Эри-Джет: другие произведения.

Цвет феи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Опять, типа, социальная фантастика. Этим рассказом мы с Джетом заняли второе место на "Темных аллеях" в конкурсе рассказов о детях.

  Цвет феи
  
  По металлической двери бункера шумел дождь - ровным, успокаивающим гулом. То чуть усиливался, то слабел, шелестел невнятной колыбельной. Дождь - это хорошо! Все утро идет - бадья наполнится водой! А дождевая - чистая, ее процеживать не надо, вся грязь сама через пару часов осядет, и можно сливать воду через шланг, чтобы не взбаламутить. А то, что на дне бадьи останется, выплеснуть подальше. Рыжий осадок, когда высохнет, схватится комьями, и его можно будет расколоть на куски, но Старший такое не примет.
  Таен, Райдо и Ниитка, укрывшись одним одеялом, сидели на матрасе Райдо и смотрели вверх, откуда сквозь узкое толстое стекло лился сумрачный дневной свет, скудно освещая просторное помещение.
  - Зарядил-то как, - важно растягивая слова, сказал Райдо.
  Он считал себя главным, хотя Таену уже исполнилось тринадцать. Года два назад они даже подрались из-за этого, но коренастый, задиристый Райдо быстро разбил нос хоть и высокому, но тонкому и не слишком сильному Таену. Или не слишком наглому. Они вообще часто спорили.
  - Старший должен был прилететь сегодня, - напомнил Таен.
  - Из-за дождяры теперь не прилетит, - сказал Райдо, - Блин! Жрать-то хочется.
  - Там еще три банки фасоли осталось, - сказала Ниитка, - и немного печенья.
  - А тушенка?
  - Тушенки нету.
  - Вооот... а я жрать хочу. Мясо. Зря, что ли, на работе надрываюсь?
  - Райдо, не шуми, дай дождь послушать. Если выйти под него нельзя, так хоть послушать можно? - спросила Ниитка и завозилась, устраиваясь удобнее.
  Положила голову на плечо Таену, закинула за спину растрепанную косу, потерла глаза сжатыми в кулачки ладонями:
  - Спать хочу. Я помню, когда-то шумел дождь и стучали колеса... так: тудух-тудух, тудух-тудух. Это что было?
  - Поезд, Ниитка, это был поезд, - ответил Таен.
  - А зачем поезд?
  - На нем едут далеко-далеко.
  - Не надо далеко-далеко, - встрял Райдо, - там работы не будет.
  
  
  К вечеру, уже начало темнеть, мальчишки разбудили Ниитку - случайно, когда собирались наружу воды набрать. Утром поздно будет, замучаешься ее процеживать. Хлопала дверь бункера: Райдо передавал ведро Таену, и раз - оно зазвенело, выскользнув из рук и покатившись по ступеням, расплескивая воду. Мальчишки долго переругивались через прикрытую на всякий случай дверь, и потом снова вода капала равномерно из ведерка, пока Таен носил ее - вниз по железной лестнице, наискосок через помещение, к стене, где и выливал в бочку.
  Ниитка быстро уснула снова, куталась в старенькое одеяло и улыбалась во сне.
  
