Эргашева Элиза Рифкатовна: другие произведения.

Несущая смерть(окончена)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 4.66*4  Ваша оценка:

  Пролог.
  
  Рано или поздно все тайны будут непременно раскрыты.
   Нет ничего тайного, что не стало бы явным.
  
  Тихо падал снег, покрывая мир легким налетом белизны. Снежинки кружили в танце, известном лишь им. Легкий ветерок играл в ветвях деревьев и шуршал последними листьями все еще упорно сопротивляющимися наступающей зиме.
  Вдруг в конце заснеженной аллеи появилась одинокая фигура исхудавшей девушки. Ее волосы были спутаны, кожа была такой бледной, что можно было подумать, что она мертва, если бы не двигалась. Девушка несла в руках какой-то сверток, нежно убаюкивая его, словно ребенка. Ничто не могло ей помешать сделать то, что она задумала, лишь горечь и тоска наполняют ее сердце.
  Девушка качает головой, стараясь отогнать ненужные мысли, они сейчас некстати, они лишь помешают выполнить ее миссию, долг и клятву. Она бежит в сторону домов, стоящих недалеко от этой чудесной аллеи. Это был богатый район, все дома были прекрасны и изысканы. Во всех окнах горел свет, призывая задуматься о своих близких. Они где-то точно также сидят вокруг камина, пьют чай и смеются над шутками доброго отца.
  Почему же ей не пришло в голову отдать свое сокровище им? Это долгая и неприятная история, которую сейчас совсем не время рассказывать, да и слишком многое будет вам непонятно...
  Девушке нужно спрятать ребенка там, где ее не найдут те чудовища, что все эти 9 месяцев охотились за ней и заставили покинуть семью, родной дом.
   Ее тело болит от напряжения и событий сегодняшнего дня. Она уже чувствует близость конца своего путешествия, ее сердце начинает радостно биться. На секунду фигура замирает, пытаясь выбрать дом, в котором она сможет забыться и обеспечить хорошую жизнь своей малютке. Это было самым главным для нее сейчас, ничего важнее просто не могло быть в мире.
  Она прижимает сверток ближе к себе и пытается его укутать легким пальто, в которое сегодня одета, но это не помогает избежать холода, проникающего до костей. Девушка подходит к первому дому и заглядывает в окно. Она видит маленькую уютную гостиную и молодую пару, сидящую в обнимку. Они улыбаются и смеются, ведь сегодня Рождество. Недалеко от них она замечает кроватку, а в ней спящего ребенка.
   Наконец решившись, девушка подходит к двери, она аккуратно укладывает сверток на мягкий пушистый коврик и сверху укрывает последним, что у нее осталось, легким пальто, которое когда-то, словно в другой жизни, подарила ей ее мать.
  Ей хочется в последний раз взглянуть на своего ребенка, которого ей приходится бросить, она не сможет его воспитать, насладиться его взрослением и близостью единственного родного человечка.
  Девушка приподнимает кончик теплого одеяльца и заглядывает внутрь. Она видит маленькое личико своей новорожденной дочери, обрамленное копной светлых волос. Она наклоняется, и целуют ребенка в лоб, холодная слеза стекает по ее щеке и падает на носик малышки. Та открывает свои ярко-голубые глаза и внимательно, будто понимая, смотрит на свою маму.
  Шум отвлекает их от прощания, потому что в следующий момент открывается парадная дверь и девушка убегает в ночь, оставив свое сокровище у ног молодого парня, вышедшего выкинуть мусор.
  Он сосредоточено смотрит вслед убегающей девушке, стараясь понять, что она делала у их двери, но в следующее мгновение его внимание привлекает к себе крошечный сверток у ног, начинающий громко плакать, словно пытаясь вернуть маму обратно. Парень наклоняется и с удивлением обнаруживает среди одеял крошечную девочку. Очутившись в теплых руках, она закрывает глазки и засыпает.
  -Николь, тут ... - парень не успевает договорить до конца, как жена уже оказывается рядом с ним.
  Она недоуменно переводит взгляд с него на малышку и обратно. Затем качает головой и пытается понять, что же, в конце концов, это значит.
  -Пит? Это ребенок? - Спрашивает она, не веря в реальность происходящего. - Откуда ты его взял?
  -Тут была девушка, она убежала, когда я открыл дверь, а затем я обнаружил ее и вот это, - Пит показал на конверт у себя в руках.
  Николь еще некоторое время стоит в замешательстве, а затем забирает малышку из рук мужа и велит закрыть дверь.
  -Мы же не хотим, чтобы она заболела, - улыбается она и открывает личико малышки. - Пит, она прекрасна, она похожа на ангела, - восклицает девушка.
  -Но что мы будем с ней делать? - Растерянно спрашивает он.
  -Мы назовем ее Кимберли.
  Так маленькая белокурая девочка, похожая на ангела и, кажется, сама сияющая как маленькое солнце, осталась жить в семье Николь и Пита. Пара была просто счастлива появлению в их семье малышки, ведь Николь всегда мечтала о большой семье. Теперь для их сына есть подруга, сестра. Их восторг нельзя описать словами...
   Единственное, что омрачило их счастье, то письмо, что выпало из одеяла Кимберли. В нем они узнали страшные вещи, которые сначала напугали их, но эти парень и девушка были настоящими бойцами, которые решили бороться с сущностью девочки и воспитать ее в любви и ласке.
  На следующее утро, после появления Кимберли в доме Миллеров, в новостях объявили о смерти молодой девушки, 18 лет от роду, замерзшей этой ночью недалеко от их дома. Но ни Николь, ни Пит, так и не догадались, что это была та таинственная девушка, что оставила у их порога сверток с малышкой. Так в неизвестности погибла настоящая мама Кимберли.
  
  
  Часть первая.
  Глава первая.
  Способности.
  После того памятного дня, когда молодая пара нашла у себя на крыльце Кимберли, прошло ровно пять лет. За это время произошло множество непонятных вещей, которые приемные родители девочки списывали на несчастные случаи. Но их было слишком много и все они были так или иначе связаны с Кимберли, поэтому Николь и Пит не могли полностью отгородиться от них и не обращать внимание.
  Так, например, когда девочка только начала ходить, семья завела котенка. Но ему не повезло, однажды он поцарапал ее и в следующее мгновение жалобно мяукнул, его сердце перестало биться. Электрические предметы включались сами собой, когда она находилась в комнате. Пару раз даже случалось такое, что Кимберли чудесным образом переносилась из своей кроватки в спальню к родителям.
  Но самым пугающим было одно происшествие, которое так старались забыть Миллеры. Пит и Николь вынуждены были уехать, и не могли взять с собой детей. Но это было лишь на несколько часов, поэтому они решили нанять няню. Это была пожилая женщина, у которой была необыкновенная улыбка, согревающая тебя изнутри. Родители уехали со спокойным сердцем, но вернувшись домой, они обнаружили женщину, лежащую со свернутой шеей у начала лестницы. Наверху сидела Кимберли и смотрела на нее, родителям показалось, что в ее глазам пылал огонь. А если быть точнее, то адское пламя, только так можно было описать увиденное. Их сын же громко плакал в кроватке. Произошедшее повергло в шок не только Николь, но и Пита, который поспешно вызвал скорую. Но няню не удалось спасти.
  Но давайте снова вернемся в настоящее время. Кимберли и Майкл, сын Николь и Пита, играли возле елки. Они с нетерпением ждали, когда придет время подарков, о которых так часто говорят мама и папа.
  Эти два ребенка были так не похожи друг на друга, они были полной противоположностью, настолько разных людей стоило еще поискать. Это было удивительнее тем, что оба росли в одной семье и всем говорили, что они родные.
  Кимберли часто внимательно следила за действиями родителей, как будто понимала все, что они делали, в то время как Майкл не мог сосредоточиться на чем-то одном.
  Девочка очень рано начала говорить, и в ее словах часто можно было различить речь взрослого человека. Майкл же наоборот начал говорить поздно, и все время картавил, многие слова произносил неправильно, а иногда и вовсе начинал говорить как будто на чужом языке.
  Ну и самое разительное их отличие было во внешности. По плечам Кимберли рассыпались блестящие бронзовые кудри, а пронзительно голубые глаза так часто рассматривали все с не детским интересом. На щечках всегда играл румянец и, посмотрев на девочку, не скоро сможешь отвести от нее глаза, так она была красива. Она словно светилась изнутри.
  Майкл же был наоборот брюнетом, с шоколадными глазами, худой и часто болеющий ребенок. Он был бы красив, если бы не сильная худоба и постоянные синяки под глазами. Мальчик был болен, у него был врожденный порок сердца. Он часто лежал в больнице, но врачи так и не смогли до конца устранить его болезнь .
  И вот, наконец, пришло время подарков. Сегодня было Рождество, это был день Кимберли, именно в этот день ее поздравляли с днем рождения. Детей усадили за стол, накрытый праздничным ужином. В конце трапезы, девочке предложили задуть ее праздничный торт с пятью свечками.
  -Пришло время подарков, - улыбаясь, сообщила детям Николь. - А ну, закройте глаза.
  Дети поспешно закрыли глаза, их маленькие тельца дрожали от нетерпения и предвкушения того счастья, что они испытают, раскрыв шелестящую обертку.
  Мать взяла их за руки и осторожно подвела к елке, а затем прошептала:
  -С Рождеством любимые!
  Кимберли с радостным криком бросилась за подарками, но Майкл так и не смог двинуться с места. Он стоял на том самом месте, на котором его остановила мама, и растерянно смотрел на то, как его сестра разрывает яркую обертку подарков.
  -Мама, - позвал он, - можно я пойду к Кимберли?
  Родители ничего не понимали, почему их сын, стоит и не спешит присоединиться к сестре. Пит подтолкнул Майкла, но вдруг что-то ярко вспыхнуло, и свет во всем доме резко погас.
  Послышался испуганный крик Кимберли, но Майкл молчал. В следующее мгновение, когда, мигая, свет все-таки включился, на полу лежало маленькое тело их сына, он тяжело дышал, а над ним возвышалась Кимберли.
  В первый момент, когда она посмотрела на родителей, в ее глазах горел странный огонек, такой же, как в день смерти той бедной няни. Но затем он погас, и на ее глазах навернулись слезы. Она начала громко звать Майкла и просила поиграть с ней и посмотреть игрушки.
  
  
  Глава вторая.
  Воспоминания.
  
  Я проснулась от собственного крика, все еще вырывавшегося на свободу из моего уже осипшего горла. Слезы катились из глаз, а сердце готово было выпрыгнуть из груди, сломав при этом ребра. В голове до сих пор мелькали яркие вспышки и образы моего кошмара. Он мучает меня уже много лет, а если быть уж совсем точной, то, сколько я себя помню. Лишь в редкие дни можно было спать спокойно, не просыпаясь от собственного крика и смертельного ужаса. Эти дни я называла праздниками, выходными и они были самыми чудесными. Только после таких ночей я просыпалась утром радостной, счастливой и умиротворенной.
  Я начала дрожать, а по спине пробежали мурашки. Я запустила руки в волосы, чтобы хоть как-то отвлечься от кошмара и громко заплакала. Я чувствовала себя несчастной, раздавленной и опустошенной, настолько, насколько это только было возможно сейчас в доме, в котором была вся моя семья. Мне было ужасно одиноко, создавалось ощущение, что я одна в этом огромном мире.
  Этот сон всегда так на меня действовал. Просто вы не видели его, поэтому вам трудно понять, что он может с вами сделать. Яркий образ обездвиженного тела Майкла, белоснежные халаты врачей и огоньки скорой помощи до сих пор не хотели меня отпускать, а лишь причиняли еще больший вред. После того Рождества, когда Майкла увезли в больницу, мама отстранилась от меня. Она больше не любила меня и не называла своим ' маленьким ангелочком'.
  Она до сих пор наказывает меня за то, чего я не делала. Ведь ни один живой человек не может заставить сердце любимого брата остановиться. Да и о чем она только думает, мне ведь тогда было всего пять лет.
  Когда Николь смотрит на меня, в моей голове слышится ее крик: 'Она монстр!' Я уже забыла, что такое настоящее материнское тепло и ласка. Поэтому эта женщина, родившая меня, стала чужой и холодной. Иногда у меня даже язык не поворачивается назвать ее мамой.
  Стук в дверь, отвлек меня от ужасных мыслей и воспоминаний. Кто же это может быть?
  -Можно я зайду? - Не дожидаясь моего ответа, Майкл закрыл за собой дверь и сел рядом со мной на кровати.
  Это было не удивительно, что он пришел узнать, что со мной случилось. Папа уже привык к моим крикам, да и он очень устает на работе, поэтому спит без задних ног. А Николь не подходит ко мне уже много лет. А комната моего брата находится рядом с моей, поэтому он просто не мог не отреагировать на мои безумные крики.
  -Снова тот кошмар? - Участливо спросил он и раскрыл объятия.
  Что лучше сказать ему, что я увидела большого паука, который меня напугал или то, что снова видела его безжизненное тело? Мне совершенно не хотелось его расстраивать, но обманывать его, это страшное преступление, поэтому я лишь кивнула. Дальше просто автоматически я кинулась в объятия брата. Они были настолько теплыми, привычными и родными, что все страхи стали отступать на задний план.
  Увидев, что мне становится лучше, и я уже не дрожу, как осиновый лист, Майкл улыбнулся и бархатным баритоном прошептал мне на ухо:
  -Ты же знаешь, что это просто не могла быть ты. Я не понимаю, почему ты винишь себя? Мы ведь уже столько раз с тобой об этом разговаривали. И мне казалось, что ты все поняла!
  -Я знаю, - всхлипнула я, умом понимая, что он прав, но душа кричала обратное, - но мама все еще считает, что я монстр!
  -О чем ты говоришь? - Раздраженно воскликнул Майкл, он всегда злился, когда я начинала говорить об этом, - Мама любит тебя.
  -Нет, Майкл! Она назвала меня монстром. И я не пойму, почему ты вообще до сих пор со мной общаешься?
  На секунду наш разговор прервался и каждый задумался над моим вопросом. Для меня ответ был не ясен, ведь порой я действительно считала себя такой. Но Майкл лишь состроил кислое выражение лица, а затем проговорил:
  -Может потому, что ты моя маленькая сестренка? Мой маленький ангелочек? - Засмеялся он. Ах да, забыла рассказать вам, что это мое детское прозвище не пропало, а лишь забылось на время, до тех пор, пока брат про него не вспомнил и начал меня так называть.
  -Ты старше меня всего на год! - Пихнула я его в плечо и тоже не смогла сдержать улыбку.
  -Нууу. Тогда как тебе мысль о том, что я гораздо сильнее тебя, и если, повторяю, ЕСЛИ ты вдруг решишь меня убить, в чем я очень сомневаюсь, то я запросто тебя одолею?
  -Это кажется мне более осмысленным и правдоподобным ответом! - Засмеялась я и вытерла тыльной стороной ладони слезы. - Ты можешь остаться со мной? Я не смогу уснуть одна?
  -Конечно, ты же знаешь, что я всегда готов защитить тебя от ночных кошмаров, - улыбнулся Майкл.
  Брат всегда приходил ко мне на помощь, в чем бы я ни нуждалась. Он всегда готов был остаться со мной, когда я просила его. С самого детства, я часто засыпала в его объятиях.
  Он укрыл меня одеялом и сам забрался под него. Его тело было таким горячим, что я моментально согрелась, только сейчас я поняла, как замерзли мои руки и ноги. Нам было тепло и уютно, сейчас были только мы, брат и сестра. Мы были самыми близкими людьми друг для друга и смерть одного, обозначала бы конец другого.
  Вдруг мне в голову пришла одна мысль и, не задумываясь, я решила ее озвучить:
  -Майкл?
  -Да? - Брат посмотрел на меня оценивающим взглядом, а потом заглянул прямо в глаза, пытаясь разгадать мои мысли.
  -Ты ведь меня никогда не предашь?
  -Почему ты спрашиваешь, Ким? Неужели ты думаешь, что я смогу обидеть своего маленького ангелочка? - Улыбнулся он. Его ответ успокоил меня, и сон стал затягивать меня в свои владения.
  -Я рада, спокойной ночи, - пробормотала я, заплетающимся языком.
  -Сладких снов, ангелочек, - я почувствовала, как Майкл поцеловал меня в лоб и заерзал, пытаясь удобнее устроиться.
  Когда я проснулась, солнце было уже высоко в небе. Майкла рядом не было, зато осталось ощущение безопасности, которое всегда оставляло его присутствие.
  Для большинства людей, это было странно видеть настолько близких двух людей. Пусть даже мы были братом и сестрой. Некоторые даже думали, что он мой парень и называли нас красивой парой. Эти предположения долго заставляли нас смеяться, хотя иногда Майкл становился серьезным и каким-то задумчивым. Мне всегда было интересно узнать, что заставляло его становиться таким, но я не хотела лезть к нему в душу.
  После того страшного случая, он стал другим. Его как будто подменили. После остановки сердца, он перенес клиническую смерть, но все же выжил. Период восстановления занял долгие месяцы, но он сумел пережить их. Врачи списали случившееся на больное сердце, но Николь думала иначе. После ужаса той ночи, ее здоровье покачнулось. Теперь каждые три месяца она проходит терапию в психиатрической клинике, врачи которой пытаются восстановить утраченное ею равновесие.
  В те редкие дни, когда она была дома и не запиралась в комнате, или не кричала на Майкла, чтобы он не проводил со мной так много времени, а занялся собой, она пила и редко была трезва. Николь отдалила меня от себя и, когда мы были маленькими, всегда внимательно следила за мной, будто я бомба с замедленным механизмом. Мама старалась не оставлять нас одних надолго, но мы научились прятаться от нее.
  Как то Николь ушла за продуктами, а мы остались с отцом. Как только дверь за ней закрылась, мы решили сбежать из дома. За нашим домом рос красивый лес, мы все углублялись в него, пока не нашли замечательную и прекрасную поляну. На ней росло множество одуванчиков. Создавалось ощущение, что это кусок солнца упал в наш лесок и теперь предстал перед нами во всей красе. Поляна была ярко-желтой от такого количества цветов. Мы решили, что это место станет нашим, где мы сможем прятаться от всех бед, особенно от матери.
  Мы любили нашу поляну. Может потому что она была такой красивой. Когда дул ветерок, цветы склоняли свои головы к земле, и казалось, будто под нашими ногами бушует желтое море, а ближе к осени, здесь летало множество невесомых парашютиков. Создавалось ощущение, что мы находимся в другом мире.
  А может, это было потому, что только здесь мы могли скрыться от посторонних взглядов и играть столько, сколько нам захочется. Нам казалось, что это наша крепость, в роли стен прекрасно справлялись деревья и высокие кустарники, которые не допускали на наше место чужаков.
  Папа знал, что мы находимся именно там. Мы рассказали ему о нашем открытии в самый первый день, но Николь ни о чем не догадывалась. Не знаю как, но папа никогда не выдал нашей тайны и раз за разом оправдывал наше отсутствие.
  Отец был не таким ласковым, как раньше, но так он вел себя только при маме. Но чтобы не случилось, он всегда защищал меня и не разрешил говорить Николь гадости про меня.
  Он заменил нам маму. Это было как два в одном, и мать и отец. Николь была не в состоянии уделять, ни то, что мне, даже Майклу должное влияние, а он ведь в ней души не чаял.
  Во время отсутствия мамы, он заботился о нас, что было трудно, ведь он работал практически целыми днями. С нами часто сидели няни, такое продолжалось до тех пор, пока мы не научились обходиться без них. Благодаря этой школе жизни, Майкл быстро повзрослел и в отсутствие родителей брал заботы обо мне на себя.
  Все свое свободное время папа уделял нам. Когда я была маленькая, я любила залазить к нему на коленки, мы сидели перед камином, и он играл моими кудряшками.
   А морозными или дождливыми вечерами он сажал меня на одно колено, а на другое Майкла и рассказывал нам сказки, которые мы безумно любили и обсуждали их весь следующий день, ведь каждый раз была новая история. Кажется, отец забыл, что я чуть не убила Майкла.
  Я не знаю, как я могла это сделать, но теперь старалась относиться к Майклу, как к чему-то хрупкому. Отец же наоборот склонен был думать, что именно я спасла ему жизнь. Ведь именно после клинической смерти, сердце Майкла чудесным образом исцелилось, и врачи так и не нашли никакого следа, указывающего на ужасный диагноз. Мало того, они не нашли даже рубцов и шрамов от множества перенесенных им операций.
  С тех пор Майкл стал набирать вес, и кожа не висела на нем, словно огромный свитер. Со временем он стал очень красивым молодым человеком. Он был высок, мускулист, с иссиня черными слегка вьющимися волосами и выразительными, чувственными шоколадными глазами. Став здоровым, он стал следить за своим телом, и множество часов проводил в качалке.
  Я часто ходила с ним, но не потому, что хотела убрать лишний вес, такой проблемы у меня никогда не было. Просто я любила проводить с ним время и чтобы мы не делали, нам всегда было весело.
  Со временем у него стало божественное тело. Теперь любой бы атлет позавидовал бы ему.
  Незадолго до того ужасного случая с Майклом, по соседству переехала молодая семья. Я тогда гуляла по саду и увидела, как они выходили из машины. У всей семьи волосы были цвета карамели, что совершенно не сочеталось с темно-карими глазами. Только сын отличался от родителей своими зелеными, цвета молодой листвы, глазами. Они словно пронизывали тебя насквозь.
  Одеты они были со вкусом, да и фигуры позволяли им носить любую одежду. У нашего папы уже был небольшой животик, а мать была настолько худой, что вся одежда висела на ней словно парашют.
  Наши соседи же были подтянуты и безумно красивы. Виктория и ее муж Джеймс Росс подходили к жителям нашего района. Все они были подтянуты и красивы, ну ладно, говоря это, я немного лукавлю. Мужчины нашего района похожи на моего отца. Все они целыми днями пропадают на работе, получая немалые деньги, а вот их молодые жены всегда красивы. Ведь их мужья создают все условия, чтобы оставаться такими.
  Мне, конечно же, захотелось сразу же с ними познакомиться. Увидев меня, Виктория и Джеймс, их имена я узнала позже, улыбнулись мне и дружелюбно поприветствовали, что не скажешь об их сыне.
  Когда я бежала к нему, я споткнулась и упала, при этом разбив руки и ноги в кровь, а он высокомерно посмотрел на меня и зашел в дом. Его родители были крайне удивлены его реакцией и промыв мне раны, угостили большим леденцом, которым я поделилась с Майклом.
  Возможно, именно после этого случая наши отношения как-то не сложились. Эдриан, так звали этого мальчика, с возрастом становился лишь агрессивнее и всячески обрывал любые попытки с ним подружиться. Мне кажется, что он ненавидит меня, так Эдриан смотрит, прожигая своим взглядом.
  Когда я рассказала обо всем Майклу, он удивился и успокоил меня тем, что предположил, что у мальчика было плохое настроение. Но вскоре и он стал его ненавидеть. Они всегда дрались и выкрикивали в адрес друг друга самые нелицеприятные слова.
  А все началось вот с чего. В мой первый день в школе, я с огромной стопкой новых учебников налетела на Эдриана, а тот взял и толкнул меня на пол. Все смеялись над выходкой Росса, а Майкл вступился за меня. Тогда Эдриан назвал меня монстром, чем опозорил меня перед всеми.
  Не знаю, откуда он узнал это, но тогда он открыто начал войну с Майклом. Сейчас их отношения отнюдь не стали лучше, за исключением наверно того, что теперь их ссоры стали гораздо глобальнее, чем были в 7 лет. При каждом удобном случае, он старается задеть меня и унизить, чтобы как можно больше человек видели мой позор.
  
  
  Глава третья.
  Первый день в школе.
  Я встряхнула головой и попыталась отогнать все эти мысли и воспоминания. Каждый раз, думая о своей жизни, я становилась несчастной, и лишь любимый брат был для меня словно луч света в царстве отчаяния, которым была полна моя жизнь.
  Мне было одиноко. Мать все чаще и чаще лежала в клинике и появлялась дома лишь на неделю, чтобы снова лечь в клинику, а отец отдал всего себя работе. Он хотел заработать столько денег, чтобы мы никогда ни в чем не нуждались. Лишь Майкл все еще помнил, что означает слово семья.
  Нет, я не виню отца. Ведь он все это делает только ради нас и мамы, но я скучаю по нему. Мне его сильно не хватает. Майкл же не дает мне потерять смысл жизни, только он может развеселить меня, когда хочется плакать, помочь советом и все в этом роде.
  Я не была никогда популярна в школе, лучше сказать, что я незаметна, для большинства учеников моей школы. Если бы рядом не было бы Майкла, то меня даже не знали бы в лицо. Его любили абсолютно все, он был добрым, отзывчивым и никогда не отказывал в помощи. Люди тянулись к нему и пытались завладеть вниманием.
  Наша женская половина школы делилась на две части: поклонницы Майкла Миллера и почитательницы Эдриана Росса. На это смешно смотреть, особенно когда девушки начинают строить парням глазки. Я же не отношу себя ни к той категории, ни к другой. Я не поклонница Майкла, я все-таки его сестра, а Росса я просто терпеть не могу.
  Мужская часть школы также делилась на две части, но они входили в свиту парней. Майкла это желание всегда раздражало, он общался лишь с теми, кто ему нравился и не заглядывал к друзьям в кошельки. У Эдриана же все было иначе. Он встречался только с самыми популярными и красивыми девушками школы, а друзья были из богатых и влиятельных семей нашего города.
  Я понимаю, чем привлекал девушек мой брат, это было неудивительно, ведь он был красив, но не очередная пустышка. У него была голова на плечах и главное, доброе, любящее сердце. Эдриан же был именно пустышкой. Сейчас он уже учится в колледже и не бывает в школе, но девушки поджидают его везде, где он появляется.
  По-моему, он этого не достоин. Он же не Бог, чтобы ему поклоняться! Вот я бы никогда так не сделала бы! Если бы мне пришлось выбирать между Майклом и Эдрианом, то я бы выбрала Майкла. Но, к сожалению, Майкл мой брат, а Эдриан враг.
  Да и если бы я не была с ними никак связана, то они не обратили бы на меня внимание. Порой было очень странно наблюдать, как парни обходят меня стороной. Я не считаю себя уродиной, а Майкл и Крис называют меня красавицей. Я была высокой и стройной. Мои волосы отливали бронзой, а кудряшки спадали до талии. Голубые глаза, и что многих удивляет, в обрамлении черных длинных ресниц.
  Но время идет, мне уже 17 лет, а у меня до сих пор не было парня. Мужской пол всячески старался меня избегать.
  Я не знаю, чем отталкиваю людей. Я не считаю себя злой. Я всегда помогала бездомным, носила им еду, отдавала старую папину одежду, которая была ему мала. Не было и дня в детстве, когда я не принесла домой какое-нибудь животное. Некоторых у меня получалось вылечить, но иногда животные умирали, и я долго плакала в объятиях Майкла. А затем мы хоронили их недалеко от нашей поляны.
  Но иногда со мной что-то происходит. Во мне бушует будто бы нечеловеческая ярость, мне очень тяжело сдерживаться, когда хочется все ломать и крушить. В такие дни я закрываюсь на чердаке, где сажусь в угол и поджимаю ноги, пока все не проходит.
  Всегда в такие моменты я боюсь что-нибудь натворить, но самое ужасное будет навредить кому-то. Я себе этого никогда не прощу. Когда становится совсем тяжело сдерживаться, я плачу, от ярости и страха, которые переполняют меня в эти мгновения.
  Очень малый круг людей, знает меня такой, какая я есть на самом деле. Майкл, Кристина, моя лучшая подруга, отец и возможно родители Эдриана. Каким бы удивительным и невероятным не казалось бы, сказанное мною, но так оно и есть. Эти люди стали для нас родными.
  Они были лучшими друзьями нашей семьи. Именно Виктория успокаивала маму, когда она была особенно буйной, а Джеймс стал лучшим другом нашего отца, у которого мало на что хватало времени.
  -Ким, - послышался крик снизу, - ты спустишься позавтракать?
  Крик Майкла был настолько неожиданным, что я подпрыгнула и довольно сильно ударилась головой об полку, висящую прямо над моей кроватью.
  -Сейчас буду, - прокричала я в ответ и потерла ушибленное место.
  Быстро переодевшись, я спустилась вниз. Мне не нужно было много времени на сборы, ведь я никогда не красилась, это вызывает у меня некоторое неприятие. Я считаю, что макияж лишь уродует лицо, что обычно и случается с нашими девушками из школы. Это противоестественно наносить так много тонального крема, туши и теней, что тебя просто не узнать под этой маской. Нужно любить себя такой, какая ты есть.
  -С добрым утром, ангелочек, - улыбнулся Майкл и поставил передо мной чашку ароматного кофе. - Как спалось?
  -Спасибо, хорошо, пока я не стукнулась головой об полку, - пробурчала я, прячу улыбка за чашкой.
  -И что заставило тебя побить бедную полку?
  -А как ты думаешь? Ммм, дай подумать, - серьезно проговорила я, - может это был твой крик?
  -Этого просто не может быть! Ты же любишь слушать мой чарующий голос по утрам, - невинным тоном произнес Майкл.
  -Но не крик из кухни, особенно, когда я думаю, - последние слова вырвались непроизвольно, они заставили меня смутиться.
  -И о чем же ты думала? - обольстительным голосом поинтересовался Майкл.
  -Эй, - воскликнула я, - на меня не действуют эти твои 'штучки'!
  -Какие 'штучки'? - Удивился Майкл.
  -Приподнимание брови, обольстительный и чарующий голос и заглядывание в глаза!
  -Никто еще перед этим не смог устоять! - Возмутился парень.
  -Эй, ты, кажется, забываешь, что я выросла вместе с тобой и знаю о тебе все! К тому же я столько раз это видела в действии, что у меня выработался иммунитет, - засмеялась я.
  -Ну и ладно, - обиделся Майкл, - так о чем же ты думала?
  Мне вдруг стало жарко, а щеки покраснели, но я все же рассказала ему о том, как выбирала бы между ним и Эдрианом. Я не привыкла скрывать и утаивать свои чувства и мысли, ну может быть только чуточку. Мы ведь всегда рассказывали друг другу все, за исключением некоторых тайн, да и тех было не много.
  Реакция Майкла поразила меня до глубины души. Его лицо помрачнело, губы сжались, а линия скул стала более отчетливой и выраженной. На лице начали двигаться желваки, и при этом он стал не похож сам на себя. Тело его напряглось, и на мгновение он закрыл глаза.
  Не говоря ни слова, Майкл вышел из кухни в сад. Дверь захлопнулась за ним с оглушительным треском, задрожало стекло и, кажется еще немного и оно разбилось бы.
  Я недоумевала и просто смотрела вслед удаляющейся фигуре брата. На душе заскребли кошки. Я как будто оцепенела, мне так хотелось догнать его, спросить, в чем же дело, что я сделала или сказала не так, почему он расстроился, но мое тело подводило меня. Оно просто не желало меня слушаться и словно жило отдельно, само по себе.
  Возможно, мое тело так и продолжало бы сидеть на кухне, если бы в этот момент на кухню не зашла Николь
  -Где Майкл? - Раздался за моей спиной сухой и холодный голос матери.
  Она прошла вглубь кухни и налила себе кофе, при этом подозрительно смотря на меня. В этот момент мама напоминала гремучую змею, готовую на меня кинуться, если я сделаю одно неверное движение.
  Сейчас она все еще была трезва, но вид ее оставлял желать лучшего. Она вела себя со мной холодно и отстраненно, мне кажется, порой она понимала, что это неправильно, и я ничего такого не сделала. Но видимо это уже вошло у нее в привычку, и мама ничего не могла поделать с собой.
  Она все время вспоминает тот вечер, говоря, что это были самые ужасные моменты, которые она пережила из-за меня. Меня это задевает тем, что это было так давно, да и к тому же неужели недостаточно того, что я сама корю себя в этом? Я столько хороших вещей сделала для нее, но ей на это наплевать.
  -Я не знаю, - наконец расстроено пожала я плечами, сейчас нужно уходить отсюда, пока она не начала меня ни в чем обвинять.
  Я быстро встала из-за стола, благо тело снова стало моим и позволило мне унести ноги из кухни. Мне не хотелось долго оставаться с ней наедине, уж слишком сильно меня угнетало то, что она меня не любит. Я всегда завидовала Крис, ведь у нее была просто чудесная мама, которая была для нее подругой, матерью и советницей.
  Мне было жаль маму, ведь она превратилась из очень красивой и статной женщины, какой я видела ее на фотографиях, в пьяницу, вечно прижимавшую к губам стакан с виски.
  -Пока, - бросила я через плечо и вышла за дверь.
   Ярко светило солнце, облака были похожи на взбитые сливки, до которых казалось, было легко достать рукой. Видимо сентябрь обещал быть теплым.
  Обычно в школу меня подвозил Майкл или Кристина, но с ней нужно было договариваться заранее. Брата нигде не было видно, так же как и его машины. Я звала его, пыталась дозвониться на сотовый, но он усердно хранил молчание. Это так было на него не похоже, я стал волноваться еще больше, вдруг с ним что-то случилось.
  О ужас, я снова буду в этом виновата. Нет, нет, нет, я не перенесу, если с ним снова что-нибудь случится из-за меня. Я никогда себе это не прощу.
  Делать было нечего, и я решила пройтись до школы пешком, она была не так далеко, чтобы не дойти до нее, но и не так близко, чтобы совершать такие прогулки каждый день.
  Когда я проходила мимо дома Россов, я почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Таким обычно меня вознаграждает Эдриан, но его не было видно. Я развернулась и увидела, как кто-то в их доме быстро задернул штору, она все еще колыхалась, потревоженная кем-то, и выдавала этого человека.
  Может это была их домработница? Она просто помешана на чистоте, и каждый день пылесосит их шторы! Долго думать об этом, не было времени, если я, конечно, не хочу опоздать в школу в первый день, поэтому пришлось идти дальше.
  Мне просто необходимо найти Майкла и узнать, что сделала не так. Его поведение удивило меня, ведь он никогда так не поступал. Теперь я просто не могла думать ни о чем другом, кроме его неожиданного ухода.
  Когда я подошла, наконец, к зданию средней школы, все наши компании уже заняли свои места. Пришлось остановиться, чтобы найти того человека, за которым я охочусь все утро. Но его нигде не было видно.
  А вон и его поклонницы и друзья. Я уверенным шагом направилась к их месту под большим раскидистым дубом. Когда я остановилась около их компании, не один не соизволил взглянуть на меня. Это было неприятно, т. к. где-то в глубине души, видимо все еще теплилась надежда на улучшение отношения окружающих ко мне. Но все было зря.
  Пришлось даже покашлять, пока одна красавица не обернулась на меня и не смерила высокомерным взглядом. Проследив за ней, все замолчали и нетерпеливо посмотрели на меня, словно говоря: ' Кажется, она ошиблась местом!'
   -Где Майкл? - Перешла я сразу к делу, мне не хотелось стоять вот так вот перед ними, в то время как они осматривали меня с ног до головы.
  -Ммм... - промурлыкала та, которая заметила меня, - а разве наш красавчик не с тобой?
  -Нет, - отрезала я, - Так никто его не видел?
  -Кимберли, что-нибудь случилось? - спросил лучший друг Майкла Дэвид. Он всегда относился ко мне лучше, чем все их сборище в целом.
  Он был довольно симпатичным, как в принципе и все друзья Майкла. Стройный, подтянутый парень. Вытянутая форма лица, шапка каштановых волос. Но самой классной в нем была его улыбка. Она обезоруживала вас и заставляла застыть на месте.
  -Нет, - покачала я головой и пошла в сторону нашей с Кристиной скамейки.
  Она уже сидела там. Жгучая брюнетка, всегда вызывала восхищенные взгляды. Она была невероятно красива и стройна. Но самым большим ее недостатком была дружба с ненормальной девушкой Кимберли Митчелл, то есть со мной.
  -Привет, - улыбнулась она и обняла меня. - Я так давно тебя не видела! Эти поездки за границу меня выматывают! А самое главное отрывают от тебя.
  -Я тоже по тебе соскучилась! Крис, ты не видела Майкла? - не выдержала я. Мне просто необходимо знать, где он.
  -Нет, а что? Ким?
  Я знала этот ее тон. А как вам ее: 'Ким?' Конечно, это означает, что я должна ей все рассказать, желательно не упуская при этом все подробностей. Мне не хотелось говорить об этом, но она ведь не отстанет, пока не выпытает у меня все.
  -Он вел себя странно. Просто ушел, не сказав при этом ни слова. Мне пришлось идти в школу пешком, ведь машину он забрал с собой.
  -Ого, это на него не похоже! Ты уверена, что сейчас говоришь о своем брате? - Удивилась подруга, уж поверьте, я изумлялась не меньше нее.
  -Так, стоп. Это что? К нам идет Дэвид? - Я обернулась через плечо, чтобы понять, шутит подруга или нет, но это было действительно так. Лучший друг Майкла решительной походкой направлялся прямо к нам.
  -Ну, это неудивительно! - Засмеялась я. - Мне кажется, он давно положил на тебя глаз. Ты ведь вон, какая красивая!
  -Ты на себя посмотри, - улыбнулась Крис.
  -Не знаю, как воспринимать твои слова, толи как комплимент, толи как оскорбление!
  Наш спор прервал Дэвид, присевший рядом со мной и ожидавший момента, когда мы обратим на него внимание. Кристина не заставила его долго ждать. Я знаю, что он ей нравится, да и он кажется не против познакомится с ней поближе. Поэтому я решила вернуться домой и ждать там брата, когда он обратился ко мне:
  -Кимберли, куда девался Майкл? Его никто сегодня не видел.
  -Что? - Удивилась я, что он заговорил именно со мной, я увидела кислую улыбку Крис, когда до нее это тоже дошло.
  -Мне повторить?
  -Да, нет, нет. Ничего страшного, Дэвид, мне нужно идти, позвонишь мне, если Майкл появится, - попросила я его.
  -Договорились, - кивнул парень и перешел к Крис, которая хитро улыбнулась мне и подмигнула.
  -Потом расскажешь, - прошептала я и помахала им на прощание рукой.
  Нужно вернуться домой, вдруг он уже там, размышляла я, но от этих мыслей меня отвлек громкий визг тормозов, стук, падение и ужасная боль, последовавшие в следующее мгновение. На глаза навернулись слезы, затем не заставили себя ждать белые пятна, а потом темнота.
  
  
  Глава четвертая.
  Больница.
  
