Нужно посмотреть на этот город. Почему о нем молчат?
  - Дайан?
  Я резко обернулась к экрану. Кларенс смотрел удивленно. Кажется, он до сих пор не верил, что видит на лавке меня.
  - Кларенс... я не знала, что Петир... - я сглотнула, не договорив.
  - Я не могу с ним связаться. Я все понимаю, но тебе придется провести здесь какое-то время.
  - Как долго?
  - Пока мы не свяжемся с владельцем дома, куда ты проникла. Если он подтвердит, что ты имела на это право, и он забыл предупредить тебя о защите, все будет хорошо. Если нет, то это проникновение с взломом будет расцениваться как стандартное преступление.
  Когда Кларенс ушел, я закусила губу. У Петира нет причин отказываться от меня. Он подтвердит. Я подожду. Какое-то время... Сколько может длиться 'какое-то время'?
  Решившись, я легла на узкую лавку. Теперь гостей ждать уже не стоило. Какое-то время... Интересно, здесь только магические щиты или псионические тоже? Наверняка, эти стены могут выдержать удар любой силы. Ниже подо мной находятся комнаты с еще более совершенными щитами. Несколько залов, куда имеет доступ лишь десятая часть служащих в резиденции. Кроме оружия и оборудования есть комнаты для хранения опасных артефактов. Все это тут, под столичной резиденцией. Лишь несколько лестничных пролетов и ты можешь подорвать Зальцестер одним неумелым движением мысли. Почему-то сидя наверху я об этом не задумывалась. А ведь... Андрес не состоит в гильдии магов. Судя по всему, он так и не вступил в нее. Он так и не закончил обучение в школе при Турхеме. Он просто стал императором. В один снежный вечер, положительно кивнув Кларисс на вопрос: 'Ну что, пойдем?' Как удивительно сложилась его жизнь. Случайно ли он замкнул на себя все события, происходившие в мире начиная с его рождения? Как вообще он оказался настолько приближен к правящим ланитам?
  Опять я о нем... Петир прав: он был даже в нашей постели. Но ведь ты простил меня?
  Услышав шорох, я подняла голову. Никого не было видно. Наверно, это старый маг на своем месте что-то делал. Вздохнув, я поправила сползающую руку. Мысли вернулись к полукровкам. Что если распределение их по гильдиям было на самом деле идеей Ройса? Предполагая отсутствие реакции матери и Андреса, если бы эту идею высказал он, парень вложил ее в уста первому попавшемуся чужому человеку. Похоже, они обсуждали гонения полукровок постоянно. Ему был нужен хоть кто-то... и совершенно случайно этим кем-то оказалась я. Возможно, наши мысли совпали. Это было настолько простым и логичным решением, что трудно не согласиться с Риносом. Им нужна была подача со стороны. Они слишком зациклились на свободе...
  И что дальше? Часть резиденций полностью перевели на режим поиска. Мы начали искать и находить. Мы начали возвращать полукровок в гильдии. Абсолютно точно то, что этим мы укрепили отдельные резиденции и позволили обезопасить отдельных полукровок. Но! Что заставляет парня желать поражения Андреса? Или, зачем ему это? Возможно, парень хочет занять его место?
  Я села.
  Он ревнует мать к Андресу. Она посадила его в кресло императора. Она помогла ему. Она была рядом все это время. Сложно предложить, насколько они близки. А между ними - только Ройс. Сын 'последнего достойного императора Объединенных земель'. Не он ли должен стать приемником? Раз уж Андрес нарушил сложившиеся веками законы, самовольно объявив себя главой Объединенных земель, почему бы мальчишке не пойти тем же путем? Но мать... не на его стороне. И именно это бесит его, выворачивая наизнанку. 'Он всегда был для тебя важнее, чем я!' - крикнул он в тот вьюжный вечер. Ему необходимо быть необходимым... хотя бы вопреки... назло. Но кому? Андресу? Сколько раз он повторил это? Стать необходимым. Это имело бы смысл, значь я что-либо для императора. Не может же Ройс верить этим слухам. Я просто проходила мимо, собирая исторические материалы для лекций. Мы виделись четыре раза. Мы даже не друзья...
  И если ты думаешь, что стал хоть капельку необходим мне, ты ошибаешься. Я люблю Петира, как и прежде. Ты лишь неприятное, постыдное воспоминание. Да, ты поимел меня, как мог. Больше тебе ничего не светит. Так, зачем все это? Либо ты слишком сильно ошибся, либо я чего-то не знаю.
  Я легла обратно на лавку и закрыла глаза. Либо ты ошибся, либо я чего-то не знаю...
  - Дайан.
  Я вздрогнула, поднимаясь. Неужели, я смогла тут задремать?
  - С тебя сняты обвинения. Можешь быть свободна, - это был старый маг, смотритель темницы.
  Экран исчез. Прихрамывая, я направилась к лестнице. Лишь поднявшись, я вспомнила, что не попрощалась. Дойдя до портала, я через минуту была уже в Зельмене. Дома ждало сообщение Петира. Он был... немного зол.
  Наверно я действительно немного неправильная. И поступки мои непредсказуемы и не укладываются в стандартные ожидания. Но ведь я никому не причинила вреда!
  Да, Петир, твои поступки исключительно правильны. Ты защищаешь границы Объединенных земель на юге. Наверняка сталкиваешься с харенами. Судя по всему, выходишь из стычек победителем. И это - правильно. Но не моя это правда! И пусть я нарушаю твои правила, на мне нет вины. Я бы чувствовала ее, окажись я на твоем месте. А потому я не перейду в боевое направление. Пожалуй, теперь я знаю это точно.
  - Кларенс... - начала я, не смея взглянуть в глаза даже его иллюзии.
  - Петир подтвердил...
  - Я знаю. Я хочу перевестись из зальцестерской резиденции к себе в Зельмень. Или в любой другой город. В небоевое направление.
  Кларенс помолчал немного. По его лицу было сложно понять мысли.
  - Хорошо. Я посмотрю, что можно сделать... - проговорил он спокойно и исчез.
  Похоже всё. Если на этом закончится моя карьера, я смогу простить себя. Чуть позже. Все равно я не смогу вернуться туда. Зачем обманывать себя? Я просто не смогу...
  - Дайан? - в комнату вошла мама. - Что-то случилось?
  - Я попросила перевода из зальцестерской резиденции.
  Мама молча села рядом. Понимала ли она, что этим шагом я перечеркиваю всю удачу, свалившуюся на меня в последние месяцы? Конечно, понимала...
  - Ты уверена, что это лучшее решение? В Зальцестере тебя защищал Петир, Ксю Киз, близость императора. В любой другой резиденции ты окажешься...
  - Я приняла решение. И уже сообщила о нем Кларенсу.
  Мама облизала губы, глядя на меня как-то виновато. Потом обняла и нежно поцеловала в лоб.
  - Как ладошка?
  Я улыбнулась, осматривая перебинтованные пальцы. У меня замечательная мама.
  
  
  
  15.
  Он появился встревоженный и взлохмаченный, как всегда. Трогательное беспокойство, внимательный взгляд в глубину самой души... Я млела под этим взглядом, как под поцелуями. 'Ну, что с тобой делать? - спрашивал он, - ты игнорируешь все правила, ты нелогична и непредсказуема, как сама жизнь. Моя жизнь...' Я смеялась, тая под его поцелуями. Неужели за неделю можно так соскучиться? Неужели мне может так сильно не хватать тебя?
  Заставив меня рассказывать все по порядку, очень скоро он сам закрыл мне рот поцелуем. Я любила его руки, ласки, каждую частичку его существа. Он дарил мне незабываемое наслаждение, и каждая проведенная с ним минута делала меня счастливой... когда-то. В глубине души я это знала, а мое тело это помнило. Но что-то изменилось.
  - Что с тобой? - Петир поднял удивленный взгляд.
  Я не знала, что ответить. Я смотрела смущенно и молчала.
  Я не чувствовала его. Желая каждой клеточкой тела и души, просто не чувствовала. Бумажные ласки, сухие прикосновения... тишина.
  Через неделю он снова полетел в Баэндар. Недолго думая, я отправилась с ним. Отдать дань памяти Сархата. Посмотреть на раскопки, если позволят. Таковы были мои скромные планы на пустынном побережье Сианского полуострова.
  Как таковой могилы не было. За чертой города в песках отчаянным криком о жизни росла одинокая пальма. Под ней стояла каменная плита. Это все...
  Присев на колени, я закрыла глаза. Солнце жарило все так же нещадно, но теперь здесь бушевали ветра. Хотелось прикрыть лицо от поднимающегося песка и хлеставших волос, но я лишь молча сидела.
  Через несколько минут одной объемной картинкой я увидела себя со стороны: белые шаровары и невесомая туника, накинутый на голову прозрачный капюшон, сгорбленная спина, опущенный в песок взгляд, прижата я животу заживающая ладонь. Я видела больше, чем могло бы отразить зеркало: мурашки на упирающейся в песок загорелой руке; приоткрытые, манящие его губы... Он скользил по мне взглядом, будто ладонью оглаживая каждый изгиб, попадающий в поле зрения. Он хотел меня здесь и сейчас и, вскинув голову, я встретила его взгляд презрительной улыбкой: не бывать этому!
  - Что ты тут делаешь?
  Ройс улыбнулся, подходя и присаживаясь на корточки рядом с камнем.
  - Ты ведь уже поняла?
  Я поднялась и отряхнула песок с колен. Что поняла?
  Ни видеть, ни слышать его не было никакого желания. Проваливаясь в песок, я брела к Баэндару. Полукровка поравнял шаг рядом со мной. Присутствие его рядом ощущалось как жарящее солнце и зыбкий песок под ногами - неприятно и неизбежно.
   - Неизбежно, - тут же усмехнулся он.
  Я молча шла вперед. Нас больше ничего не связывает, и я могу не обращать на тебя внимание. Я могу тебя просто не замечать.
  - Значит, не поняла...
  Он схватил меня за плечо и остановил. Ветер трепал длинные лохмы и они хлестали его по лицу и лезли в рот. Я сжала пальцы на удерживающей ладони, и в этот момент до меня дошло, о чем же он мог спрашивать. Понимание пришло обжигающей, валящей с ног вспышкой. Закусив губу, я на мгновение зажмурилась.
  - Это ты? Это из-за тебя?
  В сощуренных на солнце глазах появилась усмешка. Меня же срывало на крик. Неужели то, что стало невозможным между мной и Петиром - из-за него? Захотелось ударить его. Больно. Сильно. Зло. Я рванула к Баэндару, но тут же припала на больную ногу.
  - Подожди...
  Он поставил меня на ноги.
  - Зачем ты это сделал? Что я тебе сделала? За что ты меня ненавидишь? - закричала я, выйдя из себя. Эта неделя с Петиром стала пыткой. Без памяти любимый мной человек видел, что между нами образуется пропасть.
  Ройс опустил руки и сделал шаг назад. В бессильной ярости я зашагала к Баэндару. Он не сказал ничего мне в след и не трогал мысленно. Я чувствовала его взгляд, но это был обычный человеческий взгляд. Я же думала, что залеплю в него огненным шаром, если снова попытается остановить. Подожгу как псиоников в Умене... эта ненависть меня саму пугала, я не могла успокоиться и взять ее под контроль.
  Через полчаса я высыпала из кошелька все, что осталось из денег гильдии, выданных на поиск полукровок. Этого хватило на цинн до раскопок и обратно. Разместившись на мягком сидении розовой колбы, я откинулась на спинку. Обещали доставить за два часа.
  - Ты оставишь меня в покое? - прорычала я, наблюдая, как рядом садится Ройс.
  Вопроса о том, могло ли его остановить что-либо, даже не вставало. Я знала наверняка, что водитель и не подозревает о втором пассажире.
  - Не оставлю.
  - Ройс, наше задание выполнено неделю назад. Я выскажу свое мнение о тебе Андресу и всем, кому потребуется. Ты можешь заместить его своими словами или оставить как есть. Это ляжет на твою совесть. Я не собираюсь мешать твоим планам. Я вообще не хочу соприкасаться с тобой, так или иначе. Просто оставь меня в покое. Пожалуйста!
  - Не могу.
  - Но почему?! - я обернулась. - Что еще тебе от меня нужно? Ты, даже... - я запнулась, подбирая слова, - поимел меня как мог!
  Ройс улыбнулся, и мы двинулись вперед. Я замерла, ощущая неведомую ранее скорость.
  - Поверишь, если я скажу, что ты небезразлична мне?
  - Никогда.
  - Тогда считай это моим очередным развлечением.
  Ройс смотрел весело, открыто, но почему-то мне показалось, что сейчас его непробиваемая улыбка была призвана не выразить чувства, а скрыть их. Я нахмурилась, пытаясь что-то вспомнить... какие-то недавние догадки и размышления. Безрезультатно.
  - Никогда в жизни я не просил прощения... - проговорил он тем временем и отвернулся к окну, перестав улыбаться. Потом его губы скривились и, обернувшись, он глухо договорил: - и не собираюсь.
  Его взгляд и голос напугали меня.
  - Я не мог по-другому. Мы определенно возвращались домой, и я не знал, будет ли другой шанс. Ты нужна мне. И... теперь ты моя.
  - Ты бредишь, Ройс.
  - Удивительно, что ты сама еще этого не поняла.
  - Чего не поняла?
  - Что ни с твоим Петиром, ни с кем другим ты не сможешь больше испытать ничего, кроме разочарования. Вообще ничего...
  Нет...
  - Будешь скучать, заходи.
  Я не успела сообразить, как Ройс открыл дверь цинна и... исчез.
  Откинувшись на сиденье, я закрыла глаза. Ни с кем... ничего кроме разочарования. Я вспомнила хижину Горана и ласки полукровки. Сделала ли я все, чтобы остановить его? Могло ли что-то его остановить?
  Не верю... это не может быть правдой! Произошедшее тогда не могло изменить во мне так много. Это немыслимо!
  - Сколько до раскопок? - спросила я водителя.
  - Мы только вылетели! - засмеялся псионик в ответ.
  Действительно... Я вздохнула, глядя на бесконечную песчаную гладь за окном. 'Мы можем стать необходимы, как воздух' - всплыло в памяти, и я тряхнула головой. Уйди! Оставь меня в покое! Ты не нужен мне! Я ненавижу тебя! Зачем я вытащила тебя в Умене?!
  
  Часа через полтора я увидела переливающийся на солнце высокий прозрачный щит. Похоже, зона раскопок была ограждена и защищалась. Если я не смогу войти в пределы защитного экрана, то потраченные на цинн деньги бесполезно просажены.
  Подлетев к щиту, мы остановились.
  - Тут есть какой-нибудь вход?
  - Они сами решат, есть ли вход или нет, - ответил водитель, открывая двери. Я спрыгнула в песок и подошла к мерцающей стене.
  'Кто вы и что делаете в зоне раскопок?' - тут же возник вопрос в голове. Я осмотрелась по сторонам. Как грубо...
  'Дайан... - я помолчала, соображая, что к этому можно добавить, - подруга императора. Он пригласил посмотреть на раскопки'. Видел ли водитель, как я покраснела? Если эти слухи расплылись по Объединенным землям, почему бы не воспользоваться ими? Я не ждала ничего. Других вариантов у меня не было. Если есть щит, то простым экскурсантам тут вход заказан. И когда в щите образовалась метровая прореха, я не поверила глазам. Обернувшись к цинну, кивнула водителю. Он поднял ладонь в ответ.
  Никаких других вопросов в голове не возникло. Я шла вперед по зыбкому песку. Далеко справа виднелись палатки. Впереди из глубины поднимались несколько крыш. Минут через десять передо мной открылся весь город. Настоящий город в огромном песчаном котловане! Отдельные здания, дворцы, маленькие невзрачные строения и высокие стройные башни.
  Осматривая обрыв, я искала спуск. Метрах в двухстах увидела ручной лифт и свернула к нему. Вскоре, практически содрав ладонь, я опустила себя в самый низ и оказалась в неописуемо далеком прошлом...
  Вокруг кипела работа. Только спустившись, я обнаружила массу людей. Рабочие вгрызались в плотные песчаные стены, я чувствовала рамки, магию, видела аккуратные кубы или совсем неаккуратные кучи камней. Люди отчищали здания снаружи и, вероятно внутри. Никто не обращал на меня внимания. Я просто шла, задрав голову и не веря глазам. Дойдя до самого большого строения, замерла. Это был круглый дворец с покатыми стенами и крышей. Он весь был настолько округлый и покатый, что взгляд сам сползал вниз. Оглянувшись по сторонам, я поднялась по широким белым ступеням и вошла.
  Внутри было холодно. Сквозь сандалии ощущалась гладкость пола. Сквозь кожу просачивалась белизна стен. Потолок светился мягким голубым светом - сквозь зрение. Магические или псионические эффекты это были - понять я не могла. В глубине было тихо, ни шороха. Даже шаги не производили никакого шума и эха. Все поглощалось прохладным и будто живым воздухом длинной мраморной залы.
  Дойдя до двух полукруглых лестниц, я осмотрелась по сторонам. В стороны шли широкие коридоры. Они были там, я видела. Но в полуметре от стены, оставив небольшое углубление, они были перекрыты. Углубления, оповещающие о наличии за ними коридоров, составляли симметричный рельеф обеих стен. То есть скрытых проходов было больше, чем я могла увидеть со своим пятым уровнем, а пройти в них мог человек лишь определенно знающий, что перед ним - не стена.
  Внутри дворец был явно вместительнее, чем здание казалось снаружи. Каждый из двух коридоров по бокам лестниц манил по-своему. Посмотрев направо, я почувствовала опасность. Налево - сомнение. Прямо высился постамент с каким-то деревом, который и огибали лестницы. Развернувшись к сомнению, я ускорила шаг. Всего у меня было три часа. По их истечении водитель улетит обратно в Баэндар. Сомнение безопаснее страха и интереснее деревьев... Так я думала, делая первые шаги.
  - Дайан...
  Я обернулась. Нет, голос шел из комнаты впереди. Точнее, просто спереди. Передо мной была стена. Я засомневалась, осматриваясь. Потом в голове снова послышался зов. Незнакомый голос, печальный и мудрый. Так мог бы позвать меня декан...
  - Кто здесь? - спросила я вслух, ощупывая стену. Возвращаться к страху не хотелось. Проходить сквозь эту стену хотелось еще меньше...
  - Подойди...
  Я закрыла глаза. Что за шутки? Стоит посмотреть другие здания. Самый большой дворец не обязательно является самым интересным.
  - Подойди...
  Я сделала шаг вперед, прислушиваясь к тихому зову. Потом еще шаг, нащупывая рукой стену. Стены под единственной здоровой рукой не оказалось. Открыв глаза, я обернулась. Та же гладкая поверхность теперь оказалась за спиной, а я попала в просторную залу в сине-голубых изразцах. Посередине - очерченный на полу квадрат. По его углам - колонны. Внутри - иллюзия человека в полный рост. Я сделала нерешительный шаг.
  - Я не иллюзия, - сказала иллюзия, печально улыбнувшись.
  Вероятно, археологи поставили подобных смотрителей по всем залам.
  - Я не иллюзия! - повторил человек более настойчиво.
  - Кто же ты?
  - А ты?
  Я засмеялась. Хорошо приведение...
  - Меня зовут Дайан. Я маг...
  - Ты археолог? С тех пор как вы начали раскапывать мой город, я общался только с археологами и мальчиком, называющим себя императором.
  - Андресом? - я вскинула брови. - Он и есть император. А я не археолог. Я... просто так.
  Иллюзия присела на что-то невидимое.
  - Проходи. Будь моей гостьей.
  Я чувствовала навалившуюся усталость. Может, жара сказывалась? Действительно, хотелось хотя бы присесть. Сделав шаг, я замерла. У дальнего столба уже кто-то сидел. Он был за столбом, но вытянутая нога была видна.
  - Так, кто ты? - спросила я, возвращаясь к стене.
  - Ответчик.
  Я вскинула брови. Такой специализации я не знала.
  - Что это значит?
  - Я даю ответы. На вопросы заданные и невысказанные.
  Я засмеялась, решив все же рассмотреть его поближе и возвращаясь.
  - Твое будущее и прошлое. Твоя любовь. Твой отец. Твоя карьера. Твои друзья. Что хочешь.
  Я замерла. Откуда эта иллюзия может что-то знать обо мне?
  - Я не иллюзия, - повторил он грустно.
  - Ты можешь сказать кто мой отец? Откуда ты можешь знать? - я поперхнулась. - Ты действительно можешь просто сказать кто он?
  - Бывает ли что-то просто так? - улыбнулся он мягко. Я подошла к очерченному синей мозаикой квадрату и обежала взглядом зал.
  Сквозь узкие высокие окна в потолке широкими белыми столбами в залу лился солнечный свет. Четыре колонны составляли все убранство залы. В противоположной стене виделся такой же проход, как и позади меня. Я читала об иллюзорных стенах. В наше время такие двери встретить уже нельзя. С нынешним количеством и способностями магов и псиоников это было неоправданно, хоть и надежно.
  - Кто ты?
  - Ответчик.
  - И кто же мой отец, ответчик?
  - Подойди и я расскажу тебе все, что ты хочешь.
  Тот человек, что сидит у дальней колонны... Не спит ли он? Я пошла по периметру квадрата, чтобы посмотреть на него. Уже на подходе в ноздри ударил запах разлагающейся плоти, останавливая меня на полпути. Я замерла, возвращая взгляд к ответчику. Он улыбнулся. Ответы на любые вопросы...
  Развернувшись, я поспешила назад. Закрыла глаза, приблизившись к стене, и открыла через несколько шагов.
  - Тихо!
  Я вскрикнула, врезавшись в кого-то. Всмотрелась в совершенно живое загоревшее лицо. Мужчина смотрел на меня как на приведение.
  - Ты куда так несешься? Что ты тут вообще делаешь?
  - Там мертвый человек, - я протянула руку к стене ответчика.
  Мужчина вскинул брови, оборачиваясь к стене.
  - Где?
  - За стеной. Она иллюзорна. Это проход. Там квадрат и внутри иллюзия ответчика. Он отвечает на любые вопросы. Но цена...
  - Девочка, в какой ты группе?
  Я сглотнула. Что еще за группы? Их археологические что ли?
  - Во второй...
  - Вот иди и очищай фрески западного крыла. Нечего прохлаждаться!
  Я направилась к выходу. Фрески западного крыла чего?
  - Дайан, любые вопросы... - грустно настаивал голос.
  Торопливо покидая дворец, я думала о том, что найду возможность обойти все эти залы, но одной это делать слишком страшно. Не задерживаясь на мраморной террасе, я спустилась и обогнула дворец с левой стороны. Главное - не останавливаться. Пока ты двигаешься, тебя принимают за рабочего. Хотя, мои белые одеяния несколько отличались от повсеместно желтых полотен местных археологов. Кажется, любой цвет здесь со временем становился желтым.
  Минут через десять я оказалась на пустынной площади. Посреди нее в низкой широкой чаше с краями, напоминающими лепестки пламени, возвышалось дерево. Снова дерево... Это могло быть фонтаном. Подойдя к нему, я зажмурилась. Отразившись от зеркально гладкого листочка, в глаза ударил солнечный луч. Я залезла внутрь чаши и потянулась к кроне. Не стекло... Сколько веков назад иссяк этот фонтан? Возможно, время здесь шло не на века, а на тысячелетия.
  Перебираясь через бордюр обратно, я заметила наблюдателя. Он стоял, прислонившись к стене белокаменного строения с ироничной полуулыбкой на губах. Так же как и у всех, кого я видела здесь, лицо и руки его сильно загорели, а одежда пожелтела. Развернувшись в противоположную сторону, я быстро пошла прочь.
  Трех часов мне не хватит, даже если я решу обежать область раскопок трусцой. Нужно будет вернуться сюда еще раз. Иногда полезно быть 'подругой императора'...
  Как же здесь тихо! Вокруг трудились сотни людей, но даже стук молотков доносился как из-под воды, приглушенно. Я шла по оранжевой земле, пытаясь сообразить, как были здесь устроены улицы. Были ли они здесь, вообще? Казалось, что город застраивался по спирали, но нужно было подняться, чтобы подтвердить догадку.
  Край котлована виднелся метрах в восьмистах. Прихрамывая, минут через пятнадцать я добралась до подъемника. Поднять себя с одной рукой представлялось сложнее, чем спустить и я осмотрелась.
  - Эй! - крикнула мужчине, отдыхающему в тени небольшого домика. - Можешь меня поднять?
  Чувствуя, как сама плавлюсь от жары, я наблюдала за ленивыми движениями незнакомца. Поднявшись, он пошел в мою сторону. Я зашла на деревянный настил. Не говоря ни слова, начал крутить рычаг, медленно поднимая меня вверх.
  Я осматривала открывавшуюся панораму. Противоположный край рябил за дымкой горячего воздуха и казался миражом. И совершенно не обязательно, что центр котлована является центром города...
  'Дайан, буря' - передал водитель цинна, прервав мои размышления. В каком смысле - буря? Далеко впереди и чуть правее за мерцающим твердым щитом виднелся маленький розовый силуэт цинна. 'Если ты наверху - бегом к цинну' - снова отчетливо и напряженно послышалось в голове. Не желая искушать судьбу, я торопливо направилась к псионику.
  Выйти за щит оказалось легче, чем войти внутрь. Через несколько минут после того как я залезла в цинн, по его поверхности начали колотить песчинки. Воздух заволокло желтой взвесью.
  - Ты закончила? - спросил псионик.
  - Вообще - нет. Когда это закончится?
  Он засмеялся, пожимая плечами и я отдала распоряжение лететь в Баэндар.
  Разрывая песчаные вихри, мы неслись вперед. Иногда ощутимо откидывало, но водитель выравнивал колбу так аккуратно, что казалось - он всю жизнь водил цинны в песчаных бурях. Уже через полчаса мы покинули занятые бушующие стихией владения и через те же неполных два часа влетели в ворота Баэндара.
  Я вспомнила, как неделями ранее так же влетела через них под стражей мага-псионика Венира. Казалось, полжизни прошло с тех пор.
  Медленно бредя к центру города, я думала об ответчике. Что это за явление? Насколько оно - живое существо? И насколько оно честно?
  Я побывала там, но удовлетворение не наступило. Сложно представить, что скрывалось в раскапываемом городе и вопросов стало больше, чем было до его посещения. Один ответчик предстал совершенно немыслимым артефактом. И это - случайная находка заглянувшей в раскопки гостьи. А если копнуть глубже? Я понимала Андреса. Отдать это чужакам непростительно. Но с другой стороны, не должен ли этот город принадлежать всему миру? Живи ланиты по-прежнему с нами, возник ли этот вопрос вообще?
  Зайдя в баэндарскую резиденцию гильдии, я планировала поговорить с мамой, но передумала пошла к порталу. Скоро на пустыню опустится ночь. Делать мне здесь нечего. Подхватив свой плащ и выбрав Зельмень, я поднялась на платформу. В лицо ударила водная взвесь, заставив вздрогнуть. Мгновенно накинув плащ и спрятавшись под капюшон, я поежилась. В родном городе было темно, сыро и гадко.
  - Тебе сообщение из гильдии, - встретила меня мама.
  - Кто там?
  - Анри. Как раскопки, добралась?
  - Да, позже расскажу.
  Сообщение от Анри значило не гильдию, а императора. Это я уже успела уяснить. Возможно, Андрес хотел пожурить мое не совсем приемлемое представление при вторжении на территорию раскопок? Поднимаясь по ступеням, я чувствовала необыкновенную усталость и планировала лечь пораньше. Поделиться впечатлениями с мамой я смогу и завтра.
  Над подставкой засветилась милая головка Анри:
  - Дайан, император планировал сегодня принять твой отчет о выполненном на востоке задании. Он до ночи будет в Моренхеме.
  Вздохнув, я села на кровать. Он хочет узнать мое мнение о Ройсе. Но почему не вчера или завтра? Я устала...
  - Я в Моренхем! - крикнула я маме, одевая обувь. - Андрес хочет узнать мое мнение о Ройсе...
  - На завтра это переложить нельзя?
  - Он император, мам... - тряхнула я головой, накидывая плащ. Императоры не ждут до завтра...
  В лицо снова ударила водная пыль. Спрятав кисти в рукавах, я побрела обратно к порталу.
  
