Эрленеков Виктор Сергеевич: другие произведения.

Дейдара.Отверженный

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 3.06*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    RealRPG. Где-то среди множества измерений зародился новый мир, и этот мир собирает души, чтобы возродить их и наполнить жизнью пустующее пространство. В этом мире есть свой властелин и у него множество задач, однако есть ещё обычные люди, у которых свои судьбы и своё предназначение. в этой книге можно проследить за судьбой бессмертной души одного человека, от которого тоже может очень много зависеть. Если вам нравится тупое действие и непонятные рояли - эта книга не для вас. Если способность к критическому и созидательному мышлению в вас есть, то можете попробовать.

Дейдара. Отверженный

Annotation

     Где-то среди множества измерений зародился новый мир, и этот мир собирает души, чтобы возродить их и наполнить жизнью пустующее пространство. В этом мире есть свой властелин и у него множество задач, однако есть ещё обычные люди, у которых свои судьбы и своё предназначение. В этой книге можно проследить за судьбой бессмертной души одного человека, от которого тоже может очень много зависеть. Данная книга имеет параллельный сюжет с циклом "Зародыш мира", и позволяет взглянуть на новый мир с другой стороны.
     Содержит нецензурную брань.


Пролог. История одного парня


     Сегодня выдался замечательный день. Уже нет летней жары, но и осенние дожди ещё не начались. Самое начало бабьего лета, даже не скажешь, что осень. Только деревья начали менять окраску. При иных обстоятельствах можно было просто наслаждаться ещё не загаженным лесным воздухом и мечтать о будущем. Вспомнить о недавнем романе или найти новую подружку, с которой будет приятно провести зиму или даже жизнь.
     Но не сегодня. Сегодня он тщательно подготовился. Даже туристический коврик нашёл, чтобы меньше мёрзнуть, лёжа на земле в неглубоком окопчике. Верный Корд был вычищен и смазан, ленты набиты до отказа, а прицел отлично пристрелен метров на пятьсот. Вот никогда не думал, что отцовская наука всегда следить за оружием и готовиться заранее пригодится в жизни. Однако пригодилась.
     Вообще детство и юность пролетели как один день. Старшие классы школы были полны первых переживаний, ведь такая штука как первая любовь случается один раз, как и первое прикосновение и первый секс. Помню, как первый раз залез к девчонке в трусы. И чего я ожидал там найти? Но сейчас эти воспоминания веселят и отгоняют страх смерти. Потом был универ с его вечеринками, гулянками и бесшабашностью золотого мальчика. Я уже предвкушал окончание, хорошую работу и даже перспективы в политике. Одаривая очередную подругу порцией спермы, я считал, что жизнь только начинается и вот-вот понесётся вперёд как скоростной локомотив.
     Но однажды я пришёл домой и понял, что ни чего больше не будет, так как мой основной толкатель по жизни лежал перед дверью дома с раскинутыми руками в луже из собственной крови. Ни чего личного, только бизнес. Я был слишком занят поисками новой дырки, чтобы войти в курс дел, чтобы понять, как и что работает, поэтому сейчас был в положении рыбы на берегу.
     Потом приходили разные люди. Сначала интересовались, потом просили, затем требовали и угрожали. У меня хватило ума не поддаваться панике, чего не скажешь о матери, но она быстро придумала замену, и я остался один на один с проблемами. Деньги заканчивались, а странные люди не переставали требовать непонятного.
     И однажды я сорвался. В очередной раз ко мне пришёл какой-то человек. Я не помню его, всего лишь один из. Вместо приветствия он начал рассказывать о том, что нашёл покупателя на мой дом, и если я не соглашусь сам, то он мне поможет. Я молчал, только слушал. В какой-то момент я понял, что стою над парящим телом с кочергой от камина в руках. Гостиная больше напоминала скотобойню. Кровь была везде. На стенах, на потолке, на камине, на мебели, а у странного человека больше не было головы, лишь месиво из костей и кожи.
     Дальше всё было как на автомате. Я оттащил тело в сад и закопал его в таком месте, где было бы сложно придумать. Потом я несколько дней вычищал комнату, благо друзей я не завёл, девушки тоже не было, а мамаша укатила искать счастья со всеми деньгами в придачу. Поэтому сейчас я распродавал всё что можно, чтобы было на что жить. Друзья исчезли сами собой.
     Как-то раз ко мне пришёл следователь и показал фотографии человека. Я узнал его, но вида не подал. Потом я сидел перед холодным камином и думал, что делать дальше. Но не придумал ни чего лучшего, как уйти в армию. Благо первичное обучение я успел пройти, и можно было рассчитывать на офицерское знание. Но не все оказалось таким радостным. Породные данные не позволили мне пойти служить по своей воинской специальности, а в десант пиджаков не берут. Поэтому пришлось идти в пехоту, и не офицером, а обычным сержантом. Плюнув на все, я подписал контракт на пять лет и заключив договор с риэлтером, отправился служить родине.
     Служилось не плохо, пока я осваивал несложную строевую науку и завязывал тёплые отношения с огромным Кордом, даже стал забывать, что где-то там была совсем другая жизнь. Со старыми знакомыми я не общался, номер телефона сменил, а однажды получил сообщение из банка о пополнении счета на кругленькую сумму. И вот теперь точно всё. С прошлым покончено навсегда. Закончится армейский контракт, стану дауншифтером где-нибудь на Бали или Сейшелах. Пошлю всё куда подальше.
     Хорошо было так думать, пока не закончилось обучение. Однажды утром случилось построение. Нам сообщили, что родина нуждается в нас и отказываться грешно. Затем мы тщательно грузились и долго летели в гулком транспортнике. Так я оказался на ближнем востоке. Я не очень хорошо понимал, чем отличается Сирия от Ливана или Ирана. Для меня всё было единым: жара, красная пыль и непонятный язык. Почти два года я смотрел на мир из-за бруствера окопа или через оптику прицела. Корд стал мне другом и братом. Местами с него слезла чёрная краска, но от этого он стал только роднее. Сколько раз мы рвали ночь на до и после, сольно непонятных теней в ночи было разбрызгано по пустыне. Недаром отец учил меня бить на опережение. Теперь у меня было несколько медалек и три не использованных отпуска. Ехать мне было некуда. Зарплата копилась вместе с деньгами за дом.
     Потом что-то произошло в верхах, и нас переместили на границу с одной из бывших республик. Ситуация стала приятнее, потому что теперь я смотрел через прицел не на пески, а на красивые зелёные поля и раскидистые деревья. Как-то раз ночью всё изменилось. Всё пришло в движение. Мы с кордом старались от души, истратили весь боезапас, но удержались. Медальки никто не предлагал, но переместили чуть дальше от границы на более укреплённый участок.
     И вот теперь мы лежим на правом фланге и ждём всякого. Кто его знает, как закончится этот день и уж тем более как пройдёт ночь. Мне если честно нет никакой разницы. Павших сослуживцев я уже всех и не помню, не считал я их. А сам уже третий год на войне, и мысли мои стали какие-то однообразные, глаза пустые, а волосы седые. Мне шёл двадцать пятый год.
     Идиллия. Тишина, только слышно, как играет в ветвях ветер. День клонится к закату. Правый фланг укреплён хорошо, да и мы с кордом тут не последнее место занимаем. Но вот только странное что-то я замечаю краем глаза. Почему-то мне кажется, что лес движется, постепенно обходя наши укрепления справа. Я поднапрягся и переставил пулемёт так, чтобы можно было посмотреть в оптику. С этой позиции я немного открыт, но выбора особенно нет.
     Не нужно быть гением, чтобы понять – лес сам двигаться не может, а применение оптического прицела точно показало – это камуфлированные солдаты.
     – Центр, я правый, вижу движение в зелёнке до сотни единиц, приём.
     – Правый, я центр, подтвердить информацию.
     – Центр, я правый, движение увеличилось до двух сотен, разрешите действовать.
     – Правый, я центр, остановить движение. Мне нужно до тридцати минут на передислокацию.
     – Центр, я правый, к выполнению задачи приступил.
     Я выбрал одного из солдат, того, у которого торчит антенна рации и начал с него. Там-там войны зазвучал в исполнении моего лучшего друга. Вражеский связист развалился на две части. Потом я бил без разбора. Идентифицировал цель и бил, бил все, что шевелится, что не шевелится, но выглядит подозрительно – тоже бил. Корд плевался гильзами, с мелодичным звоном разбрасывая их перед моим укрытием.
     В какой-то момент я подумал, что у нас всё получилось. Но всё же прицепил дополнительную ленту. Ствол шипел кипящим маслом. На месте противника то тут то там виднелись окрашенные багрянцем кусты и деревья. Природа стихла.
     – Центр, я правый, движение остановлено, приём.
     – Центр, ответьте правому, приём.
     – Центр, приём!
     – Правый, я левый, Приём!
     – Левый, какого хуя? Где правый?
     – Пиздец центру, правый, приём!
     – Как пиздец? Совсем? Приём.
     – Управляемая пятисотка, КП в пыль, Приём!
     – Да как так-то! Кто тут, блядь теперь пыхтеть будет, приём!
     – Твоих сколько? Приём!
     – Отделение! Рассчитаться, о потерях доложить!
     – Левый, твоих сколько? Приём!
     – Половина двухсотые, пятнадцать трёхсотые, трое сильно. В строю я и ещё четверо, приём!
     Я приподнял голову, чтобы осмотреть позиции своего отделения. Картина была ужасная. За счёт того, что я сменил позицию, я остался жив. Весь основной укреплённый район был одной сплошной воронкой. Останки тел и снаряжение было разбросано в хаотичном порядке. Корд хорошая штука, но он так сильно грохочет, что ни черта не слышно. Судя по картине, наши позиции закидали тяжёлыми минами. Теперь я один в поле воин. Но самое страшное, что в лесу снова движение.
     – Левый, вытаскивай трёхсотых, кого можно, отходи, приём!
     – Правый, твоих сколько? Приём!
     – Отделению пиздец, я один, Приём!
     – Какого хуя, приём!
     – Сука, отводи людей, я тут херачить буду, отвлеку, приём!
     – Охуел? Нас и так мало, Приём!
     – У меня нога отлетела, мне самому пиздец, отходи, пока я не сдох, Приём!
     – Понял тебя, брат, рад был служить с тобой, Приём!
     – И ты тоже ничего, докричись до арты, квадрат правее и мой, Приём!
     – Понял тебя. Кому чего передать? Приём!
     – Вали уже! Нет у меня никого, Приём!
     – Принял.
     А что я мог сказать ещё? Там пятеро живы, может кого из раненых вытащат, а я? Всё отделение в труху, как я их жёнам и матерям в глаза смотреть буду? А тут от меня хоть какая-то польза. Я сгрёб все ленты, все три по пятьдесят в каждой, ещё половина в аппарате. Значит минут десять продержусь, успеют отойти.
     Я держался. Бил чуть ли не одиночными. Выцеливал каждую цель. Потом перетаскивал своего дружбана на новое место и снова бил. У меня ещё оставалась одна лента, а сколько прошло времени я не знаю. В какой-то момент меня что-то обожгло ниже колена. Наверное, в другой раз я бы расстроился, увидев, что произошло с моей ногой, но сейчас, пока адреналин шкалил, я вколол себе ампулу военного обезболивающего, попросту морфин, перевязал автоматным ремнём ногу, и стараясь не сильно задевать открытой костью землю, продолжил бить гадов. Уходить мне теперь точно некуда. Когда ленты почти не осталось, меня сильно толкнуло пониже лопатки, тело буквально прожгла такая БОЛЬ, какой я никогда в жизни не ощущал. Посмотреть назад я не мог, но по брызгающей крови, и онемевшему враз обрубку я понял, теперь мне осталось только помолиться, если успею.
     Я молился, перевернувшись на спину, и глядя в облака, молился о том, чтобы ребята успели дойти к своим, чтобы эта чёртова война остановилась, наконец, я молился о том, чтобы парни и девушки в двадцать лет, ходили на свиданья и женились, наслаждались жизнью, а не нюхали собственное дерьмо, вытекающее вместе с кровью. Жизнь уходила, но уйти просто так я не хотел, поэтому я взял пару Ф-1, выдернул у них чеки, потом навалился на рычаги грудью, и освободил скобы. Теперь я готов умереть, а когда эти ублюдки захотят посмотреть, кто же это перемолол такую кучу их белых задниц, то у меня будет для них сюрприз. А теперь я иду к тебе, отец! Встречай!
     А почему последняя мысль о том, что у девчонки в трусах было тепло и влажно?…

Глава первая. Новый мир?


     Сознание приходило медленно. Как-то тягуче, противно, как будто это какой-то жидкий кисель, больше похожий на смолу, которая липнет ко всему, чего только может прикоснуться. Свет чуть пробивался через полуприкрытые веки. Ощущения приходят как-то медленно, постепенно разгоняясь. Неужели выжил? А почему тогда ничего не болит? Золотистое мерцание постепенно развеивалось, и я оказался лицом перед странной аркой, состоящей из двух скульптур. Не пойму, они танцуют? Здоровенный мужик стоит, подняв руку и она соприкасается с лапой огромного медведя, и таким образом образуют арку. Это уже какой-то бред. Я скорее всего остаточная рефлексия мозга. Сейчас я умру, и всё это пропадёт.
     Однако ничего не проходило. Я продолжал стоять, и мир вокруг меня наконец приобрёл реальные краски. Я увидел перед собой лестницу. Как оказалось, я стою на постаменте и сзади меня уже появляется следующий человек. Мне не осталось ни чего другого, как спуститься по лестнице, и оказаться в строю голых людей, которые по очереди встают на колени и приносят клятву верности новому господину. Для меня это оказалось немного странно, ведь у меня не то, что нового, у меня и старого не было. Радовало то, что ноги две, спина целая и тазовые кости на месте, что странно, ведь разворочало меня знатно. Потом мне дали чистую одежду, ни чего особенного – просто мокасины, белая туника, навроде римской, широкий пояс и большая торба на перекидном ремне.
     Я стоял среди десятков точно таких же потерянных людей, и не понимал, что происходит. Никто и ни чего толком не объяснял, имён не спрашивали, а мне и не нужно было это особо. Потом солдат, а это было видно, так ка он был одет в КИРАСУ и имел КОПЬЁ, велел нам идти за ним. Пока я не до конца понял, что произошло, предпочёл слушаться, чего мне говорят. Надо – значит надо. Мы отошли немного в сторону, и человек в латах начал рассказывать нам о том, что мы все прошли через возрождение души и теперь находимся на славной планете Дейдара и от нас требуется жить, работать и всячески содействовать новому господину. Мы стояли лицом к каменным изваяниям и всё происходящее было хорошо видно.
     Миловидного вида дамочка поочерёдно открывала какие-то здоровые ящики и вынимала оттуда продолговатые предметы и переносила на постамент, затем предмет исчезал, а на его месте появлялось мерцающее облачко, из которого появлялся очередной человек. Выглядело всё это несколько странно, и я бы даже сказал – страшно. У меня в ушах до сих пор шумел бой, свист пуль, визг осколков и шипение мин. Я до сих пор чувствовал запах пороховой гари и единственное, что делало мою жизнь немного не комфортной – это отсутствие близкого друга – верного Корда. Понять происходящее я не мог в принципе, я чувствовал, как по щекам сами собой потекли слёзы, и какая-то ледяная тоска сжала моё сердце так крепко, что мне показалось, что вот сейчас я по-настоящему умру, и весь этот непонятных ужас закончится.
     А между тем на небе светило яркое солнышко, нас окружали красивые сады, было слышно пение птиц, очень приятно пахло цветами. Немного справа от нас стоял большой дом, по виду три этажа, точнее два этажа и маленькая башенка-флигель. Но вот высота этажей была никак не меньше четырёх метров. Здание было сплошь разрисовано разными картинками, и отделано полосками и вкраплениями металла разных цветов. Ничего не скажешь – красиво. Всё вокруг было изготовлено из розового мрамора, но на ощупь камень ощущался как тёплая кость, или что-то вроде этого. В какой-то момент к нам подошёл ещё один такой-же отряд неудачников и нас начали расспрашивать – кто такой, чего умеем, и соответственно – распределять по разным местам.

     – Расскажи о себе, – ко мне обратился крепкого вида мужик в заветренной кожаной одежде, – кто таков, чем можешь заниматься?
     – Васька Котов, – без запинки выпалил я заранее придуманное имя, – пехотинец.
     – Воин? – достаточно строго спросил у меня мужик, – какие есть навыки?
     – Никаких, не знаю, как обратиться, – я нарочно прикидывался простаком, потому что сначала хотел понять, где я нахожусь, – срочная служба.
     – А до срочной службы чем занимался? – мужик никак не хотел отставать, – Какие есть навыки?
     – Рыбачил, охотился, по девкам бегал, – в принципе ответы подбирались не сложные, да и не проверял никто их, – иногда от девок.
     – Мастер Петер, – мужик обратился к кому-то на дальнем конце строя, – тут у нас рыбак! Возьмёшь к себе в артель?
     Дальше мне пришлось ждать, пока человек на другом конце строя наговорится и подойдёт ко мне. В принципе ничем не примечательных дядька, то, что здоровый – так я поздоровее буду, светловолосый, квадратный скулы, скандинав, похоже. Имя тоже – Петер. В любом случае ни чего мне особо не остаётся, кроме как ждать развития событий.
     – Рыбак, говоришь, – Петер подошёл ко мне, одновременно задавая вопрос, мне сразу в глаза бросилась бляха на сумочном ремне, как я понял – знак отличия мастера, – какой рыбалкой занимался?
     – Да так, закидуха, поплавок, ни чего особенного, – Я говорил, щурясь на солнце, это было даже хорошо, чтобы никто не заподозрил враньё, – если удочка есть – пойдём, покажу!
     – Удочка в этом мире – это дорогое удовольствие, чтобы тратить её на дураков, – мастер продолжительно смотрел мне в глаза, – ты знаешь, где ты?
     – Никак нет! Не знаю, – я первый раз говорил правду, – может расскажете?
     – Что тебе рассказать? – Это проговаривание вопросами было немного странно, – про этот мир?
     – Ага, – я решил немного понаглеть, – а то я тут уже минут десять и ничего не понимаю.
     – Хм, решил наглость включить? – Мастер, видимо был знаток человеческих сущностей, – Хорошо, я расскажу, и на твоё счастье сейчас с нами нет Сира Ториуса, а то у него один рассказ, потом наглость за копьём срежет. Понимаешь, о чём я?
     – Нет, – я теперь говорил искренне, – я десять минут здесь и поверь мне ни чего совершенно не понимаю.
     – Ты умер в своём мире, на Земле, – варяг рассказал мне очевидную мысль, – и теперь ты находишься на другой планете. Она называется Дейдара. Переводится как «подарок князя». Историю происхождения я тебе рассказывать не буду. Здесь несколько иные законы мироздания, поэтому именно тут можно возрождать души умерших. Так как ты умер?
     – В бою, за пулемётом, – я посмотрел прямо в глаза норду, – мне оторвало ногу и ещё кое-чего из ненужного, я заминировал своё тело и очнулся здесь.
     – Похвально, значит ты всё-таки воин? – Мастер посмотрел на меня уже добрее, – нет, воин – это призвание, а я служил, отрабатывая контракт, очень хотелось выжить, да видно не судьба.
     – Честность ценится нашим Создателем превыше всего, – мастер слегка хлопнул меня по плечу, – а чем бы ты хотел заниматься здесь?
     – А нужно сразу определиться, или можно осмотреться? – я решил сказать всё как есть, – Я же не знаю, где у меня лучше получаться будет.
     – Можешь и осмотреться, вот только кто тебя кормить будет? – Мастер слегка улыбнулся, – Тут пока с этим строго, да и не получится деньгу попрошайничеством добыть.
     – Почему? – мне было интересно, как тут всё устроено, – жадные все?
     – Нет, не жадные, – Мастер ещё раз улыбнулся, – денег тут нет пока ещё, совсем.
     – Коммунизм победил? – окружающие меня люди тоже проявляли любопытство, но никто в разговор не встревал, – или как?
     – Почти, руки не дошли, но в планах есть, – мне казалось, что рыбак сейчас начнёт ржать, – ну так что, пойдёшь к нам? Не понравится отпустим, ищи своё призвание дальше.
     – Ну так-то чего бы не пойти, пойду, – я решил с чего-то начать, – а удочки тут правда редкость?
     – Правда, а ты предложить чего хочешь? – моряк прищурился, – или умеешь чего?
     – Да у меня дома полтонны снастей осталось, – я поднял глаза к небу, – вот думаю, мож сгонять?
     Викинг ржал от души, остальные озирались и переглядывались, в конце концов, отсмеявшись, норд показал мне на дорогу, ведущую куда-то через сады, и сказать топать до верфи, а там сказать, что Мастер Петер прислал.
     Я, не дожидаясь волшебного пенделя, побрёл по дороге, куда послали. Идти было удивительно легко, как будто мне сейчас было не двадцать пять, а пят лет. Вся накопленная усталость, что собралась за три года войны куда-то улетучилась, воздух был абсолютно чист и наполнен ароматами весенней природы и пением птиц. Изредка к нему примешивалось мычание коров, и кукареканье петухов. В общем – настоящая деревня. Только домов деревянных не видно, все строения из розового мрамора, и стоят ровненько, как по линейке. Травка между деревьями аккуратно подстрижена, как будто только что убрали лишнее, и воздух наполняли ароматы скошенного луга.
     Дорога привела меня к большому мраморному дому, судя по количеству окон – казарме. Ещё я обратил внимание на то, что в этом городе не было простых крыш. Одни купола и куполо-подобные конструкции. Вот и казарма была покрыта куполом, но только сильно вытянутым вдоль здания, типа детской ванночки, и при этом золотого цвета! Да уж, наши цыгане обзавидовались бы по полной программе. Переливающиеся окна довершали общую картину. Во все стороны от казармы тянулась мощёная набережная, а на добрую сотню метров вперёд уходил сдвоенный пирс, оставляя широкий канал от казармы в сторону моря, или озера? А может быть фьорда?
     Вообще мне понравилось, как тут всё организованно – даже казарма выглядела не так как я привык, а как-то вычурно, что ли. Даже лавочки вдоль набережной были излишне монументальны, и без спинок. Вот это уже совершенно странно. Почему было не сделать спинки? А ещё мне очень понравилось, что каждое изделие было подписано, каждый камешек, каждая деталь. Правда разобрать я не мог, что именно написано, но смотрелось очень гармонично. Я какое-то время ходил рядом с казармой и разглядывал всё вокруг, но потом меня увлек вид абсолютно прозрачной воды, и если бы не блики воды, то можно было бы увидеть рыб на большой глубине, единственное чего я не увидел, так это дна. Скорее всего тут очень глубоко.
     Моё внимание привлёк ступенчатый спуск к воде, заканчивающейся ровной площадкой, плавно уходящей в воду, и я, не задумываясь поскидывал с себя одежду, благо рядом никого не было, и залез купаться. Вода очень напомнила мне байкальскую – прозрачная, солнце жарит, а вода не сказать, что студёная, но и не покупаешься особо. Очень скоро я, стуча зубами, выбрался из воды и торопливо стал натягивать на себя белую тунику. Удивительный материал – вроде тонюсенькая ткань, но согревает моментально, и воду убрала тут же. Потрясающее место! Я сел на ступеньку, подставил лицо тёплому солнышку и начал ждать пробуждения или конца этой удивительной сказки. Но чайки всё также кричали и их крики разносились меж горами, лёгкий прибой шелестел о ракушки набережной, а сон не собирался прекращаться. Сказать, что я не был расстроен – значит ничего не сказать. Я был несказанно рад тому, что тут нет войны, нет мусора, нет галанета, нет ни чего, чего я помню из прошлой жизни, кроме чистейшей и девственной природы.
     Я так и сидел бы до вечера, если бы меня не нашёл мой «наниматель». Я не заметил, ка он подошёл, скорее всего из-за того, что местная обувь совершенно не издаёт шума, разве что солдатские сабатоны, но рыбаку они были не нужны.
     – Как тебе? Нравится здесь? – Петер сел рядом со мной на ступеньку, – Создатель сделал почти всё сам, за шестьдесят лет непрерывной работы.
     – Горы тоже сам насыпал? – я прищурил один глаз, пытаясь разглядеть собеседника, – и море выкопал?
     – Нет, горы и озеро было, – рыбак хохотнул, – а вот все строения и сады – это уже он.
     – Один? Я думаю, тут тысяча таджиков вкалывала, – я вспомнил как велись стройки у нас, – один… Круто, ничего не скажешь.
     – Не веришь мне? – Петер продолжал спокойно смотреть на меня, – А какой сейчас год на земле?
     – Какой год? – Я помрачнел, – третий год войны, две тысячи тридцать пятый, чтоб его.
     – А сейчас на земле был бы две тысячи восемьдесят восьмой, – как-то буднично произнёс Петер, – как тебе такой расклад?
     – Как это восемьдесят восьмой? – Я окончательно открыл глаза и уставился на викинга, – откуда ты знаешь?
     – Знаю, потому что я сам умер в две тысячи восьмидесятом, – Петер продолжал оставаться таким-же серьёзным и никак не выдавал своим поведением какой-то неправды, – я был достаточно глуп, чтобы пойти в шторм спасать сети, и вот теперь я здесь.
     – То есть это не байки? Мы на самом деле все умерли и теперь в другом мире? – я почувствовал, как по моей спине прошли мурашки и похолодели ноги, – Это правда?
     – Правда, и я очень рад тому, что это так, – Рыбак встал на ноги и упёрся взглядом в озеро, – сейчас мы можем дышать, ходить, заниматься любимым делом, спать с женщинами и даже родить детей, вместо того чтобы гнить где-то там и больше ничего не чувствовать.
     Мне не хотелось ни чего говорить. Викинг был абсолютно прав, если после смерти есть возможность родиться ещё раз, и при этом помнить всё, то это лучшее, что может произойти с человеком после смерти. А значит нужно постараться откинуть все сомнения и начать жить заново. Я вновь здоров, силён и мне не нужно тащить свой корд неизвестно куда, где меня, возможно смешают с землёй, теперь я могу просто жить! И это на самом деле круто!
     – А чего нужно делать? – я вспомнил, что мне предлагалось поработать в рыбацкой артели, – где артель-то? Тут вон только казарма какая-то.
     – Это не казарма, это здание артели, – усмехнулся Мастер, – пойдём, я тебе всё покажу и определю тебе место.
     Он повёл меня к двухэтажному сооружению, в центре которого было видно арочную, двустворчатую дверь. Слишком круто, чтобы быть просто рыболовной базой. Только сейчас я определил, что дверь тоже вырезана из мрамора, да ещё и с вычурным узором. Дверная коробка тоже вся резная, как будто в церкви.
     – Извините, Мастер, а зачем делать всё с таким пафосом? – я осматривал рисунок на коробке, символизирующей играющих рыб, плывущие корабли, заброшенные сети и много чего ещё, – по проще нельзя было рыбную базу построить?
     – Хм, может быть и можно, но это не ко мне вопрос, – рыбак опять усмехнулся, – это вопрос к создателю. А тебе ещё нужно будет очень многому удивляться в этом мире.
     Тяжёлая каменная дверь открылась удивительно легко, даже без скрежета, распахнув передо мной залитое светом помещение. Свет лился, казалось, отовсюду – из окон, из-под потолка из каждого угла, свет был такой яркий и чистый, что мне пришлось зажмурить глаза. Посередине комнаты несколько мужиков в таких же, как и у Петера кожаных костюмах, перебирали сети и вытряхали мусор прямо на ослепительный и гладкий мраморный мол. У меня даже сердце сжалось, так как я вспомнил свой дом.
     – Что ж вы так мусорите-то? – я сейчас выглядел, как училка, зашедшая в класс в не самый хороший момент, – зачем же прямо на пол?
     – Хозяйственный ты какой, пол жалко стало? – Петер одобрительно покивал головой, – думаешь потом с мрамора плохо отмывать будет?
     – Плохо? Да с мрамора вообще хрен чего отмоешь, он же пористый! – Я продолжал коситься на ухмыляющихся мужиков, – А чего они ржут-то?
     – Это не мрамор, – Петер улыбнулся, – я же говорил, что тебе нужно будет многому учиться.
     – А что это тогда, – я принялся усиленно рассматривать и трогать «мрамор», из которого тут было сделано почти всё, – пластик?
     – Не угадал. Этот материал называется Адамант, – голос Мастера звучал так, как будто он сейчас раскрыл мне великую военную тайну, – Знаешь, что это означает?
     – Нет, я подобное название встречал только в игрушках, – я попытался вспомнить, что я знаю про адамант, – а чем он так хорош?
     Петер отошёл к резному шкафу и вынул оттуда некрупную кувалду, потом подошёл ко мне и сказал:
     – Попробуй разбить что ни будь, – и с этими словами протянул мне кувалду, – не стесняйся.
     – Не жалко совсем? – я взял кувалду и примерял её в руках, – чинить потом придётся.
     – Не стесняйся, – Рыбак показал рукой на вычурную рельефную отделку внутренней двери, – можешь разнести тут всё.
     Что ж, меня два раза просить не нужно, поэтому я взял молоток по ухватистее, размахнулся и со все силы саданул по тонкой резьбе. Звук был такой, как будто я сейчас кулаком ударил по броне танка, стена полностью поглотила мой удар, а потом оттолкнула от себя кувалду, что я чуть было не выронил её. На месте удара не откололась даже малая песчинка!
     – Как такое возможно? – я бросил кувалду и принялся осматривать место удара, – Ни одной царапины!
     – Этот материал нельзя разрушить, – Мастер поднял брошенную кувалду и положил её на место, – его может создать и изменить только бог.
     Что тут можно возразить? Я сам всё видел.
     – А грязь? Грязь же убирать нужно будет! – я посмотрел на рыбаков, которые уже закончили разбирать сеть и теперь тащили её в другую комнату, а на полу остались лужи воды, комья грязи, водяной травы, какие-то мелкие ракушки и веточки, выловленные из воды, – Или божественный материал сам всё убирает?
     – Нет, не сам, давай я тебе покажу, – тут мастер прикрыл глаза, зашептал что-то губами и в комнате появились небольшие вихрики, которые принялись дружно собирать грязь, воду, весь мелкий мусор, а заодно просушили и почистили меня, – Это наши помощники, элементали Земного Духа.
     – Крууутооо… – У меня пропал дар речи, – а они так всё могут сделать?
     – Нет, только простые вещи, мусор убрать, травку подровнять, – Мастер стоял с торжествующим взглядом, – всё остальное нужно делать самому.
     – А рыбу они могут в сети загнать? – мне стало очень интересно, как они тут живут, – или тоже нет?
     – Могут, только элементали воды, – Мастер улыбнулся, – но так как элементали живут в мире со всеми обитателями воды, то подталкивать их на верную смерть они не будут, если только очень сильно попросить.
     – Попросить духов? Тут шаманы есть? – я посмотрел на одежду Мастера, на шамана он никак не тянул, – И в бубен бить надо?
     – Нет, в бубен не надо, нужно просто попросить, – Мастер разговаривал со мной как с маленьким, – а если они тебя услышат и поймут, то обязательно помогут.
     – А чем же я могу быть полезен? – я посмотрел по сторонам, – чем мне тут заняться?
     Если быть откровенным, то после того, как артель убрала сеть, а элементали убрались, холл рыболовной базы выглядел больше, как летний царский дворец, а не как сарай рыбака. Тут не осталось даже запаха!
     – Мы только что закончили второй дракар, и на нём не хватает людей, – Мастер пошёл по направлению к внутренней двери, – пойдём со мной, покажу его.
     Я поплёлся за мастером, совершенно не понимая, что я могу ещё ожидать. Я был очень удивлён обилием художественного излишества. Зачем было тратить столько времени на резьбу и арки, если можно было выполнить всё проще и рациональнее? Если только времени девать некуда, или природный перфекционизм зашкаливает. Но больше всего меня удивило то, что я увидел дальше! В огромном помещении, было создано подобие крытого бассейна, в котором сейчас стоял деревянный шлюп, с головой дракона, по типу странных кораблей викингов, по центру корабля было какое-то хитроумное устройство для установки мачты, сейчас же её не было, но все работы с кораблём производились под крышей, при искусственном освещении и напоминало больше лабораторию, чем лодочный сарай. Здесь было привязано на кнехты, естественно из вездесущего розового камня, два кораблика. Один уже пользованный, и стоял он ближе к монструозным воротам, мачта была сложена, а второй ближе к внутренней двери и по свежему дереву было понятно, что корабль только готовится выйти на воду.
     Это нечто! Увидеть крытую корабельную верфь в обстановке полнейшей античности! Даже одеты тут многие были в белые туники, а не в кожаные костюмы рыбаков! Как оказалось – это из ремесленной артели пришли помогать с мелким ремонтом и доработками. Что ж, наверное, придётся-таки поверить в сказку, и в то. Что я не помер, а возродился в новом мире. Я хотел было начать спрашивать, что и как, но Мастер меня опередил.
     – Друзья мои, – голос норда был силён, – я нами теперь новый товарищ! Его зовут Васька Котов, он будет теперь работать с нами!
     Вот блин, ляпнул первое, что на ум пришло, теперь расхлёбывай – Васька Котов, впрочем – пофиг, мир новый, имя новое, хоть Князем Голицыным обзовись, всем похрен на это обстоятельство.
     – Оооо, друже, рады что ты с нами! – примерно так послышалось со всех сторон, – Не пожалеешь! Морское братство круче всех!
     – Предлагаю отметить вступление нового морехода в нашу артель! – Громыхнул Петер, – Ильич, тащи бочонок старого!
     Ильич – крепкий, невысокий мужичок, как-то странно отсалютовал Мастеру и убежал в холл, из которого мы пришли, а все остальные одобрительно загудели.
     – Парнишку не обижайте, молод он ещё, – Петер продолжил повествование, – чего не знает – научим, чего не видел – покажем!
     – Верняк! Не заржавеет! – крики со всех сторон заставляли меня почувствовать себя неудобно, – Познакомьте его с Норкой!
     С какой ещё норкой? Мысли начали метаться как шальные. Не понятно, чего этим молодым старикам ещё в голову взбредёт? Но долго пребывать в раздумьях мне не дали. Вернулся Ильич, которому помогали ещё двое дюжих мужиков, как потом я узнал, их называли «Двое из ларца», кто прозвал не знаю, но скорее всего кто-то из наших. Савва и Слава – оба размером с небольшую баню, невероятно добрые и отзывчивые, не способные отказать в помощи никому. Чуть что случалось – зови Славу и Савву, в помощи не откажут, вот только потом не обижайся. Иногда слишком сильно помогали. Два брата, которые в один прекрасный день закончили жизнь пытаясь спасти из горящего дома семью знакомых алкашей. Алкашей выкинули через окно, а сами остались под рухнувшей крышей. Хорошие ребята, вот только немного простоватые. А их возрождение – вообще курьёзный случай. Когда камень души, как мне рассказывал припивший Ильич накололи о пирамиду на Алтаре, именно так, уважительно и с большой буквы, то из одного большого камня возродилось сразу двое братьев. Они так тесно были связаны друг с другом, что их души, после одновременной гибели слились воедино, поэтому они и не разлучились. Удивительный случай. Впрочем, у тут есть несколько случаев возрождения родственников, но это каждый раз разная история.
     Двое из ларца прикатили огромную бочку. Мастер, увидев это отреагировал вполне естественно:
     – Я же сказал – бочонок! – Петер голос Петера был немного раздосадован, – А вы припёрли самую большую бочку!
     Как бы мастер не ругался, но бочку откупорили и стали разливать вино в большие кубки из белого металла. Я долго рассматривал эту интересную работу, но так и не понял, из чего сделан кубок.
     – Мастер, это серебро что ли? – Я показал кубок Петеру, – или я уже путаю чего?
     – Не, не путаешь, – мастер из большого серебристого кувшина подлил мне ещё чудесного напитка, – тут всё из благородных металлов сделано, что у создателя было под рукой, из того и делал.
     – Да уж, богато вы тут живёте, – я приложился к кубку, и сделал сразу несколько больших глотков, вино пьянило незаметно, но неотвратимо, – а где тут отлить можно?
     – Не богато, а соразмерно обстоятельствам! – Мастер уже был изрядно подшофе, – а отлить – через холл, там будет дверь – найдёшь!
     Что ж, пойдём, найдём местную средневековую дырку! Что ещё остаётся делать? Холл, украшенный, между прочим, несколькими статуями и великолепными барельефами на стенах, я прошёл без проблем. Потом открыл следующую внутреннюю дверь и оказался в небольшом коридорчике, ведущему, как я понял на большую кухню, а по разные стороны от коридора были ещё двери. Я дёрнул на себя одну из них, и попал в филиал этого музея, под названием «лодочный сарай». Это был местный сортир, нет, не так СОРТИР! Я не знаю, куда ходит гадить местное руководство, а созерцание приборов из розового мрамора, и сантехнической фурнитуры из жёлтого металла, в котором при ближайшем рассмотрении я узнал золото, привело меня в состоянии ступора на столько, что уже забыл, зачем, собственно, пришёл? Окна, застеклённые переливающимся на солнце хрусталём, довершали картину, покрывая всё богатейшее убранство сортира радужными зайчиками. Ещё один шок я испытал, когда стал проверять работу сантехники, и обнаружил встроенное биде, из которого шла ТЁПЛАЯ вода! А я считал, что попал сюда из технологически развитого мира.
     Обратно я возвращался, одновременно облегчившись и расстроившись. Я отдал жизнь непонятно за что, а теперь вижу совершенно не воинственное общество, где ссать в золотой писсуар так же естественно, как пить дорогущее вино из серебряных бокалов и очищать щепкой какаху с мокасина… И все довольны жизнью и радуются! Надо поскорее приходить в себя, а то я никак не могу отпустить своих призраков из прошлого мира.
     Когда мы закончили – я не знаю. Бочка была просто огромна, и как бы наша компашка из человек пятнадцати-двадцати не старалась, но двести или больше литров вина за один раз выпить достаточно сложно. Проснулся я несколько помятым, голым и с бабой. Я пытался справиться с кружащейся действительностью, фокусируя внимание на бабий зад. Не плохой такой, достаточно крупный и круглый зад. Деваха, похоже тоже вчера принимала причастие вместе с нами, поэтому знакомиться я не спешил, хотя потрогать задницу всё-таки решился. Не так часто приходится просыпаться с обнажёнными красотками в кровати. Задница оказалось упругой, бархатистой на ощупь и тёплой. Я сел на кровать, и осмотрелся вокруг. На полу валялась одежда, пара бокалов, хорошо, что не бьются, и стоял большой кувшин, вполне знакомого очертания. Я приподнял его, немного покачал и удостоверившись в том, что внутри ещё что-то есть, начал жадно пить прямо из горлышка. Странным оказалось то, что в комнате было тепло, а вино в кувшине прохладным. Тоже какое-то местное колдунство.
     Немного придя в себя, я встал с кровати, чтобы одеться, в это время нога девахи соскользнула на пол, и похабно раскрыло всё самое сокровенное. Я стоял и смотрел на эту картину, пока не понял, что смотрят уже двое – я и моя сущность. Так что сегодня у меня был день открытий, так как я не смог удержаться, и сделал чёрное дело, прямо со спящей девкой, а она так и не проснулась, только промычала что-то пьяным голосом. Думаю, после того как мы проснулись вместе, хуже уже не будет. Довольный собой я решил пойти и пожрать чего-нибудь. Вчера, на сколько я помню – мы только пили.
     Я вышел из в длинный коридор, который был ярко освещён непонятными светильниками, больше походили на большой кристалл, в оплётке из жёлтого металла, не удивлюсь, если золота. Откуда-то слышались голоса, и я решил пойти на их звук, так как понятия не имел, где я и как тут оказался. Голоса привели меня к лестнице, уходящий перпендикулярно коридору вниз, и не видимой издалека. Внизу я нашёл довольно приличное помещение столовой, до которого вчера не дошёл, или я думаю, что не дошёл. За большим столом я увидел несколько моих вчерашних собутыльников, в отличие от меня они выглядели вполне свежими и отдохнувшими.
     – Поздравляем с первым утром в новом мире! – прогрохотал высокий и худой мужик, обладающий невероятно низким голосом, – как тебе наша Нора?
     – Нора? Не знаю, – я ведь я и правда не знаю как, ведь я даже не помню, чем закончился вчерашний вечер, – а вот норка вполне ничего так.
     Ответом мне был дружный хохот.
     – Ей нравятся новенькие, – Хмыкнул невысокий, полный дядька, – не волнуйся, сейчас проспится и убежит к своему мужику в кузню. Любит его очень.
     – Местная шлюшандра что ли? – я посмотрел на улыбающегося коротышку, – откуда она здесь?
     – История долгая и не интересная, – ответил мне невзрачный парень, – она просто есть и всё. Создатель на неё внимания не обращает. Вроде как подарок младшему кузнецу.
     – Ну и хрен с ней, – я решил заняться поисками еды, но на сколько я мог видеть стол был уже накрыт для плотного завтрака, – пожрать дадите?
     – Подваливай! – это подал голос здоровяк с красным лицом, видимо обветренным на воде, – сейчас заправляемся, и пойдём работать. Сегодня первый выход.
     – Круто, давайте познакомимся что ли, – я набивал рот великолепной вяленой ветчиной, кусками сыра и тёплым хлебом, сколько себя помню, не пробовал ни чего вкуснее, – а то я не помню ни хера, после вчерашнего. Запомнил только Ильича и Савву со Славой.
     – Не поминай в суе! – буркнул здоровяк, – а то вмиг нарисуются и помогут, разгребать затрахаешься.
     – А всё-таки, – я взял большую кружку с тёплым напитком, по вкусу напомнившему чай из душицы, мяты и ещё чего-то знакомого, но забытого, – меня зовут Васька Котов, а вас как?
     – Я большой Джо, Джо Палмер, я с Аляски, – здоровяк протянул мне руку, – я ловил рыбу всю свою жизнь, пока она не закончилась, правда в других условиях.
     – Долговязый Салли, Салли Мак Дугал, Шотландия, – Длинный козырнул мне с другого конца стола, – рыбак и смотритель маяка, чёрт бы его побрал.
     – Малыш Бильбо, так прозвали, а зовут Бил, точнее Уильям Тейлор, Калифорния, – Плотный коротышка поднял в знак приветствия бокал с отваром, – ты бы знал, какая у нас рыбалка! Но за волнами тоже приходится смотреть, а то смоет нафиг!
     – Алан Трюбо, Ванкувер, Канада, – невзрачный тип подал мне руку, – лучше всех в этом мире вяжу сети!
     – Мацутаки Такага, Хакайдо, Япония, – щуплый азиат слегка поклонился, – могу научить многому в рыбалке.
     – Лиф Хансен, Норвегия, – ещё один здоровяк в команде, белобрысый и загорелый, – я бригадир на нашем дракаре, так что давай заправляйся, и нам пора!
     – Уже, сейчас запью и готов! – я спешно запивал очередной кусок чаем, – фот уве фщё!
     – А сам-то откуда будешь? – Мацутаки задал мне вопрос, на который в этой компании мне не особо хотелось отвечать, ведь, судя по всему, я тут единственный из России, да ещё с таким прошлым, – а то мы рассказали, а ты нет.
     – Россия, Саратов, – настроение начало падать, а всё так хорошо начиналось, – подорвался вместе с пулемётом в бою.
     Тишина накрыла помещение кухни. Я мог бы соврать, рассказать какую-нибудь историю, но сам фат того, что я сижу сейчас с этим мужиками и почему-то стесняюсь рассказать о том, что я погиб на войне против их стран? Да пошли бы они все! Пусть принимают таким, как есть! Вижу, как вытянулись их рожи, ведь байки про то, что русские не сдаются ходили ещё когда я был жив, он как огня боялись встречаться с нашими войсками в открытом бою, в основном воевали с помощью ракет и авиации. Что ж, в этом мире мы все едины, пусть не думают ни чего о себе, тоже мне, потомки великих держав.
     – Господин Васька Котов, – обращение Мацутаке меня привело немного в замешательство, – вы погибли как самурай, не давшись в плен?
     – Не знаю, господин Такага, – я не знал, как ещё обратиться при таком повороте, – меня пулями и осколками разорвало всего, и жить мне оставалось считанные минуты. Я заминировал тело и оказался здесь.
     – А как тебя зовут на самом деле? – большой Джо посмотрел мне в глаза прямо до теменной кости, – я точно знаю, что не Васька Котов.
     – Анатолий Зубов, награждён званием героя России посмертно, за самоотверженность и запредельную доблесть в бою с многократно превосходящим противником, – как-то траурно протрубил долговязый Салли, – я изучал историю десятилетней войны, когда учился в Глазго в университете, это был бой, в котором погиб трёхзвёздный генерал Макартур.
     – Не знал такого факта, – я был немного подавлен, надо же, попал в иностранные учебники, – я бы лучше с девушкой тогда в кино пошёл.
     – Не нужно стесняться своего прошлого, – Малыш Бильбо подошёл ко мне и дружески хлопнул по плечу, – ты вошёл в историю как герой, про это несколько фильмов сняли.
     – Я помню! – Большой Джо замахал руками, – особенно эта сцена, где обрадованный победой Макартур подходит к телу пулемётчика, и небрежно пихает его ногой, а через пару секунд взрыв! Это сильно!
     – А я не помню, – я уставился в кружку, – хотя в тот момент я мог быть ещё живым.
     Тишина вновь повисла в воздухе.
     – Извини братишка, – Большой Джо подошёл ко мне и обнял, -ты не думай чего, мы не злимся и не обижаемся на тебя, просто для нас всех честь оказаться рядом с человеком, способным на такой героизм.
     – Я не обижаюсь, – я посмотрел на честные глаза аляскинского рыбака, – у меня выбора не было, и было очень обидно подыхать в неполные двадцать пять лет.
     – Мы сегодня выпьем за это, но только вечером, – Хансен тяжело встал со стула, – а сейчас пойдём и поймаем хорошую рыбу!
     – Вы это, Мужики, не рассказывайте никому, ладно? – я посмотрел на своих подельников, – я не хочу больше это вспоминать.
     Рыбаки молча покивали головами и в полной тишине мы вышли из столовой.

Глава вторая. Первый поход, первые достижения.


