Нвит Эрона: другие произведения.

Пещера четырех

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Роман рассказывает о четырех студентах, которые во время практики находят пещеру, из-за которой попадают в другой мир. Там они узнают, что у них есть необычные способности, благодаря которым они могут изменить мир, но они должны отдать что-то взамен... Перед ними выбор, и смогут ли они правильно выбрать и отказаться от чего-нибудь навсегда?

Пещера четырех

Глава 1

ЖАННА

В комнате было довольно темно и неуютно. Окно было открыто настежь, и через него проникал холодный зимний воздух. Я немного вздрогнула, хотя и не хотела шуметь. Миша спал возле меня, аккуратно подтянув под себя ноги. Коснулась его волос, чтобы почувствовать между пальцами шелковые пряди и я ощутила, что он перестал дышать, но... наверное, показалось. Я прижалась к нему щекой и почувствовала его теплое дыхание.

Этот момент мог бы длиться бесконечно, но мне уже было пора вставать. Начинались утренние сессии, а Мише надо было только к 10.

Я посмотрела на часы и удивилась: казалось, прошло всего лишь несколько минут с тех пор, как проснулась, но на самом деле целый час. Целый час! Целый час я смотрела на Мишу, хотя он и не замечал этого, но может оно и к лучшему...

Встала со своей кровати, Миша тихо посапывал на другой, которая находилась всего в нескольких сантиметрах от меня. Это я её передвинула, а он даже и не заметил. Я аккуратно снимаю мое платье со стула возле двери и одеваюсь. Миша неожиданно поворачивается на другой бок, лицом к окну. Мне не хочется, чтобы меня видели в белье, но Миша сейчас спит, а больше в комнате никого не было.

Дверь предательски скрипнула, когда я её открывала, но мой друг спал крепко: он даже не шевельнулся.

В коридоре опять была привычная суета. Из стороны в сторону бродили студенты в поисках своих вещей. Само общежитие было недостаточно большим для нас, из-за чего заведующие даже не смотрели, кто с кем селился, благодаря чему я встретила Мишу. Он один из тех, кто постоянно пытается завладеть вниманием всех окружающих. Тот день не обошелся без его громких возгласов на тему забитости нашего общежития и желания людей получить ВЫСШЕЕ! образование.

Возле меня громко стукнула дверь, что вывело меня из своих мыслей и поток студентов, до этого толпившихся сзади, понес меня к выходу. Я чуть не свалилась, но вовремя успела устоять на ногах.

На первой паре у меня был английский, следовательно, я могла никуда не спешить: наш учитель всегда опаздывал, а если не опаздывал, так стоял у нашей двери по сорок минут, разговаривая со своими выдуманными знакомыми. Как мы это узнали? Он как-то проболтался, что его телефон не работает еще с 1994 года, но вскоре сам забыл о своей оплошности, зато Лешка Самовыд постоянно ему об этом напоминает.

Я медленно шла по парку нашего университета, не замечая, что толпа студентов уже исчезла, а значит начались лекции. Я думала, что может быть я не права, может мне не надо было говорить Мише об этом, но я даже не представляла, что было бы со мной, если бы я ему наконец во всем не призналась. Все таки я во всем виновата, виновата от начала до конца. И виной тому та глупая вечеринка, на которую я попала. Фу-у-у!

Уже прошло полчаса, и я решила пойти в университет. Гигантское, по моему скромному мнению, название университета могло бы говорить о его престижности, но оно говорило лишь о паре сотнях, случайно попавших в наш бюджет, и вот она - вывеска.

В меня что-то кинули, и я быстро повернулась назад посмотреть на того негодяя, но это была всего лишь Станислава. Она быстро подбежала ко мне, повесив свою сумку на одно плечо, чтобы убрать свои короткие

волосы с другого.

- Ты чего-то не спешишь на урок! - весело сказала она, не забыв заливисто рассмеяться.

- Я вижу, ты тоже, - я не очень любила её за то, что она была лучше меня во всем, кроме математики, конечно.

- Значит, придем вовремя вдвоем, - заключила она.

Она замедлила шаг, чтобы идти со мной в ногу. Меня это не прельщало, но у меня не было выбора. Если быть честной, мне было всё равно.

- Жанна, а между тобой и Мишей есть что-то? - её неприятная улыбка всё еще не сходила с лица, как будто она говорила о какой-то пошлости.

- Нет!!! - запротестовала я. - Никогда! Он всего лишь мой друг. С чего ты вообще взяла?! - она постоянно всё замечает.

- Ну ладно, как скажешь, - по ней видно, что она всё равно думает, что мы влюблены в друг-друга. - Я просто решила озвучить общую мысль.

Я стала пунцовой от мысли, что всё отделение знает о моей влюбленности. Остается только надеется, что никто не озвучит эту "общую мысль" Мише.

- Ты знаешь, я собираюсь уехать заграницу учиться. У нас сейчас проходит программа по обмену. Я хочу согласиться, - Станислава опять улыбнулась и загадочно посмотрела на университет. По-крайней мере, мы сможем от неё избавиться.

Наконец-то мы дошли до нашего этажа и зашли в аудиторию. В нос сразу же ударил запах пирожных и апельсинового сока: за последней партой тот самый Лешка Самовыд с приятелями устроил пикник. Немного по-детски, но это всё же лучше, чем в других аудиториях, откуда уже разносились пьяные крики.

Не успела я сесть, как пришел Николай Васильевич, наш профессор, и, как обычно, грустно покачав головой (как я его понимаю!), начал свою скучную и занудную лекцию о неправильных глаголах и их происхождении.

МИША

Я открыл глаза, еще когда было темно,и солнце даже не поднялось. Жанна лежала на соседней кровати, но я, боясь её разбудить, решил не вставать. До её ухода оставалось еще несколько часов. Мне не спалось, так что я решил подождать.

Из соседней комнаты опять раздался грохот. Наш сосед снова заигрался на компьютере, забыв сделать домашнее задание. Каждый раз, увидев часы, он падает со стула и начинает нервно искать в поисках тетради.

Снаружи ничего не происходило. НЕ было слышно даже шума ветра, и я, воспользовавшись моментом, посмотрел на Жанну. Она такая милая, когда спит. Когда желтые пряди падают ей на лицо, а маленькое округлое лицо начинает корчить гримаски, пытаясь сдуть волосы с лица. Она такая маленькая, но такая большая!

Она снова дернулась, и я испугался, что она проснется. Ей часто снились кошмары. Жаль, что я ничего не мог сделать для неё. Она почти открыла глаза, но снова закрыла, как будто с кем-то боролась, а снаружи было неприлично тихо.

Я смотрел в окно и видел, как восходит солнце. Облака сначала окрасились в красный, потом желтый и в конце - нежно-розовый. Я знал, что через полчаса она проснется, поэтому заранее лег в удобную позу, чтобы можно было лежать, не двигаясь.

Наконец, начали просыпаться так званные "первые пташки". Они вставали по-раньше, чтобы сделать домашнее задание, которым нас засыпали, как снегом зимой. Даже я первое время был таким же. В 6 встал, уроки сделал, полежал 5 минут и побежал на лекцию. Меня хватило только на неделю, что уже было рекордом в нашем университете. Университете! Уж больно гордое название для этого затхлого и богом забытого места.

Вот! Вот! Она просыпается! Я затаил дыхание и сквозь прищуренные глаза увидел, как она потянулась и быстро встала с кровати. Она прислушалась, и мне пришлось немного посопеть, чтобы она ничего не заподозрила.

Жанна тихо села на мою кровать и приложила ко мне руку. Она думает, что я ничего не вижу и не чувствую, но, на самом деле, я даже забываю правильно дышать: уж больно сильно бьется мое сердце!

Теперь она коснулась своей щекой моей. Так ко мне прикасалась только мама, когда я был очень маленький и мне было очень страшно. Но сейчас мне не страшно, и нет мамы, но я чувствую её тепло на своем лице.

Она вздрогнула и, посмотрев на часы, кинулась одеваться. Я закрыл глаза и повернулся на другой бок. Шуршание прекратилось, и я было подумал, что она что-то заподозрит, но потом скрипнула дверь, и Жанна исчезла.

Я прикрыл глаза и не заметил, как заснул.

СТАНИСЛАВА

Я попыталась проснуться по-раньше, чтобы успеть позвонить родителям, но у меня ничего не получилось. Они снова были заняты, что значило, что они либо уже говорят с Валентином, либо забыли повесить телефон, что часто случалось на старости лет.

Я медленно повесила трубку, откуда моему дыханию вторили гудки. В моей голове быстро крутились разные мысли, но в основном я думала о своей жизни. Потрачена, никому не нужна.

Я вспоминаю, что у мамы есть дополнительный телефон на кухне и, может быть, она услышит его. Набираю привычные цифры и жду, когда меня свяжут с их домом. Три гудка и, к счастью, мама берет трубку.

- Алло?

- Алло, мама, это я, Станислава.

Она вздыхает на другом конце трубки, как будто ожидала звонка от убийцы, а не её дочери, хотя я и звоню ей каждое утро.

- Доброе утро, как у тебя дела, доча?

- Да, нормально. Я тут недавно завалила экзамен. Ерунда, конечно. Всего лишь математика...

- Завалила экзамен?! Я не понимаю, как же так. ТЫ же должна учиться. Ты что забыла, что мы очень надеемся на тебя, что если ты не будешь получать стипендию, нам не на что будет жить.

- Да, мам. Я конечно всё понимаю, но я не могу.

- Подумай о семье, - резко перебила меня мама. Она всегда так делала, когда хотела заставить меня что-то сделать. - Кто, как не мы, вырастили тебя, а под конец нашей жизни всего лишь просим о заботе с твоей стороны.

Она начала прерывисто дышать, и я испугалась, что с ней что-то случиться, но потом она прокашлялась и уже спокойным тоном продолжила:

- А зачем ты звонила? - а раньше спросить нельзя было?!

- Я хотела сказать, что уже прислала вам денег, так что вы можете их забрать, - я была недовольна тем, как начался этот разговор, как он начинался уже последние два года.

- А, хорошо. Мы попросим Валентина забрать их. Кстати, ты давно говорила с ним? Я дам ему трубку.

- Нет, мам, не надо, - но было уже поздно: я услышала голос брата.

- Привет, студентка! Ну, как там поживают лучшие умы общества?

- Лучше сам мне ответь, художник, - только Валентину родители позволили выбрать профессию по желанию. Мне же пришлось пойти в этот университет, чтобы оплачивать их долги. - ТЫ скажи, как давно ты продавал свои картинки, а сколько за них получал? Копейки?

- Хватит издеваться. Я не виноват, что родился позже тебя.

- Ну да, ты всегда во всем опаздываешь.

Между нами возникла неудобная минута, которая длилась, наверное, с той минуты, когда меня насильно отправили в эту дыру, и я решила, что пора заканчивать познавательный разговор.

- Ладно, мне пора на лекцию...

- Я знаю, что она начинается у тебя только через час.

- Мне пора, - я подчеркнула первое слово и нарочито резко положила трубку. Пусть знает, что мне тут не весело и не хорошо.

Я посмотрела на часы. И правда, у меня был еще час. Я могла бы выучить математику. например, чтобы пересдать экзамен, но мне совсем не хотелось ничего делать. Я достала из-под стола мою любимую книгу, в которой главные герои попадают в другой мир, и открыла прямо на середине. Там была вставлена закладка, в виде немного порванного листа из какой-то энциклопедии. Библиотекарша меня убьет.

Когда я закончила чтение, я увидела из своего окна, как Жанна медленно идет по парку, что значило, что мне уже пора уходить. Главное, успеть её нагнать.

Я по-быстрому оделась и выбежала за дверь, по пути натягивая на себя пуховик: зима у нас была, отнюдь, не жаркая. По дороге я слепила маленький снежок и с удовольствием крутила его в руках, придавая мягкую и округлую форму. За своей работой, я и не заметила палку, лежащую на земле. Споткнувшись, я чуть не упала, но все таки устояла, в то время как мой снежок, полетел прямо в идущую впереди Жанну.

- Ай! - она повернулась и посмотрела на меня. Я, чтобы сгладить ситуацию, решила быстро подойти к ней и извиниться, но когда я подошла, у неё был такой вид, что я струсила, и решила начать разговор.

Таким образом, мы дошли до университета и зашли в аудиторию, где сразу после нас зашел профессор. Я села за предпоследнюю парту, чтобы можно было сосредоточиться на книге, которую я читала, как...

Сзади послышались смешки, и в меня полетел комочек бумажки. Он ударил меня по голове, и я быстро повернулась назад, зная кого увижу, и была права. Прямо сзади меня сидел Леша Самовыд. Тот самый Самовыд, который постоянно задирал меня, с тех пор как я появилась в университете.

- Что-то мешает? - почти шепотом спросил он, и его глаза не по доброму блеснули.

- Конечно! Ты мне и мешаешь! - я, разгорячившись, встала, но профессор сделал вид, что ничего не было. Спасибо моей репутации.

- Тише, тише! Не вечно же тебя прикрывать, - шутливо успокоил меня Самовыд, чем больше разозлил.

Наверное, если бы я посмотрела на себя со стороны, то я бы увидела, как раскраснелось моё лицо, но я не могла, следовательно, эта часть меня не беспокоила. Я быстро кинулась на Самовыда, пытаясь ударить его по лицу крепким ударом, которому меня научил мой брат, но гад быстро увернулся и, смеясь, поймал мою руку и завернул за спину.

Порывы гнева плавно перешли в смятение, а потом и в стыд, потому что на нас смотрел весь коллектив, включая Николая Васильевича, который, судя по всему, просто не верил своим глазам: он перестал жестикулировать и смотрел на нас, вылупив глаза.

Я попыталась вывернуться, и рука отозвалась болью, хотя Самовыд держал не сильно. Я попыталась сдержаться, но у меня плохо получилось и я немного застонала, отчего руки парня заряслись, а потом он и вообще выпустил меня, что, кстати, было неожиданно резко.

- В следующий раз поосторожней, девочка, - шепотом, чтобы никто кроме нас не слышал, сказал он. Причем в его глазах не было ярости, а какая-то странная отчужденность, как будто он думал о чем то другом.

Я не успела подумать к чему это он ведет, как услышала громогласный голос профессора, взывающий к нам из какой-то пелены, хотя я и не помнила, когда успела так сильно задуматься.

- К заведующему кафедрой, вы оба, живо! - Николай Васильевич весь трясся от злости, но все равно неплохо держался, в отличии от меня, потому что у меня уже тряслись коленки: я боялась отчисления.

Мы вместе шли по коридорам нашего факультета, и я пыталась держаться подальше от Самовыда, что давалось мне с трудом, потому что коридор был маленьким и узким. Да уж!

- Ты сама виновата! - вдруг сказал Самовыд, даже не посмотрев на меня.

Все это время я терпела, но тут не выдержала и хотела было еще раз попытать судьбу, как из-за поворота вышла наша учительница по истории, и мне пришлось прибавить шаг, чтобы сдержаться. Он тоже прибавил шаг, или мне это показалось?

Ну, в общем, мы оказались в нужном кабинете, заведующий сидел на месте, и как только мы пришли, поднял глаза на нас и, как будто мы приходили не в первый раз (это была неправда), тяжко вздохнул.

- С какими проблемами теперь?

Я было открыла рот, как позади себя услышала голос Николая Васильевича, он всё это время шел за нами!

- Нарушают дисциплину. Только что чуть не подрались во время урока, но я, как настоящий профессор, во время остановил их.

Он?! Этот недоделанный человек?! Да он бы в жизни ко мне не подошел, даже если бы меня начали душить, а тут он говорит о какой-то драке?! Пуф-ф-ф!

- Э-эх, опять значит нарушение? - он достал какую-то папку, в которой, как я смогла увидеть, были наши резюме. - Имена?

- Алексей Самовыд и Станислава Жемникова, - взял на себя инициативу профессор, как будто ему за это премию дадут, не то слово.

Самовыд всё еще стоял молча, улыбаясь своей глупой ухмылочкой. Не дай бог меня кто-нибудь остановит, если я снова на него нападу!

- Ну, что я могу сказать... Видимо, это не первый раз, потому что мне часто доводилось слышать ваши имена от разных преподавателей...

- Вот именно, именно, - поддакнул Николай Васильевич.

- Следовательно...отчисление.

Я открыла рот от ужаса при мысли, что я лишусь университета и, главное, стипендии. Я же не смогу вернуться домой, я не смогу найти роботу, кто я, что я...

- В этом виноват только я! - Самовыд выступил вперед, и мой рот теперь был открыт больше от удивления чем от ужаса. - Если кого-нибудь и отчислять, то только меня.

Заведующий сделал умный вид, как будто ему не было все равно, что происходит сейчас, и, причесав свои редкие волосы, чмокнул губами.

- Ну, значит, будет по-вашему. Вы свободны, Станислава.

Я не знала, что и сказать, и только посмотрела на Лешу, но он даже и не смотрел в мою сторону - взгляд его уперся в заместителя, как будто он внушал ему, какую-то мысль. Спас положение профессор, который взял меня под руки и вывел из кабинета, не сказав ни слова. Да уж, день начался неплохо!

Глава 2

ЖАННА

Урок летел как будто на крыльях ветра: все происходило так скоро, что я даже не замечала, когда кто-то что-то кричал, а когда кто-то обращался ко мне, сразу делала вид, что роюсь в нужной литературе, хотя, на самом деле, просто листала страницы.

После того, как Станиславу вызвали к заведующему (зря она подралась), казалось, прошло всего несколько минут, хотя часы и показывали час. Я неловко посмотрела в окно и увидела Мишу. Он спускался с холма к университету, придерживая слишком тяжелую сумку. Я нечаянно засмотрелась на его лицо, напряженное, потому что холм был достаточно крутой, что не мешало студентам сокращать на нем свой путь.

Может я смотрела слишком долго, потому что сразу же почувствовала на себе чей-то взгляд, и быстро вернулась в реальность, увидев, что передо мной стоит Николай Васильевич. Значит, он уже вернулся со Станиславой и Лешкой... А где Лешка?

- Вам что, не хватает неприятностей, Ильчина? - он грозно посмотрел на меня, хотя я все еще не понимала, в чем я промахнулась. - Вы, наверное, не заметили, - он сделал ударение на слове "наверное", как будто говорил "конечно", - что перед моим уходом было задано задание, а я, как я вижу, ничего не сделали, как это понимать?! Еще один вызов?!

Я не знала, как выйти из этой неудобной ситуации, поэтому просто кивнула, чем только больше разозлила профессора.

- Что мне с вами делать, Ильчина? - видимо поход к заведующему его разозлил.

Я сама начала злиться. Почему он ко мне придрался?! Он бы проверил других. Сомневаюсь, что они хоть что-нибудь сделали.

- Так, я слушаю вас!

Я больше не могу, он постоянно придирается...

- Почему вы пристали ко мне?! Чем я хуже других?! Вы все меня ненавидите, я знаю это!

Я хватаю сумку с вещами и выбегаю из кабинета. Глупо. Очень глупо. В душе я надеюсь, что он не решит подавать жалобу на меня, но в это верится с геометрической прогрессией назад все больше и больше.

До общежития я почти бежала. Я начала задыхаться, как обычно, но это меня не останавливало, меня сейчас ничто не останавливало. Возле своей комнаты я остановилась и какое-то время просто стояла, пытаясь совладать с дыханием, но (наивная) ничего не получалось.

Ключ какое-то время не попадал в замочную скважину, как будто игрался со мной, но мне было не до шуток. Я вошла в комнату и, бросив вещи на пол, ложусь на Мишину кровать. Она пахнет им, как будто это он лежит сейчас со мной, но этого не будет. Никогда. Я слишком опасная. Я как человек, который может взорваться, а жертвой может стать он.

Лекция закончиться через 20 минут, так что у меня есть как минимум 10. Если их можно провести, лежа на Его кровати, но это может показаться вечностью...

- Эм, Жанна?

Я так резко встала, что заболела шея, и я, кажется, растянула запястье. Леша стоял в проходе, как будто он стеснялся войти, но это не было похоже на него. Я быстро сползла на пол и стала шарить под кроватью, как будто потеряла что-то, но он даже не повелся на это.

- И не буду спрашивать, что здесь происходит, - сказал он и в свою очередь сел на мою постель и уставился бессмысленным взглядом в пространство.

- Что произошло? - я встала и села возе него: он выглядел очень расстроенным.

- А? Да, меня выгнали из университета, - он показал документы, лежащие у него в руках, которые я раньше не замечала.

- Что?! Они не могут! Они не имеют права! - я посмотрела на него, но на его лице не было никакого выражения. Я потрясла его за плечи, и он наконец посмотрел на меня.

Его глаза пусто смотрели вперед, как будто он сейчас отказался от всего, что было в его жизни. Я никогда не видела человека таким. Такой выглядит пустыня под вечер, когда даже песчинка с грустью отдает последний свет.

- Но это не конец света. Ты можешь поступить в другой университет. Там даже будет дешевле, чем в нашем...

- Нет. Этого никогда не будет, - его голоч был тверже любой стали. - Для меня жизнь кончена. Завтра меня уже на этом свете не будет.

Мои глаза округлились от ужаса. Причин для самоубийства есть много, но только не исключение из такого гнилого университета. Неужели, есть что-то, что держит его здесь сильнее жизни? Даже если так, я должна что-то сделать.

- Я пойду к заведующему и попробую его уговорить тебя оставить. Ты не бойся, Лешка, все будет в порядке, - я кидаюсь к двери и вдруг понимаю, что оставить его одного будет верхом глупости, а судя по его глазам, повешение может произойти даже в моей комнате.

Я смотрю в окно. Решение должно быть близко. Вижу, как Станислава проходит мимо окна, таща в руке сумку, которая задевает ветки и все, что когда-то называлось цветами. Она выглядит немного потрепаной, словно поход к заведующему даже на ней плохо сказался...

- Станислава! - она быстро повернулась в мою сторону и подошла, уже повесив сумку на плечо. Я ей слегка кивнула, и она мигом побежала к входу в общежитие, как будто это и не она тащилась несколько минут назад. Все равно выбора у меня и нету: во дворе было пусто.

- О боже мой, с Лешей что-то случилось?! Это что из-за меня? Надо было сразу мне за тебя вступиться, а я... - она горько прикусила губу. - Что я могу сделать?

Лешка вдруг вздрагивает, и его взгляд становитчя

становится более сознательным Кудаки сжимаются, как будто он с чем-то борется.

- Останься, пожалуйста, с Лешкой, пока я сбегаю к заведующему.

Станислава все поняла без слов. Она молча кивнула, и я поняла, что могу на нее положиться. Я быстро выбежала из комнаты, на ходу надевая куртку. Я надеялась успеть все исправить.

ЛЕШКА

Когда Станислава вышла из кабинета, я понял насколько мне было грустно и одиноко. Заведующий продолжал сверлить меня взглядом, а я, словно не замечая этого, взглянул в окно. Там начал идти снег. Скоро начнутся студентские бои. Конечно, я буду капитаном одного из отрядов. Был бы...

- Кх-кх, - как будто можно забыть про этого старикана. - Забирайте свои документы и поступайте в какое-нибудь другое заведение.

Я пробурчал что-то невразумительное в ответ. Мне было все равно. А как там Станислава? Наверное, винит меня во всех своих бедах. Не стоило мне все это начинать. А сердце то болит...

Я чувствую, как что-то упирается мне в самый бок. Это заведующий мне протягивает мои документы. Я беру их совершенно автоматически и выхожу из кабинета. Я иду по коридору, совершенно не понимая, куда напрвляются мои ноги. Волей судьбы, оказываюсь возле Мишиной комнаты. Что ж, мне не помешает помощь друга.

Я захожу в комнату и вижу лежащую на Мишиной постели Жанну. Видимо, не только мне не хватает Мишиной помощи. Она тут же кидается на пол, изображая поиск вещей, и я делаю вид, что так и подумал.

- Что произошло? - она так на меня смотрит, что я понимаю, что она именно тот, кому я сейчас мог бы все рассказать. В ее голосе столько спокойствия, что так и хочется в него окунутся. Я не смогу себя сдерживать. Я ей отвечаю, и получается нескладно.

Она в ужасе смотрит на меня. Мы никогда не были близки, но сейчас между нами есть какая-то нить, как между братом и сестрой, когда они прячутся от грозы, прижимаясь поближе к друг-дружке. Жанна кого-то зовет в окно, но я ничего не слышу: уши заложило. Почти тут же прибегает Станислава. Я чувствую запах ее духов и почему-то вздрагиваю. Невольно сжимаю кулаки. Жанна почти сразу же исчезает, а Станислава садится напротив меня. Она взволновано кусает губы, из-за чего они теперь ярко-красные.

- Прости, - вдруг говорю я, но так тихо, что боюсь, что она не услышала, но...

- Нет, это ты меня прости. Не надо было отвечать тебе. Насилие - это не решение всех проблем, - последняя фраза, как будто адресована именно мне.

Снова молчание, и тоже покусывание губ.

Наконец-то вбегает Жанна и, к счастью, с хорошими новостями.

- Тебя не исключат!

МИША

День начинался очень даже неплохо. Лекция была не такой уж и занудной, и я с удовольствием послушал первые двадцать минут: потом я понял, что начал засыпать. Все-таки насчет интересности я преувеличил. Снег снова пошел за окном, и я незаметно для себя подумал о Лешке. Кто-кто, а именно он будет возглавлять все бои на территории университета. Сердце вздрогнуло: зазвенел звонок об окончании пары. ДА уж, время так быстро пролетело!

Однокурсники начали разбредаться в разные стороны. Те, кто жили со мной в общежитии, тут же побежали в свои комнаты, надеясь успеть сделать свои неотложные дела. Я тоже решил не отставать: судя по часам, Жанна уже вернулась.

Пока спускался с холма дважды чуть не подскользнулся. Повезло мне, ничего не скажешь! Я увидел, как впереди маячит какая-то девушка, которая таскала свою сумку буквально по земле. Я моргнул, а её уже нет. Быстрая однако!

Я решил чуть-чуть замедлить ход, чтобы насладиться свежим дыханием зимы. В отличии от своих сверстников, я обожал это время года. Какие там весна и лето?! Я снова подскользнулся, но уже с фатальным исходом. Я красиво растянулся а льду, словно гимнаст, выполняющий сложный акробатический номер. Слава богу, никто не заметил, хотя я и слышал чьи-то смешки... Показалось.

Я встал и зашагал быстрее, понимая, что не доберусь целым. В коридоре было очень холодно, как будто все на свете хотели доказать, что общежитие не может быть уютным и никогда не станет нашим вторым домом.

Третий номер, четвертый, седьмой... Вот, девятый! Я остановился перед дверью, нервно поправляя сбившиеся волосы, на которых, к тому же, были снежинки. Выглядел я, судя по всему, страшно. Вдруг я слышу какой-то вскрик за дверью. Во мне никогда не было героического начала, но я кидаюсь вперед и вбегаю в комнату. То, что я увидел, не было странным или каким-то другим, но лица людей был более чем говорящие.

- Ой! - тихо пропищала Жанна, все еще не освободившись от объятий Самовыда.

Сам Лешка не понял ситуации, и поэтому счастливое выражение лица, так и не сошло с него. Да, комичность этой ситуации завершала неизвестная мне девушка, которая внезапно начала копаться в сумке, как будто от этого зависела вся её жизнь.

- Привет, Миша! - сказал мне Леша, кое-как оторвавшись от Жанны. - Ты не представляешь...

- Нет! - я вспомнил, что Жанна не моя. Ничто нас не связывает, так почему же я так злюсь на них. - Я и не хочу этого знать.

Я молча подхожу к своему шкафчику и кладу туда вещи. Я сам удивлен своему спокойствию, а внутри меня бушует зверь. Я сам показываю свою неопытность. Веду себя как глупый мальчишка.

- Миша, тут ничего не было, - Жанна слегка дотрагивается до моих плечей, но быстро убирает руку, как будто это ей противно. - Дело в том, что мы спасли Лешку...

Если быть честным, я бы все понял, я не имею на неё никакого права, но этот её жест... Неужели, я ей настолько противен? Я резко поворачиваюсь к ней лицом, и вижу в её глазах страх: она боится меня, здесь даже гадалка не нужна.

- Мне не надо ничего объяснять: я никто для тебя. Живи, как хочешь, - я выхожу из комнаты, громко топая ногами, словно обиженный ребенок, которому запретили десерт. Никто меня не догоняет, а я понимаю, что мне некуда идти, по-крайней мере, на ближайший час. Ничего, переживу его где-нибудь в кабинете.

ЖАННА

Миша выбежал из комнаты, и я почувствовала, насколько я сейчас напряжена. Я решила побежать за ним, объясниться, но ко мне подошла Станислава и прошептала на ухо: "Не надо". Она все поняла. Мне кажется, или мое тело началось трястись. Девушка посмотрела мне в глаза. Она была настолько спокойна, что я вдруг почувствовала симпатию к этой зазнавшейся однокурснице. Лешка ничего не понял снова. Он так и смотрел в сторону двери, словно Миша может вернуться и сказать, что все в порядке, но вернется он потом, и когда я буду одна.

- Он вернется, - вдруг прошептала я. Слова прозвучали слишком громко в этой атмосфере. - Он все равно должен вернуться, - я пыталась убедить не сколько остальных, сколько саму себя.

- Ты права! - поддакнул Лешка, и мне стало немного спокойнее.

Я невольно опустилась прямо на колени. Пол оказался неожиданно холодным, и я вспомнила, что я забыла тепло одеться. Колени сразу же стали ледяными, и я пожалела, что я в слишком короткой юбке.

- Не беспокойся, Жанна. Мы можем побыть здесь, с тобой, - Станислава явно пыталась меня успокоить, но я понимала, что это не поможет. Когда я дотронулась до его плеча, совершенно инстинктивно, я почувствовала всю её силу и мне стало стыдно, потому что я не могу так делать. Я не его сестра или близкая подруга. Мне стало страшно, что оттолкнет меня, и я убрала руку. Конечно, я его обидела.

- Нет, спасибо. Я подожду его сама, - лучше попытаться объясниться самостоятельно.

- Ладно. Но только не совершай всяких глупостей, - Лешка подошел поближе и неловко пожал мою руку, показывая свою благодарность. Мне было все понятно и без слов.

Они покинули мою комнату. Нашу комнату. Я встала с коленей и подошла к кровати, на этот раз к своей. Я должна быть дальше от него. Я снова и снова совершаю ошибки, которые вредят остальным. Я уже думаю о том, чтобы перевестись в другую комнату. Пожертвую собой, буду влачить свое жалкое существование, избегая малейшего взгляда на Мишу. Так будет правильнее.

Я начинаю складывать вещи. О лекциях я даже не думаю - кому они нужны? Понимаю, что никуда не пойду, и кидаюсь на постель, громко рыдая. Волосы падают на лицо. Мне тяжело. Вдруг чувствую теплую и сильную руку у себя на спине. Автоматически поднимаю голову и вижу Мишу. Резко встаю, но тут же падаю: мой организм не приспособлен к таким прыжкам целый день. Тут же начинается сильный кашель. Вот, дело дрянь, снова начинается астма.

- Миша...кх-кх...я не...кх-кх...хотела, - в глазах немного темнеет, а Миша удивленно смотрит на меня. Чувствую, что его рука все еще на мне. Очень приятно. Голова кружится сильнее, а кашель душит изнутри. Я прекращаю говорить и пытаюсь нагнуться, чтобы найти ингалятор, но вместо этого начинаю падать. Последним, что я вижу, это Миша хватает меня на руки:

- Жанна...

МИША

Я вижу, что Жанну вдруг начинает качать. Кашель усиливается, и мне становится страшно. Неужели, это из-за меня. Она нагибается к кровати, судя по всему, в поисках лекарства. Я мог бы ей помочь, но я не могу двигаться. Она пытается мне что-то сказать, а я все еще не могу убрать руку с её спины, такой хрупкой, что я боюсь ей повредить. Ее рука делает неожиданное движение, и девушка начинает падать. Мое тело выходит из оцепенения, и я тут же подхватываю её, незаметно для себя произнеся её имя.

Она лежит у меня на руках: такая маленькая и неподвижная, что с трудом вериться, что она студентка второго курса. Время для меня остановилось. Только я и она. Я понимаю, что должен срочно отнести её в медпункт, но времени на одевания нету. Я накрываю её теплым одеялом со своей постели и быстро несу по коридору. Иногда выходят какие-то студенты, но тут же исчезают: в коридоре помещается только один человек. Конечно, пойдут глупые слухи, но я все равно продолжаю идти, боясь, что могу сделать ей только хуже.

До университета я уже бегу. В медпункте, к счастью, никого, кроме врача, не было. Он посмотрел на Жанну и приказал положить её на кушетку. Меня тут же выгнал. После недолгого осмотра врач вышел из кабинета и озвучил диагноз: переутомление. Я облегченно вздыхаю, но в голове закрадывается мысль, что я и есть вина этому.

- Можете за неё не беспокоиться и идти домой. Она уже пришла в себя. Через час пойдет домой.

Я киваю головой, но про себя решаю, что никуда не уйду, пока не увижу ее собственными глазами. Врач, или читая мысли, или догадываясь обо всем, выталкивает меня к выходу, и я, сменяя свое решение, возвращаюсь в комнату. Буду ждать там.

Ровно через час, словно слова врача были не предположением, а точным указанием, появилась Жанна. Она была довольно бледной, что было неудивительно. Она немного покашляла, и я быстро поднялся, думая, что у неё снова астма.

- Ничего, - успокоила она и села на свою постель, прямо напротив меня.

Она наверняка меня снова боится. Я же монстр.

- Ты знаешь, все в порядке, - сказал я ей, словно это было необходимо. - Я не сержусь ни на тебя, ни на Лешку. Я вообще не сержусь. С чего это я должен сердиться, если я всего лишь сосед. Это же глупо... - я быстро произносил разные слова, не понимая их смысла, не сводя с её лица взгляда.