  16.
  - Андрес?
  Постучав, я просунула голову в дверь, потом просочилась сама.
  - Проходи, Дайан. Садись.
  Император сидел за столом, что-то дочитывая. В кабинете было так холодно, что не хотелось снимать плаща. Посмотрев под ноги, где стекающая дождевая вода образовывала маленькие лужицы, я зябко поежилась и скинула плащ. Садиться на холодный диван не хотелось, и я замерла у подлокотника.
  - Замерзла, подруга императора? - усмехнулся он, кинув взгляд на камин.
  Я покраснела.
  - В следующий раз пустят без вопросов. Садись.
  Обернувшись к весело разгорающемуся огню в камине, я села.
  - Если ты готова гулять по раскопкам, значит поправилась, - Андрес сел напротив.
  Я кивнула, привычно прижимая потихоньку срастающуюся ладонь к животу. Смущенно отвела взгляд, когда внутри забурчал голод.
  - Нашла что-то интересное?
  - Ответчика. И разлагающийся труп у одной из колонн.
  Было появившаяся улыбка сошла с его лица. Андрес повел взглядом, будто за моей спиной прошел человек. Поднялся. Обошел диван и притронулся к подставке иллюзора на столе.
  Тут же возникла иллюзия незнакомого мужчины.
  - Уберите у Ответчика и поставьте, наконец, предупредители...
  - Опять?
  Андрес промолчал, глядя на иллюзию взглядом, под которым я бы уже растворилась. Похоже, это был не первый случай. Почему же они умирали? Кивнув: 'сделаем', человек исчез. На его месте тут же возникла иллюзия Анри. Она явно была уже дома и, кажется, только вышла из душа. Бедная женщина... Ей спать, хоть, давали?
  - Попроси принести перекусить ко мне.
  Она молча кивнула, промакивая волосы полотенцем. Почему бы ему не взять Анри к себе? Ксю может найти себе менее стойкий организм в помощники. Подняв взгляд к императору, я поежилась. Он сидел на краю стола, задумчиво наблюдая стену перед собой.
  - Ответчик вытягивает жизненные силы. Ты должна чувствовать себя необыкновенно уставшей, если вы познакомились. Зашла бы в квадрат - вряд ли смогла бы выйти, - говорил он. - Правый коридор смотрела?
  Я отрицательно качнула головой.
  - А остальные видела?
  - Я зашла только к Ответчику. Хотела найти центральное здание, поднялась наверх и началась песчаная буря.
  - Ответчик - одна из самых первых открывшихся нам сущностей. Там месяцами можно гулять. Еще неделю назад в башне было восемь этажей. Вчера открыли еще один. Пока одна группа находит в песках новое здание, вторая очищает найденное прежде, третья исследует открытые помещения, четвертая обнаруживает новые комнаты в исхоженных вдоль и поперек строениях. Общая площадь всех открытых комнат дворца, в котором ты познакомилась с Ответчиком, сравнима с площадью Зальцестера и Моренхема. И я уверен, что мы еще не все открыли! Не ходи там одна. Возьми хотя бы Ройса. Если хочешь, я определю тебя в одну из групп археологов. Там опасно, Дайан...
  - Я уже поняла...
  Удивительной была его взволнованная разговорчивость. Я помнила слова Ройса об императоре. Простота, с какой Андрес открывается, волнуется и заботится о совершенно чужом человеке, удивляла и смущала.
  - Хорошо. Теперь о Ройсе.
  Андрес обошел стол и остановился у распахнутого окна. В дверь постучали. Мы молча наблюдали за вошедшей женщиной, смущающейся и краснеющей. На низком столике между диванами образовался походный набор холодных яств. Я инстинктивно скинула обувь и подобрала ноги. Вспомнив, где нахожусь, закусила губу и потупилась. Андрес наблюдал с такой ироничной улыбкой, что я покраснела так же как ретировавшаяся женщина. В запотевшем прозрачном кувшине явно было нечто горячее.
  - С одной стороны хорошо, что вы справились так быстро... - начал Андрес, разливая горячее вино по высоким бокалам. - Но я предпочел бы, чтобы не возникло необходимости вытаскивать вас из Перелесья. Ройс сказал, что вас нагнало волной двух эсхонских псиоников. Это правда, вы упали с летуна?
  Я кивнула, отпивая из бокала и млея от жара, разносящегося по телу. Подняв взгляд, я поняла, что Андрес ждет более внятного подтверждения.
  - Это правда.
  Конечно, если принять во внимание то, что Ройс вышел из этого приключения без единой ссадины, у кого угодно могли возникнуть подозрения на счет моих синяков и переломанных пальцев.
  - Как же вы умудрились натравить на себя чуть ли не весь озерный край, да еще эсхонцев?! Начни с Ухенера...
  Я потянулась к пиале с сухофруктами и забрала ее к себе на колени. Как хорошо, что ты спросил...
  - Мы не провоцировали конфликт в Ухенере. Там были рейнджеры, почувствовавшие в Ройсе полукровку. Все началось само собой. Он увел тех, кто начал приставать к нам в таверне на улицу. Что было с ним дальше - я не знаю. Если бы не появился Лавин, я могла не справиться с рейнджером, напавшей на меня. Мы никак не подогревали их ненависти к полукровкам. Ухенерцы были готовы разорвать любого, кого увидят...
  Перед глазами всплывала толпа мужиков, готовых двинуться к Лавину сквозь огонь. Яркой вспышкой вспомнилась рейнджер с косичками, держащаяся рукой за живот. Отглотнув остывающее вино, я продолжила:
  - В Умене Ройс два дня пролежал в лихорадке. Я понимала, что он не сможет защитить ни себя, ни меня в таком состоянии. После возвращения со встречи с Риносом Костаресом ко мне подошли двое мужчин. Я тоже думаю, что это были эсхонцы. В любом случае они явно не из тех краев. Мне предложили простой обмен. Они не разнесут по всей округе о присутствии в Умене Ройса. А я в ответ замолчу для всех на несколько дней. Никаких отчетов, сообщений - просто тишина. Пришлось отдать им иллюзор. Я бы не вытащила его оттуда в том состоянии...
  Андрес поднял ладонь, успокаивая.
  - Когда он очнулся... - я запнулась, отводя взгляд и заранее переживая за то, что собираюсь рассказать. - Очнувшись, Ройс тут же узнал о том разговоре. Он не гнушается копаться у меня в голове. Скрыть я это не могла, да и не собиралась. Он предположил, что мое молчание им понадобилось для того, чтобы перевести мысли Ксю Киз и Кларисс от тебя и Объединенных земель.
  Андрес поморщился. Мне показалось, что он скажет: 'Глупость какая...', но император промолчал.
  - Могу точно сказать, что в тот момент Ройс оказался на их стороне. Он хочет, чтобы ты вступил в войну с Харенхешем... и проиграл ее.
  Император громко и искренне рассмеялся. Мне это смешным не казалось. Сделав большой глоток из своей чашки, Андрес разлил остатки вина мне и себе.
  - Я... начала волноваться и хотела сообщить о том, что с нами все в порядке.
  - Дайан, - прервал меня Андрес, - Кларисс действительно волновалась. Но делать ставку на это могли лишь абсолютно не знающие ее и Ксю люди. И твое волнение тоже обосновано.
  - Думаю, они оба псионики. Начав искать иллюзор, я разорвала договоренность. Через полчаса в Умене начали появляться ухенерцы. Пришлось бежать. Но когда мы уже добежали до центральной площади, они... - я махнула рукой, не представляя как это выразить, - вырубили Ройса и предложили мне улететь. Мы не провоцировали местных. Скорее, их распалили эсхонцы.
  - Ну, хорошо, - Андрес откинулся на спинку дивана и обнял коленку. Я засмеялась в голос, не сдержавшись. Как же необычно было видеть в нем обычного человека. Переведя на меня удивленный взгляд, император тоже улыбнулся. - Как проявил себя Ройс? Недели вряд ли достаточно, чтобы разобраться в человеке...
  - Вполне достаточно.
  - Судя по твоему рассказу, вы чуть ли не подружились?
  - Ничуть... я не желаю более иметь с ним ничего общего. Ройс - невоспитанный и беспринципный юноша, не гнушающийся ничем для воплощения своих нередко грязных прихотей.
  Я замолкла, наткнувшись на внимательный взгляд исподлобья. Пару мгновений мы молча смотрели друг на друга, затем Андрес повел подбородком, предлагая продолжить нелестную характеристику. Я молчала. Более полно описать свое мнение о полукровке я не могла.
  - Беспринципный. Невоспитанный. Грязные прихоти. Это все?
  - Да. Он опасен для общества, для всех окружающих.
  - Что ж, вряд ли я имею право впустить это в одну из гильдий. Ты добрая девушка и я ожидал более лестной характеристики. Если уж ты описала парня таким образом, я боюсь представить, что он может на самом деле.
  Андрес прикоснулся к подбородку. Наверно, он думал о том, как воспримет его решение Кларисс. Поднявшись, он задумчиво обошел свой стол и остановился у окна. Я опустила на пол ноги и так же поднявшись, поставила опустевшую чашку на столик. Сгладив ощущение усталости и голода, вино опьянило и сделало смелее. Протянув ладони к огню, я усмехнулась.
  - Мое маленькое чудовище... - прошептала я, вспоминая, как назвал император своего воспитанника в письме.
  Услышав меня, Андрес заинтересованно обернулся.
  - Конечно, самым простым решением было изолировать Ройса от общества. Его выходки способны подмочить репутацию кому угодно. А репутация императора и главной полукровки Объединенных земель не имеет права быть подмочена...
  Андрес склонил голову, наблюдая за мной. Кажется, поставив крест на своей карьере в гильдии, я собиралась поставить крест и на единственном покровителе...
  - Ты сделал его таким, Андрес. Только ты. И Ройс на твоей совести от первой до последней своей даже самой гадкой мысли. Конечно, вы можете держать его подальше от Объединенных земель год или десять лет. Но что будет дальше? Ему восемнадцать. Что сдержит его в тридцать? А век его будет длиннее, чем твой или мой... Что сможет остановить Ройса, когда тебя не станет?
  Я отошла от камина и зашла за диван, желая укрыться от внимательного въедливого взгляда императора. Андрес присел на подоконник, его взгляд неотрывно следовал за мной, и становилось все неуютнее.
  - Ты относился к Ройсу как к сыну, хотя и сам тогда еще не повзрослел. Кроме того, ты был слишком занят. Даже если это твой единственный провал... он самый сокрушительный. Ведь он - человек, - я склонила голову и повторила громче: - Ройс - человек! И никто кроме людей не может сделать его частью общества. Заперев его на севере, ты лишь еще сильнее настроил полукровку против себя. А ведь он необыкновенно сильный координатор и контролер! Не удивляет, что невоспитанный и своенравный юноша, способный контролировать толпы людей и табуны снежных мамонтов, позволил мне сказать о нем то, что я думаю?
  - Удивляет, Дайан.
  - Ему нужна твоя ненависть, моя ненависть, ненависть всех окружающих! И тогда он будет иметь право защищаться. И Ухенером станет весь мир...
  Поднявшись, Андрес уперся руками в столешницу. Его взгляд стал невыносим, и я отвернулась, зябко обхватывая себя. Вот и все. Я все сказала. Даже если потом я тысячу раз пожалею о сказанном, это было моей правдой...
  Ощутив мягко, ободряюще сжимающие мои плечи ладони, я вздрогнула. Поцеловав меня в макушку, Андрес прошептал:
  - Спасибо, Дайан.
  Я почувствовала, что задыхаюсь от подкатывающих к горлу слез. Не оборачиваясь, я подхватила свой плащ и вышла из кабинета. Сдерживаясь из последних сил, побежала к порталу. В ноге нарастала боль, но лишь в Зельмене, в темной влажной ночи я смогла сбавить шаг и отпустить чувства. Я медленно брела домой и рыдала. А потом смеялась, заметив, что забыла у него ботинки... И снова рыдала, не в силах успокоиться. Мы такие слабые. Мы просто люди...
  
  17.
  Здесь, в Зельмене никто не смотрел на меня косо. Вряд ли жители моего родного городка могли предположить, что на соседней улице с мамой и теткой живет объект их пересудов. Если меня переведут в резиденцию в Зельмене, я буду довольна. Через год все это забудется. Если начнется война, то забудется еще раньше.
  Подруга императора...
  Могу ли я теперь попросить исполнить случайно прозвучавшее предложение? Возможность погрузиться в древний город стала бы лучшей из наград. Но теперь... после брошенных в лицо императору обвинений обратиться к нему с просьбой станет верхом наглости. Он сказал: 'Спасибо'. Для меня это спасибо прозвучало как 'прощай'. Иногда я смотрела на маму и думала, а не перечеркнула ли она возможное будущее точно так же - своей никому не нужной правдой? Ведь она не всегда была так явно невостребованна в гильдии? Когда-то давно, еще до моего рождения кто-то перекрыл ей кислород, оставив лишь минимальные возможности добывать средства к существованию. Я помнила, что мама практически не работала. И это сильно контрастировало с постоянно ездящей по миру теткой. Они ведь были одним целым... когда-то.
  Просидев два дня дома, я начала изнывать от безделья. Отпущенный на выздоровление месяц мне был явно не нужен. Решите скорее там наверху мою судьбу! Я сойду с ума от неопределенности. Я хочу в гильдию, хочу заняться чем-нибудь полезным! Неважно чем!
  Сейчас всех, кто владел креацином, перевели на изготовление телепортационных кристаллов. Судя по количеству заказов, гильдия хочет снабдить ими каждого подданного Объединенных земель. Тетка посмеивалась, кивая. Мама беспокойно поглядывала на сестру и меня. Я понимала, что отрезанность Сианского побережья от основной территории Объединенных земель видим не только мы и это успокаивало. Похоже, мирное время стремительно приближалось к концу.
  Сбежав с лестницы, я натянула ботинки, присланные на следующий после визита к императору день. Накинув плащ, крикнула в залу:
  - Я в школу!
  И вышла, глубоко вздохнув свежий, насыщенный сладким ароматом земляники с соседского участка, воздух. Дожди закончились, с неба светило солнышко. Грея вечно мерзнущие пальцы на заживающей руке я шагала к порталу на центральной площади.
  Турхем.
  Увидев перебинтованную кисть, служитель башни высказал сомнение в моей способности управлять летуном одной рукой.
  - Я могу управлять даже мертвой птицей, даже без сознания... - усмехнулась я, расплачиваясь.
  Приземлившись у загона летунов на территории школы, я широко улыбнулась. Занятия были в самом разгаре. На лужайках и дорожках было абсолютно пусто и они казались нарисованными на фоне яркого индигового неба. Зайдя в замок, я остановилась перед доской с объявлениями. Книгу с перелистывающимися страницами не заметить было сложно. Я потянулась к ней. Поднявшись почти вертикально, иллюзия замерла на открытой странице, и я смогла прочесть информацию. Чтение будет через одиннадцать дней во второй аудитории левого корпуса. Вход свободный.
  В левом корпусе преподавались теории и дисциплины, относящиеся к небоевому направлению гильдии. Хорошо, что я не опоздала. Собираясь в обратный путь, я вздрогнув от одновременных хлопков двух ближайших дверей. Похоже, закончилась лекция. Широкий коридор мгновенно наполнился молодыми людьми. Стало необыкновенно шумно. У доски образовалось настоящее столпотворение. Еще раз пробегая глазами объявление о чтении книги Кам Ин Зара и другие новости школы, я прислушалась. Потом и вовсе нахмурилась, так необычно тихо стало вокруг. Даже если бы по коридору проходил декан, школяры стали бы тише лишь на полтона... Я удивленно озиралась по сторонам, прислушиваясь к шепотку. Кто-то рядом шепнул: 'Смотри-смотри' и я обернулась в направлении, куда стоило 'посмотреть-посмотреть'. На лице мгновенно расплылась улыбка. Неужели!
  Эта белая грива раскиданных по спине волос могла принадлежать лишь одному моему знакомому.
  - Лавин! - крикнула я радостно. В тишине коридора, наполненного школярами, мой голос прозвучал оглушающе.
  Полукровка развернулся и чуть склонил голову, сдержанно улыбнувшись. Пошел навстречу.
  - Дайан!
  Я кое-как просочилась из онемевшей толпы школяров.
  - Ты все же принял приглашение! - смеялась я, не скрывая радости. Полукровка приветственно прикоснулся к моим плечам.
  - Ты приложила усилия, чтобы моя дальнейшая жизнь в Ухенере стала невозможной...
  На нас смотрели, разинув рты. Эх, дети! Какое же чудо вы заполучили! Я уже завидовала им. Хоть несколько лет, но у них была возможность наблюдать этого потрясающего полукровку в коридорах школьных корпусов...
  - А о Горане слышал?
  - Он... выбрался, - уклончиво ответил Лавин. Я опустила виноватый взгляд. Когда мы сбежали, он остался один на один с несколькими сотнями разъяренных жителей озер. - Не волнуйся, Дайан, Горан умеет выживать. Все хорошо.
  - Ты уже декан?
  Лавин, опомнившись, осмотрелся вокруг и, взяв меня под локоть, повел дальше по коридору. Я на мгновение зажмурилась, представив, что было бы с бедными мальчиками и девочками, если бы договорив, Лавин просто ушел. Уж если они замирают в тишине при одном его появлении, какие эмоции они могут испытывать, наблюдая наш разговор? Мне стоило бы усилий выбраться от них после этой беседы.
  - Я все еще сомневаюсь в правильности этого решения... - говорил он с легкой улыбкой, ведя меня по знакомой лестнице. - Эти дети иногда пугают меня.
  Я снова не сдержала смеха.
  - Теперь я воочию вижу отличие поколения, появившегося в мире без ланитов...
  - Так хорошо, что ты согласился. Это так важно!
  Я встретила взгляд полукровки. Похоже, преклонение школяров немало озадачивало и смущало Лавина.
  - Так вот, - он остановился, - ответ на твой вопрос: пока нет. Я принимаю дела у декана. Подожди, пока начнется следующая лекция.
  - Я поздороваюсь с деканом. Он ведь еще у себя?
  Вскинув белые брови, полукровка утвердительно кивнул. Взяв его под руку, я продолжила путь к кабинету декана.
  - Дайан! - улыбнулся старик, когда мы вошли.
  - Декан, как я рада вас видеть! Я привела вам замену! - воскликнула я. - Теперь вы избавитесь от несносных школяров и забудете нас как страшный сон.
  - Дайан... - засмеялся старик и закашлялся. Было больно осознавать, что декан действительно стар и болен. Обернувшись к Лавину, я смутилась. Ах, да! Откуда он мог знать о наших теплых отношениях? Правда о взаимности чувств я узнала лишь по окончании учебы. Но стороннего наблюдателя это могло удивить.
  Разместившись у стола, я наблюдала, как Лавин присаживается напротив. Отвела взгляд, понимая, что смотрю на него так же, как и школьницы на занятиях. Какой, интересно, он будет читать курс?
  - Хорошо, что ты зашла, Дайан. Мы закрутились с Лавином, и я совершенно забыл о вопросе Кларенса. Неделей раньше он интересовался моим мнением по совершенно неожиданному поводу. Ты попросила перевода из зальцестерской резиденции?
  Я опустила взгляд, мгновенно погрустнев. Логично, что руководство резиденции первым делом оповестило о моей просьбе декана. Уже ни для кого не было секретом, что я его протеже. Но посвящать старика в смердящие на километры грязные слухи, в которых я уже порядком замаралась, совершенно не хотелось. Подняв взгляд, я легонько улыбнулась.
  - Да, я приняла такое решение...
  - И все! - старик недовольно покачал головой. - И так всегда! Я помню, что ты не умеешь оправдываться. Но старому декану ты можешь объяснить, зачем тебе понадобилось прятаться?
  Я вскинула голову.
  - Возможно, я и стар, но вижу и слышу по-прежнему хорошо. Вероятно, ты подлила масла в разгорающийся вокруг тебя огонь слухов. Проникновение со взломом, наверно, было лишним...
  Я потупилась, как во времена учебы. Всегда удивлялась, как после стольких выговоров я еще держалась в школе. Более злобной прогульщицы турхемская школа, пожалуй, не знала.
  - Наверно, мне стоит...
  - Останься, Лавин! Ты сказал, что девочка, присланная из гильдии, устроила такой погром в Ухенере, что у тебя не оставалось выхода, как согласиться? Мне стоило догадаться кто эта девочка. Только одной особе судьба может подкидывать возможности сотрясти мир вокруг так часто! - декан повысил голос, и в нем не было ни толики иронии. - И лишь одна особа никогда не упускает этой возможности! Дайан!
  Я подняла взгляд.
  - Испачкали тебя, да? Неприятно?
  - Мне не нужно это, декан. Через год они забудут обо мне. Мне не нужен Андрес с его диким воспитанником. Не нужен Зальцестер. Не выдержу я этого. Не хочу.
  - Хорошо, я скажу Кларенсу, что девочка сломалась под давящими на нее обстоятельствами и слухами. В Зельмень ты хочешь?
  Я возмущенно открыла рот. Потом закрыла. Так и есть.
  - Андрес хотел забрать к себе Анри, а тебя определить к Ксю Киз.
  Я снова открыла рот, но потом отвела взгляд:
  - Теперь не возьмет...
  - Что ты опять натворила?
  - Я... сказала, что он...
  - Никогда не поверю, что ты умудрилась поссориться с Андресом. Это все глупости. Я вообще не верю, что говорю с тобой об этом! Моя любимая ученица решила уморить меня в последние дни на посту декана?
  Я вздрогнула, услышав голос Андреса. Обернулась к зависшей за спиной подставке иллюзора. Чтобы не сидеть к его иллюзии спиной, поднялась.
  - У меня есть две минуты. Что у вас случилось?
  - Во-первых, познакомься с моей заменой. Лавин, это император Объединенных земель. Андрес, это Лавин Лиран, которого Дайан выкурила из Ухенера той заварушкой.
  Я кинула взгляд на Лавина. С полной иронии улыбкой он качал головой. Я и сама не сдержала виноватой усмешки.
  - Во-вторых, только посмейте обидеть мою девочку, когда я вынесу свои кости из этого кабинета.
  - Декан, что случилось? Я на границе с Англаштеном...
  Я закусила губу. Мама родная, неужели этот разговор из-за меня? Захотелось спрятаться под стол.
  - Ладно. Я не знаю, из-за чего вы там поссорились. Дайан изо всех сил пытается забиться в угол. Тебе же сказали...
  - Этот вопрос не может подождать?
  - Андрес, я старый больной человек. Я могу умереть через пять минут. А ты спрашиваешь, могут ли мои вопросы подождать.
  Теперь я точно чуть не спряталась под стол...
  - Так. Ясно. Дайан, никаких переводов, иначе все твои старые, молодые поклонники и их матери съедят меня заживо. У меня война на носу. Не до вас! Хочешь в раскопки? Завтра же будешь в раскопках. Вопрос решен?
  Я сглотнула.
  - Я могу быть свободен? - улыбнулся Император, чуть отклоняясь назад. Что-то у него там происходило.
  Я вытерла нос и кивнула. Он уже отключился. В кабинете повисла звенящая тишина. Первым засмеялся Лавин. Я смущенно улыбнулась в ответ.
  - Думаю, необходимо передать Горану, что стоит согласиться на твое предложение, Дайан. Я-то думал, что произошедшее в Ухенере - случайность. Оказывается, ты даже не прибегла к силе за плечами. Подумать страшно! Когда ты собираешься вернуться в Перелесье?
  - Эта шутка больше подошла бы Горану... - пробурчала я.
  - Ты поняла, что спрятаться в нору у тебя не получится? - обернулся декан.
  - Куда же от вас спрячешься, декан?
  Старик засмеялся.
  - Теперь иди. Долечивай свои пальчики и в раскопки. И будь осторожна там.
  Попрощалась с деканом и Лавином, начавшим воспринимать меня еще с большей иронией, чем раньше, я ушла. У выхода из замка меня поджидали. Несколько студенток и один парень накинулись, только заприметив меня. Я успела лишь прижать больную ладонь к себе.
  - Дайан, он наш новый декан?
  - Да, - протискиваясь между ними, я старалась не сбавлять шагу. Бедный Лавин...
  - Он ланит?
  - Полукровка, - покачала я головой. Какое же верное решение, на самом деле они приняли. Если будущие выпускники турхемской школы будут воспринимать полукровок через призму Лавина, это изменит многое.
  - А вы давно знакомы?
  Я обернулась, но промолчала. До загона летунов оставалось шагов двадцать и я ускорила шаг. Неуклюже опираясь локтем вместо ладони на птицу, забралась.
  - Дайан, тебя ведь так зовут?
  Отрицательно покачав головой, я посмотрела на руку девушки, удерживавшей летуна. Она одернула ладонь, потупившись. Потянув птицу вверх, я улыбнулась. Как тяжело спрятаться, если кто-то любящий против этого. Надеюсь, Лавин сможет стать полноценной заменой старому декану.
  Из Турхема я направилась в Зальцестер. После встречи с деканом страх испарился сам собой. Я улыбалась, ступая с портала в резиденции гильдии. С этой же улыбкой миновала парня за стойкой у входа. В первом зале было от силы с десяток оперативников.
  - Дайан! - воскликнул Филя, увидев меня. Я замерла лишь на мгновение, - я буду совсем не против, если мое скромное жилище окажется следующим в списке домов, куда ты планируешь залезть!
  Я беззлобно усмехнулась. Сама виновата...
  Кто-то смеялся. Остальные не обратили внимания. Во втором зале было и того меньше народу. Постучав о дверной откос, я улыбнулась Кларенсу.
  - Как ты себя чувствуешь?
  - Не могу уже сидеть дома. Отправь меня на раскопки...
  - То есть, переводиться ты уже передумала?
  Я кивнула.
  - У нас были несколько иные планы по твоему возвращению... Раскопки - это чья идея?
  Я открыла рот и смущенно закрыла. Как бы это сказать так, чтобы прозвучало не так нескромно...
  - Андреса и моя.
  Кларенс вздохнул: 'Ну, что с тобой поделаешь?'
  - Ты у нас пятая ступень?
  - Да.
  - Завтра с утра приходи. Захвати вещи для Баэндара. Одна смена в раскопках - три дня. Из котлована во время смены выходить сейчас запрещено. Могут возникнуть стычки с Харенхешем.
  Кивнув, я сдержалась, чтобы не подпрыгнуть на радостях. Теперь можно было и домой...
  
  Мама и тетя восприняли новость о раскопках неоднозначно. Тетя хохотала, как обычно. Мама с опасками вспоминала иллюзорные двери и Ответчика, описанные мной днями раньше.
  Первый день в пустыне вымотал так, что я практически пожалела о том, что напросилась сюда. Меня определили в третью группу. Вместе со мной в ней состояло двадцать восемь человек. Внутри группы мы делились на пары маг-псионик. Я попала в пару к невысокой рыжей женщине, постоянно горящей на солнце. Скрываясь от лучей под широкими полами шляпы, она все равно умудрялась обгореть. Нис была откреплена на раскопки от резиденции городка, название которого я не могла вспомнить через пять минут после того, как узнала. Первый день был ужасен. Познакомившись с руководством и теми, кого застала в палатке по прибытии, мы отправились в поля. Нис вкрадчиво рассказывала о работе. Обосновывала необходимость присутствия в каждой паре мага и псионика. Рассказывала случаи из практики. На повестке дня был небольшой домик на окраине. Два белокаменных этажа и чердак, небольшое подвальное помещение. Задача третьей группы буквально звучала как: 'Открыть все двери'. Нис записывала обстановку на кристалл, комментируя. До обеда мы не присели ни разу, буквально обнюхивая каждую щель дома. Как маг я не видела здесь ничего необычного. Разве что слишком хорошо сохранившиеся предметы мебели. Но я молчала, не предавая этому значения. Когда вечером Нис кивнула на мою койку, я упала без чувств.
  - Потом привыкнешь и не будешь так уставать.
  Я промычала что-то невнятное.
  - Единственное, к чему я не могу привыкнуть за третий месяц работы здесь, так это солнце.
  - С кем ты работала до этого?
  - Маг четвертой ступени, Зунег Эзо.
  - Зу... - я устало засмеялась.
  - Я так его и звала, - поддержала Нис. - Зу - талантливый креацинщик. Забрали ваять кристаллы для войны.
  Возможно, она еще что-то рассказывала, но я уже уснула. Ее тихий голос способствовал этому не меньше усталости.
  К концу третьего дня я ненавидела раскопки, ненавидела пустыню, солнце и песок, забившийся везде, куда только можно было представить...
  - Увидимся через три дня, - улыбнулась Нис у портала. Я надеялась, что моя ответная улыбка выглядела не слишком жалкой.
  Выйдя из баэндарской жары в зельменьский дождь, я почувствовала абсолютный восторг. Засмеявшись в голос каплям на лице, я поймала на себе несколько удивленных взглядов. Три дня без песка, без изнуряющей жары и постоянного хождения. Нис была удивлена, когда я призналась, что не очень дружу со стихийными щитами. Долго держать концентрацию на защите у меня не получалось и на второй день я плюнула на них.
  - Доченька, ты вернулась! - улыбнулась мама моей уставшей физиономии в холле. - Ты загорела! Как раскопки?
  - Не так романтично, как мне казалось...
  Мама засмеялась, выпуская меня из объятий.
  - Иди вымойся и пойдем ужинать.
  
  18.
  Через несколько дней я сидела в набитой школярами аудитории на чтении книги Кам Ин Зара.
  Координатор передавал потоки эмоций, пассов, видений такой точности и силы, что я периодически захлебывалась воздухом, не в состоянии воспринять информацию. Иногда рядом кто-то шмыгал носом. Многие из тех знаний, что входили нас с легкой мысли координатора, были утеряны века назад. Что-то казалось таким простым и логичным, что казалось удивительным, как псионики могли перестать пользоваться этим. К третьему часу я начала понимать, что переполнена. Но не послушать о некреациновых порталах я не могла. Закрыв глаза, я понимала насколько это просто. И понимала, что никогда не смогу повторить. Осознать простоту приема - это одно. А суметь собраться и вырвать себя из пространства - совершенно иные уровни способностей. Одно ощущение расстояния было для меня недоступно. Я с трудом могла представить себя одновременно на своем месте и рядом с координатором. Представить же себя где-то за пределами Школы я могла лишь примерно. А нужно было понимать до миллиметра и градуса, где ты окажешься. Вплоть до состава почвы под ногами и возможных насекомых. Даже, если я натренируюсь в этом, я никогда не смогу сконцентрироваться на самом портале. Это энергия хаоса: все возможно везде. Почти сказка. Почти... И Андрес отметал все сомнения, ступая из своего кабинета в Англаштен. Он мог быть везде. Он научился не спорить с невозможным, просто подчинившись ему. И мир улыбнулся ему, позволив схлопывать сотни километров в ничто. Я не понимала...
  Открыв глаза, я тряхнула головой. Нужно было понять, как это работает, чтобы осознать свою неспособность это использовать. Маг, запускавший иллюзии, поднялся. Впереди был десятиминутный перерыв.
  Я легла грудью на столешницу, положив лицо на ладони.
  - Чьи это белые лохмы заняли полстола?
  Вздрогнув, я вскинул голову. Неужели, опять?
  - О, Дайан! Я и не подумал, что это можешь быть ты... - Ройс сел рядом, сдвинув меня бедром по скользкой лавке.
  - Избавлюсь я от тебя?
  - Да брось ты. Меня Ринос смутил. Я только за Бездной, потом уйду.
  Я покачала головой. Что из сказанного было менее похожее на правду, сложно было решить. То, что полукровку смутил Ринос Костарес, по его предположениям имеющий доступ в Бездну памяти? Или то, что он уйдет после этой страницы?
  - Слышал, ты напросилась в пески. Как раскопки?
  - Ужасно.
  - Хотел попросить книгу домой, мама бы запустила... Но я не вхожу ни в одну гильдию. Похоже, для клерков вроде декана и Ксю Киз это повод считать тебя недостойным даже взять кристалл в библиотеке. Кстати...
  - Ройс, можешь помолчать?
  - Да, она тяжело ложиться в первый раз... Так вот, ты меня удивила. Ты призналась Андресу, что жить без меня не можешь? Он разрешил мне сдать экзамены.
  Я обернулась к полукровке, отнимая руку от лица.
  - Я сказала, что ты монстр. И давай на этом закончим. Я не хочу тебя ни знать, ни видеть.
  Ройс облизал губы и улыбнулся. Взгляд сощуренных глаз не предвещал ничего хорошего.
  - Ты такая смешная, когда злишься.
  Я встала, собираясь перешагнуть лавку. Ухватив за запястье, Ройс усадил обратно.
  - Не дергайся. Сейчас начнут...
   Возвращаясь на места, школяры стремительно заполняли аудиторию. Ройс улыбался, осматриваясь. С уже знакомым безотчетным страхом я замечала взгляды школьниц, останавливающиеся на нем.
  - Слушай, - обернулся он ко мне. - А мне было бы тут весело...
  Я сглотнула. Тут же беспрерывной вереницей картинок вспомнилась вся наша поездка, включая хижину Горана. Чувствуя ответственность, я должна была защитить их всех от полукровки.
  Когда все расселись, маг начал собирать программку для запуска следующей страницы. Я боялась отвести взгляд от полукровки, лишь бы его внимание не переключилось на какую-нибудь невинную душу из этой аудитории. Ройс просто улыбался, не отводя столь же пристального взгляда и лаская захваченное запястье. Я хотела попросить отпустить руку, но запнулась. Легонько улыбнувшись, Ройс показал язык между белых ровных зубок. Я отвернулась, отчетливо понимая смысл этой улыбки: ну попроси меня убрать руку... что же ты?
  - Ройс... - прошептала как можно тише. Его пальцы легко раскрыли сжатый кулак и принялись ласкать ладонь. Откуда в рейнджерах столько физической силы? Откуда? Я обернулась. Ройс улыбался девушке двумя рядами ниже. Она то и дело оборачивалась. Я сжала ладонь, ловя его пальцы, и толкнула коленкой.
  - Ревнуешь, что ли?
  - Не надо, пожалуйста. Оставь их в покое... пожалуйста.
  - В твоем мире это слово значит неоправданно больше, чем в моем.
  Я открыла рот, но не нашла что ответить. Чем же тебя пронять? Нельзя же так. Нельзя! Мы же люди. Мы чувствуем. Мы любим. Нам больно. Мы плачем... Нельзя так играть. Я смотрела в серые глаза, блестящие и холодные, как сам север. Неужели в твоем мире матери и мамонтов понятие человека не обладает ценностью? Уважаешь ли ты хоть кого-нибудь, кроме своего ушедшего отца? Ты не можешь быть действительно таким бездушным. Не можешь! Я не верю!
  Моргнув, я поняла насколько близко его лицо. Почувствовала, что дышу тем же воздухом. По коже побежали мурашки. Он отодвинулся и отчетливо проговорил:
  - Что еще с тобой сделать, чтобы ты поняла - я не человек. Не был им. И не стану.
  Сглотнув, я обернулась на замолчавшего координатора. Маг смотрел прямо на меня. Через мгновение к нам повернулась вся аудитория, произведя какой-то неожиданный скрежет.
  - О! Это же Дайан - подруга нового декана! - тихо, но отчетливо прошептал девичий голос парой рядов ниже. Я закрыла глаза. Ройс заржал, отодвигаясь.
  - Ты просто одна общемировая подруга, Дайан!
  - Покиньте аудиторию, молодые люди, - попросил координатор, глядя на нас.
  Заливаясь краской и чувствуя, как горят уши, я вскочила с места. Стараясь не смотреть ни на кого, быстро пошла к выходу. Ройс поднимался следом. Разве не была я готова к очередному унижению, когда услышала его голос? Почему же теперь мне было так гадко? Выйдя из корпуса, я поспешила к загону с летунами. Смотритель как раз налил им воды и вернулся в домик, примыкающий к навесу.
  Полукровка шел следом, я слышала его шаги и чувствовала взгляд в спину. В затылке становилось жарко от этого взгляда. Когда я положила заживающую ладонь на шею летуна, на плече другой руки сомкнулись пальцы полукровки. От резкого движения закружилась голова. Больная ладонь инстинктивно сжалась в кулак, заставив вскрикнуть. Спина ударилась о стену навеса. Открыв глаза, я поймала в фокус его лицо. Поморгала, тряхнув головой. Хорошо, что Горан Ссорен не делал таких резких поворотов в Перелесье...
  Что?
  Полукровка смеялся, видимо надо моими воспоминаниями о Горане. Лично о себе я уже не беспокоилась. Что еще ты можешь сделать? Даже злости не было.
  - Ты же скучаешь...
  - С такими скоростями я мог бы сбегать на север. Хоть на ночь. Наверняка у тебя там есть какая-нибудь влюбленная по уши и оплакивающая разлуку пастушка мамонтов.
  - Зачем? - полукровка улыбался, прижимая своим телом к стене и ласково водя пальцами по лицу, на котором уже практически не осталось следов падения. Я пыталась отвести взгляд от слишком близкой улыбки. Никогда еще так безотчетно не хотелось провести языком по линии зубов. Я закрыла глаза, понимая, что он все знает...
  - Переспать с ней и успокоиться...
  - Хорошая идея. Пожалуй, так и сделаю. Жди подробного отчета в картинках.
  Он легко развернулся и отошел. Я не поверила.
  - Только... ты должна знать... ее зовут Риан. То, что ты увидишь, отобьет всякое желание посылать меня к кому бы то ни было впредь. И еще... - парень сделал два шага ко мне, вновь оказавшись так близко, что я чувствовала его тепло. - Я не успокоюсь.
  Я ухватила его за плечо, боясь отпустить. Как ты правильно все делаешь, просто слов нет. Если бы мне пришлось собирать информацию о монстрах севера, ты был бы первым и единственным.
  Ройс не улыбался, наблюдая за мной. Я искренне опасалась, что он, действительно выполнит обещание. Зная его, мои опасения были не беспочвенны.
  - Эта была твоя идея.
  - Не смей, Ройс. Это уже за гранью...
  - Дайан, - выдохнул он резко, - молись о том, чтобы никогда не узнать что там... за гранью.
  Я закрыла глаза, глотая слезы. Ну, кто меня за язык тянул! Не смей взваливать свои поступки на меня.
  - Ройс! - крикнула я, наблюдая, как птица прыгает и расправляет крылья. - Не смей!
  Я знала, что все мои мысли, страхи и переживания были перед ним как на раскрытой ладони. Добежав до птицы, я забралась на спину и потянула ее вверх.
  Между Турхемом и обширной территорией школы пролегали лишь хозяйственные угодья: пятнадцать минут наблюдения сменяющих друг друга огромных желтых, коричневых и зеленых квадратов полей. Спину полукровки я отчетливо видела впереди. Отняв единственную здоровую руку от летуна, я сжала его бока коленями. Зажмурилась на мгновение и, не глядя запустила в него огненный шар. Ройс обернулся, успокаивая летуна. Я задела крыло...
  'Подожги как эсхонцев в Умене' - предложил спокойный голос в голове. Я подлетела на расстояние, с которого промахнуться уже было невозможно. Хотя... если поджигать как эсхонцев в Умене, то и расстояние не имеет значение...
  - Ну? - крикнул полукровка, вскидывая подбородок. - Не начинай, если не можешь закончить, Дайан! Никогда и ничто!
  Понимая, что не могу, просто не могу, я бесилась в беспомощной ярости. Ройс отвернулся, скривив губы. Птица его необыкновенно быстро успокоилась. О ком он больше переживал? О себе или о ней? Неужели животные для тебя важнее, чем люди? Резко обернувшись, Ройс направил летуна ко мне. Еще три метра и я смогу слышать твой шепот в недвижимом теплом воздухе. Не смотри на меня с таким презрением. Я не заслужила этого... Я не хочу знать, что там... Ты ничего не свалишь на меня, потому что все это лишь игра. И я тебе это докажу. Докажу, что ты человек и человеческое тебе не чуждо.
  Посмотрев вниз, я разжала колени. Мы были выше, чем тогда. И не было крон деревьев, задерживающих падение. И нет летуна, хоть и мертвого, но защищающего... Закрыв глаза, я чувствовала, что лечу. В животе образовалась пустота. И тут же заполнилась диким страхом. Все...
  
