Ермакова Олеся: другие произведения.

Перезвон дождя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.23*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что можно услышать средь перезвона дождя? Может быть, он пробудит ото сна древнюю легенду или сказку, в которую вдруг захочется поверить? ...А что вы знаете о Водяном?


   Кап-кап. Стук-стук.
   Бьется в ставни косматый ветер. Стучит грохочущей дробью за ставнями дождь. Страшно. Боязно. А вокруг только темнота. Затаившаяся, текучая. Ни ковров, ни пола, ни печки, где ухват стоит - ничего не видать. Словно слились очертания в единое всё вобравшее месиво, тёмное и пушистое, как шёрстка у любимой олюшкиной кошки Ночки, которую за привычку перед людьми поперек дороги сигать поминают недобрым словом все суеверные бабы и мужики в деревне. И чего животинку ругают, глупые, разве кошка виновата, что такой уродилась - чёрной как смоль и с глазами зеленющими? Она ж зла не делает, наоборот, в амбарах домовых всех мышей повыловила, иногда и соседских бегает погонять.
   Поёжилась Олюшка и закуталась поплотнее в лоскутное одеяло. Лето, но дрожь её бьёт - хворает девица. Да и ночевать одной - неуютно, привыкла, что хата от народу ломится, то там то здесь голоса - спорят, препираются. А эту ночь ей одной придётся куковать. Уехала вся семья к сестре старшой на именины в соседнюю деревню, а Олюшку как хворую дома оставили со Златкой. Но с сороки-Златки какой уход да спрос? Чуть вечерять начало, упорхнула сестрица на игрища и посиделки - праздник Водяниц, да и ночь перед ним волшебная, чарующая, красных девиц сманивающая кострами, песням , древними сказаниями и удалыми молодцами. Златка и её бы с собой взяла, да побоялась, что Олюшка ещё пуще разболеется. Вот, казалось бы, две сестрицы родные, одна другую чуть боле года старше, а похожи они, как яблоки с разных веток. Злата стройная, тоненькая, словно берёзка, а глаза озорные, весёлые и смешливые с бесенятами на дне. Олёна же вроде и краше кажется, но задумчивая, молчаливая, не по годам серьёзная. Даже им будто, и не ей должно было достаться - девицу с малолетства Олюшкой величают.
   Кап-кап. Стук-стук.
   Не унимается дождь, словно хочет, окаянный, ещё сильней душу девичью взбаламутить, заставляя старинные предания со дна памяти подниматься.
   А темнота все держит, неволит, не желает расступаться. Вроде и бояться глупо - дом-то родный, знакомый, давно к хозяевам приученный, но чаще стучит сердце, замирая в ожидании чего-то неизведанного, но непременно чудесного. Нелепица весь этот страх! Шестнадцать годков минуло Олюшке, не дите малое! А глупости всякие так и норовят припомниться. Тем более день сегодня не обыкновенный - Праздник Водяниц, когда нечистая сила пуще лютует, а русалки-фараонки могут хвост отбросить и по земле ходить, как красны девицы, парней наивных красою своею заманивая. А еще баяют, что выходит в этот день Водяной из владений своих и отправляется невесту искать...
   Давние это слухи, никто уж и не упомнит, было ль - не было...
   Старухи детишек запугивают, будто Водяной он страшный, косматый, с волосами из тины речной, кожей бледною, как у нежити подлунной, и глазами рыбьими мутными. Утаскивает он людей близ воды ночью блуждающих к себе на дно и не отпускает боле - вынуждены они дале Водяному и дочерям его прислуживать, ну, а в супругах невенчанных у него кикимора болотная. Может, оно и так, но баяют и другое...
   Мол, наговаривают на Водяного, чтоб девицы взбалмошные не удумали и вправду на него решиться поглядеть. А пригож - не каждому молодцу Боги красоту такую даровали. Волосы вовсе не зелёные, а светлые и шелковистые, как у эльфа какого. Глаза же его и злоязычник не сподобиться назвать мутными или тусклыми - веет от них морской лазурью. Раз заглянет в них девица, и пропала отныне для мира и для семьи - ничего кроме Водяного видеть в жизни не пожелает, коли попытается её родня дома удержать, руки на себя наложит.