- Да, сосед... - задумчиво произнесла она, как будто была не согласна. Я сразу почувствовал себя неуклюжим и глупым. - Кстати, спасибо. Врач сказал, что это ты меня принес. Я, в принципе, догадывалась, но...

Я замер, ожидая продолжения, но она замолчала. Весь её вид говорил о том, что ей немного страшно, и я сильно смутился, не понимая его причину.

- Ладно, я пойду спать, - я сделал, как делал всегда при этих словах, тут же ретировался в ванную, чтобы никак не смущать Жанну.

Когда она погасила свет, я медленно зашел в комнату и переоделся. Жанна уже спокойно спала, её дыхание было ровным, и мне захотелось еще его послушать перед сном, но я тут же закрыл глаза, понимая насколько неправильно лезть в чью-то жизнь насильно. Она поежилась во сне, и я тут же вскочил и укрыл её одеялом: её тело оказалось холодным.

СТАНИСЛАВА

Я вышла из Жанниной комнаты вместе с Лешей. Он самоуверенно шел рядом и, хотя был быстрее меня, придерживался одной скорости. Наверное, было неправильно считать его плохим. Хотя, черт его знает, но мне кажется: он давно мечтает об исключении. Я посмотрела на него: темные глаза и темные волосы - он словно сошел со страниц какого-то любовного романа: такой дерзкий и необычный. Но все таки, он для меня ничего не представляет. Мне нужно всего лишь хорошо учиться, какая-то дружба мне совершенно не нужна: я видела, что становится с теми, кто посвящает ей слишком много времени.

- Ты больно сегодня тихая, - вдруг произнес он: Леша все еще не смотрел в мою сторону, и мне его тон показался слишком надменным.

- Тебя что, твое исключение ничему не научило? Хочешь снова попасть в передрягу? - я непроизвольно сжала кулаки. Точно, с ним я даже не буду пытаться дружить.

- Научило только, что получать от тебя удары очень приятно.

Издевается! Думает, что я куплюсь на его глупые шуточки. Я ускорилась и быстро прошла весь коридор.

- Мне пора на последнюю пару. В отличии от некоторых, я пришла в университет учиться, - я почти скрылась за углом, как он сказал:

- Зря стараешься: в этой гнили не научишься ничему, даже если сильно хочешь, я, например, даже не буду стараться! - его слова потонули в гуле голосов остальных студентов, спешащих на лекции. Мне показалось, или его голос и впрямь был грустным? Я махнула головой, чтобы убрать глупые мысли. Иногда мне казалось, что наш забытый всеми городишко находится в совершенно другом мире. Нет никаких связей с другими, более приятными местами и нет даже возможности изменить местожительство.

На паре я опять смотрела в окно. Профессор ходил и разглагольствовал о целях нашей жизни: была философия, и все время встречал стену непонимания с нашей стороны. Какие цели? Нам бы университет закончить, а так это высшей целью не назовешь.

- Если у человека нет цели, то может ли человек идти дальше?...

Я следила за снежинками, наблюдая как каждая из них совершает замысловатый танец, и тут, мое внимание было привлечено парнем, который бежал в университет, туда, где находилось медицинское крыло. Он нес на руках девушку, и в ней без труда узнавалась Жанна. Я громко вскрикнула, не потрудившись даже попросить разрешения выйти, быстро побежала в обход, чтобы понять, что с ней случилось.

Когда я пришла, Миши уже не было, а Жанна сидела на кушетке и о чем то спорила с врачом.

- Нет, я лучше пойду. Мне правда хорошо, это со мной часто случается, - услышала я, и мне стало понятно, что однокурсница сопротивляется оставаться здесь.

- Жанна, сделай так, как сказал врач, - тут же вставила свою реплику я. - Он же хочет тебе только хорошего.

Врач тут же ушел в свой маленький кабинетик, понимая, что я лучше его смогу убедить Жанну остаться. Девушка тут же успокоилась и коротко поздоровалась со мной. Не знаю, когда мы стали подругами, но было приятно, когда тебя кто-то замечает.

- Прости, но я не хочу здесь оставаться, - она слегка привстала, но ноги у неё тряслись.

Я тут же подбежала и помогла ей немного походить. Пара неуверенных шагов, и она сразу освоилось. И правда, было бы неправильно отпускать её одну.

- Побудь еще немного. У тебя же ноги трясутся, - Жанна взглянула на свои ноги, как будто видела их впервые.

- Ничего, это быстро проходит, - но, к счастью, она села на место. Мы долго с ней разговаривали, и мне кажется, что ей стало намного спокойнее после нашего разговора. Прошел ровно час, и Жанна полностью отказалась оставаться хоть минутой больше. Я решилась проводить её домой, что было мне по пути. Я без промедления отдала ей свою куртку под громкие протесты, и она её все таки одела.

Когда мы вышли на улицу, от нашего рта исходил пар, что нас тут же посмешило. К сожалению, даже в общежитии нельзя было пройти, не трясясь, будто каждая твоя косточка пытается выйти из этого места.

- До завтра! - сказала мне Жанна.

- Спокойной ночи, - мы обнялись, словно были друзьями не несколько минут, а целые десятилетия, и на этом разошлись. Я тут же побежала в свою съемную квартиру через две улицы. Было тяжело идти, потому что снег затруднял движение, но через 15 минут, я уже была на месте. В квартире было намного теплее, и я, завернувшись в домашний халатик, начала делать домашнее задание.

Глава 3

ЛЕШКА

Я встал достаточно рано, что было на меня не похоже. Если бы сестра меня бы увидела, она бы сказала: "Посмотрите на Лешика: он снова заболел нормальным человеком". Да, она права. Я сладко зевнул, воображая как хорошо будет сегодня посидеть на лекциях и послушать занудное завывание Николая Васильевича. Он наверняка зол на то, что я все ещё здесь. В моих мыслях было, как бы хорошо позлить этого дедугана, чтобы в следующий раз, а я уверен он будет, он не сильно нарывался на неприятности.

В своих мечтах я уже прошел половину коридора. Было темно, так как лампочки почти все сгорели, и никто не хотел их менять. То есть это только мне надо?! Я остановился и порылся в портфеле. Спешить было некуда, а до этого я все время забывал, что надо выполнить эту работу: вставал я поздно, когда помощь лампочек уже была не нужна. Я чуть-чуть порылся и сразу же нашел три стеклянных шарика, казавшихся мне немного теплыми.

Потолок был достаточно низким, или я сильно высоким, но мне все таки удалось все их заменить. В коридоре стало светло как днем. Я удовлетворенно похлопал руками, чтобы отряхнуть пыль, и тут же ко мне подбежал Мишка. Он был немного насторожен, но от его вчерашней свирепости ничего не осталось.

- Как дела, Миха?

- Да ниче так. Только я боюсь за Жанну, - я внутренне напрягся: все и так знали о их любви на всем курсе, и даже если они не могли друг-другу признаться, я не мог заставить друга ревновать.

- Миха, по поводу вчерашнего. Это я виноват, я обнял Жанну, потому что она договорилась, чтобы меня не исключали. Там совершенно ничего не было.

- Лешка, ты чего волнуешься? Ничего не было, так ничего не было. Забудь уже об этом, мы же друзья, - на душе стало теплее.

Когда мы вышли из общежития, мы тут же разошлись. Мне нужно было в другой корпус, а Миша сейчас спешил в библиотеку. У него не был написан реферат по экономике. Хороши дела! Пока я шел в университет, успел встретить Жанну и Станиславу. Они шли впереди, о чем то болтая, и мне показалось, что они здорово подружились. Я не стал их нагонять, хотя мне и очень хотелось поговорить со Станиславой. Вдруг она подскользнулась впереди и неловко упала. Вещи оказались разбросанными по всему льду, и я сразу же помчался на помощь.

Как только я появился, Станислава тут же покраснела, наверное, у неё был жар, и я помог ей подняться. Жанна в это время собирала её конспекты.

- Не ушиблась? - спросил я, и Станислава тут же отвернулась.

- Н-нет. Просто упала, - она отряхнула снежинки со своего пальто и взяла сумку от Жанны. - Спасибо, почти шепнула она.

Мы продолжили путь, и я решил пойти вместе с ними. Мы почти ни о чем не говорили. Жанна постоянно рассматривала других студентов, словно пыталась нам не мешать, а Станислава шла, наблюдая за своими ботинками.

- Эм, Станислава, а что ты делаешь вечером? - ой, зачем я это сказал?! С чего это вдруг?!

- Я? - девушка искренне удивилась и наконец посмотрела на меня. - Ну, планов никаких не было... А что?

Я понял, что облопошился. Что мне теперь сказать?

- Ну-у-у... Давай сходим в кафе. С нами будет Миша, - Жанна тут же подпрыгнула и посмотрела в нашу сторону. - Жанна, ты тоже можешь пойти вместе с нами, - глаза у девушки загорелись ярким огнем, но тут же погасли.

- Та нет, наверное, я останусь. Мне надо уроки делать, и все такое...

- Жанночка! Не оставляй меня одну! Пошли с нами, пожалуйста, - Станислава подхватила её за локоть, и девушка нехотя согласилась.

- Вот и хорошо! - тут же вставил свою реплику я.

Мы уже дошли до университета, и вместе зашли в 12 кабинет. Мы заняли места возле батарей, чтобы можно было погреться. Как только мы это сделали, зашел профессор. У нас сейчас была география. Профессор, его звали Феодосий Иванович, был немного пухленьким, но вполне в форме мужиком. Он оглядел нас, и начал урок с того, что сказал про экскурсию прямо в горы, которые находились в 200 километрах от нас.

- Я бы хотел собрать группу, чтобы изучить породы в этих местах. Там часто наблюдают странные явления: свечение, звуки, движение камней. Мне, в первую очередь как географу, хочется поближе рассмотреть данный феномен.

Я тут же переглянулся со Станиславой. Не знаю как ей, но мне очень хотелось "изучить этот феномен".

- В конце урока решите и озвучьте мне ответ, - он начал свою занудную лекцию, а меня не покидала мысль согласиться, как будто там было что-то, что звало меня. Это было бы неплохой идеей - провести зиму где-нибудь далеко отсюда, особенно от глупых пар и профессоров.

Я так задумался, что и не заметил, как Феодосий Иванович все это время на меня смотрел, может быть, он тоже что-то почувствовал. Нет! Что за глупость я стал нести, еще бы в привидений поверил. Тьфу!

Когда лекция закончилась, я тут же подбежал к девочкам, чтобы узнать их мнение на эту тему. Я был так взволнован, что это было даже очень странно: это всего лишь экскурсия.

- Стани... - хотел тронуть девушку за плечо, но её тут же подозвал профессор. Она даже не заметила моего жеста. Зато Жанна тут же среагировала и смерила меня странным взглядом, мол, ты не сильно то балуй себя.

Феодосий Иванович долго с ней о чем то говорил, а я даже не заметил пролетевшего времени: то и дело подпрыгивал с ноги на ногу, не сводя глаз со Станиславы. Фокус-покус, и она уже стоит возле меня и озадачено смотрит, словно профессор задал ей самый философский вопрос на земле.

- Ну как, вы едете? - я сразу начал с главного. Девушки замялись, как будто и не думали об этом раньше.

- Да нет наверное, - задумчиво проговорила Жанна, не поднимая глаз.

- Ты только меня своими "да", "нет" и "наверное", пожалуйста, не путай. Мне хочется знать конкретнее, - я уставился на Станиславу, надеясь, что хоть она согласится.

- Я, наверное... - посмотрела на меня, - ой! Нет, не наверное, а точно поеду.

В мне тут же взорвался фонтан целых чувств. Не знаю, то ли я съел что-то плохое на завтрак, то ли рано вставать мне вредит, но голова немного закружилась, а сердце заболело.

- Ну-у-у, тогда и я! - согласилась Жанна. - Боюсь оставлять подругу с некоторыми личностями, - она просверлила меня взглядом, словно убийцу.

На этом решили разойтись. Я тут же побежал к себе, чтобы собраться перед вечерним выходом. Много чего делать не хотелось, но хотя бы причесаться было бы неплохо. Благо, до похода в кафе оставалось еще 5 часов, и две пары между этими часами.

СТАНИСЛАВА

Почему-то спать мне было больно. Сердце колотилось так быстро, что даже скорость солнца, как мне казалось, была слишком маленькой. Я снова перевернулась на другой бок. Наверное, это уже сороковой раз. Свет от фонаря на улице бил прямо в лицо, и я решила немного побродить по квартире, раз заснуть у меня просто нету шанса. Ходила в домашних тапочках, беззвучно и мягко, так чтобы были слышны все звуки, происходящие в квартире. Тут вода из крана капает, тут соседи за стенкой опять кричат, тут жужжит божья коровка, которая проснулась и сейчас бьется о лампочку на кухне. Бедное животное!

Звуки не успокаивали, но, по крайней мере, мешали глупым мыслям попадать в голову. Что же мне этот Леша то постоянно видится. Уже надоел! Ой! Снова кольнуло чуть пониже сердца. Видимо, придется идти к врачу, а то так и не далеко в больницу слечь.

Вдруг фонарь выключился. Мне не было интересно или лампочка перегорела, или электричество кончилось, но я тут же легла обратно в постель, надеясь уснуть, что, как я уже поняла утром, у меня получилось.

Утро было каким-то слишком легким. Как будто постоянно взлетаешь, но не можешь оторваться от земли дальше кончиков пальцев. Я, кстати, пробовала. Смотрю в зеркало - вижу бледное как мел лицо, и огромные синяки под глазами. Опять меня люди в коридорах шугаться начнут. Еле поправила непослушные светлые волосы, кое-как завязав их в подобие пучка, и тут же помчалась в университет. Был он виден из окна, так что я знала, что Жанна еще в комнате.

Я добегаю до девятого номера и, не постучавшись, открываю дверь. Подруга, слава богу, уже оделась и собиралась тихо выходить.

- Тс-с-с, - шипит она на меня, взглядом указывая на храпящего парня. Я согласно киваю, и мы скоренько выходим из корпуса общежития.

- Ты сегодня раненько, - вдруг говорит Жанна, когда мы были далеко от здания. - Что-то случилось?

Я посмотрела на неё и мне захотелось ей все рассказать. Если она мне не поможет, не поможет никто.

- Я не знаю. Сердце болит постоянно или скачет, подташнивает, особенно, когда Лешу Самовыда вижу. Может, какие совпадения... Краснею очень часто, особенно, когда ко мне обращается...

- Дай угадаю, Лешка?

Я тут же покраснела, поняв, что подруга, в отличии от меня, смекнула ситуацию.

- А что это значит?

- Ты что, правда не знаешь? - Жанна искренне удивилась. - Да ты влюбилась, глупенькая! - сразу грохаюсь на землю, а точнее, на лед. Учебники разлетаются повсюду, и подруга их начинает собирать, а я понимаю, что не могу встать.

- Жа... - пытаюсь позвать подругу, но откуда ни возьмись берется Леша.

- Не ушиблась? - я быстро отворачиваюсь, потому что мне стыдно за то, что я веду себя как маленькая.

- Н-нет. Просто упала, - самостоятельно поднимаюсь, а в голове куча ненужных мыслей. Мне нужна чья-нибудь поддержка.

- Эм, Станислава, а что ты делаешь вечером? - он спрашивает, а у меня как будто сердце вырывает. Я даже не знаю, что ему ответить. Вот дура!

- Я? Ну, планов никаких не было... А что?

- Ну-у-у... Давай сходим в кафе. С нами будет Миша, - фу-ух, мы будем не одни. - Жанна, ты тоже можешь пойти вместе с нами, - а это уже намного лучше: мне не придется волноваться, и это будет не свиданием, а дружеской компанией...

- Та нет, наверное, я останусь. Мне надо уроки делать, и все такое...

Я страшно перепугалась. Буду одна среди Леши и еще и неизвестного парня?! Я же этого не вынесу! Надо её переубедить.

- Жанночка! Не оставляй меня одну! Пошли с нами, пожалуйста, - пытаюсь подать ей знак, что без её помощи не обойтись.

- Ладно.

- Вот и хорошо! - тут же вставил свою реплику Леша.

Прям как с сердца слегло. Спокойствие и тишина в душе. Мы пошли дальше, рассказывая какие-то шутки.

Доходим университета и находим нужный кабинет. Если быть честной, то я даже не замечала, о чем там толкует Феодосий Иванович. Все мои мысли витали где-то слишком далеко. Что одеть в поход в кафе, какую прическу сделать, где сесть, что заказать, - все эти многочисленные вопросы надо было решить и всего лишь за 5 часов! Быстро пролетело время, и я уже думала бежать, как профессор махнул мне рукой, и мне пришлось подойти.

- Станислава, - обратился он ко мне, - ты - лучшая ученица на этом курсе. Все профессора хвалят тебя, но никому непонятны твои цели. Кем ты хочешь работать в будущем?

Вопрос был прямо в лоб. Ответа на него не было, а его, видимо, все и ждали.

- Ну-у, я собираюсь быть археологом, Феодосий Иванович.

Он громко вздохнул, словно был недоволен моим ответом, и покачал головой.

- Дело в том, что ты девушка умная, и мы бы хотели, чтобы ты осталась аспирантом в нашем университете. Вполне выгодно. Тем более, что их всегда недостает.

Я задумалась. Единственной весомой причиной для меня найти работу было то, чтобы быстро свалить из этого университета, а тут мне предлагают тут остаться... Ответ очевиден.

- Простите, но нет. Я уже все решила, - сказала так четко, как только могла.

- Нет, Станислава, ты просто не понимаешь, - настаивал на своем Феодосий Иванович, - это для твоего же блага. Не забудь: ты нам должна. Неужели ты нам никак не хочешь отплатить?

Я была в шоке. Когда шла в это "учреждение", и мысли не было, что с меня что-нибудь потребуют, а тут.... Должна? Ха, кому я вообще тут должна?! Я уже думала так и сказать, но профессор, предчувствуя опасность, сказал, чтобы я подумала еще и вскоре озвучила ответ. Ладно.

Подхожу к Жанне, а возле неё уже стоит Леша. Сердце снова подпрыгнуло, но я быстро успокоилась.

- Ну как, вы едете? - тут же начал он. Я, как человек совершенно не понимающий о чем речь, решила промолчать.

- Да нет наверное, - первой ответила Жанна, и я вспомнила, что нам говорили о поездке за 200 километров.

- Ты только меня своими "да", "нет" и "наверное", пожалуйста, не путай. Мне хочется знать конкретнее, - Леша выглядел немного рассерженным, как будто ожидал только положительного ответа. Он вызывающе посмотрел на меня

- Я, наверное... - вспомнила, как его бесит неопределенность, - ой! Нет, не наверное, а точно поеду, - все таки не плохо бы развеяться.

- Ну-у-у, тогда и я! - согласилась Жанна. - Боюсь оставлять подругу с некоторыми личностями, - она угрожающе уставилась на Лешу.

Хорошо хоть что-то одно решили, а то боялась, что они друг-другу глотки перегрызут. Вот, что значит, когда подруга заботиться о подруге - отношение сразу к Леше изменилось и все такое. Прям львиная схватка.

Я сразу поспешила домой - подготовиться к следующей паре, английскому (нам задали перевести гигантский текст). И по пути ни разу не подскользнулась. Счастливая!

Глава 4

ЖАННА

Да уж, как это Станислава так попала! Надо же влюбиться в этого Лешку. Он дерзкий и непослушный. За ним нужен глаз да глаз. Он её, скорее всего, и не любит. Я бы с удовольствием помогла ей сделать правильный выбор, потому что боюсь за неё, но я не могу ей мешать. В кафе, по крайней мере, с ней пойду, чтобы хотя бы поддержать. Она явно дала понять, что не справится без моей поддержки.

Добегаю до комнаты. Думаю сегодня, я отпрошусь с одной лекции. Да, посещение у меня хромает, но всегда можно найти правильные отмазки. Ладно, это последний раз. Постараюсь. Быстро переодеваюсь в новые джинсы. Старые уже выглядят потертыми и страшными, словно ими полы моют, а мне хочется выглядеть хорошо перед Мишей. Ну вот, опять! Я же решила, что буду от него подальше. Надо пойти отказаться. Я делаю шаг вперед, но понимаю, что не смогу. Нельзя подвести Станиславу. Примеряю еще и розовую тунику. Под черные волосы, какими я обладаю, это подходит. Кручусь возле зеркала и вдруг чувствую на себе чей-то взгляд. Миша смотрит прямо на меня и странно улыбается.

Я жутко краснею и он наконец понимает, что я его заметила. Он тут же отворачивается и прокашливается. До этого он стоял просто в дверях, теперь заходит и быстро кидает сумку на полу.

- Я слышал, ты идешь с нами в кафе, - он снова прокашлялся и я почувствовала, что он волнуется. - Тебе идет, - еле-еле прошептал он, но я услышала.

- Спасибо, - точно так же ответила ему, хотя и не думала, что так тихо.

Настала неловкая минута. Я тут же сбежала в ванную, чтобы переодеться. Было немного неудобно, но мы все равно встретимся в кафе, так чего скрываться. Единственное, что меня удивило, так это то, что Миша...засмущался? Может мне просто показалось.

Я вхожу в спальню, Миша копается в бумагах: готовится к следующей паре: у него сессия по французскому.

- Tu partirais... - бормочет что-то себе. Кто знает, может, он там людей проклинает, а может воду в вино превращает. Меня пугает, когда Миша начинает учить что-то на другом языке, хорошо хоть не японский, а то бывает, что проснешься посреди ночи, а там ОН. Полушепотом повторяет какие-то слова и, хвала небесам, если хоть на английском. Аж мурашки по коже!

- А в какое кафе мы пойдем? - я решила сбросить напряжение между нами, но не сближаться: это я отлично помню.

- Qu'est-ce que tu... - он перестал говорить и посмотрел на меня, как будто я задала странный вопрос. - Кафе "Литературный клуб", но ничего литературного в нем нет. Просто название красивое, - он снова углубился в учебники, и я решила, что лучше я все таки пойду на английский, а то боюсь, что не выдержу этой гнетущей "тишины".

- Я уже пойду в университет, - решила предупредить Мишу, а он и не заметил. Наверное, это все только к лучшему.

В тех же старых джинсах побежала на пару. Подумать только! Наша посещаемость этого элитно-гнилого университета просто зашкаливает. Я, бывает, пропускаю по несколько часов, сидя у себя, и ничего. Не такое это "учреждение", чтоб разбрасываться студентами так и сяк. Прибегаю прямо к кабинету, даже не сняв шубу. Урок уже идет полным ходом, а я сама не сбавляю своего. Буквально вламываюсь, но, видимо, сегодня мой день, учитель еще не пришел. Лешка в своей обычной манере сидит за задними столами и что-о празднует. Ей-богу, свое будущее исключение. Станислава как всегда села одна, но теперь ежеминутно посматривает на Лешку, словно другие люди и не существуют. Она хоть знает, что творит?! Быстро подсаживаюсь к несчастной и обращаю её внимание на себя.

- Алло, Земля, вы меня слышите? - она мгновенно вскакивает и какое-то время недоуменно на меня смотрит.

- А, это ты, - наконец проговаривает Станислава. - А я тут к проверочной готовлюсь.

- Да знаю я твою "проверочную". Сидит вон, на последней парте. Ты лучше за собой следи, - Станислава удивленно переводит взгляд на Лешку, как будто не она несколько минут не сводила глаз с него.

- Это ты о чем? Ты думала, я на него смотрела? Ты что. Никогда в жизни, - она резко начала отрицать, но потом немного затихла. - Я что, правда на него пялилась? - уже шепотом спрашивает подруга. Я молча киваю, а Станислава сразу впадает в шоковое состояние. - Вот, я дура. Даже не понимаю, что делаю. Он же мне не нравиться. А насчет влюбленности ты что-то перепутала. Чтобы у меня что-то с ним?! ДА он самый ужасный человек на всем курсе. Я его...я его...нена... - она, не в силах договорить конец этого слова, кидается резко на парту, отчего несколько ребят испуганно на нас смотрят.

- Ты чего? - спрашиваю, хотя и так все ясно.

- Я боюсь с ними...с ним в кафе идти. Может, мне отказаться, - Станислава умоляюще смотрит на меня. - Но нет. Я же обещала, - она в задумчивости поворачивается к окну, и мне кажется, что она плачет.

Утешить её мне не удается, так как тут же появляется Николай Васильевич и глазами находит Самовыда.

- Ах, вот вы где, товарищ Самовыд (мне одной кажется, что это пережитки прошлого?). А я боялся, что вы больше не вернетесь к нам.

- Я думаю, профессор, - быстро отвечает ему Лешка, даже не сменив позиции своего тела, - вы забыли вместо "боялся" сказать "надеялся", а то просто весь смысл вышесказанной фразы теряет глубину, - он дерзко уставился на Николая Васильевича. Последний чмокнул губами отвернулся.

- Не знаю, что вы там думаете, но я именно боялся. Ведь попади вы в другой НЕСЧАСТНЫЙ (только с вашим появлением) университет, от него бы остались щепки, и вы бы таким способом разрушили бы все учебные учреждения страны. Так что я не ошибся, - да уж! На это даже нечего сказать...

- Спасибо, за то, то волнуетесь за культурное развитие своего государства. Я это приму у сведению, когда будут стоять перед нашим последним университетом. Быть может, он переживет меня, - так дерзко профессору никто не отвечал, поэтому он, не привыкший к такой насмешливой защите, решил ретироваться.

- Ладно. Тема нашего урока "The Present ana Past tenses in contast", - начался обычный урок, хотя Николай Васильевич и сверлил все время Лешку, словно уже примеривался к какой стене и каким образом его прибьет. - Who can say when we use... - я его почти и не слушала. Не с английским я собиралась связывать свою жизнь, наверное, частично из-за того, как ему учат в нашем заведении.

Я, буквально, считала каждую минуту до конца пары, хотя и оставалось целых полчаса.

- Жанна Ильчина к доске! - он так грубо посмотрел на меня, как будто хотел на мне отыграться за проигранные "гляделки" с Самовыдом. Я без удовольствия поплелась вперед и уже почувствовала, а не увидела, как Станислава в знак поддержки дотронулась до моей руки. Я непроизвольно сжала её в кулак и почувствовала что-то, похожее на бумагу. Николай Васильевич все еще на меня смотрел, так что я не решилась посмотреть на загадочную записку.

- У вас есть несколько предложений, - он указала на доску. - Переведите их на английский, используя прошедшее и настоящее времена, - он быстро сел за свой стол и уставился в записную книжку, проверяя, куда он идет после уроков.

Я повернулась к доске и уставилась на предложения. Не то, чтобы я вообще не понимала языка, но проблемы у меня все таки были. Николай Васильевич не смотрел, так что я достала бумажку и увидела, что она полностью исписана аккуратным почерком Станиславы. Это был перевод этих предложений! Я чуть не взвизгнула от счастья, но вовремя удержалась.

- Пишите, пишите, Ильчина! - поторопил меня профессор.

- "К тому времени, как я вернулся домой, мама уже испекла несколько тортов", прочитала я с доски и тут же нашла ответ в шпаргалке. - "By the time I got home, Mum had baked several cakes", - Николай Васильевич тут же странно посмотрел на меня.

- Ильчина, вы что поумнели за ночь? Или вы больны страшной болезнью, которая вызывает активность мозга? - какой юморист!

- Нет, со мной все в порядке. Может, вы чем-то заразились? - я непринужденно засунула руки в карманы, чтобы поглубже спрятать записку. Профессор встал и подошел ко мне.

- Повторите мне ответ, - он хмуро поглядел на него, но я даже не заволновалась: память у меня была непревзойденная.

- By the time I got home, Mum had baked several cakes, - Николай Васильевич даже открыл рот от удивления.

- Можете сесть, Жанна. Пять вам за урок. Я даже не ожидал от вас такого, - я послушно прошла к своему месту, благодаря случай, что мне не пришлось "переводить" другие предложения. Оставалась всего десять минут, и я их потратила на то, чтобы благодарить Станиславу, которая неожиданно спасла мне жизнь.

- Ничего. Подруги всегда так делают, - сказала она и побежала домой, чтобы успеть подготовиться, я потом последовала её примеру.

ЛЕШКА

Конечно, приелся ко мне этот старикашка. Словно не существует никого другого. Все сверлит и сверлит меня взглядом. Вот выйду на солнце, и от моих дырок солнечные зайчики везде забегают, ей-богу. Девочки впереди о чем-то шептаются. Наверное, строят свои бесконечные планы. А Станислава такая красивая! Ой, что это я такое говорю. Мысли какие-то странные появляются.

- Жанна Ильчина к доске! - опять этот профессоришка будет над девушкой измываться. Вот всегда вызывает тех, кто точно не ответит.

Я смотрю, как Жанна выходит из-за парты, и Станислава слегка касается её руки - что-то белое мигом переходит в Жаннины руки. Опять записками балуются, но Станислава не такая. Жанна неуверенно проходит к доске. По ней сразу видно, что максимум - она поймет, что сейчас за урок, какие там времена! Она четко проговаривает то, что на доске. Значит, тянет время. Ну что сказать? Молодец.

Неожиданно она говорит точный перевод. Но она смотрит куда-то. Это даже отсюда видно. Какой-то из студентов возле меня начинает ржать, понимая, что девушка просто читает. Я тут же тыкаю в его бок, чтобы он замолчал, и в кабинете больше ничего не нарушает тишину.

А-а, так это записка от Станиславы. Умно, умно! Сама же спасительница напряженно наблюдает за подругой. Она сильно волнуется. Чувствует мой взгляд и сразу же поворачивается. Ужас, какие у неё сейчас голубые глаза! Вот, опять думаю, о чем попало и не попало. Профессор удивленно встает и подходит к Жанне, она тут же прячет бумажку в карман. До меня доносятся только обрывки фраз.

- Повторите...

Судя по всему девушка справляется. Все в шоке, не исключая старика. Да уж, он даже жизни студенческой не понимает: больно наивный. Опять взгляд возвращается к Станиславе. Ей так идет этот пучок. Она сейчас по-настоящему радуется за подругу. Такая счастливая. Видимо, для девочек это вроде боёв: напряжение, волнение, а потом облегчение и счастье.

Через десять минут Станислава сбегает, я решаю пойти за ней. Неплохо бы её проводить до дома. А то мало чего?! Прячась за партами, чтобы никто меня не увидел (не хочу ни с кем завязывать разговор), догоняю Станиславу. Она как раз одевается возе гардероба. Она никак не может попасть рукой в рукав, и я подхватываю куртку, чтобы ей помочь.

- Спасибо, - смущенно говорит Станислава, застегивая пуговицы.

- А ловко ты! - говорю я. Она недоуменно смотрит на меня. - Я имею ввиду - с запиской. Даже я не сразу догадался, - она ничего не отвечает, хотя понятно, что ей приятно. Быстро одеваюсь, и мы вместе идем. Проходим мимо общежития.

- Тебе же сюда? - перепугано говорит девушка. - Тебе же будет неудобно идти, - ее глаза расширены, как будто я не провожаю её до дома, а делаю большой крюк через лес ночью.

- А что, волнуешься? - тут же подкалываю её. Её лицо меняется.

- Дурак! - она ударяет меня шапкой, которую сняла, и я вижу, что прическа полностью растрепалась. Инстинктивно я поправляю выбившиеся пряди. - Что ты делаешь? - Станислава покраснела и подняла руки, чтобы убрать мои, но так и оставила их в поднятом состоянии. Я невольно засматриваюсь в её лицо. Мне кажется оно лучшим на свете, а она в это время смотрит в мое.

- Станислава... - я не успеваю договорить, потому что ни возьмись откуда появляется Жанна. Сердцу становится больно, словно оборвали гитарную струну. Я медленно отхожу от девушки.

- А, вот ты где? - она смотрит на подругу. - Мне кажется, ты прошел своё местожительство, - уже обращается ко мне.

- То же самое могу сказать про тебя, - но она уже не слушает и быстро уводит Станиславу к её дому. Я медленно бреду к общежитию. Солнце немного садится. Я, буквально, первый раз обращаю внимание на маленький и неприметный парк, в котором растут тоненькие березки. Меня тянет туда, и я решаю пройтись немного по аллее. Все равно еще много времени. Впереди маячат парочки, тоже решившие провести здесь время. По бокам от тропинки находятся худые голые деревья, словно сироты, просящие милостыню, они наклоняются и кладут ветки прямо на землю. На клумбах осталось что-то наподобие цветов: одни лишь старые ветки и кое-где даже головки ноготков. Я срываю одну из них и тру в руках - "порошок" сыплется на землю и тут же раскидывается легким ветерком. Не погода, а прелесть!

В таких раздумьях я провел около часа. Потом зашагал к общежитию, чтобы быстро переодеться во что-нибудь чистое и причесаться. Этого будет достаточно, а то еще не то подумают. Лекций больше не было, и я решил, что могу зайти еще к Мише. Я думаю, или хотя бы верю, что он тоже волнуется перед "свиданием". Тьфу ты! Какое свидание?! Это всего лишь встреча друзей. Опять не понимаю, что несу, но все исправимо.

Смотрю на часы: остался всего лишь час. Его достаточно, чтобы обсудить все наболевшее, а Миша единственный, кто все поймет, и сможет дать совет. Натягиваю простую кожаную куртку. Сестренка мне часто говорила: "Если не сможешь закончить университет, становись байкером: куртку ты уже правильную имеешь". Видимо, придется последовать её совету, потому что уже мало верится в счастливое получение диплома.

Закрываю дверь на ключ, щелкает замок, и я спешу к девятой комнате. Я иду по коридору - направо, налево, еще раз налево и вот я возле Мишиной комнаты. Стучу в дверь, и мне открывает Жанна. Чувствую себя смущенно, потому что не ожидал увидеть девушку.

