Ермаков Эдуард Юрьевич: другие произведения.

Р.Киплинг Стихотворения из различных сборников

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перу Киплинга принадлежат сотни стихотворений. В его наследии есть как чисто поэтические сборники, так и сборники, чередующие рассказы и стихи, нередко связанные с фабулой рассказа. При составлении этого сборника я не старался соблюдать четкую временную последовательность создания стихов, скорее предпочитая передать читателю крайнее разнообразие тем и приемов автора.

  
  
  
  
  Стихотворения из различных сборников
  
  
  Перу Киплинга принадлежат сотни стихотворений. В его наследии есть как чисто поэтические сборники, так и сборники, чередующие рассказы и стихи, нередко связанные с фабулой рассказа. При составлении этого сборника я не старался соблюдать четкую временную последовательность создания стихов, скорее предпочитая передать читателю крайнее разнообразие тем и приемов автора.
  
  
  *
  
  Из сборника "Семь морей"
  
  
  Песня Англичан
  
  *
  
  Береговые огни
  
  В белой пене наши брови, водоросли на боках,
  Соль морей седых, шумящих на израненных ногах;
  Рифы, шхеры и заливы, бухта, пляж и гор гряда -
  Англии Огни мигают, в Англию спешат суда!
  
  Сквозь неспешных летних полдней бесконечный гобелен,
  Сквозь Канала бурный ветер, хриплый вой и рев сирен -
  Днем за вымпелом промокшим, ночью по следам ракет -
  Как овец домашних стадо, корабли ступают в след.
  
  В темноте стоим на страже, знаки шлем мы морякам;
  Огонек, к земле спешащий, сонных жен зовет к мольбам;
  Век не дремлем - взор к прибою - горячее нет цепей,
  Что юнца связали в море с девушкой в тиши аллей.
  
  Клиперы за шерстью юга понеслись - к крылу крыло,
  С Бремена и Гулля баржи проседают тяжело -
  Всех заметим, всем единый шлем в опасности сигнал,
  Китобой плетется с Данди или флагман режет вал.
  
  Идите сюда, суда с Востока, где над фортами заря!
  Бейтесь, шхуны, с ветром Юга, мимо Горна путь торя!
  Челноки станков имперских, славно ткань пучин сплетать,
  И Огни Береговые рады вам светить опять!
  
  Бегите, бегите по Каналу - в горькой соли борта брус,
  Да, скорей входите в Лондон, ценный доставляя груз!
  Ну же! Толки, разговоры - груз Империи? Зачем? -
  Англии Огни вели вас; вы - ответ безмолвный всем!
  
  *
  
  Песня мертвых
  
  Ныне слушайте Песню Мертвых - там, где Север, льда горят грани,
  Спят искатели, глядя на Полюс, рядом - крытые кожей сани.
  Песня Мертвых звучит на Юге - солнцем русла сухие прогреты,
  Там останки коней лижет динго, воет, видя людей скелеты.
  Песня Мертвых звучит на Востоке - в джунглях влажных, гнилых и буйных,
  Где в ущельях вопят павианы, в грязной луже нежится буйвол.
  Песня Мертвых над Западом - пустошь, что украла пришельцев силы,
  Где тюки потрошат росомахи, вырывая из волглой могилы.
  Ныне слушайте Песню Мертвых!
  
  1
  
  Грезили мы - звали грезы прочь из людных городов,
  Мнилось нам - за горизонтом странный, новый путь готов.
  Слух пришел, пришло Виденье, Воля, что родит Дела,
  И Душа - не нашим ровня - за собой нас повела.
  Как телята - как олешки - скучно в стаде было нам -
  С верой детскою, наивной шли мы по путям.
  Кончились дрова - припасы - и закончилась вода,
  С верой детскою, наивной гибли мы тогда.
  В прериях, в песках и дебрях соглашались мы уснуть,
  Чтобы сыновья шли следом, по костям сверяя путь.
  Следом - следом поспешите! Нами корень орошен,
  Пусть плоды приносит древо, раскроется бутон.
  Следом! Ждем давно мы, лежа у истоптанных дорог,
  Шума голосов хозяйских, шума многих новых ног.
  Следом, следом поспешите - наши зерна в борозде,
  Мы костями застолбили вам владения везде!
  
  
  Когда Дрейк дошел к мысу Горн,
  Тем самым дав Англии власть,
  Между новых валов и пустых берегов
  Наш Дом - наш Союз был рожден
  (Тем самым дав Англии власть!)
  
  Чья вовек не закроется дверь,
  Ни ночью, ни солнечным днем,
  Если сможет герой рискнуть головой
  За моря, не страшась потерь
  (Ни ночью, ни солнечным днем),
  
  Но быть Дому вечно живым,
  И в том поклянемся сейчас,
  Если в вольный полёт - радость в сердце поёт -
  Приключеньям навстречу спешим
  (И в этом клянемся сейчас!)
  
  2
  Наше море кормили мы тысячу лет,
  Но, голодное, стонет оно,
  И любая волна - словно памятный знак
  Англичанам, ушедшим на дно.
  Лучших кинули здесь в тины мерзкую взвесь -
  Чайкам радость, акулам кусок;
  Если кровь - цена превосходству,
  Господь, мы платили в срок!
  
  Набегая, от нас вдаль уносит волна
  Корабли, корабли без конца,
  Отступая, для нас оставляет волна
  На прибрежном песке мертвеца -
  От Дюсси и до Свина - найдешь везде
  На унылом береге труп;
  Если кровь - цена превосходству,
  Если кровь - цена превосходству,
  Господь, никто не был скуп!
  
  Наше море кормить нам тысячи лет,
  В этом все - и гордость и честь.
  Было так, когда шла "Золотая лань",
  И в сегодняшних бедах так есть.
  Ныне призрачный свет запылал на скале,
  И крушит корабли риф седой;
  Если кровь - цена превосходству,
  Если кровь - цена превосходству,
  Если кровь - цена превосходству,
  Господь, мы заплатим собой!
  
  *
  
  Подводные кабели
  
  Крушенья вершатся над нами; прах медленно падает вниз -
  Вниз во мрак, во мрак беспредельный, где змеи слепые сплелись;
  Где не слышно ни звука, ни эха, в пустынях придонной тьмы,
  По равнинам из серой грязи в кожухах протянулись мы.
  
  Здесь, в чреве старого мира - здесь, у Земли прочных пут -
  Слова, слова человека, стучат, и скользят, и бегут -
  Новости, радость, печали, поздравление или приказ,
  Ибо Сила Покой возмутила, не имея ни ног ни глаз.
  
  Пробудились бессмертные Твари; повержен отец-Время в ил;
  Пожатие рук через бездну, ниже света на много миль.
  Тише! Над крайнею хлябью разговоры ведет человек,
  Пролетает новое слово: еле слышно - "Мы вместе. Навек!"
  
  *
  Песня сыновей
  От самых концов земли - дары у открытой двери -
  Измена сильна, но твои сыновья сильнее - поверь!
  От стонов погибших людей, рычания волчьей стаи
  Обратись, и будет мир - твой. Гордись, какими мы стали!
  Сочти - мало нас, или слабы? Слишком груба наша речь?
  Земель не хватает? Реши - твоей Крови в наших ли жилах течь?
  