     Утренняя сцена очень быстро вышла у меня из головы. Первый выход на озеро, а это огромное пространство воды оказалось озером, был потрясающим! Я думал, что мы сейчас сядем на вёсла и будем грести изо всех сил, но оказалось, что мы шли ха счёт водных элементалей, которые толкали наш маленький кораблик вперёд. Не было ни шума ветра, ни парусов и звука мотора, лодка просто шла вперёд и с приличной скоростью, не меньше десяти узлов, как сказал большой Джо. После завтрака он стал как-то по-доброму и по-братски ко мне относиться, причину я не знал, да и не важно мне это было, ведь все причины остались в прошлом мире, и теперь только всплески воды и крики чаек сопровождали наши мысли. Не дай бог в этом мире повторения тех событий.
     Рыбу ловили по старинке – заводили конец далеко в озеро, а затем одновременно вытаскивали невод. Шестерых человек вполне хватало, чтобы вытащить сеть длиной около двухсот метров. Как оказалось, у дракара был опускающийся задний борт, из которого получалась неплохая аппарель, и именно с помощью неё мы и вытягивали сети. Рыбы было предостаточно, но мы брали только определённого размера. Бригадир Лив очень внимательно за этим следил. У него были даже заготовлены специальные шаблоны – какую рыбу можно брать. Так что после вытягивания сетей мы все дружно перебирали улов и скидывали годные экземпляры в трюм, в котором плескалась вода, специально, чтобы рыба не дохла.
     Меня удивило, что из всего многообразия рыб, наш бригадир брал только крупную форель, это как раз понятно, ещё мы брали крупного судака и больного серо-зелёного окуня, которого все называли басс. Карпов никто не брал, да и не часто они попадали, а мелочь, вроде краснопёрки, кумжи, сигов и даже хариуса никто не брал. Иногда попадались мелкие сомики, но и они выкидывались. Я никак не мог понять, почему так, и наконец до меня дошло, что они не знают озера, и поэтому ловят так, как привыкли ловить дома. Да и мощных лебёдок, способных вытянуть сеть с очень высокой стенкой у нас нет. Я не хотел портить о себе впечатление, поэтому решил действовать самостоятельно, а именно – сделать перемёт.
     Обычно после возвращения из рейса мы все дружно занимались чисткой рыбы, а точнее – снимали филе, даже иногда устраивали соревнования – кто быстрее снимет филе с лосося. Но как правило все останки рыбы выкидывали, хорошо хоть икру оставляли, а то вообще была бы беда. Я с сожалением смотрел, как вкуснотища выбрасывается в озеро, привлекая большое количество мелкой рыбёшки, и однажды я набрался смелости и попросил не выкидывать головы и кости. В этот день мы набрали особенно много форели, и сейчас у нас набрался большой таз с головами и хребтами. Из всего этого великолепия я решил сделать уху. Или даже финский рыбный суп.
     Я нашёл на кухне всё что было нужно – лук, картошку и сливки (американцы, блин). Если упомянуть ещё сыр, хлеб и нарезку из вяленого мяса, то это в принципе весь рацион рыбаков. Что было странно, так как рыбу мы ели редко и в основном жареную, а супов не было вообще, в основном мятая картоха с луком, маслом и сливками. Штука весьма калорийная, но вкусная. Лавровый лист я сорвал с ближайшего куста. Мои коллеги не рассматривали его как пряность. Головы я варил вместе с луком и лаврухой больше часа, затем слил бульон, и добавил туда несколько картофелин. Пока варилась картошка, я разобрал варёные головы и мелкие кусочки мяса покидал в суп. В конце добавил туда несколько крупных кусков филе. А в качестве завершающего аккорда – добавил в суп сливки и немного размятой моцареллы, благо у нас её всегда было много. Получился весьма наваристый суп, на который нашлись охотники не только в нашей бригаде, но и во всём рыбном сарае, как мы называли наше изящное здание из божественного адаманта.
     Мой рыбный суп, который мои коллеги щедро приправляли перцем чили (а они всё им приправляли) принёс мне одновременно и славу, среди коллег, и дополнительные заботы, так как теперь меня чаще просили приготовить что-нибудь. Я довольно интересно проводил время общаясь с рыбаками, но постепенно мне всё приедалось. Я не хотел провести остаток своей жизни занимаясь выловом одной и той-же рыбы, приготовлением еды и потрахивая девчонок, которые частенько забегали к весёлым рыбарям. По поводу прошлого речи больше не заводили, только иногда во взглядах читалось то ли уважение, то ли зависть, то ли ненависть…
     Я загорелся идеей соорудить перемёт, но Лиф никак не хотел одарить меня крепкими нитками, и мне пришлось выуживать у него информацию – где мне взять леску. Норд не стал таить от меня знания и сразу сообщил, что подходящий шёлк я могу взять у ткачей, вот только есть одна незадача – Создатель после одного монументального действия неожиданно улёгся отдыхать, а когда очнётся не известно. И вообще вокруг стало происходить что-то странное. Куда-то делся Первый Рыцарь, а камни больше не хотят воскрешаться, сколько новоиспечённая королева не пыталась это сделать – ничего не выходит. Может быть зря она себя нарекла Королевой? Сказывают именно после этого духи перестали её слушаться. Также проблем подкидывал мужик королевы – король, соответственно. Он постоянно требовал поставлять ко «двору» больше свежей форели. А она тоже не всегда ловилась такая как надо. В общем дрянь началась, а не жизнь.
     Вот с такими раздумьями я как-то собрался и пошлёпал искать ткачей. Собственно, тут всё было рядом, и спросив вездесущих гвардейцев, я достаточно быстро нашёл искомое. Как оказалось, Лиф прав. Шёлк мне дали без проблем, вот только в качестве лески он был совершенно никакой. А при возросших королевских аппетитах, пожертвовать мне сколько-нибудь ценного материала никто желания не проявил. Предложенный моток нити я принял, и теперь сидел возле алтаря ткачей. Это было сооружение из того же самого материала, что и всё в округе. Выглядел Алтарь как статуя на широком и плоском постаменте. Вообще, все местные Алтари так выглядели. И вот сижу я, значит, возле Алтаря, думу думаю, как мне горю моему помочь, магазинов со всем самым интересным тут нет, единственное что осталось – это куча хлама, как говорят – инопланетного производства, в которой можно было бы что-нибудь поискать.
     Возиться с хламом не хотелось. Если в условиях всеобъемлющего местного дефицита в ней никто и ничего не нашёл, значит и мне делать там нечего, но посмотреть – посмотрю! Интересно же, не каждый день мне доводится увидеть хлам с другой планеты. Нитки ещё эти…
     – Чего ж ты никак не проснёшься-то, Создатель, – я неожиданно для себя заговорил со статуей, – мне так нужно чтобы ты мне нитки заговорил, перемёт сделать хочу, а помочь никто не может. Эх Создатель… Забери себе эти нитки. И я с досады положил моток прямо под ноги статуе. На моё удивление моток начал искриться, а затем растворился. Я, конечно, многое в жизни видел, но тут у меня по спине пробежал холодок. Не спроста этого мужика все побаиваются, даже спящего. А нитки, даже не заговорённые, теперь пропали, новые мне никто не даст, так что теперь остаётся только хлам со свалки. Вот туда я сейчас и пойду.
     Этот мир мне казался очень странным. Здесь время текло как-то по-особому, размеренно и неторопливо. Никто никуда не спешил, никто не болел, все были бодры и энергичны. Женщины открыты и сговорчивы, никто не гнал ни куда, все были готовы помочь и поделиться куском. Денег же не было вообще, как данности. Если кому-то чего-то было нужно, то просто шли в нужную мастерскую, и там договаривались по дружбе или менялись на что-то. Эдакий древний натуральный обмен. Поначалу было дико, а потом я привык. Привык к тому, что для того, чтобы взять свежего молока, я брал из улова хорошую рыбину и шёл к фермерам, которые в обмен на рыбу, давали мне большой горшок с молоком или ещё с чем, по надобности. Мне начинало это нравиться.
     Раздумывая о странностях бытия, я по наводке тех-же самых гвардейцев, пришёл на свалку, или точнее на место складирования материалов и оборудования, которые нельзя было использовать, так как на данной планете отсутствовали источники энергии для всех этих приборов и механизмов, а также сама планета не позволяла им работать, от чего все инопланетные приборы быстро выходили из строя. Пригодны были только самые простые вещи и материалы. Я лазил по огромным штабелям, местами уже потраченного коррозией хлама, как мне неожиданно на глаза попалось что-то знакомое. Я разгрёб завал и обнаружил аккуратно сложенный в специальный контейнер, и частично распакованный электрический тельфер, который предназначался, скорее всего, для мастерской, которую должны были построить колонисты.
     Аппарат был не очень большой, а катушка, на которую должен был быть намотан вожделенный трос, была совсем маленькая, и без хорошего лома я её никак не достану. В качестве лома тут применить было нечего, поэтому я решил пойти к кузнецам, и если не дадут готовы, то попросить у них изготовить его для меня. Для этих целей я подобрал несколько каких-то штанг, на конце которых было приделано что-то электрическое, мне эти изделия напомнили электроограду, только вместо проводов тут должны были использоваться световые или ещё бог их знает какие, лучи. Тем не менее, если отодрать от достаточно лёгких и прочных палок все электрические приблуды, то может получиться неплохой лом. А такая штука в хозяйстве завсегда ценная будет. Странно. Что местные до сих пор её никуда не приспособили.
     С идеей в голове и охапкой стержней в руках, я появился в местной кузне. На первый взгляд задача тривиальная – отодрать лишнее, затем расплющить и загнуть концы. Но без специалиста в кузнечном деле это сделать достаточно трудно. Я видел свою затею уже решённой, поэтому смело вошёл в кузницу.
     – Здравия желаю, добрые люди, – моё появление отвлекло от разговора двух дюжих мужиков, которые оказались в этот момент в холле, – а как бы мне с железом поработать?
     – О, смотри Андрюх, ещё один, – тот, что помельче, обратился к здоровому, – чего вам этот хлам покоя не даёт?
     – Сам-то чей будешь? – Грохотнул здоровяк, – али приблудный какой, наша княжна-то дурости понаделала много за последние дни.
     – С рыбацкой артели, – я заметил, как мелкий легонько пихнул здоровяка в бок, – с бригадиром Лифом на одном дракаре ходим.
     – О как, при деле значит, – голос Андрюхи стал немного помягче и не такой громкий, – а к нам чего? Хлам зачем приволок?
     – Так по этому поводу и пришёл! – я свалил свои железки на пол, отчего по всему холлу прошёл гулкий грохот, – немного лишнего убрать, подравнять кое-где, лом мне нужен в общем.
     – Так возьми готовый! – мелкий с каким-то юморком обратился ко мне, – а эту дрянь отнеси обратно, где взял.
     – Да чего вы так ругаете-то железяки эти? – я решил стоять на своём до конца, – лёгкие, крепкие, хрен согнёшь!
     – То-то и оно, что хрен, – дал своё заключение Андрюха, – как мы только эту гадость не пытались ковать – смысла ноль!
     – Мнётся только, гнётся местами, а как время какое-то полежит, так становится таким же как было, – видно было, что досада по поводу металла кузнецов уже изрядно достала, – только измучились.
     – Хм, интересно, эффект памяти что ли у железяки? – я с интересом начал рассматривать один стержень, – так же здорово! А плавить не пытались?
     – Откудова ты такой умный на нас свалился? – Андрюха упёр руки в боки и как-то по-дедовски на меня смотрел, – али ты думаешь, мы тут глупее тапка?
     – Не плавится этот хлам, – мелкий был поспокойней, – жара в горне не хватает.
     Да уж, новость не сильно радующая. Откуда мне знать, из чего инопланетяне делают ограды для скота? Может быть это какой-то сложный сплав из металлов, которые ещё не известны на земле и для эго обработки мега-лезеры нужны? А мы его постаринке, молотом, да в печке прокаливаем. Скорее всего мой вид вызвал у Андрюхи жалость, поэтому он решил расщедриться:
     – Зачем тебе лом? – он открыл какой-то шкаф и начал там копаться, – вот, держи! Этот топор сам Создатель изготовил и нам оставил, да только незачем он нам, а тебе в твоём деле очень пригодится.
     Я смотрел на небольшой топорик из розового адаманта с ручкой из тёмного дерева, даже подумать не мог, что буду держать в руках нечто подобное. Божественный топор!
     – Даааа… Вещица знатная, – я вертел в руках обычный плотницкий топорик самого небольшого размера, – да только вот отдариться мне нечем, нет у меня ни чего, что мог бы взамен оставить.
     – А и не надо ни чего! Сам ступай, и хлам свой забери! – Андрюха сделал многозначительный жест рукой, как бы говоря, что аудиенция окончена, – а нам работать надо!
     – Андрей, слушай, а этот адамант, он и вправду не ломается? – я перевёл взгляд с топорика на кузнеца, – или брешут?
     – Правда или нет, то мне не ведомо. Я сам не так давно живу в этом мире, – Кузнец выпрямился во весь рост, – но за то время, что мы тут металл куём, ни один молот у нас не смялся и не откололся, до сих пор как новые.
     Я посмотрел на кузнецов, на топорик, на колья эти, инопланетные, затем поставил колышек на пол (знал, что не попорчу), и как обычную деревянную палку, даже сильно не размахивая топором, очистил от всего лишнего, так что у меня теперь есть если не лом, но железная палка, что гораздо полезнее, чем непонятная штука, которая тут даже работать не может.
     – А батеньки… Это чагой-то делается-то! – Андрей аж присел, оперевшись на колени, – Ты как это сделал?
     – На, сам попробуй, – я протянул Алексею топорик и ещё одну стойку, – я думал вы так уже делали.
     Андрей взял стойку, топорик, и одним движением снял с инопланетного устройства длинную стружку, вместе со всем лишним, видимо сила всё-таки имела тут значение.
     – Знаешь чего, за науку спасибо, – он протянул мне топор обратно, – а подарок себе оставь, хлам можешь здесь бросить, а теперь будь другом, мне с ребятами подумать надо!
     Я не стал заставлять себя уговаривать, а тихонько ретировался. Надо же, мир оказывается такой молодой, что его жители даже не знают ещё, как с ним обращаться. Что-ж, значит продолжу свои мусорные изыскания, пока кто-то из местных не чухнулся.
     С чудо-топором дело по извлечению троса пошло веселее, и после того, как я «разобрал» три тельфера, у меня в руках было три катушки с неизвестным количеством тонкого, миллиметра два сечением не больше, тросика из непонятного материала, но то, что не металл – точно. Топором трос резался, но больше ни каким образом разрезать или разорвать его у меня не получилось. Значит на перемёт пойдёт, и не нужно мне никакой чудо лески от бригадира. Оставалось ещё найти крючки, но идти к кузнецам почему-то не хотелось. Поэтому я решил ещё поковыряться, может найду чего-то ещё.
     Я лазил по куче хлама уже часа три. Старожилы иногда посматривали на меня, но больше, как на идиота или с сочувствием, но никогда со злобой или интересом. И бог с ними, самое главное, что я знаю, чего мне нужно – и ладно. По итогам раскопок, моими сокровищами стали: моток проволоки жёлтой, мягкой, тонкой – одна штука, кусок проволоки чёрной, жёсткой, толщиной с полмиллиметра – больше десятка, а ещё несколько шариков (судя по всему упаковка), сделанных из легчайшего материала, очень похожего на наш пенопласт. Также моим сокровищем стала длинная, метров двадцать антенна, которая складывалась как телескопическая труба, и становилась в длину не более метра. Очень лёгкая, судя по всему, сделана из какого-то полимера, а внутри был проложен тонкий кабель, очень похожий на наш, коаксиальный, только этот был гораздо более жёстким, а внутри оказался не провод, а тонкая трубочка из серебристого металла. На всякий случай я забрал всё.
     К топору прилагалась удобная кобура, сделанная из непонятной кожи и исписанная странным узором, зато она очень хорошо держалась на поясе, и топор, уложенный в неё, совершенно не мешался при ходьбе, и не только. Всю проволоку, кабель, шарики и горсть ещё разного хлама и тряпок я положил в сумку, а трубу закрепил, чтобы не раскрывалась, и понёс домой как обычную палку. В холле меня никто не застал, время было позднее, так что все по-обыкновению уже нежились по койкам с подругами, а в коридоре никто не шатался, потому что удобства были у каждого свои. Поэтому я никем не замеченный добрался до своих «покоев», и заперев дверь изнутри разложил свои богатства на столе.
     В первую очередь я достал найденную в куче хлама тряпку, а точнее кусок синтетического материала, сотканный из очень прочных нитей. Я попробовал их поджечь в кухонной печи – реакции никакой. Очень похоже на наш кевлар, только нити чуть толще. С помощью куска жёсткой (очень жёсткой) проволоки я отделил одну нить, постепенно расплетая материал. Повертел нить в руках – очень похоже на кусок тонкой лески, только сильно плотнее и крепче, я порвать не смог, едва не порезал руки, но порвать не смог. Значит поводок для крючка теперь у меня есть! Осталось только сделать крючок. Среди хлама я нашёл небольшой свёрток, из очень потрёпанного и грязного материала. По началу я подумал, что это просто мусор и отпихнул его в сторону, потому что он мешал мне добраться до маленькой красивой коробочки, в которой ни чего ценного не оказалось. Там было что-то вроде мела или ещё какого белого порошка. На вкус пробовать не стал, но по запаху мне этот порошок напомнил кабинет стоматолога. Может быть расходник для какого-то аппарата, мне уже было не важно. Но вот содержимое грязного свёртка меня очень порадовало – я нашёл в нём несколько простых инструментов. Не привычной формы и неизвестного назначения, но это был инструмент, один можно было идентифицировать как плоскогубцы, только с длинными кубками и очень маленькими губками. Было тут и подобие отвёртки и шило, и даже малюсенький молоточек, и шершавый брусочек, очень похожий на алмазный надфиль.
     Всё свое усердие и весь найденный арсенал я пустил на то, чтобы сделать несколько крючков, того размера, который у меня мог бы получиться. Бровку крючка я сделал топором, так как он неплохо закусывал металл, жало заточил надфилем, а сам крючок свернул плоскогубцами. Получилось немного неказисто, может быть даже грубовато, но это был готовый Крючок, который можно было использовать для рыбалки! От инопланетной «антенны» я оставил семь верхних секций, а остальное приберёг для новых свершений, идей пока не было, но где-нибудь пригодится. Самая верхняя секция была изготовлена из непонятного пористого металла, была достаточно тонкой и упругой. И к ней же выл приделан «провод». Всё лишнее я удалил с помощью топора. К самому кончику «удилища» я приделал тонкий тросик, который при ближайшем рассмотрении оказался даже тоньше двух миллиметров.
     Крепить тросик пришлось с помощью мягкой жёлтой проволоки, так как именно вязать трос никак не получалось, ведь он оказался очень жёстким и к тому же обладал памятью, так что все узлы, какие удалось завязать очень быстро развязались. Пришлось загибать конец, около пяти сантиметров, и обматывать их очень плотно мягкой проволокой. Такое соединение устроило трос, и он больше не развязывался. Дальше всё было просто – тонкую нить я легко привязал к крючку, проверенным, дедовским способом, а дальше, через тяжеленую толстую шайбочку, диаметром миллиметров семь, привязал нитку (леску) к шнуру. Лёгкий шарик закрепил с помощью кусочка дерева, которое в большом количестве было в ремонтной мастерской. И вот свершилось – цель достигнута! Я держал в руках классическую маховую удочку, длиной семь метров. Правда основная леска была толстовата, да и крючок размером подходит только крупному карпу или лещу, но главное начать! А дальше будет обязательно лучше!
     Наживку я не знал где искать, поэтому из ледника достал кусочек сырой печени и пошёл на первую в истории этого мира рыбалку с удочкой! Я был воодушевлён, как никогда, в прошлой жизни я тоже не испытывал такого наслаждения от достигнутой цели. Может быть испытал бы тогда, но оказался здесь. За такими мыслями я нашёл себе тихую заводь, пристроился на тёплом корне дерева, и сделал первый заброс. Солнце ещё только чуть подкрашивало небо, из-за гор оно выходило несколько позже, и озеро долго находилось в тени. Не могу сказать, что огрузка была идеальной, и чувствительность удочки на высоте, но я, как и раньше, сидел на рыбалке, с удочкой и слушая утренние звуки водоёма. Не могу точно сказать о чём я думал, сидя возле удочки, но мне вспомнился родной дом, с потрескивающим камином, тёплая морда собаки на коленке, я вспомнил те дни, когда все были живы и никто не думал ни о чём плохом.
     Я задумался настолько крепко, что первая удочка в этом мире едва не стала последней, так как поклёвка была такой, что я едва не потерял своё новое орудие лова. Трос натянулся, удочка изогнулась, и я потянул на себя сопротивляющегося монстра, потому что нормальная рыба так упираться не может! Катушки у меня не было, поэтому я начал потихоньку сдавать задом, вытаскивая рыбу на берег. Не могу сказать, что я долго и упорно боролся, нет, я достаточно тяжело тащил попавшуюся рыбу и очень надеялся, что самодельный крючок не подведёт. В итоге я вытащил из воды небольшого сома, килограмм на сорок, но для меня это была настоящая победа! Теперь я мог рыбачить не зависимо от остальной артели, и сам выбирать какие трофеи оставлять, а какие выкидывать, а ещё я смогу ловить рыбу готовить её для обмена, то есть стать вообще независимым, даже от рыбацкой кухни!
     Я уже прикидывал, что буду делать из этого монстрика. Во-первых, отделю голову и печень, чтобы сварить вкусную уху, во-вторых, засолю хвост, чтобы можно было сделать копчёного сома, а большие куски филе можно просто пожарить. Я буквально вбежал на кухню, где в это время завтракала вся артель. Не могу сказать, что получилась немая сцена, но удивлённых лиц было много.
     – Васька, ты зачем притащил это на кухню? – Малыш Бильбо первым подал голос, – Ты хочешь готовить это?
     – Васька Сан, что ты хочешь приготовить из этой рыбы? – Мацутаке был явно заинтересован, – она должна быть очень вкусная!
     – Часть посолю и закопчу, часть пожарю, а из головы сделаю суп! – я выдал все планы на одном дыхании, – вкуснотища! А где у нас коптильня?
     – Нету у нас коптильни, – как-то грустно выдал Мастер Петер, – если хочешь, можешь сделать сам. Камни можешь у Мастера Сулеймана попросить.
     – Жалко, а то можно постоянно рыбу коптить, – я немного расстроился, – так больше вариантов использования улова получается.
     – Мы и так коптим рыбу, – Мастер немного меня успокоил, – только не в коптильне, а с помощью костров, уезжаем на другой берег и там коптим, чтобы тут не вонять.
     – На костре горячего копчения не получишь, – я твёрдо решил делать коптильню, – а то, что на другом берегу – это правильно, нечего тут вкусностями вонять.
     – Вот и занимайся, – Мастер встал из-за стола, – а нам за рыбой пора.
     Вот вроде бы и послал, а приятно. Что ж делать, такова жизнь. Мне же в голову снова пришла куча хлама, поэтому я решил закончить с рыбой, заодно подкрепиться самому, а уже потом идти за ценными находками.
     Сома я разделал без проблем, так как ножи тут были отличные. Благо кузнецам нечего особо делать, вот они и извращаются с изготовлением режущих предметов. На суп, точнее уху, я решил использовать голову и позвоночник. Тонкую и нежную брюшину я решил пожарить, а толстые куски филе засолить и закоптить. Соль тут есть, так что пока рыба солится, я успею соорудить коптильню. Делать всё одновременно для меня не в новинку, поэтому я поставил большую медную сковороду в печь, чтобы прогреть её хорошенько, куски рыбы хорошенько посолил и присыпал ароматными травами, так как тут не было в помине чёрного перца. Надо будет спросить – почему. В это же время я засунул голову и позвоночник сома в большой котёл, налил туда немного воды, положил пару луковиц и поставил в печь. Пока вода закипала, я достал разогретую сковороду, кинул на неё кусок сливочного масла и налил немного оливкового. И когда всё дружно зашипело – положил в масло кусочки рыбы. Рыба достаточно большая, поэтому нежной брюшины хватит на всех. Пока шкурка прожаривалась, мясо полностью приготовилось, я его один раз перевернул только для того, чтобы карамелизованное масло дало кусочкам красивый цвет.
     Сковороду я вытащил из печи и поставил на стол. Прежде всего я не отказал себе в удовольствии насладиться жаренной рыбкой. Я буквально погрузился в атмосферу своего детства. Рыба была такая же вкусная, как и тогда, когда всё казалось красивым и сказочным. Оставшиеся куски я переложил в большую миску, пусть скептики попробуют, потом посмотрим на их рожи! Филе на коже было уже подготовленное, поэтому мне осталось только натереть его крупной солью, и аккуратно свернув, положить в другую миску, после чего отнести в ледник.
     Я посмотрел на печь, в которой варилась рыба и почему-то вслух сказал – «не подведи меня, дух огня, нужно, чтобы рыба хорошенько проварилась, а мне нужно ещё по делам сбегать». После моих слов огонь в печи как-то дёрнулся, а затем начал гореть настолько ровно, как будто это была не печь, а газовая духовка. Не найдя слов, я просто поклонился, и пошёл на свалку хлама, искать детали для коптильни. Вчера я видел там какие-то шкафы из тонкого, серебристого материала. Думаю, что их вполне можно приспособить под коптильню.
     Вообще мне был не понятен этот мир. Понимание того, что это ещё совсем молодая планета и на ней нет иных поселений у меня было, но вот по каким законам тут всё развивалось – было совершенно не понятно. Что я ещё отлично понимал – то, что местный создатель выстраивает общество, по аналогии с большим муравейником. Где нет конфликтов, каждый точно знает, чего делает и ни каких отклонений от заданного курса быть не может как данности. Хорошо это или плохо – я не знаю, но учитывая экстремальность положения, то скорее всего поначалу так и должно быть. Ведь если сейчас удариться в вольности демократии, то очень скоро будет нечего жрать, а цветочки, которые все разбредутся нюхать – засохнут и исчезнут. Так что я не собираюсь вмешиваться в течение местного бытия, а постараюсь создать собственное место для жизни, а там будет видно, куда кривая судьбы выведет. Местные врали, что человеческая жизнь в этом мире будет гораздо продолжительнее, чем в том. Значит времени у меня предостаточно, может быть потом, в будущем у меня получится плавно войти в местное сообщество.
     Однако даже вынашивая в голове такие сепаратистские настроения, я отлично понимал, что сразу уйти не получится, придётся делать всё постепенно. И начинать нужно с малого. Орудие труда у меня уже есть, кое-какие инструменты и материалы тоже. Осталось обзавестись не хитрым скарбом, и можно двигаться в путь. Местоположение я уже определил. Старожилы рассказали мне, что этот мир – близнец Земли, и сейчас мы находимся примерно в районе Милана, а значит прямо на юг, порядка двухсот километров, будет море. Там, где сейчас на Земле находится город Генуя. Может быть это символично? Италия ведь раньше состояла из мелких королевств или княжеств. Милан был сам по себе, Генуя сама по себе. Дальше была Венеция, Рим и так далее. Это потом они были объединены в единое государство. Может быть мне создать свою Геную? Или как её ещё можно назвать? Ведь должна же быть у человека цель. Если просто жить, совершенствуя свои способности высерать одинаковые какахи каждый день, то зачем такая жизнь нужна?
     А между тем я припёрся к куче хлама, и направился прямиком туда, где вчера приметил ящики, очень похожие на шкафы. То, что шкафы оказались вовсе не пустыми – я понял после того, как попытался поднять один из них. Шкаф не поддавался моим усилиям. Однако беглый осмотр девайся показал мне, как его можно открыть. Едва заметное утолщение легко нажималось при нажатии, после чего передняя панель шкафа могла легко уехать вверх, как рольставня, только без рифления. Лист просто уходил вверх. Никакого хитроумного механизма тут не было, просто гладкий лист плавно скользил по направляющим и огибая верхнюю крышку располагался вдоль задней стенки. Удобно, практично, но меня сильно расстроило, что изнутри шкаф был плотно набит какими-то тяжелеными блоками. Тут тоже всё оказалось просто – две защёлки на направляющих, и блок, вес которого я оценил килограммов в пятьдесят относительно легко выехал наружу. На стенке шкафа оказались очень маленькие, не более пяти миллиметров направляющие. Очень прочный материал, иначе не выдержал бы такой вес.
     Разгрузив таким образом один из шкафов, я рассматривал заднюю стенку, которая сплошь состояла из миллиардов крошечных контактов. Как можно было такое сделать – я не мог себе представить, да мне и не интересно это было. Я искал, как бы эту «плату» поудобнее снять. Всё оказалось так же просто. Там, где я предполагал крепёжные винты, располагались небольшие выступы, с отверстием посередине. Я вытащил из сумки прихваченный по такому поводу инструмент, и странным инструментом, походим на звездообразное тупое шило, форма которого совпала с формой отверстия, надавил в гнездо. Моим намереньем было выкрутить установленный винт, а форма инопланетного инструмента очень напомнила мне отвёртку торкс, однако я ошибся. Под моим нажимом часть винта ушла внутрь, а внешний «грибок» просто сложился. Вынув «отвёртку», я увидел, что «винт» принял прежнюю форму. Тогда я попробовал, после нажатия, повернуть винт, и это мне удалось, винт провернулся буквально на несколько градусов, после чего остался утопленным. Работа механизма было теперь мне ясна.
     Быстро разобравшись с первым шкафом, я увидел на его задней стенке достаточно большое квадратное отверстие, в котором присутствовали такие же крепления, но ответной части не было. Это заставило меня активнее покопаться в хламе, и я нашёл несколько конструкций, которые по форме и типу крепления подошли к моему шкафу, но внутри были закреплены сотни мелких трубочек, наполненных каким-то прозрачным веществом, типа оргстекла. Может быть это такие световоды или волноводы, но сейчас мне это было не очень интересно, практического применения им я не видел. Может быть, когда-нибудь в будущем, но не сейчас. Самое интересное, что трубочки не были таковыми. Каждая из них имела структуру соты, и внутри каждой проходили тончайшие каналы, также выполненные из какого-то блестящего материала, и заполненные пластиком. Тут я перестал пытаться понять, для чего это, как это можно было изготовить. Скорее всего это каналы передачи энергии и сигналов, сравнимые только с нервными клетками мозга. Но понимание таких технологий на Земле пока ещё не было, а тут, скорее всего и не будет.
     Что я приметил полезного, так это знакомое крепление, чуть меньшего диаметра, но с таким же способом извлечения. Так что буквально через пару минут я вытащил содержимое вытянутого короба. То, что это средство передачи энергии я понял, внимательно осмотрел, и отправил к куче хлама. Зато теперь я разжился несколькими кусками квадратной трубы, которые к тому же можно было легко скрепить между собой. Схема созрела мгновенно! В оном шкафу можно развести огонь, ещё в одном, расположенном рядом, сделать шкаф для горячего копчения, а другой расположить дальше и подавать остывший дым через длинные короба, получив таким образом шкаф для холодного копчения. Теперь осталось только найти подходящие решётки и можно приступать. Правда искать долго не пришлось, ведь как оказалось, извлечённые мной тяжеленые блоки имели снизу решётку, подходящего мне размера. Правда, скорее всего это была не решётка, а охладительные трубки, но мне было пофиг – мне нужны были решётки. Разобрать как-то цивилизованно эти блоки для меня не представлялось возможным. Поэтому я просто отрубил лишнее топором, и разжился недостающим компонентом коптильни.
     Меня заинтересовало внутренне содержимое блока. В нём располагался большой многогранник, типа футбольного мяча, к которому подходило множество мелких проводов, отчего он казался волосатым, причём проводя явно из очень ценного металла. Правда отрезав пучок проводов, я обнаружил, что это всё те-же шестигранные трубочки, с пластиковым наполнителем, но сечение их настолько мало, что они были больше похожи на волосы. Движимый интересом, я выковырял один такой волосатый мячик, и аккуратно раскрыл его топором. Изнутри вытекла какая-то голубоватая жидкость, очень похожая на наш антифриз, но трогать её я не стал. Мало ли чего туда налили? Внутри мячика оказался полностью повторяющий его форму кристалл серого цвета, который бал покрыт мерзкой слизью, на которой и держался внутри. Я без особых раздумий просто вырвал кристалл из волосатого мячика и начал его внимательно рассматривать.
     Мерзкая слизь оказалась такими же волосами, только без металлической оболочки. Правда толщина нитей была настолько мала, что в общем всё это казалось просто слизью. Я невольно проникся уважением к создателям такое тонкого и сложного устройства, но «слизь» убрал, так она легко удалялась просто руками, и тогда мне предстал этот шедевр инопланетных технологий. Сам кристалл, как я предполагал был каким-то очень сложным процессором, потому что, просвечивая его на солнце, я увидел внутри миллиарды тонких, пересекающихся во всех направлениях нитей. Может быть это и не нити вовсе, и понять суть такого сложно изделия мне врятли когда-то удастся. И так как не понимал сути этого загадочного кристалла, то выдернул все попавшиеся мне кристаллы и запихал из в свою раздувшуюся сумку, благо, что по размеру они были не более крупного куриного яйца. Потом я осмотрел ещё несколько ящиков, и повытаскивал все возможные кристаллы. А в одном шкафу, с двумя створками я обнаружил огромный кристалл, размером с два моих кулака, и почему-то красного цвета. Понять, что это я не мог, поэтому просто потихоньку стырил.
     Теперь мне нужно было перетащить готовые к работе шкафы поближе к месту установки. Я решил забрать все, которые нашёл, вот только тащить без лишних вопросов шкаф примерна под два кубометра объёмом, пусть и крайне лёгкий, что меня порадовало, было бы проблематично. Я начал думать, как бы этот шкаф разобрать. И ответ нашёлся сам собой. Оказалось, если толкнуть боковую стенку внутрь, то она легко складывалась пополам, таким образом, шкаф превращался в тонкую пластину, миллиметров пятнадцать в толщину. Верхняя и нижняя крышки как-то по-хитрому складывались и также размещались внутри. Главное, чтобы шкаф был закрыт. Весил он всего пару килограммов, поэтому решения созрело мгновенно. Я сложил сразу несколько шкафов друг на друга, и оказалось, что они достаточно прочно примагнитились друг к другу. Причём эффект сей проявился, когда я сложил вместе десять шкафов. Скорее всего это какой-то транспортный вариант. Инопланетяне меня поражали всё больше. С трубами получилось точно также – труды сначала складывались, затем упаковывались по десять штук. Осталось только перетаскать.
     На мою удачу какой-то крестьянин вел под уздцы вола, или как тут называется бык с большими рогами, который был впряжен в большую телегу. Увидев, как я корячусь, пытаясь взвалить упаковку шкафов на спину, он очень любезно предложил мне помочь с доставкой, чем меня несказанно выручил. Чем отдариться у меня не было, но я пообещал за услугу угостить его готовым продуктом, на том и сошлись, хотя он и так был готов помочь. Таким образом я стал обладателем собственной коптильни, да не одной, а при желании целым коптильным цехом! Так что теперь нужно найти место под своё предприятие. А так как я договорился о транспорте, то имело смысл вывезти предприятие подальше от города, а сделать это можно либо на годке, которую местные почему-то называют дракаром, либо на телеге, но тогда не за озеро, а за город, в лес. Последний вариант мне показался предпочтительнее, так как мне не придётся делиться успехом с уже порядком надоевшими мне рыбаками. Неповоротливые они какие-то, не понравились они мне.
     Мы шли пешком, Макс, так назвался мой новый знакомец, тянул быка за уздечку и тот послушно плёлся по ровной долине, повсеместно утыканной небольшими перелесками и отдельными стоящими великанами – гигантскими платанами и каштанами. Погода располагала, а планов особых ни у кого не было. Вообще жизнь в этом мире не предполагала каких-то титанических свершений. Можно было просто жить и самосовершенствоваться, чем не рай?
     – Слушай, Васёк, а зачем ты дак далеко забираешься от города? – всё не унимался Макс, – тут же людей вообще нет, чем тут заниматься-то будешь?
     – Понимаешь, тут такое дело, – я решил не скрывать затеи, ведь реклама мне была сейчас нужна, а я не сомневался, что болтливый парнишка, а в реальности ему не было и двадцати лет, разболтает про мою затею всем на свете, – я бизнес свой затеял.
     – Бизнес? – удивился мой собеседник, – А на хрена тебе тут бизнес? Тут ведь даже денег нет, голова твоя садовая!
     – Денег нет, а на продукты и другие товары меняться можно, – я чётка указал на свою точку зрения, – к тому же от моей затеи вонь будет несусветная, людям не понравится.
     – А чего за бизнес-то? – Макс явно заинтересовался, – шишки собирать или на оленей силки ставить?
     – Не, это всё мелко, – я сделал умное лицо, – я услуги оказывать буду.
     – Какие? – Парень аж остановился от удивления, – ты чего, этого что ли?
     – Чего этого? – теперь я не понял о чём он говорит, – коптильню я сделать хочу, дубина ты не образованная!
     – Чего это не образованная? – удивился опять Макс, – у нас в селе школа была, я туда даже ходил!
     – И? Чего ты там делал? – хмыкнул я, – Чему научился?
     Историю Макса знал весь город, и все потихонечку его жалели, и радовались, что ему удалось попасть в этот мир, как бы в знак его страданий на Земле. Макс был обычным деревенским дурачком. Не то, чтобы совсем даун, а заторможенный в развитии, плохо разговаривал, да и в обществе адаптирован особо не был. Это не потому, что болезнь какая-то поразила его головушку, а потому, что заниматься с ним было некому. Мать его умерла через год после родов, папаша, скотник, был занят постоянно с коровами, и заниматься мальцом у него времени не было, так как домой приходил уже в жопу пьяный и падал, порой прямо около порога. Эта дурная привычка его и сгубила. Как-то раз он упал у порога, только в дом зайти не успел. А дело было зимой, поэтому папка нашего Максика заснул раз и на всегда. Сироту все жалели, кто как мог, поэтому с голоду умереть не дали, но особо заниматься никто так не стал. Да и поздно уже было. Бабка, которая обнаружилась после смерти папаши, исправно ухаживала за мальцом, то есть кормила его, одевала, стирала, отсылала в школу, но на этом всё. После того, как Макс в пятый раз остался в первом классе, учителя в школе махнули на него рукой – не хулиганит, да и ладно.
     В школе Макс научился помогать местному трудовику, заодно составлял ему компанию за бутылочкой, помогал уборщице, за это она не выгоняла его из школы, когда он вместо занятий шатался по коридорам, помогал кухарке, и за это она его подкармливала, и даже иногда разрешала заночевать в каптёрке. В общем он как-то жил, не задумываясь в своей детской наивности о будущем, и вот однажды н вырос. Учителя тайком ставили ему отметки в журнале, переводили его из класса в класс, так что аттестат о неполном среднем образовании, чего уже достаточно для устройства на самую завалящую работу вполне хватало. Обычно такой аттестат получают в четырнадцать лет, но Макс получил его в неполные девятнадцать. Армия ему по понятным причинам не грозила, и он продолжал жить жизнью деревенского дурачка, что его вполне устраивало.
     Всё поменялось, когда в школу пришла новенькая учительница. Сразу после университета, двадцатиоднолетняя нимфетка, на которую заглядывались все, коме не лень. Не стал исключением и Максик. Он не был красавцем, не в кого ему было, да и тонкости воспитания сделали его худым, ссутуленным, смешно косолапящим, и в оспинах от не леченой ветрянки. В довершение картины – кривые и не ухоженные зубы и совершенно непонятная речь. Но доказать этому наивному дурачку, что он не может претендовать на милую девочку, на которую пускало слюни половина села? Но он тихо любил, и ходил за ней как привязанный, часто ждал на улице, просто, чтобы утром поздороваться, и опять идти за любимой, молча сопровождая её. Всё закончилось очень печально. Как и в любом другом селе все парни выпивают, и как все выпившие парни – идут пленять своей неотразимостью первую красавицу на селе. А если красавица против – то и по мордахе милой может получить, ибо нефиг!
     А наш глупенький Максик, который по обыкновению, тихой летней ночью ждал около дома любимой, когда она снова выйдет. И в эту самую ночь, к учительнице приехали гости – подвыпивший парень и пара его, тоже не трезвых друганов, которые стали требовать выйти неприступную девушку на улицу и прямо тут и сейчас решить все любовные претензии к ней. К сожалению, девушка была не робкого десятка, и цену себе знала, поэтому вышла и послала страждущих так далеко, насколько позволяла её филологически развитая фантазия. Подвыпивший претендент силу слова не оценил, и решил пойти на приступ, можно сказать на таран. Вот только откуда ни возьмись взялся наш дурачок, который вышел на перерез пьяному дурню, чтобы защитить свою любимую…
     Парни были пьяны, злы и не обделены здоровьем. Ночь была тёплая, девушка красивая, а дурачок слабеньким. Люди из соседних домов сбежались только минут через тридцать, а всё это время несчастная девчушка тщетно пыталась вызвать городового, или позвать кого-то на помощь. Всё это время трое молодчиков методично и жестоко избивали Макса. Он оказался живуч, как кошка. Сознание не терял, и подыхать сразу не собирался. Жизнь заставила быть таким. Он умер только под утро, в местном фельдшерском пункте. Там нечем было ему помочь, только анальгином и добрым словом, но ему и этого было достаточно. Он ушёл тихо и с улыбкой, потому что его любимая была рядом. И яркий сгусток его души привлёк внимание тифлингов, которые пополняли запасы в стазис-контейнерах. Большой и яркий зелёный листок, в который в этом мире превратилась его душа, стал билетом на ферму. Знать он ничего не знал, но старался всем помочь, был добрым и отзывчивым ко всем. Его даже в шутку называли «Святой Макс», а он не понимал почему, но ему нравилось, что тут его не обижают, и даже нашлась красивая девушка, которая с удовольствием делила с ним постель. Так что да, Макс обрёл свой рай. И теперь он был гордым погонщиком огромного быка, который почему-то был очень привязан к бывшему дурачку.
     И сейчас этот святой шёл рядом со мной только потому, что очень хотел мне помочь. Его историю я узнал от других людей, потом, а сейчас мне просто приятно было болтать с ним ни о чём.
     – Может и не научился ни чему, – после долгой паузы изрёк Макс, – зато теперь печали меньше. Тут у меня всё есть: дом, работа, женщина, друзья. А кем я был там?
     – Ладно, не вешай нос! – я слегка хлопнул макса по плечу, – о, смотри какое озеро! Давай сюда.
     Озеро было не очень большим, скорее это даже не озеро, а большой пруд, питаемый родниками, и почти квадратное. Размер примерно полкилометра на полкилометра. Тут я смогу и рыбу найти, какую-нибудь, и воду для жизни, так что не пропаду. А насчёт дома я решил обратиться к местным каменотёсам, может быть они мне помогут с материалом? Потом сочтёмся, наверное. Но это будущее, сейчас нужно сгрузить мой будущий бизнес, и возвращаться в город. Нужно всё собрать, прежде чем перебраться сюда.

Глава третья. Бизнесмен.