- Можно Мишу? - спрашиваю и замечаю, что она чуть заметно вздрагивает при этом имени.

- Конечно, но сейчас он в душе. Подождешь несколько минут? - я киваю и неловко переступаю с ноги на ногу, готовясь к долгому ожиданию. - Ты можешь зайти и посидеть у нас, - предлагает Жанна, замечая мою нервозность.

Я соглашаюсь и захожу в достаточно просторную для двух людей комнату. Возле стенки стоят две кровати, чуть-чуть придвинутые друг к другу. Возле противоположной стенки стоит комод, на нем лежит одежда и как же без знаменитых "носков без пары"?! Жанна замечает мой взгляд, хватает эти самые носки и кидает в самый нижний ящик, где уже лежат их собраться

- Не обязательно, - тихо проговариваю я, понимая, что вызывают у девушки неудобство.

- Та ничего. Я сама вижу, какой здесь бардак. Ты - это предлог, чтобы хоть немного навести порядок.

Я согласно киваю, и девушка тут же отходит в противоположную часть комнаты: там находится небольшое окно. Я уже думаю начать разговор, как выходит Миша. Он даже не удивлен моему приходу. Вижу на нем чистый черное-синий костюм вроде того, который он одевал на выпускной.

- Ничего не напоминает? - ехидно спрашивает он, доказывая мои догадки. - У нас, парней, ничего не выходит из использования. Всего лишь капелька умелых рук...

- Твоей соседки, и она своими руками зашьет дыры в костюме, - мгновенно вставляет Жанна, и сейчас они больше всего похожи на голубков.

- Зачем рассказывать секреты? Неужели мне нельзя похвастаться своими умениями перед другом, - девушка на это только хмыкает и удаляется из комнаты, наверное, решила погулять.

- Пойдем пройдемся, - предлагаю, надеясь на положительный ответ.

- Конечно!

Мы выходим из комнаты, но Миша даже не закрывает дверь: мол, Жанна все равно неподалеку бродит, как выйдем, сразу вернется. Идем по коридору, проходим лестницу в четыре ступеньки, и останавливаемся.

- Ты о чем-то хотел поговорить? - Миша смотрит на меня, словно пытается прочесть мои мысли.

- Ну-у-у, я хотел...обсудить, что мы будем делать в кафе, - на самом деле, это меня совершенно не волновало, но сказать о непонятных ощущениях "вне зоны моего действия". Сейчас оно казалось такой глупостью, что не стоило и капельки чужого внимания.

- Конечно. Кафе. О чем же еще ты хотел со мной поговорить, - как будто понимая, что у меня там на уме, говорит Миша. - План как всегда. Приходим, сидим, разговариваем, а потом уходим.

- Знаешь, теперь я сильно сомневаюсь об этом. Может, выбрать что-нибудь другое?

Миша сомневается: это видно по его глазам, но он всегда прислушивается к тому, что я предлагаю.

- Да, ты, наверное, прав. Можно пойти на какой-то танцпол. Недалеко отсюда, приблизительно в километре, находится площадка.

- Этот вариант мне нравится больше. А то, что мы будем все есть и есть? - на этом мы решаем закончить. Все таки этот вариант, как не крути, более привлекателен.

- А девушки согласятся? - я немного не уверен в этом.

- Я думаю, что да. Все любят танцевать, - мы возвращаемся обратно в Мишину комнату, и меня гложет чувство, что это наш последний шанс побывать в этом городе. Может, это нервы шалят?

Приходим в комнату, но Жанны там нет. К счастью, дверь была закрыта на ключ. Девушка могла убежать к Станиславе, пока парни общались между собой.

- Можешь тут остаться, - предлагает мне Миша. - Все равно остались считанные минуты, а девушки придут прямо сюда.

ЖАННА

Мальчики ушли по своим делам: я видела это из-за угла. Бегу к Станиславе, не забыв накинуть пальто: я сейчас в платье. Странно, что она еще не пришла ко мне. Мы же договорились - через 15 минут ко мне. Но, видимо, что-то приключилось. Как хорошо, что её дом всего лишь в двух улицах. На улице уже не так скользко, как было до этого. Слышно, как везде все тает. Даже зима у нас совершенно не "зимняя"!

Вот её подъезд, и он открыт. Поднимаюсь по лестнице на второй этаж. Станислава ,судя по всему, балдеет от числа два: вторая улица, второй этаж... Она открывает мне дверь сонная.

- Привет, Жанна1 Ты чего?

- Ты что, спала? - спокойно спрашиваю её.

- Есть немного. Голова заболела, ну я и решила немного поспать, - я уже открываю рот, чтобы напомнить ей о встрече, но она поднимает руку, чтобы, во-первых, сказать мне молчать, и, во-вторых, пригладить волосы. - Я все помню, но только будильник сломался, - я понимаю, насколько сейчас критическая ситуация, что проталкиваюсь через Станиславу и забегаю в комнату.

- Я пришла тебе на помощь, - четко выговариваю, осматривая комнату. - Ты хоть одежду выбрала?

- Ну, вот выбираю среди джинсового костюма и фиолетового платья, - она указала рукой на диван, на котором лежал этот выбор.

- А в чем удобней? - поинтересовалась я.

- Ну в джинсах конечно, но пойти в кафе то надо в чем-то красивом...

- Об этом не беспокойся. Мальчики не стали сильно принаряжаться, - кроме Миши, мысленно поправила себя, но решила подруге об этом не говорить.

- Ладно, значит джинсовый костюм, - Станислава схватила наряд и вышла в другую комнату, чтобы переодеться. Я в это время начала поиски расчески. Решила, что прическу девушке делать не будем, так как волосы у неё и так достаточно короткие.

- Та да! - она элегантно вышла из комнаты, что я поняла, что и она может выглядеть женственно.

- Тебе идет. Но давай в быстром темпе, а то мы можем опоздать, - я взяла её непослушные волосы и быстро, резкими движениями, расчесала их.

- Ай! - несколько раз вскрикнула Станислава, но так держалась молодцом.

Вот мы уже бежим к общежитию, надеясь, что еще не опаздываем. Возле общежития никого не было. Все уже попрятались в свои "коробки". Никто из студентов не любит гулять вечером, хотя погода сейчас чудесная. Наконец, моя комната, а парни сидят на диване. Мы, запыхавшись, забегаем внутрь, и Миша тут же встает. Я чувствую себя не удобно, но быстро говорю что-нибудь, чтобы сгладить неловкую паузу.

- Можем идти. А вы уже заказали столики? - Миша подходит ближе, и я чувствую, что Станислава уже отошла на другую часть комнаты.

- Мы тут решили... Давайте пойдем танцевать. Неподалеку отсюда есть закрытая площадка...

- Да, это было неплохо. Правда, Станислава? - подруга согласно кивает, рассматривая носки своих туфель.

Мы быстро выходим из комнаты и направляемся к танцполу. Я никогда там не была, так что послушно плетусь, взявшись за руку с подругой, за парнями. Они о чем-то переговариваются, но я стараюсь не обращать на это внимание. В детстве я много танцевала, так что проблем с этим у меня не должно быть, но чтобы танцевать с Мишей? Сколько раз себе говорю остановиться, и сколько раз понимаю, что не могу. Станислава и то лучше меня держится. Наблюдает за Лешкой, словно ничего к нему и не чувствует.

- Станислава? - я тыкаю подругу в бок. Она поворачивается ко мне, и её взгляд приобретает осознанное выражение.

- А?

- Ты опять смотрела на Лешку. Ты что, снова этого не заметила? - её глаза становятся грустными.

- Да нет. Это я специально. Мне интересно, о чем они говорят, - она снова кинула взгляд в их сторону.

- Так подойди и иди рядом, - я сказала это, как общеизвестную вещь, но Станислава тут же округляет глаза, словно я предложила ей слетать на Луну.

- Неужели так можно? Ведь это их разговор. Мне будет неловко вмешиваться, - Станислава сжимает руку сильнее. Чувствую, что она волнуется.

Она думает что-то ответить, но мы уже дошли. Это большая площадка, сделанная на подобии шатра. Стены сделаны из клеенки, достаточно толстой, что когда мы заходим, там даже теплее, чем в университете. Кроме нас, танцуют еще четыре пары. Лешка отходит в сторону и покупает на нас билеты. Он по очереди протягивает их каждому, но на Станиславе держит взгляд дольше чем на других.

- С кем будем танцевать? - сразу спрашиваю, чтобы решить эту проблему сейчас. - Давайте, я с Лешкой! - я решила, что так будет безопаснее и для меня и для Станиславы.

- Ну, а я тогда с... - вспоминаю, что Станислава даже не знает Мишиного имени.

- Это - Миша, - я указываю рукой на любимого, - а это - Станислава, - подруга засмущалась, только сейчас осознав, что они до этого не знали даже имени друг-друга.

- Ладно, согласились парни в унисон. Сейчас начиналась динамичная музыка, что-то вроде музыки девяностых. К моему большому счастью, танцевали такое только вдали друг от друга, что спасало меня от близости с Лешкой.

СТАНИСЛАВА

Как только Жанна сказала, что я буду танцевать с тем неизвестным парнем, я почувствовала облегчение. Хоть Леша не будет видеть мой позор: я никогда раньше не танцевала. Музыка в нашей семье никогда не была в почете, отчего все мои танцевальные способности ограничивались в шагах вправо и влево.

Подруга тоже вспомнила, что мы все еще не знакомы.

- Это - Миша, а это - Станислава, - я тут же пожала ему руку, так как парень не спешил делать жест в мою сторону. Он, видимо, был расстроен такой постановкой танца. Мне даже показалось, что он уже знает, что его ждет.

Мы все разошлись в разные стороны, чтобы не мешать друг-другу. Я краем глаза наблюдала, как Жанна делает красивые движения, повороты, подпрыгивает еле-еле на носочках, а иногда, кажется, падает, но тут же встает, словно она родилась танцуя. Чувствую, что не одна я наблюдаю за представлением. Этот Миша то и дело, становится так, чтобы ему было заметно, что происходит за моей спиной.

Я не знаю, что делать, так что всего лишь топчусь на месте, делая вид, что это и есть мой танец. Миша, конечно, выглядит как медведь, но на самом деле очень резво двигается, оббегая почти всю площадку.

- А Жанна хорошо танцует, решила поддержать разговор. Он как раз наблюдал, как девушка делает очередной пируэт.

- А? Да, конечно. Это же самая грациозная девушка на свете, - судя по всему, последнюю фразу он сказал чисто случайно, так как тут же замотал головой. - Я что, только что сказал это в слух? - он невинно смотрит на меня.

- Нет, а что ты имел ввиду? - он облегченно выдыхает, и продолжает свой активный танец. Я еле успеваю за ним, и мне его темп совершенно не нравится.

Наконец, музыка кончается, и мы отходим передохнуть. Леша тут же достает воду и предлагает её мне. Наверное, он понял, что я сильно вспотела. Я благодарно отпиваю несколько глотков и передаю по кругу. Бутылка возвращается к Лешке. Начинается медленный танец. Я вспоминаю, что так звучит вальс.

- Давайте, снова... - начинает Жанна, но Миша быстро подходит к ней.

- Можно пригласить тебя на танец? - он протягивает ей руку, и я понимаю, что он изначально хотел танцевать только с ней.

- Меня? - она удивленно оглядывается по сторонам, как будто за ней стоит очередь других девушек. - Я согласна, - наконец произносит она и берет его за руку. Вместе они отходят подальше. Мы стоим с Лешей одни.

- Я тогда пойду сяду... - начинаю было я, осознавая, что никто больше не будет танцевать с такой калекой, но Леша поворачивается ко мне и перебивает:

- А ты? Ты бы не отказалась со мной потанцевать? - у меня округляются глаза, и я в смущении убираю волосы назад, чтобы хоть как то подвигать вспотевшими руками.

- Но...я же страшно танцую. Хочешь надо мной поиздеваться? Я знаю, ты потом будешь надо мной шутить до конца университета и потом будешь звонить, пока я не сломаю телефон и не поселюсь на Северном полюсе...

- Мне нравится, как ты танцуешь, - говорит он, и я понимаю, что сильно краснею. Еще чуть-чуть и я начну сливаться с кофтой Жанны. Он протягивает мне руку, и это так...приятно, что я быстро соглашаюсь. Мы становимся в позицию, которую я никогда не видела. - Не волнуйся: ты вся дрожишь, - успокаивает он меня. - Подними руку и положи её мне на плечо, а другую возьми в мою, - сам он хватает меня за талию, и я вздрагиваю: его руки холодные даже через ткань. - Теперь поставь ноги рядом с моими. Начинай с левой ноги назад. И-и раз! - он шагает мне навстречу, и я инстинктивно отхожу, переставляя ногами. Он ведет танец, и я полностью полагаюсь на него.

Мы кружимся и в тоже время ходим по кругу. Другие пары тоже наматывают круги. Мы как часы, выполняющие свою работу. Жанна с Мишей танцуют впереди, и я замечаю, что подруга положила голову на плечо парню. Леша тоже замечает єто.

- Станислава... Ты тоже можешь положиться на меня, - я удивленно смотрю на парня, не понимая его перемены. Он что-то от меня хочет?

Несмотря на свой страх, я ложу голову на плечо, и чувствую, как быстро бьется его сердце. Мне так тепло, что я закрываю глаза, и не кажется, что я на каруселях, на которые папа часто возил меня в детстве.

Леша вдруг поднимает мою руку и прокручивает меня. Я послушно делаю круг и снова становлюсь в начальную позицию.

- Знаешь, ты создана для танцев, - снова шепчет Леша мне на самое ухо, но мне уже не так стыдно. Все движется вокруг вместе с моими мыслями. Мне уже ничего не страшно. Я тоже понимаю, что танец дается мне хорошо, но это уже не имеет смысла, когда я кладу голову на плечо Леши, и он держит меня за талию. Танец, как назло, заканчивается, но мы все равно дальше стоим в танцевальной позе. Я ничего не слышу, надеюсь, он тоже что-то такое чувствует, хотя мне и все равно.

- Ребята! - Жанна подошла к нам. - Танец закончился, и мы уже идем домой, а то так и завтра не вернемся, - до меня только сейчас дошло, что все на нас смотрят. Я смущенно отхожу от Леши, а он продолжает смотреть на меня, не обращая внимания на то, что происходит. Я быстро одеваюсь и выбегаю на воздух, чтобы хоть немного остыть.

Жанна с Мишей выходят и проходят дальше, о чем то увлеченно разговариваю, но я хочу еще немного постоять одной.

- Ты чего? - спрашивает Леша, подходя ко мне сзади.

- Ничего... - я начинаю идти вперед и краем глаза вижу, что Леша идет рядом. Жанна с Мишей нас не видят, и это хорошо. Наконец, парень ровняется со мной и берет меня за руку. Я сжимаю свою, чтобы он держал меня покрепче. Жанна поворачивается, смотрит на нас и что-то шепчет Мише, на что он только пожимает плечами. Становится холоднее, и я вздрагиваю. Леша замечает это, снимает свою куртку и одевает на меня.

- Ты что? - спрашиваю его. - Ты же всего лишь в легкой кофте! - я пытаюсь снять куртку и одеть на него, но он крепко держит мою руку.

- Ты важнее, чем я - запомни это, - он даже не смотрит в мою сторону, и я откладываю все попытки снять куртку. От неё несет его запахом, и я чувствую себя как дома.

- Спасибо, Лешка, - говорю я и сразу понимаю, что впервые его так назвала. Мы идем дальше.

Глава 5

ЛЕШКА

С того момента, как я танцевал со Станиславой, прошла всего лишь пара дней, но я все еще чувствовал запах её духов на своей куртке. Было уже холодно, но я продолжал одевать её, надеясь, что ее запах не скоро выветриться. После той встречи мы больше не встречались, хотя избегать друг-друга, находясь на одном факультете, было тяжело. Это неправильно: я чувствовал сердцем, но ничего не мог поделать. Станислава отказалась от наших встреч, и я решил не идти вперед, хотя и стоило.

Судя по рассказам Миши, они с Жанной тоже немного отдалились. Им надо было время подумать обо всем, понять всего важность. Эти чувства, нахлынувшие на нас, могли быть всего лишь сном или кратковременным событием, и надо дать им время, чтобы понять их суть. Станислава была первой, где я уступил. "Для настоящей любви нужны испытания", - сказала она и заперлась в своей квартире. Она не была ни расстроенной, ни надменной. Она сказала это, словно это был факт, и я послушно принял его.

Попадая на одни и те же лекции, мы не встречались глазами, однако я всячески искал способы подольше смотреть на неё, когда она этого не видит. Мы часто встречались с Мишей и много говорили о том, что всем девушкам нужно время, которого, как обычно, никогда нету. Они ждут героев, но в нашей обычной жизни даже нет места героизму, хотя бы в том виде, в котором я вижу его в книгах.

Уже через четыре дня мы ехали в эту экспедицию. Я надеялся, что девушки не откажутся, считая, что это помеха на их саморазвитию и пониманию, но ничего такого не было. Кроме нас, ехали еще шесть человек. Я их не знал, что не особо мне мешало.

- Ты изменился, - Саня Былогуз ткнул меня в бок, ехидно засмеявшись. Мы были друзьями еще со школы, и уже было предрешено, что попадем на один факультет. - Ты даже бои не устраиваешь. Знаешь, я о тебе волнуюсь, - я посмотрела на него - он сейчас жевал жвачку с умным видом, словно это и есть цель его жизни. Хорошо, что у него даже догадок нету. При последних его словах я вздрогнул. "Знаешь, я о тебе волнуюсь", - так мне сказала сестра в последний раз. Она как всегда права.

- Ты точно не заболел? - повторил свой вопрос Саня.

- Нет. Не волнуйся, это всего лишь мгновенное. Сейчас у меня такая позиция в жизни, - успокоил я его.

- А! - он утвердительно закивал, даже не понимая о чем речь. Мой друг не был тупым, но был больно далеким.

Сейчас мы сидели на крыше университета и наблюдали за студентами, бродившими по двору.

- Смотри! - он указал рукой вниз, и я разглядел внизу знакомое синее пятно. - Жемникова идет. Давай в неё чем-нибудь запулим, - Саня уже вытащил пакетик от жвачки и скатал его в комок, готовясь к удару.

- Только посмей! - неожиданно от себя сказал я и поднял сжатый кулак над другом. Он испуганно посмотрел на меня, но до него тут же дошло:

- А... Значит, ты теперь за отличницей ухаживаешь? Оценки поднимаешь и все такое? Тогда с тобой все понятно, - он встал и на его лице появилось невиданное мною до этого выражение. Он злобно кинул взгляд в её сторону и умчался. Я остался стоять на крыше.

Станислава какое-то время просто бродила по двору, раздумывая над чем-нибудь, и мне было приятно наблюдать за ней. Тут точно она меня не увидит. Черт с ним, Саней! Если он такой, то я не хочу с ним иметь ничего общего. Девушка внизу взяла телефон кому-то позвонила и быстро направилась за пределы университета. В это время из заведения вышел Саня и последовал за ней. Или мне показалось?

СТАНИСЛАВА

Я выхожу из университета, и холодный ветер тут же меня пронизывает насквозь. Хорошо хоть снега нету, но это не надолго. На улице уже бродят какие-то студенты, большинство - это парочки. Вспоминаю наше свидание. Теперь я понимаю, что это было самое настоящее свидание. Ничего другого даже не ожидалось. Наверное, это был самый лучший момент в моей жизни, но я... Я боюсь отношений. Я глупая и даже не имею представления, как себя вести, что делать. Я давно сделала выбор в пользу учебы, хотя он и был навязанным.

- Ты должна посвятить всю свою жизнь учебе: только это дает доходы, - говорила мне когда-то мама. Она, между прочим, художница и делает, что хочет. Одна я в семье такая...

Чувствую вибрацию телефона в своем кармане. Опять мне кто-то звонит. Сначала, мне не хочется отвечать, но настойчивые звонки вынуждают взять трубку.

- Алло?

- Станислава, это ты?

- Да, Жанна, это я, - голос меня пугает.

- Знаешь...мне кажется, все отношения с Мишей рвутся, как будто они сделаны из тонкой паутины. Я боюсь его потерять, но также боюсь приобрести.

- Тихо, Жанна, успокойся, - мне самой страшно за то, что со мной происходит, но я не могу озадачить еще и подругу. - Что произошло?

- Он не вернулся ночью в комнату. Думаешь, он больше не вернется? Неужели это все из-за меня? Если это так, то я не выдержу и что-нибудь сделаю с собой... - подруга произносила много слов, словно сдерживалась многие годы, что, наверняка, было правдой.

- Не надо, слышишь?! Подыши глубже, а я сейчас приду. Мы вместе его поищем. У тебя его мобильный есть? - я удивилась своему спокойствию, хотя втайне сильно переживала вместе с подругой.

- Хорошо, но только быстрее. Мне страшно, - сказала Жанна и кинула трубку. Я быстро поспешила к общежитию. Что-то могло случиться.

Я не бежала: было слишком скользко, а моя поломанная нога не сильно бы помогла в такой ситуации. Я была на высокой платформе - единственной сухой обуви, и поэтому аккуратно переступала с одного островка асфальта на другой. Это было слишком тяжело, из-за чего мне приходилось еще и держать равновесие с помощью рук. Дорога к общежитию казалась бесконечной.

Вот я делаю шаг, другой и тут... Ой! Я лежу на земле, к счастью, не в грязи, но попа все равно болит, потому что я просто рухнула на землю. Сумка полетела в сторону, а я вспомнила какая я удачная. Второй раз за месяц серьезно грохнулась. Жаль только сейчас Лешки нет...

- Ну что, Жемникова, упала в первый раз в лужу? Чувствуешь себя неудобно? - вот неудача! Я этот голос даже во сне узнаю. Я, не поворачиваясь, пытаюсь встать, но ничего не выходит.

- Былогуз, иди своей дорогой, мне не до тебя! - я сделала еще одну безуспешную попытку встать. Судя по звуку, хулиган все еще не ушел, а остался стоять на месте. - Я же сказала - уйди! - повторила я, но теперь послышались шаги, и парень уже стоял напротив меня.

- Ты не в таком состоянии, чтобы мне приказывать, Жемникова! - ухмыльнулся он своей похабной улыбочкой. Он подошел ближе ко мне, и у меня засосало под ложечкой, предчувствуя что-то плохое.

Я снова попыталась и наконец встала. Былогуз сердито на меня посмотрел, как будто думал, что все это время буде издеваться над лежащим человеком, но снова вернул своему лицу неприятное выражение. Я подняла сумку и решила пойти мимо парня, все равно времени много потеряла, а он был безопаснее мухи...

Неожиданно я почувствовала толчок и поняла, что начинаю падать. Этот идиот решил меня толкнуть. Я изо всех сил постаралась удержаться на месте, но проклятые каблуки мешали сбыться этой надежде. Я уже готовилась к лежанию в больнице со всеми возможными переломами. Я инстинктивно закрыла глаза, но даже через несколько секунд я была вроде в полете. Меня кто-то крепко держал.

- Опять ты приперся... Ты что, не мог пойти где-нибудь за другой отличницей побегать или чо? - Былогуз явно был расстроен, а я все еще не могла повернуться, чтобы увидеть спасителя.

- Не мог, когда здесь разворачиваются такие баталии. Прям как сейчас вижу "Только сегодня. Знаменитый Саня избивает беззащитную девушку". Так и воняет героизмом, - Лешка стоял сзади, но мне казалось, что я вижу сейчас его злое, но в тоже время доброе лицо. Он аккуратно поставил меня на место в сторонке, словно я была всего лишь куколкой.

Два парня, из которых один был настоящим героем, а другой - полной свиньей, стояли друг напротив друга. Я понимала, что если они будут драться, то только из-за меня, но также было ясно, что не я тому причина, и эта драка должна была бы когда-нибудь произойти.

- Не ожидал, что ты пойдешь на такое, Саня. Это что, ревность? - Лешка вопросительно поднял бровь и засуну руки в карманы.

- Если бы. Просто решил развлечься. Никто же не сказал, что она твоя, а даже если это так, то почему ты не с ней? Видимо, тебе дали отказ?! - он что-то прохрюкал, и я поняла, что єто он так смеется. Меня аж передернуло.

- Это дело только между нами. Не ввязывай туда остальных, - продолжил свое наступление Лешка.

- А это, как вызов. Ты, наверное, не помнишь, но раньше кидали перчатки, чтобы вызвать на дуэль, ну, я и кинул. Все равно она ненадолго, - он ухмыльнулся в мою сторону, как будто я и правда даже мозгом не обладала.

- Нет, Саня. Ты этого не поймешь, но что есть, то есть. Она будет со мной, если того захочет, и я её всегда буду защищать, так что попробуй к неё еще раз пристать...

Былогуз сделал умный вид, но тут же сбросил маску и на ней был написан настоящий ужас. Я так и не поняла его причину, но он тут попытался ретироваться, сделав большой круг за домами. Драки, к счастью, так и не было.

- С тобой все в порядке? - сразу спросил Лешка, повернувшись ко мне лицом, на нем не осталось и капельки жестокости.

- Да, я просто упала... - тут я вспомнила, что именно я сказала ему, что не буду с ним встречаться. Я сказала, что не готова, а он ради меня продолжает меня защищать. Я почувствовала себя жутко эгоистично. О чем я вообще думаю?! Я его люблю, и мне все равно на все остальное... - Прости меня! - единственное, что выпалила я, и он тут же прижал меня к своей груди, отчего мне стало теплее.

- Ты хоть куда шла? - он весело мне подмигнул, и я узнала Лешку, который приставал ко мне весь первый курс.

- Ой! Точно! Надо бежать к Жанне, - и я побежала к подруге, а Леша остался стоять там, где стоял, хотя мне было бы и приятно, если бы он пошел со мной. Я забыла с ним попрощаться. Ладно, надеюсь, потом встретимся.

ЖАННА

Уже было утро, а Миша не возвращался. Я не понимаю, куда он пропал. Он никогда не уходил на так долго, а сейчас я сильно нервничаю. Во всем виновата только я. Я же говорила себе, что сделаю Мише только хуже, и на тебе, сблизилась. Теперь я только отвечаю за свои поступки, никто другой.

Рядом стукнула дверь, но я автоматически встала, надеясь, что это Миша вернулся, но это всего лишь соседи. На лекциях его не было, а то бы Станислава бы меня успокоила, а значит - он где-то далеко. Я услышала шаги, и в комнату вбежала моя подруга. Она запыхалась, а пальто было такое грязное, словно стиральная машина стирает грязью, а не водой.

- Ну...что?... - еле дыша сказала она.

- Он не вернулся, - ответила я, хотя это было и так понятно.

- Нет. Что было в этой комнате? - я проследовала взглядом за Станиславой. Ящики все были вывернуты, носки лежали на полу, цветы, которые мне когда-то дарили, лежали на подоконнике, а вода стекала на батарею.

- Я пыталась найти хоть какую-нибудь зацепку, - мне самой стыдно .что я устроила такой беспорядок. - Он даже свои вещи не забрал, - подруга понимающе на меня смотрит, все еще разглядывая бардак.

- Ты ему звонила? - задает резонной вопрос Станислава.

- Конечно, - чувствую себя как на допросе. Не хватает только лампы в лицо. - Он не берет трубку. Он вне зоны действия.

- С ним может быть что угодно. Он мог пойти в гости, напиться, походить по мосту и... - она сделала паузу, как будто размышляя, могу ли я услышать это.

- Что? - мне невтерпеж услышать её предположения, хотя я и сама догадываюсь.

- И утопиться, - это сказано пойти шепотом, как будто это может сбыться, только если это произнести.

Я не выдерживаю и ложусь на Мишину кровать, прикрыв лицо руками, так как понимаю, что сейчас начну рыдать. Станислава подходит ко мне и кладет руку мне на плечо в знак поддержки, и мне это очень приятно.

- Все обойдется. С ним ничего не случилось, я чувствую, - подруга говорит это так уверенно, как будто она ясновидящая, и я ей верю настолько, насколько тонущий человек хватается за веревку. Она присаживается рядом, снимает куртку и кладет мне на плечи. Вовремя, потому что меня уже бьет дрожь.

- Ложись и поспи, - советует она мне и быстро помогает залезть на постель, на этот раз укрыв Мишиным одеялом. Она ведет себя как мама, и я осознаю, что ничего не знаю о её семье.

- У тебя есть брат или сестра? - она вздрагивает, но все равно кивает.

- Да, брат - Валентин. Он младше меня на несколько лет, но мы уже давно не виделись, - в её голосе столько грусти, что любой другой бы закончил на этом опрос, но я продолжаю, потому что понимаю, что ей это необходимо. Станиславе необходимо выговориться.

- А почему?

- Мы слишком разные. Ему родители позволили стать, кем он захотел, а я вынуждена тратить жизнь на то, чтобы отсылать деньги в семью: родительских денег недостаточно, а о брате я молчу. Его картины почти не продаются, - она вздохнула, вспомнив Валентина, и мне захотелось взять её за руку. - Они никогда не понимали меня. Они думали, что я ничего не хочу, и вот, я здесь. В этой дыре.

- Ты сама выбираешь свою жизнь, - сказала я и поняла, что Станиславе стало легче.

- Ты права. Я так и поступлю. Я смогу найти работу, которая бы давала и доход, и приносила бы мне удовольствие. Хватит жить по чужим правилам! - её глаза загорелись озорными огоньками, и она была полна решимости, что готова была бы прямо сейчас побежать, забрать документы, и выбрать что-нибудь по душе.

Её голос был настолько мягок, что я невольно поддалась сну. Веки закрылись, и я больше ничего не помнила. Во сне ко мне приходил Миша.

Утром я встала очень рано, и, хотя я хорошо поспала, все равно чувствовала себя неудобно при виде пустой кровати Миши. Я больше не стала ходить на пары, потому что понимала ,что не могу даже ходить. Жила, словно свинья: только спала и ела, и окружающие согласились с этим. Станислава иногда заходила, но не более того. Она сама чувствовала себя немного неуютно в пойти пустой грязной комнате, но никак этого не показывала. Она была очень добра.

- Тебе надо на чем-то сосредоточиться, - говорила она мне, занося какие-то книжки. - Это все, что у меня есть, - она смущенно показывала любовные романы, еще старого издания. - Больше мне никогда не покупали.

Станислава была единственной, кто не говорил мне, что надо его забыть. Она предлагала отправиться в милицию, но я наотрез отказывалась, надеясь, что он сам вернется. Вот наступил день, когда нам надо было ехать в горы. Мы уже несколько дней к нему готовились: провизия, нужные деньги, инструменты для изучения пород, спальные мешки и запасная одежда. Я, как человек не отвечающий за свои действия, была устранена от сборки, и Станислава терпеливо клала вещи в мой рюкзак, даже не сказав и слова.

- Зачем мне ехать, если там не будет Миши? - спрашивала её я, на что она говорила, что ничто на свете не должно останавливать меня от задуманного. Я на это только хмыкала и про себя надеялась, что так и останусь в своей норе.

Три дня прошло с его исчезновения, а я уже успела загадить всю комнату ,словно здесь никто не живет как минимум тринадцать лет. Но сегодня я должна здесь убрать. Ведь Миша может появиться в любой момент и оказаться в этом помойнике. Он тогда точно уйдет навсегда.

Я серьезно взялась за уборку. Убрала комод. Поставила цветок в вазу и полила его, а вылившуюся воду вытерла. Одолжила у соседей пылесос и убрала все крошки с дивана, а упаковки повыбрасывала. Волосы, за которыми я давно не следила, причесала и завязала в пучок, а на голову повязала косынку, чтобы ничего не мешало. Постирав наконец постели, я осталась довольна результатом.

СТАНИСЛАВА

Сегодня мы уже все уезжаем. Я очень волнуюсь за подругу. Она сама не своя. Совсем перестала следить за собой. Где бы не был этот Миша, когда он вернется я ему отвечу за подругу. Все мои вещи уже давно были собраны, и в четыре часа мы уже отправлялись. У меня была куча времени, и я решила пойти к Жанне. Она наверняка лежит в псевдокоме и пытается понять, что происходит вокруг. Она даже не готова к поездке, но она ей необходима, потому что еще немного и подруга прирастет к дивану, а холод в горах не даст ей сидеть на месте. Одеваюсь и сразу беру с собой сумку, чтобы уже идти от Жанны. Так будет удобнее, потому что я смогу проследить за нашей несчастной.

Мы с Лешкой почти не видимся, так как все свое время я трачу на Жанну. Боюсь, без меня она не справится даже с ложкой. Лешка говорит, что я слишком её опекаю, но я не могу остановиться, когда вижу, что кому-то плохо.

Былогуз теперь ходит с синяком под глазом и шарахается к ближайшей стенке при виде меня. Видимо, драка осталась за "кулисами". По крайней мере, у него не будет идеи кого-нибудь обидеть, когда руки зачешутся. И мне как-то спокойнее.

Вот и комната Жанны. Там тихо, значит, подруга опять проверяет сколько она может без воздуха. Когда я вхожу, то останавливаюсь как вкопанная. Комната убрана чище некуда. Буквально, глаза слезятся от такой красоты. Из ванны выходит Жанна, сияя аккуратностью и прибранностью. Я уже хочу спросить, вернулся ли Миша, но тут же останавливаю себя, судя по взгляду, Жанна все еще одна.

- А ты хорошо прибрала! - хвалю подругу, заходя в комнату.

- Да вот, решила, что всегда должно быть чисто, - она снимает косынку и вешает её на стул. - Можем идти? - она натягивает теплый комбинезон, а на него - пуховик. Хватает рюкзак, и мы выходим из комнаты. Я рада такой перемене.

ЖАННА

Мы выходим из комнаты и я запираю её на ключ, хотя и не хочется, ведь Миша может вернуться. Жаль, что мы будем без него, но, как говорит Станислава, свежий воздух выветрит из меня печаль. Глупо звучит, но я этому безотговорочно верю.