  Собравшихся у колен, о Мать, допусти во врата, под своды -
  Заморские дети, мы жаждем говорить со своим родом.
  Не во тьме воюем, где подлость, презренье, насмешки,
  Выставляя любовь на продажу, сердца отдавая в спешке.
  Дар один приносим сегодня - Любовь без торгов и упрека -
  Услышь детей своих слово, из стран за морем глубоким!
  
  *
  Песни городов
  
  Бомбей
  Как Королева юная, как Королева-мать,
  Щедроты всех морей я щедрою рукой
  Бросаю в жернова, спеша все племена смешать
  В народ единый свой.
  
  Калькутта
  
  Меня Река лелеет, любит Океан,
  Богатство ищет, Короли хотят иметь.
  Правь, Англия! Я Азия - на глине я Титан,
  Я Золото и Смерть.
  
  Мадрас
  
  Клайв целовал меня в уста, и в бровь, и в лоб,
  Корону в поцелуях дивных обрела
  Получше королевских. Ныне - ведьма из трущоб,
  Я памятью светла.
  
  Рангун
  
  Привет, о Мать! Купцом меня зовут?
  Не надо! Бритый жрец мне важен, и молений звон,
  В шелках мужей и дев я собираю тут,
  Где славен Шве Дагон.
  
  Сингапур
  
  Привет, о Мать! И запад и восток -
  Все помощь просят, чтоб машины починить.
  В торговле я второй. Сужу - товаров ток
  Пустить иль перекрыть.
  
  Гонг - Конг
  
  Храни меня, о Мать! Пусть Прайя крепко спит
  Под грузом бесконечных кораблей,
  Но бди! Вон континент: как буря закипит,
  Бей громом батарей!
  
  Галифакс
  
  В тумане берег сторожат мои суда,
  За ними - крепость юная стоит как кряж.
  Честь Севера готов хранить всегда
  Бессонный, верный страж.
  
  Квебек и Монреаль
  
  Мир - наш удел. Но вздорный, подлый слух,
  Родившись шуткой, злобой став, ползет червем.
  Мы помним битвы прошлые, и укрепляя дух,
  Без страха ждем!
  
  Виктория
  
  С востока на закат летят слова, быстрее ветерка,
  Но Запад на Востоке от моей воды кудрей;
  С Востоком Запад цепь скрепила на века,
  И не найти прочней!
  
  Кейптаун
  
  Привет! Давно я сплю в холмах, под шум листвы,
  Объект торговли или драк. Узнайте сущность сна:
  Вот бы от Линии до Львиной Головы
  Была одна страна!
  
  Мельбурн
  
  Привет! Не страх, не милость поместили нас
  Меж жаждой золота и страшною жарой,
  В стране, чей громок и беспечен глас,
  Как в гавани прибой.
  
  Сидней
  
  Хэй! Я во благо обратил позорное пятно;
  Упорством станет бесшабашный грех;
  В моей крови пылает тропиков вино,
  У ног лежит Успех!
  
  Брисбейн
  
  Род северный под южным небосклоном - я;
  Для нужд Империи здесь Нацию создам;
  Через страданья, боль да процветет земля
  На зависть чужакам!
  
  Хобарт
  
  С любовью создан, злобой обращен был в ад,
  Но ради деточек мой искупил позор;
  За честный труд - покоя, мира клад
  Бог предо мной простёр.
  
  Окленд
  
  Даль, край, предел; глушь, что милее всех,
  Над нами, здесь всегда погода хороша;
  Но люди и отсюда (под природы смех)
  За Счастьем вдаль спешат!
  
  *
  
  Ответ Англии
  
  Воистину Крови сыны - способны карать и жалеть;
  Склоняться не станете вы любому пришельцу под плеть.
  Вы плоть от плоти моей, и кость от моих костей,
  Не мягче суровых отцов, не тверже достойных детей.
  Слов глубже наша любовь, и жизни сильней наша связь,
  Но мы поцелуев не шлем друг другу, однажды сойдясь.
  Не ослабли руки мои, и сила еще не ушла,
  И млеком налиты сосцы, пусть многих детей родила.
  Вам двери раскрыв широко, места приготовила мать,
  Вам будет где поговорить, моя драгоценная Знать -
  Далеких Походов вожди, Глубоких Морей господа,
   К растившей вас маме седой скорее спешите сюда!
  Сумеете поговорить, где с братом встречается брат -
  Про блага Народов своих, про Честь и про Расы диктат.
  И мы обещанье дадим. Пока наша Кровь горяча -
  Приму я вашу любовь, дав силу вашим плечам:
  В день страшный Армагеддона, последней великой борьбы,
  Наш Дом соберется вместе, не рухнут его столбы.
  Теперь в нем девять устоев, крепление - узел тройной;
  Законы там станут Законом, где твердо правят страной.
  Вот этот - для Пустоши серой, этот - для ярких Цветов,
  Этот - для Поросли южной, а тот - для кленовых Листов.
  Закон ваш законами станет, и я промолчу, не виня,
  Ведь вы - сыны моей Крови, и мамой зовете меня.
  Теперь с родней говорите, и слушайте близких ответ -
  Для слов скупых, откровенных английский язык - лучше нет!
  В работе своей оставайтесь упорны всегда и смелы,
  Не дайте отвлечь вас от цели случайным словам похвалы.
  Трудитесь и мудрыми будьте - не важно, с пером ли, с мечом,
  Не боги, не малые дети - мужчины в мире мужском!
  
  ********************
  
  
  Из различных сборников
  
  
  Россия - пацифистам
  
  1918
  
  
  Бог в помощь, мирные джентльмены, храните свой уют,
  Но - бросьте игры на минуту - здесь мертвые встают!
  Армий трупы, Градов трупы - сколько их, не счесть.
  Бог в помощь, милые джентльмены: вы постигли весть?
  Споем же: - Могилы выройте друзьям,
  Ведь нет земли у них.
  Даруйте покой их усталым костям...
  Кто завтра будет, господа,
  В канавах гнить сырых?
  
  Бог в помощь, мирные джентльмены, но - дайте же пройти,
  Себе широкую, как Англия, могилу разгрести.
  Наши Власть, Богатство, Слава и Любовь к стране своей
  Триста лет росли и крепли, но погибли в триста дней.
  Споем же: - Щедрее лей бензин
  На груды у дорог.
  Даруйте тепло им средь темных равнин...
  Кому гореть так, господа,
  Настанет завтра срок?
  
  Бог в помощь, умные джентльмены, пусть тихим будет сон!
  Здесь звука нет, движенья, тени - все выметено вон,
  Только лишь рыданий звуки, черный дым ползет, змеясь,
  Тень народа разглядите, грубо втоптанную в грязь.
  Споем же: - На всех беды клеймо;
  Голодным дайте хлеб.
  Даруйте им хлеб, как им дали ярмо...
  Кто завтра следом, господа,
  В ярмо пойдет и в склеп?
  
