Ермилова Лидия Дмитриевна: другие произведения.

Судьба ресторана на Садовой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  — Доброе утро, Дмитрий Сергеевич! — с нескрываемым восхищением поздоровалась девушка с изящной фигурой.
  
   — Здравствуй! - равнодушно ответил и небрежно, по-хозяйски окинул взглядом худенькую женщину, изобразив на лице тонкую, снисходительную улыбку. Затем величаво прошествовал мимо оторопевшей девушки.
  
   Он был хорош собой: статный, плечистый. Новый черный костюм на нем сидел как с иголочки. У него было красивое, властное лицо, с черными бровями и с четким тонким ртом. Голову венчали волнистые, пышные волосы, с едва заметной сединой.
  
   — Какой он красивый! Правда, Даша? — услышала она тихий шепот высокой подружки Катерины.
  
   — Да-а … очень… — с грустью ответила та.
  
   Даша, хрупкая, с наивными, любопытными глазами, в ресторан устроилась работать совсем недавно, теперь она переодевалась в тесной маленькой раздевалке. Раздевалка была совместная: слева – мужская, справа — женская. Перегородок не было, и часто бывало так, что подвыпившая женщина под гогот мужчин снимала платье, мужики хрипло хохотали, пошловато орали и похотливо хлопали себя по ляжкам. Вот откуда доносился бессмысленный, циничный хохот! Он сотрясал хлипкие стенки совместной раздевалки.
  
   Даша, одеваясь в горячий цех, надевала, как все, большую белую, потертую куртку, обвязывала талию длинной веревкой, а под веревку прятала нож. Голову повязывала старым ситцевым платком. Этот поварской наряд уродовал ее. Она смотрелась по-настоящему замарашкой. Это все настраивала Дашу на грусть и тоску.
  
   Особенно она боялась самого главного человека в ресторане — шеф – повара… Он него вечно исходил какой-то мистический непонятный ужас!… Почему? Она не знала. Можно описать приятное зрелище в ресторане – обед шеф – повара! Как хорошо, если он обедал у директора в малиновом или ореховом зале.
  
   — Ой, слава Богу, - крестились все повара.
  
   Ах, лишь бы не в кабинете! А когда он обедал в кабинете!? Вот суматоха царила среди поваров! Суета, беготня, живые лица! Э-э-э! Это вам не понять! Это надо быть там! Странно, но почему меня снова заносит не в ту сторону? Ну, да ладно…
  
   Господи, если б знали вы, как приятно кушали директор и шеф-повар! А главное, как и что они кушали.
  
   — Геннадий, Вы не хотите икру? — вкрадчиво вопрошал Дмитрий Сергеевич, вскинул лицо в подобострастном наклоне и глядя доверчиво ему в глаза.
  
   — На ваше усмотрение, мой дорогой, на ваше усмотрение, — отвечал шеф – повар, угодливо поглядывая снизу ему в лицо и льстиво хлопая ресницами.
  
   — Эй, Васька! - вдруг директор вытягивал свое тело и громко хлопал в ладоши, — Куда пошел?! Куда?! Эй, быстро две порции черной икры! И быстрее! Не то уволю!
  
   Васька летел сломя голову, а директор мило поворачивался к шефу, ласково говоря, — Геннадий, не угодно ли краба?
  
   И разговор затягивался далеко за полночь под звон хрустальных рюмок. Наверное, разговор шел насчет еды для народа. Ты ведь не начальство, нечего рассуждать, не и Ваше это дело! Вам только положено развести руками и все! Я тебе тихонечко скажу на ухо:
  
   — Что бы быть директором или шеф - поваром ресторана, надо обладать искусством вкуса, а потом надо уметь тихонечко воровать. Ох, опять не в ту сторону! Ладно, вернемся к шефу.
  
   Но когда шеф-повар обедал в кабинете! Боже мой, что там творилось! Ай – ай – ай! Лучше Вам не знать. Творилось такое!
  
   Вот поварченок с деланной улыбкой входил в кабинет шеф – повара и вносил ему еду; а именно: фаршированные ветчины с яйцами, солянку мясную, эскалоп, мед,… а он ел плохо-плохо: привередничал! Видно заелся. Бог дал шеф-повару такой типаж: сам длинный, худой, с большим острым носом, лицо ухоженное. А вот его глазки: черные, быстрые, ловкие, как у вора… и сам весь какой-то странный с трепетным голосом.
  
   Он наводил на Дашу ужас! Девушка не хотела его видеть. Тем временем в Петербурге наступила червонная осень, которая словно говорила:
  
   — Ах, Вы посмотрите на меня, что я за чудо _ погода!
  
   В туманном городе стоял хрустальный звездный вечер. Даша спокойно работала за столом, шинковала картошку, посмотрела в окно… — и обомлела! О! Какая была чистая ночь! Она дивна и задумчива. И ветра нет. Ах, красота! И так упоительно сиял золотой небосклон, что сердце остановилось. Ночь прекрасна, и так хорошо спала бледно-голубая луна. От восторга фантастической ночи у Даши перехватило дыхание, она бросила на стол нож и пошла на улицу. В темном дворе ресторана… споткнулась о непонятную кучу грязи. О! Как неприятно щекотала ноги эта мерзкая мокрая слизь. Фу! Муторно! И вся эта слизь обняла ее стройные ноги…
  
  На дворе грязь и на работе тоже, — махнула рукой Даша и глотнула свежего, бодрого воздуха.
  
   Вдруг подул яростный стремительный ветер. Он резко обдувал юбку, кружась и ворча, и с такой яростью стал носиться по двору, становясь, все сильнее и сильнее… — и начались чудеса…
  
   На ногу Даши набежали несколько крыс, она отпрыгнула в сторону, вздрогнула, завизжала. Ветер внезапно стих… наступила тишина.
  
   Вдруг тусклая лампочка весело замигала, из коридора ресторана открылась входная дверь, и твердой походкой вышел шеф – повар! Увидев его, Даша затаилась. Вот это да! Она так напугалась, что от неожиданности сделала несколько шагов назад, к железной решетке и наступила на острые осколки стекла. Она боялась вынуть осколки, хотя было больно. Стало темно-темно! Странно, и луна куда-то пропала, и вдруг снова поднялся ветер. Даша быстренько вынула осколки, мокрую руку вытерла о траву. Она повернула голову в направлении непонятного звука. Кто-то рядом шелестел и свистел.
  
   — Летучая мышь! Здесь ли ты? — сердитым басом спросил шеф.
  
   — Здесь, мой повелитель, — тоненько пропел кто-то.
  
   — Направь на меня яркий луч света!
  
   — Слушаюсь, мой повелитель.
  
   Даша так удивилась всему этому, что от страха еще сильнее сжалась и присмотрелась. Но ничего не было видно. И вдруг… в черном небе показалась яркая звезда, она мигала, освещая все светом, а то вдруг перестала мигать.
  
   — "НЛО" — перекрестилась неверующая Даша.
  
   Звезда становилась все крупнее и крупнее, вся освещенная ярко-алым светом, опустилась во дворе ресторана.
  
   — Господи, хорошо, что наши не видят. Ведь скажешь им, и не поверят. Ничего не понимаю. Что творится вокруг? То летучие мыши, а то вдруг эта непонятная звезда.
  
   На шеф-повара упал луч яркого света, девушка от резкого света зажмурила глаза. Мыши, крысы и тараканы облепили грудь, спину и голову Геннадия Андреевича.
  