Выходим из общежития, и я с ним мысленно прощаюсь, хотя и знаю, что мы к нему вернемся через месяц.

- Мне будет немного не хватать нашего университета, - говорит Станислава, и я понимаю, что и она чувствует, что никогда не вернется сюда.

Никого из людей еще нет: мы пришли аж на полчаса раньше положенного, но сделали это нарочно. Оставаться в комнате, где чего-то нехвает, худшее на свете, а подруга, к счастью меня понимает. Мы переступаем с ноги на ногу, чтобы хоть немного согреться, а портфели положили возле ног на землю, прислонив их к стене здания.

- Хорошо, что сейчас зима, и нет комаров, - говорит Станислава и мгновенно замолкает, страшно округлив глаза. - Что?...

Я поворачиваюсь, и мое сердце резко вздрагивает. К нам идет Миша! Быстро подпрыгиваю и начинаю бежать ему навстречу, чтобы крепко его обнять. Я хочу коснуться его волос, обнять за крепкую шею, заглянуть в его глаза, и наконец сказать, что была бесконечно неправа, но... Я немного замедляю ход, переходя на шаг. Я не могу быть с ним. Он ушел из-за меня, но, слава богу, вернулся. В следующий раз он может не вернуться. Нет. Слдеующего раза не будет. Я холодно подхожу к нему, хотя мое сердце и резко скачет в груди, словно хочет к Мише, но я держу себя в руках.

- Привет, - говорю ему, и улыбка сходит с его лица. - Мы скоро отъезжаем, - я поворачиваюсь в нему спиной, потому что понимаю, что по щекам у меня уже текут слезы. Я смахиваю их "железной" рукой. Миша идет следом за мной, и я молю бога, чтобы он не обогнал меня, и он, к счастью, не делает этого.

Станислава наблюдает за всем этим издалека. Я уверена, что она видит, как я плачу. Она делает шаг в мою сторону, но тут же останавливается: ко мне сзади подходит Миша.

- Что-то случилось? Скажи мне сразу, я все объясню, - он невольно закусывает губу, напряженно вглядываясь в мое лицо, но я всячески отворачиваюсь, потому что знаю, что он поймет, что я плакала.

- Ничего, - отвечаю я, хотя в этот момент все внутри разрывается на части. Я продолжаю идти, потому что еще немного и я не выдержу. Он хватает меня за руку и тянет на себя.

- Я хочу знать, что случилось. Это все из-за того, что я уехал, да? Так я все скажу, - от его усилий мне становиться еще больнее. Станислава, судя по всему, это заметила. Она подбегает ко мне и выхватывает из рук Миши.

- Давайте, вы потом поговорите, - сквозь пелену слышу предложение подруги к Мише. Он согласно кивает, не спуская с меня глаз.

Станислава отводит меня в сторону и крепко обнимает. Миша на нас не смотрит, и я даю волю чувствам. Плачу навзрыд, хотя нету и весомой причины, а подруга ничего и не спрашивает, как будто понимает, насколько это тяжело.

- Я...не...могу, - через слезы произношу я, не в силах остановиться. - Мне...нельзя...делать...ему...больно, - последние слова просто тонут в реках слезах, а Станислава утешительно гладит меня по голове. Мне спокойно, словно мама успокаивает меня после того, как я упала. "Ничего, после падения все встают. И ты зашагаешь как новенькая", - говорила она мне.

- Автобус уже подъехал. Пора садиться, - Феодосий Иванович поднимает вверх руки, чтобы студенты столпились возле него.

- Нам пора, - произносит подруга и немного отодвигает меня от себя. Она берет себе на плечи и мою, и свою сумки, за что я ей очень благодарна. Сама я вся трясусь.

Миша уже в транспорте. Он сел в самый последний ряд, как раз там, где можно сесть вчетвером. Станислава, взяв меня за руку, упрямо садит на то же сидение, но только так, чтобы она сидела между нами. В автобус вбегает и Лешка. Он ищет нас глазами, а потом быстро садиться возле Миши, у окна, и весело рассматривает нашу компанию, остановив взгляд на Станиславе. Конечно же!

- Отправляемся! - кричит профессор, и двери закрываются. Автобус набит битком студентами, но я на них даже не смотрю. Мне все равно.

МИША

Заканчивается пара, и я быстро мчусь в общежитие, чтобы встретится с Жанной. Она должна быть дома, так как я видел, как она уходила. Не обращаю внимания даже на многочисленные лужи, мои ботинки уже полностью мокрые. Придется их сушить. Радуюсь, что у меня не сумка, как у большинства сверстников, а рюкзак. Он не бьет по колену во время бега, и ничто не мешает мне перепрыгивать через всякий мусор.

Неожиданно звонит телефон. Я останавливаюсь и вижу: Бабушка. Она давно мне не звонила. Мы вообще очень редко разговариваем, но раз уж позвонила...

- Сыночек? - я узнаю голос мамы. - Это ты?

- Да?... - мама встревожена и не на шутку. Я уже чувствую, что что-то случилось.

- Едь домой. Бабушке стало плохо, - судя по маминому голосу, это серьезно. Я роюсь в карманах, там несколько сотен, которые я хотел потратить на подарки друзьям, но этого достаточно, чтобы доехать до деревни.

- Я скоро буду, - коротко отвечаю и спешу на автобус. Как я помню, он ходит раз в два часа. Насчет расписания я не уверен. Придется взять несколько автобусов, потому что один точно не проедет.

Думаю, что надо позвонить Жанне. Она будет волноваться, хотя... Не все равно ли ей, что со мной случиться? Достаю телефон и пытаюсь набрать номер. Я уже на станции. Вижу, едет автобус. О нет! Это же мой! Бегу за ним, а он уже отъезжает со станции. Еле-еле заползаю внутрь. Давка невыносимая. О том, чтобы достать телефон и позвонить, уже и не мечтаю. Передо мной какая-то бабушка пытается достать удостоверение, из-за чего я получаю прямо под дых ее острым локтем. За что? - хочу ей сказать, но вспоминаю, что в Японии, например, такая же бабушка бы еще и в лицо плюнула, так что радуюсь, что хоть сухой.

Все два часа я ехал стоя. Наверное, та бабушка все таки была из Японии, потому что она умудрилась еще и сесть мне на колени, когда я присел от боли. Может ей удобно? Телефон впился мне в ногу, и все мои попытки его вытащить оказались бесплодными.

Прошел третий час. Вылетаю, потому что меня сильно пнули, из автобуса и несусь к другому. Там давка еще получше, но японских бабушек не наблюдается. Хоть это хорошо! За всей этой беготней совсем забыл, зачем ехал. Неужели у бабушки снова инфаркт? Я надеюсь, что нет. Вот я и дома.

Это уже старенький обветшалый домик. Когда-то он был для меня целым дворцом, а сейчас я бы смог достать до его крыши. Сразу же на мои шаги выбегает мама. Глаза опухшие, как будто она плакала, а глаза перепуганные.

- Мишенька, хорошо, что ты приехал. Бабушка хочет, чтобы ты был с ней. Я боюсь, - она покрепче прижимается ко мне, и мне кажется такой маленькой, что даже странно, что она моя мама. - Поехали. Наш сосед согласился нас подвезти до больницы. Бабушку туда увезли, - я послушно иду за мамой. Навстречу нам выходит сосед и подает мне руку, чтобы поприветствовать меня. Я делаю встречный жест.

- Ну, ты держись, сынок. Сейчас нужна твоя помощь, - он показывает мне на место, возле водителя, и я сажусь туда, сразу замечая, какая машина маленькая и неудобная. - Надо немного потерпеть. Тут всего лишь полчаса езды, - я согласно киваю, хотя и рад ,что наконец могу посидеть. Мама на заднем сидении то ли плачет, то ли что-то шепчет.

- Так что случилось, мам? - она поднимает голову, и смотрит на меня, как будто не может понять, что я её сын.

- Мама... Она письмо читала, что ей утром прислали, как вдруг взялась за сердце и упала... - мама начала плакать, и не понадобилось несколько минут, чтобы её успокоить.

- А что в письме было? - вместо ответа мама протягивает мне скомканную бумажку.

"Больше никогда не пиши мне. Мне надоели твои выходки. Подумай, ты уже не молодая, у тебя даже внук есть. Забудь о том, что у нас когда-нибудь что-то было. Передай привет нашей дочери.

Твой,

Тимур".

- Это наш дедушка? - тут же спрашиваю я, пробежав глазами по записке. - Он что, захотел её совсем бросить?

- Дело в том, сыночек, что бабушка даже после развода с ним переписывалась, потому что всегда его любила, а он... Ему наплевать на неё, - она снова зарыдала, словно это была только её вина.

- Ладно. Мы уже подъезжаем, - сказал сосед и высадил нас возле приличного здания, которое так и светилось. Мы поблагодарили водителя и побежали в больницу, надеясь, что не опоздаем. Медсестра тут же указала нам нужную палату. Я увидел там бледную как мел бабушку. Она спала.

- Не волнуйте её, - прошептала нам медсестра и удалилась в приемную.

- Мама, мама, - шепотом разбудила бабушку мама. - Мишенька пришел к тебе, - бабушка медленно открыла глаза и посмотрела на меня. В её глазах было столько печали, что казалось невозможным, что она вся хранится в одном человеке.

- Привет, внучок! А я вот, видишь, отдыхаю на старости лет, - мне стало страшно, что с ней может что-то случиться: такой хрупкой она казалась.

- Бабушка, все будет в порядке! Я останусь с тобой, пока ты не воздоровеешь! - бабушка улыбнулась и заснула, но теперь с улыбкой на лице. Ей стало спокойнее. Я присел на стул возле кровати, и мама тоже выбрала себе другой.

- А ты иди! - тут же сказал я маме, заметив, что она собирается здесь остаться. - Тебе надо поспать. Иди отдыхать!

- Но, сынок...

- Иди. Я сам справлюсь, - видимо, мама и правда устала раз она послушно вышла, напоследок поцеловав меня в лоб. Я приготовился к долгой бессонной ночи.

Пока бабушка спала, я решила позвонить Жанне. Телефон показал, что сеть здесь не работает, и я отбросил все попытки. Три дня я сидел с бабушкой, ел возле её койки, спал по несколько часос, склонив голову набок и укрывшись одеялом, что привезла мама. Наконец, бабушке стало лучше. Она уже резво ходила по комнате и рассказывала про то, что было с ней в дальние времена. Я радостно наблюдал за этой переменой. Мне уже разрешили вернуться обратно. К счастью, я успевал прямо к отбытию в горы.

Когда я пришел в нашу девятую комнату, там никого не было. Мой рюкзак и костюм уже были собраны, и я быстро оделся, благодаря Жанну за такую предусмотрительность. До автобуса я бежал со всех ног, но оказалось, что пришел раньше положенного: никого, кроме Жанны и Станиславы, на станции не было.

Жанна повернулась в мою сторону и побежала. Я ускорил шаг, надеясь крепко обнять её, но где-то на полпути она остановилась. Её лицо посуровело, а черты стали более холодными. Она спокойным шагом подошла ко мне и поздоровалась. Ну вот, она на меня обиделась!

- Что-то случилось? Скажи мне сразу, я все объясню, - я делаю шаг навстречу, но Жанна даже не смотрит на меня.

- Ничего, - этим словом она как будто рвет меня на части. Мне больно от того, что она отдалилась то меня, что я теперь ей не нужен.

Она идет впереди, и я не смею обогнать её или хотя бы идти с ней в ногу. Мне остается только наблюдать за её спиной: она временами содрогается, словно девушка плачет, но ей наеврняка просто холодно. Я не выдерживаю, и хватаю её за руку. Её лицо спокойно, и меня это поражает.

- Я хочу знать, что случилось. Это все из-за того, что я уехал, да? Так я все скажу, - я чувствую, как она напргается. Ей даже больно на меня смотреть. Она меня ненавидит! Подходит Станислава и вытаскивает Жанну из моих рук. Она что-то говорит, но я ничего не слышу. Просто киваю в ответ. Девушки отходят, а я остаюсь, не понимая, что происходит.

Приходят студенты, професоор, водитель. Приезжает автобус, и меня обдает вонью выхлопных газов, но я стою и не двигаюсь. При крике "Все садимся" тут же вбегаю в автобус и сажусб на самое заднее сидение. Пусть садится рядом кто хочет. Мне все равно.

Глава 6

ЛЕШКА

Мы все вместе ехали в автобусе, а казалось, что находимся в разных квартирах. Станислава не говорила ничего плохого, но все свое внимание отдавала Жанне, которая, спрятав лицо за волосами, время от времени содрогалась. Наверное, снова поссорились с Мишей.

- Эй, что у вас произошло? - спросил я у Миши, который сидел рядом со мной. Он грустно опустил голову на грудь и казалось, что спит, но я хорошо знал друга.

- Все прекрасно: Жанна меня ненавидит, а я не могу понять почему, только и всего, - он вздохнул и посмотрел в сторону девушки, но она даже не обратила на это внимания.

- Ну так, извинись! Оно все лучше, чем быть в таком неведении, - я полушепотом, нагнувшись поближе к Мише, предложил. - Это наверняка из-за того, что ты уехал...

- Вряд ли. Она даже не думала обо мне. Я ей просто надоел, - друг совсем осел, словно лист бумаги под дождем.

Дальше я решил не поддерживать разговор, потому что это было просто топтание на месте: мы ничего не достигли. Я перевел все внимание на окно. Мы сейчас проезжали унылые пейзажи, как будто сошедшие с мрачных картинок войны. Серые голые деревья, забытые людьми дома и животные, бродившие в поисках еды. Я сам подивился насколько близко это страшное место было возле нашего городка. Я даже не замечал, но, может, это зима оставила свой грязный отпечаток на жизни в округе? Навстречу автобусу прошел какой-то мальчишка. Он проследовал взглядом за транспортом, как если бы сильно хотел уехать отсюда. Я его понимаю.

- Во время экскурсии не разделяться! - крикнул Феодосий Иванович, переводя взгляд с одного студента на другого. - Если кто нарушит правило, будет под домашним арестом!

- Скорее уже под палаточным, - съязвил парень, сидящий впереди меня. Автобус разразился смехом, и только наша четверка не смеялась. Всем было не до смеха.

Миша возле меня закрыл глаза и теперь по-настоящему спал. Видимо, поездка его измотала. Как жалко, что Станиславе тоже досталось за выходку Миши. Мог бы хоть мне сказать, а то девушке пришлось ухаживать за подругой, буквально, днем и ночью. А он говорит, ей все равно. Да, Жанна чуть себя до суицида не довела...

- Через несколько часов приедем, так что не расслабляйтесь, - поддержал нас профессор и снова сел возле водителя, увлеченно с ним, разговаривая. До меня долетали только обрывки фраз:

- Кварцы очень часто... А алмаз - это просто чудо... Если бы найти хоть что-нибудь необычное... Полно радиации, - из этого можно сделать вывод, что даже профессор не знает, что нас ждет.

- Миша, - я ткнул друга в бок. - Расскажи хоть, что с тобой случилось, - Миша глубоко вздохнул и посмотрел в сторону Жанны. Мне показалось, или она повернулась в нашу сторону?

- Не хочу. Теперь это не имеет смысла, - снова провалился в сон, и я решил последовать его примеру. Не то, чтобы я не досыпал как Миша, но все равно лишний час никому не помешает, тем более когда едешь неизвестно куда.

ЖАННА

Миша сидел так близко, но я чувствовала, как он далеко от меня. Он сейчас спал, и мне очень хотелось к нему прислониться, но я тут же вспоминала, что мне надо, чтобы он меня забыл. Так безопаснее. Я настолько инфантильная, что это принесет ему только боль. Надеюсь, что ему всегда было на меня все равно, потому что если нет...

Профессор что-то кричал, но по-моему не только мне было все равно. Только Лешка прислушивался к крикам Феодосия Ивановича. Волосы упали мне на лицо, но я и не собиралась их убирать. Это защищает меня от того, чтобы другие смогли наблюдать за мной.

Станислава, сидя возле меня, крепко сжала мне руку. Она наверняка думает, что у меня депрессия, но все равно пытается поддержать. Мне так жаль, что ей из-за меня приходится не видеться с Лешкой. Я посмотрела в окно - пейзаж подходил к моему состоянию, словно и я была его страшной частью.

Лешка спрашивает у Миши, где он был. Я инстинктивно поворачиваюсь в их сторону, потому что и мне интересно, что произошло. Его ответ мог бы многое изменить, но он всего лишь смотрит в мою сторону и отказывается отвечать. Значит, сама судьба хочет этого.

СТАНИСЛАВА

Жанне сейчас тяжелее всех нас. Миша - парень: он переживет это, а вот Жанна... Я прям чувствую, как каждое решение ей дается с трудом. Отказаться от любви, чтобы не сделать другому больно. Звучит немного глупо, потому что только ежу не понятно, что и Мише сейчас не хорошо. Как то я не замечала единорогов с радугой возле его головы...

Сжимаю её руку, чтобы хоть немного помочь. Она должна все обдумать, прийти к единственно правильному решению, даже если надо чем-то пожертвовать. Но я не могу здесь давать советы. Это должно быть только её выбором.

Пейзаж за окном страшно напоминает мне мою жизнь. Как-то серо и уныло, словно никогда ничего хорошего не происходило на этой земле. Нет, сейчас у меня все по-другому, но мое прошлое кажется мне... совсем другой жизнью. А тот вечер... Я никогда его не забуду, и даже если у нас никогда ничего не получится, я оставлю это воспоминание у себя.

Лешка поворачивается к Мише и толкает его в бок: Миша от удара немного наклоняется ко мне.

- Расскажи хоть, что с тобой случилось, - судя по голосу Лешки, он делает это больше ради Жанны, чем ради себя самого. Как я сама не догадалась?

Чувствую, как Жанна нагибается поближе, чтобы не пропустить ответ мимо ушей. Миша должен сейчас ответить, и от этого будет много зависеть. Я уверена, если он все объяснит, Жанна успокоится, осознав, что не она этому виной...

- Не хочу, - всего лишь отвечает Миша и замолкает. Он все испортил. Сейчас был один шанс на миллион, а он взял и не сказал. Жанна еще больше ссутулиться, и мне кажется, что она уже решает, каким образом умрет. Вот, дурак!

МИША

После того, как Жанна села подальше от меня, сердце болит все больше и больше. Словно кто-то прокалывает его потихоньку иглой. Она спрятала лицо за волосами, а мне сейчас так не хватает её глаз... Пусть хоть немного к ней бы вернулось её веселое и необычное выражение лица. Мне бы хватило несколько секунд, чтобы запомнить его навсегда, потому что я уже не помню, что было раньше.

Внутренне я чувствую, что если бы я все рассказал и объяснил, она бы вернулась ко мне, но я не могу решиться. Я не могу начать оправдываться, потому что все уже потеряно. Мы проезжаем очередную деревню. Кажется, она называется Лествянницей: мы часто здесь ездили с семьей. Автобус делает крутой поворот. Его колеса скрипят, словно он сейчас развалиться.

Очередная унылая картина за окном. Как раз под стать моему черному сердцу. Ведь мне даже не хватает сил во всем признаться, держать Жанну до самого конца и не отпускать. Я трус, и потому недостоин её.

Я засыпаю. Почти через несколько минут Лешка толкает меня в бок. Он спрашивает о том, где я был. Да, я могу сейчас сказать, что бабушке стало плохо, что телефон не работал, даже пошутить о японских бабушках, но не могу. Все это остается внутри меня, и мне приходится отказаться.

Жанна возле окна немного задвигалась. Она явно чувствует раздражение при звуке моего голоса. Ладно, буду молчать. Все равно уже ничего не вернуть.

Глава 7

ЖАННА

Я на немного заснула, и вот, мы уже приехали. Заскрипели тормоза, словно этот автобус ни разу в жизни не смазывался. И водитель громко крикнул, что нам всем пора уходить. Миша все еще спит, хотя может он уже и просыпался, и я думаю дотронуться до него рукой, но тут же отвергаю эту мысль. Нельзя давать ему какие-то надежды: это все плохо кончится. Станислава берет меня под руку как маленького ребенка и выводит из автобуса. Она ведет себя так, словно привыкла заботиться о других.

Мы еле-еле проталкиваемся сквозь толпу студентов, которые пытаются быстрее выйти на свежий воздух. Лешка следует сзади нас, и я надеюсь, что он успел разбудить Мишу. Внизу уже раздают сумки, которые достали из специальных багажников. Станислава отпускает меня, чтобы успеть подобрать наши, когда придет их очередь. Я стою одна, и все на меня странно оглядываются: видимо, выгляжу я плохо.

Самым последним из автобуса выходит Миша. Я замечаю, что не спускаю с него глаз. Быстро опускаю голову, притворяясь, что рассматриваю землю подо мной. Здесь снег даже и не думал таять. Под снегом крепкий лед, но вроде бы не скользко. Вижу Мишины ботинки - он стоит возле меня.

Сердце замирает, и я ничего не слышу. Пытаюсь подольше стоять так, чтобы не смотреть на парня, но это плохо выходит. Поднимаю голову. Миша смотрит только на меня. Его глаза такие грустные, что я не выдерживаю, и маленькая слеза течет по моей щеке. Миша крепко прижимает меня к себе, и я его не отталкиваю. Сейчас я уже все передумала. Нет, я буду с ним, но буду осторожнее.

- Не бросай меня, ладно? - шепчет он мне на ухо. Я согласно киваю, и он еще крепче сжимает меня руками.

- Прости. Я была такой дурой, - говорю ему, потому что чувствую, что должна извиниться. - Я думала... - мне тяжело в этом признаться. - Я думала, что ты ушел из-за меня. Я боюсь ЗА тебя. Ты мне нужен.

Он молча слушает мою исповедь. Все взоры только на нас, потому что все давно уже ждали, когда мы признаемся друг-другу в любви.

- Ты не виновата. У меня были на то другие причины, - я облегченно вздыхаю. Сейчас мне не важны детали, поэтому я становлюсь на носочки, чтобы дотянуться до его плеча.

Наконец мы отходим друг от друга. Его глаза сразу просветлели, и я узнаю моего Мишу. Он берет меня за руку, и к нам сразу подходит Станислава с двумя сумками в руках.

- Пока вы тут обнимаетесь, я уже свою и твою сумки нашла. Пожалели бы, - Миша ловко снимает мою сумку с плеча и идет за своей, оставив нас с подругой наедине. - Ну что? - тут же спрашивает Станислава. Я понимаю, что она все это время волновалась за меня больше всех.

- Все более чем в порядке. Я была неправа, но теперь осознала свою ошибку. Боюсь, нас впереди ждет еще много проблем, - подруга молча кивает, думая, наверное, о чем нибудь своем. Эти слова, честно говоря, нужны были больше мне, чем ей, поэтому я на неё не злюсь.

- Теперь ты отдаешь мне Станиславу? - Лешка как всегда, в своей манере, подходит к нам и становится возле подруги. Он ехидно улыбается, и, будь на то моя воля, не отдала бы ему Станиславу, но по ее лицу видно, что она счастлива. Лешка даже не ждет ответа. Он снимает сумку с её плеча, едва тронув шею. Станислава ему улыбается.

- Спасибо, - она ему скромно улыбается, и мне приятно, что она впервые за несколько дней улыбнулась.

Феодосий Иванович выходит вперед нашей группы и машет руками, чтобы студенты подошли к нему. Все сразу делают умное лицо и, смеясь и толкаясь, делают полукольцо вокруг профессора. Мы следуем их примеру и оказываемся почти возле Феодосия Ивановича.

- Детки, сейчас мы пройдем несколько километров, чтобы разбить наш лагерь возле одного из туристических пунктов. Сейчас мы возле деревни, в которой вы можете запастись нужными вещами, если у вас таковых нет, - все дружно отрицательно качают головами: всем не терпится пойти в горы. - Вот и отличненько! А теперь за мной! - он снова делает жест рукой, и мы гурьбой следуем за ним. Вся наша группа сразу делится на парочки и кое-где компании так, чтобы легко было разговаривать.

- Давайте пойдем самыми последними, - предлагает Лешка. - А то в этой толпе мы даже гор не увидим.

- Конечно! - отвечает Станислава, и они с Лешкой чуть-чуть отходят от нас, чтобы поговорить наедине.

- Так ты все таки расскажешь, что с тобой такого приключилось? - наивно спрашиваю Мишу, чтобы послушать его голос, а то из этого партизана ничего, кроме страшных слов, и не вытянешь.

- Без проблем, - все время, пока мы шагали, Миша рассказывал про свои ночные приключения. Они были с одной стороны довольно смешными, но с другой - грустными, потому что приходилось вспоминать цель его поездки. Так как я ничего не знала о традициях Японии, по-крайней мере, я так ему сказала, то он увлеченно рассказал мне и о старушках, проживающих в стране "восходящего солнца". - Вот видишь, как мне весело было! - нередко повторял он.

Сейчас мне казалось смешным, что я устроила такую истерику, когда Миша катался по всем возможным местам. Прям неудача какая! Неужели это была какая-то проверка или что-то вроде того?

- Ребятки, подтянитесь! - прокричал в очередной раз профессор. Уже давно было темно, но в нас было еще полно сил: все выспались еще в автобусе.

- Мы тут подумали, - Станислава с Лешкой замедлили ход, чтобы мы их догнали. - Это конечно не обсуждается, но давайте в палатках разместимся вместе - я с Жанной, а Лешка с Мишей. - Мы закивали, хотя, как уже подруга сказала, это даже не обсуждается.

Мы продолжили путь, и Феодосий Иванович постоянно нас подгонял - мы чуть ли не бежали. Пейзажей, к нашему глубочайшому сожалению, не было видно, но рассматривать камни нам никто не мешал. Тут был и кварц, который светился каждый раз, когда кто-то проходил мимо с фонариком, и камни с вкраплениями из разных самоцветов, о которых мы даже не знали. Это было необычное место, и все мы чувствовали это.

Меня каждый раз пронизывал непонятный холод, а иногда - било током, словно мы находимся возле какой-то электростанции, но ничего такого поблизости не было. Меня не тянуло вперед. Если честно, то я даже боялась идти, мне хотелось домой, в то время как Лешка весело скакал впереди, все время напоминая, как ему хочется изучить эти места. Наверное, я просто не исследователь.

- Жанна, тебе плохо? - один раз спросил меня Миша.

- С чего ты решил? - мне казался этот вопрос странным, словно в таких местах не может быть и по другому.

- Ну, ты вся дрожишь, и руки трясутся, словно тебе очень холодно. А лицо у тебя сейчас такое...

- Какое? - видимо, он застеснялся, решив, что я могу за это обидеться.

- Бледное, - договорил он, и крепче сжал руку, отчего я и впрямь почувствовала сильную дрожь. Значит мне плохо...

ЛЕШКА

Я шел вперед, чувствуя, что именно там меня ждет счастье. Станислава шла рядом, и даже два рюкзака не замедляли моего хода. Та парочка шла сзади, и не приходилось её то и дело подталкивать, напоминая, что нам надо быстрее устроить лагерь. Они постоянно об этом забывали.

Горы здесь были чрезвычайно красивыми. Высокими и сильными, но в тоже время нежными, как бдуто лепестки какого-то цветка. Я чувствовал сколько тай нхранится в их глубинах, и мне не терпелось их быстрее раскрыть. Станислава взяла меня под руку и повела вперед. Судя по её решительному лицу, она тоже решила пойти до конца.

- Странное это место, ты так не думаешь? - спросила она меня, из-за чего я даже подпрыгнул.

- Нет, - я недоуменно посмотрел на девушку. - А оно тебя пугает?

- Есть немного, - услышал я ответ, и её лицо было подтверждением. Нет, она не хотела дойти до конца, она хотела это все быстрее закончить. - Мне кажется, ничего хорошего здесь нас не ждет.

- Не знаю. Как в любых горах, здесь можно найти много интересного. Какие же аномалии нас ждут? - она остановилась, но Миша с Жанной этого даже не заметили, мне пришлось сделать тоже самое.

- Ты уверен, что хочешь это знать? Это может иметь свои последствия, - она грустно посмотрела мне прямо в глаза, и я мысленно согласился с ней: тут было что-то не так.

- Не беспокойся, это не более чем твои ощущения: на новом месте всегда непривычно, - я попытался её поддержать, говоря то, о чем не думал. Даже не знаю зачем.

- Надеюсь, что ты прав, - мы продолжили путь, но теперь её руки были в карманах. Она не была обижена, но пыталась совладать со своими чувствами. Я снова начал ускоряться, чтобы побыстрее увидеть то, что ждет нас впереди.

Над нами светила луна. От этого было светлее, но в то же время это придавало чувство страха, как будто чей-то глаз наблюдал за нами. Профессор впереди, как всегда, нашел себе жертву и теперь рассказывал о разных породах, которые находятся в таких горах.

- Вы знаете, что настоящий алмаз даже нельзя поцарапать? Это очень интересно по-моему, и, хотя это общеизвестный факт, мне бы хотелось изучить этот феномен поглубже, - студент, которому не посчастливилось проходить мимо, охнул, однако ничего нового не узнал.

- Опять Феодосий Иванович людей мучает, - сказала Станислава, вперив взгляд в темноту, которая была впереди. - Что-что мне все это не нравится, - я почувствовал тоже самое, но решил об этом не говорить.

- Все! Мы уже пришли! - все обрадованно скинули сумки с плеча и радостно побежали туда, где стоял профессор.

Это была маленькая горная "полянка", окруженная со всех сторон мощными дубами, что сразу внушило студентам страх перед своей мощью. Я сам несколько раз вздрогнул, осознав, что мы будем спать под наблюдением этих гигантов.

- Удивительно, что в такой местности делают дубы? - тут же вставил свое слово профессор. - И правда, первый феномен на нашем пути, - все студенты разбрелись в разные стороны, начиная раскладывать лагерь. Я тоже достал палатку и начал её собирать, ко мне тут же подошел Миша.

- Тебе помочь? - спросил он, и я почувствовал, что ему страшно.

- Угу, - он присел на корточки, краем глаза я заметил, что Жанна присоединилась к Станиславе.

- Мне здесь не нравиться, - повторил мысль Станиславы Миша. - Тут так...страшно, - я давно знал Мишу, но чтобы ему было страшно?

- Мне тоже не по себе, - поддакнул я и понял, что сказал правду. Через несколько минут палатка была готова, Миша ушел, чтобы помочь девушкам, а я пока затащил вещи внутрь.

СТАНИСЛАВА

Когда Лешка ушел, мне стало совсем одиноко, хотя Жанна и присоединилась ко мне. Палатку я умела ставить, поэтому проблем с этим не было. Темнота как будто подавляла все звуки вокруг и тяжело ложилась на мое сознание. Жанна тоже чувствовала угнетение, но ничего такого не показывала.

Плохо, что Лешка не понимает, о чем я говорю. Мне не нравиться ни это место, ни сама идея бродить по всем пещерам этих гор. Вполне возможно, что нам придется чем-то пожертвовать ради того, чтобы попасть в одно из этих...феноменальных мест.

- Через час ложимся спать! - громко повторил Феодосий Иванович: первый раз был несколько минут назад.

К нам подошел Миша и сел возле Жанны. Он помог ей управиться с палками, которые она, из-за замерзших рук, даже не могла поднять. Было приятно смотреть, как подруга смущается, когда ей предлагают помощь, но в тоже время только этого и ждет.

- Ну как? Вы уже справились? - Лешка подошел и ехидно посмотрел на нас, видимо, радуясь, что работает не он. - Люблю смотреть, когда кто-то работает, - он поставил руки на талию и расставил ноги на ширине плеч.

- А ты что, физкультурой собираешься заняться? Лучше бы помог, - Лешка отнекивается, но все равно опускается и забирает из моих рук веревку. Я протестую, но он меня даже не слушает.

- Я же говорил: "Ты можешь на меня положиться". Что тут непонятного? - он улыбается мне, и я замечаю, что улыбаюсь ему в ответ. Ну и дурочка!

- Знаете, на улице не такая погода, чтобы ворковать, - Жанна еле-еле согревает руки, они выглядят как две ледышки. - Погреемся в одной палатке, пока можно.

- Неплохо бы и чай заварить, - согласился Лешка рядом со мной.

- Я как раз печенья с собой захватила, - я вытащила из сумки коробочку домашнего печенья. Удобно жить в съемной квартире, где есть печка.

Миша выхватил из своего портфеля горшочек, и мы побежали к середине лагеря, где должен разводиться костер. Там уже сидело несколько студентов. Всем было холодно, но никто не хотел отказываться от ночных посиделок, где все рассказывали разные истории.

- Давайте присоединимся к ним, - предложил Леша, который всегда любил всякие посиделки. Я, нехотя, но на это согласилась. Я никогда раньше не была на таких мероприятиях, а было бы интересно узнать что-нибудь от профессора.

- Мы, пожалуй, спрячемся в палатке. Больно холодно для того, чтобы сидеть даже возле костра, - Миша взял Жанну за руку, и они вместе скрылись за холмом.

- Нам даже так удобнее, - я не поняла, что он имеет ввиду, пока не увидела, сколько студентов уже уселось возле костра. Даже отсюда профессора, который обычно сильно махал руками, не было видно: все хотели что-то от него узнать. - Найдем сейчас место поближе к старикашке, - я пнула его, чтобы он так его не называл, хотя мне и было немного все равно.

Лешка со всем своим упорством взялся за дело. Уже через несколько секунд он нашел место прямо возле профессора, еще совсем теплое. Он усадил меня на него силой, потому что мне было самой неловко. После этого он стал сзади меня, опустив руки мне на плечи, словно я могла сбежать. Феодосий Иванович меня заметил.

- А, будущий археолог! Хотите у меня что-то спросить или так, пришли возле нашего огонька погреться? - от нашего занудного и всегда серьезного преподавателя ничего не осталось - теперь перед нами был студент, немного состарившийся.