  Открыв глаза, я увидела небо. Сжала кулаки, пытаясь понять, что произошло. Пискнула от боли в пальцах левой руки.
  Как я потеряла сознание? Очень отрадно было обнаружить себя живой и невредимой, но...
  Встав, я пошатнулась. Вокруг было пусто и так же солнечно. Под ногами - голая вспаханная земля. И ни души вокруг. В мыслях такая же несуразная пустота.
  Все же люди тебе не менее важны, полукровка...
  Отряхнув плащ, я еще раз осмотрелась по сторонам. В паре километров поднимались башни замка школы. Двинувшись в эту сторону, я надеялась взять в школе летуна, чтобы добраться до Турхема. Теперь, когда полукровка был далеко, я не ощущала опасности, которую он мог представлять для окружающих. Мир сразу становился больше, и место в нем было для всех. Что я смогу, если Ройс действительно сделает что-нибудь с этой Риан?
  Терзаясь виной из-за того, что еще и не произошло, я добралась до дома. Мама встретила меня удивленным взглядом.
  - Где это ты повалялась так хорошо?
  - Не спрашивай...
  - И... с кем?
  Притронувшись прохладными пальцами к шее, мама недовольно покачала головой. Краснея, я побежала наверх, к зеркалу. Гад какой! Какая паскуда! Что я скажу Петиру?
  Спустившись вниз, я не знала, куда деть глаза.
  - Ну, так кто тебя так нежно отметил?
  - Что с ним делать?
  - Не знаю, Дайан, - невесело засмеялась мама. - Но если это не Петир, то лучше не показывайся ему на глаза...
  Я смотрела на маму, понимая, что не могу ей рассказать. Пусть лучше думает, что хочет...
  - У тебя комья земли в волосах. Приведи себя в порядок.
  Вернувшись в комнату, я разделась. Иллюзор светился вызовом. Игнорируя огонек, я пошла вымывать грязь из волос. Когда вернулась, иллюзия Петира сообщала, что будет ждать меня дома, когда я освобожусь. Похоже, сегодня я не освобожусь. И ближайшие два дня - тоже. Потом три дня буду на раскопках. Надеюсь, этого времени хватит и отметина 'любви и нежности' Ройса сойдет.
  Решив, что давно не видела Мию, я засобиралась к старой подруге. Пожалуй, это единственный человек, к которому я могла прийти не краснея.
  
  19.
  Через неделю никаких следов на шее не осталось. У нас с Петиром выходные совпадали и так нечасто. Я видела, с каким трудом он верит в придумываемые мной причины, чтобы не встречаться. Если принять во внимание, каким немым разочарованием были наполнены наши ночи, я понимала его сомнения. Через месяц работы на раскопках Петир не вернулся из Баэндара. Именно потому, что дома его ждала я. Рассказывая о том, что политики пытаются затянуть конфликт, чтобы мы успели подготовиться, его иллюзия смотрела на меня грустно и виновато. Засыпая в его постели, я плакала.
  Когда он все же осмелился, я заранее знала все, что он спросит и скажет. И от этого было еще больнее. Я продолжала любить его так же, как и прежде. И видела в нем совершенно определенную взаимность. И сжимая зубы от злости, я в полной мере осознавала, что сделал Ройс. Понимала и отводила взгляд.
  - Я не знаю и не хочу знать, Дайан... - говорил Петир, я не смотрела на него. Захотелось сбежать, лишь бы не слышать продолжения. - Ты сама понимаешь, что так не может продолжаться.
  Он полусидел на столешнице. Ночь рисовала на любимом теле тени, по которым хотелось провести пальцем. Но потом - мы оба знали это - не будет ничего...
  - Нет, я все же хочу знать, кто забрал тебя у меня, - прошептал он и я заплакала. - Ты любила меня как никто. Я видел это! Ты заставила полюбить себя. Мы были одним целым против целого мира слухов и грязи. Я не понимаю, как можно было... разрушить это. Ну что ты ревешь?
  Я почувствовала его руки на плечах. Подняла голову.
  - Ты два месяца уже ревешь. Это полукровка, я прав?
  - Нет, - я отрицательно качнула головой. - Я люблю тебя по-прежнему.
  - Пока ты кричала в моих объятиях, я мог простить даже императора. Но теперь ты молчишь... Вся молчишь. Молчат твои глаза, губы, руки, тело. И я не могу это изменить. Не могу. Не могу больше так.
  - Петир...
  - Если бы я был безразличен к тебе, все что ты хочешь сказать, имело бы смысл. Давай не будем обманывать друг друга.
  - Дай мне время...
  - Время на что?
  Я сглотнула, отворачиваясь.
  - Если это полукровка, время тебе не поможет...
  Я заревела с новой силой. Подхватив в темноте одежду, Петир быстро спустился вниз. Через четверть минуты хлопнула дверь.
  После того разговора прошел еще месяц. Я понимала, что разучилась жить без него. Дни сменялись холодающим Зельменем и жаркой пустыней, где мы 'искали двери'. Искали, находили и открывали, иногда совсем не радуясь этому. Нис смотрела на меня так, что хотелось убежать от ее огромных жалостливых глаз на конопатом лице. Каждую ночь наших смен она слышала мои всхлипы. Дома же я сходила с ума. Он был везде. В каждом отражении - его взгляд, в воздухе - его запах. Я знала, что это тоже пройдет. Но слезы не кончались и мысли возвращались к нему. Подходя к порталу, я сжимала сросшиеся пальцы в кулак, чтобы не выбрать Зальцестер, центральный портал. Я разучилась его не любить. Если бы я только могла все вернуть...
  Тогда я жалела о том, что вытащила Ройса из Умена. Никого я не ненавидела так сильно, как полукровку. Он не должен был жить. И не только из-за меня. Из-за всех, кто мог оказаться на моем месте за всю его прошлую и будущую жизнь.
  Какая-то старая и забытая Дайан твердила мне: не думай о нем. Не ломай себе жизнь из-за этой мрази. У новой же меня сжимались челюсти и кулаки. А потом глаза наливались слезами, и я снова кричала в мыслях имя Петира. И уже не было вопроса: за что?
  
  Я шла домой от портала, аккуратно ступая в чьи-то следы в снегу. На душе было гадко. Холодное осеннее солнце слепило глаза. Попадать каждые три дня из зимы в лето и обратно было не слишком привычно моему организму. Он не понимал, что происходит и я постоянно болела. Хотя, возможно причины были другими...
  Хлюпая носом, я наткнулась на кого-то и подняла взгляд.
  - Летом ты была бледнее, - улыбнулся Маранс весело. - Научишь загорать под снежинками?
  Я улыбнулась. Когда же мы виделись последний раз? Даже, не вспомню. Мия в последнюю встречу рассказывала, что они нашли компромиссное решение в их отношениях: они разошлись. Но в виду того, что обожали друг друга и не представляли своего существования друг без друга - регулярно виделись. В этих отношениях исчезли все ее истерики. Они стали близки, как никогда. Мия была счастлива. Я искренне радовалась за нее. Если эта игра в 'мы не вместе' сгладила все углы в их отношениях, то почему нет?
  Если бы я могла научить свое тело лгать...
  - Эй, я пошутил! - Маранс хлопнул меня по плечу. Мысли витали где-то далеко. - Проводить тебя?
  Я кивнула.
  - Так, где ты приобрела этот загар? Кажется, нынче у нас зима...
  - Я работаю на раскопках на Сианском побережье.
  - Вот как, - протянул он. - Там же опасно сейчас, не так ли?
  - Наверно.
  - Зевак не пускают...
  Я снова обернулась. Он же архитектор! Для него это как... Что же для меня могло быть так же интересно, как архитектору раскопки древнего города?
  - Я могу попробовать, - улыбнулась я. Маранс не ответил, опустив взгляд. Я мгновенно поняла, о чем он подумал. Откуда он мог знать, что это именно я?
  Глядя на него, я шла вперед. Мия...
  Вряд ли зельменцы могу проассоциировать какую-то живущую рядом девушку с подругой императора. Миллионы блуждающих слухов продолжали развлекать обывателей, и на день не охлаждая внимания. Просклоняли и мои синяки с переломами. Причем переломано у меня было значительно больше, чем пара пальцев. Просклоняли очень многое, что совсем не являлось достоянием общественности. Мы определенно и регулярно встречались. И чего только между нами не творилось...
   Только Мия могла рассказывать ему обо мне. Стало противно и я отвернулась, но через мгновение уже снова вскинула взгляд:
  - Ну, что ты потупился, как мальчик? Разве есть что-то невозможное для подруги императора?
  Маранс выдохнул, как от удара. Все же обернулся, обегая взглядом мое лицо.
  - Прости, Дайан. Я не хотел...
  - Что не хотел? Разве ты что-то сказал?
  - Я подумал.
  - Я не псионик, Маранс. Мия - псионик, а я всего лишь старая добрая подруга императора. Я посмотрю, как можно провести тебя в раскопки. Удачи.
  Подняв руку на прощание, я пошла быстрее. Маранс стоял как вкопанный. Еще с полминуты, пока не скрылась за прохожими, я чувствовала его взгляд в спину.
  Вспомнив о нем в следующую смену, я обратилась к руководителю группы. Иногда, делая интонации чуть нагловатыми, я добивалась поблажек для нас с Нис. Она не догадывалась, с чего вдруг нашу пару так 'любят'. Но руководство знало все. Даже то, о чем я сама и не подозревала. Приглашение посетить раскопки обещалось долететь до адресата уже на следующий день. Мгновенно забыв о Марансе, я пошла работать.
  
  Через неделю я проснулась от мягкой волны, исходящей от иллюзора.
  - Дайан, доброе утро, - это была Анри.
  Я кивнула, зевая в ответ. Как же ей удается так свежо выглядеть при ее загрузке?
  - Послезавтра в Бежевом зале дворца будет маленький вечер.
  - По поводу?
  - Ксю хочет познакомить деканов школ с Лавином. Под шумок, обсудить последние сплетни Объединенных земель, соберутся еще несколько глав гильдий.
  - Среди этих сплетен будет что-нибудь повкуснее меня?
  Анри перевела взгляд на кого-то за иллюзором и покачала головой:
  - Ну, война на Сиане, например.
  Я засмеялась. Хоть война сможет перебить этот беспрерывный зловонный поток!
  - Декан просил, чтобы ты присутствовала, - Анри улыбнулась.
  Она стала спокойнее, если не развязнее, после перевода от Ксю к Андресу. При этом она все равно осталась какой-то общей решательницей всех вопросов. Я завидовала ее собранности и стойкости.
  - Он сказал, что если ты не разбавишь своим присутствием их кислые физиономии, то ему тоже нечего там делать.
  Я засмеялась в голос и согласна кивнула. Куда я денусь? Конечно, приду. Когда мы попрощались, я вспомнила о том, что послезавтра у меня будет первый день смены. Не успев отойти от иллюзора, я обернулась снова. Кларенс сообщил, что послезавтра я свободна. Кивнув, я не вымолвила ни звука.
  Теперь нужно было найти что-нибудь приемлемое, в чем подруга императора могла бы появиться на 'маленьком вечере' во дворце.
  
  Это была первая неофициальная встреча глав, куда меня пригласили. Могла ли я еще полгода назад предположить, что смогу присутствовать на подобном вечере? Это была честь, несмотря на то, что все население Объединенных земель считало меня подругой Андреса. О том, что я любимица декана и именно он открыл мне двери к императору, никто и не вспоминал. Старый декан отходил на покой, уступая место великолепному Лавину Лирану. Случайность ли, что я стала его проводником в кабинет декана? Я стала первой весточкой его новой жизни в школе при Турхеме. Где же гордость? Где радость? Мне завидуют все, кто только умеет это делать. Им наплевать, что слухи лживы. Наплевать, что я потеряла любимого из-за мерзкой прихоти полукровки. Наплевать, что в душе моей море боли и грязи... Им всем на все наплевать.
  Оставив плащ в комнате с порталом, я вышла. У дверей стояла охрана из двух псиоников и мага. Я замерла, будто врезалась в стену. Через мгновение хватка псиоников ослабла и, извинившись, мне позволили пройти.
  В Большом зале без пелены невидимости сидел Ирон - личная охрана императора. Я улыбнулась старику, соображая, где мог бы находиться Бежевый зал. Маг указал рукой влево и, повернувшись в направлении, где на Дне магии возвышался помост, я удивленно сделала несколько шагов. Раньше я не замечала этой двери. Возможно, ее скрывали портьеры или магическая пелена. Остановившись в широких дверях, я оглядела присутствующих. Похоже, я рановато.
  В маленькой зале было очень тепло, тихо и уютно. По стенам, зависнув над головами, мягко светились оранжевые конусы кристаллов. Окованные в металл, они создавали на кремовых стенах изящные узоры из теней. В центре туманной спиралью к полу спускалась осветительная спираль. Вокруг нескольких столиков возвышались мягкие кресла с высокими спинками и витыми ножками, а по периметру залы размещались такие же диваны. С противоположной стороны к широкому балкону поднималась лестница. Сейчас там несколько музыкантов наигрывали непритязательные мелодии, поддерживая замечательную атмосферу для отдыха после нелегкого трудового дня.
  За одним из столиков сидел декан и Лавин Лиран. Заметив меня в дверях, декан поднял ладонь и громко позвал к себе. Еще пять или шесть человек, сидевших за другим столом, я не знала в лицо. Возможно, это были главы Гильдий. Вряд ли у любой другой вчерашней школьницы была возможность лично увидеть их раньше.
  Приветливо поздоровавшись с Лавином, я пожала сухую ладонь декана и присела рядом.
  - Как раскопки?
  Засмеявшись, чтобы не высказать все, что думаю о смене зима-лето-зима, я махнула рукой.
  - Уже надоело?
  - Нет, что вы! - я предательски хлюпнула носом. - Просто, организм не может привыкнуть к такой частой и резкой смене погоды.
  - Сначала Андрес пользовался услугами помощницы Ксю, теперь она пользуется услугами его помощницы... - намекнул декан, подмигивая. Я непроизвольно нахмурилась: я не смогу работать с Ксю. Это значит видеть Петира и бывать в зальцестерской резиденции. Пустыня спасает меня от этого...
  - Что у тебя опять случилось? Что с глазками?
  - Все хорошо, декан. Вы позволите навещать вас? Я же не представляю, где вы можете быть кроме школы.
  Лавин наблюдал за мной молча и внимательно. Больше, похоже, в Бежевой зале наблюдать было не за кем. Интересно, отфильтровал ли полукровка блуждающие сплетни, и какие выводы на их основе сделал?
  - Я пришлю тебе карту с обозначением, - пообещал декан.
  Был ли человек в Объединенных землях, кто не насмехался над моей неспособностью ориентироваться в пространстве? Я смущенно и благодарно улыбнулась и отвела взгляд. В дверях стоял Петир. Приветливо улыбаясь, к соседнему столику шла Ксю Киз. Петир же не двигался с места, буравя меня пристальным взглядом. Неужели ему так же больно видеть меня, как и мне его? Обернувшись к декану, я извинилась и поднялась.
  Мы встретились почти у входа и замерли в метре друг от друга. Я боялась подойти ближе, в груди болезненно скребло.
  - Как ты? - спросил он тихо.
  Плохо... Я не хочу жить без тебя. Я задыхаюсь от боли и тоски. И я не знаю, что мне делать с этим. Улыбнувшись, я пожала плечом:
  - Хорошо.
  - Хорошо, - повторил он, словно эхо. Это было его слово, пожалуй - хорошо. - Как на раскопках, не скучно? Мама хочет взять тебя к себе.
  - Что же ее удерживает?
  Петир с досадой отвернулся и я тоже отвела взгляд.
  - Я не смогу, не переживай, - я сделала шажок к нему. Голос казался слишком высоким и громким в этой комнате. Улыбнувшись, чтобы прогнать подкатывающие слезы, я шмыгнула носом. Петир резко обернулся. Нет, я не плачу. Просто насморк... Улыбнувшись еще шире я чувствовала, как начинает дрожать подбородок. Глубоко вздохнув, я присела на край дивана. Петир сел рядом.
  - Не мучай ни себя, ни меня. Иди куда-нибудь... - прошептала я, глядя на его сцепленные пальцы. Послушавшись, он поднялся. Я прикрыла глаза, ловя его запах. Пока он шел к столику, за который присела Ксю Киз, я смотрела ему в спину и отчаянно боролась с подкатывающей к горлу болью. Когда же он сел, я отвернулась к деканам и наткнулась на взгляд Лавина. Наклонившись, он налил из графина вина в два бокала. Похоже, старый декан уже дремал. Вернувшись за столик, я сделала большой глоток и тихо спросила:
  - Горан рассказал? Именно поэтому ты смотришь на меня с такой жалостью?
  Лавин не ответил. Зачем отвечать, если все равно ничего не изменить?
  - В истории было много таких случаев?
  Отрицательно качнув головой, новый декан отпил из своего бокала и поставил его на стол.
  - При ланитах он бы уже не жил, - ответил спокойно. Я задержала на нем удивленный взгляд. - Его бы собственный отец... наказал... Никто даже разбираться не стал бы. Кто он?
  - Сын Ранцесса и Кларисс.
  Лавин выдохнул и откинулся на спинку, будто я выплеснула на него остатки вина. Эмоций на его лице я понять не могла. Он не смотрел больше на меня, лишь в глазах плясало что-то незнакомое.
  Спустя минуту он наклонился ближе, практически нависнув над дремлющим в кресле маленьким деканом.
  - Когда речь идет о веках, такие вопросы решаются очень просто. Есть правила, которые не должны нарушаться. Есть воспитание, вбивающее в тебя необходимость их соблюдать. Судя по всему, об этом кроме меня и Горана никто не знает? Не вижу ни одной причины, позволяющей ему оставаться безнаказанным. Хочешь защищать - защищай. Если до меня дойдет хоть слух, хоть пол слуха о выходках с сотую часть этой, его не станет в тот же день.
  Я выдохнула, согласно кивая. Я сама его убью, если что-то узнаю. Но со своей ношей разберусь сама...
  Откинувшись в кресле, я наблюдала, как Лавин снова наполняет мой бокал. Почему я его защищаю? Он не достоин ничего кроме презрения и ненависти... ненависти и жалости...
  Уловив движение и возгласы, я подняла взгляд. В двери прошел Андрес и Анри. За ним следовал Саша с маленькой женщиной, которую однажды я уже видела здесь, во дворце. За ней - высокая брюнетка, открывшая дверь в их доме.
  Андрес приветствовал всех и просил прощения за опоздание. Осмотревшись, я увидела новые лица. Погруженная в переживания по поводу Петира и Ройса я и не заметила, как зал наполнился. Среди новоприбывших была и Кларисс.
  Андрес обежал присутствующих взглядом, тепло здороваясь с каждым. Когда очередь дошла до меня, я инстинктивно поднялась. Улыбнувшись спящему декану, Андрес обернулся к Анри. Кивнула, она прошла мимо нас за лестницу. Похоже, Андрес таки нашел себе помощницу, понимающую его без слов.
  Официальная часть этой неофициальной встречи заняла от силы пять минут. Лишь, по количеству присутствующих я могла догадываться, что деканов школ магии здесь было чуть больше десятка. Лавин знакомился с коллегами и главами гильдий. Декан не проснулся даже когда в зале стало шумно. Анри заботливо накрыла его пледом, подложив под голову подушечку. Старика все любили и это проявлялось даже в уважительных и нежных взглядах, какими смотрели на него коллеги. Себя же я чувствовала частью интерьера. Оставшись за столиком вместе со спящим деканом, я наблюдала за Лавином впереди.
  Когда на обнаженное плечо легла ладонь, не понадобилось даже поднимать головы, чтобы понять, кто позволил себе эту вольность. Чувствуя, как тонкие пальцы ласкают ключицу, я отвернула лицо. Встретившись взглядом с Лавином, тряхнула головой в немой мольбе не обращать внимания. Ройс молчал, вероятно, так же наблюдая за присутствующими. Больше всего я боялась, что он сделал что-то с той Риан и начнет делиться картинками, как обещал.
  - Не был я на севере... - фыркнул полукровка, проводя ладонью по шее. Я вздохнула, успокаиваясь. Ну, не благодарить же мне его за это?
  Когда я снова подняла взгляд на людей в зале, Ройс улыбнулся. Я не видела, но поняла это так, как если бы он стоял напротив. На нас смотрел Петир. Пристально, обегая взглядом руку на плече и останавливаясь на глазах. Я опустила веки, принимая все его мысли и чувства. Ройс снова провел пальцами по шее и отнял руку, облокачиваясь на спинку моего кресла.
  - Смотри.
  Я подняла взгляд, заранее пугаясь.
  - Не делай этого...
  - Брось. После двух месяцев с тобой он себя уже и мужиком не считает... А Анри влюбилась в него как только увидела в Зальцестере. Они красивая пара! Разве ты не хочешь ему счастья?
  Я положила руки на подлокотники, порываясь встать. Ладонь легла обратно на плечо, опуская в кресло. Закрыв глаза, я отвернулась. Не смутившись ни на секунду, Ройс показывал происходящее, став моими глазами. И между Петиром и Анри явно что-то происходило. Сначала взгляды через пол залы... затем прикосновения.
  - Перестань! - повысила я голос и обернулась.
  Ройс улыбнулся, наклоняясь ко мне.
  - Обожаю, когда ты злишься...
  Я не знала что ответить. Да, я потеряла Петира намного раньше. И да, пусть они великолепная пара, но без твоего вмешательства! Затылком увидев, как они уходят, я обернулась. Сделала шаг к выходу, но замерла. Ройс смеялся.
  - Ну, догони. Будет забавно послушать, что ты скажешь.
  Я сглотнула, немея от злости. Обойдя кресло, Ройс сел на мое место, вальяжно закинул ногу на коленку и посмотрел на старого декана.
  - Им хорошо. Что ты злишься?
  Стремительно выйдя из залы, я замерла у стены. Ирон все так же сидел недалеко от центрального коридора. Кроме него в Большой зале больше никого не было. В груди сжималось сердце. Хотелось закричать во все горло от злости и беспомощности. Я прижалась к стене, ощущая голыми плечами проникающий сквозь кожу холод. Возможно, стоит позволить Лавину просто убить его. Всем станет легче...
  Захотелось сбежать отсюда. Я стояла и дышала, думая о комнате с порталом. В зале смеялись. У самой двери слышался голос Андреса. Уловив краем глаза движение, я обернулась. Это Саша облокотился на дверной откос в нескольких метрах от меня. Окинув взглядом Большую залу, он заметил меня.
  - Дайан? - удивился он, выходя, - здравствуй! Что-то случилось?
  Я отрицательно покачала головой.
  - Девочка, ты дрожишь! Пойдем в зал.
  Вздохнув, я послушно отлипла от стены. Саша по-отечески обнял меня за плечи и завел обратно в зал. Мы остановились рядом с Андресом и двумя незнакомыми мужчинами. Мгновенно стало теплее. Наверняка не только император удерживал здесь комфортную температуру. Отметив мое присутствие, он перевел взгляд на говорившего человека. Ройс мысленно комментировал мне, кто есть кто, и я хмурилась, пытаясь закрыться от его мыслей. Через пару минут почувствовав головокружение, я осмотрелась и нашла Ройса. Он внимательно смотрел на меня. Что тебе надо?
  Парень отрицательно тряхнул головой и перевел взгляд на кого-то в дальнем углу. Я проследила за его взглядом. В упор, сквозь толпу на меня смотрела та высокая коротко остриженная женщина, что открыла когда-то дверь дома Александра. Чувствуя, что теряю сознание, я ухватилась за него.
  - Что с тобой? - обернулся Саша, поддерживая меня.
  - Не знаю. Кто это? Кто та женщина?
  Проследив за моим взглядом, Саша пожал плечами:
  - Анж, друг семьи. Она работает у нас в доме.
  Очень скоро меня отпустило и я подняла взгляд к женщине. На прежнем месте ее уже не было. Быстро перебирая ногами, она поднималась по лестнице.
  - Тебе лучше?
  - Пойду, присяду...
  Вернувшись к столу декана, я присела напротив Ройса и прикоснулась ко лбу.
  - Что ей от меня было нужно? - спросила полукровку.
  - Скоро узнаешь...
  Я удивленно взглянула на парня, попивающего вино из моего бокала. Проследив за моим взглядом, он усмехнулся:
  - Хватит уже. Лучше съешь что-нибудь.
  Не сдержав усмешки, я тряхнула головой. Ты скопище самых диких сочетаний характера...
  Через полторы минуты Ройс отставил бокал и вскинул взгляд к выходу. Я обернулась. К нам шел Ирон. Наклонившись ко мне, старик попросил следовать за ним. Кинув удивленный взгляд на полукровку, я поднялась. Старик направился к лестнице. Мы поднялись наверх и прошли незнакомым коридором в глубину дворца. Открыв одну из дверей, Ирон предложил войти.
  В маленькой уютной комнатке потрескивал каминный огонь. Кроме этого никакого освещения больше не было. Лишь два кресла и столик между ними - вся мебель. В одном из кресел прямо и напряженно сидела невысокая женщина, по-видимому - супруга Александра. У стены напротив двери стояла та большеглазая псионичка, пробуравившая меня взглядом чуть ли не до потери сознания. Больше никого в комнате не было, но казалось, что из темных углов к женщинам тянутся и нерешительно отступают корявые пальцы невидимых наблюдателей. Я замерла, не понимая, зачем могла им понадобиться.
  - Как тебя зовут, девочка? - тихо спросила сидящая в кресле женщина.
  - Дайан.
  - А твою мать?
  - Тайрен Иринзор.
  Женщина выдохнула, откидываясь на спинку кресла. С минуту она смотрела в огонь и, слушая его робкий треск, я молча ожидала. В присутствии этих женщин становилось страшно даже дышать. Я предполагала ее значимость и власть, но не это выпрямляло спину и размеривало дыхание. Если мое присутствие здесь было связано с гуляющими по стране слухами, я хотела встретить все возможные претензии с гордо поднятой головой.
  Когда женщина жестом указала на второе кресло, я отступила за него, но сесть не посмела. Через мгновение дверь распахнулась. Не замечая никого вокруг, Андрес стремительно подошел к матери и, оказавшись у ее ног, сжал ее ладошку.
  - Что случилось, мам?
  Женщина перевела на меня взгляд. Обернувшись, император поднялся с колен.
  - Познакомься, сынок...
  - Мы знакомы.
  - Познакомься, Андрес. Это твоя дочь.
  