   — Кыш, проклятые! — задергался судорожно шеф – повар, и все его тело затряслось вместе с ними, крысы не выдержали и стали падать, тараканы, летучие мыши улетели, мыши юркнули в щели. Даша открыла глаза.
  
   — Странно, а что это за непонятное чудовище стоит? — удивилась она и на минуту зажмурила глаза. — Нет, стоит
  
   Шеф - повар куда- то пропал, а вместо него стояло непонятное существо небольшого расточка, с четырьмя чудовищными ногами, заканчивающимися когтями. Господи! А какие у него огромные выпуклые глаза, вместо ушей – дыры, нос – кнопка, рот – длинный и до ушей. Существо стояло на двух коротеньких толстенький ножках, и крутился, как волчок. А хвост, почти как у крысы, длинный, чуть ли не в пять метров!… Вот это да! Вдруг оно побежало и как слон затопало, да неловкой походкой к дверям ресторана, оттуда вышел директор. Существо сработало ловко и быстро, одной ногой закрыло рот, а другой что-то поднесло к носу Дмитрия Сергеевича, тот упал. Существо обхватило тело директора двумя ногами, скрутило огромным хвостом и неуклюже потащило его по земле к НЛО, шлепая по лужам.
  
   На дворе стояла яркая тарелка, похожая на небольшой вертолет, вспыхивая фарами. Дверь открылась, и существо втащило тело директора, тарелка быстро-быстро поднялась к звездному небу.
  
  "Господи"! — девушка, как старушка, почесала от удивления затылок, потерла шею, а потом ущипнула себя за бедро. — А может, я сплю? Нет. Боль чувствую. Значит. Не сплю. Значит это все правда! Господи, а куда же пропал директор? А где же шеф – повар? Ничего не понимаю. Странно и очень странно.
  
   Даша покачала головой, тяжело вздохнула и по- детски сжав плечи, постояла минутку, а потом пошла в ресторан.
  
   Она поднялась по широкой мраморной лестнице на второй этаж, затем прошла изогнутый узкий коридор и оказалась на кухне, в вестибюле. Справа — холодный цех, прямо — горячий, слева — кабинет шеф – повара. Рядом с дверью, с правой стороны, стоял длинный стол, где работали контролеры. Около стола медленно и тяжело передвигала коротенькими толстыми ножками Дашина начальница — Степанида Никоноровна. Ой, какая она была мякенькая, как свежая пампушка! Увидев Дашу, она холодно обожгла ее бесцветными, выпуклыми глазами, у девушки ток пробежал по телу. Затем надменно, лениво поставила пухлые коротенькие рученьки на необъемную талию и… пронзительно завопила! У бедной Даши волосы встали дыбом от вопля. Казалось, сотряслась вся Садовая улица вместе с рестораном.
  
   — Тунеядка! Бездельница! Где ты шаталась, лодырь? — У девушки от такого кошмарного визга чуть не лопнули барабанные перепонки.
  
   — Я… я… — растерялась девушка и, покраснев, опустила голову.
  
   Она — начальница — все кричала и кричала, и так визжала, что Даше хотелось закрыть уши и уйти, но нельзя! Она боялась начальства… тогда девушка закрыла глаза и стала повторять про себя: "она не человек… нет, нет… она животное или ведьма… успокойся… не обращай внимания… она ведьма… покой… внимание на мизинец… успокойся… покой… покой…"
  
   — Еще раз отлучишься, — орала карлица, — Выкину! Сокращу! Будешь куски хлеба просить на улице! Бездельница!
  
   Повара побросали свои рабочие места и приблизились к горячей точке, закрыв лица, тихонечко посмеивались. Они просто – запросто привыкли к диким выходкам своей начальницы. Гордая своим величием Степанида Никаноровна, с бойцовскими плечами, подошла к своему начальственному стулу и торжественно села на него, вытянув толстые ноги. Даша с опущенной головой пошла к своему рабочему месту, повара, как мыши, разбежались по своим углам. А Стенанида Никаноровна лично, зорко и метко следила за каждым движением поваров, она им не доверяла. Но, а сама… сама медленно и величественно жевала булочку с кофе, а рядом на тарелочке стояла целая гора разных пирожный. И вдруг Степанида Никаноровна бросила обожаемый взгляд в сторону ярко крашенной, толстой контролерши, курившей, сидя за телефоном. Контролерша вела подсчет обедов, которые заказывали клиенты официантам, а сейчас бойко крестила матом свою дочь:
  
   — Машка! С… Б… ты такая, ты, почему уроки не учишь?! Я что за тебя буду учиться? С… Б… ты, что не понимаешь, сколько будет, пять умножить на пять? С… Б.… Во погоди, я приду домой и выпорю тебя! — резко бросает окурок под ноги и замолчала.
  
   — Настасья Михайловна, пирожный хочешь?
  
   И вдруг такой умиленный голосочек:
  
   — Ах, милая Степанида Никаноровна, я все, я сейчас, — и, положив трубку, самозабвенно взяла пирожное.
  
   — Ах, какая вы милая, моя подружка, — журчала начальница.
  
   О, как любила эту контролершу Стенанида Никаноровна! Но за что? Может быть за подхалимаж, аль злоболюбство, аль может она была родственница важного человека в ресторане, а может быть они розовые!? Не знаю, не знаю. И знать не хочу…
  
   — Кушайте, моя красавица, кушайте, — мягко пропела начальница.
  
   — Спасибо, Степанида Никаноровна, — и пурпурная контролерша с удовольствием нажимала на пирожные.
  
   А в это время в горячем цеху шел свой товарищеский, поварской разговор.
  
   — У! Жадная контролерша! Все ей мало! Сидит просто так.
  
   — Да уж. Кто ж ей просто так подаст! Ишь разъелась на бесплатных харчах.
  
   — Эй! Хватит языком чесать! — громко прикрикнул бригадир, — чья сегодня очередь сметану брать?
  
   — Степь! Моя очередь! И моя очередь! И моя! — ревели повара.
  
   — Ах ты, Господи! Забыл дома литровую банку! Степь, что делать?
  
   — Хорошо. Сегодня другой возьмет, а ты завтра.
  
   — Спасибо, я согласен.
  
   — Эй, Степан! В наш цех котел с курами везут. Передай поварам! Пока начальница болтала с контролершей, а мы налетаем на куру,— они не улетят.
  
   Они быстренько по очереди подходят к котлу с борщом, а сами тихонечко прячут, свежую куру под полотенце, а кто в кастрюлю, и как тараканы, разбегаются по углам.
  
   — Коль, а Коль, — тихонечко стонет повар, — заведующий булочной пошел обедать! Бежим в булочную за сахаром!
  
  Коля жарит у плиты, ах, бедненький, как он заметался, задергался: бежать надо, и жарить надо, и украсть надо!
  
   — Ладно, иди. Эй, уборщица, встань сюда в коридор и следи за заведующим. А не то ничего не получишь!
  
  И грязная уборщица стоит в коридоре и следит. Оставшиеся повара от нечего делать, громко моют косточки начальству, почаще заглядывая на свою дармовую добычу.
  
   — Везет булочникам, у них товар дешевый: можно украсть, продать в кафе, продавщицы с легкостью берут и денежки делят пополам, здорово, а? А у нас один застой.
  
  К раздаточному столу горячего цеха подошел красивый официант, небольшого расточка с циничными глазами.
  
   — Степан! — театрально крикнул он. — Иди сюда!
  
  К столу подошел высокий бригадир, с большим животом. Ох, ну и своеобразен был он! Отъевшаяся фигура, но какие у него глаза? Эх! Это надо видеть…
  
   — Чего тебе, красавец? — лениво и нехотя говорит Степан.
  