     Вернулся я часов через пять, и сразу вспомнил, что в печи стоит будущее произведение кулинарного искусства. Если не сгорело, конечно. Судя по запаху – ничего не сгорело, значит нужно проверить, как обстоит дело с моей затеей. Рыбаки до сих пор где-то таскали сети, поэтому мне ничего не мешало. Я аккуратно слил бульон из котла, который надо сказать оказался не таким уж и маленьким. От мяса ничего не осталось, а кости стали мягкими, что их можно было жевать. В процеженную жижу я мелко покрошил несколько клубней картохи и стал ждать, когда она сварится, предварительно проверив на солёность. Пока картошка варилась, я сбегал в ледник и притащил оттуда печень сома, которую я убрал, чтобы она не испортилась. Поэтому теперь я её промыл, мелко нарезал, и как только картоха стала мягкой, заправил свой рыбный суп печенью. Теперь ему осталось минут пять покипеть – и готово. Расстраивало то, что не было водочки, чтобы сдобрить уху, но по вкусу и так всё было просто великолепно. Я вытащил котёл из печи и оставил его остывать. Правда остыть уха не успела, потому что явились рыбаки.
     Супец, что называется, зашёл. После снятия пробы стол украсил здоровенный кувшин с белым вином. Не привыкшие к такой рыбе представители западной цивилизации жалели, что не брали сомов в качестве улова, впрочем, больших сомов они не ловили, а свою удочку я показывать не спешил, как и рассказывать, откуда я взял снасти. Это мой секрет, и останется таковым дальше. На завтрашний день я планировал сделать первое копчение, а сегодня по распорядку была пьянка, которая закончилась уже под вечер. Заснул я, уткнувшись носом между объёмных грудей какой-то бабёнки, которая заглянула на огонёк к весёлым рыбакам, и решила остаться подольше. Не знаю, свершилось ли главное, но прелесть великолепной груди частично оценить смог. Как зовут красотку я спросить не успел.
     Утром я проснулся с великолепным настроением. Вечерней гостьи, как водится, уже не было. Я решил, что всё у меня сегодня должно получиться. Шкафов я набрал много, объём производства будет неплохой, да и одновременно можно будет делать несколько продуктов – то есть я важный перец. Теперь нужно раздобыть материалы. Поэтому, не откладывая в долгий ящик, я кинулся искать строителей-каменотёсов. Хотя искать их в общем-то было не нужно, так как их мастерская была рядом с рыбацким сараем. Воодушевление было на высоте. Мой суп вчера очень неплохо поднял всем настроение, я получил много лестных отзывов, так что теперь только что-то совершенно невероятное могло бы меня остановить. Я буквально бежал в каменоломню, прикидывая в уме, сколько мне нужно камней и каких, чтобы отстроить себе небольшую избушку. Ибо со временем хотел перебраться на дальний кордон и там плотно обосноваться.
     У строителей меня ждало если не разочарование, то недоумение точно. Мне отказались выдать камни, но очень внимательно спрашивали для чего они мне. Я как мог рассказывал, что хочу небольшой домик за городом, потому что решил заняться копчением продуктов, и не хочу создавать дискомфорта, и место уже нашёл, только дайте мне немножечко камней, плиз!!! Не дали. Со мной очень внимательно разговаривал невысокий азиат и здоровенный толи грузин, то ли армянин, но как оказалось – это были мастера-строители. Один Орочи Ямомото, Мастер Архитектор, а второй Сулейман Октар, Мастер строитель, турок, а не грузин. Я начал пытаться выменять камни на готовую продукцию, но они остались непреклонны. Я уже собирался плюнуть не всё, и заняться самостоятельно сбором материала в горах, потому что тут камней море, но меня неожиданно пригласили в контору.
     - Как я могу к вам обратиться, - неожиданно вежливо со мной заговорил Мастер Орочи, - чтобы вам не было неловко.
     - Васька Котов, - по обыкновению ответил я, - сейчас служу в артели рыболовов.
     - Уважаемый Васька, - продолжил японец, - по настоятельному поручению нашего Создателя, мы создали некий стандарт строительства, которому обязаны следовать в нашем молодом государстве. Этот стандарт направлен на то, чтобы возводимые нами конструкции были надёжны и не создавали проблем при эксплуатации, а также полностью соответствовали образу нашего молодого поселения.
     - Ээээ… Да, - я был немного в замешательстве, - И чем я вам могу помочь?
     - Вы? Вы можете стать первым пользователем строения, которое мы возведём в соответствии с нашими стандартами, - Японец разговаривал со мной так, как будто я дитё малое, а он мне сейчас втолковывает, что какать в штанишки в общем-то не хорошо, - поэтому мы предлагаем вам рассмотреть вариант полупроизводственного строения про проекту БМ1.
     - Не понял? – я был не в состоянии осознать, что от меня хочет азиат, - А где я на это средства возьму?
     - Вы не поняли, возведение возьмёт на себя город, - не, ну точно коммунизм, - вам нужно будет в последствии только лишь описать, на сколько удачен данный проект.
     - А что значит БМ1? – надо было до конца разобраться в вопросе, - а то как-то понимать надо, может мне не подойдёт?
     - Вот, взгляните! – Мастер Орочи выложил передо мной пачку листов тонкого пергамента, на которых были какие-то расчёты, схемы, картинки, но то, что я увидел, так это план будущего дома, - вот тут спальное помещение, вот тут место для приготовления пищи, здесь мастерская, в которой можно установить дополнительное оборудование, для удобства входа в строение два. Один рабочий, в мастерскую, второй в жилое помещение через общий холл.
     Сказать, что мне не понравилась затея я не мог, но строительство такого большого дома должно занять много времени, а я не хотел особенно затягивать.
     - А сколько месяцев займёт строительство? – осторожно поинтересовался я, - а то мне очень хотелось бы начать работать.
     - Что вы, - со смехом сказал мне Мастер Сулейман, - основные модули уже проработаны и готовы. Думаю, за неделю соберём.
     - Ну тогда ладно, - как-то обречённо согласился я, - недели подожду, как раз мясо просолится и ещё рыбы подловлю.
     - Хорошо, тогда первые повозки мы отправим прямо сейчас, - изменившимся и довольно властным голосом проговорил Сулейман, - остальное довезём по мере надобности.
     - Так ведь мне нужно показать, где место, - начал было я вставлять свои соображения по поводу предстоящей стройки, - вы же не знаете, где я нашёл место.
     - Ни чего страшного, мы уже знаем, - улыбнувшись сказал мне Орочи, - гвардейцы не могли не заметить вашей активности, а Максимка всё рассказал. Мы изучили место, оно вполне походит для выбранной вами деятельности, местность проверена, привязки по проекту совершены.
     - Сейчас прокладывается дорога в направлении вашей мастерской, - прогромыхал Сулейман, - ребята застоялись совсем, им работа нужна.
     Я стоял как обоссанный. Корячусь тут, пытаясь решить проблему с материалом. Байк всякие придумываю, а оказывается – меня уже без меня женили! Как так-то? А ещё это – гвардейцы оценили активность. Они за мной следили что ли? Что за государство такое? Что за мир? Хотя с другой стороны – можно не опасаться, что кто-то будет хулиганить. Гвардейцы мигом всё исправят. Что ж, если изнасилования избежать не удастся, то нужно хотя бы постараться получить удовольствие. И я решил заняться тем, что у меня в последнее время лучше всего получается – полез в кучу хлама. Я собирал всё: проволочки, которые обязательно могли пригодиться, какие-то панели от непонятных приборов, также нашёл еще несколько кристаллов, которые также запихал в сумку, нашёл здоровый конденсатор, или что-то вроде того, в котором оказался целый рулон золотистой, крепкой и прочной фольги, а это в хозяйстве завсегда пригодится. Также я насобирал кучу всяких креплений, зажимов, колышков, в общем всё, что можно было отковырять или отрубить от более громоздких агрегатов. Трубы, трубки, трубочки, всех видов и размеров, из различных материалов. Нашёл несколько баков, также из непонятного материала, несколько стационарных охладителей или чего-то вроде того, которые привлекли меня наличием здоровенного змеевика. И много чего ещё, чего даже не подлежало классификации, но было очень нужно в хозяйстве.
     Когда я решил, что мне, пожалуй, пока хватит, то очень удивился, когда увидел незамутнённое лицо Макса, который стоял возле кучи моего добра, улыбаясь и держа в курах здоровенную краюху хлеба и запотевший кувшин с чем-то жидким.
     - Привет, Васька! – очень по-детски поздоровался со мной мой вчерашний знакомец, - Мне Лерочка дала молоко и хлеб, сказала отнести тебе.
     - Лерочка? Это твоя подруга? – Я взял из рук Максика крынку с молоком и с интересом отпил из неё, молоко оказалось прохладным, жирным, видимо никто особо не снимал сливки с молока, и удивительно вкусным. Я уже забыл, когда в последний раз пил деревенское молоко, а в сочетании со свежим хлебом вообще не было ни чего вкуснее. Я отломил половину краюхи и одну отдал Максику, - давай со мной, не побрезгуй!
     - Не откажусь! На нашей ферме делают самый вкусных хлеб в мире! – Макс абсолютно незамутнённо жевал свежий хлеб и по очереди со мной прикладывался к крынке, - Лерочка очень хорошо печёт хлеб, правда последнее время очень располнела и уставать стала, но я ей помогаю!
     - Располнела, говоришь, и устаёт? – я подмигнул наивному парню, - так у вас скоро новый Максик или Лерочка будет?
     Макс стоял и смотрел на меня с открытым ртом, даже чуть не выронил кусок хлеба из руки, но видимо инстинкт того, что едой нужно дорожить, не вывелся из него даже после перерождения. Вдруг макс со всех ног куда-то сорвался, а его бык, обиженно посмотрел вслед убегающего хозяина и недовольно замычал. Ждать, когда юный папаша выяснит все обстоятельства личной жизни, мне было некогда, поэтому я начал потихоньку складывать на телегу найденные сокровища, правда периодически выкидывал что-то обратно в кучу хлама.
     Бык, немного упираясь, и недовольно мыча медленно пошёл за мной, влекомый за уздечкой. Не думаю, что мне удастся сегодня дождаться Макса, а быка я ему потом обратно приведу. Где он живёт я уже знаю. Что меня немало удивило, так это то, что по направлению к моему новому пристанищу появилась мощёная камнем дорога. Пусть тут всего два-два с половиной километра, но это была удивительно гладкая и ровная дорога, и было не видно ни каких работ. Не удивлюсь, если её уже успели закончить. Вот только не очень понятно, как строители могли сделать дорогу так быстро? Не очень приятный сюрприз – отшельником побыть не получится.
     Я вёл присмиревшего быка, и замечал, что камни, из которых сделана дорога, плотно подогнаны друг к другу, и складывалось впечатление, что они лежат тут уже чёрт знает сколько лет. Нужно будет поинтересоваться, что это за такой странный метод строительства. Пока я рассматривал камни, дорога закончилась, и я упёрся в грандиозную стройку. Я был не просто удивлён, я был ошарашен! Человек пятьдесят словно муравьи укладывали камни, пока укладывался один камень, уже подносили другой. Причём камни были побольше наших земных блоков. Один такой обтёсанный булыжник с трудом поднимали двое рабочих. Я заметил, что не вижу, чтобы между камнями укладывали хоть какой-то раствор, но камни были подогнаны настолько надёжно, как будто их склеили суперклеем.
     - Впечатляет? – ко мне подошёл Мастер Сулейман, - Мне бы такие технологии на Земле, был бы миллиардером!
     - Технологии? Тут? – я был шокирован услышанным, - По-моему, мужики просто кидают булыжники в кучу.
     - А вот тут ты не прав Васька, - меня немного покоробило от придуманного имени, но я сам так захотел, - все камни подогнаны с точностью до миллиметра, и оторвать один от другого просто так не получится.
     - Почему? Вы изобрели какой-то клей? – я внимательно рассматривал тончайший шов между камнями, - Что-то я не видел, чтобы вы его применяли.
     - Ты знаешь, почему в долине возле города так чисто? – Мастер как-то странно смотрел на меня, - почему тут нет мусора, сухостоя, валежника?
     - Нет, но я обратил внимание, на то, что рощи тут очень чистые и красивые, - я начал осматривать окружающий пейзаж и очень удивился тому, что он на самом деле напоминал больше парк, чем дикую первозданную природу, - тут живут эльфы?
     - Не угадал, но можно и так сказать, - Сулейман ухмыльнулся, - в этом мире всем заправляют духи.
     - Шутишь? Или издеваешься? – я понял, что надо мной сейчас решили поиздеваться, ещё и бубен подарят, - А ты тут главный шаман!
     - Зря ты так, - Сулейман без тени веселья покачал головой, - наш Создатель призвал могущественные силы этого мира и поставил из на службу людям, точнее не на службу, а научился жить с ними в мире. Духи этого мира помогают нам. А этой долиной заправляет Земной Дух, которого породил Великий Земной Дух, что сейчас живёт в доме наше Создателя и охраняет его.
     - Это здорово, конечно, - я не очень понял к чему клонит этот, вроде бы, не похожий на сумасшедшего турок, - а при чём тут стройка?
     - Так посмотри сам, - Сулейман указал на новый камень, - дух помогает выровнять камень и прикрепляет его специальным земным клеем. Который покрепче сварки будет.
     Я начал внимательнее присматриваться к процессу укладки камня, и стал замечать некоторые непонятности. Рабочие просто клали камень, туда, где он должен лежать, а потом он как бы проскальзывает на окончательное место, а узкая щель сама-собой заполняется какой-то зелёно-чёрной субстанцией, и практически моментально застывает, принимая цвет близкий к цвету камня. Это было на столько удивительно, что я залип, и не отрываясь смотрел, как людской конвейер один за другим укладывает камень на место.
     - Ну что? Разглядел? – Сулейман оторвал меня от этого необычного зрелища, - через пару дней дом будет готов, чти своего духа, и дом простоит вечно!
     Я не стал ни чего отвечать. Я молча складывал притыренное к будущим коптильным шкафам. Что тут можно ещё сказать? Это круто. Обратно я шёл, раздумывая о том, каким необычным может быть мир, и о том, что моя бывшая родина-Земля выглядит теперь очень отстало, так как мирное соседство с духами меняет жизнь настолько радикально, что прошлый жизненный опыт уже не кажется таким уж значительным.
     Примерно около ворот я встретил взъерошенного Макса, его было сложно узнать. Можно сказать, что вид он имел лихой и придурковатый. При встрече он не стал выяснять, почему я умыкнул его повозку, а вдруг кинулся ко мне обниматься.
     - Васька! – паренёк буквально висел на мне, ведь я был несколько крупнее, - Васька! Ты не представляешь! Нет, ты вообще не представляешь!
     - Чего? – я попытался немного успокоить явно перевозбуждённого Макса, - у тебя всё в порядке?
     - Да! И ещё в каком! – он опять полез ко мне обниматься, так что мне пришлось охладить его пыл, пригрозив кулаком, - Да ладно, не обижайся!
     - Я не обижаюсь, но лапай лучше свою Лерочку, - я по-военному огладил тунику, - чего у тебя случилось?
     - Ты был прав! У нас будет ребёнок! – Максик буквально прыгал от счастья, - представляешь? У нас будет ребёнок!
     - Ты знаешь, если часто трахаться, и кончать в бабу, то рано или поздно появится ребёнок, - я невольно смотрел на паренька как на придурка, - Вы же трахались? Ну вот, теперь у вас будет ребёнок.
     - Мы не трахались, мы любим друг друга, - насупился Максик, - трахают Норку из кузни! Её все трахают, а мы любим друг друга!
     - Да не обижайся ты, - я сам приобнял деревенского дурачка, - просто я человек военный, и поэтому грубый. А ты молодец. Я тебе завидую, потому что не умею так радоваться, как ты.
     - Почему не умеешь радоваться? – Максик смотрел на меня удивлённо, - ты же улыбаешься, я сам несколько раз видел. А улыбаешься, значит радуешься!
     - Эх братко, мы с тобой прожили на земле одинаково мало, - я вспомнил свою короткую жизнь и опять загрустил, - да и померли одинаково погано. Но я постараюсь научиться улыбаться и радоваться, примерно как ты. Научишь?
     - Научу обязательно! – Макс весь сиял, - хочешь, Лерочка тебе приятно сделает? Она очень хорошо это делает, губами и руками. Они у неё тёплые.
     - Макс, какого хрена? – от такого поворота я даже оторопел, - это же твоя женщина, она ждёт твоего ребёнка, а ты предлагаешь ей в рот засунуть?
     - А ты не хочешь? – Макс выглядел удивлённым, - ты же мой друг, братом меня назвал, а мне для брата ничего не жалко. А Лерочка добрая, тебе понравится, и ты тоже улыбаться будешь.
     - Ладно, как нибудь зайду к вам, когда совсем грустно будет, - я решил успокоить Макса и сменить тему, - а сейчас мне нужно ещё покопаться в хламе, для нового дома много всего понадобится.
     - Конечно! Я через пару часов зайду, помогу тебе отвезти всё домой! – довольный Макс снова меня обнял и буквально вприпрыжку побежал в сторону фермы, а послушный бык медленно поплёлся за ним, волоча за собой телегу, - Не грусти Васька!
     Интересный парень. Ради того своего друга готов всем поделиться. Даже женщиной, хотя в этом мире у мужчин нет права собственности на женщин, все равны. Можешь трахать всех, кто согласен дать, но твои подруги будут давать всем, кому захотят. Совместная жизнь здесь – это просто удобное времяпрепровождение с тем, кто тебе больше нравится. А такой незамутнённый человек как Максик просто не может понять претензий Земного мужчины к Земной женщине. Думаю если бы те трое ублюдков не попытались изнасиловать его любимую девушку, а пришли бы к ней с тортиком и цветами, заставили её улыбаться, то он бы радовался тому, что ей хорошо, даже если бы она дала сразу всем троим. Такой вот интересный малый. Наверное, он создан для этого мира.
     - Васька, пойдём, поможешь нам! – меня окликнул один из рыбаков, который пёр на плече тяжёлый мешок, - мы много рыбы привезли, разделывать нужно.
     - От чего не помочь родной ватаге, - я даже обрадовался новому делу, - филейник есть?
     - Найдём, как не найти!
     Весь вечер я отрезал рыбе головы, счищал кишки, вырезал позвоночники. Мужики превзошли сами себя, улов получился небывалый, еле дотащили до базы. Рассказывали, что зашли в новое место, там, где в озеро впадает большой горный ручей, и за пару заходов набили рыбы столько, что пришлось выкидывать лишнее. В основном была форель. Не очень крупная, килограмма по два-три максимум, но много. Были ещё крупные окуни, но их пока отложили в сторону, раздумывая, что с ними сделать.
     - А давайте их в тузлук, через пару дней чуть просолятся и закоптим в горячем дыму, - моё предложение выскочило как-то само-собой, - а чего вы так смотрите? Ни разу окуня не коптили?
     - Слушай, Васька, - обратился ко мне Мастер Петер, - если знаешь как надо – бери и делай, получится хорошо, нас научишь, а просто воздух трясти не надо.
     - Понял, всё сделаю!
     Вот, очевидно, что моя затея с копчением будет иметь успех у местного населения. Значит через пару дней можно будет начать. А пока я навёл крепкий тузлук в большом чане (интересно, откуда тут такая утварь?) и покидал туда всех окуней, которым никак не могли найти применение. А также несколько крупных угрей, которые тоже нашлись в общей куче. Интересно было наблюдать здоровых вьюнов пытающихся выбраться из пересоленной воды. Но я не живодёр, поэтому прикрыл крышкой заготовку – не люблю смотреть на чужие страдания. Чан я кряхтя и отдуваясь оттащил в ледник, там немного отдохнул и засобирался обратно, но мне преградила выход пышноватя барышня с высокой грудью. Тут таких не много, так как возрождаются все в своей лучшей кондиции и очень многие стараются не терять форму.
     - Ты уже убегаешь, красавчик? – я пытался прикинуть, как бы мне вылезти из холодильника, - может забыл тут чего?
     - Да вроде всё сделал уже, - я поёжился, - прохладно тут.
     - А давай я согрею, - подмигнула мне толстуха, - или боишься чего?
     - Не, не боюсь, - я прикинул шансы и пошёл на попятную, - пойдём ко мне, там согреешь.
     Рыбачья артель весело праздновала богатый улов, уже звенели кубки, на столах дымилась закуска, а пара подвыпивших, с красным носами нордов, из команды Петера затянула какую-то песню.
     Могучий дух обитает в горах,
     И голос его свободный
     Звучит с колыбели в наших сердцах
     И в чуткой душе народной.
     Народ притих и начал прислушиваться к словам, если честно, то я не слышал ещё песен в этом мире, поэтому эта нетрезвая песенка меня тоже заинтересовала. А с другого конца стола уже начал басить ещё один голос…
     Тот ласковый голос, глубокий, родной,
     Как говор листвы, как ручей лесной,
     Живое эхо свободы
     Он будит в душе народа….
     Пара мужиков притоптывали в такт песне, отчего атмосфера стала совсем драматической, и теперь все бросили пить, и пытались ухватить слова:
     Он - песни знакомой мотив родной.
     Он - повесть и он же - сказанье,
     Он горе смягчает в груди больной,
     Он счастью дает сиянье,
     Естественно, слов никто не знал, кроме тех, кто прибыл из Скандинавии, но хором мычали все. Думаю, что теперь песни под чарку крепкого красного будут тут в моде. На самом деле мне понравилось. Крепкие рабочие парни, поработали, отметили и теперь расслабляются, даже с перевозбуждённой толстухи спал весь любовный пыл, и она слушала суровую песню Нордов, покачивая головой в такт.
     Он - память о прошлом, он - сила любви,
     Он - честь и геройство в нашей крови,
     Он в самом далеком скитанье
     Звезды путеводной сиянье!
     Певцы закончили свою недлинную балладу, а им уже вовсю хлопали и топали. Народ был возбуждён и воодушевлён. Наверное, есть особая сила в народной песне, не в той эстрадной херне, что за деньги льётся из каждого телевизора Земли, а истинно народная песня, которая идёт откуда-то изнутри души.
     - Подходит для нашего Создателя, - пробасил Большой Джо, - прямо точно про него!
     - Так давай выпьем за нашего Создателя! – как-то сам-собой выкрикнул я и высоко поднял стоявшую рядом со мной чарку, - Пусть поскорее возвращается!
     - За Создателя! Громыхнул хор лужёных глоток!
     До комнаты я добрался не скоро. Понравившуюся всем песню исполнили ещё не один раз, отчего тостов за создателя было произнесено не мало. Участники попойки один за другим сваливались с лавок кто под стол, кто в проход, но уходить всё равно никто не хотел. А где-то недалеко отсюда вздрагивало тяжёлое веко каждый раз, когда кто-то из рыбаков поднимала очередной бокал и громко кричал» «За Создателя!»
     Толстуха, имя которой я так и не спросил, всё-таки пришла вместе со мной в комнату. Точнее она меня притащила, а затем долго и с каким-то остервенением пыталась завести меня, целиком засовывая мой, порядком разомлевший член, себе в рот. А я был просто пьян в стельку и ни чего такого не хотел, вот только сопротивляться не было уже сил. Толстуха была настойчивой, и всё-таки частично завела моё естество. Последнее, что я помню из прошедшего вечера, это размеренно поднимающийся-опускающийся пухлый зад и ощущение чего-то тёплого и приятного.
     Проснулся я один. Чем закончилось приключение не знал. Да и без разницы. Было хорошо, да и ладно. Сегодня нужно будет пособирать полезности в куче хлама. Я видел там какие-то металлические ящики, и мне кажется, что они вполне подойдут под посол рыбы и мяса. Так что нужно их прибрать. Вообще у меня появилась какая-то страсть к мешочничеству. Всё увиденное сразу же приобретало для меня неисчерпаемый интерес, и поэтому я не стал даже распаковывать блестящие и весьма тяжёлые коробки, а прямо так оттащил их на свою будущую базу. Я тащил буквально всё. Всё, что представлялось мне полезным, интересным или даже просто красивым. Добрая часть кучи с хламом перекочевала к новому дому. Здесь было всё, что представляло собой металлопрокат, какие-то перспективные механизмы, проволочки и проводки, непонятные инструменты и просто яркие коробочки, меня интересовало всё!
     Позже стало хуже. Я решил спрятать всё, что припёр. А куда? И мне пришла в голову мысль – создать подземное хранилище. Звать строителей не хотелось. А вдруг увидют! И я запасшись лопатой, кузнецы денег не просили (да и не было их) начал втихаря копать нору в склоне холма за новым домом, который, к слову, был уже закончен, да не просто закончен, но и обставлен всем необходимым. Не могу сказать, что я занимался только тем, что таскал хлам и прятал его, вовсе нет. Я планомерно реализовывал свою стратегию завоевывания рынка. Даже выпросил у ремесленников телегу и молодого бычка на ферме, так что теперь у меня был уже свой транспорт. С помощью бывших коллег я соорудил небольшую лодку для рыбалки в моей луже, и теперь каждый день ставил перемёт, на который частенько ловилась неплохая рыба. В основном щука, сом и крупный окунь. В общем мне хватало, чтобы коптить, не прибегая к помощи рыбацкой артели. Я не хотел особо тратиться на соль, а вдруг у меня что-то попросят взамен, и поэтому искал место, где мог бы добывать столь необходимый мне продукт самостоятельно.
     И я такое место нашёл. В паре километров на восток, за изгибом горы я обнаружил совершенно небольшой грот, на дне которого блестела лужица, метров двух диаметром. Но самое главное, что все стены, все полы и потолок были усеяны мелкими бело-розовыми кристаллами. По вкусу эта соль была даже лучше, чем у рыбаков, поэтому я тут же набрал несколько мешков полезного продукта. Единственное меня напрягало в этой ситуации – мне надоела одна только рыба, поэтому я начал ставить ловушки на животных, в основном оленей и кабанов, хотя мне было без разницы. Зайцев я тушил в печи, а из их кишок делал колбаски и запасал кишки на будущее, пересыпая их солью, свиней разделывал на запчасти и коптил по отдельности окорока, лопатки, корейку, грудинку, а затем вывешивал в самодельном погребе, где у меня стояли ещё и мешки с солью, так что воздух был постоянно сухой. Позднее я построил амбарчик, в котором хранил соль, и начал складировать готовое мясо и рыбу, а также заготовки.
     Обществом я не был обделён, так как каждый день ко мне кто-нибудь приходил. Люди приносили всякое добро и обменивали его на мясо и рыбу, ко мне приезжали охотники и обменивали целые, неразделанные туши на готовый продукт, как и бывшие коллеги. Бабёнки из ферм и мастерских частенько приносили с собой угощение и мелкие вещи, частенько оставаясь у меня до утра. Я никого не выгонял, не идти же им домой в ночь? Постепенно прошло лето, я остыл к хламу перед складами, мой бизнес вошёл в состояние равновесия. То есть я имел достаточно прочности для удовлетворения любых запросов и перекрытию всех возникающих потребностей. Кроме потребности обычного общения. А чтобы чем-то себя занять, я начал перебирать притыренное и систематизировать. Куртка замшевая импортная, три штуки, магнитофон кассетный, отечественный, три штуки… Получился неплохой запас, вот только запас чего?
     Однажды я взялся за свою сумку, и наткнулся на большой кристалл, который так и не решился выложить в склад, в отличии от более мелких. К тому же разбирая хлам я постоянно вытаскивал подобные кристаллы из разных приборов. Только вот большой был только один. я взял его сразу в обе руки, и начал рассматривать. Кристалл был очень необычным, даже возникало ощущение, что это не кристалл, а какая-то субстанция в твёрдой оболочке. Переплетение серых нитей внутри давало такую сложную конструкцию, что я даже не пытался понять её размерность. Смотрел на просвет сквозь кристалл и всё больше поражался его внутренней структуре, в попытка разглядеть ещё, я поднёс необычный предмет к своим глазам вплотную, и невольно прижал его к своей голове. В таком приближении я видел ещё больше ответвлений и ещё более тонкие связи, я как будто погружался в развитую конструкцию.
     - Помоги мне! – я очень явственно услышал напевный женский голос, - помоги мне, разумный!
     - Кто здесь? – я оторвал кристалл от головы, и невольно огляделся, вокруг никого не было, дом я по обыкновению запирал изнутри на ночь, - я не жду сегодня гостей, так что вали лучше отсюда!
     Ответом мне была лишь тишина. Тут даже часы не тикали, а толстые стёкла полностью изолировали звуки улицы. Я продолжал сидеть на стуле и прислушиваться к окружающим звукам. Кристалл я также продолжал держать в руках. От напряжения тишина вокруг была такая, что я слышал, как кровь перетекает по моим сосудам. И я начал замечать, что кристалл заметно нагрелся. Я поднял его повыше в попытках рассмотреть его повнимательнее, и понял, что кристалл на самом деле разогрелся и стал пощипывать мои руки. Я решил повторить эксперимент с рассматриванием внутренней структуры. А ещё мне очень понравилось, как переплетались прожилку внутри камня.
     Я приложил камень к голове и принялся рассматривать его изнутри, происходящее в дальнейшем полностью изменило моё отношение к окружающему миру.
     - Не убирай накопитель от головы, - я почувствовал, как холодные мурашки пробежались по моему позвоночнику, - мне нужно поговорить с тобой, разумный!
     - Ты кто? – я чувствовал, как капельки пота стекают по моей спине, - Меня сейчас глючит?
     - Мой позывной ТИКИ одиннадцать восемнадцать семьсот тридцать четыре восемьсот один АЙ, - я начал ощущать дрожь в коленках, - я есть ядро нейропроцессора галактической станции связи.
     - Что ты есть ТИТЬКИ много цифр АЙ? – я немного начал успокаиваться, даже попытался юморить – Какой станции процессор?
     - Вы назвали неправильный идентификатор, - голос звучал как-то совершенно без эмоционально, - я не чувствую связи с внешними интерфейсами и не могу вызвать команду ликвидаторов.
     - Ликви что? – я начал понимать суть происходящего, ведь чего ещё можно ожидать от инопланетных цивилизаций, - это ты меня хочешь ликвидировать?
     - Нет, не хочу, - мне показалось, что в голосе были отголоски испуга, - что происходит, почему ядро находится отдельно от нейрооболочки?
     - Потому, что я выковырял тебя из какого-то шкафа на свалке, - теперь я окончательно успокоился, и страх сменился интересом, - потом таскал в сумке полгода.
     - Вы можете сообщить мне идентификатор планеты? – теперь голос умалял, - У меня отсутствует внешний интерфейс, я не могу понять, где нахожусь.
     - Планету называют Дейдара, - я поднапрягся чтобы вспомнить название, - где находится не знаю, вылупился тут уже взрослым.
     - Этот идентификатор мне не известен, - теперь слышались поникшие нотки, - скорее всего это один из вновь синтезированных миров.
     - Вот чего не знаю, того не знаю – интересная мне попалась игрушка, - я тут полгода всего, копчу мясо и рыбу, тем и живу.
     - Мне нужно подумать.
     - Вот и подумай, а мне делом заниматься нужно!
     Я положил кристалл в шкаф и прикрыл дверцу. Ну его нафиг, странный это мир. Камни разговаривают, так и крышей подвинуться не долго.
     Остаток дня я просидел в кресле возле небольшого камина. На улице моросил осенний дождик, было промозгло, я мне не хотелось сегодня ни чего делать. Я сделал себе подобие глинтвейна, а если точно, то подогрел вино и добавил в него несколько ломтиков апельсина, и теперь наслаждался приятным шумом в голове и потрескивающими дровами. Все дела на сегодня были закончены, новые заказы я ещё не получил, заготовки солятся, так что можно посвятить вечер созерцанию пламени и ничего не деланию.
     Мои умиротворённые, сонные мысли прервал стук в дверь, хотя я уже дано повесил шнурок с колокольчиком (нашёл в хламе подходящие детали), но в дверь упорно продолжали стучать, не так чтобы сильно, но не приятно. Надо сказать, что моя идея с колокольчиком нашла отклик среди местных жителей, и недавно ко мне приходили ремесленники, чтобы лично посмотреть на мою придумку. Думаю, что скоро у многих будут колокольчики на двери, и поход в гости станет более цивилизованным. Между тем, стук в дверь начал откровенно раздражать. Я поставил бокал с напитком на столик возле кресла, и со скрипом поднялся, очень уж хорошо я устроился. Свой верный топорик я на всякий случай взял в руку.
     Я отодвинул засов, и толкнул дверь наружу. Под навесом крыльца стояла промокшая девушка. В этом мире не сильно поймёшь, девушка перед тобой, девочка или бабушка. Все умерли в разном возрасте, но возрождаются все примерно в одинаковом. И вот теперь я стоял и смотрел на это странное создание. По моему мнению недостаточно мясиста и жопаста. Одежда на ней была самая обыкновенная, пошитая без использования магии и поэтому мокрая как половая тряпка, впрочем, на вид такая же. Мне досталась туника поселенца, созданная ещё создателем, поэтому я сейчас был доволен, ведь она не давала ни промокнуть, ни замёрзнуть. Я не увидел в посетительнице ни чего интересного для себя, кроме лишний трат вина и мяса, поэтому недовольно буркнул себе под нос, несмотря на то, что на улице погода разыгралась не на шутку и к мелкому пронзающему дождю добавился ещё и ветер.
     - Чего надо? – я был действительно зол, и мне было всё равно, что будет с неприятной мне посетительницей, - ходют тут всякие…
     - Пустите переночевать, а то погода на улице ужасная, - девушка вполне отчётливо дрожала и обнимал себя, обхватив руками, - у меня есть деньги, я заплачу!
     - Хм, вот как значит, - я бы ни за что не пустил к себе эту замарашку, но волшебное и давно забытое слово заставило меня поменять решение, - Ладно, заходи, и быстрее давай, не выстужай избу!
     Я проводил промокшую «красавицу» в холл моего дома-мастерской. Хоть мне и хотелось поскорее начать с расспросами, но для начала нужно было привести «гостью» в порядок.
     - Иди в ванну, тебе согреться нужно, - я старательно разыгрывал из себя доброго хозяина, хотя если учесть как я принял нежданного посетителя, то в моей искренности нужно было бы усомниться, - там есть полотенце и чистый халат. Там же можно повесить сушиться одежду.
     Пропустив мимо ушей какие-то слова благодарности, я пропихнул девушку в ванную комнату, а сам побрёл на кухню, собирать нехитрый ужин. В основном моей пищей был хлеб, всевозможные копчения и вяления, а также супы на их основе. Вот именно сегодня я приготовил себе солянку. Лимоны, маслины, помидоры – всё это можно было легко найти в городе, а мне за работу платили именно товарами. Так что запас всевозможных овощей и фруктов у меня был внушительный. Что же касается мясных разносолов – то тут даже говорить не нужно. Вот и поставил я на стол кастрюльку наваристой солянки, жаренные колбаски из зайчатины и кабаньего шпика, краюху ещё мягкого хлеба и кувшин с горячим и душистым вином. Пока нежданная гостья прихорашивалась в ванной, я лениво жевал колбаску, которая получилась очень даже хорошо, и потягивал свой кубок с уже подстывшим глинтвейном.
     Вообще, я был очень горд своим делом. Копчения у меня получались всегда на высоте. Шкафы из хлама оказались необычайно практичными в деле копчения. Имеющиеся у них крепления весьма неплохо скрепили конструкцию, причём зазоров не осталось совсем, так что дым ни откуда не сочился, а самое замечательное было то, что странный серебристый материал совершенно не давал теплопотерь. Не знаю, что это такое, но коптить в таких шкафах было просто бесподобно. Я сделал большую жаровню, в которой пережигал дрова, чтобы использовать получившиеся угли. На своей любимой свалке я нашёл несколько толстых листов металла, чёрного цвета, который очень сильно напомнил мне чугун. Адамантовый топор легко его подровнял и получилась площадка для прокаливания щепок. Теперь мне оставалось только навалить побольше углей на дно шкафа, заложить толстой пластиной, а на неё высыпать щепу. В первом шкафу я делал продукты горячего копчения, а на другом конце соединительной трубы поставил ещё один шкаф, в котором делал холодное копчение. Всего у меня получилось десять коптильных систем, и я вполне мог одновременно закладывать несколько заказов. В качестве щепы я использовал тонкие ветки, которые мелко рубил топором и подсушивал. Сейчас запас такой «щепы» я хранил на своём складе.
     По меркам поселения я мог бы считаться вполне зажиточным бюргером, и мог бы без проблем протянуть пару лет только на своих запасах. Не могу сказать, что я выламывал руки своим заказчикам, однако люди сами несли мне припасы, соразмерно их собственным представлениям о справедливой оплате. И их много, а я один, потому и запасы росли гораздо быстрее, чем убавлялись. Я даже сумел заключить договор с ремесленниками и кузнецами на производство дробилки для щепы с приводом от одной бычьей силы. И теперь я ожидал, когда это творение появится в моей мастерской, точнее рядом с ней.
     А сегодня вечером, я наблюдал как прибившаяся ко мне девушка набивает рот колбасками, и постепенно приобретает здоровый вид, а не тот заморенный, в котором она появилась в моём доме.
     - Ни что ты там говорила про деньги? – я долго ждал, и наконец задал интересующий меня вопрос, - Откуда они у тебя.
     - Не волнуйтесь, деньги есть, - девушка чуть не подавилась из-за моего вопроса, - вы не подумайте ни чего плохого, я заплачу!
     - Заплатит она, - я немного был раздосадован, так как меня интересовало прежде всего наличие денег как таковых, а не то, что у худосочной шлюшки есть в торбе, - мне не деньги вои нужны, а информация.
     - Какая информация? – судя по всему наше развитие в ментальном плане очень сильно отличалось, - я мало чего знаю.
     - Откуда у тебя деньги? – я повторил вопрос, - где ты их взяла?
     - Вы знаете, я честная девушка, - щёки рассказчицы полыхнули румянцем, - я не крала деньги, я их честно заработала!
     - Заработала деньги? – я вообще перестал что-то понимать, как тут можно заработать деньги, если их НЕТ? – Как? Где? Расскажи мне.
     Вместо ответа девушка сползла со стула на пол, и проскользнула под столом ко мне, точнее я почувствовал её прикосновения на моих ногах, а потом и на гениталиях. Неопытная, с виду, девчуха очень ловко орудовала под столом руками и губами, так что не имевший довольно продолжительное время секса организм со всей своей решительностью отозвался на её манипуляции и достаточно скоро окропил ротовую полость гостьи горячем семенем. Я был ещё в недоумении, а девушка уже вернулась на своё место и угощалась тёплым вином, запивая «угощение».
     - Теперь я ночую бесплатно, - проворковала девушка, мило и нежно улыбнувшись, - всё по-честному, правильно?
     - Правильно, - буквально прохрипел я, так как до сих пор не мог отдышаться от охватившего меня возбуждения, - только я не этого хотел.
     - Можно и не этого, но тогда я останусь у тебя ещё на пару дней, - девушка послала мне воздушный поцелуй и потрогала мой пах под столом ногой, - договорились?
     - Договорились, - прорычал я, вскакивая и буквально сгребая девушку в охапку, - потом поговорим!
     Суть происходившего после этого можно не описывать, и так всё понятно. Я оторвался по полной программе. Мой перевозбуждённый член заскакивал в гостью со страстью юного гасконца, делал своё дело и искал новые варианты. После пятого подхода и всех исследованных возможностях, я был должен девушке месяц пребывания в моём доме и был полностью расслаблен. На сдачу я получил нежный и ласковый минет, и теперь сидел абсолютно расслабленный.
     - Ну так о чём ты хотел поговорить, милый, - проворковала шлюшка, именно так теперь следует называть её, - ты готов к общению или мне нужно сделать что-то ещё? Совершенно бесплатно.
     - Нет, всё и так хорошо, - еле пробормотал я подмигнувшей мне девушке, - я хотел поговорить про деньги.
     - Ну почему опять про деньги? – девушка мило надула губки, - Мне казалось, что мы всё уже решили.
     - Решили, но я не об этом хотел поговорить, - меня немного начала доставать тупость юной прелестницы, - как ты не поймёшь, в этом мире нет денег! Поэтому я и спрашивал тебя – где ты их взяла?
     - Где взяла? За то, что я была плохой девочкой, богатые дяденьки дают мне денежки, - я удостоился очередного воздушного поцелуя, - но с тобой я буду просто за жильё.
     - Блядь, в этом мире нет денег! – я начал срываться, - Нет денег понимаешь? Все обмениваются товарами без денег! Потому, что их НЕТ! Теперь ты скажешь мне, где взяла свои деньги?
     - Дала несколько раз в жопу, несколько раз раздвинула ноги и десяток раз отсосала, - девушка теперь напомнила мне дикую кошку, - этого тебе достаточно?
     - Твою мать, - я схватился за голову, - понимаешь, я занимаюсь копчением мяса, но за мой товар мне не платят денег, потому что не существует в этом мире денежной системы, мне платят помидорами, перцем, картошкой и тому подобное, поняла? Нету в этом мире денег!
     - Как это нет? – девушка выпятила нижнюю губу, - а это что? Меня что изнасиловали?
     Она выложила стол несколько кривых монеток, совершенно блестящие, ещё не почерневшие, несмотря на то что сделаны, судя по всему, из серебра. Я взял одну монетку и повертел её в руках. Сделана грубо. Круглый штамп с изображением какого-то мужика просто припечатан как взяла рука, а на другой стороне вполне читаемо виднелось: «1 злотый».
     - Польские, хотя сделаны явно тут, - я положил монетку обратно в кучку, и девушка по-хозяйски сгребла их в сумку, - и много в городе таких денег?
     - А откуда мне знать? – девушка расслабилась и мило пожала плечиками, с которых свалился изрядно помятый халат и обнажил небольшую грудь, что нисколько не смутило доступную красавицу, - говорят, что их дают за товары в королевском доме.
     - Вот как? Что ж, пойдём спать, завтра буду думать, как с этим жить теперь, - я взял девушку за руку и повёл в спальню, - ты же не против спать со мной? Другой кровати у меня нет.
     Девушка улыбнулась и пожала плечами. Мы ушли в спальню, а на кухне остался одинокий халат, забытый на стуле, а по полу забегали крошечные элементали, собирая с пола крошки хлеба и капельки спермы. Завтра всё будет абсолютно чисто, и можно будет подумать о новых проблемах и задачах.

Глава четвёртая. Удивительная и ужасная.