  Бог в помощь, резвые джентльмены: у вас не тот размах!
  Вы зрели Царство, что так скоро поверглось в пыль и прах?
  Пусть печёт привычно лето, и идет зимою снег -
  Пали кров, надежда, вера, имя и страна навек!
  Споем же: - Скорей зарыть - и прочь,
  Но тяжек почвы гнёт!
  Погиб наш Народ, и ему не помочь...
  Кто завтра сгинет, господа,
  В небытие уйдет?
  
  (Из сборника "Годы между...")
  
  
  ***
  
  Четыре вестника
  
  
  Адам сидел под Древом, под яблоней дремал,
  И Дух Земли спустился, в дар Землю предлагал.
  Но не захотел Адам
  С плугом ползать по полям.
  Припев: Ветром, Землею, Водой и Огнем -
  Чем не владеешь ты в мире своём?
  (А яблоня вся в почках.)
  
  Адам сидел под Древом, под яблоней дремал,
  И Дух Морей спустился, в дар Воды предлагал.
  Но не пожелал Адам
  В лодке плавать по морям.
  Припев: Водою и Ветром, Землей и Огнем -
  Чем не владеешь ты в мире своём?
  (А яблоня в листве.)
  
  Адам сидел под Древом, под яблоней дремал,
  И Дух Ветров спустился, в дар Воздух предлагал.
  Только не готов Адам
  Пролетать по облакам.
  Припев: Ветром, Водою, Землей и Огнем -
  Чем не владеешь ты в мире своём?
  (А яблоня в бутонах.)
  
  Адам сидел под Древом, под яблоней дремал,
  И Дух Огня спустился, но слова не сказал -
  Он зажег Огонь упрямый,
  В сердце вдул его Адаму.
  Припев: Сердце, о сердце, вспыхни Огнем,
  Счастья достигни ты в мире своем!
  (А яблоня в цвету.)
  
  Когда Адам трудился за Райскою стеной,
  Брал Землю он, брал Воду, брал матерьял любой,
  И, научен черным горем,
  Овладеть сумел он вскоре
  Ветром, Водою, Землей и Огнем -
  Но был несчастен в мире своём!
  (А яблоню срубили.)
  
  (Из сборника "Действия и противодействия")
  
  
  ***
  
  Призыв
  
  
  Шепот облетел тот край, где летом вызрел урожай,
  И над стогом высок небосвод.
  Напевает: "Поздно, поздно, пчелы спят, и меркнут звезды,
  Англичане, окончен ваш год".
  
  Вы слышали гром на просторе морском,
  И как дождь шумит в хладной мгле;
  Вы слышали песнь - "Ну когда? Скучно здесь!"
  Так вставайте на прежний след!
  
  Не для нас старца Сима шатры, дорогая,
  Безмятежная тишь, мирный кров;
  Ныне время нам выйти на след, на наш след, прежний след,
  Снова встать, всем нам встать - Длинный След всегда будет нов!
  
  Встреть над Норда страной солнца глаз ледяной,
  Будь на Зюйде, где Горн ревет;
  К Исту ход устремив, в Миссисипский Залив,
  Иль на Вест - до Златых Ворот.
  
  Где сбывается жуткая ложь, дорогая,
  Там, где явь чудней наших снов,
  Там мужчины выходят на след, на свой след, прежний след,
  Только там жизнь бурлит - Длинный След всегда будет нов!
  
  Серы дни, кругом тоска, в старом небе - облака,
  Воздух спертый в тусклом свете ламп;
  Душу заложить рискну я за встречную волну,
  За "Бильбао" - грязный, черный трамп. 1
  
  Дагомейцы - матросы пьяны, дорогая,
  И наложен груз выше бортов,
  Но он нос устремил на наш след, этот след, прежний след,
  От Кадикса по следу спешит - Длинный След всегда будет нов!
  
  Три пути даны Землей - ввысь орлом, иль вниз змеёй,
  Иль пешком, как девам и мужам.
  А мне поднять бы якоря, плыть на судне чрез моря,
  Северной Торговой по пятам. 2
  
  Слушай - мачты смычками гудят, дорогая,
  И внимай барабанам винтов;
  Слышишь - режет корабль этот след, старый след, прежний след,
  На волну и с волны, чуя след, Длинный След, что всегда будет нов?
  
  Видишь - трубы бьются в шоке, Питер прыгает на фоке, 3
  Тянут кранцы хриплый свой мотив,
  Ворот ходит с громким скрипом, тали ёрзают над слипом,
  И визжит канат, натягивая шкив?
  
  Да, там "Сходни поднять!" кричат, дорогая,
  Там "Слева отдать швартов"!
  Там "Сзади чисто!", и найден наш след, старый след, прежний след,
  Мы вернулись опять на тот след, Длинный След, что всегда будет нов!
  
  О, пусть будут там туманы, и ярятся ураганы,
  Души леденит нам плач сирен!
  Мы над бездной еле-еле, но ползем к незримой цели,
  С плеском лот бросая морю в плен!
  
  Ловер-Хоуп нас встретит теперь, дорогая,
  В преддверии Ганфлитских Песков!
  И пусть Мышь гонит зелень на след, прежний след, старый след,
  Светит Гулля огонь по пути - Длинный След всегда будет нов.
  
  Тропик! Ночью мрака нет, и кильватер весь в огне,
  Даже днем так небо не блестит.
  Киль ныряет в бурунах, луч звезды достал до дна,
  Прыгая, взбивает пламя кит.
  
  Тросы соль запятнала навек, дорогая,
  Солнце съело краски бортов,
  Но спешим мы по следу - о, тот след, старый след, прежний след,
  К югу мы отклонились, но след, Длинный След - он всегда будет нов!
  
  Проведите судно к дому, пусть прибой подобен грому
  И шумящие моря окрест,
  И гудит, стучит машина, содрогается пучина,
  И высоко всходит Южный Крест!
  
  Наши звезды зажгутся опять, дорогая,
  На вельвете среди облаков.
  Как друзья, наведут нас на след, старый след, прежний след,
  Божий знак, что мы вышли на след, Длинный След, что всегда будет нов.
  
  Сердце, сохрани азарт - от Форланда к мысу Старт
  Мы летим, но не выбран весь пар,
  Много миль осталось грозных, но найдем наш малый остров,
  Где так свеж нарциссов нектар.
  
  Вы слышали гром на просторе морском,
  И как дождь гудит в хладной мгле;
  Вы слышали песнь - "Ну когда? Скучно здесь!"
  Так вставайте на прежний след!
  
  Лишь Бог знает, что можем найти, дорогая,
  И Он знает, долг наш каков -
  Но опять мы выходим на след, на наш след, прежний след,
  Твердо встали, суда устремили - Длинный След всегда будет нов!
  
  ______________________________
  
  1 трамп - частный пароход, ходящий без определенного маршрута и расписания.
  2 имеется в виду одна из английских торговых компаний.
  3 Питер - флаг-сигнал "Поднять паруса".
  