  Открывать глаза было больно и неприятно. Самым странным сейчас было то, что я слышала непонятный разговор на повышенных тонах. Я не могла разобрать ни слова из того, что говорили, судя по голосам, два парня.
  Собравшись с силами, я все-таки сделала это и приоткрыла один глаз. Это было для меня большим достижением, если учитывать, что мое веко, будто весело килограмм сорок, если не больше.
  В лучах солнца, которые слепили меня, парни были похожи на богов, оба прекрасны, но каждый по своему. Лишь приглядевшись, я поняла, что один из них, тот, который меня держит, был Эдриан. В любое другое время, это бы не понравилось мне, но сейчас я была ему даже за это благодарна.
  Я попыталась выбраться из его объятий, но не смогла пошевелить даже пальцем на руке, что уж говорить о таком сложном механизме как тело. Тем более оно отказывается меня слушать в обычных ситуациях, не говоря уже о тех моментах, когда меня сбила машина. Проще сказать, я вообще не чувствовала тело, если не двигаться. Меня немного пугала эта мысль, но я все же старалась прислушаться к разговору парней.
  -Ты знаешь, что по договору нам запрещено приближаться к ней, - сквозь зубы проговорил мой сосед.
  -О чем ты, Эдриан? - Усмехнулся второй парень, - Я же не виноват, что она кинулась под мою машину! Да и к тому же разве я могу причинить ей вред?
  -Ты уже ранил ее, а ведь не знал, кто она такая, Вотан! Ты забыл о том, что могут сделать старейшины за то, что ты их ослушался? - Процедил Эдриан.
  -Ха, что могут сделать подобные вам, мне? Или ты смертный, забыл кто я такой? И что я могу сделать? - Высокомерно произнес Вотан.
  -О да, не угрожай мне! Я стал таким лишь из-за нее, так же как и вся моя семья. Мы не можем противиться приказам старейшин!
  -Ты глуп, если думаешь, что они смогут остановить меня или ты забыл кто мой отец?! - Рассмеялся Вотан, от его смеха по телу побежали мурашки, настолько он был жутким. Это кстати уже радует, значит, я все-таки могу чувствовать свое тело.
  -Вотан, ты же не станешь развязывать войну...
  -Кимберли?!
  Я услышала испуганный голос Майкла, а затем почувствовала, как он буквально вырывает мое бедное тело из теплых объятий Эдриана, к которым я даже привыкла. Мне хотелось попросить его, делать это осторожнее, ведь все болело так, будто в меня воткнули миллионы иголок.
  -Что ты с ней сделал, Росс? - Грозно произнес Майкл. Я чувствовала, как все его мышцы напрягаются и становятся словно сталь.
  -Ничего, - огрызнулся Эдриан, - я проезжал мимо, когда услышал громкий визг тормозов, а потом крик. Мне захотелось посмотреть, что тут происходит. Когда я подъехал, то увидел Кимберли под колесами ЕГО машины.
  -Так, это ты сбил мою сестру? - Майкл резко развернулся к виновнику сего события.
  -Не называй ее так! Ты же знаешь, что это не так, - раздраженно проговорил Вотан. - Хватит болтать, нам нужно срочно отвезти в больницу.
  Ну, наконец, хоть кто-то догадался до этого. А я уже думала, что умру здесь, или они будут ругаться так долго, что все мои раны успеют зажить, и я сама пойду домой.
  Я почувствовала, как ко мне прикоснулись еще одни руки. Видимо Вотан попытался отнять меня у Майкла. Я что кукла, которую передают из рук в руки? Это была ужасная затея. Все тело так болело, что любое неаккуратное движение причиняло мне невыносимую боль. Я прикусила губу, чтобы не закричать, но с губ все же сорвался предательский стон.
  -Скоро тебе станет легче, - пообещал Майкл.
  Я услышала, как открыли дверь, а затем меня положили на заднее сидение. Стоило моей голове коснуться сиденья, как я тут же провалилась в темноту, туда, где нет боли, туда, где мне было хорошо и спокойно.
  Не помню, что со мной происходило. Я не могла отличить бодрствование от сна, картинки жизни, от картинок, которыми развлекал меня мозг. Видимо мне дали слишком много обезболивающих лекарства и теперь все было словно в тумане. Надо мной часто появлялись чьи-то лица, которые, как бы ни старалась, я не могла узнать. Это был очень неприятный период моей жизни, создавалось некое ощущение безвременья, что очень меня угнетало.
  Оказалось, что это было гораздо лучше того, что последовало потом. Я ошибалась, считая это состояние невыносимым. Когда к телу начали возвращаться ощущения, а ко мне здравые мысли, мне хотелось крикнуть, чтобы мне дали еще того лекарства, так сильно болела каждая мышца моего тела, да что уж говорить, каждая клеточка организма, буквально вопила от боли. Было ощущение, что по мне проехал каток, причем не один раз, видимо он хотел сравнять меня с землей.
  Горло ужасно жгло, очень хотелось пить! Голова раскалывалась, а в ушах был слышен звон, он то нарастал, то утихал, но никогда не прекращался. В висках громко пульсировала кровь, которая могла соперничать со звоном в ушах. Все это мешало и не давало ни на чем сосредоточиться.
  Самым приятным было то, что кто-то постоянно держал меня за руку. А по вечерам приходил папа и рассказывал мне сказки, словно я снова стала маленькой.
  Я снова выплыла на поверхность из глубин сна, когда кто-то выпустил мою руку из своей. Громко скрипнул стул, и послышались удаляющиеся шаги. А затем кто-то начал осторожно открывать дверь.
  Я сделала над собой очередное усилие и открыла глаза. Повернув голову, я увидела фигура в дверях. Мне было тяжело разобрать кто это, но что-то мне подсказывало, что я знаю ответ, а он мне совершенно не нравится.
  -Вотан? - Окликнула я парня и о, ужас, я оказалась права, это был парень, который сбил меня!
  'Хоть бы он не услышал меня', взмолилась я, но не тут-то было. Слух у этого парня был отменный, так как я сама с трудом услышала шипение, вырвавшееся из моего горла.
  -Неужели моя любимая сестренка пришла в себя? - Улыбнулся парень и быстро развернулся на каблуках.
  -О чем ты говоришь? - Возмутилась я. - Я не...
  -Тише, тише, - промурлыкал он и прижал палец к моим губам, заставив почувствовать себя маленькой и глупенькой. - Мы же не хотим, чтобы меня выгнали? - Обратился он ко мне с очаровательной улыбкой.
  Я была заколдована его выразительными зелеными глазами. Классические черты лица наталкивали на мысли о богах или древних статуях, о которых я подумала, когда впервые увидела его. Черные блестящие волосы обрамляли лицо.
  Его внешность произвела на меня сильное впечатление, и я лишь кивнула, соглашаясь с ним.
  -Вот и умница, - довольный собой воскликнул Вотан, - я столько должен тебе рассказать и объяснить. Все-таки не каждый день встречаются разлученный брат и сестра!
  -Ты не можешь быть моим братом! Моего брата зовут Майкл, - не унималась я.
  -Кимберли, ты не права, - усмехнулся он.
  -Да мы даже не похожи, - выдала я наконец довод, который был для меня самым весомым, но тут я поняла, что ляпнула...
  -Нууу, также как и вы с Майклом! Милашка, я твой единственный и неповторим...
  -Вотан?
  'Неужели все удивляются, увидев его в моей палате', промелькнула у меня в голову мысль. В комнату вошел ни кто иной, как Эдриан Росс. Он нахмурился, увидев, как мне показалось, не желанного гостя здесь.
  -Убирайся отсюда! - Взревел он и начал выталкивать парня наружу.
  -Ухожу, ухожу, - дружелюбно улыбнулся Вотан и поднял руки вверх, как будто сдавался. Затем он похлопал Эдриана по плечу, словно старого знакомого, Росс же на это отреагировал так, словно до него дотронулось какое-то мерзкое существо.
  -Не забывай, что я сказал тебе. Подумай и спроси родителей, - на этот раз он обратился ко мне, но Эдриан уже захлопнул перед его носом дверь, поэтому его голос был очень тихим.
  -О чем это он? Что он тебе наговорил? - Сердито спросил Росс у меня, словно я что-то сделала не так.
  -Тебя не должно волновать это, - разозлилась я на него.
  Какое ему дело до меня? Что он вообще тут делает? Насколько я помню, мы враги с 5 лет, или что-то произошло, о чем я не в курсе? Во мне вдруг вспыхнул такой гнев к Эдриану, что мне хотелось его задушить. Не знаю, откуда взялось так резко это чувство, но мне хотелось, чтобы оно ушло так же быстро, как появилось!
  Я подняла на него глаза и увидела на его лице замешательство, которое он успел быстро спрятать под маской безразличия. Росс прислонился спиной к стене и со скучающим видом осмотрелся вокруг.
  -Почему ты молчишь? - Вдруг неожиданно, даже для самой себя, спросила я.
  Что-то не то со мной творится! Раньше я никогда бы не позволила себе разговаривать с кем бы то ни было в таком тоне, кроме тех моментов, которые старалась проводить одна. Но теперь что-то изменилось, меня бросает из крайности в крайность. Я то - ненавижу этого парня, то мне становится ужасно стыдно перед ним. Раз за разом первое чувство побеждает. Теперь же то состояние, которое я столько раз подавляла в себе, побеждает меня.
  'Так, к тому же надо подумать, что тут делают эти два парня!' - взяла я себе на заметку.
  -А что ты хочешь услышать? - Безразличным, холодным голосом проговорил Эдриан.
  Нет! Неужели все так будут со мной разговаривать?
  -Ну, может объяснение? Почему ты ненавидишь меня? Сторонишься, словно я проклятая и все в этом роде? - ого, откуда у меня такая храбрость, чтобы вот так открыто бросать вызов парню, тем более Россу.
  -С чего ты взяла, что я тебя ненавижу? - Удивился он.
  Он отличный актер, у него так хорошо получается подражать эмоциям. Решил со мной поиграть? Хорошо, я тоже знаю, такие игры.
  -Да может с того, что ты с самого первого дня сторонишься меня, бросаешь злые взгляды. Ах, да, забыла про мое прозвище, Монстр, - выплюнула я ему в лицо последнее слово.
  Не знаю, что на меня нашло, но мне вдруг захотелось высказать ему все, что накопилось за все это время. Сосед же опешил от моей последней реплики, я увидела, как забегали его глаза.
  -Это бессмысленный разговор, Кимберли. - Напряженно проговорил он. - Я не могу тебе ничего объяснить, - вздохнул Эдриан и пошел к двери. - Но у меня есть на это причина.
  -Какая? - Закричала я вслед уходящему парню.
  Мне так хотелось разобраться во всем, что произошло за последнее время. Поставить, наконец, точку в наших отношениях. И понять, что же означал тот странный разговор, что я слышала в тот день, когда меня сбила машина. Я не помню его целиком, но даже отдельные слова пугают меня. И что означают слова Вотана о том, что он мой потерянный брат?
  -Сейчас придет Майкл, я его позову.
  Я даже не успела произнести слово, да что там говорить, я даже подумать не успела, так быстро выскочил он из моей палаты. Да что творится вокруг? Мир сошел с ума и я вместе с ним? Самым отвратительным было мое состояние и мои мысли. Все мои ценности перевернулись с головы на ноги, а это что-то значит... Я больше не люблю весь мир и каждое живое существо, как раньше. Почему я должна хорошо относиться к тем людям, которые презирают меня или еще хуже, ненавидят? Почему я должна что-то объяснять Россу, который за всю жизнь не сделал мне ничего приятного?
  Кошмар, откуда берутся эти мысли в моей голове? Откуда столько безразличия к жизни и раздражения? Что же со мной происходит?
  Да я раньше тоже не была ангелом, но все же старалась быть доброй, открытой для всех, кто во мне нуждался и просил помощи, а теперь мне все это надоело. Взглянем правде в глаза, я никогда не стала бы им по настоящему нужна! К чему приводит это отношение к людям? Да ответ прост, ни к чему!
  'Они жестокие существа, достойные лишь того, чтобы их презирали и не более того' - послышался в моей голове голос.
  Ну вот, я еще схожу с ума, голоса в голове это что-то новенькое. Я схватилась руками за голову, пытаясь прекратить весь этот поток эмоций.
  Мне казалось, что все это не мое, вся эта ненависть, раздражение. Это ужасные мысли, я не хочу больше думать об этом, но еще хуже то, что я просто ничего не могу с этим поделать. Откуда появляется ощущение того, что я выше всех людей и все их судьбы в моих руках?
  -Привет, - мягко проговорил мне на ухо, такой знакомый и долгожданный голос Майкла.
  -Майкл, - заплакала я и бросилась в его объятия, по которым я уже успела ужасно соскучиться.
  -Что случилось, ангелочек? Кто тебя расстроил? - убаюкивая меня, спросил брат.
  -Я не знаю, что со мной происходит. Мне кажется, я схожу с ума! - Воскликнула я, это было именно то, как я себя чувствовала.
  -Что же случилось, милая? - Обеспокоенно спросил он меня снова и убрал выбившуюся из хвостика прядь волос за ухо.
  -Я не знаю, - всхлипнула я, - но все стало каким-то другим, я даже не могу это объяснить. Вот сейчас мне жалко саму себя! На меня накатывают какие-то эмоции, которые я будто бы не сама испытываю, они кажутся мне чужими! Ох, Майкл, я так запуталась. Да и этот странный парень Вотан, столько всего наговорил, - вздохнула я.
  -Что Сказал Тебе Вотан? - Разделяя каждое слова, спросил Майкл, видно было, что это его волнует, но он пытается скрыть свои чувства.
  Если честно, то я не могла разобрать его эмоции, которые отобразились на лице, потому что оно было спрятано моими волосами. А голос его звучал на удивление спокойно. Так почему же я почувствовала все это? Может это из-за того, что я его слишком хорошо знаю? Вот еще одна вещь, над которой стоит подумать.
  -Кимберли? - Позвал меня брат, который сейчас взволнованно вглядывался в мое лицо, пытаясь понять, что со мной не так.
   -Все хорошо, - поспешила я его успокоить. - А на счет Вотана, он сказал мне, что он мой брат, что нас разделили...
  -Не верь ни единому его слову!
  -Да я и не собиралась, - постаралась я оправдаться, но он не собирался слушать меня и продолжал.
  -Не разговаривай с ним и вообще, даже не подходи к нему! - Вдруг разозлился Майкл и сильно встряхнул меня за плечи.
  Было ужасно больно, он с такой силой сжал их, что к глазам подступили слезы. Я даже уверена, что теперь на этих местах появятся синяки.
  -Мне больно! - Вскрикнула я, брат никогда со мной себя так не вел. Более того, он никогда не делал мне больно, а теперь...
  Меня приводил в бешенство тот факт, что после этой аварии все стали вести себя со мной так, как я совершенно не привыкла! Но самым обидным были поступки Майкла, только он может сделать мне по настоящему больно, только его я люблю так сильно.
  Мне пришлось сильно сжать кулаки, чтобы подавить то раздражение, что вдруг резко вспыхнуло во мне. Следующим после успокоения ко мне пришло осознание того, что брат что-то знает, раз так ведет меня с собой. Ему есть что скрывать, и это что-то не должна знать я, но интересно по каким же таким причинам?
  -Что ты знаешь? - Спросила я, немного придя в себя.
  Вдруг на меня нахлынула волна замешательства и нерешительности, затем боли и страха. Но все это было не мое, и я это прекрасно понимала. Все это было человека, который сейчас стоял передо мной и всячески старался отвести глаза, чтобы я не смогла понять, что на самом деле с ним происходит. Понимание этого, смутило меня, но сейчас я была слишком поглощена чтением эмоций Майкла, так что свои пришлось отодвинуть на задний план.
  -Ким, я не могу тебе этого сказать, прости... - Наконец, собравшись с силами, произнес он.
  Вот так. А ведь совсем недавно я думала, что между нами нет и, просто не может быть секретов. МЫ ведь так доверяем друг другу. Но я ошибалась. Это было словно пощечина, как удар под дых. Вдруг меня охватила такая ненависть ко всем окружающим, что я просто на какое-то мгновение ослепла от нее.
  Меня захлестнуло это чувство с головой, накрыло как огромная волна и погребло под собой. На этот раз это были мои эмоции, не чьи-то другие.
  -Убирайся! - Закричала я на Майкла, это был единственный выход моим эмоциям, душившим меня изнутри, - И не возвращайся! Я не хочу тебя больше видеть, мне не нужен человек, который так со мной поступает!
  -Ким! - С отчаянием в голосе проговорил Майкл, - Кимберли, что ты говоришь?!
  -Мне не нужен такой брат, который скрывает от меня что-то! Если мне что-то понадобиться, я лучше обращусь за помощью к Вотану, уж он то расскажет мне всю правду, - заплакала я от злости на него и себя.
  -Ты думаешь, лучше меня? - Вдруг взревел всегда спокойный и сдержанный Майкл. - Я просто стараюсь тебя защитить ! Я люблю тебя, я никогда, слышишь, никогда не причиню тебе зла!
  -Ты подлый врун, Майкл! Ты сейчас мне врешь, смотря в глаза. Ты не желаешь, рассказать мне все! Ты предаешь меня, хотя обещал этого не делать! Мне нужно просто побыть одной... Уходи, я не хочу тебя видеть, - закричала я.
  То, что последовало за этим, я совсем не ожидала. И это, так сказать, выбило меня из колеи. Это событие заставило меня забыть о нашей ссоре, но жаль, что это произошло ненадолго.
  Я неожиданно оказалась в объятиях брата, который столько раз успокаивали меня, защищали, когда мне было страшно, прогоняли одиночество и тоску. Но сейчас, я совсем в них не нуждалась, так же, как перестала питать надежду на возвращение прежней матери.
  Рука сама собой взлетела вверх и с громким хлопком опустилась на щеку Майкла. Ладонь горела, стало вдруг резко холодно, одинок и я пожалела о своем поступке, когда взглянула в лицо Майкла.
  Он отшатнулся от меня, как от прокаженной. В его глазах стояли боль и отчаяние, которые с головой затопили мою душу, его эмоции снова победили мои. Я пыталась найти в нем хоть что-то, за что можно было уцепиться и вернуть всю нашу ссору вспять, но ничего не было. Надежда на это, за которую я так хваталась, пропала вместе с иллюзией его защиты.
  На глаза начали наворачиваться слезы, мне так хотелось, чтобы все, что сейчас произошло, было страшным снов, но реальность напомнила о себе холодным, отчужденным голосом Майкла.
  -Я забыл сказать тебе. Мать снова в клинике, но теперь надолго. Тебя выпишут к концу недели, отец заберет тебя.
  И не сказав больше ни слова, он ушел, оставив за собой лишь горечь и тоску. Рядом с дверью разбилась ваза с цветами, кинутая мною в него. Я никак не ожидала такого холодного отношения с его стороны. Я вела себя отвратительно, но ведь меня можно понять? Или нет? Мне было до боли в груди стыдно за свое поведение. Но извиниться было уже не перед кем, я снова осталась одна, наедине сама с собой.
  
  
  
  Глава пятая.
  Последствия.
  За те несколько дней, что я провела одна, мне пришлось много о чем подумать. Во-первых, я никак не могла понять, как докатилась до такого. Ну, точнее до того, что осталась совершенно одна. Периодически, я слышала голос Майкла за дверью и видела его силуэт, вырисовавшийся через мутное стекло двери, но каждый раз, когда я выходила, он пропадал.
  Никогда бы не подумала, что он воспримет все мои слова всерьез, это ведь невозможно. Он же знает, как сильно я люблю его, и что он значит для меня. Или нет? Или я все перечеркнула своими поступками и необдуманными репликами?
  Это так трудно для моего понимания, да и жизни, столько дней провести без самого родного человека на земле. Мне некому высказать свои мысли и страхи, все что наболело и накипело в душе.
  Во-вторых, я поняла, что каким-то странным образом чувствую чужие эмоции. Это самое невероятное, что вообще могло произойти со мной. Но не поймите меня неправильно, моя жизнь до обнаружения этого таланта была гораздо лучше.
  Целыми днями я поддаюсь множеству чужих эмоций, начиная от ненависти, заканчивая любовью. Разве это может оставить вас равнодушной? Я схожу с ума от этого. Чем дальше, тем труднее и труднее мне отделять свои чувства от инородных. Почему этому не учат в школе?
  Этот набор шумов в моей голове приводят к постоянным взрывам, которых я столько лет пыталась избежать. Моя палата напоминает поле боя, здесь все сломано, разбито или не избежит той же судьбы в ближайшее время, что и все поломанные предметы. Я больше не могу сдерживаться, или, если быть совсем уж честной, мне не хочется этого делать.
  Через несколько дней, я решила не бороться с этим, мне было безразлично, что творится в этом мире, ведь теперь у меня появился свой. Я жила чужими эмоциями. Чаще всего это были отчаяние, гнев и скорбь, но мне было на это наплевать. Ведь я испытывала тоже самое.
  Но от всего это меня отвлекла Кристина, которая однажды утром заявилась ко мне в комнату с букетом цветов и пакетом с фруктами. Она сразу же отдернула шторы, которые не пропускали солнечного света, и ужаснулась тому, что творилось вокруг меня.
  -Кимберли, что здесь произошло? - Воскликнула она в недоумении, увидев весь масштаб погрома.
  Я поднялась с кровати и огляделась вокруг, только сейчас я поняла, что натворила. Я постаралась отодвинуть на задний план все эти эмоции, поглощавшие меня все это время, и мне это немного удалось.
  Я выдавила из себя улыбку и обняла подругу. Та удивленно приподняла бровь, но все же ответила на мое объятие. Затем Кристина посадила меня на кровать и стала причесывать, при этом часто слышались ее восклицания, а пару раз она даже выругалась.
  -Ким, я, конечно, знаю, что ты особо за собой не следишь, ну то есть не увлекаешься косметикой и все такое, но когда ты перестала вообще приводить себя в порядок? - Недоуменно воскликнула она, пытаясь распутать очередной узел на моих волосах.
  Мне было нечего на это ответить, поэтому я лишь пожала плечами. И снова меня заставляют чувствовать себя маленькой, будто бы не было никаких несчастий, и мама сидит и перебирает мне волосы перед камином, а Майкл сидит рядом и зачарованно смотрит за мамиными руками.
  'Бедняжка, неужели у них с Майклом что-то произошло?' - Вдруг услышала я вопрос Кристины.
  Он звучал как-то странно и непривычно. Ее голос был каким-то приглушенным и больше напоминал шепот. Если бы я не знала, что она рядом, то бы даже и не узнала говорившего.
  -О чем ты? - Спросила я и с интересом посмотрела на подругу через зеркало.
  -Что? - Вздрогнула от неожиданности Крис, которая кажется, была поглощена своими мыслями.
  'Что-то я пропустила. Нужно слушать ее внимательнее!'
  -Кристина, я не пойму, о чем ты сейчас?
  Девушка остановилась и посмотрела на меня в упор. Ее глаза были расширены от страха и непонимания. Только этих эмоций мне сейчас не хватало.
  -Успокойся, - поспешила сказать ей я, - может мне просто послышалось что-то? - Улыбнулась я, а сама лишь внимательнее прислушалась к тому голосу.
  Некоторое время Кристина еще стояла и недоверчиво косилась на меня, а потом снова принялась заплетать мне косу. И вновь в голову раздался голос: 'Может она слишком сильно ударилась головой? Интересно, это пройдет?'
  Ну вот, еще одна загадка для меня. Теперь я понимала, что это говорит не Кристина. Точнее эти слова не вылетают из ее рта, они исходят откуда-то извне. Я нахмурилась и попыталась полностью открыться для ее чувств, но они были все теми же: жалость, страх и что-то еще, нерешительность?
  Я не стала ее допрашивать, потому что считала, что и так напугала ее за сегодняшний день. Поэтому когда Кристина закончила с моими волосами, я помогла ей убраться и привести свою комнату хоть в какой-то порядок.
  Когда с уборкой было закончено, Кристина начала рассказывать последние новости и события, происходящие за стенами больницы, в которой я была заточена. Она постоянно жалела меня и искренне надеялась, это я узнала благодаря своей необычной способности воспринимать ощущения, что я скоро поправлюсь.
  Иногда я улавливала некоторые ее фразы, которые она, кажется, не говорила, но не подавала виду. Это пугало даже меня, что уж говорить о подруге. Нужно взять это на заметку и подумать об этом позже.
  -Как там Майкл? - Стараясь, чтобы голос не дрожал, а из глаз не полились слезы, спросила я.
  -Он ходит мрачнее тучи. Ким, у вас все хорошо в семье? - Участливо поинтересовалась подруга.
  -Крис, я просто не знаю, что со мной происходит. Я стала другой, я больше не та Кимберли Миллер, которую все знали, что-то изменилось во мне. Вчера я впервые поругалась с Майклом, - выпалила я и почувствовала новую, еще более сильную волну жалости.
  Я рассказала подруге все, что меня так сильно волновало последнее время. Как волнует тот гнев, который так часто берет надо мной вверх. Как часто мне кажется, что это чувство навсегда поглотит меня. Самым страшным было, что от моего прошлого я может ничего не остаться.
  -Все будет хорошо, Ким. Ты просто знай, что я всегда буду рядом, чтобы не случилось! Поправляйся, милая, - Кристина подошла к подруге и чмокнула в щеку на прощание.
  Я почувствовала любовь, ласку, которую она испытывала ко мне и была благодарна подруга за все это тепло, которое она мне дарит.
  Когда Кристина ушла, я легла на кровать и закрылась от всего мира, сейчас мне хотелось побыть наедине с собой, а чужие эмоции мешают это сделать. Я не заметила, как уснула.
  
  
  Глава шестая.
  Возвращение домой.
  Прошло две недели со дня аварии и вот, наконец, я покидаю это унылое место. За мной рано утром приехал отец. Он был ужасно рад моему возвращению домой. Папа сказал, что дом без меня был пустой и мрачный, они с братом очень скучали по мне.
  Сначала эта мысль обрадовала меня, я чувствовала, что папа верил своим словам, но так ли это было со стороны Майкла.
  -Папа, а где Майкл? - Не задумываясь, спросила я, когда убедилась, что и в машине его нет, я все еще тешила надежду на то, что он вышел и скоро вернется, заключит меня в своих объятиях и поцелует в лоб, как он любит это делать.
  -Он не смог, - уклончиво проговорил папа, но дальше копаться в его эмоциях мне не хотелось, теперь не хотелось.
  Когда мы подъезжали к дому, я увидела завернувший за поворот автомобиль Майкла, значит, он уехал в школу. С каких пор она стала важнее меня?
  'Может с тех пор, как ты накричала на него и сказала, что больше не хочешь его видеть?' - подсказал мне внутренний голос.
  Я приехала из больницы с одной сумкой наперевес. Папа попытался настоять на том, что он может занести ее домой, но это же было глупо. Она была очень легкой, ведь одежды там было мало. Я поспешно заверила его, что со мной все будет хорошо и, поцеловав его в щеку, зашла домой и сразу поднялась в свою комнату. Папа, пожелав хорошего дня, сел в машину и уехал на работу, при этом наказав мне звонить, если почувствую себя плохо.
  -Здравствуй дом, милый дом, - грустно улыбнулась я, оглядев свою каморку.
  Обои в ней не менялись с самого первого дня, когда я прибыла сюда. Но мне все это нравилось. Закинув вещи в ящик, я залезла на подоконник и посмотрела в окно.
  Наш район ожил, все спешили на работу или за покупками. Вон мне помахала Виктория Росс, садившаяся за руль своего шикарного черного Мерседеса.
  Сейчас самое время подумать о том, что я натворила за эти дни. Я взяла блокнот и записала в столбик все, о чем я собиралась поразмыслить:
  
   Способность чувствовать чужие эмоции
   Правильно ли я поступила с Майклом
   Что значат слова, которые я слышу у себя в голове, но их никто не произносит.
  
  Вот вроде бы и все, о чем я хотела подумать, но в последний момент я решила прибавить еще одну строку:
  
   Стоит ли верить Вотану, кто он такой?
  
  Я отложила дневник и подошла к зеркалу, но забыв, зачем это было нужно, снова вернулась на свое место.
  Теперь я понимаю, что все мои обвинения в адрес Майкла были необоснованны и глупы. Как я могла не поверить человеку, который всю жизнь был со мной рядом и никогда ничего от меня не скрывал. И все это произошло из-за того, что парень, сбивший меня, что-то мне наговорил.
  Как я могла так поступить с Майклом? И что интересно я после этого от него жду? Неужели он должен просить прощение за то, чего не делал и в чем не виноват. Мне стоило подумать об этом раньше, тогда, когда я кричала, что не хочу его больше видеть.
  В голову мне пришла идея, которая показалась на этот момент замечательной. На улице было тепло, поэтому прихватив с собой маленькое одеяло, я вышла на задний дворик, и известной только нам с Майклом тропинкой пошла в лес.
  Спустя десять минут я уже стояла на опушке леса, на нашей такой любимой в детстве поляне. На смену одуванчикам пришли цветы, которых здесь было великое множество. Столько красок взбудоражили мое воображение. Я расстелила свое одеяло в центре поляны и легла.
  Лес жил своей собственной жизнью, не подозревая о моем существовании. О том, что я пробралась в самое его сердце. Наконец, я почувствовала то, чего мне так долго не хватало: спокойствие и умиротворение.
  Ближайшие люди были отсюда далеко, поэтому рой постоянных эмоций и чувств остался позади. Теперь была только я и мои ощущения. Это было так приятно осознавать, что все, что я чувствую, принадлежит только мне.
  Я закрыла глаза и прислушалась к пению птиц, которых здесь было в достатке. Солнечные лучи проникали через опущенные веки, и все казалось красным. В ресницах играла радуга, которая появлялась из-за преломленных лучей.
  Видимо меня совсем разморило, я и не заметила, как погрузилась в сон. Разбудило меня какое-то движение. Сначала мне показалось, что я нахожусь на корабле, который качается на волнах, но потом... Стоп, какой корабль?
  Я ощутила сильнейший прилив нежности и любви и только потом почувствовала чуть пряный аромат, который источала кожа моего брата. Когда я открыла глаза, все сразу стало на свои места.
  Он нашел меня и нес домой. Я была укутана в одеяло, и мне было тепло и уютно. Я притворилась спящей, так как очень не хотелось разрушать то ощущение прежних отношений, которые появились в моей душе.
  Когда Майкл положил меня на кровать и стал высвобождать свою руку, я, что есть сил, схватилась за ворот его рубашки и захныкала, как маленькая девочка.
  -Кимберли, я никуда не ухожу, - мягко проговорил он и вместо того, чтобы уйти и хлопнуть за собой дверью, лишь подвинул меня и лег рядом.
  Я не открывала глаза, все еще боясь, что это сон. Мне пришлось полностью отгородиться от его эмоций, чтобы сохранять ясность ума. Одинокие часы в больнице полной людей и эмоций не прошли даром.
  Когда он обнял меня и притянул к себе, я расслабилась и дала волю слезам. Я плакала горько, как никогда. В этом выражались все мои чувства, то, как я сожалею обо всем, что наговорила ему, как мне было плохо, пока мы были в ссоре.
  -Я скучал по тебе, - выдохнул он мне в ухо и начал ласково гладить мне спину.
  -Я тоже, - заикаясь, промямлила я и попыталась взять себя в руки. - Майкл, я не должна была тогда все это говорить, я так не считаю, просто тогда со мной творилось что-то непонятное.
  -Кимберли, ты думаешь, что сможешь меня оттолкнуть тем, что тогда наговорила? - Засмеялся брат.
  Я даже перестала плакать и на секунду ослабила свою защиту, но потом сразу же ее восстановила. За это время я почувствовала облегчение, радость, которую испытывал он.
  Я посмотрела на него непонимающими глазами, неужели он действительно думает то, что только что сказал?
  -Ангелочек, я ведь знаю, что ты меня любишь! - Промурлыкал брат.
  -Ну вот, снова твой обольстительный голос, - проворчала я и чмокнула брата в щеку, - ты же знаешь, что он на меня не действует. Но кое в чем, ты действительно прав!
  - И в чем же?
  -Я действительно тебя люблю, братик, - засмеялась я и, быстро вскочив на ноги, отбежала от него.
  Когда я пробегала мимо зеркала, что-то заставило меня заглянуть в него, и вот я увидела себя в полной красе. То, что я увидела, до глубины души поразило меня. Мое тело снова впало в ступор и отказывалось двигаться.
  Я рассеянно потерла руку, на которой, как и на всем моем теле не было живого места. Всюду были уже пожелтевшие синяки, которые остались в память об ударе машины об него.
  Подняв глаза на свое лицо, я не узнала себя. Оно как-то изменилось, мои глаза в них горел огонек, который был совсем для меня не свойственен. Я сильно похудела, так что одежда висела на мне.
  Я оглянулась назад, ища поддержки у Майкла, ведь никак не ожидала, что буду выглядеть настолько плохо, никто мне не говорил, что я буквально вся покрыта синяками.
  Брат, не стал говорить ничего лишнего, он просто подошел и позволил мне спрятаться от всего мира в его объятиях. Когда я успокоилась и взяла себя в руки, я решила осмотреть все свои раны.
  От того, что я увидела в зеркале, я громко вскрикнула и резко повернулась к Майклу, в надежде на то, что он сейчас объяснит мне, что произошло. Но брат смотрел на меня во все глаза, сразу было видно, что и он совершенно ничего не понимает.
  -Что за... - Начал он, но видимо что-то во мне помешало ему закончить свою фразу.
  Я снова обернулась к зеркалу, но в глазах вдруг помутнело от боли, и мир взорвался яркими искрами, а потом все стало растворяться, и я погрузилась в темноту.
  В чувство меня привело холодное полотенце на моем лбу и нежные руки, пошлепывающие меня по щекам. Я открыла глаза и машинально потерла шею, чуть ниже уха. Там все горело, словно от укуса осы, боль волнами растекалась по всему телу, от шеи и все ниже и ниже. Я почувствовала, что меня вот-вот вывернет наизнанку.
  Майкл нависал надо мной мрачный, каким я его никогда не видела. Его беспокойство и страх затапливали меня с головой, это просто подавляло меня.
  -Милый, прекрати, пожалуйста, переживать за меня, со мной все хорошо! - Воскликнула я и попыталась встать с кровати.
  Но он ничего не хотел об этом слышать и лишь уложил меня обратно, было понятно, что я просто так от него не отделаюсь, поэтому пришлось пойти на крайние меры. Я притворилась спящей.
  В детстве у меня это хорошо получалось. Когда Кимберли укладывала нас спать, она всегда дожидалась того момента, когда именно я усну. Возможно, она боялась того, что я могу убить спящего Майкла, или чего-то еще. Поэтому я научилась притворяться.
  Я много раз следила за тем, как это делают папа, Майкл и иногда показывали по телевизору. Вскоре и у меня получилось так же. Я умело замедляла дыхание, мои глазные яблоки переставали метаться из стороны в сторону.
  Вот и сейчас это подействовало. Когда Майкл ушел, осторожно прикрыв за собой дверь, я, подождав несколько минут, вскочила с кровати. В первое мгновение, все закружилось, но очень скоро пришло в норму, и я смогла ориентироваться в пространстве.
  Шею все еще жгло, и это не давало мне ни о чем думать, но тут я вспомнила, что меня так поразило. Я снова взглянула в зеркало. Все мои синяки прошли, и мое лицо было таким, каким я помнила его до аварии.
  Но прежде чем отойти от зеркала, я решила взглянуть на то, что так беспокоило меня и ужасно чесалось. Отодвинув волны волос, я увидела, как на моей шее стали ясно проявляться черты перевернутой пентаграммы. Сначала появился круг, затем стали четко вырисовываться ярко-красные линии.
  Что же это происходит со мной? Откуда появился этот знак на моей шее и что он значит?
  В последнее время со мной происходило слишком много странных вещей, но настолько непонятные... Я не знала что делать, я растерялась и схватилась руками за голову.
  Сейчас не было никаких сил бороться с этим со всем дальше. Это все поглощало меня и не давало вырваться наружу. Оно окутывало меня словно туман, а самое страшное, я не видела из этого положения выхода.
  Единственное, что я смогла придумать, так это закутаться в одеяло и спрятаться на чердаке. Было не самой лучшей идеей бежать от своих проблем и даже не стараться найти их решение, но...
  Эти мысли были сейчас лишними, ведь я уже поднималась наверх. Казалось бы, все встретило меня в этом месте, как родную, слишком много часов я провела здесь одна.
  В дверь постучались, но я не ответила. Майкл знал, что если я здесь и не отвечаю, то просто хочу побыть одна или борюсь с очередным приступом гнева. В данный момент действительности соответствовало и то и другое.
  Не знаю, сколько времени я провела без движения. Тело затекло, но мне нравилось то чувство отрешенности от всего мира, что я испытывала сейчас. Я смотрела в окно и видела, как на наш город опускаются сумерки, а затем на небосклоне загораются первые звезды.
  Лишь увидев их, я решила, что нужно возвращаться в реальный мир, к людям, которые любят меня и наверно ужасно волнуются.
  Тихо спускаясь по ступеням лестницы, я прислушивалась к голосам внизу. Сегодня явно вечером мы были не одни в доме. Не доходя до конца, я тихо опустилась на ступеньку и стала вслушиваться в спор, происходивший внизу. Но так ничего толком и не разобрав, кроме отдельных фраз, я бросила эту затею и сняла защиту.
  Сначала на меня нахлынуло множество эмоций, но глубоко вздохнув и досчитав до десяти, я уловила те, которые были мне нужны. Эмоции этих людей были слишком сильны и сложны, чтобы описать их.
  Я сама не понимала, что они означают. Это было очень непривычно, чувствовать такое. Обычно эмоции людей больше похожи на мои собственные, и мне не слишком тяжело их распознавать, но это было выше моего понимания.
  Больше ничего не оставалось, как только спуститься вниз и присоединиться к этой беседе. С каждым шагом голоса становились все громче и громче, а воспринимаемые мною эмоции все ярче и ярче.
  Я слишком увлеклась своими исследованиями, что даже и не заметила, как врезалась в кого-то. В голове промелькнула мысль: ' Вот черт, неужели она что-то слы...', но тут же резко оборвалась, так как я упала на пол и разбила мамину вазу.
  Шум, произведенный мною, заставил всех замолчать и выйти посмотреть на виновника произошедшего. Мне стало вдруг так неловко, что я сразу же заблокировала мой чувствительный канал.
  Когда я подняла глаза, то увидела, как вокруг меня собрались отец, Виктория и Джеймс, а прямо надо мной нависал с противной ухмылкой не кто иной, как Эдриан Росс. Все смотрели на меня как-то озабочено, словно выискивая цель моего внезапного появления и лишь один человек, помог мне встать. Майкл мало того, что поставил меня на ноги, так и начал быстро собирать осколки маминой вазы, которые разлетелись по всему коридору.
  Не раздумывая, я опустилась рядом с ним на колени и занялась тем, что устраняла последствия своей невнимательности. Когда наши с братом руки соприкоснулись, я снова услышала голос: 'Надеюсь, она постарается держать себя в руках!'
  Я поднялась так резко, как это было возможно, и быстро выскочила на кухню. Выкинув осколки в ведро, я опустилась на близлежащий стул и задумалась над мыслями Эдриана и Майкла. Что бы они могли значить?
  Но тут в комнату вошел Росс и, прислонившись к столу, внимательно посмотрел на меня. Я узнала этот взгляд, обычно на меня так смотрела Николь, которая видела во мне бомбу замедленного действия.
  -Что? - Огрызнулась я.
  -Тебе следует кое-что выслушать, - спокойно ответил он.
  Ничто в нем не выражало агрессию, но я-то знала, что на самом деле он испытывает ко мне. А знаете, иногда полезно обладать сенсором вроде того, который я приобрела в аварии. Хотя в этот раз, мне удалось с трудом понять его эмоции, они были близки к тем, которые я так и не смогла разобрать.
  -Зачем? - Холодным голосом спросила я и посмотрела ему прямо в глаза.
  -Нам нужно тебе рассказать, что с тобой происходит, - немного растягивая слова, произнес он и ухмыльнулся, будто вспомнил какую-то забавную вещь.
  Не дожидаясь его приглашения, я вошла в гостиную, в которой меня уже ждали все собравшиеся, одновременно повернувшие на меня головы. Майкл и отец смотрели на меня с состраданием, а Виктория и Джеймс с такой решимостью, от которой у меня подкосились колени, и я вынуждена была сесть в одинокое кресло, напротив их всех.
  
  
  
  Глава седьмая.
  Правда.
  Я сидела, молча, нетерпеливо ожидая начало рассказа, но все продолжали упорно молчать. В комнате повисло напряжение. Мышцы моего тела машинально напряглись, и поняла, что еще чуть-чуть и я убегу с этого собрания, и мне будет наплевать, о чем они собирались рассказывать.
  -Мне кажется, что чем быстрее это случится, тем быстрее я смогу встретиться со своей подружкой, - спокойным голосом заметил Эдриан и бросил недовольный взгляд на часы. - Я вообще не понимаю, зачем мне нужно было приходить, кажется, вы и без меня обойдетесь.
  -Замолчи, хотя бы раз в жизни, Эдриан, - угрожающе проговорила Виктория и бросила на него такой взгляд, что если бы я была этим парнем, давно бы умерла на месте. - Ты знаешь, что все хранители должны присутствовать при посвящении в тайну!
  -Я не навязывался быть ее нянькой, - разозлился он, - мне вообще противно ее общество!
  Его слова были словно пощечина. Да я конечно знала, что он ненавидит меня и сама мысль о моем существовании и жизни, тем более по соседству, вызывала у него дурноту, но все же... Знать это и слышать совсем разные вещи, поэтому к глазам подступили слезы, и мне пришлось закусить губу, чтобы не расплакаться при моей семье, друзьях и ... Эдриане.
  -Виктория, так зачем вы все собрались здесь? - Прервала я безмолвную беседу матери и сына дрожащим голосом. - Да и я прекрасно могу обойтись без него, - я бросила мрачный взгляд на сына Россов.
  -Ким, ты главное не волнуйся, - Майкл вдруг оказался рядом и взял меня за руку, я посмотрела на него, пытаясь вложить в этот взгляд все свои чувства.
  Меня пугал дух официальности этого собрания. Что-то должно было свершиться сегодня. Все были настолько серьезными и задумчивыми, что мне сначала показалось, что они собираются объявить мне о смерти мамы. Но потом я попыталась отогнать эту мысль, ведь она была ужасно бредовой.
  Наконец Виктория встала и прошла в центр комнаты. Там она остановилась и на минуту закрыла глаза. Все это время в комнате висела тяжелая тишина, но никто не желал ее нарушить.
  -Кимберли Мария Митчелл, нам, твоим хранителям, велено посвятить тебя в тайну твоего предназначения, - царственным голосом начала говорить Виктория, тембр ее голоса завораживал и заставлял вслушиваться в продолжение.
  -Я и моя семья были вынуждены спуститься на землю, чтобы охранять тебя до семнадцати лет и пытаться оградить тебя от искушений, приготовленных тебе судьбой.
  Я смотрела на них во все глаза, пытаясь понять, смеяться мне или плакать. Это просто не может быть правдой, но что-то подсказывало мне, что это не может быть и ложью.
  -Кимберли Мария Митчелл, ты должна стать спасительницей мира сего, или же именно тебе предрешено ускорить его конец, - на этих словах, я почувствовала, как начинают потеть мои руки, поэтому попыталась освободить их из железной хватки Майкла, который был так напряжен, что казалось, будто в любой момент он может взорваться.
  Все мои попытки провалились, поэтому я сжала руку брата лишь сильнее, так, что костяшки пальцев побелели.
  -В день твоего рождения, а именно 25 декабря 1992 года на всеобщий совет были собраны все демоны и ангелы. Нам предстояло решить твою судьбу. Поступало множество предложений, но наши старейшины, которых боятся и уважают обе стороны, решили, что ты должна жить, ибо сотворишь много великих дел, оставив в истории царства земного свой след.
  -Виктория, о чем вы говорите, я не понимаю, - испуганно произнесла я, все эти слова и речи не доходили до моего сознания.
  Я просто не понимала, как такое может свалиться на долю простой смертной девушки? Как девушка вроде меня сможет противостоять всем демонам и ангелам этого мира?
  Что самое интересное в этой ситуации, так это мое спокойное отношение к самому факту существования этих мифических существ, или как их лучше называть? Созданий? Я даже никогда в этом и не сомневалась. С самого рождения мне казалось, что повсюду видны их следы. Может, это было мое разыгравшееся воображение, но я часто видела загадочные силуэты в темных углах, они пытались заговорить со мной и лишь яркие вспышки света отгоняли их. Только тогда, я могла спокойно вдыхать воздух полной грудью.
  -Не перебивай меня, дитя мое. Твое рождение ознаменовало приход новой эры, эры конца или начала человечества. В скором времени может наступить Апокалипсис и тогда ничто не спасет ангелов от воцарения порождений ада на этой земле. Мы все исчезнем, как песчинка будем раздавлены Люцифером.
  Виктория остановилась, может для того, чтобы перевести дух, или для того, чтобы я восприняла всю информацию во всей своей полноте и важности. В поисках поддержки я взглянула на отца, но он выглядел подавленным и убитым. Затем мой взгляд скользнул по Эдриану, так и стоящему в дверях.
  Что-то рассмешило его в моем виде, потому что его усмешка стала более выраженной и противной. Это возмутило меня, когда я поняла, что так развлекает его. Я просто уверена, что сейчас на моем лице выражаются весь тот ужас и страх, которые буквально раздирали меня внутри. Именно после этого я решила, что больше никогда не покажу никому своих истинных чувств.
  Я научилась блокировать чужие эмоции, а значит и это у меня получится, раз уж мне предстоит либо спасти, либо погубить мир, это будет просто проще простого.
  -Но как я смогу это сделать? - Задала я крутившийся в моей голове вопрос. - В смысле как я смогу уничтожить мир и привести его к Апокалипсису?
   -Все очень просто, - ответил за жену Джеймс. - Но для того, чтобы понять это, нужно обратиться к истокам, понятию самого Апокалипсиса. Это пришествие на землю Люцифера.
  И тогда, Джеймс обратился к Эдриану с просьбой поведать нам легенду об этом павшем ангеле, прародителе всех демонов.
  - Люцифер - начал Росс отрешенным голосом, - солнечный ангел, чье имя означает "Несущий свет". Среди ангелов он был одним из прекраснейших и назывался Рафаэлем. Он думал, что сам себя сотворил, а не Бог. Однажды он увидел пустой трон куда-то отлучившегося Бога и подумал: "О, как чудесно мое сияние. Если бы я сидел на этом троне, я был бы так же мудр, как и он". И под разноголосицу ангелов, часть которых льстит ему, а часть - отговаривает от сомнительной затеи, Люцифер занимает трон Бога и провозглашает: "Вся радость мира пребывает на мне, ибо лучи моего сияния горят так ярко. Я буду как тот, кто выше всех на вершине. Пусть Бог идет сюда - я не уйду, но останусь сидеть здесь перед лицом его". И приказывает ангелам преклониться перед ним, внеся раскол в их ряды. За это Бог сверг Люцифера и преклонившихся перед ним ангелов и Бездну, превратив его красоту в безобразие. Он из огненного, стал черным, как уголь. Он прикован к решетке над адским пламенем, раздуваемым низшими демонами, - закончил он бесцветным голосом, словно рассказывал какой-то скучный доклад, но никто не обратил на это внимание.
  -Я был там, - продолжил Джеймс, словно не прерывался на монолог сына, - это было страшное зрелище. Всегда жутко видеть гнев нашего отца, который сотрясает все небо, но предательство Люцифера было для него словно нож в спину. Он любил Рафаэля больше нас всех, он был для него лучшим творением, а тот начал претендовать на его место. Тогда он сверг его в ад со слезами на глазах. Этот случай, точнее эта трагедия стала для нас всех примером того, что случится с теми, кто усомнится в величии отца нашего. В тот день мы потеряли много наших товарищей и друзей, теперь мы называем их первыми демонами. Теперь их единственным предназначением становилось не спасение заблудших душ, а подбивание на плохие поступки людей и разрыв связи между богом и человеком.
  Джеймс замолчал, его взгляд стал бессмысленным, он вернулся туда, в тот день, когда все началось. Когда его голос снова зазвучал, он был сильнее и могущественнее, сейчас он напоминал голос жены.
  - Когда Рафаэль падал, он кричал, что отомстит отцу за то, что он так с ним поступил. Он предрек, что это случится тогда, когда падут все печати и врата ада, сдерживающие его, падут.
  -Что за печати? - Рассказ Джеймса заинтриговал меня, и мне хотелось продолжения, сейчас я просто нуждалась в объяснении всего происходящего со мной.
   -Могу лишь сказать то, что мы думаем, что две печати уже сорваны, а всего их девять. Ты должна защитить их. Если же ты проиграешь битву за них, то мир навсегда заполнят хаос и разрушения, врата ада откроются и Люцифер вырвется наружу.
  -Но что значит, мы думаем? - Недоумевала я, - Неужели вы неуверенны в этом?
  -Мы не знаем этого точно, - немного смутившись, чем снова напомнил друга-соседа, проговорил Джеймс. - Дело в том, что никто не может это точно знать, ведь все данные и знания заключены в Книге Жизни, которая откроется лишь Мессии, то есть тебе. Это будет твоим первым заданием, найти книгу и узнать о своей судьбе, которая тесно переплетена с печатями.
  -Это все, что ты должна была узнать сегодня, Кимберли, - заговорила Виктория, тем самым прерывая своего мужа.
  -Но как же это так? - Воскликнула я, ничего не соображая. - У меня еще столько вопросов к вам, на которые вы так мне и не ответили!
  -Все придет позже, милая, - уже мягким голосом произнесла она. - Совет запретил нам рассказывать тебе еще что-то. Остальное ты обязана узнать сама. Но не отчаивайся, тебе в этом определен помощник.
  'Только не Эдриан, только не Эдриан!' - Взмолилась я про себя.
  -Эдриан был послан нам, чтобы стать твоим учителем и наставником, - улыбнулась она и перевела взгляд на пессимистичного, угрюмого сына.
  В этой ситуации был только один плюс, противная ухмылка пропала с его лица, теперь и он был прижат к стене. Еще бы, ведь ему предстоит многие часы провести со мной. Я не удержалась и послала ему торжествующую улыбку.
  