   — Слушай, бригадир, — ровно, не выражая никаких эмоций, цедит официант.
  
   — У меня на вечер заказан стол на восемь человек, я тебя, как друга, любя и нежно, прошу, — выручи меня, сходи в мясной цех и принеси мне хорошего, доброго мяса для бифштексов и пожарь для друзей, а я тебе денег дам и водкой угощу. Договорились?
  
   — Никаких проблем! — ответил бригадир и, словно сытый кот, медленно, вразвалочку пошел к своему столу.
  
   — Эй, уборщица! — слышится истошный крик начальницы, — иди сюда со шваброй! Эй! К столу контролерши!
  
   В вестибюле показалась молодая, проворная уборщица, которая, как ни странно, еле передвигала ногами.
  
   — Степанида Никаноровна, можно я схожу в раздевалку и поставлю кружку в шкаф?
  
   — Нет! Иди и убирай!
  
  Молодая разукрашенная контролерша неуклюже втиснула толстое тело в коридор, и они вместе с начальницей стали надменно указывать уборщице на все грязные места.
  
   — Степанида Никаноровна, — негромко спросила уборщица. — А можно мне перевестись на другую работу, а то я здесь устала.
  
   Начальница живо уперлась кулаками в бедра и процедила язвительным голосом:
  
  — Ну, милая моя! Не много ли ты хочешь? Уж не появилась ли у тебя родственница или хорошая подруга? — и так нагло смотрела ей в глаза, а потом кокетливо жеманно подняла плечи. — Если хочешь поменять работу, то дай приличную сумму начальнице отдела кадров, только один на один, а вот ежели ты ей понравишься, да она еще и примет твой "подарок", вот тогда ты и будешь работать в другом месте.
  
   — А много ли ей дать?
  
   — А это ты выясняй с ней, я думаю тебе не привыкать работать в ресторане. Помни об этом.
  
   — А если у меня денег нет, что тогда?
  
   — Ну, ведь все воруют. Ты что не понимаешь? А не то убирай грязь, — и только она хотела развернуться и уйти, как вдруг ее голос перешел в сплошной визг:
  
   — Уборщица! Почему у тебя из-под юбки выпал кочан капусты?
  
   Девушка от ужаса побледнела, сделала круглые-круглые глаза и замерла. Она хотела сказать что-то, но не смогла.
  
   — К шефу! К его помощнику! — визжала начальница.
  
   В дождливый вечер Даша со своей новой подружкой Катей вышла из ресторана. Вот она необозримая улица! Народу! Людей! Машины! И в этом гуле почти не видны люди. А за ними вслед вышли из ресторана вульгарно, ярко и почти полуголо – одетые девчонки.
  
   — Ух! Эти проститутки снова выползли на улицу! — Катя холодно сморщила лицо. Затем самозабвенно выругалась матом и гордо отвернулась от них. — Хорошо, что у меня дочь не проститутка, хотя легко гуляет по ночным дискотекам, — достала сигарету и закурила.
  
   Машины медленно двигались по дороге, и женщины долго пришлось стоять у ресторана, вслушиваясь в разговор девчонок. Их было двое. Одна, качаясь из сторону в сторону, была сильно пьяная, другая — яркая, высокая, но трезвая, она увещевала пьяную:
  
   — Паспорт бы сделала, а то вечно милиция будет пользоваться тобой, да перестала бы ты пить.
  
   — Отстань. Лучше быть пьяной, лишь бы не видеть эти мужские морды.
  
   — Сопьешься или тебя прикончат, как Иру.
  
   — Ирка сама дура, посадила на шею мужа и сына. Вот он ее и убил. Нет, я замуж не пойду, лучше одна воспитаю ребенка. И создал же Бог таких мужчин! Эй, парень, ты не к нам?
  
   Парень скромно улыбнулся, одарил их таким нежно-ласковым взглядом. Пьяная подошла к нему и сказала:
  
   — Парень купи меня, а?
  
   — У меня дома жена. На, 10 рублей, но только отстань.
  
   — Дашь 50! Тогда отстану.
  
   Женщины, проходившие мимо, смотрели на них с укором, с болью, неприятно морщились и проходили мимо. Когда на них смотрели мужчины! С каким томным наслаждением глядели они на них! Столько искр радости вызывали они! Ах, как мужчины гордо вытягивались, выпрямлялись и все преображались. Как они подбирали свои животики и сладостно прохаживались мимо них! Они, как животные, оценивали девочек, как товар, как еду, как блаженство! Это надо видеть, а тут еще подошли две проститутки и вмиг подняли драку. Подошла милиция, гаркнула на них, разняли и ушли. Да-а! Это надо быть хорошими актерами, чтобы так войти в роль, когда им этого не хочется…
  
   Пожилой, толстый, некрасивый дядька, остановился, смеется:
  
   — А столько стоит телка?
  
   — Сто долларов.
  
   И девчонки, как бабочки, припархивают к нему. Мужчина долго смотрит на них оценивающее, оглядывая их с ног до головы, — Я хочу помоложе, да посимпатичней.
  
   И сразу же к девчонкам подошел молодой сутенер, вначале изумился, а потом дружески хлопнул по спине мужчину:
  
   — Привет, Валерий Иванович, ты что, в другом отделении милиции работаешь?
  
   — Привет, Саша, а ты ноги пока еще не откинул? А крыше ты хорошо платишь? А кому больше: директору или милиции?
  
   — Не твое дело. У меня порядок.
  
  
  
   И они ушли в сторону. Машины остановились, и Даша с Катей перешли улицу.
  
  
  
   — Да, Даша! Вот и заимей такого мужа! — Катя еще яростнее сплюнула и грязно выматерилась.
  
   — Не дай Боже, Катерина, не дай Боже.
  
   Они прошли через трамвайный путь, носками туфель подбрасывая грязные, оранжевые листья, прошли Гостиный Двор и спустились в метро. Господи, сколько там было нищих и просящих, что хоть садись с ними и плачь по их погибшей жизни. Но рядом шумел Невский проспект! Дивный, прекрасный Невский проспект. И сколько здесь людей… некоторые с удовольствием любуются своей внешностью! Другие прячутся от людей глаза, а третьи идут как будто оторванные от мира! Здесь так легко затеряться, словно песчинка среди кучи песка. Безжалостная политика резко бьет по людям: заводы, фабрики не работают, а вокруг столько обездоленных людей и многие с протянутой рукой!
  
  
  
   *****
  
  Туманным свежим утром поднималась Даша в свой родной ресторан, а в ее любимом ресторане на втором этаже, в огромном полутемном зале сотрясает стены бушующая музыка! Даша заглядывает в зал, увидев, как молча, странно и как-то отрешенно танцует молодежь, в модных одеждах, с сигаретами в зубах. В дверях стоял сонный официант. Даша подошла к нему и спросила:
  
   — Утром и вдруг танцы! В честь чего это?
  
   Официант очухался и, увидев симпатичную девчонку, протер пьяные глаза, тихо рассмеялся и прокричал:
  
   — Ночная дискотека для проституток и Новый Русский, — и скорчил невообразимую смешную рожу.
  
   — Чего? Я ж не устроилась работать в публичный дом.
  
   — А это распоряжение директора, ему видней, зато мы сдаем маленькие залы для проституток. Что так творится!… Может, мы туда с тобой сходим?
  