  20.
  Когда ноги отказали и я почувствовала, что оседаю на пол, Анж подхватила меня за талию. Андрес смотрел внимательно, не отводя взгляда...
  Просто смотрел.
  Переведя взгляд на мать, снова вернулся ко мне. Кажется, я плакала - не помню. Я поверила в сказанное мгновенно. Без единой толики сомнения, будто знала это всегда. Потом, так и не вымолвив и слова, он исчез.
  - Сядь.
  Я послушалась.
  - Дай ему время.
  Я подняла взгляд, пытаясь уместить в голове понимание обрушавшегося на меня события. Так тихо. Так просто. Познакомься... твоя дочь...
  Она смотрела прямо, спокойно, уверенно. То, что эта женщина - родная мне - я признать не могла. Открыв рот для вопроса, я не осмелилась.
  - Дай ему пару минут... - повторила мать Андреса, и я закрыла глаза.
  Тишину комнаты нарушал лишь шепот огня в камине. Я снова обернулась к двери, пытаясь найти в силы, чтобы подняться. Так необходимо было прикоснуться к нему, посмотреть в глаза. Насмешливо и недовольно покачав головой, женщина махнула рукой.
  Я мгновенно вышла. Анж ненавязчиво шептала направление, и я быстро нашла его кабинет. Андрес сидел на подоконнике и лишь поднял болезненный взгляд, когда я вошла. Обойдя стол, я оперлась на столешницу. Как же так?
  - Я виноват...
  Я замотала головой: что ты?! Оказавшись у него на груди, снова заревела. Он гладил мои волосы. Возможно, тоже плакал. Я боялась поднять лицо, отойти на шаг, отпустить. Вдруг исчезнет? Вдруг это неправда? А мысленно все пыталась произнести это слово и... не получалось. Не складывалось. Отец. Папа? Как же долго я хотела найти тебя. А ты был так близко!
  И он знал... полукровка знал. И хотел сделать больно именно тебе... но я не скажу.
  Я все же подняла лицо. Он легонько улыбнулся, проводя ладонями по мокрым щекам. Вот в кого я - маг и такая дылда...
  Как же так? Тебе же... тебе же было пятнадцать лет! Как это могло получиться? Сообразив, о чем я могу задуматься, император опустил взгляд.
  - Андрес...
  Я вздрогнула, оборачиваясь. Анри замерла в приоткрытой двери, оценивая обстановку. Он не проронил ни звука и женщина мгновенно ретировалась.
  - Мы обо всем поговорим. О чем хочешь. Я никуда не денусь. И ты тоже... - пообещал он после, и голос был таким незнакомым, будто я слышала его впервые. - Но сейчас мне очень нужно идти.
  - Куда?!
  Что может быть важнее? Как я могу отпустить тебя, только обретя?
  - Завтра последний день для ответа на ультиматум Харенхеша. Нужно проконтролировать...
  Я сжала его ладонь. Нужно что-то сказать. Ведь есть возможность остановить этот конфликт?
  - И никаких раскопок...
  - Возьми меня с собой! - взмолилась я. Так страшно было отпустить! Безумно страшно! Он отрицательно качнул головой:
  - Пойдем.
  Взяв меня за руку, император направился из кабинета, но, замешкавшись на мгновение, остановился посередине. Достав из стенного шкафа балахон боевого направления магов, одел поверх официальной праздничной одежды и подпоясался.
  Нет... ты не можешь подвергать себя такой опасности! Если что-то случиться?! Как же так? Нельзя! Только не ты! Только не теперь!
  Не отпуская моей ладони, он вел по коридорам. Через минуту мы вышли в Бежевую залу. Замерев на балконе рядом с музыкантами, Андрес обнял меня за плечи. Понимая, что он собирается сделать, я чувствовала слабость в ногах. Постепенно четыре десятка человек внизу замолчали и подняли взгляды к нам. Петир, Анри, Кларисс, Ройс, Лавин, Саша... дедушка?
  Я чувствовала, что отец тоже волнуется. Горячая рука прижимала к себе все сильнее. На первой же фразе его голос сорвался:
  - Друзья мои...
  Я обернулась. Он снова и снова обегал взглядом людей внизу. Каким-то малозначительным и несерьезным теперь казался факт, что здесь - почти вся высшая администрация Объединенных земель.
  - До сегодняшнего дня я считал, что счастье навсегда покинуло мою жизнь. Но Дайан, - он обернулся ко мне, прижимая еще сильнее. Глаза блестели от слез. Я сглотнула, боясь снова разреветься. На мгновение зажмурилась, а когда снова взглянула в зал, Петир пятился назад. Отец продолжал: - Вы же знаете Дайан? За прошедшие полгода нас достаточно просклоняли. Но только теперь я могу объяснить наши чувства, взаимное притяжение и доверие. И теперь любой, кто обидит мою девочку, будет отвечать передо мной, потому что Дайан - моя дочь.
  Голова кружилась от напряжения. Так жестко и прямо кинуть им в лицо это признание мог только император. В зале висела тяжелая, густая тишина. Отец пошел вниз, не отпуская моей руки. Я поняла, что перед отправкой в Харенхеш он хочет проводить меня до портала. Мне не были нужны ни искренние, ни лживые улыбки собравшихся, и я была благодарна за эту маленькую защиту. Позже они смогут понять, что именно чувствуют по поводу услышанного, но только не сейчас. Теперь, если не было возможности остаться с отцом, я хотела только к маме.
  - Проводи, - приказал отец практически беззвучно, и я резко обернулась. Сделал ли он ему знак или полукровка увязался сам, я не знала. Но на свете не существовало человека, которого я хотела бы видеть меньше, чем Ройса. Нахмурившись, я обернулась к императору.
  - Я вернусь так скоро, как только смогу, - пообещал он, привлекая меня к себе. - Прости.
  Я уткнулась носом в его грудь. В душе было так беспокойно, радостно и больно одновременно... я не знала что ответить. Накинув плащ, я выбрала Зельмень и ступила на портал. Андрес посмотрел пункт моего назначения и подбадривающее кивнул на прощание. Родной город встретил меня тихой снежной ночью. Сразу за мной с портала спустился Ройс.
  - Уйди от меня. Не хочу тебя видеть...
  - Император приказал проводить. Как я могу ослушаться?!
  Не оборачиваясь, я ускорила шаг. На улицах практически не было прохожих. Мягкий свет фонарей серебрил свежий снег и казалось, в этой свежей и невинной осени нет места ни страху, ни ненависти. Однако за спиной поспевал полукровка и радость, коей я была переполнена еще минуты назад, бесследно испарилась.
  - Где восторг? Где радость? Ты же так об этом мечтала!
  - Ты способен испортить даже самый счастливый день в жизни, Ройс.
  Подходя к двери, я обернулась. Ройс все так же улыбался, потирая зябнущие ладони.
  - Я подожду, пока ты поделишься новостями с мамой.
  - Я не пущу тебя в дом. Даже не надейся.
  - Ты зайдешь либо со мной, либо не зайдешь вообще.
  Хорошо, решила я. Значит, я буду ночевать здесь. Присев на ступени крыльца, я подобрала плащ и собрала капюшон под подбородком. Ройс сел рядом.
  - Тебе не кажется это глупым?
  - Лучше бы я оставила тебя в Умене...
  - У тебя был шанс исправить эту ошибку.
  - Слишком поздно...
  - Тогда зачем жалеть, раз слишком поздно? Пойдем в тепло. Еще больше простынешь.
  Я обернулась, начиная смеяться. Пожалуй, я лучше еще больше простыну... Полукровка продолжал улыбаться, грея ладони дыханием.
  - У меня есть шанс избавиться от тебя?
  - Пожалуйся Лирану...
  Грудь сперло, как когда-то от удара рейнджера с косичками. Ты и это знаешь... Поднявшись, я подумала о Мие. Может, к ней? Когда полукровка тихо засмеялся, я вздрогнула, но все же пошла обратно к порталу.
  - Ты не представляешь, насколько утомительна твоя свобода воли.
  Обернувшись на мгновение, я прибавила шагу, а потом резко остановилась. Ты ведь узнаешь точку назначения сразу, как я ее выберу. И... смогу ли я дойти до портала вообще? Помнится, в Умене десятиминутный путь я шла дольше получаса.
  - Ну что ты хочешь от меня? Что?! - закричала на всю улицу. - Почему ты не можешь просто отвязаться?
  Ройс все так же сидел на ступенях и зябко потирал ладони. Я неохотно возвращалась, может, и не совсем сама... Открыв дверь, я прислушалась. В доме было темно и тихо.
  Вздрогнув, когда полукровка прикоснулся к плечам чтобы помочь снять плащ, я пошла в спальню к маме. Прикоснувшись к осветительному кристаллу у двери, присела на край ее кровати. Во сне, когда ее полные жизни глаза были закрыты, а на губах не таилась добрая и мудрая улыбка, она не казалась такой моложавой. Для меня они обе всегда были самыми красивыми и веселыми, хоть уже не молодыми. Никак нет. Что же могло связывать ее с пятнадцатилетним юношей, каким был Андрес?
  - Дайан? - мама открыла глаза, приподнимаясь.
  Я тут же почувствовала в глазах слезы. Пытаясь произнести его имя, я захлебнулась воздухом. Мама села, прикасаясь к лицу. Она все уже прочла во мне. Это было видно по ее лицу, по наполняющимся влагой глазам. Обняв, она прижала меня к себе и заплакала. Молча, беззвучно и бездумно. Я боялась оторвать лицо от ее плеча, боялась заглянуть в глаза. Казалось, я понимала, что заставляло ее молчать все эти годы. И вины ничьей тут не было.
  Когда она поднялась, утирая щеки, перевалило за полночь. Только заходя за ней на кухню, я вспомнила о полукровке. Он сидел на тумбе в углу, как любил Андрес, подобрав коленку к подбородку. Мама на гостя внимания не обратила. Очевидно, гость приложил к этому свои способности.
  - Когда ты росла, я и подумать не могла, что тебе представится шанс так сблизиться с ним. Даже когда тебе дали первое задание со сбором материалов, я не могла... а потом твоя жизнь закрутилась так, что стало очевидным ваше скорое... знакомство.
  - Он сказал, что завтра последний день... и начнется война.
  Мама склонила голову, чуть улыбнувшись. Я не поняла, чему она могла улыбаться. Больше всего на свете я боялась потерять его, только обретя.
  - Кто здесь?
  Я вздрогнула, оборачиваясь в угол. Встретившись со мной взглядом Ройс пожал плечами. В следующее мгновение мама прикрыла глаза, и я услышала тихие шаги. Ройс зажмурился.
  - Что за нежданные гости... - усмехнулась тетя Карел, заходя. Она была заспанная и лохматая.
  - Привет, Карел, - поморщился парень, откинув голову на стену. - Ну и приемы у вас...
  - Нечего прятаться в чужом доме, - проговорила мама тоном тетки. Я растерялась, переводя взгляд с родных на полукровку. При каких условиях они вообще могли познакомиться? И неожиданно поняла, что мама с теткой смотрят на меня в ожидании объяснений. Что мне сказать? Что я не могу от него отвязаться? Что он преследует меня? В затягивающейся тишине я опустила взгляд.
  - Сам уйдешь?
  Я не поняла, кто это спросил. Но так поставить вопрос могла лишь тетя Карел. Вскинув взгляд, я увидела как мама и тетя будто расправляют плечи, распрямляются. Ройс сжал зубы, его взгляд не предвещал ничего доброго. Я инстинктивно попятилась назад, но в следующее мгновение парень исчез. Тумбочка задрожала. Еще через секунду хлопнула входная дверь.
  Мама опустилась на стул, пряча лицо в ладонях. Тетя Карел смотрела прямо в меня, переворачивая во мне все мысли и душу тошнотворно и гадко.
  - Почему ты не сказала?
  Отойдя на шаг, я нахмурилась. Как я могла это сказать? Разве касается это кого-то, кроме меня? Ведь уже ничего не изменить. И не исправить.
  Мама всхлипнула, а тетя Карел подошла ко мне и обняла. Я не могла уже плакать. Полгода сплошных страхов, страданий и слез. Больше не могу. Устала. Все есть, как есть. И сегодня лучший день в моей жизни. Не хочу портить его мыслями о полукровке. Не хочу!
  Отстранившись, я села на место Ройса.
  - Я не хочу об этом говорить. Все есть - как есть.
  Мама вытерла щеки и согласно кивнула. Она всегда считалась с моим мнением. На этот раз тетя не стала спорить, хотя на лице отразились и злость и жалость и жажда мести. Присев рядом с мамой, она задавила свои чувства и отвернула лицо.
  - Расскажи лучше об отце. Как вы познакомились?
  - Мы иногда работали на Сашу. Охраняли его в экспедициях около шестнадцати лет, - ответила за маму тетя. - Мальчика мы знали с рождения...
  - Мальчика... - повторила я. В памяти всплыла Кларисс, тоже называющая отца мальчиком. Обратив внимание на маму, я поняла, что она мою реплику интерпретировала по-своему. Я тряхнула головой: разве могу я презирать тебя после стольких лет наблюдения невысказанных чувств к нему? Что ты! - Я ни в чем не обвиняю тебя, мам. Не смотри на меня так.
  - Он был очень притягательным юношей, - улыбнулась мама внезапно. - Но полюбила его я значительно позже. Уже когда поняла, что беременна. Я пыталась сказать Андресу, но он не стал слушать. Он уже был с Целесс. Да и... даже если бы он был одинок, я никоим образом не подходила на роль подруги в его жизни. Наша связь была случайной. И я благодарна жизни за эту случайность, подарившую мне тебя.
  - И мне, - улыбнулась тетя Карел и прикрыла рот, зевая.
  Я откинула голову на стену, чувствуя необыкновенное спокойствие и легкость. Счастье. Раскрытие многолетней тайны делало жизнь осмысленнее и легче.
  - Та маленькая женщина, его мать... вы с ней общались? Она кажется такой неприступной и строгой...
  - Марго тебе бабка, а не 'та маленькая женщина', - поправила тетя. - Я уверена, что как только Андрес освободится, сразу же приведет тебя в дом и познакомит с матерью. Она очень много значит для него.
  - Я заметила, - я со смущением вспомнила тот летний поцелуй в Большой зале. Сегодня он влетел в комнату и, не видя никого вокруг, оказался у ее ног. Представить сложно силу его любви к ней.
  - Дайан, - проговорила мама, поднимаясь. Казалось, что она смущена. - Не пытайся понять их отношений и даже не мечтай занять место между ними. Если этого еще не произошло, то очень скоро Андрес полюбит тебя. Саша, если еще не стал тебе другом, то очень скоро станет им. Но Марго прими такой, какая она есть и не старайся приблизиться больше, чем она позволит.
  - Тебе сообщение от Кларенса, кстати, - вспомнила тетя. - С завтрашнего дня раскопки приостановлены. С утра он попросил зайти в резиденцию.
  Я вскинула взгляд. Завтра каждая кошка в Объединенных землях будет знать о том, что Андрес признал меня дочерью. Как-то гильдийцы на это отреагируют... и не обязательно по-доброму. Тетя Карел махнула рукой и, зевая и пошла досыпать. Мама проводила ее взглядом. Потом посмотрела на меня с такой жалостью, что сжалось сердце. Я-то уже смирилась, а ее сердце болело за меня с новой силой. Вероятно, теперь она должна была понять, что происходило со мной последние месяцы, а так же причину расставания с Петиром. Но мне не нужна жалость. Тошно от нее становится.
  - Спокойной ночи, дочка.
  Я поцеловала ее в щеку. Как хорошо, что ты понимаешь меня без слов. Я справлюсь со всем. Особенно теперь, оказавшись дочерью самого императора!
  Поднявшись к себе, я прослушала сообщение от руководителя. Раздевшись, легла спать. Завтра мир будет смотреть на меня совершенно другими глазами. Слухов и сплетен станет на порядок больше. Но теперь они меня уже не смогут замарать...
  - Отец, - прошептала в темноту. Попробовать слово на вкус, услышать, как звучит.
  Будь осторожен в песках...
  
  21.
  Я проснулась рано: тело требовало движения. Усидеть на месте было невозможно. Лишь умывшись, я побежала к порталу. Не обращая внимания на сомкнувшуюся вокруг толпу, выбрала портал в резиденции. В залах было пустынно, и лишь свет осеннего солнца беспрепятственно наполнял огромные помещения. Даже стол администратора у входа еще пустовал, но Кларенс уже сидел в своем кабинете. Подняв взгляд на ворвавшуюся с улыбкой и каплями воды на плаще меня, Кларенс вскинул брови.
  - Дайан, - констатировал он факт. Я улыбнулась еще шире. - Прими поздравления с обретением родителя.
  - Направь меня на Сиан!
  - Не могу, - качнул он головой, - раскопки приостановлены до разрешения конфликта. Небоевому направлению там делать нечего.
  Я замотала головой, но не осмелилась перебить.
  - Это во-первых, - кивнул он, подтверждая, что возражать не стоит, - а во-вторых, есть прямое распоряжение императора на твой счет.
  Сняв плащ, я села на стул у его стола и приготовилась услышать что-нибудь вроде приказа о домашнем аресте. По моему лицу не сложно было угадать мысли, и Кларенс недовольно пояснил:
  - Дайан, позволь осветить это событие с точки зрения твоей личной безопасности и сведения рисков повлиять на главу Объединенных земель через внезапно объявившуюся дочь. Мы на пороге войны. О твоем появлении сегодня узнают Объединенные земли, а завтра - все кто ждет этой войны и переброски боевых сил на Сианское побережье. У нас с востока Эсхон скалится, а с юга Дозаран. И сейчас твоя задача - стать настолько незаметной, чтобы при появлении у недоброжелателей мысли повлиять через тебя на императора - они бы тебя просто не нашли.
  - Что значит повлиять через меня?
  - Это значит, что гильдия вынуждена выделить тебе охрану, опасаясь похищения. Сегодня же с Инфором и ... - Кларенс постучал пальцами по столу, - с воспитанником Андреса... как его зовут? Так вот сегодня же вы отправляетесь на север. В Объединенных землях тебя быть не должно. Северяне не вмешиваются в чужие войны и не выдадут тебя. Так же они уважают Кларисс и Андреса.
  - Вы хотите сослать меня на север?! - я возмущенно поднялась. - Отец знает об этом?
  - Это его распоряжение.
  Я изумленно тряхнула головой: как же так? Если его предположения и верны, то кто сможет защитить меня лучше гильдий Объединенных земель? Что за глупость?
  - Я должна быть на юге! Я должна быть в боевом направлении! Если мы вступаем в войну, то я должна быть среди тех, кто...
  - Дайан! - Кларенс повысил голос, приподняв пальцы лежащей на столе ладони. Я опустила взгляд. - Через полчаса новость о тебе станет известна каждому гильдийцу Объединенных земель. Охрана же к тебе приставлена с ночи. И смирись с этим! Объединенным землям нужен глава с холодным умом, а не сходящий с ума отец, чью внезапно объявившуюся дочь похитили. Мы знаем Андреса как самостоятельного и сильного руководителя. Одинокого и хладнокровного. Но мы не знаем, как он поведет себя, случись с тобой что-нибудь в этих... новых условиях.
  - Я понимаю...
   Если будут бить по императору, то начнут с меня. Это очевидно. Грязно, нечестно, но очевидно. И гильдии этого позволить не могут.
  - Доброе утро.
  Я обернулась, чтобы взглянуть на владельца сильного, чуть хрипловатого голоса. В проходе стоял худой высокий мужчина с постоянно падающими на лицо непослушными черными волосами. Будучи моего роста, он чуть горбился. На загорелом лице остро выпирали скулы и нос. Казалось, что он болен или безумен - так яростно горели угольные глаза.
  Балахон его, как у отца, Кларенса и Ксю был сшит из мягкой и гладкой, струящейся словно живая, ткани. Любой гильдиец мог узнать по таким балахонам и накрученным в них программам членов высшей администрации гильдий.
  - Доброе утро, Инфор, проходи. Это Дайан, - представил меня Кларенс и перевел взгляд на меня, - Инфор - боевой маг второй, боевой псионик пятой ступени, лицо боевой гильдии в Милоране. С данного момента ты его слушаешься беспрекословно: если он говорит упасть, ты падаешь; если говорит бежать - бежишь. Даже если тебе это очень не нравится и есть что возразить. Инфор отвечает за твою жизнь.
  Сжав зубы, я кивнула.
  - С воспитанников Андреса ты знакома.
  Кинув взгляд на Инфора, я снова кивнула. Вот уж он удивится, когда станет свидетелем наших отношений.
  - Он подойдет к дирижаблю. Сейчас отсыпается.
  Я усмехнулась.
  - Вероятно, ты не заметила сопровождения с утра? Не думал, что после успешного завершения совместного задания ты не впустишь парня в дом. Но это уже на твоей совести. Кстати, на севере вы будете жить в их с матерью доме.
  Я в замешательстве опустилась на стул. Ройс охранял меня ночью? И проводил до резиденции утром? Как же стыдно...
  Хотя... сам виноват. Как поставил вопрос, такой ответ и получил.
  - Это он сказал, что я не впустила его в дом? - обернулась я с раздражением.
  - Может и сказал бы, если бы зуб на зуб попадал... - ответил Кларенс спокойно. - Мне ваши отношения глубоко безразличны, но парень с сегодняшней ночи входит в твою охрану. Данное задание будет рассматриваться как экзамен в гильдию псиоников. Оценщик - Инфор. Вы оба свободны. Собирайтесь. Дирижабль будет готов через два часа.
  Кивнув, я поднялась. Не такого я ожидала поворота событий. Совсем не такого. Подхватив плащ, я направилась к порталу. Немногочисленные гильдийцы, появившиеся в рабочих залах, замирали на полу-вздохе при моем появлении. Проходя мимо них, я понимала, что даже друзей здесь завести не успела.
  - Куда?
  - Зельмень.
  Почувствовав мягкую преграду, я отодвинулась от глобуса. Выбрав Зельмень, мужчина поднялся на портал и исчез в мягком голубом свете. Я последовала за ним.
  Накинув капюшон и спрятав руки в рукава, маг ждал у портала. Подбитый мехом плащ гильдейского цвета говорил о хозяине прямо и определенно. Один взгляд на него заставлял неуютно ежиться.
  Выходя с площади, я заметила, что прохожие сходят с нашего пути и не смотрят на нас. Удивленно обернулась к сопровождающему. Никак не отреагировав на мысленный вопрос, маг продолжал путь.
  Когда мы вошли в дом, на пороге образовалась мама и тетя. Судя по запаху, мама готовила завтрак. Тетя же только встала, такая сонная и растрепанная она была. Увидев незнакомца у меня за спиной, она отступила на шаг, а потом усмехнулась.
  - Это Инфор - моя охрана, - представила я мага. Сняв капюшон, он молча кивнул моим родным женщинам и осмотрелся. - Это моя мама - Тайрен. А это тетя - Карел.
  Удовлетворив свое любопытство, тетя усмехнулась и ушла наверх. Мама вернулась на кухню. Только тогда маг снял плащ и повесил рядом с моим.
  Моя новая тень непритязательно устроилась на стуле, пока я собирала вещи для поездки. Я успела собрать все что нужно, когда мама позвала завтракать. За круглым столом маг сел рядом со мной и я с усилием остановила свое намерение отодвинуться подальше. Я определенно побаивалась Инфора. Особенно страшно было встречаться взглядом с его безумными глазами, полными то ли ненависти, то ли страсти, то ли горящими в лихорадке.
  За столом воцарилась тишина и напряжение. Казалось, что они о чем-то разговаривают. Все трое. Неторопливо поглощая завтрак я украдкой разглядывала острый жесткий профиль мага: нос с горбинкой; выдающиеся брови, из под которых взгляд казался агрессивным и пугающим. На шее сильно выпирал кадык, а на глаза постоянно падали волосы, заставляя его делать резкие движения головой. Инфор походил на дикую и гордую черную птицу. 'Полукровка' - неожиданно поняла я. Конечно же, полукровка...
  Инфор повернул лицо и посмотрел мне в глаза, мгновенно заставив потупиться.
  - Что Инфор еще не успел вам сообщить? - спросила я скучающим тоном, лишь бы разбавить это молчание. Тетя засмеялась, мама тоже улыбнулась и наставительно проговорила:
  - Это правильное и логичное решение, Дайан. Если захотят ударить лично по Андресу, то попытаются сделать это через тебя. К Марго и Саше это тоже относится, но ты только появилась. И признание тебя дочерью сказало миру о твоей важности для Андреса. Не стоит испытывать судьбу.
  - Возможно, не стоило это делать?
  - Возможно, не стоило, - согласилась тетя.
  Я заметила ее быстрый взгляд на Инфора, потом она склонила голову на бок.
  - Я поеду с тобой, - сказала в следующее мгновение мама.
  - Я тоже, - поддержала тетя, и я в замешательстве откинулась на спинку стула.
  - Андрес хочет ввязать север в свою войну. Это довольно сложно осуществить, но может получиться так, что они и сами не поймут, как окажутся втянуты...
  Я перевела взгляд на мага. Он знал обо всех вариантах развития нашего визита на север. Знал и об этом... но молчал, спокойно проглатывая завтрак. Через несколько секунд по дому разнеслись мягкие волны от иллюзора в зале. Тетя Карел вышла, чтобы ответить.
  Через минуту к ней вышла мама. Они никогда не звали друг друга вслух. Еще через несколько минут, когда мы с Инфором закончили завтрак и собирались подняться, мама и тетя вернулись. По лицам было понятно, что они обе раздражены и взволнованы. Даже без их комментариев я догадалась, в чем дело. Объединенным землям нужны были даже забытые всеми псионики вроде мамы. Их ждала работа в гильдии.
  С минуту мои родные и маг буравили друг друга взглядами, пока мама не вздохнула и не села обратно за стол. Через полчаса мы прощались в холле. Инфор ждал на улице.
  - Доверяй ему, - сказала мама уверенно, целуя меня в щеку. - Андрес не приставил бы к тебе человека, не заслужившего его личного доверия.
  - И я думаю, что знаю где, когда и чем он его заслужил... - добавила тетя.
  - И не пропадай, Дайан.
  - Не пропаду... - пообещала я, выходя.
  Обратно к порталу мы шли так же - без встречных прохожих и случайных взглядов.
  - Турхем, - сказал Инфор за несколько шагов до портала. Стоявшие в маленькой очереди люди замерли в ожидании. Дождавшись моего утвердительного кивка, маг поднялся и исчез. Пробежавшись по незнакомым лицам, я поднялась за ним.
  Открыв глаза в Турхеме, я вскрикнула и отступила назад. В двух метрах впереди вспыхнул огненный взрыв. Зажав рот, посмотрела на тело у портала и нашла Инфора. Он смотрел куда-то в сторону. В голове образовалась вязкая, тошнотворная каша. Мысли не связывались. Спустившись с портала, я пошла вперед. Тут же на запястье сомкнулись чьи-то цепкие пальцы. Ройс... Я начала выдергивать руку, закричала ему в лицо, приказывая отпустить. Он не реагировал, молча наблюдая из-под полу прикрытых век снег под ногами. Прямо за его спиной по невидимой преграде расползлись бледные ленты: кто-то пытался связать его, но наткнулся на щит Инфора. Собирая воду в ледяное острие, я размахнулась. Поймав метившую ему голову руку с оружием, Ройс развернул меня и прижал к себе. Сзади, где-то за площадью послышался крик боли. Это был контролер: меня отпустило мгновенно. Оглядываясь, я считала лежащих на площади людей. Кто-то прятал голову под руками, кто-то опасливо посматривал на нас. На границе площади и улицы, ведущей к причалу дирижаблей, лежала на боку розовая колба маленького цинна. Я сглотнула, поворачивая голову:
  - Отпусти!
  Ройс разжал руки. Инфор тут же пошел вперед, делая знак следовать за ним. Люди на площади начали нерешительно подниматься. Когда мы прошли пол улицы к воздушной станции, над головой пронеслись два гильдейских летуна. Меньше чем через десять минут мы поднялись на борт дирижабля и тут же оторвались от башни. Полукровки стояли практически у входа, не двигаясь с места. Я переводила растерянный взгляд с одного на другого.
  Шли минуты. Устав наблюдать за ними, я начала осматриваться. Маленький зал с двумя креслами, диваном и столиком. Слева от входа три двери, справа - две и лестница. Не привлекая внимания, на ступенях стоял пожилой мужчина. Поняв, что замечен, он спустился до конца и подошел ко мне.
  - Капитан воздушного судна Энтум Лирн, - представился он.
  - Дайан, - кивнула я в ответ, - Инфор, Ройс, - указала ладонью на полукровок.
  - Дайан, нас экстренно сняли с ремонта. На этом этаже только одна туалетная комната в рабочем состоянии. Так же еще одна рабочая наверху. Разместиться можно в любой из трех комнат. Наверху есть еще одна свободная.
  Я кивнула: разберемся как-нибудь... Не такие уж мы притязательные.
  Тряхнув головой, Инфор распрямился. Взгляд Ройса стал осмысленным и тут же остановился на мне. Осмотрев с ног до головы, парень снял плащ и поискал глазами вешалку. Капитан пошел обратно наверх. Я же ждала хоть каких-нибудь объяснений. А когда поняла, что не дождусь, вошла в одну из дверей. Обидеться, что ли?
  Скинув теплую кофту и выложив из кармана иллюзор, я вышла в зал. Полукровки, похоже, знакомились. Их тихие голоса успокоили меня. Еще не хватало, чтобы они общались без слов.
  - Это опять были эсхонцы? - спросила я, облокачиваясь на спинку дивана.
  - Возможно, - ответил Инфор.
  - Не было времени спрашивать, - улыбнулся Ройс своей обычной улыбкой.
  - Как они могли так быстро узнать?
  Ройс засмеялся в голос. Инфор лишь повел бровью.
  - Вы их убили?
  - Дайан... - Ройс поднялся, - сколько там было, по-твоему?
  Я посмотрела на Инфора. Его лицо не выражало никаких эмоций, острый взгляд остановился на Ройсе. Парень обернулся к старшему коллеге и я поняла, что теперь не узнаю, от скольких они отбились у портала...
  - В Ухенере было намного больше. И там обошлось без жертв... - вспомнила я, опуская взгляд. Ройс обошел диван, заставляя меня подняться от спинки. Отклонившись от ладони, тянущейся к щеке, я закрыла глаза. Ты даже не пытаешься скрыть своих притязаний! Резко развернувшись, я пошла в комнату. Во рту образовался гадкий металлический привкус.
  Не находя себе дела, я снова смотрела книгу Кам Ин Зара. Спустя час, задремав под высокий, но монотонный голос мага, я почувствовала мягкие волны от иллюзора. Это был император, и я не сдержала счастливой улыбки.
  - Точно не задели? - спросил он без предисловий, и я отрицательно качнула головой.
  - Не беспокойся. Ты приставил ко мне великолепного охранника.
  - Не ехидничай, Дайан. Инфору я доверяю как себе. Ройс, хоть и сам вызвался, тоже далеко не пустое место.
  - Я и не сомневалась по поводу Ройса. Доверяешь ли ты ему как себе?
  - Если тебе есть что сказать, говори.
  - Так приятно, что ты беспокоишься, - перевела я тему.
  - Я не могу тебя потерять, только обретя...
  Береги себя, пожалуйста. Я тоже не могу тебя потерять... Ободрив меня своей улыбкой, император исчез. Тут же без спроса и предупреждения в комнату зашел Ройс. Недовольно нахмурившись, я подобрала ноги к груди.
  - Ты, засоня, снова обед проспишь.
  Я внимательно наблюдала за ним. Ведь Инфор должен защитить и от тебя тоже?
  - Инфор спит, если что. Пойдем. Иначе ночью не уснешь...
  Когда он вышел, я удивленно вскинула брови. Поднялась с постели, направляясь к двери. Через два шага пол заходил ходуном.
  - Ройс!
  Ухватившись за трельяж, я обернулась к двери. От нового толчка вспотели ладони. Показалось, что в какой-то момент мы упали вниз. Тряска продолжалась, я выбралась из комнаты. В зале никого не было и я двинулась к лестнице. Когда прикоснулась к перилам, мы снова куда-то провалились. Я вскрикнула от страха. В животе образовалась пустота.
  - Не бойся, - Ройс спускался, держась за перила. - Мы, просто, очень высоко. Чтобы с земли не дотянулись, если вдруг заметят.
  - Что это?
  - Воздушная яма, - ответил за него Инфор. Я обернулась к магу, потирающего глаза тонкими пальцами. Тряска утихла. На руку легла прохладная ладонь полукровки. Скорее инстинктивно я выдернула руку, кинула на него взгляд и пошла обратно в зал.
  Взяв себя в руки, встала у дивана. Воздушная яма - это, конечно, объяснение. Но мне оно ничего не объясняет. Инфор продолжал стоять, наблюдая за спустившимся сверху парнем. Судя по запахам, на самом деле пришло время обеда. Ройс стоял у лестницы. Я чувствовала его взгляд, как если бы он дотрагивался до меня.
  - Возможно, стоит спуститься на нормальную высоту? - предложил он.
  - Нет, - Инфор тряхнул головой.
  - Это может повториться? - спросила я.
  - Конечно. Но волноваться не стоит.
  Минут через десять мы сели за стол. Незаметный парень из команды, накрывший обед, исчез сразу, как в нем пропала необходимость. Непривычно было наблюдать таких тихих людей вокруг.
  - Где находится Милоран? - вспомнила я прибереженный вопрос.
  Жуя, Инфор поднял руку над тарелкой и развернул ладонью вверх. Тут же над ней призрачной розовой сеткой обозначилась карта Объединенных земель. Я перестала жевать, поднимаясь. Инфор же, постепенно увеличивая карту, кивнул на выросшую холмиком область:
  - Здесь.
  Милоран был обозначен как крупный населенный пункт и располагался практически на границе Объединенных земель с Дозараном - на юге. Когда я подняла взгляд от карты на Инфора, он сжал ладонь в кулак и иллюзия исчезла.
  Я думала о Риносе. Скорее всего, он уже занял предложенное ему место. Инфора же вряд ли можно принять за полукровку при первой встрече. Да, рейнджеры и псионики это чувствуют. И набор его способностей говорит о ланитских кровях прямо и отрыто. Но все же, будь он со мной в Ухенере вместо Ройса - возник бы тот конфликт? Он не позволяет даже сфокусировать на себе взгляд в толпе...
  - Как ты познакомился с... - я запнулась, - с отцом?
  Инфор, сосредоточенно пережевывая, посмотрела на меня. Даже когда он смотрел спокойно и задумчиво, взгляд казался острым и обжигающим. Мне стало не по себе, пришлось отвернуться. Он не ответил. Причем не ответил так просто и закономерно, что у меня не возникло желания обидеться. Ройс посмеивался надо мной. Даже когда на его лице не было обычной улыбочки, я чувствовала, что он посмеивается. Это уже перестало задевать. Да, и не задевало особо раньше. Странно, но я привыкла к его высокомерию. К чему только не привыкнешь...
  Закончив обед, мы как будто разошлись по комнатам. На дирижабле, да еще на повышенной высоте нам не грозила опасность от людей. Чем занимался Инфор, предположить было сложно. Я же маялась от скуки и безделья. Когда в комнате образовался Ройс, я восприняла его появление как хоть какое-то развлечение. Похоже, на моем лице излишне явно отразилась заинтересованность. Только зайдя, парень засмеялся в голос. Он спросил, умею ли я играть в настольную игру, за которой он проводил время в наше прошлое пребывание на дирижабле. Конечно, я умела. Мы нередко коротали вечера за доской с мамой и теткой. Когда в глазах полукровки загорелись искры, вспомнился Ройс времен мелких и крупных пакостей. Я улыбнулась, соглашаясь занять время. Что изменилось? Ты слишком устаешь? Или ты познал реальный мир, где не надо помогать судьбе творить гадости? Или повзрослел и старые игры тебе не интересны? Я ведь знаю тебя, полукровка. Ты можешь быть отчаянно, невыносимо мил и привлекателен. А в следующее мгновение разрушить жизнь... не убить, так изнасиловать. Я не могла так быстро забыть...
  Когда с его лица сползла улыбка, а губы сложились в презрительную ухмылку, я опустила взгляд. Ты все так же сидишь в моей голове. Беспринципно и нагло наблюдаешь за мыслями и переживаниями, будто тебя кто звал...
  - За всю жизнь обо мне никто не думал так много и часто, как ты в эти месяцы, - улыбнулся он. Я мгновенно залилась краской. Мы только вышли из комнаты, но захотелось вернуться и забыть о нем. Это было неудачным решением: позволить Ройсу развлечь себя игрой. Он все переиначит в свою сторону. Так или иначе, я окажусь в глупом положении.
  Будто подтверждая мои опасения, Ройс улыбнулся. Он собирался что-то сказать, но не успел. Дирижабль резко провалился вниз. Я завизжала, хватаясь за дверь. Полукровка ухватился за спинку дивана. Снова затрясло. Со стола съехала доска. Если бы было чему еще здесь падать, оно бы упало. В животе же образовалась пустота.
  - Это опять яма?
  Я не узнала свой голос. Ройс, не сводящий с меня взгляда, обернулся к соседней двери. Инфор, чуть пригнувшись, пробрался мимо нас к стене и, держась за нее, направился к лестнице. Когда он оказался на первых ступенях, мы снова бухнулись вниз. Вскрикнув, я упала на колени.
  - Прекратите это! - закричала, переполненная ужасом. Было жутко. Вдруг это не кончится? Вдруг мы упадем и разобьемся?
  - Дайан, - Ройс оказался рядом, поднял меня на ноги.
  Дирижабль трясло в каких-то гадких, тошнотворных судорогах. Он казался живым существом на последнем издыхании. И мы были в его чреве.
  - Посмотри на меня, - шептал полукровка, прислоняя спиной к стене. - Вдохни глубоко.
  Я подняла злой взгляд, хватаясь за держащие меня руки.
  - Уже лучше, - усмехнулся он.
  Дирижабль снова вздрогнул, будто в последний раз. Зажмурившись на мгновение, я поняла, что все успокоилось. Отпусти...
  Ройс показательно раскрыл руки и пошел в зал, где со стола упала игральная доска. Стало стыдно. Зачем я так? Хотя, заслужил. Заслужил даже больше, чем это...
  Вернувшись в комнату, я искала безопасное место и понимала, что на дирижабле такого нет. Не хочу больше так. Не хочу. Страшно. Давайте полетим как обычно - по низу. Пожалуйста! Я не вынесу неделю подобного...
  Сев на кровать, я подобрала ноги к груди. Было неприятно вспоминать проявленную слабость и страх.
  - Мы снижаемся, - обрадовал Ройс через пару минут. Он стоял в дверном проеме, не выказывая намерения зайти.
  - Тебе отдельная благодарность нужна?
  - Мне? - усмехнулся он. Похоже, провокация на диалог сработала и парень зашел, прикрыв за собой дверь. - Можешь поблагодарить Инфора, если хочешь. Это его решение. Мне больше нравится, когда в страхе ты зовешь меня...
  - Я не зову тебя.
  Присев на пуфик у трельяжа, Ройс усмехнулся. В следующее мгновение, не без подачи полукровки, в памяти всплыло воспоминание о первой воздушной яме. Неужели я действительно звала его?
  - Наверно, это я должен поблагодарить тебя. Можно считать, что ты вытащила меня с севера.
  - Не стоит благодарности. Теперь я могу побыть одна?
  - Ты стала злее, - улыбнулся полукровка.
  Поднявшись к окошку, я демонстративно встала к нему. Продолжать этот разговор было бессмысленно. Если кто-то относится к тебе плохо, стоит поискать, чем ты это мог заслужить. Долго копать не придется. Полукровки считают, что ты заслужил смерть. Я не знаю ваших неписаных законов, но убила бы тебя сама, будь на это способна.
  - Ты уйдешь, наконец?
  Ройс отрицательно качнул головой. Я сделала шаг к двери, но уже привычно догадалась о том, что она не поддастся.
  - Если ты не выйдешь, я позову Инфора.
  - Позови.
  Я нахмурилась. Ты не посмеешь... он моя единственная защита.
  - Инфор!
  Ройс не сводил с меня внимательного спокойного взгляда. Маг зашел через четверть минуты (явно не торопился). Замер в приоткрытой двери. Я пыталась подобрать слова. Сдавшись, мотнула головой. Что я скажу этому незнакомому человеку? Испытывая жгучий стыд, я протиснулась мимо него в открытую дверь и устроилась на диван в зале. Нужно было захватить иллюзор из комнаты...
  - Ты можешь сказать просто: Ройс ко мне пристает, - послышалось над ухом. - Какими словами Инфор ответит тебе, я знать не могу. Но смысл ответа очевиден и прогнозируем. Если у тебя проблема с парнем, с которым были близкие отношения, то решай их сама. Если у тебя проблема с охраной, скажи императору, и он избавит тебя от него. Ты можешь рассказать о Перелесье. Это имеет смысл, только если ты не собираешься снова защищать меня как перед Лираном и надеешься, что Инфор не окажется безразличен к твоей судьбе. Впрочем, у меня есть основания считать, что у него будет схожая реакция. Так что перед тем как решишься, хорошенько подумай о последствиях.
  Я поднялась. Ройс не двинулся, все так же облокачиваясь на спинку дивана.
  - Ты же не думаешь, что при прямой угрозе жизни я не буду защищаться? Горан, Лавин, Инфор - мне все равно...
  - Горан, Лавин, Инфор, Андрес?
  - Твои мать с теткой и все, кто решит, что мне нет места среди живых.
  Я отвернулась, понимая, что была права в предположениях.
  - Ты так в себе уверен?
  - Нет. Просто мне все равно.
  Обежав зал взглядом, я нахмурилась.
  - Ну, от меня-то ты что хочешь? Тебе не достаточно твоего... подвига в Перелесье?
  Улыбнувшись, полукровка перепрыгнул через спинку дивана и умастился, закинув ногу на ногу. Я отошла за кресло.
  - Ты предполагал, что я достаточно скоро узнаю об отце. Наверно, планировал, что первым делом я нажалуюсь ему. Ты хотел сделать больно ему. Разозлить его. Заставить предпринять что-то против тебя. Возможно, поссорить его с Кларисс.
  Продолжая улыбаться, полукровка кивнул, подбадривая.
  - Но я не рассказала и не расскажу. Не надейся. Что дальше? Будешь преследовать и приставать, не имея возможности даже... - я запнулась и отвела взгляд.
  - Ты пуританка, Дайан, - рассмеялся полукровка, и я снова покраснела. - Ну, продолжай. Извини, что перебил.
   - Я не верю тебе. Не верю, что ты такой, каким хочешь казаться, - вернувшись к дивану, я присела и мимоходом взглянула на закрытую дверь Инфора. Ройс наблюдал с любопытством мальчишки. - Там, в Ухенере, в Умене, на озере, в Перелесье ты мог выместить свою злость в полную силу на ничего не значащих для тебя людях. Но тебя всегда что-то держит. Ты совсем не злой. И эта жажда противопоставить себя всему миру пройдет... Ты просто невоспитанный юноша со свойственным возрасту максимализмом. Ты изменишься, но, как сказал Ринос... ничего не забудешь, и это будет мучить тебя всю жизнь. Возможно, пора остановится и повзрослеть?
  Парень смотрел прямо и спокойно. На губах играла насмешливая улыбка. Соломенные волосы небрежно лежали на плечах. Поза выражала надменное превосходство и презрение. Я вспомнила об упомянутой в день чтения книги Кам Ин Зара девушке. Что бы он ни собирался с ней сделать, что-то остановило его.
  - Знаешь, когда я был ребенком и оставался на ночь у деда, он рассказывал мне сказки, - вспомнил полукровка неожиданно, и я удивилась: какой еще дед?
  - Твой... твой дед, Дайан, - его голос заскрежетал, будто в груди заработал несмазанный механизм. Будто предвестием боли, я чувствовала, как сжимается сердце. - В детстве я получил все, что должна была получить ты. И твоего деда в том числе.
  На мгновение я потеряла его взгляд, не веря в то, что слышу. Притом, что парень отрекся от Андреса яростно и отчаянно, Сашу он называл дедом? Но не это породило тот скрежет...
  Он думал что знает, каким страданием может обернуться для меня это понимание. Но мое сердце сжалось по иной причине: получив все это, он стал таким, какой есть и пытался этим бравировать, чтобы причинить боль мне. Но за что? За что?! За то, что я рано или поздно обрела родных и их любовь, а он, имея все это, все равно никогда не сможет встретиться с Ранцессом?
  - Думаю, он рассказал мне все, что прочел за свою жизнь, - довольно улыбнулся Ройс тем временем. - Некоторые истории по нескольку раз. Только после переезда на север я понял, что эти сказки на ночь - отголосок его настолько нереального прошлого, что и представить сложно. Но речь не об этом, - он задумчиво замолчал, я не торопила. - Так вот одна из его любимых сказок была о космическом путешественнике. В одном из своих путешествий герой встретил человека, рядом с которым становилось реальным все, во что верили окружающие. Например, если ты веришь, что должна порезаться, ты режется даже не способным порезать материалом. Человек этот летел уничтожить целую планету, так как окружающие его люди верили, что ее обитатели не имеют права на жизнь. Забавно, не правда ли? Но прибыв на место, он не сделал этого притом, что был абсолютно беспощаден и не имел понятий о морали и ценности жизни. Когда же гостя путешественника заключили под стражу, он понял причину отмены катастрофы. Он искренне верил, что его пассажир - добрый человек, не способный к разрушению. И тот стал таким... потому как обладал неконтролируемой способностью делать реальным то, во что верят окружающие. Хорошая сказка, не правда ли?
  Я сидела, изумленно глядя на полукровку. Почему бы тебе не засунуть эту сказку куда подальше и не оставить меня в покое? Твоя беспринципность и иллюзия безнаказанности - лишь следствие отсутствия воспитания и юношеской агрессивности. Прежде чем претворять услышанные в детстве сказки в жизнь, нужно было спросить, что я об этом думаю! Я не собираюсь быть регулятором твоей психической кислотности.
  - Ты хотела узнать, почему нападавшие на нас жители Ухенера и Умена до сих пор живы. Думаю, они должны благодарить за это тебя. Окажись я там один, не стал бы и колебаться.
  - Кого мне благодарить за то, что ты сделал в хижине Горана? Тоже себя? Даже если когда-нибудь я забуду Петира... - я сглотнула, опуская наполняющиеся слезами глаза. - Ты...
  Поморщившись, я встала. Что с тобой говорить? Зачем? Какой смысл?
  - Ты считаешь эту милую беседу оконченной?
  Я резко обернулась и пошла к полукровке. Он осознал мое намерение через секунду после того, как оно появилось у меня в мыслях. Отклониться уже не успел или не захотел. Возможно, просто не поверил в то, что я могу это сделать.
  Наклонившись, я впилась губами в его губы. В следующее мгновение, еще успев увидеть, как полукровка безвольно отклоняется в мягком падении, легкие свело судорогой. Без сил обрушившись на пол за диваном, я чувствовала мгновенно выступивший на лбу пот, шум в ушах. Судорожно пыталась вздохнуть, но горло казалось слишком узким, чтобы пропустить воздух. По рукам и ногам бежали иголочки, живот же крутило болью.
  - Веселые у вас развлечения... - услышала я над собой и открыла глаза.
  Подхватив на руки, Инфор нес меня в комнату. Боясь закрыть глаза и снова потерять сознание, я остановила взгляд на маге. Точнее на гуляющем вверх-вниз кадыке. Уложив меня, он замер к окну. Вероятно, магу было, что сказать по поводу случившегося.
  О таких последствиях Ройс не предупреждал. Хороший способ избавиться от него хоть на время - ничего не скажешь...
  - Хотела вырубить его хоть на пару минут... - прошептала я в оправдание.
  Засмеявшись, Инфор обернулся. Впервые за этот бесконечный день я услышала его смех. Он казался жутким, издевательским.
  - Дайан, моя работа - защищать тебя от внешней опасности. И нам нужно кое-что обсудить, если ты собираешься вырубать одного из своих охранников подобный образом и далее.
  Я замотала головой, поднимаясь. Села на кровати, ежась от холода. Рубашка была влажной.
  - Инфор, это... сложно.
  Он поднял ладонь, останавливая.
  - Давай без сложностей. В Турхеме я наблюдал хоть и слабо подготовленную, но полноценную боевую единицу. Мозги у него не заморочены, ничего лишнего изобразить не пытается и вполне может выполнять возложенную на нас функцию. Кроме этого меня мало что интересует. Мы сейчас на высоте, стандартно просматриваемой гильдейской охраной каждого из населенных пунктов под нами. Если прямо сейчас у кого-то появится повод обрушить этот дирижабль, буквально ничто ему не сможет помешать. Мы спустились вниз только потому, что Ройс сильный контролер и сможет достаточно быстро найти и обезвредить недоброжелателя. Больше скажу: настолько сильный, что в нашем случае это может с лихвой покрыть его абсолютное невладение щитами. И в данный момент, - полукровка поднял руку, указывая пальцем в окошко, - мы пролетаем над городом. А Ройс с твоей подачи валяется без сознания.
  Я закрыла глаза ладонью. Вторую положила на живот. Все еще сводило неприятными болезненными судорогами.
  - Меня не касаются причины произошедшего. Но если они могут помешать мне выполнению работы, лучше их устранить.
  Отняв руку от лица, я взглянула на Инфора. Поморщилась, прижав ладонь плотнее к животу. Мгновенное и значительно более слабое подобие этой боли я чувствовала один или два раза в жизни. Последний раз это было перешедшее в боль желание, когда Петир впервые обнял меня в Зальцестере. Теперь же было что-то дико неприятное, пугающее своей продолжительностью и необоснованностью.
  - Я поняла, Инфор. Этого не повторится... - я не смогла договорить: голос сорвался. В груди уже клокотали рыданиями. Безотчетные, чужие, беспомощные... Выйди! Уйди! Пожалуйста...
  Я легла на бок, закрыв глаза и подтянув колени практически к подбородку. Отрывистые вздохи могли сказать этому чужому человеку, что глупая девчонка перед ним сейчас разрыдается в голос.
  - Уйди! - крикнула я, не открывая глаз, и заревела.
  Послышались шаги и шорох двери. Инфор вышел. Я не могла остановить этого потока. Боль не унималась. Кроме стыда и обиды накатывало осознание беспомощности и жалости к себе. Ко всей этой каше примешивался страх. А я уже и забыла, какой удивительной гаммой чувств наполняется жизнь рядом с полукровкой...
  Через пару минут, а может больше, он вернулся. Наверное, мои рыдания были слышны и на втором этаже капитану и команде. Присев рядом, он ласково гладил меня по голове и от этого накатило еще сильнее. Аккуратно приподняв, полукровка прижал меня к себе. Не знаю, мерещилось или нет, но я чувствовала, что человек рядом переживает и делит мою боль. Вскоре, вдыхая забитым носом запах его тела я поняла, что это не Инфор. Вытерла глаза и нос, всхлипывая и успокаиваясь. Остановила взгляд на мокром пятне на белой ткани.
  - Я тебе рубашку заревела.
  - Можешь в нее высморкаться для полноты картины, - улыбнулся Ройс своей обычной улыбочкой. Я тихо засмеялась. - Что тут?
  Полукровка дотронулся до живота там, где я прижимала руку.
  - Болит... - поморщилась я, закрывая глаза.
  - Раньше было так?
  Я помотала головой, не отвечая. Вжалась лбом в его живот, чувствуя разливающееся от руки тепло.
  Чувствуя, как под его ладонью растворяется напряжение, отпускает судорога, я тихо дышала. Все еще изредка всхлипывая, я не верила... Как же это все может совмещаться в одном человеке?
  - Отпустило?
  Я кивнула и почувствовала улыбку. Отняв руку от живота, он нежно гладил плечи и спину. Очень скоро, буквально через несколько минут, под ласковыми касаниями я уснула.
  