- Феодосий Иванович, вы говорили, что здесь были странные явления, что и есть причина нашей поездки. Что вы имели в виду?

Профессор чмокнул губами и посмотрел на костер. Огонь сразу же отразился в стеклах его очков, что придавало ему устрашающее выражение лица. Наконец он снял очки и, все обдумав, повернулся ко мне.

- Я, если честно, всего лишь профессор в каком-то университете. Не мне получать новости о неизвестных миру камнях, и не мне, тем более, их изучать, - он посмотрел куда-то далеко, словно боялся, что наш разговор услышат. - Если бы не мои связи, в лице одного знакомого, то это все бы осталось для меня тайной, но...кто знает, что бы было в том или ином случае. В общем, мой знакомый прям таки заразился этим местом. При каждой нашей встрече он говорил о самых разных жалобах от людей, живущих в этом районе, и мне стало интересно...

- А какие именно жалобы? - я грубо перебила профессора, а Лешка в это время нагнулся ко мне настолько близко, насколько это было возможно: я чувствовала его дыхание на своем лице.

- Ну... Я так не вспомню, но могу точно сказать, что исчезали люди. Это район спокойный, потому что тут нет причин ни для убийств, ни для ограблений, но исчезновения были. Их тут даже не расследуют, но считается, что происходят они исключительно ночью. Некоторые люди даже утверждают, что перед похищением камни начинают светиться разными огнями, а потом...кх-кх, - он начал страшно кашлять без причины.

- Профессор, вам плохо? - я ударила его по спине, но страшный кашель не прекратился. Лешка тоже подбежал к Феодосию Ивановичу и сжал его живот, чтобы он выплюнул то, чем подавился, но ничего не изменилось.

- Надо его положить! - крикнул Леша, взяв ситуацию на себя. Я тут же побежала за своим спальным мешком - единственной теплой вещью. Другие студенты помогли уложить преподавателя на мешок и ему немного полегчало. Кашлять он перестал, но ходить ему было тяжело, так что решили быстро отнести его в палатку.

- Вот те на, профессор! Как можно закашляться в такую жару? - съехидничал Лешка, передавая Феодосию Ивановичу чашку горячего травяного чая.

Профессор что-то промычал в ответ, и нам стало понятно, что он говорить не может. Никто, в принципе, от него этого не требовал. Дальше засиживаться никто не стал. Во-первых, всем было так холодно, что все мечтали только о горячей чашке и теплой, по нашим надеждам, палатке, а, во-вторых, было страшно сидеть после того, как на этом месте кому-то стало плохо. Все слишком суеверные!

- Пойдем и мы спать! - сделал вывод Лешка и, проводив меня к моей палатке, смылся к Мише, на ходу насвистывая какую-то мелодию. Ему что, не страшно?

Жанна еще не спала. Она раскладывала вещи вокруг своего спального мешка, и я вспомнила, что отдала свой профессору.

- Ты сегодня без кровати? - не поднимая глаз, спросила Жанна.

- Придется. У меня даже вібора то нет, - я села прямо на пол, он, к моему удивлению, был теплым.

- Ну, значит, будем шпротами. Спишь со мной, - Жанна посмотрела, что я трогаю пол. - Это его Миша нагрел: он как сидел, так и не вставал, - она улыбнулась мне и достала из косметички расческу. - пойду расчешусь, а то на моей голове воронье гнездо, - она вышла из палатки, и я тоже начала размещать свои скромные пожитки.

Жанна снова вернулась, впустив в палатку немного холодного воздуха.

- А ты не хочешь? - она протянула мне расческу.

- Нет, спасибо. Когда украдут, то хотя бы испугаются, - уже вполголоса добавила я.

- Что?

- Та нет, ничего, - я залезла в мешок сильно подвинувшись, там не было места даже для одного человека. Так мы и заснули.

МИША

Приятно, что Жанне стало лучше, а еще приятнее, что Лешка со Станиславой уже ушли. Мне бы тоже хотелось послушать старые рассказы и страшилки о незнакомом месте, может и легенды, но побыть наедине с девушкой мне хотелось больше.

- Холодает, - вдруг сказала Жанна, и я вспомнил, что мы все еще на улице.

- Пойдем быстрее в палатку. В мои или твою? - она немного подумала: это было видно по её задуманному лицу.

- Давай в мою: она дальше, а мне не хочется, чтобы нас кто-то подслушал, - я согласился, предвкушая то, что мне Жанна мне хочет сказать.

Мы прошли к палатке, и девушка несколько раз вздрогнула по пути, я испугался, что ей опять плохо, но больше с ней ничего не было. В палатке уже было немного тепло, к тому времени, как все пойдут спать, тут будет неплохо.

- Знаешь, я ведь еще никому не говорила... - девушка замолчала и посмотрела на дверь, словно чего-то боялась. - Мне недавно снилось, что... Мне тяжело это рассказывать. Я боюсь, что это может сбыться, - она закусила губу, раздумывая делать этого или нет. Я весь напрягся, понимаю, что то, то она скажет, очень важно и нельзя пропустить мимо ушей.

- Так вот, я вижу себя в одной старой пещере. Везде течет вода, словно пещера под водой, но я, как в любом сне, знаю, что это не так. Я прикасаюсь к холодному камню и иду вперед, потому что чувствую, что так надо. Я верю, что там будет все в порядке, но это не так. Я дохожу до конца и наконец вижу свет, а там... - она замолкает, и не становится страшно услышать, что произойдет.

- Что, там?

- Там лежу я, мертвая.

Она замолкает, и между нами нависает страшная тишина. Чисто автоматически я обнимаю Жанну, чтобы ей не было так страшно. Понятно, чем она так обеспокоена.

- Я не дам тебя в обиду, - пытаюсь её успокоить, но по собственному опыту знаю, что это не поможет.

- Мне страшно. Я чувствую, что здесь ЭТО может случиться, - она зарывается лицом в мою кофту, чтобы хоть как нибудь скрыться от мучающего её кошмара. - Я боюсь этих гор, но в тоже время...не могу уехать отсюда. Это ловушка, - последние слова она произносит страшным шепотом так, что даже у меня мурашки по кожу.

- Не бойся, тебе просто неприятно: ночь и все такое. Наслушалась страшилок, а тут еще сон...

- Ты так думаешь? - в её глазах появилось облегчение. Нет, я так не думаю, но мне надо её успокоить.

- Да, это правда! - она целует меня в щеку, и это - наш первый поцелуй, такой по-детски наивный, что вызывает у меня улыбку.

- Что? - спрашивает Жанна и смеется.

- Ничего, - я убираю выбившиеся пряди с её лица, и её озаряет улыбка - лучшая на всем свете.

- Ладно, тебе пора идти. Надо ложиться спать, - она заставляет меня встать с насидевшегося места и слегка подталкивает к выходу. - Быстрее, Станислава придет, а мне надо еще вещи расставить, - она все еще мне весело улыбается, и выглядит это все как игра.

- А если я не хочу уходить. У вас тут тепло. Ты ведь знаешь из курса физики, что все стремится к одинаковой температуре, следовательно я нагрел это помещение, а оно - забрало мое тепло, так что отдавай обратно, - она продолжила меня толкать, и я все таки вышел наружу.

- Спокойной ночи, нагреватель! - она закрывает за собой шторку, и я спешу добраться до своей палатки. Там все таки теплее, хорошо хоть дождь не пошел.

- Долго вы! - Лешка ждет меня на входе. - Нам надо кое-куда сходить, ты не против? - я конечно не против, потому что все равно не хочется замерзать в палатке, когда друг где-то шляется. - Тогда пошли! - друг исчезает в темноте, и я спешу его догнать.

- Куда мы идем? - я еле-еле его догнал, а он даже не запыхался.

- Найти феномены, куда же еще? Что-то меня тянет, и я хочу понять, что это такое. Он весело улыбнулся.

- А ты хоть фонарик взял?

- Нет, конечно! - он достает из кармана куртки маленький фонарик и светит мне в лицо.

- Тебя что, не учили, что нельзя светить в лицо?! - я вскрикиваю, потому что какое-то время не вижу, что происходит.

- Ой, извини! Просто искал твое лицо, - он убирает фонарик и теперь светит только на дорогу - мы идем по камням, которые светятся, как только на них попадает свет. - Как будто ходишь по огню, - вздыхает Лешка и немного ускоряется. - Я чувствую: оно близко, - он так странно говорит, что меня коробит. Что такое оно?!

Когда мы приближаемся, я понимаю, что имел в виду Лешка, когда говорил, что что-то его тянет. Это место приятгивало, словно ты всегда был прикреплен к нему, а теперь - возвращался. Непроизвольно я ускорился, что сделал и Лешка. Издалека мы, наверное, были похожи на машины, соревнующиеся в скорости.

- Чувствуешь? Мы уже пришли! - лицо друга так и светилось, хотя я и не разделял его радости.

Одновременно мы остановились. Это была пещера - просторная, с гигантским входом, как будто была обустроена для жизни людей. От туда, к нашему удивлению, не веяло холодом. Воздух в ней совершенно не двигался. Препятствий у входа в пещеру не оказалось, и мы решили залезть туда, чтобы изучить это получше.

Я все еще чувствовал себя плохо, но желание туда залезть было сильнее, чем страх или беспокойство, так что я даже не заметил, как оказался внутри.

- А тут светло! - вдруг выкрикнул Лешка и выключил фонарик, который он зажег у входа. - И приятно то как! - он несколько раз пробежался от входа до места, где начинается темнота. - И даже нескользко, - я тоже подвигал носком ботинка по камню.

- Наверное, здесь кто-то жил! - крикнул я, и мой голос эхом отозвался с другой стороны.

- Наверняка! - теперь друг мацал все возможные камни, словно вел учет пород, или угадывал, где лежит кварц, а где - гранит.

- Что ты делаешь? - я нахмурил брови ,потому что мне все больше и больше не нравилось.

- Меня тянет все здесь исследовать! - неожиданно его глаза загорелись идеей. - Слуша-ай! А давай девочек сюда позовем! Им здесь определенно понравится.

- Не знаю. Жанна как-то негативно относится к пещерам... - начал было я, надеясь, что хоть это разубедит друга.

- Ну, тогда не скажем им, куда их ведем. Будет сюрприз, - он подпрыгнул прямо возле меня. Мне не нравилась эта идея, но что-то заставило меня передумать.

- Ладно... - я согласился через силу.

- Тогда идем обратно. А то сейчас насмотримся, сейчас одни мы тут все равно никому не нужны, - он развернулся, чтобы идти, но я его остановил.

- Что значит, не нужны? Тут кто-то есть, - глаза Лешки округлились от удивления, но потом, словно он все обдумал, он произнес.

- Ты что? Тебе показалось, я же сказал: "Вдруг мы там будем нужны", наверное, из-за эхо ты не понял смысла. С кем не бывает? - он выпрыгнул из пещеры, и я пошел за ним. Совсем устал, если всякая глупость мерещится...

ЛЕШКА

Когда Станислава ушла, я думал уже пойти в палатку, чтобы заснуть, но вдруг, ни с того ни с сего, решил пойти и поизучать окрестности. Оставалось только дождаться Мишу. Все таки вместе будет веселее. Я нервно переступал с ноги на ногу, но несколько из-за холода, сколько от ожидания. Несколько раз меня посещала мысль пойти одному, но тут же совершенно назойливая другая заставляла ждать. Я послушно оставался на месте.

Миша не долго отсутствовал. Уже через несколько минут появилась его тень, а за ней - он сам. Он удивился при виде меня, так как не ожидал меня здесь увидеть. Я попытался принять счастливый вид, что у меня, судя по всему, вышло. Друг и так привык к моему авантюрному и иногда спонтанному характеру, так что он не должен был удивиться моей идеей. О чем я вообще говорю?! Думаю, словно я преступник какой-то и пытаюсь ввязать друга в беду. Что за чушь?!

- Долго вы! - чувствую себя немного брошенным, после того, как Миша полностью переключился на Жанну, но сейчас, по непонятным причинам, это не волнует. - Нам надо кое-куда сходить, ты не против? - он согласно кивает головой, как я и ожидал. Даже если он не согласен со мной, он никогда меня не бросит. - Тогда пошли! - я первым убегаю от нашего палаточного городка навстречу чувству, зовущему меня вперед. Мне так и не терпится дойти до ЭТОГО места, но Миша не разделяет моей страсти. Он идет рядом, но явно не захвачен приключением.

- Куда мы идем? - скептически спрашивает он: снова не доверяет, как будто мы опять в начальной школе и пытаемся пробраться к квартире директора, чтобы положить ему под дверь лягушку.

Я попытался ответить как можно веселее, чтобы рассмешить друга или хотя бы вызвать у него улыбку, но он все еще хмурится, словно не доверяет этим местам, а я в это время в-первые чувствую себя в своей тарелке.

- Ты хоть фонарик взял? - он снова посмотрел на меня, словно я какой-то шут и думать о чем то выше моего понимания.

- Нет, конечно! - у меня такое приподнятое настроение, что я пытаюсь "заразить" им и Мишу, но он не поддается. Я свечу ему фонариком в лицо, чтобы вспомнить детство, когда мы сидели в нашем домике и так светили друг-другу в глаза, чтобы рассказать какую-то страшилку.

- Иди сюда! - вдруг слышу я шепот, и от того перестаю раздражать друга. Мне становится так спокойно, словно я ждал этого приказа все наше путешествие. Миша ругается, а я говорю что-то ему в ответ.

- Я чувствую оно близко! - я смотрю под ноги: дорога светится разными цветами, и даже она ведет нас к НЕМУ. Друг недоумевает, но все равно идет со мной в ногу, а странный шепот все продолжается, заполняя собой всю мою голову.

- Сюда! - теперь он намного сильнее, и теперь это не просьба, а яростный приказ, которого нельзя ослушаться. Я начинаю идти намного быстрее, что делает возле меня и Миша. Он не слышит этого шепота, но наверняка следует его немым приказам. И вот, мы уже на месте. Я говорю об этом другу, и теперь он к этому относиться с большим интересом. Я рад, что место переменило его.

Мы делаем несколько шагов, и перед нами оказывается пещера. Из неё тянет чем-то приятным. Я иду туда, чтобы вдохнуть её сладкий воздух, дотронуться до гладких, словно кожа, стен и, по возможности, добежать до её сердцевины. В моих глазах бегают огоньки, но я не вижу такого в Мише. Сейчас меня это не волнует.

Я начинаю бегать, но что-то постоянно не дает зайти мне внутрь. Голос в голове украдчиво повторяет:

- Не сейчас... Чуть позже... - и я не сопротивляюсь его мягкому действию.

- Наверное, здесь кто-то жил! - голос Миши эхом раздается в пещере, и на какой-то момент пугаюсь, что на него может что-то прийти, но потом снова успокаиваюсь. Он прав. Здесь чувствуется жизнь.

- Наверняка! - выкрикиваю я и начинаю трогать камни, как бы впитывая их могущественную силу. Миша на все мои действия смотрит неодобрительно, явно игнорируя то действие, которое оказывает эта пещера на меня.

- Что ты делаешь? - спрашивает он и вдруг становится похожим на мою маленькую сестру, когда она ловила меня за рассматриванием марок или раскладыванием книг по цвету радуги, но в этом месте забываешь обо всем, и это сравнение, которое бы в любое другое время вызвало бы у меня слезу, проходит незамеченным.

- Меня тянет все здесь исследовать! - признаюсь я, но тут слышу самый прекрасный на земле голос:

- Мне нужны все! Все четыре! - он все еще говорит шепотом. Голос доносится из центра пещеры, где начинается темнота. Я тут же вспоминаю, где можно взять еще двух людей.

- Слуша-ай! Давай сюда девочек приведем! Им здесь определенно понравится, - мне очень нравится эта идея. Они, в отличии от Миши, прочувствуют всю мощь этого места. Я надеюсь, Станислава согласится жить здесь...

Неожиданно Миша отказывается. Что-то там Жанна не любит...

- Мне нужны все! Все, любой ценой! Придумай выход! И только тогда ты попадешь ко мне! - я быстро перебираю в памяти возможные варианты, и оставить все в тайне кажется самым разумным.

- Ну, тогда не скажем, куда их ведем. Будет сюрприз! - я радуюсь своей оригинальной идее, мысленно надеясь ускорить это все, чтобы быстрее добраться до самого центра пещеры. Несколько секунд на лице Миши отражается несогласие, но оно тут же исчезает, что лишний раз доказывает, что только здесь мы все будем счастливы.

- Тогда идем обратно. А то сейчас насмотримся, сейчас одни мы тут все равно никому не нужны, - только когда страшный рев разразился по всей пещере, я понял, что совершил ошибку. Друг остановился и переспросил, что я имел ввиду. Второй раз за день пришлось оправдываться, что, к моему полному счастью, у меня удалось. Миша молча согласился и мы пошли обратно домой.

Мне было больно отходить от такого места, потому что казалось, что нити, которыми я с ним связан, растягиваются и больно впиваются в самое сердце. Такое ощущение бывает, когда надолго уезжаешь из дома.

Миша, на мое удивление, ничего такого не чувствовал. Его лицо светлело с каждым шагом, но, наверное, это только потому, что луна становилась все больше и больше. Нет, уходя от туда нельзя радоваться, это всем понятно.

Я уже предвкушал завтрашний поход, счастливые лица девушек, когда я покажу им это место, и то, какой прием ждет нас ТАМ. Даже Миша полностью поменяет свое мнение на эту тему. Это точно!

Когда мы вернулись в лагерь, то все спали. Луна была высоко в небе и, хотя её прикрывали тучи, освещала наш маленький городок, отчего от каждого домика лежала четкая тень, а снег, на который все с утра жаловались, был таким блестящим, что даже не верилось, что это всего лишь замерзшая вода, а не кристаллы, подаренные земле от этих гор.

Я не спал всю ночь, однако оставался полон сил даже на следующее утро. Мы снова пойдем туда!

Глава 8

СТАНИСЛАВА

Я встала намного раньше обычного. Солнце, как ему и подобает зимой, даже не встало, из чего я сделала вывод, что сейчас нету даже и шести. Жанна лежала в спальном мешке, а я, пока подруга спала, вылезла и, постелив себе простыню, легла рядом, чтобы ей не мешать. Было приятно вот так лежать себе, ничего не делать, но в голове у меня кружились странные мысли: меня беспокоил Лешка.

Я не знаю его так давно, чтобы судить о нем, но точно могу сказать, что с ним что-то не так. Не я одна это чувствую: судя по лицам друзей, они тоже не могут понять, что за перемена случилась с ним в горах.

Он всегда был активным и влазил во все передряги, но даже это не было похоже на него. Может, горный холодный воздух так действует на него? Мне кажется, что этому нет простого объяснения, а подозревать его в чем-то было выше моих возможностей.

Мне изначально не понравилось это место: тихо, но не как в парке зимой, а как на кладбище, когда кажется, что ничего живого здесь нет; горы напоминали больше страшные замки колдуний из сказок, а что говорить, про пещеры, которые мы встречали по пути? Можно подумать, что это открытые пасти монстров и попасть туда - самое худшее наказание. Из них дышало только смертью.

Лешка, наоборот, чувствовал себя словно оказался в своей стихии. Он скакал по ущельям, прыгал через камни, как будто у него был источник в этом темном месте, или...его что-то звало. Последняя мысль была настолько нечеткой, как бывает, когда болеешь горячкой и сквозь пелену думаешь о чем то, что вызывает боль.

А профессор? Только он хотел сказать нам что-то, что казалось мне очень важным, как тут же закашлялся по непонятно какой причине. Неужели здесь еще существует колдовство? Хотя, что за бред?! Я быстро помотала головой, чтобы согнать назойливую мысль. Нет, здесь все в порядке. Мне все всего лишь кажется. Сразу стало спокойнее, и мне даже удалось заснуть. Глупая девчушка...

Чувствую, как кто-то меня толкает в плечо. Жанна, уже расчесанная и одетая как лыжник, видимо, уже не первый час пытается меня разбудить.

- Ты просыпаться собираешся, или мы без тебя уходим? - она, заметив, что я открыла глаза, сразу отошла в сторону, чтобы поправить сбившиеся волосы. Она кинула в меня чем-то мягким - теплым пуховиком с комбинезоном. - Одевайся! Нам уже объявили, куда мы пойдем.

Я привыкла быстро одеваться, так как часто приходилось опаздывать по разным причинам, а о прическе в этот день я даже не беспокоилась. О чем я думала утром даже не вспомнила,, что теперь казалось бессмысленным и глупым.

- Ты что, так и пойдешь? - Жанна оглядела меня с головы до ног, и я проделала тоже самое.

- А что?

- Да у тебя на голове воронье гнездо! - сразу разозлилась подруга, словно я сказала, что Леонардо да Винчи не больше чем уличный алкоголик. Она схватила расческу с пола и начала яростно расчесывать мои волосы, при этом приговаривая, что я её своим поведением могу до гроба довести. - У тебя что, парня нету? - моё сердце тут же замерло, словно прислушиваясь, руки задрожали.

- Парня? Что ты имеешь в виду? - я повернулась к ней, несмотря на её протесты.

- Ну! Лешка! Он же твой! - снова удивленно смотрю на подругу.

- С чего это ты решила?

- Ты не помнишь ваш танец? Только лебединый красивее, чем ваш. Вы так мило обнимались, что мы перестали танцевать и какое-то время наблюдали за вами... - я подняла бровь, чем окончательно рассердила Жанну. - Ну ты что! Только не говори, что после этого, вы два разных и чужих человека!

- Не знаю... - я поняла, что правда ничего не знаю о Лешке. - Он такой...такой...такой импульсивный. Я для него наверняка что-то временное. Он уже на меня внимание не обращает...

- Что, правда? - она искренне посмотрела мне в глаза, явно сочувствуя такому повороту событий. - А я думала... А ты хоть его любишь?

- Я... - я уже хотела все честно сказать, как в палатку заходит Миша. Он очень возбужден перед предстоящей поездкой, но кое-как пытается этого не показывать.

- Жанна, Станислава быстрее! Мы уже скоро уходим! - Жанна тут же снова хватается за расческу и доделывает дело до конца. Теперь у меня на голове конский хвост. Никто больше о нашем разговоре не вспоминает.

Выходя из палатки, замечаю насколько яркий снег. Первое время могу смотреть только себе под ноги - из нас троих, только Миша смело шагает вперед, и мы идем за ним, следя за движением его сапог. Через несколько минут я тоже начинаю различать других студентов, столпившихся возле палатки профессора. У меня сразу возникает вопрос, кто решил сейчас идти в поход, если мы ждем Феодосия Ивановича, но тут же нахожу на него ответ, когда географ выходит из своего домика уже в готовой одежде с тяжелой сумкой наперевес.

- Я уже собрал нужное оборудование! - он потряхивает сумкой перед нашими лицами, и и там определенное чувствуется метал.

- Тяжелое? - сразу интересуется Лешка, который незаметно подошел с другой стороны. Он не смотрит в нашу сторону, что еще раз подтверждает мой страх.

- Конечно! - профессор снова резво поднимет руку с сумкой. - Но вам, дорогой студент, я её не дам, - Лешка скорчил обиженную мину, и то, как он себя ведет, мне жутко не нравиться. Он что, что-то затевает?

Я пытаюсь пробраться к нему, чтобы его расспросить, но студенты под громкий крик профессора начинают свое движение, и я возвращаюсь назад, чтобы не умереть под их ногами. Миша с Жанной, пошептавшись о чем то, тоже начинают идти вперед, и я быстро к ним присоединяюсь.

- Что-то интересное узнала? - Жанна любопытно смотрит на меня, явно заметив, как я старалась дойти до Лешки.

- Ничего, но мне кажется, что с Лешкой что-то не так. Он никогда так не говорил с преподавателями, - подруга смотрит на меня понимающе, словно и её не покидает такая же мысль, но вскоре крики студентов заполнили все ущелье так, что даже не было слышно своих мыслей.

- Давайте поглубже в толпу залезем, - вдруг говорит Миша и пытается затащить меня и Жанну поглубже.

- ЗАЧЕМ? - пытаюсь перекрикнуть девушку, которая о чем то увлеченно разговаривает с парнем напротив.

Но ответа я не слышу, но чувствую, что это правильное решение. Следую за ним, мы уже почти в середине. Я удивляюсь, что хотя нас меньше дюжины, такое ощущение, что целая страна решила мигрировать, словно стадо бизонов. Миша впереди останавливается, и я, чтобы спросить, что происходит, тычу его в спину. Он поворачивается, но это не Мишу. Незнакомый парень с заплывшими глазами и блеклыми глазами долго смотрит на меня, но потом поворачивается и продолжает идти за всеми.

Я остаюсь на месте, высматривая друзей, но никого не вижу. Вскоре последние студенты проходят дальше по дороге, а я остаюсь одна, все еще надеясь где-нибудь увидеть Жанну или Мишу: о том, чтобы встретиться с Лешкой, я даже не думаю.

Немного пячусь назад, потому что мне показалось, что я увидела голову подруги в толпе. Правее, правее... Вдруг чувствую чьи-то руки на своем рту, и, не дав мне закричать, кто-то затаскивает меня в щель в горе, которую я не заметила до этого. Я отбиваюсь, но похититель намного сильнее меня и крепко держит, чтобы я не могла кричать. Мне страшно.

ЖАННА

После того, как мы выходим из палатки, мне, как и Станиславе, очень тяжело смотреть вокруг. Миша, словно хвастаясь своими возможностями, рассматривает толпу, которая собралась возле палатки профессора. Неужели им так не терпится пойти в поход? Что до меня, так я бы осталась лежать в спальном мешке до конца поездки. Так выходить неохота... Станислава, судя по всему, решила, что я не замечу, если она будет замерзшая лежать на полу палатки всю ночь, но я заметила, а перенести подругу обратно не смогла. Надо будет как то её заставить не вылазить оттуда... Глаза наконец привыкли к этому яркому свету, и я смогла различить горы впереди и тоненькую дорожку, которая шла между ними. Все горы были покрыты толстым слоем снега, и мне сразу вспомнился наш жалкий уровень снега, где даже снеговика слепить - большое дело.

Станислава тут же исчезла в толпе, пытаясь пробраться поближе к Лешке. Её что-то беспокоило еще с самой ночи, и я её вполне понимаю. Лешка и правда слишком странный. Все остальные студенты вели себя как стадо овец, повинуясь любому мановению руки профессора. Так и жди, что сейчас заблеют и начнут жевать траву, которая была укромно спрятана под снегом.

- Ай! - большой снежок врезался мне прямо в голову, отчего волосы у меня страшно намокли и выглядели теперь как шерсть собаки. Я смотрю на того, кто это сделал: Миша чувствует себя удобно я вижу! Я яростно опускаюсь на колени и тоже собираю кучу снега вместе. Он смеется, так и не сообразив, что шар предназначен именно ему. Снег лепится очень быстро и легко. Он как бдуто сделан только для того, чтобы устраивать здесь войны.

Целюсь и кидаю. Попала! Мишино лицо все в снегу, а я начинаю над ним злорадствовать.

- Прям как дети, - раздается раздраженный голос возле меня. Я поворачиваюсь - передо мной девушка с очень неприятным лицом. Все это время она наблюдала за нашей маленькой войной. - Вы не можете вести себя по-взрослому? Здесь могут находиться интересные образцы, - она посмотрела на снег, словно хотела прямо сейчас изучить каждую снежинку. - И вообще, - продолжила она, а я уже жалела, что кинула тот снежок, - в снегу может быть радиация, а вы этого не знаете, - она кивнула головой, словно сделала открытие года, и теперь должны последовать аплодисменты, но ничего такого не произошло.

- Очень хотелось сюда поехать? - Миша подошел и, слегка приобняв меня за плечи, уставился на незнакомку.

- Да не особо. Просто захотелось на четверку посмотреть, - она дернула плечами и простым шагом скрылась в толпе студентов так, что я даже не успела задать вопросы.

- Что она имела в виду? - друг был озадачен не меньше меня. От девушки не осталось и следа. - Ладно, пошли быстрее, а то все уже куда-то идут.

Мы дожидаемся Станиславу, которая, сильно запыхавшись, но все таки выходит из толпы. Она немного расстроена и обескуражена, как будто побывала в центре звезды и узнала, что там не летают бабочки, и не пляшут единороги.

- Что-то интересное узнала? - интересуюсь у неё, хотя по её лицу понятно, что она знает не более, чем мы. Она отвечает, что ничего, и то, что она заметила странный тон Лешки, лишний раз доказывает, что он или заболел, или имеет какой-то план.

Студенты отошли уже довольно далеко, и мы спешим их догнать. Я думаю идти, как обычно сзади всех: это и удобно, и практично - не надо перекрикивать других, которые, словно стая ворон, хотят, чтобы о их делах слышали сразу все, и это остальных вполне устраивает. Я замедляю шаг, тоже самое делает Станислава, но Миша смотрит куда-то вперед, вспоминая что-то важное, и вдруг говорит, что мы должны залезть вглубь толпы.

- ЗАЧЕМ? - кричит сзади подруга, но Миша упорно тащит меня вперед, как будто отчего-то защищая. Рука сильно болит, но друг не останавливается, хотя я и пытаюсь ему крикнуть, что мы, кажется, потеряли Станиславу. Я не слышу ни её голоса, ни её спокойных шагов сзади, а обернуться у меня просто нет возможности, потому что её тут же может снести какой-то бешеный студент. Наконец, мы идем внутри группы, и тут я чувствую себя намного удобнее. Миша идет вперед, и я мгновенно вспоминаю, что подруги нет рядом.

- Миша, мы потеряли Станиславу! - я кричу насколько есть мочи, и парень меня все таки услышал. Его глаза округлились, и он в ужасе начал высматривать девушку в толпе. Я даже отказалась от таких попыток: я ничего не видела, кроме спин студентов. - Ничего. Мы же все в одно место идем - ничего не случится! - кричу я ему, но Миша почему-то не останавливается, теперь проталкиваясь сквозь толпу, чтобы найти мою подругу. Я его останавливаю. - Что-то не так? - он странно переглядывается, словно собирается поведать мне самую страшную тайну на земле, и потому замедляет ход - я делаю тоже самое.

- Нам надо подальше держаться от краев, потому... - он наконец замечает, что мы стоим в самом хвосте, а вся группа уже прошла вперед. - Вот, черт! - Миша сильно ругается, словно от нашего местоположения зависела жизнь. Он снова хватает меня за руку, чтобы догнать подростков и снова влиться в середину, но шум позади нас останавливает. - Чего нам так не везет? - он обреченно поворачивается назад, а я, из-за какого-то панического страха, стою к тому, что сзади, спиной.

- Ну что, ребятки, пошли? - я не узнаю этого голоса, хотя мне он и кажется жутко знакомым. Я, в конце концов, поворачиваюсь.

МИША

Сегодня ничего не омрачало моего настроения. Погода была отличная, солнце, как и должно, светило на небе, хотя и не так ярко, как летом, а повсюду копошились студенты, собираясь в поход. Мне самому не терпелось быстрее в него пойти - изучить горные породы, которые остаются пока неизвестными, провести время с друзьями и любимым человеком и, конечно же, просто побродить вокруг. О кошмарах предыдущей ночи я даже не вспоминал, хотя отрывками они все равно возникали в мыслях. Девчонки еще спали, и я решил их разбудить: мы уже скоро уходили. К счастью, они уже проснулись и, как всегда, занимались своими женскими штучками, я даже не стал вникать, чем именно.

Когда они вышли из палатки, то сразу зажмурились, а я наоборот - открыд глаза пошире, чтобы не пропустить ни одной мелкой детали, о чем потом жутко пожалел. Впереди, перед нами, маячил Лешка. Но меня испугало именно его безумный взгляд. Он рыскал им из стороны в сторону, из чего мне стало понятно, что он снова не спал, но это дело было житейское. Он наконец заметил нас и так хищно посмотрел, что я обрадовался, что девушки не обратили на него внимания: они все еще не поднимали глаз.

Я повел их в сторону студентов, подальше от немного странного друга. Ему надо как-то помочь, но не впутывать при этом ни Жанну, ни Станиславу. Потому улучу момент и подойду к нему. Из палатки вышел профессор, потрясая своей сумкой с приборами. Станислава начала пробираться в его сторону, а мы с Жанной остались стоять на месте. Девушке мало бы видно, но я вполне разглядел, как Лешка о чем-то разговаривает с профессором, и как Станислава удивилась, когда он закончил. Она пытается ыстро пролезть через толпу, чтобы поговорить с Лешкой, и боюсь, что ей єто удасться. Я не знаю почему, но мне жутко хочется уберечь девушек от встречи с ним, словно я забыл что-то страшное. Пока у неё это не получается, и я решаю хоть как-нибудь передохнуть. Вижу, что снег лепится отлично, и мне приходит в голову мысль, слепить снежок и кинуть им в Жанну. Благо, кривизной рук я не отличался.

- Лови снежок! - шепчу я и попадаю подруге прямо в голову. Она рассерженно поворачивается, чтобы найти суперметкого стрелка, и конечно видит меня. Я начинаю смеяться, потому что её лицо это нечто. Это была моя ошибка. За это время Жанна тоже слепила снаряд и кинула его в меня. Все моё лицо теперь в снегу, и я не могу понять, что происходит вокруг: мои глаза залепила замерзшая вода. Когда наконец смог её отряхнуть, то заметил, что Жанна с кем-то разговаривает, при этом моя подруга не очень то рада встрече. Девушка, которая к ней пристала, мне совершенно не понравилась, но было в ней что-то знакомое... Больше даже не черты, а само ощущение...

- Очень хотелось поехать? - спрашиваю я, чтобы хоть как-нибудь поддержать разговор. Девушка презрительно смерила меня взглядом, словно я ей тут только мешаю, хотя и не без доли любопытства.