  ***
  
  Новый Рыцарь
  
  
  Кто подаст орден Бани?
  Мокрый, вылез вперед
  Рядовой Джунглей-Пот:
  - Я пропарю, как в бане!
  
  Пропоет кто псалом?
  - Пальм Высоких отряд!
  Ветры злые свистят,
  Но поем мы псалом.
  
  Кто возьмется за меч?
  Солнце: - Я, горячо,
  Новичку на плечо
  Возложу острый меч.
  
  Кто затянет ремень?
  - Я, Дрянной Рацион,
  Научу за сезон,
  Как жевать свой ремень.
  
  Шпоры где для него?
  - Я принес - молвил Шеф,
  Строго всех оглядев:
  - Я пришпорю его.
  
  Кто пожмет ему длань?
  Говорит Лихорадка:
  - Не люблю играть в прятки -
  Сотрясу его длань.
  
  Напоит кто вином?
  Отвечает Хинин:
  - Я люблю не один
  Приходить, но с вином.
  
  Кто назначит Искус?
  Я! - сказала Земля.
  Кто достоин руля,
  Тот пройдет мой Искус.
  
  Скажет кто: "Посвящен?!"
  Говорит Мать седая:
  - Меж всех выделяя,
  Я скажу: "Посвящен!"
  
  Галахад славный призван на поиск Добра
  По такому обряду ... иль то было вчера?
  
  
  Из сборника "Действия и противодействия"
  
  
  ***
  
  Гимн телесной боли
  
  
  О, жуткая Забвенья мать,
  Поможет плети взмах
  Души страданья прочь изгнать
  И память о грехах.
  
  Червь добрый вечно гложет нас,
  Огонь усердный жжет -
  Но милостью Твоей всех спас
  Печали большей гнет.
  
  Он Твой - бессонной ночи взор,
  Слез горестных ответ,
  Когда час муки власть простер
  На много тысяч лет,
  
  Твой Мрак - сгустившаяся кровь
  И боли страшный крик,
  И Твой - Рассвет, что явит вновь
  Веселый жизни лик.
  
  Твоя - тоски пустая сень,
  Которой все не впрок -
  Под вечер скажет: "Был бы день!",
  А днем: "Дай вечер, Бог!"
  
  (Из сборника "Пределы и преодоления")
  
  ***
  
  Загадка мастерских
  
  
  Когда зелень и злато Эдема озарил взор рожденных светил,
  Праотец наш Адам, сев под Древом, палкой что-то в грязи чертил;
  То был первый Рисунок в мире, и всем сердцем ценил он свой труд...
  Шепчет Дьявол из листьев: "Красиво; только есть ли Искусство тут?"
  
  Чтоб начать всю работу снова, он с женой поспешил уйти вниз,
  Так возникла обида, ведь Критик осудил его первый эскиз;
  Сыновьям мастерство он оставил, и был весел Дьявол хромой:
  "Тут Искусство?" он Каину шепчет, восхищаясь свежим клеймом.
  
  Возвели потом Башню, чтоб звезды щекотать и свить небо в жгут.
  В кирпичах брякнул Дьявол: "Эффектно; только где же Искусство тут?"
  И пылились камни в карьерах, и подъемный кран встал налегке,
  Ведь о Выспренних Целях Искусства каждый врал на своём языке.
  
  Шли раздоры и битвы на Юге, хвастал Север, сражался Восток...
  Чтоб земное зло смыть, льются воды, Красной Глины распался кусок -
  Отдыхал мир, как холст белоснежный, но вернулась голубка в закут,
  И пробулькал Дьявол под килем: "Человек, где ж Искусство тут?"
  
  Как Сад Райский, стара эта сказка, и молочного зуба свежей -
  Всяк безусый юнец теперь - Мастер и Искусства, и Высших Идей;
  Каждый слышит, что мрак рядом дышит, и усохло сердце как трут,
  И скребет в стекло Дьявол: "Ну, создал; только есть ли Искусство тут?"
  
  Древо Рая смогли мы подрезать, уместив под церквей потолком,
  И смогли накормить наших предков мы искусственным тухлым желтком,
  Ясно нам, что хвост машет собакой, и что лошадь дрожки везут,
  Но бормочет Дьявол, как прежде: "Только где же Искусство тут?"
  
  Когда Лондона солнце бледнеет перед яркостью Клубных светил,
  Собираются дети Адама, каждый что-то в грязи начертил -
  Чертят перья на почве могильной, и чернил уже вычерпан пруд,
  Ведь из листьев шипит Дьявол: "Верно! Только где же Искусство тут?"
  
  И теперь, коль в Эдем войдём снова, где струятся Четыре Реки,
  Где лежит на траве Венок Евы - до сих пор свежи лепестки,
  И, пока часовой грозный дремлет, мы украдкой скользнём по задам -
  Волей Божьей узнаем не больше, чем познал отец наш Адам.
  
  ***
  
  Хадрамаути
  
  
  Кто знает белого сердце? Поймет его племя?
  Все его сдержки и меры? В какое он время
  Смеется, прощает, казнит? Зачем он, ликуя,
  С войной к нам пришел? Его не люблю я.
  
  Он плодит гнев хозяев - повсюду он входит
  Обут, не покрывшись. Кричит, речь заводит
  О детях и даже о женах - а это обидно!
  Похоже, Аллах его создал стократно бесстыдным.
  
  Раз один пришел, плача. Знай, щедры мы в Пустыне:
  По следам крался Мститель - но я его принял.
  Не спросив, кого он прикончил, его напоил я,
  Кормил, словно брата. Но Иблиса укрыл я.
  
  Он был обезьяний сын, от жары он дымился,
  Он болтал, тряс руками. Я страдал, но крепился.
  Что он чувствовал, думал - все видно снаружи.
  Я был кротким... Он мерзок, как жаба в луже!
  
  Я крутил свою бороду, сидя пред ним в молчанье.
  Ничтожный молчать не мог, хоть Смерть за плечами.
  Я думал: "Это усталость". Но он, доброты не помня,
  Что-то чирикнув, как птица, засмеялся в лицо мне!
  
  Почему я убил чужака? Он лишил меня чести.
  Я коня дал ему своего, я жил с ним вместе.
  Он ел рис и мясо козы. Но глупцу стыд неведом.
  Он, смеясь, уехал. Я неслышно шел следом
  С саблей в руке. Он был буен, будто нетрезвый.
  Он смеялся под звездами. За то я его зарезал!
  
  _________________________
  Хадрамаут - южная Аравия
  
  (Из сборника "Простые истории")
  
  ***
  
  Синие розы
  
  
  Красных роз и белых роз
  Для любимой я принёс.
  Но не люб ей пышный пук -
  Синей розы просит вдруг.
  
  Обошел я целый свет,
  Ведь такого чуда нет.
  Это подвиг, и большой,
  Но смеялись надо мной.
  
  Вот зима - дошел едва...
  Моя дурочка мертва.
  Ей понюхать не суметь
  Розы те, что дарит Смерть.
  
  За могилой, вдалеке
  Может, синяя в руке.
  Был напрасен мой обет -
  Красных, белых лучше нет.
  
