Ерофеев Александр: другие произведения.

Страна Невыполненных Обещаний

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Финалист конкурса "СНЫ ВСЕЛЕННЫХ" (2014).


   Сэр Томас по прозвищу Укротитель Драконов проснулся в самом скверном расположении духа. Причиной тому были сильнейшая мигрень и бунтующий желудок. Голова рыцаря гудела, словно потревоженный колокол. Горло саднило так, будто вчера в него пытались протолкнуть булыжник. Целиком и не запивая. В ушах стоял звон сотен сталкивающихся мечей, а в животе булькал огромный чугунный котел, плюющийся кипящей смолой. Сэр Томас с трудом разлепил веки и тут же снова зажмурился - висящий над головой потолок качался, норовя обрушиться и раздавить. С закрытыми глазами стало немного легче.
   Попробовав восстановить события, предшествовавшие мучительному пробуждению, сэр Томас испытал некоторые затруднения. Оказалось, что он совсем, ну то есть совершенно, напрочь не помнит предыдущий день. Попытка что-либо вспомнить отозвалась вспышкой боли. Столь яркой, что в этом она могла поспорить с новомодными китайскими фейерверками. Не в силах сдержаться рыцарь тихо застонал. Он лишь надеялся, что никто этого не заметил. Еще не хватало попасть в летописи с историей вроде: "Великая битва Укротителя Драконов с похмельем". Не для того его предки потом и кровью добывали славу, чтобы один незадачливый отпрыск вот так запросто все испортил.
   Дождавшись пока боль немного отступит, сэр Томас предпринял еще одну попытку воскресить в памяти вчерашний день. Впрочем, не более удачную, чем первая. Но рыцарь не зря носил свое знаменитое прозвище. Общеизвестно, что драконы - существа, наделенные силой и хитростью, временами перерастающей в абсолютное коварство. Человек, вставший на путь их укрощения, должен был обладать недюжинным умом, волей, что крепче закаленной стали и каменным терпением. У сэра Томаса данные качества присутствовали в полной мере. И пусть сейчас его состояние не располагало к продолжительным мысленным экзерсисам, однако голова-то никуда не делась, а значит, могла быть использована по назначению. Да, пускай обычно мягко текущие мысли сейчас гулко перекатывались, сталкиваясь и выбивая снопы искр, но, тем не менее, они были, а значит - борьба продолжалась.
   Как жаль, подумал сэр Томас, ребрами ощущая непривычную жесткость ложа, что память это не мышца и нельзя добиться результата одним лишь ее напряжением. В определенные моменты это могло оказаться полезным. Сейчас же приходилось использовать другие методы. Например такой: "начало - конец", как именовал его сам сэр рыцарь. Суть метода состояла в том, чтобы найти некий отсчет (начало!) и двинуться от него вперед, накалывая события друг на друга, словно куски мяса на шампур. И продолжать нанизывать эти ломти-события до тех пор, пока не вспомнишь все (конец!). Данным способом сэр Томас и решил воспользоваться, даже не смотря на то, что сейчас картина сочного розового куска на шпажке вызывала у него сильный рвотный рефлекс.
   Что он помнил совершенно четко, так это утреннее пробуждение. С него, пожалуй, и стоило начать.
   Итак, первый кусок: ушат холодной воды, избавивший голову рыцаря от остатков ночных сновидений, а заодно и повеселивший своего хозяина. После омовения сэр Томас просто напросто выплеснул воду из окна собственной опочивальни. Если учесть, что окна спальни в его поместье выходили прямиком во внутренний дворик, да и время было уже не самое ранее, немудрено, что с той стороны раздался крик какого-то незадачливого слуги. Громкая брань облитого улучшила и без того хорошее настроение рыцаря.
   Кусок второй: обильный завтрак, сдобренный порцией пива. Темного хмеля, укрытого мягкой щекочущей пенкой, что так и норовила запутаться в усах или забраться в ноздри.
   В этом месте сэр Томас невольно остановился, слишком уж приятным было воспоминание о запотевшей кружке. Да и вообще он старался не торопиться, медленно продвигаясь по извивам реки под названием "вчера". Стоило ему немного увеличить темп, как водоток сразу же становился бурным и неуправляемым, несущимся к рычащему впереди водопаду. Поэтому рыцарь не спешил, стараясь быть предельно аккуратным.
   Третий кусок: Джонатан, старый слуга. Его появление прервало явно затянувшуюся трапезу. Джонатан доложил, что в поместье сэра Томаса с дружественным визитом прибыл его давний приятель - сэр Эдвард.
   Укротитель Драконов, превозмогая боль, разваливающую голову надвое, усмехнулся. Сэр Эдвард - жизнелюбивый толстяк и по совместительству старинный друг. Верный соратник в пирушках. Эдвард, за целую жизнь так и не заработавший себе никакого прозвища. Хотя, за глаза многие величали его Эдвардом, Тележный Обод. То ли из-за скрипучего голоса, то ли из-за объемистого живота, размерами сравнимого с вышеупомянутым предметом.
   Следующий кусок - вино. Море вина. А как иначе, если не видел товарища несколько месяцев? Конечно вино. Божественный напиток, призванный вскружить голову, придать речи изысканность и велеречивость, а рассказам правдоподобие.
   Пятый кусок. И вот здесь сэра Томаса ждало разочарование. Проверенный метод дал сбой. Впервые ломоть мяса так и остался всего-навсего сырым шматком необработанной огнем пищи. К тому же воображаемой. Как бы риттер ни старался, темнота, окутывающая дальнейшие события, не становилась прозрачнее. Что было в промежутке между очередной байкой от сэра Эдварда и утренней головной болью оставалось загадкой. Но тут судьба, наконец, сжалилась над рыцарем. Ристалищный гул в ушах понемногу пошел на убыль и дрова, питающие горящий в желудке огонь, Слава Богу, закончились. Поэтому сэр Томас, собравшись с силами, сумел-таки разомкнуть веки.
   Первое что он увидел - сколоченный из необструганных досок потолок. Грубый, в прорехах, сквозь которые проступала синь неба, он совсем не походил на тот, к которому привык рыцарь. Под стать ему были стены. Кто-то серьезно постарался, украшая их дырами. Сам риттер лежал на грубо сколоченной лавке, примостившейся около одной из изувеченных стен. Напротив лежанки зияла криво прорезанная щель выхода, едва прикрытая грязной ветошью. Больше в хибаре ничего не было. Правда ничего совсем не значит никого.