  Глава восьмая.
  Первые ощущения.
  Когда я добралась до кровати, то было уже далеко за полночь. Мы еще долго пробыли в гостиной, правда, не понимаю для чего именно, они провели сидя в тишине еще столько времени. Периодически кто-то еще пытался нарушить молчание, но разговор так и не клеился, только к концу вечера, я разгадала истинную причину их присутствия.
  Они просто боялись оставлять меня одну. Эдриана же это утверждение совершенно не касалось, поскольку он вышел из дома сразу же после сообщения мне о моей миссии, которая была тесно связана с ним.
  Меня так же, как и его совершенно не радовала мысль о том, что я буду проводить хотя бы какое-то время в его обществе, больше того скажу, что это ужасающе пугало меня и повергало в трепет.
  Решив, наконец, прекратить этот спектакль, я начала судорожно придумывать, чтобы такое сделать, чтобы завершить этот трудный и эмоциональный для всех день. В голову мне ничего гениального не пришло, как в принципе и всегда, поэтому я ухватилась за единственный придуманный моим уставшим мозгом выход.
  -Со мной все в порядке, - улыбнулась я самой своей очаровательной улыбкой и встала с кресла. - Если честно, то я довольно сильно устала и хотела пойти спать, - я даже картинно зевнула, чтобы у сидящих передо мной людей не осталось и тени сомнения в правдивости моих слов. - Я подумаю, над тем, что вы мне сказали и обязательно сообщу, что решила. Спокойной ночи, - бросила я, поднимаясь в свою комнату.
  И вот сейчас я сижу на кровати и пытаюсь привести в порядок свои мысли. Разве может произойти с человеком столько совершенно разных и неестественных вещей в один единственный день?
  Я заметила, что теперь все чаще и чаще задаюсь разнообразными вопросами, на которых у меня просто нет ответа и, возможно, никогда в жизни и не будет.
  Звук ударов мяча об асфальт отвлек меня и я, нехотя поднявшись с кровати, подошла к окну. За изгородью, отделявшую наш участок от соседнего, стояла одинокая фигура парня, который задумчиво смотрел в небо.
  Немного постояв, Эдриан продолжил игру. Он бросал мяч в кольцо, и скажу честно, меня захватывало это зрелище. Его тело при каждом броске напрягалось, и сквозь тонкую белую майку прорисовывались рельефные мышцы. Лунный свет придавал его волосам загадочный блеск и завораживал игрой света и тени.
  Неожиданно Эдриан остановился и посмотрел прямо на меня. Я опешила от такого внезапного обнаружения и быстро задернула штору. Прижавшись спиной к стене, я глубоко вздохнула и приложила похолодевшие пальцы к горящим щекам.
  Спустя некоторое время я еще раз глянула в щель и снова наткнулась на пристальный взгляд зеленых глаз. Конечно, в темноте не было видно их цвета, тем более на таком расстоянии, но в моей голове ярко вспыхнул их образ.
  Стиснув крепко грудь, я попыталась остановить бешено бьющееся сердце, унять хаос, который творился в голове. Я чувствовала себя маленькой девочкой, которую застукали родители за просмотром телевизора, когда ее уже уложили спать.
  
  Щеки еще горели, когда я забралась с головой под одеяло и погасила ночник. В комнате стало темно и как-то сиротливо. Но недолго меня мучило это чувство. В дверь тихо постучали, и я почувствовала, как кто-то пытается лечь рядом со мной.
  Я приподняла одеяло и разрешила Майклу присоединиться ко мне. Не знаю, правильно ли я поступаю, позволяя ему сейчас остаться со мной, но он был мне нужен сейчас как воздух.
  -Я подумал, что нужен тебе сейчас, - виновато пробормотал он, словно читая мои мысли.
  -Ты как нельзя кстати, - сказала я и постаралась выдавить из себя улыбку.
  Я слышала обрывки мыслей Майкла. За время, проведенное внизу после нашего серьезного разговора, я поняла, каким образом могу улавливать посторонние мысли.
  Что-то схожее было в этом: между чтением мысли и моем восприятии эмоций. Первые я могла слышать только тогда, когда состоялся непосредственный контакт с другим лицом, а последние - если человек находился в пределах моей досягаемости.
  Самым приятным в сложившейся ситуации было то, что на эту способность можно было ставить точно такой же блок, как и на улавливание чужих эмоций. Но сейчас чувство вины буквально убивало Майкла, и оно было настолько велико, что даже мой блок не помогал.
  Его мысли лишь обрывками проскальзывали в мою голову, но и этого было достаточно для того, чтобы понять, как плохо он себя чувствует из-за случившегося. Вот некоторые мысли, которые я услышала.
  'Мне нужно было рассказать ей об этом раньше'.
  'Теперь она не сможет верить мне как прежде'.
  'Главное, чтобы она простила меня, иначе я не знаю, что буду делать, ведь я так люблю ее'.
  Я улыбнулась, когда услышала последнюю фразу и приложила больше усилий на укрепление щита, мне казалось, что я влезаю не в свое дело, я хотела оставить Майклу свое личное пространство, в котором он может побыть один.
  - Ты давно знаешь об этом? - Нарушила я тишину, воцарившуюся между нами.
  -Кимберли, - виновато произнес он.
  -Майкл, все нормально, я понимаю, что ты не мог сказать мне этого. И, поверь, я не перестану тебя ценить и уважать, а уж тем более любить за то, что тебе просто запретили мне это говорить, - попыталась ободрить я его и нежно погладила по руке, пытаясь успокоить и привести свои мысли в порядок.
  - Это было около года тому назад, я подслушал разговор мамы с папой. Они тихо о чем-то беседовали и когда, наконец, заметили меня, то были похожи на заговорщиков, которых застали на месте преступления. Я пригрозил им, что все расскажу тебе, если они ничего не объяснят, хотя при любом исходе собирался это сделать. Только вечером, посовещавшись с Викторией и Джеймсом, они решились открыть мне эту тайну, - в этом месте Майкл глубоко вздохнул, - Это было тяжелым для моего понимания. Они запретили мне это говорить, но не это заставило меня молчать. Они предупредили, что если я тебе расскажу, то ты не выдержишь, ты еще не готова была к тому, что тебя ждало впереди, а мое неосторожное и неразумное упорство могло привести к непоправимой трагедии.
  -Меня пугает моя миссия, - призналась я, мой голос дрожал, и я готова была расплакаться от жалости к себе. - Я не могу спасти весь мир, почему это не может быть Эдриан, он же ангел! А кто я? Простая девушка...
  -Ты не простая девушка, ты мой ангелочек, - засмеялся Майкл и чмокнул меня в лоб.
  Если бы я была кошкой, то начала бы мурлыкать, так я любила его близость. Майкл был самым лучшим братом на свете, да он был единственным настолько близким мне человеком. Мы были частичками единого целого.
  Я заснула с улыбкой на лице, думая о нашей с ним духовной близости.
  Среди ночи я проснулась от жуткой боли в шее, она сильно чесалась и горела, будто бы мне прижигали ее каленым железом. Я осторожно выбралась из объятий Майкла, пытаясь его не разбудить, и прокралась в ванную.
  Мое лицо было бледным, а под глазами появились синяки. Я смочила лицо водой и добралась до так волновавшей меня шеи. Приподняв волосы и сдвинув их в сторону, я внимательно разглядывала ярко-красную татуировку, появившуюся у меня вчера.
  Она была похожа на перевернутую пентаграмму. Но что же означало ее появление? Я наклонилась над раковиной и открыла холодную воду, которая немного успокоила мою раздраженную кожу.
  Мне не хотелось ложиться спать, поэтому нужно было придумать, чем же теперь заняться до того момента, когда все проснутся. Я взглянула на часы, висящие на стене. Половина шестого, в школу только через четыре часа, чем бы себя занять?
  'Пробежка', вдруг вспыхнула умная идея в моей голове.
  Давно я не проветривалась. Раньше пробежка помогала мне освободить голову от ненужных мыслей и эмоций, а так же успокаивала и тонизировала меня.
  Я тихонько пробралась к шкафу и, натянув вещи, вышла на улицу. День обещал быть теплым и солнечным. Пробравшись мимо калитки, я с каждым шагом все прибавляла темп, пока не заметила, что бегу.
  Это было замечательное время. Практически весь наш городок еще спал, поэтому чужие эмоции не досаждали мне, и я могла не тратить силы на постоянный блок.
  Вдруг рядом со мной тормознула машина, взвизгнув тормозами. Это подействовало на меня мгновенно, мое тело приготовилось к удару, а руки похолодели. Но никакого взаимодействия моего тела с железом не произошло, и я решилась открыть глаза, которые сильно зажмурила.
  Из затемненной спортивной машины вышел ухмыляющийся Вотан. Этого мне еще не хватало. Его хитрая ухмылка выводила меня из себя, поэтому я не стала задерживаться и продолжила свой путь.
  -Сестренка, а где же приветственный поцелуй? - Прокричал он мне вслед, своим самым обворожительным голосом.
  Я заставила себя развернуться, как бы противно мне это не было, и выдавила улыбку. Мне неожиданно стало интересно, с чего он взял эту нелепость про брата и сестру.
  -Вотан, или как лучше, братишка? - Язвительным тоном произнесла я. - Чем я обязана тому, что ты нашел меня спустя столько лет?
  -Вот так вот! Молодец, сразу к делу, к чему все эти приветствия? - Засмеялся он, а затем продолжил - Я и не терял тебя, милая!
  На это я не нашлась, что и сказать. Мне хотелось завершить этот разговор так быстро, насколько это было возможно. Меня мучили противоречивые мысли, мне действительно было очень интересно, но все же разговор с ним был не самым лучшим временем препровождения. Пентаграмму на шее стало вдруг резко жечь, да так сильно, что помутилось в глазах, и к горлу подступила тошнота.
  Я сделала неуверенный шаг вперед, но так и не смогла далеко уйти.
  -Заболел шрам? - Ехидным голосом поинтересовался Вотан, который внезапно очутился прямо передо мной.
  -О чем ты говоришь? - Удивилась я, а про себя выругалась довольно грубо. Откуда он знает про пентаграмму?
  Вотана ничуть не смутила моя ложь, и он быстро приподняв мои волосы, ткнул пальцем прямо в центр татуировки. Сначала это было довольно болезненно, но затем я почувствовала, как по телу пробежала дрожь, а затем наступило облегчение, которое позволило мне вздохнуть полной грудью.
  -Как ты это сделал? - Ошарашено поинтересовалась я, на всякий случай, отступив от него на несколько шагов, которые казались мне довольно безопасным расстоянием.
  -Все очень просто, - улыбнулся он. - У меня было достаточно много времени, чтобы научиться этому. Ведь такая штука, - он еще раз ткнул в мою шею, - есть не только у тебя. Вот смотри, милашка.
  Вотан отодвинул ворот своей белоснежной рубашки, и моему взору предстала такая же татуировка, что и у меня. Я не могла отвести от нее взгляд, она зачаровывала меня, манила.
  -Откуда она у тебя? - Охнула я.
  -Ага, кажется, мне все-таки удалось заинтересовать тебя, сестричка. К сожалению, я не могу все тебе рассказать, - покачал он головой и развел руками. - Но я могу сказать, что это означает наше родство и у нее есть некоторый смысл, который ты должна знать.
  -Почему вы все не можете мне все нормально объяснить, чтобы не осталось неразгаданных вопросов и тайн!
  -Такова твоя судьба, ангелочек. Ты должна узнать все сама. Но вот, что гласит одна книга о нашем шраме: 'Мы приступаем к объяснению и посвящению Святой и Таинственной Пентаграммы. Так что, пусть все безразличные и суеверные закроют книгу; они не увидят ничего, кроме тьмы, или же будут возмущены. Пентаграмма, которая в гностических школах называется Пылающей Звездой, является знаком интеллектуального всемогущества и самодержавия. Это Звезда Магов; это знак Слова, создавшего плоть, и, согласно направлению ее лучей, этот абсолютный магический символ представляет упорядоченность, либо беспорядок, Священного Ягненка Ормузда и Святого Иоанна, либо проклятого Козла Мендеса. Это освящение или профанация; это Люцифер или Венера, звезда утренняя или вечерняя. Это Мария или Лилит, победа или смерть, день или ночь. Пентаграмма с двумя восходящими концами представляет Сатану в виде козла на шабаше; когда восходит один конец - это знак Спасителя', - процитировал Вотан и самодовольно улыбнулся.
  -Что все это значит? - Недоумевала я, - причем здесь мы?
  -Все просто. У нас с тобой есть два пути, о которых ты услышала только что. Выбрав один из них, мы совершим великие дела, но всегда будем испытывать слабость к другому пути. Добро или зло, что выберешь ты?
  -Ты зашел слишком далеко, Вотан, - послышался за нашими спинами голос человека, который даже не пытался скрыть всю злость и гнев, который он сейчас испытывал.
  -О, мой дорогой друг, Эдриан! - Поприветствовал парня, Вотан.
  -Тебе было велено держаться от нее подальше, а ты снова нарушил запрет. Но тебе и этого было мало, ты еще и проболтался о пентаграмме! - Грозно процедил он сквозь зубы.
  -Это не твое дело, Росс, - возмутилась я.
  Какое он вообще имеет право указывать нам то, что можно делать и что нам нельзя? Да кто он вообще такой?
  -Замолчи, Кимберли! - Повысил он на меня голос. - Делай то, что говорю я. Ты не должна больше видеться с ним, и тем более разговаривать. Такой как он, никогда не заслужит доверия! А знак на его шеи, это знак проклятого человека!
  Последние слова оглушили меня, ужаснули. Я дала пощечину Россу и резко развернувшись, побежала прочь от этого ужасного парня.
  Сейчас мне было неважно куда бежать, я просто пыталась убраться подальше от этого мерзкого и противного человека, который отравил мне всю жизнь. Он считает, что я проклята, не достойна доверия!
  Слезы горечи наполнили мне глаза, и я расплакалась. Вытирая слезу рукавом рубашки, я продолжала идти дальше, пока меня не остановила чья-то рука.
  Она схватила меня, а затем тело парня прижало меня к стене. Я взглянула прямо в зеленые глаза Эдриана Росса, который виновато смотрел на меня. Сейчас меня не интересовало, что он скажет в свое оправдание, мне просто хотелось быстрее освободиться от его общества.
  -Я не хотел тебя обидеть, - наконец произнес Эдриан и наклонился ко мне чуть ближе.
  Ничего не ответив, я начала вырываться из его объятий. Но ничего у меня не получалось, я была слишком слабой по сравнению с ним. В избытке чувств, я выкрикнула ему все, что сейчас вертелось на моем языке.
  -Ты отвратителен и противен мне! Все мое существо бунтует, когда ты находишься рядом! Возможно, я проклята, и мне нельзя доверять, но мне поверь, наплевать на то, что по этому поводу думаешь ты! Я не могу понять, что в тебе находят девушке, в таком эгоистичном, самовлюбленном козле!
  На последних словах, хватка Росса ослабла и я, вырвавшись из нее, побежала в сторону дома, где меня уже ждал Майкл. Я ни разу не оглянулась, хотя была уверена в том, что мои слова произвели должное впечатление на него.
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава девятая.
  Отрицание.
  
  Когда я зашла в дом, на кухне уже сидел Майкл, смотрящий в одну точку. Я почувствовала его нервозность и страх за меня. Услышав мои шаги, он резко вскочил на ноги и заключил меня в объятия.
  -Кимберли, я так волновался за тебя, я не находил себе место! Куда ты пропала? Зачем ушла? - Взволнованно проговорил он, все еще не отпуская меня от себя.
  -Майкл, все хорошо, - засмеялась я, - мне просто захотелось пробежаться, вот и все.
  -Ты плакала?
  -Нет, - соврала я и посмотрела на время. Через час нужно быть в школе.
  По всему дому раздался дверной звонок, который был полной неожиданностью для нас двоих, все еще стоящих в обнимку.
  -Я открою, - поспешно сказала я и выбежала из кухни.
  На пороге стоял ни кто иной, как Эдриан Росс. На его лице снова была надета маска безразличия и некоторой брезгливости. Заметив это, я попыталась захлопнуть дверь перед самым его носом, но он вставил ногу в проем и мешал мне это сделать.
  -Кажется, я все сказала тебе, - раздраженно проговорила я. - Ты нежеланный гость в этом доме.
  -Меня это не волнует, мне приказано советом, быть всегда рядом с тобой, как бы противно нам это не было.
  -Мне плевать, что говорят там ваши старейшины, я отказываюсь от такого наставника, как ты, - повысила я голос. - Я не могу учиться у человека, которого не уважаю.
  -Тебе придется это делать, Митчелл. Никто не будет менять меня, только потому, что ты этого захотела. Все было решено еще до твоего рождения, и уж поверь, старейшины никогда не меняют своих решений.
  -Просто забудь обо всем этом, я не нуждаюсь в твоей помощи, и уж тем более в постоянном твоем присутствии.
  Я снова попыталась закрыть дверь, но его нога все еще мешала осуществлению моих планов. Тогда я бросила свои попытки и просто направилась обратно к Майклу.
  По виду брата, было заметно, что он слышал весь наш разговор, и явно не был доволен тем, как мы беседовали друг с другом. Прикоснувшись к его руке, я прочитала его мысли, из которых было ясно, что он считал, будто бы объявление столь неожиданной новости и общей миссии, свяжет нас, если не дружескими отношениями, то хотя бы приятельскими и мы начнем уважать друг друга.
  На этот раз он ошибся в своих мыслях, поэтому я прошла мимо него и села за стол. Я слышала, как Эдриан пошел вслед за мной, и прекрасно понимала, что он считает нашу беседу незаконченной, а проблему нерешенной.
  На появление Росса на кухне, Майкл отреагировал на удивление спокойно и даже вышел из комнаты, оставляя нас одних. Как это мило с его стороны, учитываю тот факт, что я не хотела быть наедине с нашим соседом.
  -Мы, кажется, не договорили, - прислонился Эдриан к стене около двери, моему единственному пути в случае отступления.
  -Я ничего не хочу слышать. К тому же наш разговор закончился тогда, когда и начался, - отрезала я.
  Мне не хотелось слушать его и дальше, поэтому я попыталась выйти вслед за Майклом, но Эдриан схватил меня за руку.
  -Отпусти меня, - взвизгнула я и попыталась вырваться из его железной хватки.
  -Убери от нее руки, - прошипел возникший из ниоткуда Майкл.
  Он вырвал меня из рук Росса и спрятал себе за спину, при этом внимательно изучив мое состояние.
  -Предупреждаю тебя, - прорычал он. - Оставь ее в покое до тех пор, пока она сама тебя не попросит об уроках!
  Эдриан стоял в нерешительности, точнее можно определить его состояние, как взвешивание всех за и против. Наконец он вздохнул и, подняв руки в знак смирения, вышел из дома. Что-то заставило его сдаться, может, это было угрожающее выражение лица Майкла или же возможно он придумал другой способ доставать меня.
  Я благодарно улыбнулась брату и поднялась наверх, чтобы собраться в школу.
  
  Прошло уже несколько дней с того разговора с Эдрианом. За это время не произошло ничего крайне интересного и заслуживающего внимания. Я даже могу сказать так, все шло по плану: школа, уроки, вечер перед телевизором и сон, а затем все по новой.
  Но сегодня произошло нечто необычное, нечто из ряда вон выходящее. Я выйду из дома вечером. И ни куда-нибудь, а в один из самых популярных клубов нашего города. Сейчас наверно пора рассказать и о том, в каком же городе нашего огромного мира я живу.
  Город, в котором я родилась, выросла и живу до сих пор, находится в штате Флорида и называется Майами. Здесь круглый год плюсовая температура и очень тепло, но мама говорила, что в год, когда я родилась, было довольно холодно, шел снег.
  Так вот, сегодня я иду в Клуб 66, который недавно отреставрировали и снова открыли посетителям. Меня пригласила туда Кристина, которая решила отметить там свой день рождение, которое, кстати, уже сегодня.
  Я так и не придумала, что же ей подарить, поэтому заказала ей красивое нижнее белье, которое обязательно должно ей понравиться.
  Сразу после школы мы запланировали поехать к ней домой, где я пообещала обрадовать Кристину тем, что разрешу ей 'поработать' надо мной. Затем мы поедем в вышеупомянутый клуб, в котором собирались развлекаться до самого утра. Завтра все равно суббота, а это значит, что впереди два дня отдыха.
  Я натянула джинсы и легкую футболку, волосы завязала в конский узел. Майкл уже ждал меня внизу в машине, поэтому перекинув через плечо сумку, я поспешила навстречу предстоящим приключениям.
  Когда мы подъехали к школе, Кристина уже ждала меня за нашим столиком, рядом с подругой сидел счастливый Дэвид, который держал ее за руку. Увидев нас с Майклом, парочка приветливо помахали руками, приглашая присоединиться к ним.
  Мы с братом подошли к столику довольно быстро, немного поговорив вместе, мы решили разделиться. Майкл с Дэвидом удалились к своей компании, а я с Кристиной осталась на своем любимом месте.
  -Он такой лапочка, - восхитилась подруга своим новоиспеченным кавалером.
  -Я согласна с твоим определением, - улыбнулась я и притворно вздохнув, посмотрела на небо, - но вот мне кажется, сегодня мне придется остаться дома и я не смогу никуда пойти.
  -Ты же это несерьезно? - округлила глаза подруга.
  -Меня ждет дома одно важное дело, поэтому мне придется туда вернуться, - продолжала я свою игру.
  Кристина нетерпеливо заерзала на месте, ожидая моего признания о несерьезности своих намерений пропустить ее вечеринку.
  -Я же теперь встречаюсь с Эдрианом Россом и мой новый парень запретил мне посещать столь шумные места, - я говорила все это с таким серьезным лицом, что даже сама немного удивилась своему актерскому таланту.
  -Да ну, ты шутишь? - Неуверенно пробормотала подруга, видимо эта нелепая новость смутила ее основательно.
  Ее выражение лица так рассмешило меня, что я просто уже не смогла сдержаться и улыбнулась, выдав себя с головой.
  -Ты смеешься?! Крис, да я и Эдриан та еще пара, мы стоим друг друга. У нас с ним есть даже общие интересы и предпочтения, - засмеялась я.
  -Мы ненавидим друг друга, - одновременно с подругой проговорила я и снова заливисто засмеялась, чем привлекла внимание Майкла, который улыбнулся, встретившись со мной взглядами.
  -А знаешь, Ким, порой мне кажется, что ты не так уж безразлично этому красавцу, - понизив голос, сказала Кристина.
  На этот раз мне пришлось сделать удивленное лицо и закатить глаза в знак своего несогласия и полного отрицания сказанного.
  День в школе прошел весело, так как утренняя беседа подняла нам с Кристиной настроение на все учебное время. Когда мы выходили из здания средней школы, нас остановил Дэвид, который поджидал Крис, чтобы договориться с ней на счет вечера.
  Я отошла и осмотрелась по сторонам. На краю стоянки я заметила садящегося в автомобиль Майкла с какой-то девушкой. На несколько мгновений меня охватила безумная ревность, но я взяла себя в руки и немного успокоилась.
  Майкл лет с 15 лет встречается с девушками, но раньше я относилась к этому более сдержанно, чем сейчас. От моих мыслей меня отвлекла радостная Кристина, подошедшая ко мне и потянувшая в сторону своей машины.
  Представьте себе наше удивление, когда рядом с автомобилем моей подруги мы увидели Эдриана Росса, который стоял один, а не как обычно в компании множества очаровательных поклонниц.
  -Привет, - улыбнулся он мне, - С днем рождения, Кристина.
  -Спасибо, - напряженно выдавила из себя подруга после минутной паузы.
  -Ты не могла бы оставить меня с Кимберли наедине, - снова обратился к ней он, я же нахмурилась и ждала, когда ему откажет моя подруга.
  -Конечно, - серьезно проговорила она и села в машину, перед этим предупредив меня, - Ким, я жду тебя внутри.
  Конечно? Конечно? Я случайно не ослышалась? Как она могла оставить меня наедине с этим... даже не знаю, как его назвать. Вот такая вот наша жизнь... Только кажется, что она начала налаживаться, как вдруг все переворачивается с ног на голову и ты в самый счастливый момент встречаешь Эдриана Росса около машины подруги.
  -Кимберли, нам надо поговорить, - тепло улыбнулся он мне, но я-то знала, что за этим стоит ненависть и годы вражды между нами.
   -У тебя пять минут, - сухо проговорила я, - время пошло.
  Предупрежден, значит вооружен. Так всегда говорил нам отец, когда мы прятались от матери в дни особенно глубоких кризисов. Лишь вспомнив это его высказывание, я решила послушать, что же на этот раз мне скажет Эдриан.
  -Я был на совете и просил о том, чтобы меня перевели на другое задание, а точнее о возвращении обратно, но мне было отказано в моем желании.
  -Это все о чем ты хотел мне сказать? - Резко спросила я и уже собралась садиться в автомобиль, когда он продолжил.
  -Меня попросила предупредить тебя, настоять на том, чтобы ты осталась сегодня дома.
  Я громко рассмеялась и взглянула ему прямо в глаза, ища намек на шутку. Он что решил, будто бы его предупреждение заставит меня сидеть дома в день рождения единственной лучшей подруги?
  -Считай, я приняла во внимание твое предостережение, но что мне делать, я все же решу сама.
  Набравшись смелости, я оттолкнула Эдриана в сторону и снова открыла дверь. Но в последней момент, как это стало у нас с ним принято, Росс схватил меня за руку и притянул к себе.
  В первое мгновение я онемела от столь неожиданного поступка. И знаете, что было самым удивительным во всем этом? Мне было до дрожи приятна его близость и горячее дыхание на лице.
  Я встряхнула головой и попыталась сконцентрироваться на чувстве неприязни, которая всегда была у меня к нему, кроме, возможно, этого момента и еще парочки.
  -Просто будь осторожна, - прошептал он мне в волосы и сразу же отпустил.
  Внезапно я ощутила пустоту и одиночество. Мне захотелось попросить его снова обнять меня и никогда не отпускать, но я не могла позволить себе этого.
  -Если ты боишься, что из-за меня пострадает твоя репутация, то можешь не беспокоиться, - бросила я через плечо и села в машину подруги.
  -Отложим разговор до дома, - сразу предупредила я Кристину, увидев ее замершую в нетерпеливой позе. Она жаждала подробностей, но мне хотелось сначала все обдумать.
  Я оглянулась, Эдриан стоял на стоянке и смотрел нам вслед, и снова мне показалось, что наши взгляды пересеклись. Сердце бешено застучало в груди, поэтому чтобы успокоиться, я откинулась на сидение и закрыла глаза.
  
  
  Глава десятая.
  Расплата.
  Я уже несколько минут стою и всматриваюсь в свое отражение. Даже протирание глаз не помогло отогнать видение, которое я вижу в зеркале.
  Сейчас на меня смотрела безумно красивая девушка, я даже не могу описать все то восхищение, которое она у меня вызвала.
  Ярко-голубые глаза были широко распахнуты, и в них светился озорной огонек. Густые черные пушистые ресницы, которые Кристина заботливо накрасила тушью. Светло-голубые тени подчеркивали глубину моих глаз. Волосы, уложенные крупными волнами и спадающие вниз по спине, блестели на свету.
  На мне было короткое коктейльное платье, которое одолжила мне Крис. На рукавах были нашиты стразы, на грудь спадали, словно водопад, легкие волны ткани, а на бедрах оно плотно облегало мое тело. На ногах были высокие черные лаковые туфли.
  Вот примерно так я выглядела и мне это чрезвычайно нравилось. Никогда на моем лице не было косметики. Да это звучит странно, но я говорю полную правду, а вот теперь...
  Наверно с этого дня, я буду хотеть выглядеть так же, как и сейчас. Как та девушка в отражении зеркала с моим телом, волосами и лицом, но в то же время и такой незнакомой.
  -Я поработала на славу, - радостно воскликнула Кристина и подбежала ко мне.
  Подруга выглядела безупречно в свой праздник. Высокая прическа подчеркивала ее красивые скулы. Легкая подводка под глазами. Короткое платье, состоящее из двух частей. Вверх струящийся и воздушный, а низ сделан в виде множества розовых цветов.
  Смотрелось оно привлекательно, особенно с ее длинными ногами, которые заканчивались высокими черными плетеными босоножками головокружительной высоты.
  -Мы с тобой сегодня затмим всех, - улыбнулась я и обняла подругу.
  -Ты уже затмила меня, - засмеялась и подмигнула она.
  Из дома мы выходили в приподнятом настроении. О моем разговоре с Эдрианом мы решили умолчать, точнее сделали вид, что его и вовсе не было. Я просто пыталась избегать этой темы, а Кристина тактично не старалась выпросить все у меня.
  Про предупреждение Эдриана я, конечно же, забыла, когда увидела себя в зеркале. Сейчас было не время, да и не место для размышлений на грустную и серьезную для меня тему, поэтому я решила отложить все на завтра.
  В Клуб 66 мы прибыли на такси. Фейс - контроль нам не пришлось проходить, так как Кристина забронировала для нас столик в глубине зала. Это заведение сочетало в себе все мечты людей, любящих развлечения.
  В одном огромном зале находилась необъятная танцплощадка, на которой толпилось множество разгоряченных молодых людей. В другом чуть поменьше, находилось что-то напоминающее бар, только в этом месте можно было заказать столик и выпивку и еду вам приносили за ваши места.
  Вот тут - то нас и должны были ждать остальные приглашенные Кристиной друзья. Я не знала, кто именно может быть здесь. Хотя и догадывалась, кто может быть включен в список избранных моей подруги.
  Когда мы проходили сквозь толпу танцующих людей, я почувствовала на себе тяжелый пристальный взгляд. В груди защемило и стало трудно дышать. Такого ощущения я не испытывала раньше, но оглядевшись в попытке выяснить, кто же это может быть я натолкнулась на одну проблему. Я поняла, что сегодня привлекаю внимание многих молодых людей, которые провожали меня взглядами до тех пор, пока не скрывалась из поля их видимости. А это значило, что я не могла вычислить нужного человека.
   На каблуках я уже шла довольно уверено для своего первого раза, хотя и без приключений обойтись не смогла. Пару раз я споткнулась о чью-то ногу, или же может, запуталась в своих собственных и чуть не распласталась на полу, если бы меня вовремя не подхватывали услужливые молодые люди и не передавали в руки Кристины.
  Я чувствовала себя ужасно неловко, но Кристина успокаивала меня и говорила, что моя внешность полностью, еще даже с лишком, компенсировала мою неуверенную 'шатающуюся' походку.
  Наконец нам удалось преодолеть танцплощадку, и мы очутились в звуко - изолированном зале. В самом углу стоял наш столик на 6 персон. Издалека я заметила знакомые лица брата, Дэвида, Роузи ( двоюродной сестры Кристины) и... Я не поверила своим глазам, но рядом с Майклом стояла та самая девушка, которая вызвала такую волну ревности сегодня днем.
  Вы не поверите, что делала эта наглая девица! Она буквально висела на моем брате и, казалось, что ее не отлепят даже десять человек, если будут тянуть за ноги. Мне хотелось стереть с ее лица самодовольную улыбку.
  Я не была злой и агрессивной, нет. Просто это напоминает мне две вещи. Во-первых, Эдриан всегда так улыбается, а о нем мне сейчас совсем не хотелось думать. Во-вторых, эта девушка была какой-то подозрительной, а я привыкла доверять своей интуиции.
  И тут я вспомнила о своих необыкновенных способностях. Я сняла блок, но на меня тут же нахлынул такой потом эмоций, что я еле смогла удержаться на ногах. Я попыталась выделить только тех людей, которые мне были нужны, но все мои попытки обернулись полным крахом. Поэтому оставалось только одно, мне нужно было прикоснуться к ней. Мысли ей не получится скрыть от меня, это не удавалось еще ни одному человеку, даже супер - ангелу Эдриану Россу.
  Вдруг девушка подняла на меня взгляд, и я увидела вспыхнувшие языки пламени в ее глазах. Этого просто не могло быть, возможно, это был обман зрения или блик? Но увиденное так испугало меня, что мне еще больше захотелось избавить брата от ее общества.
  Даже тогда, когда мы подошли к столику и начали приветствовать друг друга, она не сводила с меня глаз, в которых периодически вспыхивал огонь, адское пламя. Знаете, я никогда не видела демонов и не знаю точно, существуют ли они на самом деле. Но могу предположить, что выглядят они именно так, как она, если, конечно же, есть.
  Увидев меня, Майкл выпутался из объятий уже не нравящейся мне девушки и, расталкивая всех, поспешил ко мне. Этот его жест растопил мне сердце, но это не значит, что я успокоилась и забыла о странном огне, вспыхивающем в глазах этой таинственной незнакомки.
  После раздачи подарков и основных блюд мы разделились на пары. Кристина и Дэвид ушли в бар, но вот уже около получаса их нет, поэтому мы сделали вывод, что они уже где-то на дискотеке или быть может, уединились.
  Роузи куда-то утащила Лили, так звали новую подружку Майкла, а мы с братом остались вдвоем.
  -Ты выглядишь просто великолепно, ангелочек, - улыбнулся он и погладил меня по щеке.
  -Спасибо, сама не ожидала, что могу быть такой... - Я пыталась подобрать подходящее слово.
  -Эффектной, - подсказал Майкл.
  -Именно! А теперь давай рассказывай, где ты познакомился с этой очаровашкой Лили? - Понизив голос, спросила я, будто боялась, что эта девушка может услышать нас из любого места.
  -Она тебе не понравилась? - Удивился Майкл. - А я думал, что вы с ней поладите.
  -Да нет, что ты, - улыбнулась я, пытаясь скрыть неприязнь, которая появилась к ней в первые же секунды, что я ее увидела. - Она довольно мила, - выдавила я через силу.
  -Я чуть не сбил ее, когда поехал домой за бейсбольной перчаткой, которую обещал Мэтту. Она сидела посередине дороги и гладила котенка. Я лишь чудом не сбил ее, и вовремя дал по тормозам. Точнее это очень странная история. Только я захотел надавить на тормоз, как педаль сама вжалась до упора в пол, ну или мне так показалось, - пожал плечами Майкл. - Говорят же, у людей в экстренных ситуациях проявляются самые непредсказуемые способности.
  Так, что-то здесь не чисто. Кто же эта таинственная Лили, которая чудом спаслась из-под колес машины Майкла и так его очаровала, что он в первый же день знакомства привел ее на день рождения моей лучшей подруги, для которой Лили была чужим человеком.
   Чтобы не расстраиваться в день, когда просто все кричит о том, что нужно только веселиться, я решила и это задвинуть в ящик памяти, который открою завтра.
  Уже уверенно поднявшись на ноги, я взяла за руку Майкла и потащила его на площадку для танцев, до которой мы так и не добрались за столь долгое время, проведенное в Клубе 66.
  Когда я, наконец, добралась до середины, то обернувшись назад, не обнаружила никого знакомого. Куда подевался Майкл? Может он задержался, чтобы купить коктейль?
  Надеясь на это, я начала танцевать одна, пока снова не почувствовала на себе этот тяжелый взгляд. Я остановилась и снова осмотрелась вокруг. Майкла не было нигде видно, так же как и всех моих знакомых.
  В следующее мгновение, мне показалось, что я наткнулась на знакомый горящий взгляд. И правда, в коридоре, из которого можно было попасть в туалеты, стояла Лили и со злой усмешкой смотрела мне прямо в глаза.
  Это было нереально, чтобы простой человек нашел меня среди такой толпы танцующих людей и еще так зло и жестоко смеялся мне прямо в лицо. Затем я увидела, как к ней подходит Майкл и обнимает ее так, как обнимал только меня.
  Потом его голова наклонилась и он начал ее целовать с такой страстью, что мне казалось, будто бы если от них отскочит искра, то весь Клуб 66 вспыхнет и сгорит дотла.
  Оторвавшись от моего брата, это существо, не знаю, как ее назвать, но она явно не была человеком. Посмотрела еще раз на меня и куда-то повела моего брата. Лишь опасность, которая возможно грозила моему брату, вывела меня из оцепенения.
  Я побежала в их сторону, но практически сразу же рухнула в руки какому-то парню, который при ближайшем рассмотрении оказался Эдрианом Россом.
  -Я предупреждал тебя, - лишь успел выкрикнуть он, пока я снимала с себя, эти чертовы туфли.
  Я бежала, так быстро, как только могла, отталкивая всех с дороги. Мне было все равно, что думают обо мне все эти люди, которые теперь удивленно смотрели мне вслед.
  Когда я достигла коридора, в котором последний раз видела Майкла, в нем уже было пусто. Оставался только один выход, женский туалет, в комнату которого была приоткрыта дверь.
  Мне не оставалось ничего, кроме как войти туда и встретиться лицом к лицу с Лили, чтобы она не замышляла. Но вместо спокойного захода, меня затащили в туалет буквально силком.
  Меня держал в железных объятиях ни кто иной, как мой любимый брат, которого я побежала спасать. Но что-то в нем было чужим, его глаза были пустыми и бесцветными.
  Я не понимала, что происходит, пока смех Лили все не нарушил. На этот раз ее глаза уже потеряли былой шоколадный оттенок, теперь в них было только пламя, готовое сжечь все на своем пути.
  -Мне нравится играть с такими глупыми девчонками, как ты, - выплюнула она мне в лицо, - особенно, когда у них такие симпатичные братишки.
  Она взяла Майкла за подбородок и крепко его сжала, а потом процарапала на щеке брата глубокую рану, своими длинными острыми когтями. Выступившую из царапины кровь, она поддела пальцем и отправила к себе в рот. О ужас, как это отвратительно, да эта девушка сумасшедшая.
  -Кто ты? - Лишь смогла выдавить я, крепкие объятия Майкла не давали мне свободно дышать.
  Пытаясь найти в этом человеке что-то от моего брата, я не улавливала ни единой эмоции, у него также не было и мыслей. Лилит превратила его в своего раба.
  Лилит... Это имя вырвалось у меня совершенно случайно, просто все это время ее имя мне казалось каким-то неполным, незаконченным. Теперь я поняла, почему именно.
   Так вот из-за чего мне показалась эта девушка знакомой и такой опасной. Только на днях я читала статьи о демонах, которые находила в интернете и вот, что там было о ней сказано: 'Ибо до Евы была Лилит',- гласит древнееврейский текст. - ' Лилит была змея, она была первой женой Адама и подарила ему существ, что извивались в рощах и в воде, сверкающих сынов, блестящих дочерей.
  Еву Бог создал потом; чтобы отомстить женщине, жене Адама, Лилит уговорила ее отведать запретный плод и зачать Каина, брата и убийцу Авеля.'
  ' Другие считают, что Лилит стала уже не змеей, а духом ночи. Иногда она - ангел, ведающий рождением людей, иногда демон , который осаждает спящих в одиночку или бредущих по дороге одиноких путников. В народном воображении она предстает в виде высокой молчаливой женщины с длинными черными распущенными волосами'.
  -Лилит, - это был скорее не вызов, а мольба. - Отпусти нас, зачем мы тебе?
  -Мне нужна ты и только ты, - оскалилась она.
  -Тогда прошу тебя, отпусти Майкла, дай ему уйти, - взмолилась я, по щекам потекли непрошеные слезы.
  -Это так трогательно и мило. Но всему свой черед, - лишь проговорила она и затем наступила тишина и забытье, меня ударили по голове чем-то тяжелым.
  
  Я очнулась на чьих-то коленях. Открыв глаза, я увидела обеспокоенное лицо Эдриана, а Майкла нигде не было видно.
  -Где он? - вскричала я и быстро вскочила на ноги, о чем сразу же пожалела, мир стал крутиться вокруг меня.
  -Не знаю. Я пошел за тобой и нашел здесь без сознания, - терпеливо объяснил мне парень.
  -Эдриан, Лилит, она схватила его, - захлебываясь начала тараторить я, нужно было скорее бежать на помощь Майклу.
  -О чем ты? При чем здесь... - Эдриан осекся и с недоверием посмотрел на меня. - Она здесь?
  -Да! Она увела куда-то Майкла, - жалобно пропищала я и побежала туда, куда направляла меня интуиция.
  -Так вот почему я чувствовал такую тяжесть весь вечер, - задыхаясь, говорил мне, бежавший рядом Росс.
  На этот раз нам уже никто не преграждал дорогу, а наоборот все расступались, завидев нас издалека. Видимо весь наш вид подсказывал всем этим людям не связываться с нами. Вдруг на середине дороги выросла фигура взволнованной Кристины, которая явно искала меня.
  -Ким, вот ты где, - с облегчением воскликнула она. - Я видела Майкла с Лили, они поднимались на крышу, но твой брат выглядел так, словно он зомби. С ним все нормально? - Последние слова она уже кричала мне вдогонку.
  Я буквально взлетела по лестнице и выпала кубарем на крышу. Клуб 66 занимал три этажа многоэтажного здания, остальные сдавали, как гостиничные номера, для посетителей данного заведения. Взглянув вниз, я прикинула, что здесь не меньше семи этажей.
  Но сейчас не время думать о таких мелочах, нужно срочно найти Майкла. Я оглядывалась вокруг, пока не увидела одинокую фигуру, стоящую на самом краю крыши и смотрящую вниз, на оживленное шоссе.
  Для меня было шоком, когда я узнала в ней брата. Эдриан стоял рядом и пытался найти других людей, или демонов, которые привели нас сюда. Вдруг он резко осел на землю, под ударом Вотана, который вырос буквально из земли.
  -Привет, сестренка, - улыбнулся он и вытер руки об штаны, словно в чем-то испачкался. - Шикарно выглядишь.
  -Вотан, помоги, мне нужно спасти Майкла, - схватилась я за последнюю надежду на сострадание этого странного парня.
  -Нет, нет, нет. Если я спасу бедняжку Майкла, мамочка будет недовольна, а мы не хотим ее разозлить, - испуганно проговорил он и отступил от меня, уступая кому-то место.
  Увидев, что проход к брату свободен я побежала к нему, но меня остановил голос Лилит:
  -Я бы не стала этого делать, иначе он, - она указала на одинокую фигуру, - решит прогуляться вниз.
  -Что тебе надо? Я тебя не боюсь! - Выкрикнула я.
  -А зря. Милый, неужели ты так и не объяснил ей, что я не так добра, как всем вокруг кажется?
  Вдруг до меня стал доходить ужасный смысл ее слов. Именно про нее говорил Вотан, когда не хотел перечить своей мамочке. Что же за игру ведут эти двое? И причем тут я и Майкл?
  -А ты очень похожа на своего отца, правда до того трагического происшествия, когда мы вместе пали с небес из-за его не очень разумной выходки. Хотя знаешь, я ни о чем не жалею, - промурлыкала она и обошла меня вокруг.
  -Я не понимаю, о чем вы говорите?
  -Вотан, неужели ты еще до сих пор не сказал своей сестре, о том, что ваш отец Люцифер?
  О чем говорит этот демон? Этого не может быть! Это все ложь, я попыталась закрыть уши руками, но в голове все еще слышался ее голос: 'Вотан, неужели ты еще до сих пор не сказал своей сестре, о том, что ваш отец Люцифер?'
  Она врет, ведь все демоны врут. Я вообще не уверена, что они когда-нибудь говорят правду. Я отмахнулась от ее речи и побежала к Майклу.
  Когда до него осталось меньше метра, он шагнул вперед. Все внутри оборвалось, когда я это увидела. Но в последний момент он успел уцепиться за край крыши. Лилит отпустила его.
  Я оглянулась назад и увидела, что Вотана и Лилит и след простыл, остался только Эдриан, который все еще был без сознания, на помощь которого нечего было рассчитывать.
  Вдруг рука Майкла начала соскальзывать, и я схватила ее. Я кричала, звала на помощь, но никто не приходил, а у брата не получалось забраться обратно.
  По моим щекам текли слезы, а в груди все замерзло в ожидании развязки.
  -Держись, Майкл, умоляю тебя, - просила я его и изо всех сил пыталась затащить его обратно.
  В следующее мгновение его вторая рука соскользнула с крыши, и мы начали падать вместе. В последний момент меня схватил Эдриан, которому пришлось наполовину свеситься с крыши, чтобы поймать меня.
  -Я не могу больше держать вас, - крикнул он.
  Эти его слова были словно сигналом к действию. Майкл взглянул мне прямо в глаза и послал мне поток мыслей:
  'Ты помнишь нашу поляну?' Я кивнула головой. 'Там под кустом акации я зарыл письмо, которое написал, когда узнал о том, кто ты. Найди его и прочти. Прошу тебя'.
  И тут рука Майкла выскользнула из моей, и я смотрела, как мой брат падает вниз, а затем его тело ударяется об асфальт...
  