   (Из романа "Свет погас")
  
  
  ***
  Осада фей
  
  На страже стать - таков приказ -
  И вот стою в броне,
  В войну, как в крикет, я играл с юных лет,
  Но нынче игра не по мне.
  Как можно сражаться с незримым копьем,
  С клинком, чья невидима сталь?
  Эй, бросайте мечи и несите ключи
  Сновидцу, чей сон явью стал!
  
  Что б ни велел - быть по сему!
  Гнев не буди, чудак!
  Не бежал я врагов, не страшился штыков -
  Но нынче все вовсе не так.
  С Посланником Бога сражаться не мне,
  (Ведь Пославший разит наповал),
  Настежь двери, пусть в дом он войдет с торжеством -
  Сновидец, чей сон явью стал!
  
  Пред Императором чужим
  Стоял я как скала;
  Пред Короной Тройной я не ник головой,
  Но нынче - другие дела.
  Сражаться не стану я с Силой Небес,
  Опусти ему мостик, капрал!
  Крикнем все как один: Это наш Господин -
  Мечтатель, чей сон явью стал!
  ______________________________
  "Осада фей" - аллегорическая средневековая повесть.
  "Тройная Корона" - приз в одном из известных английских теннисных турниров (здесь упоминается, конечно, в ироническом смысле)
  
  Из романа "Ким"
  
  ***
  
  Стишки с открытки
  
  
  То найдешь, то теряешь - все верно;
  Но я лишь теряю сполна.
  Что ж теперь, обеднеть безмерно?
  Ведь жизнь мне дана одна!
  Уйти? Так другой не сыщешь.
  Прожечь? Это просто срам.
  Самый мудрый путь: человеком будь,
  И Случай все сделает сам!
  Щедрей! Будь щедрей, Фортуна!
  Хоть все отними, хоть удвой.
  Встречи я не ищу с Фортуной,
  Пусть Фортуна бредет вслед за мной.
  
  Неудача - совсем не дама,
  Ее сыщешь средь уличных шлюх,
  Неопрятна, дурна и упряма,
  Вмиг насядет и вышибет дух!
  Встреча с ней - дурное решенье,
  С ней беседа - сплошной криминал!
  Отвечай же битьем, коли скажет "пойдем",
  Ейный бюст чтоб препоной не встал.
  Щедрей! Будь щедрей, Фортуна!
  Что? Опять, Ваша Милость, каприз?
  Встречи я не хочу с Фортуной,
  Чтоб меня не обрушила вниз!
  
  И Удача - совсем не дама:
  Стерва-баба, всех прочих наглей,
  Зла, спесива, как чертова мама,
  Не желает любить, хоть убей!
  Ты: "привет!" - она льнет к другому!
  Ты: "пойдем!" - она прочь стремглав!
  А попробуй, отстань, обругай эту дрянь -
  Мигом вцепится в твой рукав!
  Щедрей! Будь щедрей, Фортуна!
  Я тебе ни враг, ни клеврет.
  Если я не бегу за Фортуной -
  Побежит мне Фортуна вслед!
  
  (Из романа "Ким")
  
  ***
  
  Блудный сын
  
  (Западная версия)
  
  
  Я к дому родному пришел опять,
  Накормлен, обласкан, прощен опять,
  К обширной семье приобщен опять,
  Как плоть от плоти, любим.
  Тут жирный телец готов для меня,
  Но корки милее мослов для меня,
  Двор скотный - излюбленный кров для меня,
  Вернусь я к свиньям своим.
  
  Всегда я был грубоват - вот так -
  (Тому огорчался мой брат - вот так!)
  Но, думаю, свинки простят - вот так -
  Что сам я немного свинья.
  Я ужинать к слугам иду, и к рабам:
  Там хлеб мякинный подносят к губам,
  Но смех там звучит (привыкай к отрубям!)
  Какого не знает семья.
  
  В печали отец, поучает меня,
  И братец сердит, презирает меня,
  Молитвами мать укрощает меня...
  Я с руганью вышел во двор.
  "Ты в грубости скотской не виноват,
  Пойми наконец - от рабов лишь разврат,
  А кто с ними дружит - хуже стократ..."
  Вранье! Не заслужен позор!
  
  Истратил я суть свою - в этом винюсь,
  Беспутно жизнь прожил - в этом винюсь,
  Но хуже грехов не свершил - в том клянусь!
  Чем склонны свершать все вы.
  Что деньги спустил - не забыл ни один,
  Блуждал и блудил - не забыл ни один;
  Что был я в миру совершенно один,
  О том вы ни слова - увы!
  
  Ограблен богатого мужа сынок - в тот же час...
  Одежды, и той сохранить он не смог - в тот же час,
  Но пусть изнемог он - а дух не угас!
  Батрачить я стал - до поры.
  И ночи и дни проводил я в хлеву,
  Со свиньями пищу делил я в хлеву,
  Общался с купцом - изучил я в хлеву
  Основы торговой игры.
  
  К работе своей я вернусь опять,
  Ограбить решат - извернусь опять,
  На шею другим не усядусь опять,
  Чтоб ближний лентяя нёс.
  Отец, я ушел. Все прощу я тебе.
  Увидимся, мать. Напишу я тебе...
  Невежливым быть не хотел я к тебе,
  Но, братец, ТЫ - жалкий пес!
  
  (Из романа "Ким")
  
  ***
  
  Победители
  
  Где же мораль? Кто в пути - понять смог.
  Когда ночка темна и не видно тропы,
  Тот истинный друг, кто с тобой меж дорог,
  Но оставь за спиной неумех тупых.
  К вышнему Трону, до Адских глубин -
  Скорее доедет, кто едет один.
  
  Белые руки хватают узду,
  Шпоры снимают с потертых сапог,
  Голос любимый: "Останься в саду!"
  Липнут уста... В ножнах дремлет клинок.
  Там скисли надежды, где греет камин...
  Скорее доедет, кто едет один.
  
  Гибнет в пути - по своей лишь вине,
  Себя обвинив в неудаче своей,
  А победил - вольно шарит в казне,
  Слава и злато - достойный трофей.
  Всю землю присвоит, и сам невредим,
  Кто скрытно и споро скачет один.
  
  Если, к смиренью и скорби привык,
  Друг призывает заняться трудом -
  Песенку спой, что сложил еретик:
  Я-то с добычей, а ты, брат, с горбом,
  Помощь приму, но - себе господин -
  Скорее доеду, коль еду один!
  
  
  (Из сборника "История Гетсби")
  
  
  ***
  
  Песня о Пятой Реке
  
  
  Когда из Эдема впервые
  Четыре Реки потекли,
  Был каждой хозяин назначен
  Из лучших людей земли.
  
  Но, только окончилось дело
  (Сказители ныне поют) -
  Явился угрюмый Израиль
  Потребовать долю свою.
  