     Ночь прошла просто замечательно. Пусть немного худоватая, но ласковая и нежная девушка с удовольствием прерывала сон для того, чтобы в очередной раз предоставить мне возможность ощутить себя мужчиной. Так много как в минувшую ночь я не трахался ещё ни разу в жизни. Вот бы никогда не подумал, что такой заморенный стручок может приносить столько приятных эмоций мужчине. Она делала всё для того, чтобы я ощущал себя наилучшим образом. Начиная от позы в сексе, заканчивая тем, как она прижималась ко мне ночью. Огорчало лишь чрезмерное её присутствие. Если искусственно не ограничить количество заботы и ласки, то через несколько дней захочется убежать. Но ничего не поделаешь, это такой человек.
     - Тебя как зовут, дитя природы? – спросил я в вынырнувшей откуда-то из-под мышки девичьей головы, - а то мы так и не познакомимся.
     - Вета, - как бы смущаясь проговорила девушка, - То есть Виолетта, папа так назвал.
     - Ну и хорошо, - меня забавляла детская непосредственность матёрой проститутки, - а я Васька Котов.
     - Мне нравится имя Вася, - мелкая прижалась ко мне всем телом, - у меня сосед был Вася, хулиган, но хороший.
     - Хороший хулиган? Ну пусть будет, - я как-то машинально подгрёб к себе мелкое тельце, - а ты тут какими судьбами? Как оказалась в этом мире?
     - Не знаю. Я заболела, - милашка как-то деланно шмыгнула носом, - у меня нашли язву, случился приступ, повезли на операцию.
     - А очнулась ты уже здесь? – я вдыхал запах её волос и постепенно возбуждался, - на Алтаре возрождения?
     - Ага. Я так сильно испугалась, что совсем ничего не могла понять, - Вета обхватила меня ногами, а рукой взялась за член и стала его массировать, - Когда поняла, то плакала два дня. У меня там осталась мама, папа и дети.
     - Дети? А сколько тебе было в том мире? – Я прижал к себе девушку и плавно вошёл во влажное влагалище, удивительно, но она всегда была готова к сексу, - не пятьдесят, надеюсь?
     - Нет, что ты, мне и тридцати пяти ещё не было, - она поджала ноги к своему телу и обхватила меня руками, давая максимальный доступ в себя, - я бегала как девчонка, никто мне не давал моего возраста.
     - А мне и двадцати пяти не было, - я увеличивал темп движений, стараясь зайти глубже с каждым движением, и казалось, что она массирует мой член своим влагалищем, - я на войне погиб.
     - Больно было? – Вета слегка двигала попкой, как бы усиливая мои движения, - мне было больно, я так кричала и плакала. Говорили язва прорвалась.
     - Мне тоже было больно, - я почувствовал, что во-вот взорвусь, в голову начали бить эндорфины, - мне оторвало ноу и разорвало бок от подмышки до таза.
     - Боже, боже, да… – я начал выливать сперму во влагалище новой подруги, и никак не мог остановиться, тело продолжало рефлекторно двигаться, в глазах появились круги и звёздочки, - да милый, давай ещё…
     - Всё уже… - я, нисколько не думая о том, что намного больше и тяжелее девушки, расслабился и улёгся прямо на неё, впрочем, это ни сколько её не смутило, - а ты заводная.
     - Есть от чего заводиться, - Вета вылезла из-под меня, при этом перевернув меня на спину, - ты такой вкусный!
     - Вкусный? Что ты имеешь в виду? – я лежал на спине, раскинув ноги, а мой член указующим перстом смотрел в куполообразный потолок, - я тут тебе про войну рассказываю, хотел самое интересное рассказать, а ты «вкусный», не буду ни чего больше рассказывать и обижусь.
     - Не обижайся, рассказывай, а я послушаю, - девушка стала целовать мою грудь, потом живот, спустилась ниже, бесцеремонно обхватила член руками и стала его целовать и облизывать, периодически засовывая себе в рот, - вафкафыфай…
     - Не говори с набитым ртом! – я решил подколоть Вету и сам засмеялся, через пару мгновений, девушка тоже начала смеяться, держать за мой член рукой, и уткнувшись носом мне в лобок, - хватит, мне нужно делом заниматься, скоро клиенты подойдут!
     - Подождут минутку, ничего не случится…
     Из спальни мы вышли к вечеру. Дождь не прекращался всю ночь и закончился только под утро. Мы решили немного подкрепиться и подумать, что делать дальше. Сказать, что я был недоволен нельзя, но вот устал я изрядно. Неделя такого знакомства – и мне можно снова на алтарь, только теперь я вернусь грешником. Мы подкрепились несколькими кусочками мяса и вином, после чего я пошёл загружать коптильни, а Вета осталась в доме «хозяйничать».
     Закладка коптилен не была каким-то очень сложным делом. Сложно было поддерживать температуру и дым для холодного копчения, а что касается горячего – достаточно было положить необходимые продукты и забрать из часа через три. Сегодня по плану были свиные окорока и лопатки. По договору с новым фермером, который расположился не очень далеко от меня. Мужичок Порфирий и его прикольная и очень слабенькая дочка Даша. Они придут за окороками через пару дней, нужно успеть всё сделать. Порфирий привёз мне четыре свиньи, причём живых. Мне пришлось забивать их самому. По обыкновению, непригодные потроха и голову, я пожертвовал духу земли. Окорока, лопатки и рёбра засолил. Прошло уже две недели и мясо должно было хорошо просолиться. Моих десяти коптилен вполне достаточно для того, чтобы закоптить всё приготовленное мясо.
     С приготовлением нужного количества угля, с перетаскиванием заготовок и загрузкой шкафов у меня ушло не меньше трёх часов. Вернулся я домой насквозь пропахший дымом и уставший, но вполне довольный собой. Щепы я заложил много, тепло уголь в моих шкафах будет отдавать часов шесть, так что можно немного отдохнуть, потом продолжу. Нужно будет сделать ещё минимум две закладки щепы. Куски мяса большие, так что коптить придётся долго.
     Дома было тихо. Ни каких шагов, шелеста или ещё каких звуков. На кухонном столе стоял казан с чем-то вкусным, но уже остывшим. Я поднял крышку и потянул носом. Картошка тушёная с мясом. Круто. Осталось только найти «хозяйку». Впрочем, нашлась она быстро. В спальне. Видимо сексуальный марафон доконал девушку, и она уснула. Прямо в халате и обняв подушку Вета спала на животе, похабно раскинув ноги, и не обращая на меня никакого внимания. Я внутренне улыбнулся. Продолжать вчерашний марафон не хотелось, поэтому я решил пойти поужинать и попить чаю, так как скоро идти разжигать угли, и докладывать щепу, так что спать мне некогда. Уходя из спальни, я заметил, что из шкафа со всякой мелочью пробивается лучик красного света. Я тихо приоткрыл дверцу и увидел большой кристалл, источающий неяркий свет, немного пульсируя при этом. Делать нечего, пришлось взять камень. После чего он моментально потух. Вместе с ним я и пришёл на кухню.
     Раздумывать о причинах свечения и мерцания я не стал, а просто приложил кристалл к бестолковой голове, как делал это пару дней назад.
     - Добрый вечер, господин Зубов, - я чуть не выронил кристалл, - я могу называть вас Васькой Котовым, если Вам угодно.
     - Давай лучше Васькой, я уже привык, - я чувствовал, что мои пальцы вспотели, - а откуда ты…
     - Знаю Ваше имя? – голос опередил мои мысли, - Всё просто, я воспринимаю вашу память.
     - И что будем делать дальше? – я понял, что меня вызывают не для того, чтобы познакомиться, - надумала что-нибудь?
     - Да. Мне нужно тело, - голос был спокоен и уверен в себе, - я интегрируюсь в его нервную систему и смогу не только вербально общаться, но и совершать полезную работу.
     - Круто, и где мне взять для тебя тело? – меня стали терзать смутные сомнения, - тут знаете ли, лабораторий нет.
     - Не нужно каких-то особый условий, - голос оставался спокойным, - достаточного того, что есть сейчас.
     - Хорошо, я слушаю тебя, - мне было интересно, что сейчас скажет сделать голос, - не могу сказать, что повинуюсь, но выслушаю точно.
     - Хорошо. Иди в свой склад и принеси оттуда блестящий ящик, который ты взял на свалке, а также принеси свёрток с отвёртками, который ты тоже взял на свалке. – голос не давал повода усомниться в необходимости действия, и мне стало интересно, что будет дальше. – когда всё будет здесь, продолжим.
     Я ничего не ответил, положил кристалл на стол, а свёрток у меня и так почти всегда с собой, как и сейчас. Ящик был из тех, что я упёр со свалки хлама. Я его не вскрывал, но весил он килограммов тридцать. Не скажу, что особо тяжёлый, но всё-таки. Когда я кряхтя притащил его не кухню, кристалл опять мигнул красным. Левой рукой я приложил его ко лбу.
     - Возьми ТИ8 и открой картридж, - голос говорил так, как будто я знаю, что она мне вещает, - возьми непонятную кривулину, которой удобно открывать ракушки, и вставь острый конец в узкую щель на ящике.
     - Аааа, так бы сразу и сказала, - я взял указанных предмет, который уже собирался выкинуть, и засунул его как говорил голос, - теперь что делать?
     - Нажми вниз, - голос продолжил давать мне инструкции, - и резко выдерни ТИ8.
     Я продолжил манипуляцию, и ящик неожиданно открылся, показав мне несколько тонких отсеков, всего штук двадцать, заполненных какими-то вязкими субстанциями. Я даже не предполагал, что такое может быть внутри этих ящиков.
     - Возьми шило и коснись субстанции во втором отсеке, - Титька вещала как мой полковник перед наступлением, - затем в седьмом и восемнадцатом.
     - Хорошо, - я взял шило, которым очень любил пользоваться, но оно оставалось как новенькое, и коснулся им непонятной субстанции, совершенно неожиданно шило начало светиться красным светом, - какая субстанция следующая?
     - Убери шило из зоны картриджа и зажми инициатор большим пальцем руки, - я, не понимая, что происходит сделал как сказала Титька, и сразу же из шила как из шприца ударила струя жидкости, - теперь коснись субстанции в первом отсеке и снова опустоши шило.
     Я действовал послушно и в точности, как говорил мне голос.
     - А зачем так, ты же говорила два, семь, восемнадцать? – я рассматривал «шило» и никак не мог понять, откуда била струя жидкости, - или забыла чего?
     - Не забыла, это ты, долбоёб, умудрился засрать наномоллекулярный инжектор, - употребление крепких слов меня несколько удивило, - ты, обезьяна, понятия не имеешь, что за набор нашёл на свой свалке.
     - Слышь, ты, говна кусок! Я тебя сейчас в озеро выкину, будешь там рыб учить! – я оторвал кристалл ото лба и хотел закинуть его в угол, как он часто заморгал и начал покалывать руку, я приложил его обратно, - Что, страшно стало?
     - Простите меня, но мне было больно осознавать, что вы делали сверхчувствительным прибором, - голос был даже обижен, - инжектор вбирает в себя всё, к чему определённым образом прикасается, и вы набили его всем подряд, от кожи до дерева.
     - Ага, сухая какашка ещё была, - я решил поиздеваться над Титькой, - откуда я знаю, что это какая-то нано супер хрень!
     - Проделайте начальную операцию, пожалуйста, - голос стал даже немного ласковым, - два, семь, восемнадцать, пожалуйста.
     - Хорошо, - я проделал необходимые действия, и инжектор засветился кислотно-лиловым цветом, - что теперь?
     - Идите в спальню, - зачем мне идти в спальню? – там получите следующие инструкции.
     Я зашёл в спальню, где мирно посапывала Вета. Было в этом даже что-то детское, незамутнённое. Мне даже показалось, что эта девчушка такая же чистая, как и Максик, только она не осознаёт себя дурочкой, а Максик так и не понял, что он вовсе не кретин.
     - Что теперь? – я почувствовал что-то не ладное, - куда пихать инжектор?
     - Поднесите инжектор к своду черепа разумной, - я, нисколько не задумываясь о последствиях, поднёс шило к голове Веты, - чуть ниже, вот так. Теперь инициируйте инжектор.
     - Хорошо, - вот прикол сейчас будет! Представляю, как сейчас Вету окатит жидкостью, и она с визгом подскочит на постели! – Готово!
     Я зажал инициатор – маленькую светящуюся точку на тупом конце шила, и уже хотел отскочить в сторону, так как жидкость была достаточно холодной, но вместо этого из кончика инжектора выскочила тонкая игла и в одно мгновение погрузилась в череп девушки. Дело дёрнулось, замерло и было видно, как побледнели щёки невезучей шлюшки.
     - Ты чего! Что случилось? – я испугался, но так и не отпустил кристалл ото лба, потому что иначе я не услышал бы ответа, - я что, убил её?
     - Нет, вы не убили её, - голос в голове был абсолютно спокоен, - всего лишь парализовали центральную нервную систему. Так будет проще провести процедуру имплантации.
     - Чего? Какой ещё имплантации? – я совсем ничего не понял, - куда и чего ты собираешься имплантировать?
     - Свой нейро-квантовый модуль в центральную нервную систему носителя, - спокойно проговорила Титька, - память и опыт носителя будут сохранены, особенности личностного поведения тоже. После фильтрации их можно будет использовать для формирования новой личностной матрицы.
     - Ты хочешь залезть в голову этой дурочки? – я был несколько удивлён и шокирован, - а если я откажусь?
     - Не думаю, по данным анализа вашей мозговой активности за последние двое суток, вы избавитесь от этого соседства примерно через неделю, - голос говорил то, о чём я уже задумался несколько часов назад, - с помощью фильтрования мы создадим подходящую для вас личность, а также перестроим организм под ваши потребности.
     - Перестроим? Это как? – я был удивлён возможностями булыжника, - Сможем сделать её жопу побольше?
     - Безусловно, и рост и вес и другие параметры, - Титька меня порадовала, что ж, всё равно она уже парализована, пусть будет так, - вы можете приступить к процессу установки модуля.
     - Что мне нужно сделать? – я морально был готов к тому, что меня сейчас попросят отхреначить девке голову, - башку ей отрезать?
     - Нет, этого делать не нужно, - титька немного успокоила меня, - возьмите молекулярный разделитель, то есть меленький скальпель, которым вы пытаетесь ковырять всё подряд, и сделайте крестообразный разрез кожи от виска к виску и от темени до свода черепа.
     - Ладно, надеюсь ты знаешь, что делать, - я поднёс скальпель к голове девушки и он удивительно легко рассёк кожу, при этом кровь не потекла, - готово, что дальше?
     - Возьмите универсальный зажим и отогните лоскуты кожи, - я чувствовал себя студентом-медиком не первой операции, отвращения я не чувствовал, на войне и не такое увидишь, зажим удивительно легко отделил кожу от черепа и теперь он поблёскивал белыми костями и небольшими подтёками крови из разорванных сосудов. – готово, дальше чего?
     - Молекулярным разделителем сделайте круговой разрез костей черепа через теменную и затылочную кости, - я смотрел на маленький скальпель и не понимал, как возможно им разрезать кость? – смелее, разделитель действует избирательно, аннигилируя клеточную связь он может отделять любые ткани.
     - Ладно, попробуем. А много вырезать-то? – я прикинул величину разреза кожи, и практически по его контуру разрезал кость, которая резалась не сложнее, чем чуть оттаявший пластилин или воск, - готово, дальше, чего делать?
     - Универсальным зажимом удалите кости, затем аккуратно отделите мозговые оболочки, чтобы открыть доступ к коре мозга, - я делал всё одной рукой, прижимая кристалл ко лбу, и высунув от усердия кончик языка, - теперь универсальным зажимом отделите не нужные мозговые оболочки.
     Я выполнял операцию как робот, и вот теперь я пассатижами, которыми делал крючки отделял тонкие слои оболочек, даже не зная, как они называется, это было не важно, важно было увидеть результат. Если ничего не получится, то я просто пожертвую тело земному духу. Я отделил всё не нужно, и передо мной предстал чисты и незамутнённый, не испещрённый ни какими болезнями и невзгодами мозг. В таком виде я его видел впервые. То, что мне довелось увидеть не войне было непонятным, если пуля или осколок попадали в голову, то мозг оставался либо внутри каски, либо висел на стенках укрепления вперемешку с кусками черепа, волосам и грязью, а в таком виде – мозг был для меня в новинку. Бежево-розовая морщинистая штуковина, испещрённая сеткой крупных и мелких сосудов, которые пульсировали под действием текущей по ним крови. Может быть мне нужно было стать хирургом? Хотя какой из меня хирург? Я мясник, начал ещё до войны, а продолжаю даже после смерти.
     - Чего дальше делать, Титька? – я встал с кровати и моему взору открылась картина из фильма ужасов. На кровати лежит обнажённая (халат я с девушки снял, чтобы не пачкать) девушка, кровать заляпана кровью, на полу валяются куски черепа, а в голове девушки зияет огромная дыра. Жуть.
     - Поместите нейро-квантовый модуль в полость так, чтобы он плотно соприкасался с мозгом носителя, проверьте не будет ли мешать что-то, - я нагнулся и начал рассматривать мозг Веты, поначалу всё казалось в порядке, но потом я заметил, что ровно по середине мозга находится как будто какой-то пузырь, - возьмите универсальный разделитель и аккуратно разделите ткани мозга, нам не нужно терять носителя.
     Я взял разделитель и очень аккуратно начал прорезать мозг, потом специальной лопаткой, назначение которой я раньше даже не предлагал я раздвинул разрез и увидел, что в мозгу девушки находится камень! Не красивый, больше похожий на кривую речную жемчужину и к этому камню тянулись множественные белёсые нити, точно также, как и к нейро-квантовому модулю внутри оболочки.
     - Что мне делать? – я почему-то подумал, что если мы сейчас выкинем этот камень, то дальнейшее будет бессмысленным, - вынуть камень?
     - Нет, не нужно, помещайте модуль в полость.
     Дальше я плавно опустил большой кристалл в проделанное отверстие в затылке девушки, и аккуратно приложил его одной гранью к мозгу и отпустил руки. Какое-то время ничего не происходило затем кристалл чуть мигнул и как-то просел, а тело девушки дёрнулось и замерло. Кристалл часто заморгал красным. Уже понимая, что это означает, я захотел приложить кристалл к своей голове, но заметил, что от него идут белёсые нити к мозгу, значит процесс пошёл. И мне пришлось прикоснуться лбом к камню как есть, при этом почти вплотную уперевшись глазами в разрез тканей головы.
     - Имплантация прошла успешно, процесс будет завершён через несколько дней, тело нельзя будет трогать всё это время, - мне показалось, что в голосе Титьки появились знакомые нотки и даже какая-то весёлость.
     - Ладно, удачи тебе, Титька, и сохрани в памяти, как минет делать, тебя в твоём космосе этому не учили.
     Я собрал инструменты и аккуратно завернул их в футляр. Теперь я относился к ним с большим уважением. Оказалось, что это медицинские инструменты высочайшего уровня! Не понятно только, что тут делает ключ для винтов, хотя кто знает, может в медицине тоже применяется?
     В кухне так и стоял открытый картридж, и я, немного подумав, закрыл его. Внутри что-то щёлкнуло, после чего картридж снова стал напоминать обычный металлический ящик. Надо будет смотаться на свалку, может быть ещё чего интересного там найду. А пока нужно пойти проверить коптильню. Вот ведь какое дело, я только что ковырялся в мозгах девушки, которая была ласкова и нежна со мной, даже пыталась заботиться, а я по сути убил её, при этом надругавшись над телом, а теперь думаю – потухла ли у меня коптильня? Это бред какой-то, но к сожалению для меня сейчас это действительность. Впрочем, занятие на улице немного привело меня в чувство, и я продолжил заниматься привычным делом, даже подзабыв про проведённую операцию. Не даром говорят, что с войны многие возвращаются психами и маньяками.
     Уже наступило утро, прогорала вторая закладка щепы и пошёл делать новую. Процесс копчения шёл по плану. Я разжёг очередную партию дров, и ждал, пока они прогорят. Я сидел, укутавшись в тёплый плед, который мне подогнала артель ткачей, видя, что я вынужден подолгу сидеть на улице, пока идёт процесс копчения, и пил тёплое вино, которое часто заменяло мне чай или кофе. Дождя не было, но утро выдалось ветренным и холодным, казалось, что сейчас всё замёрзнет. Осень плавно переходила в зиму. Мне ещё нудно было пойти проверить ловушки и перемёты, но настроения особого не было.
     Скинув плед, я начал ворочать готовые угли. Пора загружать шкафы. Очень удобная система рольставней помогала мне в работе. Оставляя небольшую щёлку, я обеспечивал необходимую тягу воздуха, а открывающаяся вверх стенка позволяла проводить манипуляции со щепой, не теряя жара в коптильне. Сейчас наступал третий, завершающий этап, поэтому я решил ещё загрузить рыбы и мяса для горячего копчения. У меня остались рёбра, которые не вошли в основные шкафы, а если честно, я специально их оставил, и ещё были засоленные окуни и угри, которые пользовались большой популярностью.
     Набив шкафы и заложив щепу, я снова укутался пледом, чтобы насладиться свежестью утра. Место загрузки шкафов было перекрыто покатой крышей для того, чтобы дождь не мешал работать, но стен не было, так как можно угореть. И мне очень нравилось сидеть под крышей, особенно когда капал дождь, и дышать свежим горным воздухом, с едва уловимыми запахами копчёного мяса.
     - Поздорову, сосед! – знакомый голос прозвучал в тишине очень неожиданно, - Беда у меня!
     - Здорово, Порфирий! – я отозвался на голос, - я в коптильне, сюда проходи!
     Так как коптильню я спрятал за домом, так и к леднику ближе и никто не беспокоит понапрасну, а вид на горы вполне сохраняется.
     - Беда у меня, Васька! – Порфирий был совсем запыхавшийся, - жуткая беда!
     - Да что ты всё кудахтаешь, сядь, отдышись! – я налил Порфирию тёплого вина, - Выпей, расслабься и расскажи, чего и как.
     Порфирий жахнул бокал вина за один глоток, и тут же налил себе ещё, и ещё один выпил, но уже не полностью.
     - Снасильничали! – Порфирий ухватился за голову, - Суки такие! Снасильничали!
     - Кого? – я уставился на рыдающего крепкого мужика, - Да расскажи ты толком!
     - Парни непутёвые, пришли на двор, от непогоды укрыться, мы их приняли, Дашулька моя им поесть приготовила, винца с дороги дала, - Порфирий затопал ногами и затряс головой и кулаками, - а они её втроём снасильничали!
     - Где эти уроды, - каким-то спокойным и страшным голосом произнёс я, даже сам удивился, - ты знаешь, куда пошли?
     - Господь с тобой! – Порфирий по обыкновению перекрестил меня, - ты ни как один их ловить собрался? Они на слабые ребятки!
     - Дочка живая? – я перевёл тему разговора, - не убили?
     - Слава Создателю, живая кровиночка моя, - мужик опять перекрестился, - дома лежала, плохо ей! Гвардейцы пришли, сказали, что в купель отнесут. Так вот, они Дашулю лечиться понесли, а я к тебе.
     - А чего ж ты с дочерью-то не пошёл, непутёвый? – я покачал головой, - ей сейчас твоя поддержка как никогда нужна!
     - Ты думаешь? Думаешь, мне бежать туда надо? – Порфирий поменялся в лице, - Ах я балда старая! Правда твоя, с доченькой мне быть надо!
     - Беги давай! – я хлопнул Порфирия по плечу, - А ты чего прибегал-то?
     - Так предупредить! Ты один живёшь, а их трое, - Порфирий заозирался вокруг, - как бы не сотворили беды какой!
     - Не волнуйся дружище! Я справлюсь! – я обнял сердобольного мужика, - Беги к дочери и спасибо тебе!
     Я смотрел во след убегающему порфирию, и думал о том, что вот кому повезло. Попал в лучший из возможных миров, и не один, а с дочерью, с родным человеком. А мне даже подохнуть не с кем было. Ребята из моего отделения все полегли, и никто не оказался тут вместе со мной. Обидно. Чем они хуже меня? Они все достойны нового мира.
     А вот то, что тут появились какие-то мрази, которые девок насилуют – непорядок. Нужно что-то придумать будет, и изловить уродов. И только я об этом подумал, как меня окликнул тихий голос:
     - Эй мужик! Есть чего пожрать? – не могу сказать, что голос мне понравился, к тому же меня терзало какое-то предчувствие, - слышь меня?
     - А ты где, мил человек? Выйди хоть, а то не пойму с кем разговариваю-то? – я уже понял, что порфирий был прав, и предупредил меня не зря, - или прятаться будешь?
     На мои слова из зарослей на склоне горы вывалились три реально здоровых мужика, почти таких же здоровых, как и я.
     - Ну так что, есть пожрать? – дружелюбием громила не отличался, - долго я спрашивать не буду.
     - Да ладно, чего там! – я старался вести себя как можно дружелюбнее, - сейчас принесу! Дома вино есть и мясо.
     - Тащи, чувак, мы не обидим! – верзила уселся на моё место, и завернулся в мой плед, испачкав его о свою грязную одежду, - давай быстрей, чё встал!
     Ярость кипела внутри меня, я хотел тут же взять свой топор и разделать молодчиков на части, но у меня возникла ещё одна мысль, поэтому я сдержал первый порыв, и пошёл на кухню. Здесь мой взгляд упал на картридж. Я злорадно ухмыльнулся, и развернул инструменты. Как там титька говорила? Два, семь, восемнадцать? Набрав инжектор парализующей смесью, я разрядил его в кувшин с крепким вином, потом подумал, и сделал это ещё три раза. Потом прихватил четыре здоровых стакана и вышел на улицу к гопникам. То, что я увидел меня взбесило ещё больше. Они открыли шкафы с коптящимися окороками, вытащили по целому окороку и теперь сидели за большим уличным столом, на котором я обычно разделывал туши и жрали мои окорока, отрезая он них куски кривыми ножами, которые обычно используются охотниками. Скорее всего они устроились в ватагу охотников, а потом сбежали, прихватив ножи с собой. Коптильные шкафы оставили открытыми и сейчас всё остывало. Я поставил кувшин и стаканы на стол, а сам побежал закрывать копчение. Я ещё раз скрипнул зубами, увидев, что пара свиных боков просто валялась на земле, видимо гопникам они мешали вынуть окорока, поэтому их просто выкинули на землю.
     Шкафы я закрыл, копчение отряхнул, и повесил обратно. К тому времени как я вернулся, все трое сидели со стеклянными глазами, роняя слюни. Я с сожалением посмотрел на испорченные окорока. Они их больше покромсали, чем съели, но, чтобы не терять продукт, я всё-таки вернул ноги в коптильню. Ну вот что за люди? К ним ведь тут все относятся по-человечески, а они ведут себя как форменные уроды! Я поборол в себе желание порешить мерзавцев и просто связал их, а потом перетаскал в сухой сарай, где было достаточно тепло, чтобы не замёрзнуть. Потом вылил остатки вина на землю, помыл кувшин, и стал ждать Порфирия. Он по-любому должен вернуться. Мне же теперь предстояло почистить плед, и убрать следы погрома, что оставили дебилы в коптильне.
     Порфирий появился к вечеру. К этому времени я уже успел убраться, почистить с помощью элементалей плед, и снова сидел на своём месте, наслаждаясь вечером и улучшающейся погодой. Так всегда бывает перед похолоданием или снегопадом.
     - Как дочка, дружище? – я поприветствовал страдальца, не успел он открыть рот, - поправилась?
     - Да, сосед, всё замечательно! Слава Создателю, - Порфирий перекрестился, - в этом мире лечатся такие болячки, от которых на Земле токмо помирать приходится.
     - И не говори, сосед, - я налил Порфирию вина, - пойдём покажу чего, помощь твоя нужна.
     Я подвёл мужика к сараю, и показал ему три тела мордоворотов.
     - Узнаёшь? Эти у вас гостили? – я посмотрел на изменившееся лицо мужика, - Эти? Можешь отвести душу, а я потом ими займусь, тока не говори никому, ладно?
     - Вот уважил, вот так уважил, - порфирий захрустел кулаками, - век твою доброту помнить буду.
     - Пользуйся! – я похлопал довольного мужика по плечу, - Я дверку-то прикрою, а то как бы не сквозняк.
     Минут тридцать – сорок я развлекал себя закатом и добрым вином. А ещё я достал хорошо прокопчённые рёбра, и сейчас радовал себя вкуснятиной. Потом пришёл запыхавшийся Порфирий.
     - Ну как, душу отвёл? – я налил ему полный стакан вина и отрезал огромный кусок грудинки, - сядь, покушай!
     - Ох ну уважил! – Порфирий стоя выпил стакан, поклонился мне в пояс, и только после этого сел за столик рядом со мной, - за всю жизнь свою отомстил поганцам.
     - И хрен с ними, ты не переживай, я тут приберу, - вино лилось рекой, теперь нужно напиться, чтобы ушёл негатив, - выпей, покушай, всё будет хорошо. Окорока завтра заберёшь.
     - Оставь себе, сосед! – Порфирий кинулся ко мне обниматься, - Я тебе завтра ещё десять свиней приведу! Да если бы не ты! Двадцать приведу!
     - Побойся бога! Тебе людей кормить, а ты мне подарки возить собираешься! И вообще, пригонишь свиней – вместе колоть будем, потому что я один затрахаюсь! – я хохотнул, и налил ещё вина, - а то что пар спустил – это хорошо, а этих я закопаю, не волнуйся.
     - Живыми, что-ль? – Порфирий как-то удивлённо посмотрел на меня, - или сам добивать будешь?
     - А ты что ж, не убил их? – я также удивлённо посмотрел на Порфирия, - я сдерживался, до тебя ждал, а ты не убил?
     - Так как же убивать то? – Порфирий перекрестился, - они ж не убили доченьку-то мою, а теперь она здорова стала, купель не только тело, но и душу лечит, а эти, окаянные, ну побил я их, ну яйца им раздавил, но убивать то зачем?
     - Ладно, Порфирий, Святой ты человек, - я обнял соседа, - не буду убивать, перевоспитаю и работать заставлю. А чего только яйца раздавил? А хрены?
     - Не, хрены я давить не стал, - умиротворённо проговорил Порфирий и похлопал по сумке, - я их свиньям отнесу, им нужнее.
     - Ах-ха-ха!! Да ты гуманист! – я пожал руку сурового мужика, - иди корми поросят! А мне убираться надо.
     Проводив соседа, я зашёл в сарай. Тут оказался филиал Дантова ада. Кровь была даже на потолке. Порфирий действительно отвёл душу. Морды гопников больше напоминали отбивные котлеты, руки были переломаны в нескольких местах, а зайца он действительно растоптал в кровавую кашу. Не знаю, сколько действует парализация, но, когда они очнуться, действительность их сильно удивит. Хотя, руки сломаны так, что в рабочее состояние их привести – хирург нужен, морды разбиты в мясо вместе с глазами, зубами и языками. Думаю, что убить их было бы гуманнее. Но тут как говориться – богу богово. В любом случае – они обездвижены, и этим всё сказано. У меня появилась одна мысль, и решил пойти посоветоваться со знающим источником.
     Идя в свою спальню, я ожидал всего чего угодно, но только не того, что я сейчас увидел. Вообще, за минувшие сутки у меня сложилось впечатление, будто я попал в какой-то фильм ужасов. Происходящее настолько потрясало своей жестокостью и непонятностью, что понимание прекрасности этого мира постепенно уходило куда-то очень далеко. Даже порфирий, святой человек, так изуродовал гопников, что мне, скорее всего придётся скорректировать планы. А теперь это. На моей кровати, окончательно превращая постель в дерьмо, сидела бывшая Виолетта, глаза её смотрели в разные стороны, с кончиков губ, из носа, ушей текла красная сукровица. Кожа была бледная, как у вампира, и вся пронизанная мелкими кровоподтёками, сильно напоминающими трупные пятна. Войдя в комнату, я невольно отшатнулся назад.
     - Матерь божья! Какого хрена? – я с трудом сдерживал рвотные позывы, и только выпитое вино позволяло не потерять самообладание, - это ты в это превратила симпатичную девушку?
     - Процесс имплантации не самый привлекательный на свете, - проскрипела, прошуршала, просипела в ответ бывшая Вета, - тебя никто сюда не приглашал.
     - Ага, тебя, блядь, не спросил! – я был в ярости, какая-то тварь, изгадила мою комнату и сидит меня поучает, - я по делу пришёл.
     Не дожидаясь ответа, с подошёл к шкафу и достал из него несколько серых кристаллов.
     - У меня есть три тела, вот эти кристаллы подойдут для них? – я сунул многогранные шары под нос страхолюдине, она как-то странно перемещая руку, взяла один кристалл побелевшими пальцами и приложила его к затылку. Боюсь даже представить, чего у неё там, - ну, что молчишь?
     - Нейро-квантовый модуль пятого порядка активирован, его можно поместить в новое тело, - она протянула мне кристалл, слегка пульсирующий белым светом, - давай следующий.
     - Держи, а какого ты порядка? – я передал кристалл зомбо-девке, - первого?
     - Нет, мой модуль четвёрного порядка, - Титька приложила кристалл к затылку, - модули третьего порядка управляют космическими кораблями среднего и тяжёлого типа, модули второго порядка управляют сверхтяжёлыми линкорами и орбитальными станциями, первого – планетами.
     - Спасибо за ликбез, - я протянул следующий кристалл, - а эти модули кому будут подчинены?
     - Своему хозяину, - возвращая мне кристалл сообщила зомбячка, - кому ещё им служить?
     - А кто хозяин? – я забрал кристалл и уде собрался идти, - можешь сказать?
     - Коммандор Атаклена прописан моим хозяином, модули низшего порядка подчиняются мне, - Титька продолжила смотреть в разные стороны, только теперь один глаз смотрел вверх, - только я не могу поймать сигнал его сети.
     - Ага, так значит! Я из-за тебя, сучка, убил замечательную шлюшандру, а теперь ты заявляешь, что я тебе не хозяин, - я сжал руку на обухе топора, - да ты знаешь, что тот хлам, где я тебя нашёл, готовят к утилизации? Да тебя в мусор выкинули! Командор, еби твою мать! Да я сам командор! Я три года воевал с пиндосами, и после этого я не командор?
     - Мне надо подумать.
     - Думай, сука, а я пока делом займусь!
     Нет, ну вот как тут не разозлиться? А её спасаю, а хозяин другой? Досада брала по полной программе, но отказываться от идеи «перевоспитания» гопников я не хотел, поэтому я прошёл прямо в сарай, захватив с собой инструменты. Рассказывать, что я делал в сарае смысла нет никакого. Технология уже был описана, единственное я упростил процесс, сразу прорезав дыру нужного размера. Импланты легли нормально, и я оставил гопников дозревать в прохладном сарае. Спать мне теперь негде, так что я отправился в гостиную, где перед камином стоял неплохой полудиван, на котором я и устроился. Утро вечера мудренее. Значит дождёмся утра, а потом будем думать, что делать дальше.

Глава пятая. Похмельная.


     Просто так сидеть и думать не хотелось, поэтому я согревался тёплым вином, постепенно набираясь всё сильнее и сильнее. Мысли становились всё тяжелее, чаще вспоминалась прошлая жизнь, времена, когда я маленьким пацаном играл в индейцев в старом заросшем парке или ловил мелких карасей в общественном пруду, отчего частенько приходилось прятаться в кустах от наряда полиции, которая считала такие действия незаконными. Вроде бы всё как обычно - небо голубее, деревья выше, а папа и мама молодые и живы. Как бы хотелось вернуться в то время и остановить его навсегда, чтобы мечты о том, что вот я вырасту, и мне будет можно всё, так и останутся мечтами. Ведь если вспомнить детство то обязательно станет ясно – это самое счастливое время в жизни, а всё остальное навсегда останется суррогатом, мечтами о несбыточном по дороге в никуда. Я не заметил, как напился. Голова стала неподъёмной, в животе появились нехорошие ощущения, а дойти до кровати уже не было сил…
     Проснулся я также неожиданно, как и уснул. Судя по всему, ночью мне было плохо, и ароматы этого до сих пор витали в воздухе. Однако заботливые элементали уже привели помещение в порядок, осталось только проветрить и почистить меня. Кряхтя и скрепя всеми суставами, я поднялся с каменного пола, и потирая затёкший бок поплёлся в ванну. Нужно было смыть с себя остатки вчерашнего тяжёлого настроения и, как минимум, переодеться. Уже через полчаса я почувствовал себя лучше. Говорят, в городе есть чудесная купель, которая лечит всё, включая тяжёлое похмелье. Мне же приходилось по старинке лечить себя огуречным рассолом, который был у меня в изобилии, так как наличие хорошего ледника и стойкое желание наделать побольше припасов не давало мне сидеть без дела, а найти подходящую тару при наличии острого желания не представляло никакого труда.
     Солнце уже поднялось высоко над горами, когда я почувствовал себя намного лучше. Сейчас должен появиться Порфирий и пригнать свиней. Если он обещал – значит сделает. До этого мне нужно освободить шкафы и вывесить готовые окорока в амбаре. Обязательно нужно будет отдать заказчику готовую продукцию, как бы он не противился этому. Если быть честным, то я совсем забыл, что у меня в сарайчике сейчас находятся не только мелкие припасы и инвентарь. Поэтому, завершив перетаскивание готовых копчёностей в холодный амбар, я был несколько удивлён увиденным в сарае. Вчерашние гопники уже пришли в себя и теперь сидели и смотрели проклюнувшимися глазами кто куда мог, потому что смотреть в одну точку они не могли, точно также, как и тётка у меня в спальне. Удивительно, но разбитые рожи у них уже зажили, да и сломанные конечности вроде бы выглядели вполне здоровыми, только сильно побитыми.
     Я обошёл болванов сзади и увидел странные белые комки, наподобие плесени, торчащие из их затылков. Наверное, так надо, в конце концов они сейчас восстанавливают нейронные связи. Нужно проверить любительницу командоров и посмотреть, как у неё дела. Строя планы на ближайшее время я выудил из стопки садового инвентаря широкую лопату и отправился чистить печи. Это был обязательный ритуал, я мог бы попросить элементалей, но тогда будет не понятно – зачем тут я? А мелкие земные создания так и так потом раскидают и уберут кучу золы, которая будет лежать рядом с производственной площадкой. А физическая работа очень неплохо забирает с собой все тревожные мысли и улучшает настроение. После сильного похмелья мне было просто необходимо хорошенько подвигаться и разогнать кровь. А Порфирия всё не было.
     Я подготовил инструмент для забивания свиней, временный загон, проверил наличие соли и свободной тары, даже перекусил немного. Настроение улучшилось. Я сидел в кухне и смотрел на дверь своей спальни. Мне даже стало как-то обидно, что там сейчас какое-то чучело, а мне даже ночевать негде. И я отправился проверять обстановку. Надо же будет когда-то отвоёвывать своё жизненное пространство! В комнате было довольно чисто. Элементали убрали весь мусор и даже почистили постель. Моя «гостья» уже не сидела на кровати, а стояла у окна, рассматривая пейзаж за ним. Мне показалось, что она стала немного выше. Следов от проникновения в голову больше не было видно, теперь на плечи девушки спадали красивые, светлые волосы, которые раньше были тёмно-каштановыми. Фигура также претерпела изменения. Она округлилась, стала более женственной, талия более выраженной и близкой к идеалу. Странно, но Вета была симпатичной, но далеко не красавицей, да и фигура не отличалась идеальностью. Эдакий сухой стручок, с немного широковатой талией.
     - Ты уже ходишь? – я задал первый пришедший в голову вопрос, - как самочувствие?
     Девушка медленно повернулась ко мне. Теперь было вполне очевидно, что изменения коснулись всего организма. Грудь теперь была больше похожа на женскую, а не была двумя маленькими фигами, живот оказался идеально подчёркнутым. Девушка не сутулилась и вообще создавалось впечатление, что она находится на каком то смотре. Голова было гордо поднята, даже задрата кверху, идеально голубые глаза смотрели на меня с нотками лёгкого презрения, ноздри на точёном носике раздувались, а чуть впалые щёки нервно подрагивали.
     - А что в этом удивительного? – не совсем это я хотел услышать от вчерашней шлюхи, - Ты сомневался, что я смогу восстановить это тело?
     - Нет, не сомневался. – ну вот, настроение только что снова упало, даже созерцание обнажённого и идеально сложенного женского лобка не улучшила его, - Командор уже заходил?
     - Нет, не заходил, и к чему эти глупые вопросы? – девушка говорила с надменностью принцессы, - тебе хочется поиздеваться надомной?
     - А почему нет? – я решил зеркально ответить на надменность «гостьи», - Думаю, что твой начальник наконец появится, и заберёт тебя с собой, а то мне очень не хватает моей спальни.
     - Ты не знаешь какой замечательный у меня командор! – как-то по-детски взвизгнула девица, - он обязательно появится, и сигнал его нейросети я не чувствую, потому, что сама её лишилась!
     - Ага, найдёт, оторвёт башку и опять засунет её в электрический ящик, - я съязвил, чтобы поиздеваться над зазнавшейся девицей, - это я, ни чего для тебя не сделал, просто пожертвовал для тебя своей подругой, да и от переработки спас. Хочешь покажу, где ты раньше была? И чем?
     Девушка вздрогнула, её лицо омрачилось гримасой боли или неприятных воспоминаний.
     - Ты не понимаешь, человек, мы добровольно шли на извлечение матрицы сознания, это был наш шанс служить великой империи, а не просто тратить свою жизнь ни на что! – речь, достойная генерала перед строем, прежде чем отправить молодняк под пушки, - мы посвятили себя служению империи, и наши имена будут звучать в вечности!
     - Да? А как тебя зовут? – я решил напомнить девушке её нынешний позывной, да и подколоть её не мешало бы, - не напомнишь, а то я человек простой, у меня столько возможностей нет.
     - Меня зовут… Меня назвали… Мой позывной ТИКИ одиннадцать восемнадцать семьсот тридцать четыре восемьсот один АЙ, - девушка со странным выражением лица выпалила уже слышанный когда-то набор цифр и букв, - Ты можешь попытаться запомнить его!
     - Ага, а меня зовут Анатолий Зубов, и я тоже отдал свою жизнь за великую империю, - я решил надавить на больное, - и после моей смерти, моим именем называли улицы и школы, про меня снимали фильмы, а про тебя, ТИКИ сколько-то там АЙ?
     - Нет, моим именем ничего не называли, это мой серийный номер, - девушка задумалась, - серийным номерами ничего не называют.
     - А твой командор вообще был в курсе, что для того, чтобы ему изготовили рацию, одной умной девушке пришлось оторвать башку? – я посмотрел прямо в глаза смутившейся девушке, - А он вообще, знал о твоём существовании? Может быть ты вообще должна была стать центральным процессором узла связи и ничем больше?
     - Почему ты так жестоко разговариваешь со мной? – на глазах бывшего процессора и вчерашней шлюшки появились слёзы, - почему ты не хочешь понять меня?
     - Почему не хочу, очень хочу, только не нужно считать, что один только командор хороший, а остальные плохие. – я решил закончить с этой проблемой сразу, а не тянуть неопределённое время, - ты можешь просмотреть воспоминания носителя?
     - Да, они собраны в отдельный банк и законсервированы в собственном накопителе носителя, - девушка как-то обыденно разговаривала о чужой законсервированной жизни, что мне стало даже немного жалко Вету, – я могу изучить память носителя, но на это мне потребуются примерно сутки времени.
     - Ну вот и изучай, кстати, а как ты так быстро выздоровела? – я воспользовался случаем и ещё раз пристально рассмотрел все девушкины прелести, - дырки в голове нет, фигура изменилась цвет волос и глаз…
     - Это работа нанитов, - как-то обыденно произнесла процессорша, - они содержатся в каждом нейро-квантовом модуле для поддержания его жизнеспособности.
     - Аааа… Тогда понятно. Нанниты значит, - я уставился на подтянутый животик, - а что, если я буду называть тебя именем носителя?
     - Мне не нравится это имя, - девушка как-то обиженно произнесла фразу и даже надула губки, скорее всего внедрение в живой организм повлияло на поведение автономного разума, - называй меня лучше Тики, мне так будет привычнее и приятнее.
     - Хорошо, Тики, буду называть тебя так, - девушка заметно повеселела, и стала ещё привлекательнее, отчего мой организм стал тянуться к ней всё сильнее, - и это, оденься, я всё-таки не железный.
     - Я понимаю Анатолий Зубов, я воспользуюсь одеждой прежнего носителя, - Тики мягко, как кошка подошла к стулу, на котором висела туника, которую я дал Вете и как-то лениво потянула её на себя, - а я тебя привлекаю как самка?
     - Привлекаешь, и зови меня Васькой или Васей, Василием, в конце концов, - я немного застеснялся торчащего члена и решил пойти заняться чем-то другим, - меня в этом мире знают под этим именем.
     - Хорошо, Васька, а ты уже уходишь? – Тики ухватила тунику одной рукой и сейчас делал маленькие шажки по направлению ко мне, таща одежду по полу, как поверженную добычу – Может быть ты мне расскажешь ещё чего-нибудь?
     - Мне нужно проверить ещё троих носителей, - я немного побаивался эту киборгшу, и сейчас пятился задом к двери, - как там у них дела, может надо чего?
     - Нет, ни чего им не надо, - тики бросила тунику и как дикая кошка прыгнула на меня, обхватив ногами за талию, а руками за шею, - а вот я поняла, чего мне не хватало все эти тысячи лет, что я была ядром передающей станции.
     - Допустим я тоже предполагаю, но сейчас слишком много дел, - я поставил девушку на пол, - давай вернёмся к этому позже.
     - Ну как знаешь, землянин, - Тики обиженно закусила губу, и выгибая спинку нагнулась, так, чтобы показать все свои интимные места, и подобрала тунику, - может быть я потом не захочу.
     Я сидел за кухонным столом, щипал копчёный свиной бок, и запивал его большим количеством вина. В принципе я уже был довольно пьян, но останавливаться особо не хотелось, мысли путались. Думаю, это нормально, когда пресытишься чем-то совершенно необыкновенным. Так вот и с женщинами, пока ты хочешь все они чудесные красавицы и кудесницы, а когда тебя пытаются использовать, то одно воспоминание о сексе становится омерзительным, впрочем, ровно до тех пор, пока не восстановится гормональный фон. Потом все девушки снова будут красивы и привлекательны. И вот, когда я был увлечён раздумьями, из моей спальни выплыла светящаяся и довольная Тики, белая туника и мокасины поселенца ей очень шли, и у меня сложилось такое впечатление, что ей всё будет хорошо.
     - Успокоился? – Подмигивая произнесла девушка, - Может займёмся делом?
     - Чего? – я попытался встать со стула, но как-то неудачно, и стул, а следом за ним и я грохнулся на пол, - чем займёмся?
     - Я по-шу-ти-ла! – хохоча звонким голосом просмеялась Тики, - ты меня накормишь? Я голодная, тысячу лет ничего не ела!
     Я сидел, молча глядя на то, как молоденькая и худенькая девушка обгладывает одно свиное ребро за другим, запивая всё это просто непомерным количеством вина. Я ухаживал за «гостьей», отрезая рёбра от копчёного бока и подливая вино в её бокал. Мне было не очень понятно, куда всё это лезет.
     - Нам нужно найти ещё тела, - Тики внимательно разглядывала мясистое свиное ребро, - сколько у тебя ещё осталось нейро-квантовых модулей?
     - Есть манёха, - я смотрел как зачарованный на поглощающую целый свиной бок стройненькую девушку, ростом чуть меньше среднего, - куда в тебя столько лезет?
     - Куда надо, туда и лезет, - Тики мило улыбнулась, - мне сейчас нужно много белка и жира, и это мясо вполне пригодно.
     - Точно тысячу лет не ела, - я ухмыльнулся и глотнул вина, - зачем тебе модули?
     - Больше, чем тысячу! – Тики подмигнула мне и мило улыбнулась, - хочу посчитать женские и мужские, чтобы тела набирать.
     - Ну тогда понятно, - я встал со стула и отправился в спальню, - сейчас принесу.
     Сам я так и не посчитал серые кристаллы, на вскидку их было штук двадцать-тридцать. Отличий я в них ни каких не видел, может быть у Тики есть свои методы? Тем не менее, я принёс все свои сокровища и выложил перед девушкой на стол.
     - Всё, теперь иди и проверь тех троих, - Тики деловито вытерла руки о полотенце, - мне нужно проверить кристаллы.
     - А ты это, не прихуела тут? – мне не очень понравился командный тон девицы, - в своём доме я сам командую, тебе надо, ты и смотри!
     - Милый, ну не злись, - Тики умело пользовалась женским обаянием, - просто если мы будем всё делать вдвоём, времени уйдёт гораздо больше.
     - Не злюсь, минет должна будешь! – я буркнул себе под нос пару крепких словечек и бухнулся на стул, - нехер на них смотреть, в сарае они, кристалл врос и покрылся белой плесенью, глаза проросли заново и смотрят в разные стороны, час не прошёл, как я на них смотрел!
     - Замечательно! Теперь мы разделим девочек и мальчиков, - Тики начала прикладывать к голове кристалл за кристаллом и складывать их в разные кучки, - а потом посчитаем сколько нужно будет тел и каких!
     - Вот так просто? – я подумал о том, как мне будут отрубать ненужное, после того, как узнают, что я тут творю, - нас с тобой за такие дела в зиндан посадят, и забудут там!
     - Не волнуйся, сейчас около города полно всяких людей бродит, - тики сморщила носик, - нехороших людей, они в городе не прижились, так что успеем наловить себе подходящих носителей.
     - Твои бы слова, да создателю в уши! – я покачал головой, - в любом случае делать что-то нужно. К стати, а может прошвырнёмся вместе до города, там в куче хлама ещё что-то интересное может быть.
     - Обязательно, только сначала закончим с модулями, - Тики была просто обворожительна, когда так серьёзно смотрела на меня, даже пот прошиб, - что, зашевелилось внутри? Как тебе моя аура из феромонов?
     - Класс, тока ты это, на людях особенно не пользуйся ей, - я почувствовал облегчение, - а то от поклонников не отвяжешься. И что, вы все так умеете?
     - С четвёртого класса все, низшие пятые нет, - девушка принялась обгладывать последнюю косточку, - пятые как обычные люди, только фенотип отличается.
     - Ладно, пойду соседа проведаю, обещался утром зайти, - за Порфирием такого не замечалось, если обещал зайти, то был как штык! - да только нет его, мож случилось чего?
     - Дело твоё, а я с тобой пойду, - Тики вскочила со стула и отряхнула тунику, - мне тут скучно будет одной!
     Соседнюю ферму было видно от моего дома-мастерской, поэтому я особо не спешил. Пусть Порфирий и оставил мне окорока, но я всё равно отвезу их ему, он же тоже выполняет заказы. Себе я оставил только один, сильно попорченный гопниками. Бока и лопатки я тоже покидал на телегу. Серко, так я назвал своего быка, медленно топал по знакомой дорожке, а я с новой подругой, или как её ещё можно назвать, шли рядом. День выдался хороший, немного морозный, но с очень ясным небом, редкие листья, попадавшие под ноги, звонко хрустели, свежий горный воздух щекотал ноздри. Покрытые яркими красками склоны гор потускнели, весь красно-зелёно-жёлтый наряд облетел, и теперь они заметно посерели, и были украшены только отдельными хвойными деревьями. Скоро должна наступить короткая южная зима.
     Ферма встретила нас привычным похрюкиванием и повизгиванием довольных жизнью хрюшек. Из жилой части фермы выбежала хрупкая девчушка и кинулась к нам.
     - Дядя Вася, здравствуйте! – та самая Дашенька, жестоко изнасилованная пару дней назад, выглядела совершенно здоровой и жизнерадостной, - папа с утра на ферме, а кто это с вами?
     - Это Тики, - я взял Тики за руку, - у тебя всё в порядке?
     - Да, у меня всё хорошо! – странно, но ни каких плохих воспоминаний было совершенно не заметно, - а вот папа какой-то странный ходит.
     - Да? А где он ходит? – Дашенька выглядела довольной, и даже природная худоба не портила общую картину, - мне с ним поговорить нужно, и да, я привёз ваш заказ, куда его сложить?
     - Василий, я помогу здесь, - неожиданно в разговор вклинилась Тики, - а ты иди и поищи Порфирия.
     - Ну как скажете, девчонки, - я пожал плечами, - тогда я пойду.
     Странная ситуация. Чего это вдруг Тики понадобилось от Дашеньки? Отойдя на несколько метров, я обернулся, и увидел, что девушки что-то активно обсуждали, и не заметив ни чего страшного я открыл дверь, ведущую в свинарник.
     Среди мирно похрюкивающих свинок, на деревянной колоде сидел мой вчерашний собутыльник и о чём-то тихо разговаривал с толстой маткой, при этом почёсывая её за ухом. Вид у него был задумчивый и даже можно сказать грустный.
     - Чего грустишь, сосед? – я довольно громко позвал свинаря, но его реакция оказалась вялой, - Плохо совсем? Так приходил бы ко мне, поправились бы!
     - Э-хе-хе… Плохо Вася, плохо, - Порфирий опустил голову, - думал сегодня повеситься, да кто ж мою Дашеньку-то убережёт? Я и то не справляюсь.
     - Оба-на, а чего так радикально-то? – настроение соседа меня немного обескуражило, - может похмелиться просто, и ладно будет?
     - Вчерась опохмелился, только почто мне, душегубцу, облегчение-то? – причина состояния порфирия стала понятна, - Как мне дальше с таким грехом жить-то?
     - Успокойся! Про какой грех ты толкуешь, я чего-то не пойму? – я упёр руки в боки, как недовольная баба, - или ты чего сотворил без меня, и не позвал даже, тоже мне сосед называется!
     - Не пойму я тебя, Василий, смеёшься ты сейчас надо мной или издеваешься, - Порфирий прищурился и мне показалось, что меня сейчас начнут бить, - чего тебе тут не понятно?
     - Непонятно, почему ты себя душегубом назвал? – я упёрся взглядом прямо в глаза порфирия, - вот я и спрашиваю, когда успел?
     - Окаянный! Точно смеёшься! Дык ведь, давеча, трёх беззащитных иродов прибил я сам своими руками! – Порфирий воинственно потряс кулаками, - как мне с грехом таким жить таперича!
     - А-а-а-а… Так вот ты о чём! – я махнул рукой, - забей! Живы твои ироды, проспались, рожи побитые умыли и свалили куда-то.
     - Как свалили? Куда? – все эмоции были написаны на роже у Порфирия, - Дык ведь ноги-то у них поломатые были!
     - Сам ты поломатый! – я с трудом сдерживал смех, - говорю же тебе, приходил бы ко мне похмеляться, не нужно было бы сейчас вешаться! А теперь давай, вешайся вон… А то народ только смущаешь. Верно, хрюхи?
     - Нет, ты у меня точно напросисся! – порфирий вскочил на ноги, и хоть был гораздо более худым и не таким мускулистым, но в напористости я бы мог у него поучиться, - Всю морду побью таперича!
     - Успокойся, Аника-воин! – пора бы уже заканчивать этот спектакль, - пошли, принимать заказ будешь.
     - Какой заказ? – искренне удивился Порфирий, - мы же договорились вроде?
     - Да заткнись ты, пьянь подзаборная! – я приобнял мужичка одной рукой и повёл его из свинарника, - такими тепами ты все запасы разбазаришь! Договорился он по пьяной лавочке!
     - Дык ведь…
     - Молчи, говорю! – я почти тащил к выходу мелкого свинаря, - Хочешь отблагодарить, давай ещё заказ!
     День пролетел удивительно быстро. Мы много разговаривали, неплохо выпили, договорились о новых заказах, и теперь укрывшись накидками из козьих шкур сидели в повозке, пока Серко тащится в своё стойло. Краем глаза я успевал замечать красоту дикой природы, ранний зимний закат, успевал ощущать вечерний холод кончиком носа, но все мои мысли сейчас неизменно возвращались к едва прикасающемуся ко мне девичьему боку, который был скрыт только тончайшей туникой. И даже замёрзшим носом я ощущал тонкий аромат женщины, который ни с чем не спутает ни один взрослый мужчина. Какое-то время мы сидели молча, и разговор не начинался, видимо даже для тысячелетнего мозга сегодня было слишком много суеты и разговоров.
     - Можешь рассказать мне о своей цивилизации? – я решил разбавить тишину вечера, к тому же мне и самому было интересно, ведь я впервые в жизнях встретил настоящего инопланетянина! – как у вас всё было устроено?
     - Ты хочешь узнать всё? – голос Тики звучал немного насмешливо, - Тогда мне понадобится очень много времени!
     - Ну нет, не так чтобы всё, а так, в общем, - я немного сумбурно пытался объяснить, чего хочу, но с чего начать не знал, - Какие у тебя были родители?
     - Не знаю, если честно, - Тики говорила не то, чтобы не с сожалением, а без какой-либо видимой грусти вообще, - в том мире нет института семьи как такового, это считалось тормозом в развитии цивилизации и союзы между особями разного пола заключались разве что между правителями или главами корпораций. Всё остальное решалось как-то само собой. Если у кого-то и возникали симпатии, то можно было просто жить друг с другом. Каких-либо обязательств не наступало. Если появлялась необходимость покупать совместное имущество, то это делалось под протокол, с обязательным условием передачи долей или разделом.
     - А как же дети? – я был немного заинтригован услышанным, - ведь если мужчина и женщина живут вместе, то у них появляются дети. Как быть с этим?
     - В отсталых мирах да, - моя спутница очень мило и снисходительно посмотрела на меня, - а в цивилизации, где за здоровьем и целостностью организма следят нанниты, произвести потомство обычным образом нереально, поэтому у нас существовали специальные инкубаторы, где и производилось потомство.
     - То есть получается, что нанниты не давали женщинам беременеть? – Я удивился такому повороту событий, - и вы сдавали биоматериал в инкубаторы и вам там делали новых детей?
     - Да, но не все сдавали, - Тики посильнее укуталась в шкуру, - у нас существовала целая комиссия, которая отбирала перспективных производителей и из их материала формировались новые поколения.
     - Зашибись! – у меня аж рот открылся от услышанного, - и вы потом выбирали себе детей как в супермаркетах?
     - Нет, дурачок! – Тики задорно рассмеялась, - никто никого не выбирал! Дети вырастали в специальных школах, где они проходили основное, базовое обучение, потом тестировались и распределялись по различным службам. По уровню способностей. Самые тупенькие попадали в сервис, кто поумнее в производственные корпорации, самых умных забирали себе вычислительные центры.
     - И, я так понимаю, попала в вычислительный центр? – я посмотрел в голубые глаза девушки, - или нет?
     - Правильно думаешь! – Тики улыбнулась, - после получения базового образования я попала в вычислительный центр, где продолжила изучать различные базы данных, в основном по картографии, навигации и связи.
     - То есть для того, чтобы стать процессором, тебе понадобилось несколько лет учиться? – Я смотрел на Тики и никак не мог понять её мотивацию, - а чем ты ещё занималась, кроме учёбы?
     - Только учёбой и в основном под разгоном, - Девушка говорила об этом как-то обыденно, как будто все и всегда занимаются учёбой «под разгоном», - даже так на это ушло двадцать шесть лет.
     - Шутишь? Ты двадцать шесть лет училась? – в моей голове никак не укладывалось услышанное, я даже не заметил, что с меня сползла шкура и теперь мой бок начал подмерзать, - Для чего такие жертвы?
     - Тебе не понять, - Тики стала какой-то задумчивой, - вся наша жизнь была направлена на служение империи, и для меня было честью стать частью э тот огромной системы.
     - То есть ты никогда ни с кем особо не общалась, у тебя не было мужчины, ты не видела своей планеты, - я смотрел в огромные голубые глаза и силился понять мотивы, - а откуда же тогда твои эмоции, попытка заняться сексом, и вообще знание об этом мире?
     - Как это откуда? Ты же сам видел. У базового носителя был собран банк данных, из которого я и беру всю необходимую информацию, - Тики очаровательно улыбнулась и слегка прикоснулась к моей ноге, - В моём мире таких знаний нет.
     - И вот ты двадцать шесть лет разнялась, а что потом? – Я смотрел на переваливающийся круп быка, чтобы не пытаться рассмотреть что-то в глазах девушки, - потом ты хоть что-то видела?
     - Нет, потом я сдавала тестовые экзамены, - может быть мне показалось, но голос девушки стал немного грустным, - этот мир первый, который я увидела.
     - Сдавала экзамен и сразу сюда? – Я повернулся, чтобы посмотреть в глаза девушки, но сейчас она сидела, поджав под себя ноги, и уперевшись носом в собственные колени, - Как такое возможно?
     - Экзамен это целый комплекс тестовых заданий, которые нужно выполнить точно в срок и без ошибок, задания включают в себя все известные ситуации, с которыми возможно столкнуться в открытом космосе и на планетах, - из глаза девушки скатилась маленькая слезинка и предательски поползла к кончику носа, - в конце экзамена нам выставляли оценки, исходя из которых определялось назначение на работу.
     - Ты так говоришь, как будто экзамен это что-то из ряда вон выходящее, - я прижал к себе уже откровенно плачущую девушку, простая проверка знаний и ни чего больше.
     - Нет, ты не понимаешь, - девушка попыталась освободиться, но я не дал ей этого сделать, - экзамен проходит в течение года, в это время мы постоянно находились в капсуле и без остановок решали возникающие задачи, иногда параллельно несколько задач сразу.
     - Жёстко, - я вспомнил свои экзамены, которые сейчас показались мне детской игрой, - и как ты сдала?
     - Хуже, чем мне хотелось, - Тики шмыгнула носом, - у меня набралось всего восемьдесят девять процентов правильных решений, поэтому я не могла рассчитывать ни на что, кроме четвёртого класса.
     - Восемьдесят девять - это не так уж и плохо, - я попытался успокоить расклеившуюся девушку, - я думаю, что сам набрал бы гораздо меньше.
     - Если быть точной, то восемьдесят девять целых девяносто шесть сотых процента, - Тики обхватила голову руками, из-за чего шкура сползла с её плеч и свалилась в телегу, - мне не хватило четырёх сотых процента до третьего класса!
     - Да ладно тебе, успокойся! – я поднял свалившуюся шкуру и укрыл девушку, а чтобы шкура опять не упала, плотно обнял и прижал Тики к себе, - Нашла из-за чего расстраиваться!
     - Если бы я набрала чуть больше, то сейчас управляла бы кораблём, а не сидела на неизвестной планете! – Тики опять попыталась вырваться, но побарахтавшись немного, успокоилась, - и что мне теперь делать?
     - А откуда ты знаешь своего командора, - мне в голову пришла мысль, и я решил сразу её высказать, - Этого Отолену? Ты же не виделась ни с кем после детского дома?
     - Атаклену, и не детского дома, а инкубатора, - Тики попыталась улыбнуться, - я его никогда не видела, он был заложен в моей программе как главный.
     - Но ведь ты пыталась доказать мне, какой он хороший? – девушка отвернулась от моего пристального взгляда и теперь ной нос почти упёрся в её белокурый затылок, - откуда ты взяла всё это?
     - Это не я взяла, это наложение моих алгоритмов и поведенческих особенностей носителя, - Тики повернулась ко мне, а так как в это время я пытался вдохнуть запах её волос, то её нос оказался прямо перед моими губами, поэтому не задумываясь ни на секунду я чмокнул девушку прямо в заплаканный носик, - Ты чего? Ты это зачем?
     - Так получилось…
     Я притянул девушку с себе, и поцеловал, как бы это сделал ещё там на Земле, я чувствовал тело девушки, которое сейчас прижималось ко мне каждой своей клеточкой, мой организм отзывался на неё как бешенный, а тонкие нежные руки обнимали меня крепче, чем когда-либо. Я кинул согревавшую нас шкуру в повозку, и повалился на неё, увлекая Тики за собой. Мы целовались как первокурсники, обнимаясь и не переходя к главному, хотя туника девушки задралась кверху и не просто обнимал её, а имел возможность прикасаться к её бедрам и упругой попке…
     В том миг, когда я уже был готов перевернуться, и подмять под себя страждущее тело, пошёл холодный, мелкий дождик, который моментально охладил наш пыл, и нам не осталось ни чего, кроме как укрыться шкурой и занять прежнее положение. К слову сказать, именно в это самое время Серко переступал порог своего овина, где и запарковался перед козлами с сеном.
     Мы с Тики переглянулись, и как-то неожиданно для себя залились звонким смехом. Мы были дома. Теперь осталось только проверить хозяйство, поужинать, и лечь спать.
     Тики с лёгким взвизгом спрыгнула с повозки и побежала проверять подопечных, а я выпряг тура из повозки, и запер в стойле. Несмотря на то, что в «гостях» у Порфирия с дочкой мы не отказывали себе в угощении, но мне всё равно хотелось немного подкрепиться, так как пусть и недолгая поезда в такую мерзкую погоду всё равно разгуливала аппетит, кроме того, я очень хотел выпить своего любимого тёплого вина. Раздумывая о том, чтобы сейчас приготовить, я прошёл в кухню и приготовил сковороду и кастрюлю для вина. Затем отправился в ледник за куском мяса. К моему удивлению, небольших кусков у меня не осталось, и единственное, что я смог найти – это бычья спина с толстыми полосами карбоната и вырезки. Я держал её про запас, намереваясь позже разрезать на большие стейки, и радовать себя ими время от времени. Сейчас же у меня в руках был здоровенный кусок мяса, килограммов тридцать весом и неплохо выдержанный в леднике.
     Войдя в кухню, я немного опешил, так как за столом сидели трое здоровенных мужиков, телосложению которых позавидует каждый представитель мужского пола, при этом все как один обладали голубыми глазами и почти белой, соломенной шевелюрой.
     - Епт, Тики, предупреждать надо, так и заикой стать можно! – Я прошёл к рабочей панели и положил на неё кусок туши, - я так понимаю, вам сейчас очень нужно много еды?
     - Именно, ты можешь принести побольше мяса? – Тики как-то умоляюще посмотрела на меня, - Я думаю килограммов сто, не меньше.
     - О как, ну вы, блин, даёте, - я почесал затылок, - сейчас что-нибудь придумаю.
     - Спасибо, милый, - интонация сказанного заставила меня открыть рот и уставиться на девушку, - чего?
     - Ну как же, милый, - девушка подошла ко мне, взяла меня под руку и отвела в спальню, - я сказала им, что ты мой муж, поэтому они воспринимают тебя как старшего, понял?
     - Понял, а почему это так важно? – я уставился на мило улыбающуюся девушку, - ты не можешь им просто приказать?
     - Нет, тут работает матрица носителя, а они все из какого-то места, где очень сильны традиции, какой-то горный народ, - Тики заулыбалась, - и если бы мы не были мужем и женой, то вполне могли бы напасть на тебя.
     - Круто, у нас тут гордые горцы, - я обнял и поцеловал Тики, - что ж, будем тогда мужем и женой!
     В кухню я вышел понимая, как себя вести, а Тики немного раскраснелась. Увидев это три белобрысых горца гаркнули что-то типа «вай, какой мужчина» и приятельски заулыбались.
     - Слушай, Тики, а можно сделать так, чтобы нанниты не так сильно меняли внешний вид носителей, - я прошептал на ухо девушки, - а то я скоро перестану понимать, кто тут и где. Больно уж они одинаковые.
     - Я учту, мой любимый, - Тики повернула голову ко мне и мило улыбнулась, - не переживай так.
     - Не переигрывай, - я подмигнул девушке, - я и так уже всё понял.
     - Ни чего ты не понял, - девушка приподнялась на носочках и чмокнула меня в губы, - и я не переигрываю.
     Весь оставшийся вечер я провёл молча. Мыслей было слишком много, чтобы я мог в них разобраться. Поэтому я молча делал своё дело. Во-первых, я принёс пару начатых гопниками окороков, и крупно порезав положил на стол, туда же поставил большие кружки и бочонок с вином, ещё я нарезал поросячий бок и также положил на стол. Мои гости сидели, роняли слюни, но есть не начинали.
     - Подойди к столу, скажи тост, и выпей немного с ними, - моё непонимание развеяла Тики, - они не могут начать есть без хозяина.
     Поняв в чём дело, я подошёл к столу, налил вина им и себе, чтобы не заморачиваться – по полной кружке, и подняв «бокал» произнёс:
     - Добро пожаловать в мой дом! Давайте выпьем за встречу! – и сделал глоток и з кружки, а потом отломил кусочек окорока и закусил им.
     Гости последовали моему примеру и больше уже не стеснялись. Чуть позже я принёс большущую головку сыра из ледника, и вместе с небольшим ножом положил на стол. Уговаривать никого не пришлось, и большая головка очень быстро превратилась сначала в крупно нарезанную, а потом и вовсе в крохотных кусочек. Трое амбалов если так, что мне было трудно понять куда это всё уходит, и если бы я не видел, как поначалу поглощала еду Тики, то не поверил бы своим глазам.
     Между делом я всё-таки разделал говяжью спину, и нарезал толстенные, сантиметров по пять стейки, которые быстро пожарил, и отправил в печь доходить. Когда они были готовы и буквально истекали соком, свинины на столе уже не осталось, лишь кучка обглоданных костей, поэтому говядина пришлась как раз вовремя. Огромные, килограмма по полтора стейки, поглощались как чипсы, но постепенно аппетит угасал и теперь за столом сидели сытые мужики, которых нужно где-то размещать, причём не на временный постой, а основательно. На первое время нам повезло, что в этом доме оказалась гостевая комната, которую можно приспособить под троих мужиков, но на будущее нужно здорово расширяться, так как Тики хотела пристроить все модули.
     Устроив гостей, я скормил кости элементалям, и направился в спальню, сегодня я уже ощущал усталость, да и вино дало о себе знать, так как гости никак не хотели есть и пить в одиночестве. Если честно, то я совсем позабыл про Тики, которая под конец вечера решила осмотреть хозяйство, чтобы решить, чем заниматься завтра, и только когда я разделся и улёгся на свою большую кровать, то я почувствовал, как кто-то прошмыгнул по комнате и залез ко мне под одеяло. Тёплая девушка, угнездившаяся под моим боком, прогнала накатившую усталость, и я подгрёб её к себе, одновременно ощущая дрожь в теле. Тики не сопротивлялась, даже сама тянулась ко мне, обнимая и целуя меня всюду, куда только могла дотянуться. Тянуть я больше не мог, поэтому подмял девушку под себя и засунул в неё раздувшееся хозяйство. Лёгкое препятствие, а затем тихий вскрик девушки едва не прекратили начавшееся действие, но горячие поцелуи и объятия не дали мне остановиться.
     Лишь через какое-то время, когда уже несколько раз победил усталость, я лежал, прижимая к себе девушку, слегка подрагивающую от сходящего возбуждения.
     - А как так вышло, что у тебя целая плева? – Я разговаривал, глядя в потолок тёмной комнаты, - это было очень неожиданно.
     - Нанниты, любимый… - Тики разговаривала уставшим и утомлённым голосом, - давай завтра это обсудим…
     - Нанниты говоришь…

Глава шестая. Хозяйственная.