  
  Утром ребята съели предпоследнюю банку фасоли и, когда солнце поднялось высоко и выгнало вчерашнюю сырость, стали собираться на работу. Перед внутренней дверью бункера надели респираторы, и потом, в закутке между внутренней и внешней дверями - натянули защитные комбинезоны и резиновые перчатки. Ниитка, как всегда, долго укладывала в капюшон непереплетенные с позавчера косы и глуповато хихикала.
  Сразу за внешней дверью ребята остановились, глядя на косматые тучи внизу, над долиной. Когда-то к бункеру вела грунтовка, и Райдо утверждал, что его привезли сюда именно по дороге, но лет пять назад ее засыпало обвалом, и никто не стал расчищать. Старший решил, что вертолетом добираться быстрее и надежнее. Другого пути сюда не было, горный склон резко обрывался вниз.
  И почти весь порос феецветом. В ясный солнечный день над тяжелыми цветами, похожими на крупные сердцевины ромашек без лепестков, маревом поднималась легкая рыжая пыльца, она казалась пушистой и волшебной, можно было дунуть - и она летела, словно крохотные зонтики одуванчиков. Дуть на пыльцу можно, а дышать ею - нельзя.
  Так говорил Старший. Он называл ее мудреным словом, оканчивающимся на "станцию", никто из ребят не понимал, причем к пыльце "суп" или "станция". Старший объяснял, что пыльца - это приправа, очень острая, такая острая, что если ею надышаться, чихать будешь целую неделю. И работать не сможешь. И тогда Старшему не за что будет купить им продуктов. А вот если ее собрать и нужным образом приготовить - то пыльца превращается в приправу, которую можно продать. Сейчас хватает на еду и топливо для вертолета, а потом - потом Старший им и денег даст. Много. Феецвет - он же дорогой, не для простых людей. Для фей. Вот так-то.
  - А вы, замурзяхи, не феи, - строго говорил Старший, выгружал три ящика консервов, укладывал на их место пакеты с феецветом и улетал на целый месяц.
  Только вот, похоже, он и сегодня не прилетит - почти половину неба захватили тучи, на горизонте погромыхивало, а это значит, погода нелетная. А у них осталась последняя банка фасоли и несколько печений.
  Ребята постояли, повздыхали тяжко и пошли работать - наклонять цветок за цветком в плотный прозрачный пакет и стряхивать в него пыльцу-приправу. Цветок за цветком, цветок за... Пока не закружится голова и перед глазами не поплывут разноцветные круги, среди которых все больше рыжих, пушистых, усыпанных пыльцой...
  
  - На завтрак ничего осталось, - вздохнула Ниитка, ковыряясь вилкой в пустой банке.
  - Это ты виноват! Каждый раз в первый день по две банки тушенки съедаешь! - вскинулся Таен, - а мы потом одну фасоль жрем.
  - Ой, ладно... На помойке, небось, хуже было? И ниче, все выжили. Или ты сюда прямиком от мамки попал?
  - Отвали, - Таен поднялся и пошел к ступеням, выглянул через полоску стекла наружу.
  Там едва вздрагивали под утихающим ветром рыжие цветы, а пыльца все еще висела живым облаком. Долины видно не было.
  Рядом поднялся на цыпочки Райдо, выглянул тоже.
  - Знаешь, про что я думаю?
  - Ну.
  - Старший говорит: "Приправа", и мне каждый раз такое чудится... такое...
  - Какое?
  - Как будто... ну, как будто... обещай, что ржать не станешь!
  - Обещаю.
  - Фея - это ведь женщина?
  Таен вместо ответа пожал плечами, потом кивнул.
  - Представь - лежит она на столе. Голая. И грудь у нее... ну, большая грудь... и ноги раздвинуты. И волосы там тоже рыжие, как пыльца. А на нее сверху эту приправу сыплют. И растирают ей по телу. И ей от этого хорошо, - Райдо сглотнул и вздохнул шумно.
  Таен скосил на него глаза:
  - Ты так думаешь?
  - Я... часто так думаю.
  - А прикольно, - и Таен уже совсем по-другому посмотрел на рыжие цветы.
  - А ты хотел бы потрогать?
  - Пыльцу?
  - Дурак. Женщину.
  Таен тоже сглотнул:
  - Хотел бы.
  