  И Тот, Кому реки покорны,
  Сказал: "Сколь захватит рука,
  Возьми ты песка с почвы черной -
  Вмиг Пятая будет готова,
  Всех прежних намного мощнее;
  Сокрытой пребудет река -
  Секрет, что дарую Я с нею,
  Познаешь лишь ты и твой Род".
  И все совершилось по Слову:
  Глубоко по Земли черным жилам,
  Приняв влагу тысяч ключей,
  Тех, что рынкам приносят доход,
  Подмывая власть Королей,
  Нарождается пятая Сила -
  Исполняя Божий зарок,
  Льется Золота тайный Поток.
  
  Отбросив и скиптр и венец,
  Покинул Израиль дворец.
  Веселится, играет волна:
  Там, где в землю уходит она,
  Он нырнул до темных глубин,
  И провел в подземелье год,
  А зачем - никто не поймет -
  Это знает Израиль один.
  
  Изучить он Пятую смог -
  Любит ту, что чудесней всех.
  Понимает пучин гулкий ток,
  Слышит Песню Реки, слышит смех.
  Наперёд скажет: "Близится спад",
  Что иссякли ключи, ощутив -
  В позабытых всеми песках,
  Скрывших дальний, пустынный Юг.
  
  Наперед скажет: "Скоро разлив",
  Ведь ледник начал таять в горах -
  Среди хладных, белых громад,
  Сотни лиг за Полярный круг.
  Он ведает - будет жара,
  И чует ливень с небес,
  Ему внятна времен игра -
  Обратит все на пользу себе.
  
  Правитель, что правит без Трона,
  И Князь, что свой Меч обронил,
  Бредет непонятной стезей
  Израиль, всюду чужой:
  Он много стран покорил,
  Но ни в одной он не Царь.
  И Река бережет непреклонно
  Секрет бытия своего
  Лишь для него одного,
  Как было ей сказано встарь.
  
  (Из сборника сказок "Пэк с холма Пак")
  
  ***
  
  Песня астролога
  
  
  
  Любовью согреты,
  Мы смотрим на них:
  На Небе планеты
  В доспехах златых!
  Кто, пеший и конный,
  Пойдет к нам войной,
  Если Звезд полк бессонный
  Хранит наш покой?
  
  Мечты и доктрины,
  Что в сердце храним,
  С огнем их едины,
  И мы слиты с ним.
  Миры и Идеи,
  И прах и росток -
  Все силы лелеет
  Один лишь исток.
  
  (Лишь рук своих власти
  Ты веришь пока?
  Над целым, над частью
  Власть Звезд велика!
  В земном и небесном
  Всесильны они.
  Мудрец! Клад чудесный
  Открой, оцени!)
  
  Терзает дрожь Землю -
  Кричим: "Почему?"
  Земля ж слепо внемлет
  Царю своему.
  Со дня сотворенья
  Трепещет она;
  То - сердца биенья:
  В Творца влюблена.
  
  Волна крушит крепи,
  Ревет водопад,
  Потоп спущен с цепи,
  Кругом стон и ад:
  Бессильны плотины,
  Не свяжем злых крыл;
  Уйдет Знак - быстрины
  Умерят свой пыл.
  
  Неймет разум долы
  За бездной времен,
  Где делят нам долю,
  Где рок наш решен.
  Но Те, кто решают,
  Чью делим мы Суть,
  Рабам отмеряют
  Посильный лишь путь.
  
  Хоть ужас томит нас,
  Смелее держись:
  Лишь то поразит нас,
  Что дарит нам жизнь.
  Венчает надежда
  Конец наших дней -
  Стихий мощь безбрежна,
  Но Милость сильней.
  
  Пусть радость без меры
  Пылает в груди;
  В Предвечного веруй
  И песнь заведи:
  Кто, пеший и конный,
  Пойдет к нам войной,
  Если Звезд полк бессонный
  Хранит наш покой?
  
  
  (Из сборника сказок "Пэк с холма Пак")
  
  ***
  
  Город сна
  
  
  В час, когда в небе алеет заря,
   И фонари брезжат чуть,
  Ты видишь дорогу в Мечтаний Моря,
   Трудный к Замку Забвения путь -
  Где не знают забот бедняк и урод,
   И больному боль не страшна?
  Но мы - О горе! Несчастные мы!
   Мы неусыпные - горькие мы!
  Нас День - полицейский обратно ведет,
   Уходим из Города Сна!
  
  Стремятся от трона, и от алтаря,
   Бумаг, и мотыг, и оков,
  И к Замку летят сквозь Мечтаний Моря -
   Вход чудный замкнуться готов.
  Ночь им право дала - смыть дурные дела,
   В Купель окунувшись до дна,
  Но мы - О горе! Несчастные мы!
   Души бессонные - горькие мы!
  Нас День - полицейский обратно ведет,
   Уходим из Города Сна!
  
  В час, когда в небе алеет заря,
   К людям спускается сон,
  Видим мы Град сквозь Мечтаний Моря,
   Но недоступен нам он!
  От надежных оград мы уходим назад,
   Спины горбим, смеется луна,
  Горе! О горе! Несчастные мы!
   Души бессонные - горькие мы!
  Нас День - полицейский обратно ведет,
   Уходим из Города Сна!
  
  (Из сборника "Труды дневные")
  
  ***
  
  Песня раввина
  
  Достигнешь мыслью Рая -
  Сумей остаться там,
  Ведь проще ей, страдая,
  Бродить по пропастям.
  Напрасные надежды,
  Безумные мечты
  И страх - вот дом твой прежний,
  Что ныне бросил ты.
  
  И призраку былого
  Остаться не позволь,
  Не помяни ни словом
  Ни ненависть, ни боль.
  Сокройся средь потемок,
  Там, где земного нет,
  Пусть не найдет потомок
  Твоих страданий след.
  
  Грустишь? Понять попробуй -
  Где вспыхнет гнев в очах,
  Чей ум займется злобой,
  Кого наш сдавит страх?
  Грустишь? Тень нашей фальши,
  Уныния печать
  Распространятся дальше,
  Чем можем предсказать.
  
  Да, жизнь, как кровь, как воды,
  Прольется на песок;
  Бог нам отмерил годы,
  Но нас спасет лишь Бог:
  Пусть в нас не хватит Веры
  И не сильна Любовь,
  Тех, кто грешил без меры,
  Он не отвергнет вновь.
  