   Недалеко от входа на никогда не знавшем метлы полу вольготно развалился рыжий котяра. "Кошка - это хорошо! Добрый знак!" - успел подумать сэр Томас прежде, чем случилось невероятное. Кот встал, томно потянулся, и, разинув розовую пасть, проурчал: - Пррривет!
   Ровно в этот самый момент рыцарь понял сразу три вещи.
   Нет, судьба таки не смилостивилась над ним.
   Да, вчерашнее вино совершенно точно было забродившим.
   Никогда, никогда, никогда больше он не будет пить. Особенно в компании с сэром Тележным Ободом.
  
   -----
   - Я Гинц! - кот действительно умел говорить. - Если точно - Гинц фон Гинценфельд Третий, но ты можешь называть меня просто Гинцем, - и, судя по всему, не только умел, но и любил.
   "Нет, такого не может быть! Просто не может быть! Говорящий кот! Бабушкины сказки какие-то, - думал тем временем сэр Томас. - Наверное, мне все это снится. Точно - я сплю, а это всего лишь сон!".
   - Ну, хорошо. Я понимаю, что ты несколько удивлен, но сидеть вот так, набрав в рот воды и даже не представившись - это крайне невежливо. Или Бог не одарил тебе способностью говорить?
   Риттер сглотнул, будто рот его и вправду был занят водой, а потом выдавил из себя:
- Томас. Сэр Томас.
   Кот только того и ждал: - Смотри-ка, не немой. Уже хорошо!.. Значит, сэр Томас. Томас! А позволь полюбопытствовать, Том, родители дали тебе только имя или фамилия тоже имеется?
   Будь рыцарь уверен, что все происходит наяву, он бы не сдержался. Но раз уж это сон?! В нем свои правила, поэтому он лишь тяжело вздохнул и ответил: - Меня зовут сэр Томас, по прозвищу Укротитель Драконов!
   - Укротитель?.. Драконов?.. - было непонятно смеется кот или это обычное выражение его морды. Выяснять это сэр Томас не стал, а вместо того спросил: - Где я?
   - Что? - хвостатый так увлекся обдумыванием имени рыцаря, что даже не расслышал вопроса.
   - Где я на-хо-жусь? - медленно, по слогам повторил риттер.
   - А, вот ты о чем! Тебе как, точно или так, в общем?
   "Да что же за сон-то такой?" - пришло в голову рыцарю, но вслух он произнес совсем другое: - Как можно точнее!
   - Ну, коли так, то ты сейчас находишься прямо передо мной.
   Даже для сна это было слишком. Кулаки Укротителя Драконов непроизвольно сжались и он начал медленно подниматься. Заметив это его движение кот отпрянул к выходу и уже оттуда быстро затараторил: - Ладно, ладно, не злись. Я пошутил! Извини, не смог удержаться. Конечно, я все тебе расскажу.
   Руки рыцаря разжались: - Говори.
   - Нет, нет, только не здесь. Предлагаю продолжить на свежем воздухе, а то уж больно тут воняет, - с этими словами кот развернулся и, поднырнув под закрывающую вход тряпку, исчез снаружи.
   "Нет, сон сном, но пара увесистых оплеух не помешает!" - подумал сэр Томас и, поднявшись, шагнул к выходу.
  
   -----
   Откинув тканевую завесу и ступив за порог, он оказался на небольшой зеленой поляне, со всех сторон окруженной огромными соснами. Вековые исполины мерно раскачивались, тихо поскрипывая, и изредка касаясь друг друга кончиками мохнатых лап. Каждое такое рукопожатие сопровождалось водопадом больших, с палец длиной, изумрудных игл. Сверкая в лучах просыпающегося светила, те падали на мокрую от росы землю. Мягко ложились, стараясь не потревожить ее, не уколоть.
   Картина стряхивающей с себя остатки сна природы так заворожила рыцаря, что он невольно замер. Любуясь игрой солнечных лучей, острыми выпадами пронзающих подлесок, стоял и не мог надышаться чистым, напоенным горечью смолы и влагой лесной подкорки, воздухом. Теперь он был более чем уверен, что видит сон. В жизни не бывает такой возвышенной, безукоризненной красоты. Такого одухотворенного совершенства, от которого щемит сердце и нечаянная слеза наворачивается на глаза. Нет, сэр Томас принципиально не хотел просыпаться. Однако выбора ему не оставили.
   - Ну чего ты там застрял? - Гинц нетерпеливо пританцовывал на тропе, ведущей прочь от лесной делянки. - Заснул что-ли?
   "Господи, зачем ты послал в мой сон этого несносного кота?" - подумал рыцарь, а вслух произнес: - Послушай, как там тебя... Гинц, кажется? Это мой сон, поэтому я буду делать все, что захочу. Захочу - пойду с тобой! Захочу - буду стоять здесь!
   - Сон?.. Так ты думаешь, что я тебе снюсь?
   - Конечно!
   - Хорошо, а что ты скажешь на это? - с этими словами рыжий прохвост подскочил к рыцарю и цапнул его за лодыжку.
   - А-а-а! - сэр Томас даже вскрикнул от неожиданности. А может быть от пронзившей ногу самой настоящей боли.
   - Что? Все еще думаешь, что спишь? - кошачья морда, кажется, стала еще более ехидной. В круглых зрачках прыгали злорадные светлячки.
   - Так... так это не сон? - риттер обвел растерянным взглядом поляну и остановился на рыжей фигуре.
   - Наконец-то!
   - Но как же...
   - Вот как то так. Да не заморачивайся, здесь еще и не такое бывает.
   - Где это ЗДЕСЬ?
   - Ах да, я ведь так тебе и не рассказал. Но ты сам виноват: сначала полдня храпишь, потом прикидываешься немым, после и вовсе истуканом, - начал было кот, но заметив, что правое веко рыцаря стало мелко подергиваться, сменил тон: - Ладно, ладно, больше не буду. Давай-ка прогуляемся и по пути я все тебе объясню.
   И они пошли, человек и кот. Кот и человек. По ковровой дорожке, сотканной из упавшей листвы и свежей поросли. Прочь от лесной поляны. Кроны сосен шумели над их головами.
   - Знаешь, Том, - начал кот свой рассказ, - хочу тебя огорчить, но ты уже не в своем мире. Удивлен?.. Ничего не поделаешь. Мы, местные жители, называем это место Страной Невыполненных Обещаний.
   - Никогда о такой не слышал.
   - Еще бы. О ней мало кто знает. А те, кто все-таки знает, предпочитают помалкивать.
   - И что это за страна такая, в которой коты разговаривают?