- Да не особо. Просто захотелось на четверку посмотреть, - и прежде чем я хочу задать ей вопрос, она смывается, полностью скрывшись в толпе. Как только она исчезает к нам подходит Станислава, и я её даже не спрашиваю, узнала ли она чего интересного, в отличии от Жанны. Наверное, проявляет вежливость к чужому горю.

Студенты уже в групах пошли по горной тропинке. Я снова вспомнил о друге и посмотрел на него - он, вместо того, чтобы пойти вперед вместе с профессором, остановился, поджидая, когда все пройдут дальше. О бог мой! Он же хотел нас всех в пещеру отвести. Этого нельзя допустить!

- Давайте быстрее пройдем в центр, - говорю я и изо всех сил тяну Жанну за собой, чтобы никак не оказаться возле краев. Лешка может легко нас оттуда забрать, как только у него появится возможность. Я не боюсь, но что-то мне подсказывает, что мы не должны возвращаться к тому месту, а судя по безумному взгляду друга, он только об этом и мечтает. Я уверенно тащу Жанну вперед, совершенно забыв, что с нами должна быть еще и Станислава. Главное, чтобы быть подальше от Лешки. Мы, в конце концов, достигли нужно расположения. Теперь отсда нас нельзя будет вытурить...

- Миша, мы потеряли Станиславу! - сначала до меня не доходит, что от меня хочет подруга, но потом я и правда замечаю, что нас только двое, а Станиславы нигде нету. Я безумно пытаюсь найти её среди толпы, но она как будто сквозь землю провалилась. Неужели он добрался до неё?! - Ничего, мы же все в одно место идем - ничего не случится!, - она ничего не понимает - надо быстрее её отыскать пока не поздно. - Что-то не так? - она останавливает меня, и я понимаю, что надо все объяснить, так будет даже легче.

- Нам надо подальше держаться от краев, потому... - вижу, что последние студенты нас обогнали, и теперь мы в самом хвосте. Хватаю Жанну, чтобы их догнать, но слышу сзади шум: уже поздно. - Вот черт! - я ругаюсь: мне не надо поворачиваться, чтобы понять, что все наши попытки провалились - мы в засаде. Подруга ничего не понимает, и сейчас это все таки лучше, чем тот страх, из-за которого я ношусь как сумасшедший.

- Ну что, ребятки, пошли? - я пооврачиваюсь и вижу того, кого и ожидал увидеть, но только не в таком состоянии. Лешка стоит, поддерживая в руках Станиславу, прикрыв ей рукой глаза. Его взгляд так и горит, и если бы я не знал своего друга, то бы подумал, что он сбежал из ближайшей психбольницы, где долгое время сидел под наркотиками. Девушка сильно напугана, но явно понимает, что перед ней Лешка, потому что не сопротивляется, но все таки учащенно дышит. Жанна, преодолевая свой страх, тоже поворачивается. Она видит подругу и не может понять, что произошло. Сейчас это больше всего похоже на страшную дьявольскую игру, в которой от наших поступков зависит жизнь.

- Отпусти Станиславу, - прошу я, хотя это бесполезно: Лешка никого не послушает. Услышав мой голос, девушка попыталась немного вырваться, но ничего не получилось. Лешка только сильнее схватил её руку.

- Нетушки! - свободной рукой он указал на нас указательным пальцем. - Я видел, что ты пытался уйти подальше от меня. Никто из вас не хочет идти ТУДА, но это обязательно. Вы никогда не будете счастливы, если не познаете этого места. - Жанна рядом чувствует всю напряженность ситуации и осознает, что Лешка не притворяется. Он кивает головой. - Ты-то своей девушке тоже глазки закрой, это же сюрприз - ты помнишь? - он страшно ухмыляется, а Жанна поворачивается ко мне:

- Что он имеет в виду? Ты знаешь, о чем он говорит? Это ваша игра? - мне больно видеть её испуганной, и я хочу ей все рассказать, чтобы не было так страшно. Я было открываю рот, но ЛЕшка тут же поднимает руку.

- Тссс! Это сюрприз, не забывай! - он ухмыляется, а я ищу способ как-то это остановить. Надо найти решение, а не идти на его поводу. Может позвать профессора? Я смотрю назад, но никого там нет. Все уже скрылись за горой. - Не надо их беспокоить по пустякам, - мой друг, а теперь еще и сумасшедший, склоняет голову набок, а потом достает из кармана джинсов маленький раскладной ножик. Он приставляет его к горлу Станиславы.

- Ты сильно изменился за ночь, - я делаю шаг в его сторону, но Лешка только сильнее ставит лезвие к горлу.

- Не делай резких движений! Ты же не хочешь, чтобы я вел твою подругу, а я её поведу... - мы обречены. Мы не сможем убежать, а девушку оставить в его руках. От моего лучшего друга не осталось и следа - теперь перед нами был кровожадный монстр, и нам стоило послушать его, чтобы найти подходящий момент потом: выбора у нас все равно не было. Я поворачиваюсь к Жанне, а она - ко мне. Её глаза слезятся, ей страшно, а я, глупый, обещал ей защиту. Какими детскими мне сейчас кажутся все мои обещания!

- Все будет в порядке, - шепчу я ей, и она подходит ко мне, чтобы мне было легче её держать - она чуть не падает: у неё подкашиваются ноги. Я кладу руку на её глаза, а другой придерживаю за талию, чтобы она не упала, пока идет. Леша страшно улыбается, словно от всего этого получает одно удовольствие.

- Быстрее! Нас там уже ждут! - я недоумеваю, кто там может быть, но все равно послушно плетусь сзади. Нож от шеи Станиславы монстр убрал, так что пока можно об этом не беспокоиться.

ЖАННА

Я поворачиваюсь и вижу Лешку. Я никогда, за все время нашего знакомства, не видела его таким. Он мог бы сойти сейчас для иллюстраций в книжке братьев Гримм или для фильма ужасов, где, кстати, мог бы сниматься без грима. По-крайней мере, в фильме "Сияние" ему были бы только рады. Нет, он определенно сошел с ума. Мне говорили, что горный воздух действует на человека, но так, чтобы за один вечер из нормального местами человека появился совершенно незнакомый мне безумный, мне кажется, не бывает. Он держал в руках Станиславу - она вся тряслась, и я была удивлена её выдержке, когда у меня самой подкашивались колени. Мне тяжело на это смотреть, особенно когда Лешка страшно ухмыляется, словно находит это все забавным. Я думаю повернуться назад и крикнуть о помощи, но совершенно не способна на это - я вообще не могу двигаться.

- Отпусти Станиславу! - я удивленно смелости Миши. Он, в отличии от меня, хоть может как-то противостоять страху. Мне не понятно, чего я боюсь, хотя передо мной обычный Лешка, но что-то постоянно меня пугает, словно за ним стоит что-то более страшное и могущественное. Лешка явно не хочет отпускать мою подругу, и я уже думаю сказать об этом Мише, но и он сам понимает насколько это бесполезно. Только в глупых сказках злодей тут же пугается, а у нас в руках появляется волшебный меч и умение им пользоваться. Не хватает только диснеевской песни.

Бывший Леша говорит, что видел, как мы пытались скрыться, и мне становится непонятно, зачем мы это делали, не зная, отчего бежим. Сначала мне казалось, что Лешка притворяется: кто-кто, а он притворяться любит, но сейчас... Весь его вид показывал обратное. Это не игра, это настоящая жизнь.

- Ты-то своей девушке тоже глазки закрой, это же сюрприз - ты помнишь? - я вздрагиваю при этих словах и поворачиваюсь к Мише. Значит он знал? Значит они планировали это вместе? Миша заодно с этим безумцем, которого мы называли другом? И он ничего мне об этом не сказал? Я повторяю мучившие меня вопросы Мише. Он какое-то время молчит, но потом было открывает рот, чтобы ответить, как Леша резко поднимает руку.

- Тссс! Это сюрприз, не забывай! - Миша закрывает рот, и я осознаю, что так и не получу ответ. Что за кино здесь происходит? Я ничего не могу понять! Я что сплю? Миша делает еле заметный поворот головы в сторону ушедших студентов. Я бы тожет так сделала, но чувствую, что никак не могу повлиять на эту ситуацию. Скорее бы проснуться! - Не надо их беспокоить по пустякам! - Леша замечает попытку друга, и мне становится по-настоящему жутко. Одна назойливая мысль крутится в голове - мы должны пойти туда, куда он нам укажет.

Миша делает шаг навстречу к парню, надеясь, наверное, вовремя напрыгнуть, или что-то вроде того, но Леша тут же огрызается.

- Ты же не хочешь, чтобы я вел твою подругу, а я её поведу... - не знаю, как Миша, но я очень не хочу оказаться в руках этого безумца. На мои глаза накатывают слезы. Бедная Станислава! А я еще что-то говорила о любви к нему! Более чем импульсивный, ничего не скажешь. Если меня не остановить, я сейчас заплачу, отчего уже почти ничего не вижу. Я не хочу проливать слезы перед этим монстром. Миша медленно переводит взгляд с него на меня. Я уже не знаю, кому верить, но из всех нас я могу довериться только Мише. Он нено кладет руку мне на глаза, полностью прикрыв их от света, и мягко шепчет, что все будет в порядке. По-крайней мере, я уже не вижу того, что творится прямо впереди меня. Надо было бежать, бежать намного раньше, а может даже и не ехать сюда, но уже поздно об этом думать. У меня от страха подкашиваются ноги, и я впервые за это время благодарна Мише, когда он меня легко поддерживает за талию. Только сейчас я заметила, насколько холодно вокруг. Я ничего не вижу, но втайне надеюсь, что за то время, пока я ничего не вижу, ничего не произойдет с подругой. Вот черт!

СТАНИСЛАВА

Я почувствовала на своем рту холодную нечеловеческую руку и сильно испугалась. Она крепко держала меня, словно и не принадлжеала человеку, но я все равно не оставляла попыток высвободиться из железной хватки. Я была, как олень, попавший в сеть, но все равно пытающийся освободиться. Я закричала, но, понятное дело, ни одного звука не было произнесено. Я уже сильно жалела, что не схватила Жанну за руку. Надо было это сделать, а тут еще этот парень с непонятным взглядом, как у лягушки...

- Не рыпайся! - неожиданно я онемела: это был Лешка. Я была бы рада, если бы это был бандит, который живет в горах, пришелец или, на крайний случай, лев, который решил меня съесть, но Лешка... Он резко поворачивает меня к себе, уже убрав руку от моего лица. Он прекрасно знает, что я не буду кричать, я даже не буду двигаться. На меня смотрит что-то, очень похожее на моего любимого, те же голубые глаза, но теперь с оттенком такого сумасшествия, что даже страшно в них заглядывать; те же светлые волосы, но теперь страшные, словно ими вымыли полы в канализации, а руки... Они были не его. Я не хочу верить, что эти руки когда-то прикассались ко мне, гладили. Я не выдержу! - Все в порядке, слышишь? - я начинаю рыдать: это же голос моего Лешки. Это существо говорит его голосом. - Не рыдай, а то потратишь все слезы в пустую, а тебе их еще потом проливать, - он страшно ухмыльнулся, и образ моего любимого тут же исчез вместе с моими слезами. - А теперь мы выйдем из дыры и подождем наших дорогих друзей, - он вытянул шею, словно прислушивался. - Мне говорят, что они будут с минуты на минуту.

- Говорят? - хотя мне и страшно, но то, что говорит Леша меня пугает больше.

- Конечно! Они же привели тебя сюда, - я чувствую комок в горле при мысли, что мой любимый совсем поехал головой. Мы выходим из этой трещины, и свет мне кажется слишком ярким. - Закроем глаза, а то наш друг не последует моим просьбам, - он накрывает ладонью моё лицо, и я по-неволе начинаю учащенно дышать. Надо вырваться. Я пытаюсь как-нибудь развернуться, но Леша тут же прижимает меня к себе, сковывая все движения. - Не терпеливая какая! - только говорит он, а я по шагам понимаю, что кто-то останавливается впереди. Он нас еще не видит. Лешка вдруг закрывает мне уши, и несколько минут для меня ничего не происходит.

- Отпусти Станиславу, - единственное, что слышу. Значит здесь Миша! Надо позвать его, чтобы он мне помог. Я снова пытаюсь подвинуться, но ничего путного из этого не выходит. Я снова ничего, кроме своего дыхания, не слышу. Проходит всего несколько минут, а для меня - целая вечность, и я вдруг чувствую холодный метал у себя на шее. Меня хотят убить. Я умру, так и не поняв, из-за чего. Метал прижимается ко мне сильнее, но, судя по отрывкам разговора, который я слышу, Мишу просто запугивают тем, что меня убьют. Хочу сказать, чтобы они бежали, но знаю, что они этого не сделают, пока я в руках у Леши. Наконец холодное лезвие убирают, и я могу снова спокойно дышать. Шея немного побаливает, но это не самое худшее из сегодняшнего дня.

Меня разворачивают, и мы куда-то идем. Я чувствую только камни у себя под ногами, и иногда холодный ветер, который дует мне в лицо. Мне отвратительно, что меня держит слизкая рука, но я уже даже не думаю о побеге. Мне страшнее всего за Мишу. Надеюсь, что с ним нет Жанны.

ЛЕШКА

Когда я проснулся сегодня утром, меня не покидала мысль, что надо найти способ отвести всех в пещеру. Это будет самый лучший момент в моей жизни! К сожалению, тот голос, который я услышал перед ТЕМ местом, уже не появлялся, и я жалел, что не могу снова его послушать и поддаться его чарам, хоть на минуту. Я думать забыл о том, кто я есть, что я хотел до этого, какие у меня были цели... Меня не существовало, и я готов был исполнять любые капризы могущественного существа, которое было таким добрым, чтобы позволить мне ему прислуживать. Миша ушел за девочками, и я мысленно надеялся, что он не забыл про нашу идею с сюрпризом. Разве не оригинально? Я оделся и вышел наружу. Ничего теперь, кроме великолепных гор, не отвлекало меня от мыслей. Я готов был идти к цели, и ничего не могло меня остановить. Все студенты поспешили к палатке этого старикана, и я был одним из первых. Надо хоть что-нибудь разузнать о том, куда пойдем и насколько, чтобы знать, когда улучить правильный момент. Я рассмотрел толпу и сразу подметил, что троица уже здесь: все идет по плану.

Я подхожу к палатке и вижу, что в руках у профессоришки лежат какие-то бумаги. Ага, это график сегодняшних работ. Я задаю первый попавшийся вопрос, и профессор, сам того не понимая, перекладывает бумагу так, чтобы я мог все прочитать. Значит работа на шесть часов... Ущелье в пять километрах отсюда. Более, чем для нас достаточно, чтобы мы успели скрыться и никогда сюда не возвращаться. Краем глаза вижу, что Станислава хочет ко мне пробиться, но быстро ускользаю, потому что еще не время. Проходят две минуты, и все начинают уходить. КОгда толпа подходит к концу, я, не убирая глаз с моих приятелей, двигаюсь к ним, чтобы забрать их, пока никто не видит, но Миша, вместо того, чтобы пойти ко мне навстречу, ныряет вместе с девушками в толпу, где я их уже не вижу. Вот гад!

- Не беспокойся! - вкрадчиво говорит мне голос, который я хотел услышать больше жизни. - Твоя подруга выйдет через несколько минут возле той горы. Поторопись! - я млею перед этим голосом, а потому быстро следую его приказам, чтобы снова его услышать. Происходит так, как мне и сказали - моя подруга появляется из толпы, явно не в силах найти остальных друзей. Она пятится к моему укрытию и её быстро хватаю сзади, успев прикрыть рот рукой, чтобы она не закричала. Она какое-то время дергается, но как только она слышит мой голос, сразу успокаивается, и я её медленно поворачяиваю к себе лицом. Она не может ничего произнести, что мне только на руку.

- Молодец, - шепчет мне голос снова, и я чувствую прилив энергии. - Скоро придут и другие: куда они денутся, - я слушаю то, что мне говорят, а моя подруга в это время смотрит на меня, сильно перепугавшись. Она даже не знает, что упускает!

Её глаза начинают слезиться. Меня вдруг прорывает. Что я делаю? Это же Станислава! Я люблю её, я не хочу делать ей больно, я не хочу, чтобы она плакала!

- Все в порядке, слышишь? - моя хватка чуть ослабевает, и мне так хочеться обнять её. Хочеться прижать к себе, но... Я чувствую, как та неведомая сила снова меня пленит, и я отказываюсь ей сопротивляться. Нет ничего лучше, чем она, а эта...моя подруга... Она не стоит капельки того, что ждет меня в пещере. Я говорю ей, чтобы она перестала ныть, и она тут же слушается. Даже она иногда может нормально мыслить.

- Они уже тут, - шепчет голос, и я, повинуясь ему, выхожу из трещины, заранее схватив девушку и прикрыв ей глаза. Так я сразу смогу убедить эту парочку, что я не шучу. Мне приходится слишком долго их убеждать, что это правильно. Я быстро достаю нож и прикладываю к горлу моей подруги. Что-то внутри меня жалуется, что я так не должен делать, что я все забыл, но я подавляю его, потому что он мне не нужен. Девушка в моих руках трясется, но это очень кстати: мой друг это замечает, и именно это заставляет его последовать моему приказу. Я выступаю вперед, а друг со своей подругой идет сзади. Мне даже следить не надо за ними, голос моего хозяина предупредит, если что-нибудь случится. Девушка в моих руках идет вперед и уже, к счастью, держит себя в руках. Я любуюсь пейзажем, который расстилается у меня под ногами. Чувство само ведет меня к пещере, поэтому я могу и рассматривать горы, и иногда хватать драгоценные камни, лежащие на дороге. Жаль только, что никто другой не разделяет моей радости. Весело же!

Когда мы прошли чуть больше километра, перед нами открывается знакомая мне долина: вход в пещеру. Ночью я не мог разглядеть всей её красоты, но теперь она уложена разными камнями: желтыми, зелеными, розовыми и фиолетовыми. Я боюсь к ним прикасаться рукой, потому что место это - священно. Вдруг они все начинают светиться, и голос не говорит, что мы скоро сможем попасть в заветное место. Я чувсвую, что Миша сзади больно тихо ведет себя, и заставляю его пройти вперед, чтобы он был в области моего зрения. Я решаю отпустить девушку, чтобы и она могла насладиться красотой, которая открывается перед нами. ОТпускаю ей глаза, и как только она понимает, что камни светятся, тут же бросается в сторону, чтобы успеть убежать, но я быстро схватываю её за локоть, заставив остановиться.

- Потише, лошадка! Мы еще не приехали! - она испуганно смотрит по сторонам.

- Леша, пожалуйста, давай пойдем домой! Давай уйдем отсюда, прошу! - она испуганно мечется из стороны в сторону, и на долю секунды я хочу её отпустить, но голос, самый сильный в этом месте, меня останавливает:

- Держи её крепче! Нам нужно все четыре! - я упорно держу её за руку, и замечаю, как перепуганы все остальные. Мы делаем несколько шагов вперед, и камни начинают светиться еще ярче, что прибавляет мне уверенности.

- Живо заходите в пещеру! - кричу я парочке, и она полсушно залазит внутрь. Как легко все выходит! Мою подругу приходится тащить, потому что она всячески вырывается, явно осознавая, что сейчас будут. Мы заходим в пещеру, и тень снова ровно лежит внутри так, чтоюы в неё нельзя попасть прямо с входа. - Вперед! - мы идем дальше и как только переступаем тень, за нами раздается шум: рушится вход, из-за чего пути обратно нет. Мы сделали правильный выбор.

Глава 9

МИША

Я веду Жанну возле себя, пытаясь не сильно давить на неё: она кажется такой хрупкой и беззащитной. Лешка идет впереди и тащит за собой Станиславу. Девушка не сопротивляется, хотя было бы неплохо, пока у него нет ножа, но я её не виню в этом: я сам веду себя как полный трус.

- Я попытаюсь вытащить нас отсюда! - шепчу я на ухо Жанне, надеясь, что хоть это её успокоит. - Надо найти нужный момент...

- Ты знал обо всем этом? - она грустно смотрит на меня, и я не могу больше прикрывать ей глаза. Она плачет, хотя всем своим видом пытается скрыть. Мы не останавливаемся, чтобы Леша ничего не заподозрил.

- Да, - мне тяжело это признать, но это лучше всякого вранья. - Он говорил, что мы поведем вас в пещеру, и это будет... - я чуть-чуть задержался, думая можно ли употребить это слово, - сюрприз, - её передернуло, словно током ударила. Сегодняшний день не только Жанну довел до перепуганного состояния.

Она замолчала и отвернулась от меня, заметно отдалившись подальше, насколько позволяла длина моей руки. Она злилась, и я не хотел её переубеждать. Я правда вел себя, как полный эгоист, когда решил, что ей ничего не угрожает. Надо было сразу к ней бежать, чтобы поговорить о состоянии друга, а я этого не сделал.

- Я пытаюсь тебя простить, честно, - она даже не смотрит на меня, но я чувствую, как тяжело дается ей каждое слово, - но не могу, - мне стало тяжело идти, но остановиться я тоже не мог.

- Я тоже не верю, что ты меня простишь, но попытайся меня понять. Я не верил, что он может что-то сделать...

- Не надо, - резко останавливает она меня. - Когда будет время, я сама все пойму, - больше она со мной не разговаривает, хотя и понятно, что ей очень хочется. Нам обоим надо хорошо подумать, что привело нас в эту ситуацию. Где мы так ошиблись?

В отличии от Леши, который во всю крутит голову, как будто хочет запечатлеть в своей памяти каждый камешек на этих чертовых горах, меня совершенно не интересует пейзаж. Я втайне надеюсь, что наша группа будет проходить мимо или увидит нас с какого-нибудь холма, но эта мысль кажется такой наивной, что я её тут же забываю, чтобы не морочить себе голову пустыми надеждами. Камни под ногами становятся острее, и я внимательно смотрю вниз, тоже делает и Жанна. Теперь мы идем по кристаллам, которые торчат во все стороны из дороги. В любой другой момент я бы посидел над ними, поиследовал бы причину их появления и взял бы образцы, но сейчас мне было больно не до того: мы доходили до пещеры. Жанна, еще не понимая, что это за место, инстинктивно затряслась, и мне пришлось прижать её сильнее, чтобы она не упала. Никому, кроме Леши, это место не внушало ни радости, ни спокойствия.

Когда мы подошли к этому страшному месту на расстояние двух шагов, камни под нами засветились, словно под нами находился мощный источник света, но такого просто не могло быть. Они не могут так просто светиться! Я удивленно рассматривал все по сторонам - мы уже остановились. Леша тоже наблюдал за метаморфозой этого места, но с каким-то трепетом, как будто дотрагивается до святыни в храме. Станислава не разделяла его восхищения. Она попыталась вырваться, чтобы бежать, и я внутренне напрягся, надеясь, что ей удасться. Я уже было подскочил, чтобы ей помочь, но почувствовал какую-то слабость и не смог двинуться с места. Леша же наоборот приободрился и резко схавтил девушку за локоть, что-то там приговаривая. Он был в ударе, хотя мне все еще не была понятна его упорность в том, чтобы мы все пошли туда.

- Беги отсюда! - шепчу я Жанне, потому что сейчас самый лучший момент. Пусть хоть она будет в безопасности.

- Я не хочу оставлять вас здесь! - она тоже перешла на шепот. - И даже если бы хотела, то не могу. Я не могу двигаться! - она демонстративно показала, что не может отлепить ноги от дороги - со мной было тоже самое.

Станислава уже не вырывается, она умоляет Лешу отпустить её, и будь на то моя воля, я бы ей помог. Леша, как и ожидалось, не обращает на неё никакого внимания. Мне даже показалось, что он прислушивается, но я ничего не слышу.

- Живо заходите в пещеру! - кричит он на нас, и я вижу, что другого выхода у нас нет. Девушка в его руках изо всех сил сопротивляется, что оказывается совершенно бесполезно: он затаскивает её внутрь. Я захожу следом уже по знакомой тропинке. Жанна жмется ко мне поближе, совершенно забыв, что обижена на меня. Она никогда раньше не видела этой пещеры, но, судя по её лицу, она знала это место. Она расширенными глазами рассматривала скользкие стены, кристаллы, торчащие повсюду, и темноту, которая ждала нас впереди. Леша, поддаваясь какому-то чувству, идет вперед, так сказать "вижу цель, но не вижу препятствий". Я немного узнаю своего друга по его решимости. Он тащит Станиславу в темноту, и я иду за ним, хотя мне это все совершенно не нравится. Не будь мы в такой ситуации, я бы отговорил Лешку, но это был не он. Это всего лишь темнота,...но почему я боюсь её?

Мы делаем еще несколько шагов, и это самые долгие шаги в моей жизни. Еще один. Что-то затряслось позади нас, словно поторапливая. Другой. Сзади нас упало несколько камней, и я испугался, не заденут ли они нас. Третий. Мы уже полностью в темноте. Стена сзади нас начинает рушиться, и весь проход теперь забит камнями. Мы ничего не видим. Я сваливаюсь от сильного грохота, но, к счастью, ни один из камней меня не задел. Без надежды поворачиваюсь назад и понимаю, что мы больше не выберемся отсюда, мы здесь так и умрем: камни лежат такой горой, что между ними даже не видно света. Ой, я не чувствую Жанны. Я пытаюсь встать, но тут же ударяюсь затылком о низкий потолок. Кто-то копошится впереди, и я иду на звук, надеясь найти кого-нибудь живым.

- Жанна! Станислава! - шепчу я, боясь, что от моего громкого голоса упадет еще несколько камней, но никто не отзывается. Я повторяю. Впереди снова началось копошение, словно там происходит какое-то столпотворение. Я убью Лешу, если с девочками что-то случилось. - Ответьте кто-нибудь! - теперь ч говорю погромче, все еще двигаясь на корточках - высота потолка не меняется. - Черт! - я ладонью задел какой-то острый камень - он вонзился очень глубоко, а в такой темноте я, наверное, даже не смогу его вытащить. Сажусь, пригнувшись насколько это является возможным, и начинаю ковырять в руке возле больного места, но ничего не нахожу. Наверное, уже выпал!

Совершенно забыв о высоте этого "помещения", встаю и, к своему удивлению, ничего не мешает мне стоять. Потолок снова стал высоким. Пытаюсь руками нащупать тот туннель, через который я прошел, но снова его как будто и не было.

- Что за бред? Я же только что прошел через него? - ругаюсь, понимая, что делаю это слишком громко. Копошение впереди затихает, следовательно - там кто-то живой, и он меня услышал. - Эй, кто-нибудь! Если слышите, подойдите поскорее! - мне порядком надоели эти прятки, и я уже, не стесняясь, шаркая ногами, иду вперед. Замечаю, что впереди есть маленький огонек. Ускоряю шаг, хотя и чувствую, что ничего хорошего меня там не ждет. Передо мной только стенка, которая отдаляет меня от огонька. Подхожу к ней и, прислонясь, наблюдаю, откуда идет огонек. Непонятное существо чуть поменьше человека держит в руках фонарик. Он освещает лицо девушки, которая лежит на земле... ЖАННА! Я тут же хочу побежать к ней, но останавливаю себя, ведь ничего хорошего из этого точно не выйдет. Надо проследить, что он будет делать, и только тогда... Существо не торопится. Оно разглядывает черты моей подруги, двигая фонариком из стороны в сторону, после чего издает странный звук, и из щелей, который я раньше не заметил, диаметром более тридцати сантиметров, вылазят ему подобные, но только немного меньше. Значит, он командир.

- Скольких нашли? - грозно спрашивает главный, все еще наблюдая за Жанной.

- Остался один, - к нему подошел другой и низко поклонился. Я осознал, что говорят они про меня. - Но наши уже его ищут, - я быстро прижался к стенке, надеясь, что я все таки стукнулся головой, и все это бред собачий, который я вижу в отключке.

- Тогда отнесите её в ПОКОИ и найдите другого, - маленькие существа подходят к Жанне с разных сторон, подхватывают и тащут в неизвестном направлении. Я жду, когда они исчезнут, чтобы последовать за ними. Вот и главнй ушел, я біло віхожу из своего укрытия... БАМ! Что-то, похожее на барабан, ударяет возле меня, и начинает клонить в сон. Я пытаюсь сделать шаг, но чьи-то руки меня держат. Даже падая, я замечаю, что те гадкие существа столпились возе меня, готовые отвести в свои ПОКОИ.

СТАНИСЛАВА

Я наконец замечаю, что камни светятся. Именно об этом говорил Феодосий Иванович! Именно так ведут себя камни перед тем, как кого-то похищают. Мы больше не вернемся. Надо что-то делать и живо, а то мы навсегда останемся там, куда нас ведет бывший друг. Я пытаюсь вырваться, но ничего не выходит. Леша приобрел могущественную силу, и теперь мне с ним точно не совладать. Он крепко сжимает меня за локоть, а я пытаюсь сказать друзьям, что надо бежать, но ничего не выходит: я потеряла дар речи. Леша упорно тащит меня вперед, словно ему кто-то приказывает, а я не могу понять смысла его действий. Это же просто пещера! Она не стоит того, чтобы мучать друзей. Камни засветились сильнее, словно мрачно приветствуя нас. Мне все еще не понятен источник этого безумного света, но не до того: я все еще не оставляю надежды выбраться отсюда. Он затаскивает меня в пещеру, крича Мише с Жанной, чтобы они поторопились. Куда он спешит? Чувствую шаги за собой: друзья тоже зашли в это страшное место. Мысль, что мы никогда не вернемся назад не покидает меня. Я вижу перед собой темноту, и она кажется настолько живой, что я снова сопротивляюсь идти туда. Леша же ничего не видит, кроме неё. Он дышит её, живет. Я всего лишь аксессуар, и не более того.

Мы первыми заходим в темноту. Сначала нету ничего, как будто произошел конец света. Здесь пахнет гнилью и смертью, как из рта какого-нибудь алкоголика, который не ел уже месяц. Я пытаюсь всячески не дышать, но ничего не выходит: яд подавляет меня внутри, заставляя себе повиноваться. Несколько шагов, и вот, стена за нами обрушилась. Свет, которого и до этого было слишком мало, исчез совсем, и единственное, что я чувствую - это рука Леши, который упорно тащит меня вперед. Он легко обходит препытяствия, вроде нависших камней, которые я уже потом чувствую плечем или ногой, хотя повсюду темно хоть глаз выколи. Я уже не слышу ни Миши, ни Жанны.

- Мы должны проверить, что с ними случилось! - я пытаюсь остановить безумца, но он всего лишь кидает:

- Они с ними сами разберутся, а я должен провести тебя, - он говорит это таким повседневным тоном, словно ничего такого и не происходит, а мне становится страшно при мысли, что он делает это для кого-то другого. Я хочу спросить, кого он имеет в виду, но не решаюсь, идя вслед за ним.

Темнота кажется такой поглощающей, что я уже думаю, что она существовала всегда, и я никогда не видела настоящего солнца. Прошла, наверное, вечность, перед тем как мы остановились. Впереди что-то замаячило: там кто-то был.

- Сейчас решай, - Леша повернулся ко мне, хотя я и не поняла, откуда это знаю, - или ты ТУДА идешь добровольно, или - нет, - я недоуменно на него смотрю. Он говорит голосом моего любимого, из-за чего я была бы согласна идти с ним хоть на край света, но потом вспоминаю холодное лезвие на шее... Он принимает мою паузу за неуверенность. - Сейчас ты должна решить: ты с нами или против. Скажу только, что тебе лучше согласиться: только это сделает тебя счастливой, - его голос похож, словно...словно кто-то говорит за него. Я пугаюсь его перемене. Скажи мне кто-то раньше, что нельзя ехать в эти горы, я бы осталась дома и отговорила бы остальных, но...

- Нет, я никуда не пойду! - я говорю уверенно, насколько это возможно в такой ситуации. Лучше искать выход отсюда до самой смерти, чем согласиться жить в этом безумном мире с этим сумасшедшим.

- Ладно, это твое решение! - он кому-то кивает (откуда я это знаю?), и кто-то выходит вперед. Оказывается, что я не плохо вижу в темноте. Мне, конечно, кажется, потому что передо мной тот самый парень с жабьими глазами.

- Не подходи ко мне! - предупреждаю его, хотя он и не оставаливается. Он мягко идет прямо на меня, а я пытаюсь отступать насколько мне хватает места, но тут же упираюсь в глухую стену: я в засаде. Парень подходит ко мне и, держа руку прямо возле глаз, щелкает пальцами. Все начинает кружиться, и я еле стою на ногах. Леша мигом подбегает ко мне, чтобы подхватить, когда я упаду.

- Предатель! - шепчу я и падаю в забытье, которого, к моему сожалению, мне немного не хватало.

ЖАННА

Как только за нами упада стена, я почувствовала, что отлетела немного в сторону. Когда приземлилась, то жутко болела спина. Я попыталась подняться, что мне, к счастью, удалось. Значит спина не сломана, а все остальное пережить можно. Встала на ощупь, потому что вокруг была кромешная темень. Даже звуки, казалось, тонут в этом мраке: я не слышала своих шагов.

- Миша! - попыталась его позвать, но ничего не получилось. Никто не отозвался на мой призыв. Значит надо идти дальше. Пещера не может быть бесконечной - когда-нибудь я найду её конец. Я встала и, даже не нагибая головы, что было само по себе странно, пошла вперед, ориентируясь только по своим чувствам. Руки я выставила вперед, чтобы не врезаться в стену. Прошла несколько шагов, и тут чуть не подскользнулась. Судя по всему, передо мной была тоненькая каменная тропинка. Я подняла одну ногу и пошатала её вокруг - дорожка была достаточно широкая, чтобы по ней пройти, но если оступиться... Внизу я смогла расслышать какой-то сильный поток воды, который сильно бурлил. Получается, или я иду назад, а мне туда совершенно не хотелось, или пройти по дороге и, скорее всего, навернуться прямо в воду. Последний вариант не был лучшим, но был единственновозможным.