  Ухабистая грунтовка круто вильнула по склону, и вдруг пропала под завалом - открытый джип зацепил камень, послышался звон и металлический скрежет. Фрог ударил по тормозам, выругался сквозь зубы и повернулся назад, к жилистому блондину лет тридцати в темных очках и старой ковбойской шляпе:
  - Босс, приехали, похоже.
  Босс, Райз Доран, вытянул сигарету из мятой пачки, клацнул зажигалкой и медленно затянулся, осматриваясь.
  Ула, его соседка, коротко стриженая рыжая красавица, тоже попросила прикурить, повела взглядом вокруг и, лениво выпустив струйку дыма, протянула:
  - Однако! Мальчики, мы не заблудились, случаем?
  - Немой, идиот, говорили тебе - зло продолжал Фрог, - проводника оставь, так нет, покуражиться хотелось... куда вот теперь?
  Немой, здоровенный детина на переднем сидении, как обычно, не ответил, словно и не к нему обращались. Он глуповато посмотрел на свои огромные кулаки и, словно вспомнив что-то приятное, разулыбался.
  В отличие от Фрога и Улы, босса завал не беспокоил. Он был явно не подстроен и, судя по проросшим кое-где среди камней хилым деревцам, случился несколько лет назад. Объехать его не стоило и пробовать, возвращаться и искать другую дорогу - опасно, да и, скорее всего, бессмысленно. Жаль, но от машины придется избавиться. С другой стороны, он с самого начала не рассчитывал добраться до границы на колесах, да еще чтобы ни одна полицейская собака не довязалась. Все и так шло подозрительно хорошо, поэтому внезапное препятствие он воспринял как должное, и даже слегка порадовался: если идти через горы напрямик, до границы вдвое ближе, а лишних глаз меньше.
  Доран бросил недокуренную сигарету и, перескочив дверцу, оказался на дороге.
  - Ула, Немой, разобрали снаряжение и за мной. Фрог спрячет джип, потом догонит.
  Завал обходили несколько часов, и только вечером вышли к склону, очень крутому, но судя по всему, прочному, безопасному для подъема.
  - Наверху заночуем, - решил Доран и взялся разбирать тросы и крепления.
  Фрог злился от усталости, Ула жалобно скулила, но босс был непреклонен: оставаться на ночлег внизу опасно, а там, наверху, уже рукой подать до заветной цели: пересечь границу, разделить добычу и зажить, наконец, в покое и роскоши, как и мечталось с самого детства.
  Доран еще раз с любовью погладил припрятанный на груди увесистый кошель, набитый крупными ювелирными бриллиантами, зацепил страховку и полез на склон.
  
  - Не пойду я работать, - Райдо натянул на голову истрепанное одеяло и отвернулся, - не пойду и вставать не буду. Второй день нежрамши! Сил моих нет.
  - Ну и дурак. Вот прилетит Старший, а что мы ему отдадим? Скажет: мало, и не оставит, например, сахара. Или твоей любимой тушенки... а, ну тебя! Как хочешь, только если Старший нас с Нииткой ругать станет - я про тебя скажу, так и знай.
  Таен злился, но снова драться ему не хотелось, а слов Райдо не послушает, будет гнуть свое, даже если сам поймет, что сглупил.
  - Рааайдо, - Ниитка подсела рядом и неуклюже обняла мальчишку, - пойдем, а? Смотри: небо прояснилось, он прилетит, скоро! И еды нам привезет, и может даже конфет.
  Конфеты Ниитка ела целых два раза - так она сама говорила, если не врала, а еще говорила, что они очень вкусные.
  - Вот уж точно - для фей еда! Наверное и эти цветы тоже - сладкие, как конфеты...
  - Глупости! - фыркал Райдо. - У девчонок вечно одни глупости в голове.
  Но попробовать ему хотелось. И конфет, и эту... станцию. И Таену хотелось. Только боязно - Старший не разрешал.
  А злить его нельзя, это правда.
  - Ладно, пойдем, - нехотя поднялся Райдо и взял у Ниитки свой респиратор.
  В этот день и правда распогодилось - появилась надежда, что Старший сможет-таки добраться до плантации. Это радовало.
  Зато работать на жаре, да на ветру, пусть и несильном, было одно мучение: немытое тело под душным костюмом прело и чесалось, пот заливал глаза, сочился под маску респиратора, а пыльца не хотела отряхиваться точно в мешок - норовила выскользнуть облаком и улететь.
  Маленькие сборщики умучились до полусмерти и уже хотели вернуться в бункер, когда любопытная, глазастая Ниитка разглядела на краю поля феецвета что-то необычное и позвала мальчишек. Втроем они подкрались поближе, залегли среди высоких стеблей.
  Ребята увидели, как четверо никогда ранее не бывавших здесь взрослых разбивают походный лагерь.
  - Смотрите-ка, они ж лица не закрывают! - Таен ткнул Райдо локтем, - Ни лица, ни руки... не боятся, что ли?
  - Может, не боятся, - это Ниитка, тихо, мечтательно, - может, они - феи, и потому им можно?
  - Ага, феи, - хохотнул Райдо, - еще чего ляпнешь! А вот зато еда-то у них... стащить бы.
  Тут он увидел стройную женщину в голубых обтягивающих штанах и белой рубашке, расстегнутой и завязанной узлом: шея, грудь и живот, золотистые от загара, открытые, дразнили и привлекали. Райдо легко представил, как пушистая пыльца феецвета оседает на теле этой женщины... а волосы у нее были рыжие.
  Точно, фея, красивый сон... мечта.
  От удивления Райдо сам не заметил, как поднялся в рост и шагнул к лагерю, навстречу этой удивительной женщине.
  