   И так страшно загоготал, что девушка от ужаса закрыла глаза и бегом на кухню. Она заглянула в кабинет шефа, а там? Наркоманы колются, да Новые Русские кокаин нюхают и громко смеются. Дашу, как током ударило при виде всего этого. Она убежала в раздевалку.
  
   Улыбчивый день уже сиял закатом и грел людей в ресторане. Погода стояла расчудесная. Даша, как любопытная девушка, решила поинтересоваться, где же сам директор. Она вошла в сумрачный коридор и пошла вдоль него. А в коридоре уже кипела жизнь ресторана. Там было как в кино: люди сновали туда и сюда, вот кто-то остановился и что-то заговорщицки шепнул другому на ухо, все бегали с пакетами, кульками, закрытыми тарелками, да все такие горластые, шустрые, а то вдруг тихие, неслышные. Это правда, странные люди и как они все шустрят глазами, как бригадир с кухни, все видят!
  
   — Валя, ты, куда такой большой пакет несешь? — изумившись, спросила Даша.
  
   — Отстань от меня. Видишь мне некогда. В кафе меня ждет жена шеф-повара — это ей подарок. — Валя понеслась дальше. Даша вдогонку крикнула ей:
  
   — Ты директора не видела?
  
   — Зачем он мне нужен? Спроси у официантов, — еле расслышала она.
  
   Девушка оглянулась и увидела знакомую повариху с большими сумками.
  
   — Ася! Ты, что на вокзал идешь? Помочь? — она услужливо протянула руку к сумке.
  
   — Вот глупая. Ты сколько работаешь в ресторане?
  
   — А, да, да. Извини. — Девушка отдернула руку. — Ты директора не видела?
  
   — Мне своя семья надоела, а тут еще какой-то директор!?
  
   И медленно пошла по коридору, нагруженная сумками. Навстречу Даше шел небольшого расточка маленький, живой человечек с подвижными, темными глазами — заместитель директора.
  
   — Здравствуйте, Сергей Михайлович, директора не видели?
  
   — Привет. А тебе, зачем он? — небрежно спросил он, посмотрев на нее сверху вниз. — Я что тебе отдел кадров?
  
   — Так…
  
   — Ты бы лучше за кухней смотрела, а не совала нос, куда не надо, — Бесцеремонно пожал плечами, а затем вдруг высоко поднял свою небольшую голову, ответил: Сейчас я директор! Помни об этом… — и гордо, чинно зашагал дальше, а девушка лишь глубоко вздохнула, вздрогнула от сильного шепота, а потом облегченно вздохнула, это говорила Валя.
  
   — Вот там, вдали идет секретарша, ты у нее спроси.
  
   — Где она?
  
   — Видишь в конце коридора болтают без умолку женщины?
  
   — Это, которые в короткий юбках? Это ярко крашенные?
  
   — Да, да. А вот та бледная, с острым носом - секретарша директора, - пропела полунасмешливо Валентина, криво улыбнулась, а потом громко рассмеялась, - зато она у нас самая молодая. Ах, извини, вот только сын ростом ее скоро перегонит… ха-ха-ха, — она игриво дернула плечами и, запрокинув голову назад, весело засмеялась.
  
  - Валя, ты что, издеваешься надо мной, это типичные официантки.
  
   Валя сделала игривый, шутливый поклон и сладостно пропела:
  
  - Таков уж вкус у директора!
  
   И смеясь, побежала дальше. Навстречу девушке шла сухопарая, с острыми коленями, без шеи, и белыми, как пакля волосами, секретарша.
  
  - Здравствуйте, - вежливо и нежно обратилась к ней Даша, — Вы не будете так добры, не подскажите, где находится директор?
  
  - Кабинет или как?
  
  - Заместитель мне ответил, что его нет на работе, а где же он?
  
  - А тебе он зачем? - высокомерно повернув в надменном изгибе голову, холодно спросила секретарша.
  
  - Я… я… — вдруг растерялась девушка, затем развела в сторону руки, - ну его-то нет на работе.
  
   И столкнувшись с бесстыдными глазами секретарши, неожиданно покраснела, вдруг вся сжалась, опустила голову.
  
  — Ах, милая моя, - певуче, очень уверенно запела секретарша. - У него есть жена, да еще и я, как он нежно называет меня - " Рабыня Изаура."
  
  затем приблизила свое лицо к Дашиному лицу и злобно прошипела:
  
   - Мне интересно, а кто ты такая?
  
  - Я… м-м-м - я…
  
  - Молчишь! Ну, вот и молчи! — рассмеялась дробным смехом, подняв голову, надменно улыбнулась девушке, промолвила:
  
  - А зачем он тебе нужен?
  
   Даша, разъяренная наглостью секретарши, вдруг резко подняла голову, взглянула в ее ледяные глаза, и сказала:
  
  - Мне ему надо документы отдать.
  
   " Рабыня Изаура" медленно, лениво протянула холеную руку:
  
   — Подай их сюда, я его правая рука. Я жду. Где они? А-а? Что! Нету?
  
   Она по-женски съязвила, а потом высокомерно улыбнулась и подняла так властно голову, как директор — брови вверх и прошипела слащавым голосом:
  
   — В ресторане ему не открыть гарем. Это не восток. Я кусачая и жадная, как его жена. Я думаю, ты поняла?
  
   Даша вздрогнула, а секретарша бойко передернула худыми тощими плечами, подняла белую голову, с волосами, похожими на общипанного попугая, двинула гордо всем телом вперед, скользнула взглядом по Дашиной фигуре и лицу и, сделав гримасу, довольная с важным видом, чинно застучала по мраморному полу каблуками модных дорогих сапог.
  
   — Ну что, съела, Даша?! Ну, как? А теперь весь ресторан будет промывать тебе косточки, секретарша этого не упустит. Секретарша — это тебе не повар или другая мелкая рыбешка!
  
   Рядом хохотала Катя. Даша усиленно замахала руками:
  
   — Господи, что за народ здесь. Ну, никого спросить нельзя. И чего она взъелась? Катя, ты куда идешь?
  
   — Я тебе вот что скажу: ты директором не интересуйся, секретарша его тебе не отдаст.
  
   — Ну, у нее ведь муж есть. Да и у него жена. Ну и жизнь.
  
   — Это их проблемы. Директор всегда имеет любовницу. На то он и директор! Муж секретарши об этом знает, я почти уверена. Жена директора тоже знает. Чужая душа — потемки, — а потом вытерла рукой слезу и сказала:
  
   — Вот только одно странно, за что такую секретаршу безумно любит шеф-повар? У них война с директором.
  
  
  
   Раздался жуткий крик. Катя с Дашей навострили уши, а из зала ресторана прорывался дикий рев. Они вздрогнули и взглянули в сторону крика.
  
   — Убью! Всех расстреляю! Перережу! Повара проклятые! Бандиты! Воры вы! К стенке вас всех! К стенке!
  
   По коридору бежал высокий, здоровый мужик, слегка пьяный, он так здорово матерился, что брань его наполнила весь ресторан. Парень имел деревенское, с маленьким лбом лицо. Оно от ярости стало бурым. И сильные руки он крепко сжал у груди, в гневе сильно тряся кулаками. Он был страшен. Все официанты и повара услужливо прыгали возле него. Даша так растерялась, что в страхе ухватилась за пуговицу Кати. Катя же спокойно смотрела на все это.
  
   — Я вас, уродов, таких-сякий, пустых, грязных поваров по косточкам раскидаю! Почему я должен есть солянку с тараканами?!
  