   - Ха! Один-один!.. Конечно, она необычная. И главная ее необычность заключена в ее жителях.
   - В тебе что ли? - не выдержал рыцарь.
   - Том, тебя учили не перебивать? - кот, кажется, обиделся. Но все же продолжил: - Да, и во мне тоже. Но вообще я имел в виду людей, который здесь живут. И необычность их в том, что все они попали сюда так же как ты.
   - Перебрав вина?
   - Ха-ха-ха! Юмор - это хорошо, да. Юмористы живут весело, хоть и недолго. Но нет, дело не в вине. Дело в том, что люди попадают сюда, не выполнив данного кому то обещания.
   - Как это?
   - Вот так. Не секрет, что вы, люди, привыкли жить и щедро рассыпать посулы, чаще всего не задумываясь над тем, что данное слово нужно выполнять. Есть даже такие, кто дает обещания специально, только ради удовольствия их нарушить. Но приходит срок, и вы попадаете сюда, в Страну Невыполненных Обещаний. Здесь дается выбор - выполнить обещанное, чтобы вернуться домой или остаться тут навсегда.
   - Навсегда?..
   - По крайней мере, до тех пор, пока обещанное не будет выполнено, - еще раз повторил Гинц.
   Рыцарь задумался. Услышанное звучало, как бред и, тем не менее, было в произнесенных котом словах нечто правильное, нечто в высшей степени справедливое. И это нечто заставляло безоговорочно верить в истину сказанного.
   Тишина опустилась на лес. Кот и человек шли, все дальше углубляясь в чащу. Полянка с полуразвалившейся лачугой уже давно скрылась за деревьями. Риттер продолжал молчать. Его четвероногий проводник тоже безмолвствовал. По опыту он знал, что требуется некоторое время, чтобы сказанное им отложилось в сознании. Когда это произойдет - возникнут вопросы, а пока нужно просто подождать.
   Он не ошибся.
   - За свою жизнь я давал десятки обещаний и далеко не все выполнил. Почему сейчас? - рыцарь задал свой первый вопрос.
   - Хороший вопрос, но, к сожалению, ответа на него у меня нет. Есть предположение, что нужно накопить сто невыполненных обещаний подряд, только тогда случится переход. Причем обещания должны быть даны искренне, без принуждения. Но все это лишь догадки, а точно не знает никто.
   - И что теперь делать?
   - Как что? Нужно выполнить последнее данное слово, тогда счет обнулится, а ты вернешься обратно. В свой мир.
   - А если не получится?
   - Я уже говорил, что жители страны это те, кто не смог... или не захотел. Поэтому она и называется Страной Невыполненных Обещаний.
   Следующий вопрос сэр Томас обдумывал особенно тщательно.
   - Ты сказал, что нужно выполнить только одно обещание. Последнее!
   - В точку! - подтвердил Гинц.
   - Но как понять, какое оно?
   - Это как раз самое простое. Дав его, ты сразу оказался здесь.
   - Черт!..
   Кот так резко остановился, что рыцарь чуть было не налетел на него. Обернувшись, спросил: - Ты что, не помнишь?..
   - Нет.
   - Совсем?
   Сэр Томас отрицательно мотнул головой.
   - Дела... ну, хоть что-то?
   - Нет!
   - Может ты обещал бросить пить? - предположил кот
   - Вряд ли!
   - Может жениться?
   - Нет!
   - Точно?.. А то у нас здесь много таких, - не унимался хвостатый.
   Укротитель Драконов мрачно уставился на кота.
   - Да ладно, я же просто спросил.
   - Просто? - в интонации риттера было столько яда, что хватило бы для смертоубийства стаи котов, но Гинц сделал вид, что этого не заметил: - Конечно! И вообще, думаешь мне легко. Вас тут столько, а я-то один.
   - Как это?
   - Думаешь ты первый такой? Засланец, которого я встречаю?.. И с каждым надо поговорить, обобрать... тьфу ты... объяснить, провести инструктаж.
   - Что провести?
   - Ну, инструктаж!.. А, извини, все время об этом забываю. У нас тут время течет несколько иначе, чем в твоем мире. Люди попадают сюда из разных мест и эпох, вот я и нахватался словечек. Инструктаж - это то, что я рассказал, понятно?
   - Теперь да.
   - Есть, кстати, еще один момент, связанный со временем. Хороший такой момент. Если исполнишь обещание, в свой мир вернешься ровно в тот самый момент, в который исчез. Неважно сколько часов или дней пройдет здесь. Очень удобно, между прочим.
   И снова они молча шли, а вокруг них шумел, дышал жизнью чужой для рыцаря мир. Ветер играл листвой. Птицы пели о повседневном. Звери натаптывали новые тропы к водопою. Вот только сэр Томас теперь видел в окружающем совершенстве некий изъян. Как будто он сорвал здоровое с виду яблоко, а надкусив, увидел в нем червоточину. Но он не был бы Укротителем, если бы привык так быстро сдаваться.
   - И много вас таких "помощников"?
   - Встречаются. Мир, как говорится, не без добрых людей. Кто-то накормит и пустит на ночлег, кто-то просто укажет дорогу. Помочь может любой. Будь то человек, или не человек. Да хоть дракон.
   - Как ты сказал, дракон?
   - Ну да. Есть у нас тут парочка. Настоящих, огнедышащих.
   Ноги сэра Томаса внезапно разом обмякли, и чтобы не упасть он прислонился к ближайшему дереву - к стройной осинке с темно-серым стволом.
   Драконы! Ну, конечно, как же он мог забыть. Вот он недостающий кусок воспоминаний. Теперь все встало на свои места. Память распахнула двери своих кладовых и события минувшего дня захлестнули рыцаря.
  
   -----
   Пирушка была в самом разгаре, когда сэр Эдвард вдруг решил сменить тему разговора. Возможно, его просто пресытили рассказы друга о ратных победах. Быть может, закончились собственные байки. А может статься была и другая причина. Например, давно вынашиваемая мысль о том, что сам он, прожив уже полжизни, так и не обзавелся сколь-нибудь громким прозвищем. В отличие от друга.
   Но, как бы то ни было, а в тот самый момент, когда емкости с вином в очередной раз опустели , сэр Эдвард решил пустить разговор совсем в иное русло. И начал он, как водится, издалека.
   - Послушай Том, я слышал, что у твоего прапрадеда был ручной дракон?
   Сэр Томас, не видя в словах собутыльника никакого подвоха, правдиво ответил: - Да, верно!
   - А еще сказывают, что драконы живут очень долго. Что они почти бессмертны.