   Жила во времена давние в одной деревне (кто ж упомнит в какой? давно сиё было) красавица и умница, родительская любимица, Олёна (Олюшка, когда услышала впервые у костра эту байку, улыбнулась сходству своего имени с героиней сказанья). Работящая была девка, сметливая и по хозяйству ловкая. Женихи вокруг вились стаями, но никто не мог сердце девичье похитить. Как родители ни старались дочку образумить, мол, осмьнадцать скоро минет, а ты всё в девках (Олюшка вздохнула от схожести проблем - родители тоже порывались сосватать за соседа Власа). Олёна упрямой была и на своём стояла твёрдо - молодцам улыбалась, но на игрища ходить или другие празднества предпочитала с подругами али одна. Подружки скоро все уж замужни были, в чужие семьи поуехали, дитями обзаводиться начали. А девки помоложе невзлюбили норовистую красавицу и сторониться стали. Олёна стала чаще по лесу гулять, щебет пичуг скоро стала различать. Особенно полюбилась ей ива у речки. Залезет и, над гладью речной склонившись, песню заведёт старинную жалостливую - голос у неё звонче и чище родниковой воды. Рыбаки мимо проплывали - заслушивались, но сманить певунью с дерева не удавалось, пока сама вечером домой не отправиться. По деревне Олёну стали в шутку русалкой звать, мол, сядет над рекой и песни чудесные поёт, сердца молодецкие пленяя, зачаровывая.
   Долго ли, коротко, стали родители за дочкой другие странности замечать. Уйдёт на реку грустная, угрюмая, а вернется - счастливая, смешливая и радостная, будто с суженным повидалась. Как-то раз гром с небес грянул, дождь ведром хлынул, а Олёна вернулась домой сухая и не озябла почти, словно от дождя кто её укрывал заботливо. Отец в один вечер вопрос к дочери поставил прямо:
   - Хватит в лес на свиданки тайные бегать! Принесешь в подоле дитятко, кто отвечать будет? Коли добр молодец тебе глянулся, пусть к отцу приходит руки твоей просить, коли тать лесной очаровал, пусть к лешему убирается! Придет жених, тогда и разговор будет.
   - Не понравится вам, тятенька, нареченный мой, невзлюбите вы его... - с тоской отвечала Олёна. - Но другого не желаю я - лучше в речке утоплюсь!
   - Сдурела ты, девка, от воли и любви родительской! - вспылил отец. - Не хочешь по-хорошему, будет по моему велению! Из хаты ни ногой - запру тебя, чтоб бежать не удумала! Выдам тебя, дурёха, за кузнеца молодого - он давно тебя в жёны просит, а рука у Зарьки крепкая - быстро блажь девичью выбьет!
   Разрыдалась Олёна и в светёлку свою убежала горевать, зная, что отца не переспорить, а мать ей теперь не заступница. Жалела и утешала сестрицу Настёна, словами думаю боль девичью облегчить:
   - Поплачь, поплачь. Горе выгорюй, слёзы выплачь. Пройдет горюшко али смирение тебе с ним воздастся. Лучше расскажи про своего суженного ряженного...Авось, пока вспоминать милые черты будешь, полегчает, посветлеет душеньке...Ну, какой он из себя? Пригожий, наверное?
   - Пригожий... - прошептала и ещё сильней разрыдалась Олёна, поняв, что не суждено ей больше видеть родные черты...
   - Ну и хорошо, что пригожий, - улыбнулась, Настёна, поглаживая сестру по волосам. - А занимается он чем? Воитель, купец аль из наших кто?
   Олёна молчала, словно не желая отвечать или не зная ответа.
   - Никто говорить тебя не принуждает, раз не хочешь, али запретил он...Но хоть какой он из себя? Статный? Зёленые глаза али карие?
   Настёна вслушивалась в путаные описания сестрины и чувствовала, что они ей смутно знакомы, только не понять чем. Хотя странно это, где ж Олёнка нашла красавца светловолосого? Эльфы в эти земли давно уж не заглядывали. Из местных парней все как на подбор темноволосы. Чаровник заезжий? Но почему тогда девушку с собой не увез или не бросил, поразвлёкшись? У родителей спросить, что ль? Так пообещала Олёнке никому ни полслова. Да и если предаст она сестрицу, та в отместку может и о Настиных прегрешениях рассказать. Подумала Настёна, пораздумывала и решила никому ничего не говорить.
   ...Вели Олёну в наряде праздничном свадебном, проходили, по обычаю, мимо речки-кормилицы. А невеста плакала, не унимаясь, одни говорили от счастья, другие, знавшие поболе остальных, - от горя. Поддерживали подружки Олёну за руки и проводили через мосток бревенчатый. Замерла процессия - невеста поклониться реке и девичеству должна, думу передумать о счастье семейном грядущем, не неволили девицу. Поглядела Олёна в воды речки и прыгнула с моста. Как только из рук подружек и провожающих вырвалась, где сил взяла? Запричитали, засуетились, лодку начали искать, но задохнулась уже, утопла в быстрой воде девка. Теперь уж не спасать, а лишь тело бесчувственное похоронить - примета была, что утопленниц надо земле предавать, а иначе душа Водяному отойдет.