   Официанты бежали позади и хохотали, а бедные повара " кружились" как нежные пташки, как неземные чайки и что-то шептали в его ухо. Но он никого не видел, не слышал, он все ругался и бежал к шеф — повару.
  
   — Ах, мой дорогой! Милый вы наш покупатель. Это не тараканы. Нет-нет! Это зелень у нас такая!
  
   — Ой, Катя, что же будет с шеф – поваром? — Даша в ужасе качнула головой и сделала круглые глаза. Катя ухмыльнулась, а потом спокойно и даже мирно махнула рукой:
  
  — Мы к такому концерту привыкли. Да и с шефом ничего не будет, он умеет прекрасно лебезить, он выкрутится.
  
   А тут снова резкий крик — теперь шумит выпившая женщина.
  
  — Где метрдотель?
  
  — Зачем он вам? — деланно и сдержанно - вежливо спросил официант.
  
  — Я хочу выяснить, почему в вашем ресторане ненормальный порядок?
  
  — А что случилось с вами?
  
  — Я заказала стол, выпила, а тут ко мне прилип, как банный лист, один официант. Вот он крутится, вертится, когда он ушел, у меня пропали деньги и кошелек. Это что у вас за порядок?! Где метрдотель?
  
  — Ну, милая женщина, врать можно что угодно, на то она и ложь! Во-первых, деньги ваши не помечены, а во-вторых, вы пьяны! И почему во всем виноваты только мы? И вообще, что вам от нас надо? Шли бы вы домой.
  
   Она искоса посмотрела на него, с усмешкой качнула головой:
  
  — Пожалуй, я пойду домой, — и, повернувшись, ушла.
  
  
  
  
  
  *****
  
  
  
   Ах! Это прекрасное осеннее утро! Солнце слегка жарилось в бледно-изумрудном небе. И свежее чистое утро очищало Дашу от любой человеческой грязи. Она была задумчива и улыбалась. Даша шинковала картошку для жарки и незаметно смотрела на дверь кабинета шеф-повара, что-то говорила сама с собой.
  
  — Какой хороший день, шеф-повар сидит на месте, а где же все-таки директор? Вечером выйду во двор.
  
   В городе спрятался день, и на небо выплыла полная белесая луна. Она мирно мигала Даше темными горами, а девушка улыбалась ей, стоявшей у окна. Наступила ночь… тихая, теплая, заманчивая. А эта коварная луна окрыляла Дашу мечтой, несбыточными желаниями и весь мир казался девушке удивительным, загадочным и непонятным.
  
   Даша, уже боялась голоса Степаниды Никаноровна и велела передать ей, что она заболела, а сама странная и отрешенная, направилась подышать воздухом во двор ресторана. Двор она уже хорошо изучила: там кроме восьми замусоренных бачков, она еще нашла кучу желтого песка, прилипчивой глины, да всякой грязи, а в углу дома – железная решетка. А в решетке валялись бочки, палки и сломанные кастрюли. В углу решетки находился рыбачий зимний круг, кто его здесь забыл, не знаю. Круг был с метр длиной, в неводе и в железе, с длинным железным наконечником. Даша, как маленькая девочка, ухватилась за наконечник, покружилась. Луна освещала такой прекрасный и непонятный вечер, девушка от этой красоты рассмеялась. И вдруг опять… снова подул порывистый ветер: шумел, шуршал, выл. Даша от неожиданности вздрогнула, испугалась, в страхе схватила ржавую большую кастрюлю, прикрыла голову:
  
   — О, Боже! Опять что-то…
  
   Вмиг прилетели летучие мыши, одна из них сильно укусила девушку за руку, она вскрикнула, бросила кастрюлю и забралась на большую бочку, схватив рыбачий круг.
  
   — Неужели опять, а вдруг директор на НЛО опустится.
  
   Тусклая дверь ресторана открылась, вышел шеф-повар, молчаливый, угрюмый. Снова здесь оказались мыши, крысы и тараканы. Опять разговор шеф-повара с летучими мышами. И тут только девушка увидела, как шеф-повар превратился в непонятное существо. Луну прикрыла темная туча. Снова тишина. И вновь показался яркий НЛО. Звезды опустились во двор ресторана, и стало светло, как днем. Существо подошло к дверям ресторана, из дверей вышел заместитель. Существо незаметно умертвило его и тяжело потащило в тарелку.
  
   — "Господи! Ему надо помочь!"
  
   — прошептала девушка и, оглянувшись, увидела рыбачий круг. Она вырвала его и побежала к НЛО. Дверь у тарелки стала закрываться, девушка бросила туда наконечник рыбачьего круга. Дверь крепко-накрепко зажала его, а Даша вцепилась в наконечник, сама встала на железный круг. НЛО стало подниматься, круг закрылся, и девушка оказалась как в большом закрытом грибе, перевернутым вниз. Тарелка полетела: над домами, над городом, над рестораном! Ух, здорово! И только сердце замирало от приятного ужасного полета! Оно сильно-сильно колотилось от одинокой красоты необычного полета! Мгновенно на небе показалась ясная, полная луна, которая, как мальчик-школьник, весело смеялась над полетом. Вскоре ярко засветили хрустальные звезды, они лениво и грустно подмигивали Даше глазками. Девушку бил жгучий холод. Даше было очень приятно лететь над городом, ей было забавно, но вдруг ей становилось то страшно, а то вдруг холодно. Девушка в сильном страхе крепко вцепилась в наконечник. Господи, как дрожало тело! Дрожало так, как будто она искупалась в холодной реке и вышла на берег нагишом под сильный, пронизывающий северный ветер! Ноги превратились в ледышки. Это хорошо, что тарелка летела так низко над землей, Даша видела куда летит. Она летела на север. А сама тарелка столько разбрасывала света, что девушке казалось, что она была в родном, дорогом Сосново. Ей почудился бабушкин дом, она непроизвольно закричала:
  
   — Сосново! Бабушка! Милый край!
  
   НЛО опустилось совсем низко, и девушка увидела красоту Карельского перешейка: озера, огромные леса и крошечные поля. Вот аппарат стал опускаться на небольшой кудрявый остров в зеркальном озере. Даша увидела вырытую яму, тарелка опустилась вниз. Невод с девушкой сильный ветер качнул вбок, невод оказался на траве, круг раскрылся, и Даша, как метеор, быстро отбежала в сторону, а потом еще быстрее за маленькие кустики и спряталась за пушистенькие ели. Она смотрела на НЛО. Дверь открылась, и вышло существо. Оно неуклюже вытащило сонного заместителя и медленно бросило его в яму. Девушка услышала голос из ямы:
  
   — Непонятное существо, что тебе от нас надо?
  
   — Акции от ресторана! Акции! Больше ничего. Завтра вечером я снова прилечу к вам, а вы пока подумайте, как вы сумеете отдать мне акции! —
  
   человеческим голосом сказало существо, оно вернулось в тарелку, НЛО мгновенно взлетело вверх и пропало.
  
   Девушка вышла из кустиков, подошла к яме, заглянула, но так как было темно, она сама чуть не упала в яму.
  
   " Надо их освободить. Сейчас очень темно. Я хочу спать. Утро вечера мудренее" — подумала она и споткнулась о какую-то теплую тряпку, подняла ее, укуталась и легла под кустики. Когда дрожь прошла, она уснула.
  
   Туманное утро разбудило ее. Даша открыла глаза и увидела верхушку елей, берез и сосен, а между ними светло-серое небо, где легко летали далекие птицы.
  