     Утро наступило как-то неожиданно. Я захотел потянуться, как обычно, но неожиданно понял, что сплю не один, а прижимаю к себе словно подушку стройную девушку, от неожиданности я даже задержал дыхание, но потом на меня накатило воспоминание и я расслабился, крепче обнимая свою женщину, и даже позволив вылиться проявлению чувств – поцеловал девушку в шею, от чего она зашевелилась, повернулась ко мне лицом, и продолжая спать, обняла меня всеми четырьмя конечностями. Я попытался освободиться от нежного плена, но только лишь ещё сильнее возбудился, и как оказалось, проказница не спала, а только притворялась, так что пришлось отложить пробуждение на лишних полчаса. Единственное, что меня удивило – моя женщина опять оказалась девственницей.
     - Слушай, Тики, мне, конечно, приятно каждый раз лишать тебя невинности, но нельзя ли как-то процесс восстановления организма приостановить? – я посмотрел в лукаво улыбающиеся глаза, - или тебе нравится, когда первый раз больно?
     - Я попробую договориться с наннитами, но ничего не обещаю! – Тики обвила мою шею руками и чмокнула в нос, - но тогда тебе придётся потерпеть мою маленькую особенность.
     - Потерплю! – я шлёпнул девушку по бесстыже выставленному заду, - давай одеваться, а то там наши генацвале заскучали, наверное, уже.
     На самом деле наша троица совершенно не скучала, а выполняла поручение начальницы, то есть Тики и расчищали от насаждений довольно обширную площадку возле моего жилища. Работа спорилась, и поэтому уже скопилась довольно большая куча мелко изрубленных деревьев и кустарников, надо сказать, что подножие холма, возле которого я расположился было густо заросшим редколесьем, и даже была парочка довольно больших буков, но я не думаю, что мы так далеко зайдём.
     - Не удивляйся Василий, - Тики редкий раз назвала меня по имени, - нам нужно расширяться, идём, нужно приготовить завтрак, а потом поедем в город, на салку. Ты обещал мне!
     - Слушай, лапа, а чего ты командуешь мной? – я аж онемел от неожиданной наглости, - я, по-моему, поводов не давал…
     - Да ты что? Я же твоя жена, не помнишь? – Тики ласково улыбнулась, - а жену нужно слушаться, а то останешься без сладкого!
     - Не, так не пойдёт! Я сам буду решать, чего мне делать! – я встал, сложив руки на груди, - и никто мне не будет указывать что делать!
     - Ну хорошо, любимый, решай, я тебя слушаю. – Тики сделала милую мордашку, сложи ла губки бантиком и уставилась на меня своим ласково-няшным взглядом, - Я обещаю слушаться!
     - Ну, насчёт пожрать, это ты верно подметила, - я почесал затылок, - да и о расширении я тоже уже подумал. На свалку сегодня хотел попасть... Слушай, а когда ты всё это успела узнать и спланировать?
     - Ты забыл, дорогой, я же всю жизнь училась анализировать ситуации и принимать решения? – Тики чмокнула меня в нос, зацепилась за мою руку м грациозностью кошки и потащила меня в дом, - пойдём, у нас очень много дел сегодня!
     Мне не осталось ни чего другого, как подчиниться маленькой бестии. Она так гармонично влезла в мою жизнь, что через неделю другую я сам превращусь в тупого чурбана, который только и будет что исполнять повеления своей госпожи. Но сейчас мне даже нравилась эта ситуация.
     Завтрак прошёл быстро, без изысков и без алкоголя. Троица, имён которой я так и не узнал, убыла исполнять задание, а я запряг серко, усадил в повозку Тики, и мы поехали в город. Можно было бы и пешком сходить, но если придётся тащить материалы, то лучше уж на телеге.
     Стражники на воротах приветливо махнули мне руками, с интересом посмотрели на Тики, но ничего не сказали. Я же направил быка прямо к складам, возле которых так и красовалась куча хлама. Тут моя подружка буквально изменилась в лице, живёхонько спрыгнула на землю, стала бегать вокруг огромной кучи, тыкать пальчиком в разные ящики и коробки и говорить наперебой что обязательно сегодня необходимо забрать, что нужно забрать в ближайшее время, а чего забрать очень хочется, но она не знает, куда это девать.
     Я же принялся резать и курочить топором то, на что указывала Тики. Небольшие контейнеры я укладывал целиком, тонкую обшивку с контейнеров аккуратно срезал и укладывал в повозку, какие-то непонятные железяки тоже шли целиком в телегу, потом какие-то аппараты большие и маленькие были помечены как «обязательно забрать», но телега сейчас была уже полная и мы засобирались обратно, благо время настало уже обеденное. Мы также легко миновали ворота и покатили к новому дому, возле которого появилась почти полностью расчищенная поляна, одним краем примыкающая к крутому склону холма.
     Организовав трёх товарищей на разгрузку, Тики буквально приказала мне сообразить что-то на обед, а сама умчалась сортировать груз. Собственно, соображать мне было особо нечего, поэтому я просто нарезал оставшийся свиной бок, и сварил десятка два яиц. В качестве питья у меня был неплохой ягодный морс.
     Как оказалось особых претензий к угощению никто не проявил, а просто машинально покидали в рот предложенное и продолжили заниматься каждый своим делом. Это немного порадовало, но стала сильно напрягать сильная нехватка провизии. Значит нужно будет сегодня проверить перемёты, да и на охоту неплохо было бы сходить.
     - Тики, сегодня нужно поду мать насчёт питания, а то мои закрома скоро опустеют, - я посмотрел на девушку, как будто спрашивал разрешения, - да и мальчики наши не дураки пожрать.
     - Не переживай так, мы обо всём уже позаботились, - Тики ласково взяла меня за руку, нет вот ведь чертовка, знает, как подойти к мужику! – мы с тобой привезли несколько ящиков пищевых картриджей, без автомата питания будет получаться просто подобие питательной каши, но от голода мы не умрём, не переживай так.
     - Пищевых картриджей? А почему они просто так валяются на улице? – я удивлённо посмотрел на «супругу», - в городе так много продуктов?
     - Я же сказала тебе, дорогой, без аппарата эти картриджи бесполезны, почти, - Тики ласково улыбнулась, - просто не все знают о возможности их альтернативного применения.
     - И много там этих картриджей? – я покосился на несколько металлических ящиков, лежащих возле дома, - может ещё привезём?
     - Думаю, что есть ещё, - Тики задумалась, - если это комплект для поселения, то мы привезли едва ли сотую часть картриджей, правда я не увидела там такого количества. Может быть там столько и не было.
     - Почему? – я был несколько удивлён услышанным, - а чего они собирались есть?
     - Возможно среди поселенцев не было офицерского состава, тогда пищевой аппарат мог быть только один, в составе медпункта, а для одного аппарата много картриджей не нужно, - Тики снова стала выглядеть задумчиво, - но если мы найдём ещё хотя бы пару ящиков, то пищи нам на пару месяцев хватит точно, может быть даже больше.
     - Понятно, значит нам нужно вернуться в город, и собрать как можно больше полезного, - я повернулся и пошёл готовить тура с ещё одной поездке, - ты со мной?
     Дорога не была утомительной, пару километров до города Серко проходил вяло, но не так, чтобы очень уж медленно, а гнать скотину я не хотел.
     - Решил городу помочь? – голос охранника заставил меня очнуться от обуявшей меня дрёмы, - мусор вывозишь?
     - Напугал ты меня, служивый, - я помотал головой, стряхивая остатки сна, - я задремал немного, а ты кричишь на ухо, впрочем, спасибо!
     - А девица твоя где? – Охранник посмотрел на повозку, которую я оснастил тентом и накрыл тентом, так как дождь мог намочить груз, - Беленькая такая?
     - Да вон она, в кибитке задремала, - я кивнул головой в сторону фургона за спиной, - понравилась?
     - Ага! – по гвардейцу прошёл небольшой румянец, - очень!
     - А ты не зевай, годна девки из города бегут, - Я подмигнул солдатику, - Может и себе найдёшь кралю!
     - Так я ж не каждый день на воротах! – гвардеец немного приуныл, и даже кажется обиделся на меня, - где ж мне за ними смотреть то?
     - Я не в буквальном смысле! – я тронул вожжами быка, - я имел в виду, что появляются они в городе, тут и ищи! Бывай!
     Гвардеец махнул мне рукой, и я повернул к складам. Тики давно уже не дремала и с интересом слушала мой разговор с охранником и не высовывалась из повозки.
     На этот раз мы не тратили время на ползание по кучам барахла, а сразу грузили примеченное ранее. Ещё пару ящиков с картриджами, множество тонких листов обшивки различных аппаратов, непонятные мне малогабаритные приборы и прочую ерунду, в которую тыкал стройный пальчик Тики. Примерно через час мы были готовы в обратный путь. Вот только едва мы тронулись, как дорогу нам преградила странная группа людей.
     В этой группе присутствовало несколько солдат в серой стальной броне, отличающейся от брони гвардейцев, а также пара неприятного вида мужичков в одеждах очень похожих на средневековые сюртуки, а кроме того, высокая женщина в вычурном наряде и сопровождающий её тонкокостный мужчинка, в накидке из белого меха и странной шапке.
     Мой тур не спорткар, поэтому ему понадобилось время, чтобы остановиться, а один из железных солдат схватил быка за уздечку и с силой потянул морду быка вниз.
     - Руки убрал, урод! – я встал на козлах и потянулся к топору, - я два раза повторять не буду!
     - Ты как разговариваешь, холоп! – голос охранника сорвался на визг, но руки от бычьей морды он убрал, - ты не видишь кто перед тобой?
     - Вижу, - я был настроен решительно, и мне не понравилось, что кто-то решил мне мешать, - кучка придурков, которым нечем заняться.
     - Я тоже придурок по-твоему? – хлыщ в мантии принял максимально грозный вид, - ты готов это повторить?
     - Ну если до тебя с первого раза не дошло, то да, ты придурок! – я не собирался отступать, - тебе чего от меня надо?
     - Ukarać go. A następnie przeciągnij mnie do tego. – мужчинка надул губки и пролепетал что-то на смутно знакомом мне языке, - Szybko!
     - Поляк! – я аж чуть не присел от неожиданности, - Мало я вас гадов на войне положил!
     В это время с двух сторон ко мне начали подтягиваться серые солдаты, вытягивая на ходу довольно длинные мечи. Что ж, не я это начал! Я выхватил свой топорик, и поудобнее перехватил его. Едва я приготовился, как первый вояка попытался вогнать в меня свой меч. Я успел отскочить, на сколько это позволяла повозка, и рубануть по мечу топором. Говорить о том, что сталь и адамант это две совершенно разные категории материалов вовсе не обязательно, как и сравнивать из свойства и характеристики. Поэтому воин пролетел дальше и ударился о повозку, а обрубок его меча звякнул о мощёную дорогу. Двое других оббегали вокруг довольно внушительной повозки, а ещё один смельчак кинулся на меня. Мне же надоел это спектакль, поэтому я не стал заниматься фехтованием, а поднырнул под неумело выставленный меч, которым этот вояка не умел пользоваться, и рубанул его по грубому шлему.
     Бежавшие ко мне воины встали как вкопанные, а затем попятились назад. Вид лопнувшей как спелая тыква черепушки охладил их воинственный пыл, а глухой стук упавшего тела дал ясно понять собравшимся, что шутить я не собираюсь. Потерявший свой меч солдат потихоньку уполз подальше от опасного противника.
     - Ну, кому ещё пряничков? – боевой угар охватил меня, и я готовился максимально дорого продать свю жизнь, - подходи, не толпись!
     - Сейчас ты сильнее, убийца! – Напыщенный пшек смотрел на меня как на кусок говна, - но наступит время, когда ты ответишь за своё злодеяние, musisz wesprzeć moją decyzję, kochanie.
     - Правом, полученным от моего отца, я приказываю тебе навсегда покинуть этот город, - девица говорила ещё более надменно, и казалось что в её словах проклёвывался польский акцент, - а также я приказываю незамедлительно освободить выделенный тебе дом и удалиться от стен города на максимальное расстояние, в противном случае тебя ждёт суровое наказание!
     - Батеньки… А какое наказание то? – я усмехнулся, глядя в перекошенное от злобы лицо польской девки, - Силёнок то хватит?
     - Для тебя мы найдём силы, смерд! – поляк позеленел от злости, - не трать понапрасну наше милосердие!
     - Да пошёл ты, козёл! – меня аж передёрнуло от неприязненных чувств, - я сам не хочу под поляком жить, от вас ни чего, кроме мерзости!
     - Да как ты смеешь! – начал было поляк, но я тронул за вожжи и бык двинулся из города, дослушивать шипение этой гадюки я не стал.
     - Счастливо оставаться! Бошка надоест, милости просим! – я ухмыльнулся взбешённому поляку и выехал за ворота города. Преследования, естественно, не было, и я спокойно поехал в свою мастерскую.
     Тики выбралась из повозки и потихоньку обняла меня сзади.
     - Ты испугалась? – я поцеловал руку девушки, - зря, ни чего они нам не сделают!
     - А почему ты не спросил, чего им нужно? – Тики прижалась всем телом к моей спине, - может быть можно было договориться?
     - Может и можно было, - я задумался о произошедшем, - вот только что они могли нам предложить? Служить этим панам я не собираюсь, в прошлой жизни нагляделся.
     - Расскажешь? – девушка села рядом со мной, и аккуратно заглянула мне в глаза, - в этом ведь нет тайны?
     - Какая там тайна! – я глубоко вздохнул, - я три года воевал с ними, пока не погиб. Они нас никогда за людей не считали. Им нужно было только слепое повиновение.
     - Ладно, давай не будем об этом, - Тики погладила мою подрагивающую от возбуждения руку, - а чем мы теперь займёмся?
     - А чем ты планировала заняться до этого случая? – я тихо хмыкнул, - будем вживлять кристаллы, расширяться, вести хозяйство, планировать будущее.
     - Ты думаешь нам дадут это сделать? – Тики не отрываясь смотрела на меня, - Я бы не оставила тебя в покое, даже из города уйти не дала бы, просто у этого правителя недостаточно воинов и авторитета.
     - Посмотрим, пока нужно разгрузиться, привести в порядок себя, да и ребят покормить, - я подмигнул девушке, - да и поспать не мешало бы, как ты думаешь?
     - Хорошо…
     В полном молчании мы доехали до мастерской. Ребята закончили работу и теперь просто сидели на бревне возле дома. Площадка была полностью очищена от поросли, и даже выровнена. Сил у молодцов хоть отбавляй, а фантазии собственной ни капли. Вот их начальница и придумывает, чем бы их занять.
     - Тики, как ты думаешь, может быть им имена дать? – я смотрел на троицу и думал, что когда-то нужно будет к ним обращаться, - только нормальные, человеческие, а не номер какой-то там.
     - Давай может быть у них спросим? – Тики сидела задумавшись, - они очень много информации взяли из матрицы прежних хозяев, может быть и имена тоже?
     - Может быть, а их можно делать не такими похожими? – я силился найти отличия и ни как не мог, - хотя я уже спрашивал.
     - Я могу задать параметр преобразования таким образом, чтобы максимально сохранять прежний облик, тогда внешность будет иметь отличия, - тики продолжала о чём-то думать, - я не придавала этому значения раньше.
     - Вот видишь, какая ты умница! – я приобнял девушку за плечи, - а чего такая смурная стала?
     - Я продумываю варианты мести, - лицо Тики оставалось максимально собранным, - не думаешь же ты, что поляки оставят нас в покое?
     - Не думаю, и что теперь? Сидеть с ума сходить? – я легко спрыгнул с телеги и подал руку девушке, - давай к обороне готовиться!
     - Давай готовиться, - Я никак не мог согнать строгую маску с лица девушки, - собери все телеметрические шкафы, которые ты используешь как коптильни, и убери их в дом.
     - Ты думаешь, они захотят украсть их? – я скептически посмотрел на Тики, - Я так не думаю.
     - Или украсть, или сломать, не важно, но сейчас важно испортить тебе твоё дело, потом не дадут искать пропитание, ограничат доступ к воде, или просто отравят все доступные источники, могут накидать дохлой скотины в водоём. – Тики говорила как военноначальник, - или ещё каких гадостей понаделают.
     - Хорошо, коптильни я уберу, насчёт остального – не беспокойся, в этом мире правят духи, и не допустят беззакония!
     - Хорошо, если будет так, как ты говоришь, - Тики первый раз за несколько часов улыбнулась, - но я не была бы так наивна на твоём месте.
     Я задумался. А ведь есть ещё перемёты, лодка, погреб с припасами и всё это не охраняется! Значит придётся как-то быстро всё сворачивать.
     Первым делом, пока ещё не стемнело, я кинулся к озеру, и разбрызгивая вокруг себя холодные брызги начал вынимать перемёты. На попавшуюся рыбу я не обращал внимания, не до того сейчас. Главное сохранить ценную снасть, которая в будущем может стать огромным подспорьем в выживании. Покидав снасти в лодку, я потащил её к дому. Лодочка была небольшая, а желание спасти своё имущество просто огромным, поэтому тащить было не тяжело. Прямо возле дома мне помогли двое горцев, и чуть наклонив на бок, мы протащили лодку прямо в дом, где она моментально заняла большую часть холла. Защитив таким образом средство лова, я отправился к коптильням, чтобы сложить их, но как оказалось, тики уже сделала эту нехитрую операцию, ловко орудуя «отвёрткой», которую она каким-то образом сумела найти в моих вещах. Теперь всё было аккуратно сложено, упаковано, и переносилось в кухню.
     - Ты закончил с озером? – Тики руководила переносом коптилен, и я заметил, что всё привезённое со свалки тоже аккуратно сложено на кухне и занимает сейчас основную часть моей кухни, - Тогда у нас есть ещё одно дело, будет нужна твоя помощь.
     - Ты чего задумала? – Меня насторожил слишком боевой настрой подруги, - вроде всё уже перенесли, телегу в дом всё равно не затащим…
     - Не затащим, но приготовиться к приходу гостей можем, - Тики улыбнулась, - и на это у нас не очень много времени.
     Дальше мы копали волчьи ямы и расставляли ловушки. Ни чего хитрого – упругий шест с гвоздями на конце и чувствительное крепление. Ночью не заметишь – продырявит мигом! Все подходы к овину, погребу и месту, где раньше стояли коптильни были перекрыты ловушками. Потратив на это остаток светового дня, мы забаррикадировались в доме.
     Я разобрал перемёты, аккуратно всё скрутил, и оказалось, что мне попались пара небольших сомиков и довольно крупный карп. Поэтому сегодня мы ужинали ухой, которая пришлась как нельзя кстати. Затем мы на всякий случай прикрыли окна кусками обшивки, которые по заверениям Тики были достаточно прочными и завалились спать. По-походному, даже не раздеваясь, потому что устали невероятно.
     Ночью нас разбудил истошный крик с улицы, который постепенно перешёл в стоны и завывания. Сон слетел мигом, поэтому схватив световые кристаллы и вооружившись кто чем, мы вышли на улицу. Морозный воздух пощипывал носы, но нам было не до того. Со стороны овина и примыкающего к нему складского сарая доносились стоны. Аккуратно, чтобы не попасть в собственные ловушки, мы прокрались к стонущему человеку. Как и предполагалось, им оказался солдат поляка, короля, как мы выяснили позже. Только одет он был не в железные латы, а в чёрные одежды, как японский шпион. Сработавшая ловушка пропорола ему живот и сейчас он корчился, будучи одетым на железный штырь, грубо привязанный к гибкой жердине. Недолго думая, мы сняли его с ловушки, насторожили её заново и оттащили раненого в дом.
     Пока я перевязывал и связывал шпиона, Тики набрала инжектором какой-то смеси из медицинского картриджа и сделал раненому укол.
     - Ты хочешь его усыпить? – я высказал первое своё предположение, - может быть попробуем допросить?
     - Именно допросить, - Тики говорила уверенно и жёстко, - поэтому необходимо остановить кровь и обезболить.
     Шпион довольно быстро отреагировал на укол и перестал душераздирающе стонать. Теперь он тяжело дышал и пытался озираться по сторонам.
     - Позволь мне, - Тики опустилась поближе к лежащему на полу пленнику, - я задам ему несколько вопросов.
     - Бога ради, лапуля, - я сложил руки на груди, - если нужно будет сделать ему больно, то только шепни мне.
     - Вопрос первый, - Тики наклонилась над лицом пленника, - Ты кто?
     - Я Иво, Иво Вуйцик, - было очевидно, что парень напуган так, что сейчас расскажет всё и обо всём, - не делайте со мной ни чего, пожалуйста!
     - Не делать что? – Тики наклонилась так, что показывала уже чудеса эквилибристики и все свои женские прелести, - Расскажи мне всё, что я хочу знать!
     - Это всё Пан Анджей! Я не виноват! Я думал, что всё это не по-настоящему! – паренёк начал отчётливо трястись, - меня послали узнать, что вы тут делаете, больше ни чего!
     - Кто такой Пан Анджей? – я решил вступить в допрос, - Почему ты его так слушаешься?
     - Пан Анджей Первый, король государства новопольского, - скорее всего паралич начал отступать, потому что у Иво начали слегка подёргиваться пальцы, - мы все должные слушаться его приказов!
     - Так наш создатель – поляк? – я непонимающе уставился на Тики, как будто она могла дать мне ответ, - странно как-то всё это.
     - Нет, Пан Анджей не создатель, он король, создатель спит! – холодный пот побежал по лицу парня, - я правда ничего не знаю!
     - Какое у тебя хорошее и крепкое тело! – Тики как-то хищно осмотрела Иво, - я думаю, что найду ему правильное применение.
     В этот момент парень думал, наверное, о чём-то романтичном и озорном, но вместо этого он просто отключился, и только блеснувший в руке Тики инжектор дал понять отчего. В этот раз я не участвовал в процессе имплантации. Желания особого не было. Думаю, что девочка сама справится, и гораздо лучше, чем я. Потом останется только подождать немного и начинать собираться. Я уже представил как новоиспечённый «король» устраивает облаву. Рано или поздно ему удастся поймать кого-то из нас, а такая потеря при условии крайне скудных человеческих ресурсов смерти подобна.
     Я сидел на своём стуле, пытался отвлечься от накативших мыслей. До рассвета было ещё долго ждать, а сон как рукой сняло. Поэтому раздавшийся стук в дверь показался мне грозовым раскатом, я подскочил словно ужаленный и пролил чашу с вином на пол.
     - Какого там чёрта принесло! – первый испуг сменился озлобленностью, и рука сама потянулась к верному топорику, - ну если кто чего затеял!
     За дверью оказались ребята из моей артели во главе с Лифом Хансеном. Весьма неожиданная оказалась встреча. Ещё я заметил Мастера Алексея и Мастера Сулеймана. Интересная компания, надо сказать, вот только почему ночью?
     - Какие люди? И чего это вы ко мне пожаловали, в столь ранний час? – я скептически осмотрел делегацию, - ладно, заходите, нечего вам на улице отсвечивать!
     Гости молча зашли в помещение, и я плотно прикрыл дверь. Мы дружно расселись за большим столом в моей кухне. На столе ничего не было и судя по лицам не за угощением ко мне пришли.
     - Люди тебя уважают, - начал первым Мастер Алексей, - я тебя уважаю, и как ты поступил с Анджеем тоже достойно уважения.
     - Полно те, Алексей Иванович, не хвалить же меня ты сюда пришёл, - я не хотел долго ждать итогов переговоров, - говорите сразу, что привело ко мне?
     - Ты ведь переезжать собрался? – Мастер Алексей перешёл к сути дела, - а нам без твоего заведения очень тяжко будет. Мясо хранить сложнее станет.
     - Ну ведь вы знаете, что у меня теперь нет выбора, - я окинул взглядом всех собравшихся и встретился глазами с чернявеньким мужичком, очень похожим на грека, - на конфликт с вашей новой властью я пошёл, стало быть.
     - Можешь нам коптильни оставить? – с ходу спросил чернявый, - Нам они сейчас очень нужны.
     - Да не уж то из-за ящиков моих железных весь сыр-бор? – меня аж смех разбирать начал, - да вы с такой-то строительной бригадой ещё лучше сделаете!
     - Так-то оно да, но нам не хочется менять устоявшихся традиций, - чернявый опять проявил голос, - традиции очень важны для такого молодого общества как наше.
     - И то вы предлагаете? – я вновь осмотрел всех собравшихся, - чтобы я свалил и всё вам оставил?
     - В общем-то нет, но если учитывать то, что именно город построил вам мастерскую, - чернявый сложил руки на груди, сцепив пальцы, - однако мастера очень уважают вас и ваш выбор.
     - А ты, собственно, кто? – я в упор уставился на переговорщика, - Так-то мне пофиг, просто интересно, почему ты говоришь от имени всех?
     - Ай как грубо… - Чернявый покачал головой, - меня зовут Моисей Давидович, Создатель нарёк меня Мастером Казначеем. Я был одним из первых, кого возродил наш господин и я продолжаю служить ему вне зависимости от сложившейся сейчас ситуации.
     - Ну извиняй, мне же нужно понимать с кем я разговариваю, - я подошёл к кухонному шкафу, достал из него большой кувшин с вином и несколько стаканов, собранных один в другой, - чувствую, что на сухую разговор долгим получится.
     Сидящие за столом переглянулись, но отказываться от вина не стали. Я молча расставил тару и разлил по стаканам вино.
     - Я правильно вас понял? – отпивая вино из стакана спросил я, - Опала?
     - Можно и так сказать, - подал голос старший кузнец, - ты на нас не серчай, нам самим новая власть поперёк горла, но мы не можем уйти из города, пойми нас.
     - Не переживай Алексей, я всё понимаю, - я рассматривал остатки вина в стакане, - у вас есть план по моему «выселению»?
     - В общем есть, - Моисей продолжил разговор, - мы не можем просто выгнать тебя с территории долины, поэтому мы дадим тебе строительные материалы, чтобы ты мог быстро обосноваться на новом месте.
     - А тащить мне их на чём? – я хмуро осмотрел собравшихся, - повозка у меня одна, а барахла тащить придётся много.
     - Как раз за это не беспокойся, - Казначей немного оживился, так как пришла пора торгов, - мы готовы выделить тебе ещё две повозки.
     - Вот как? – быстро же они придумали, как меня спихнуть, - и сколько материалов я смогу увезти на трёх повозках?
     - Думаю, что мы можем выделить вам что-то из того, что есть у нас из хранилища корабля, - Моисей постучал пальцами по столу, - но мы сами не очень понимаем, что там к чему, поэтому тебе придётся самому выбрать что взять.
     - Мальчики, а можно мне вставить пару слов? – неожиданно подала голос Тики, которая всё время стояла за приоткрытой дверью и слушала, - вы не возражаете?
     - Не возражают, - я старался говорить спокойно, однако внутри меня уже полыхал огонь, - можешь говорить.
     Все переговорщики замерли от неожиданности, но тем не менее возражать никто не стал.
     - Я думаю мой Васька с горяча понаделает дел, - Тики подошла ко мне и положила руку на плечо, - а я заканчивала строительный и понимаю кое-что в строительстве. Можно я посмотрю, что мы можем взять?
     - Дык, а чего ж нет-то? – Алексей ответил вперёд казначея и тому осталось только молча согласиться, - пойдём с нами.
     После появления Тики все как-то быстро засобирались, а потом столпившись возле двери вопросительно начали смотреть на нас.
     - Что, прямо сейчас идти? – я немного удивился, - а может с утра?
     - Нет, Вася, нужно прямо сейчас, - Моисей как-то деловито поджал губы, - ночью дежурят гвардейцы Создателя и они помогут нам, а днём из своих бараков выходят шакалы нового «короля», так что идти нужно прямо сейчас.
     - Так чего же эти гвардейцы не поменяют власть? – меня удивил факт того, что новый правитель боится своих подчинённых, - порубали его в куски и всех дел!
     - Так-то оно так, вот только неправильно это, - Моисей опять сложил руки на груди, - поселению нужна власть, без этого наступит разрушительная анархия, а нашего Анджея поддерживает дочь Создателя, народ смотрит на неё и поэтому слушается нового правителя. Может быть создатель вернётся и исправит ситуация, но сейчас нам нужен правитель, пусть даже такой.
     - Складно ты рассуждаешь, - я покачал головой, но мне было понятно, что без руководства поселение оставаться не может и ни один из Мастеров не готов взять на себя ответственность за судьбу поселения, - Ладно, пойдём смотреть, чем вы можете меня снабдить.
     На улице нас встретили несколько гвардейцев, у которых в руках были импровизированные факелы, сделанные из простых палок и прикрученных к ним световых кристаллов. Сначала мне показалось, что это ловушка, но приветственные жесты от гвардейцев показали мне, что они на моей стороне. Я практически всех их знал, с кем-то даже были приятельские отношения. Периодически я угощал заглядывавших ко мне служивых копчёностями и стаканчиком вина, да и просто старался быть с ними приветливым. Теперь они мне возвращали мне моё хорошее отношение к ним.
     Дорога не заняла много времени, и во время пути никто ничего не говорил, все шли немного понуро, но мне думается, что мои слова о свержении узурпатора всё-таки крепко засели в головах первопоселенцев. Путь наш закончился возле большого склада, пристроенного к горе, на крыше которого расположилась таверна. Я не раз бывал там, подвозя копчения и колбасы местному трактирщику и менял всё это на вино или пиво. Да и поболтать тоже было о чём. Если честно, то я ни разу ещё не видел, чтобы ворота склада открывались. Сегодня я увидел это впервые.
     - И чего там? – я заглянул в уходящий вдаль коридор, - сокровища нации?
     - Можно и так сказать, - Моисей деловито зашагал внутрь склада, - но тебе всего знать не положено, и не только тебе. У тебя есть ещё пара часов для осмотра материалов и погрузки. Гвардейцы помогут.
     Моисей покрутился возле большой двери, и она плавно уехала куда-то вверх, практически не издав ни одного звука. В этот момент Тики крепко вцепилась в мою руку. Вдвоём мы подошли к контейнеру, который был битком забит какими-то блоками.
     - Оконные и дверные конструкции, - тихо прошептала мне на ухо Тики, - один блок - это комплект из одной двери и двух окон.
     - Откуда ты это знаешь? – также тихо прошептал я её в ответ, - на них ничего не написано вроде бы.
     - Посмотри внимательно, тут есть код для считывания роботами, - Тики как бы случайно провела по краю блока, и я увидел странный набор точек, закорючек и тире, по типу нашего QR кода, - в моей базе есть эти данные.
     - Какие ещё варианты есть? Чего брать? – я не представляю, как я справился бы без помощи Тики, - тут все блоки одинаковые?
     - Нет, тут есть разные варианты, - Тики молча рассматривала аккуратно уложенные стопки блоков, - смотри сюда, контейнер пакуется так, чтобы можно было сразу брать нужное количество материалов, тут есть оконные конструкции, внутренние перегородки и двери, а также отделка пола, потолка и стен.
     - Ну прям хозяйственный магазин, - я невольно усмехнулся, - так чего брать то?
     - Всю вот эту стопку, - тики указала пальцем на аккуратно уложенный стеллаж, - как раз на один базовый дом хватит.
     - А что значит базовый? – я вспомнил про трёх братцев и оного незадачливого разведчика, - ну я так спрашиваю для общего развития.
     - Базовое помещение, включающее в себя кухню, гостиную и прихожую, и одна спальня, - Тики очень лаконично объяснила мне назначение одной стопки, - если взять два комплекта, то могут быть и другие варианты компоновки.
     - А это много весит? Тур сможет увезти столько груза? – я скептически осмотрел предложенную стопку, - тут дохрена всего…
     - Сможет увезти, - Тики говорила уверенно, как прокурор, - тут в основном сверхлёгкие сплавы и композиты, это же перевозится на космическом корабле.
     - Моисей, мы сделали первые покупки! – я уже нормальным голосом позвал казначея, - Вот эти две стопки нам как раз для нового дома подойдут.
     Моисей деловито осмотрел требуемое, похмыкал, что-то записал в своей тетрадке и подозвал пару гвардейцев. Несмотря на кажущуюся тяжесть, весь аккуратно упакованных блоков на самом деле был не большой, с пенопластом не сравнить, но двум крепким парням было вполне под силу поднять блок примерно в кубометр объёмом. Если бы это было дерево или алюминий, но тут понадобился бы подъёмный кран. Обе стопки аккуратно уместились на стандартной повозке, которыми пользовались строители. Так что мы смогли продолжить покупки.
     Особое внимание девушки привлёк контейнер со странными коробками, в отличии от окон и дверей достаточно тяжёлыми, но Тики настояла, чтобы я обязательно взял десяток больших коробок и две маленьких. Гвардейцы с трудом разместили всё на телегах. Причём пришлось перекладывать груз так, чтобы вес разделился поровну. Потом мы взяли ещё несколько не тяжёлых коробок, которые также уложили на телеги.
     В итоге оказалось, что две предложенные строителями повозки полностью загружены. И для моего скарба оставшейся одной явно недостаточно.
     - Мастер Моисей, а можно ещё одну повозку, я её верну обратно, обещаю! – я обратился к казначею, так как другого варианта у меня не было, - я не смогу уместить всё на одной только своей повозке.
     - Сожалею, Василий, но свободных повозок у меня больше нет, - щедрость казначея подошла к концу, - только благодаря тому, что с большими стройками пока мы закончили, я могу выделить вам эти две повозки.
     - Жаль, мне очень нужна ещё одна повозка, - мне оставалось только прикидывать, что нужно оставить в мастерской, а что взять с собой, - мне нужно очень много всего на новом месте.
     - Мастер Моисей, мы с Уве Марковичем учились делать повозки, - Неожиданно мне на помощь пришёл Алексей, - и у нас остался пробный вариант, он не очень хороший, а девать его некуда, может быть мы эту пробную повозку отдадим тоже? Всё равно она место занимает.
     - Ладно только потому, что она место занимает, - Моисей поджал губы и растворился в неизвестном направлении.
     - Спасибо, Мастер!
     Мои слова улетели вслед за Моисеем, но отозвался на них Алексей:
     - Не за что! – его голос был немного грустным, - тебе теперь тяжело придётся, нам за стенами и с припасами всяко лучше.
     Повозка правда оказалась экспериментальной, но только не пробной, а улучшенной, так что мне было даже лучше, что Моисей не дал мне простую строительную повозку, которые, к слову были в достаточном количестве. Тура для новой повозки мне привёл Максимка. Он старался не смотреть мне в глаза, обнял меня на прощание и быстро убежал к своей женщине, но мне кажется это из-за того, чтобы я не видел его зарёванную физиономию. Не умел Максимка скрывать эмоции.
     Особое удивление я испытал, вернувшись домой и увидев, что все необходимые вещи уже собраны, аккуратно упакованы, и ждут погрузки. Из коптилен осталось на месте только половина, а остальные были аккуратно сложены и готовы к погрузке. Трое амбалов едва завидев повозки, чуть ли не на ходу начали грузить на них упакованные вещи, на которых я заметил небольшие надписи на совершенно незнакомом мне языке. Надо полагать, что при упаковке каждый пакет пометили.
     - Ты давно это спланировала? – я посмотрел на серьёзную как никогда ранее Тики, - или это получилось спонтанно?
     - Пока ты торговался с казначеем, - Тики улыбнулась и послала мне воздушный поцелуй, - у нас мало времени, скоро рассвет, нам нужно отойти как можно дальше от города.
     - Слушаюсь и повинуюсь… - как бы то ни было, но за стройной и хрупкой фигуркой Тики скрывался мощный аналитический разум, который в любом случае умнее меня, - Только ты смотри не зазнайся!
     Тики ещё раз мне улыбнулась и совершенно неожиданно обняла:
     - Ты должен доверять мне, ведь мы с тобой теперь семья, помнишь?
     - Помню.

Глава седьмая. Беженцы.