  Проснулась же от холода. В комнате было темно и тихо. Сверху слышалось гудение, а за дверью - чей-то тихий голос. Сев на кровати, я начала разгонять температуру в комнате, но наложенные программы были слишком негибкими и плохо поддавались. Укутавшись в плед, поднялась к окошку. За ним было необыкновенно темно. Сверху справа распространялся свет от носа дирижабля. В мягкой световой дымке плясали снежинки. Подышав на стекло, я провела пальцем. Который сейчас час?
  В общем зале в одном из кресел сидел Инфор. Перед ним на столе зависла подставка иллюзора. Пожилой мужчина рассказывал что-то о контейнерах. Кинув на меня взгляд, маг продолжил слушать иллюзию старика. Я же, оставив плед на спинке дивана, прошла в туалетную комнату.
  Когда вышла, мимо прошел парень, кормивший нас обедом. На столике стоял кувшин, чайничек, две чашки и миска с чем-то. Подойдя, я усмехнулась.
  - Сколько сейчас времени?
  - Около шести.
  Инфор продолжал слушать старика, место торса которого иногда заменяли образы каких-то ящиков, схемы и детали. Снова укутавшись в плед, я налила из кувшина горячего вина. Устроилась на диване, подобрав ноги. С горячей чашечкой в руках стало необыкновенно уютно. Отхлебнув, я вслушалась в скрипучий голос. Иллюзия рассказывала об уровнях защиты и не рекомендовала использовать программы невидимости. Подняв взгляд к магу, я вскинула брови. Он не обратил внимания на мой немой вопрос. Наклонившись к столу, налил себе чаю.
  - При изготовлении контейнеров для массового использования я так же не рекомендую закладывать в защитные программы стихийные преобразования. Заранее обозначьте возможный круг пользователей и категории защиты. Если вы программируете контейнер для массового пользователя - не специалиста, а единственной категорией защиты являются погодные условия, то совершенно лишним будет включать в состав защитных программ сигналы, смягчение ударов и прочее.
  Логично...
  Интересно, Инфор - креацинщик? Как маг, не имеющий таланта к поделкам, я испытывала легкую форму благоговения перед людьми, работающим с креацином. Старик продолжал вещать о защите контейнеров. Иногда его замечания казались банальными, но слушать все равно было познавательно. Впрочем, когда вина в чашечке не осталось, стало скучно. Смотреть свои кристаллы не хотелось. Отвлекать Инфора тоже было неудобно. Чем можно заняться в замкнутом пространстве в шесть утра, только что выспавшись? Собрав края пледа у шеи, я пошла наверх, общаться с неспящими представителями команды.
  Наверху никого не оказалось. Зал команды представлял практически точную уменьшенную копию зала в дирижабле, на котором мы с Ройсом летели в Ухенер. Направившись к прозрачной двери на носу, я постучала. Стоявший спиной к двери мужчина обернулся и удивленно вскинул брови.
  - Доброе утро, - поприветствовала я, открывая дверь.
  Ну, не выгонит же он любопытную дочку императора из рубки?
  Светать и не собиралось. На панорамное окно сыпались крупные снежинки. Подумалось о сугробах, какие должны были скопиться на корпусе. Рулевой познакомил с пультом управления. На удивленный вопрос, зачем столько всего, он рассмеялся и начал тихо рассказывать. Здесь было необыкновенно холодно, но ему, похоже, этот холод был привычным и комфортным. Или же я спросонья все никак не могла отогреться...
  Когда начал подмерзать нос, я поблагодарила и вернулась вниз. Какой же тоской может быть наполнено путешествие...
  - Почему не цинн, не кристаллы? - спросила я Инфора с лестницы.
  - Почему не некреациновый портал?.. - пожал он плечами, не оборачиваясь.
  Хм, похоже, они действительно были знакомы с отцом не только на словах.
  - То есть, цель у нас не поскорее добраться до севера, а как можно дольше оставаться вне досягаемости и... вообще неизвестно где? - догадалась я.
  - И предыдущая высота лучше подходила для достижения этой цели.
  - Мне страшно там...
  Присев на диван, я налила еще чашечку не успевшего остыть окончательно вина.
  - Да, второй раз был совсем неприятный. Но подобная частота необычна. Мы можем пролететь несколько суток и ни разу не попасть в воздушную яму.
  - Ну, хорошо. Если ты считаешь, что наверху безопаснее, давай вернемся.
  Инфор удивленно обернулся и, остановив иллюзию, пошел наверх. Судя по всему, мысленно будить капитана или его помощника было неприлично...
  В миске оказались очищенные орехи. Устроив ее на коленях, я пыталась морально подготовиться к возможным тряскам и падениям.
  