   " А-та-та… НЛО… Заместитель, — вспомнила она и сокрушенно качнула головой. — Он такой важный! О-е-ей! Наверное, влетит мне от него?! Ах, Господи, Боже мой, этот вечный страх! Он ведь не знает, что я здесь!"
  
   Она встала на ноги, стряхнула с головы мошкару, пригладила волосы, взглянула на грязную тряпку, укрывавшую ее в ночи, и улыбнулась:
  
   " Хорошо, что здесь людей нет, а то бы сказали бы мне, ну и свинья же ты", -
  
  потом подошла к яме, встала на колени и громко крикнула:
  
  — Эй! Вы слышите меня? Эй, кто там?!
  
   В ответ услышала:
  
  — Спасите нас! Вытащите из ямы! Мы люди!
  
  — Ой! Как здорово! — девушка, как шальная, вскочила на ноги и стала кружиться, прыгать.
  
  — Эй! Сумасшедшая! — злобно прикрикнул на нее заместитель. — Нам не нужны твои дикие восторги. Ты лучше освободи нас! Мы тебе денег дадим!
  
  — А почему я вас должна освобождать из-за денег?
  
  — Ну, не хочешь деньги, так мы тебя в ресторане икрой, крабами угостим, слышь, только помоги нам!
  
  — Да я и так вам помогу и крабов мне не надо. Подождите, я сейчас подумаю.
  
   Даша пошла по острову, но нигде не было ни веревки, ни длинной палки. Она ничего не нашла. Расстроенная девушка вернулась к яме и крикнула им, чуть не плача:
  
  — Я ничего не нашла на острове. Ну, как же мне вам помочь?! Может мне веревку с передника развязать. — Она от безысходности громко всплакнула и вытерла слезы на глазах.
  
  — О, Господи, ну и девка нам досталась. Слезы, рев! Лучше бы вообще с вами дела не иметь! Парни куда лучше! — потоньше, поженственнее голосок раздался.
  
   Девушка, узнала голос директора, вздрогнула и хотела махнуть на них рукой, но, вспомнив, что это не благородно, стала развязывать передник. И вдруг с пояса на землю упал нож! Даша замерла. А потом обрадовалась, затем наклонилась над ямой, крикнула им:
  
  — У меня с собой нож! Вот так! Я срежу вам дерево!
  
  — Ну, давай, давай, работай! Мы замерзли! Да поживей!
  
   Даша поднялась, покружила ножик в руках, затем посмотрела на деревья, которые окружали яму. Она выбрала высокую, тонкую березу и стала ее пилить ножом. Нож чуть-чуть спилил, а дальше не режет и все. Она и так и сяк, а нож стоит на месте. Даша снова расстроилась, опустила голову, а потом присев над ямой, громко крикнула:
  
  — Я никогда ничего не резала, кроме мяса. Почему нож дальше не режет?
  
  — Эй, девка ты девка! Ты вначале отрежь небольшой кусочек, потом под углом отрежь, сделай щель пошире и дальше режь!
  
   Даша так устала от мужской работы, что немного вспотела, а тут еще и воспоминания о полете, и никакой похвалы от мужчин. И она для них работала, как проклятая: руки дрожат, ноги затекли, голодная, а тут еще и это начальство кричит! Она разозлилась на них, бросила нож на землю и села на нее. Трава была чуть мокрая и облепила ее тело. Даша успокоилась, вздохнув, тихо любовалась лесом, небом и тишиной. Она подняла руки и увидела свои ладони, покрытые опилками и свежими мозолями.
  
  — Эй! Подруга! Ты где там? — грубо услышала голоса.
  
  — " Я так устала, а они только ругаются", — перевела дыхание и громко крикнула им.
  
  — Я сейчас! Отдохнуть нельзя?!
  
  — Да! С мужиком легче! А эта все тянет, тянет!
  
  — " Ну, как их можно назвать! Да никак!"
  
   Она упала навзничь и с наслаждением почувствовала всем существом прикосновение мягкой, холодной, приятной росы на траве. Она вдыхала аромат лесной чистоты. У нее слегка кружилась голова! Даша смотрела на покачивающиеся верхушки деревьев, слушая пенье птиц, смотрела на небо.
  
  — " Да разве это можно сравнить с пьяным людским рестораном! Я думаю, нельзя! Здесь такая красота! Земля, дай мне силы, чтоб доказать мужчинам, что девушка тоже может их спасти".
  
   И вдруг она почувствовала прилив такой свежей бодрой силы, что встала и снова принялась за работу.
  
   Через несколько минут береза была уже в яме. Даша, мокрая и вся в опилках и листьях, села на пень. Вскоре наверх по березе вскарабкался директор: оборванный, с синяком под глазом, весь в земле. Он красный, мятый лег на землю, сотрясаясь от озноба. Следом поднялся Сергей Михайлович. Ну, ничем не лучше директора… Грязные оба, в рваной одежде, сели на траву и молча разглядывали девушку.
  
  — Слушай, а где я тебя видел? — спросил заместитель.
  
  — Да мы с вами на днях говорили. Я у вас в ресторане работаю. Я - Даша.
  
  — А-а-а! Это ты директором интересовалась?— слегка улыбнулся заместитель. — Так вот он перед тобой, нравится?
  
   И кокетливо, по-мужски тронул директора за плечо. — Слышь, тобой интересуются?
  
  — Прекрати! — одернул его директор.
  
   Даша вскочила на ноги, хотела убежать, но директор резко схватил ее руку и косо насмешливо улыбнулся:
  
  — С тобой прям и пошутить нельзя! Садись! Как твоя фамилия?
  
  — А зачем вам? — удивилась она.
  
  — Ты симпатичная… — неловко, тихо сказал директор и робко посмотрел ей в глаза. Взгляд его затупился, загорелся ласковым теплым светом, он опустил голову и нервно стал теребить траву, срывая желтенькие листики с маленькой березки. Наступило молчание.
  
  — Я вам не мешаю? — деланно наигранно спросил заместитель. Наступило напряженное молчание. Затем Сергей Михайлович деликатно кашлянул в ладонь, насмешливо ухмыльнулся и сказал:
  
  — Даша, ответь мне, а что за существо нас сюда принесло? И что ему от нас надо?
  
  — Что надо? Это вы должны знать? Ой, да! — она вскочила на ноги и, прижимая руки к груди, заговорила быстро и горячо. — Существо – это ваш шеф, — она округлила глаза и, видя, что ей не верят, перекрестилась. — Это точно шеф – повар!
  
   Они удивились, помолчали и вдруг сквозь зубы процедили:
  
  — А я думаю, почему он просит акции от ресторана? — пробормотал директор.
  
  — Да, вот это жук! Он хочет стать хозяином ресторана, а я как дурак покупал все акции у рабочих, чтобы это все ему отдать!? Ну и ну!..
  
  — Слушай, Дмитрий Сергеевич, он по уши влюбился в твою секретаршу, вот этим и надо воспользоваться.
  
  — Ну и причем тут моя секретарша? Я без нее, как без рук.
  
  — Нам надо как-то обхитрить шефа. Пока я ничего не знаю.
  
  — Мы, конечно, переплывем остров, но там, в ресторане – у нас будет война. Дмитрий Сергеевич, а ты посмотри, какая здесь девушка сидит? — заместитель небрежно повернул лицо к Даше и льстиво погладил ее волосы. — Красивая, молодая, свежая! Да она лучше любой твоей секретарши будет! Взял бы ее…
  
   Он не договорил. Девушка в непонимании вся сжалась и смотрела на них с таким удивлением, ничего не понимая. Тогда директор вдруг мило, нежно и как-то игриво повернул голову к ней, ласково погладил по ее руке и так кокетливо, мягко сказал:
  
  — Даша, ты мне очень нравишься!
  