   - Так и есть.
   - Еще сказывают, будто бы их невозможно убить.
   - Правду говорят. не в человеческих это силах убить дракона. Сраженный честным железом крылатый зверь вновь оживёт невредимым. Драконы умирают только сами. От старости.
   - Тогда позволь узнать, друг мой, где же он сейчас?
   - Кто? Прапрадед?
   - Да нет же! Дракон!
   - А-а-а, этот, - сэр Томас сыто рыгнул. -Сбежал.
   - Как так?
   - Да так. Предок мой был несколько прижимист и плохо кормил животину, вот она и сбежала.
   - И где же он теперь?
   - Да дьявол его ведает. Летает, наверное, где-нибудь. А может уже издох. Давно дело было.
   - Значит, ты сам никогда не видел живого дракона?
   - Нет, конечно. Ни я, ни мой отец, ни даже мой дед.
   - Тогда ответь мне: по праву ли ты носишь прозвище - Укротитель Драконов?
   Сэр Томас аж поперхнулся: - Конечно по праву. Я потомственный укротитель. Мой отец был укротителем и дед тоже. И дед моего деда. Это у нас в крови. Для этого совсем не нужно видеть живого дракона.
   - Вот как? Интересно. А тебе не кажется, друг мой, что прозвище твое - пустой звук?
   - Что ты хочешь сказать? - сэр Томас в ярости ударил кулаком по столу.
   - Только то, что нет никаких свидетельств твоей доблести.
   - И какие свидетельства тебе нужны? - рыцарь побагровел.
   - Что-то, что подтвердило бы твое прозвище. Что-то по-настоящему весомое. То, что можно увидеть. Потрогать. Например, голова дракона или его кровь. Свежая кровь.
   - Я не убийца!
   - Как скажешь, Томас, как скажешь. Тогда может - живой детеныш?.. Или... как насчет молока дракона?
   - Молока?
   - Да. Говорят, оно обладает силой излечивать любые раны.
   - Ты прав, так и есть.
   - А вот мы и проверим. К тому же, чтобы его достать тебе не придется брать на душу грех убийства. А если справишься, тогда я лично буду славить тебя, как самого великого в мире укротителя драконов.
   Сэр Эдвард замолчал и выжидательно уставился на друга. Риттер какое-то время думал, потом взял кубок и наполнил его до краев вином. Попытался встать, чуть было не упал при этом, плюхнулся обратно и уже сидя произнес: Хорошо. Клянусь, что достану молоко дракона или больше не зваться мне Томасом, Укротителем Драконов...
  
   -----
   - Молоко, значит? Ха-ха-ха! - Гинц завалился набок и теперь валялся, суча лапами и скаля маленькие клыки. - Драконье молоко. Ха-ха-ха!
   Сэр Томас нахмурившись наблюдал за приступом кошачьего веселья: - Разве в этом есть что-то смешное?
   - Нет, вы только представьте - молоко, - рыжий катался по траве, не замечая, что его красивая шкура покрывается пыльным налетом. Пушистый хвост отбивал рваный ритм.
   - Да что такое? - рыцарь начинал терять терпение.
   Гинц, наконец, взял себя в лапы и перестал смеяться, лишь кончик хвоста продолжал нервно подрагивать: - Да, брат, не повезло тебе с обещанием. Позволь я дам тебе один совет: начинай привыкать к местному климату. Еще найди себе хорошую девушку и женись на ней. Построй дом, посади дерево, заведи ребятишек. И забудь это свое дурацкое прозвище - Укротитель Драконов.
   - Но почему?
   - Потому что тебе не удастся выполнить данное слово.
   Рыцарь побледнел, но сжав кулаки, упрямо произнес: - Ты же сам сказал, что здесь есть драконы.
   - Сказал.
   - Тогда отведи меня к одному из них.
   - Как хочешь, могу и отвести. Вот только вряд ли это поможет.
   - Думаешь, я не смогу с ним договориться?
   - Дело в другом.
   - Да в чем же? - риттер впился взглядом прямо в кошачий зрачок. Гинц не отвел взгляд. Выждав положенную паузу, он театрально изрек: - Оба дракона, что здесь живут, мальчики, понимаешь?..
  
   -----
   Трое суток понадобилось нашим путешественникам, чтобы добраться до места, где жил первый из драконов. В дороге они шли, ели (Гинц оказался прав, каждый встречный готов был их накормить и дать крышу над головой), спали и разговаривали. Снова шли, шаг за шагом приближаясь к цели. Дорожная пыль была вполне терпима. Еда незамысловата, но сытна. Места ночевок не роскошны, зато сухи. Разговоры - душевны.
   - Гинц, ты сам-то здесь как оказался?
   - Я? Да как сказать, - красноречие кота вдруг куда-то подевалось. Однако немного помолчав, он все же продолжил: - Был у меня один родственник. По папиной линии. С особенностью был родич то - страсть как обувь любил. Жить без нее не мог. Это его и сгубило. Ради красивой пары сапог мог насулить что угодно, так незаметно и набрал лишнего. Да ты, наверное, слыхал эту историю? Про него ведь даже сказку сочинили: как кот помог хозяину жизнь наладить.
   - Нет, такую не слышал.
   - Ну да, да. Видимо ее позже сложили. Так вот, в сказке то все хорошо кончилось, не то, что в жизни. В общем, оказался мой предок здесь, да так с данным обещанием и не справился. Пришлось ему тут задержаться. А там уже и отец на свет появился, потом я. Так и живем.
   - И что, нет никакой возможности вернуться?
   - Куда? Да и зачем? Мой дом здесь.
   - Понятно. А проводником как стал?
   - Случайно. Любопытство, слабость к приключениям - всего понемножку. Для меня это своего рода хобби.
   - Что?
   - Тьфу. Постоянно забываю о разнице во времени. В общем, не бери в голову. Просто мне интересно этим заниматься, ясно?
   - Конечно, куда уж яснее?
   И вновь под ногами вилось полотно дороги. То широкое и ровное, словно полноводная река, то узкое и изгибистое, точно змея, бьющаяся в агонии. Кот объяснял рыцарю, что ее строили разные люди: кому-то из них хватило воли выполнить данное обещание, остальные пополнили ряды местных жителей. Но дорога запомнила их всех.