  (Из сборника "Действия и противодействия")
  
  ***
  
  Задача Короля
  
  
  Когда был разграблен Город, от Рима осталось - имя,
  Тьма свет заслонила, а Вилфрид был славен делами своими,
  (Так сказано старым поэтом) граничной линии вдоль
  Между Лесов и Утесов правил саксонский Король.
  Упрям был тогдашний народец, от лорда до батрака -
  Меча и дубья не боялись, хоть мяли им часто бока.
  Радостей ищут попроще, откажешь - полезут в ножи,
  В путях своих стойки, упорны, как кабаны и ежи.
  Закон на Советах творили - расправа или штраф -
  На землю, на выпас, на рубку - довольно было прав -
  Решенья деревни и рынка - про пиво, про мясо, про криль,
  Цена за Брамбергскую лошадь, цена за Гастингса киль.
  Так, на могилах друидов, средь Римского царства руин,
  Строили грубо, но крепко опору грядущих годин;
  В прошлом - пята легионов, в грядущем норманнов напасть -
  Начали грубо, но крепко ладить порядок и власть.
  Грубо, но прочно творили - и сейчас ты видишь вокруг
  Меж полей и оград извивы, что чертил осьмиконный плуг.
  Пришел король с Хамтуна, пройдя чрез Босенхам,
  И сжег жестоко Леве, а Юз предал мечам.
  Он бил их на Месте Совета - удары ножей и копий,
  Окружив внезапно под Селси, когда воины были у Копей.
  В лесах, на равнинах, в болотах Саксы сражались жарко,
  Но желуди трижды опали, пока стала свободной марка.
  Трижды орехи сбирали, и Белтейна палили костры,
  И трижды солили свинину, как выполз враг из норы.
  Прогнали из Хамтуна, и взят Босенхам в борьбе,
  И Рагнор взят, и Вилтон - все земли забрали себе.
  От Гиллинга до Алресфорда стоят лагерями войска,
  Но гнев стал тревожить Саксов - от лорда до батрака.
  Гнев на тяготы боя, на волчью хитрость врагов -
  То коварно юлят, убегают, то внезапно насядут с боков;
  Гнев на тупые копья - кузнецу платить было надо,
  Стыд за сданные стены, за гибель в лесных засадах.
  У печей, на рынках, в тавернах, где ни звучал разговор -
  Бахвальства стыдились Саксы, и гневом горел каждый взор.
  Да, кто-то пил и не помнил, а кто-то склонялся в мольбе,
  Но большинство - гнев утишив - посылало упреки себе.
  Так, собираясь толпою, пришли они на Совет -
  У каждого щит за плечами, и каждый в позор одет.
  Ибо старинный обычай - Совет не свершится доколь,
  (Так сказано старым поэтом) их дел не узнает Король.
  "Эдвард, король Саксонский (вот их воля) - известно везде:
  Народ с Королем едины - в победах или в беде.
  Совместно считаем заслуги: после ссор и драк, дележей
  Разбили дурацких пришельцев - потратив много дней.
  Совместно сочтем и потери: на оружии нашем порча,
  Колдуны наводили чары, брала воинов злая корча.
  Хоть были чисты дороги, а к сраженьям у нас сноровка,
  Но стали как сонные все мы, глаза отвели нам ловко.
  Мы на ходу дремали, под властью злобных чар,
  Стеснял движенья воздух, нетвердым был удар.
  И были мы недальновидны - верили всякому вздору,
  Чужое считали своим мы, в непрочном искали опору:
  Сочли, что щит дарит защиту, что силу вручает меч -
  Меч, купленный по дешевке, и щит, снятый с чуждых плеч;
  Что если мы начали бодро, то будет удачным итог,
  Что, пусть и глупы мы, но к бою подарит нам разум Бог;
  Колдуны навредили много, только мы осознали ныне -
  Эти маги - в лагере нашем, имена им Лень и Гордыня.
  Мы хвалились победой до брани, было лени оружье оплотом,
  И гордыня таились в народе, как живет зараза в болоте,
  Ожидая игрищ военных, чтоб пустить всюду душный дым,
  Как из Оксни ползет лихорадка, тростником играя сухим.
  Но теперь заразу избыли - проливая обильно кровь,
  Пусть тела пострадали изрядно, мы не будем глупцами вновь.
  Ныне вольные, снова готовы собираться мы в ратный стан,
  Извлекая из битв уроки - и батрак, и воин, и тан.
  Говорят ныне громко во храмах, в коих чтили богов войны,
  Над оружием предков хохочут, тычут пальцами, разъярены,
  Колесницы святые позорят, скиптр хулят и старинный доспех,
  Опершись на копья, болтают, оскорбительный слышен смех.
  Здесь и там пускает остроты старый, опытный в деле боец,
  Смех Презрения власть обретает - Переменам он мать и отец.
  Что несут они нам - не знаем, будет радость или же боль,
  Потому ты учить нас должен. Вот задача твоя, Король!"
  
  (Из сборника "Путешествия и открытия")
  
  ***
  
  Песня странствий
  
  Где Геро, лампада где,
  Что Леандра призывала?
  Нет конца времен чреде,
  Рима, Греции не стало.
  Дремлем, скука опустила
  Рваные "Арго" ветрила.
  
  Кроют пепел, пыль и прах
  Славный храм Весталки - девы,
  Зрим на древних алтарях
  Только сорных трав посевы.
  Лагерем стоит Забвенье,
  Свет застило серой сенью.
  
  Пусть без Солнца спит страна,
  Нам ли странствовать без цели?
  Если в облаках Луна -
  Надо, чтоб костры горели?
  Фараоны нас учили
  Жизни проводить в могиле?
  
  Нет! пусть тянет Рок на дно
  И сковало Время цепи,
  Но Искусство нам дано -
  Время вышибить из крепи:
  Солнечных коней машины
  Обгоняют в мах единый.
  
  Вот тогда Пространство, нам
  Став слугой, а не владыкой,
  Путь, как меч, сложив к ногам,
  К власти проведет великой
  Победителей, готовых
  К поискам владений новых.
  
  
  (Из сборника "Письма семье")
  
  ***
  
  
  Единый Сын
  
  Спустив засов, закрыв замок, она огонь зажгла;
  Был слышен за порогом вой, и лапа дверь скребла.
  Согрело пламя малый дом, и страх прогнало вон,
  Единый Сын заснул, как спал, и вновь увидел сон.
  Но, искры выбросив, бревно рассыпалось в золе,
  И вновь вскочил Единый Сын, и вопросил во мгле:
  "Я женщиной рожден, и грудь рождала детский смех?
  Так почему мне снится сон про мягкий серый мех?
  Я женщиной рожден, отец ласкал меня рукой?
  Так почему во сне клыки мой берегли покой?
  Я был единственным всегда у матери моей?
  Так почему во сне грызусь я с парочкой друзей?
  Я в молоко всегда макал сухой ячменный хлеб?
  Мне виделась во сне коза, что не вернется в хлев!
  Мне полночь снилась, быстрый бег и алой крови зов,
  И пасти алые у тех, что мясо рвут с боков!
  Вам надо час, и час еще, восхода ждать луны -
  Стропила крыши, словно днем, мне и сейчас видны!
  За лигу, две шумит порог, олени бродят там -
  Я слышу: блеет сосунок, мать ищет по кустам!
  За лигу, две шумит порог, там между гор поля -
  Я слышу: пляшет ветерок, пшеницу шевеля!
  Открой же дверь, покоя нет - Единый Сын идет
  Узнать - то волки ждут меня, иль собственный мой род!"
  --
  Подняв засов, убрав замок, открыла дверь опять,
  И вот - волчица мчится внутрь, сыночка приласкать!
  
  
  (Из сборника "Многие помыслы")
  
  
   ***
  
  
  Река должников
  
  - Кто там хромает за спиною?
  -- Враг. Неизбежен бой, милорд.
  - Помчался вровень он со мною!
  -- То вашей силы тень, милорд.
  
  - Я обернусь, мне страх неведом!
  -- Все ускользает он, милорд.
  - Как с солнечным сражаться светом?
  -- Случится нынче суд, милорд.
  