- Эй, здесь кто-нибудь есть? - я на всякий проверила, есть ли кто-нибудь поблизости, но ответом мне была темнота. - Придется идти вперед, - я попыталась себя успокоить. - Это же не самое худшее, что было со мной, так что это я смогу пережить, - говоря с собой, мне становилось немного лучше, но только немного.

Я пошла вперед, еле-еле переступая с ноги на ногу, боясь, что могу ошибиться и упасть. Руки я расставила в сторону, словно канатоходец, чтобы хоть как-нибудь поддерживать равновесие. Через несколько минут я поняла, что уже стою на твердой земле. Быстрое течение шумело где-то позади, а я решила продвигаться дальше: там был какой-то шум. Это может быть очередная горная река, или поток лавы, или даже горыне звери, но мне необходимо найти это. Прошла несколько метров и остановилась, чтобы немного передохнуть. Это место заставило меня забыть, что я пришла сюда не одна, и что вообще пришла сюда, а не вечно влекла свое жалкое существование в этой пещере.

- Она уже здесь! - вдруг слышу голос прямо перед собой, но внизу. С перепугу я слишком резко останвливаюсь и тут же падаю на землю. Ударяюсь головой о ближайший камень, и все тут же затемняется для меня. Зря я ушла подальше в пещеру!

Глава 10

ЛЕШКА

Станислава падает в обморок, а я тут же подскакиваю, чтобы успеть подхватить её. Она говорит, что я предатель. Ха! Она просто не поняла, что я желаю ей только всего лучшего. Она еще не осознала, сколько она не знает об этом прекрасном мире. Парень, который мне представился Жалобьем, отходит в сторону и, протягиваю руку к маленькому свету впереди, говорит:

- Они уже понесли других, так что если не хочешь потеряться - догоняй, - я послушно киваю и спешу нагнать шествие из маленьких существ, несущих парня и девушку. Голос зовет меня сильнее, буквально придавая мне сил. Он благодарит, что я выполнил свою работу, и тперь меня ждет блаженство. Маленькие существа терпеливо несут свою ношу, а я вприпрыжку скачу за ними. Мне наплевать, кто они, и что будет с этими людьми, но я хочу быстрее увидеть обладателя этого могущественного голоса, который вел меня всю дорогу.

- Направо, господин! - говорит мне одно из маленьких чудовищ и указывает рукой на поворот. Я послушно следую за ним. - Передайте нам вашу ношу, а вас ждет Хириана, - я опускаюсь на колени и передаю девушку подобию гномов. Они берут её со всех сторон и утаскивают в том же направлении, в каком уже забрали других. Из толпы выделяется одно существо и, семеня маленькими ножками, подходит ко мне.

- Я вас проведу, - оно идет вперед по длиному, выложенному золотом коридору, а я следую за ним, милуясь всей этой красотой. Неужели это было создано руками простых смертных?

Везде в коридоре висят портреты неизвестных мне существ, но королевской крови: я чувствую их мощь. Я, как маленький щенок, скачу из одного места в другое, чтобы впитать всю энергию, которой пропитана эта пещера. Я словно заново родился: все мои бывшие ценности исчезли, заменившись совершенно новыми и пока мне непонятными.

- Мы пришли, господин! - передо мной открываются двери, и я тут же падаю ниц, чтобы не видеть властителя этого мира. Нет, я недостоин для такой чести. Я лежу, чуть не облизывая изумрудный пол, надеясь, что мне разрешат поднять глаза.

- Поднимись перед великой Хирианой! - её голос настолько вкрадчив, что я не в силах ослушаться, поднимаю на неё свой взор. Прекраснее существа я не видел на земле! На меня смотрят сразу десять больших глаз, в каждом из котором скрыт целый мир. Она вся словно сделана из драгоценностей, но все равно живая: она тянет ко мне свою руку, чтобы я её поцеловал. Я быстро подбегаю и хватаю протянутый мне дар. Прикасаюсь губами к твердым камням, и внутри меня пронизывает тепло. - Спасибо, простой смертный, за то, что ты сделал для меня, - её голос эхом отражается от стен. - Никто, кроме тебя, не заслуживает моей любви больше, - она смотрит только на меня, и нет для меня большей радости. Я смущенно отвожу взгляд.

- Не беспокойся, ты получишь все по праву! - она кладет одну руку мне на плечо, а другую на голову. - Завтра произойдет ваша коронация! - я поглубже вдыхаю воздух, чтобы понять, сон ли это, но ничего не меняется.

- Спасибо, великая Хириана! - я снова падаю на землю, но не решаюсь прикоснуться к её ногам.

- Тебя проведут в опочивальню, а пока поешь. Ты много сделал для меня! - она указывает своей алмазной рукой на стол, наполненный всякой едой, которая мне до этого показалась странной: разные разноцветные каимни лежат аккуратно на тарелках, а напитки желтого и зеленого цвета, наполнены в прозрачные сосуды. Я не перечу королеве, говоря, что этого не могу есть, а она с интересом наблюдает за моими действиями. Я подхожу ближе к столу и беру один из камней. Он жесткий, как и все камни, но как только я подношу его к рту, он становится мягким, словно сладкая булочка. Я надкусываю. Ничего вкуснее этого нет на свете!

- Это свежевыжатые самоцветы! - владычица замечает, что я уже смотрю на жидкость. - Они вкусные, пока свежие, так что пей быстрее, - я, не обращая внимания на все приличия, пью прямо из графина, и осознаю, сколько упустил из этой жизни. Вместе с соком, который превращается в мою кровь, из меня выходит вся моя прошлая жизнь. Королева долго смотрит на меня, а потом отпускает в спальню. Туда меня ведет странный гном.

МИША

После того, как проснулся, жутко болит голова, словно я много выпил, и я втайне надеюсь, что мне все это приснилось, но нет. Я лежу в широкой кровати, которая не так уж и удобна, потому что вместо матрацев здесь самоцветы. Я приподнимаюсь на локте. Я никогда не видел эту комнату до этого. Все блестит, и на меня повсюду смотрят мои же лица, отражаясь в камнях. Никого, кроме меня, в это комнате нет. Я, к счастью, остался в своей одежде. Хоть это радует... Вдруг вспоминаю, как какие-то существа утащили Жанну, надо быстро найти её и увести из этого странного места. Я вскакиваю, но не могу найти дверь. Я стучу по стенке, надеясь по звуку определить глухое место, но ничего не выходит. Звук везде одинкаовый. Значит меня каким-то образом замуровали... Кристаллы не могут вырасти так быстро, значит я лежу тут давно... Я пощупал себя по подбородку, проверяя есть ли у меня длинная борода, но ничего такого не заметил. Значит прошло мало времени с того, как меня похитили.

Надо осмотреться. Комната очень большая. Из мебели здесь кровать и сделанная из того же материала тумбочка. В ящичках лежат только странные предметы, похожие на обработанные кристаллы. Само существование этой комнаты феноменально. Полностью ихз кристаллов... Нет, надо не забывать, что я пришел сюда не за этим. Пришел? Почему я думаю, что шел сюда сам? Меня же насильно сюда вели, но кто... Я совсем все забыл, мне, наверное, стерли память. Слышу звон с другой стороны стены. ТАм определенно кто-то ходит.

- Кто там? - вскрикиваю я, надеясь, что меня выпустят. В ответ возле пола расширяется маленькое отверстие и из него выходит одежда, очень странного покроя.

- Одевайте, господин! Скоро коронация, - раздалось снаружи, а щель быстро закрылась, еще до того, как я до неё добежал.

Я понял, что нас скоро собираются выпустить. Это радует. По-крайней мере, это прекрасный шанс сбежать отсюда, и хорошо бы его не успустить. Главное - найти Жанну и Станиславу. Надеюсь, что они в полном порядке. Я вздохнул и беглым взглядом осмотрел одежду, которую мне дали. Она была украшена камнями и заинтересовала бы любого ювелирщика, но мне самому не было интересно. Я оттолкнул ногой не нужную мне вещь. Она со звоном упала на середину комнаты, словно была сделана из колокольчиков.

- Они что, правда думают, что я одену это? - я снова пнул ненужную одежду, и она тут же исчезла. Я в шоке подошел к тому месту, где она когда-то была - там было совершенно пусто. Я даже несколько раз прощупал и пол и стены, но холодные камни оставались камнями - ничего больше не происходило. Но этого не может быть! Я не могу заставлять вещи исчезать... Или могу? Я подошел к стенке и прислушался - там отчетливо было слышно чьи-то шаги. Значит уже идут забирать на свою "коронацию". Надо приготовиться, чтобы напрыгнуть, когда зайдет єто непонятное существо. Оно может начать брыкаться... Я подошел к кровати и стряхнул с неё простынь, чтобы легче было поймать "гнома" врасплох.

Шаги приближаются, и я становлюсь возле места, где когда-то появилась странная одежда. Чуть пригнулся, помня о маленьком росте этих существ. Этого будет достаточно. Один шаг, второй, третий... Пришелец остановился и чем-то стукнул. Стенка начала расходиться с полом, слегка поднимаясь, словно ворота, но с таким скрежетом, словно отдиралась от него.

Гном, ничего не подозревая, заходит внутрь, и я тут же кидаю на него ткань. Он начинает всячески изворачиваться, а я накидываюсь на него всем своим весом. Так будет безопаснее, чем просто держать его: кто знает, что он там умеет.

- Отпусти... - кричит существо. - Отпусти! Я пришел тебя отвести к королеве...

Я встаю и трясу мешком, в котором теперь находится гном. Он что-то продолжает повторять, но ему это дается с трудом.

- Где мои друзья? - отчетливо пероизношу я и снову трясу мешком, чтобы создание поняло, что я с ним не в игры играю.

- Отпусти, и я тебе скажу! - в любое другое время я бы смилостивился над ним, но ко мне сейчас такой прилив энергии, что мне хочется бороться со всем злом в мире.

- Еще раз пискнешь не по теме, и я тебя с какой-нибудь горы запущу, - я снова потряс мешком - проход в стене был слишком маленьким, чтобы такой громила как я там прошел. - Открывай ворота, и мы отправляемся к моим друзьям.

Гном что-то пробурчал, но согласился через силу: он явно был против укачиваний. Он снова чем-то ударил и ворота стена снова поднялась, но теперь на приличную высоту. Я прошел через проход и оказался в длинном золотом коридоре. Меня сразу передернуло от этой нелепости. Даже "драгоценные" комнаты казались хоть в какой-то мере благоразумными, но это...

- Куда дальше? - я снова потряс своим мешком: гном был совершенно легким.

- Если мой господин соизволит пройти в тронный зал... - попыталось выкрутиться существо, но я на него тут же прикрикнул.

- Ты разве глухой? К друзьям, и живо! - для наглядности моего приказа я встряхнул его посильнее, что, к слову, заставило его думать быстрее.

- Направо, а возле картины нашего высочества - налево, - прокряхтел гном, пытаясь выбраться из мешка. Я, не теряя времени, помчался вперед по коридорам, надеясь, что успею забрать друзей до того, как за ними придут такие же слуги. Ага, вот и портрет! Я только краем глаза посмотрел на этого монстра из кристаллом и тут же помчался дальше, уже не обращая внимание на все вокруг. - Уже пришли! - оповестил меня гном, хотя и ничего не видел. - Может я все таки выйду и там уже открою...

- А может, ты из мешка с этой работой и справишься? - этот гном уже успел мне надоесть: все юлозится и юлит, но ничего...

Раздался стук, к которому я привык, и проход начал появляться. Все шло по плану.

ЖАННА

Я очнулась в просторной комнате из стекла. Я конечно слышала, что какие-то богачи позволяют себе такие излишества, но так чтобы совсем... Я сначала даже не подумала о том, что я вообще тут делаю. А правда! Все мое приключение было как сон, но теперь я поняла, что - нет. И, судя по ощущениям, я в самом не приятном месте на Земле. Двери, как и окон, тут вообще не было, и ничего даже не намекало на то, что их когда-то делали. Подумаем логично, меня же как-то сюда занесли? Я дотронулась до головы - это оказалось слишком больно. Точно! Я же упала! Значит я в больнице... Я снова осмотрела помещение. Нет, это не больница, а то больно дорого выглядит. Меня похитили. Да, меня похитили. Теперь все стало на свои места. Леша работал заодно с кем-то, кому нужны люди, и теперь мы в тюрьме.

Неожиданно кто-то стучит в стену. Я подхожу к ней поближе и, прислонившись к ней ухом, спрашиваю:

- Кто это? - никто сначала не отвечает.

- Госпожа, мы принесли к вам одежду для коронации. Скоро мы за вами вернемся! - я быстро отпрыгиваю от стены: она немного расширяется, через проход проваливается платье, которое, судя по всему, я должна одеть.

- Где я вообще? Выпустите меня скорее! - я громко стучу по стене, но все звуки подавляются из-за того, что это стекло. Шаги по ту сторону стены уже исчезли. Что за "коронация" такая? Мы что, в древние времена попали? Я молча смотрю на одежду, которую мне принесли. Просто ужас! Одни только драгоценные камешки. Да что тут происходит? Я думаю доторнуться до платья, но потом передумываю. Лучше подожду, пока ко-нибудь вернется, и я смогу расспросить его о том, чего им от меня нужно. Я сажусь в позе лотоса прямо на пол, и он не кажется холодным. Удивительно!

Проходит несколько мучительных минут, во время которых совершенно ничего не происходит. Или они думают, что я одеваюсь час, или они решили, что будет правильнее меня так и оставить. Я сама удивлена своему спокойствию и трезвости мышления. Что со ной не так? Я чувствую источник сил, который придаёт мне энергию, и знаю, что всё будет в порядке, поэтому не переживаю по этому поводу. Но откуда?

К моему удивлению, стена снова раздвигается, и на другой стороне стоит Миша с каким-то мешком в руке. Он немного трясет его, и я вижу, что там кто-то юлозится. Я не вскакиваю, чтобы крепко обнять друга, потому что не могу двигаться. Друг махает мне рукой, и тут происходит неожиданное. Я вижу себя, которая выходит к Мише и кидается ему на шею. Я широко открываю глаза, не веря своим галлюцинациям. Моя копия и мой друг хватают друг-друга за руки и улепетывают, даже не заметив меня саму. Вот дела!

Когда у меня появляется возможность двигаться, я вскакиваю и подбегаю к стене, но она снова цельная, без какой-либо щели. Я снова её трогаю, понимая, какой глупой выгляжу со стороны. Снова сажусь на место. Это, наверное, обман зрения. Тут же все из стекла, значит, тут могут гулять отражения. Нет. Меня не устраивает это объяснение. Я уже даже немного верю в магию... Дверь начинает расширяться точно также как и в видении, а по ту сторону стоит...МИША С МЕШКОМ. Я быстро подбегаю к другу и крепко обнимаю. Мне сейчас не до странных совпадений. Я прижимаюсь к его волосам, которые всегда пахнут цветами. Ногой я чувствую, что мешок постоянно дергается. Ладно, потом об этом спрошу. Мы уходим подпльше от прохода, потому что я чувствую неудобство.

- Ты меня спас, - как бу между прочим говорю я. Он на это только пожимает плечами.

- Мне надо тебе кое-что рассказать. Я не очень уверен, но мне кажется... - он замолчал, покивав головой, как часто делал, когда не мог подобрать правильных слов. - Ну-у-у, я в общем могу заствлять вещи исчезнуть, - я даже не удивилась его заявлению. В этом месте могло быть что-либо. Но после его предположения, во мне тоже зародилась мысль.

- Слушай, - я не знала, стоит ли ему говорить. - Я получается будущее вижу... - последние слова я буквально проглотила, потому что сильно застеснялась.

- Неужели? - он схватил меня за плечи, после чего покрутил. - Жанна, да ты ясновидящая! - он снова покрутил меня, и я с радостью отдалась минутному полету. - А что ты видела?

- Да неважно! - я махнула рукой, как в доказательство того, что это не имеет значения. - Лучше скажи, что ты в мешок запихнул. Дергается отвратительно... - что-то из мешка тут же страшно ругнулось, из-за чего я подумала, что там очень маленький человек.

- Я так думаю, что это гном, но кто его знает, - он поднял мешок на уровень глаз. - Говори, поганец, где Станислава! - мешок страшно затрясся: Миша вел переговоры жестко.

- Мне запретили вам говорить, так что я ничего вам не скажу, сколько не трясите! - он что-то там фыркнул, явно чувствуя гордость за свой ответ. Миша засунул руку в мешок и, немного полазив и, наверное, подравшись с гномом, вытащил оттуда маленький молоточек.

- Тебе это не нужно, - он успел завязать концы мешка, который был сделан из простыни, еще до того, как толстая гномья рука просунулась к открывшуюся щель. Он несколько раз покачал мешок вперед и назад, после чего забросил в комнату, из которой я вышла.

- Нам надо закрыть проход, - уверенно сказала я, понимая, что с такой дырой, даже совсем маленькой (она постоянно уменьшается), эта комната недолго будет держать в ней гнома.

- Ты права! - поддакнул Миша, хотя и сам уже думает о решении. - А если?... - как бы не веря своей догадке, он молоточком слегка ударил по стене, и она тут же уменьшилась, совсем слившись с полом. - А теперь надо убрать этот молоток куда-нибудь, - он почесал в затылке, и тут к нему пришла мысль. Он положил молоток на землю и, долга на него смотря, пнул его ногой, отчего он тут же исчез. Я удивленно посмотрела на место, где когда-то лежал предмет.

- Куда ты его отправил?

- В жерло вулкана неподалеку отсюда. Этот метал легко плавится, - он последний раз посмотрел на пол, а я в это время подошла к моей бывшей тюрьме и прислонила ухо, чтобы послушать, чем там занимается существо. Оно ходило и по всему стучало, явно ожидая, что проход откроется снова. То и дело оттуда доносилась ругань. - Вот же" - вдруг закричал Миша позади.

- Что?

- Мы же не знаем, где Станислава! - я поняла, что до этого пусть Миша находил только с помощью гномоподобного. Он обреченно сел на пол, но потом тут же встал на ноги - его лицо сияло. - Ты же можешь посомотреть, куда мы пойдем. Попробуй!

Я послушно закрываю глаза, представляя себя картину, куда мы побежим потом. Вот сейчас. Еще немного... Картина задвигалась, и я начала запоминать коридоры. Направо, налево и два шага вперед. Двери, как и следовало ожидать, там нет. К счастью, по этим коридорам никто не ходит. Я остановила видение.

- Побежали! - я подпрыгнула при мысли, что сколько изменилось за один день. Несколько минут, и мы уже на месте. Стена здесь полностью изумрудная, но такая гладкая! - С молотком это ты зря... - Миша сразу помрачнел. Я быстро постучала в стену, но там не было ответа: глухо, как в лесу. - Мы её даже не пробьем...

- Пробьем? - Миша покачал головой. - Точно! Что мы за идиоты! - он протянул руки к стене, ощупывая правильное место. Он же пытается заставить её исчезнуть.

- А ты уверен, что все не обвалится? - Миша снова меня не слушает. Он напряженно вдавливает руки в стену, отчего она начинает понемногу испаряться. Вот и все!

СТАНИСЛАВА

Для меня прошла целая вечность, перед тем как ко мне постучали. Я ненавижу Лешу, по крайней мере таким, каким он стал. Я хочу вернуть себе любимомого, но я не знаю, как это сделать. Он предал нас, отдав непонятным существам. Он совершенно забыл о том, кто мы есть, но я бы хотела его вернуть... В дверь постучали и просунули в неё что-то вроде одежды. Им еще и одеться нужно. Я кидаюсь к отверстию, чтобы успеть схватить негодяя, который решил надо мной поиздеваться, но он, испугавшись, тут же закрывает щель. Я ошарашенно смотрю на голую стенку. Там что, только что дыра образовалась и исчезла? Я трогаю стену несколько раз, но все одинаково. Без волшебства или высших технологий не обошлось, это я точно чувствую.

- Скоро великий праздник, госпожа! - прозвучал за стеной глухой голос. Он стукнул громко по чем-то, и я услышала, как отдаляются шаги: значит он ушел. Можно забыть о том, чтобы выбраться отсюда. Отчаяние меня погубит. Я вздохнула воздух поглубже, чтобы не чувствовать тоску на сердце, и мне становится немного легче. Облокачиваясь спиной к стене, сажусь и обнимаю колени. Надо подумать, что делать дальше. Биться о стену, словно муха, я не хочу. Может, если взять эту тумбочку и кинуть... Но она слишком тяжелая... Или найти замурованное окно, а должно здесь быть... Но на это уйдет вечность. Вдруг я чувствую, что начинаю понемногу проваливаться назад. Стенка исчезает. Я не успеваю отскочить в сторону, как падаю головой вниз. Передо мной стоит Миша с Жанной - они удивленно на меня смотрят, а я пытаюсь им улыбнуться, но выходит гримаса боли: на голове выросла, скорее всего, шишка.

- С тобой все в порядке? - подруга подает мне руку, чтобы я встала.

- Вроде бы, - я проверяю голову - пока ушиба нет. - А почему стена исчезла, - ребята мнуться на месте, раздумывая как бы ответить. Все таки инициативу берет Миша.

- Я умею вещи заставлять исчезать. Ну...стена отправилась в другое место... - он смущенно опустил глаза.

- Как это? Ты обладаешь телекинезом? - я пораженно смотрю на друга, он наконец поднимает глаза.

- Что-то вроде этого... - он тут же смотрит на Жанну. - А она вот...ясновидящая, - я в шоке перевожу взгляд на подругу, а Миша облегченно вздыхает.

- А у тебя какой-то талант открылся? - она пытается перевести ситуацию в другое русло, но делает только хуже. Я хмурюсь, понимая, что снова стала белой вороной. Ничего, я уже привыкла. Жанна понимает, что сделала оплошность. - Не беспокойся! Он появится потом, я обещаю, - странно слышать такое от ясновидящей, но сейчас, судя по её глазам, Жанна говорит просто по старой привычке.

- Ничего! Я ни на что и не рассчитывала, - я пожимаю плечами. - Давайте лучше решать, что дальше делать будем.

Миша с Жанной перекидываются взглядами.

- Мы сначала подумали, что надо бежать, но... - он замолчал, словно боясь ранить мои чувства. - Лешка все равно остается нашим другом, и мы не можем бросить его в этом месте. Надо его забрать.

- Я согласна! - я вскидываю руку вверх, понимая, что никогда бы не ушла без любимого. - Только, как к нему подобраться?

Даже Жанна задумалась. Она посмотрела в сторону, словно ответ мог выплыть из-за угла, но потом её как будто осенило.

- Помните о "коронации"? - она посмотрела только на Мишу, потому что я понятие не имела, о чем она толкует. - Нас приглашали туда! - это уже объяснение в мою сторону. - Леша обязательно будет там. Надо пройти туда, словно мы хотим этого, но потом выбрать случай и скрыться, захватив парня. Нечетко, но это единственное, что я могу предложить...

- А посмотреть в будущее? - Миша по-деткски наивно посмотрел на Жанну.

- Нет, - глаза подруги стали по-настоящему взрослыми. - Сейчас наше будущее зависит только от нас, - она посмотрела на нас двоих, и мы в унисон кивнули. План был неидеален, но вполне выполнимый. Другого выхода не найти.

ЛЕШКА

Спать в кровати было высшее блаженство. Тепло, словно я здесь родился. Я даже не знал до этого, что камни могут так хорошо греть. Я дотронулся до одного из яркокрасных рубинов. Легкое тепло разлилось по моему телу, и я наконец почувствовал себя счастливым. Мне даже не вспоминались события вчерашнего дня - я жил здесь всегда. Кровать, хоть и была сделана из камней, оказалась мягче любой перины. Это все предрассудки, которыми нас напичкали в детстве, чтобы мы не пробовали всего этого блаженства. Вот-вот. Тумбочка возле кровати была наполнена многочиленными вещами, которым, я не знаю по какой причине, я уже знал применение. Вот это, что-то наподобии гребня, нужно было для расчесывания волос. Эта штука для прочищения камней, а это...

- Дорогой господин! - проход расширился (он был здесь всегда), и маленький человек прошел в комнату, сильно наклонившись, проявляя ко мне дань уважения. Я сразу выпрямился, выпячивая грудь. - Соизвольте надеть ваш наряд на сегодняшнюю коронацию, - он встал на одно колено и протянул мне одежду лучшего покроя. Тонкие золотые швы шли по всему камзолу, а в штаны были вшиты многочисленные алмазы.

- Коронации? - я удивленно посомтрел на слугу - он продолжал держать перед собой костюм.

- Конечно, господин, коронации. Вам и еще вашим спутникам дадут силы...

- Спутникам? - я перебил слугу: какие-то невнятные обраы поплыли перед глазами. Я когда-то знал их.

- Я скоро приду за вами, - он исчез в проходе, оставив его открытым: мне очень доверяли. Я слегка дотронулся до одежды, чтобы убедиться, что это все не сон, и я правда держу в руках самую дорогой костюм на Земле. Она так и сверкала в лучах...не знаю чего...пока я неуклюже вертел её в разные стороны. Как я могу одеть такое? Я не заслуживаю этого. Я решил, что не буду это одевать, потому что одеть этоот костюм - согрешить своим уродством. Я аккуратно положил его на свою кровать, тщательно разгладив складки и поправив всё украшение.

Делать больше было нечного, поэтому я решил погулять по этому месту: отказа мне никто не давал. Я, сильно приггнувшись, вышел из своей комнаты, и, спрятав руки в карманы, легким шагом пошел вдоль коридора. Неожиданно я услышал какие-то шепотки. Кто-то тихо переговаривался прямо возле меня, но когда я повернулся - там никого не было. Я остановился и огляделся, но коридор был ровным, и никаких ответвлений тут не было. Я продолжил прогулку, хотя и сильно навострил уши: может, мне удасться снова найти "шептунов", но ничего, кроме моих шагов, не было слышно. Коридор казался бесконечным, и я решил повернуть назад, чтобы успеть до того, как придет слуга. Как только я повернулся, то чуть не столкнулся с маленьким человеком. Он что-то пробурчал и только потом, высоко задрав голову, сообразил, кто перед ним.

- А я как раз за вами! - он ухмыльнулся, и меня испугало это выражение лица. "Он лжет", - возникла мысль в голове.

- Как надоели эти высокопалые! Задолбали со своими выкидонами, - я удивленно посмотрел на слугу, который все еще улыбался.

- Я не очень понимаю... - я попытался понять, чем вызвана ярость маленького человека, но он наивно улыбнулся до ушей.

- Я отведу вас на коронацию, - повторил он.

- Нет, вы же сказали...

- Зал совсем недалеко, - он указал рукой мне в сторону, куда я до этого шел. Странность какая-то! Я же слышал, как он ругался на...меня. Я решил пока забыть об этом случае. Наверное, очень сильно расстроился или переутомился, что теперь слышу голоса в голове, и везде что-то мерещится.

Слуга тут же меня оббежал, быстро семеня слишком маленькими ножками, и пошел впереди, то и дело раскачиваясь, словно корабль на волнах.

- Ненавижу! Думают, что все можно. Сказал же, сиди у себя в поганой комнате, а он даже этого не понял - запреты только для нас, - я удивленно посмотрел на своего спутника: его что, не стесняет, что я это все слышу? - Но ничего, ничего... Скоро с ними закончим, - слуга, словно лелея эту мысль, погладил руками по голове, порядочно взъерошив волосы.

"Да что ты себе позволяешь?", - хотел спросить я, но слуга тут же остановился и указал на гигантскую дверь в не менее гигантский зал. Все это великолепие мгновенно сбило с меня спесь, и я чинно вошел внутрь, совершенно отказавшись от всех глупых мыслей. На троне, словно и не двигаясь вовсе, восседала королева Хириана. Я инстинктивно встал на колени, преклонив перед высочеством голову. Она даже не пошелохнулась.

-Встань! Теперь, пока никого нету, я тебе единственному, - она глянула на слугу, и тот тут же смылся, закрыв за собой дверь. - дам ДАР. Я могу наделять существ, которые сыграли мне добрую службу, способностями, чтобы они почувствовали мою благодарность, - она подняла свою руку выше, отчего кристалл, самый большой на её теле, ярко блестнул, почти осветив меня. - Закрой глаза, и из этого зала ты выйдешь необычным, - она прикрыла глаза, словно вдохновившись своей речью - я молча последовал её приказу. Ничего не происходило. В зале было настолько тихо, что даже если бы комар что-нибудь пискнул, об этом услышал бы весь дворец. Неожиданно кто-то ударил в гонг, и я решил, что это и символизирует то, что меня чем-нибудь наделили. Открываю глаза. Королева сидит, как и сидела, а её глаза обращены к небу.

- Теперь ты можешь читать мысли! - она снисходительно посмотрела на меня. - Попробуй! Я открыта для тебя!

Я напрягся, пытаясь попасть в её сознание.

-Молодец! Как видишь, я пред тобой чиста, как и все жители моей страны. После смерти я отдам тебе все: владения, копи, пещеры и моих слуг...- я начал сильнее прислушиваться: за её монотонным чтением было что-то еще. Она во всю старалась это скрыть, но я, понемногу проталкиваясь сквозь её барьер, наконец то смог услышать:

- После того, как глупый мальчишка убедится в том, что я подарила ему этот дар, я созову его друзей, и мы сможем наконец принести в жертву...

- Что ты делаешь? - теперь она уже говорила вслух. Я вскочил от неожиданности: до этого я был в состоянии транса, и её голос показался слишком громким.

- Ничего. Я просто залюбовался вашим голосом, - я решил не говорить ей о том, что смог услышать. Я сам не мог поверить своим ушам: лошибки быть не могло - кого-то должны были убить.

- Подожди своих друзей здесь: они скоро придут, - она посмотрела на меня, но сейчас я был уверен, что мои мысли она не читала, никогда не читала.

- Они мне больше не друзья. Мой дом только здесь, - я сразу решил снова её "послушать".

- А на него уже начинает действовать. Странно, что он не в одежде, но ему и воздуха хватает. Так даже легче будет,- я встал на одно колено, чтобы можно было низко опустить голову. Я улыбался.

Глава 11

СТАНИСЛАВА

Я жутко боялась, что с нашим планом ничего не выйдет. На же всего четверо... Нет. Трое. Мне постоянно приходится себя поправлять, потому что мне очень плохо верится в то, что с Лешкой ничего нельзя сделать. Я в третий раз вытерла ладони о мою юбку: они были снова потными. Вся эта глупость, в которую мы попали: странная пещера, существа, а еще и эти способности... Наверное, я просто злюсь, что у меня ничего нет, но мне не привыкать к этому. Жанна всегда была лучше в этом качестве, а я всего лшиь зубрила, но... Нет, все сомнения долой! Я решила, что спасву любимого, значит я это сделаю, есть ли у меня дар или нет. Коронация, начиналась через десять минут. Гном приходил минут дввадцать назад, так что надо будет, как то объяснить то, что мы все вместе, а стена в моей комнате отсутствует.

- Зачем нам ждать этих чудиков? - в который раз спрашивает Миша, отчего Жанна вздыхает. - Давайте сами ворвемся туда, эффект неожиданности...пуф...пах...я убираю все вокруг, Станислава ищет Лешку, а я с Жанной...

- Мы не знаем, на какую сторону встанет Лешка. Я не хочу оказаться лицом к лицу с вооруженным... - не могу сказать "любимым" перед этими двоими, - другом Лучше в мирных условиях его утащить, - я в третий раз объясняю парню, словно ему каждый раз прочищают память: он явно не любит ждать.

- Послушай Станиславу: она права. Разве ты не помнишь историю о Троянском коне? Более чем эффективно... - Жанна подмигнула мне в своей манере, я в ответ улыбнулась.

- Только маскриковки никакой... - он грустно посмотрел на место, где когда-то была стена. - Эти коротконожки нас ни за что не заберут, если узнают, что мы здесь натворили. - он попытался отковырять какой-то камешек от пола, но только заставил его исчезнуть.

- А Миша то прав! Чего сидеть здесь? Давайте пойдем к залу, где бы он ни был, и притворимся потерянными детьми. Они нас и так тупыми считают, только на руку, - глаза Жанны загорелись, и она схватила Мишу за руку, словно ища поддержку. Меня даже не спрашивали.

- Ладно, пошли! - я решила нарушить эту влюбленную тишину. - Кто не рискует, тот не пьет шампанского! Недаром же я в школьных спектаклях учавстовала! - ребята повставали вместе со мной, и мы решили идти, куда шли до этого. Сердце подсказывало, что именно там его половинка.

В коридоре, кроме нас, никого не было. Я бы обрадовалась, если бы все его обитатели умерли или еще чего, но мы были не такими детьми, чтобы верить в такие совпадения. Мы прошли еще несколько метров, прежде чем перед нами появился представитель Служебного гномоида (Миша дал им вполне приличное название). Он шел как раз в нашу сторону, и мы приготовились к тому, что он тут же заорет на нас, но он всего лишь кинул на нас один взгляд, и тут же отвернулся, быстро шагая дальше.

- Простите, мы... - Жанна сделала такой жалкий вид, что даже брошеный на улице в дождь котенок бы расплакалася, но гномоид, не обратив должного внимания, только кинул через плечо.

- Два шага прямо и три - налево, - он скрылся за углом, а мы ошарашенно проследили за ним взглядом.

- Он с кем-то нас перепутал? - Миша странно посмотрел на нас, не веря своим глазам.

- Скорее всего, - я поддакнула, не отводя глаз от угла. - Те называли нас "госпожами" или "господинами". Они, наверное, так разговаривают со слугами, - Жанна вдруг на пустом месте начала смеяться. - Ты чего? - я, не скрывая улыбки, посмотрела на подругу.