   Постепенно путники приближались к цели. Иногда на их пути попадались потрепанные деревни. Одинаковые, точно соты в улье: несколько десятков домов, замшелый постоялый двор, неспешная брань собак, глухие удары кузнечного молота и юркие стайки чумазых ребятишек. В общем, обычная провинциальная жизнь: вялая и незатейливая. Такая же, как везде. Если бы не говорящий кот, вышагивающий рядом и сказочный зверь, ждущий их где-то впереди, можно было бы подумать, что риттер оказался в предместьях собственного имения. Можно сказать - вышел на прогулку.
   Когда деревни заканчивались, начинались возделанные поля. Изредка под паром, но чаще засеянные. Пшеница и рожь. Рожь и пшеница. И снова они шли вперед: все дальше от человеческого жилья, прочь от цивилизации. К концу вторых суток пути поля кончились. Обочины украсил густой кустарник, местами переходящий в низкорослый лес. Сама дорога стала заметно хуже, на ней появились глубокие выщерблены и ямы. Вдобавок она медленно, но неуклонно пошла вверх, что еще больше осложнило жизнь усталым путникам. Однако пришел вечер, а вместе с ним желанная прохлада и надежда на долгожданный отдых. Еще немного и их чаяния материализовались, приняв вид покосившегося от времени трактира. "Последний, - проворчал Гинц. - Надо запастись провизией". Так они и поступили, сразу после того, как умылись и сытно поужинали. После завалились спать. Правда, рыцарь еще долго не мог уснуть. Просто лежал и думал. Лишь под утро забылся тяжелым сном.
   К середине следующего дня они были на месте. В какой-то момент кот вдруг остановился прямо посредине ставшей уже совсем непригодной для путешествия тропы. Тщательно принюхался и после уверенно свернул, потрусил к раскинувшейся неподалеку лощинке. Сэр Томас пошел следом.
   Спустившись в долину, Гинц остановился, еще раз сверился с запахами, а потом сказал: - Здесь! Вон за теми кустами, - он ткнул лапой в сторону группы невысоких деревьев, - находится вход в пещеру. Там живет дракон. Зовут его Гродан, запомни. Он еще очень молод, а потому вспыльчив, постарайся его не злить.
   - Хорошо, Гинц, я понял.
   - Будь осторожен, Том, и знаешь... удачи тебе! Судьба даст - еще встретимся!
   - А ты?.. Разве не пойдешь со мной? - за время, проведенное вместе, рыцарь успел прикипеть к рыжему котяре.
   - Нет. Мне пора назад. Мало ли, сколько еще обещаний дали люди за то время, что я с тобой, - кот сделал движение, будто пожал плечами. - Ты же помнишь - мое хобби.
   - Да, верно, хоб-би.
   Кот кивнул и, развернувшись, стал подниматься обратно в гору. Сэр Томас смотрел, как мягко перетекают мышцы под рыжей шкурой, как стелется над землей гибкое тело. Нет, он не мог не спросить.
   - Гинц?
   Рыжий остановился, повернул ухмыляющуюся морду: - Да?
   - Скажи, что твой предок обещал своему хозяину? В тот, последний раз.
   Глаза четвероногого на миг затуманились. Прошла, кажется, целая вечность прежде, чем он ответил: - Он пообещал, что все будет хорошо!
  
   -----
   Дракона рыцарь заметил издалека. Солнечные зайчики плясали на ороговевшей шкуре цвета меди. Сложное переплетение сотен, тысяч чешуек. Естественная броня, делающая своего хозяина неуязвимым. Не панцирь - мечта. Такой не пробьешь ни крепким мечом, ни копьем, ни острой стрелой. Его хозяин практически не победим. Но сейчас обладатель совершенного доспеха был не опасен. Свернув гибкое тело в тугое кольцо и прикрыв клиновидную морду хвостом, он спал. Если бы не чешуя и гигантские размеры его вполне можно было принять за котенка объевшегося дармовой рыбы и теперь мирно посапывающего. Милого домашнего любимца. Однако сэр Томас догадывался, насколько это впечатление обманчиво.
   Осторожно продвигаясь к дракону с подветренной стороны, риттер не спускал с него глаз. Видимо это и сыграло с ним злую шутку. Одно неаккуратное движение и маленький камешек сдвинулся с места, весело заскакал по валунам. Словно гром прогремел. И тут же медная пружина драконьего тела распрямилась. Миг и человек оказался лицом к лицу с разбуженным ящером. Причем, судя по вздыбленным на морде чешуйкам, ящером разгневанным.
   "Надо же, какие у него голубые глаза, - не к месту подумал сэр Томас, ощущая на коже обжигающее дыхание зверя. - И крыльев нет. Интересно, как он летает?". Не самые, конечно, подходящие мысли перед смертью. Однако убивать сразу его не стали. Вместо этого дракон сел и приоткрыв усеянную чудовищными зубами пасть, изрыкнул: - Кто ты, человек, и что тебе здесь нужно?
   Когда вопрос задают ТАК, ты просто вынужден на него отвечать. Даже если душа провалилась в сапоги, язык засох, а мозг выкипел от страха.
   Рыцарю понадобилось несколько мгновений, чтобы вернуть себе более-менее уверенный вид и вновь обрести голос. Этого времени ему хватило, чтобы успеть вспомнить все когда-либо услышанное про общение с драконами. Все, что сумели заложить в его голову отец и дед. Все, что удалось почерпнуть из ученых книг.
   Знания эти были не то, чтобы велики, однако говорили о следующем. Главное, чего следовало избегать в общении с ящерами, так это вранья. Летающие змеи так чутко чувствовали ложь, что обмануть их было практически невозможно. Стоило лишь попытаться, и вы рисковали стать обедом. Кроме того фолианты советовали воздержаться от сравнений. Драконы, существа от природы заносчивые и к тому же крайне обидчивые, не терпели любых сопоставлений себя с кем-то еще. Но если, не дай бог, обстоятельства складывались так, что доходило до сравнений, то лучшее, что можно было сделать - обо всех свойствах дракона говорить в превосходной форме. "Самый красивый", "самый большой", "самый лучший", "самый..." Причем делать это нужно было непринужденно и искренне, дабы тот не распознал фальши. И, наконец, последнее. Все источники в один голос уверяли, что ни при каких обстоятельствах не следовало спорить с драконами. Иначе это становилось последним, что вы делали в жизни.
   Прокрутив эти факты в голове, сэр Томас подобрался и как можно более уверенно ответил: - Я пришел к тебе за помощью!
   - Человек, что мне проку тебе помогать?
   Нечего сказать, хорошее начало. А Гинц еще уверял, что здесь все готовы помочь друг другу. Как он там, рыжий прохвост?.. Не икает?
   Нужно было что-то срочно придумывать и сэр Томас рискнул: - Выслушай меня, великий Гродан, и возможно прок найдется.