   Закричала отчаянно, надрывно, зарыдала Настёна, поняв, наконец, кто на описание сестриного суженного тянет...
   Затосковал по любимой Водяной, а вместе с ним и небо слезами изошло, Олёну оплакивая. Говорят, будто выходит он из реки в Ночь перед Праздником Водяниц, когда ливень с неба хлещет, и ищет, зовёт свою наречённую. Коль встретится ему какая красна девица, забирает он её с собой на дно речное боль-тоску унимать...
   Кап-кап. Стук-стук.
   Отчего ветер и дождь разыгрались пуще прежнего? Почему б не умолкнуть им, не тревожить Олюшкин покой? Почему не отпустить девицу в объятья теплые сна?
   Кажется Олюшке всякое, мерещится.
   Цок-цок. Словно лошадь копытами стучит...
   Не один выходит Водяной невесту искать - верхом на лошади дивной, быстрым течением и водой рождённой. Чародеи говорят, что и правду лошади такие есть - кэльпи зовутся. Но кто ж в сказки чародейские поверит?
   Ворочается Олюшка под одеялом, а сон всё не идет. "Нет за окном никакой лошади, никто не притаился, не зовёт, не стучит в ставни - дождь это, самый обычный дождь", - успокаивает себя девушка, но не желает душа взбаламученная доводам этим верить.
   А дождь словно издевается, стучит в окно всё сильней и отчётливей. И чудится девице в перезвоне капель имя родное и знакомое...
   "Олё-о-о-о-на. О-о-о-лю-у-у-шка", - завывает ветер сквозь ставенные щели.
   Но не проникнуть ни дождю, ни ветру, ни нечисти сквозь ставни закрытые, с запорами заговоренными. Не потревожить Олюшку в доме с дверьми и стенами крепкими. Нечего ей страшиться. Охранят ставни и запоры верные.
   Всматривается Олюшка в темноту, глаза уж привычны сделались, и замечает, что в комнатке дальней как просвет какой есть, где тьма расступается. Вглядывается девушка и замечает, что не примерещилось ей. Но откуда ж свет мог в комнатке дальней взяться, если свечки и лучинки все Олюшка в доме погасила?
   Страх. Холодный и липкий он сковывает девичья грудь. Ужас древний и беспросветный не дает ни пошевелиться, ни вздохнуть. Студёный клубок застывает в горле, а от него шупальца-ледышки холодят кровь.
   С малолетства учат детей закрывать на ночь заговоренные ставни крепко-накрепко - от людей лихих, от духа нечистого, от нежити лесной.
   Ускакала Златка на посиделки до рассвета ей-то что - у костра будет петь, танцевать с дюжими молодцами, а ставни в дальней комнатке на засовы прикрыть забыла...
   Кап-кап. Стук-стук.
   Недобро, зловеще напоминает дождь. Доигралась, красавица, в запертой избушке? Думала, что везде охранят зачарованные затворы?
   Надо встать, найти, открыть чащу с чародейским Огоньком, купленным отцом в городе, запалить от него лучинку или свечку. Надо, но тело как неродное, не слушается хозяйку.
   Встать. Скинуть одеяло и встать. "Еще отвару целебного знахарского выпить забыла", - попыталась найти причины выбраться из тёплой постели Олюшка.
   Яркое, слепящее зарево заколдованного чародеями Огонька осветило комнатку. Олюшка прищурилась, привыкая после темноты к резкому свету, вскоре Огонёк стал уже не помехой, а подмогой. Девушка зажгла от него свечку и подошла к печке, хлебнула глоток отвару. Тёплая, чуть терпковатая жидкость согрела и уняла дрожь, на душе стало полегче и поспокойней.
   Олюшка, дивясь неизвестно откуда появившейся смелости, неспешно начала идти в пугающую дальнюю комнатку. Скрипят, как плачут, половицы под босыми ногами. Словно надеясь то ли предупредить, то ли удержать. Не ходи туда, девица, одумайся, не буди лихо! Но не вслушивается Олюшка в скрип половиц, не пытается повернуть назад.
   Шаг. Всего один шаг к затаившейся перед прыжком неизвестности. Уже не страшно - неудержимое безрассудное девичье любопытство застилает страх. Шаг, а там...
   Кап-кап.
   Стук-стук.
   Цок-цок...

Оценка: 8.23*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Шторм "Сильнее меня"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) И.Кондрашова "Гипнозаяц"(Антиутопия) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) О.Герр "Любовь без границ"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"