  Подъем завершился пологим участком почти у самой вершины, докуда хватало обзора поросшим высокой травой с мясистыми стеблями и крупными желтыми цветами. От цветов исходил сильный запах, сладкий, но приятный: не приторный, а скорее острый, возбуждающий, с едва заметной притягательной горчинкой.
  - Как красиво! - Ула мечтательно раскинула руки и зажмурилась, - а аромааат!
  - Елы-палы, босс! Куда мы вылезли? Это ж феецвет! Фея моя, феечка...
  Фрог обрадовался, как ребенок. Наклонился к цветку и шумно потянул носом. Немой тут же последовал его примеру. На физиономиях обоих появились блаженные улыбки.
  - Феецвет, говоришь? - переспросил Доран и задумался, - Не нравится мне это. Феецвет - значит плантация, а раз так, то и хозяин у нее есть. Не хотелось бы пересечься.
  - Да брось, босс! Где он, хозяин-то? Нету. Погляди: никого тут нету. Ну, заночуем, а к утру - уберемся отсюда - не увидят и не узнают.
  Действительно, ни зданий, ни машин, ни каких других построек на склоне не было, и Доран как-то незаметно успокоился.
  - Знаешь, сколько стоит доза этой радости в нашей "Зажигалке"? - продолжал канючить Фрог, - А тут - море! И на дармовщину. Скажи, Немой!
  Немой усиленно закивал. Оба выглядели совершенно счастливыми,
  - Ладно, разбиваем лагерь. Только до одури не обнюхайтесь, - и Райз уже сам начал рубить цветы, расчищая место под палатку.
  Усталость и напряжение тяжелого дня как рукой сняло, работа пошла споро, и в считанные минуты лагерь был развернут. А потом на всю компанию снизошло состояние совершеннейшего счастья.
  - Райз, котик, как же тут красиво! Идем, ну идем же, - Ула тянула Дорана прогуляться, но тому хотелось просто отдохнуть у костра, а может даже подремать... и чепуха, что костра никто не развел, а банки с консервами так и остались разбросанными, крепкому здоровому сну это нисколько не мешало. Он ласково улыбнулся подружке, положил руку на заветный кошель и закрыл глаза.
  - Ну и не надо, ленивый вредный котик!
  Ула выпустила пальцы уже засыпающего Дорана и, напевая популярную танцевальную песенку, побежала по склону.
  - Я не та, я другая, я смеюсь и шучу, а тебя я не знаю и знать не хочу... Ой! Зелененький человечек!
  Прямо из травы перед ней выросла невысокая хрупкая фигурка в темно-зеленом облачении и со странной головой насекомого - круглые глаза, а вместо всего остального - рот с трепещущим серым языком, покрытым желтоватым налетом. Ула остановилась, разглядывая диковинное существо, и почти сразу решила, что перед ней инопланетянин-гуманоид, о которых так часто говорят в разных передачах. Страха она не чувствовала - скорее любопытство. А когда следом за первым появился второй точно такой же, она расхохоталась и побежала дальше, кружась и пританцовывая:
  - Я не та, я другая - зелененькиееее! Идемте танцевать! - я забыла тебя, и живу не страдая, никого не любя...
  Потом она устала, решила прилечь просто так, отдохнуть, и, уже закрывая глаза, заметила, как среди качающихся над ней рыжих цветов появились две насекомых физиономии.
  - Смотри, волосы - рыжие. И пыльца... - донеслось до ее сознания, но это было уже совсем неважно.
  - Где человечки? Немой, пойдем, шуганем, - Фрог достал пистолет и снял с предохранителя. Немой, радостно и по-доброму улыбаясь, тут же последовал его примеру. Друзья ломились вперед, топча цветы, густой шлейф рыжей пыльцы вился вслед за ними.
  Гуманоида они нашли не сразу - зеленый паршивец затаился в траве. Могли и вовсе не заметить, если бы Немой случайно не натолкнулся: уродец порскнул прямо из-под ног. Пока увалень приходил в себя, Фрог расстрелял все патроны, но так и не попал.
  Немой, когда прочухался, был удачливее, - один раз инопланетянин взвизгнул, упал, но потом снова вскочил и припустил еще быстрее. Фрог думал, догонит, но запнулся, завалился и вдруг понял, что не нужен ему никакой гуманоид, что лежать вот так в траве - уютно и очень хорошо.
  Где-то совсем рядом сопел засыпающий Немой.
  