   Девушка покраснела, от неожиданности замигала веками глаз, опустила голову, а заместитель раздраженно произнес:
  
  — Он тебе много денег даст. Да какая девушка откажется быть любовницей директора?
  
  — Ну, ведь у него есть жена!
  
  — Ну а при чем тут жена, — злобно заявил Сергей Михайлович, —Да кто в наше время не имеет любовницы.
  
  — А жена?
  
  — Ну что ты к моей жене прицепилась? — сказал директор. — Она у меня прекрасно готовит, хорошо стирает, готовит с сыном уроки, смотрит за дачей, ну что ей надо? Денег много, так пусть спокойно живет, я ей не мешаю. Но мне нужна любовь! Без любви я, как без рук. Так, — громко пробурчал директор. — Секретаршу шеф любил. Я ее пристрою к шеф-повару. А ты будешь моя, иначе я тебя сокращу.
  
  — Извини, Дмитрий Сергеевич, а куда пропала та женщина, которая тебя безумно любила, стихи писала?
  
  — Она слишком много хотела от меня. Ну, ее! Кто она и кто я? Она об этом совсем забыла. В любовницы, — пожалуйста! Так нет, — ей давай больше! Уволил я ее, уволил.
  
   Тут прямо из зеленого леса вылетела стая уток и утка, пролетая над головой директора, громко крякнув, нагадила прямо ему на голову. Директор, как шальной, вскочил на ноги и стал сбрасывать с кудрявых волос горячий помет. Он испачкал всю голову, руки и даже рваную рубашку. Даша, присев на корточки, громко хохотала, а заместитель, улыбнувшись, прикрикнул на нее:
  
  — А ну скорее беги к озеру и принеси воды в ладонях!
  
   Испугавшись начальства, Даша пулей полетела к озеру и принесла немного воды. Дмитрий Сергеевич косо взглянул на нее, и сам пошел к озеру. Умылся и вернулся назад. Они снова сели на траву.
  
   — Дмитрий Сергеевич, вы не сердитесь на меня? Было очень смешно!
  
   — Ладно, - небрежно и неприятно махнул рукой.
  
   — А вдруг ваша жена узнает о приключениях? Что будет с вами?
  
   — Странно ты как-то говоришь! Вот она знает, что у меня есть сын от простой девки! Ну и что? Ей, какое дело?
  
   — А! Это твой сын влип в какую-то денежную аферу? - спросил заместитель. - Его надо воспитывать.
  
   — Отстаньте вы от меня, то с женой прилипли, то с сыном. Кому какое дело до моей личной жизни? Да! Я бросил его, не расписавшись с его матерью. Беда только в том, что когда он вырос, приехал ко мне и стал меня шантажировать. Я его и туда устроил, и сюда, так нет, - его уже не исправить! Болван!
  
   Опять вернулась стая уток. Они так долго кружились над людьми, что те спрятались за деревья. Когда к дереву подбежал директор, самый маленький утенок с такой силой какнул на волосы директора, что тот дико закричал. Теперь уже было испачкано все его лицо. Сейчас смеялась и Даша, и заместитель. Директор затрясся и побледнел.
  
   — А любовь в вашем сердце существует?
  
   — Замолчи, - смеясь и трогая ее, прошептал он на ухо. - Не то придется сократить тебя, - а потом громко. - Нам надо перебраться к тому берегу. Где же мы находимся?
  
   — Если я не ошибаюсь, то мы находимся у дома моей бабушки. - Даша указала пальцем на маленькие домики. - По-моему, там Сосново.
  
   — Даша, как у тебя с плаваньем? - спросил заместитель.
  
   — Я хорошо плаваю.
  
   — Дмитрий Сергеевич, а как у вас?
  
   — Извини, я родился в Казахстане и жил в деревне, да без реки, - он развел руками, - Так что…
  
   — У нас другого выхода нет и озеро спокойное.
  
   Пошли. Они вошли в воду. Она была такая холодная! Брр! На улице стояла осень. У Даши от холода поползли мурашки. Она горестно вытерла нос, тяжело вздохнула и, дрожа всем телом, поплыла. От работы стало теплее. И вдруг потихонечку, а потом еще сильнее и сильнее подул ветер. А в середине такой сильный был ветер! И началась буря! Стремительный, сильный ветер поднимал такие большие, огромные волны, качая их из стороны в сторону вместе с людьми. И так безжалостно бил людей жестокой, огромной волной, что Даше было очень тяжело. Как хищники, волны гневно требовали ее жизни! Вода была сумасшедшей. Она грубо, жестоко и весело смеялась над ними. Даша была бессильна. Она вся вымоталась, ей хотелось жить, она пыталась справиться с бурей. Она ныряла, плыла, даже и под водой, а потом всплывала, дышала, но вдруг она вспомнила про директора и оглянулась назад. Его не было видно. Но вот показалась его голова, он хватал воздух ртом, и барахтался на месте. Даша, нырнув и вынырнув, посмотрела, где заместитель. Он был впереди, не боялся волн.
  
  - Сер-гей Ми-ха-лыч! По-мо-ги-те!!!
  
   А Сергей Михайлович легко повернул к ним голову, посмотрел, но быстро отвернулся и поплыл дальше. Даша ужаснулась. И тут ей попалась под руки большое бревно, она, схватив его, доплыла до директора, он ухватился за бревно, и вот так они доплыли до берега.
  
  
  
   Буря утихла, сияло снова желтое солнце, белыми дождинками умывалась трава и деревья, вокруг Даши снова царил покой, природа и тишина. Они лежали на холодном желтом песке. Директор и заместитель лежали так далеко друг от друга и совсем не смотрели в сторону девушки. Даша, тяжело дыша, сидела на песке, перебирая его. Молчали все. И вдруг заместитель, хитро блеснув черными глазами, вкрадчиво спросил у них:
  
   — Вы, почему так долго добирались до берега?
  
   Директор угрюмо засопел и промолчал, а Даша так дерзко посмотрела на Сергея Михайловича, что тот только вздрогнул, и стал рассматривать местность. Вскоре заместитель встал на ноги и требовательно сказал:
  
   — Я очень беспокоюсь за ресторан, у меня акции там, в сейфе, как бы чего не вышло.
  
   Директор резко поднял голову, крепко сжал губы, поднялся на ноги, отряхнул налипший песок с грязных брюк, снял мокрые листья и траву, и с усилием сказал:
  
   — Я тоже не разбираюсь в этих делах насчет акций: социализм, теперь капитализм, и у меня акции в сейфе. Да, да, как бы чего не вышло. Поехали. Даша найди-ка нам машину.
  
   Довольная Даша резко вскочила на ноги и стала пальцем указывать на небольшой холмик, заросший малиной, дикой зеленью, пышными кустарниками и огромными, развесистыми деревьями.
  
   — Вон, посмотрите, Дмитрий Сергеевич? В том красивом домике живет моя бабушка Варя. А вы посмотрите, как прекрасно все вокруг! И столько здесь зелени и свежести!
  
   Директор поглядел на Дашу, мило улыбнулся ей и говорит:
  
   — Да, красиво. Ну, иди, Даша за машиной, иди.
  