   - Ты самоуверен, человек. Или скорее просто глуп. Но так и быть я тебя выслушаю.
   Сэр Томас приосанился: - О, прекраснейший Гродан, я лишь гость в твоей стране и еще многого не знаю. Однако до моих ушей дошла весть о том, что здесь обитает мудрейший из нынеживущих. И только он может мне помочь. Именно поэтому я стою перед тобой, смиренно моля о помощи.
   - Мудрейший, говоришь? - ящер гордо воздел голову и с легким шипением расчешуил хвост. - Да, ты молвил верно, человек. Как там тебя?
   - Томас. Зови меня Томас, - рыцарь почти освоился с ролью недотепистого просителя и даже получал от нее удовольствие.
   - Что ж, Томас, я слушаю тебя. Говори с чем пришел.
   Риттер осторожно выдохнул - первый шаг сделан. Все оказалось даже проще, чем он себе представлял. Всего лишь чуточку смекалки и раздутое до небес самомнение дракона. Дел-то. Может его прапрадед тоже владел этим секретом? В общем как бы там ни было, а представившуюся возможность рыцарь упускать не собирался. Он в красках нарисовал дракону свою историю. С момента болезненного пробуждения в забытой богами лачуге и до сего дня, не забыв при этом упомянуть и причину своего здесь появления. Закончив, сэр Томас устремил на Гродана выжидательный взгляд. Теперь все зависело от дракона.
   Змей вытянул когтистую лапу и задумчиво почесал нос. Потом прикрыл один глаз, а вторым внимательно посмотрел на рыцаря: - И чего ты ждешь от меня, человек?
   - Помощи. Может быть, ты подскажешь, как мне достать драконьего молока?
   Гродан закрыл второй глаз и надолго замолчал. Рождались и умирали минуты - дракон не издавал ни звука. Уже не надеясь услышать ответ, риттер вдруг различил тихое, больше похожее на шелест: - Мы все умираем. Да, драконы живут долго. Гораздо дольше вас, людей, но и они умирают. Мои родители почили давно. В пустыне не хватит песчинок, чтобы сосчитать сколько лет назад. Они оставили потомство: двух братьев. Маленьких неразумных ящериц, неспособных даже летать. Мы выросли. Стали сильными и научились жить в небе, так, как мечтали отец с матерью. Но мы не можем дать потомство, потому что не способны родить. Род драконов закончится на нас.
   Гродан открыл глаза, в которых навек поселилось небо: - Ты пришел не к тому, человек. Мне нечем тебе помочь.
   - Но неужели больше нет других драконов, о мудрейший?
   - Я облетел весь мир. Побывал в каждом его уголке. Искал среди белых снегов, не знающих жара солнца и в жарких пустынях, годами ожидающих дождя. Забирался на самые высокие горные вершины и нырял в ущелья, не имеющие дна. Поверь мне - мы последние.
   Дракон устало улегся на землю. Его шкура потускнела, солнечные зайчики больше не отражались от нее. Сэр Томас медленно подошел к ящеру, присел рядом. Провел ладонью по медным пластинам на боку, дотронулся до изогнутых рогов. На ощупь они оказались горячими и немного шершавыми.
   - Есть один способ, - сказал он, - можем попробовать. Правда для этого мне понадобится твоя помощь. А еще теплая одежда и хороший меч. Удастся найти?..
  
   -----
   Когда голова перестала кружиться, а желудок вернулся на свое законное место, рыцарь, наконец, отважился открыть глаза. Далеко внизу проносилась земля, расчерченная венами рек. Вновь почувствовав головокружение, риттер зажмурился и еще плотнее прижался к шее дракона. Хорошо еще, что он позаботился о теплой одежде, иначе не избежать ему обморожения - на высоте оказалось на удивление холодно. Воздух тугими струями вылетал из ноздрей летающего ящера и седым туманом оседал на роговых пластинах его панциря. Ветер гудел, цепляясь за рукоятку меча, закинутого за спину рыцаря. Борясь с подступающей тошнотой, он снова посмотрел вниз. Сейчас они летели над морем. Под брюхом дракона раскинулась бескрайняя водная равнина, кое-где украшенная одинокими росчерками волн. С вышины можно было разглядеть гибкие тени хищников, скользящих в глубине. Рыцаря снова замутило.
   Гродан, не снижая скорости, повернул голову и посмотрел на седока. Сэр Томас поднял руку со сжатыми в кулак пальцами - знак того, что все в порядке. Помахал. Дракон кивнул и понесся вперед еще быстрее.
   Лишь когда кончики пальцев полностью онемели, риттер дал дракону команду спускаться. Под ними простиралась сплошная белая поверхность, испорченная редкими родинками полыней. Страна вечных льдов. Снежная пустыня. Безмолвная и безжизненная. Мертвая.
   Выбрав место для приземления, ящер начал постепенно снижаться. Делал он это постепенно, описывая круги гигантского радиуса. Но даже такой щадящий способ заставил внутренности рыцаря сначала вывернуться наизнанку, а потом обратно. К тому времени, как мощные лапы Гродана коснулись льда, сэр Томас был ни жив, ни мертв, а цвету его лица позавидовала бы даже жаба. Скатившись со спины летающего змея прямо в сугроб, он окунул голову в спасительный снег. Стало немного легче. Дождавшись пока в затылке запульсирует от холода, а серые круги перед глазами развеяться, риттер поднатужился и сел. Первые слова дались ему с трудом: - Хорошо полетали.
   - Ты совсем не плох, - дракон счел нужным подбодрить спутника, - для первого раза.
   -Да, я крепче, чем выгляжу.
   Было ли это так на самом деле или нет, но прошло немного времени и рыцарь начал приходить в себя. Уже через полчаса он мог спокойно сидеть, при этом его желудок не норовил выпрыгнуть наружу. Еще чуть-чуть и дрожащие ноги согласились принять на себя вес тела. Дальше дело пошло еще живее. Достав из вещевого мешка несколько предусмотрительно захваченных с собой поленьев, сэр Томас развел небольшой костерок. Огонь для него любезно предоставил дракон. Отогрев над робким пламенем руки риттер взялся за меч и приступил к разминке. Он вальсировал, уколами пронзая невидимых противников. Подпрыгивал и рубил, делал ложные замахи и контрвыпады. Атаковал, атаковал, атаковал, пока не убил всех врагов, а заодно и не согрелся. Остановившись, повернулся к дракону, который все это время с любопытством наблюдал за его действиями и произнес: - Готов!.. А ты?