  
  
  Глава одиннадцатая.
  Похороны.
  
  Я сидела в комнате Майкла на кровати и держала в руках его фотографию. Жизнь остановилась неделю назад, пропал любой смысл и интерес к ней. Это больше теперь похоже на простое существование, только вот не понятно ради чего именно?
  Наверно стоит рассказать вам, что произошло после того, как я упустила руку единственного любимого брата.
  
  Я стояла на крыше и не верила произошедшему падению, которое совершилось на моих глазах всего пару мгновений назад. Сказать честно, я даже не плакала, это просто не могло быть реальностью.
  Эдриан обнимал меня, даже пытался как-то утешить, но я ничего не чувствовала. И только спустя несколько секунд, когда послышались крики людей, стоящих над телом Майкла, я бросилась вниз к нему.
  Растолкав толпу, которая как на зло отказывалась расступаться, я все же смогла протиснуться к брату. То, что я увидела, стало мучительной пыткой для меня. Ноги отказывались держать мое тело, вдруг ставшее таким тяжелым и неподъемным, и я осела на пол. Уткнувшись лицом в еще теплое тело брата я пыталась доказать себе, что все это просто не может быть реальным, ведь Майкл никогда не покинул бы меня.
  Вдруг меня кто-то буквально оторвал от тела брата, и я повисла на чьих-то сильных руках. Я не осознавала, что именно происходит вокруг. Поэтому меня не волновал даже тот факт, что мне в руку воткнулась игла, а затем я погрузилась в темноту.
  Очнулась у себя в комнате счастливая и довольная. Мне не терпелось рассказать Майклу о своем сне, который так меня напугал. Он посмеется надо мной. Видимо теперь меня мучают кошмары нового типа, которые все же не меняют тему о смерти Майкла.
  Увидев себя в зеркале, ужасно растрепанную и с красными глазами, я была удивленна своему неприглядному внешнему виду. Но это меня сейчас не особенно волновало.
  Выйдя за дверь, я прислушалась к непонятной, гробовой тишине в доме. Она напугала меня, ведь такого никогда не было раньше. Я заглянула в комнату к брату, но постель была заправлена, хотя шторы и были задвинуты.
  Предположив, что он внизу, я побежала туда. Мне и на минуту не приходило в голову, что мой сон мог быть правдой.
  То, что я увидела внизу, привело меня в ужас. Папа сидел на диване и держался руками за голову, рядом с ним сидел Джеймс и похлопывал его по плечу.
  Все были одеты в черное. Что за черт?
  Из кухни вышла Виктория и, молча взяв меня за руку, повела обратно в комнату. Я пыталась спросить у нее, что же здесь происходит, но она не отвечала мне.
  Внутри стал зарождаться неприятный комок, который мешал мне нормально дышать. Руки похолодели, а сердце готово было разорваться на мелкие кусочки.
  -Кимберли, мне жаль, но нам приходилось вкалывать тебе успокоительное до сегодняшнего дня, - извиняющимся голосом проговорила она.
  -Виктория, что происходит? - Я пыталась внушить себе, что ничего плохого не могло случиться, а те события были просто плохим сном.
  -Тебе нужно прекратить прикидываться, что ничего не произошло! - Вышла она из себя, но взяв себя в руки, уже спокойно и рассудительно проговорила. - Мы все любили Майкла, и я знаю, что он значил для тебя...
  -Ничего вы не знаете, - закричала я, перебив ее.
  Этими словами она стала разрушать мой мир. Всего парой фраз Виктория смогла вернуть меня к тому страшному дню, который мне так хотелось принимать за кошмар, мучавший меня ночью.
  -Ты не понимаешь! Ему уже ничего не поможет. А своим отказом верить в произошедшее, ты причиняешь боль отцу, которому и так очень тяжело, он нуждается в поддержке. Вы оба нуждаетесь в ней.
  -Как вы можете так говорить? - Я сметала на своем пути все, что попадалось под руку.
  - Кимберли, я тоже любила Майкла, он был мне как сын. Я знаю, что он бы не хотел, чтобы ты ставила на себе крест из-за его смерти.
   -Вы не знаете его, - закричала я.
  - Если ты продолжишь вести себя так, то нам придется вколоть тебе лекарство снова, и ты пропустишь похороны. Ты хочешь этого?
  -Нет, - прошептала я и с силой захлопнула дверь за вышедшей Викторией.
  Опустившись на пол, я дала волю своим чувствам и эмоциям. На этот раз я не стала сдерживать рыдания, вырывавшиеся наружу. Слезы текли нескончаемым потоком, словно пытались вымыть из моего тела яд, который убивал меня медленно и мучительно. Этим ядом были все те чувства, которые душили меня со дня смерти Майкла. Они усиливались скорбью и болью окружающих, ведь сейчас я была не в силах ставить блок, пусть даже и слабый.
  Не знаю, сколько времени я проплакала, но сейчас я просто лежала на полу. Все мои слезы закончились, и осталась невосполнимая пустота, которая с каждым моим движением расширялась до неимоверных размеров, причиняя такую невыносимую боль, что мне хотелось тут же умереть.
  Сейчас я ничего не понимала. Я даже практически не чувствовала того, что меня подняли на руки и понесли в душ. Создавалось ощущение дежавю, точно такое же состояние у меня было на месте... Майкла. Не могу произнести это слово, он просто не мог умереть, это невозможно!
  Только холодная вода, которая сразу же промочила всю мою одежду насквозь начала приводить меня в чувство. Я подняла заплаканные глаза на человека, который так заботливо засунул меня под ледяной душ.
  -Тебе это необходимо, - ответил мне на немой укор Эдриан. - Я подожду тебя снаружи, - сказал он и оставил меня одну.
  -Если ты хочешь успеть на похороны, тебе стоит поторопиться, - услышала я его крик.
  Приходить в себя, заставить свое сердце и мозг верить в произошедшее, оказалось гораздо болезненнее, чем когда я лежала на полу и думала, что распадусь на кусочки.
  Когда я вышла из душа, Эдриан сидел на кровати с отрешенным видом и теребил мою резинку. Я не стала обращать на него внимание, а сразу прошла к шкафу, где попыталась отыскать что-нибудь черное, что-нибудь, что подошло бы для прощания.
  -Виктория приготовила для тебя вот это, - указал Росс на черный брючный костюм, который висел на ручке двери.
  Это меня обрадовало бы, если бы я могла сейчас это сделать. Я никогда особо не любила платья, а теперь они ассоциировались у меня с самым ужасным днем в моей жизни.
  Быстро переодевшись, я стянула волосы резинкой и спустилась с Эдрианом вниз.
  Похороны прошли, словно в тумане. Я помню, что все это время одной рукой держала отца, а второй крепко вцепилась в руку Эдриана, который всюду сопровождал меня.
  Когда я увидела тело Майкла, то еще долгое время не могла поверить, что это он. Он был бледен и так не похож на себя. Нам с отцом показали его всего на секунду, остальные люди, что пришли попрощаться с братом, так его и не увидели.
  Тело Майкла было так изломано после падения, что было решено хоронить его в закрытом гробу.
   На кладбище было очень много народу, даже после смерти у людей, знающих его, он вызывал только самые наилучшие чувства.
  Впервые я увидела, как отец плачет. Это было душераздирающее зрелище. Я же больше не плакала, у меня просто ничего не осталось, я была истощена.
  Вечер после похорон мы провели дома в тесном семейном кругу. Были мы с папой и, конечно же, семья Росс. Виктория и Джеймс пытались как-то приободрить отца, а я сидела около камина и смотрела на танцующие языки пламени.
  До сих пор, даже после того, как я увидела захлопнувшуюся навсегда крышку гроба и засыпанное землей тело Майкла, я не могла поверить в реальность происходящего.
  Жизнь не могла так жестоко со мной поступить, отобрав Майкла. Я просто не знала, как мне теперь быть дальше, что делать?
  Когда Виктория и Джеймс ушли домой, они попросили меня позвонить им в случае, если я пойму, что не могу справляться одна, и тогда они придут ко мне на помощь.
  Я отблагодарила их за поддержку, которую они оказали в организации похорон и вообще всего, и пошла на кухню. Мне просто ничего больше не пришло в голову, как заглушить боль мытьем посуды. Да это смешно, но мне было необходимо занять себя чем-нибудь, чтобы постоянно не думать о том, кого я потеряла.
  Закончила я далеко за полночь и уже хотела осторожно пробраться в свою комнату, чтобы не разбудить отца, когда увидела его в обнимку с бокалом виски и уже опустошенной бутылкой. На столе перед ним стояла фотография Майкла, которую мы сделали всего пару месяц назад.
  По щекам отца текли слезы, я присела перед ним на колени и заглянула в глаза. Отец не срезу заметил меня, но увидев, сразу поставил бокал на стол и заговорил заплетающимся языком.
  -Это страшно потерять своего ребенка. Оказывается, я никогда и не задумывался, что смогу пережить одного из вас. Поверь, детка, это самое ужасное, что просто может случиться с родителем.
  Я согласна кивнула, мне было больно видеть отца таким разбитым, сломленным. Слишком редко мы видели его истинные эмоции, для нас он всегда был сильным и никогда не расстраивался.
  А теперь, когда он стал таким ранимым, я осознавала, что наша жизнь больше никогда не вернется в прежнее русло. Я вообще не была уверена, что наша семья, если ее теперь так можно называть, останется прежней.
  Без Майкла уже ничего не имело смысла. Он был тем человеком, который удерживал нашу семью от полного распада, а теперь его нет...
  Я поднялась на ноги и села рядом с папой. Мы обнялись, и долгое время просидели так. Пит не сдерживал слез, также как и я. Мне казалось, что они все давно закончились, но нет, они текли из моих глаз, пытаясь облегчить состояния апатии, наступившей после похорон.
  Вскоре на отца со всей силой подействовал выпитый алкоголь, и он начал засыпать. Я отвела его в спальню и помогла раздеться. Когда снимала последний ботинок, папа заворочался и начал звать Майкла. Я растерялась и не знала, что делать.
  -Папа, его больше нет, - тихо прошептала я, но он услышал меня.
  -Кимберли, не бросай меня, как это сделали мама с Майклом, если еще и с тобой случится что-то, я просто не переживу.
  -Обещаю папа, - проговорила я, но отец меня больше не слышал, он крепко спал...
  
  
  Вот что произошло самого важного за эту неделю. Сейчас я осталась одна. Без матери, которая еще даже не знает о смерти сына. Отца, который с головой погрузился в работу, теперь он мог появляться дома всего на несколько часов раз в несколько дней, и любимого брата, который всегда меня поддерживал.
  В школе я еще не появлялась, но иногда заходила Кристина, чтобы проведать меня. Раз с ней приехал Дэвид, который выглядел таким несчастным из-за потери лучшего друга, что я расплакалась. Мне так не хватало Майкла. После этого лучший друг брата больше не появлялся в нашем доме.
  Смерть Майкла выжгла в моей груди огромную дыру, которая может немного уменьшиться со временем, но никогда не зарастет. Я ни за что не забуду его, хотя совершенно не представляю, какова жизнь без Майкла.
  Сегодня ровно неделя со дня его смерти. На фотографии он такой, каким я запомнила. Вечная улыбка, новые черные очки спущены на нос и взгляд, проникающий прямо в душу.
  Я огляделась вокруг, здесь все лежало так, как оставил брат, когда уходил на свою последнюю вечеринку. Слезы подступили к глазам, а в горле появился знакомый комок.
  Я подняла с пола его рубашку и обняла, словно могла этим оживить его. Вдохнув, такой знакомый и любимый запах, я представила, как он надевает ее и, как всегда, не поправив воротник, идет ко мне, чтобы я помогла ему.
  Было что-то такое, что я обещала сделать, но забыла. Нужно было проверить все уголки своей захламленной памяти, чтобы выудить из общей кучи мыслей необходимую мне. Я вздрогнула, когда натолкнулась на нужное воспоминание:
  'Ты помнишь нашу поляну?' Я кивнула головой. 'Там под кустом акации я зарыл письмо, которое написал, когда узнал о том, кто ты. Найди его и прочти. Прошу тебя'.
  Это были последние слова Майкла, его последняя просьба. Я должна исполнить это желание, ради него...
  Я нехотя встала с кровати и спустилась вниз, на минуту остановившись и прислушавшись к теперь постоянной тишине в доме. Это было очень непривычно для меня, но мне еще со многими вещами предстояло смириться.
  Выйдя из дома, я замерла в нерешительности. Мне было страшно идти на поляну одной, словно меня там могло, что-то или кто-то подкараулить. И имя этому что-то память и воспоминания. Ноги куда-то понесли меня, я поняла, где очутилась только тогда, когда чуть не стукнула Эдриана кулаком в лицо, когда он неожиданно открыл дверь, не дождавшись моего стука.
  Парень выжидательно смотрел на меня, словно я могу сейчас упасть в приступе истерики на пол и начать рыдать у его ног. Ну, уж нет, этого он не дождется, я слишком горда, чтобы вытворять это при нем.
  Теперь я уже не понимала, зачем вообще пришла сюда и что я ожидала от посещения дома Эдриана. Поэтому, развернувшись на каблуках, я направилась обратно в сторону леса.
  Росс так и остался стоять в дверях, хмуро смотря мне вслед.
  Подойдя к кромке леса, началу тропинки, ведущей к нашей поляне, я остановилась и закрыла глаза. Мне нужно было собраться с духом, чтобы пойти на то место, на котором мы с Майклом провели столько счастливых часов и дней.
  Внутренне съежившись, я направилась вглубь леса. Густая дымка, которая окутывала мою жизнь со дня смерти Майкла, сделала свое дело. Я даже не заметила, как оказалась на краю нашей поляны. Здесь все было по-прежнему, те же цветы, те же краски, хотя мне казалось, что весь мир изменился с исчезновением Майкла.
  Все было каким-то неправдоподобным. Я осмотрелась в поисках куста акации, когда мы были маленькими, мы вырезали на рядом стоящем дереве наши имена.
  Найдя нужное дерево и отыскав на нем наши имена, написанные кривым детским почерком Майкла, я провела по ним рукой. Как бы я хотела вернуться в те времена, когда мы были все вместе, до всех трагедий, произошедших в нашей семье.
  Я наклонилась над кустом акации и начала искать у корней то место, где могло быть письмо. Прямо около главного ствола был бугорок, который я сразу же начала раскапывать руками. Мне было не жалко их испачкать, сейчас было главным письмо, о котором говорил Майкл.
  Спустя некоторое время упорных стараний, я, наконец, наткнулась на маленький бумажный конвертик, который был завернут в пакет, чтобы уберечь его от влияния природных явлений.
  Мне было страшно раскрывать конверт. Я боялась узнать то, что захотел рассказать мне Майкл. Но обратного пути не было, поэтому резким движением сорвав пленку, я вскрыла конверт.
  Развернув белую твердую бумагу, я приступила к чтению:
  
  
  'Дорогая Кимберли,
  Меня побудило написать это письмо откровение родителей о том, кто ты есть на самом деле.
  Когда я узнал, какая миссия тебе предстоит, мое сердце перестало биться, я почувствовал себя загнанным в угол. Спасение мира всегда связано с опасностями разного рода, но когда мне стало известно, что твоими врагами станут демоны и ангелы... Прости, это до сих пор тяжело для моего понимания.
  Я боялся, что с тобой может что-то случится. Это чувство застилало мне глаза, мешало делать вид, будто бы ничего не случилось. Я бы не смог жить с этим. Но моей радости не было предела, когда я узнал, что Эдриан является твоим хранителем, он всегда сможет помочь тебе. Все же, я и сам не собираюсь оставаться в стороне, поэтому у тебя будут два человека, на которых ты сможешь всегда положиться.
  Но это оказалось не единственным фактом, который мне предстояло узнать. Мама дала прочитать мне некое письмо, которое оставила девушка, бросившая тебя на крыльце нашего дома 25 декабря 1992 года.
  То, что мы знали все это время, оказалось ложью, умело поддерживаемой нашими родителями. Не зря всех всегда удивляла настолько разная наша внешность...
  Прости, что не смог рассказать тебе все сразу. Я решил написать это письмо, что бы таким образом объяснить все, что чувствую к тебе.
  Когда ты была маленькой, и вся забота о тебе легла на мои плечи, я был безумно рад, ведь мне нравилось проводить время с тобой, с моим маленьким ангелочком.
  Сначала я испытывал только братские чувства: любовь, нежность, заботу. Но затем, когда мы стали взрослеть, я видел, как ты становилась все красивее. Я понял, что чувства, которые теперь испытываю, давно перешли порог семейной привязанности.
  Меня пугали мысли о том, что мне нравится моя младшая сестра не только как член семьи, но и как человек, девушка. Я стал встречаться с другими девушками, чтобы разубедить себя в этом, но с каждым разом, я все больше и больше убеждался, что люблю только тебя.
  Даже сейчас мне тяжело писать о своих чувствах. Я знаю, что ты не поймешь меня, но должен тебе рассказать свою реакцию на тот факт, что мы не родственники.
  Я лелеял надежду, что когда ты узнаешь об этом, ты станешь воспринимать меня не только как брата, но и как мужчину, который может испытывать к тебе страстные чувства.
  Но наблюдая за тобой, за твоей доверчивостью, наивностью, привязанностью ко мне, как к брату, я поклялся, что никогда не расскажу тебе о своих чувствах. Я просто не могу разочаровать тебя. Да и это письмо никогда тебе не покажу.
  Зачем же я тогда пишу его, спросишь ты. Если честно, меня самого интересует этот вопрос, на который нет ответа. НО мне хочется верить, что благодаря нему, груз, который давит на меня, немного станет легче, ведь я разделил свою тайну, пусть даже и с этим листком бумаги.
  Если ты сейчас читаешь его, значит, я уехал и не могу рассказать тебе обо всем лично. Хотя я сомневаюсь, что смогу когда-нибудь покинуть тебя.
  Кимберли, письмо твоей настоящей матери, находиться в шкатулке Николь, той, которая запирается на ключ. Сам ключ, она спрятала сразу же после того, как они рассказали мне правду. Видимо родители побоялись, что я могу выкрасть его, хотя никогда в жизни бы так подло не поступил. Чтобы найти ключ, ты должна поговорить с матерью.
  В этом письме ты узнаешь все ответы на вопросы, которые так долго мучили тебя.
  Надеюсь, что мы всегда будем вместе и никогда не предадим друг друга.
  
  С любовью Майкл'.
  
  
  Кровь отхлынула от щек, а сердце сжалось. Казалось, земля перестала вращаться, и время остановилось, настолько я была убита тем, что только что прочла в письме.
  'Он думал, что я никогда не найду его', - стучало в моей голове.
  Я перечитала письмо еще несколько раз, пока не поняла, что вся моя жизнь действительно была ложью. Нет, я не говорю о любви Майкла... Да это тоже меня ошеломило, но возможно я всегда подозревала об этом, ну или быть может просто чувствовала. Но все же мне тяжело было узнать это, тем более после того, как человек покинул меня.
  Я всегда считала, что наша любовь уже давно перешла на новый уровень, порой мы вели себя так, как ведут себя влюбленные, но я действительно никогда не рассматривала Майкла, как мужчину...
   Он был для меня всем, он был смыслом моей жизни, но в то же время он был для меня просто братом.
  Уткнувшись лицом в ладони, я пыталась придти в себя от новости, что я была удочерена. Вся моя жизнь была игрой, и Николь с Питом не были моими настоящими родителями, они просто играли свою роль, которую начали много лет назад. Но папа всегда любил меня, поэтому я не могу ничего предъявить ему.
  -Почему ты меня бросил? - Вдруг закричала я в небеса. - Как ты мог оставить меня тогда, когда нужен мне больше всего? Как ты мог?
  И снова слезы, рыдания, истерика. Скомкав письмо, я выбросила его прочь, а сама, свернувшись калачиком, повалилась на землю.
  Сначала я услышала тихие шаги, с каждым шагом они становились все ближе и ближе. Прямо перед моими глазами оказалась пара белых кроссовок, продолжавшаяся джинсовыми штанами. Затем парень опустился на корточки и присел на землю рядом со мной.
  Он приподнял меня, словно пушинку и обнял. Тепло его тела приводило меня в чувства. Боль, горечь и тоска отступали на задний план, на их место приходило спокойствие, нежность и забота.
  Я поняла, что мой блок был снят, а все эти чувства посылал мне Эдриан, который убаюкивал меня в своих объятиях.
  -Ким, ты должна держаться, прошу тебя, - шептал он мне.
  -Но я не могу, я никому не нужна, - прохныкала я, - я хочу умереть!
  -Ты нужна всему миру, который можешь спасти только ты, - уговаривал он.
  -Они обойдутся и без меня. Им не нужна такая слабая, надломленная спасительница...
  -Ким, ты нужна мне, - наконец пробормотал он и спрятал лицо в моих волосах. - Если тебя не станет, я не знаю, как смогу жить.
  Мне казалось, что все эти слова мне послышались. Не мог говорить их Эдриан Росс, это просто невозможно. Но вместо того, чтобы убедиться в неправдивости этой фразы, я лишь пообещала ему:
  -Я стану у тебя учиться, просто дай мне время...
  
  
  
  Глава двенадцатая.
  Восстановление.
  Со дня смерти Майкла прошло уже больше месяца. Не скажу, что боль притупилась и стала меньше, нет...
   Просто возможно я научилась с ней жить, научилась идти вперед.
  Я вернулась в школу. Первое время все бросали на меня жалостливые взгляды, подходили и выражали чувства, которые они испытали, получив известие о смерти Майкла.
  Преподаватели старались всячески поддерживать. Меня реже спрашивали на занятиях, разрешали уходить с уроков, если я чувствовала себя плохо. В итоге я просто появлялась на занятиях и то очень редко.
  Несколько недель назад по инициативе Дэвида, Кристины и меня в школе был проведен вечер, посвященный Майклу. Я принесла множество фотографий из дома. Мы составили целый фильм. Все кто был в зале, не смогли сдержать слез, в том числе и я.
  Мне было безумно приятно, что ученики нашей школы все еще помнят его и чтут. Спортивный зал, в котором проходил вечер, был полон. Пришли даже выпускники прежних годов, в их числе был и Эдриан Росс.
  Но ничего не может быть вечно. Рано или поздно любая история подходит к своему логическому концу.
  Спустя месяц, трагедия, постигшая нашу семью, стала забываться. Жизнь начала возвращаться в прежнее русло, хотя этот процесс происходил медленно.
  В школе появлялись новые кумиры. Дэвид занял место Майкла, теперь вокруг него всегда толпилось много людей, которые жаждали его внимания и хотя бы минутного общения.
  Я знаю, что парня это совершенно не радовало, и он всячески пытался избежать внимания сверстников. Он и Кристина продолжали быть парой. Подруга рассказывала, что ему неимоверно тяжело давалась эта роль. Но он пытался и в этой ситуации напомнить людям, что был человек, который не должен быть забыт.
  Учителя снова вернулись к прежнему отношению ко мне. Они вновь меня спрашивали, хотя я чаще всего была совершенно не готова к этому, поэтому успела заработать массу нехороших оценок.
  Сверстники подходили все реже и реже, пока полностью не забыли о моем существовании. Все вернулось на круги своя, только вот школа была пуста без Майкла.
  Кристина и Дэвид договорились в школе быть порознь, чтобы подруга могла проводить со мной больше времени. Иногда мы обедали все вместе, но это случалось крайне редко. Тогда, когда Дэвиду удавалось избежать своих поклонниц.
  Отношения с Эдрианом оставались для меня тайной. Те слова на поляне, когда он сказал, что я нужна ему, были последними. Ну, точнее он говорил со мной только тогда, когда это требовали Виктория и Джеймс, которые настаивали на начале обучения.
  Эдриан больше ни разу не обмолвился словом, о своих чувствах ко мне. Единственное, что мне известно, так это то, что мы снова вернулись к прежнему холодному отношению друг к другу, к состоянию подготовки к неминуемой войне. К тому же он, так же как и я, пытался всячески оттянуть начало моего обучения.
  Я совершенно запуталась в его отношении ко мне. Сначала он говорит, что я нужна ему, а затем возвращается к тому, что снова меня ненавидит, будто бы я сделала ему что-то ужасное. Если он вздумал вести такую игру, то я вступаю в нее, только на своих условиях и буду вести себя по своим правилам.
  После той истерики, которая произошла со мной на поляне, я так и не решилась поговорить с отцом по поводу моего удочерения. Я считаю, что моими родителями являются те люди, которые вложили в меня столько любви, заботы и времени. А ими были Пит и в некоторой степени даже Николь.
  Кстати о Николь. Мне нужно собраться с силами и пойти к ней в больницу. Мы разговаривали об этом с отцом и решили, что все же ей необходимо сказать о том, что Майкла больше нет в живых.
  Мы понимаем, к каким последствиям это может привести, но я на ее месте любой ценой хотела бы знать правду, пусть и такую ужасную.
  
  Сейчас я стою на пороге клиники для душевно больных. Еще несколько шагов и у меня не будет пути назад. Я должна рассказать Николь о смерти Майкла, должна...
  Преодолев себя, я шагнула в открытые двери и подошла к справочной стойке. Приветливая медсестра, завидев меня, начала улыбаться. Нашу семью давно знает весь рабочий персонал, ведь Николь уже очень долгое время лечится в этой клинике, можно сказать, что она была у них постоянной клиенткой.
  Я знала дорогу к ее палате, поэтому уверенно направилась прямо туда, пока не испугалась и не повернула назад. Мне нужно было сделать это. К тому же мне необходимо было поговорить с Николь по двум причинам.
  Во-первых, я должна была рассказать ей о судьбе Майкла, во-вторых, так или иначе мне нужно было узнать о моей настоящей семье и родителях. А это можно было сделать, только если будет хотя бы одна зацепка, которая поможет выйти к дальнейшим данным. А такой зацепкой являлось письмо, которое было подкинуто вместе со мной.
  Мне казалось, что только оно расскажет, кто я на самом деле или приведет к человеку, который сообщит мне об этом и направит на дальнейшую дорогу жизни.
   Уже пару минут я стою перед закрытой белой дверью и смотрю в маленькое мутноватое отверстие. Николь сидит перед окном, я вижу ее силуэт. Мне страшно представить, что о смерти ее сына сообщу я, та которую она уже обвиняла в попытке убить его.
  Я никак не могла решиться на это. Я должна буду взглянуть в глаза женщине, которая уже один раз чуть не потеряла из-за меня сына, а теперь он умер, спасая меня от демонов.
  Мне не хотелось верить ни во что другое, кроме этого определения. Майкл умер, спасая меня от демонов, я не могла быть причастна к его смерти, не могла...
  Пока я боролась сама с собой, Николь заметила меня и открыла дверь. Сказать, что она выглядела удивленной, ничего не сказать. Ведь я никогда не посещала ее в клинике, это вообще редко случалось. Иногда заходил Майкл, еще реже это делал папа, но ни я. Мне казалось, что я и есть причина ее постоянных расстройств, поэтому мне стоит держаться подальше от этого места.
  -Кимберли? Заходи, - холодно проговорила мама и отошла в сторону, пропуская меня.
  Я зашла в комнату и огляделась вокруг. Могу сказать только одно, здесь было очень много белого цвета, что сразу бросалось в глаза.
  Николь все еще стояла в дверях и бросала на меня подозрительные взгляды. Она кивков указала мне на стул, намекая, что я могу присесть, если захочу. А этого я не желала, поэтому просто отошла к окну и встала рядом с ним.
  Мама подошла к стулу, на котором сидела до моего прихода, но на этот раз, вместо того, чтобы смотреть в окно, она смотрела на меня, словно пытаясь понять, зачем я пришла к ней.
  -Майкл больше не придет к тебе, - выдавила я и как можно незаметнее смахнула ладонью выступившие слезы. - Он уехал в Лондон.
  Выдала я первое, что пришло в голову. Только когда я встретилась с Николь лицом к лицу, я поняла, что просто не смогу рассказать ей о том, что Майкл мертв, ее любимого сына больше нет.
   Это было бы для меня непосильным грузом, ведь последствия моих слов могли быть самыми трагическими и непоправимыми. Я не могла потерять еще и ее. Ведь как бы отрешенно она не вела себя со мной, Николь была моей матерью, к которой я питала самые теплые чувства.
  Мне кажется, что для нее, он был всем. Единственный сын был смыслом ее борьбы за восстановление потерянного душевного равновесия. Он был стимулом, ради которого она еще старалась, а не бросила все и исчезла.
  А сейчас, своими неосторожными словами, правдой, я могла убить ее. Я уверена, что она смогла бы покончить с собой здесь, пусть даже и под пристальным присмотром множества врачей.
  -Он бросил школу? - Спокойным голосом спросила Николь и внимательно вгляделась в мое лицо.
  -Ему предложили учиться там. Ты же знаешь, что он самый умный в нашей школе, и вот, наконец, в Лондоне оценили его ум и сообразительность. Они сказали, что им нужны такие молодые люди, как он, - я пыталась сдержать дрожь в голосе и подступавшие слезы.
  Но мне это плохо удавалось. Николь заметила по моему лицу, что что-то не так. Есть еще что-то, из-за чего я так переживаю.
  -А почему он не пришел попрощаться со мной? - Недоверчиво спросила она. - И из-за чего ты так расстроена?
  -Это нужно было сделать быстро. Ну, он уехал на следующий день после предложения о переводе. Это должно было произойти как можно раньше, поэтому мы решили не тянуть с его отъездом.
  -Ты расстроилась, что он уехал? - Вдруг мягко поинтересовалась она. - Ангелочек, я знаю, что была несправедлива к тебе все это долгое время.
  Я не верила ее мягкому голосу и последовавшим словам, это был сон. Неужели мама снова любит меня и смогла отпустить случай, произошедший много - много лет назад?
  Николь встала со стула и подошла ко мне. Я была растеряна и ошеломлена, чтобы сделать следующий шаг к ней на встречу.
  -Я так долго обижала тебя, милая, - заплакала мама. Она обняла меня и прижала поближе к сердцу. - Кимберли, я была так не права! Ты сможешь простить меня когда-нибудь?
  Последние слова были такими неожиданными, что я буквально опешила от них. Я не знала, что следует сказать ей, конечно, я готова была ее простить, но будет ли она считать так и завтра. Мне тогда казалось, что это один из ее приступов, которые каждый раз проявлялись в новой форме.
  -Конечно мама, я люблю тебя, - прошептала я и прижалась к ней покрепче. Сейчас я просто решила воспользоваться моментом.
  Посидев с мамой еще некоторое время, я решила, что пора уходить, но пообещала вернуться снова, что и сделала на следующий день.
  Сегодня мама такая же добрая, как и вчера. Поэтому я задумываюсь, не действительно ли она так считала. Чтобы убедиться в правдивости ее слов, я решаюсь прочитать ее мысли.
  Я дотронулась до ее руки и заглянула в ее внутренний мир. Там был такой беспорядок, что мне пришлось буквально копаться в мыслях, чтобы найти нужные мне соображения.
  Во-первых, меня обрадовала одна находка. Николь действительно верила в то, что Майкл уехал, а во-вторых, она поистине простила меня и хотела, нет, желала, наверстать наши упущенные часы и дни.
  А все это значило, что она шла на поправку, значит, скоро ее можно будет выписать из клиники и забрать домой. Это радовало меня, теперь я буду не одна, со мной будет мама. Жаль, что я не могла рассказать ей о смерти Майкла.
  Одно воспоминание о брате, приводило меня в подавленное состояние. Мне хотелось упасть на пол и не подниматься до тех пор, пока в комнату не зайдет Майкл, а этого уже никогда не случится.
  Но за этот месяц, я научилась прятать свои самые сокрушительные эмоции, держать себя в руках, когда чувствовала, что уже на грани истерики. Мне приходилось прикладывать неимоверные усилия, чтобы не впасть в депрессию, и лишь одно успокаивало меня в такие моменты. Я обещала себе, что когда окажусь одна в своей комнате, то смогу полностью отдаться своей горечи и тоске.
  Только что маме доставили письмо, хотя это было скорее похоже на записку. Я даже не догадалась, что мне стоит проверить его, возможно, там есть что-то, что может помешать ее восстановлению.
  Поэтому ее реакцию, на несколько слов, которые я увидела лишь мельком, удивила меня и обеспокоила.
  Из рук Николь выпал конверт, вместе со своим содержимым. В сторону отлетела записка, а рядом лежала фотография, которая заставила подкоситься мои ноги.
  На снимке была могила Майкла в самый первый день. Рядом с ней на коленях стояли мы с папой в обнимку, а чуть поодаль семья Росс в полном составе. Это был удар ниже пояса, тот, который вновь сломил маму.
  
  
  
  Глава тринадцатая.
  Попытка не упасть.
  
  Вдруг на моем горле сомкнулись худые руки матери. Она начала душить меня. Я всегда думала, что у нее мало сил, но это оказалось не так. Через несколько минут поступление в мой организм кислорода завершился, и я начала задыхаться.
  Но что самое интересное, мне совершенно не хотелось мешать Николь убивать меня. Вдруг мне показалось, что это самый наилучший способ прекратить все свои страдания. И еще это значило то, что скоро я увижу брата, по которому безумно соскучилась.
  Но мне не повезло, в это время медсестра развозила лекарства, поэтому застала нас с мамой. Николь тут же сделали укол успокоительного, и она заснула, а меня обследовал врач.
  Я все еще продолжала кашлять, когда в приемную вбежал запыхавшийся папа. Он обнял меня, а затем начал осматривать с ног до головы, пытаясь убедиться, что я жива и здорова.
  Все было хорошо за исключением огромных синяков, которые оставили руки Николь. Мне до сих пор было трудно дышать, а легкие горели от временного недостатка кислорода.
  Отец запретил мне ходить к матери и хотел сразу же отвезти домой, но я попросила в последний раз повидать ее. Успокаивая папу тем, что ей вкололи огромную дозу морфина и теперь она спит.
  После некоторых уговоров, папа все же сдался. Я отправила его обратно на работу, пообещав, что больше со мной ничего не случится.
  Зайдя в комнату Николь, я огляделась по сторонам. Она спала на своей кровати, сейчас ее лицо выглядела таким, каким я помнила его по фотографиям до клинической смерти Майкла.
  Я подошла к матери и посмотрела на нее. Мне стало жаль, что все мои надежды на ее возвращение в роли заботливой мамы рухнули, как и все остальное в моем мире. Сейчас я была столь эгоистична в своих побуждениях, что мне стало противно.
  Ведь если задуматься над тем, почему я так жаждала ее выписки, нетрудно найти ответ, который спрятан на самой поверхности айсберга. Я просто надеялась, что она заставит отступить одиночество, которое медленно убивала уцелевшие кусочки моей души.
  К тому же эта записка помешала мне и в дальнейших планах. Мне было необходимо узнать о ключе, я уже была так близка к разгадке тайны...
  Вдруг мне в голову пришла мысль о том, что я могу ей помочь. Ведь мне удается чувствовать чужие эмоции и мысли, почему я не могу их немного изменить.
  Положив руку на голову Николь, я зажмурилась и задумалась, как мне осуществить задуманное. Сначала мне удалось снова проникнуть в ее мысли, я перекладывала ненужные воспоминания до тех пор, пока не наткнулась на некое упоминание о шкатулке.
  Меня как будто втянули внутрь чьего-то кинофильма, где я была сторонним наблюдателем. Вот Николь сосредоточенно озирается по сторонам, а затем идет в свою спальню, где под кроватью приподнимает половицу.
  На месте вынутой доски, оказывается полое пространство, где уже лежали какие-то свертки. Туда же мама поместила и крошечный ключ, висящий на золотой цепочке, от своей шкатулки.
  Наблюдая за ее действиями, я судорожно соображала, как мне вырваться из ее воспоминаний, но как только я увидела все, что мне было нужно, меня вытолкнуло оттуда, словно пробку из бутылки.
  Еще некоторое время я не могла сориентироваться, но когда пришла в себя, снова положила руки на голову Николь. Спустя несколько минут, я уже принимала в себя все ее горькие, подавляющие эмоции.
  Не знаю, как у меня это получилось, но когда я закончила сеанс, мама улыбалась во сне. Со мной же было все наоборот. Я снова почувствовала вину за смерть Майкла. Я испытывала все те чувства, которые одолевали меня в день похорон. Мне было ужасно плохо.
  Быстро собрав содержимое конверта, испортившего только начавшую налаживаться жизнь, я побрела домой. По пути в моей голове крутилась одна единственная мысль, которая побеждала все остальные: Это я виновата в смерти Майкла.
  В следующий момент, я очутилась на крыше Клуба 66, не знаю, как мне это удалось, но факт остается фактом.
  Я медленно опустилась на край крыши и свесила ноги вниз. Нашарив в кармане письмо, я достала его и начала читать:
  
  'Твой сын мертв, семья утаила это, они предали тебя...
  ВиЛ'.
  
  Сейчас мне стало жаль себя. Я ненавидела судьбу, которая так издевалась надо мной, забирая все, что могло меня сделать счастливой. Жизнь, которая была для кого-то радостью, казалась мне настоящим наказанием, мне хотелось закончить все это раз и навсегда.
  Крепко сжав конверт с фотографией Майкла, я уверенно поднялась на ноги. План дальнейших действий уже созрел в моей голове.
  Под ногами виднелись люди, сновавшие туда сюда, автомобили, стоявшие в пробке и то место, куда приземлилось тело Майкла... Я могла безошибочно определить его, словно оно все еще было выделено мелом, как в первые дни после трагедии.
  Мне хотелось присоединиться к брату. А проще всего это сделать именно тут, на крыше седьмого этажа, с которой когда-то сорвался вниз и он. Я глубоко вздохнула и мысленно попрощалась со всеми, кто был мне дорог, и шагнула вниз.
  Несколько секунд я не чувствовала опоры под ногами, я летела вниз. Единственное чего я сейчас боялась, так это боли, которая придет раньше неминуемой смерти. Вот сейчас мое тело ударится о жесткий асфальт, я приготовилась к этому.
  Но ничего не произошло. И я открыла глаза, чтобы посмотреть, почему же ничего не происходит. Глянув под ноги, я была поражена до глубины души. Мое тело парила в десяти сантиметрах от жесткого асфальта, на котором должно было лежать.
  Вокруг столпилось множество людей, которые с широко распахнутыми глазами смотрели на меня и не могли понять, что происходит. Тут и там слышались испуганные крики и возгласы.
  Кто-то даже успел вызвать полицию, чьи сигналы уже были слышны, поэтому я не стала тратить время на встречу с ними и просто, мягко приземлившись на землю, побежала прочь.
  
  
  Глава четырнадцатая.
  Объяснение.
  
  Только оказавшись около дома, я смогла перевести дыхание. Легкие горели от такой нагрузки, а ноги отказывались удерживать меня в вертикальном положении, поэтому быстро открыв дверь, я буквально вползла внутрь и рухнула на диван.
  Как только моя голова коснулась подушки, я тут же провалилась в беспокойный сон.
  Разбудил меня настойчивый звонок в дверь. Человек, находившийся по ту сторону двери, явно не собирался сдаваться, поэтому нещадно вдавливал кнопку звонка, одновременно громко стуча.
  Все тело ныло и болело, но кое-как умудрившись встать, я все же доползла до двери и быстро распахнула ее. На пороге стоял злой Эдриан, которого мне сейчас как раз не хватало. Я попыталась захлопнуть дверь, но снова не смогла побороть его, поэтому проползла обратно на диван, закрыв голову подушкой.
  Я услышала, как Росс закрыл за собой дверь и тихо прошел вслед за мной. Меня абсолютно не интересовала цель его визита. Сейчас мое душевное состояние оставляло желать лучшего, поэтому я не чувствовала ничего, даже чужих эмоций.
  -Ты сошла с ума? - Просто спросил Росс.
  Молодец, приступает сразу к делу! Не тянет резину, как в прошлый раз, пытаясь убедить меня в том, что я нужна ему.
  Но отвечать я ему не собиралась, поэтому лишь отвернулась в другую сторону, таким образом, заткнув оба уха. Да что он ждет от девушки, которая попыталась совершить самоубийство, но и этого сделать не смогла из-за своих чертовых способностей?
  -Кимберли, я пришел не для того, чтобы слушать тишину, это у меня прекрасно выходит и дома. Я все еще жду твоего ответа! Черт возьми, я все же твой наставник, так что будь добра, объясни мне, что с тобой происходит!
  -Ой, только не надо приплетать сюда свои обязанности наставника, - прохрипела я. - Меня не волнует, твое отношение, так что ты знаешь, где дверь.
  В два шага Эдриан оказался рядом с диваном и резко встряхнул меня так, что голова заболталась, как у поломанной куклы.
  -Ай, мне больно, - зашипела я, пытаясь отбиться от него.
  -А теперь смотри это, - зло проговорил он и включил телевизор.
  Шли новости специальный выпуск, это заинтересовало меня, ведь такое происходило крайне редко. На экране все расплывалось, поэтому можно было сделать вывод, что снимали видео с телефона.
  Я узнала здание практически сразу, это был злополучный клуб 66, а на крыше стояла одинокая фигура девушки. И вот она внезапно прыгает вниз и, не долетая до земли, зависает в воздухе. Придя в себя, она дико оглядывается по сторонам и просто убегает прочь.
  -Очевидцы данного происшествия утверждают, что девушка долгое время просидела на крыше, но ничего не предвещало такого исхода. Но девушка вдруг решила прыгнуть вниз и чудом осталась жива, остановившись в воздухе недалеко от земли. Что это было? Необъяснимое чудо или чей-то розыгрыш? Кому что-то известно об этом просим позвонить нам в студию...
  Я выдернула пульт из руки Росса и выключила телевизор. Мне даже в голову не приходило, что этот мой необдуманный поступок может вызвать столько шума и внимания.
  -Ты хоть понимаешь, что только что привлекла внимание тысячи людей, которые будут искать тебя, чтобы понять, что же на самом деле произошло тогда?
  -Ничего не будет, - отмахнулась я и попыталась выкрутиться из рук парня.
  -Это ты так думаешь, - проворчал Эдриан и вдруг посмотрел мне прямо в глаза.
  В следующий момент он притянул меня к себе и жадно впился в мои губы. Несколько секунд я пыталась противостоять его желанию, но этот поцелуй был именно тем, в чем я сейчас нуждалась.
  Я запустила пальцы в его волосы и неистово целовала его. Это было прекрасно и в то же время пугающе. Наш поцелуй был наполнен животной страстью, казалось, что еще чуть-чуть и все вокруг вспыхнет от того пламени, что бушевало вокруг нас.
  Наконец отстранившись от него из-за головокружения, я закрыла глаза и попыталась отдышаться. Эдриан же сел рядом со мной на диван, пытаясь так же придти в себя.
  -Просто не делай так больше, - проговорил он и быстро встав, вышел из дома и оставил меня одну.
  