  - Умерла... умер... ла... - сбивался, задыхаясь, Таен, - я видел, не ды... шала...
  Слова из-под респиратора, да еще и на бегу звучали глухо, а Райдо хотелось, чтобы и вовсе слышно не было.
  Умерла!
  Его фея умерла - и он гладил мертвую...
  Таен так и не решился, а он, Райдо... ему очень уж хотелось. Невозможно, нестерпимо!
  Сначала он осторожно коснулся волос, потом отер крупинки пыльцы со щеки - она что-то мурлыкнула во сне и улыбнулась, будто позволяя, будто приглашая его не робеть!
  Райдо снял перчатку и погладил ее по груди, втирая приятно-восковые под пальцами желтые пятна, оставленные цветами на ее нежной коже. Фея все улыбалась, и даже приглашающее раздвинула ноги. И тогда он совсем уж обнаглел: расстегнул брюки, сдвинул тонкие белые кружева и коснулся волос. Рыжих. Самых настоящих рыжих, как и должны быть у феи...
  А потом Таен вдруг зашептал тихо и страшно:
  - Райдо, кажись умерла она! Смотри: не дышит...
  И они перепугались, попятились. Вдруг неподалеку раздались выстрелы, ругань - и мальчишки побежали, что было мочи торопясь в свой бункер - в единственное безопасное место.
  Уже внутри, за первой спасительной дверью, Райдо наконец осмелился поглядеть на свою правую ладонь. На пальцах еще оставалось немножко пыльцы. Он со страхом и отвращением начал тереть их о штаны, а потом дернулся, и его вырвало голодной пеной, желтой и жгуче-горькой.
  - Я гладил мертвую фею, - обреченно сказал он Таену, закрывая за собой вторую дверь, и увидел Ниитку.
  Девочка сидела в самом углу у входа. Она дрожала, но не плакала, а только тихо скулила, и между пальцами ее правой руки, сжимающей левое плечо, сочилась кровь.
  - Ниитка, что с тобой? Дай, посмотрю, - Таен оставил товарища и бросился к девочке, - убери руку, перевязать же надо! Ну вот... ничего страшного - просто царапина. Сейчас, сейчас, все хорошо будет.
  Он выбрал самое чистое полотенце, разорвал и как сумел перевязал рану. Ниитка терпела, даже когда было больно - терпела и не плакала. А как только Таен сказал: "все" - уткнулась в его плечо и шумно, надрывно разрыдалась.
  