   - Давно! - качнул рогатой головой дракон.
   - Хорошо... да, еще одно: как быстро все случится?
   - Не знаю, - Гродан помедлил. - Возможно, пройдет несколько часов.
   - Тогда не будем терять время.
   Рыцарь подошел к дракону вплотную. Еще раз всмотрелся в чешуйчатый панцирь, покрывающий тело змея от носа до кончика хвоста. Совершенный доспех. Такой не пробить мечом. Идеальная защита. Занес клинок над головой. Солнечный луч брызнул, рассеченный надвое отточенным лезвием. Ящер закрыл глаза и пригнул голову. Чешуйки на его шее с легким шипением разошлись, обнажая тонкую розовую кожу.
   Удар был силен и точен. Острая сталь вошла ровно между защитных пластин и легко погрузилась в тело дракона по самую рукоять. Рыцарь тут же вырвал оружие из раны, давая крови свободно вытечь наружу. Дракон непроизвольно дернулся и упал, забившись в конвульсиях. Пять минут спустя все было кончено.
  
   -----
   Маленький костер догорал посреди ледяной пустыни. Рядом с ним, сгорбившись, сидел человек. Хилый огонек почти не давал жара, таким слабым он был. Холод пробирался под одежду, душил, выжимал остатки тепла. Замерзшие руки почти не повиновались. Даже еда не помогала согреться. Заиндевевшие кусочки мяса неприятно скрипели на зубах, кубиками льда проваливались в живот. От этого становилось только хуже.
   За спиной сэра Томаса, а это был именно он, неподвижной тушей лежал мертвый дракон. Потускневшую медь его доспеха заносил снег. В скором времени остывающее тело змея обещало превратиться в огромный сугроб. В торос, ничем не отличающийся от ледяных глыб, украшающих местный ландшафт. "Еще немного и я сам стану частью этого пейзажа", - уныло думал сэр Томас. Вой ветра вторил его мыслям. Может именно из-за этого протяжного стона риттер и не услышал, как туша ящера зашевелилась.
   Туловище дракона вздрогнуло. Налипшая снежная парша заволновалась. Не удержавшись, сошла белой лавиной. Потом по мертвому телу прошла судорога, и оно начало оплывать, точно горящая восковая свеча. С легким шорохом умерщвленная плоть съеживалась, опадала, пока не застыла бесформенным комком. После этого раздался легкий треск, с таким звуком рвется прогнившая ткань, и тусклая оболочка, бывшая некогда кожей дракона, сползла на землю.
   Ничего этого сэр Томас не видел. Ссутулившись, он сидел возле угасающего костра. Безумно хотелось спать. Плюнуть на все и нырнуть в блаженный омут беспамятства. Но он знал, что стоит ему сомкнуть веки и вернуться в мир живых уже не удастся. Поэтому продолжал терзать себя, до боли в глазах вглядываясь в пляску пламени. И вдруг огонь ожил, ярким столбом взметнулся в небо. Странно, но рыцаря это не удивило. Наоборот, он, кажется, ожидал чего-то подобного. Разлепив сведенные морозом губы, прохрипел: "Ты долго. Я уже начал волноваться". Однако ответа не последовало. Тогда он медленно, сквозь боль в скованных морозом мышцах, обернулся: - Гродан?..
   - ГродАна! - голос дракона теперь звучал чуть иначе. Из него исчезли рычащие нотки, зато добавились другие - грудные, глубокие. И выглядел ящер теперь совсем по-другому. В круг света, отбрасываемый воспрянувшим духом костром, вошел... нет, вошла, она. Сэр Томас ясно видел метаморфозы, произошедшие с драконом. Тот стал меньше. Изменились размер и форма чешуек. Их цвет стал более мягким, нежным. Рога, венчающие голову, распрямились. Хвост истончился, а украшавшее его раньше острие исчезло. Облик летающего змея стал более грациозным, воздушным. Рыцарь не смог сдержать восхищенного возгласа: - Ух, ты!
   - Ты, кажется, удивлен, человек?
   - Конечно! Не каждый день увидишь возродившегося дракона. Да еще и в новом обличье.
   - Ты говоришь странные слова, человек. Разве не ты обещал, что так и будет.
   - Верно. Обещал. Но не был уверен, что получится.
   - Что это значит? - Гродана выглядела растерянной.
   - Понимаешь... как бы это объяснить? В моем мире, куда я, между прочим, хочу вернуться, драконов нет. Последнего видел еще мой прапрадед, и я даже не знаю жив ли он сейчас. Естественно, что ваша физиология для меня - темный лес. Но кое-что я все же ведаю. Откуда?.. Это не важно. Главное в другом: я знаю, что человеку практически не под силу убить дракона. Знаю, что ваш доспех не возьмет ни одно оружие, созданное людьми. Вам не страшны огонь и расплавленный металл. Вы почти неуязвимы и к тому же умеете возрождаться. А умираете только своей смертью.
   Гродана, внимательно слушавшая рыцаря, усмехнулась. Тонкий раздвоенный язык мелькнул между огромными клыками.
   - Твои сведения так однобоки, человек!
   - Ты права. И этому есть причина. В моем мире люди всегда страшились твоих соплеменников, поэтому искали способы их уничтожить.
   - Да, это многое объясняет!
   - Что ж, на это мне нечего возразить, однако я еще не закончил.
   Рыцарь на мгновение остановился, чтобы перевести дух и собраться с мыслями. От того, что он сейчас скажет, будет зависеть его жизнь. Нет, конечно, Гродана не станет его убивать... всего лишь оставит здесь.
   - Я не пытался тебя обмануть. Ты - единственный шанс для меня выбраться отсюда. Конечно, я не был уверен, что мой способ сработает, но и выбора особого не было.
   - Тем не менее, ты был убедителен.
   - Только потому, что ты сам... извини, сама этого хотела. Иначе бы не получилось.
   - И все же ты не был уверен?
   - Буду с тобой честен. В моем мире водятся животные, пол которых определяется при рождении, и зависит от окружающей температуры. Холодно - рождаются самки, тепло - самцы. Когда ты рассказала о родителях и своем брате в моей голове как будто что-то щелкнуло. Не хочу лукавить - я сомневался. До тех пор пока не увидел тебя, Гродана.
   Рыцарь тяжело выдохнул и замолчал. Длинная речь забрала последние силы. Мертвый мир наполнила звенящая тишина. Только ветер тихо пел свою замогильную песню. Дракон безмолвствовал. Лишь его хвост, подметающий снежную целину, выдавал бушующие внутри эмоции. Сэр Томас ждал. Он сделал все, что мог.