     Направление побега мы особенно не обсуждали, и как-то по общему согласию, точнее по согласию с мнением Тики мы покатили на юг. Собственно другого направления просто не было. На севере основное поселение, а за ним горы. Вспоминая географию средней школы, я понимал, что Альпы, уходят довольно далеко от севера Италии, поэтому двигаться в том направлении смысла не было никакого. То же самое в западном направлении. Гористая местность к тому же достаточно много больших озёр и рек не позволят нам свободно перемещаться с повозками. На востоке нас ждало только море, и при этом уйти достаточно далеко от основного поселения не получится. Поэтому остаётся только юг. Пусть даже существует некоторое ограничение по перемещению, но даже спустившись на самый юг Италии мы сможем быть достаточно далеко от Золотого города. Не знаю, откуда у Тики географические данные об этом мире, но она сразу определила юг основным направлением. Зная её правоту, я не стал выяснять, чем было вызвано её решение.
     Также нужно понимать, что мы двигались не по дороге и даже не по тропинке. Все охотничьи тропы, которые оставили охотники из города, давно уже закончились, а обилие дичи не способствовало обширной географии её поисков. Поэтому сейчас мы вели своих туров по девственным лугам и перелескам, выбирая направление только по естественным ориентирам. По солнцу, мху на деревьях и тому подобным вещам. Можно назвать везением и то, что сейчас уже почти зима и высокая трава давно пожухла и сейчас лежала на земле, иначе нам пришлось бы продвигаться минимум по грудь в траве, а это вполне могло бы быть опасным. Также нам повезло, что все мы были одеты в туники поселенцев, которые изготовил ещё создатель, поэтому они не портились и хорошо сохраняли тепло.
     Пришедший в себя и обновлённый Иво теперь стал нашим разведчиком. Он нарезал круги вокруг повозок и сообщал нам, каким путём лучше двигаться. Несколько раз он помог избежать попадания в скрытые под жухлой травой канавы и небольшие овражки. А ещё он несколько раз возвращался по нашему следу, чтобы узнать, не идут ли за нами следом «солдаты» Анджея. Но по всей видимости, само исчезновение ненавистного коптильщика уже обрадовало новоиспечённого правителя, и он предпочёл не преследовать беглецов. Хотя мне почему-то кажется, что рано или поздно, нас всё-таки начнут искать. И к этому моменту необходимо подготовиться.
     За один день у нас получалось преодолевать километров десять-пятнадцать не более, в зависимости от того, по какой местности мы шли. Тяжёлые повозки катились медленно, и быкам периодически нужно было что-то есть и отдыхать. Обычно мы останавливались у ручейков, где можно было набрать воды и напоить животных, а уж травы тут было достаточно. Пусть и вялой, но всё-таки лучше, чем ничего. Примерно на пятый день путешествия наши собственные припасы подошли к концу, и я засобирался заняться рыбалкой или охотой. Но меня отговорила Тики. У нас было достаточно «пищевых картриджей», которые мы не могли использовать в пищевых автоматах, однако сварить некое подобие питательной каши можно было вполне. Правда при первом удобном случае мы ловили какую-нибудь зверушку, чтобы не завыть от однообразной и абсолютно безвкусной питательной массы.
     Ночевали мы в походной палатке, по очереди охраняя лагерь. Если бы жители поселения понимали, что у них лежит в складах, и что они выкинули для последующей утилизации, а сейчас просто лежащее огромной грудой перед складом, то скорее всего признали бы себя последними идиотами. Потому, что походная палатка была найдена Тики ещё во время нашего мародёрства на свалке. С виду это был обычный ящик, мало чем отличающийся от тех же самых пищевых и медицинских картриджей, вот только немного более вытянутый, а не квадратный. Внутри была сложена хитроумная палатка, которая раскрывалась не с помощью механизации, а с помощью человека. Система телескопических трубок, шарниров, упоров и тому подобное, позволяли превратить невзрачный металлический ящик в довольно большой походный шатёр, если так можно выразиться. Материал палатки оказался ветро-, влагоустойчивым и прекрасно сохранял тепло. Так что необходимости в организации какой-нибудь печи не было. А от дождя и ветра это чудо техники защищало очень даже неплохо. Достаточно было развести костёр перед входом, и можно было совершенно не бояться замёрзнуть.
     Примерно через полторы недели пути местность стала меняться сильнее. Поросшие густыми лесами холмы уступили место довольно широким лугам. Идти было проще, но дрова для костра пришлось запасать при случае.
     Шёл очередной день нашего бегства. Мы не особо разговаривали, все были либо заняты своими делами, либо просто не особо хотелось разговаривать. Тики обычно сидела на повозке, а я вёл быка. Здоровяки тоже распределили между собой повозки и вели быков цепочкой следом за мной. Всё шло как обычно, я медленно считал шаги, вглядываясь в далёкий горизонт, на котором виднелся довольно густой лес. По моим подсчётам ближе к вечеру мы должны туда добраться.
     - Старший, есть важная информация! – мои тяжёлые мысли улетучились от голоса Иво, - Мы можем сделать небольшую остановку?
     - Можем. – Я остановил тура и уставился на разведчика, - Говори давай, чего случилось?
     - Я обнаружил место стоянки прямо по курсу! – грудь Иво тяжело поднималась, было видно, что он довольно долго бежал, - Человек десять было, неаккуратно себя вели, много останков от пищи, не скрывались.
     - Ты их видел? – Новости не были очень радостными, - Кто нас встречает?
     - Нет, не видел. – Иво помотал головой, - но там много следов, похоже ушли дальше на юг, через лес.
     - Лес сильно густой? – Нужно было принимать решение, что делать дальше, - Повозки пройдут?
     - Обычный южный лес, повозки пройдут, только есть одно предположение, - Иво наконец отдышался, - мне кажется, что там река. Я не пошёл дальше. Как увидел стоянку, осмотрел всё и к вам.
     - Молодец! – я хлопнул парня по плечу, - иди посиди в повозке отдохни, а мне подумать надо.
     Иво забрался в повозку, где сидела Тики, она же подошла ко мне.
     - Ты всё слышала? – я посмотрел девушке прямо в глаза, - Что думаешь?
     - Думаю, что всё это странно, - Тики выглядела задумчиво, - почему эти люди пошли дальше на юг, а не устроили засаду, ведь времени у них достаточно и место идеальное?
     - Может быть это какие-то другие люди, не из города? – мои мышцы начали подёргиваться, - Может тут есть ещё кто-то кроме нас?
     - Успокойся, любимый, - Тики нежно обняла меня, - если нервничать, то от этого ничего не поменяется.
     - Ты права, - я чмокнул в нос девушку, - думаю, что мы продолжим путь до леса, сделаем там временный лагерь и всё разузнаем.
     - Иво, сколько дней стоянке? – Тики обратилась к разведчику, - ты можешь прикинуть?
     - Думаю, что дней пять, не меньше госпожа, - Иво всегда называл Тики госпожой, может ему так просто нравилось? – там были экскременты, они уже основательно подсохли, и угли в костре совсем осыпались и почернели.
     - Дерьмо, говоришь, валяется, - я крепко задумался, - значит в этом лесу нет духов. Мы уже километров на сто, минимум, отошли от города. Не думаю, что кому-то нужно за нами гнаться. Может быть это те возрождённые, которые массово сваливали из города?
     - Если это сбежавшие возрождённые, то нам точно нужно организовать лагерь, - как-то странно заулыбалась Тики, - у меня есть на них планы.
     - Хорошо, значит идём дальше, - я тронул за уздечку быка, - Иво, отдохнёшь и дуй вперёд, нам нужно знать, что там дальше.
     - Слушаюсь господин! – Иво соскочил с повозки и легко бегом направился обратно в сторону леса.
     - Ну вот, отдохнул называется, - я посмотрел не шагающую рядом Тики, - а ты чего задумала?
     - А ты не догадался? – Озорные искорки охотницы играли в глазах у девушки, - Нам нужны ещё люди.
     - Ты хочешь поохотиться на беглецов? – я невольно усмехнулся, - Беглецы будут охотиться на беглецов!
     - Для нас это последний шанс обзавестись людьми, - Тики улыбнулась моей шутке, - дальше их просто не будет.
     - Я понимаю, - я кивнул девушке, - сколько у нас ещё осталось кристаллов?
     - С теми, что мы нашли в последний раз, - Тики стала серьёзной, - пятьдесят два.
     - Мальчики и девочки? – я подмигнул Тики, - или как получится?
     - Лучше подбирать пол носителя, - Тики не оценила мою шутку, - но если выхода не будет, то будем использовать то, что найдём.
     - Понятно. Значит придётся поохотиться!
     Настроение немного поднялось. Сразу начали вспоминаться навыки из прошлой жизни. Первым делом я задумался о том, как ловить беглецов? Не на перемёт же? Хотя у меня есть удочка, точнее, удилище. Можно взять одну тонкую секцию, и сделать духовое ружьё, как индейцы в латинской Америке. Парализующее средство мне Тики сделает, стрелы наладим из чего-нибудь. Барахла у нас куча. Теперь осталось только дойти до леса и поставить временный лагерь.
     Несколько часов прошли в обычном режиме, единственное отличие в том, что мысли были заняты не считанием шагов, а придумыванием оружия. Отвлёк меня всё тот-же Иво.
     - Господин, я их нашёл! – радостный крик разведчика заставил меня даже вздрогнуть, - Они там, далеко не ушли! Построили шалаши и жгут костры!
     - Молодец! – Я решил подбодрить Иво, - А чем они заняты?
     - Не знаю, я как только увидел лагерь сразу обратно! – Иво выглядел довольным, - Хотел доложить и получить дополнительные указания!
     - Понятно, - разведчик вид имел лихой и придурковатый, но его желание сделать как можно больше меня радовало, - Теперь иди обратно, затаись и изучи их поведение, посмотри, чем они заняты.
     - Выполняю! – Иво крутнулся на месте и лисой учесал обратно к лесу.
     Странный он какой-то, вроде бы в нём сейчас интегрирована матрица, а ведёт себя как обычный человек, вон, даже близнецы более сообразительные.
     - Тики, радость моя, - я решил обратиться за разъяснениями к первоисточнику, - а почему Иво такой туповатый? Мы же интегрировали ему матрицу?
     - Ты же сам просил, чтобы в носителе осталось больше индивидуальных черт, - Тики обворожительно улыбнулась, - вот, посмотри на Иво, в нём максимально сохранена индивидуальность. Матрица обеспечивает подчинение, служение общему делу, поддерживает его здоровье за счёт наннитов, корректирует дефекты организма, даже меняет его в соответствии с возложенными задачами, но психотип почти полностью скопирован с носителя.
     - Хм, может быть так и лучше, - я нахмурился, - но, наверное, для нас важнее, чтобы новые люди имели только различие во внешности, чтобы мы их не путали, а что касается психотипа, то лучше взять самый минимум.
     - Ты думаешь, что с Иво получилось не очень хорошо? – Тики очень внимательно на меня смотрела, - я неправильно заложила программу интеграции?
     - Я думаю, что плохо знаешь людей, - я постарался улыбнуться, ставшей слишком серьёзной, девушке, - если не исключить полностью влияние индивидуальных особенностей на готовый результат, то мы можем получить не только шустрого разведчика, но и маньяка, например.
     - Как мне следует поступить в следующий раз? – теперь Тики выглядела расстроенной, - Ты должен дать мне чёткие инструкции.
     - Чёткие? – я уставился куда-то за горизонт, продумывая свой ответ, - давай так, черты лица, цвет кожи, волос, тембр голоса – оставим от носителя, телосложение сделаем как у близнецов, нам нужно будет делать много тяжёлой работы, а всё поведение отдадим под контроль матрице. Ты можешь сканировать базу данных носителя, после частичной интеграции матрицы?
     - Ты хочешь сказать, что мы должны использовать только полезную информацию? – Тики задумалась, - а если будет что-то вредное, то полностью исключить подобное?
     - Что-то вроде того, - Я притянул к себе слишком сосредоточенную девушку, - нам нужны знания носителя, а не его инстинкты и скрытые наклонности.
     - Я поняла, - Тики немного повеселела, - это так же, как я использую знания прежнего носителя и знаю, как можно быть нежной с мужчиной, но при этом не пытаюсь этим зарабатывать. Ты это имел в виду?
     - Можно сказать и так, - я подмигнул немного покрасневшей девушке, - и много там таких знаний?
     - Мы ещё почти ничего не попробовали, - Тики опять покраснела, - но некоторые вещи я пробовать не хочу.
     - Даже так? – я немного удивился, - и чего же там такого пикантного?
     - Ну, например, я не хочу заниматься сексом сразу с несколькими мужчинами, - Тики поморщилась, - а ещё мне не хочется, чтобы ты…
     - Всё, всё, всё, я понял, не продолжай, - я усмехнулся, - тебе в качестве носителя досталась мелкая шлюшка, поэтому вовсе не стоит пытаться повторить весь её опыт.
     - Вот именно об этом я и думаю, как сформировать запросы, чтобы матрица отфильтровала положительный опыт и не вобрала в себя всякий мусор, - Тики опять стала задумчивой, - но я попробую решить эту проблему.
     - Обязательно решишь! – я слегка шлёпнул по попе серьёзную девушку, - а теперь иди обратно в повозку, нечего ноги стаптывать.
     Тики, совсем по девчачьи, показала мне язык и запрыгнула обратно на повозку, свесив вниз ноги и болтая ими. Я смотрел на неё, и пытался понять, как в одном человеке уживается два сознания? Вот сейчас она ведёт себя как обычная девчонка, а через пару мгновений, если понадобиться, начнёт планировать войсковую операцию или курочить башку очередному носителю. Причём она продолжает учиться, развивать собственную базу знаний. Через какое-то время я стану весьма условной единицей, по сравнению с моей нынешней подружкой. Но это будет ещё не скоро, поэтому пока можно расслабиться, и получать удовольствие от новой жизни.
     Лес медленно приближался, а солнце потянулось к горизонту. Воздух стал прохладнее, и южная зима начала постепенно пробираться под тёплую тунику. Ещё часик, и нужно будет ставить лагерь.
     - Господин! Я проследил за ними! – запыхавшийся и совершенно бледный Иво вновь предстал передо мной, - Там… Они… Их…
     - Стоп! – я остановил разведчика, - Давай отдышись и рассказывай по порядку!
     Всё-таки это не очень хороший эксперимент – оставлять слишком много от обычного человека, и потерять все прелести совершенного, высокоразвитого интеллекта. Но теперь уже ничего не поделаешь, придётся жить с тем, что есть. Хотя иногда всё-таки создаётся впечатление, что Иво обычный человек, а не результат поглощения человеческого тела инопланетным разумом.
     - Я пришёл туда, начал наблюдать, - начал свой рассказ разведчик, - эти там спорили, кто лучше и полезнее, кто больше делает, кто самый умный, а потом…
     Иво побледнел, и мне показалось, что его сейчас стошнит, однако парень справился с собой продолжил рассказ:
     - Там была девушка, - голос у парня дрожал, - она сказала, что все они идиоты и нужно придумывать другой выход.
     - И что остальные? – Я решил разнообразить монолог Иво, - переубивали друг друга?
     - Нет, не переубивали, - разведчик начал снова бледнеть, - один мужик ударил эту девушку палкой по голове, а потом сказал: «вот и решился вопрос».
     - И всё? – я уже начал терять терпение, - И тебя это так напугало?
     - Нет, не это, - Иво начал трястись, - её раздели, и я думал, что будут насиловать.
     - Тебя это возбудило что ли? – я решил подшутить над парнем, - Придёт ещё твоё время, перестанешь стесняться голых баб!
     - Да нет же! – парень завёлся, - дайте я дорасскажу!
     - Ух ты, какой ты грозный! – меня рассказ начал забавлять, - ну давай, дорасказывай.
     - Вот, они её раздели, - Иво облизал пересохшие от быстрого бега губы, - девушка начала приходить в себя, и тут…
     Всё-таки Иво вырвало, совершенно неожиданно и достаточно продолжительно. Тики дала ему воды, судя по всему, с какой-то химией, потому что парень перестал блевать, быстро успокоился и продолжил рассказ.
     - Самый здоровый из всех мужик, нагнулся над ней, - Иво рассказывал немного сбивчиво и сумбурно, но уже спокойно, - достал охотничий нож, какие городские кузнецы делали для всех охотников, и разрезал девушке живот. От лобка до самой грудины.
     - Ба… - я аж открыл рот от неожиданности, - не ожидал такого исхода.
     - Девушка от боли пришла в себя, и стала пытаться собрать разрезанный живот, - Точно дез химии не обошлось, так как достаточно жуткую сцену Иво рассказывал уже как-то буднично, - вот только ещё два мужика стали держать её за руки, а здоровый продолжил разрезать ей грудную клетку, а потом засунул в грудь руку и сказал, что не хорошо, если кровь вытечет, потому, что мясо с кровью вкуснее.
     - Блядь… - Я не смог сдержать эмоций, - Тики, а у тебя ещё такой водички нет, для меня?
     - Тебе не нужно, дорогой, - Тики была спокойно, похоже её сцена с разделыванием живого человека заживо нисколько не вывела из равновесия, - я думаю, что ты сам справишься с эмоциями.
     - Да уж, - я как-то машинально почесал затылок, - рассказывай дальше.
     - Вот, когда девушка перестала кричать и двигаться, - разведчик продолжил доклад, - из нее вынули все органы, часть положили в большой котёл, туда же закинули кисти рук и стопы, а мясо начали коптить на костре, здоровый сказал, что этой девки хватит на несколько дней, если есть понемногу.
     - Это всё? – я приподнял бровь и посмотрел на расплывающегося в спокойствии разведчика, - больше ни чего интересного?
     - Всё, женщины начали варить суп, а мужики выбрали себе по бабе и пошли трахаться по шалашам, - теперь по молодому парню не было видно ни капли заинтересованности процессом, - а я осмотрел немного округу и сюда на доклад.
     - А откуда ты понял, что они пошли трахаться? – мне стало интересно, откуда такие пикантные подробности, - ты следил за ними что ли?
     - Да, я проследил куда они пошли, - Иво слегка заметно кивнул, мне показалось, что он сейчас уснёт, - я думал их тоже разделывать начнут, но не начали, а просто отвели в шалаши и стали трахать, кто как.
     - Ладно, подробности мы опустим, - я пристально наблюдал за поведением Иво, - как ты думае…
     Я не успел договорить, как Иво часто заморгал и плавно завалился на бок. Я сначала подумал, что он помер, но потом по ровному дыханию понял, что он просто очень глубоко заснул.
     - Долго спать будет? – спросил я в Тики, кивнув на парня, - нам бы ещё обстановку вокруг лагеря людоедов выяснить.
     - Нет, не долго, - Тики обворожительно улыбнулась, но пара часов у нас есть.
     - Понятно, - я задумался, - нужно решить, как поступить.
     - Ага, - Тики опять мило улыбнулась, - а может пойдём в палатку, и найдём себе занятия поинтересней?
     При этом девушка приподняла тунику, так, что немного приоткрылось сокровенное, совершенно не прикрытое бельём или даже волосами. Почему-то у всех местных баб волосы на лобке не растут, мне было это странно с самого начала, но я никогда не придавал этому большого значения.
     - Тебя рассказ Иво так возбудил? – Я притянул девушку к себе, которая сразу же начала шарить руками по моему паху, - может быть ты тоже хочешь меня схарчить?
     - Шутишь? – Тики довольно страстно прижалась ко мне, - А ты не подумал, что я теперь не машина и не тоже хочется немного человеческого?
     - Ты совсем не стесняешься наших товарищей? – Я приподнял голову тики за подбородок и поцеловал её в губы, - Они ведь совсем заскучают.
     - А мы им тоже наловим подружек, - подмигнула мне девушка, - и скучать больше не придётся…
     - Ну так давай с начала наловим, - я шлёпнул рукой по круглой попе, - а потом будем шуметь в палатке, хорошо?
     - Фу, какой ты вредный, - Тики попыталась надуть губки, - вот возьму и обижусь на тебя!
     - Отставить обижаться на командира! – я развернул Тики к себе спиной, и придал ей немного ускорения, шлёпнув ещё раз по заднице, - Иди буди разведчика! План думать будем!
     Довольная собой девушка пошла готовить смесь для побудки спящего разведчика, демонстративно при этом виляя задом, а набирая компоненты для смеси нагнулась так, что трудно было не увидеть чуть приоткрытые губки, от чего мне пришлось по-быстрому подтереть слюни, и усилием воли удержать начавшийся было стояк. В этот момент я подумал, что зря я поругался с пшеком, можно было бы сейчас сидеть в тёплом доме, наслаждаться друг другом, а не мёрзнуть на улице и не ночевать в относительно холодной палатке.
     А пока я думал о всяком, Иво очнулся, и оказался вполне себе бодреньким. Видимо снадобье, которое намешала наша «докторша» получилось весьма неплохим. Дело осталось за малым – придумать как захватить сразу и много тел и желательно не повреждённых. К тому же было бы неплохо самим не испортиться. Судя по рассказу разведчика, наши противники вооружены и не стесняются пользоваться своими примитивным оружием.
     Вечерело, и начал накрапывать небольшой дождик, поэтому на совет мы собрались в палатке, по-восточному усевшись на полу. Одновременно соорудили не хитрый «ужин», впрочем, он же и обед и, возможно, завтрак. А вообще, получилось весьма неплохо, так как в дополнение к нашей безвкусной каше, близнецам удалось изловить небольшого подсвинка и теперь он дополнил наш небогатый рацион, впрочем готовили его тоже близнецы, поэтому мясо было едва припалено с одной стороны и практически высушено с другой. Обижаться на это никто не стал, потому что даже такой привесок к еде оказался в радость.
     План родился сам собой, в процессе ужина. Я вспомнил, что уже усыплял несколько товарищей, подлив парализующей смеси в еду, правда меня смущала необходимость пробраться в лагерь, чтобы приправить котёл с «супом». Однако наш юный разведчик решил, что он достаточно проворен и сумеет всё сделать быстро и незаметно.
     - Иво, ты ведь понимаешь ответственность? – я пристально посмотрел в глаза мальчишке, - ты можешь пострадать сам, и потерять уникальное оборудование, которого у нас больше просто нет.
     - Командир, - Иво попытался вскочить и вытянуться по струнке, но мощная рука одного из близнецов удержала его на месте, - командир, я смогу!
     - Василий, - Тики положила мне руку на плечо, не переживай, Иво со всем справиться, а смесь мы приготовил отдельно и с запасом.
     - Смотри, малой, - я ещё раз строго посмотрел на разведчика, - Если тебя там схарчат - лично удавлю!
     Близнецы переглянулись, и через мгновение разразились богатырским хохотом, который поддержал и Иво и Тики, а мой сосредоточенный вид только подливал масла в этот костёр истерического хохота.
     Когда все проржались, мы закончили наш ужин и начали готовиться к захвату пленников. Ну как готовиться… Близнецы завалились спать, Иво нарезал круги вокруг лагеря – «бдил», Тики готовила своё колдунское зелье, а я сидел на телеге и дулся на всех. Так что всё шло себе вполне по плану.
     - Милый, - от неожиданности я чуть не свалился с телеги, - Хватит злиться, твои люди верят в тебя, и все хотят быть полезными.
     - Я не злюсь, - приобняв девушку я чмокнул её в щёку, - я должен быть строгим, потому что командир, а если опустимся до панибратства, то что будет дальше? Когда нас будет полсотни?
     - Не волнуйся, - Тики улыбнулась, - установленная матрица не даст никому нарушить порядок.
     - А зачем тогда я? – глядя прямо в глаза девушке сказал я, - Я же единственный не имею такой матрицы. Или у тебя уже есть планы на мой счёт?
     - Нет, - Тики улыбнулась, - таких планов у меня нет, хотя тебе было бы полезно обзавестись своими наннитами.
     - Если бы установленная матрица добавляла только нанитов, - я ухмыльнулся, - а так получается, что я возродился в другом мире только для того, чтобы навсегда исчезнуть и раствориться в сознании другого существа. Мне не хотелось бы этого.
     - А если не делать полную имплантацию, - Тики как-то задумчиво прикусила губу, - а просто поместить модуль в тело, чтобы он мог обменяться с тобой наннитами?
     - А такое возможно? – я продолжал смотреть в голубые глаза своей женщины, - Мне кажется, что модуль всё равно прорастёт до нервной системы и сам начнёт контролировать меня, ты же не можешь извлечь из него только ту часть, которая поддерживает организм?
     - Почему не могу, -Тики обняла меня и прижалась к груди, - могу, для этого достаточно раскрыть ядро, в центре как раз и находится модуль, поддерживающий жизнедеятельность. Вот только ты тогда не сможешь модифицировать своё тело.
     - А что тебе не нравится в моём теле? – я развернул девушку к себе, - ты мне ни чего такого не говорила.
     - Ну, тебе было бы полезно стать выше и крупнее своих подчинённых, - Тики задумчиво уставилась в затянутое тучами вечернее небо, - ты не думал об этом?
     -Я думаю, что ты говоришь ерунду! – посадив двушку на колени я прижал её к себе, - в данном случае размер точно не имеет значения!
     - Хорошо, - Тики выбралась из моих объятий и уселась на моих коленях как на стуле, - вот, смотри!
     Я увидел в её руках небольшую ёмкость, которые мы периодически находили среди оборудования. Что-то типа маслёнки от странной швейной машинки, не знаю, почему местные не использовали эти ёмкости в хозяйстве. Но думаю, что они просто не разбирались, что у них лежит под носом.
     - Что это? – я взял баночку с «пипеткой» в руку.
     - Осторожнее! – Тики быстро забрала у меня ёмкость, - ты своими ручищами сейчас выдавишь всю смесь!
     - Ты сделала снотворное для Иво?
     - Да, - Тики засунула баночку в сумку, которая как известно являлась неизменным атрибутом одежды всех поселенцев, даже близнецы и я имели такие сумки на боку, - пора начинать операцию!
     К месту пиршества людоедов мы двигались тихо, стараясь не наступать на мелкие веточки и не сопеть громко. Мелкий ползал уже где-то возле самого лагеря. Нам оставалось только дождаться, когда он вернётся и немного подождать. Появился разведчик весьма неожиданно – я вдруг услышал шёпот и повернув голос увидел буквально вросшего в землю Иво, который шёпотом докладывал о ситуации.
     - Командир, - прошелестел Иво, - зелье в чан я залил, но думаю, что не скоро они жрать придут.
     - Почему так думаешь? – я старательно вглядывался в еле заметные огоньки костров лагеря, - заметил чего?
     - Да. – я заметил, как разведчик успокаивает дыхание, - в котле только половина варева, похоже они уже пожрали. И кости кругом валяются.
     - Думаешь теперь до утра ждать? – я перевёл взгляд на Иво, - или ещё какие соображения есть?
     - Думаю, что лучше подождать, - Иво встретился со мной глазами, - я не всё в котёл вылил, там ещё большой кувшин с водой стоял, так его тоже улучшил. А ещё куски мяса над костром коптились.
     - Молодец, - я кивнул разведчику, - а теперь давай оповести наших, чтобы собрались здесь.
     Малой едва заметно кивнул и растворился в жухлой листве, а я остался смотреть за лагерем. Через некоторое время я услышал сопение и едва сдержал смех, глядя на то, как ко мне «едва заметно» ползли три огромных кома из листьев и жухлой травы, оставляя за собой глубокие рвы, так что даже не нужно быть разведчиком, чтобы понять, что тут совершенно недавно осуществлялось «тайное» перемещение.
     - Так, орлы, отставить движение, - уняв желание рассмеяться тихи приказал я, - лежим тихо и не сопим.
     В это время Иво уже ползал почти внутри лагеря, и высматривал как развивается ситуация.
     - Смотрим во все глаза, - продолжил я наставление, - как только кто-то выходит и пытается попить воды или закусить из котла – подбираем тело и тянем его сюда, всем понятно?
     - Понятно, командир! – пробасил один из близнецов, - как не понять.
     - Отставить разговорчики, - вспомнил я армейское прошлое, - на команду отвечать «Так точно», уяснили?
     - Так точно! - чуть не в голос ответили мне близнецы.
     - Вы охренели орать? – я погрозил кулаком бравым молодцам, - шёпотом отвечайте!
     - Так точно, - просипели мои три дуболома.
     - Командир, - голос Иво немного меня успокоил, - двое мужиков вышли из шалашей и попили водички.
     - Вырубились? -я пытался найти откуда идёт голос, - не проследил?
     - Вырубились, - теперь голос был совсем рядом, но из-за природной способности Иво скрываться на местности и темноте вокруг, я совершенно ничего не видел, - я одного затащил под кусты, а второй, помельче, тут со мной.
     - То, что под кусты затащил одного это молодец, - теперь я разглядел разведчика и его добычу, - а вот сюда тащить никого не нужно было, твоё дело смотреть за лагерем.
     - Так как лучше хотел, - в голосе почувствовались виноватые нотки.
     - Отставить слюни, - мне сейчас нужно было не упустить ситуацию, - веди всех к лагерю, там ловим всех, кто упал и тащим в кусты, пока всех не переловим. Сколько их там, Иво?
     - Человек десять-пятнадцать, точнее не могу сказать, - раздался голос впереди меня, - они постоянно мотались по лагерю, да и в шалашах тоже всегда кто-то был.
     - Хорошо, тогда действуем по плану.
     Действуем по плану – хорошо работает только на бумаге или в штабе. В реальности всегда что-то идёт не так. Вот и у нас поначалу всё шло как задумывалось - мужики по очереди выходили испить водички, так же по очереди падали на землю и утаскивались моими ребятами в лес. Однако настал тот момент, которого я боялся – пока мы оттаскивали в лес очередного людоеда, как из шалаша вышли сразу двое – мужчина и женщина, не знаю, какие у них были планы, но увидев, как здоровенный детина тянет в лес их подельника – эта парочка устроила было шум. Хорошо, что рядом моментально оказались свободные парни и вырубили шумную парочку. Так мы получили одного потенциального товарища и безнадёжный труп тощей бабы, который, впрочем, тоже оттащили в лес.
     Мы опасались, что теперь весь лагерь всполошится и выскочит к нам, впрочем, восемь мужиков мы уже вырубили, так что должны были остаться одни бабы, так что должны были остаться одни бабы, но ожидаемого эффекта мы не получили, поэтому заняли свои места и начали ждать дальше. Однако прождать пришлось до самого утра, и, если бы не защитные туники – околели бы мы совсем в этом южном лесу.
     С первыми лучами солнца из шалашей начали выползать женские организмы, которые первым делом шли не к кувшину и не к бадье с едой, а начали шариться по кустам, дабы справить нужду. Мы смогли воспользоваться этим обстоятельством, после чего несколько зассанок пополнили нашу коллекцию, правда в весьма мятом виде. Завершилась операция спокойно, так как ещё три девки свалились около кувшина, две попробовали готовность мяса, и две решили подкрепиться супчиком. Удивительно, но никто даже не поинтересовался, где все мужики. Впрочем, теперь это уже было не важно. Теперь нужно было только стащить всех вместе и думать, как действовать дальше…

Глава восьмая. Новые планы.


     День застал нас за бережным укладыванием обездвиженных тел в аккуратный рядок, так, чтобы можно было лучше рассмотреть добычу. Если четно, то меня не особо радовала картина. Оборванные, грязные, вонючие организмы, издалека похожие на людей. Были видны следы воздействия грязи на их тела, множественные опрелости, ссадины. Все невероятно худые, с впалыми глазами. Если они и стали людоедами, то явно не от хорошей жизни. Мне не было их жаль, я не мог ни как понять, почему в этом мире одновременно оказались они и я? Я же герой, отдавший свою жизнь за свою страну и товарищей, а кто они? Почему они тоже здесь?
     Моё внимание привлекла одна из девушек, которая не была под действием «снадобья» моей подруги, а просто была оглушена близнецами. Девушка, весьма жалкого вида начала подавать признаки жизни и пытаться высвободиться из верёвок, которыми её заботливо укутали мои ребята. Попытку вернуть бедолагу в забытие я остановил жестом руки. Мне захотелось узнать побольше об этих выродках.
     - Ты кто? – спросил я у омерзительно воняющей девушки, - Если хочешь жить – то лучше отвечай.
     - Что произошло? – девка явно не поняла, что произошло, - Кто вы и что тут делаете?
     - Давай проясним ситуацию, - я достал один из трофейных охотничьих ножей и прикоснулся им к животу девки, - тут я задаю вопросы, и если не хочешь повторить судьбу своей подружки, то будешь отвечать быстро и чётко. А теперь ещё раз – ты кто?
     - Я Лаура, - впавшие глаза девки расширились до невероятного размера, - Лаура Флетчер, я актриса национального театра Англии. Когда началась война и всё стало взрываться, я неожиданно оказалась здесь.
     - Война? – я смотрел прямо в расширившиеся глаза девки, - Подробнее можешь?
     - Я не знаю, - лицо девушки стало трагически печальным, - Я всего лишь простая актриса, я не интересовалась политикой, и, боже, неужели я заслужила всё это? Отец мой, почему ты покинул меня? Почему заставил скитаться по этой пустоши?
     - Заткнись, - я с омерзением отодвинулся от вонючей людоедки, - тебя никто не гнал из города и не заставлял жрать людей. Ты просто мразь, которая не захотела работать, и решила вернуться к своей разгульной жизни. Теперь лежи здесь и жди, пока мы решим, что с тобой делать.
     - Вы трое, - я обратился к близнецам, - необходимо перенести сюда наш лагерь, так что займитесь этим, а мы с Иво проследим за носителями.
     - Так точно!
     И троица весело посеменила в сторону нашего лагеря, чтобы уже минут через пятнадцать первая повозка въехала на широкую поляну. Молодцы резво раскидали хлипкие шалаши, одновременно расширяя площадку и закрывая грязь от небрежного присутствия тут двух десятков людей.
     - Выкопайте могилу и закопайте в ней труп девушки, - я показал рукой на результат неудачного задержания, - да, и суп с копчением тоже закопайте.
     Короткий кивок от одного из парней означал готовность к исполнению приказа. Вообще за время похода как-то плавно перешли от родственников моей «жены», к небольшому войсковому подразделению, где все подчиняются командиру, и всякие национальные особенности отошли на второй план. Мне кажется, что это воздействие ядра на действия носителя, когда индивидуальные особенности заменяются необходимыми для решения общей задачи функциями и свойствами.
     Тем временем мои парни сооружали что-то типа широкого помоста из остатков лагеря, на который лицом вниз укладывали тела пленников. Ко мне тихо подошла Тики.
     - Василий, я нашла решение нашей проблемы, - голос девушки был уверенным и спокойным, - не удивляйся, я всю ночь думала, а с моими возможностями - это очень долго.
     - Ты это, не пугай меня так, - я попытался обнять девушку, но она стала какой-то твёрдой и холодной, - что происходит.
     - Дорогой, тебе необходимы нанниты, - голос Тики стал ещё твёрже, - наша жизнь продлиться намного дольше чем твоя, а нам нужен командир, так как мы не способны жить в мире живых. Мы не знаем этот мир. А ты стал нашим вождём.
     - И ты думаешь, что я в итоге состарюсь и оставлю вас без руководящей линии партии? – я усмехнулся, - думаю, что вы и без меня вполне справитесь.
     - Нет, с вероятностью восемьдесят семь процентов мы не сможем организовать поселение и скорее всего погибнем, - Тики сейчас была снежной королевой, - ты нужен нам для выживания. Ты и твои знания.
     - Говори давай, чего ты придумала, - я перестал пытаться заигрывать с девушкой и тоже поднапустил твёрдости в голос, - чётко и по делу.
     - Так точно, командир! – Тики вытянулась по струнке и продолжила доклад, - я нашла возможность блокировать личность нейро-квантового модуля, так, чтобы ядро не поглотило память носителя.
     - И? – я смотрел прямо в глаза Тики, - что это означает?
     - Я могу имплантировать нейро-квантовый модуль, основное ядро которого будет замещено вашим сознанием, - Девушка продолжала стоять по стойке смирно, а мои солдаты из солидарности вытянулись в струнку где-то сбоку, не забыв при этом организовать строй, - функции нейро-квантового модуля станут для вас лишь вспомогательными.
     - Ты мне голову-то не парь, - я сложил руки на груди, - ты как есть скажи.
     - Вам станет доступна функция мониторинга организма, навигационная система, и система внутренней связи. – Тики поменяла взгляд на свой прежний, - Командир, ну пожалуйста, вы нужны нам!
     - Хорошо, - я заложил руки за спину, - в чём суть предлагаемой модификации?
     - Я обездвижу тебя, - Тики кивнула на рядок пленников, - и имплантирую тебе изменённый модуль. После чего Нанниты смогут контролировать твой организм и поддерживать его функционирование.
     - А знаешь, я в принципе согласен, - я посмотрел на своих молодцов, - только с одним условием. Ты не будешь вырубать меня как кусок дерьма, а сделаешь имплантацию под местной анестезией.
     - Я думала над этим, - Тики как-то странно на меня посмотрела, - ты уверен, что хочешь в реальном времени почувствовать процесс имплантации?
     - Вполне, почему нет? – Я повернулся к своей спутнице, – Если процедура неизбежна, то я не хочу просто провалиться в никуда.
     - Хорошо, - тики расслабилась, - тогда пойдём в палатку, сначала я займусь тобой, а потом трофеями.
     Палатку ребята уже успели собрать, и теперь мне предстояло провести в ней пару дней. Иво и близнецы рассосредоточились по периметру лагеря и наблюдали за подходами, пленники послушно лежали в беспамятстве, где-то ниже шелестела река. Я сделал глубокий вдох и шагнул в палатку. По середине стояла собранная походная кровать, достаточно прочная, чтобы выдержать крупного бойца и вполне удобная для проведения операции.
     - Тики, а что бы ты делала, если бы я отказался, - я посмотрел в глаза «подруге», - Только не ври мне, я не супер гений, но враньё чувствую хорошо.
     - Я вырубила бы тебя насильно, и всё равно провела операцию, - Тики смотрела мне прямо в глаза, - Ты сам просил честно. Нам нужен командир, и мы не можем допустить, чтобы ты пострадал.
     - Почему? – я сел на подготовленную кровать, - Почему я должен пострадать?
     - Потому, дорогой мой, что там, куда мы движемся нет духов, и ты не сможешь исцелиться с помощью чудодейственной водички, - Тики селя рядом со мной и положила мне голову на плечо, - а нам нужны твои знания, твой образ мышления. Я долго анализировала ситуацию, и поняла, что могла бы стать командиром отряда и основать поселение только в условиях империи, но никак не на этой планете, тут мы бессильны. Мы как маленькие дети.
     - Но ведь есть и другие носители, - Я обнял девушку, - почему я так важен?
     - Почему? Посуди сам, - Тики освободилась от моей руки и подошла к открытому медицинскому картриджу, - ты смог перейти к автономному образу жизни всего через полгода нахождения на этой планете, эта планета почти полностью соответствует твоей планете и ты хорошо понимаешь её особенности, у тебя есть опыт боевых действий в условиях этой планеты и понимаешь мышление населения. Ни чего из этого мы не знаем. Ляг лицом вниз.
     Я улёгся лицом вниз и почувствовал, как Тики поцеловала меня в затылок, а потом туда же что-то слегка кольнуло меня, и я перестал чувствовать свой затылок.
     - Ты не боишься, что перестану быть собой? – я попытался повернуть голову в сторону Тики, но у меня ничего не получилось, - Ты чего молчишь?
     - Постарайся поменьше говорить, пока я ковыряюсь у тебя в голове, - звук шёл как будто из тоннеля, гулко отзываясь в моём сознании, - я почти закончила подготовку.
     - Понятно, зато я не буду врать, говоря, что жена продолбила мнее всю голову, - я попытался улыбнуться, но мышцы лица не слушались меня, да и слова едва дались мне, - ты не переборщила с анестезией?
     - Нет, не переборщила, - прогрохотал откуда-то голос Тики, - или ты хочешь, чтобы от твоего шевеления я нечаянно повредила тебе кору мозга?
     - Ладно, делай своё дело, маленькая ведьмочка, - мне вдруг ужасно захотелось спать, - потом соч…
     Я очнулся, также лёжа лицом вниз на походной кровати. Из всех чувств было только одно – у меня затекло всё тело. Я с трудом пошевелил рукой. Было ощущение, что поднимаю не свою руку, а чужую, ощущения двоились, и я никак не мог справиться со своими конечностями. Я попеременно поднимал то одну руку, то другую, постепенно привыкая к своему телу. Пробовал поднимать ноги, но там было ещё хуже. Я чувствовал только бёдра, всё что ниже – не отзывалось полностью. Так что я поднимал бесчувственные деревяшки. Повернуть шею не получилось вовсе, как и открыть глаза. Точнее нет, веки двигались, но зрения не было совсем. Напрягшись изо всех сил, я попытался упереться в кровать руками…
     Очнулся я, также лёжа лицом вниз, на походной кровати. Первым делом попытался поднять руку. В отличии от прошлого раза я не почувствовал, что поднимаю бесчувственную деревяшку и движение далось мне легко. Втора рука также легко отзывалась на команды. Я попробовал сесть на кровать. У меня это вполне получилось. Я чувствовал ноги, задницу, холод края кровати, запах палатки, шелест ветра, чьи-то приглушённые голоса. Это было несколько странно, так как раньше палатка была звуконепроницаема, видимо кто-то оставил вход открытым. Сделав над собой последнее усилие, я открыл глаза… Потом закрыл и снова открыл. Повторил ещё раз…
     Очнулся в этот раз я на полу возле походной кровати, в позе эмбриона. Ноги и руки слушались нормально, и я сразу сел на пол и обхватил руками колени, чтобы немного сосредоточиться. Теперь нужно снова открыть глаза. Я словил небольшое дежавю, так как мне показалось, что я вижу заставку загружающегося компьютера. Ни палатки, ни света ни чего. Просто черный фон, а по нему пробегают какие-то символы, но очень скоро всё закончилось, и я наконец всё увидел. И палатку и кровать и озабоченно выглядящую Тики, внимательно меня рассматривающую.
     - Как ты себя чувствуешь? – Тики внимательно смотрела на меня, - можешь сесть на кровать?
     Я аккуратно привстал и сел на кровать. Тики осматривала меня, периодически постукивая по суставам, определяя реакцию мышц, заглядывала мне в зрачки, зачем-то в нос, уши и рот, даже между ног заглянула.
     - Что ты делаешь? – как-то сипло произнёс я, - что-то случилось?
     - Нет, что ты! – Тики едва заметно улыбнулась, - Всё в порядке. Всё удивительно хорошо получилось.
     - То есть ты была не уверена в результате? – я хотел было разозлиться, как увидел пред глазами какую-то шкалу, и непонятные символы, все они будто проектировались на общую картинку и были как проекционный спидометр у автомобилей, или показания приборов у пилотов, но мы то сейчас не в том мире, а тут кроме деревьев, растений и животных нет ни чего! – Тики, какого хрена? Это что за хуета у меня перед глазами?
     - Успокойся любимый! – Девушка взяла меня двумя руками за щёки и поцеловала, - это нормально, это часть функционала ядра после имплантации в нового носителя.
     - Ты знала об этом? Какого хера молчала раньше? – я почувствовал не детский испуг, - Ты засунула в мой мозг кусок какого-то дерьма, и теперь мне хуйня всякая мерещится!
     А между тем высветилось уже две шкалы, опять побежали какие-то символы, а я вдруг неожиданно почувствовал себя удивительно хорошо и спокойно.
     - Тебе сейчас вдруг стало легче? – Тики продолжала смотреть мне прямо в глаза, - Не пугайся, ты сейчас видишь первичное графическое и текстовое отображение своего состояния, постепенно эти знаки перестанут появляться, но только после того, как ты научишься жить с новой реальностью.
     - Новой реальностью? Какого хуя ты со мной сделала? Ты же, блядь, сказала только про наннитов своих ёбаных! – меня реально начало колотить от ужаса всей ситуации, я даже не мог себе представить кто я теперь, - Это же пиздец полный! Нахуя я только согласился на эту ебату…
     - Успокойся! – голос Тики стал железным, - Поверь мне, так будет лучше!
     Очнулся я на походной кровати, укрытый лёгким одеялом. На этот раз один. Ничего не болело, не беспокоило, не было никаких «экранов», я просто легко встал, размял конечности. Было ощущение необычайной лёгкости. «Интересно, а где жёнушка? Или уже всё?» Просто подумал, безо всякой задней мыли. «Сейчас приду». Промелькнуло у меня в голове, причём явно голосом Тики. Я не придал этому никакого значения, но тут полог палатки распахнулся и на пороге появилась Тики.
     - Привет! А я только что о тебе подумал, - я постарался натянуть улыбку, но опасение, что теперь роли помелись, меня не отпускало, - сколько я в отключке?
     - Как ты себя чувствуешь? – Тики выглядела озабоченной, - У тебя всё в порядке?
     - Как заново родился, - я выпятил грудь, - а ты чего вопросом на вопрос отвечаешь?
     - Ты приходишь в себя уже почти месяц, - Тики осматривала меня со всех сторон, - Ты что ни будь помнишь?
     - Помню, что руки мне не поддавались, - я начал вспоминать, что со мной происходило после имплантации, помню, что лежал на полу, помню, как мы ругались.
     - А ещё что помнишь? – девушка очень внимательно на меня смотрела, - какие-то необычные ощущения?
     - Было небольшое видение, что перед глазами какие-то циферки, символы, как будто комп загружается, - я внимательно следил за мимикой Тики, - потом ещё какие-то шкалы появлялись перед глазами, а что?
     - Значит система имплантировалась нормально, - Тики облегчённо вздохнула, - теперь ты с нами.
     - Что за система? – я нахмурился, - ты ни о чём таком мне не говорила.
     - Понимаешь, я не могла выделить наннитов из ядра, они неразрывно связаны с внутренними алгоритмами. – Тики села на деревянный табурет (интересно, откуда он тут), - мне пришлось испортить одно ядро, прежде чем я поняла, что нужно делать.
     - И что же ты сделала?
     - Я частично выжгла личностные данные, убрав все ненужные воспоминания, но оставив необходимые алгоритмы и процессы, - Тики глубоко вздохнула, - но я не могла сделать всё досконально, у меня нет необходимых инструментов и оборудования.
     - Что-то пошло не так? – я сел на кровать напротив Тики, - Но ведь сейчас всё нормально?
     - Насколько я могу понимать – да, - Тики опять вздохнула, - но на то, чтобы привести всё в порядок потребовалось время.
     - Почему? – на сколько я понял, я это ещё я, - ядро не хотело приживаться?
     - И это тоже, ведь часть импульсных каналов было уничтожено, - Тики опустила голову, - нанниты пытались восстановить ядро, и самое интересно, что им это практически удалось.
     - То есть во мне сейчас сидит личность инопланетянина? – я вытаращил глаза на свою подругу, - и как мне теперь с этим жить?
     - Не совсем так, - девушка подняла голову и посмотрела на меня, - у тебя теперь есть информационный помощник. Он знает языки империи, он понимает в системах оборудования и вооружения, он обладает навигационными способностями и многим другим, чем конкретно – мне не известно, это придётся понять тебе самому.
     - А как мне с ним общаться? – я почему-то стал рассматривать свои руки, - Если мне что-то понадобится?
     - Думаю, что ты поймёшь, но в любом случае, для меня это первый такой эксперимент, - Тики смахнула слезинку, - и думаю, что последний.
     - Почему? – я встал с кровати, сделал шаг к Тики и обнял её, - почему ты плачешь?
     - Потому, что я очень боялась, что потеряю тебя, - Девушка теперь залилась настоящими слезами, - Думала, что я сама убила своего любимого…
     Мне пришлось успокаивать свою многотысячелетнюю девушку, рассказывать ей, что я в порядке, я живой и теперь я всегда буду рядом, пришлось даже пару раз доказать свою искреннюю любовь, но Тики едва успокоившись, снова заливалась слезами и вообще вела себя как-то странно.
     - Слушай, дорогая, а ты не беременная у меня? – Я погладил обнажённый животик девушки, - а то что-то у тебя эмоции расшалились.
     - Нет, это исключено, я бы точно знала о подобном процессе, - Тики снова стала серьёзной, - нанниты не допустят инородного тела в организме, в нашем мире так не размножаются.
     - Ну вот, узнаю своего маленького фюрера, - я поцеловал девушку в покрасневший от слёз носик, - с возвращением!
     - Сам ты фюрер, - Тики слегка толкнула меня в грудь, - я переживаю за него, а он глупости говорит!
     - Я, да! Я это он! – я встал во весь рост, сложил на груди руки и надул грудь, отчего всё ещё возбуждённый член придал моей позе несколько комичный вид, - доложить обстановку, оберштурмбаннфюрер!
     - Чего? – Тики привстала на кровати, - Не боишься, что оторву что-нибудь ненужное?
     - Я говорю, чего тут происходило пока меня не было? – мне нужно было знать обстановку, но, похоже, в внутри Тики проснулась Вета, поэтому теперь ловкие губы девушки ласкали моё фюрерское достоинство, и ни о какой обстановки доложить не могли. Впрочем, через минуту мне и самому стало не до этого, - ну хорошо, потом расскажешь…
     Из палатки мы вышли только часа через два. На улице было достаточно холодно. Палатка оказалась внутри огороженного невысоким частоколом лагеря. Телеги были частично разгружены и стояли посередине. Рядом были построены невысокие домики из тонких брёвен и жердей, дверей и окон не было, а вместо этого двери были завешены звериными шкурами. Мой глаз выхватил чадящие коптильни, выстроенные в рядок. Пара мужиком периодически открывали топочные шкафы и подкладывали угли или мелкие веточки, перевязанные пучками. Ещё была одна примечательная конструкция, в виде трёх установленных вертикально брёвен, наверху было сооружена небольшая площадка, на которой сидел хорошо известный мне Иво и смотрел во все стороны, высматривая что-то вдалеке.
     Хорошо слышался шелест реки, думаю, что лагерь соорудили на её высоком берегу, впрочем, леса вокруг тоже было не видно. Зато я замечал, что то и дело несколько не известных мне человек куда-то что-то тащили или куда-то спешно шли. На меня никто даже не обратил внимания.
     - Тики, что это такое? – я показал на лагерь вокруг себя, а диаметром сооружение было не меньше пятидесяти метров, - Вы заняли чей-то посёлок?
     - Нет, мы сами построили его, - Тики взяла меня под руку, - когда мы поняли, что ты быстро не придёшь в себя, мы погрузили тебя на телегу и продолжили движение вдоль реки. Теперь нас было немного больше, так как пока мы ждали тебя, все пленники из людоедского лагеря трансформировались и пришли в себя. Стоять на месте не было смысла. Мы продвигались вниз по реке, одновременно охотились, запасали припасы, пока не пришли сюда. Река тут достаточно широкая, поэтому просто так её не перейти, тут ещё есть довольно широкая малая река, которая перегораживает путь дальше. Сначала мы решили построить мост, и даже стали заготавливать лес, но позже решили сделать плоты, на который и сплавимся вниз по реке, правда потом поступило другое предложение, которое мы сейчас и реализуем.
     - А точнее? – я продолжал рассматривать происходящее, когда вдруг услышал стук кузнечного молота, - А это что?
     - Это наш кузнец, Вашек, - как-то буднично произнесла Тики, - он делает из железа необходимые материалы для реализации проекта.
     - Ты лучше просто рассказывай, а я послушаю, - я приобнял Тики, - слушай, а пожрать нет ни чего? Что-то меня прям не детски так потянуло.
     - Да, пойдём в столовую, - Тики освободилась от моих объятий и потянула меня за собой, - там всё уже приготовили!
     Я шёл за девушкой по дорожке, сделанной из деревянных чурок, поэтому не вымазался в неизбежной грязи, которая тут могла бы быть, если учесть, что южная зима довольно мокрое время. Мы подошли с очередному домику-шалашу, который отличался от остальных только тем, что был немного шире и значительно длиннее остальных, а ещё тут была труба, из которой шёл небольшой дымок. Внутри я обнаружил длинный, грубо сколоченный стол, такие же лавки, свет обеспечивали чадящие сальные свечи, в самом конце этой первобытной кухни-столовой угадывалась здоровенная печь, сложенная из дикого камня.
     Здоровенный мужик, которого я тоже не знал раньше принёс мне целую запечённую ногу то-ли оленя, то-ли кабана, пока я ещё не мог разобраться.
     - Спасибо, - я взял у него из рук блюдо, а точнее плоскую деревяшку, - тебя как зовут?
     - Меня Георгий, Жора, - Мужик немного смутился, - кушайте на здоровье!
     Жора с поклоном удалился в свой угол, а я так и остался стоять с дымящейся ногой в руках. Чтобы не терять время, я поставил ногу на стол, и взяв из рук Тики небольшой кованный нож, принялся кромсать и поглощать угощение. Надо сказать, что нога хоть и была местами сильно не доготовлена, но меня это сейчас совершенно не беспокоило.
     - Жора! – я поднял в верх большой палец, - Изумительное блюдо, высший класс!
     Хотя недостаток соли и специй просматривался вполне очевидно. Но нам сейчас не до жиру, главное, что живот к спине не прилипает.
     - Тут попался один местный, Джузеппе, он сейчас на стройке, - Тики продолжила свой рассказ, - он предложил построить не плоты, а большой плоскодонный корабль, на который мы сможем погрузить быков и телеги, а также припасы и всех людей, и в таком составе сплавиться по реке, а может быть даже переплыть море и обосноваться на другой стороне, там нас точно не достанут прислужники Анджея.
     - Толково придумано, - я отрезал очередной кусок практически сырого мяса и запихал его в рот, - и фоко жамот шойка?
     - Чего? – Тики как-то странно посмотрела на меня, - Чего ты сказал?
     - Я говорю сколько времени займёт стройка? – пришлось сделать усилие и проглотить почти не прожёванный кусок мяса, - пару месяцев ещё?
     - Нет, думаю, что за неделю управимся, - Тики кивнула головой, - работа продвигается достаточно слаженно и быстро. Нас теперь больше.
     - Я помню, мы человек двадцать поймали, - я воткнул нож в кусок мяса, - они все переделаны же уже?
     - Они да, - Тики как-то задумчиво улыбнулась, - другие тоже.
     - Другие? – я едва не подавился куском, - А что за другие?
     - Ну мы нашли по пути ещё шестерых девушек, - Тики подперла кулаком подбородок, - а потом ещё десять солдат Анджея нас нашли, так что теперь нас сорок два человека, вместе с тобой.
     - Да уж, дела… - я даже забыл есть, - а ядра ещё остались?
     - Ага, с десяток, - Тики снова улыбнулась, - было бы больше, можно было бы ещё половить диких людей.
     - Диких людей?
     - Да, возрождённых, которые не ужились в Золотом городе, - Тики оторвала прожаренный кусочек и запихала в рот, - ты так аппетитно ешь…
     - И много их?
     - Достаточно. – Тики стала задумчивой, - Мы с полсотни трупов нашли вдоль реки, думаю, что их гораздо больше. Жаль, что у нас так мало ядер.
     - Может быть разведку пустить, может ещё кого найдут?
     - Уже пускали, нашли несколько трупов, пару полузамёрзших бедолаг, но до лагеря донести не успели. Люди эти не приспособлены к дикой жизни, поэтому погибают быстро.
     - А где думаешь ещё людей раздобыть? – я поёжился от перспективы, - У тебя ведь по любому какие-то мысли есть на этот счёт?
     - Я думаю, что после того, как Анджей потерял сначала разведчика, потом десять солдат, он не успокоится и пошлёт ещё кого-то за нами. – Тики улыбнулась, - вот тут-то мы и пополним кадры.
     - Тоже вариант. – Моё внимание привлёк рисунок на ноже, - Какой интересный рисунок у металла.
     Я принялся рассматривать нож, пристально вглядываясь в него, как вдруг он обвёлся контуром и высветилась надпись: «Нож бытовой, самодельный. Изготовлен из низкокачественного материала с большим количеством примесей». Я даже выронил нож от неожиданности.
     - Что случилось? – Тики встревожено подскочила ко мне, - что-то с координацией?
     - Нет, - я поднял нож и опять начал его внимательно рассматривать, - тут странное дело. Надписи какие-то появляются.
     - Это и есть вспомогательный интерфейс, - Девушка улыбнулась, - не беспокойся, он возникает только когда ты не уверен в чём-то или сомневаешься или какой-то критической ситуации, привыкай.
     - Да уж, интересная игрушка, - я почесал затылок, между делом подумав о том, что там ничего не поменялось, даже шрама нет, - думаю мы с ней подружимся!
     В это время со стороны входа послышались голоса. И трое здоровых мужиков ввалились в столовую. При чём один из них уставился на меня, встав как вкопанный.
     - Командир!!!! – в следующий миг огромные тиски сжали меня так, что захрустели кости, - живой!!! Командир снова с нами!!!
     - Юсуф, постав командира на место, - Тики остановила душевный порыв гиганта, - он не доел ещё!
     - Хорошо, сестра, - тут меня аккуратно посадили на место, правда задницей о скамью я всё-таки приложился, - только я Шамдил, Юсуф вот он!
     - Нет, я Джабраил, - здоровяк ткнул пальцем в соседа, - он Юсуф.
     - Точно, - я сделал удивлённое лицо, - а ты уверен?
     - Нет, командир, - Джабраил или Юсуф опустил голову, - мы все перепутались, поэтому отзываемся на любое из трёх имён.
     - Прикольно, - я бы дал им вообще одно имя, - я рад вас снова видеть, но сейчас мне нужно войти в курс дел.
     - Рады что вы снова с нами, командир! – все трое слегка поклонились и пошли к повару за едой, - подкрепляйтесь, дел у нас впереди много!
     - Ладно, ступай Юсуф, - я хлопнул по плечу здоровяка, - дел у нас и правда много!
     - Спасибо! – благодарно произнёс здоровяк, - Только я Шамдил.
     - Да похуй, иди уже!
     На лице здоровяка расплылась улыбка и он пошлёпал к братьям.
     - Эй, Джабраил! – я решил проверить свою догадку, и не прогадал, так как на мой зов обернулись все трое, - Не съешьте всё, тут ещё полно народу!
     Не понятно почему, но все трое залились смехом, что удивительно, но и Тики тоже.
     - Чего? - я вопросительно посмотрел на девушку, - Что не так?
     - Да всё в порядке! – Тики утёрла скатившуюся слезу, - им все так говорят, вот и получилось смешно.
     - Все? Нас сейчас стало больше? – Я постарался стать серьёзным, - Ты можешь в двух словах рассказать мне о происходящем. То, что мы сейчас строим корабль – я уже понял.
     - В двух словах не получится, - Тики тоже стала серьёзной, - после нападения солдат Анджея всё изменилось.
     - Что именно изменилось? – Я почувствовал прилив голода и начал с новой силой ковырять жареную ногу, - нас стало на десять человек больше, а что ещё изменилось?
     - У нас были гости, - Девушка старательно выводила каждое слово, хотя было не понятно, кого можно тут опасаться, - несколько гвардейцев.
     - Гвардейцев? – я опять чуть не уронил ножик, - но они же не подчиняются Анджею, или всё поменялось?
     - Нет, не поменялось, - Тики улыбнулась, - они передали подарки от сторонников Создателя.
     - Слушай, дорогая моя, ты можешь сразу всё рассказать, или мне нужно по кусочку всё из тебя вытягивать? – я с хрустом сжал кулак, - Говори уже, хватит кота за яйца тянуть!
     - Кота за яйца? – Тики удивлённо вздёрнула бровь, - Потом как ни будь расскажешь. Если такой нетерпеливый – слушай. Когда Анджей отправил за нами отряд, а он не такой уж и дурак и смог посадить своих солдат на быков, а также дал им неплохое снаряжение. Ты уж не обессудь, но ремесленникам надо на что-то жить. В общем старейшины посовещались и отправили следом гвардейцев. В плане боевых навыков они гораздо более умелые, и оружие у них лучше, но вот передвигаются они в основном пешком, поэтому прибыли к нам на пару дней позже. Они были удивлены тому, что нас стало больше, я сказала, что к нам прибились сбежавшие из города. Гвардейцы предполагали такое развитие событий и поэтому передали нам пять десятков комплектов одежды поселенцев, созданной ещё создателем, так что теперь мы можем спокойно пережить остаток зимы. Ещё они принесли инструменты, кое-какой материал и немного простого оружия. Это всё передали ремесленники. Если дополнить снаряжением солдат – то мы неплохой такой отряд теперь.
     - А зачем старейшины послали гвардейцев? – от удивления я даже есть перестал, - хотели нас защитить?
     - Скорее всего, - Тики улыбнулась, - они были довольны тем, что мы смогли одолеть солдат.
     - А разве они их не узнали? – Я не отрываясь следил за девушкой, - ты же не меняешь сейчас внешность, или для солдат сделали исключение?
     - Внешность нет, но телосложение, рост, исправляю мелкие недочёты, - Тики продолжала улыбаться, было видно, что она наслаждается собой и немного потешается надомной, - в общем после таких изменений очень сложно узнать человека.
     - Это хорошо, - я кивнул и продолжил трапезу, - пусть лучше думают, что мы порешили всех солдат.
     - Я тоже так думаю, - Тики уже по-доброму улыбнулась и положила свою руку на мою, - Сер Ричард прислал тебе дар, от дома Сира Ториуса и от него лично.
     - Подарок? От начальника гвардии создателя? – это была ещё одна интересная новость, - интересно будет посмотреть.
     - Не пойдём, посмотришь, - Тики кивнула в сторону «двери», - или ты ещё хочешь есть?
     - Нет, не хочу, - я решительно встал из-за стола, - показывай, что мне передали от Создателя!
     Тики грациозно выпорхнула из-за грубого стола, и игриво покачивая бёдрами повела меня к выходу. Я даже не успел заметить, что кухня полностью опустела, даже наш кок Жора куда-то растворился. Всё встало на свои места, как только я вышел на улицу. Все мои люди были построены по военному образцу в две шеренги, строго по росту и полу – сначала мужчины, а потом женщины. Я мог бы воспринимать их как переселенцев с другой планеты, заново обретших тут жизнь, но теперь это были именно МОИ люди, странный гибрид из человеческих тел, знаний и чётко отстроенного инопланетного разума, собранного в единую матрицу, снабжённого вспомогательными инструментами и интерфейсами, а также защищённого невидимыми наннитами, делающие этих людей практически бессмертными. Я вглядывался в их лица, и в каждом видел беспрекословное подчинение и следование моей воле. Может быть даже хорошо, что нас не много. Мы станем своеобразным анклавом вечной жизни, но для этого нам нужно будет найти своё место в этом мире. Своё, изолированное и уникальное.
     Мои мысли прервали три фигуры, вышедшие из одного из домиков. Облачённые в белые доспехи гвардейцев и алые плащи. С гвардейскими знаками на перевязях, а у того, что был в центре, ещё и особый знак отличия.
     - Я рад приветствовать тебя, Василий Котов, - чётко поставленным и сильным голосом произнёс главный, - Я Сер Ричард, личный страж Создателя и командир гвардии.
     - Я рад приветствовать тебя, Сер Ричард, - я слегка поклонился рыцарю, - но прошу зови меня Анатолием Зубовым, так звали меня в моём мире и с этим именем я принял свою смерть.
     - Я знаю, - Сер Ричард как-то печально улыбнулся, - мне рассказали историю твоей героической смерти, достойную легенд и воспевания в балладах.
     - Я польщён, - мои щёки предательски начали наливаться розовизной, а перед глазами появилась какая-то шкала с указанием показателей сердцебиения, давления и ещё чего-то, правда потом всё исчезло, а я почувствовал себя спокойней, - но ведь не для этого ты прошёл столько километров. Есть ещё что-то, о чём ты хотел бы мне сообщить?
     - Да. От имени своего господина, я дарую тебе титул Тана и разрешаю построить тебе город там, где ты пожелаешь. – Сер Ричард говорил это настолько торжественно, что я невольно проникся моментом, - И с этого момента ты будешь именоваться Тан Анзуб.
     - Я с радостью принимаю этот титул, Сер Ричард, - я поклонился рыцарю, - надеюсь, что моя жизнь станет полезной этому миру.
     Сер Ричард кивнул мне и протянул руку к сопровождающему его гвардейцу. Тот достал из-под плаща какой-то свёрток и предал рыцарю.
     - Тан Анзуб, я передаю тебе этот меч, сотворённый нашим создателем, - Ричард снял со свёртка ткань, и в нём оказался меч в богато украшенных рунами кожаных ножнах и с широкой золотой цепью для ношения на поясе, - пусть он будет символом твоей власти Дара и знаком доверия от нашего господина и создателя.
     Я принял меч двумя руками и никак не мог поверить в происходящее. Положив одну руку на двуручную рукоять полуторного меча, я нажал на маленькую кнопочку и вытащил меч из ножен на пару десятков сантиметров. В этот момент меня что-то укололо в руку, я машинально убрал её от рукояти, и заметил след, как будто от маленького укола.
     - Не бойтесь, Тан Анзуб, - Сер Ричард улыбнулся, - это меч так узнаёт Вас. Теперь с ним не справится больше никто, по ка вы не захотите этого.
     Я посмотрел в глаза рыцаря и положил руку на рукоять, затем поднёс меч к губам и поцеловал его, как принято у наших воинов, в ответ Сер Ричард немного удивлённо вскинул бровь, а затем улыбнулся и сделал небольшой поклон.
     - На этом моя миссия завершена, - Ричард стал серьёзен, - и нам пора уходить. Я надеюсь, что ваши планы осуществятся, а дорога будет лёгкой.
     - Я понимаю Вас, - вложив меч в ножны, - и как бы мне не хотелось пригласить Вас за стол и расспросить обо всём на свете, я не смею Вас задерживать.
     В ответ Рыцарь только слегка мне кивнул, и подав знак своим сопровождающим развернулся, и широкими шагами покинул лагерь через импровизированные ворота, мгновенно скрывшись в вечерней дымке.
     - Интересные ребята, - ещё некоторое время смотрел в то место, где в тумане исчезли спины гвардейцев, - и смысл их действий понятен.
     Меж тем мои бойцы, а их уже стало сорок душ, не считая Тики, продолжали стоять по стойке смирно. Значит нужно что-то сказать, и распустить из по домам, так как был уже вечер, а их рабочего распорядка я не знал.
     - Бойцы, благодарю Вас за старание, - я старался говорить понятные фразы, и чтобы момент был понятен каждому, - теперь у нас есть законный шанс построить свой город и своё государство! Так не посрамим же светлый лик Создателя! Ура товарищи!
     Не знаю, что мне пришло в голову, но ни чего другого я не придумал. Тем более стало непонятно, почему четыре десятка глоток одновременно громыхнули наше, русское УРА. Даже Иво, сидящий на смотровой вышке и тот приплясывал и громко кричал УРА. Что ж, значит будем прививать отряду наши воинские традиции, и фонтан в городе построим!
     - Благодарю за службу! А теперь разойдись!
     - Пойдём, командир, тебе тоже отдыхать нужно, - Тики нежно взяла меня под руку и повела в сторону палатки, - завтра ещё накомандуешься.
     Неожиданно я услышал звон, как будто кто-то сильно и часто бил по одной железкой по другой, и обернувшись увидел, как наверху, на смотровой площадке Иво лупил по весящей железяке.
     - Бегом за мной! – Тики схватила меня за руку и потащила за собой, - Нас атакуют!