  Целый день в школе, это просто ужасно. Меня заставили отрабатывать все занятия, которые я пропустила. Но из-за вчерашних событий я была сама не своя. Во-первых, я все время боялась, что кто-нибудь узнает меня в новостях, во-вторых, меня пугал тот факт, что я так просто решилась умереть и, в-третьих, поведение Эдриана смущало меня и одновременно выводило из себя.
  Кристина весь день пыталась выяснить, что со мной творится, но я упорно молчала. Ведь она не поймет всего того, что крутиться у меня в голове. Но все же мне не хотелось ее отталкивать, поэтому я рассказала о том, что случилось в больнице с мамой, конечно упустив тот момент, когда я вытягивала из ее головы воспоминания.
  Сейчас уже около шести часов вечера, а я только выхожу из ненавистного мне здания средней школы. Придется идти пешком, ведь теперь никто и никогда не приедет забрать меня домой или в ближайшее кафе, как это делал Майкл. Но кажется, я поспешила с доводами.
  Перед центральной дверью школы стоял припаркованный автомобиль Росса, а рядом с ним возвышался и сам его хозяин. На лбу, у которого пролегла глубокая морщинка, как только тот увидел меня. Было странным видеть его чувства, ведь Эдриан старался казаться безразличным, оказываясь рядом со мной, за исключением пары раз.
  -Нам нужно поговорить, - нервно проговорил он, постукивая пальцами по двери машины.
  -Своим уходом ты сказал обо всем, - холодно проговорила я и прошла мимо него.
  В следующий момент я очутилась в объятиях Эдриана, и он, задрав мой подбородок, впился в меня губами. Я пыталась остаться равнодушной и просто переждать его порыв, но не смогла сдержать себя. По телу пробежала дрожь, а потом от губ по всему телу стало распространяться тепло.
  -Хорошо, но затем ты отвезешь меня домой, - пробормотала я, когда он выжидающе посмотрел на меня.
  Ехали мы в полном молчании и старались не смотреть друг на друга. Периодически я замечала, как руки Эдриана все крепче и крепче сжимали руль, так, что белели костяшки.
  Самым удивительным было то, что он привез меня домой, ну или практически. Свою машину он припарковал в своем гараже и галантно открыл передо мной дверь, пропуская в гостиную Россов, в которой я бывала в последнее время очень часто.
  Я уже было собиралась занять свое любимое кресло, но Эдриан взял меня за руку и повел по лестнице на второй этаж, остановились мы лишь в конце коридора перед закрытой черной лаковой дверью.
  -Добро пожаловать в мою комнату, - попытался улыбнуться он, пропуская меня в свою обитель.
  Комната по своей расцветке полностью отличалась от двери. Она была на удивление светлой и уютной. В центре комнаты стояла большая двуспальная кровать, маленький белый диван и пара тумбочек. В другом углу находились шкаф и полка с множеством старых книг.
  -Здесь все обставляла Виктория, - пожал он плечами, когда я удивленно подняла глаза.
  -Это здорово, - воскликнула я и погладила рукой картину, на которой был изображен очень красивый цветок, название которого я не знала.
  Эдриан как-то растеряно улыбнулся и отошел к большому окну, выходившему на наш задний двор. Не знаю сколько времени я ждала того момента, когда он наконец начнет говорить.
  -Я знаю, что веду себя странно и порой совершаю очень глупые поступки, - повернулся он ко мне. Я же решила промолчать и лишь согласно кивнула.
  -Ким, ты сможешь меня простить за то, что обежал тебя? - Вдруг воскликнул он и опустился передо мной на колени, я даже испуганно вскочила с дивана, но он снова усадил меня на место.
  -Мне не нужны твои извинения, Эдриан, - ого, оказывается не так сложно произносить его имя, это даже очень приятно. - Мне вообще безразлично, как ты относишься ко мне.
  -Это же не так, - недоверчиво проговорил он и в надежде заглянул мне в глаза, чтобы там найти хотя бы какой-то намек на то, что я говорю неправду.
  -А чего ты ждал? - Повысила я голос и, оттолкнув его, оказалась на ногах, отскочив при этом от него подальше. - Неужели ты думал, что я буду питать к тебе симпатию после всех унижений и оскорблений в свой адрес? А как понимать все твои слова о том, что я нужна тебе?
  Глаза защипало, но слез не было, они все закончились, уж слишком много потрясений произошло со мной за последнее время.
  -Это правда, - расстроено выдавил он.
  -Нет, ты снова пытаешься заставить меня поверить в то, чего на самом деле нет! Даже вчера, поцеловав меня, ты развернулся и ушел, оставив меня одну...
  -А чего ты ждала? Что я должен сделать, чтобы завоевать твое доверие? - Самый лучший способ защиты, это наступление.
  -Самое лучшее, что ты можешь сделать, так это оставить меня в покое. Перестань играть моими чувствами! Неужели ты не поймешь, что это причиняет мне боль? - Закричала я, слишком много эмоций вновь переполняло меня.
  Перед тем как закрыть за собой дверь его комнаты я прошептала скорее себе, чем ему:
  -Я просто ждала твоей поддержки...
  Эдриан не последовал за мной, за что ему огромное спасибо. Мне было реально очень больно сейчас. Самым ужасным было осознание того, что я действительно ожидала того, что нужна ему, и он целовал меня не потому, что хотел сломить, а из-за некого чувства, которое питал ко мне.
  Проходя зал, я случайно задела вазу и та с грохотом упала на пол и разбилась. Я опустилась на пол, чтобы подобрать осколки, мне было так стыдно, что это случилось.
  -Оставь, - услышала я голос Виктории, которая, оказывается, уже вернулась с работы. - Ничего страшного, я давно хотела избавиться от нее.
  Я медленно поднялась на ноги и убрала за ухо, непослушную рыжую прядь, выбившуюся из хвоста.
  -Вы повздорили? Надеюсь, он не наговорил тебе ничего, о чем будет потом жалеть? - Взволнованно проговорила она.
  -Все хорошо, - пожала я плечами, хотя внутри бушевал пожар.
  Виктория понимающе улыбнулась и приблизилась ко мне. Она подала мне свою руку, но я не догадывалась, чего она просит.
  -Возьми меня за руку, - тихо проговорила она, и я выполнила ее просьбу.
  'Кимберли, я думаю, что нужно поговорить, но нам лучше сделать это в твоем доме, только там Эдриан точно не сможет услышать того, что я скажу тебе. Ты согласна?'
  Послышался у меня в голове ее голос. Я же не стала обдумывать ее слова и лишь согласно кивнула.
  Выходя из дома, я услышала тихий шорох за спиной. Оглянувшись через плечо, поймала пристальный взгляд Эдриана, словно тот пытался понять, что задумала его мать.
  Оказавшись в доме, я глубоко вздохнула и расслабилась. Возможно, сейчас Виктория скажет мне, что там наверху ошиблись в выборе главной героине в игре против зла и наконец, отпустят меня.
  -Завтра же вам необходимо отправится на поиски Книги жизни, - развеяла женщина все мои мечты и надежды. - Нет времени ждать, на земле гибнут ангелы, вы должны это прекратить!
  -Но как мы найдем место, в котором она спрятана? - Воскликнула я.
  -Я думаю, что это как-то связано с гибелью девушки, которую нашли неподалеку от наших домов 26 декабря 1992, - намекнула мне Викторию, неужели нельзя сказать открытым текстом, как мне найти эту книгу!
  -И Кимберли, - в нерешительности замерла женщина на пороге дома.
  -Да? - Откликнулась я.
  -Попробуй прислушаться к своим чувствам, которые укажут тебе верный путь. И ты поймешь, парень говорит правду, а когда лжет, - таинственным голосом проговорила она и вышла в ночь.
  Интересно, что значит ее последняя фраза?
  
  Глава пятнадцатая.
  Подготовка.
  Я не знала с чего же стоит начать свои поиски. Но подсказка Виктории постоянно всплывала в голове, напоминая мне о себе. Часто казалось, будто бы я забыла о чем-то особенно важном.
  Когда я разговаривала об этом с Кристиной, мы решили, что стоит начать свое расследование с нашей городской библиотеки, в которой хранилось множество газет, уж в одной из них должно быть упоминание о смерти девушки в столь престижном районе.
  Но признаюсь, что я кое-что утаила от подруги, не сказав ей об истинной причине своих поисков. Я придумала некую историю, будто Виктории было необходимо знать это, а времени на хождение по библиотекам у нее не было, поэтому я предложила ей свою помощь.
  
  Сегодня я проснулась в хорошем настроении. На улице ярко светило солнце, то тут, то там виднелись воздушные облака, проплывавшие в небе. На некоторое время я даже забыла обо всех бедах и невзгодах, приключившихся со мной за последние два месяца. Но вечно убегать от своих проблем невозможно, и вот я вернулась в суровую реальность.
  Совершив все необходимые утренние процедуры, я вдруг решила, что стоит изменить свою жизнь. Просто ко мне пришло осознание того, что как бы я не старалась, от судьбы мне не удастся ни убежать, ни проскользнуть мимо. Поэтому пора было принять свою миссию всерьез, а это значило, что я должна начать занятия с Эдрианом.
  Но вместе со всем этим знанием, мне в голову пришло и то, что стоит немного подстегнуть своего наставника, заставить испытать настоящий стыд за причиненные мне обиды.
  Я заглянула в шкаф и вытащила облегающий джинсовый комбинезон, который мы купили в конце прошлого учебного года вместе с Кристиной. Он великолепно подчеркивал мою фигуру, которая оказалась очень даже привлекательной.
  В глубине ящиков я отыскала белые туфли на высоком каблуке. Натянув все это и собрав волосы в конский хвост, я оценивающе взглянула на себя. Осталось только подвести глаза и пару раз пройтись тушью по ресницам. Вот теперь я по настоящему готова к предстоящему дню.
  Собралась я довольно быстро, в запасе у меня было чуть больше двух часов, поэтому я могла спокойно успеть сделать все, что запланировала на время до школы. Но перед этим нужно было заглянуть в комнату Майкла.
  Приоткрыв дверь, я просунула голову внутрь, словно боялась разбудить брата. Здесь все было нетронуто, как я запомнила, когда в последний раз была в ней. Больше месяца я старалась избегать этого места, но сегодня нужно было встретиться со своими страхами лоб в лоб.
  На тумбочке рядом с кроватью лежали ключи, небрежно брошенные Майклом. Я медленно приблизилась и взяла их в руку. Рядом стояла наша с ним фотография, которую я быстро вынула из рамки и засунула в карман комбинезона.
  Теперь пора начать исполнять свои планы. Выйдя на задний двор, я уверенным шагом прошла по тропинке, ведущей на нашу с братом поляну. На каблуках идти было довольно неудобно, но я старалась преодолеть все трудности, поэтому и на этот факт старалась не обращать внимания.
  Дойдя до нужного места, я взглянула на поляну, глаза защипало вновь, но слез больше не было. Больше я не буду плакать, ни один человек не сможет причинить мне боль! Я не допущу теперь никого к своему сердцу и душе, просто потому, что там пусто и все что можно, уже давно разбилось и исчезло.
  Быстро нарвав полевых цветов, я вернулась на задний двор. Нерешительно постояв перед дверью гаража, я все же собрав всю свою волю в кулак, нажала на кнопку и открыла его. Моему взору предстала наша новенькая машина, которой никогда никто не управлял кроме Майкла.
  Я шла к водительской двери, а по пути проводила рукой по машине. Миллионы воспоминаний нахлынули на меня разом. Я даже и не заметила, как на моем лице расползлась улыбка.
  -Хорошо сегодня выглядишь, - послышался голос за моей спиной, заставив меня вздрогнуть от внезапности его появления.
  -Спасибо, - высоко вздернув подбородок, проговорила я и повернулась лицом к парню.
  Было неожиданно, ведь он успел бесшумно подкрасться ко мне настолько близко, что мы буквально касались друг друга телами. Сейчас на каблуках я была примерно того же роста, что и Эдриан и могла любоваться его манящими зелеными глазами.
  Отогнав мимолетное наваждение, я хитро улыбнулась и обняла его. Тело парня напряглось, а потом он ответил на мои действия. Но только он начал проявлять хотя бы какие-то эмоции, как я резко отстранилась от него и покачала головой, цокая при этом языком.
  -Нет, нет, нет. Не хорошо приставать к своим ученицам, разве нет специальной этики для наставников? - Сделала я удивленное лицо.
  -Стоп. О чем ты сейчас говоришь? - Поражено спросил парень, все еще не понимая, что же здесь происходит.
  -Прошу прощения, наставник, кажется, я забыла вас оповестить, что сегодня мы начинаем поиски Книги жизни, чтобы быть в курсе, к чему нам готовиться.
  -Ты что, решила приступить к занятиям? - Ошарашено проговорил парень и удивленно взъерошил волосы на затылке.
  -Эй, Эдриан, ты здесь со мной? - Воскликнула я. - Повторяю еще раз, медленно, с чувством, с толком и расстановкой. Сегодня около трех часов дня я буду ждать тебя около школы, надеюсь, ты заберешь меня и не заставишь нервничать из-за твоих опозданий. - Помедлив некоторое время, я, открывая машину, проговорила, - И не забудь закрыть за собой гаражную дверь, надо нажать вон на ту кнопочку.
   Указав на ярко-красную кнопку в углу строения, я села в машину и дала задний ход, помахав Эдриану рукой на прощание. Так, удивить Росс, сделано, поставила я себе галочку в выдуманном списке дел. Осталась всего пара.
   Включив громко музыку, мешавшую мне думать, я нажала на педаль газа и направилась на кладбище. Припарковавшись перед железными воротами, мне было страшно выходить из машины. Меня пугала встреча с реальностью, с могилой брата, но это было необходимо на данном этапе, поэтому собрав волю в кулак, я вышла навстречу неизвестному.
  Пробираясь сквозь ряды могильных плит, я наконец вышла на впечатавшуюся в память тропинку. Вон там в самом конце, повернув направо около странного дерева, я найду своего брата.
  Остаток пути я решила преодолеть бегом. Но оказавшись перед фотографией Майкла на каменной плите, не смогла сдержать дрожь в теле и осела на колени, ведь предательские ноги отказывались поддерживать меня.
  Папа оказался прав, это действительно страшно, когда умирают твои дети, но когда погибает твой любимый брат, твое солнце, вокруг которого ты вращаешься, все в тебе гаснет без его света, исчезает.
  Но даже сейчас я не могла расплакаться, слез не осталось, зато пустоты было в достатке. Погладив холодную каменную щеку брата, я представила, как он улыбается мне в ответ и почувствовала холодную липкую руку страха.
  Мне никогда действительно не приходило в голову, что я могу остаться одна, без его поддержки, но теперь предстояло столкнуться с ужасом конца света без моей опоры, без любимого Майкла.
   Достав фотографию из кармана, я поставила ее рядом с могильной плитой, в напоминание о своей вечной привязанности к нему, около нее уложила цветы с нашей лесной полянки.
  -Я люблю тебя, - прошептала я одними губами и почувствовала легкий ветерок на своем лице, будто бы Майкл нежно провел по нему рукой. - Спасибо, что оказался таким чудесным братом.
  Один цветок из моего букетика вырвал ветер и принес мне прямо в руки. Это было бы жутко, но сейчас для меня это означало только то, что Майкл все еще со мной.
  Улыбнувшись брату на прощание, я направилась обратно к машине. За своими размышлениями, я и не заметила, как добралась до нее. Цветок, что все еще был в моих руках, я аккуратно вставила в кармашек комбинезона и улыбнулась своему отражению.
  Сейчас на меня смотрела уставшая девушка, но уже не было всей той горечи и боли, что раньше были неотъемлемой частью в моих глазах. Я научилась скрывать их, да и к тому же поход к Майклу, оказался для меня целебным. На душе стало будто бы легче и сердце уже так не болело, ведь я осознавала, что брат всегда рядом со мной, неважно жив он или мертв. Так будет до того времени пока я буду помнить и любить его.
   Посещение кладбища и внезапный ветерок, передававший прикосновение Майкла стали своего рода благословением к моим дальнейшим действиям, поэтому набравшись сил и храбрости, я была готова с головой погрузиться и полностью отдаться выполнению своего предназначения.
  
  Глава шестнадцатая.
  В поисках Книги жизни.
  Подъехав к школе, я припарковалась на прежнем месте Майкла. Мое неожиданное появление, тем более на машине брата вызвало бурю эмоций. Некоторые даже испуганно стали озираться вокруг, будто бы сейчас откуда-то появиться призрак.
  Но это была всего лишь я. Хотя благодаря моему новому внешнему виду мое возвращение в школу было приравнено к появлению незнакомки. Конечно, я выглядела немного иначе, чем обычно, да и соглашусь с тем, что в таком обличье меня не видел никто и никогда, кроме самых приближенных людей.
  Откуда ни возьмись передо мной в тот же миг появилась Кристина с широкой улыбкой на лице. За ней всюду следовал Дэвид, который души не чаял в моей подруге. Девушка радостно обняла меня, для нее такой мой внешний вид был великим счастьем в прежние времена, что же говорить о том, какую радость это вызвало в моем нынешнем состоянии.
  Было очень непривычно идти по школе и ловить на себе взгляды парней не потому, что ты выглядишь плохо, а, наоборот, из-за своей привлекательной наружности. Порой я даже слышала, как некоторые спрашивают, не новенькая ли я. Это вызывало у нас с Кристиной дружный смех.
  Сейчас вроде бы у меня было все о чем может мечтать простая девушка, но чего-то не хватало, ну или если уж быть точной, то кого-то. Для полного счастья мне не хватало Майкла, но цветок, символизирующий нашу связь, все еще был со мной, поэтому оставались силы держаться.
  Время в школе пролетело незаметно для меня, ведь я была в предвкушении поисков загадочной девушки, о которой говорила Виктория.
  Пришлось попросить Кристину, чтобы она забрала мою машину и отвезла домой. Ведь я договорилась с Эдрианом о том, что он заберет меня. А автомобиль Майкла сейчас только мешал бы.
  Выйдя из школы я не нашла никакого намека на то, что Росс приехал вовремя. Кроме того, с назначенных четырех часов прошли уже больше получаса, и я осталась практически одна в школьном дворе, наверно за исключением тех, кто посещает вечерние секции.
  Я уже отчаялась и ужасно разозлилась на своего наставника, когда его руки легли мне на плечи. Резко отбросив их в сторону, я поднялась на ноги и, не взглянув на Эдриана, легкой походкой отправилась прямиком к его машине. Бесцеремонно открыв пассажирскую дверь, я забралась внутрь и сложив руки стала ждать своего наставника.
  -Ты опоздал, - спокойно проговорила я, стараясь держать себя в руках, когда он присоединился ко мне, - а ведь я просила забрать меня вовремя!
  -Могла поехать туда одна, - огрызнулся парень и кинул на меня недовольный взгляд.
  Я только открыла рот, чтобы откликнуться на эту его реплику, как тут же закрыла, потому что поняла, что мне нечего ему ответить. Надув губы, словно маленький ребенок, я отвернулась к окну и хранила молчание. Когда до библиотеки осталось несколько кварталов я проявила свою спонтанность.
  -Тормози, - закричала я, неожиданно даже для себя самой.
  -Что случилось? - Сжав руль, напряженно спросил Эдриан.
  Я же решила не удостаивать его любым ответом, а просто молча, вышла из машины и громко хлопнула дверью. Он выбрался вслед за мной и больно схватил за руку. Я сразу же поставила блок, чтобы ненароком не коснуться его мыслей.
  -Прекрати так делать! - Пророкотал он.
  -Как? - Решила я прикинуться дурочкой.
  -Вот так! Я устал ловить тебя в последний момент, пытаясь удержать все время рядом!
  -А ты не хочешь спросить от чего устала я? - Процедила я сквозь зубы.
  -От чего же? Хотя дай подумать, возможно от вечных слез по любимому неродному брату? От сложных взаимоотношений с матерью, которую всю жизнь презирала?
  Его слова были словно удар под дых. Если бы он не держал меня сейчас, я бы согнулась пополам, настолько это было больно. Моя рука сама по себе взмыла вверх и опустилась на щеку парня с громким хлопком.
  -Ты ничего обо мне не знаешь, Росс. Отпусти меня, - закричала я. - Хотя прежде чем ты это сделаешь, я отвечу на твой первый вопрос! Я устала от такого наглого, эгоистичного человека как ты! Мне противно, что я когда-то узнала тебя, сейчас я бы все отдала, лишь мы никогда не встретились! Но самое ужасное не это, нет...
  Эдриан с силой притянул меня к себе и стал целовать, но неожиданно я почувствовала такой прилив силы, что оттолкнула его в сторону, словно это была назойливая муха. Не ожидая такого поворота событий, Росс упал и мне хотелось добить его, уничтожить. И я продолжила унижать его, мстить за все те страдания, что он причинил мне.
  -Самое ужасное то, что ты не понимаешь, кто на самом деле! Слишком много людей окружали тебя всю жизнь, не давая увидеть тебя настоящего! Да ты никому не нужен, только твоя внешность привлекала всех, как огонь бабочек, а сам ты никто! И зря ты думал, что когда-нибудь сможешь мне понравиться! Так что иди, целуй своих безмозглых кукол, а ко мне не приближайся!
  На секунду я встретилась с ним глазами и мне кажется, увидела такую нечеловеческую боль, что сердце екнуло и мне стало нестерпимо стыдно за все слова, что я наговорила ему. Мне хотелось опуститься рядом с Эдрианом на колени и умолять простить меня за все, что я только что произнесла. Но гордость не позволяла мне это сделать, поэтому я села в его машину и поехала в библиотеку, оставив своего наставника одного.
  Не знаю, что сейчас двигало мною. Я уверена, что никогда в здравом уме не сказала бы ему такое. Никто не заслуживает подобных слов, которые я произнесла несколькими мгновениями ранее. Тем более Эдриан...
  Но самым странным было мое решение взять его машину, даже не спросив о том, позволено ли мне это. Кажется, только что я перешла все границы и теперь наши с ним отношения никогда не станут не то что дружескими, даже нормальными их не назовешь.
  Машинально пытаясь смахнуть слезы, я протерла щеки, которые были совершенно сухими. Не знаю, стала я такой сильной, что могу сдерживать свои эмоции или же я теперь как пустой сосуд, который может наполниться только чужими переживаниями.
  Я подъехала к библиотеке, но так и не решилась выйти из машины. Скрипя тормозами, я развернулась и поехала на то место, где оставила парня. Но когда я подъехала его и след простыл и мне ничего не оставалось делать, кроме как продолжать поиски в одиночку.
  Вернувшись к библиотеке, я припарковалась на платной стоянке и уверенным шагом прошла внутрь величественного здания. Главной библиотеке нашего города уделили одно из самых старейших зданий во всем округе. Смотря на него, каждый человек чувствует, как от такого великолепия захватывает дыхание.
  Внутри пахло книгами и легким ароматом цветов. Не знаю, как они этого добивались, но все же я уловила легкий и ненавязчивый запах ромашек. Пройдя к стойке, за которой сидела седая тучная женщина, я на минуту задумалась, что именно мне нужно искать.
  -Здравствуйте, вам что-нибудь нужно? - Вежливо поинтересовалась библиотекарь.
   -Да. Мне необходимо узнать о некотором событии, произошедшем в 1992 году, - попыталась объяснить я.
  -Дайте подумать, что же вам посоветовать, - у женщины появился отсутствующий взгляд, а затем улыбнувшись, она продолжила, - мне кажется, вам может подойти верстка газет за разные года, которые собирает наша библиотека.
  -А где мне можно их найти? - Поинтересовалась я, вдруг мне показалось, что я уже близко к разгадке этой тайны, хотя на самом деле была лишь в начале своего длинного пути.
  -Вам нужно пройти к лестницам и спуститься на нулевой этаж, там пройдя до конца коридора вы и найдете зал с собранием всех источников информации, которые появлялись у нас в ближайшие десятилетия.
   -Спасибо вам большое, если бы вы знали, как помогли мне, - поблагодарила я женщину и направилась по указанной дороге.
  Дойдя до конца коридора, я очутилась в огромном зале с множеством стеллажей с папками. На каждом стеллаже были указаны даты, к которым относятся источники информации. Я пошла вдоль рядов, пытаясь найти необходимый мне 1992 год.
  И вот я стою около него, внутри меня все замерло в предвкушении разгадки тайны, но когда я взглянула на количество газет, принадлежащих концу данного года, все похолодело и улыбка сползла с лица.
  Набрав как можно больше папок с уже пожелтевшими газетами я разместилась за большим столом, располагавшимся в углу этого помещения. Здесь были десятки, если не сотни различных изданий, которые сообщали людям новости в то время.
  От предстоящей работы я пришла в ужас. Зачем я только поругалась с Эдрианом, его помощь мне сейчас действительно была необходима, но из-за своих непонятных действий, я сама обрекла себя на этот тяжкий труд.
  Так, все, нужно прекращать думать о произошедшей ссоре и полностью сосредоточиться на предстоящей работе.
  Не знаю сколько прошло времени, прежде чем я наткнулась на заинтересовавшую меня статью, относившуюся как раз к следующему дню, после моего рождения. Снова все внутри замерло от предвкушения, но тут меня отвлек от чтения голос той женщины, которая указала мне дорогу сюда.
  -Девушка, мне очень жаль вас отвлекать, но библиотека закрывается, и я вынуждена попросить вас покинуть это здание.
  -Но я не успела прочитать, - в расстроенных чувствах воскликнула я. - Что же мне теперь делать, - схватившись за волосы я теряла драгоценные минуты, которые могла потратить на изучение данного выпуска.
  -Вы можете отксерокопировать его вон там, - улыбнулась женщина и указала на большую электрическую машину.
  Быстро вскочив на ноги, я даже обняла библиотекаря от переизбытка чувств, я побежала делать копию, которая, мне казалась, и была нужна мне все это время.
  Перед тем, как выйти из здания, я решила помочь женщине расставить книги. Мне казалось, что таким образом я могу отплатить за ее доброту, проявленную ко мне. Если бы не она, я не знала бы что делать и мои поиски затянулись бы не на один день.
  Когда я залезла на лестницу, чтобы поставить книги, мне вдруг стало так плохо. Вокруг все поплыло, а потом я почувствовала, как куда-то лечу, а затем провалилась в темноту.
  Очнувшись от того, что кто-то осторожно бил меня по щекам и пытался привести в чувство, я открыла глаза и огляделась вокруг. Я лежала на полу, рядом с той злополучной лестницей, с которой и упала пару минут назад.
  Своим неожиданным обмороком, я сильно напугала эту женщину, имя которой я так и не узнала. Но сейчас для этого просто не было времени, я чувствовала, что произошло что-то страшное и мне пора спешить домой.
  Успокоив женщину и убедив ее, что со мной все в порядке, я помчалась к машине и резко вжала педаль газа в пол. Автомобиль Эдриана приятно урчал, набирая скорость, но вместо успокаивающего эффекта он вызывал у меня необъяснимую панику.
  Интуиция привела меня к дому, я несказанно этому удивилась. Забежав внутрь я беспокойно огляделась вокруг. В темноте нашарив рукой выключатель, зажгла свет. Я ахнула от того, что предстало моему взору.
  Оббежав весь дом, я поняла, что к нам в дом кто-то пробрался и что-то искал, ничего дорого они вроде бы не взяли. Вдруг мне стало страшно за папу, я быстро набрала его номер, но он не отвечал.
  Неожиданно я услышала громкий хлопок и выглянула в окно. Со стороны дома Россов бежал парень, а вслед за ним девушка. Присмотревшись к ним, я с ужасом поняла, кем были эти двое. Вотан и Лилит что-то искали в нашем доме, а затем пробрались к соседям.
  Я уже выходила из дома, когда раздался телефон. Оглянувшись на жилище друзей, я попыталась понять, что сейчас важнее. Но у них не горел свет, да и не было видно машин, значит самих владельцев дома не было.
  Подбежав к телефону, я быстро подняла трубку и прислушалась к тишине на другом конце. Не могу описать страх, который подбирался ко мне своими липкими руками.
  -Кимберли, почему ты молчишь, детка? - Раздался наконец беспокойный голос папы.
  -Привет, - выговорила я, пытаясь придать голосу нормальную окраску, не показать, что что-то произошло.
  -С тобой все нормально? Ничего не случилось?
  -Да, папа. Все просто отлично, просто я очень соскучилась по тебе, - соврала я, но на счет того, что мне не хватало его, действительно было правдой.
  -Я тоже очень скучаю, детка. Просто сейчас много работы, а завтра я улетаю в командировку, поэтому не смогу приехать в ближайшее время. Но обещаю, что постараюсь звонить тебе чаще. Прости, мне пора идти, звони, если что-то вдруг понадобиться...
  Послышались гудки и я положила телефон. Взяв в руки биту, которая всегда стояла у нас в чулане, я направилась в сторону дома соседей. Прекрасно понимая, что сами виновники такого разгрома уже покинули это место, я боялась того, что могу там обнаружить. Вдруг они оставили там кого-то поджидать членов семьи Россов.
  Самым странным было то, что дверь была приоткрыта. Зачем же тогда они выпрыгнули из окна? Неужели даже демоны, пытались эффектно обыграть свои злодеяния.
  Толкнув боком дверь я задержав дыхание зашла внутрь дома. В воздухе витал железный запах, так пахнет ржавчина, но я не придала этому особого внимания. Пройдя в гостиную, я поскользнулась на чем-то липком и упала на мягкую подушку. Но в следующий момент, то, что я приняла за предмет интерьера громко застонало, а затем снова замолчало.
  Отбросив биту в сторону, я развернула тело человека, которым оказался Эдриан. Из его рта текла струйка крови, а на горле был глубокий порез. Зажав рот руками, я пыталась понять, чем же могу помочь ему.
  Сейчас нельзя было придаваться своим эмоциям, меня захлестывали волны страха и обреченности. Так действовала на меня близость парня, поэтому я укрепила блок и попыталась поднять тело Эдриана.
  Но он оказался довольно тяжелым и я решила не продолжать свои попытки. На этот раз я попыталась воспользоваться своими способностями и сильно зажмурив глаза представила комнату Майкла. Надеюсь, что все получится, ведь с появлением на крыше клуба66 все вышло как нельзя хорошо. В следующее мгновение мы уже находились в комнате брата.
  Приложив все усилия я затащила Эдриана на кровать и включив свет начала изучать его раны и повреждения. Самой страшной была огромная рана на шее из которой все еще продолжала сочиться кровь.
  -Попытайся представить, что заживляешь мои раны, - прохрипел парень и снова провалился в забытье.
   Я не верила, что смогу ему помочь таким образом, но снова крепко зажмурилась и представила то, о чем говорил парень. Но как бы я не старалась, ничего у меня не получалось.
  Я зря тратила драгоценное время. Поэтому схватив телефон, я проворно набрала номер скорой помощи и, быстро назвав свой дом, вернулась к Эдриану.
  Парень стал очень бледным, он потерял огромное количество крови и сейчас она все еще продолжала сочиться на его одежду и постель. Самым ужасным было то, что я не могла ничем помочь ему, сейчас я была бесполезна.
  И вдруг я поняла, что если он не выживет, то и я не смогу существовать дальше. До меня дошло, что я нуждаюсь в этом высокомерном парне. Пусть он и отвратителен, но я ... люблю его.
  -Я люблю тебя, - прошептала я и слезы покатились по моим щекам. Я гладила его лицо, умоляла не покидать меня, но Эдриан ничего не слышал, он лишь поверхностно дышал и громкие хрипы вырывались из его горла.
  Вдалеке были слышны сирены, но я уже не была так уверена, что они смогут ему помочь.
  Неожиданно открыв глаза, Эдриан внимательно посмотрел на меня, а затем прошептал:
  -Спаси их, они там, в доме, - а затем снова провалился в небытие.
  Мне не хотелось его оставлять, но наши окна уже заливал свет от огней скорой и полицейской машины. Сделав над собой большое усилие, я оторвалась от парня и побежала вниз. На бегу я отправила в комнату Майкла санитаров и зашла вслед за двумя парнями в форме в дом Россов.
  В свете их фонаря мне предстало такое зрелище, что из моего горло вырвался крик, появились первые признаки истерики.
  Один из полицейских попытался вывести меня из дома, стараясь закрыть ту кровавую резню, что устроили в доме наших друзей. Но все же, как бы он не старался, я увидела и запомнила все, до мельчайших подробностей.
  Оставив меня на пороге дома, парень вернулся внутрь, а я осела на ступени и закрыла лицо руками. Вся семья Эдриана была зверски убита, их буквально уничтожили. И в этом были виновны те же демоны, что и в смерти Майкла.
  В этот момент я поклялась, что раздавлю Лиллит и Вотана так, что бы они испытали самые страшные муки, которые приходилось почувствовать живым существам...
  Я сидела на ступеньках дома наших друзей. Теперь их больше нет, с этого дня я не смогу придти к ним и рассказать то, что беспокоит меня.
  Виктория и Джеймс больше никогда не улыбнутся мне, не обнимут, не дадут совет. Не попытаются направить нас с Эдрианом на верный путь. Никогда не думала, что со мной произойдет что-то подобное.
  Мне казалось, что смерть Майкла будет последней в моей жизни, но все оказалось не так. Даже в голове не укладывается, что таких чудесных людей, которые никогда никому не сделали плохого, убили столь нечеловеческим образом.
  -Но они же не умерли, - вдруг радостно воскликнула я, - ангелы не могут умереть.
  Но что если я ошибаюсь? Что если те таинственные знаки, которыми была исчерчена вся гостиная? навредила им гораздо сильнее, чем земная смерть?
  В груди все еще теплилась надежда на то, что так или иначе, я еще увижу двух этих замечательных людей. Ведь ангелы бессмертны, тем более Виктория с Джеймсом, я не хочу верить, что с ними может случиться что-то серьезное.
  Но зрелище, которое я увидела в их доме, отравляет мои мысли. Не хочется рассказывать об этом и вам, но мне придется это сделать, чтобы осознали то, что сотворили с этими бедными людьми Вотан и Лилит.
  Посередине гостиной был начерчен огромный ровный круг, по краям которого было изображено множество непонятных мне символов. Все стены были также исчерчены ими.
  В кругу лежали тела Виктории и Джеймса, на чьих лбах ровно посередине были нарисованы треугольники с символами в них. Глаза пары были открыты, но стали такими безжизненными и отрешенными. Может показаться, что в них можно увидеть саму смерть.
  Их горла были перерезаны гораздо глубже, чем у их сына. Эдриан...
  Буквально все вокруг было измазано кровью, казалось, что в доме разлилась красная вязкая вода. Не могу, больше не могу говорить и вспоминать это. В голове постоянно всплывают их искаженные от страха лица с мертвыми глазами...
  За что они так поступили с ними?
  -Кимберли, верно? - Спросил молодой парень, тот что вывел меня из дома. Я кивнула ему, подтверждая свое имя. - Только что звонили из больницы, сказали, что тот парень в тяжелом состоянии... - Тут он запнулся.
  Я подняла на него красные от слез глаза и, громко всхлипнув, попыталась что-то спросить, но не смогла произнести ни одного слова.
  -Это твой парень? - Как-то странно спросил он. И снова я согласно кивнула. - Знаешь, мы можем отвезти тебя в больницу, к нему...
  -Зачем? - дрожащим голосом спросила я.
  -Врачи считают, что ему осталось всего несколько часов...
  
  
  Глава семнадцатая.
  Ожидание.
  Его слова резали меня без ножа. А последняя фраза, нет, этого не может быть.
  Я быстро вскочила на ноги и побежала с парнем к машине, сейчас я не готова потерять еще и Эдриана, особенно тогда, когда поняла, что люблю его!
  До больницы мы добрались буквально за десять минут, хотя она находилась на другом конце города, но благодарна я должна была сигнальным сиренам, которые давали нам преимущество над остальными водителями.
  Наспех поблагодарив парня, я влетела по ступеням больницу и подбежала к регистрационной стойке. За ней сидела девушка, которая не понравилась мне с первого взгляда.
  -Где я могу найти Эдриана Росса? - Пытаясь отдышаться, спросила я.
  -Вы думаете я знаю всех наших пациентов по фамилии? - Растягивая слова поинтересовалась она. В этот момент мне хотелось ее убить.
  -Его привезли недавно! К тому же это ваша работа! - Повысила я на нее голос, на секунду красная пелена гнева застелила мне глаза. Не знаю, что так напугало девушку, но она сразу же приняла серьезный вид.
  -Парня отвезли в операционную, вам стоит подняться на девятый этаж, - пропищала она и вскочив, быстро удалилась прочь.
  Я же бегом подбежала к лифту и с силой ударила по кнопке вызова. Ну почему он так медленно ползет вниз? Что за больница такая?
  Не дождавшись лифта, я решила, что пешком доберусь быстрее. Сейчас меня не пугал даже факт того, что мне нужно пешком добраться на девятый этаж. Для Эдриана я готова была пойти на что угодно!
  Добежав наконец до нужного этажа я начала носиться по коридору в поисках людей, которые хотя бы как-нибудь могут меня просветить о состоянии парня. Но никто, как назло, даже не слышал о том, что здесь идет операция.
  Вдруг из одной двери выбегает молодая медсестра и хватает меня за руку. Ее глаза расширены от страха.
  -У вас какая группа крови?
  -Первая, - только и успела выговорить я, как она потащила меня в служебную комнатку.
  Там девушка заставила меня быстро принять душ, переодеться в больничную рубашку и мы бегом направились в то помещении из которого она вышла меньше чем пять минут назад. Мне на голову натянули прозрачную шапочку, скрывавшую волосы и уложили на кровать.
  Это все было довольно странно, к тому же никто не отвечал на мои вопросы, которыми я буквально засыпала окружающих людей. Наконец, девушка решила сжалиться надо мной и прошептала на ухо:
  -Вы станете донором крови для парня, поступившего к нам час назад, только вы можете спасти его. Простите, что не предупредили вас, но это вопрос жизни и смерти и мы надеемся, что вы не будете против такого.
   В следующий момент я повезли в операционную. Все люди, находившиеся здесь, были в белоснежных халатах. Их было довольно много и все они столпились над чем-то, как догадалась я над телом парня.
  Меня подвезли близко к нему, но я ничего не могла разглядеть из-за слепившего яркого света, бившего меня в глаза. Я почувствовала укол в вену, когда мне воткнули иглу капельницы в которую сразу же стала наполняться моя кровь.
  Из этого пакетика вела еще одна трубочка, которая была присоединена к руке парня. Когда мои глаза привыкли к такому яркому свету, а люди, обступавшие тело парня разошлись на долю минуты, я успела его разглядеть.
  Представьте мой шок, когда я увидела шапку соломенных волос и лицо Эдриана. Значит моя кровь была нужна ему! Тогда я готова отдать ее хоть всю, лишь сохранить ему жизнь. Он все еще был бледен, но выглядел теперь гораздо хуже, чем я запомнила его в последний раз.
  Я смотрела на него, пытаясь запомнить все черты лица парня. Мне так хотелось обнять его, вновь ощутить на губах его дыхание, увидеть самодовольную ухмылку, так часто появляющуюся на его лице, но все это было сейчас недосягаемо.
  Вдруг по помещению разнесся громкий однотонный писк, а люди вокруг засуетились гораздо сильнее, чем минуту назад. Затем раздался крик:
  -Сердце остановилось, нужно делать массаж.
  Все мое тело напряглось, эта простая фраза означала крах всего моего и так такого шаткого мира, который я так усердно восстанавливала после смерти брата. И вновь я теряю дорого мне человека!
  Я с замиранием следила за временем, но когда раздалась фраза о том, что стоит засечь время смерти, все погрузилось в темноту.
  
  Очнулась я в белоснежной палате, испытывая ощущение дежавю. Так же я проснулась после того, как сбила меня машина.
  Я не могла вспомнить причину того, почему все вокруг стало таким серым и мрачным. Но тут на меня накатила волна отчаяния, принесшая с собой и все воспоминания.
  Передо мной по очереди стали появляться картинки происходившего в операционной. То, как меня завезли туда внутрь, бледное лицо Эдриана, а затем спокойный голос, возвещавший о смерти парня.
  Я оказалась не права, когда думала, что исчерпала все свои слезы. Закусив подушку, чтобы никто не смог слышать мои крики, рвавшиеся из груди, я предалась чувствам, захлестывавшим меня с головой.
  Даже сделать вдох было теперь для меня проблемой. Если после смерти в моей сердце образовалась большая брешь, то после гибели Эдриана, оно разбилось на мелкие кусочки и теперь резало меня изнутри.
  Желудок скрутило, я свернулась калачиком, чтобы хотя бы как-то унять всепоглощающую боль. Никогда не думала, что испытаю такое сильное чувство.
  Мне стыдно признать, но даже смерть Майкла, не несла столько отчаяние, сколько я сейчас чувствовала! Я пыталась это объяснить тем, что все свои эмоции я перенесла на новый объект, которым оказался наш сосед, но все было совсем не так...
  Да и в этом был свой смысл, но самое главное это то, что я действительно любила Эдриана и довольно давно! Я заметила его еще тогда, когда они только переехали в соседний дом.
  Мое тело тряслось от рыданий, которые я уже не стала сдерживать. Из-за них я даже не расслышала, как кто-то открыл дверь и неуверенно потряс меня за плечо.
  -Тебе плохо? - Заботливо спросила она. Я же молчала, сейчас мне было не до нее. Но девушка не замечала моего плохого настроения. - Я принесла тебе шоколадку, ведь нужно восстанавливать потерянную кровь. Мы слишком много взяли у тебя, поэтому съесть ее тебе просто необходимо, если ты конечно хочешь навестить парня, которого спасла...
  -Что? - Всхлипывая спросила я, неужели я не ослышалась? Спасла?
  -Ну, - смущенно начала девушка, - ты молодец, твоя кровь очень помогла тому парню, он просто счастливчик, что ты тогда оказалась около его операционной.
  -Где он, - уже вставая спросила я, отцепляя от себя провода, ведущие к капельнице.
  Но тут же сильно закружилась голова и мне пришлось поумерить свой пыл. Я вновь и вновь пыталась встать и направиться к Эдриану, но ужасное головокружение доводило меня до дурноты.
  -Тебе нужно съесть шоколад, - настойчиво проговорила девушка, - а за это я схожу за коляской и отвезу тебя к нему, вам повезло, вы находитесь в соседних палатах, - лучезарно улыбнулась она.
  -Пожалуйста, быстрее, - взмолилась я.
  Через пару минут, покончив с шоколадкой, я почувствовала прилив сил и вновь попыталась встать. На этот раз у меня все же получилось это и медленно, но верно я приближалась к своей цели. Открыв дверь, я нерешительности оглянулась по сторонам, пытаясь понять, в какой же стороне искать парня.
  Вы наверно подумаете, что это же проще простого проверить две соседние палаты, но в моем нынешнем состоянии это было довольно трудно. Голова кружилась, по всему телу разливалась слабость, создавалось ощущение, что еще чуть-чуть и я сползу по стенке на пол.
  Когда я достигла соседней палаты, силы мои уже были на исходе. Никогда не думала, что после сдачи крови может быть такое состояние. Заглянув в окошечко, вмонтированное в дверь я попыталась понять, кто же находится внутри. Но все было таким расплывчатым, что оставалось только зайти внутрь и убедиться в том, что попала в верную комнату.
  Зайдя внутрь я медленно приблизилась к кровати, которая была почему-то отделена от двери ширмой. Перед преградой я замерла в нерешительности, но собрав все последние силы дернула легкую штору вбок.
  Передо мной лежал парень. Я почувствовала, как на моем лице расползается улыбка. Пшеничные волосы, прямые черты лица, губы, сладкий вкус которых уже был мне известен.
  Единственным, что портило эту замечательную картину, были ссадины и порезы, которые были по всему лицу, а также на всех участках оголенной кожи.
  На удивление быстро преодолев разделявшее нас расстояние, я присела рядом с ним на кровати. Поднесся руку к его лицу, я немного помедлила, но затем начала очерчивать все его черты лица. Мягкие губы, прямой нос, светлые брови и красивые скулы.
  Какое же это было счастье осознавать, что этот молодой человек оказался жив! Слезы катились по моим щекам, но теперь это были слезы радости, восторга от того, что теперь мы всегда будем вместе с ним.
  -Ах, вот ты где, - залетела в палату запыхавшаяся медсестра. - А я пришла в комнату, а тебя нет, но я так и подумала, что смогу найти здесь.
  -С ним все будет хорошо? - С надеждой в голосе спросила я.
  -Конечно, - засмеялась она. - Знаешь, я бы вот так наверно не смогла поступить...
  -Как? - Удивленно проговорила я, о чем сейчас говорила эта девушка.
   -Вот так запросто отдать свою кровь, при этом без колебаний согласиться на то, что меня повели в операционную, хотя я знать не знаю человека, лежащего там.
  Я облегченно засмеялась. Впервые за долгое время, это был не нервный смех или не вынужденное явления, мне просто сейчас было на самом деле хорошо.
  -Это мой друг, - улыбнулась я. - Мы знакомы с ним с самого детства, - сказав это, я с любовью посмотрела на мирно спящего парня.
  -Жаль, - вздохнула девушка, но увидев мое непонимающее выражение лица, улыбнулась и добавила, - а я хотела познакомиться с ним поближе, но вижу он уже занят.
  И вышла из комнаты, оставив меня наедине с Эдрианом. Я не могла на него насмотреться, не знаю, стоит ли благодарить этот трагический случай, но если бы не он, я бы возможно не поняла своих чувств к нему.
  Эдриан зашевелился во сне и пробормотал мое имя, а затем крепко сжал мою руку. Свободной рукой, я гладила его лицо, волосы, все до чего могла дотянуться. Это было необыкновенное ощущение бесконечного счастья просто видеть парня живым, рядом со мной.
  Но продолжаться это не может вечно, поэтому спустя несколько часов мне пришлось покинуть больницу. Набрав с собой огромное количество шоколада, который принесла мне медсестра, которую оказывается звали Ева. Поблагодарив девушку и пообещав вернуться, я покинула больницу и направилась домой.
  В этот день мне так и не удалось вырваться к Эдриану, из-за чего я была сильно расстроена. Вернувшись домой, я взглянула на дом Россов, он был обмотан желтой полицейской лентой, а замок на доме запечатан.
  Это было постоянным напоминанием о том, что произошло. Зайдя домой я первым делом позвонила в участок и спросила где смогу найти тела Виктории и Джеймса. Было необходимо попрощаться с ними так, как того требовали наши обычаи.
  Мне объяснили, что их смогут выдать лишь через пять дней, пока их не осмотрят следователи и криминалисты. Этого времени мне вполне должно было хватить для того, чтобы организовать похороны.
  Прибираясь в доме, ставя все на место и выкидывая некоторые вещи, что были разбиты, я обдумывала, стоит ли позвонить отцу и пригласить его на похороны наших соседей. Ответ был очевидным, стоит.
  Семья Россов многие года были нашими лучшими друзьями, вне зависимости были они посланы следить за мной или нет. Это были самые лучшие люди, которых я только знала и находила тоска, стоило лишь представить, что их больше нет.
  Закончила я с уборкой далеко за полночь, приведя дом в прежнее состояние. Мне захотелось позвонить отцу и сообщить об ужасной трагедии, потрясшей наш дом. Но позднее время не позволило мне этого сделать.
  Хотелось увидеть Эдриана, и я решила воспользоваться своими способностями перемещаться в различные места. Крепко закрыв глаза я представила его палату и в следующий момент уже стояла около его кровати.
  Парень все еще крепко спал, видимо на него действовал сильнейший наркоз, который ему вкололи во время операции. Но если быть до конца честной, то я боялась того момента, когда он проснется. Что я скажу ему о семье? Как он отреагирует на это? Будет ли думать, что я виновата в этом?
  Но самым волнующим меня вопросом был: 'Примет ли он мою любовь? Или отвергнет, как день назад это сделала я?'
   Присев на краешек кровати я убрала прядь волос, спадающих ему на глаза. Не могу понять, как я не чувствовала ту любовь и нежность, которые сейчас буквально переполняли меня?
  Эдриан так и не очнулся, я не стала его тревожить и решила вернуться домой. Снова сильно зажмурив глаза и сконцентрировавшись на своей комнате, я вернулась домой.
  Приняв душ и помыв волосы, я замотала голову полотенцем и вышла в комнату. Расстелив постель и выглянув в окно, мне хотелось посмотреть на дом Россов, я залезла в кровать и укрылась одеялом с головой.
  Засыпать в темноте мне было страшно. Ведь стоило только закрыть глаза, как моему взору представали кровавые картины из дома друзей. Обшаривая взглядом все углы комнаты, боясь обнаружить там Вотана или Лилит, я наткнулась на записку, которой могу поклясться не было здесь, когда я вернулась от Эдриана.
  Трясущимися руками я развернула ее и первое время не могла понять о чем она:
  
  'Убито восемь, взамен им из ада восстали трое...'
  