  - Никакая это не приправа, а яд! - зло сказал Райдо, когда, наконец, Ниитка проревелась, - и Старший нам все врал. От этих цветов люди умирают.
  - Так им и надо, - прошептал Таен и крепче обнял девочку, - сдохли - и хорошо. Феи, феи... придумаете тоже! Обычные злыдни.
  - И она? Ей тоже - так и надо? - Райдо насупился.
  - Нет, - буркнул Таен, а потом отвернулся, чтобы не смотреть на друга. Девушка ему тоже понравилась, ее было жалко, очень жалко.
  Ребята просидели так с полчаса в тревожном ожидании, но никто не колотил в дверь бункера, и выстрелов больше слышно не было.
  Когда Райдо решился выглянуть наружу, феецвет все так же невозмутимо покачивался на ветру, каждым движением роняя смерть. Мальчик натянул респиратор и взялся за засов.
  - Куда ты? - вхлипнула Ниитка.
  - Там еда. Надо собрать.
  - Я с тобой, - Таен потянул засов, помогая другу, - Ниитка, не вздумай выходить! Запрись и сиди тут!
  Пока мальчишки добирались до лагеря, натерпелись страха - все время казалось, что взрослые притаились в густых зарослях и сейчас снова начнут стрелять. А еще страшнее было наступить на мертвого - не заметить и наступить.
  Посреди лагеря, подложив рюкзак под голову, лежал еще один, и ребята поначалу подобрались ползком к консервам, и лишь потом осмелели, поднялись на ноги. Брали только железные банки, а к свежему хлебу, небрежно завернутому в надорванный бумажный пакет, не притронулись. Складывали банки в рюкзак, взятый здесь же. Когда Райдо накинул его лямки себе на плечи - вдруг замер, задумался. И пошел в сторону обрыва.
  Там мальчишки нашли так и не собранное чужаками снаряжение, подергали веревки - крепко держатся.
  - Уходить надо, - сказал Райдо, - Спустимся вниз, проживем как-нибудь. Это не работа... это... это...
  Таен кивнул:
  - Сейчас же уходить. Пока Старший не прилетел. А отраву эту спалим, - он показал другу брикеты сухого горючего.
  
  Стебли феецвета горели тяжело, чадили сильно. Зато облако пыльцы вспыхнуло мгновенно, огненной шапкой поднялось ввысь, полыхнуло жаром. Цветы пылали, словно шаровые молнии - потрескивая и швыряясь во все стороны искрами. Разбросанные по всему полю брикеты сухого горючего поддерживали пламя.
  Таен и Ниитка уже спускались вниз по веревкам, а Райдо все стоял над обрывом и смотрел в огонь - где-то там теперь сгорали присыпанные пыльцой рыжие волосы женщины. И одежда. И кожа.
  Пламя плясало, кружилось вихрем, шумело среди стеблей, и в какой-то момент мальчику почудилось, что оно бросилось к нему, словно не хотело отпускать, словно желало, чтобы маленький сборщик остался собирать если не пыльцу, то скачущие языки пламени.
  Райдо схватился за веревку и скрылся в обрыве.
  
  На следующий день Старший еще на подлете почувствовал запах сладкой одуряющей гари и громко грязно выругался.
  А трое детей в это время устало топали по старой грунтовой дороге к ближайшему селению.
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Невеста под прикрытием"(Любовное фэнтези) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"