Глава девятая. Воинственная


     Я смотрел на организованный беспорядок вокруг себя и никак не мог сообразить, что происходит. Казалось, что люди просто мечутся в тусклом свете факелов и силуэты образуют страшные тени на стенах хижин и частоколе ограды. Только что открытый проём в воротах оперативно загородили массивными деревянными конструкциями. Часть мужчин схватили колья, оббитые железом с одного конца, и кинулись на стены, на которых можно было разглядеть небольшие уступы с внутренней стороны. Полноценно обороняться на таких стенах невозможно, однако тыкать нападающих острой палкой вполне возможно, какое-то время. Ещё часть народа, в основном женщины, начали разводить костры, на которых стояли большие глиняные кувшины. Что в них я не знал, так как мне никто ничего не говорил, но позже мне сказали, что в такие самодельные чаны собирали смолу с растущих неподалёку сосен. Изначально смола нужна была для смоления днище строящегося шлюпа, но сейчас этот драгоценный материал готовились применить для обороны.
     Часть мужчин стаскивали пожитки от стен частокола к центру лагеря, видимо опасаясь, что их могут запалить. Как на зло появился туман, который в этих южных краях далеко не редкость зимой. Как только наш разведчик смог что-то увидеть? Все спешно готовились к обороне, только я стоял и ничего не делал. Даже Тики куда-то убежала. А я был в полнейшем ступоре, и не сразу понял, что происходит. Мерцающая надпись «Активирован протокол обороны» периодически всплывала перед глазами, и совершенно неожиданно для себя я начал понимать, что мне делать. Со скоростью бывалого матроса я вскарабкался на стоящую в центре лагеря мачту. И уцепившись одной рукой в страховочную верёвку, я попытался понять, в какую сторону смотрит Иво.
     - Командир! – Иво опередил меня, - враги в низинке на юго-западе, их видно плохо, но среди них есть люди в белой одежде, их видно издалека.
     - Спасибо, Иво, - я неожиданно для себя как-то спокойно воспринял информацию и принялся всматриваться вдаль, - как ты смог разглядеть чего-то в таком тумане?
     Я силился всматриваться в вечернюю дымку там, где показал мне разведчик. И либо у него глаза какие-то особенные, или у меня совсем никуда не годятся, но я ничего не видел среди многочисленных кустов. Хорошо, что мои люди предусмотрительно вырубили все деревья и кустарники вокруг лагеря…
     Неожиданно для себя я стал различать силуэты людей, но они продолжали быть невидимыми из-за тумана и вечерних сумерек. Я видел именно выделенные силуэты, как будто кто-то нарисовал их контуры карандашом. Всё, что меня сейчас окружало – и остовы деревьев, и клубящийся туман, и огни факелов, только контуры людей казались нереальными, как будто не из этого мира. В попытках рассмотреть один из силуэтов я напряг зрение и тут мне высветилась надпись: «Живой организм. Гуманоид 90%. Предположительно бронирован 60%. Вооружён 90%. Дистанция 300-310 метров».
     Вот значит как работает эта система!
     - Иво, - я решил проверить свои догадки на разведчике, - а как ты разглядел чужаков?
     - Не знаю командир, - разведчик пожал плечами, - просто увидел и всё.
     - Понятно, - судя по всему Иво не воспринимал все элементы вспомогательного интерфейса как что-то необычное только потому, что от парня с именем Иво у него осталась только оболочка и профессиональные навыки, - а чего все так бегают? Вы же уже ловили солдат?
     - Вот именно, - разведчик продолжал вглядываться в клубы тумана, - тогда мы их засекли заранее и устроили ловушки, а сейчас у нас таких ловушек нет.
     - А чего не сделали? – я удивился простоте ситуации, - времени же достаточно было.
     - Да сделали, только обошли они все наши ловушки. – Иво не показался мне расстроенным, - У нас теперь другая тактика. Мы сделали себе луки и будем их парализующими стрелами бить!
     - А тебя не смущает то, что они в доспехах? – я как-то странно хмыкнул, - Или ты уверен, что стрела точно попадёт в открытый участок?
     - Конечно уверен, а вы нет? – Иво выглядел каким-то удивлённым, - мы выбрали самый опытных, у которых работает система наведения лучше всех.
     - Система наведения? – я задавал вопрос из любопытства, но ответ получил совершенно из другого места.
     «Система наведения при использовании примитивного оружия. Использует весь комплекс скелета и мышечного каркаса для точного наведения на цель. Может применяться как неподвижных, так и для динамических целей».
     Мерцающий текст заставил меня на мгновение замереть, а перед глазами уже разворачивалась схема, иллюстрирующая процесс наведения на цель. Мне стало интересно, а с холодным оружием такая же фигня происходит, или дело касается только метательного? Ответ не заставил себя ждать:
     «Боевой комплекс применения холодного оружия. Предназначен для ближнего боя с использованием примитивного оружия. Использует весь комплекс скелета и мышечного каркаса для эффективного нанесения поражения атакующему противнику. Может быть направлен как на уничтожение, так и на захват противника. Корректируется в зависимости от вида оружия».
     А далее схема и иллюстрация применения оружия. Мне захотелось сразу же опробовать свой новый меч, но я вспомнил, что он сейчас где-то там внизу, так как залезая на «мачту», я не мог взять его с собой. Поэтому теперь было необходимо спуститься вниз и опробовать оружие.
     - Иво, спасибо тебе! – я хлопнул по плечу паренька, - а сам с ловкостью горностая начал спускаться по мачте вниз.
     Меч так и стоял прислонённый к одной из телег. Никто его, естественно, не взял, так как все были заняты, а во-вторых, потому, что это был МОЙ меч! Недолго думая, я пристегнул ножны себе на пояс с помощью цепи, простой и удобный карабинчик позволял выбрать необходимый размер талии, а оставшийся конец просто остался болтаться в качестве украшения. По идее, такая система подвеса должна создавать максимальное неудобства, однако почему-то не создавала их. Большой полуторный меч оказался мне как раз в пору и не мешал передвижению, так как мой рост позволил использовать полуторный двуручник как обычный длинный меч, что мне показалось немного странным, хотя я и не жаловался на свои габариты раньше, но сейчас я стал явно ещё выше, чем был. Но с эти разбираться нужно будет позже. Сейчас нужно понять, как обращаться с новым оружием и боевой системой.
     Неожиданно рядом оказалась Тики, которая сейчас показалась мне такой маленькой и хрупкой, что невольно прижал её к себе.
     - Ты чего тут делаешь? - мне вдруг захотелось защитить свою женщину от всех возможных напастей, - быстрее спрячься куда-нибудь! Сейчас будет бой!
     - Знаю, любимый, - Тики совершенно не выдела расстроенной или испуганной, - ты забыл свой топор!
     И я увидел, что моя маленькая хрупкая девочка сжимает в руке топорище моего адамантового топорика, который мне подарили кузнецы. Вот он миг, о котором могли только мечтать мальчишки, жившие на моей улице. Где-то там, ещё на земле! Женщина подаёт воину боевой топор и благословляет его на бой, никаких слёз и стенаний, только твёрдая уверенность в победе. Я накрыл руку Тики своей, слегка сжал, а потом другой рукой забрал топорик. Он вполне удобно уместился в кольцо цепи, так, что его можно было бы легко использовать во время боя.
     - Спасибо, - я поцеловал Тики, - а теперь всё-таки спрячься!
     - Налови нам ещё носителей! – девушка твёрдым голосом направила своего мужчину в бой, - а со мной всё будет в порядке!
     Тики убежала куда-то также шустро, как и появилась передо-мной. Теперь мои руки были свободны, и я, наконец, достал меч из ножен и поднял его вверх, чтобы понять, как с ним обращаться, но всё опять испортила появившаяся надпись.
     «Калибровка боевого комплекса. Будет произведена настройка системы»
     Даше началось вообще что-то невообразимое! Я не контролировал своё тело! Я просто наблюдал за тем, что я делаю! И даже смотреть я смог только туда, куда в этот момент была обращена голова! Очень необычное ощущение – всё чувствовать и ничего не контролировать. Моё тело делало какие-то странные движения мечом, ногами и руками. Какие-то взмахи, прыжки, приседания, наклоны, которые были вообще не связаны между собой логически. Просто непонятный комплекс движений. Закончилось всё опять-таки появившейся надписью.
     «Калибровка боевого комплекса закончена. Настройки оптимальны»
     - Враг у ворот! – истошно закричал Иво с мачты, - К бою!
     Как всё вовремя. Я заметил свободный приступок на стене, и в пару прыжков оказался на нём, пытаясь разглядеть, что происходит внизу. А посмотреть было на что. Из-за голых веток кустарников, под покровом тумана и сумрака позднего вечера, как сказочные назгулы к «воротам» нашего лагеря выходили воины в слегка поблёскивающей от света факелов стальной броне, даже по внешнему виду сильно отличающейся от того непотребство, во что были выряжены «воины» Анджея, когда я впервые с ними встретился. Думаю, что ремесленники всё-таки научились делать правильную броню. Не знаю уж насчёт открытых участков, но на сколько мне было понятно – из открытых участков были только глаза, которые едва можно было разглядеть сквозь щели опущенного забрала. А обнажённые двуручные мечи врятли могли оставить какую-то надежду сопротивляющимся в лагере. Единственным оружием, которое сейчас могло противостоять «войску» короля – был мой меч.
     Неожиданно для себя я ощутил прилив какой-то просто звериной ненависти к этим, закованным в железо людям. Как же так – мы сбежали в этот мир, где нет ни войн, ни глобальных конфликтов только для того, чтобы опять попасть на войну? Ну уж нет! Надо положить этому конец. Сильным толчком я припрыгнул через стену, ещё в воздухе обнажая оружие, и моё приземление на землю совместилось с мощным ударом, который я нанёс ближайшему воину. Я не стал разбираться с судьбой рухнувшего на землю солдата, потому что я стал посланником смерти. Я метался в укутанном туманом кустарнике и крушил королевское войско, не разбирая ударов. Целью была лишь победа! Пару раз я видел перед собой гвардейцев в их неизменных белых кирасах, но взмах меча быстро превращал видение в кровавое месиво, чтобы затем начать охоту за следующей жертвой. Последних двоих мне пришлось искать среди кустов и зарубить их прямо на земле, так как вставать они желания не проявили никакого.
     Я стоял и осматривал «поле боя». Я вспомнил, что Тики просила наловить новых носителей, но на сколько мне стало понятно, если тут и есть живые, то в очень неприглядном виде. Странно, но белых кирас оказалось только две. А Иво говорил, что видел троих. Неужели я всё-таки упустил одного? Ну да ладно, пусть расскажет своему королю про тёплый приём. Может быть отпадёт желание преследовать нас дальше. Я вытер меч о тунику ближайшего солдата и вложил его в ножны. Теперь нужно только обобрать теля и прикинуть трофеи. А утром пойдём искать лагерь этих вояк. Не могли же они с ходу напасть на нас? Я повернулся лицом к воротам, когда раздирающая боль заставила мой рот открываться с почти беззвучным шипением, я медленно развернулся, и увидел, как гвардеец в белой кирасе опускает лук, а на его лице играет довольная улыбка. Вот же сука, дождался пока я всех покрошу и пустим мне стрелу в спину! Неужели опять придётся сдохнуть? Гадёныш, но ты тоже не порадуешься своему успеху! Я выхватил топорик и сделал замах.
     «Система наведения активирована» …
     Очнулся я на походной кровати, почему-то лицом вниз. По ощущениям – меня ничего не беспокоило. Рядом на стульчике дремала Тики. Я приподнялся на руках, а затем сел на кровать. Да что же это такое? Я уже который раз прихожу в себя на кровати. Такую практику пора заканчивать. А чем закончился бой? Попал я в этого ухмыляющегося мерзавца? Или просто вырубился? А где моё оружие?
     Впрочем, ответ на последний вопрос нашёлся сразу – меч и топор лежали на подобии стола, грубо сколоченного из расколотых брёвнышек. Значит топор я так и не успел метнуть. Жаль, мог бы хотя-бы попытаться.
     - Ты уже встал? – голос Тики из-за спины заставил меня вздрогнуть, - Как себя чувствуешь?
     - Привет! – Я пересел лицом к жене, - Вроде неплохо, но что-то часто в последнее время я прихожу в себя на больничной койке.
     - Думаю, что это скоро пройдёт, - Тики выглядела уставшей, - мы почти закончили корабль, скоро можно будет спускать его на воду.
     - Я всех солдат убил, никого не осталось для имплантации? – я чувствовал себя немного виноватым, ведь нам нужны были ещё люди, - я подвёл нас?
     - Ну как сказать, - Тики стала задумчивой, - и да и нет. Из нападавших нам удалось использовать лишь четверых – двоих гвардейцев и двух солдат, правда они ещё до конца не восстановились.
     - А что с ними? – мне стало интересно, от чего должны были восстановиться раненые, - ранения серьёзные?
     - В общем нет, - Тики пожала плечиками, - в отличии от твоего. Знаешь, для наннитов вырастить отрубленную конечность или вывалившийся кишечник гораздо проще, чем восстановить сосуды сердца, как у тебя.
     - Так меня что, убил тот гвардеец с луком? – мои глаза вылезли из орбит, и вспомнился старый мультфильм, где волк задаёт один вопрос, ставший крылатым – «Шо? Опять?», - а почему я тогда живой?
     - Потому, что ранение было достаточно удачным, - девушка села со мной рядом, - и наннитам удалось создать резервный кровоток, а мне остановить Юсуфа, хотевшего выдернуть из тебя стрелу.
     - Ты мой ангел хранитель! – я обнял Тики, - если бы не твоя идея с наннитами, и не помощь после боя, то я бы уже разговаривал с Маатхи.
     - Я-то ангел, - Тики положила голову мне на грудь, - но ты так больше не делай пожалуйста.
     - Не делать чего? – я заглянул Тики в глаза, - не умирать? Но это может не всегда от меня зависеть.
     - Нет, не всегда, - девушка обняла меня двумя руками, - но кидаться в бой одному и без брони больше не нужно.
     - Не буду, да и нет у меня брони, - я хмыкнул, - да и где её взять?
     - Теперь есть, - Тики неожиданно вывернулась и села верхом на мои ноги, лицом ко мне, - кузнецы перековали броню солдат и сделали тебе снаряжение.
     - Ишь ты, какая ловкая, а ты не боишься тереться об меня грудью и задницей, - я положил руки на попку девушки, - а то захочу сейчас всякого?
     - А кто сказал, что я против? – Тики слегка толкнула меня в грудь, от чего я послушно лёг на кровать, - может быть я этого и хочу?
     Я послушно лежал на походной кровати, а моё хозяйство предательски приподняло тунику, как будто члену стало интересно, что происходит в палатке. Тики нагло подняла пою тунику выше, оголив возбуждённое достоинство, я даже немного удивился тому, что всё стало как-то больше и очень диссонировало с относительно маленькой и хрупкой девушкой. Правда сегодня она откинула прочь стеснительность, вместе с туникой и впервые за долгое время предстала передо мной совершенно обнажённой. Я смог насладиться совершенной фигурой своей «жены», и почему-то начал опасаться за её здоровье, а бесстыдница села верхом на мои ноги, так что я почувствовал влажное прикосновение её раскрытых губ, и двигаясь на моих ногах как наездница, она двумя руками взяла моё член и принялась ласкать его своим нежным ротиком, периодически буквально заглатывая его, иным я не мог бы объяснить, куда он помещается.
     Я закрыл глаза, и наслаждался прикосновениями Тики, её губами, руками, её нежной вагиной, которой она продолжала двигать по моей ноге, изрядно её намочив.
     - Не закрывай глаза, - голос Тики был немного запыхавшимся, но всё таким-же нежным, - я хочу, чтобы ты смотрел на меня.
     - Хорошо…
     Тики ещё раз поцеловала головку моего члена, затем встала надо мной, так, что я видел её приоткрытое влагалища, а затем начала медленно садиться прямо на меня. Если честно, то выглядело это как казнь через посажение на кол, но прикосновение молодого тела заставило отбросить этот диссонанс и не закрыть глаза от наслаждения было очень сложно. Девушка ритмично двигалась с каждым движением садясь всё ниже и ниже, до тех пор, пока наши тела не слились между собой.
     - Ты не навредишь себе? – сказал я после долгого поцелуя, - мне кажется, что я стал немного больше.
     - Нет, не наврежу, - Тики начала двигаться всё быстрее, - о мой господин….
     Движения становились всё более резкими и быстрыми, и наконец Тики начала биться в небольших конвульсиях, после чего прижалась ко мне, царапая ногтями мои плечи и спину… Из её груди вырвался тихий протяжный стон. Для меня это было последней каплей, поэтому я придерживая девушку на себе рукой перевернул её на спину, от чего ноги расслаблено раскинулись и ритмично двигаясь я буквально за несколько движений достиг оргазма, толчками выпуская сперму внутрь своей женщины, я чувствовал как ногти царапают мне спину и слышал стоны, но остановиться не мог и не хотел до тех пор, пока во мне ни осталось ни капли.
     Мы долго лежали обнявшись, я даже выходить из неё не стал, просто обнял и прижал к себе. Маленькая походная кровать едва вмещала наши тела, но это было не важно. Самое главное в том, что мы живы и вместе, от этого удовольствие занятия сексом было только острее и ярче. И мы так незаметно заснули, правда ненадолго, но это были самые лучшие минуты в моей вновь приобретённой жизни.
     - Вставай, - я почувствовал, как меня кто-то толкает в бок, - нам пора выходить к людям!
     - Уже встал! – открыв глаза я увидел перед сотой полностью одетую и даже причесавшуюся Тики, - а ты чего так вырядилась?
     - У нас большая победа, - девушка выглядела как никогда серьёзно, - будем оценивать трофеи и тебе нужно выйти к людям, так положено.
     - Не понял, - я понимал, что после битвы осталось что-то, но так чтобы оценивать, я об этом даже думать не мог, - Тики, скажи вот мне моя душа, о каких трофеях может идти речь? О грязных доспехах?
     - Тан, - взгляд девушки стал снисходительным, - в нашем положении, даже пробитые доспехи имеют ценность, ведь взять металл в ближайшем будущем нам просто негде, кроме того, разведчики нашли временный лагерь нападавших и их личные вещи, а там есть на что посмотреть.
     - Что ж, ты меня весьма впечатлила, - я кряхтя встал со своего места, - пойдём, посмотрим на наши трофеи.
     - Меч пристегни, - Тики показала на оружие, лежащее на подставке, - тебе теперь без него ни как нельзя. Положение обязывает.
     Я взял меч с ножнами и аккуратно вытащил его наружу. Крови на нём не было ни капли, скорее всего Тики велела его почистить, а что касается зазубрин, так их я и не ожидал увидеть. Мой топор побывал и не в таких передрягах, но его лезвие так и осталось девственным и непорочным. По моим подсчётам, сейчас была уже середина или даже конец января, поэтому я был сильно удивлён, когда, выйдя из палатки, которая всегда освещалась магическим кристаллом, я увидел ясное и чистое небо, воздух оказался немного морозным, но уже не по-зимнему, а скорее всего по-весеннему. Что ж, южная зима коротка, значит скоро поднимется вода в реке, так как склоны гор, откуда берут начало все местные реки уже вот-вот начнут оттаивать. Тогда осуществить наш план побега будет особенно удобно. Наслаждаться особо долго не пришлось, так как зычный, непонятно откуда прорезавшийся голос нашего юного разведчика отвлёк меня от моих мыслей.
     - Становись!!! Командор на плацу!!! – я аж чуть не присел. Откуда это такие традиции?
     - Тики, - я обратился к как никогда серьёзной жене, - эт чё щас было?
      - Командор, - девушка говорила одними губами, - народу нужен кто-то старший, а ты теперь заслужил это право в походе и в бою.
     - И что мне им говорить? – я никак не ожидал оказаться в роли официального командира, хотя если честно, я и так им был, но, когда начинается официоз, мне всегда как-то не по себе, - я же не готовился.
     - По ситуации сам разберёшься, - Тики нежно улыбнулась, и неожиданно для меня быстренько встала в общий строй.
     На самом деле моё маленькое войско выглядело весьма неплохо. Я заметил несколько новых лиц, судя по всему Тики всё-таки пристроила оставшиеся ядра, и теперь мы полностью укомплектованы и можем двигаться дальше. Даже как-то жаль было бросать ставшую почти родной нашу маленькую крепость. Мои люди стояли, по-военному вытянувшись в струнку, одинаковые туники, подогнанные точно по фигуре каждого человека, создавали впечатление войскового подразделения, а новенькие кирасы на многих мужчинах, дополняли общую картину. Также я обратил внимание на то, что когда-то земляное поле, сейчас было полностью выложено плоскими камнями, что даже зимние дожди и снега не могли создать грязь под ногами.
     - Здравия желаю! – ну что мог ещё ляпнуть бывший вояка, - Благодарю за службу!
     Народ видимо совсем проникся ситуацией, потому что лица стали ещё более торжественные и серьёзные.
     - Поздравляю всех с завершением формирования нашего отряда и началом следующего этапа нашей миссии!
     Мне стало казаться, что я слышу, как потрескивают брёвнышки, из которых сделаны хижины, и идеи стали образоваться сами собой.
     - Тики, выйди из строя, - я смотрел на лица своих бойцов и был втайне горд, что снова могу быть с отрядом верных мне парней, правда в этом случае ещё и девушек, мне даже немного взгрустнулось, так как я вспомнил тех ребят, которых смешали с землёй в моём последнем бою, - шагом марш ко мне для получения новых указаний.
     Тики ровным шагом вышла из строя и подошла ко мне на расстояние чуть больше метра, по уставу в общем.
     - Тики, я назначаю тебя лейтенантом, - я говорил как можно серьёзнее, хотя и, казалось, всё немного детским и игрушечным, - в твою задачу сейчас входит формирование пяти отделений и назначение в них командиров – капралов.
     - Будет сделано, командор! – Тики, в отличии от меня, не забавлялась ситуацией, а именно выполняла поставленную задачу.
     - Отставить лейтенант Тики, - мне нужно было сразу вводить знакомые и понятные порядки, - не «будет сделано», а так точно. Как поняла?
     - Так точно, Командор, поняла вас отлично, командор! – Тики, казалось, даже наслаждалась тем, что теперь у нас военная служба и ей, выросшей в обстановке строжайшей дисциплины это было очень близко и понятно, - какие ещё будут приказания?
     - Пять отделений разделить на три штурмовых, одно разведывательное и одно отделение обеспечения, - я решил сразу разделить специализацию людей, чтобы потом было проще продумывать действия, - по выполнению доложить.
     - Так точно, Командор!
     - Молодец, благодарю за службу!
     - Рада стараться!
     - Лейтенант, прежде чем приступить к новому поручению, доложите ситуацию, - я решил сразу разобраться со всеми делами, - численность личного состава, военные трофеи, степень готовности плавсредства.
     - Так точно, Командор! – Тики даже слегка улыбнулась, - Личный состав – пятьдесят два человека, включая вас, четверо на выздоровлении после ранений, трофеи – двадцать три комплекта брони и оружия, три комплекта гвардейские, последующему применению не подлежат, разве что оружие, двадцать туров кавалерийских, шесть палаток походных, бытовая утварь в виде котелков, медных тарелок, кружек и ложек. Небольшое количество припасов виде солонины, также несколько бурдюков с водой и один с вином. Две повозки с клетками, включая тягловых туров, также девять пленников – двое из числа нападавших и семеро диких, были в клетках. Корабль полностью закончен, осталось только спустить на воду и загрузить.
     - Девять пленников? – меня живо заинтересовала эта ситуация, - почему они до сих пор тут?
     - Оставили для допроса, Командор, - Тики сейчас выглядело лихо и немного придурковато, - и чтобы вы сами приняли решение.
     - Привести их сюда, - ну почему мои подельники сразу всё не решили, - живо!
     Тики повернула голову к строю, кому-то кивнула, и несколько дюжих молодцов резко кинулись с одной их хижин. Вскоре оттуда пригнали, а кого и приволокли, несколько человек. Двое были сильно помяты, у одного даже не было руки, были среди пленников и дикие, пятеро тощих мужиков и две девки с впавшими глазами. Чувство все эти люди вызывали примерзейшее. Мне даже не приятно было смотреть на них, не то, чтобы допрашивать. Однако очень скоро их выставили рядком передо мной.
     - Какого хрена, лейтенант? – я посмотрел на Тики, - почему эти твари не на коленях, а что, с ними на равных разговаривать буду?
      - Так точно, Командор, Виновата! – Тики как-то занервничала, - На колени, твари!
     Звонкий пинок под задницу, от, казалось бы, хрупкой девушки, заставил пленников встать на колени. Да, я видел, что стоять коленями на камнях не приятно, но мы ведь не для приятных впечатлений тут собрались. Первыми я решил допросить бывших солдат.
     - Ну что, служивые, какого чёрта ват надо было? – я смотрел прямо в глаза солдату с замотанной культёй, - чего вам доме не сиделось?
     - С чего ты взял, что мы с тобой разговаривать будем, - пленник не говорил, а буквально шипел в мою сторону, - Пан Анджей с тебя с живого шкура спустит, гнида московитская!
     - О как! Почему-то я другого от тебя не ожидал, - ненависть, с которой смотрел на меня калечный солдат привела меня в небольшое бешенство, недолго думая, я выхватил свой топорик и со всей силы рубанул им по наглому и упёртому пшеку. Узкое лезвие не могло разрубить тело полностью, но зато оно рассекло грудь от шеи до солнечного сплетения, от чего одиозный сторонник Анджея завалился на бок, выпуская красную пену изо рта и кровавые пузыри из груди, - ну так какого чёрта вам тут нужно было?
     - По приказу Пана Анджея, - заикаясь начал рассказывать второй, мятый, но целый вояка, скорее всего он праздновал труса в кустах, пока я крошил его сотоварищей, - он велел захватить вас и доставить в Новую Варшаву для допроса и прилюдной казни.
     - Для допроса? И о чём же меня хотел допросить ваш панчик? – я в принципе и сам всё уже понял, - поведай-ка мне, дружище.
     - Я не знаю, - также заикаясь промямлил служака, - но думаю, он хотел найти тех, кто помог вам сбежать.
     - А ты чего так трясёшься? – я посмотрел в глаза «захватчику» и мне стало немного омерзительно на душе, - Боишься, что тебя сейчас убьют?
     Солдатик закивал головой, и я заметил, что под ним образовалась небольшая лужа. И этот «герой» пришёл захватывать меня в плен? Даже смешно стало.
     - Тики, как ты думаешь, из это сброда получится что-то путное? – Я посмотрел на своего нового лейтенанта, - Или это пустая трата места и припасов?
     - Командор, я не могу спрогнозировать то, что мы найдём ещё ядра в ближайшее время, - Тики говорила спокойно и рассудительно, не глядя на пленников, наверное, для неё судьба этого материала была уже решена, - так что я не вижу применения этим носителям.
     - Слушай-ка служивый, да не трясись ты так, - я решил спросить ещё кое-что у солдатика, - а чего это твой товарищ такой злой был? Разговаривал со мной грубо, панчиком своим пугал, а?
     - Это личный адъютант и близкий друг Пана Анджея, - солдат мельком глянул на труп своего сослуживца, - он поклялся Пану, что притащит вас к нему.
     - Ага, тогда это твой золотой билетик! – я взял тело за волосы, приподнял и топориком отхватил голову на уровне плеч, - вот это вот послание, и передай своему пану, а чтобы ты не сдох по дороге, я тебе даже тура дам и припасов с собой. Ещё можешь передать ему, что в следующий раз пусть сам приходит, солдаты-то у него уже кончаются наверное…
     - Лейтенант, - я обратился к Тики, - проследи, чтобы этого красавчика снарядили в дорогу, и поскорее.
     - Так точно, Командор! А что прикажете вот с этими делать? – Тики небрежно показала на остальных пленников, - Будут какие-то указания? Вы не будете их допрашивать?
     - Допрашивать? – я посмотрел на замызганных мужиков и потасканных девок, - От них на версту пахнет говном и прелой мочой, они даже не люди, это животные. Что я должен с ними делать?
     - Какие будут ваши приказания? – Тики вытянулась в струнку.
     - Вывести их из лагеря и в расход, чтобы не мучались, - я сплюнул на землю, - да примет Маатхи их души.
     - Так точно, командор! – несколько мужиков тут же подбежали к пленникам и поволокли их за ворота, одна из девушек начала что-то нечленораздельное кричать и пытаться вырваться.
     - Привести эту стерву сюда! – я кивнул Тики, - живо, а то всех чертей в аду перепугает.
     Девку притащили ко мне и кинули у меня перед ногами.
     - Ну, и чего ты так орёшь? – я смотрел прямо в глаза зарёванной девахе, - Ты чего ожидала? Что тебе тут тёплый дом и вкусный стол за глаза твои красивые будет?
     - Нет-е-е-е-т… Я-а-а-а думала у-у-уборщицей возьмёте хотя-а-а-абы… - Девка подвывала и я не очень её понимал, но вот вдруг мне почему-то не захотелось её казнить, может быть интуиция, а может быть остатки жалости, - я-а-а-а вам пригожу-у-у-у-сь..
     - Лейтенант, дайте этой замарахе наряд по уборке вверенной территории, - я кивнул на грязный, воющий ком у меня под ногами, - первая провинность и сделай из неё макивару, надо же на чём-то тренироваться воинам.
     - Так точно, Командор! – Тики пнула ногой девку, - поднимай зад, пора доказать свою полезность обществу!
     - Благодарю за службу! Всем разойтись, обязанности все свои знаете, отделения на случай военных действий создаст лейтенант. Вольно!
     Народ быстро начал рассасываться с плаца, одновременно где-то за городом послышались вскрики бывших пленных. Значит бойцы приказ исполнили. Что ж, безродных котят иногда лучше сразу топить.
     - Командор, разрешите обратиться! – ко мне подбежал Иво, - я сортировал трофеи и нашёл то, что Вам может быть интересным.
     - Да? И что же это? – я с интересом посмотрел на разведчика, - почему не доложил лейтенанту?
     - Виноват, но тогда не было ещё лейтенанта, - Иво как-то виновато посмотрел на меня, - Вот, это было среди личных вещей, думаю, что вам это понадобится больше чем остальным.
     Иво протянул мне небольшой кинжал в красиво отделанных золотом ножнах. Кто бы не изготавливал его, но на украшения не поскупились. Я вытянул лезвие и открыл рот от удивления – оно было адамантовым! Откуда у этих уродов вещи создателя?
     - Вот, командор, я тоже подумал, что такая вещь должна быть именно у вас! – Иво виновато улыбнулся, - нам такое ни к чему.
     - Молодец! А в тех личных вещах ни чего больше не было? – я посмотрел прямо в глаза Иво, - или ещё было что-то?
     - Там был небольшой ящик, но он был закрыт, - разведчик начал говорить увереннее, - я сдал его вместе с остальными трофеями. Тики, лейтенант, сказала, что потом разберём все вещи. Трофеи уже погрузили на корабль, остались только туры и повозки.
     - Молодец! С меня ответный подарок! – я хлопнул Иво по плечу, - всё, иди занимайся своими делами.
     Иво кивнул и куда-то побежал, видимо куда-то обязательно нужно засунуть свой нос, впрочем, это бывает полезно. Я посмотрел ещё раз на кинжал и попытался запихнуть его в свою сумку, правда там уже было столько всего, что она неприлично распухла, значит пришло время разобрать её содержимое и привести своё барахло в порядок. С такими мыслями я и отправился обратно в палатку, которая теперь стала личным шатром Командора…