   Наконец Гродана прервала затянувшееся молчание: - Я недооценила тебя, человек по имени Томас. И все же ты сумел сделать то, что не удавалось еще никому - дал нам шанс. Подарил возможность продлить род, поэтому ты волен просить, что угодно. Я сделаю все.
   - Ты знаешь, что мне нужно, Гродана. Молоко дракона!
   - Да будет так...
  
   -----
   Сэр Томас по прозвищу Укротитель Драконов проснулся в отвратительном расположении духа. Голова раскалывалась. В ушах шумело, а в глотке резвилась огненная саламандра. Рыцарь попытался открыть глаза и со второй попытки ему это удалось. Все, что он увидел - белесая муть, наполненная мельтешением насекомых. Постепенно мелькание эфемерид угасло, пелена спала, и взгляд рыцаря уперся в собственное лицо. Физиономия довольно таки глупо ухмыльнулась, озорно подмигнула и превратилась в портрет сэра Томаса, руки знаменитого Энтониса Ван Дрейка. Слава Богу, риттер был у себя дома, в своей собственной опочивальне.
   Последние события вспоминались, будто сон. Наверное, они и были красивым, чуть-чуть волшебным сновидением. Ночными грезами, настоянными на густых винных парах.
   Сэр Томас кряхтя поднялся с кровати, намереваясь спуститься в обеденную залу. Комната на миг качнулась и чтобы не упасть он вынужденно оперся на прикроватный столик. Тот не выдержал столь грубого обращения: на пол полетели фрукты, жалобно звякнул бокал с водой. Что-то тяжелое смачно приземлилось в густой ворс ковра. Помянув дьявола, рыцарь нагнулся, чтобы поднять упавший кубок, да так и застыл, мигом позабыв и про головную боль и про требующее жидкости горло. На полу лежала фляга. Та самая, которую ему подарил Гродан. Вернее Гродана. Фляга с молоком дракона.
   Подхватив ее, рыцарь бегом помчался вниз. Правда, спешил он напрасно. Трапезная встретила его раскатистым храпом. Сэр Эдвард спал прямо на столе, обняв одной рукой блюдо с остатками ягненка, а вторую подложив под голову. Картину дополняли опрокинутый кубок и лужица вина уже облюбованная мухами.
   Чертыхнувшись второй раз за утро (явный перебор), сэр Томас подошел к другу и потряс того за плечи. Реакции не последовало. Поняв, что так ничего не добьется, рыцарь осмотрелся. Ему повезло, прямо под столом обнаружилась запасливо припасенная баклага с водой. "Опытный, чертяга", - риттер улыбнулся предусмотрительности приятеля. Положив флягу с драконьим молоком на стол, чтобы не мешала, он достал баклажку, открыл и ничтоже сумняшеся опрокинул ее на голову товарища. Послышалось сдавленное хрюканье, и сэр Эдвард соизволили-таки очнуться. Пошарив по столу мутным взглядом, он к своей радости наткнулся на флягу. Радостно крякнув, схватил ее и прежде, чем сэр Томас успел ему помешать, единым махом осушил. Сыто рыгнув, утер губы рукой и только тут заметил своего товарища.
   - Хорошо вчера посидели, а, Том!
   Рыцарь, потерявший от неожиданности дар речи ничего не смог сказать в ответ. Он только стоял и таращился на приятеля.
   - Что-то не так? Ты словно язык проглотил.
   - Ты... ты...
   - Что?
   - Выпил...
   - Да, много вчера выпили. Говорю же - хорошо посидели!
   - Фляга, - рыцарь дрожащей рукой указал на пустую емкость и без сил рухнул на подвернувшийся табурет. - Ты все выпил.
   - Да. Славная штука. Похмелье, как рукой сняло. Слушай, а что там было?
   - Молоко, - простонал сэр Томас. - Молоко дракона.
   - Молоко? - сэр Эдвард недоверчиво посмотрел на флягу. - Быть не может. Откуда?
   - Какая теперь разница? - у риттера не было сил что-то объяснять.
   - Значит брешешь! Так, - начал перечислять сэр Эдвард. - Мы пили. Ты все время был здесь, никуда не отлучался. Потом ушел наверх, а я остался здесь. Дальше помню плохо. Но ты бы все равно не успел, если только у тебя нет ручного дракона... а ведь у тебя нет?.. нет, а то я бы знал. Да и где его тут держать?
   Сэр Томас молчал.
   - Скажи только, что было во фляге?.. Коровье молоко?.. Козье?.. Заморское?..
   - Иди ты! - риттер устало махнул рукой.
   - Да будет тебе. Признайся лучше, что проиграл - добыть драконье молоко невозможно. И давай, наконец, выпьем.
   - Чертов пьяница, ты итак все вылакал.
   - А вот и нет, - сэр Эдвард явно пришел в хорошее расположение духа. - Ты меня недооцениваешь.
   С этими словами он извлек из-за пазухи объемистую бутыль темного стекла. Вытащил зубами пробку и разлил содержимое по бокалам. Один пододвинул другу, второй взял сам: - У меня есть слово!
   Сэр Томас принял кубок. Дышалось уже немного легче. Злость утекла, оставив вместо себя легкую досаду. Гинц, ехидный котяра, оказался прав во все, кроме, пожалуй, одного. Возвращение домой в тот же самый момент, в который исчез, стало для рыцаря фатальным. А выждать он не догадался - эмоции захлестнули. Самое смешное, что винить в случившемся было некого, кроме самого себя.
   - Да, у меня есть слово! - сэр Эдвард торжественно поднялся. - Хочу поднять эту чашу за достойнейшего из рыцарей и моего лучшего друга, нет, моего брата - сэра Томаса, Укротителя Драконов.
   - Нет, Эдвард, прости, но я не буду за это пить, - рыцарь тоже встал. - Я дал слово, пускай даже сделал это во хмелю, и не смог его выполнить. Значит, потерял право носить данное мне от рождения прозвище.
   - Но...
   - Не спорь. Я уже сделал свой выбор. Нет больше Укротителя Драконов, есть только сэр Томас.
   - Хорошо, тогда выпьем за сэра Томаса, моего...
   - Нет, Эдвард. Я хочу выпить за другое.
   - За что, брат?
   Сэр Томас, еще в недавнем прошлом носящий прозвище Укротителя Драконов, воздел руку с кубком и провозгласил: "За новую жизнь!".
   И уже мысленно добавил: "За тебя, Гродана!".

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"