  Что же это может значить? Я поняла, что эта записка могли подложить мне только двое. Но я не чувствовала их в доме и его окрестностях. Аура демонов была по-своему примечательна, то же самое я чувствовала рядом с ангелами.
  Их эмоции и чувства настолько отличались от человеческих, что их легко было выследить в толпе множества людей. Так же как и их способности, ощущения демонов были гораздо сложнее и запутаннее скромных человеческих эмоций.
  Заснуть я так и не смогла, поэтому когда зазвонил будильник, я уже стояла под горячими струями душа. Мне хотелось побывать в больнице перед школой, но я не могла себе позволить так часто пропускать обучение.
  Времени было еще много и я решила заехать перед школой в похоронное бюро, чтобы решить некоторые вопросы об отправлении в последний путь Виктории и Джеймса. Оделась я сегодня гораздо скромнее, чем в прошлый раз. Узкие джинсы, белая майка с короткими рукавами, на ногах белые балетки, волосы я заплела в косу. По ресницам пару раз прошлась тушью, все, я была готова к новому дню.
  Под глазами были видны синяки, которые были не только по причине недосыпания, но и из-за большой потери крови, после которой я еще полностью не восстановилась.
  Найдя ключи от машины под ковриком входной двери, я побежала в сторону автомобиля и поехала в бюро. Организация похорон оказалась не таким сложным делом, каким я представляла себе и уже через час я подъезжала к зданию средней школы.
  Припарковалась я уже на своем месте и выйдя из машины, уверенным шагом направилась к нашему с Кристиной столику. За ним уже сидело человек десять, вечные 'прилипалы' Дэвида.
  Подруга увидев меня, кинулась обниматься и придирчиво оглядела с ног до головы.
  -Где ты была вчера? - Обеспокоенно спросила она. Говорить о случившемся горе при всех этих людях совершенно не хотелось, поэтому я пообещала поговорить с ней на одном из уроков.
  Сидя на тригонометрии, мы вновь подняли эту тему.
  -Так где ты пропадала вчера? Я не могла до тебя дозвониться, а когда подъехала к дому, то увидела множество полицейских машин, ваших соседей обокрали?
  -Крис, все гораздо хуже, чем ты думаешь. Я перед школой ездила в похоронное бюро...
  -Что кто-то умер? Эдриан? - Ошарашено спросила она.
  -Нет, ты что! - Взвизгнула я, сама мысль пугала меня, к тому же мне совсем не хотелось возвращаться к тому моменту, когда я тоже так думала. - Эдриан в больнице, Викторию и Джеймса убили.
  Со стороны наверно может показаться, что мне это было не важно, но на самом деле у меня очень болела душа от осознания потери еще двух дорогих мне людей.
  -Как? - Охнула подруга.
  -Не знаю, говорят, что какие-то сатанисты, - на ходу придумывала я.
  -А где же ты была? - Не терпеливо спросила Кристина.
  -Я тоже была в больнице. Эдриана серьезно ранили, сломали два ребра, но главное чуть не перерезали горло, рана оказалась не такой глубокой, чтобы сразу убить его, но крови он потерял очень много. А у меня первая, она подходит для всех. Я вчера была его донором, - прошептала я, украдкой бросая взгляд в спину учителя, который бормоча себе под нос определения, писал длинные примеры на доске.
  -Вот ужас то, ты же его ненавидишь, - фыркнула подруга, ей явно было невдомек, как я на самом деле отношусь к Россу.
  -Крис, я люблю его, - пробормотала я краснея.
  -Ты сейчас не серьезно! - Воскликнула подруга, чем привлекла внимание не только доброй половины класса, но и нашего учителя.
  Из-за ее несдержанности нам пришлось некоторое время молчать, пока мистер Тернер бросал подозрительные взгляды то на нас, то на окружающих нас учеников. Когда же он пришел к выводу, что такого больше не повторится, он снова отвернулся к доске и продолжил прерванное занятие.
  -Ты же не серьезно! Опять ты шутишь, - возмутилась Крис, но на этот раз свою пламенную речь она произносила шепотом.
  Тогда я решила не переубеждать ее, а просто рассказала о своих чувствах, когда увидела раненого Эдриана, когда офицер сказал, что мне стоит с ним попрощаться и конечно же о моменте в операционной, когда врачи перестали бороться за его жизнь. И тут мне стало нестерпимо интересно, что же произошло после того, как я потеряла сознание. Каким образом Эдриан остался жив?
  Выслушав мой рассказ, который растянулся до конца учебного дня, Кристина приняла озадаченный вид, пока не вздохнула и не произнесла:
  -Мне кажется, ты действительно любишь этого эгоиста. Только вот не пойму чем же он зацепил тебя, Ким, - обреченно проговорила она.
  -Со мной он совсем другой. Да не буду отрицать, он все еще такой же самоуверенный, но в тоже время такой ранимый... - Улыбнулась я.
  Подруга хотела сказать что-то еще, но ее окликнул Дэвид, у которого тоже закончились занятия.
  -Мне пора, - смущенно пробормотала подруга, - не хочешь пойти с нами в кафе?
  -Нет, но буду рада, если вы пригласите нас уже с Эдрианом, когда он поправится, - засмеялась я от своей собственной наглости. Мы ведь даже с ним не пара.
  -Обязательно, - подмигнула мне Кристина, - до встречи, Ким.
  Я помахала им рукой и направилась в больницу.
  
  Глава восемнадцатая.
  Забота.
  Только на третий день после операции Эдриан пришел в себя. Я только приехала со школы и уже привычным путем направилась к его палате. На девятом этаже я встретила Еву, которая приветливо мне улыбнулась и крикнула:
  -Он сегодня пришел в себя.
  Окрыленная хорошими новостями я впорхнула в палату к парню, но он спал. Поэтому я постаралась не шуметь и на цыпочках пробралась к креслу, которое находилось у окна. Бросив на него сумку со школьными принадлежностями, я взяла стул и поставила его рядом с кроватью Эдриана.
  Поцеловав его в лоб, я убрала непослушную прядь, которая раз за разом отказывалась лежать со всеми волосами и соскальзывала парню на глаза. Присев на краешек стула, я взяла парня за руку и с радостью отметила, что на нем все царапины очень быстро заживают. Было немного странным тот факт, что ранки, которые еще буквально вчера выглядели очень страшно, сегодня уже были слабо видны.
  Может это одна из способностей ангелов? Может все на них заживает быстро?
  Вновь я сидела и не могла отвести глаз от его неземной красоты лица. Вдруг парень открыл глаза и недоуменно посмотрел на меня. От неожиданности я выпустила его руку и вскочила со стула с такой скоростью, что тот упал на пол.
  -Привет, - придя в себя, улыбнулась ему я.
  Эдриан молчал, его отрешенность резала меня без ножа. Почему он так холоден со мной? Хотя чего я ожидала? Возможно простого человеческого спасибо за то, что я спасла его?
  -Что с родителями? Ты спасла их? - Серьезно проговорил он наконец.
  На глаза навернулись слезы, зачем он так со мной? Почему хочет заставить чувствовать виноватой в случившейся трагедии.
  -Я опоздала, - всхлипнула я.
  -Тогда могла бы не помогать и мне! Тоже мне мессия, простая девчонка, которая только и жалеет себя изо дня в день, - фыркнул он и отвернулся от меня.
  Умеет же этот парень унижать людей, моя речь и рядом не стояла с его короткими фразами. Было больно осознавать, что происходит именно то, чего я так боялась. Эдриан отталкивает меня, не желает быть со мной.
  -Зачем ты так? - Вырвалось у меня. Было обидно понимать, что он так поступает со мной после всего, что я сделала для него.
  -Как? Неужели ты забыла, я ведь эгоистичный, самовлюбленный? Мне казалось, что мы так и ведем себя, разве не так?
  Он кинул мои же слова мне в лицо. Было нестерпимо больно не только от такого его отношения, но и от вновь рушившихся надежд. Я быстро схватила сумку и выбежала из палаты, даже не взглянув на него.
  
  Прошли стуки с нашего разговора, сегодня тяжелый день, ведь через несколько часов мы проводим Викторию и Джеймса в последний путь.
  Вчера вечером приехал отец, как только я позвонила и рассказала ему о случившемся не утаив ни одной подробности, он сразу же отменил все переговоры и вернулся в город. Давно мы не были вместе.
  Весь вечер я проплакала ему в жилетку, мне нечего было скрывать от него. Я рассказала как поняла о своих чувствах к Эдриану и как тот отшил меня, лишь обвинив в смерти родителей.
  Папы успокаивал меня как мог, но никакие слова не могли помочь мне. Я так и уснула в его объятиях, а проснулась в своей кровати. Видимо отец перенес меня в мою комнату.
  Сегодня было довольно много дел. Нужно было забрать Эдриана из больницы, я договорилась с врачами, к тому же помогли папины уговоры в виде крупной суммы денег, и нам разрешили забрать его с условием того, что раз в три дня мы будем привозить его на осмотр.
  Я надела черное легкое платье, которое специально купила для этого случая. Подготовиться к прощанию с Майклом у меня не было времени, но для похорон друзей у меня в запасе было больше пяти дней.
  Папа надел черный строгий костюм и вставил в кармашек ярко-алую розу, символизирующую любовь к нашим друзьям. Я же набрала два букета цветов с нашей поляны, один для Виктории с Джеймсом, второй для брата.
  Эта трагедия вновь перевернула все с головы на ноги. Папа вновь вернулся в дом, он решил теперь жить со мной, ну или как теперь сложились обстоятельства, со мной и с Эдрианом. Парню мы решили выделить комнату Майкла.
  Все вещи брата я сложила в коробку и засунула себе под кровать, чтобы в любой момент иметь к ним доступ. Для меня выкинуть все это, было приравнено к забыванию Майкла.
  Проговорив с отцом весь вечер, мы решили, что он поедет за мамой, которой кстати стало гораздо лучше с того самого дня, когда я забрала все ее страшные воспоминания и эмоции. Ее даже перевели с этажа для серьезно больных в отделение для выздоравливающих пациентов. Нам пообещали, что через месяц другой мы возможно сможем забрать ее домой.
  Я же сев за руль автомобиля Майкла, который я никак не привыкну называть своим, поехала в уже знакомую больницу. Встретила меня как всегда Ева, с которой мы стали довольно близки. Она проводила меня в палату к Эдриану, уверив, что он надел костюм, который я привезла ему вчера.
  Поблагодарив девушку, я попросила оставить меня одну. На несколько мгновений я замерла перед дверью палаты Эдриана, а затем собравшись с силами толкнула дверь и зашла внутрь.
  Дыхание перехватило, когда я увидела парня в костюме. Он был прекрасен, за день разлуки я уже начала забывать его неземную красоту. Сердце стало обливаться кровью, когда я вспомнила наш последний разговор.
  Эдриан повернулся ко мне, но его глаза были пустыми, холодными и отрешенными. Видеть это было гораздо хуже, чем чувствовать его отстраненность.
  Молча мы вышли из больницы, и в такой же тишине приехали на кладбище. Провожали Викторию с Джеймсом всего шесть человек. Я, Эдриан, мама, папа, их домработница, которая продолжала громко плакать, и священник.
  Все было очень скромно и скрытно. Мы не хотели, чтобы об этом пронюхали другие демоны и ангелы. В рядах одних это вызвало бы всеобщее ликование, в других же панику, хаос и ужас.
  Когда их гробы были засыпаны последней горстью земли, все начали расходиться. Мама обняла Эдриана и сказала, что ей безумно жаль, что так случилось. Папа похлопал его по плечу и извинившись удалился вслед за Николь, которой уже нужно было возвращаться в клинику. Их домработница была сильно подавлена и долго плакала в объятиях парня. Сам же Эдриан не проявил ни одной эмоции, выражавшей его истинные чувства.
  Когда мы остались вдвоем, я опустилась на колени и положила на их могилу цветы, которые собрала специально для них.
  -Вы всегда останетесь в наших сердцах, - прошептала я и снова почувствовала легкий ветерок, такой же, как и на могиле Майкла.
  Встав на ноги, я подошла к Эдриану и прикоснулась к его руке. Мне хотелось облегчить его горе, поэтому я потянулась по уже знакомому пути и начала вытягивать всю его тоску и боль, но он не позволил мне сделать этого.
  Он резко отдернул руку. На его лице заходили желваки, а ноздри стали гневно раздуваться:
  -Не нужно было этого делать! Я справлюсь сам, без твоих сверхспособностей! Они бесполезны, так же как и ты, - закричал он.
  -Но я всего лишь хотела помочь, - подавленная его поведением, прошептала я.
  -Не нужна мне помощь, тем более от тебя, - отрезал он. - Оставь меня, я хочу побыть один.
  Меня не нужно было просить об этом, я уже бежала прочь от Эдриана. Глаза застилали слезы, а дышать было тяжело. Все вокруг сейчас не имело для меня никакого значения. Очнулась я от того, что упала на колени и подняв голову вверх, я наткнулась на внимательный взгляд Майкла.
  Ноги сами принесли меня к брату. Мне было не важно, что я испачкаюсь, поэтому я подползла к каменной плите, прижалась к ней спиной, словно это был сам брат, свернулась калачиком и расплакалась.
  Успокоилась я только тогда, когда меня окликнул папин голос, который присел рядом со мной и сочувственно разглядывал мое опухшее от слез лицо.
  -Детка, пора ехать домой. Ты наверно ужасно замерзла, - он снял с себя пиджак и накинул мне его на плечи, при этом он поднял меня на руки.
  -Майкл никогда бы не поступил со мной так, как это сделал он, - всхлипнула я, пытаясь подавить истерику.
  -Я знаю, милая. Но представь как ему сейчас больно, - попытался папа защитить Эдриана.
  -Это не повод так вести себя с людьми, - прохрипела я. Не знаю толи это от слез мой голос стал таким, толи от того, что я действительно сильно замерзла.
  Не помню как приехала домой, очнулась я только под горячим душем, когда тело мое стало медленно, но все же отогреваться. Слезы смешивались с теплыми струями воды. Вот так вот, подумаешь, что больше никогда никто не сможет тебя сломить, как все выходит совершенно по другому.
  Мне не спалось. Бросало то в жар, то в холод, поднялась большая температура. Пришлось вылезти из-под одеяла, чтобы выпить лекарство, хотя совершенно не хотелось этого делать.
  Тихо выйдя на лестничную площадку, я прислушалась к тишине, царившей в доме. Но тут послышался шорох из комнаты Майкла, я на цыпочках прокралась к ней и заглянула в приоткрытую дверь.
  Перед окном стоял ссутулившийся Эдриан, закрыв лицо руками. Когда он отнял ладони и опустил их вниз, я увидела как по его щекам текут ручейки слез, которые он сдерживал все это время.
  Открыв дверь, я подбежала к нему и быстро обняла, пока не передумала и не поняла, что совершаю безрассудный поступок. На секунду тело парня напряглось, но затем он расслабился и обнял меня.
  Чувствовать его близость, тепло его тела было божественно особенно сейчас, когда я ужасно мерзла. Отстранившись от меня, парень направился к кровати, взял с него одеяло и накинул на меня, но так вновь и не обнял.
  Он отошел к кровати и сел на нее, спрятав лицо в ладони. Я видела, как его терзает смерть родителей, мне хотелось облегчить его страдания, но позволит ли он сделать это?
  Я подошла к нему и присела так, что его колени были на уровне моей груди. Я взяла его за руки и вновь потянулась к узелку его чувств. Почувствовав мое присутствие внутри себя, Эдриан каким-то образом поставил блок, стену, которую я не могла обойти.
  -Позволь мне помочь тебе, - прошептала я.
  -Ты хоть понимаешь чем твоя помощь может обернуться для тебя самой? - Напряженно спросил он, но на этот раз в его голосе не было той враждебности, которую он выказывал на кладбище.
  Я медленно покачала головой, а он взял мое лицо в свои руки и проницательно взглянул в мои глаза.
  -Прошлый раз ты чуть не покончила жизнь самоубийством, я не могу допустить повторения этого инцидента! Никогда, - проговорив это, он вновь отстранился от меня.
  -Почему ты так со мной поступаешь, - взмолилась я, пытаясь получить от него ответ.
  -Неужели ты до сих пор не поняла, что Кимберли Митчелл для меня самый дорогой человек на земле? - Удивленно спросил он, а затем снова отвернулся от меня.
  -О чем ты говоришь? Ты раз за разом отталкиваешь меня! - Прохрипела я от переизбытка чувств.
  -Я люблю тебя, Ким! Неужели ты этого не понимаешь? - Вскричал он и схватился руками за голову, сжимая ее с такой силой, будто бы хотел расколоть.
  -Но в чем же тогда дело? Почему ты не хочешь быть со мной? - Нетерпеливо спросила я и попыталась обнять его.
  -Это очень сложно! Мне запрещено любить тебя!
  Я молча смотрела на него, пытаясь понять шутит он или же говорит мне правду. Все это было похоже на хорошо отрепетированный спектакль.
  -Старейшины предупредили моих родителей, что их сын сломает одну из немногих печатей!
  -Но как? Ты же никогда не сделаешь этого!
  -Уже сделал, Ким. И пока я борюсь со своими чувствами, остается надежда, что печать еще цела, но стоит мне только сдаться, как все рухнет!
  -Но ведь ты уже сдавался! - Заплакала я, понимая всю безысходность сложившейся ситуации.
  -Тогда печать сохранилась благодаря тебе, только из-за того, что ты отвергла меня, мы сохранили еще одну надежду на сохранение мира на земле, - убито проговорил он. - Если бы знала, как мне тяжело не быть с тобой, но нам нужно держаться по дальше друг от друга.
  -Я не смогу, - с уверенностью проговорила я, - мне плевать на эту печать! Я хочу быть с тобой.
  -Нет, Кимберли, мы не должны этого делать, прости меня...
  Я уже не слышала его, потому что, громко хлопнув дверью, вышла из комнаты.
  
  Глава девятнадцатая.
  Соглашение.
  Вот уже неделю мы избегаем встречаться взглядами, соприкасаться телами, да и вообще как-то контактировать друг с другом. Мы живем в одном доме, в соседних комнатах, но далеки так, как будто находимся на разных концах галактики.
  Папа старался не лезть в наши отношения, он снова стал приходить все позже и позже, но не оставлял нас на ночь одних. Он боялся, что с нами может что-то произойти. Я же перестала ходить в школу из-за жуткой простуды, которую заработала сидя на кладбище.
  Но сейчас я уже шла на поправку, и мне все больше и больше хотелось обнять Эдриана, поцеловать его, попросить не оставлять меня никогда, но мы не могли позволить себе такое.
  Даже когда я вожу его на осмотры, он молчит и всю дорогу смотрит в окно, лишь бы мельком не увидеть моих глаз, которые я не могу оторвать от него, постоянно отвлекаясь от дороги.
  Парень забрал документы из своего колледжа. Теперь целыми днями он сидел взаперти в своей комнате. Есть он выходил только после того, как я уходила в свою комнату. Вот так мы и жили пока я не решила покончить с этим раз и навсегда. Если он не хотел быть со мной, значит я смогу это пережить, главное, что я буду видеть Эдриана каждый день, я смогу довольствоваться и этим.
  После того, как папа ушел в свой кабинет, а я убралась и ушла смотреть телевизор, Эдриан спустился вниз и зашел на кухню, чтобы приготовить себе ужин. Я не придумала наилучшего момента поймать его, как этот.
  Быстро поднявшись с дивана, я зашла в кухню и наблюдала за тем, как он ест. Эдриан сидел спиной ко мне, поэтому я могла любоваться им, а точнее его спиной столько, сколько моей душе будет угодно. Но он почувствовал мой взгляд и обернулся, чтобы удостовериться в своих догадках.
  -Нам нужно поговорить!
  -Я ем, - отрезал он и продолжил запихивать себе в рот очередной бутерброд.
  Меня это вывело из себя, поэтому я подбежала к Эдриану и подняла его голову так, чтобы он видел только меня.
  -Я сказала, что нам нужно поговорить, - повторила я голосом не терпящим отказа.
  Но этому парню было все равно, чего я хотела от него. Отбросив мои руки, он взял тарелку с едой и вышел из кухни. Я услышала, как хлопнула дверь комнаты Майкла. Благо там не было замка, ведь мы никогда в этом не нуждались, поэтому ворваться и туда мне было нетрудно.
  -Ты не сможешь избегать меня всю жизнь! - Закричала я, пытаясь хотя бы так прошибить его стену, которую он выстроил вокруг себя.
  -Мы уже все решили, - бесцветным голосом проговорил Эдриан.
  Я прекрасно понимала, что не мне одной приходится трудно держать дистанцию. Парень похудел и немного осунулся, но все же был также прекрасен, как и раньше. Встряхнув головой, я отогнала эти непрошенные мысли вновь сосредоточилась на разговоре.
  -Нет! Все решил ты! Не хочешь быть со мной, пожалуйста. Но не губи себя сидя целыми днями взаперти. Когда ты последний раз выходил на улицу? Ты что, решил таким образом отомстить мне за все мои грехи? - Не выдержала я, да он не представляет, как мне больно было наблюдать за тем, как он отстраняется от всех людей, в том числе и меня.
  -Так будет лучше, - буркнул он и продолжил есть. Вот это окончательно вывело меня из себя и, подбежав к нему, я выхватила из его рук тарелку с едой и разбила ее об стену. Но и это не помешало парню игнорировать меня, он лег на кровать, закинув за голову руки и уставился в потолок.
  -Ты неблагодарный, эгоистичный тип! Да если бы не я, ты бы был сейчас мертв! Так что прояви хотя бы каплю уважения и, поднимись с кровати, когда я разговариваю с тобой! - Призывала я.
  -То, что ты вызвала скорую, когда нашла меня, еще не значит, что ты спасла меня, - холодно проговорил он.
  Ах вот как! Я попросила всех врачей не говорить ему, кто стал донором на той операции, но теперь пришло время раскрыть карты.
  -Да в тебе течет моя кровь!
  -Так это была ты? - Ошарашено проговорил он и наконец поднялся с кровати. - Почему ты не сказала мне?
  Ну наконец я добилась от него хотя бы каких-то эмоций. Значит еще чуть-чуть и я достучусь до его закрытого сознания.
  -А что это изменило бы? - Спросила уже успокоившись я.
  -Ничего, ты права, - снова отрешенно проговорил Эдриан и лег на кровать. Нет, он издевается. Раз он так играет со мной, значит теперь мой ход.
  Я быстро подошла к нему и поцеловала. Парень попытался оттолкнуть меня, но я крепко вцепилась в него, к тому же он был не так настойчив, поэтому я не удивилась тому, что он повалил меня на кровать и прижал к себе.
  Начав задыхаться на этот раз я отстранилась от него и прошептала:
  -Больше такого не повториться, обещаю. Просто не губи себя, Эдриан, прошу! Если тебя не устраивает роль моего парня, то будь просто наставником, только не покидай меня, я этого не переживу, - и встав с кровати я вышла из комнаты, оставив парня наедине со своими мыслями.
  Зайдя свою комнату я мягко опустилась на кровать и закрыла глаза, прислушавшись к окружающей тишине. Всего стена отделяет меня от любимого, но кажется он так далеко. Все мои чувства лишь приводят нас в тупик, тогда зачем они вообще даны людям, раз заставляют нас страдать?
  Мне необходимо было побыть одной, понять, стоит ли вообще продолжать пытаться стать парой или нет? Все так запуталось, лишь потому, что я мессия, которая не имеет права на любовь. Как же это несправедливо.
  Подойдя к окну, я взглянула на темные силуэты деревьев и кустов. Как все для нас загадочно лишь из-за того, что мы не видим все деталей. Как была бы проста жизнь только потому, что людям были бы известны все пути, которые могли бы вывести из трудных ситуаций.
  Быстро умывшись и собрав волосы в хвост, я переоделась в футболку Майкла, которая напоминала мне о нем.
  Я залезла на подоконник и закрыла глаза. Так было гораздо легче, мне даже захотелось опустить щит, которые защищал меня столько времени. Только благодаря нему я все еще не сошла с ума, получая столько эмоций со стороны.
  В дверь тихо постучали, заставив меня, вновь вернутся к столь необходимой защите от других. Подойдя к ней, я глубоко вздохнула и приоткрыла ее. В проеме замер Эдриан, смотрящий на меня с неприкрытым восхищением. На секунду я обрадовалась, что он видит меня в таком одеянии.
  Короткая футболка брата была чуть ниже бедер и открывала мои длинные ноги. Но затем я вспомнила свое обещание и вновь поникла. Быстро отвернувшись от парня, чтобы не натворить глупостей, я быстро вернулась на свое прежнее место и отвернулась к окну.
  -Кимберли, - хрипло позвал меня Эдриан, но я решила не откликаться на его зов. Зачем? Это было совершенно бессмысленно, что этот парень может предложить мне, если сама мысль о том, чтобы быть со мной ему отвратительна?
  -Я согласен быть твоим наставником, - удостоверившись в том, что я так и буду хранить молчание, проговорил парень и вышел за дверь, тихо притворив за собой дверь.
  
  Всю ночь я не спала, из-за предвкушения сегодняшнего первого занятия. Перед школой нужно было все обсудить с Эдрианом, но держаться как можно отдаленнее, спокойнее и безразличнее.
  Приведя себя в порядок, я постучала в дверь комнаты Майкла, то есть теперь Эдриана, никак не могу привыкнуть. Открыли мне практически сразу. На пороге комнаты стоял парень, от вида которого у меня подгибались коленки. Он вновь выглядел так, каким я его запомнила. Привлекательный, с легкой ухмылкой и долей самодовольства.
  -Привет, - улыбнулся он, непроизвольно я улыбнулась ему в ответ, но взяв себя в руки, решила перейти сразу к делу.
  -Забери меня в три часа, надеюсь, это не составит для тебя труда...
  -А хочешь, я подвезу тебя до школы? - Перебил меня парень. Это было неожиданным поворотом событий, но я согласно кивнула.
  Перед отъездом парень сидел, запершись в комнате, всячески избегая меня. Я же не хотела навязывать ему свое общество. Это не стоило того, если человек решил так вести себя, значит, я не буду мешать ему, хотя мне и больно.
  Когда он вышел, я уже ждала его около машины, прислонившись спиной к двери машины и подставив лицо солнечным лучам. Эдриан подкрался тихо и незаметно для моего слуха. Он подошел сзади и, осторожно отстранив меня, открыл дверь.
   Всю дорогу до школы мы провели в тишине. Пару раз я открывала рот, чтобы вновь начать наш разговор, который казался мне незавершенным. Но понимая глупость своего намерения, снова и снова закрывала его. Краем глаза я следила за любимым мужчиной и восхищалась его свежестью, которая пропала много дней назад. Чтобы не сдаться и не сглупить, я закрыла глаза и просто вдыхала его упоительный запах, ласкающий меня изнутри.
  Затормозившая машина привела меня в чувство, вынудив открыть глаза и осмотреться по сторонам. Мы уже были на парковке средней школы. Выходить ужасно не хотелось, но все же нужно было покинуть уютный салон и этого притягательного парня и направиться на занятия, чтобы выполнять свои повседневные обязанности.
  Последний раз оглянувшись на Эдриана, прежде чем выйти, мне показалось, что он как-то слишком уж напряжен, но задумываться не было времени, поэтому пришлось оставить его одного.
  Стараясь держать себя в руках и не бежать обратно, я уверенным шагом направилась к нашему столику. Мне казалось, что кто-то смотрит на меня, но когда обернулась назад, машина парня исчезла за поворотом.
  -Кимберли! - Вскрикнула Кристина и с чувством обняла меня. - Как же хорошо, что ты снова вернулась к нам!
  -Я полностью с ней согласен, - улыбнулся поднявшийся Дэвид.
  -Спасибо вам, - постаралась я сделать довольное лицо, но все же я была плохой актрисой.
  -Дэвид, тебя зовут, - махнула головой подруга в сторону столика, который раньше занимал Майкл. Сейчас за ним сидели все те же люди, но брата там не было. Тоска вновь приняла меня в свои объятия, но задерживаться там было некогда, поэтому я вырвалась из нее.
  -Проблемы с Эдрианом? - Понимающе поинтересовалась Кристина.
  -Я не знаю, что делать, - вздохнула я и смахнула неожиданно появившуюся слезу. - Все слишком сложно, чтобы объяснить это, но он не хочет быть со мной.
  -Вот неблагодарный... - Я остановила подруга прежде, чем она успела сказать все, что думает о парне.
  -Мы же не хотим заставлять человека быть со мной только из-за того, что я...
  -Спасла его задницу, - выругалась Кристина.
  -Помогла ему, - уклончиво проговорила я и повела подругу в школу.
  
  День пролетел незаметно для меня. Все время я провела в ожидании занятия и времени, которое я проведу с Эдрианом наедине, хочет он этого или нет. Просто так нужно, поэтому я не должна оправдываться перед ним.
  Кристина еще пару раз попыталась растормошить меня, но забросила свои попытки после того, как я не обратила на нее наверно в сотый раз. Слишком много сил отнимали у меня эти бессмысленные отношения. Я все еще не понимала, чего хочу, или что будет лучше для нас обоих.
  В три часа прозвеневший звонок напомнил мне о договоренности с Эдрианом, поэтому под руку с Кристиной мы направились на стоянку.
  -Запомни, он ничтожество не достоин, такой как ты, - настаивала она.
  -Ты не права, - засмеялась я.
  -Я люблю тебя, Ким. И никогда не позволю ему тебя обидеть, - я прижала палец к губам Кристины и улыбнулась.
  -Тебя кажется, заждался Дэвид, - указала я на парня, терпеливо ждущего подругу. Та счастливо улыбнулась и, чмокнув меня на прощание, побежала к своему возлюбленному.
  Но стоило мне перевести взгляд в другую сторону, как улыбка сползла с моего лица, но это ненадолго. Вновь я почувствовала в себе дьявольскую силу, натуру и, широко улыбнувшись и поправив спадающие локоны, легкой походкой направилась к машине Эдриана, окруженной поклонницами, как в былые времена.
  Девушек было довольно много, такое ощущение, что тут собралась вся половина школы, которую некогда не устраивал Майкл. Но меня это не волновало, меня душила жуткая ревность. Поэтому растолкав их всех локтями, я пробралась к парню и, не дав ему вымолвить и слова, обняла и приникла к его губам.
   Они были такими теплыми, мягкими и податливы, что мне казалось таким неправильным отрываться от них хотя бы на секунду. Что самым интересным в этой ситуации было для меня, так это то, что мы вдвоем наслаждались нашей близостью. Эдриан притянул меня ближе и даже немного приподнял над землей.
  Отстраниться совершенно не было сил, хотелось вот так всегда быть рядом с ним. Обнимать, целовать и чувствовать, что небезразлична ему, как он хочет это показать. Но все заканчивается, так же как и этот чудесный момент. От нехватки кислорода у нас закружилась голова, и мы немного отодвинулись друг от друга.
  Я была безумно счастлива, быть вот так рядом с ним. Видимо все это отражалось на моем лице, потому что Эдриан вдруг погрустнел и серьезно взглянул мне в глаза. Затем он наклонился ко мне и зарылся лицом в волосы.
  -Это было ошибкой, - прошептал он и, вздохнув, отодвинулся от меня.
  Я попыталась придать лицу самодовольное прежнее выражение лица, но ничего не получалось, слишком было больно. Парень сел в машину, а я, взглянув с гордостью на окружающих девушек, быстрым шагом пошла в сторону дома.
  Ничего, получасовая прогулка мне совершенно не повредит, пусть ноги и болят от высоких неудобных каблуков. Но это было ничто по сравнению с тем, что я пережила за последние несколько месяцев.
  Я слышала, как за мной ехала машина, но признаться, мне было это безразлично. Внутри что-то потухло, разлетелось на мелкие кусочки. В голове до сих пор звучало это роковое слово: ошибка.
  Взглянув на ноги, я обнаружила их натертыми до крови, поэтому присела на край дороги и сняла туфли. Бросив их рядом, я поджала под себя ноги и, закрыв лицо руками, попыталась сдержать рвущиеся наружу рыдания.
  Рядом затормозила машина, громко хлопнув дверью, ее покинул пассажир. Тихой шуршащей походкой он подошел ко мне и присел рядом. Не сказав мне ни слова, он обнял мои плечи, но тут же отпустил их.
  -Ты же обещала, - напряженным голосом проговорил Эдриан.
  -Если ты не хочешь быть со мной, это не означает, что этого не хочу я, - вдруг воскликнула я. Сейчас во мне закипала такая злость на этого парня, ненависть ко всему миру, из-за которого мы не можем быть вместе.
  -Это решенный вопрос, - продолжил Эдриан.
  -Рано или поздно ты поймешь, что ошибаешься, - проговорила я и поднялась, подхватив свои туфли. - Я буду бороться до конца.
  -Еще одна твоя попытка, и ты больше никогда не увидишь меня, - крикнул парень мне в спину, чем заставил остановиться и обернуться. Выглядел он решительно.
  -Ты же любишь меня! - Прошипела я.
  -Ким, ты придумала это себе...
  
  
  Глава двадцатая.
  Происхождение.
  Оказавшись около него в считанные секунды, я легко коснулась его губами. Парень замер, я услышала его учащенное дыхание и почувствовала ускорение биения сердца. Что и требовалось доказать, его слова ложь.
  -Ты слишком самоуверен, в своих утверждениях, - усмехнулась я и пошла прочь.
  
  Когда я пришла домой, машина парня уже стояла на подъездной дорожке, а он сам нетерпеливо ожидал меня на ступенях дома. Но стоило мне появиться, как он тут же скрылся за деревянными дверьми. Как же это глупо.
  -Ты не можешь вечно бегать от своих чувств, - прошептала я себе под нос и быстро поднялась на чердак.
  Давно я не была здесь, все окружение напоминало о прежних временах. Сейчас мне совершенно не хотелось о чем-либо разговаривать с Эдрианом. Поэтому я искала уединения, хотя и сомневалась в том, что он решится подойти ко мне первым.
  Я села на пыльную подушку рядом с круглым крошечным окном и закрыла глаза, вдохнув воздух, наполненный запахом опилок. Слезы потекли по щекам, стоило лишь вспомнить обо всех проблемах, которые так внезапно свалились на меня. Все это было слишком тяжело для 17 летней девушки, которая всю жизнь зависела от своего старшего брата, который был для меня всем.
  Успокоилась я только тогда, когда услышала странный звук за дверью. Быстро подбежав к ней и дернув, я, не смотря под ноги, хотела спуститься вниз, но споткнулась об кого-то и полетела бы вниз, если бы меня не подхватили.
  Подняв глаза, я наткнулась на внимательный взгляд зеленых глаз. На секунду я замешкалась, мне было так хорошо с ним, но когда Эдриан смахнул слезы с моих щек, я оттолкнула его и, быстро сбежав вниз, закрылась у себя в комнате.
  Но вела я себя достаточно глупо, пора смириться с тем, что он отталкивает меня, хотя сам того не желает. Если мы не можем быть вместе из-за этих проклятых печатей, так почему бы нам поскорее не заняться делом и не изгнать всех этих демонов?
  Зайдя в комнату Эдриана, я нагло подвинула его в сторону и забралась на кровать с ногами, разложив перед собой лишь две вещи, которые имела на данный момент. Странную записку, найденную в день убийства Россов и газетную статью, распечатанную в тот же день.
  -Посмотри, - протянула я записку. - Что думаешь об этом?
  -Ну, это довольно просто, - произнес задумчиво Эдриан. - 'Взамен им из ада восстали трое...' Это о демонах, я думаю, о сильнейших демонах. Странно, что они до сих пор не дали нам знать о себе. 'Убито восемь', это об ангелах. Ведь эту записку ты нашла в день смерти моих родителей? - Спросил он озадаченно.
  -Вот у меня есть еще газетная вырезка, - опустив глаза, проговорила я и начала читать вслух:
  