   Даша вздохнула, грустно улыбнулась, отряхнула мокрый песок и со всех ног пустилась к домику бабушки. От скуки директор и заместитель стали смотреть на природу. А здесь было так приятно, радостно, не то, что в городе! Поляна со всех сторон окруженная деревьями, кустарниками с пышной травой была зелено-красная, с запахом свежести, внизу сияло огромное зеркальное озеро, где весело кружились белогрудые чайки. Золотая осень уже сияла своей красотой, но все еще приятно пели не улетевшие птицы. А над увядшими цветами кружат последние бабочки, и вдали у озера подпрыгивает какая-то белая рыбешка. Здесь было до удивления красиво! Хоть садись и рисуй картину!
  
   Даша постучалась в окно. Голубенькая, с маленькими цветочками, зановесочка приподнялась, и показалось лицо бабушки. Маленькая, седенькая и вся такая прибранная старушка только удивленно всплеснула руками и так радостно заулыбалась, что в ответ ей девушка мило улыбнулась и махнула рукой. Бабушка быстро вышла на улицу и со всей бабушкиной любовью нежно обняла внучку.
  
   — Мое солнышко! Откуда ты здесь. Радость моя!
  
  — Здравствуй, моя добрая бабушка. Я здесь оказалась случайно, да не одна, а со своим начальством. Я тебе в следующий раз расскажу. Бабушка, начальство попало в беду и им сейчас нужна машина, чтобы доехать до города. Найди им, пожалуйста, машину.
  
   Бабушка всплеснула руками, заохала:
  
  — Ах ты, Боже мой! Внученьке нужна машина! Сейчас моя умница, я сбегаю к соседям. Подожди.
  
   И худенькая, живая, радостная бабушка мелко засеменила наверх. Даша посмотрела на озеро и увидела, как по заросшей тропинке поднимаются директор и заместитель: уставшие, грязные. Они шли медленно, молча. Рубахи у них были рваные, туфли в листьях и песке и хорошо был виден синяк у директора. О, Боже, как они были похожи на нищих или бомжей…
  
   — Где машина? - тихо, но властно спросил директор. Даша, как маленькая девочка, открыла рот и чуть не рассмеялась, а потом, улыбнувшись, ответила:
  
   — Сейчас бабушка приведет соседа. У него есть машина.
  
   И вот осторожно по узкой тропиночке спускается бабушка.
  
   — Сейчас, милые, будет машина. Ах, вы мои добрые, вы не обижайте в городе мою внученьку, она у меня одна.
  
   Начальство с улыбкой переглянулось. Подъехала машина.
  
   — Дашенька, внученька, может мне тебе варенья принести?
  
   — Бабушка, спасибо тебе, но нам очень некогда.
  
   — Садись! - скомандовал директор. Он вместе с заместителем сел в машину.
  
   — Садись! - как военный, скомандовал он.
  
   И вдруг Даша замигала ресницами, опустила голову и очень тихо сказала:
  
   — Спасибо, я не хочу, я не поеду.
  
   — Это что за странности такие?! Садись!
  
   Девушка, как дитя, насупившись, нахмурила брови и замолчала.
  
   — Она, наверное, денег хочет? - прошептал ему в ухо заместитель.
  
   А Даша еще сильнее насупилась, и лицо у нее покрылось красной стыда.
  
   — Ну, хорошо, Даша, - слегка улыбнулся директор и спокойно ответил он. - На работе я тебе дам материальную помощь, а потом - он приподнялся с сидения и прошептал ей на ухо, — Пойдешь в любовницы, - все будет твое! - и очень довольный собой, весело подмигнул ей.
  
   Даша сильно смутилась, вся она напряглась, а потом отвернула голову направо и стояла в таком положении очень долго. Заместитель не выдержал и сказал директору, сильно хлопнув дверью машины:
  
   - Да ей мало твоих денег! Слушай, освободительница, я тоже тебе дам 500 рублей! Хватить тебе!
  
   Девушка повернула лицо, в ужасе раскрыла глаза, из глаз выкатилась маленькая слезинка. Она резко повернулась и убежала к бабушкиному дому. Начальство недоуменно переглянулось, затем оба пожали плечами и поехали в город.
  
   Бабушка, опечаленная этим событием, тихо подошла к Даше, а та лежала в комнате на диване, уткнувшись в подушку, и рыдала. Баба Варя присела рядом и так ласково, тихонечко положила теплые руки ей на волосы и потеребила их:
  
   — Ах, моя красавица, кто ж тебя так обидел?
  
   Девушка немного помолчала, а потом, приподняв голову, вытерла рукой слезу, тихо прошептала:
  
   — Бабушка, я так старалась начальство спасти, а они? Они даже мне и спасибо не сказали, их захватили только деньги, акции и рестораны. Они даже во мне человека не увидели. Алчность перекрыла им весь божий свет.
  
   — Ах, внученька, внученька, прости ты их. Алчность - это зло, я думаю, и они когда-то будут наказаны, а злых людей и надо жалеть, чтоб они еще больше зла не совершили. Их заденет только, если Бог отнимет у них эту жадность. Зато, моя внученька, я тебя люблю - это ведь счастье. А ты у меня самая бесценная, невинная и слишком простая.
  
   Бабушка поцеловала ее. И столько было тепла, добра от бабушкиного сердца, что девушка перестала плакать, заулыбалась, а потом сказала:
  
   — Баба Варя, дай мне, пожалуйста, денег. Я поеду в Питер на электричке. Деньги я тебе верну.
  
   — Ах, милая моя, хорошо, езжай, лишь бы ты успокоилась.
  
   Причудливый, туманный и равнодушный город угрюмо встретил Дашу на вокзале. Затем она добралась до ресторана. А в это самое время подъехала машина. Из машины вышли два человека: мятых, грязных и взъерошенных. А это были Дмитрий Сергеевич и Сергей Михайлович.
  
  - Сергей Михайлович, поднимитесь наверх и возьмите в моем кабинете 500 рублей, - это водителю и прихвати мой пиджак.
  
   И только он протянул руку с ключами и вдруг… колоссальный взрыв! Такой взрыв! Что они даже замерли…
  
   Даша в это время пробирается к ресторану. От сильного взрыва ее отнесло в сторону, она случайно толкнула последнего зеваку и увидела,… что ресторан рассыпался на маленькие песчиночки. И вдруг из обломков ресторана выскочила секретарша, а за ней следом шеф-повар. Он резко протянул к ней руки, а она ловко бросила в его живот что-то маленькое и круглое, и снова… взрыв! И затряслась вся Садовая вместе с окнами, завизжали двери, заголосили машины, и все завыло, запищало и заохало.
  
   И двое: секретарша и существо, лежали на мокром от крови асфальте. Секретарша отвернулась от людей к ресторану, а существо лежало бездыханно; лежали в таких неудобных позах, как сломанные куклы, стены были обрызганы кровью. Люди стояли молча. Для них это было жутко!
  
   — Кто это?! И какое страшное существо?!
  
   — Наверное, их наказал Бог, - говорили люди.
  
   Даша была очень расстроена, а директор и заместитель стояли рядом с ней, как мертвые, безжизненно опустив руки. Они смотрели куда-то вдаль, мимо ресторана: пусто, дико и тупо…
  
  - Я остался без работы, - тихо и горестно прошептал заместитель. - Мне нужны деньги. А жена, а дети,… а я…
  
   — Деньги, акции… все рассыпалось. Нет ресторана. А кем же буду я руководить? Я что - нищий? - тихо шептал директор.
  
   — Все… все пропало… - негромко стонал заместитель.
  
   Тогда директор обхватил голову руками, затем помолчал, и вдруг его озарила одна мысль:
   — А кто же теперь мы?!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"