  22.
  На шестой день я пересмотрела все взятые с собой кристаллы, узнала, что за контейнеры мастерит Инфор, и управляла дирижаблем почти полчаса. К тому времени, когда даже Инфор начал смеяться над моим хаотичным перемещением по дирижаблю в поисках 'куда себя деть', я была готова спрыгнуть вниз. Если бы здесь были какие-нибудь пассажиры, и то было бы легче. Возможно, из Инфора вышел бы неплохой собеседник, если бы мы были знакомы несколько дольше. Маг раскрывался крайне медленно и неохотно. Ройс же развлекал, как мог. Что-то явно изменилось, но что именно я понять не могла. Возможно, злорадства стало меньше, а может я устала обращать на него внимание. Рассказывая о чем-либо, он снабжал речь картинками и воспоминаниями. Было необыкновенно увлекательно, но и он успел от меня устать. Я сама от себя уже устала. Последний день грозил стать пыткой бездельем и смертельной тоской.
  Мы сидели за столом, уныло поглощая обед. Я то и дело останавливала мысок туфли, постукивающей по полу. Инфор поглядывал на меня с невыразимой иронией. Ройса это постукивание раздражало, что во всем великолепии отображалось на его смазливой физиономии.
  - Дайан... - прошипел он в очередной раз, зло глядя исподлобья.
  Интересно, он как псионик может что-то сделать с этим? Я закусила губу. Есть совершенно не хотелось. Встав, я зашла за диван. Захотелось попрыгать на месте, но я сдержала порыв. Сходила в свою комнату. Посмотрела в окошко: на улице уже смеркалось. Перебрала кристаллы маминой библиотеки. Вернувшись, посмотрела на игральную доску. Тошнит уже от нее.
  - Вы не хотели бы сейчас оказаться на Сиане?
  Оба кинули на меня молчаливые взгляды и продолжили обед. Я вздохнула. Нога сама отстукивала какой-то ритм.
  - Дайан!
  - Мы скоро прилетим?
  - Ты уже спрашивала...
  - Ну, можно поскорее?
  Инфор засмеялся, поднимаясь. Я опустила взгляд, рассматривая неугомонный носок. Услышав щелканье пальцами, подняла взгляд. Это Инфор привлекал внимание. Странный способ. Почувствовав нарастание концентрации магии в зале, я сглотнула. В следующее мгновение ко мне потянулось нечто... Я закрыла глаза, чтобы яснее ощутить, с чем имею дело. Представила щит, тут же наполняя образ движением мысли.
  - Не стоит закрывать глаза, когда на тебя нападают... - проговорил маг наставительно.
  Открыв глаза, мне пришлось резко присесть, уклоняясь в бок. Не тот щит... Нечто черное продолжало медленно подбираться.
  - Что это? - удивилась я. Инфор пожал плечами и снова размахнулся. - Эй!
  Я выставила руку: уж против льда я не ошибусь. Ледяное лезвие, оплавившись на подлете, больно ударило в ладонь. Я вскрикнула, поднимая обиженный и удивленный взгляд. Прижала горящую ладонь к себе.
  - Чему вас только учат...
  - Это же был лед!
  - Да, ладно? А это, по-твоему, огонь? - в ладони мага разгорался маленький огненный шарик, какие любил Петир.
  Ройс, тем временем, встал из-за стола и облокотился на спинку кресла. Выругавшись, я снова закрыла глаза. Что это?!
  - Открой глаза, Дайан! - настойчиво повысил голос Инфор. Я послушалась и не нашла ничего лучше, чем снова упасть на пол, когда в меня полетел этот маленький шарик. Ну, огонь же! Что же еще? Черная гадость оказалась прямо перед глазами. То ли туман, то ли что-то живое... Я судорожно перебирала варианты из школьной практики. Это не стихийная и не сковывающая магия. Или, подожди...
  Огородившись щитом от оков, я сделала шаг к стене. Представила полукруг перед собой, наблюдая за спокойным взмахом Инфора. Сейчас рядом с ним не было ничего кроме наэлектризованного словно в грозу воздуха. Тем же самым пользовался Лавин в таверне в Ухенере. Выставив щит, я всхлипнула от радости: угадала. Инфор засмеялся, наблюдая, как второй огненный шарик разбивается в метре от меня, и исчезает.
  - Ну, наконец-то. А внизу?
  Опустив взгляд, я прислушалась к окружающему пространству. Как понять что за магия перед тобой, если это не привычная стихийная и глазами ты видишь какую-то незнакомую субстанцию, ползущую к ногам? Я подавила желание закрыть глаза, посмотрела на Инфора и Ройса, с легкой улыбкой наблюдавшего за нами.
  - Я не знаю что это, - сдалась я.
  - Конечно, не знаешь. И что сделает выпускница турхемской школы магии, не зная, что за магия перед ней?
  Сглотнув, я перепрыгнула подбирающиеся ко мне лоскуты и подбежала к лестнице. Обернулась, наблюдая за магом. Инфор вытащил из-за пазухи блестящий металлом шарик и кинул туда, где я стояла. Зависнув над полом, он начал собирать туман в себя. С поглотителями я сталкивалась только на практических занятиях. Обернувшись к магу, я возмущенно открыла рот. А если бы я не догадалась убежать?
  - Как ты?... - я сделала неопределенный жест руками, пытаясь изобразить превращение.
  - Он псионик, ты забыла? -насмешливо ответил за Инфора Ройс.
  Я даже не посмела возмутиться от такого поворота событий.
  - Мне легче понять с закрытыми глазами...
  - Никто во время боя не будет пытаться обмануть тебя предвосхищением или замедлением удара. Но если ты будешь закрывать глаза, чтобы понять что-то вдалеке, ты можешь пропустить удар со стороны. Зрение значит не меньше, чем чувства и скорость распознавания магии. Никогда не обращай внимания на то, как выглядит угроза, если она хоть как-то выглядит. Но всегда смотри по сторонам.
  Я шевельнула бровью, вспоминая:
  - У портала в Турхеме ты защищался с опущенным взглядом.
  - Посмотри на пол.
  Я посмотрела на пол перед собой. Тут же мелькнула тень, заставив инстинктивно прыгнуть на ступеньку вверх и спрятаться за стеной. Ройс засмеялся в голос. Я вернулась, смущенно улыбаясь.
  - Поняла? - Инфор тряхнул головой, откидывая волосы с глаз.
  Я кивнула.
  - С распознаванием у тебя совсем плохо. Потому и со щитами проблема.
  Я снова кивнула, понимая, что он абсолютно прав. Но как это развить? Снова увидев в руке мага ледяное лезвие, я потянулась к нему, проверяя, вода ли передо мной. В следующее мгновение, все так же наблюдая за мной, он сделал быстрое движение рукой. Я выставила щит, вздрагивая. В тот же момент Ройс исчез и появился у двери моей комнаты. Я моргнула:
  - Ой.
  То, что происходило дальше, сложно было представить даже на выпускных экзаменах в школе. В какой-то момент - последний перед сумасшедшей мысленной гонкой, защитой и уклонением, я подумала о Петире. Как бы он проявил себя сейчас? А потом мысли испарились. Зрение обманывало, щиты путались, тело не слушалось. За перемещением Ройса и Инфора я перестала следить уже через минуту. Инфор пользовался магической невидимость, я успевала лишь оборачиваться на всплеск магии. В какой-то момент на грохот мебели, топот и вскрики спустился помощник капитана. Но дойдя до середины лестницы, предпочел ретироваться. Его появление отложилось лишь как зрительный эффект. Через пять минут я, взмокнув и тяжело дыша, прислонилась к стене. Справа, у двери в комнату Инфора, точно так же к стене приник взмыленный Ройс. Инфор прятался за щитом невидимости. Я лишь приблизительно представляла, где в комнате он находится, но Ройс следил за ним взглядом. Я поняла это еще минуту назад и теперь, когда маг исчезал, наблюдала за его взглядом. Почувствовав снова концентрацию воды, я выставила очередной щит. Когда же обернулась туда, куда смотрел Ройс, вскрикнула, отклоняясь. Ледяное лезвие глухо ударилось об пол, на огненный шар же я просто не успела отреагировать. Задев плечо, маленький горящий комок врезался в стену и зашипел. Не могу больше... Прижав ладонь к прожженной в рубашке на плече дыре, я согнулась пополам. Ройс оказался рядом, отнимая мою руку от плеча.
  - Хватит!
  - Эмоции... - проговорил Инфор спокойно, появляясь у противоположной стены.
  Я поняла, что Ройс бесится из-за моего ожога.
  - Все нормально, Ройс. В Школе это было привычным делом. Успокойся.
  - Тебе, - указал маг пальцем на меня, - держи рамки вокруг себя даже ложась спать. Всегда и везде. Хочешь на Сиан, учись использовать комплексные щиты. А ты... - кивнул на Ройса, - держи в узде свои эмоции. И выносливость у обоих как у стариков... Даже соперника на несколько ступеней выше можно победить, если он вымотается раньше тебя.
  Плюхнувшись в кресло, я вытянула ноги. Инфор достал из кармана небольшой саквояж и выудил из него пузырек. Смазал ожог на плече. Подняв взгляд на Ройса, севшего напротив, я устало улыбнулась. Мотнув головой, он отвернулся. Ну, что опять?
  Почему-то болело бедро и обе ладони. Я посмотрела на руки и усмехнулась. Судя по перекосившемуся столу, скорее всего об него я и ударилась. Потерла больное место, оборачиваясь к магу.
  - Повторим завтра?
  Он усмехнулся и с готовностью кивнул. Я благодарно улыбнулась в ответ. Маг поднимался наверх.
  Душ сейчас будет самым лучшим завершением этой короткой и насыщенной тренировки. Собираясь подняться, я поймала взгляд Ройса и рассмеялась. Полукровка тоже взял низкий старт в том направлении.
  - Иди... - пропустила я, снова расслабляясь в кресле.
  - Я подожду.
  Вроде, успокоился. Поднявшись, он пошел к себе. Когда же я встала с кресла, обернулся и остановил на мне пристальный взгляд. Я замерла, отрицательно качая головой и чувствуя мгновенно поднимающееся возбуждение. Строго, даже грубо осекла его:
  - Перестань!
  - Иногда кажется, что себе ты веришь меньше, чем мне, - усмехнулся полукровка.
  Я подняла руку, останавливая его предположения и иллюзии. Взяв чистую одежду, вернулась в зал. Ройс продолжал стоять, опираясь на спинку дивана. Я нерешительно замерла, опасаясь его выходок, но полукровка широко улыбнулся и развел руки в стороны: я ничего не делаю...
  Только закрыв за собой дверь, я поверила в то, что он ничего не делает. С двумя магами на борту принимать душ можно было до скончания веков. Вода грозила закончиться лишь тогда, когда в воздухе на километры вокруг иссякнут все снежные облака. За шесть дней пути ни разу не возникла мысль, что запасы воды могут иссякнуть. Выпустив на волю теплые струи, я выдохнула. Соприкосновение с водой - это маленькая отдельная жизнь, наполненная удовольствием и смыслом. Ни что более не может так качественно и надежно абстрагировать мысли от внешнего мира, забот и беспокойств. Ни что на свете не успокаивает так, как шум воды, будь то домашний водопад, дождь или море...
  Когда я вышла, в зале никого не было. Проскользнув в свою комнату, я разогрела воздух. Насморк только прошел, и простывать снова не хотелось. В зале послышался хлопок двери. Просушив волосы, я зашла к Инфору.
  - Комплексные щиты - это одновременно несколько разных щитов?
  Отрицательно качнув головой, маг встал из-за бюро, на котором накладывал программы на контейнер с множеством маленьких держателей для портационных кристаллов.
  - Я не верю, что в школе могли упустить комплексные щиты.
  - Я прогуливала... - я виновато закусила губу.
  - Понятно, - поморщился маг. - Тебе не идет...
  Вскинув взгляд, я тут же засмеялась, дотрагиваясь пальцами до губ. Надо отучаться. Мама тоже ругает. Обежав меня взглядом, Инфор обернулся к столу. Подхватив пузырек, передал его мне, заставляя улыбнуться неожиданной заботе. В следующее мгновение я почувствовала рамки возле себя и щит. Необыкновенно плотный, незнакомый, включающий в себя все, что я могла представить и... еще что-то незнакомое.
  - Что нужно сюда добавить, чтобы получился щит как на Сиане вокруг раскопок?
  Я вскинула взгляд, соображая. Изобразила рукой нечто образное, заставляя мага недовольно вздохнуть.
  - Программу защиты от физического воздействия и зрительный... аспект отражения.
  - Ну, разбирайся, - кивнул он, отворачиваясь к своему изобретению.
  Я прошла в комнату, соображая как можно одновременно поставить подобное произведение искусства, не поднимая по отдельности каждый из щитов. Села на край кровати, задумчиво прикрывая глаза. Интересно, Петир умеет ставить такие?
  - Кто у тебя экзамены принимал? - спросил Инфор, не оборачиваясь. Я подняла удивленный взгляд. Это риторический вопрос? Маг обернулся. Боясь смотреть в черные горящие глаза, я остановила взгляд на гуляющем по шее кадыке.
  - Я... любимица декана... как выяснилось, - призналась смущенно. Чем еще можно было оправдать факт моего успешного выпуска?
  Не проронив ни слова, маг отвернулся.
  Представив рамки, я попыталась поднять два стихийных щита одновременно. Три одновременно. Стихийные и физические... Внимание рассеивалось, держать такое было невозможно.
  - Когда поднимешь и удержишь все одновременно хотя бы минут пять, запоминай весь комплекс как единую программу. С креацином как?
  - Никак.
  - Ну, хорошо, - не сдавался Инфор, снова оборачиваясь. - Какая любимая стихия?
  - Вода.
  - Ставь самую простую ледяную стенку и используй ее как основу. Так проще?
  Я выдохнула. Да, наверно так проще. Но я уже ничего не могу... Кивнув, он вернулся к своему занятию. Голова горела. Даже мысли устали. Вернувшись в комнату, я бездумно уставилась в окошко. За стеклом зависла непроглядная мгла. Смотреть не на что. Завтра последний день и к ночи мы уже причалим на севере. Не уверена, что Миренгой, обозначенный как наш конечный пункт, является столицей северных земель. Вообще, не думаю, что у них есть какая-либо столица. Скорее всего, просто большой город. Оттуда уже полетим на цинне.
  Когда я обернулась, на своем любимом месте - на трельяже - сидел Ройс.
  - Ты мне слух, что ли отключаешь? - нахмурилась я недовольно. Он рассмеялся.
  - Ты когда устаешь, вообще перестаешь реагировать на внешние раздражители. Еще в Ухенере заметил.
  - Я должна сразу поверить или можно посомневаться? - я скрестила руки на груди и не сдержала улыбки: так нос смешно блестит после душа.
  - Ты не представляешь, как быстро привыкаешь к контролю. Два-три раза ты заставляешь человека что-то сделать и потом уже невозможно остановиться, - признался он тоном, предвещавшим долгое и терпеливое повествование.
  - Хочешь сказать, что ни разу не использовал это на мне?
  - Ни разу.
  Я внимательно смотрела на полукровку, не зная верить или нет. Он не врал мне. Никогда. Те фокусы с дверью и другие моменты, о которых я знала, хоть и относились к кратковременному контролю сознания, но не имели ничего общего к тому, что я спрашивала. Вопрос в том, все ли мои действия, желания и мысли рождались во мне.
  - А... - я выдохнула и закрыла рот, не осмелившись спросить. Ты же и так сидишь в моей голове...
  Ройс наблюдал, не собираясь отвечать на совершенно понятный, но не заданный вопрос.
  - Не кусай губки, - улыбнулся, склоняя голову на бок.
  - Уйди, - повела я подбородком. - Пожалуйста.
  Я и сама не смогла бы описать своих чувств в этот момент. Было неудобно перед самой собой. Насмешливо тряхнув не успевшей высохнуть головой, полукровка спрыгнул с бюро и вышел. Обернувшись обратно к окну, я обхватила себя руками и зажмурилась. Не верю!
  До ужина я провела время в комнате, успокаивая мысли воспоминаниями о снежных облаках, клубящихся под нами. Позанималась со щитами, пытаясь на основе простой ледяной стенки выстроить весь комплекс защиты, которой владела. Удержать все это не получалось никак. Ужинали мы вдвоем с Инфором. Ройс не вышел, и беспокоить его никто не собирался. Ночью один из них обязательно бодрствовал. Возможно, полукровка решил лечь раньше, чтобы посреди ночи сменить мага. Грядущая ночь будет последней в воздухе.
  С этой мыслью я заснула, с этой же проснулась. Хотелось уже спрыгнуть из воздушной тюрьмы, какой представлялся дирижабль. Поднявшись, я поежилась. Моей поддерживающей температуру программы не хватало. Одевшись, я вышла в пустой зал. Так тихо было, даже наверху не слышалось голосов. Казалось, что дирижабль совершенно пустой. Жутковато стало от внезапного ощущения одиночества.
  Ополоснув лицо, я поднялась наверх. Ройс болтал с рулевым в рубке. Обернувшись, как только я нашла его взглядом, он кивнул собеседнику и вышел. Румяный и зябко потирающий плечи, парень улыбался.
  - Так тихо... - пожаловалась я, вызывая его смех. Разрезав своим голосом неуютную тишину, парень сделал мне одолжение. Тревога исчезла. Я неловко улыбнулась, пожимая плечами. Бывает, вот...
  - Ты чего так рано вскочила?
  - Я на год вперед уже отоспалась...
  - В паре сотен километров от дома идет табун снежных. Если поторопимся, успеем догнать.
  - Откуда ты знаешь?
  - Сказали, - пожал он плечами, спускаясь вниз.
  - Что значит сказали? Мы в километрах над землей и до Миренгоя нам еще день пути, а до твоего дома и того дольше!
  Обернувшись, полукровка вскинул одну бровь. Я тут же засмеялась, понимая, что слишком зациклилась на возможностях псиоников. Иллюзоры еще никто не отменял...
  - Это те же, на которых ты катался и которых привел в вашу деревню?
  - Да, надеюсь, они. Тебе понравится.
  - Если Инфор разрешит...
  Я нахмурилась, не сводя взгляда с полукровки. Не могло тогда обойтись без случайных жертв. Когда табун только приблизился к поселению, Ройс оборвал иллюзию. Был день. Было светло. Они были огромны и взволнованы в его живых воспоминаниях...
  Я смотрела на Ройса в надежде, что он рассеет мои подозрения и переживания. Но полукровка молчал. Потом и вовсе ушел к себе, а я снова принялась за щиты.
  Последний день в воздухе скомкался в череду неприятных моментов. Мы попали в яму. Я снова ловила сердце между почками, голося на провалах. Инфор порезал меня ножом, причем прямо по вчерашнему ожогу. Я смеялась, вспоминая, что это плечо и в школе страдало больше всего. Ройс же был в бешенстве. Маг не обращал внимания на беснующегося парня, но выматывать его тренировкой не взялся. Даже я понимала, что Ройс просто из едкой мести может 'случайно' начать защищаться. Инфору это было не нужно, а мне - тем более. Я сидела на диване, устало откинувшись на спинку и терпя пока маг обработает порез. Вспоминая тренировку, понимала свои ошибки. Почему в школе я не видела этого так явно? Мы же тренировались! Постоянно!
  Когда короткий световой день отдал права сумеркам, я в очередной раз убедилась, что мамы и тети дома нет. Новости с Сиана не предвещали ничего хорошего. Гильдии явно что-то скрывали, недоговаривали. По их новостям понять реальной картины происходящего было невозможно. Мои же практические навыки, демонстрируемые Инфором, явно указывали на отсутствие готовности к серьезной работе.
  Собрав немудреные пожитки, я оглядела комнату. Мы спускались. Немного потрясывало от волнения. Когда снова начало трясти дирижабль, я не сразу поняла, что это не плод моего воображения. Часа полтора оставалось до Миренгоя.
  Инфор продолжал ваять защиту переносных контейнеров для портационных кристаллов. Я поражалась его усидчивости. Без этой черты даже при огромном таланте не получилось бы хорошего креацинщика. Петир был таким же...
  Поглядывая в дверной проем комнаты мага я вспоминала, как наблюдала за голой спиной Петира, когда он садился за стол к своему лезвию из розоватой дымки. Тогда на улице держалась удушающая жара, но в комнате всегда было хорошо и комфортно. Петир, в отличие от меня, умеет держать внимание на нескольких вещах одновременно. Легче бы переносилось расставание, не увидь я его неделю назад? Было бы проще, не знай я об Анри? И это опять сделал Ройс! И я снова забыла об этом...
  Некстати выйдя из комнаты, полукровка на мгновение замер под моим злым взглядом. Я отвернулась, переживая. Ну, хватит уже думать о нем. Ничего не исправишь. Не мучай себя. Ну, когда уже мы причалим?!
  'Дайан!' - возник зов Ройса в голове. Я обернулась к лестнице. Ройс звал наверх, и я поднялась на второй этаж. Как и утром, он стоял в рубке рядом с рулевым.
  - Что?
  - Миренгой, смотри, - он указал в окно.
  Подойдя к стеклу вплотную, я увидела открывающуюся картину вечернего Миренгоя. Сверкая фонарями и окнами, город походил на систематизированное чьей-то фантазией звездное небо.
  - Он огромный! Не думала, что на севере есть такие большие города.
  - Чуть меньше Турхема, - проговорил рулевой за спиной.
  Проведя пальцем по стеклу, я сжала кулак. Холодно тут было, красиво и жутковато. Мы будто опускались на озеро, в котором отражается ночное небо. Вон та окружность наверняка отмечает их центральную площадь. Есть ли там портал? Есть ли резиденции гильдий? Почувствовав горячие руки полукровки на плечах, я задержала дыхание. Обернулась недовольно, но лишь выдохнула, промолчав. Он не отойдет и не остановиться... Кроме того, мгновенно стало теплее. И когда он обнял, согревая спину своим телом, я лишь прислонилась лбом к стеклу, рассматривая огоньки приближающегося города. Чувствуя приятное волнение, когда он зарылся носом в волосы на затылке и обнял крепче, я закрыла глаза. Все бы отдала, чтобы на его месте был Петир. Все, что есть и чего нет. Как же невыносимо одиноко и холодно стало с той последней ночи. Ты нужен мне. Ты должен быть рядом, обнимать зимними вечерами, согревая своим теплом. Обжигать затылок своим дыханием... Это от твоих прикосновений я хочу ощущать волнение в своем теле. От твоих поцелуев млеть и задерживать дыхание, боясь спугнуть хрупкое счастье.
  Когда огоньки слились в сплошное сверкающее месиво за слезной пеленой, Ройс вышел. Я же продолжала стоять у окна, вытирая глаза и стараясь не всхлипывать. Но судорожные глотки воздуха могли сказать рулевому за спиной все, что я пыталась скрыть.
  Через пару минут я вышла из рубки и присела на край дивана. Нужно было успокоиться.
  - Могу я чем-нибудь помочь? - спросил парень из команды, мгновенно образовавшись рядом. А я так и не спросила его имени.
  - У вас есть в одном из этих шкафчиков что-нибудь крепкое и согревающее? - спросила я, шмыгая носом. Двинув бровями в непереводимой эмоции, парень пошел к шкафчикам. За его спиной я не видела, но услышала звук наливающейся в стакан жидкости. Закрыв дверку, он поставил стакан передо мной на стол. Я взглядом попросила его составить мне компанию. Когда он совершенно предсказуемо развел руки в стороны и пожал плечами: 'смена', я отправила содержимое внутрь и закашлялась. Горло схватило, в голову сразу ударил хмель. Стало жарко и тошно. Когда я открыла глаза, в зале никого не было.
  Вещи собраны. До выхода, пожалуй, посижу на диване и посмотрю в стенку...
  - Дайан, выходим, - предупредил Инфор, дотрагиваясь до плеча.
  Кажется, я успела задремать. Какая странная бормотень - в прошлый раз я тоже сразу уснула. Поднявшись, я осмотрелась. Как-то сильно она ударила в голову. Инфор и Ройс покачивались, наблюдая за мной.
  - Ууу... да, ты напилась... - протянул Ройс, помогая надеть плащ.
  Капитан открыл дверь, прощаясь. Я невнятно поблагодарила за комфортную доставку нас на место. Инфор вышел первым. Ройс накинул мне капюшон на голову и обнял за плечи. В лицо ударил жгучий холод. Снега не было, но и без него я захлебнулась воздухом, лишь выйдя.
  Мы были высоко над Миренгоем где-то на окраине.
  - Тут есть портал? Можно к нему?
  Маг утвердительно кивнул и широким шагом направился к виденному с дирижабля светящемуся кольцу огней. Я радовалась, что я не вижу его острого горячего взгляда за тенью от капюшона. Вокруг сновала уйма народу. Кто-то смеялся рядом, кто-то кричал и толкался. Но все проходило мимо нас. Мы были вне этой живой и шумной толпы...
  Минут через двадцать, сделав крюк к Миренгойскому порталу, мы дошли до цинна. Я успела продрогнуть и совершенно протрезветь. Псионик-водитель ждал внутри. Обменявшись парой фраз с ним, Инфор сел впереди. Мы с Ройсом забрались назад.
  - А мы не можем здесь остаться на день или два? - спросила я. Было бы так здорово погулять по незнакомому городу днем.
  - Нет, - отрезал маг.
  Вздохнув, я откинулась на спинку. Душно как-то было здесь. Расстегнув плащ, я вылезла из рукавов и закрыла глаза. Почувствовав как кресло подо мной шевелиться, я вздрогнула и обернулась. Ройс успокоил взглядом. Я подождала, пока спинка кресла остановится. Даже и не знала, что можно так.
  - Давай сюда, - он протянул руку к плащу.
  Вытащив из-под себя меховую одежу, я снова легла. Ройс накрыл непонятно где добытым пледом. Интересно, что в этой непроглядной темноте видит наш водитель? До сих пор в темноте мне летать еще не приходилось. Становилось не по себе.
  Когда я открыла глаза, вокруг было все так же темно и тихо. Я лежала на плече Ройса. Под рукой билось его сердце. Дыхание было спокойным и глубоким. Поднявшись, я дотронулась до плеча водителя. Он чуть повернул голову, вопросительно приподнимая подбородок.
  - Мне надо выйти, - прошептала я.
  Кивнув, он начал аккуратно останавливаться. Я поискала глазами свой плащ. Дотянуться до него, не потревожив Ройса, было невозможно. Накинув на плечи плед, я спрыгнула в снег и провалилась выше колен. Засмеялась, оборачиваясь. Притом, что на улице был жуткий мороз, этот холод не ощущался спросонья абсолютно. Свежо и радостно! Я потерла в руках снег, улыбаясь. Забралась обратно.
  Расправила плед, устраиваясь в кресле. Под спиной оказалась рука Ройса. Он тут же привлек к себе, возвращая голову на плечо. Нащупав мою ладонь, сжал в неожиданно горячих пальцах. Поднес к губам, целуя, и оставил в покое у себя на груди. Я не понимала и не пыталась понять происходящего. Закрыв глаза, лишь вздохнула. Иногда казалось, что в нем живет два человека, постоянно воюющих друг с другом. Одинаково отчаянные, талантливые и одинокие. Одного из них я ненавидела и жалела. Другого - просто, не понимала. Но млея под тонкими пальцами, ласкающими голову, я боялась признаться себе в том, как спокойно мне и приятно. Совершенно не хотелось проверять, отпустит ли он от себя, если я попытаюсь отстраниться. Очень скоро я снова уснула.
  Когда проснулась, на улице было светло. Осмотревшись по сторонам, я вылезла наружу. Пустая заснеженная улица была неузнаваема. Лишь по ее ширине и факту остановки я поняла, что мы на месте. Инфор стоял у дома Кларисс, разговаривая с водителем. Ройса видно не было.
  - Можно! - послышался его голос, а потом показалась и голова из проема двери.
  Обернувшись к цинну, Инфор удостоверился, что я проснулась и иду к ним.
  - Как будто только вчера уехали, - улыбался парень. Я же поморщилась, закрывая входную дверь. Слишком холодно тут было для такого смелого заявления. Сколько?.. Наверно, уже месяца три как они с матерью вернулись в Зальцестер.
  - А стекло заменили? - не без ехидства вспомнила я ревнивую истерику полукровки при нашей первой встрече. Сложно было поверить, что тот взъяренный юноша и сегодняшний Ройс были одним человеком. Усмехнувшись, Ройс кивнул: помню, заменили.
  Раздевшись, я по-хозяйски начала осматривать наш временный новый дом. Случайно наткнулась на взгляд Инфора. Кажется, мага удивил факт того, что я была здесь прежде.
  - У нас есть шанс найти кого-то в городе? Вы же не думаете, что я буду готовить? - крикнула я из кухни, потирая плечи.
  - Один вход? - удивился Инфор более важному для него факту.
  - Ну... - Ройс встал у перил на втором этаже. - Для нас с мамой выход будет там, где пройдем. На гостей не рассчитывали.
  - Я пройдусь по защите на обоих этажах. Сними с них свои сюрпризы.
  - Сюрпризы? - улыбнулась я в замешательстве, возвращаясь в холл.
  Инфор поднял взгляд к потолку, потом это движение перешло в недоумевающее качание головой.
  - Накрутили с матерью комплексной защиты. Поверх магических программ псионические и наоборот.
  Я вскинула брови. Мы проходили это в школе, но практического применения я еще ни разу не видела. Редко кто накручивал комплексную защиту у себя дома. Где и у кого полукровка мог этому научиться? Прикрыв глаза, я пыталась нащупать концы программок.
  - Прекрати! - предостерег маг, вскидывая ладонь. Я вздрогнула, возвращая к нему взгляд. - Вот именно это я и имею в виду. Не лезь пока...
  Неуютно поведя плечами, я пошла наверх. Мало ли чего Ройс мог напихать в защиту своего жилища. Самым легким наказанием за вторжение могло быть простое головокружение. Далее - потеря сознания. А потом фантазия могла рисовать совершенно не радужные картины. Проверять же изобретательность Ройса совершенно не хотелось.
  Поднявшись в залу, я вспомнила проведенный здесь вечер. Бывает ли здесь когда-нибудь лето? На диване клевал носом водитель цинна. Разведя огонь в камине, я обернулась к вышедшему из комнаты Ройсу.
  - Дочери императора мы отведем эту кладовку, - кивнул он за спину с обычной веселой улыбочкой. Я заглянула за его плечо. В следующее мгновение его взгляд метнулся к удивленно обернувшемуся водителю. Лицо стало сосредоточенным, если не сказать серьезным.
  - Виноват... - вскоре пожал он плечами и снова улыбнулся. - Ошибку исправил.
  Я же наблюдала, как псионик-водитель вытягивается на диване, сладко посапывая во сне.
  - Зачем тебе цинн? - поднялся тем временем Инфор.
  Я прошла в комнату, осматриваясь.
  - Хочешь посмотреть на снежных мамонтов?
  - Нет...
  - Они почти в двухстах километрах от нас. Если можешь дотянуться, посмотри сам.
  - И что?
  Я встала в проеме. Такой шанс может представиться единственный раз в жизни. Неужели ты сам не хочешь их увидеть? Если повезет - дотронуться. Они же чудо! Мало кто верит, что они вообще еще существуют!
  Я надеялась, что мои эмоции в полной мере выражаются на лице. Инфор переводил свой колючий взгляд с меня на Ройса и обратно. Когда парень обернулся ко мне, улыбаясь и облизывая губы в предвкушении, я еле сдержалась, чтобы не запищать от счастья. Недовольно качнув головой, Инфор прошел в комнату рядом с моей.
  - Я тут? - спросил хозяина дома.
  Смущенно отвернувшись, я зажмурилась. Снежные мамонты - я их увижу!
  Вытаскивая из карманов нехитрый скарб, я не могла не улыбаться.
  - Можешь копаться в защите! - послышался голос Ройса.
  Через пару минут зашел Инфор. Осмотревшись, я села на стул у бюро. Очень хотелось надеяться, что я разберусь в том, что собирается делать маг. Хотя, даже защитные программы Кларисс были для меня слишком замысловаты. В комнате, кроме широкой кровати, стенного шкафа до потолка и бюро с задвинутым стулом больше ничего не было. Она казалась чересчур свободной и оттого - еще более холодной. Хотя, зайдя, Инфор принес с собой и тепло. Замерев по центру комнаты, прямо у подножия кровати, маг начал разбирать то, что наваяла для защиты своего жилища полукровка Кларисс.
  Через четверть часа я сдалась. Слишком огромная разница была в ступенях и опыте. Часть того, что я видела - тяжело было разобрать. Многое же оставалось за пределом моих способностей. Оставив Инфора, я вышла.
  Водитель все так же сопел на диване. Перед ним в паре метров весело трещал каминный огонь. Из этой залы лишь две двери вели в комнаты и коридор выходил к лестнице. Об остальной части дома я не знала. В свое единственное посещение этого дома я не видела никого и ничего, кроме Кларисс и Андреса. А ведь уже тогда, лишь увидев нас рядом, Ройс понял кто мы друг другу. Возможно, это и вызвало в нем ту волну агрессии, мгновенно вылившуюся в конфликт с матерью и разбитое окно.
  Выйдя на лестницу, я уткнулась взглядом в дверь на другой стороне балкона. Приоткрыла, нерешительно заходя. Здесь тоже был камин, но места для вечерних посиделок за фужером вина не предусматривалось. На дальней стене располагались две двери в следующие комнаты. У правой стены громоздился резной стол, заваленный книгами, бумагами и всевозможным магическим хламом. В Школе бы за такое состояние рабочего места меня бы отругали. Возможно, Ройс использовал магические заготовки для своего досуга? Или это материалы Кларисс? Сложно сказать. Больше заинтересовали рисунки. Я перекладывала наброски с восхищением, какое неизменно посещало меня при наблюдении несомненного таланта. Когда из двери правой комнаты вышел Ройс, я почувствовала что вторглась в его личную жизнь. Но он лишь улыбнулся. Я хотела спросить, его ли это рисунки, но не решилась.
  - Это не рабочее место, Дайан. Мамин кабинет внизу, напротив кухни, по другую сторону от лестницы, - сказал он так, будто посещение этого места могло бы стать для меня событием более важным, чем наблюдение снежных мамонтов. - Он открыт. Все двери открыты. Вниз тоже.
  - Вниз?
  Ройс широко улыбнулся, не отвечая. Что может быть внизу? Кладовая, подвал, комната для тренировок? Ну, не пыточная же? Засмеявшись, полукровка направился ко мне.
  - Через час-два водитель проснется, поедем на север. Часа полтора пути, не дольше. Пойдем.
  Пропустив хозяина дома вперед, я последовала за ним. Ройс спустился на первый этаж и обошел лестницу. Я поняла, что здесь как раз находиться кабинет Кларисс. Но полукровка вошел в дверку в основании лестницы и начал спускаться.
  - Это все мамино. В своем плаще ты окоченеешь через десять минут на морозе.
  - А Инфор?
  - И его оденем.
  - Слушай, - вспомнила я. - Помнишь плащ, который мне Лавин Лиран дал? Там ведь были...
  - Дайан, - остановил меня полукровка. - Ты маг, не я! Ты копайся, я пойду поищу поесть что-нибудь.
  Оставив меня перед раскрытыми дверями стенного шкафа, парень ушел. Я прикоснулась к полушубку с длиннющим белым ворсом. В таком точно можно в сугробе уснуть и не замерзнуть. Даже если не брать во внимание программки сохранения температуры...
  Огромный шкаф, тянущийся по всей ширине дома, прерывался дверью в кладовую. В основании лестницы в темноте виднелась дверь со спуском еще ниже под землю. Накинув приглянувшийся полушубок, я осторожно направилась вниз. Казалось, что здесь еще холоднее, чем на улице. Спуск в неизведанную темноту тревожно ворочал внутренности. Скоро рука сама наткнулась на осветительный кристалл. Когда он загорелся, я открыла рот и замерла. Вот тут мы с Инфором и будем тренироваться...
  Слабый свет кристалла не доставал до стен подземелья, которое казалось огромным. Здесь были и стены и невысокие стенки, но они выполняли функцию скорее преград, чем разделения. Справа от меня от потолка к полу спускались тонкие металлические пруты. Пахло магией. Как будто на лужайке у школы в Турхеме, здесь ощущались десятки следов различных проявлений, начиная от стихийных сгустков, и заканчивая стройными защитными программами. Взяв осветительный кристалл с собой, я пошла вперед. В десятке метров слева почувствовала рамки. Помотала головой, прогоняя наваждение. Рамки для щитов, но без человека, без носителя сознания! Сами по себе! То есть, даже не программа на креациновой основе, просто магия земли сама по себе!
  - Дайан! - послышался сзади голос Ройса. Я обернулась, сглатывая. - Холодно же. Пойдем наверх.
  - Кто эти рамки поставил? - крикнула я, и голос предательски сорвался.
  Ройс пошел ко мне.
  - Я не маг. Я лишь приблизительно могу понять, о чем ты спрашиваешь.
  - Здесь вот, рамки! Смотри! - я подняла простую ледяную стенку, аккуратненько вписавшуюся в заданные параметры. - Кто их оставил тут? Как вообще можно оставить...
  Я сглотнула, продолжая мысль жестикуляцией. Ройс смотрел насмешливо и скучающе.
  - Мама или Андрес. Кроме нас здесь больше никто не бывает.
  Остановив взгляд на лице полукровки, я выдохнула: пар изо рта растворился мгновенно. За плечом Ройса появился идущий к нам Инфор. Не находя слов, я вытянула руку в направлении рамок.
  - Ты туда вон посмотри, - с изумленной усмешкой он указал за меня, куда-то направо.
  Я обернулась и тряхнула головой, не веря. Выпустив из рук осветительный кристалл, сделала несколько шагов вперед. 'Пьюрен' - возникла ассоциация в голове и никак иначе я уже не могла бы назвать то, что видела. В двадцати метрах от меня журча и перевоплощаясь, зависли водяные сгустки. Самый крупный, с мою комнату по площади, находился в метре от пола. Остальные, разных размеров и принимающие совершенно непрогнозируемые формы, изредка перетекая друг в друга, зависли вокруг.
  - Свет? - обернулась я, притрагиваясь к груди. Сердце слишком сильно колотилось. Когда сзади загорелась длинная, от потолка до пола, спираль, я сглотнула. - Это ведь...Пьюрен?
  - Да, маленькая копия. Его самое любимое место на Земле.
  Я прошла между прозрачными сгустками воды и протянула руку к отполированной каменной глыбе, качающейся между большим водяным образованием и несколькими маленькими. Услышав шорох, обернулась. Ройса на старом месте уже не было. Когда я вернула взгляд к Пьюрену, полукровка протягивал руку с плоского шатающегося камня. Легко подняв меня, он отошел на шаг, уравновешивая ненадежную каменную плиту. Не решаясь подняться в полный рост, я обернулась к Инфору.
  - Ты был там?
  Маг отрицательно качнул головой. Я закусила губу, пытаясь сдержать восторг внутри себя. Если бы я смогла побывать там... хоть секунду, хоть мгновение!
  Обернувшись к полукровке, я осеклась. Он тут отвернулся, наблюдая что-то по сторонам. Он был там. Я знаю. Он сказал об этом на дирижабле, когда я смотрела страницу книги Кам Ин Зара о местах силы. Наверно уже тогда он впервые подумал о том, что озвучил недавно: он получил все, что могла бы получить я. И Пьюрен в том числе. Значило ли это для него так много, как значит для меня? Отвернувшись, я спрыгнула с камня. Щиколотки болезненно закололо, заставив жмуриться. Распрямившись, я запустила на прощание пальцы в ледяную воду ближайшего сгустка и пошла к лестнице в дом.
  Сев за стол на кухне, я уткнулась в кулаке. Хотелось есть и горячего чаю. Иногда казалось, что я перестаю замечать окружающих холод. Но эта иллюзия рассеивалась, как только начинало сводить челюсти.
  - ... Дайан и дверь. Остальное завтра, - послышался голос Инфора.
  - Я есть хочу, - проговорила я, когда полукровки зашли. Ройс предсказуемо засмеялся, Инфор наоборот нахмурился. - Я сказала: готовить я не умею и не буду!
  - Пошли, - кивнул маг примирительно и улыбнулся. Его агрессивное лицо предвещало улыбку так же, как ястреб мог бы предвещать соловьиные трели. Казалось, что улыбка не принадлежит ему. Она была как свет без источника, как рамки без человека... и невообразимо ему шла, меняя и трансформируя жесткость в красоту, а агрессию в страсть. Жуткая сила таилась за этой улыбкой, возможно, потому она и была столь редким гостем на его лице.
  Когда, спустя мгновение, Инфор стал снова серьезен, я поежилась под его взглядом и отвернулась.
  Так и не осмелившись распрощаться с полушубком Кларисс, я была готова идти хоть на край света. Через несколько минут мы вышли.
  - Очень многое здесь может показаться тебе непривычным, - обернулся ко мне Ройс, когда мы переходили улицу, - почти все северяне - специалисты. Хоть слабенькие, но маги, псионики, видоки, рейнджеры. Не думай об Андресе. Никто не будет к тебе лезть, но не провоцируй сама. И... все изначально дружелюбны. Запомни это. Даже если к тебе подойдет какой-нибудь здоровый и вонючий обросший мужик и его приветствие покажется оскорблением, сделай выдох и успокойся. Просто прими за правило и поверь мне на слово: все до единого, кого ты увидишь - изначально дружелюбны. Ты не всегда сможешь понять их, но прежде чем отреагировать, посмотри на меня.
  В недоумении я обернулась к Инфору. Тот кивнул на полукровку, заставляя вернуть внимание к Ройсу. Похоже, он тоже считал это важным.
  - Это не Объединенные земли, Дайан. Северяне другие. Они сложнее и проще одновременно. Если коротышка сочтет необходимым просветить тебя по поводу твоего роста, он это сделает. Если кто-то сочтет тебя привлекательной и соблазнительной, он проявит совершенно определенные знаки внимания. Здесь никто не скажет, что у тебя красивые глаза, думая о том, что у тебя потрясающая грудь. Никто. Женщины тоже.
  Я подняла руку, останавливая этот ознакомительный монолог.
  - Просто имей в виду, что никто здесь не хочет обидеть тебя. Я тебя знаю, ты тут же надумаешь миллион причин, побудивших человека сказать тебе это. Отключи все это. Отключи Объединенные земли. Отключи Андреса и... - взяв за руку, Ройс притянул меня к себе и обнял за плечи, - если ты подумаешь обо мне или Петире, каждый второй псионик в радиусе километра отреагирует на твой эмоциональный посыл. Будь готова к этому. Просто потому что ты чужая. И если ты противопоставишь себя хотя бы одному северянину, ты противопоставишь себя им всем.
  - Проще говоря, - проговорил Инфор за спиной, - если ты видишь, что человек перед тобой слишком долгое время провел без воды, но с собаками, ты можешь сказать: 'Уважаемый, от тебя несет как от козла', но при этом подумать: 'Человек, пусть ты воняешь как куча говна, я все равно тебя люблю'. Второе правило севера: врагом станет тот, кого врагом сделаешь ты сам.
  - А первое?
  - Не вмешивайся в их споры, - ответил Ройс и толкнул ногой дверь.
  - Полукровка! - крикнул кто-то, и я пошатнулась от волны густого спертого воздуха. Ройс удержал меня, все еще обнимая за плечи. - Куда-то вы запропастились с мамашей. Что за кошечка. Не наша. Эх, ты!
  Найдя говорившего, я улыбнулась. Через столик, в компании внимательно рассматривавшего нас серого мужичка, сидел чуть седоватый человек с маленьким носом, будто клювом и круглыми голубыми глазами. Нос или все лицо делало его похожим на птичку, понять было сложно. Но когда Ройс обернулся к нему, я лишь тихонько засмеялась.
  - Захотите, станет вашей.... - коротко улыбнулся Ройс, направляясь к свободному столику. Я сглотнула. Мгновенно вспомнились шок и смущение, накатившее на меня в прошлое посещение этого заведения.
  - Чики, дружище, найди себе добычу по размерам. Оставь в покое мамонтов, - послышалось из глубины.
  Когда мы сели, внимание не убавилось. Возможно, у них здесь было слишком мало развлечений, и взаимные безобидные поддевки скрашивали их жизнь.
  - Кто-нибудь уже бегал к табуну на севере? - спросил Ройс громко, отклоняясь назад.
  - Не хотели вызвать твоей ревности, полукровка! - послышался голос издалека слева.
  Ройс недовольно покачал головой и презрительно пояснил:
  - Они им не интересны. Они считают, что изучив пару табунов три сотни лет назад, они все уже знают.
  - Как они отреагировали на твой визит с лучшими друзьями осенью? - спросила я.
  - Неоднозначно... - увернулся он, накрывая мою лежащую на столешнице ладонь своей.
  Я отвернулась, скользнув взглядом по лицу Инфора и поймав в фокус лица сидящих за столиком перед нами.
  - Ройс! - послышался звонкий улыбчивый голос над головой, - босяк заскучал в своем дворце и позвал вас обратно?
  Я подняла взгляд. Женщина выкладывала с подноса на стол тарелки и поглядывала на Ройса обожающим, практически облизывающим взглядом. Переведя внимание на полукровку, я вынула руку из-под его ладони. И много их, таких обожательниц? Тут же переключив внимание на меня, парень уперся взглядом в глаза. В мыслях, без слов и выстроенных фраз образовался ответ: какая разница, если никто из них никогда и ни за что не решиться пойти на отношения с полукровкой?
  Я тут же подумала о Риан. Все же одна нашлась...
  Инфор молча принялся за еду. Даже если он чувствовал и понимал происходящее между нами, то не обращал внимания или не подавал виду. Если Ройс был прав по поводу насыщенности населения специалистами, то отсутствие надобности общения голосом с хозяевами забегаловки становились логичными.
  - Чем они живут? - спросила я через некоторое время.
  - Магическими, псионическими разработками и исследованиями. Где-то развито животноводство, но это для души. Чем живут гильдийцы в Объединенных землях? Можно считать, что север - это одна большая разношерстная гильдия в себе.
  - А лето здесь бывает?
  Ройс рассмеялся:
  - Здесь редко. В Миренгое - регулярно.
  - Мать не собирается сюда? - спросил Инфор.
  - А что?
  - Если мы полетим к твоим мамонтам, мне придется закрыть дом. Не хотелось бы оставлять Кларисс непредвиденных сюрпризов.
  - Я предупрежу.
  В общем-то, если не считать реплик периодически входящих в таверну людей, обед прошел спокойно. Необычным было то, что они общались одновременно сразу со всеми. Если кто-то повышал голос, то в разговор тут же вливались все, кто его слышал. На одном конце зала могли беззлобно крикнуть о том, что мясо пережарено. На другом, даже если мы, сидящие в центре, не до конца расслышали фразу, тут же подхватывали какой-нибудь шуткой о готовившем это мясо поваре. Эмоция с одной стороны тут же проявлялась колыханием посетителей с другой. Создавалось впечатление, что буквально все сидящие в забегаловке воспринимают то, что входит в уши или мысли одного из них. Роясь в архивах историков, я однажды натолкнулась на предположение о коллективном сознании северян. Сидя в этой забегаловке, я была склонна признать наличие данного факта.
  После обеда дом Ройса встретил нас небрежным, я бы даже сказала изящным похрапыванием. Возможно, во мне все еще работала рекомендация полукровки воспринимать все происходящее вокруг дружелюбно. Хотя... ну устал человек после ночи жесткой концентрации на ведении цинна, что же поделать? Положительно, в доме стало значительно теплее. Скинув мохнатый полушубок Кларисс, я повесила его рядом со своим плащом.
  - Сколько до них? - спросил Инфор куда-то в пустоту.
  - Полтора часа или где-то так.
  - Через четыре часа стемнеет.
  Ройс поднял подбородок, задумавшись.
  - Завтра с утра, тогда. Пусть выспится.
  Я пошла на кухню, имея стойкое желание выудить из запасов Кларисс бутылочку вина. Подогреть его и разлить этим маго-псионикам по бокалам, чтобы они, наконец, смогли успокоиться и расслабиться. Хотелось сладенького и горячего. Чего-то такого... Порычать хотелось. Поиграть в снежки. Побегать по стенам. Помучить кого-нибудь. Защекотать насмерть! Мию бы сюда... Но Мия стремительно выходила из моей жизни.
  Я обернулась от открытой дверки шкафчика. В проеме стоял Ройс и беззвучно смеялся, прикрывая лицо рукой. Что?!
  - В соседнем, - проговорил он хрипло, не переставая смеяться.
  Открыв соседнюю дверку, я увидела пару десятков горлышек бутылей, торчащих из деревянных сот.
  - Что на Сиане? Ты знаешь? - спросила я, не оборачиваясь.
  Ройс отсмеялся, но не отвечал. Кинув на него взгляд, я протянула бутыль. Он подошел.
  - Что там? - повторила я вопрос. Ты не можешь не знать.
  - Война там, Дайан, - проговорил полукровка, - и на Сиане - в меньшей степени. Большинство столкновений со стороны Эсхона. Андрес приказал заблокировать все порталы в крупных городах. Гильдийцы перемещаются исключительно кристаллами. Это удерживает перевес на нашей стороне, несмотря на то, что мы вынуждены держать и Сиан и центр.
  - Как это, - я всплеснула руками. - Как это выражается?
  Я не знала, что значит 'война'. В истории далекого прошлого это слово отпечаталось величайшими разрушениями и потерями. Но как это выглядит, в наше время, на нашей земле - я представить не могла.
  Взяв бутыль за горлышко, Ройс пошел к выходу.
  - Очень по-разному, - продолжал он, поднимаясь. - Где-то нападение на мирное население... поджоги, насилие, убийства...
  Мы поднялись наверх.
  - Может его перенести куда? - Инфор задумчиво смотрел на водителя, потирая подбородок. - Ты его совсем отключил?
  - Да нет. Стер пару минут, добавил пару иллюзий. Он просто спит, - ответил Ройс, ставя бутыль на стол. - Пусть лежит. Я пойму, когда проснется.
  Забравшись с ногами в кресло, я откинула голову. Как же хорошо, спокойно тут.
  - Ты видел войны, Инфор? - спросила мага.
  Он отрицательно покачал головой.
  - И не хочу, - добавил вслух.
  - Я боюсь за маму... - призналась я тихо.
  Ройс достал бокалы и разлил вино. Сел в кресло напротив, расслабленно вытягиваясь.
  - Кто над поселком ставил щит? - спросил задумчиво маг.
  - Андрес.
  Мне начинало казаться, что я нахожусь не каком-то отрезанном от цивилизации поселке диких северян, а напротив, в законспирированном лагере 'на крайний случай', оснащенном последними разработками магов и псиоников по всему периметру. Тут еще и какой-то щит был поверх всего поселка?
  - А сигнал кому?
  - В администрацию, потом нам.
  - На Дайан реагировал? - Инфор прошел в поле моего зрения и сел у ног водителя на диван.
  - Она тут не впервые. На тебя реагировал.
  Задумчиво опустив взгляд, маг кивал. Снизу послышался высокий звук колокольчика. Поднявшись, Ройс пошел вниз. Я перевела взгляд на Инфора.
  - Мы же в безопасности тут? Бояться нечего?
  Инфор не реагировал на риторические вопросы. Это я еще на дирижабле поняла. Но его молчание напрягало. Закусив губу, я уткнулась подбородком в коленку.
  - Завтра у нас будет спасительница от голода, - обрадовал Ройс, возвращаясь в залу.
  - А я думала, здесь уже не осталось сумасшедших, кто осмелился бы работать в вашем доме...
  - Ты права. Остались лишь такие, как Риан: добрые и бесстрашные...
  Резко отвернувшись, я уткнула взгляд в подлокотник. Зачем я это сказала... Сотню раз уже могла понять, что последнее слово останется за полукровкой. Даже на самое едкое мое замечание он ответит еще более гадкой издевкой. И обязательно это заденет меня, даже если по идее не должно касаться.
  - Может, пойдем вниз? - обратилась я к Инфору. Он отрицательно покачал головой, кивая на пригубленный бокал вина.
  - С утра, если хочешь. Или после мамонтов. Но не после этого.
  Я нахмурилась: всего глоток сделала!
  - Ты в полной концентрации путаешь физические и стихийные щиты. Не хочу соблазнять твоего полукровку на агрессию в свой адрес, если ты вдруг отгородишься от металла воздухом...
  Я сглотнула. Твоего полукровку? Потянулась к бокалу, лишь бы не поднять взгляда. Один раз ошиблась...
  Твоего полукровку?!
  - На какой ступени маг может удерживать комплексные щиты?
  - С шестой - седьмой. Не надейся. Медленный прогресс в этом процессе - лишь следствие твоей лени и безалаберности. Если бы ты на самом деле была дочерью Андреса, можно было бы говорить о потенциале намного выше, чем присвоенная пятая ступень.
  Я вскинула взгляд, открывая рот.
  - Она его дочь, - тут же подал голос Ройс.
  - Как кого ты взялся меня охранять? - прошептала я, будто снова опущенная в корыто с помоями.
  - Как девушку, к которой Андрес относится как к дочери.
  Сглотнув, я отвернулась. Глаза мгновенно наполнились слезами. Ройс поднялся, обходя кресло.
  - Без обид, девочка. Я познакомился с Андресом еще до того, как Кларисс посадила его в кабинет Ранцесса. Все знают, что любил он в своей жизни лишь ланитку.
  Поднявшись, я пошла к себе в комнату. Лучше бы ты так и сидел в своей колючей скорлупе! Хлопнув дверью, я легла на кровать. Это сказал человек, которому отец 'доверяет как себе'. Что же думает не приближенное к императору население Объединенных земель? Неужели я так и останусь подругой императора, ввиду обстоятельств возведенной в ранг дочери?
  - Уйди! - рявкнула я на зашедшего Ройса. Прикрыв за спиной дверь, он склонил голову. Я поднялась, подминая под себя подушку.
  - Он пытается тебя защитить.
  - Что? - возмутилась я. - Не унизить, не посмеяться - защитить?
  - Дайан, - Ройс подошел и присел рядом, взяв мою ладонь. Я выдернула руку, он поймал снова. - Он злит тебя. Инфор действительно знает Андреса достаточно давно. И верит ему на слово, даже в мыслях не допуская сомнений. Не ярись так. Хочешь, чтобы он поверил, что ты не просто любимица декана и императора, докажи ему.
  - Зачем ты это говоришь? Если это правда, зачем? Если ты думаешь, что успокоил меня, то ничего подобного!
  - Чтобы ты не перестала ему доверять. Только для этого. Ты не умеешь держать одновременно несколько щитов, но ты умеешь одновременно ненавидеть и доверять...
  Открыв рот, я тут же сжала зубы в возмущении. Ройс улыбнулся. Отвратительный тип...
  - Хочешь узнать, что он думает? О тебе и Андресе, о нас...
  - Нас? Не хочу!
  - Он считает, что ты играешь мной. Ты простила и забыла насилие в хижине Горана Ссорена. А без этого твое влечение ко мне и мое ответное желание приобретает совершенно другие окрасы.
  - Ты бредишь... - выдернув ладонь, я поднялась и отошла к окну.
  - Да-да. С точки зрения Инфора жертва - я. А ты беспринципная и беспощадная соблазнительница.
  - Пусть так. Что теперь? Пойти рассказать, как все было на самом деле?
  Помолчав, Ройс поднялся.
  - Делай, что хочешь, - он направился к двери. - Позови, если понадоблюсь.
  Быстро выйдя, я направилась вниз. Накинула висящий на крючке у входа белый полушубок главной полукровки Объеденных земель и спустилась в подземелье. Взгляд то и дело возвращался к домашней копии Пьюрена. Замерев у рамок отца, я начала тренироваться в поднимании комплексных щитов.
  Может через час, когда нос и пальцы рук околели, в подвал спустился Инфор. Усмешка на лице делала его еще злее, чем он казался, будучи спокойным.
  