  После прочтения я продолжала сжимать в руке отпечатанную газетную страницу. Прочитанное ввело меня в замешательство. Если честно, я просто растерялась. В голове образовалась пустота. Я не понимала, что происходит.
  Быстро поднявшись с кровати, я побежала к окну и, широко распахнув его, высунулась наружу. Сзади меня обвили чьи-то теплые и сильные руки и затянули внутрь. Но я продолжала вырываться, мне был необходим свежий воздух, я задыхалась в этой комнате.
  Отбившись от ненужных рук, об объятиях которых только и мечтала несколько минут назад, я пулей вылетела из дома и побежала в сторону леса. Остановилась я только на поляне и то, только потому, что споткнувшись о возвышающийся над землей корень, упала на землю. Так я и осталась лежать.
  Все краски мира вдруг потускнели, все окрасилось в черный и белый цвета. Такие прекрасные трели, потеряли свою красоту и казались пустым звуком. Все стало не то, только из-за того, что я прочитала эту статью.
  Я всегда надеялась, что моя мама жива, возможно, когда-нибудь я отыщу ее и попрошу объяснить мне, почему она так поступила со мной. Но вот ее нет, она мертва или ее убили! Кто-то охотился за ней, в этом я и не сомневаюсь, не знаю, откуда появилась такая уверенность в своей правоте.
  В следующий момент меня обхватили сильные руки Эдриана, и он поднял меня. Парень молчаливо нес меня домой, гладя мои волосы, но это не помогало, мне становилось все хуже и хуже.
  Одна догадка за другой появлялись в моей голове, но с каждым разом они были хуже и хуже. Демоны охотились за мамой, уже тогда они знали, кого она носит под сердцем, уже тогда меня хотели заманить на свою сторону.
  Эдриан нежно опустил меня на кровать и попытался уйти, но я не дала ему это сделать. Мне хотелось быть с ним, не отпускать никогда, поэтому я вцепилась в его рубашку, но в голове всплыли его слова о том, что он исчезнет из моей жизни. Мои руки разжались, и я отвернулась от Эдриана.
  Не знаю, как мне это удалось, но я незаметно для себя самой уснула.
  Проснулась я, когда за окнами уже было темно. На небе свое место заняла огромная полная луна в окружении своих фрейлин - звезд. Я поднялась на локтях и огляделась вокруг, как я не заметила, что парень принес меня в свою комнату?
  Интересно, где он сейчас? Приоткрыв дверь, я прислушалась к звукам, доносившимся с кухни. Спустившись по лестнице, я пошла на свет. Но обнаружила не того, кого ожидала там увидеть.
  -Здравствуй, милая, - приветливо улыбнулся папа и поцеловал меня в лоб. - Ну и денек, не правда ли?
  -Кто обидел мою крошку? - Взволнованно проговорил папа, увидев мое лицо. Я не могла скрывать своих чувств и лишь протянула ему газетную вырезку.
  Глаза отца быстро пробежали по странице и он, отложив ее в сторону, на несколько секунд зажмурился. Плечи его опустились, а он присел на стул и повернулся ко мне, пытаясь сохранить прежний настрой.
  -Ты уже все знаешь? - Расстроено проговорил он и поднял на меня глаза. - Не так я думал провести с тобой разговор. Мне всегда казалось, что рядом будет мама, держащая меня за руку, и Майкл, который поможет тебе...
  -Папа, - начала я, но осеклась.
  -Детка, дай мне день, чтобы я мог хотя бы как-то подготовиться ко всему. Прошу тебя, - проговорил папа, беря меня за руки, - прости меня когда-нибудь и пойми, если сможешь.
  Поцеловав меня в лоб, он удалился к себе в кабинет, в котором уже давно жил. В своей комнате, он предпочитал не находится, ведь я прекрасно понимала, он скучал по маме.
  Растерянно осмотревшись по сторонам, я погасила свет и вышла в зал. Телевизионные каналы уже не работали, так у нас случалось с некоторыми программами, и по экрану бежали серые полосы. На диване спал Эдриан.
  Я выключила телевизор и тихо подошла к парню, стараясь не разбудить его. Было довольно прохладно, поэтому я решила подняться наверх за одеялами. Спать одна я боялась, да и к тому же мне было ужасно одиноко. Самым верным вариантом в данной ситуации было остаться здесь, внизу вместе с парнем. Я разложила кресло, осторожно вытащила из-за спины Эдриана одну подушку и легла.
  Не знаю, толи мысли, толи близость любимого не давали мне сомкнуть глаза. Слишком много я узнала сегодня, эта информация была для меня неожиданной.
  Так без сна я пролежала до самого утра, когда за огромной стеклянной дверью уже можно было разглядеть рассвет. Я присела и оперлась о спинку кресла. Было интересно наблюдать за тем, как просыпается природа.
  Вот приоткрылась дверь кабинета, и я услышала, как что-то зашуршало на кухне. Папа встал, не хотелось его беспокоить, показаться навязчивой. Я уверенна, всю ночь он обдумывал наш предстоящий разговор, поэтому решила притвориться спящей. И оказалась права, он заглянул в гостиную, удивленно переводя взгляд с меня на Эдриана, но покачав головой, удалился обратно.
  Через час уже хлопнула входная дверь, возвещая нас о том, что моимe притворству пришел конец. Скинув с себя одеяло, я пошла на кухню. Газетная вырезка все еще находилась на столе. Я разгладила ее и положила перед собой.
  Мою родную маму звали Синди, а моя настоящая фамилия Крэйг, Кимберли Крэйг - Митчелл. Не могу я выбросить фамилию Николь и Пита, они все же воспитали меня, и я им очень благодарна за это. Но как же мне все-таки хочется познакомиться со своими настоящими родителями и родственниками.
  А может мне вновь стоит поехать в библиотеку и все там разузнать?
  Через пару минут я уже стояла на пороге дома, одетая, но никак не могла решиться на то, чтобы выйти. Узнать о смерти мамы это одно, но что если меня ждет полное разочарование, когда я найду своих родственников? Вдруг демоны нашли и их?
  Я замерла в нерешительности, рука машинально потянулась к шраму, который не напоминал о себе уже много дней. Если честно, то я совсем забыла о его существовании, но теперь он дал о себе знать жгучей болью.
  У дороги стоял высокий парень. Он молчаливо наблюдал за мной, его зеленые глаза изучали мое лицо и ловили каждое действие. Я решила подойти к нему, раз парень был один, значит, он не задумал ничего подлого, по крайней мере мне хочется надеяться на это.
  -Привет, сестричка, - устало улыбнулся Вотан и сделал шаг мне навстречу.
  -Что тебе здесь нужно? Где потерял мамочку? - Холодно спросила я.
  -Ким, неужели ты все еще злишься из-за того недоразумения на крыше? - Удивился он. Парень говорил о смерти моего брата так, словно о какой-то неприятности, досадном случае!
  -Вы убили моего брата, а затем и моих друзей! - Прошипела я, по отношению к Вотану я была настроено враждебно и убила бы его, представился бы только случай и возможность.
  -Я не хотел этого, - честно признался парень. - Лилит зашла слишком далеко в своей игре. Ну а на счет тех ангелов. Были три причины, по которым нам пришлось избавиться от них. Во-первых, они мешали в нашей миссии, Виктория и Джеймс имели слишком большое влияние на тебя. Во-вторых, мы были близки к тому, чтобы сломать еще одну печать, но наш с тобой друг - Эдриан все испортил! И, в-третьих, мамочка не любила Викторию, она перешла ей дорогу еще, когда они обе были на небесах, кажется, они не поделили нашего с тобой папочку, - ухмыльнулся Вотан.
  -Глупо, что ты все еще считаешь, будто бы я дочь Люцифера, - зло проговорила я. - Тогда бы я была демоном!
  -Знаешь, глупо это отрицать. Ты же видела себя в зеркало, когда злилась? - Воцарилась тишина и парень внимательно наблюдал за моей реакцией, но ничего особенного не произошло. - Неужели ты ни разу себя не видела? О, это то еще зрелище, посмотри! К тому же ты думаешь, Люцифер метит каждого попавшегося под руку?
  -О чем ты говоришь? - На этот раз пришла моя очередь удивляться.
  -Забыла о нашем маленьком шраме, - отодвинув воротник, спросил Вотан. - Ты же не думала, что это взялось из воздуха? Кстати, не каждый демон может быть удостоен такой чести! А если быть точным, то нас всего семеро. Двое из них, как ты поняла, это мы с тобой.
  -Откуда ты знаешь о печатях? Я думала, что никто не знает о них точно? - Задала я волнующий вопрос.
  -Мы и не знаем, - пожал Вотан плечами, - мы действуем наугад. Но теперь мы точно знаем, что взломано три печати.
  -Как вы это узнали?
  -Мы чувствуем. Если бы ты согласилась стать одной из нас, то не задавала бы таких вопросов. Ладно, сестричка, мы еще встретимся. А сейчас я вынужден откланяться, - улыбнулся парень и зашагал прочь.
  Обернувшись, я увидела, как захлопывается дверь дома. Да что это происходит? Быстро вбежав в гостиную, я увидела склонившегося над камином Эдриана. Его спина высоко поднималась, что наталкивало на мысль о том, что он в ярости. Я оказалась права.
  -Ты сошла с ума, - взревел он спустя пару секунд. - Тебя ничему не научили предыдущие месяцы? Неужели ты хочешь закончить так же, как Майкл и мои родители?
  -Не кричи на меня, - спокойно проговорила я. - Роль наставника у тебя удается плохо, да и к тому же ты вспоминаешь о ней настолько редко, что мог бы бросить меня вообще!
  И развернувшись, зашагала на кухню, где вновь опустилась перед газетной вырезкой. Меня всю трясло от гнева и в то же время от тоски, от безысходности своего положения. Я ничего никогда не просила, у меня и так было все, о чем я только могла мечтать.
  Идеальная семья, точнее идеальный старший брат и любящий отец. Раньше мне не приходилось брать решение вопросов на себя, за меня это делал Майкл, теперь же я осталась одна, без поддерж...
  Громкий хлопок заставил меня вскочить и забежать в гостиную. Но там никого не было, комната была пуста, Эдриан пропал. Возможно, это так хлопнула входная дверь, но я сильно сомневаюсь в том, что парень ушел бы, не предупредив меня.
  Я осела на пол, когда меня поразила догадка.
  'Роль наставника у тебя удается плохо, да и к тому же ты вспоминаешь о ней настолько редко, что мог бы бросить меня вообще!' - Прозвучали мои же слова в голове. Как я могла ему такое сказать?
  Но я была уверена, что он не сможет уйти от меня, ведь любит... А вдруг я сомневалась и мне действительно показалось, может все это было лишь игрой, фарсом? Нет, он бы не поступил так со мной, его сердце не может врать. Его глаза не обманывают... Нет, только не меня. Но почему же он тогда оставил меня одну, когда так мне нужен?
  Отвлек меня от мыслей отец, опустившийся на корточки передо мной. Я подняла на него затуманенный взгляд, казалось, что все вокруг в некой дымке слез. Он нежно погладил меня по щеке и отвел к себе в кабинет. Затем папа протянул мне стакан и заставил выпить.
  Напиток обжег мне горло и легкие. Все внутри запылало от огня, но после шока, стали приходить и приятные ощущения. Я почувствовала, как по всему телу разливается тепло, пытаясь растормошить мои застывшие, опустевшие органы.
  -Так лучше? - Улыбнулся папа.
  -Что это было? - Чуть севшим голосом проговорила я и огляделась вокруг. Оказывается уже вечер, прошел целый день с того момента, как я обнаружила пропажу Эдриана. Как быстро пролетело время...
  -Виски, - пожал плечами папа. - Большинство родителей обвинили бы меня в развращении собственного ребенка, но нам предстоит трудный разговор, а это, - он отхлебнул из своего стакана, - всегда помогает мне расслабиться и смириться с некоторыми вещами.
  -Спасибо, - попыталась я надеть маску спокойствия и удовольствия. Но с каждой секундой, приближающей меня к раскрытию тайны, мне становилось все беспокойнее и хуже, хотя тепло все еще поддерживало меня изнутри.
  -А где Эдриан, - поинтересовался папа, присаживаясь в кресло напротив меня. - Он решил вернуться к прежней жизни?
  -Я не знаю, папа, - расстроено проговорила я, действие виски прекращалось, и мне снова становилось больно из-за его ухода.
  -Милая, не расстраивайся, - тут отец кашлянул и серьезно посмотрел на меня. - Откуда ты знаешь, что мы забрали тебя в нашу семью?
  -Когда Майкл умирал, - дрожащим голосом начала я, - он сказал мне, что спрятал на нашей поляне письмо, которое очень давно написал мне. И я решила найти его, там он мне и рассказал о тайне, которую поведали ему вы.
  -Кимберли, пойми, мы с мамой никогда не считали тебя не родной, с самого первого взгляда я влюбился в тебя, ты была просто очаровательна! Это был рождественский вечер, мы только уложили Майкла спать, а сами сели у камина и строили планы на будущее. Не знаю, но мне вдруг захотелось выкинуть мусор. Это просто смешно, но я вскочил с дивана и открыл входную дверь. На ступенях сидела девушка и обнимала сверток, но стоило ей увидеть меня, как она убежала в ночь. Я взглянул себе под ноги и не поверил своим глазам. Завернутая в теплое пальто, лежала маленькая девочка, похожая на ангела. У нас с Николь даже не было сомнений, что тебя послал нам сам Бог.
  -Какой она была? - Заворожено спросила я, мне так хотелось узнать как можно больше о маме.
  -К сожалению, я плохо разглядел ее. Ну, ты понимаешь, ночь и ее бегство, но помню ее бронзовые длинные волосы, сейчас мне кажется, что ты похожа на нее. Мне ужасно стыдно, но в тот же вечер мы забыли о ней. Нам не хотелось тебя отдавать, да и к тому же ее поступок был красноречивее всех слов мира. Она оставила нам тебя, именно нашу семью выбрала твоя мама.
  -Неужели ты не нашел мою настоящую семью? Разве тебе было не интересно узнать о них? - Возмутилась я, хотя прекрасно понимала, что папа ни в чем не виноват.
  -Твоя мама оставила нам письмо, - папа раскрыл ящик стола и вытащил пожелтевший со временем конверт. - Прочитай его позже. Видишь ли, она хотела спрятать тебя, ты была ее сокровищем. Эдриан рассказал тебе, почему тебя так оберегают и ангелы и демоны? - Задал он странный вопрос, на который у меня не было ответа. Поэтому я лишь покачала головой.
  -Ты дочь самого Люцифера, Кимберли...
  
  
  Глава двадцать первая.
  Письмо.
  Я не могла поверить в то, что Вотан и Лилит оказались правы, упоминая мое родство с самим главой ада. Да и Вотан на самом деле мой брат, мой сводный брат. Как же все это ужасно! Я могу смириться с тем, что я не родной ребенок, что моя мать погибла сразу же после моего рождения, но то, что я дочь Люцифера! Никогда, я никогда с этим не смирюсь!
  После папиного признания о моей сущности, я больше не могла там сидеть, поэтому вскочила на ноги и убежала на чердак, мое укрытие. Здесь мне почему-то было проще переживать все свои огорчения, неудачи, а теперь и ужасные признания.
  Кто же я на самом деле? Человек или демон? Неужели все мои способности не от Бога, а от дьявола, от того, кто предал своего отца, кто преступил через черту? Все эти мысли сейчас разорвут мою голову на части, как такое вообще могло случиться? Как мама это допустила?
  Мама, ах да, как я могла забыть о письме? Нужно немедленно прочитать его, вдруг все это неправда и папа что-то не правильно понял? Благодаря этому письму у меня все еще теплится надежда на то, что возможно я не имею никакого родства с обитателями ада!
  Но стоило мне развернуть конверт, как я почувствовала, что ничего хорошего из него не узнаю, моя интуиция, наконец, проснулась, чтобы развеять мои надежды.
  
  'Здравствуй милая.
  Если ты читаешь это письмо, значит, тебе грозит опасность или же твои родители решили рассказать правду о твоем происхождении.
  Не знаю, сможешь ли ты простить меня за то, что оставила тебя чужим людям. Но пойми, у меня не было другого выхода. Если бы ты осталась со мной, то была бы уже мертва, ведь мой приговор был уже подписан тогда, когда я поняла, что беременна.
  Поверь мне, если бы я знала хотя бы один путь, пройдя по которому, я могу обмануть судьбу. То клянусь, нашла бы его и никогда бы тебя не отдала. Но все не так просто, как может показаться с самого начала. Для того чтобы ты смогла понять безвыходность моей ситуации, мне придется рассказать тебе свою историю с самого начала.
  Мне было 17, когда я встретила ЕГО. Это было одной из самых огромных моих ошибок. Одного взгляда было достаточно, чтобы влюбиться в него, но все внутри кричало, что он опасен, нужно бежать как можно быстрее. Но я оказалась глупа и нырнула с головой в свои чувства.
  Стоит мне вспомнить об этом, как на глаза наворачиваются слезы, ведь из-за этой ошибки, мне придется расстаться с тобой, милая.
  Он представился как Адам. Он был настолько прекрасен, что порой мне было больно смотреть на него. Я не осознавала, что эта красота губительна и смертельна...
  Он был нежен со мной, уделял мне знаки внимания, и в первую же ночь я отдалась ему. Все время он шептал мне признания в любви, а я таяла в его объятиях. Пока он был рядом, я чувствовала, что готова прожить с ним всю жизнь. Так продолжалось около недели, мы все время были рядом друг с другом, но на седьмой день нашего романа он показал свою истинную сущность.
  Именно Адам и сказал, что внутри меня зародилась жизнь, он был счастлив, это не описать словами. Сначала я подумала, что это из-за того, что он всегда мечтал стать папой, но оказалась не права.
  Он смеялся над моими догадками и все рассказал. Зачем я была ему нужна, зачем ему нужна ты. Адам оказался Люцифером, падшим ангелом, и я поверила его словам. Он издевался надо мной, резал мои руки своими адскими ногтями, казалось, что он рвал мою душу невидимыми руками. Это был самый ужасный день в моей жизни, и когда мое сознание оставило меня, я была неописуема счастлива.
  Очнулась я на следующий день в своей постели, на теле не было ни единой раны. Все казалось страшным сном, если бы не метка Люцифера, перевернутая пентаграмма на моей шее. Я подумала, что он оставил меня и все это ложь, никакого ребенка не было, но вновь я была слишком наивна.
  Через неделю после этого случая мне стало казаться, что меня преследуют, я всюду ловила на себе взгляды странных, пугающих людей. Они были везде, куда бы я ни пошла. Я боялась спать одна и в темноте, мне всегда казалось, что Люцифер убьет меня. Родители думали, что я сошла с ума.
  Затем эти люди стали подходить ко мне все ближе и ближе, пока не заговорили. Это были посланники рая и ада. Ангел по имени Джеймс настаивал на том, чтобы я сделала аборт, но о чем может идти речь, когда я не чувствовала себя беременной? Он был очень настойчив, но раз за разом меня спасала странная девушка. Но и тут оказалось, что эта демоница посланница Люцифера. Она угрожала мне, обещала убить всю семью, если я что-то сделаю с ребенком.
  Я не могла этого переносить, поэтому однажды собрала вещи и уехала из дома в другой штат. Там-то я и обнаружила, что жду ребенка. Я была на первом месяце, а никак не ощущала твоего присутствия. Но со временем мне становилось все хуже и хуже, вскоре я даже двигаться не могла. На третий месяц болезнь оставила меня, и я смогла двигаться.
  Я перебиралась из штата в штат, чтобы прятаться от демонов и ангелов, которые были вездесущими. Но, так или иначе, мне удавалось это сделать. С родителями я не поддерживала связи.
  Я решила провести свое собственное расследование, зачем ты понадобилась Люциферу. И оно привело меня к Книге жизни, которую я обнаружила в одном заброшенном монастыре. Страницы были пусты, но я знала, что рано или поздно, она пригодиться нам с тобой.
  Твое присутствие успокаивало меня по ночам, когда мне было особенно страшно. Только ради тебя я продолжала бороться за свою жизнь. Я полюбила тебя всем своим сердцем и, кем бы ты ни была, я готова была сражаться за тебя не на жизнь, а на смерть.
  Но сейчас я чувствую его присутствие. Он где-то рядом, а ты должна появиться со дня на день. Я вернулась в свой родной город, но не могу пойти домой. Мне нужно спрятать тебя, чтобы Люцифер никогда тебя не нашел.
  Поэтому-то я и вынуждена оставить тебя, но знай, я люблю тебя, и всегда буду любить...
   С любовью твоя мама.'
  Я впала в ступор, так вот почему моя мама бросила меня. Она пыталась спасти меня. Я вновь и вновь перечитывала письмо, это еще одно доказательство того, что я демон. Зачем она вообще родила меня?
  Я заплакала от обиды и бессилия, что я могу сделать, как мне изменить свою сущность. Мне было противно знать, что по моим венам течет кровь Люцифера, того, что погубил мою мать. Он оставил меня без родителей!
  На мои плечи опустились чьи-то теплые руки, я подняла голову и поняла, что на улице уже светало. В лучах утреннего солнца стоял Эдриан, который был серьезен и зол?
  -Ты узнала правду? - Напряженно спросил он. Я кивнула головой.
  -Эдриан, скажи мне правду. Я отвратительна тебе потому, что я демон? Из-за того, что во мне течет кровь Люцифера?
  Парень продолжал серьезно смотреть на меня, а потом опустился на колени и попытался улыбнуться.
  -Я люблю тебя такой, какая ты есть. К тому же кровь Люцифера не значит то, что ты демон. Кимберли, ты уникальна. Благодаря крови твоей матери, ты родилась наполовину демоном, наполовину ангелом. Лишь ты выберешь путь, по которому пойдешь. Только от тебя зависит, кем ты станешь! - Ласково проговорил он и погладил меня по лицу.
  В следующий момент парень прильнул к моим губам и притянул к себе. Он целовал мне лицо, губы, глаза, шею. Теперь из моих глаз текли слезы непонимания, что он хочет этим доказать? Меня мучила неизвестность, я боялась снова раскрыться ему и вновь получить отказ.
  -Что с тобой, - грустно поинтересовался парень, когда увидел мою холодность.
  -Ты снова меня покинешь? - Дрожащим голосом поинтересовалась я.
  Эдриан отстранился от меня и отошел в сторону. Громко вздохнув, он в мгновение ока оказался передо мной и взял мои руки в свои. Поцеловав мои ладони, он взглянул мне прямо в глаза и опустился на одно колено. В следующий момент у него в руке появилось кольцо.
  -Кимберли, ты станешь моей женой? - Торжественно произнес он и с улыбкой взглянул на меня.
  
  
  Глава двадцать вторая.
  Выбор.
  Прошло уже больше недели с тех пор, как я попросила Эдриана дать мне подумать. Не знаю, возможно, это и глупо, но я не смогла сказать ему такое простое слово: 'Да'. Вместо этого я попросила дать мне время.
  Сейчас прокручивая ту сцену у себя в голове, я не жалею, что так решила. Это было необходимо мне, а главное нам. Я считаю, что Эдриан совсем не готов к такому важному шагу в своей жизни. Даже спустя неделю, я не верю, что он останется со мной. Мне хочется закрыть глаза на то, что он отвергал меня, на тот осадок, который засел глубоко у меня в сердце, но я не могу.
  -Я не могу, - прошептала тогда я.
  -Почему? - Тихо спросил парень, в его глазах появилась боль, которой я не видела ни тогда, когда убили его родителей, ни тогда, когда он лежал с перерезанным горлом. - Ты не любишь меня?
  Я опустилась на колени вместе с ним и взяла его лицо в свои руки. По рукам начало разливаться тепло, а сердце забилось быстрее, только от того, что я прикоснулась к любимому и он был не против. По щекам заструились слезы.
  -Эдриан, я не могу, - повторила я. - Я люблю тебя, но любишь ли ты меня? - Проговорила я, взглянув в его глаза.
  -Я хочу прожить с тобой всю свою жизнь, быть с тобой, дышать тобой. Ким, я не вижу никого, кроме тебя. В толпе я ищу только твою улыбку, твои голубые глаза, - он поднял руку и погладил мне щеку, я еле сдерживалась, чтобы не закрыть глаза от удовольствия.
  -Ты говорил мне это и раньше, но спустя день, подумав, ты бросал меня вновь и вновь, раз за разом. Для тебя люди важнее меня, те люди, среди которых ты меня ищешь, - с болью выговорила я.
  -Я прошу тебя, дай мне еще один шанс и ты поймешь, что больше я не стану отталкивать тебя. Кимберли, умоляю, - по щеке Эдриана покатилась кристально чистая слеза и замерла на моих пальцах.
  -Я не могу, - еще раз прошептала я и, вскочив на ноги, выбежала из дома.
  Я бежала, не знаю, куда несли меня мои ноги, и что я хотела этим показать, но мне было больно. Мучительно больно из-за того, что я только что отказала своему возлюбленному. Я сбила ноги в кровь, когда все-таки решила остановиться.
  Ноги болели, а дыхание было прерывистым, но это не мешало мне задыхаться именно от боли и слез, которые душили меня и застилали глаза. Я хваталась за волосы, пытаясь заглушить бурю эмоций чужих людей, которые прорвались сквозь мой щит.
  Предложение Эдриана выбило меня из колеи. Оно заставило забыть меня о письме матери, но сейчас я все вспомнила, и мне стало еще хуже. Мы не можем быть вместе, ангел и демон... Я демон, как я могла раньше обвинять Вотана в его происхождении, если сама такая же, как и он.
  -Привет, сестренка, - в этот самый момент послышался его голос.
  Я подняла заплаканные глаза на... брата и вновь схватилась за голову, разрывавшуюся от эмоций. Шрам зажгло, как и всегда, когда рядом оказывался Вотан. Но опустившись рядом со мной, парень поспешил дотронуться до него и успокоить мою горевшую кожу.
  -Спасибо, - прошептала я. Дальше мы сидели в тишине, боль в шраме проходила, а я начала успокаиваться и поправлять свой щит.
  Нет, не подумайте, что мне стало легче от того, что я узнала и отвергла любимого, но Вотан действовал на меня успокаивающе. Теперь я не боялась его, он мой брат, как бы странно не было так его называть.
  -Знаешь, - наконец нарушил тишину Вотан, - как не прискорбно мне это говорить. Ты другая, хотя это странно. Ведь ты дочь демона и человека! Это феноменально, что ты не согласилась сразу же присоединиться к нам. Ты просто другая.
  -Я чужая, - прошептала я. - Из-за этого, мне нельзя быть с тем, кого я люблю.
  -Ты ошибаешься, - как-то печально улыбнулся Вотан. - Лилит запрещала мне говорить тебе это, но ты не демон. В тебе нет того, что есть в нас, но ты обладаешь нашими силами. В тебе есть практически все то, что была в нашем отце в то время, когда он был любимым сыном Бога. Кровь отца в смеси с кровью твоей матери дали неожиданное последствие в виде такой дочери, как ты.
  -Не понимаю, - покачала я головой.
  -Кимберли, - впервые назвал меня по имени Вотан. - Помнишь, я рассказывал тебе про наш шрам? - Я кивнула головой. - Так вот, ты выбрала путь, полностью противоположный моему. А знаешь, я даже завидую тебе, - парень приобнял меня за плечи, я не почувствовала к нему никакого отвращения. - У тебя был выбор, стать такой, какой велит тебе сердце, меня же с детства воспитывали во зле и лжи. Мать и отец мало занимались мною, меня воспитывали демоны, их прислужники...
  -А каков, наш отец? - Неожиданно для себя самой, спросила я.
  -Он красив, - улыбнулся Вотан. - Ты немного похожа на него, иногда в твоих глазах пылает такой же огонь азарта, каков часто бывает у него. У него такая красота, на какую больно смотреть, по крайней мере долго. У Люцифера длинные белые волосы, пронзительно-голубые глаза, такие же как и у тебя, точенные черты лица.
  Нас отвлек звук тормозов, а затем громкий хлопок двери. В считанные секунды над нами возвысилась фигура Эдриана. Я почувствовала, как на моем плече напряглась рука Вотана, и все его тело было готово помочь в борьбе с противником. Я знала, что если сейчас что-нибудь не сделаю, то беды не миновать, поэтому вскочила на ноги и встала между парнями.
  -Я предупреждал тебя, - прорычал Эдриан и задвинул меня себе за спину, пытаясь защитить.
  -Вотан, спасибо, что помог мне, - улыбнулась я и зачем-то подбежала к нему и крепко обняла. Это было ошибкой, Эдриан не выдержал и сев в машину уехал, а я побежала за ним, пытаясь до него докричаться.
  Когда только остановившаяся кровь вновь хлынула из моих ног, я упала посередине дороги и зарыдала. Что заставило меня так поступить, я не знаю, но теперь я окончательно и бесповоротно обрезала все пути к возвращению.
  Меня подняли чьи-то прохладные руки и положили на заднее сидение автомобиля. Я плохо соображала, горе захлестнуло меня с головой. Что же я натворила, как я могу совершить столько ошибок всего за один день?
  Очнулась я в своей комнате, не помня, как оказалась здесь. Все тело болело, а глаза припухли от пролившихся слез. Попытавшись подняться с кровати, я застонала от боли. Ужасно ныли стопы от натяжения еще не заживших ран. Но я должна была поговорить с Эдрианом, мне нужно было все ему объяснить!
  Я постучала к нему в комнату. То, что я обнаружила, ввело меня в ступор. Парень сидел на полу, рядом лежало огромное множество бутылок из-под пива. Эдриан был пьян, я впервые видела его в таком бессознательном состоянии.
  Услышав звук, закрываемой двери, он поднял на меня глаза, полные боли и поднес к губам новую бутылку пива. Я подошла к нему и вытащила ее из его руки.
  -Я хочу пива, - заплетающимся языком, проговорил он.
  -Эдриан, не надо, - попросила я, но парню было все равно.
  -Как ты могла, Ким? Зачем ты так со мной, - парень плакал. Алкоголь заставил парня проявить все свои скрытые от меня чувства.
  -Эдриан, он мой брат, - пролепетала я, чем привела парня в чувства.
  -Он убийца, - прошипел он.
  -Отоспись, - холодно сказала я, его слова были для меня, как пощечина. Да он был прав, но почему он сказал это после моего признания? Неужели он намекал на то, что я тоже такая же, как и Вотан.
  Быстро собрав все бутылки, я выкинула их в мусорный бак, который находился на улице. Главное, чтобы Эдриан не пошел за теми, что были еще полны. Вернувшись к нему в комнату, я обнаружила, что парень уже спит, на том самом месте, где я и оставила его.
  Поднять Эдриана на кровать у меня сил не было, поэтому я спустила подушку и одеяло, создав хотя бы некоторую видимость удобства. Поцеловав парня в лоб, я заметила в его руки коробочку с кольцом, моим кольцом.
  Но остановив себя, я приподнялась и, бросив последний взгляд на любимого, вышла из комнаты.
  Ночью я вновь так и не смогла уснуть. Стоит ли говорить, но слова Вотана обо мне, были словно бальзам на душу. Значит, я не демон, а это самое главное. Я не монстр и чудовище, которых сама презираю и боюсь.
  Как только стало светать, я принялась собираться в школу. Сегодня мне было просто необходимо воспользоваться косметикой, чтобы скрыть свои огромные и темные синяки под глазами. Лицо осунулось и даже посерело. Эти потрясения действовали на меня не самым лучшим образом.
  Как я добиралась до школы, не помню, очнулась я в объятиях Кристины, которая гладила меня по голове и вытирала катившиеся слезы. Мне было больно от того, что Эдриан считает меня убийцей, монстром. Он ранил меня...
  Следующее воспоминание это то, что меня берет на руки Дэвид и куда-то несет. Я потеряла сознание, видимо две ночи без сна дают о себе знать. Я попыталась выбраться из его объятий, но все было зря, ведь рядом шла Кристина, которая была вне себя от волнения.
  В медпункте мне сделали несколько уколов, не знаю для чего, ведь со мной все было в порядке, и отправили домой. Когда я выходила из здания средней школы, появился взмыленный Эдриан и сразу побежал ко мне. На нем не было лица.
  -Как ты? - Взволнованно спросил он.
  -Со мной все в порядке, - сухо ответила я. - Мне казалось, что судьба монстров тебя никогда не интересовала?
  -Ким, я не понимаю, о чем ты говоришь...
  И снова все погрузилось в темноту. Меня это уже начинало раздражать. Непонятные провалы в памяти. Пришла в себя я дома, рядом сидел Эдриан, он держал меня за руку, а голова лежала на моей груди.
  Пошевелившись, я разбудила его. Посмотрев на меня, парень улыбнулся и поцеловал мою ладонь.
  -Как ты себя чувствуешь? - Заботливо спросил он. - Приходил доктор и сказал, что это всего лишь обезвоживание и тебе нужно посидеть дома дня два или три, чтобы набраться сил. А потом ты вновь будешь в прежней форме.
  -Эдриан, почему ты так резко решил быть со мной? - Задала я, не дающий мне покоя вопрос.
  -Я... Кимберли... - забеспокоился он.
  -Эдриан, правду. Я хочу слышать правду, - взмолилась я. - Мне это важно, или ты уже не хочешь быть со мной?
  -Я люблю тебя и все еще хочу быть рядом, - улыбнулся он. - Я был наверху... Ким... Старейшины решили взломать все печати, с помощью апокалипсиса они решили избавиться от столь несовершенных и подлых созданий, как люди.
  
  Глава двадцать третья.
  Близость.
  Воспоминания не давали мне покоя. Наш с Эдрианом разговор недельной давности заставлял меня метаться между двух огней. С одной стороны я была безумна рада от того, что теперь любимый будет рядом, но с другой... Он согласен быть со мной только из-за того, что старейшины разрешили, сам он так и не решился преступить черту...
  День за днем мы закрывались в его комнате и обдумывали все то, что произошло за последнее время. Решение старейшин было ужасным, мне не хотелось даже думать, что побудило их принять его.
  Дальше разговоров дело не доходило, я старалась обходить Эдриана, чтобы не соприкасаться телами, разумами и чувствами. Мне было больно смотреть на него, осознавать, что на его решение повлияло только поведение старейшин.
  Однажды Эдриан решил прервать наше холодное перемирие. Я сидела в гостиной, поджав под себя ноги, и думала о том, как обойти все преграды, мешавшие спасти людей.
  -Привет,- устало улыбнулся он.
  -Здравствуй, - отсутствующим голосом проговорила я, пытаясь сохранить равнодушие.
  -Как ты? - Я подняла глаза, Эдриан вновь натянул маску безразличия, так хорошо знакомую мне. Только вот давно он не демонстрировал мне ее. Но его глаза не врали, я видела боль, тоску...
  -Эдриан, я запуталась, - вздохнула я, мне было тяжело говорить ему это.
  -Ким, я не тороплю тебя, - грустно улыбнулся он. Затем приблизился ко мне, и я почувствовала его теплое дыхание на своей щеке. Сдерживаться было все тяжелее и тяжелее, я не могла больше терпеть его присутствие.
  -Почему ты стал таким, - взвыла я и отбежала в противоположную часть комнаты.
  -Каким? - С болью поинтересовался он.
  -Почему ты так ранишь меня! Ты не хотел быть со мной, но стоило твоим наставником решить убить всех, как ты стал нежным. - Я скатилась по стене и горько заплакала.
  -Ким, я всегда любил тебя, - прошептал он совсем рядом.
  -Эдриан, зачем ты так. Зачем мучаешь меня, - взмолилась я. Его слова ранили меня, почему он вернулся ко мне таким образом?
  -Просто будь со мной. Я умоляю тебя.
  Я подняла заплаканные глаза и сквозь пелену слез взглянула на Эдриана. Его лицо было так близко, что я чувствовала его дыхание на своих губах. В глазах стояла нечеловеческая боль, мне стало стыдно, что в этом виновата только я. Одно, когда мучаюсь только я, но когда страдает любимый.
  Я подняла руку и дотронулась кончиками пальцем до его гладкой щеки. Парень придвинулся ко мне еще ближе и поцеловал. Это был мучительно-нежный поцелуй. В нем было столько боли, ласки, любви и радости от нашей близости.
  Эдриан поднял меня на руки и прижал к себе, я запустила свои руки в его шелковистые волосы. В следующий момент любимый положил меня на кровать. Я даже не заметила, как он занес меня в свою комнату.
  Медленно и нежно он провел рукой по моему бедру, при этом смотря только в глаза, боясь потерять такой зрительный контакт. Затем на пол полетели футболка Эдриана и мой легкий топ.
  Парень наклонился и стал целовать мое трепещущее от его прикосновений тело. Шея, глаза, лицо, губы. Я была в восторге от такой близости, мне хотелось быть с ним всегда, чувствовать его разгоряченное тело, слышать вдохи и биение сердца.
  В следующую секунду я почувствовала, как с меня слетела последняя часть нижнего белья. И я оказалась в его объятиях нагой, такой, какой появилась на свет. Мое тело горело от его прикосновений, оно тянулось вслед его губам, его рукам, любви.
  -Я люблю тебя, - простонал он, наконец, оторвавшись от моих уже распухших губ. Я лишь промычала что-то в ответ, мне не терпелось почувствовать его всего, до последней капли.
  Легким движением руки он раздвинул мне ноги и спустя мгновение, я почувствовала его разгоряченную плоть внутри себя. Крик наслаждения слетел с моих губ и тут же утонул в страстном поцелуе.
  
  Я проснулась рано утром от громкого хлопка. Оказалось, что во сне я случайно смахнула стакан воды, который принес мне вчера Эдриан. На талии я чувствовала сильные руки любимого, он тихо сопел и щекотал мою шею своим дыханием.
  Осторожно развернувшись, стараясь не разбудить парня, я вдыхала его пьянящий аромат. Пыталась запомнить все его черты, мягкие чуть пухлые губы, светлые волнистые волосы, прямой нос, высокие скулы. Вдруг мне так захотелось прикоснуться к его лицу, но я сдержалась.
  Широкие мускулистые плечи поднимались в такт его дыханию. По телу пробежала дрожь от воспоминаний вчерашнего вечера. Его тепло, ощущение наполненности и соединения двух половинок.
  Я улыбнулась от ноющей боли во всем теле, но она была приятной и такой мучительно притягательной, что я готова была испытывать ее раз за разом, день за днем.
  -С добрым утром, - промурлыкал Эдриан и притянул меня еще ближе к себе. Дыхание сбилось, сердце остановилось и увеличило свой темп бега, а на щеках появился румянец.
  -Как спалось? - с трудом выдавила я.
  -Знаешь, мне приснился необыкновенный сон. Словно я целовал прекрасного ангела, сошедшего с небес, - промурлыкал он и чмокнул меня в губы.
  -Я согласна, - улыбнулась я и в ожидании всматривалась в меняющиеся эмоции на его лице.
  Вдруг он резко вскочил и убежал. Я в непонимании смотрела ему в след, в душе нарастала паника, куда он делся? Что я сделала не так? По щеке скатилась слеза.
  Но тут в дверях с розой, не знаю, откуда он взял ее, появился Эдриан и опустился передо мной на одно колено. В руке появилась коробочка с кольцом. На лице заиграла счастливая почти детская улыбка.
  -Кимберли Крэйг - Митчелл, ты станешь моей женой? - Торжественным голосом проговорил он.
  -Я согласна, - по щекам потекли слезы радости и счастья. Сейчас я была на самом деле счастлива, давно я не чувствовала такого. Только рядом с этим человеком у меня билось сердце, учащалось дыхание и забывались все проблемы и невзгоды.
  -Ты серьезно? - Недоверчиво спросил Эдриан, чем вызвал мой смех. Я сползла с кровати и опустилась рядом с ним на колени.
  -Как думаешь, мне пойдет фамилия Росс? - Промурлыкала я ему в ухо. - Кимберли Росс, - я словно пробовала на вкус свою будущую фамилию.
  -Она тебе безумно идет, - прошептал любимый и надел на протянутую руку кольцо с бриллиантом в форме сердца. - Я люблю тебя.
  -Я люблю тебя, - улыбнулась я и сначала нежно, а потом с большей страстью начала целовать Эдриана.
  
  
  Глава двадцать четвертая.
  Откровения.
  -За что ты меня любишь? - Улыбнулась я и нарисовала воображаемое сердце на щеке парня.
  -За то, что ты есть, - серьезно проговорил он, а в глазах заплясали озорные огоньки.
  -Я ведь серьезно, - воскликнула я и повисла на шее моего парня, да, да, вы не ослышались. А теперь еще и жениха, моего будущего мужа.
  Эдриан подхватил меня на руки и опустился вместе со мной на кровать, он стал целовать мою шею, лицо. Мы начали задыхаться, а я плотнее прижалась к его накаченному телу. Но тут услышала хлопок входной двери, возвещающей о возвращении, домой отца.
  -Нет, не сейчас, - хриплым голосом проговорила я, а самой не хотелось отпускать его из своих объятий.
  -Ким, мне будет легче, если я немного от тебя отдалюсь, - дрожащим от желания голосом прошептал мне в губы Эдриан, заставив меня подчиниться его желанию.
  И вот мы уже сидим на разных концах кровати и пытаемся отдышаться и привести в порядок свои разбушевавшиеся эмоции. Вот уже месяц мы не отходим друг от друга ни на шаг.
  Даже Кристине удалось простить Эдриану все его выходки, хотя когда она услышала о том, что когда-нибудь я стану его женой, она была в такой ярости и пыталась меня переубедить, что несколько дней мы с ней только из-за этого и ругались.
  Но любимый изменился, он стал совершенно другим человеком. Таким нежным, любящим, внимательным и терпеливым. Я даже и представить не могла, что мы когда-нибудь будем вместе. От прежнего Эдриана не осталось и следа...
  -О чем ты думаешь? - промурлыкал Эдриан и, сев рядом, прижал меня к своей широкой груди.
  -Обо всем. Хотя, у меня к тебе вопрос. - Я развернулась лицом к парню, но не отпускала его рук. - Почему ты так себя вел?
  -Ты же знаешь, - уклончиво ответил он. Было видно, что любимому стыдно за те времена, когда он вызывал у меня только слез и обиду.
  -Пожалуйста, - взмолилась я и стала обсыпать его тело поцелуями.
  -Хорошо, хорошо, - засмеялся он. - Я сдаюсь.
  -Вот и отлично, - я вернулась в прежнее положение и позволила Эдриану перебирать свои волосы.
  -Я помню, как нашу семью буквально вырвали из прежней жизни. У меня были свои друзья, места, а тут нужно ехать куда-то только из-за какой-то девчонки, которая может быть опасна для мира. Это казалось мне смешным и глупым. Я умолял родителей ослушаться старейшин, но они не хотели слушать меня. Потеряв надежду, я решил, что испорчу этой девочки жизнь так же, как это сделала она мне, - грустно проговорил он.
  -Но так же нельзя, - возмутилась я. - Ты же даже не знал меня!
  -Согласен, зная тебя, никогда бы так не думал, - улыбнулся любимый и чмокнул меня в затылок. - Но тогда мне казалось, что именно из-за тебя все пошло к чертям. Я был глуп. И вот я даже оглянуться не успел, как наша машина остановилась перед этим домом, - он указал пальцем в окно, где темнел силуэт дома Россов. - Это было ужасно. Родители пытались успокоить меня тем, что у тебя есть замечательный брат, и я смогу с ним подружиться. Но я не хотел иметь с ним ничего общего, раз вы как-то связаны. Но стоило мне увидеть тебя, как все мои мысли улетучились. Это было смешно! Я ведь был еще ребенком, как я мог испытывать что-то по отношению к девочке.
  -Любовь всем возрастам покорна, - прошептала я и потянулась к губам Эдриана, когда мы закончили целоваться, он продолжил.
  -Так вот. Ты бежала прямо ко мне, а я испугался. Мне сказали, что ты дочь демона, Люцифера, я знал его, когда был на небесах. Но ты не была похожа на них, ты была такой же, как он, до падения. Ты светилась, словно внутри тебя было спрятано солнце. Я не мог поверить своим глазам.
  -Эдриан, - севшим голосом прошептала я. - Как получилось, что я родилась такой? Ну точнее знаю, как получилось, что стала доброй, я выбрала свою дорого, но все же... Это так сложно, - вздохнула я.
  -Это все Вотан? - Недовольно пробормотал парень.
  -Да... - только и успела произнести я, до великого взрыва.
  -Кимберли, сколько раз я говорил, что он опасен? Неужели ты не понимаешь сущность демонов? Да что говорить! Его мать дьяволица преисподней, верная супруга Люцифера! Да они два сапога пара!
  -Ты не понимаешь! - Вскрикнула я и быстрым рывком села на кровати и запустила руки в волосы. - Все гораздо сложнее, чем кажется!
  -Нет, это он просто внушает тебе это! А так все очевидно, оно словно на ладони! Вотан первенец Люцифера! Он достойный сын своих родителей! Это смешно, что ты продолжаешь верить ему и после того, что он совершил! Неужели тебе мало того, что он сделал со мной и моей семьей? Или как он убил... - парень запнулся на секунду, но вскоре продолжил, - Майкла.
  Я подняла на Эдриана глаза полные слез, но стоило ему ко мне потянуться, как я отпрянула от его рук. Меня разрывало на части, мой мозг кричал, что все его слова правда, Вотан столько горестей привнес в мою жизнь, но сердце твердило, что он не такой, каким его описывает Эдриан. Ведь я помню, как он сожалел о том, что не ему не был предоставлен тот выбор, какой был у меня. Злой и черствый человек никогда бы об этом не подумал.
  -Ты не знаешь его, - дрожащим от слез голосом проговорила я.
  -А ты знаешь? - Зло поинтересовался парень, почему он становился таким, стоило лишь мне вспомнить Вотана. - Ты готова простить ему все, только за пару ласковых слов! А я нет! Я знаю его гораздо дольше тебя, и уж поверь, в прошлом он занимался отнюдь не спасением котят и щенков...
  Дальше я не хотела слышать. Я пулей вылетела из комнаты и побежала к двери, мне нужно было проветриться, убежать от проблем! Стоило лишь подумать о том, что все позади, мы будем счастливы, как Эдриан вновь делает мне больно.
  У самой двери меня перехватил отец, он был взволнован и испуган моим внешним видом. Но руки его были также сильны, как и прежде. А желание помешать мне выбежать на улице возвышалось над всеми остальными.
  Папа обнял меня и стал гладить по голове, словно я была маленькой девочкой, он что-то говорил мне. Помню лишь тот момент, когда он прогнал Эдриана. Мне вдруг стало стыдно, что отец отдает мне столько любви и заботы, а я скрываю от него тот факт, что обручена.
  -Кимберли, убежав от своих проблем, ты не решишь их, - устало проговорил он и подал кружку кофе, когда мы уже сидели на кухне.
  Эдриан куда-то ушел час назад, и мы остались вдвоем. Кажется чувства, которые не давали мне покоя, успокоились и улеглись, позволяя рассуждать мне здраво. Теперь я понимала, что была неправа именно я, ведь любимый желает мне только лучшего.
  -Папа, я должна сказать тебе... - начала я, но лицо отца испугало меня и заставило замолчать.
  -Ты беременна? - Грозно поинтересовался он.
  -Нет, - воскликнула я и рассмеялась. - Но...
  -Что?
  -Я и Эдриан. В общем, Эдриан сделал мне предложение, и я его приняла, - на одном дыхании выговорила я и приготовилась к взрыву папиных эмоций. Но он оказался спокоен и даже, кажется, был готов к этой новости.
  -Признаться, я не удивлен! Все к этому и шло, - засмеялся он. - Но я все же считаю, что вам пока рановато из подростковой жизни переходить к семейной, тем более тебе.
  -Мне уже семнадцать, - возмутилась я, хотя если быть честной с самой собой, то я планировала нашу свадьбу только через несколько лет, когда буду учиться в колледже. - Эдриан старше меня!
  -Нет, ну пожалей хотя бы меня, старика, - взмолился папа. - Я же останусь совсем один! Если только...
  -Если только что?
  -На следующей неделе выписывают маму! - Торжественно провозгласил папа и счастливо улыбнулся.
  -Ты серьезно? - Я подбежала к папе и крепко обняла, было видно, что он безумно рад сему факты, даже я соскучилась по маме, хотя и сомневалась до сих пор в ее отношении ко мне.
  -Пап?
  -Что, ангелочек, - мягко поинтересовался он и убрал с моего лба, выбившуюся прядь волос.
  -Я пойду искать его! Нам многое нужно сказать друг другу...
  -Хорошо, детка. И Ким, - он окликнул меня перед самой дверью, - удачи, я верю в свою малышку.
  -Спасибо папочка, - улыбнулась я и вышла на улицу.
  Я не знала, где нужно искать, но свет в окне давно покинутого своими владельцами дома Россов, подсказал мне, что стоит начать именно с него. Я пыталась вглядеться в то, что происходит за тяжелыми шторами, но так ничего и не увидела.
  Тихо поднимаясь по ступенькам, я мысленно содрогалась, последний раз, когда я была здесь, убили Викторию и Джеймса. После этого мне было страшно заходить в этот дом, я боялась увидеть множество символов, которыми были испещрены все стены. Поверьте, это зрелище вселяло в меня такой ужас, что я первое время боялась спать в темноте, как моя мама, когда-то...
  Руки похолодели от ощущения дежавю, но на этот раз я была не одна. Через дорожку был папа, к которому можно было убежать и спрятаться, но я должна найти его и поговорить. К тому же, чтобы Эдриан не говорил, я не верю, что Вотан причинит мне боль, да он может это делать с другими, но не со мной...
  Я зашла в пропитанный смертью и страхом дом, по - крайней мере теперь мне так казалось. Тишина в нем тяготила меня, особенно сейчас, когда я начинала переживать за любимого. Я прошла в гостиную, где когда-то нашла тела друзей, тут горел свет, но ни одной живой души не было. Меня одолевал страх, а внутренний голос кричал, беги, не оглядываясь.
  Но без моего парня я и шага прочь не сделаю, ради него я готова пойти на все. Да что кривить душой, моя жизнь без него ничто. Я помню как это больно, потерять его...
  -Эдриан, - шепотом позвала я, но ответом мне были мертвая тишина.
  Единственным, что все еще давало мне силы, была моя любовь. К тому же стены были очищены и покрашены в белый цвет, символов не было. Но куда же делся сам владелец дома? А вдруг с ним что-то случилось....
  -Ким? - Раздался позади меня удивленный голос.
  От неожиданности я закричала и отбежала к окну, готовая выпрыгнуть в него. Сердце разрывалось от страха, до тех пор, пока я не поняла, что это он, мой единственный. Эдриан пораженно смотрел на меня, он был в одних спортивных штанах, торс был оголен, выставляя напоказ великолепное тело.
  Но я была так напугана, что сейчас не могла со всей полнотой восхититься его внешним видом. Я просто осела на пол и зарыдала. Это было странным даже для меня, что уж говорить о парне, который испуганно подбежал ко мне и заключил в свои объятия.
  -Милая, пожалуйста, не плач. Я не хотел тебя напугать, прости, что наговорил тебе сегодня. Кимберли, умоляю, ответь, - взвыл взволнованный Эдриан.
  А я даже ответить не могла, все плакала и плакала, а вместо внятной речи выходили лишь частые всхлипы и странные булькающие звуки. Я лишь прижимала его к себе, гладила спину, проверяя, нет ли каких ран, а потом, отстранив от себя, обследовала лицо.
  -Я так боялась за тебя, - заикаясь, проговорила я, когда основной поток эмоций и страха успокоился.
  -Ким, прости, я не знал, что ты так воспримешь это, - виновато прошептал парень и с болью в глазах взглянул на меня.
  -Эдриан, пожалуйста, давай больше не будем ссориться! Я так тебя люблю! А каждая ссора причиняет мне жуткую боль, - призналась я.
  -Обещаю. - Приложив руку к сердцу, произнес Эдриан и вновь обнял меня.
  -Знаешь, я, когда шла сюда, сразу вспомнила тот день, когда нашла тебя здесь. Мне стало так страшно. Но стоит мне вспомнить, что Виктория и Джеймс скоро вернуться, как страх отступает, но за тебя, я всегда буду бояться!
  -Ким, они не вернутся, - тихо произнес Эдриан и уткнулся лицом мне в шею.
  Он вдруг стал таким ранимым и сильно напоминал брошенного ребенка, что сердце мое сжалось. Я не могла понять, о чем он говорит! Неужели его родители решили остаться на небесах? Неужели они не хотят жить человеческой жизнью? Это же веселее, чем быть там, наверху...
  -Я не понимаю, - растеряно пробормотала я.
  -Они не вернутся, - вновь проговорил парень, словно сам только что осознал это.
  -Эдриан, ты можешь сказать, что ты имеешь в виду? - Начала я беспокоиться за парня.
  -Ким, их убили по специальному ритуалу...
  -Но ведь ангелов нельзя убить! - Отрицая его слова, пыталась я переубедить его.
  -Можно. Я не знаю, откуда, но Вотан и Лилит узнали этот ритуал, а так же у них был особый клинок. Я не знаю из чего он сделан и какие силы помогли закалить его на убийства таких высших существ, но у них это получалось до того времени, как ты спасла меня.
  -То есть они больше не вернуться?
  -Они умерли навсегда, - убито произнес парень, его голос все чаще и чаще стал переходить на шепот. - Виктория и Джеймс были моими родными родителями!
  -Я знала это... Но...
  -Ким, ты не понимаешь! У ангелов не может быть детей! Только у одной пары из тысячи может родиться ангел! Это очень сложный процесс. Видишь ли, ангелы, это дети Божьи, их создавал только он. Да нас были сотни тысяч, но нас хватало, чтобы следить за порядком на земле. Порой случалось такое, что появлялись новые души, такие как ты и я, но они умирали вместе со своим телом. Мы не были созданы Богом, нас создали родители, как простых людей. У ангелов такое редкость, обычно у пары, живущей на земле, рождался ребенок с духом одного из ангелов, того, кого выбрали старейшины.
  -Значит, ты умрешь? - Испуганно спросила я.
  -Ким, а ты не боишься, что ТЫ не возродишься? - Усмехнулся Эдриан.
  -Нет, - поспешила покачать я головой. - Я не хочу существовать без тебя...
  -А я боюсь, что ты исчезнешь, как и все остальные. Я единственный, кто не был привязан к своему телу. Мне уже многие тысячи лет. Старейшины предполагали, что для меня создано задание, которое мне нужно выполнить и только тогда, я покину мир навсегда.
  -Нет, не говори так, - взмолилась я. Было больно узнавать, что любимого не предназначена вечная жизнь, пусть и не со мной. Возможно, я была эгоисткой, но я хотела, чтобы он жил, несмотря ни на что...
  -Мы должны найти Книгу жизни и закончить со всеми проблемами навсегда, - вдруг серьезно и грозно проговорил Эдриан, напоминая мне прекрасного воина.
  -Завтра же приступим к поискам, - улыбнулась я и потянулась к его губам.
  
