Ермаков Эдуард Юрьевич: другие произведения.

Епископ при смерти

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перевод стихотворения английского поэта XIX века Роберта Браунинга. Оно представляет излюбленный автором тип "драматического монолога".

  
  
   ЕПИСКОП ПРИ СМЕРТИ
   (как он заказывал себе погребение в церкви св.Праксидии, Рим, 15.. год.
  
  
   Суета, сказал мудрец, все суета!
   Приблизьтесь к постели, рядом станьте.
   Ну где же Ансельм? - Вы сыны или родичи -
   Ох Господи, увы моей памяти!
   Была она многих мужчин достойнее,
   И старый Гендольф завидовал жены моей прелести,
   Но в прошлом осталось прошедшее,
   И давно опочила она, а я стал епископом...
   Потому помните, что жизнь - это сон.
   Что она и к чему она? Я не ведаю,
   Лишь чувствую, как вытекает жизнь каждый час
   Из меня, покуда лежу в зале каменном,
   И ощущаю умиротворение...
   Покой! Церковь здешняя была местом убежища,
   Тут и быть могиле моей. Здесь сражался я
   Не жалея ни зубов ни ногтей, за благо ближнего...
   -А старый Гендольф обманул меня, хитрая бестия!
   Камень хорош, им с юга доставленный,
   Коим прикрыл он своё стерво, прости Господи!
   Но и моя здесь келья не тесная,
   Можно видеть край кафедры проповедника,
   И часть хоров - сиденья тихие,
   А сверху купол - жилище ангелов,
   Где солнечный свет в стёклах множится.
   Здесь быть и гробнице моей
   Из базальта прочного; окончу путь свой
   В некоей скинии, в окружении
   Девяти колонн - пусть попарно стоят
   И в ногах последняя, где сейчас Ансельм.
   Все из редкого мрамора, цвета персика
   Пышного, искристого, как дорогое вино.
   - Этот старик Гендольф с его гробницею
   Из мрамора, как лук слоистого -
   Пусть он будет виден мне! - Цвета персика,
   Розово- непорочного! Дорого достался он!
   В год, когда в церкви бушевал пожар -
   Сколь многое спасено, а не утрачено!
   Сыновья! Дождавшись смерти моей,
   Раскопайте пруд при винограднике,
   Там, где стоит пресс масляный
   И найдете на дне - о Господи!
   Нет сил терпеть! - в листве закопанный,
   Сохраненный в ветвях оливковых
   Ляпис-лазури кус - о Боже праведный!
   Большой, как голова еврея отсеченная,
   Голубой, как вены на груди Богородицы...
   Сыны, все завещаю вам, моим наследникам,
   И отличную виллу Фраскати с термами,
   Потому - пусть лежит та глыба меж колен,
   Подобно тому, как в церкви Иисусовой
   Держит Господь в руках шар земной!
   Останется Гендольфу смотреть да завидовать!
   Годы наши, как челнок, бегут,
   Умирает муж, и не найти следов...
   Велю гробницу делать из базальта черного,
   Вдвое темнее, чем nero attico,
   Ибо лучше вам фриза не выдумать,
   Чтоб украсить место упокоения.
   Обещайте сделать рельеф бронзовый
   Панами и Нимфами украшенный,
   Также треножниками, вазами и тирсами,
   И Спасителя, говорящего проповедь Нагорную,
   Святую Праксидию во славе её,
   И Пана, Нимфу обнажающего,
   И Моисея со скрижалями... Но вижу я,
   Совсем меня не слышите! Ансельм, что задумали?
   По смерти волю мою нарушить надеетесь,
   И сделать гроб из травертина бедного,
   Чтобы Гендольф из склепа подхихикивал!?
   Нет - уважьте меня - все из яшмы сделайте,
   Из яшмы, клянитесь, иначе разгневаюсь!
   Жаль оставить мне ванну мою, зеленую,
   Из цельного куска, как фисташковый орех -
   Но ещё яшма в мире сыщется...
   Благосклонна ко мне святая Праксидия,
   Для вас лошадей ли не вымолю,
   И старинных свитков греческих,
   Иль девиц с бедрами округлыми?
   - А когда будете писать эпитафию,
   Изберите Туллия латынь изысканную,
   Не ту безвкусицу, что у Гендольфа выбита;
   Туллия, мастера! Ульпиан пред ним никто!
   Вот так отныне хочу покоиться
   Я в церкви моей века целые
   Слушая звуки литургии божественной,
   Наблюдая вечный обряд причастия,
   И свет свечей восковых, и чувствуя
   Сильный, густой, волнующий дух ладана!
   Не как сейчас лежу, умирающий
   Медленно, будто жизнь вытекает каплями,
   Ладони сжав, будто держу посох пастырский,
   Ноги вытянув, будто земли коснуться могу,
   И одежды мои последние
   Уже легли скульптурными складками.
   Вот свечи гаснут, и думы странные
   Входят в меня, и шумит в ушах,
   Будто жил я уже до сей жизни земной,
   И о папах, кардиналах и епископах,
   О святом Праксидии и его Нагорной проповеди,
   И о матери вашей, бледной, с очами говорящими,
   И о новонайденных урнах агатовых
   Свежих, как день, и о мрамора языке,
   Латыни ясной и классической...
   Ага, ELUCESCEBAT говорит наш друг!?
   Нет, Туллия, Ульпиана в крайнем случае!
   Тяжел был мой путь и короток.
   Весь ляпис, весь, детки! Иль папе Римскому
   Все отписать? Сердца не ешьте мне!
   Глаза ваши, как ящерицы, бегают,
   Блестят, как у покойной матери,
   Не задумали вы разъять мой фриз,
   Изменить мой план, заполнить вазу
   Гроздьями, маску добавить и терм,
   И рысь привязать к треножнику,
   Дабы она повергла тирс, прыгая,
   Для удобства моего на смертном одре,
   Где лежу я, вынужден спрашивать:
   "Жив ли я или умер уже"?
   Оставьте меня, оставьте, негодные!
   Неблагодарностью вы меня измучали,
   До смерти довели - желали этого,
   Богом клянусь, желали этого!
   -Почему здесь камни крошатся,
   Проступает пот на них, как будто мертвые
   Из могил наружу просачиваются -
   Чтобы мир восхитить, нет боле ляписа!
   Ну, идите же! Благословляю вас.
   Мало свечей, но в ряд поставлены.
   Уходя, склоните головы, как певчие,
   И оставьте меня в церкви моей, церкви убежища
   Где смогу в покое я посматривать
   Как Гендольф из гроба ухмыляется -
   До сих пор завидует, так хороша она была!
  
  
   Примечания:
  
   Церковь св. Праксидии находится в Риме.
   "Камень, как лук слоистый" - чиполлино, итальянский слоистый мрамор.
   Ляпис - лазурь - поделочный камень ярко-голубого цвета; самый большой кусок такого камня в Италии находится в церкви Иисуса (Рим).
   Nero attico - итальянский черный мрамор.
   Рукописи (древне) греческие - модный в эпоху Ренессанса предмет коллекционирования.
   Травертин - обычный римский камень-известняк.
   Тирс - жезл, с которым изображают древнегреческого бога Диониса (Вакха).
   Терм - бюст на квадратной в сечении колонне (так изображали в древнем Риме бога Терминуса).
   Туллий - римский оратор, представитель классического латинского языка и стиля Марк Туллий Цицерон.
   Ульпиан - писатель более поздней эпохи ( 2 век н.э.), эпохи "поздней" латыни. ELUCESCEBAT - поздняя форма латыни ( Цицерон сказал бы ELUCEBAT).
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"