  23.
  Через полтора часа полета мы наткнулись лишь на широченную полосу из огромных круглых следов. Еще через минут двадцать увидели шевеление снега впереди.
  - Давай в сторону.
  Я пыталась рассмотреть их, но пока было слишком далеко.
  Еще через четверть часа, задерживая дыхание и сглатывая восторги, мы замедлили скорость. Сотни огромных, с двух-трех этажный дом белых мохнатых исполинов неторопливо брели по бескрайней снежной степи.
  - Как много... - шептала я, прилепившись лбом к окошку цинна. - Какие огромные...
  - Сделав их снежными, на какое-то время мы практически истребили этот вид. Хороня всю растительность под мерзлотой, мамонты лишали себя всего возможного пропитания.
  - Как же они выжили?
  - Отрывали растительность под снегом, питались тем, что оставалось на кустах и деревьях. Тяжело, с потерями, но как-то выжили. У них работает процесс накопления. Это их и спасает...
  - Как у верблюдов?
  - Ну, да. Как у верблюдов, - усмехнулся Ройс.
  Через минут десять мы добрались до пары, идущей во главе колонны. Полукровка попросил остановить. Нацепив на ноги снегоступы, он спрыгнул из цинна. Животные отреагировали мгновенно. Открыв свою дверь, я замешкалась. Если такой зверь решит защищаться, ему будет достаточно наступить на парня или двинуть длиннющим бивнем. Полукровка же быстро и уверенно шел к исполинам, словно они были его старыми друзьями.
  Колонна, почувствовав заминку спереди, начала рыть снег. Животное во главе наблюдало за приближающимся человечком. Спрыгнув в снег, я осталась стоять вкопанной статуей. Мне было по бедро. Водитель с Инфором лишь наблюдали...
  Когда Ройс подошел вплотную к мамонту, захотелось забиться куда-нибудь в угол. В животе заворочался ужас. Парень не доставал им до колен... конечно, если эти темные круги на ногах были коленями. Протянув руку, полукровка прикоснулся к хоботу. Практически потерся щекой, обнимая. Я сглотнула, пытаясь сделать шаг назад. Куда там...
  В следующее мгновение полукровка наклонился к ногам и сразу поднявшись, наступил животному ногой на хобот. Я не смела отвести взгляд, пока Ройс поднялся к бивням и устроился так, как я видела в его иллюзии. Неужели, правда? Неужели это действительно было? Он на них ... катался? Непроизвольно дернувшись, когда мамонт сделал шаг в сторону цинна, я обернулась. Водитель решил ретироваться. Когда это понял Инфор, выпрыгивая из колбы, я ловила сердце в почках.
  - Отойди! - крикнул маг.
  Я хлопнула глазами в его сторону. Летать я не умею...
  Улыбаясь, словно ребенок, Ройс с животным спокойно добрели до меня.
  - Я описаюсь сейчас от страха, - прошептала я. Ройс засмеялся, протягивая руку.
  Замахав руками, я попыталась спросить, не укусит ли, не убьет, ни отшвырнет, ни сделает ли что-нибудь несовместимое с жизнью... но из груди вырвался лишь стон.
  - Давай руку! Они людей видят раз в году. И единственный, кого они видят - это я.
  - Ты их...- я повела пальцем у виска. - Контролируешь?
  Ройс захохотал еще громче:
  - Руку давай!
  Обернувшись к Инфору, во взгляде которого читалась готовность убить весь этот табун при намеке на опасность, я протянула руку. Легко подтянув меня к себе, Ройс кивнул наверх. Увидев мои расширившиеся в ужасе глаза, он еще шире улыбнулся. Посмотрев вверх, я примерилась. Потянулась к чубу, Ройс подтолкнул вперед и вверх. Оказавшись на голове животного, я захохотала. Мир стал меньше и беззащитнее отсюда. Съехав на шею животного, я ухватилась за белый мех. Вблизи он был не такой уж и белый. Более того, он был совсем не белый, сальный и вонючий. Но удовольствия это ни в коей мере не уменьшало. Пальцы мерзли под ветром.
  - Руки! - крикнул парень, подняв голову.
  Я надела варежки и кивнула, счастливо улыбаясь. Я предполагала, что мы пройдемся пару десятков метров. Но когда животное набрало воздух в легкие и затрубило, я потеряла дар речи и вжалась в жесткую шерсть. В следующее мгновение скала подо мной задвигалась. Впившись руками и ногами в мамонта, я зажмурилась от страха.
  - Ройс!
  Ты смерти моей хочешь... Я поняла. Без сомнения!
  Открыв глаза, я выглянула вперед поверх мохнатого чуба. Упасть с такого тела было не так уж просто. Больше удивляло то, что он умел бегать! То есть быстро! Очень! Оглянувшись на Инфора, я показа ему язык и засмеялась. Впереди безграничной пеленой сливались в горизонт снег и небо. Стянув зубами варежки, я запустила ладони в шерсть. Огромное животное подо мной замерло на мгновение, разворачиваясь. Впереди показался цинн.
  - Не раздавит? - крикнула я полукровке.
  Ройс не ответил. Я чувствовала, что если он и не абсолютно счастлив, то испытывает тот же неописуемые восторг, что и я. Единственное 'но' - казалось, он не думал ни о чем, отдавшись этому дикому белому исполину. Я так не умела, и когда цинн оказался в полусотне метров перед нами, а перед ним - Инфор, я закричала.
  - Ройс!
  Мамонт сменил направление, обдав мага снежной пылью. Я захлебывалась, смеясь. Я уже влюбилась в них. Безумно и навечно. Минут через не знаю сколько, но мамонт остановился. Ройс поймал меня внизу, как когда-то с крыши дома. Поискал глазами свои снегоступы.
  - Подожди. Познакомлю кое с кем, - задержал меня, оборачиваясь.
  Подобрав снегоступы, всучил мне. Пошел по краю вытоптанной колеи вдоль разбредшейся колонны. Животные обращали на человечка внимания не больше, чем прохожий на сорняк у дороги. Поняв, что я осталась с мамонтом, тянущим ко мне хобот, наедине, я сглотнула и побежала за полукровкой.
  - Это Ройси, - сказал он, дотрагиваясь до уха мамонтенка ростом в треть крупных. - Ей шесть лет. Мы старые друзья.
  - Ты назвал мамонта в свою честь? - рассмеялась я.
  - Она не была против, - пожал плечом парень и обернулся к старой подруге.
  Я подошла к мамонтенку и потянулась к щеке. Ройси недовольно повела ушами, фыркая. Хорошая девочка...
  - А большого ты успокаивал? - все же уточнила я.
  - Это взрослое дикое животное, Дайан. У них есть понятие человека, но для того, чтобы они привыкли к нам, нужно общаться и присутствовать в их жизни.
  Осмотревшись, я сглотнула. Вокруг медленно перемещались огромные мохнатые тела. Они даже не заметят, если наступят.
  - Не бойся, - тряхнул головой полукровка, гладя основание хобота своей тезки. -Сейчас им ничего не угрожает и они не станут нападать. Мамонты необыкновенно добры и опасно доверчивы. Потому и находятся на грани вымирания...
  - На них охотятся? - догадалась я, грустнея.
  - Снежный мамонт... - ответил он просто. - Почти сказка...
  Я опустила взгляд. Ройс спросил:
  - Ты чувствуешь в них какую-нибудь магию?
  - Нет. Даже присутствия подпрограмм... ничего. Даже креацина.
  Подняв взгляд к заинтересовавшемуся нами исполину, я отошла за спину Ройса. Парень протянул руку, в которой каким-то неведомым образом оказалось яблоко. Ройси тут же ухватила его хоботом и отправила в рот. Большой потянулся тоже. Полукровка вздохнул.
  - Кажется, Инфор считает, что нас уже затоптали, - подумала я вслух.
  - Тебе не все равно?
  - Нет, - тряхнула я головой.
  - Где варежки посеяла? - он мгновенно схватил мои руки.
  - В них держаться неудобно было... - оправдалась я, - Пойдем.
  Ройс медлил, оборачиваясь на тезку. Я нахмурилась.
  - Пойдем, - повторила, вынимая руки из горячих ладоней.
  - Иди, - проговорил, кивая на снегоступы у меня подмышкой. - Я сейчас.
  Неловко отступив с дороги, Ройс дал мне проход между тезкой и большим мамонтом. Сдерживая волнение, я проскользнула между ними и наклонилась пристегнуть снегоступы. Я побоялась обернуться, неуклюже ковыляя к цинну. Если полукровка кого-то и любил на свете, кроме матери, так это были они... Огромные белые исполины, замученные когда-то опытами и практически вымершие. Нахлынула болезненная печаль. Понимание того, что в следующий их проход мимо деревни в табуне может не оказаться Ройси или вожака, ножом скребло по сердцу. И Ройс это понимал. И не мог защитить. Просто любил. Просто наблюдал. Просто...
  Кинув взгляд на Инфора, я забралась в цинн. Животные степенно ковыряли хоботами сугробы, пытаясь отыскать под слоем снега растительность. Неторопливо перемещаясь, они казались вечными и совершенными. Рядом с ними человек был лишь букашкой, по недоразумению оказавшейся чуть выше на лестнице эволюции. И это недоразумение давало нам право убивать...
  Ройс показался через несколько минут, найдя в себе силы распрощаться с мамонтенком. Минуя сугробы мгновенными незримыми прыжками, через минуту он был уже возле цинна. Обернулся, наблюдая за табуном, тянущимся далеко влево. Хлопнув его по плечу, Инфор, неуклюже вытаскивая из снега ноги, начал пробираться к колбе. Я не смела окликнуть полукровку. Руки и лицо уже потеряли чувствительность, ноги тоже начали подмерзать. Но один взгляд на парня отрезал все права на нытье. Взглянув на меня, он нахмурился и снова отвел взгляд на живые белые скалы. В какой-то момент я все же увидела блеск в его глазах и вжалась вглубь цинна, закусывая губы. Ну, не можешь ты быть таким. Не должен...
  Позволив небу вздохнуть, облака пропустили на снежную пустыню солнечные лучи.
  Поехали. Пожалуйста. Иначе я сама зареву... Я и так реву через день. Ну, поехали! Выглянув из цинна, я встретилась взглядом с полукровкой. Он молчал, кусая губы и вытирая нос. Улыбнулся как-то жалко и сразу нахмурился. Не сдержавшись, я отвернулась.
  Ройс залез в цинн и закрыл дверь. Водитель тут же тронулся. Взяв мои ладони в свои, он начал греть их. Молча и печально. Лишь бы не смотреть на удаляющийся табун. Лишь бы не думать о них. Не видеть. Забыть до следующего раза, пока кто-то не скажет, что они идут мимо. Пока сам не почувствует их приближения. Пока...
  Смотря на полукровку во все глаза, я не могла поймать его взгляд. Он был везде: на моих пальцах, на водителе, сзади, сбоку...
  - Я не хотел портить тебе день, - проговорил тихо.
  Я изумленно отклонилась назад. Много ли в моей жизни было таких дней?
  - Они истинные дети земли, они просты, добры и почти вечны. Ты знаешь, что мамонты живут столько же, сколько ланиты? В веках мы с Ройси почти ровесники. Каждый раз я боюсь не увидеть ее...
  Я почувствовала, как по оттаивающей щеке потекла слеза. Перестань. Это просто мамонты.
  - Они не сомневаются, не играют и не предают. И уходя, они всегда возвращаются, - шептал он, сжимая мои ладони и глядя в сторону...
  - Перестань, - прошептала я, шмыгая носом и вырывая руку.
  Серые ледяные глаза были наполнены влагой, но слезы так и не пролились. Наконец, остановив на мне взгляд, Ройс сжал губы.
  - Мы не стоим их. Мы уничтожаем их. Почти истребили. Потому мне совсем не жаль тех, кто попался под ноги в сентябре...
  Глубоко вздохнув, я отвернулась к окошку. Вот, значит, как...
  Подложив руку под щеку, я тихо плакала. Как же это сложно. Как же можно решиться на это? Как можно с этим жить? Как можно держать в себе эту любовь и эту ненависть? Как можно терпеть, когда слезы уже готовы пролиться?
  Полтора часа до дома мы пролетели в абсолютной тишине. Я смотрела в окно, не смея шевельнуться. За весь путь снежную пустыню разредила лишь одна получасовая лесная полоса. Было больно. Ото всего. Даже от собственного дыхания. Накатывающее в последние дни напряжение сформировалось в стальной прут с узлом в груди. Было тяжело, даже, дышать.
  Отпустив водителя, мы вошли в дом. Из кухни выглянула темноволосая миловидная женщина и широко улыбнулась. Откуда взялась?
  - Это Риан, - сказал Ройс нам, раздеваясь. Инфор коротко кивнул. Я отвела взгляд.
  - Что, теперь жалеешь, что разогнал всех хозяек в округе? - спросила она звонким мелодичным голосом, когда полукровка зашел на кухню. Инфор ушел наверх. Я стояла у входа, медля.
  - Ну, не всех же?
  Услышав объятия и поцелуи, будто это происходило на моих глазах, я сглотнула.
  - Не надейся, что я надолго. Пока заказов нет, я свободна. Через неделю уже что-нибудь снова объявиться...
  - Значит, неделя...
  Сжав зубы, я пошла вниз. Почему я злюсь? С чего вдруг? Не спустившись до конца, я замерла на ступенях. Тряхнула головой, протягивая руку к месту, где должен быть кристалл. Ухватив загорающийся конус, пошла вглубь подземелья. Рамки отца были мне друзьями на ближайшие дни. Они и более никто...
  Вспомнив все возможные щиты, я начала выстраивать комплексы и удерживать их. Через какое-то время, вспотев под полушубком и окоченев везде в открытых местах, я обернулась к лестнице. Решив отогреться и снова вернуться сюда, пошла наверх. В зале никого не было. Инфор наверняка усовершенствовал защиту в какой-нибудь части дома. Где был Ройс, я не представляла. Мне же очень хотелось под горячие струи воды. Отогреться и отмыться от мамонтов и пота.
  Вода обрушилась сплошным теплым потоком. Спине было холодно, а лицо и руки обжигало. Я засмеялась, прислоняясь к стене. Посмотрела на руки: вроде в порядке. Расскажу маме, что каталась на снежном мамонте - ни за что не поверит! Как же здорово было! Незабываемо! Закрыв глаза, я расслабилась под тяжелыми струями. Вспомнила огромный чуб мамонта и жесткий желтоватый волос. Если запустить руки в шерсть, то совсем не холодно. Как же он любит их. Больше чем людей. Может ли это быть оправданием? А нужны ли ему оправдания? Он не задается вопросами. Это я постоянно о чем-то волнуюсь. Он - другой.
  Через четверть часа, чистая до скрипа, я вышла в свою комнату и надела шерстяные штаны и свитер поверх рубашки. При моем появлении в зале с кресла поднялся Инфор. На его лице замерла одна сплошная ирония.
  - Что?
  Покачав головой, он улыбнулся:
  - Пойдем обедать.
  - Что смешного? Что? - не унималась я, выходя в коридор.
  - Одна твоя любовь к воде говорит о прямом родстве с Андресом... - прошептал он. Или даже сказал без слов. Я услышала это так тонко и беззвучно, прямо в затылок. Обернулась. Инфор продолжал улыбаться, взглядом подталкивая меня вниз по лестнице. Кроме Ройса в столовой больше никого не было. Я даже осмотрелась. Неужели она лишь сотворила эти аппетитные запахи и исчезла?
  Ройс осмотрел меня, будто неделю не видел. Стараясь не сильно выделяться в компании полукровок, я молча кусала губы, чтобы наружу не выползала улыбка. Я сама не могла понять, что именно вызывает ее. Мамонты, щиты или душ? Было просто хорошо и спокойно. Было просто.
  После обеда я перебралась наверх и устроилась у камина на кресле. Вспомнился вечер с Кларисс и Андресом. Если бы мама или отец известили о себе, было бы совсем спокойно и хорошо. Сколько времени мы сможем еще таиться вдали от Объединенных земель? Неделю, месяц?
  Через пару часов, когда я окончательно разомлела от каминного жара, в проеме двери замер Инфор. Остановив иллюзор с кристаллом Кларисс, который, судя по всему, кто-то забыл вернуть в гильдейскую библиотеку, я подняла взгляд на мага.
  - Думаю, еще минут десять и парень выдохнется. Тогда можно потренироваться.
  Я кивнула, поднимаясь. Это было так мило с его стороны: помочь мне подтянуть навыки, необходимые не просто для достойной работы в боевом направлении, но и для собственного выживания при серьезной опасности. Спустившись и накинув на плечи плащ, я пошла в самый низ. Светившая в ближней к лестнице трети пространства осветительная спираль не могла дотянуться до дальнего края. Из глубины шел ритмичный шум, будто работала какая-то машина. Отходя от лестницы, я заметила темную полосу, стелющуюся по правой стене. Сейчас она двигалась, отражая свет спирали. Я направилась посмотреть что там, но лента остановилась и звук пропал. Я обернулась вглубь пещеры. Оттуда шел Ройс. Остановив взгляд на полуголом парне, я поежилась от холода. От полукровки шел пар.
  - Твоя очередь, - устало улыбнулся, проходя мимо.
  Я промолчала, наблюдая удаляющуюся блестящую спину с прилипшими мокрыми локонами собранных в хвост волос. Остановившись, Ройс развернулся. На лице играла хоть и уставшая, но все такая же насмешливая улыбка. Когда он открыл рот, я резко отвернулась. Не знаю что он хотел сказать или изобразить... Когда же обернулась обратно, его уже не было. Сверху спускался Инфор.
  - Готова? - крикнул, останавливаясь у основания лестницы.
  Я нерешительно кивнула.
  Инфор был слишком далеко, чтобы я могла увидеть промелькнувшую улыбку. Но с псиониками расстояние редко имеет значение. Чувствуя повышающуюся концентрацию магии, я сделала несколько шагов назад и приготовилась. Протянув ко мне руку, маг раскрыл ладонь и подул в мою сторону, чуть пригибаясь. В тот же момент я поставила максимально насыщенный щит, какой могла удержать больше минуты. Отойдя еще дальше назад, закрыла глаза. Что-то будет...
  