  
  Глава двадцать пятая.
  Неожиданная встреча.
  Вот и наступило завтра. Я проснулась рано утром, по окнам дома барабанил дождь, а настроение было ужасным. Не знаю, что случилось, вроде бы в жизни было все хорошо, в нашей комнате спал любимый парень, скоро домой возвращается мать... Но все же чего-то не хватает.
  Я сидела на подоконнике, украдкой поглядывая на улыбающегося во сне Эдриана. Но капли, стекающие по стеклу, все чаще обращали на себя внимание. Все было пустым и безжизненным, серость и сырость действовали на меня угнетающе. Вновь возвращалась тупая боль в сердце и душе, которую я встретила как старую знакомую.
  Мне не хватало Майкла. Я старалась забыть тот факт, что он покинул наш мир. Раз за разом убеждала себя, что он не мертв, а лишь уехал далеко и не вернется. Так гораздо проще, ведь мы не знаем, что творится с нашими любимыми, которые однажды покинули нас и уехали в другие края.
  Его фотография в моей руке, казалось, смотрела на меня осуждающе. Как ты могла забыть меня? - спрашивала она. Никогда, никогда я не смогу забыть его, это также невозможно, как и забыть саму себя.
  Почему так внезапно вернулась боль от потери брата, я не знаю. Самым странным обстоятельством было то, что уснула я вчера счастливым человеком. Пусть Эдриан и подкинул множество тем для размышлений.
  Эдриан. Как я была близка к тому, чтобы потерять и его. Мир бы опустел без его тепла, любви и ласки. Слезы струились по моим щекам, но я не чувствовала их до тех пор, пока одна слезинка не попала на мои губы.
  Я улыбнулась тому, что внутри чувствовала себя также тоскливо, как и окружающий мир. Слезы на моих щеках, это те же капли дождя...
  -Ким, - лениво позвал меня любимый голос. Я обернулась на его зов, забыв вытереть слезы, мне не хотелось, чтобы он видел меня в таком состоянии. Но было уже поздно, парень держал меня в своих объятиях.
  -Милая, что случилось? Тебе кто-то сделал больно? - Обеспокоенно спрашивал Эдриан.
  -Я в порядке. Мне так его не хватает! Я так скучаю...
  -Ким, пожалуйста, - лишь выговорил он. Не знаю, чего именно он хотел от меня, но я почувствовала, как мое лицо вытянулось, а слезы высохли на щеках.
  -Пообещай мне, что ты никогда не бросишь меня, - прошептала я и с надеждой взглянула на него.
  -Я всегда буду рядом, ты же знаешь, - упрекнул меня парень за мое недоверие.
  -Он тоже обещал, - сказала я себе, чем Эдриану, но его лицо исказила боль, которую нельзя описать словами.
  -Я не брошу тебя! - Уверенно и твердо проговорил парень и, обняв меня, быстро вышел из комнаты, оставив наедине со своими мыслями.
  Умывшись и одевшись, я спустилась вниз. Дождь уже прекратился, но небо было все таким же серым и пасмурным. Тучи нависали так низко, что казалось, что до них можно дотянуться рукой, стоит лишь только захотеть.
  Эдриан сидел на диване, весь его вид отражал внутреннюю борьбу. Я быстрыми шагами направилась к нему, и вот уже сижу на коленях, пытаясь заглянуть в лицо. Душу терзало волнение, непонимание давило весом с тысячу тонн.
  -Эдриан, - дрожащим голосом позвала я, - посмотри на меня!
  -Ким, я смогу когда-нибудь занять в твоем сердце такое же место, как и он? - С болью в голосе спросил Эдриан, не отрывая рук от лица.
  -О чем ты? - Я не понимала, о чем он говорит.
  -Ты любишь его сильнее, хотя он заслуживает этой любви. Он не делал тебе больно, он всегда был опорой для тебя... А я...
  Осознание его слов со скоростью света ворвалось в мою голову. Я чуть не упала от такого резкого понимания того, что волнует моего любимого.
  -Неужели ты думаешь, что я любила Майкла больше, чем люблю тебя? Эдриан, - на этот раз мне удалось отнять его руки от лица и заглянуть к нему в глаза, - ты самый дорогой человек на всей земле! Ты моя опора и моя поддержка, без тебя не будет меня!
  Лицо парня начало медленно меняться, я видела, как успокаивающе действовали на него мои слова. И это безумно радовало меня.
  -А теперь, - я искренне улыбнулась ему, - нам пора отправляться на поиски Книги жизни, а то мы совсем забросили нашу миссию!
  
  Через час мы уже стояли перед огромными железными воротами старого кладбища нашего города. По телу пробежала дрожь, а коже покрылась мурашками. Это место действовало угнетающе. Я крепче вцепилась в руку Эдриана, который лишь усмехнулся, увидев мою реакцию.
  -Ким, ты боишься мертвецов? - Веселым голосом спросил он.
  -А ты нет? - Лишь выдавила я и еще ближе прижалась к нему.
  Мертвецов не нужно бояться, их нужно уважать и чтить. Но порой такое великое почтение и вызывает страх, ведь их душам известно то, что мы никогда не сможем познать при жизни.
  Мы шли сквозь ряды старых обвалившихся могил, некоторым из них была не одна сотня лет. Вскоре мы достигли того места, где стояли семейные склепы. На душе стала тяжело, а к горлу подкатывала тошнота. Я страшилась и одновременно желала всей душой встречи со своими родными.
  
  И вот мы остановились перед старым величественным строением. Оно было довольно маленьким для места, где покоилось не одно поколение семьи Крэйг. Строение напоминало маленькую часовеньку, обложенную черным камнем, придававшем ей мрачных красок.
  Окошки здесь отсутствовали, единственным отверстием была дверь, которая выглядела довольно жутко. Она была так тяжела, что в одиночку человек не смог бы сдвинуть ее с места и выбраться наружу.
  И вот мы входим в нее. Но там пусто, мне хотелось закричать от того, что здесь ничего не было. Как так могло получиться. Тусклое освещение, которое могла предоставить нам узкая дверь, не давало осмотреться по сторонам. Но тут в руке Эдриана вспыхнуло пламя зажигалки.
  Только тогда нашим взорам предстал громоздкий люк в полу, отодвинув который, мы обнаружили каменную лестницу, ведущую к подземелью.
  -Неужели нам надо спускаться туда? - С неприкрытым ужасом в голосе спросила я у парня, тот лишь сосредоточенно кивнул.
  -Мне что-то здесь не нравится, Ким. Так что будь осторожна, - предупредил он меня.
  -Спасибо, милый. Ты успокоил мои расшатавшиеся нервы, - усмехнулась я и спустилась вслед за ним в подземную пещеру.
  Она была довольно большой. От одной стены до другой было около двадцати шагов, зал был квадратным. В противоположной стене от входа были расположены каменные дверцы, за которыми лежали мои родственники.
  Подойдя ближе, я ужаснулась тому, что предстало моим глазам. Десять плит были заняты моими родными. Причем это не были мои пра-прабабушки и дедушки. Это была вся моя семья, о которой я знала из газеты.
  1914-1984 - Маргарет и Эшли Крэйг. Мы помним вас, вы всегда останетесь в наших сердцах.
  Это мои прабабушка и прадедушка. Дальше шла могила моей мамы. Я и не заметила, что тело дрожало от переполнявших меня эмоций. 1992 год моего рождения и смерти мамы. 1995 - Тина Мария Крэйг, любящая мать и жена.
  -Она умерла через три года после смерти мамы, - прошептала я, смотря на могилу мамы, но взглянув на посеревшее лицо парня, испуганно замолчала.
  -Ким, твоих родных словно истребили! Посмотри, твой дядя, тетя с мужем и ребенком и дедушка погибли в один день от пожара.
  -Но зачем... - Я впала в апатию. Зачем нужно было истреблять моих родных? В чем они были виноваты. Но договорить я не успела, так как на верху послышался шум и Эдриан, приложив палец к моим губам, грациозно и тихо побежал наверх.
  Дальше последовал громкий удар, а затем звук падающего тела. Я закричала от ужаса. Быстро собрав всю волю в кулак, я взлетела по ступеням наверх и наткнулась на фигуры людей, лица которых я не могла рассмотреть.
  В следующее мгновение меня схватили за руку и выволокли на улицу. Там же они бросили меня на мокрую землю, а сами закрыли мне доступ в склеп. Они знали, что без Эдриана я не уйду.
  -Прости, - прошептал мне знакомый голос Вотана. Парень помог мне подняться на ноги, но я одарила его таким холодными и полным презрения взглядом, что он невольно передернулся.
  -Здравствуй, принцесса тьмы. Вот мы, наконец, и познакомимся с тобой лично! - Холодным, словно лед, голосом проговорил высокий блондин, который выступил вперед, оставив за своей спиной остальных.
  Но он не отвлекал внимания от них. Все его спутники были прекрасны. Высокий широкоплечий брюнет, молчаливо смотрел вдаль, кажется, его совершенно не волновало происходящее действие. Рядом со мной возвышался шатен, глаза которого были серыми и блестели как стальной клинок. От него так и исходили волны опасности, вызывая в моей душе страх. Ну, а Лилит с Вотаном были все так же прекрасны, как и эти трое.
  -Что вам от меня нужно? - Зло выкрикнула я.
  -Убить тебя, - прошипела неизвестно откуда появившаяся Лилит.
  -Успокойся, - также холодно сказал ей блондин, и девушка повиновалась. Вот чудо.
  -Нам нужна Книга Жизни, моя принцесса, - почтительно произнес он.
  -Кто вы? - Вызывающе спросила я.
  -Кто мы? - Лающий смех вырвался из горла блондина. - Мы те, кто вызывал ужас из поколения в поколение у этих жалких людишек. Мы сами князи тьмы.
  -Я не понимаю, - я тянула время, где-то внутри у меня все еще теплилась надежда на то, что Эдриан придет в себя и у нас все получится!
  В следующий момент послышался громкий хлопок, и моим глазам предстала ужасная картина. Некогда красивые парни и девушка превратились в монстров, один Вотан остался прежним и смотрел на меня тоскливыми глазами.
  Красота блондина стала еще сильнее, теперь на него было больно смотреть. Волосы отливали золотом, а глубокие синие глаза смотрели на меня оценивающе. За его спиной появились черные большие крылья.
  
  
  
  Поразивший своей красотой брюнет, превратился в уродливого парня с человеческим торсом и лицом, но ногами и руками, которые украшали перепонки, как у лягушек. Сзади были страшные кожаные крылья.
  
  
  
  Вид шатена же привел меня в ужас. На месте высокого широкоплечего парня появилось странное существо с тремя головами и паучьим телом. Посередине возвышалась голова старика, украшенная короной, а по бокам были головы лягушки и кошки. От отвращения я попятилась назад, но там меня остановил Вотан, который к моему великому счастью не изменил вида.
  
  
  -Ты должна сказать нам, где Книга Жизни, подлая девчонка, - прошипела выступившая вперед Лилит.
  Эту девушку не испортило даже перевоплощение в адскую жрицу, жену самого Люцифера, моего отца. Ее тело было прекрасно, гибкие изгибы, длинные ноги. Единственной странностью был цвет ее кожи, он был красным, и странные татуировки, украшавшие все ее тело. На руках были длинные ногти.
  Ее плечи украшала меховая накидка, спадающая до самого пола. А на голове сидела шапка в виде черепа, по бокам которого росли рога, как вверх, так и вниз.
  Признаться, вид демонов произвел на меня должное впечатление. Я была в одно время восхищена ими, но так же испытывала страх перед уродством их тел и душ.
  
  И снова послышался хлопок, после которого моему взору предстали те же персонажи моей истории, только в виде прекрасных молодых людей.
  -Наша принцесса тьмы, мы приносим свои извинения, что до сих пор не были представлены друг другу, - улыбнулся шатен и поцеловал мою руку. Я же еле сдержала дрожь отвращения к этому существу.
  -Я Велиал, - поклонился мне блондин. - Я был изгнан из рая вместе со своим братом Люцифером. Я был вторым творением нашего отца, и именно я внушил своему старшему брату, что он достоин всевышнего престола, а не наш мягкохарактерный отец! Только в день падения, мне удалось уговорить Люцифера занять трон отца, но тот незаслуженно изгнал нас. Но благодаря своим усилиям, я стал главнокомандующим 88 легионов, а в каждом - 6666 низших демонов.
  -Это, - Велиал кивнул в сторону брюнета, - Астарот, - парень, услышав, что говорят о нем, галантно поклонился мне. - Он покровительствует ученым, а также знает все секреты прошлого, настоящего и будущего. Все некроманты мира считают его своим богом. Астарот, так же как и ваш покорнейший слуга, - Велиал нагнул голову, - является одним из немногочисленных великих князей ада, под началом которого 40 легионов демонов.
  -Лилит и Вотана вы уже знаете, к тому же, наша дьяволица приходится тебе кем-то вроде мачехи, - засмеялся демон, вызвав улыбки у всех, кроме меня, самой Лилит и Вотана. - А вот Ваала, мы еще не представили, - ко мне сделал шаг шатен и припал губами к запястью, сверкнув своими стальными глазами.
  -Очень рад знакомству, со своей прекрасной принцессой, - растягивая слова, проговорил он, а я вновь поежилась от отвращения.
  -Он у нас кто-то вроде бога сельского хозяйства и плодородия, - меня рассмешило это признание, но вот то, что я услышала дальше, очень меня заинтересовало. - Ваал властитель жизни, он управляет циклами возрождения и смерти. И, пожалуй, он один, умеет наделять мудростью и проницательностью, которые у него в достатке.
  -Всегда к вашим услугам, принцесса, - хищно улыбнулся Ваал, я же вновь поспешила отпрянуть от него.
  -Велиал, ты слишком затянул свою речь, приступай к тому из-за чего мы пришли сюда, для чего нас послал на землю, наш князь! - Закричала Лилит.
  -Замолчи, - рявкнул тот, а во мне стали закипать гнев и ненависть, значит, Люцифер выпустил этих монстров для того, чтобы они снова что-то забрали у меня. Ну, уж нет, у них это не выйдет!
  -И что же вам нужно? - Зло спросила я, и высоко подняла подбородок, вызвав этим недовольный поворот головы Вотана, который словно говорил, чтобы я так не делала.
  -Нам нужна Книга Жизни, - размеренным и спокойным голосом поведал мне Астарот. - Мы знаем, что вы нашли ее, просто даем тебе шанс отдать ее нам и сделать правильный выбор.
  -Я никогда не стану одной из вас! - Зашипела я.
  -Никогда не говори никогда, - засмеялся Ваал.
  В следующий момент все смешалось. Кто-то кинулся на меня, и я отлетела к стене семейного склепа. Больно ударившись головой, я начала терять сознание, но мысль о том, что они могут сделать с Эдрианом в период моей отключки, не дала мне упустить свое сознание. Я боролась с темнотой до последнего и вот уже стою на ногах.
  Надо мной нависают три парня, три демона, на их лицах нет сострадания, только злые насмешки. Мне кажется, моя жизнь имеет то же лицо, как и у них. Она вечно испытывает меня на прочность, создавая непреодолимые преграды.
  Вотан же держал свою мать, а на лице его читалась мука. Было странным видеть такое его резкое изменение в отношении ко мне, но это все же радовало, если учесть, что я нахожусь среди врагов, а мой любимый лежит в холодном склепе без сознания.
  То, что Лилит набросилась на меня, отозвалось бурей эмоций внутри меня. Я не поняла, что именно я собираюсь сделать, но сосредоточив все свои мысли и чувства, я направила всю волну на эту дьяволицу, а потом топнула ногой.
  Под ногами матери и сына разверзлась земля, и Вотан провалился в эту дыру. Лилит оказалась проворнее, поэтому успела вовремя отскочить. Я стояла и смотрела на то место, где только что стоял Вотан, но теперь там была только земля и ничего больше.
  -Что ты сделала с ним? - Вырвал меня из ступора визг Лилит, которая вновь летела на меня, но на этот раз ее остановили и не дали причинить мне вред. - Куда ты его дела? - Вопила она.
  -Она отправила его в ад, - улыбнулся Ваал, хотя я не понимаю, что в этом может быть хорошего.
  -Но как она это сделала? - Не унималась Лилит.
  -Все очень просто, она самый сильнейший демон из всех, которых я знаю, - мрачно заключил Астарот. - Ну, возможно Люциферу она уступит в силе. И то, лишь потому, что так неопытна и глупа!
  -Откуда ты знаешь? - Хором спросили все тут присутствующие.
  -Не знаю, я это вижу. Не вздумай с нами играть, принцесса. Я знаю все твои шаги наперед, и то, что я вижу, мне не нравится. Задумайся, нужны ли тебе враги вроде нас?
  Я молчала, что я могла сказать, ведь даже не знала, как стоит со всем этим поступить. В моей голове не было никакого четкого плана, лишь мысли о том, как там Эдриана, и правда ли я отправила Вотана в ад.
  -Завтра, в полночь, мы придем за Книгой Жизни, - громко возвестил меня о своих планах Велиал. - Постарайся нам найти ее, иначе ты можешь попрощаться со своим женихом.
  -Вы не посмеете, - прошипела я.
  -Мы уже знаем, как убивать ангелов. И один раз, у нас это практически получилось, если бы Вотан проделал свою работу качественно, - глумливо проговорила Лилит, вызывая во мне новую волну ненависти, заставившую закрыть глаза и крепко сжать кулаки.
  Но снова, когда я открыла их, вокруг никого не было. Ничто не напоминало о сцене, которая только что разразилась на старом кладбище...
  
  
  Глава двадцать шестая.
  Откровения для мессии.
  Когда я вернулась к Эдриану, который все еще лежал без сознания, во мне бушевало столько различных эмоций, что было трудно сосредоточиться хотя бы на одной из них. Но увидев струйку крови на лбу любимого, я поняла, что не могу думать ни о чем другом, кроме его самочувствия.
  Я быстро опустилась на каменный пол рядом с ним. Быстро приподняв и положив его голову себе на колени, я начала обследовать его рану. Сейчас мне безумно хотелось привести его в чувства, удостовериться, что с ним все хорошо. Но пока главным был тот факт, что они оставили его в живых.
  Когда я вытирала своим рукавом струйку крови, с губ любимого сорвался громкий стон, а затем он попытался сесть.
  -Полежи немного, - взмолилась я, но Эдриан и слушать меня не хотел, как в принципе и всегда.
  -Ты цела? - Потирая ушибленную голову, обеспокоенно спросил он. Я же рассмеялась от этого его вопросы и кинулась на шею парню.
  -Я так рада, что ты жив, - счастливо улыбнулась я и начала целовать лицо парня.
  -Ким, я жив и здоров и полон боевого духа. - Тут парень посерьезнел и задумчиво на меня взглянул. - Куда делись демоны?
  -Они ушли, - уклончиво ответила я, мне не хотелось рассказывать Эдриану о том условии, что они поставили мне. Я просто была уверена, что он откажется отдавать Книгу Жизни в их руки, даже если будет знать, что на кону его жизнь. Я же была не готова расставаться с ним, да и никогда не буду, поэтому уже запланировала придти сюда одна завтра в полночь.
  -Ты уверенна? - Обескуражено поинтересовался парень и оглянулся по сторонам в поисках подтверждения моих слов. - Что они хотели?
  -Им нужна была я. Они просто хотели переманить меня на свою сторону, - отчасти я сказала правду, поэтому буду надеяться, что хотя бы за эти слова совесть не будет терзать меня так сильно.
  -Но почему они так просто ушли? - Недоумевал парень, я чувствовала, что вокруг клетка вокруг меня сужается с каждым вопросом. Нужно было срочно искать выход из нее, а то она поглотит меня и не выпустит...
  -Нам нужно найти то, зачем мы пришли сюда, - выдохнула я и помогла поднять Эдриану на ноги.
  Парень пошатнулся, когда приобрел вертикальное положение. Я подбежала к нему и подставила свое плечо. Эдриан попытался пойти дальше сам, но удар головой об стену давал о себе знать, поэтому подавив свою гордость, он все же принял от меня помощь.
  -Эдриан, - простонала я. - Я боюсь открывать могилу мамы!
  Парень с таким пониманием и сочувствием взглянул на меня, что сердце у меня радостно защемило от осознания того, что, не смотря ни на что, я все же нашла свою вторую половинку, и никто и никогда не отберет его у меня.
  Все время, пока Эдриан занимался поисками книги, я просидела с закрытыми глазами, стараясь отключить свой слух, который нещадно заставлял меня улавливать звуки отодвигающихся каменных плит.
  Но вдруг все резко закончилось, и я в испуге открыла глаза и вскочила на ноги. Эдриан стоял у стены, которая казалась нетронутой его поисками, а в его руках была старая, буквально рассыпающаяся на мелкие кусочки книга.
  Я подошла к нему и заглянула в глаза парню. В них горел огонек победы.
  -Благодаря этой книге, мы сможем изменить решение старейшин! Мы сможем спасти столько человеческих душ!
  Я понимающе улыбнулась Эдриану, но чувствовала все же некий дискомфорт. Просто в моей голове постоянно стучала мысль, что так или иначе мне придется отдать ее демонам, если я хочу сохранить жизнь своему любимому. А этого я желала намного больше, чем всего остального. Я понимала, что это ужасно эгоистично так думать, кроме того, я была мессией, но любимый был важнее всего остального мира.
  Мне удалось уговорить Эдриану поехать домой. Я приводила веские доводы тому, что книгу нужно изучать лишь там, потому что здесь, на кладбище мы уязвимы, стоило только вспомнить встречу с демонами. Кроме того, я видела, как тяжело отходит Эдриан после того удара, меня это сильно пугало.
  И вот мы уже едем домой. Парень благоразумно отказался ехать за рулем и уютно устроился на пассажирском сидении. Вскоре он впал в беспокойный сон, но я не решилась потревожить его.
  Когда мы прибыли на место, я слегка провела губами по его лицу, и парень мгновенно открыл глаза.
  -Неужели мы так быстро добрались? - Удивился он, но теперь его взгляд был более сконцентрированным, чем тогда на кладбище.
  Мы быстро выбрались из машины и направились в дом. Там пока я готовила чай, Эдриан перед камином изучал книгу. Для него все страницы внутри были пусты, я видела, как раздосадован парень, ведь всем интересно узнать будущее всего мира, тем более из Книги Жизни.
  Пока я была на кухне, позвонил отец и предупредил, что сегодня просто не сможет приехать и переночует в офисе. Я не стала настаивать на его возращении домой, ведь понимала, что сегодня мы будем заняты именно обдумыванием планов по спасению мира от Люцифера. Назвать его отцом, язык не поворачивался...
  Я зашла в гостиную с дымящимся от жара чаем и поставила поднос на стол, а сама опустилась рядом с любимым. Вынув из его рук Книгу Жизни, я обвила руками его талию и прижалась к могучей груди, которая размеренно вздымалась от его дыхания. Тепло стало разливаться по моему телу, я готова была просидеть с ним вот так, целую вечность.
  -Кимберли, - засмеялся парень и притянул меня к себе так, что я практически оказалась на его коленях. - Что это на тебя нашло?
  -Неужели я не могу обнять своего любимого человека? - Язвительно проговорила я и вновь уткнулась лицом в его грудь. Глаза защипало от страха перед будущим. А вдруг демоны никогда не держат свое слово и так или иначе они найдут способ убить Эдриана?
  -Почему ты плачешь? - Сиплым голосом спросил парень, приподняв мой подбородок, и внимательно взглянул в мои глаза, словно ища там ответ на свой вопрос.
  -Я так боюсь тебя потерять, - прошептала я. Это признание далось мне с трудом.
  -Но я всегда буду рядом, - улыбнулся уголками губ парень, хотя в глазах стояла печаль. Он понимал все прекрасно и знал, что и я тоже.
  -Мир непредсказуем. За каждым поворотом мы можем оставить что-то ценное и никогда больше его не найти...
  -Но потеряв что-то, ты приобретешь, нечто не менее ценное, а возможно в стократ превышающее предыдущее, - серьезно проговорил парень и поцеловал меня в макушку.
  -Мне не нужен никто, кроме тебя!
  -А мне нужна только... ты, - парень засмеялся и в считанные секунды перевернул меня на спину так, что я оказалась под ним.
  Эдриан склонился надо мной и нежно пробежал губами по всему лицу, шее и ключице. Я была готова закричать от радости, поэтому обхватила его торс ногами, а лицо притянула к себе, найдя его губы, я впилась в них поцелуем.
  Когда страсти успокоились, мы просто обнялись. Нам этого было достаточно. Близость духовная гораздо важнее, чем телесная, но и без нее никуда. Я каждой своей частью принадлежала этому парню, а он был всецело моим.
  -Кимберли, ты не сможешь, долгое время избегать прочтения книги, - улыбнулся он.
   -Ты все понял? - Удивленно вздохнула я.
  -Да, но надеюсь, что наш предыдущий разговор был не из-за того, что ты боишься узнать будущее, - он повернулся ко мне и серьезно взглянул в глаза.
  -Все, что я говорила - правда. Но мне страшно...
  -Мы преодолеем это вместе!
  Эдриан протянул мне книгу, и я приняла ее. Пальцы зажгло, я почувствовала, как по телу пробежал заряд энергии и силы. Открыв ее, я сначала увидела пустую страницу и в недоумении уставилась на нее. Но вдруг все переменилось. Неизвестно откуда стали появляться и выстраиваться в слова, предложения буквы. Вскоре ими была исписана вся страница.
  -Вырвется демон из адских оков и станет искать деву, что будет матерью его дитя. Но вместо одного родятся двое от разных матерей и станут они на путь выбора. Но как различны судьбы матерей, так и их пути будут несхожи. Сын станет последователем тьмы, но свет будет бороться в его душе за свое место. Дочь же выберет свет, но тьма не оставит ее, наложив на душу свой темный отпечаток.
  Шесть печатей будут преградой к воссоединению детей с отцом. Первой печатью станет рождение прекрасного дитя, так не похожего на своего отца. Она примет все его свет и добро. Второй печатью станет смерть невинного человека, которую совершит его дитя тогда, когда будет так мала, что и не вспомнит этого, будучи взрослой. Третьей печатью станет любовь ангела к дочери властителя тьмы. Да зародится в чреве плод любви их. Четвертой печатью станет решение блюстителей равновесия в мире, да откажутся они от миссии защищать невинных, да примкнут они к тем, кому не мил этот мир. Да умрут от рук небожителей шесть ангелов, и размоет их кровью пятую печать. В великий день погибнет князь тьмы, пролив слезы перед отцом своим, искупит все грехи свои, открыв врата совращенному брату.
  Принцесса света и тьмы разрушит все печати и откроет путь отцу в мир солнца и звезд и наступят темные времена.
  
  
  
  
  
  
  Двадцать седьмая глава.
  Финал.
  
  -Все это было предписано с самого начала! Все зря, Эдриан, все зря! - Кричала я, схватившись за голову.
  -Ким, мы все еще можем преодолеть это! Мы сделаем это вместе. Мы не позволим твоему отцу вырваться наружу! Ты слышишь меня? - Парень оторвал мои руки от лица и взял его в свои. Я смотрела в его глаза, они пылали, он был полон решимости, закончить с этим раз и навсегда.
  Стук в дверь отвлек нас. Я вновь спрятала лицо в ладонях, а Эдриан нехотя поднялся на ноги и отправился открывать дверь. В следующее мгновение послышались звуки схватки, я испуганно кинулась на помощь к любимому. Но зрелище, что предстало моим глазам, поразило меня до глубины души.
  -Вотан? - Позвала я истощенного парня, всего вымазанного сажей. Я бы не узнала в нем брата, если бы не его зеленые глаза.
  -Прекратите, - завопила я, расталкивая парней в разные стороны. Но им явно было не до меня, чей-то неосторожный толчок отбросил меня к противоположной стене.
  Сначала мне показалось, что моя голова раскололась на мелкие кусочки. А затем меня начала поглощать темнота, я же боялась отпустить свет. Я переживала за двух дерущихся парней, а вдруг в следующий раз я не увижу одного из них? Но темноте это было неважно и, крепко схватив меня за руку, она утащила меня в мир спокойствия.
  
  Когда я пришла в себя, было уже светло. Меня держали за руки. Открыв глаза, я обнаружила обоих парней. На лицах были видны следы недавнего столкновения, но чувство вины в глазах испугали меня. Неужели они кого-то убили?
  -Ким, - счастливо воскликнул Эдриан и бросился меня обнимать. Его резкие движения оказались лишними и моя голова моментально закружилась.
  -Вы кого-то убили? - Прохрипела я и улыбнулась брату.
  -Нам так стыдно. Сестренка, поверь, мы не хотели впутывать тебя! - Удрученно проговорил он.
  -Вам? - Я была приятно удивленна. Неужели за время моего отсутствия у этих парней завязалась дружба?
  -Видишь ли, Вотан рассказал мне некие новости из... ада, - недовольно пробурчал Эдриан. Я видела, что любимому неприятно признавать тот факт, что Вотан смог оказаться полезным. Эх, про дружбу стоит забыть.
  -И что же это? - Вскинула я бровь и присела в объятиях любимого.
  -А ты не хочешь извиниться?
  -За что? - Непонимающе посмотрела я на брата. О чем он говорит?
  -Ты отправила меня прямиков в преисподнюю! Неужели ты подумала, что я соскучился по нашему папочке?
  -Прости, я даже не знала, что могу такое! - Поспешила я принести извинения. Встреча с Люцифером наверняка была не самым приятным воспоминанием Вотана.
  -Он был нами крайне недоволен. Но сестричка, тебя там все именуют принцессой тьмы. Кроме того, наш папочка уже собрал чемоданы и готов ворваться в реальный мир и творить свои темные делишки.
  -Почему? - Только и удалось выговорить мне. Я была растеряна этими новостями, неужели Люцифер знает, что предписано нам Книгой Жизни?
  -Он чувствует, сегодня прольется кровь. В полночь состоится последний акт этой пьесы. Если мы переживем его, значит выйдет победителями. Нет, папочка появится на земле со всеми грехами...
  
  Остаток вечера мы провели в ожидании полночи. Наша встреча с демонами должна была состояться на кладбище. Вотан предложил построить ловушки для демонов. Он объяснил их действие тем, что сущность не сможет вырваться из заклятого круга, покуда кто-то не нарушит цепь символов.
  Все время, что было у нас в запасе, мы провели за сооружением ловушек. Но те, кто появился задолго до полночи, были нежданными гостями.
  -Велиал погибнет сегодня, - громко проговорил за моей спиной Астарот. Я вздрогнула от неожиданности. Эдриан и Вотан куда-то ушли, оставив меня одну.
  -Что тебе нужно? - Холодно спросила я, хотя внутри все тряслось от страха.
  -Убей его! - Прошипел демон. - В другом случае погибнет твой возлюбленный.
  -Откуда ты знаешь?
  -Я вижу будущее, оно не так радужно, как тебе хотелось бы.
  -Я не стану убивать его! Вам известно пророчество?
  -Да, я слышал его из твоих уст. Оно сбудется в любом случае! Велиал падет от руки женщины и тебе не остановить этого!
  -Ты уверен? - Зло засмеялась я, когда замкнула круг. - Теперь ты и твой дружок, - я указала на Ваала, который стоял все это время рядом, молча. - Умрете здесь!
  -Ты ошибаешься, юная дева. Неужели ты думаешь, что мы настолько глупы? Я знаю все твои шаги наперед. Мы пошли на это только ради того, чтобы предупредить тебя!
  -О чем?
  -Твой возлюбленный умрет сегодня! Но мы можем спасти их.
  -Кого? - О чем он говорил. Я не могла уследить за ходом его мыслей.
  -Ваал вернет тебе двух дорогих людей в обмен на смерть Велиала и нашу свободу. Он удержит душу Эдриана и вернет друга.
  -Я не понимаю, о чем вы говорите!
  -Запомни, Люцифер все равно вырвется наружу! Но мы можем помочь тебе. Заключи с нами договор, и мы вернем тебе их.
  Я замерла, было так тяжело поверить в их слова, но кроме того, мне очень сильно хотелось в них верить. Я не знала, о ком говорили эти два демона, но их обещание вернуть мне двух дорогих людей было слишком соблазнительно.
  -Я согласна, - я уверенно шагнула в круг и протянула Ваалу руку, демон довольно улыбнулся и пожал мне руку.
  Но в следующий момент не случилось ничего необычного. Все было, как и прежде, лишь Ваал закрыл на секунду глаза и что-то тихо прошептал, все еще не выпуская мою руку из своей ладони.
  -Запомни, принцесса. Я верну тебе дорогого тебе человека с восходом солнца! Но он не будет таким, какой был прежде, все его воспоминания останутся с ним. Если хочешь вернуть его по настоящему, помоги забыть все!
  Я пошатнулась, эта сделка отняла у меня много сил. Я буквально еле держалась на ногах, упав на землю, я стерла рукой часть круга и выпустила демонов наружу. Но они не спешили уходить, они помогли мне встать.
  -Почему вы это делаете? - Онемевшими губами прошептала я.
  -Мы надеемся, что однажды, отец заберет нас к себе, - грустно проговорил Астарот. - Мы не хотели становиться павшими, все из-за наших братьев. Да мы злы, но такими нас сделал ад, ты и представить себе не можешь, какое это ужасное место. А теперь прощай, принцесса.
  -Куда вы? - Крикнула я им вслед.
  -Искупать свои грехи перед отцом, - улыбнулся Ваал.
  -Запомни, Кимберли! Все началось с тебя, и закончится должно именно тобой. Не пугайся трудностей и препятствий, ты все их преодолеешь! Не страшись будущего. И, - он на время замолчал, - призови нас, когда захочешь вернуть второго дорого человека...
  Буквально за секунду они растворились в воздухе, оставив меня наедине со своими мыслями и переживаниями. Я смотрела на то место, где они только что стояли. Сейчас меня волновал мой выбор, а вдруг я поступила неправильно, вдруг лишь навредила всем нашим планам.
  -Кимберли, с тобой все хорошо? - Ко мне подлетел испуганный Эдриан и приподнял голову, чтобы осмотреть лицо.
  -Я их отпустила, - прохрипела я, поймав на себе понимающий взгляд Вотана.
  -Ваал и Астарот были здесь, Эдриан, - спокойно проговорил он. - Они все рассказали тебе?
  -Ты знал? - Ошарашено спросила я.
  -Ты знал? - Взревел мой парень. - Ты увел меня специально? Оставил ее вместе с монстрами?
  Эдриан схватил Вотана за грудки и прижал к каменной стене. Тем временем на кладбище опустились сумерки, и все краски в один миг потускнели и скрыли от нас дневной мир...
   У меня не было сил разнимать их, поэтому я лишь кричала, умоляла их отступить друг от друга. Вдруг откуда не возьмись, появилась счастливая Лилит, она схватила Книгу Жизни и склонилась над могильной плитой. Дьявольски рассмеявшись. Следом за ней возник Велиал, который в недоумении оглянулся по сторонам.
  Я видела все действия Лилит, как в замедленной съемке. Она вытащила из-за пазухи острый клинок и с размаху воткнула его глубоко в живот Эдриану, который побежал на нее. По кладбищу пронесся чей-то животный крик ужаса. Лишь спустя минуту, я поняла, что это кричу я. Из последних сил поднявшись на ноги, я подлетела к любимому и осторожно опустилась с ним на колени. Звуки драки не привлекали меня, был лишь он...
  -Эдриан? - Плача позвала я любимого.
  Парень перевел помутневший от боли взгляд на меня. Я крепко зажимала его рану на животе рукой. Судя по количеству крови, она задела жизненно важные органы, парень медленно умирал, но я должна была спасти его.
  -Что я могу сделать, любимый? Что я могу сделать? - Кричала я, пытаясь заткнуть рану руками, может так у меня получится остановить кровь.
  -Ким, все кончено, мы проиграли... - Тихо прошептал он и поднял руку, чтобы погладить по щеке, но она замерла на половине пути и упала на землю... Эдриан умер. Это был клинок, про который он рассказывал мне, он был ядовит для ангелов и демонов, лишь им можно было убить их.
  -Нет! - Вырвался крик из моей души. Я подняла ненавидящие глаза на борющихся. Вотан пытался атаковать Велиала, но у него мало, что получалось.
  Но вот удача, они вдвоем оказались в центре нашей ловушки. Быстро схватив мел, я подбежала к ним и закрыла круг. Оба парня замерли и посмотрели на меня. Я в это время уже неслась к Велиалу с ножом в руках. Я чувствовала такую нечеловеческую силу, что мне казалось, будто бы я могу раздавить его руками.
  -Ты умрешь, - прошипела я и с силой воткнула нож прямо в сердце демону, которого уже держал Вотан. Князь тьмы упал на землю и начал кашлять, но нас отвлекла Лилит.
  -Мой хозяин восстанет! Полукровка вернула его на землю! - Она танцевала вокруг ловушки, напоминаю сумасшедшую. Я словно зачарованная смотрела на нее, не в силах отвести взгляд, пока меня не потащил куда-то Вотан.
  -Куда мы? - Опомнилась я.
  -Нужно бежать, сейчас здесь откроются врата ада, - в голосе парня было столько паники, что я решила беспрекословно последовать за ним, пока не вспомнила о нем...
  -Эдриан, - закричала я, бросаясь назад.
  -Нет, Кимберли, нельзя за ним возвращаться! Нужно бежать!
  -Я не уйду без него, он там один! - Я кричала и пыталась вырваться из крепких объятий брата, но тот продолжал тащить меня прочь от этого места.
  -Мы вернемся за ним, обещаю, - прошептал он и ударил меня чем-то тяжелым по голове.
  
  Очнулась я в машине Эдриана. Голова ужасно болела, но сердце мое буквально разрывалось, было даже дышать тяжело. Внутри образовалась невосполнимая пустота, мучительная пустота.
  Кто-то тихо постучал в окошко, я подняла глаза полные слез и увидела Вотана. Приоткрыв дверь, он помог мне выбраться из машины. Недалеко на траве я увидела тело Эдриана. Когда я медленно приближалась к нему, с неба начали капать первые капли дождя. Опустившись рядом с ним на колени, я убрала со лба любимого непослушную прядь, и стерла кровавые следы, рукавом своей кофты.
  -Я люблю тебя, - срывающимся голосом прошептала я и нежно поцеловала его слегка теплый лоб....
  
  
  
  
  
  
  
  Эпилог.
  Знаю, что мой рассказ наполнен по большей части отрицательными эмоциями и грустными мыслями, но такова была моя жизнь, такова она и оставалась бы, если бы не мой маленький сын, ради которого я теперь только и живу.
  Теперь я знаю, что не все то золото, что блестит. Не все таковыми, какими принято их считать. Ангелы не всегда идеальны, как нам рассказывали, и даже у демонов есть душа, пусть и не такая открытая, как у людей.
  Растить сына в одиночку сложно, но мне очень помогают мама с папой и брат, которые души не чают в своем внуке. Пусть для них он и не родной, но мы забыли об этом. Да и я всегда считала своими родителями именно их.
  Сейчас мне уже 22 года, а моему Эдриану Майклу Россу пару месяцев назад исполнилось четыре года. Каждый месяц мы с моим малышом ходим на могилу к его отцу, бабушке с дедушкой. Мне очень жаль, что всех этих людей он так и не узнал.
  Эдриан с самого рождения знает, какими чудесными и замечательными они были. Надеюсь, что когда он вырастет, то станет таким же храбрым, добрым, отзывчивым и замечательным, как эти самые главные мужчины в моей жизни...
  -Мама, мама, дядя Майкл пришел, - закричал Эдриан беззаботно и затащил в комнату брата, который радостно улыбнулся мне...
  
Оценка: 4.66*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"