  - Задержит солнца кто сиянье?
  -- Король Навин. Он мертв, милорд.
  - О, дайте час на покаянье!
  -- Молили сестры так, милорд.
  
  - Я грешным ныне умираю!
  -- Пока вы целы, о милорд.
  - Приходит ужас, смерти чаю!
  -- Теперь не слуги мы, милорд.
  
  - Так где судьбы моей укрытье?
  -- Три лиги нам скакать, милорд.
  - Вы лошадям добавьте прыти!
  -- Назавтра нам нужны, милорд.
  
  - Мне - завтра нет! Снимите цепи!
  -- На сестрах нет цепей, милорд.
  Пойти под меч страшитесь слепо,
  Но - разве убежать, милорд?
  
  - Вы сгубите живую душу!
  -- Кричали сестры так, милорд.
  - Уйти без исповеди трушу!
  -- Они погибли так, милорд.
  
  - Сотрите пот с лица хотя бы!
  -- Намочим кожу вновь, милорд.
  - О, нет спасенья плоти слабой!
  -- Пора. Забудьте плоть, милорд!
  
  
  (Из романа "Свет погас")
  
  
  ***
  
  Детерминист
  
  
  Не знаю, кто же, в облаках
  Сокрывшись от забот,
  Держа цветной сосуд в руках,
  На землю Радость льёт,
  
  Кто повелел свистеть стрижам,
  Будить наш сонный шар -
  Спасенье полным слез очам,
  Согбенным спинам дар;
  
  Кто в нить Судьбы Удачу вплёл
  У жертвы за спиной,
  И вместо Факта на престол
  Зовет Абсурд святой,
  
  Чтоб Смех, в избытке чувства нем,
  Согрев больную грудь,
  Рождая новый вздох, затем
  Нашел наружу путь.
  
  В церквях такого Бога нет,
  И глух восторгов глас,
  Природы Хор хранит секрет
  Его Имен от нас.
  
  Но, вдруг, окажется раскрыт
  Средь Сил шальной игры
  Той Силой, что Ему творит
  И розы, и миры.
  
   (Из сборника "Путешествия и открытия")
  
  ***
  
  
  Песня о семи городах
  
  Был я Царь городов, несказанно богатых.
  Мне семь шумных Градов платили щедрую дань.
  В них ворота из кости, бастионы отделаны златом,
  Неподкупная стража - амазонки из дальних стран.
  Всякий в мире на цыпочках шел, приходя под Стены,
  Ни Король, ни Войско не смущали подданных труд:
  Ни коням, ни тарану не осилить высокие Стены,
  Ни Толпе, ни Тирану не оспорить моих причуд.
  Целый день мои гордые слуги, в доспехи одеты,
  С пеньем брали добычу, все земли спеша объять.
  А на них покусятся - отгоняли клинками беды,
  И в дыму шумной битвы добивалась победы рать!
  Над войной и торговлей вчера возвышались Стены,
  А сейчас, где стояли, не увидишь и ломаный гроб.
  Ведь Река, поднимаясь в полночь, мои сокрушила Стены,
  Уравняв с Атлантидой и Градом, что смыл Потоп.
  Ливень к ливню - вздувались каналы вокруг них,
  Локоть к локтю - земель не видно, ушли в волну,
  А потом осмелели потоки, стремясь утопить их,
  Все мои народы и Грады пропали за ночь одну!
  Глубоко между ив залегли их опоры, добычею тленья,
  Балки там, где сломались, а колонны - повержены где;
  Воеводы, сокровища их, не рожденные их поколенья,
  Что пропали, погибли в заиленной, грязной воде.
  О Царевны славного Дома, освящавшие эти Стены,
  Среброгласые Дщери, их несущий надежды Май,
  Женихи их Июня - даже вас не спасли мои Стены,
  Как и девок бесплодных, способных только на лай.
  Но я Царь городов - и я снова воздвигну Стены,
  Семь твердынь на скалах - и бессилен любой потоп!
  Крови черной, упорной народом опять населю я Стены,
  Будет так, пусть пройду я немало троп.
  Соберутся под звуки труб, и мои восстановят Стены,
  Всепобедны, в доспехах, и однажды увижу, Царь:
  Всякий в мире смиренно пойдет, приходя под Стены,
  Колесницы и кони от них побегут, как встарь!
  
  ***
  
  Ромул и Рем
  
  Совсем не думал волчий сын,
  Когда построил дом,
  Что будет вечно славен Рим
  В могуществе своем!
  
  Дошел слабейший из бродяг
  До Тибра налегке,
  Из глины стены кое-как
  Слепил он на песке.
  
  Со смехом брат вскочил на вал -
  Мол, низок он и хил.
  Тут Ромул вдруг Судьбу познал
  И Рема зарубил.
  
  Как мысль, был быстр его удар.
  Он понял в эту ночь:
  Неверье сгубит навсегда
  Невызревшую мощь,
  
  Надежды будущих веков
  Не сбудутся; совсем
  Не будет Пап, царей, певцов,
  Коль преуспеет Рем -
  
  И брата отослал к богам;
  Когда зажглась заря,
  Вернулся к глине и киркам,
  Вновь Стену мастеря.
  
  (Из сборника "Письма семье")
  
  
  ***
  
  Мы и Они
  
  От папы я слышал не раз,
  От дяди и прочей родни,
  Что нет никого лучше Нас,
  Что Нам не ровня Они.
  За морем обилье Их рас,
  А Мы здесь живем искони...
  Но - разве поверишь! - Те смотрят на Нас
  И думают - "Это Они".
  
  Мы режем бифштексы ножом,
  Таков Наш правильный путь;
  А кто рис жует над листом,
  Являет собой Страх и Жуть.
  Пусть ест червяков папуас,
  В кустах проводя свои дни -
  Но (просто скандал!) гордо смотрит на Нас:
  "Противные эти Они!"
  
  Двустволкой Мы бьем голубей,
  Они же копьем валят льва.
  У Нас - шарфы до ушей,
  Они же прикрыты едва.
  Им гостя радостен глас,
  Мы любим остаться одни;
  И, после всего, презирают там Нас -
  Мол, дикие эти Они!
  
  Еду Нам на кухне готовь,
  И двери у Нас на замке;
  Они же пьют свежую кровь,
  Усевшись на теплом песке.
  У Нас есть таблеток запас,
  Им ближе шаманов огни;
  Но (звери, язычники!) смотрят на Нас
  И видят: тупые Они!
  
  От близких Мы слышим не раз,
  От Нашей достойной родни,
  Что нет никого лучше Нас,
  Что нас окружили Они.
  Их край Нам ловушку припас:
  Поселишься - станешь сродни...
  Начнешь ты - подумай! - дивиться на Нас
  И думать - "Вот так Они!"
  
  
  (Из сборника "Прибыли и убытки")
  
  **************************************************************************
  
  Читайте также полный билингвальный текст "Казарменных баллад" на http://zhurnal.lib.ru/editors/e/ermakow_e_j/barrack.shtml
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"