  - У нас гости! - возникло в голове, и я лишь успела выставить руку, останавливая мага. По его резкому развороту поняла, что Ройс оповестил одновременно обоих. Пробежав десяток метров до лестницы, он скрылся. Я шла за ним, тяжело дыша. Не меньше часа он гонял меня. Когда я начала ныть, что не способна сконцентрироваться на том что он делает даже на расстоянии десяти-двадцати метров, Инфор просто кивнул. Раз ослабла концентрация внимания, займемся выносливостью. Меня можно было выжимать.
  Поднявшись наверх, я услышала голоса в правой зале, перед комнатой Ройса. Когда зашла, Инфор будто осматривал помещение - взгляд его перемещался быстро и хаотично.
  - Что происходит? - спросила у Ройса, присевшего на захламленную столешницу. Он не отреагировал на вопрос. Возможно, даже не услышал.
  Обернувшись к парню, Инфор направился из залы, быстро спустился. Выглянув за ним, я увидела лишь край плаща и захлопывающуюся дверь.
  - Кто-то за мной? - спросила снова, оборачиваясь к полукровке.
  - Возможно.
  - И... что?
  - Инфор разберется.
  - Ройс, что значит разберется?
  - Помнишь Умен? - Ройс прошел мимо. Облокотился о перила на балконе. - По какому поводу туда могли бы наведаться гости? Почему мы оказались там? В городе, где население несколько сот человек и одна гостиница для проформы?
  - Давай без аналогий.
  - Это северный Умен. Чужаки тут могут появиться по двум причинам: либо они от кого-то бегут, либо они кого-то ищут.
  - И как Инфор собирается с ними разбираться?
  - По трем... - подумал Ройс вслух, продолжая предыдущую мысль. Я тут же вспомнила о мамонтах. - Тебе не все равно? Он свою работу знает и во мнениях с советами со стороны, особенно твоих - не нуждается.
  - Ты сказал, где они? Куда они пошли?
  - Угу.
  Оттолкнувшись от перил, Ройс вернулся в зал.
  - Ройс! Я с тобой разговариваю!
  Подняв руку, парень щелкнул пальцами. Я замерла в проходе.
  - Ты их... ты что-то сделал с ними, чтобы Инфор мог спокойно сходить и 'разобраться'?
  - Угу, - за ним закрылась дверь. Я замерла, ища глазами поддержки по стенам и потолку.
  Пошла к себе в комнату. От стен, пола - отовсюду сочился гадкий холодный страх. Подвесив иллюзор над кроватью, я присела. Дома снова никто не отвечал. Подумав, я выбрала Мию.
  - Привет...
  - Давненько не виделись... - Мия смотрела на меня удивленно.
  - У меня дома никто не отвечает. Можешь сходить? Пять дней, такие смены для мамы непривычны.
  Мия зацепила пальцами подставку иллюзора, направилась к дивану. Сев, откинулась на спинку и обернулась ко мне.
  - Дома? Разве вы не переехали? Когда император признал тебя дочерью, ваш переезд показался логичным.
  - Ты о чем?
  - Ну, дома нет... это, конечно, необычно. Но мало ли, какие у вас там наверху закидоны приняты?
  - Мия... - я нахмурилась, голос пропадал, - что значит 'дома нет'?
  Подруга молчала, разглядывая меня.
  - А ты где, вообще?
  - Что значит 'дома нет'? - прошептала я снова.
  - На прошлой неделе Маранс проходил мимо, сказал что... как-то неаккуратно его снесли. Мы еще подумали, что разбивал псионик-недоучка, так как каждый нормальный сейчас на счету. Не до строительства и сноса...
  Прикрыв на мгновение глаза, я тихо попрощалась и протянула руку к иллюзору. Мия исчезла. Объединенные земли. Зальцестер. Резиденция Гильдии видящих. Эзнер!!!
  - Дайан, - сказал он, моргнув.
  - Что происходит? Ты же знаешь! Мой дом? Мама, тетя? Где они?
  - Успокойся. Ангелы на Сиане.
  - Какие еще ангелы? Я про маму спрашиваю!
  - Прости. Твоя мама и тетя на Сиане в районе раскопок. В боевых действиях не участвуют. По поводу дома не могу подсказать. Слышал только то, что он был обрушен на следующий вечер, после твоего отъезда.
  - Как мне связаться с мамой?
  - Использование иллюзоров там сейчас запрещено. Связь только через гильдейских псиоников.
  - Например? К кому я могу обратиться?
  - К Ройсу?
  Я отклонилась от иллюзии, будто Эзнер вылил на меня ведро воды. Закрыв глаза, я изо всех сил пыталась сдержать слезы. Руки дрожали. Закивав, я вернула взгляд к собеседнику:
  - Спасибо.
  Мой дом...
  Моего дома больше нет! Как это могло случиться? Кто мог сотворить такое? Это же дом, целый дом! Я родилась и выросла в нем. Как же теперь? Поднявшись, я пошла к Ройсу. Ноги предательски ослабли. Когда я открыла дверь, полукровка прикоснулся к подставке, и чья-то иллюзия на полуслове исчезла.
  - Они разрушили мой дом!
  Полукровка смотрел на меня так, будто впервые видел.
  - На следующий вечер... когда мы улетели. У меня теперь нет дома, ты понимаешь?
  Прикоснувшись к лицу, я стерла непрошенные слезы. Ройс поднялся с обитого кожей табурета и заградил собой стол. За спиной была видна желтая сетка карты. Он молчал, ожидая чего-то. Обежав взглядом комнату, я вспомнила к кому и по какой причине прибежала...
  Кровать с зависшим в помещении запахом говорили о недавнем присутствии здесь Риан. Оборванная речь иллюзии человека - о чем-то таком, что я не должна была знать. Желтая сетка карты над маленьким колечком на столе рождала какие-то невнятные подозрения. Я же помню... я помню догадки в гостинице Умена. Встретившись с ним взглядом, я нашла за спиной дверную ручку. Все тело, от шеи до бедер пронизывал тугой металлический прут, скрученный узлом в области груди. И с каждым вдохом узел затягивался все туже и туже. Зачем я сюда пришла? Поплакать на груди? Кроме злости ничего не осталось...
  - Ну-ка стой...
  Тряхнув головой, я вышла из комнаты. Дышать не получалось. Воздух врывался в горло с жутким свистом.
  - С матерью все в порядке. Они были на Сиане, когда дом обвалили. И они не участвую в боевых действиях.
  - Ты все знаешь? - обернулась я. Не уверена, что произнесла вопрос вслух.
  Догнав меня одним прыжком, Ройс схватил за плечо. Прислонил к стене, я почувствовала глухой удар, прошедший от стены, через лопатки, прямо в легкие. Прижал ладонь к солнечному сплетению. Воздуха нет... будто целиком дом погрузился под воду. Я пыталась вдохнуть, но кроме всхлипывающего шелеста ничего не происходило.
  Страшно... я подняла взгляд. Ройс что-то говорил. Я видела шевелящиеся в шепоте губы, но звук тоже исчез. Когда его лицо поплыло, затягивающиеся узлы образовались в голове и животе...
  Снился Инфор. Сутулый и черный, словно собственная тень, он стоял посреди заснеженной улицы. Дома по обеим сторонам выгибались, пытаясь словно отстраниться от него. Он стоял один в опускающихся сумерках. У ног бездушными мешками лежало два тела. Совсем недавно они были людьми. Теперь же...
  - ...отпустил? - слышался его громкий хрипловатый голос. - Что произошло?
  Я открыла глаза. Руки, ноги, нос жутко замерзли. Прут чувствовался так, будто я проглотила кочергу. От узлов тянулась пугающая, сковывающая тяжесть. Обернувшись к распахнутому окну, я оперлась на локти и встретилась взглядом с замершим у двери Инфором.
  Поняв, что лежу на разобранной постели Ройса, быстро скинула ноги и встала. Парень стоял за спиной мага, наблюдая. Прикоснувшись к груди, я глубоко вдохнула. Что это было? Что произошло?
  - Ройс? - обернулся маг к парню. Переведя взгляд на него, Ройс повел подбородком, обрисовывая что-то взглядом. - Кто это сделал? Они не могли...
  - Да, никто. Скорее, нервное.
  - Это я нервная? - я вышла из комнаты, направляясь в левую часть дома, где надеялась, будет теплее. Видеть их не хотелось. Разбирались ли они в намерениях гостей этого городка, прежде чем убить их? Остановившись у лестницы, я крикнула Инфору:
  - Ты знал, что мой дом разрушили? Знал?
  Появившись в проходе, маг смерил меня своим колючим взглядом и прошел вперед.
  - Инфор! - настаивала я, оказавшись за его спиной.
  - Я не гильдейские новости и не нянька, Дайан, - ответил он. - Я тебе даже не друг.
  Остолбенев, я сжала кулаки. Действительно... Ты можешь помочь себе в работе, натренировав меня защищаться. Но ждать от тебя какого-либо участия, не касающегося моей защиты, я права не имею? Все верно?
  Посмотрев на дверь и свой плащ на крючке, я начала спускаться. Слишком душно здесь было и гадко.
  - Стоять! - приказал маг из залы, и я вздрогнула, останавливаясь. Инфор появился в проходе. - Хочешь подышать, открой окно у себя в комнате. Хочешь прогуляться по морозу - иди вниз.
  Кивнув, я отвернулась, чтобы он не увидел закипающих в глазах слез. Сбежав по ступенькам, подхватила плащ и пошла в подземелье. Мимо кладовой и гардеробной. В самый низ, где перевоплощались водные фигуры миниатюрного Пьюрена и неведомым образом сохранились рамки отца... рамки без отца.
  Не зная как включить центральную спираль, я захватила конус от входа. Спрятавшись за одной из двухметровых стенок, опустилась на пол. Отсюда было слышно журчание воды. Она гипнотизировала своим невесомым совершенством и свободой. Гладкая плоская каменная глыба мягко скользила над каплями. Иногда она опиралась лишь на большое основание в центре, чаще же наклонялась к перетекающим друг в друга меньшим сгусткам. Я жутко мерзла. Холод легко проникал сквозь одежду от пола, стены за спиной, самого воздуха. Внутренности ныли, скованные неведомым и незнакомым напряжением . И никого... с кем можно было бы поделиться и надеяться на поддержку.
  Если бы я могла оказаться там, где вода поднимается с озерной глади, поддерживая черный гладкий пьедестал. Каково оно, ощущение входящей в тебя и пронизывающей насквозь силы? Растворился бы там железный прут, карябающий нутро? Можно ли забрать кусочек Пьюрена с собой, уходя?
  'Заболеешь' - сказал Ройс. Вздрогнув, я поднялась, понимая, что уже околела. Чувствует ли мама, что мне плохо? Чувствует ли Андрес? Могут ли они знать это?
  Я тебе даже не друг...
  Осталась ли Мия мне подругой? Вряд ли. Слишком много встало между нами. Я предала нашу дружбу, за суетой забыв о ней. Есть ли кто-нибудь, кого я могла бы назвать другом?
  Оставив кристалл у лестницы, я попыталась взять себя в руки. Хватит ныть!
  Ройс правильно сделал, не позволив мне раскиснуть. Правильно для меня, не для себя. Злость сильнее отчаяния. И неважно, на кого она направлена.
  Когда я проходила мимо кабинета Кларисс, за дверью послышался глухой удар. Подавляя любопытство, я прошла мимо и повесила плащ на крючок. Наверняка, Инфор перестраивал очередной кусок защиты Кларисс. Зайдя на кухню, выловила кусок мяса из казана. Достала бутылку вина из шкафчика, откупорила и налила в чашечку. Подогрела, привычно проведя пальцами над напитком. Усевшись на стул, отглотнула и откинула голову. Горячее и терпкое вино обожгло горло и грудь. Мгновенно распространяясь до кончиков пальцев, по телу побежал жар.
  Вспомнилась Нис. Ее большие голубые глаза улыбались на веснушчатом лице. Как же называется ее родной город? Я забыла название сразу, как услышала. Так жаль... Ее солнечность и спокойствие, сам голос были способны отвлечь ото всего на свете. Проведенное с ней время в раскопках отложилось в памяти пластом покоя на фоне изматывающей жары. Даже боль о Петире она делила ненавязчивым и искренним сочувствием. За эти два месяца мы обошли пять жилых домов по правой стороне города, почти у границы раскопок. Три из них посещали повторно. В свободное время я приходила к высохшему фонтану в виде дерева. Фантазии не хватало представить, каким сверкающим великолепием он предстанет, если вода оживит его. Несколько раз, прося Нис побыть рядом, я ходила в здание, где познакомилась с Ответчиком. Отец упомянул, что общая площадь всех помещений занимает чуть ли не площадь Зальцестера. Но у меня не хватало способностей для открывания его дверей. Нас выгоняли оттуда практически сразу, постоянно повторяя, что паре наших ступеней находиться во дворце опасно. Но мы побывали и на втором этаже: в просторной и светлой круглой зале с множеством дверей. Прямо по ее центру завис белый шар трехметрового диаметра. Он казался необыкновенно тяжелым, сделанным из мрамора. При приближении появлялся страх, что шар упадет и покатится, давя все на пути. Когда же Нис протянула руку и дотронулась до белой глади, он оброс лесами и морями. Я вздрогнула, Нис вскрикнула от неожиданности, оборачиваясь ко мне. Снизу уже слышались шаги. Казалось, что за нами постоянно кто-то ходит, предостерегая от любопытных прогулок. Дотронувшись до превратившегося в глобус творения, Нис выдохнула. С легким шорохом и мягким дымным светом изнутри, земля преобразовалась в клубящуюся воронку. Я помню, как подошла к ней и тоже потянулась. Мы видели пещеры, людей, оживающих под нашими взглядами, незнакомые конструкции и растения. После того как нас, завороженных увиденным, отругали и выгнали, мы еще долго и оживленно обсуждали каждое из видений. А через две недели Анри сообщила о вечере в Императорском дворце. И вот, неделю спустя я здесь. И раскопки с их живой историей и шокирующими находками остались в жарком лете пустыни. А вокруг меня - холод и мрак севера.
  Зайдя на кухню, Ройс зажег свет (кстати, о мраке...) Усмехнулся, рассматривая меня. Я отвела взгляд, сдерживая улыбку. Даже не заметила, как выловила еще кусочек. Эта Риан готовила почти так же вкусно, как мама.
  - Как?.. - Ройс постучал пальцами по груди.
  Я пожала плечами. Не знаю... дышу же. Если бы кто-нибудь еще вытащил кочергу из меня, было бы здорово. Достав чашечку, парень налил себе и присел рядом. Засмеялся, наблюдая красную жидкость в белой посудинке. Пригубил и, как я минутами ранее, прикрыл глаза от удовольствия. Я вспомнила о мамонтах. Казалось, мы катались на белом исполине не сегодня утром, а годы назад. Тогда полукровка был так трогателен, что казался почти другом. Сейчас же память вернула множество причин сжимать челюсти при его появлении. Отправив в рот оставшийся кусок мяса, я начала сосредоточенно жевать. Доем, допью и уйду. Проглотив, я собралась встать. Ройс остановил, накрыв ладонью руку на столе. В груди и животе, где мерещились узлы из покореженного металла, все сжалось. Выдернув руку, я поморщилась от боли. Что же это такое?
  - Не уходи.
  - Не трогай! Мне больно от тебя... - прошипела я, отходя.
  - Я вижу...
  Я направилась к выходу, пытаясь успокоить дыхание. Казалось, что легкие снова начинает сжимать и скоро я не смогу вздохнуть.
  - Подожди, - он привстал, но продолжения не последовало.
  Сложно было поверить в то, что полукровка не может что-то произнести. Тряхнув головой, я вышла. Обхватив запястье, Ройс не слишком мягко сдернул меня с лестницы. Практически поднял за плечи, возвращая к кухне и ставя у стены возле дверного проема. Вероятно, это опасения перед тем, что я снова потеряю сознание, заставляет полукровку искать мне опоры. Подумав об этом, я коротко и зло засмеялась.
  - Что ты хочешь сделать? Зачем эти 'нежности'?
  Голос срывался, грудь разрывала боль. Дышать было тяжело. По-настоящему тяжело. Я надеялась, мороз выветрит эту боль. Надеялась, что угомонит алкоголь. Но все равно было больно.
  - Я это... не предполагал, - признался он и я снова засмеялась.
  - Какая разница? Не все ли тебе равно?
  Опустив ладони с плеч на запястья, Ройс приблизился. Сладковатый запах вина защекотал ноздри. Живот скрутило, захотелось свернуться в комок прямо здесь. Никогда прежде я не испытывала подобного. Разве может так крутить человека от простых прикосновений? Не трогай меня. Отойди!
  Прижав к стене своим телом и надавив ногой между бедер, он прикоснулся губами к виску. Поцеловал бровь, скулу, дотронулся до груди. Я вобрала в себя воздух, боясь, что в следующий раз уже не получится. Почувствовала слезы, бегущие по щекам. Даже не собиралась. Они сами. Уйди. Просто, уйди.
  - Пока я рядом с каждым днем будет только хуже. Лучше отпусти себя...
  - Просто уйди.
  - Ты же хочешь не меньше меня. Это все видят. Ты давно простила... давно смирилась. Что же ты мучаешь... и себя и меня. Я что угодно сделаю, только скажи.
  - Сделай так, чтобы здесь вместо тебя оказался Петир, - я поймала его взгляд, с усилием вдыхая. - И чтобы я чувствовала его как раньше. Ты отнял у меня больше чем любимого человека - сам воздух. Верни мне возможность быть женщиной с ним. Только с ним. Только это. Мне ничего больше не надо.
  Опустив на мгновение взгляд, Ройс сжал ладони на моих боках под ребрами. Мгновенно стало легче. Замещая сковывающую боль и тяжесть, по телу полилась истома. Впервые свободно вздохнув, я смотрела в ледяные глаза, на близкие приоткрытые губы.
  - Не могу. Ты знаешь.
  - Тогда ты ничем не можешь мне помочь...
  Неожиданно выпустив меня и отойдя, он отвернулся. Я старалась не осесть на пол, наблюдая в сумраке холла его профиль с прямым носом и плотно сжатыми губами, с упрямым острым подбородком, прямыми длинными волосами, в точности как у Кларисс, спускающимися по лицу на грудь. Лучше бы природа создала тебя подстать желаниям и поступкам.
  - Дальше будет хуже, - предупредил он.
  - Хуже быть не может. Одна мысль о том, что я могу зависеть от тебя, способна убить. Но ты ведь этого и хотел?! Ты можешь быть доволен! Хотел отомстить отцу, у тебя получилось. Я не смогу скрыть... думала что смогу, пока... - я выдохнула. Было легче, но теперь дыхание сбивала злость.
   - Дайан... - обернулся он, хмурясь. Где же обычная улыбка? - Прости меня.
  Снова подойдя, он прикоснулся к моей щеке. Одернув голову, я ударилась затылком об стену и рассмеялась:
  - Ты же сам сказал. Я давно простила и смирилась. Что тебе еще нужно?
  Отпихнув его плечом, я пошла наверх. Дойти бы...
  Инфора наверху не было, уже легче. Прикрыв дверь, я свернулась на кровати в клубок.
   За окном стемнело. Накрывшись одеялом, я закрыла глаза. Все пройдет. Все всегда проходит. Сама виновата. Я достаточно хорошо узнала его еще до Умена. И сделала выбор...
  Вытянув шею, я глубоко вздохнула. Как же тяжело...
  Все видят, что я хочу полукровку? Кто, кроме Инфора, например? Хочет тело, зная, что никто кроме него не сможет успокоить его. Даже об удовольствии речь не идет. Лишь прекратить это. Я же при его прикосновениях и поцелуях могу думать лишь о руках и губах Петира. И уж кто-кто, а он знает это прекрасно.
  Подобрав колени к подбородку, я обхватила ноги руками. О чем я думаю? Мама на Сиане, отец тоже явно не прячется за спинами гильдийцев. Происходящего в Объединенных землях понять отсюда невозможно. Даже родного дома больше нет!
  Решив, что не могу и не хочу сидеть на севере, я мысленно позвала полукровку. Когда Ройс зашел, я сидела, обхватив колени.
  - Это глупо, - кинул он без обиняков, прикрывая за собой дверь.
  - И не входит в твои планы?
  - Ты о них не знаешь...
  - Ты сказал, сделаешь что угодно...
  - Сделаю, - кивнул он, проходя к окну. - С утра. Не на ночь глядя.
  - Не пойдет! Я же не усну. Если я буду думать об этом всю ночь, Инфор уловит. Даже несмотря на то, что не лезет в мои мысли, в отличие от тебя.
  - Думай о другом, - присев на дальний край кровати, полукровка склонил голову. - Хотя, можно и сейчас. На башне есть летуны. Если не околеешь и не свалишься по пути, то отмороженные конечности в городе возможно и оживят.... Инфора я вырублю. До Миренгоя раньше тебя он точно не доберется.
  Я смотрела на полукровку и не верила, что он так просто отпустит меня. Об этом же мгновенно станет известно. Узнает и Кларисс и Андрес. Он не отвертится. Зная, что Ройс не станет врать, я не понимала истинных причин его согласия. Скорее, у полукровки был какой-то план поверх моего. И мое желание вернуться в Объединенные земли удачно ему соответствовало.
  - Ты вызвал цинн?
  - Да.
  - И ты отпустишь меня? Я смогу от тебя отделаться?
  Поднявшись, Ройс вернулся к двери.
  - Если это из-за меня, я могу сейчас же уйти. Не могу обещать большего, но ближайшие месяцы ты обо мне точно не услышишь.
  Я засмеялась, не веря. Разглядеть выражение его лица в темноте было невозможно. Свет с улицы лишь обрисовывал силуэт, казавшийся слишком острым.
  - Там мама и отец. Я не могу отсиживаться здесь, не представляя, что происходит.
  - Конечно, лучше подвергнуть себя смертельной опасности, не умея элементарно защищаться, чем оставаться рядом со мной, - махнув рукой, парень открыл дверь, - я помню.
  - Не пытайся делать вид, что моя безопасность может иметь значение для такого чуд... - я осеклась. Слова из письма отца постоянно крутились на языке. Но я была не в праве их произносить. Несмотря ни на что, он был человеком. Что бы ни руководило им в поступках, они не были беспричинными и бесцельными.
  Держась за ручку двери, Ройс отклонился назад: - Продолжай, - говорила его поза, - я слушаю...
  В груди снова заскребло. Эта тянущая боль уже становилась привычной. Даже переставало быть страшно. Неделю. Мы провели вместе неделю. Еще месяц кошмара с Петиром до этого. И столько же одиночества и слез между ними. Чуть больше трех месяцев с задания в Озерном краю. С отцом все станет проще. Я найду, чем пригодиться ему. Все лучше, чем прятаться здесь.
  Открыв дверь, Ройс ушел. Он все устроит. Несомненно.
  Раздевшись, я легла под одеяло. Вытянулась, прислушиваясь к себе, к дыханию. За окном гудел ледяной ветер, и в памяти всплывало жарящее солнце пустыни. Я думала о маме, о школьном времени и Петире. Осеклась, переводя мысленный взор к новому декану. Лавин Лиран мог задержать на себе внимание кого угодно. Но мысли все равно возвращались к Инфору, который мог случайно или намеренно уловить мои намерения. Чувствуя натягивающийся прут внутри, я беспокойно привстала. Прижав ладонь к солнечному сплетению, уставилась в окно. От руки шла такая тяжесть, что становилось еще хуже. Одернув руку, я зажмурилась. Когда скрутило живот, сжалась в комок, тихо скуля.
  Почувствовав прохладную ладонь на лбу, я открыла глаза.
  - Уйди! Завтра это кончится...
  - Ты еще громче это крикни.
  Я всхлипнула без слез. Уйди.
  - Завтра уйду...
  - Не трогай меня. Я позову Инфора.
  Я захлебнулась словами, когда он привлек к себе, целуя лицо.
  - Завтра я исчезну. Ты меня не увидишь.
  Глотая слезы, я откинула голову назад. Прохладные губы освежали пылающую кожу. С каждым поцелуем напряжение отступало. Каким же нежным он умел быть. Каким чутким. Ни единой неловкости, ни одного сомнения. Возможно, он становился частью меня, прислушиваясь к ощущениям. Возможно ли, что просто любил?
  Посмотрев в его лицо, я потянулась к губам. Необходимость ощутить их прохладу, почувствовать упрямый язык сводила с ума. Ройс отодвинулся, отрицательно качая головой. Я закрыла глаза, вспоминая. Он даже не сможет взять меня...
  Я притронулась к пуговкам на рубашке. Начала расстегивать, пальцы дрожали. Ройс замер, удивленно наблюдая. Если бы я посмела поднять взгляд. Склонив голову, он пальцами поднял мое лицо. Что опять не так? Покачав головой, он с легким изумлением и улыбкой стянул рубаху через верх. Опрокинув меня на спину, стянул остатки одежды с меня и с себя. Наклонился, опуская ладонь между ног. Вздрогнув от прикосновения, я ухватилась за плечи. Непривычно жилистые руки были твердыми, словно натянутые канаты. Спина и грудь - словно обиты деревом. Теплым и гладким, с живым, дурманящим ароматом. Каждый раз, приближаясь к полукровке, я втягивала воздух, стараясь уловить этот аромат. Он знал это. Знал все, что я чувствовала при прикосновениях. О чем думала и о ком мечтала.
  Когда я резко выдохнула, выгибаясь, полукровка поднял лицо от моей груди. Раздвинул ноги шире, проникая пальцами внутрь.
  - Не хочу... - сказала я тихо, отворачивая лицо. Ухватив за плечо, привлекла к себе. Свет с улицы и появившаяся луна освещали его так, будто настал яркий солнечный день. Или же я видела его таким... цельным, незнакомым, настоящим. Все происходившее со мной последние три месяца было таким диким и неправильным. Я отказывалась верить в то, что полукровка, ласкающий меня в эти минуты, мог быть тем человеком в доме Горана. Ройс же смотрел внимательно, гладя лицо и волосы. И ладонь пахла запахом моим. Накатывающее желание заставляло тянуться к нему, вжиматься в его тело. Холодные ступни обхватывали горячие пушистые икры. Обернувшись к ногам, он высвободился и потянулся к одеялу. Вернувшись, снова начал ласкать нежно, ненавязчиво, волнующе. Когда рука снова спустилась вниз, я сжала пальцы на его плече.
  - Выглядит так, будто для тебя это больше, чем просто терапия... - усмехнулся тихо.
  Чувствуя заливающий лицо жар, я сглотнула. Так и есть.
  - Давай не будем экспериментировать. Твое влечение ко мне не отрицает чувств к нему...
  Настойчиво надавливая коленкой между ног, снова раздвинул ноги. Опустился чуть ниже, проникая вглубь. Я закрыла глаза, вжимаясь затылком в подушку. Мысли кружило вместе с непроизвольно выгибающимся телом.
  - И спасибо, что ты хотя бы не думаешь о нем...
  Впившись ногтями в его плечо, я поморщилась. Почувствовала поцелуй на запястье. Отцепив мои пальцы от себя, Ройс прикоснулся языком к ладони. Проник пальцами между пальцев и прижал к простыне. Застонав, я выгнулась. Сдвинула ноги, зажимая его руку. Почувствовала, как он подминает одну ногу под себя, раскрывая меня снова. Когда он поднял и прижал к себе, меня затрясло... от бедер и до кончиков пальцев. Освобождая, вознося, сводя с ума.
  Я спрятала лицо на его груди, боясь оторваться. Когда Ройс обнял меня всю, будто ребенка, я поняла, что дышу свободно. Впервые за последние дни. И что сковывающий прут, наконец, растворился. Невероятно, что это на самом деле было из-за него. Скорее я поверила бы в то, что все происходило из-за пережитых событий и разрушенный дом доконал меня. Возможно ли такое из-за человека?.. ... из-за полукровки.
  Накрыв одеялом, он продолжал гладить меня.
  - Прогонишь? - спросил шепотом.
  Обхватив руками, я прижалась лбом к его груди. Какой же ты весь твердый... рейнджер...
  Поцеловала соленую кожу и оттолкнула, не скрывая улыбки.
  - Неужели? - засмеялся парень. Я закрыла глаза, понимая, что веду себя совсем не как презирающая его женщина. - Успокойся.
  Откинувшись на спину, Ройс потянул к себе. Я гладила гладкую грудь и живот.
  - Риан, - коротко напомнил полукровка, накрывая ладонь своей. Я уткнулась носом в подмышку. Точно. Эта женщина... Он уже был с ней сегодня. И наверняка повторит завтра. Меня уже здесь не будет. Даже не интересно, скручивало ли ее из-за полукровки так, как меня ... Это его жизнь. Пусть живет, как знает.
  - Инфор спит? - спросила я, снова чувствуя волнение от его запаха и близости.
  - Нет.
  - Он знает?
  Он не ответил, прижимая голову обратно к себе.
  - Ройс...
  - Какая разница?
  Я промолчала. На самом деле - какая разница? Он мне даже не друг.
  Подтянувшись, я поцеловала полукровку в шею, прикоснулась губами к груди. Отстранив меня, Ройс в замешательстве облизал губы и отвел взгляд к окну. Что?
  - Если ты будешь продолжать вести себя так, я не смогу отпустить тебя.
  Я сглотнула, чтобы не произнести: 'Не отпускай'. Это уже было бредом. Даже я понимала, что это не я. Отодвинув меня, Ройс поднялся.
  - Не уходи.
  Он отошел к окну и упер ладони в подоконник. С минуту я рассматривала высветленные луной очертания стройного и упругого тела. Потом он сел на подоконник и притянул к себе коленку. Я поежилась, представляя как там холодно сидеть.
  - Могу я попросить о том же?
  Прижав к себе край одеяла, я легла на спину. Сейчас вспомню... сейчас...
  Невоспитанный и беспринципный юноша, не гнушающийся ничем для воплощения своих нередко грязных прихотей. Именно так звучало мое резюме о полукровке. Зажмурившись, я глубоко вздохнула. Так все и было.
  Не можешь. Наступит утро, и ты проявишься во всей красе. Скажешь или сделаешь что-то, что снова перечеркнет все хорошее, что можно к тебе испытывать. А желание будет лишь мучить меня, потому что полюбить 'маленькое чудовище' отца я не смогу никогда. А без любви даже эта ночь выедает меня словно хищник внутренности только что убитого зверя. Каждое мгновение с тобой заставляет мечтать о том, чтобы оно затянулось навечно. Каждый миг - словно стакан воды в пустыне, до которого ты не можешь дотянуться сантиметра. И даже то, что ты стал пугающе осторожен со мной, говорит лишь о том, что для тебя я лишь средство. А цель где-то на той карте, что была за твоей спиной, когда я зашла в комнату. С кем и о чем ты говорил, пока Инфор 'разбирался' с незваными гостями?
  Не можешь!
  - Я разбужу, когда цинн будет здесь, - продолжил полукровка, отвечая то ли на мое молчание, то ли на мои мысли. Я наблюдала, как он одевается.
  - Когда ты был собой, Ройс? Извращенно развлекающийся контролер на дирижабле в озерный край? Неизвестно чем сдерживаемый убийца в Ухенере? Насильник в Перелесье? Влюбленный в свою жертву интриган? Больше всего смущают чувства Ройса к Ройси и ее племени...
  - Ты меня задеть пытаешься? - поднял он голову.
  - Хочу понять тебя. С самого первого дня.
  - Я ни разу не солгал тебе. Я - это я. И убийца, и насильник, и влюбленный... - он запнулся и продолжил с усмешкой: - ...в кого? В мамонтов, да. Они достойны любви, в отличие от людей. А тебе эта язвительность не идет. Спасибо, что напомнила о том кто мы друг другу. Спокойной ночи.
  - Не уходи.
  - Да, что с тобой? - полукровка обошел кровать, садясь рядом. Взял мой подбородок в ладонь. - Я же вижу тебя насквозь. Все что ты думаешь и чувствуешь каждый момент.
  - Зачем тогда спрашиваешь?
  Я дотронулась до ладони. Подняла, целуя пальцы. Он нахмурился, выдыхая с шумом. Наклонился ближе.
  - Потому что тоже не понимаю того, что вижу... - сжав мою ладонь, он отвернул лицо и продолжил так тихо, что голос казался незнакомым. - Ты знаешь, что нужна была мне лишь для того, чтобы сбежать с севера. Не прошло и пяти дней с нашего знакомства, я уже перестроил все продуманные планы. Когда мы нашли Горана, после Умена... - впервые его голос сорвался. Он выдохнул. Я же вдохнула, - когда в очередной раз ты заставила недоумевать, как презирающий меня человек может так просто прощать и рисковать ради меня... я не мог тебя отпустить. Я сделал, что сделал и все, кто знает об этом - правы. При ланитах со мной бы не церемонились. А ты снова защищала, несмотря ни на что. Ты ломаешь все, что я выстраивал. Злость и ненависть, лелеемые с детства, кажутся таким глупым, когда ты раз за разом прощаешь...
  Хочешь знать правду? Тогда, у Горана, я думал лишь о том, чтобы стать для тебя такой же необходимостью, какой ты стала для меня. Сотни раз потом я одергивал себя, усмехаясь. Но продолжал думать о тебе, наблюдать, ждать. До прошедшей недели, когда снова оказался рядом и успокоился. Ты не сможешь думать о нем всю жизнь. Я хотел просто быть рядом. Благо, впереди у меня век мамонта... а тебя начало ломать. Я не предполагал. Не мог знать! Что я могу сделать сейчас, кроме как слушать тебя? Твоя боль - это моя боль. Ты себе даже не представляешь...
  Я закрыла глаза, отворачивая лицо.
  - И что сейчас происходит? Тебе некуда деваться - это понятно. Но я вижу совершенно не Дайан, из-за безвыходности позволившую удовлетворить себя.
  - Я не хочу оставаться одна. Просто, не уходи.
  Глубоко вздохнув, Ройс выпрямился. Перебравшись через меня, проскользнул под одеяло и обнял сзади. Зарылся лицом в волосы на затылке, прижимая к себе. Это мне следовало задаваться вопросом: 'что с тобой?' Но ответ был слишком очевиден, и я закрыла глаза, успокаиваясь.
  Это как тоненькая линия горизонта, практически невидимая. Вверху - небо: все возвышенное, радостное, светлое, что может испытывать душа. Внизу - земля: боль и слабость, злость и ненависть. Кто-то идет ровно по горизонту, гнушаясь радостно прыгать в небо, ловя пальцами листву, но и не опускаясь в глубины переживаний. А кто-то взлетает как птица на крыльях счастья, но и боль способна убить такого человека. Чем выше ты можешь подняться в радости, тем глубже разверзается пропасть возможных страданий. И поступки твои сродни колебаниям чувств и эмоций, на которые ты способен. И Петир шел по горизонту, а Ройс умел летать. Не надо было ждать признаний, чтобы видеть и ощущать его любовь.
  Взяв его руку, я прижала к груди и закрыла глаза. Возможно, когда-нибудь я смогу тебе ответить. Но не сейчас.
Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) Д.Винтер "Постфинем: Цитадель Дьявола"(Постапокалипсис) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк) О.Герр "Заклинатель "(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) Д.Лебэл "Имплант"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Хиты на ProdaMan.ru P.S. Люблю не из жалости... натАша ШкотОсвободительный поход. Александр МихайловскийВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия Росси��Как снег на голову�� II. Ирис ЛенскаяПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрНе та избранная. Каплуненко НаталияНевеста двух господ. Дарья ВеснаСлепой Страж (книга 3). Нидейла Нэльте
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"