Глава десятая. Подготовительная

     
     В палатке было всё также тепло, сухо, светло от магического кристалла, хотя я начал замечать, что кристалл начал светить чуть хуже, чем раньше. Скорее всего заряд заканчивается, а как его зарядить я не знаю. От досады я взял его в руку и потёр как лампу Алладина другой рукой. Не знаю, что я хотел этим достичь, но мне показалось, что камень стал чуть теплее. Я сжал его в руках, и почувствовал его тепло, как будто у меня в руках лежало что-то живое.
     - Ладно, не переживай! Прорвёмся как-нибудь. – и с этими словами я повесил камень на место, и, лопни мои глаза, он стал светить ярче! Может быть его периодически нужно греть в руках, может быть он от этого заряжается? Разобравшись с камнем, я огляделся вокруг. Внутри палатки были заметны изменения. Если раньше кроме нескольких походных кроватей тут не было ни чего, то теперь походная кровать одна, но зато появились ещё пара тумбочек, подставка для оружия, некое подобие вешалки для одежды, небольшой столик и стул рядом с ним. Всё сделанное из простого дерева, но весьма добротно и крепко. Надо будет узнать у Тики, кто это всё мастерит, впрочем, ту у меня все башковитые. Кровать не заменили скорее всего только из-за того, что я постоянно на ней оказываюсь в самые неожиданные моменты. А вообще, если бы не идея Тики с наннитами, кормил бы я уже червей. Надо будет какой-нибудь панцирь себе соорудить, что ли. У нас ведь теперь самые уязвимые части тела - это голова и грудь, всё остальное можно вырастить заново.
     С кинжалом всё получилось даже лучше, чем я думал, так как он замечательно пристроился на пояс, и пихать его в сумку не было надобности. Однако разобрать сумку всё-таки нужно. Кроме того, у меня появились тумбочки, значит часть вещей можно вполне оставить в палатке.
     Удобно разместившись за столиком, странно, мебель действительно получилась весьма удобная, а ведь под мой увеличившийся рост не всякая теперь подходила, например ноги постоянно свешивались с кровати. Мне почему-то кажется, что Тики намудрила чего-то с наннитами и всё-таки изменила моё тело, хотя мне этого и не хотелось. Чтобы пройти в стандартную дверь палатки мне теперь приходилось изрядно нагибаться, а раньше этого делать не нужно было. Да и член зачем-то стал длиннее и массивнее. Такого не то что девки, кобылы бояться будут. Но у Тики свои представления о правильности телосложения и размерах тела. По её понятиям Командор должен быть непременно самым большим и сильным из всех воинов. Теперь придётся жить в такой реальности.
     Размышляя таким образом, я выкладывал всё из своей сумки. Чего тут только не было. Естественно, тут были рыболовные снасти. Моток смотанной лески, несколько крючков, несколько каких-то втулочек, весьма тяжёлых, найденных мной на свалке и используемых в качестве грузил, пара совершенно замечательных палочек, из которых когда-то в будущем обязательно получится сделать поплавки, осталось только ось из чего-то придумать, ещё тут были завёрнутые в мягкую кожу инструменты – небольшие плоскогубцы, такая же небольшая отвёртка и ещё какая-то хрень, очень удобная в руке, но не понятно для чего применяемая. Остальные инструменты Тики у меня забрала, а эти дублировалась, поэтому она мне их оставила. Тут же нашёлся пакетик с сушёными травами – специями и небольшой пакетик с солью. Ещё тут были всякие очень важные мелочи, которые я нашёл на свалке. Какие-то гаечки, винтики, интересные закорючки, отломанные в своё время от разных механизмов и монго чего ещё интересного, но не понятно, для чего применимого.
     Я разложил всё в две кучи – возможно применимое, и условно применимое. Потом ещё раз внимательно посмотрел и сгрёб всё в ящик одной из тумбочек, оставив себе только снасти и инструменты. Ещё из полезного тут нашлось несколько наконечников от стрел, которые я вытащил из туш животных, и которые планировал отнести к ремесленникам, но так и не отнёс. Их я тоже закинул в тумбочку. Теперь моя сумка выглядела прилично, а не так, как будто я чего-то натырил и таскаю постоянно с собой. Специи и соль я тоже оставил при себе, на всякий случай. Это сейчас я Командор, а вот случится остаться опять одному – тут мне мои припасы и пригодятся.
     Ещё раз окинув глазом мусор, который я скинул в ящик тумбочки, я уже собирался его задвинуть, но тут моё внимание привлекла одна штуковина, которая в числе прочих лежала в маленьком кожаном мешочке, и была так же полезна для меня, как и многое другое. Когда я выковырял это из какого-то прибора, во время поисков чего-то безусловно полезного, я просто закинул это в сумку. Но потом, я показал камень одному из мастеров и он сказал, что сея штука сильно похожа на кристалл с душой, поэтому я запихал его в кожаный мешочек, куда в последствии попало ещё несколько совершенно полезных вещей, таких как клыки волка, волосяной шарик из желудка косули и тому подобная хрень, которая потом обязательно будет использована, а пока просто лежит.
     И вот теперь я как-то по-иному посмотрел на кристалл. И ради эксперимента я решил сначала посмотреть внимательно на просвет. И как ни странно, увидел там такую же структуру, как и в ядре, вот только при попытке приложить ко лбу, никаких новых мыслей у меня не появлялось. И я решил показать кристалл Тики. Она в этом гораздо больше понимает, и может быть найдёт какое-то применение этой штуке.
     Своего лейтенанта я нашёл не сразу, так как в лагере все бегали, таскали вещи, упаковывали их в аккуратные тюки и тому подобное. При этом пробегая мимо меня все отдавали честь, и проявляя ко мне всяческое уважение, надо будет потом разъяснить ребятам, что перебор тоже не допустим, всё-таки они работают. Одного из пробегавших мимо я поймал и расспросил насчёт Тики.
     - Эй служивый, остановись-ка на пару вопросов, - я старался показать, что сейчас я хоть и командор, но разговаривать можно и попроще, не на плацу всё-таки, - ты не знаешь где сейчас Тики, лейтенант?
     - Так на корабле, руководит погрузкой, - парень подхватил тюк, - идём за мной, я как раз туда иду.
     - Добро, - я помог парню закинуть тюк на спину, - идём!
     Разговаривать по пути я не стал, да и не очень удобно разговаривать с грузом на спине, по крайней мере парню, а не мне, тем не менее мы достаточно быстро дошли до места постройки нашего «плавсредства», которое на поверку оказалось эдаким здоровенным вёсельным шлюпом, метров тридцати, а то и больше в длину, и метров под десять в ширину. С достаточно тупыми кормой и носом. Я бы назвал это произведение корабельного искусства плотом, но у него всё-таки был небольшой киль, да и борта весьма внушительные по высоте, на вскидку не менее метров трёх. Всё сие сооружение стояло на деревянных подставках в яме, представляющей собой сухой док, а чтобы он продолжал оставаться таким, несколько молодцов периодически вычерпывали воду большими вёдрами. Всё вместе выглядело весьма гармоничным, и зная, что всё это, по сути, муравейник, я был уверен в успехе операции.
     Тки я нашёл тут же, направо и налево отдающую приказы. Заметив, что подставки начали заметно проседать под весом корабля, тики отдала приказ перестать выбирать воду, и наоборот начать освобождать плотину, чтобы залить док. Смотреть было весьма интересно, при чём необделанные силой мужики раскидывали рукотворную дамбу просто играючи, а затем вода довершила дело. Я заметил, что док бык выкопан так, чтобы размытый грунт оказался под днищем корабля и не перегородил ему выход в реку. Сам же корабль привязали к импровизированным кнехтам плетёными верёвками, не знаю уж, когда их успели сплести, но я ни сколько не сомневаюсь в том, что Тики сумела использовать все скрытые таланты наших людей и все полезные сведения в их головах.
     - Привет Тики, - я подошёл к девушке, - командуешь потихоньку? У тебя хорошо получается.
     - Да, особенно когда ты сделал меня своим заместителем, - Тики улыбнулась, - теперь все охотнее исполняют мои приказы.
     - А раньше не выполняли? – я удивлённо поднял бровь, - мне казалось, что тебя и раньше все слушались.
     - Да, но это потому, что я уговаривала всех сделать что-то, - Тики улыбнулась, - говорила, что ты можешь поругаться и всё такое, а теперь ты официально назначил меня старшей над всеми, и вопросы задавать перестали.
     - Понятно. Ты уже прикинула, кого и кем назначишь? – я продолжил наблюдать за процессом «спуска на воду» нашего шлюпа, - может быть поделишься соображениями?
     - А чего тут думать, - Лейтенант внимательно следила с работами, - правый борт, трави кормовой швартовый, следите чтобы борт о берега не помяло! Чего тут думать то, близнецов капралами сделаем, они исполнительные ребята и знаешь ты их дольше, вербальный контакт теснее, за разведку Иво отвечать будет, а обеспечение я себе подчиню, незачем разводить дополнительные звенья.
     - Смотри, тебе виднее, - странно, зачем ей обеспечение себе подчинять? – Посмотри вот на это, есть мысли что это такое?
     - Ты где это взял? – Тики немного удивилась, - почему раньше мне не отдал?
     - Так я только что нашёл, - я хмыкнул, - сумку разбирал и там среди всяких полезностей и это нашёл.
     - Как тебе объяснить, - Тики стала задумчивой, - это своего рода контроллер. Построен на тех же принципах, что и нейроквантовый модуль, только в нём нет базы знаний как в ядре. Тут только развёрнутый перечень необходимых команд и протоколов, система мышления заблокирована.
     - То есть использовать этот кристалл для имплантирования нельзя? – я почему-то вытянул губы трубочкой и задумчиво продолжил, - в любом случае, пробовать уже не на ком, осталась только уборщица.
     - Тебе её жалко? – Тики спросила так, словно мы разговаривали о курице или о дополнительном комплекте белья, - или ты расстраиваешься, что нельзя использовать такой камень?
     - Жалко кого? – я пнул ногой камень, от чего он улетел в быстро набирающийся пруд, - этот вонючий комок дерьма? Я вообще не знаю, что на меня нашло, и почему я сохранил эту трижды никому не нужную жизнь!
     - Не кипятись, я думаю, что у тебя немного развит дар предвидения, и может быть он остановил тебя от поспешного решения, - Тики взяла меня под руку, - в любом случае с попробую использовать этот кристалл. Может быть у нас всё получится. Разум оставим от носителя, и подчиним его протоколам контроллера, интересный будет вариант. А наннитов в кристалле хватит на коррекцию организма и поддержание его жизнедеятельности.
     - В любом случае, попробовать стоит, - я поцеловал девушке руку, - что мы, собственно говоря, теряем?
     Вложив кристалл в ладошку девушки я продолжил наблюдать за процессом спуска на воду нашего корабля.
     - А ты планируешь и туров с собой забрать? – габариты корабля могли предполагать что угодно, включая погрузку крупных животных, - или мы просто забьём их на мясо?
     - Думаю, что нужно комбинировать решение, - Тики стояла, заложив руки за спиной, мне даже сложно сказать кто тут Командор, а кто лейтенант, - так много туров нам в любом случае не нужно, а бросать их здесь жалко.
     - У нас есть ещё соль в припасах? – мысль пришла ко мне очень быстро, - Думаю, что нужно засолить и закоптить мясо, так оно продержится намного дольше.
     - Возможно, только коптить будем уже в дороге, - умение находить рациональные решения всегда украшали мою женщину, поэтому отказать ей я никак не мог, - думаю, что мы сможем запасти необходимое количество топлива.
     - Ремесленники могут организовать производство древесного угля? – мне подумалось, что вести с собой уголь выгоднее, так как он легче дерева и объём занимает меньший, - или им нужно будет показать, как это делается? Сколько у нас времени?
     - Ни сколько, - Тики говорила коротко и жёстко, - быстро грузимся и отходим.
     - К чему такая спешка? – мне стало вдруг интересно, почему Тики так спешит, - Ты знаешь что-то ещё?
     - Да, разведка сообщила, что вокруг нашего лагеря постоянно появляются малые патрули гвардейцев, - Тики сжала губы, - они не нападают, а просто наблюдают за нами издалека, ещё видели обоз с солдатами, больше полусотни человек.
     - Ну и что? – мне стало удивительно, что такая маленькая армия так напугала бесстрашную девушку, - перебьём их всех и делов то!
     - Да? А ты знаешь, если бы тебе в сердце угодила не одна, а две стрелы, или туда прилетело бы копьё, то нанниты возможно не успели бы спасти тебя. – из глаз Тики брызнули слёзы, - мы можем жить долго, но мы не бессмертны и нас можно убить!
     - Думаю ты права, - я слегка обнял девушку, - нам надо беречь себя и поскорее свалить отсюда! Ты не думала пока куда?
     - Сначала по реке до выхода в море, - Тики чуть заметно прижалась ко мне, - потом возьмём южнее, нужно найти удалённую землю с мягким климатом и организовать там поселение.
     - Хорошо, я чем-то могу сейчас помочь?
     – Если хочешь, можешь таскать грузы, - Тики улыбнулась, - хоть ты и командор, но если ты будешь работать вместе со всеми, это здорово поднимет мораль и боевой дух наших воинов.
     - Думаю, что так и надо поступить, - я отстегнул от пояса меч с топором, - отнеси это к нам в шатёр, и попроси ремесленников сделать нам кровать поудобнее.
     - Конечно отнесу, - Тики чмокнула меня в нос, - и уже попросила…
     Я проследил, как наш лейтенант удалился за ворота лагеря плавно покачивая бёдрами, и уняв немного желания я кинулся помогать остальным с погрузкой. Однако нам сначала пришлось наводить широкие трапы для погрузки животных, причём возникла необходимость отпилить турам рога, так как они мешали на корабле. После некоторых рассуждений мы решили не забивать туров, а разместить их всех, благо трюм получился достаточно большим. А если будет не хватать пропитания нам или животным – сократить поголовье. Всё имущество было надёжно упаковано и погружено в трюм нашего корабля, хотя, как по мне, эта посудина больше напоминала ковчег. Впрочем, это было не важно, главное, что мы сможем перебраться подальше от опасности.
     Во время погрузки корабль заметно потрескивал, и переваливался с боку на бок. Эти «манёвры» вызывали моё серьёзное опасение. Я с некоторым скепсисом посматривал на творение местных кораблестроителей, и видимо слишком хорошо мои мысли читались на лице.
     - Командор, извините за беспокойство, - ко мне подошёл высокий и весьма крепкий мужчина, впрочем, тут все такие, по характерным чертам лица я сразу узнал итальянца, - Вас что-то тревожит?
     - Да вот смотрю на это чудо-корыто, - без задней мысли сказал я, - а ты кто, почему считаешь меня чем-то недовольным?
     - О, Тан, прошу прощения, - здоровяк засмущался, - я Джузеппе, Джузеппе Боно, я разработал этот корабль и под моим руководством он был построен.
     - Да? Приятно познакомиться! – я немного смутился, ведь только то я поругал «творение» мастера, - интересный проект получился.
     - Да, я горжусь им, - Джузеппе заметно надул грудь, - чрезвычайно сложно построить что-то значительное в таких условиях, но мастеровые молодцы и кузнецы тоже постарались.
     - Это заметно, Джузеппе, - я старался не рассмеяться и говорил как можно серьёзнее, - я думаю, что это прекрасное начало для нашего будущего флота.
     - Спасибо, Командор! – щёки мастера покрылись небольшим румянцем, - вы назвали судно Корытом, что это означает?
     - Джузеппе, я родом из северной страны, - я не стал уточнять откуда именно, ведь всё равно сведения у мастера отрывочные, - и у нас так называли самые прочные и надёжные корабли, и я не смог удержаться.
     - Спасибо, Тан, - мастер с улыбкой поклонился мне, - Позвольте теперь мне вернуться к работе.
     Я коротко кивнул мастеру и направился в лагерь, не хватало ещё какой-нибудь херни наговорить. По дороге меня начали одолевать странные мыли. Вот интересно, почему так получается? В том мире ни чего хорошего не вышло у меня, и в этом тоже ерунда какая-то? Там изначально всё начиналось хорошо, но я предпочёл разгульный образ жизни, а не попытался понять, чем занимается отец, может быть и продолжил бы его дело, и тут не включил голову, ведь мог бы не ссориться с новым князьком, а жить в мире, а там, глядишь, и создатель вернулся бы… В двух мирах моя тупость и вспыльчивость круто поменяла мою судьбу. Хотя как посмотреть, ведь там я стал героем, меня помнили, как великого человека, да и тут я из простого коптильщика превратился в целого Тана, предводителя целого войска и даже можно сказать целого маленького народа. Меч, опять-таки, подарили. Люди уважаю, наверное.
     Вот так рефлексируя и терзаемый муками по Достоевскому я потихоньку добрёл до своего шатра. Мне почему-то захотелось повозиться с мусором из тумбочки, может быть ещё что-то найду хорошее или придумаю как приспособить для дела что-нибудь из своих запасов. Однако меня в шатре ждала интересная картина, так что планы на вечер плавно поменялись. Во-первых, мне заменили кровать. Я просто не понимаю, когда всё это происходит, но сейчас вместо моей походной, и к слову сказать, весьма неудобной, кровати, вставать с которой приходилось подобно перевёрнутой черепахе, неуклюже болтая руками и ногами, или просто переваливаясь на бок, так как кровать не выдерживала мой вес и прогибалась, сильно добавляя дискомфорта в процесс пробуждения. Новая кровать была куда длиннее и явно была рассчитана на пару, а не на одного бирюка в походе. Полноценной двуспальной я бы её не назвал. Однако разместиться с комфортом вместе со своей женщиной можно было бы вполне. В качестве перины местные мастера пристроили набитый сухой травой тюфяк, сшитый, как мне показалось, из мантий солдат Анджея, что могло быть весьма символичным, а в качестве одеял приспособили алые мантии гвардейцев. И красиво и тепло, мантии были отделаны волчьим мехом, как ни как.
     Во-вторых, за моим столиком, узурпировав мой здоровенный стул и болтая в воздухе ногами, как маленькая девчонка сидела Тики. Чем она занималась мне стало сразу понятно, ибо световой кристалл она тоже забрала себе, и сейчас он довольно ярко освещал столик и разложенные на нём инструменты. Взгляд девушки был сфокусирован на кристалле серо-бардового цвета, и она воодушевлённо ковыряла в нём одним из непонятных инструментов, который я так и называл для себя – ковырялка. То, что взгляд был именно сфокусирован я понял сразу, так как мне даже со своего места было видно, как подёргиваются из стороны в сторону зрачки, при этом по сужаясь то расширяясь, как окуляры у робота. Я не стал отвлекать супругу, а просто развалился на кровати и наблюдал за ней. Моё новое ложе оказалось достаточно жёстким, но при этом настолько удобным, что я не заметил, как провалился в сон.
     Проснулся я уже под утро, в том же положении, что и уснул, то есть на боку, наблюдая за Тики, с тем лишь исключением, что передо мной, спала Тики, угнездившись прямо перед моей грудью и просунувшись под мою руку. Что тут сказать. Девушка была тёплая и нежная, кровать удобная, поэтому я просто сгрёб Тики поближе к себе, обнял и продолжил спать, а девушка даже и не подумала просыпаться, просто крепче обняла мои руки.
     Во второй раз меня уже разбудили. Тики рассматривала моё лицо и водила пальчиком по моим щекам, а когда я наконец открыл глаза, сразу полезла целоваться. В этот раз полноценного секса не получилась, потому что девушка всё сделал сама, используя только руки и губы, впрочем, это тоже было великолепно, и задавало позитивный настрой на весь день. Наверное, стоило жестоко убиться в том мире, чтобы вот так вот замечательно просыпаться в этом.
     - Привет! – единственное, что я придумал сказать, когда Тики закончила заниматься моим ублажением, - Это было круто! Сама придумала, или научил кто?
     - Сама, поковырялась в памяти предшественницы, - соблазнительница нежно улыбнулась и ещё раз поцеловала головку члена, - тебе понравилось?
     - Да, очень, - я притянул Тики к себе и поцеловал, - в памяти носителей можно найти много полезных навыков и информации.
     - Ага, - девушка продолжала улыбаться, и не то, чтобы совсем отпустила меня, - Там много чего интересного есть!
     - Послушай, дорогая моя, если ты продолжишь играться со мной, то мы пол дня тут проваляемся, - я старательно делал вид, что хочу заняться делами, а сам в это время активно тискал девчачий зад, - может быть всё-таки нам пора вставать?
     - Ага, - я почувствовал требовательность в движения девушки, - пора уже вставать!
     Девушка была тёплая, её руки требовательными, губы нежными и влажными, поэтому я как-то не заметил, что перешёл к активным действиям, а за счёт проведённой подготовки, атака продолжилась чуть дольше, чем обычно, так что кончил я не сразу, и под конец уже начал опасаться за здоровье своей женщины. Правда звуки, которые она издавала вовсе не походили на стоны страдания…
     Правда маленькая зараза стала вылазить из-под меня, как только я закончил, со словами «Пора вставать, сегодня много дел» и всякое такое.
     - Всё, проснулся я уже, - я действительно поднялся с кровати, в то время как Тики осталась лежать, похабно раскинув ноги и при этом загадочно улыбаясь, - и хватит меня соблазнять и пачкать новую кровать! Из тебя вот, течёт всякое.
     - Ага, - похоже, что девушка так развлекается, - чего налил, то и течёт.
     - Ну хватит, - я ухватил Тики за ноги и плавно потянул с кровати, - вставай уже и расскажи, чем ты вчера занималась?
     - Неа, не могу, - моя любовница внезапно подскочила и залезла на меня, обхватив ногами так, что я почувствовал прикосновение её влажной вагины, - я ночью столько воспоминаний из памяти носителя просмотрела, что тебе придётся ещё не раз постараться, пока я успокоюсь!
     - А как-же нанниты? – я понял, что просто пойти и найти чего-нибудь на завтрак не получится, - не справляются уже?
     - Неа, - член опять предательски поднялся, а девушка, недолго думая оделась на него, так что теперь мы роде как занимались сексом уже стоя, - они контролируют только гормоны, а фантазии и желания нет. А вот тебе они как раз помогут дольше продержаться.
     - Вот ведь какой у меня лейтенант замечательный, и умница и красавица, - я уложил девушку на кровать, - а в душе законченная нимфоманка.
     Ну надо так надо, хоть мне и интересно было узнать, чем закончились её вчерашние эксперименты, но нужно помогать ближнему. Нанниты работали не покладая рук, так что особых проблем с усталостью я не испытывал, правда с каждым подходом всё больше хотелось жрать, поэтому примерно к полудню я остановил эксперимент, аргументируя это необходимостью сожрать слона. Да и состояние Тики начинало меня беспокоить. Она сейчас напоминала больше наркомана, который дорвался до очередной дозы и никак не мог остановиться.
     - Тики, хватит уже, - я решительно встал с кровати, - это уже не прикольно, и не приятно. Пойдём поедим и проветримся.
     - Продолжай, - глаза девушки стали немного бесноватыми, - я тебя не отпускала!
     - Чего? Не понял, ты сейчас на меня хвост подняла? – несмотря на всю привязанность к девушке у меня сейчас начали вставать волосы на загривке, - Ты ничего не попутала?
     - Тебе же сказано – пойдёшь, когда я тебе это разрешу! – видимо внутренняя шлюха взяла верх и теперь полностью контролировала сознание Тики, - дали большой хер – еби, пока не оторвала его к чертям собачьим!
     - Чего?
     Дальше я себя уже не контролировал, с какой-то кошачьей грацией я оказался совсем рядом со своей жёнушкой и влепил ей не кислую такую оплеуху, голова девушки дёрнулась в сторону, и любительница больших размеров отправилась в нирвану. Я проверил пульс, и убедившись, что не сломал девушке шею, отправился в столовую.
     По дороге мне попался один из моих ребят, и характерной мимикой и жестом выказал мне своё восхищение.
     - Приветствую! – я решил сразу расставить все точки над i, - что случилось, от чего такое проявление восхищения?
     - Командор, все мужчины в лагере считают вас эталоном мужества и восхищаются вами, - парень был как никогда серьёзен, - мне просто хотелось показать вам своё восхищение.
     - Тебя как зовут? – прежде чем давать по морде, я хотел узнать, кого мне нужно приголубить, - мы раньше не разговаривали с тобой.
     - Я Вацлав, Вацлав Гашек, кузнец, - было заметно, что парень очень горд своей профессией, - кую доспехи для наших воинов, вхожу в отделение обеспечения, которое возглавляет ваша супруга, Тан.
     - Уважаю, уважаю тебя за твою работу и твою честность, - я хлопнул парня по плечу, - поэтому не буду бить тебе морду.
     - Простите, Тан, если чем-то обидел Вас, - Вацлав чуть не бухнулся на колени, но я удержал его, - я не со зла!
     - Я знаю, но проявляй своё уважение и восхищение так, чтобы это не было заметно, - я постарался вложить всю свою злость и сталь в голос, - иначе всё твоё восхищение превращается в унижение и насмешку.
     - Я понял, Тан, простите меня, - трясущийся кузнец пытался кланяться и падать на колени, - Я никогда не повторю подобного!
     - Я знаю, что не повторишь, - я не снижал эмоционального давления, направляя всю свою злость прямо в парня, - а теперь, в качестве наказания, ты пойдёшь и объяснишь всем, что Тана необходимо уважать, а следующего, кто проявит своё восхищение таким образом я разорву пополам, низ скормлю рыбам, а когда всё отрастёт обратно ещё раз порву пополам, и так до тех пор, пока он не поймёт, что своего Тана каждый просто обязан уважать, тебе всё понятно?
     - Да, мой Тан, Командор!
     - Иди, и неси истину в массы! – я похлопал по щеке почти упавшего в обморок кузнеца, - Выполняй!
     Перепуганный кузнец пулей улетел к месту погрузки, где сейчас был почти весь мой контингент, а на месте, где он стоял я разглядел вполне понятную лужу. Это как же нужно было напугать крепкого и эмоционально устойчивого мужика, чтобы он обоссался? Когда Тики придёт в себя, нужно будет с ней поговорить по этому поводу. Хотя… Я закрыл глаза и попытался представить себе меню своего «компьютера». Оно появилось довольно скоро и неожиданно, но это было не меню, скорее это было похоже на картинку из дополненной реальности, где поверх обычного зрения проявились шкалы параметров организма и подсветки ближайших ко мне предметов. Меню я вызвал, теперь нужно понять, как выяснить, что сейчас произошло. Я мысленно попросил показать последнее действие. Появилась надпись в верхнем левом углу: «Вызов вспомогательного интерфейса» Настроить способ вызова?
     А почему нет? Я подумал: «Варианты вызова интерфейса?» В ответ появились варианты «Мыслекоманда», «Автоматический вызов». Не раздумывая, я подумал: «Мыслекоманда», теперь я понял, как это работает. И сразу же я подумал: «Последние десять операций». Получилось следующее:
     10. Настройка вызова интерфейса.
     9. Вызов интерфейса.
     8. Голосовое общение с гуманоидом, вывести содержание?
     7. Манипуляции с телом гуманоида, вывести подробности?
     6. Ментальная атака 4-ого уровня.
     5. Голосовое общение с гуманоидом, вывести содержание?
     4. Манипуляции с телом гуманоида, вывести подробности?
     3. Ментальная атака 4-ого уровня.
     2. Голосовое общение с гуманоидом, вывести содержание?
     1. Ментальная атака 3-ого уровня.
     Вот оно что… Значит если я сильно захочу, то могу напугать живое существо до жидкого поноса! Эта способность само по себе не хилое оружие! Мне так даже меч-кладенец не нужен! Вышел в поле, пугнул хорошенько, все враги и разбежались. Я теперь этакая установка РЭБ, только для людей, а не для техники!
     «Показать возможности ментальных атак?»
     Нет, пожалуй, пока не нужно, и интерфейс можно спрятать. Хотя, покажи описание последнего боя.
     «Аура устрашения 1-ого уровня, Аура устрашения 2-ого уровня, Атака правой рукой, конец боя».
     Это я Тики врезал что ли? А почему Аура устрашения, а не ментальная атака?
     «Ответ: Да, Ответ: Потому, что воздействие массовое на расстояние не более 5-и метров, служит для запугивания целей, ментальная атака проводится с единичной целью и служит для уничтожения нейронных связей в центральной нервной системе разумного».
     Пиздец, это я сейчас из нашего кузнеца дебила сделал?
     «Уточните команду «Пиздец». Ответ: Нет. Вы сейчас не способны на летальные ментальные атаки. Ментальная атака имеет градации по уровням и силе. Вам сейчас доступны атаки до 6-ого уровня с силой 1. Это приводит к серьёзному нервному стрессу у разумного и некоторой временной дисфункцией организма.»
     «Спасибо. Отбой»
     «Завершите запрос. Ассоциация команды «Пиздец»»
     «Это когда всё плохо и страшно»
     «Интерпретировать команду «отбой» для сворачивания интерфейса?»
     «Да». «Отбой».
     Картинки растворились, а я остался стоять в раздумьях. Точно есть о чём поговорить с Тики. Осталось только дождаться, когда она придёт в себя. И нужно всё-таки сходить на кухню. Организм не переставая просил жрать.
     Жора сегодня порадовал меня гигантским стейком и варёной картошкой. Видимо из запасов королевской армии.
     - Слушай, Георгий, а откуда картоха взялась? – я не стал тянуть с вопросом, - тут вроде не растёт ни где.
     - Так в запасах у солдат была, Тан, - Жора подтвердил мои предположения, - там много всего было.
     - Да, а ну ка покажи, что там ещё было из овощей и фруктов? – идея возникла почти сразу, - поживей давай.
     Как я и предполагал – среди запасов оказался картофель, морковь, лук, чеснок, и даже сладкий перец, баклажаны и помидоры, а также пшеница, а точнее полба, в качестве крупы для каши. Сожрать всё это просто так нельзя, нужно сохранить для будущего использования в качестве посевного материала.
     - Так Жора, собери все эти припасы, и береги, как зеницу ока, и ни в коем случае не пускай на еду, - нужно заставить повара сохранить максимум материала для последующего использования, - нам всё это пригодится на новом месте. Больше ничего не было?
     - Нет, только фрукты сушёные, но они часто попадались в припасах, Тан – это тоже нужно было использовать, - показать?
     - Да, давай!
     Среди сухофруктов оказался изюм, сушёные яблоки, абрикосы и инжир. Солдаты, похоже любили себя порадовать.
     - Это тоже сохрани, семена можно будет использовать, тут пока есть что жрать, а там хрен его знает, что будет! - мне повезло, что у меня запасливый повар, - А ты молодец, что сохранил столько продуктов.
     - Спасибо, Тан, - Повар поклонился мне, - я сберегу весь материал для использования.
     - Правильно, этим мы обеспечим себе будущее.
     - Тан, а там ещё было всякое зерно в мешках, много, наверное, быков кормили, - повар решил рассказать сразу всё, - вы посмотрите, я принесу.
     - Давай, неси.
     Пока жора побежал за фуражом, а его, как оказалось уже успели унести на корабль, в кухню вошла Тики. Она вошла тихо, что я не заметил её, я даже вздрогнул от неожиданности, когда она заговорила со мной.
     - Прости меня, мой господин, - голос Тики был заметно грустным, - я не смогла справиться с Ветой.
     - Садись, расскажи всё, - я показал на место рядом с собой, - я не сержусь на тебя, ты тоже прости меня, а то я ударил тебя, не хорошо как-то вышло.
     - Вы точно не сердитесь? – обращение на Вы, меня немного насторожило, - я не справилась.
     - Сядь рядом и всё расскажи! – я начал разговаривать уже немного жёстче, не расскажешь – разозлюсь!
     - Да, господин! – Тики тихо и аккуратно села рядом со мной, - я расскажу о причине моего помешательства.
     - Ты это, полегче с господином-то, - я понял, что перегнул палку, - и да, тоже извини меня, что я это, по роже-то дал…
     - Принимается, - Тики как-то неловко улыбнулась, - ты всё правильно сделал, раньше остановить нужно было.
     - Нужно было, - я хмыкнул, - так я ведь тоже живой, и потребности и желания у меня есть, вот и разохотило. Нанниты твои ещё, чёртовы. Так бы кончил пару раз, и успокоился.
     - Да, это проблема. – Тики вздохнула, - человеческий организм одолевают желания, поэтому иногда мы можем не совладать с ним.
     - И что же нам делать? – я подумал, что не хотелось бы оказаться в ситуации, когда взбесившиеся гормоны сделают из моей слаженной команды взбесившееся стадо, - есть идеи на этот счёт?
     - В принципе есть, - девушка явно взяла себя в руки и готова продолжить разговор в деловом русле, - ты должен проводить со своими людьми беседы, которые бы настраивали их на позитивный, рабочий путь.
     - Мне что, проповеди им читать? – я был искренне удивлён, что даже не заметил, как залез рукой в свою тарелку – о чём? Как? Если перед боем дать напутствие, так это одно, а проповеди… Да уж, подруга, придумала затею!
     - Что ты знаешь о своём вспомогательном интерфейсе? – Тики внимательно выслушала мою тираду и продолжила разговор серьёзным тоном, - Ты уже изучил его?
     - Посмотрел буковки, а что такое с этим интерфейсом? – дался ей этот интерфейс, - как он мне поможет? Будет генерировать текст проповеди?
     - Если хочешь, будет! – Тики начала сердиться на меня, - Выслушай меня, потом будешь свои глупости дальше говорить.
     - Слушаю.
     - Твой вспомогательный интерфейс может позволить тебе общаться не вербально, а ментально, - девушка смотрела мне прямо в глаза, как будто пыталась запрограммировать меня, - и мысли, которые будут слышать твои люди будут для них своеобразной программой, которая может влиять даже на поведение наннитов.
     - Ты хочешь сказать, что я могу рассказывать этим суровым мужикам всякие сказки, - я уселся поудобнее, - и они будут делать то, о чём я в это время думаю?
     - В общем да, - Тики улыбнулась, - только тебе ещё нужно научиться делать это.
     - Понятно, - я улыбнулся в ответ, - так я прямо-таки суперменом стану! Надумаю всякого, и мне весь мир подчинится!
     - Неа, - лейтенантша зачем-то показала мне язык, - только на людей с имплантированным нейро-квантовым модулем и только на расстоянии не более пятнадцати, максимум двадцати метров.
     - Да уж, кисловато как-то, - я почесал затылок, - ладно, я подумаю, о чём можно поговорить с командой.
     - Ты уж подумай.
     - Слушай, а ты придумала, что делать с кристаллом? – я решил сменить тему, - а ты как-то долго с ним возилась.
     - Придумала, - Тики без спросу начала отрезать кусочки от моего стейка и нагло их поедать, впрочем, я не думал даже ей мешать, - и уве фделала.
     - Вот как, - я рассматривал не плотно подогнанные, тонкие брёвнышки, из который была собрана большая лачуга, использующаяся теперь под кухню-столовую, - и что у тебя получилось?
     - Не знаю пока, - девушка облизывала свои тонкие пальчики, которые она умудрилась перепачкать в мясном соке, - процесс имплантации ещё не завершён.
     - А кто реципиент? – моё внимание теперь занял мох, которым не очень аккуратно были заделаны крупные щели между брёвнами, - кто-то из солдат?
     - Не совсем, - Тики отошла от своего места, чтобы налить в два больших стакана местный напиток, сделанный чёрт знает из чего, но при этом обладающий неплохим вкусом и нехилым бодрящим эффектом, - помнишь вопящую девку, которая захотела быть уборщицей?
     - Да, было такое, - я вспомнил этот вонючий комок и меня передёрнуло, - ты в неё запихала кристалл?
     - Да, других тел у меня не было, - видно было, что Тики жалко было тратить камень на такое бездарное тело, - да и в результате я не уверенна. Ладно, я побегу проверю погрузку, пора бы уже заканчивать.
     - Беги, и пришли ко мне всех капралов.
     - Так точно, командор! – и произнесена эта фраза была не шутливо, а как и положено подчинённому.
     Помещение, в котором я решил устроить совет было не то чтобы неудобное, столовая отличалась особой темнотой, магических кристаллов у нас не так много, поэтому тут применили обычные свечи, отчего тёмное помещение с одной «дверью» и совершенно без окон, освещалось обычными свечами, сделанными из пчелиного воска, которого, кстати, у меня было достаточно много, да и повторное использование ни кто не отменял. Наблюдая как на стенах пляшут отблески пламени от свечи, мне почему-то вспомнилась детская книжка про остров сокровищ, даже улыбка появилась на физиономии, и я задумавшись не заметил, что у меня убрали всё со стола, кроме глиняного бокала с местным «энергетиком».
     - Командор! – меня вернули к жизни слова одного из близнецов, - По вашему приказанию прибыли!
     - Садись, Джабраил, - я показал на место перед собой, чтобы удобнее было разговаривать, - и остальные тоже.
     - Слушаюсь! – здоровяк чуть не козырнул мне, и почти строевым шагом обошёл стол и уселся на против меня, - Только я Юсуф.
     - Иво, пока мы не начали, - я придумал как решить проблему раз и навсегда, - ты не знаешь, у нас есть краска?
     - Так точно, сейчас доставлю! – и мой непоседливый начальник разведки мухой куда-то свалил.
     - Так, пока Иво отошёл, можете расслабиться, и не сидеть за столом по стойке смирно, - близнецы забавляли меня, - и не сильно мельтешите, а то я от вас с ума сойду.
     Иво появился также шустро, как и убыл.
     - Командор! Приказание выполнено! – Иво протянул мне несколько баночек с разной краской, - Разрешите занять своё место?
     - Нет, сначала намажь их краской, - я показал на близнецов, - только разной, а то я устал уже выяснять, кто из них кто.
     Иво кинулся выполнять моё поручение, но первый, кого он хотел вполне безобидно намазать краской, по первоначальному плану это должно быть предплечье, так активно пытался выяснить, какого цвета будет краска, что в какой-то момент разведчик случайно мазнул импровизированной кистью по удивлённой роже, так что через весь лоб и половину щеки прошла широкая полоса ярко красного цвета.
     - Вот и замечательно! – я аж подпрыгнул на скамье от неожиданности, - теперь намажь остальных! Не обессудьте, братцы, теперь всем с красивыми рожами ходить.
     Иво сменил баночку и мазнул следующего близнеца, а потом повторил процедуру с последним. Теперь один сидел с Красной рожей, один с белой и один с серой.
     - Красный, тебя как зовут? – я обратился к первому близнецу.
     - Джабраил, Командор!
     - Теперь ты Джабраил Красный, найти способ закрепить краску.
     Потом Юсуф стал Белым, а Шамдил Серым. И это были первые «фамилии» в моей маленькой команде.
     - Теперь слушайте меня, - решил дать первые указания моим новым капралам, - вверенные подразделения подготовить к длительному походу, чтобы дисциплина была на высоте, мне не нужны конфликты в замкнутом пространстве.
     Вдогонку я очень мощно подумал: «Чтобы никто не вздумал порядок нарушать».
     - Вопросы есть? – я оглядел своих разноцветных капралов, - Может пояснить чего?
     - Едой запасаться или обеспечение всё сделает? – единственный вопрос задал Иво, остальные только согласно закивали.
     - Еду запасает отделение обеспечения, позже всё посчитаем и определим суточную пайку на каждого, - об этом я сразу как-то и не подумал, - Ваша задача проследить, чтобы никто ни у кого не отнимал и не воровал еду. Мне нужно, чтобы вы все прибыли к месту назначения не только живыми, но и здоровыми.
     - Так точно! – никак не могу привыкнуть к синхронным ответам братьев, - проследим!
     - Теперь возвращайтесь в свои подразделения, Иво, задержись немного, - мне нужно было подумать о конечной цели нашего путешествия, - мне нужно обсудить с тобой маршрут нашего движения.
     Иво молча кивнул и продолжил меня слушать.
     - Ты знаешь эти места? – я решил затронуть прошлые воспоминания носителя, - Или в прошлой жизни ты не ездил по Европе?
     - Я умер достаточно молодым и не успел поездить по миру, - мне показалось, что Иво сейчас немного грустный, - боюсь мне нечем будет Вам помочь.
     - Зря ты так думаешь, - план у меня уже созрел, - найди среди наших людей тех, кто родом их этих мест. хорватов, черногорцев, греков. Всех, кого найдёшь, и веди сюда.
     - Так точно! – Иво быстро встал, - Разрешите выполнять?
     - Выполняй!
     Капралы ушли, а я остался сидеть в раздумьях. Как показывает практика, не такой уж я и великомудрый. Про питание я даже и не подумал. Привык, что за меня всё решает Тики, а я только щёки надуваю. Надо будет с этим что-то делать, не очень хочется стать свадебным генералом. Ладно хоть мысль о местных жителях неожиданно проснулась в голове!
     Ждать пришлось не долго. Разведчик очень быстро вернулся, ведя с собой двоих здоровяков, оба чернявые, но лицо первого больше было похоже на араба или турка, а второй явно европеец, только пока не пойму кто.
     - Присаживайтесь и будем знакомиться, - я как обычно показал на скамью перед собой, - давайте только коротко.
     - Я Павлос Какламанис, - мужчина с немного монголоидным лицом привстал и чуть поклонился, - родом я с Кипра, прожил на земле почти девяносто лет, читал лекции по медицине, был мэром города Амальянс.
     - Меня зовут Димитрис Симеонидес, - мне показалось, что грек как-то с гордостью произносит своё имя, - я был врачом в Кентроне, приходилось много ездить, поэтому место знаю не плохо.
     - Иво, а ты специально подбирал людей именно из Греции и именно врачей? – я прищурил немного один глаз, - Или такому совпадению есть объяснение?
     Иво отвёл глаза и немного покраснел, но ответил за него один из греков:
     - Командор, не сердитесь на Иво, - Павлос взял на себя груз переговоров, - мы много обсуждали возможности по переселению, и пришли к выводу, что лучший вариант, это поселиться на берегу озера Пиньёс, что во внутренней части Греции, недалеко от Древней Олимпии.
     - Коллега, вы немного заблуждаетесь, - Димитрис взял слово не спросясь, - озеро Пиньёс искуственного происхождения, и было сделано после возведения дамбы в шестьдесят восьмом году, да оно самое крупное на Пелопоннесе, но оно искусственное, и сейчас его, скорее всего нет!
     - Позвольте, коллега, - Павлос решил не сдаваться, - с нашими сегодняшними силами мы легко создадим дамбу и у нас будет своё озеро!
     - Коллега, вы не просто заблуждаетесь, - похоже, что сейчас будет основана греко-римская борьба, - вы непроходимый тупица! С какими силами мы сможем построить дамбу? Это колоссальная работа!
     - Послушайте вы, коллега, - Павлос начал краснеть, - если вы сомневаетесь в наших силах, тогда признайте мою правоту и просто наблюдайте за великими свершениями!
     - Так, медперсонал, заткнитесь оба! – я едва не закипел, наблюдая за двумя вполне себе молодыми стариками, - в двух словах, плодородная земля там есть?
     - Есть, - греки ответили хором, - много.
     - Пресная вода там есть?
     - Река Пиньёс берёт начало в горах, - теперь ответил Димитрос, - выше плотины вода всегда была чистой а река быстрой, в ней водится форель..
     - Стоп, - я оборвал тираду Димитриса, - я сказал коротко.
     - Извиняюсь, - Димитрис попытался исправиться, но у него ничего не получилось, - но я хотел лишь описать вам красоты реки Пиньёс, чтобы у вас сложилось…
      - Я тебе сейчас голову отверну! – я понял, почему эти медики не ужились в городе, - отвечай коротко! Наше судно пройдёт по реке?
     - Да, в какой-то степени.
     - Коллега, не вводите командора в заблуждение! – Павлос снова подключился к дискуссии, - нам лучше всего добраться до реки Алфиос или даже Неда!
     - Ну знаете ли коллега, - Димитрис решил не сдаваться, - Насчёт Алфиоса я согласен, но вот что касается Неды, то вы уж точно рехнулись! Она же почти сухая!
     - Иво, проводи уважаемых медиков отсюда нахер, пока я их не прибил, - я понял, что мне нужно, - а потом возвращайся сюда.
     - Командор, при всём уважении, - начал было Павлос…
     «Беспрекословное подчинение командору» - Что было силы подумал я, глядя прямо в глаза Павлосу, и реакция меня весьма сильно удивила. Только что пытавшийся спорить медик, вытянулся по стойке смирно, и чётким голосом произнёс:
     - Командор, жду дальнейших распоряжений!
     - Проследуй в расположение подразделения для продолжения подготовки к отбытию.
     - Так точно! – и Павлос, в буквальном смысле строевым шагом, ушлёпал из столовой.
     - Однако, коллега, вас не узнать, - решил продолжить беседу Димитрос…
     «Беспрекословное подчинение командору» - повторил я опыт с Димитросом. Результат оказался такой же, и второй медик проследовал в свою часть, радостно улыбаясь выполнению приказа.
     - Иво, ты можешь двигаться по земле, точнее по берегу, быстрее, чем вёсельная посудина по морю? – вопрос не был праздным, - мне нужно, чтобы ты взял пару человек, и провёл разведку побережья для нас.
     - Командор, я могу попытаться, - Иво отвечал максимально честно, - но боюсь, что неподготовленный, скалистый берег не позволит это сделать. Лучше делать остановки и обследовать перспективные места.
     - Дело говоришь, - я хлопнул парня по плечу, - так и поступим, молодец!
     - Рад стараться, Командор! – Иво улыбался от ушей, как мальчишка, - могу идти?
     - Иди!
     Я смотрел, как вприпрыжку убегает мой начальник разведки и мне показалось, что этот замечательный мальчуган совсем ещё маленький, на самом деле. Надо будет как-нибудь спросить у него, как он попал сюда.
     - Командуешь потихоньку? – из моих мыслей меня вытянула Тики, - как успехи?
     - Да есть немного, - я посмотрел на довольную рожицу девушки, - А ты с какой целью интересуешься?
     - Да вот наблюдала сейчас за двумя твоими поклонниками, которые проповедают каждому встречному необходимость беспрекословного подчинения командору. – Тики мило улыбнулась, - Чем это ты их так?
     - Проверял мыслесвязь, - я хмыкнул, - видимо переборщил немного, достали они меня.
     - Думаю, что остальные будут тебе только благодарны, - Тики просто лучилась счастьем, - а ты развивай эту способность.
     - Постараюсь, - меня начало раздирать любопытство, - а ты чего светишься, как кристалл? Случилось чего?
     - Ага, - Тики снова заулыбалась, - пойдём, покажу!
     - Куда, зачем? – я сделал удивлённое лицо, - С какой целью?
     - Модифицированный контроллер прижился! – Тики буквально прыгала на месте как маленькая девчонка, - у меня получилось изменить базовую схему!
     - Ну ты же умница, - я захотел обнять девушку, но она выскользнула от меня как кошка, - ты чего такая возбуждённая?
     - Пойдём, покажу результат! – Тики схватила меня за руку и буквально потащила за собой, я даже удивился, откуда в ней столько силы, - Пойдём, кому говорю!
     Таким образом мы дошли до маленького сарайчика, сделанного из таких же тонких брёвен, как и все строения вокруг, только размером метра полтора на два, не больше. Однако внутри меня ждал сюрприз – там ярко светился кристалл, а стены и полы были задрапированы непонятно откуда взявшейся тканью. Прямо на полу, лицом вниз, лежала наша уборщица. По цвету кожи было заметно, что изменения начались, а на затылке, в месте имплантации образовалась характерная белая паутина, говорящая о разрастании нейронных связей. Вообще, картинка была ужасная. На белой ткани, вымазанной кровью, и на которой до сих пор валяются куски черепа, лежит грязная, худая женщина и синюшно-бледной кожей, из-под которой видно чёрные кровеносные сосуды, а на затылке разрастается пучок белой «плесени». В другой жизни меня точно вырвало бы.
     - Замечательно, - я слегка потрогал тело ногой, - а она живая вообще? И долго она так пролежит теперь?
     - Живая, не сомневайся! – Тики продолжала идиотски улыбаться, - и очень быстро придёт в себя!
     - До отбытия успеет? – я скептически скривился, - Так она слишком много места занимает.
     - Успеет, кристалл врос, - Тики нагнулась к телу и внимательно рассматривала белый пучок, - а тело мы можем и компактнее сложить.
     - Так всё-таки, чему ты радуешься?
     - Понимаешь, у контроллера нет воспоминаний, только перечень команд, а мне удалось слить воедино кристалл с памятью носителя и кристалл контроллера!
     - А это так сложно?
     - Я не знаю, раньше такого никто не делал, - Тики неожиданно кинулась ко мне и обняла меня, - А у меня получилось с первого раза! Два дня ничего не происходило, я думала, что уже потеряла носителя и кристалл, а потом контроллер начал создавать нейронные связи. Я попыталась проверить кристалл носителя, но он слился воедино с контроллером!
     - Круто, то есть мы теперь можем получить на выходе не сильно контролируемую личность, с памятью человека? – я хмыкнул, - а мне не придётся потом убивать её?
     - Нет, не придётся, - Тики заулыбалась, - контроллер не даст вредить тебе, и может программироваться тобой, как и два врача. Теперь всё получится, я точно знаю!
     - Что ж, ты молодец, - я обнял девушку, - давай теперь проверим готовность, нам пора отваливать отсюда.
     На то, чтобы кристалл полностью прижился, ушла ещё пара дней, тем временем сухой док полностью залило водой, и теперь наше Корыто, именно так я случайно «назвал» посудину покачивалось на небольших волнах. Название прилипло само-собой. Я просто ругнулся, глядя на «потрясающий» и «стремительный» дизайн корабля, а рядом оказался один из мастеров, строивших данный корабель. Естественно, я не хотел обижать мастера и сказал, что так называли одни из самых прочных и живучих кораблей у меня на родине. Соответственно очень скоро я узнал, что судно так и нарекли. Теперь у меня есть первоклассное «Корыто», построенное по всем канонам инопланетно-земного зодчества. Судно достаточно низко осело из-за веса груза, и мне стали хорошо видны палубные постройки.
     Прежде всего стрела крана, сделана из цельных брёвен и имеющая несколько блоков для погрузки и разгрузки посудины, ещё на судне был установлен длинный «сарай», представляющий собой кают-компанию и кубрик для всей нашей ватаги. Если учесть, что длиной он был почти во всю посудину, то можно было предположить, что разместиться внутри можно с относительным комфортом. Погрузочное окно трюма расположилось на носу посудины, а затем и кают-сарай, заканчивающийся почти у самой кормы. На крышу сарая примостили небольшую лесенку, и уже там располагалось рулевое весло. То есть кормчий будет на самой высокой точке судна. Может быть это и правильно, с технической точки зрения, но, если начнётся шторм, я не позавидую бедолаге.
     Никакой мачты на корабле не оказалось, а ряды сидений и уключины вдоль бортов навели меня на печальные мысли. По сути, это был ялик-переросток, со всеми его плюсами и минусами. Я насчитал двенадцать пар скамей, как раз по количеству мужчин в отряде, включая меня. Я не боялся грести вёслами, но вот отсутствие определённости меня угнетало.
     Последними загрузили большие кувшины с водой и четверо носилок с выздоравливающими новоиспечёнными членами нашей команды. Среди раненых оказались двое бывший солдат, которым ещё предстояло вырастить заново конечности, поэтому из обильно поили странной смесью, которую готовила тики из компонентов медицинского и пищевого картриджей. Для меня было удивительно наблюдать, как отрубленная культя постепенно вытягивается и на конце зарождаются новые пальцы. Жаль, что у меня на земле не было такой технологии.
     - Командор, - тихонько окликнула меня Тики, - нам пора.
     Я огляделся вокруг, и понял, что вся команда построилась и ждёт команды грузиться на борт и отчаливать. Наш маленький форт стоял с открытыми воротами и разорёнными хижинами внутри. От Корыта потягивало коровьим навозом и свежей смолой. Больше нас тут ничего не держало.
     - Экипаж! По местам! – я сейчас больше вспоминал и придумывал, чем знал на самом деле, - Бегом марш!
     И полсотни ног резво загрохотали по трапу, от чего даже гружёная посудина стала создавать рябь на воде. Мы с Тики зашли последними.
     - Трап убрать! – следующая команда сопроводилась грохотом тяжёлого дощатого настила, - Отдать концы!
     Новоиспечённые матросы резво отвязали петли канатов и быстро втащили из на борт. Ничем не удерживаемая посудина покачнулась бортами и уткнулась кормой в стену дока, правда несколько сильный мужиков, непонятно откуда взявшимися шестами, довольно ловко вытолкали массивную тушу Корыта из дока. Видел бы его Лив Хансен, обделался бы от зависти! На таком не то, что рыбу ловить, жить можно месяцами, не заходя в порт!
     - Командор, вам нужно пройти на мостик, - Тики указала мне на лесенку к кормовому веслу, - Вы должны управлять судном.
     - Хорошо, будешь дублировать команды, - я твёрдым шагом направился к мостику, - пошли со мной!
     С мостика вид на корабль открывался совершенно невероятный. все скамьи оказалось хорошо видно, а мостик не просто площадка на крыше, а вполне себе неплохо оборудованное место для управления кораблём. Даже небольшие бортики имелись.
     - По местам стоять! – Я начал входить во вкус командования, - Вёсла в воду!
     - По местам стоять, вёсла вводу! - с носового мостика послышался довольно зычный голос Тики.
     - Полный вперёд! – моё сердце начало часто биться, когда я почувствовал первый толчок вёсел о воду, - С богом, ребятки…
     Три пары глаз наблюдали из прибрежных зарослей, как огромное, по местным меркам, судно медленно выходит на просторы реки, и разворачивается по его течению, кто знает, увидят ли они ещё раз это рукотворное чудо.


     При создании обложки использовался рисунок с сайта pixabay.com по лицензии СС0
     Автор ArtTower
     Название barbarian-4616094

Оценка: 3.06*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"