- Представь, если у них и правда слуги - люди. Это, как если бы мы пленили великанов, и каждый раз, бегая по кухне, врезались в их ноги, принимая их за стены. Или, что-то им говоря, заставляли бы их гигантские головы наклоняться к нам. Жуть же какая-то! - даже Миша громко хихикнуд, хотя и попытался сдержать смешок.

- Слуги, не слуги, а надо пойти и проверить, куда эти гномоиды обычно ходят, - он развернулся и пошел в ту сторону, куда нам указали. - Смешно, что они все шагами меряют. Для них же метр - ого-го! - он снова посмеялся шутке, но теперь своей, и мы с Жанной поддержали его - это хоть немного разрядило обстановку.

В указанном гномом направлении находилась маленькая и незаметная дверь. Скорее всего, она и правда была предназаначена для людей, потому что в неё можно было пройти, хотя и с трудом.

- Дискриминация людей! - шепотом крикнул Миша, входя в привычное русло своих шуток. Он явно был на веселе, и мне было немного приятно посмеяться с ним, хотя я и была обеспокоена судьбой Лешки.

Туннель, который тут же следовал за дверью, был коротким, так что в согнутом состоянии мы шли недолго. В конце появился свет. Я тут же кинула туда взгляд, и чуть не навернулась. Там был самый настоящий лес. Густые кроны деревьев накрывали почти всё небо, хотя его не по-зимнему голубые кусочки торчали в разных местах. Солнца не было вообще, из чего можно было сделать вывод, что это все таки находилось под землей, хотя происхождение неба оставалось неизвестным. Мы вышли сразу на поляну, которая была укрыта разными НАСТОЯЩИМИ цветами. Я подошла к одному из них, и этот запах просто свел с ума после гнилого запаха пещеры. Я почувствовала прилив энергии, хотя Лес и был возле ТОГО места.

- Бинго! - крикнул Миша и, словно ребенок, кинулся валяться на траве, помяв несколько цветов.

- Миша, веди себя как взрослый! - Жанна подошла к нему слишком близко: это была её ошибка. Парень схватил её за ногу, отчего та свалилась рядом, громко смеясь. Я стояла в стороне, наблюдая как друзья вовсю резвятся. Все мои мысли были о Леше.

- Закругляемся! - я вспомнила, что мы должны бежать в зал коронации, чтобы никто не решил нас искать самостоятельно. Ребята огорчились, но все равно встали и отряхнулись. - Не оставляйте ничего: они могут что-нибудь заподозрить. Трава в пещере не растет, - Жанна скорчила мне рожицу и начала собирать с себя травинки, что-то там шепча. - Закончили? - друзья кивнули, и мы быстро побежали к выходу, чувствуя, что сможем победить.

ЛЕШКА

Прошло, наверное, всего десять минут, перед тем, как ворота открылись, и мои друзья вошли в зал. Они были сильно возбуждены, словно пробежали кросс перед приходом. Станислава кинула на меня беглый взгляд и покраснела, как будто вспомнила про меня что-то плохое, а его было много. Я пожалел, что не могу встать к ней ближе и взять за руку теперь, когда королева не может на меня влиять. Я был слишком неумелым. Если бы я сразу узнал, что могу читать мысли, то смог бы от неё защититься, так что Херилия допустила ошибку, когда наделила меня этим даром. Королева пока рассматривала моих друзей. Жанна грустно смотрела вперед, не обращая внимания на существо, сидящее на троне; Миша воинственно уставился прямо в глаза величеству, хотя в то время даже не думал об этом: с ним часто такое бывает; а Станислава... Мне было стыдно на неё смотреть. Она казалась такой чистой и невинной, словно только что родилась, а я чувствовал себя таким козлом... В этот раз я не допущу, чтобы ей было больно. Я снова глянул на Херилию - она, попереводив взгляд, с одного из друзей на другого, остановила на Станиславе. Мне не понравился этот взгляд, пожтому я тут же решил прочесть её мысли:

- Она, кажется, уже и так в моей власти. Остается только немного...- она кинула взгляд на меня, словно почувствовав, как я роюсь у неё в голове, но тут же убрала, сконцентрируя все внимание на Станиславе. -Бедная двеочка: намучилась. Но скоро мы избавим тебя от мучений...- я громко кашлянул, чтобі королева перестала сверлить глазами девушку. Надо было быстрее с этим заканчивать, чтобы найти момент, когда можно будет...

- Дорогие мои гости! - торжественно начала Хирелия, совершенно не двигаясь, а я удивился её выдержке. - Сегодня будет коронация - самый великий день в нашей истории. Вы все здесь, потому что вы избранные. Сама судьба вела вас сюда, в нашу блаженную страну, - она по очереди проводила взгляд с Миши на меня: я сразу попытался принять надменный вид, надеясь, что королева не поймет, что уже не действует на меня, вроде бы получалось. - Я собираюсь сделать вас королями и королевами своей страны, потому что чувствую, что мне нужна помощь со стороны, - она остановилась, переводя дыхание, хотя я и понял, что сейчас она что-то обдумывает. - К сожалению, любая удача требует жертв... - она посмотрела на Станиславу, но тут произошло неожиданное: Миша выпруггнул прямо перед королевой, держа в руках непонятно откуда взявшееся оружие. Я попытался сдвинуться с места, чтобы помочь друзьям, но величество, предугадав мои действия, вперила в меня свой взгляд, отчего я не смог пошевелить ни руками, ни ногами. Он смотрела на меня, словно я был её добычей, и мне казалось, что ничто на свете не заставило бы отвести её от меня взгляд. Я ставил барьер, но ничто не помогало.

- Пора! - крикнул он девочкам, а сам прыгнул ближе к королеве, словно он родился лягушкой, и с силой воткнул свой необычный инструмент в середину её тела, там, где должно быть сердце. Королева издала истошный вопль, но все равно не отвела от меня взгляда, только сильнее уставилась, словно тонущий за хворостинку. Она не сдвинулась с места, из чего можно сделать вывод, что она в принципе не способна к движению, что не странно, когда она обвешана так камнями...

- Леша! Лешенька! - Станислава стояла прямо передо мной, беззащитная как ребенок. Она дергала меня за воротник, словно хотела вытащить меня из одежды. - Возвращайся ко мне, прошу! Я люблю тебя, слышишь? Очень сильно люблю! - она прижалась к моей груди, прям как делала это в вовремя вальса. Где-то внутри начало рости тепло, и я понял, насколько здесь холодно. Это придало мне силы. Я усилием мысли направил защиту вместе с нападением в королеву. Она, не выдержав такой силы, сдалась и снова закричала, но уже от морального поражения. Я наконец вышел из оцепенения.

- Станислава! Прости меня, пожалуйста. Я идиот. Я не заслуживаю того, чтобы ты была со мной, хоть секундой больше. Я подлый. На меня даже слов ругательных не хватит. Прости меня, пожалуйста! - вместо того, чтобы отпрыгнуть от меня, девушка прижалась ко мне крепче, словно соскучилась. Я мысленно посылал ей поцелуи, чувствуя, что никогда не был так рад, когда меня прощали. Я еще не простил себя, а Станислава уже могла до меня дотронуться? Я был поражен до самой глубины души, но времени на это, к сожалению, не было: слуги, до этого просто растерявшиеся, теперь сообразили, что мы с королевой не чай попиваем, они роем разозленных ос кинулись на друзей, и я, слыша, кого они хотят атаковать, бросился к Мише, прикрывая его спиной. Друг сильно удивился, и, буквально на минуту, его мужественное лицо приняло детское выражение. Все таки эта пещера изменила его.

- Я их задержу, а вы бегите! - я выхватил из рук Миши нож (откуда все это берется) и встал в обороне. Я посмотрел на Станиславу - её глаза казались сейчас такими красивыми!

- Дурак ты безмозглый, мы же пришли за тобой! - он схватил меня за руку, и мы вместе побежали прорываться, махая своим оружием как сумасшедшие. Я вытянул руку и схватил подругу, Миша со своей стороны сделал тоже самое.

- А где выход? - Миша только сейчас вспомнил про самую важную часть их плана. Станислава тут же округлила глаза, понимая, в какую западню мы попали.

- Выход закрыт! Его завалило! - я прекрасно помнил, когда переступил ту черту, которую переступать было и нельзя. И в том, и вдругом смысле. Я уже решил, что для нас все потеряно, но Станислава взяла всё в свои руки и, выбежав вперед, крикнула:

- За мной! - я даже не стал сомневаться в её решении, поэтому кивнул двум другим друзьям, чтобы следовали за нами, и они беспрекословно последовали моему приказу.

- А Лешка то, и правда наш! - весело крикнул Миша, поднимая вверх руку с луком (да откуда все это оружие берется?!)

Станислава повела нас вперед, петляя по коридорам, словно знала, куда идти, хотя я уже и запутался в бесконечных поворотах и перекрестках. Наконец мы добежали до стены, где девушка указала на маленькую дверь. Она знает, что делает. Я пропустил Жанну с Мишей вперед, а в это время отбил еще одну колонну маленьких людей. Они настойчиво лезли к нам, пытаясь схватить Станиславу за что-нибудь, но и хсилы не хватало, чтобы перевести человека к себе поближе: девушка легко отбивала их нападения.

- Быстрее! - я указал ей головой на дверь, и девушка туда шмыгнула, не забыв её открыть чуть пошире, чтобы я о неё не стукнулся. Я сделав очередной выпад тоже кинулся к двери, но как только туда зашел остановился: снаружи оказалась гробовая тишина - никто из слуг не говорил, все просто стояли у входа. Я повернулся и попытался прочесть их мысли. Все они были беспорядочными.

- Зря они туда пошли!... Никто из наших не возвращался... Не нравится мне это место... Королева огорчится, что отпустили... Придется оставить...- один из гномов вышел вперед и закрыл за нами дверь, не забыв одарить меня полным ненависти взглядом. И чего они перепугались то? Я последовал за остальными, про себя решив быть настороже, хотя кто их знает...

ЖАННА

Миша совсем изменился, когда попал в эту пещеру. Мне иногда кажется, что именно здесь он из застенчивого парня превратился в воина. Я часто думаю об этом. Конечно, не всех обошло стороной, что с нами случилось, хотя Станислава становилась все грустнее и грустнее, как будто её мучают самые настоящие душевные муки. Что до Лешки, то теперь я не сильно злюсь на него, но все равно мне нужно объяснение, потому что мне больнее не за себя, а за подругу. Ему придется долго объянсняться, чтобы убедить меня, что его вины тут нет, но, судя п оего глазам, он сам так не считает.

Вот мы и снова на нашей опушке. Тут так приятно, словно это место, вытащенное из наших воспоминаний о лесе, было создано только для нас. Цветы, деревья, трава, в конце концов, - это было самое приятное в этом месте, но сейчас, к большому сожалению, мы не можем себе позволить гацать повсюду, как олени. Нам надо поговорить.

- Ну давай, предатель, выкладывай! - Миша указал пальцем на Лешку, как будто мы могли бы перепутать, кто из нас предатель, а кто нет. Я заметила, что Станислава опять стоит чуть поодаль, влюбленными глазами смотря на Лешку. Она что, даже не заметила, как он нас в это место затащил?!

- Я знаю, что был очень виноват. И сейчас это чувство вины давит на меня, словно я камень на шее ношу, но... - он поднял руку к сердцу, словно пытаясь снять тяжелую ношу. - Вы не обязаны меня прощать, но я все равно всё расскажу, - он обвел всех глазами, после чего сел на траву - мы все последовали его примеру, кроме Станиславы, которая даже не шелохнулась. - Я слышал голос этой королевы у себя в голове. Он призывал к себе, тащил...я даже не мог сопротивляться ему. Она хотела видеть нас четырех здесь, от того я и схватил еще и вас...девчонок, - Миша тут же вскочил как ужаленный.

- Ну и поворот! То есть мы ей нужны? Значит, что вся эта идея с королями и королевами не спроста? - он любопытно взирал на Лешку - шокированный до глубины души.

- Да. Я тоже подумал зачем это. В конце концов, перед коронацией она позвала меня к себе и дала мне дар. С помощью него, я смог поставить себе защиту, и теперь мое сознание - мое сознание, - он посомтрел на меня, как будто пытался доказать, что правда не подослан из вражеских тылов.

- Продолжай, - очень тихо проговорила Станислава, не сводя глаз с любимого. Лешка повернулся и тоже посмотрел на неё, и это бы длилось вечность, если бы он тут же не отвернулся, явно из-за давящего на него чувства вины.

- Я прочел в её мыслях... Лучше вам не знать, ребята, - он прикусил губу, и мне на минуту стало страшно, что он мог услышать. Само то, что он обладал какой-то способностью уже никого не пугало. В этом месте это было привычное дело.

- Леша, мы тебя сейчас в лесу закопаем, если ты уже не договоришь, - Миша сердито посмотрел на друга, готовясь произвести угрозу в действие.

- Ладно, сами попросили, - он слегка наклонил голову, с чем то борясь, но всем было понятно, что это тяжелое решение. - Она хочет принести кого-то в жертву, - он сказал это так громко, что его слова еще долго ходили по поляне, словно в туннеле. - Я боюсь, что нам надо быстрее выбираться отсюда... - Леша явно паниковал, и что-то мне подсказывало, что он даже знает, кто жертва.

- Мы хоть тут в безопасности? - Миша снова подпрыгнул (да что с этим попрыгунчиком такое?).

- Я думаю, что да. Слуги, перед тем как исчезнуть, подумали, что очень боятся этого места, и никто из их раньше не возвращался. Конечно, можно подумать, что здесь есть что-то такое, чего и нам может следует бояться... - он задумчиво посмотрел лес, как будто ожидал, что оттуда что-нибудь появится, но ничего не произошло.

- Я уверена, что это ерунда, - Станислава вставила свое слово. Значит подруга слушала нас очень внимательно. - Если эти непонятные существа его боятся, значит мы тут в безопасности. Всем же нравиться это место, - я тут же поддакнула, понимая, о чем она говорит. Мальчишки сделали тоже самое.

- Раз уже решили, давайте пойдем поглубже в лес и поспим. Мне кажется целая вечность прошла с того времени, как я послений раз залазил в кровать, - Миша смачно зевнул и пошел вперед, я остановилась. Когда Лешка поравнялся со мной, я развернулась и ударила его по щеке.

- Это за Станиславу! - еще один шлепок. - А это за то, что испугал! - он смотрел на меня без удивления, как будто только этого и ждал. - А это за то, что вернулся! - я крепко обняла друга, отчего он сразу засмущался.

- Спасибо, - прошептал он, а я, улыбнувшись, побежала доганять медведя, который уже собирался в зимнюю спячку.

Когда мы зашли в лес, то Станислава тут же остановилась, прислушиваясь. Мы автоматически присели, словно за нами опять кто-то гнался. Я не различала ничего необычного.

- Вы слышите? - она посмотрела на нас, но в этих глазах не было страха. - Тут птицы поют, - только сейчас я заметила, что лес и правда наполнен различным щебетом. Я сама удивилась, что не заметила этого сразу после тихой и мрачной пещеры. После этого мы продолжили путь, но теперь уже прислушиваясь к лесным трелям.

- Привал делаем здесь! - Миша кивнул на гору веток, присыпанных мхом. Наверное, какое-то раскидистое дерево упало здесь. Перед тем, как лечь, Миша заставил всех нас сесть в турецкой позе, чтобы послушать его идеи, как буд томы и до этого не были счастливы. - Вот, что я вам скажу. Ведь получается фантастическая четверка! - он оглядел нас глазами, надеясь на аппложисменты, но его встретило только непонимание. - А разве нет? Жанна - ясновидящая, - он ткнул меня пальцем для тех, кто забыл, кто я, - Леша - телепат, я - телекин... - он думал, как себя обозвать, - телекинезист, а Станислава... - он вдруг вспомнил, что девушка никак не показывала себя. - Прости, - сказал он, заметив, что она тут же опустила глаза.

- Да ничего. Для меня счастье - быть с вами, - она улыбнулась, но улыбка оказалась слишком принужденной.

Миша, ничего больше не говоря, улегся прямо на мох, повернувшись к нам спиной. Я тоже решила, что лучше выспаться перед тем, как искать выход из этого места, а Лешка со Станиславой остались о чем-то тихо перешептываться. Кое-кто явно просил прощения.

МИША

Я сам не знал, что со мной творилось. Раньше я никогда не был таким...храбрым. Наверное, я даже слишком изменился: Жанна немного от меня отдалилась, но я уверен, что она ко мне новому привыкнет.

Я перевернулся на другой бок, потому что другой уже совершенно отлежал. Я и забыл, что Жанна лежит рядом - я оказался с ней лицом к лицу. У неё на лице такие мягкие черты, когда она спит, словно она ребенок. Она чмокнула губами, как наверняка часто делала в детстве. Я представляю себе её, лежащую в колыбельке и видящую чудесные сны, она такая милая...

- Ты что делаешь? - девушка проснулась и теперь удивленно смотрела на меня - я понял, что сейчас держу одну её прядь между пальцев (как я не заметил?).

- М-м-м. Ничего, - я быстро убрал руку, как будто это могло хоть что-то изменить. Подруга удивленно приподнялась на локте.

- Я давно тебя таким не видела! - она прошептала эти слова, совершенно не злясь на меня, а наоборот - наслаждаясь моментом. Я почувствовал, как покраснел. - Хи-хи. Ты такой милый, когда не выпендриваешься, - она прижала руку ко рту, чтобы приглушить смешок, я снова зачарованно на неё уставился.

- Ты такая красивая! - я не выдержал и признался. Жду, что она несерьезно воспримет мои слова или слегка ударит по затылку, словно мы играемся, но её лицо стало серьезным, а голубые глаза - ярче.

- Ты тоже мне нравишься, дурачина, - она заглянула прямо мне в глаза, и мне показалось, что я просто тону в её голубизне. Она слегка наклонилась ко мне, как будто готовясь к поцелую, и я тоже поддался вперед, чувствуя, что это тот самый момент...

- Ребята, уже встали? - Лешка встал на колени и теперь пространно смотрел на нас. - Я вам немного помешал? - он явно хотел нас подколоть. Жанна тут же отскочила от меня, вся покраснев. Я мысленно дулся на друга за то, что он так испортил момент.

- Отправляемся! - чтобы не было слишком стыдно, я попытался громче это сказать. Станислава уже встала, но, к счастью, не заметила нашего позора. Спасибо Лешке!

Решили углубиться дальше в лес. Идти обратно к двери не имело смысла: там все равно, кроме гномоидов, нас ничего не ждет. Может быть, этот лес когда-то кончится, а мы выйдем к цивилизации. Так часто бывает, а не попробовать это сделать было бы слишком глупо. Мы прошли около километра, но лес казался слишком густым, что даже не видно было неба, хотя свет и проникал сквозь листья. Жанна ко мне не подходила, явно стесняясь своей минутной слабости - я был только рад.

Станислава вновь остановилась, и мы сделали тоже самое, полностью доверившись слуху подруги. Она какое-то время слушала, а мы даже отбросили такие попытки: никто из нас хорошими ушами не отличался.

- Тут кто-то есть, - вынесла вердикт Станислава, а я перепугался ни на шутку.

- Так что ты там, Леша, про страхи гномов говорил? Нам точно бояться нечего? - я неуверенно посмотрел на друга, хотя с ним и так все было понятно: он жутко побледнел.

- Я не могу прочесть их мысли! - он зашарил глазами вокруг в попытках найти убежище, но, кроме деревьев, ничего не было.

- Пойдем обратно? - Жанна посмотрела на меня - в глазах её легко читался страх.

- Нет, пойдем вперед! - я выставил руку, и в ней тут же появилось копье. Не очень хорошо, но этого достаточно. Я уже привык к своим способностям, и было бы жалко от них избавиться, когда мы выйдем из этого места.

- Да как ты это делаешь, черт возьми? - Лешка даже сейчас мог удивляться вместо того, чтобы закапываться в мох.

- Как ты можешь?... Ладно. Телекинезом вызываю оружие. Может где-нибудь в мире какой-нибудь музей обеднился на одно раритетное копье, - я покрутил его в руках, как бы доказывая другу, что оно самое настоящее и в самой лучшей форме. - Пошли!

Мы, даже не договариваясь, медленно пошли на цыпочках, но все равно часто хрустели ветками. Если бы на нас хотели напасть, то весь этот шум сразу бы определил наше местоположение, и мы бы оказались в ловушке, но те, кто был впереди, никак не проявлял себя.

Жанна поравнялась со мной и, сильно напрягая зрение, проговорила:

- Там правда кто-то двигается, но что-то мне подсказывает, что они безопасные, - она напрягла лоб так, что на нем появились морщинки. Я верил подруге, но там могло оказаться, что угодно.

Неожиданно из-за кустов что-то выскочило. Я быстро направил на него оружие и только сейчас понял, что не умею им пользоваться.

- Миша, убери копье, - Жанна отодвинула рукой острие и подошла к существу. Это оказалась маленькая девочка, лет двенадцати-тринадцати. Она удивленно посмотрела на направленное на неё оружие, словно никогда раньше не видела ничего такого. Я тут же заметил, что она странно одета. - Ты кто? - Жанна села на корточки возле девочки, приятно улыбаясь.

- Алекса, - тихо прошептал ребенок и снова на нас всех посмотрел. - А вы? - не успела она произнести этих слов, как из-за деревьев начали высовываться разные люди. Все они были в странных одеждах, немного грязные, но не одичавшие или голодные. Они все смотрели на нас с любопытством, а некоторые - с интересом. Я выкинул руку и копье тут же исчезло.

- Так вас тоже послали... от туда? - мужчина чуть младше нашего географа вышел вперед. Он был статным и высоким для своих лет, и я почувствовал себя просто мальчишкой по сравнению с ним.

- Нет, мы бежали сами, - Жанна вышла вперед и протянула вожаку руку. - Я Жанна, это Миша, Станислава и Лешка, - она по очереди указывала на нас, и люди быстро крутили головами, чтобы различить наши лица. Я был удивлен смелости девушки.

- Вы странные, но мы все равно вас приглашаем к себе. Поделимся историями, - главный указал нам рукой, куда идти, и мы быстро последовали следом за ним - Жанна шла впереди.

- А ты тоже вещами командуешь? - Алекса подошла ко мне и схватила за руку. Я удивился насколько у неё рыжие волосы, прям светятся.

- Тоже?

- Ну да, - она сказала это таким будничным тоном, словно мы говорили любит ли она рисовать. - Нас же из-за этого и похищают, - она кивнула и начала подпрыгивать на одной ноге, напевая каку-то песенку. Я умилился её детскому спокойствию.

Не прошло и нескольких минут, как мы оказались в маленьком поселке. Было удивительно увидеть всех этих людей, сгрудившихся вместе, в таком лесу. У них были огороды, пастбища, где паслись лошади для орных работ, и маленькие дома, сделанные из древесины.

- А вы не плохо тут обжились, - произнес я в восхищении от проделанной работы. Алекса снова пожала плечами, словно соглашаясь со мной.

- А откуда?... - я посмотрел вокруг: семена для посева, лопаты, плуг, лошади и все остальное - оно откуда-то взялось?

- Я же сказала: мы можем использовать телекинез. Например, я, - в её руках появился медвежонок с бантиком. Она потрясла им перед своим носом. - Ну как, нравиться? - она больше спрашивала себя, чем меня.

Нас наконец провели к месту, где когда-то был костер: повсюду был разбросан уголь и остатки дров. Мы сели полукругом, и люди уставились на нас, показывая, что мы должна начать первыми.

- Хм-хм, - начала Жанна (она была нашим послом). - В общем, мы сбежали из пещеры через тайную дверь в этот лес. Когда мы оказались в пещере, то приобрели способности. Я - ясновидящая, - она обвела взглядом напротив сидящих. - Мы не знаем, что в нас особенного, но королева хотела сделать нас королями и королевами, а кого-то принести в жертву. Мы бы хотели во всем разобраться, - она твердо посмотрела на главного, ожидая от него ответа. Он в свою очередь громко вздохнул, готовясь к долгому рассказу - я почувствовал, как он напрягся.

- Мы знаем, что вы - друзья: наши телепаты уже давно прочли ваши мысли, - на этом слове Лешка побагровел, когда понял, что с ним проделали тоже самое, что делал он. - Поэтому мы вам откроемся. Мы, - он обвел двух людей, возле него сидящих. - главы нашего Лесного поселка. Мы тоже пришли из вашего мира, но это было так давно, что мы этого и не помним. Все мы попадали сюда по зову королевы этих мест и все попадали в ловушку. Мы не подходили ей, и она, сделав нас своими жалкими слугами, отправляла в этот лес, думая, что мы здесь умрем. Она уверена, что если сама чувствует здесь опасность, то тоже самое и для нас. Вскоре нас стало так много, что мы образовали поселок и теперь живем здесь, - он оборвал рассказ, потирая уже затекшие ноги.

Я перекинулся взглядом с Жанной: мы были не одни такие. Было приятно слышать, что есть люди с подобными проблемами, и мы хоть кому-нибудь можем поведать нашу историю.

- А вы пытались отсюда сбежать? - Лешка упорно посмотрел на вожака, явно читая его мысли, если ему это и удалось. Ответа не последовало, но парень тут же страшно побледнел, словно ему сказали что-то страшное.

- Теперь вы - наши гости. Вы можете остаться жить с нами, работать. Здесь хорошо, если приспособишься постоянно пользоваться новыми способностями...

- А откуда они у вас? - Жанна, до этого слушающая его внимательно, привстала, словно хотела поправить штаны.

- Мы, как и вы, всего лишь проснулись одним утром, - он усмехнулся и сам встал. Я невольно зауважал их главаря. Он явно свыкся с этой непростой жизнью, хотя в прошлом, наверняка, был каким-нибудь сантехником. - Кстати, - он уже хотел уходить, поэтому начал говорить, повернув голову чуть влево, - меня зовут Читателем, - он нам подмигнул и сопровождаемый другими Главами ушел в дом, который находился неподалеку. Мы остались сидеть на месте.

ЛЕШКА

Мне все еще тяжело смотреть на Станиславу. Во мне постоянно чувство вины борется с желанием дотронуться до неё, и оно всегда побеждает. Она, наверное, простила меня, но я все еще не могу сделать это. Я не могу вспомнить без содрогания, что я делал с моими друзьями, а особенно с ней. Даже если бы я попытался объясниться, я бы не смог. Струсил бы.

Жанна с Мишей уже заснули. Им хорошо: ничто не разделяет их. Между ними нет того прошлого, которого бы они оба стеснялись. Нет. Станислава не ложиться спать. Она хочет со мной поговорить. Я бы прочел её мысли, но не хочу влазить в её голову, особенно после того, что сделал. Молча жду, пока она начнет.

- Я все понимаю, - она говорит шепотом, чтобы не разбудить друзей, но я понимаю, что девушка просто не может говорить громче. - Ты не должен извиняться: ты не виноват, - она так и не подняла на меня глаз. Вокруг не потемнело, потому что солнца здесь нет, но такое ощущение, что сумерки. Волосы накрыли всё лицо девушки.

- Я все равно себя никогда не прощу за то... что сделал с тобой, - говорю последние слова шепотом, потому что не выдерживаю давящей изнутри боли.

Она поднимает глаза и смотрит на меня. Она плачет! Я же пообещал себе, что никогда больше не заставлю её плакать! Я вздрагиваю от мысли, что все еще делаю ей больно, хотя у меня больше нет ножа.

- Не надо! Не надо, прошу тебя! Мне тяжело от того, что ты коришь себя, - она всхлипывает, и Жанна начинает ворочаться во сне. - На твоем месте мог быть кто угодно, - теперь Станислава говорит намного тише.

Я должен промолчать! Я не должен продолжать: каждое мое чертово слово иглой вонзается ей в сердце. Пусть решит, что я простил себя. Я молчу. Это не лучшее, что можно сделать. но единственное правильное.

- Ты простишь себя? - она меня провоцирует. Я не смогу сказать нечестно, смотря ей прямо в глаза, а по другому её не устроит.

- На самом деле, я ненавижу себя, - я пытаюсь уставиться куда-нибудь в другую сторону, но она хватает руками меня за плечи и разворачивает к себе.

- Тогда ты ненавидишь меня! - она снова тихо всхлипывает, и я инстинктивно прижимаю девушку к себе - Станислава уже громко плачет. - Ты никогда не был виноват! Слышишь? - она говорит сквозь слезы, и лучше бы я никогда её не встречал: она бы так не страдала.

Глажу её по голове. Несмотря на то, что мы давно не были возле цивилизации, волосы её гладкие и шелковистые, словно колоски пшеницы. Она понемногу успокаивается, а потом - засыпает. Я аккуратно перекладываю её к себе на колени, а сам всю ночь не смыкаю глаз.

Всю ночь вокруг пели птицы и пролетали яркие насекомые, а кроме этого, ничего не нарушало тишину. Я все время смотрел только на Станиславу. На её лице отразилась глубочайшая печаль, и я снова пожалел, что никак не могу помочь ей.

Я и не заметил, как настало "утро". Миша встал первым и, не обращая на меня внимания, долго пялился на Жанну, пока та спит. Я хотел было напомнить ему о своем присутствии, как девушка проснулась и что-то спросила его о том, что он делает. Слов я не различал, а лазить им в головы я не хотел. Наконец они начали приближаться друг к другу и сейчас бы поцеловались, но Станислава на моих коленях пошевелилась, и я, решив, что ей не стоит этого видеть, их прервал. Мише конечно это не понравилось, но девушке не стоит чувствовать себя настолько брошенной.

Друзья немного отпрыгнули друг от друга, а я встал и, решив немного разрядить обстановку, что-то сказал. Это не имеет значения. Миша, явно смущенный тем, что их застали, громко крикнул, что мы уже отправляемся. Мы все были непротив, поэтому решили идти дальше в лес. У нас просто не было выбора, потому что мы дложны были быстрее найти выход. Мы очень много прошли перед тем, как Станислава остановилась. Она начала прислушиваться, и я, полностью её доверившись, молча наблюдал за её действиями.

- Там кто-то есть, - мы все тут же побледнели при мысли, что снова впутались в неприятности. Я решил попробовать прочесть их мысли, но ничего не получилось: передо мной был барьер.

- Так что ты там, Леша, про страхи гномов говорил? Нам точно бояться нечего? - Миша в надежде посмотрел на меня, но я уже не был уверен в том, что нам ничего не грозит. Я не хотел говорить друзьям, но пришлось.

- Я не могу прочесть их мысли! - я оглянулся в поисках какого-нибудь убежища, но ничего, кроме низкой травы и тонких стволов, не было. Мы обречены. Жанна предложила идти обратно, но Миша сказал, что мы должна идти вперед. Он махнул рукой и, в окторый раз, у него оказалось оружие. Я знаю, что момент неподходящий, но все равно, не выдержав восторга, спрашиваю, как он это делает. Друг вздыхает, тоже посчитав, что для урока телекинеза нет времени, но все равно объясняет, что это все легко. Интерес быстро испаряется.

Мы идем медленно на цыпочках вперед. Ветки под нами страшно хрустят, словно не мы, а бульдозеры, решили "тихо" пройтись по лесу. Станислава, явно взволнованная, схватила меня за руку, наверное, не осознавая, что делает. Она смотрела только вперед, ожидая, когда из-за кустов кто-нибудь выйдет.

Неожиданно перед нами выскакивает девочка. У меня начинают слезиться глаза: она похожа на мою сестру. Боже мой, у неё тот же взгляд... Я делаю шаг вперед, но вместо меня к ней подходит Жанна. Она спрашивает, кто она.

- Алекса, - нет, она не может быть моей сестрой. Хотя это имя и мне знакомое, но вряд ли это она. Я грустно смотрю на девочку. Лучик надежды, что я наконец нашел мою сестру, тут же исчез оставив за собой рану. - А вы?

При этих словах из-за кустов вышли люди. Они были одеты во что попало, но это им придавало только необычный вид, словно они с другой планеты. Они удивленно переглядывались, и Миша, снова выкинув руку, заставил копье исчезнуть. Правильно решение. Жанна взяла на себя всю инициативу и о чем-то договаривалась с их главарем. Он протянул руку, и мы пошли вместе с ним, уже не чувствуя от них угрозы. Они все еще легко отбивали мои телепатические "нападения". Я уже и забыл, что Станислава держит меня за руку. Теперь, заметив, насколько близка была ко мне, она тут же оторвала ладонь, смущенно сжав её другой. Я сделал вид, что не заметил.

Через несколько метров начиналось их селение. Я даже удивился, сколько всего было в заброшенном лесу. Все люди при виду нас подбегали ближе, чтобы рассмотреть, но я был так восхищен всем этим, что почти не замечал этого. Наконец мы остановились - это было большое кострище, и вокруг него чувствовалось защитное поле: жители определенно готовились ко всему. Мы уселись полукругом, и я вперил взгляд в их главаря, надеясь хоть что-то узнать.

Право говорить первыми дали нам, так что Жанна, исполняя роль нашего спикера, кратко рассказала о наших злоключениях, забыв упомянуть наши способности. Она, наверное, еще не полностью доверилась этим людям.

Неожиданно я почувствовал неприятную щекотку у себя в голове, но не сильно обратил на неё внимание, словно на меня просто села какая-то букашка.

- Мы знаем, что вы - друзья: наши телепаты уже давно прочли ваши мысли, - мне тут же стало стыдно, что я забыд поставить блокиратор, ведя себя словно маленький ребенок. Друзья снисходительно посмотрели на меня. Я снова глянул на Алексу. Почувствовад, что хочется её сильно обнять, но, наверное, это часто бывает с теми, кто когда-то кого-то потерял. Сама девочка мало обращала на меня внимания, что доказывало, что я ей незнаком.

Главарь рассказывает нам свою историю. Получается, все сходится - это люди, пропадавшие в этих пещерах. Много времени прошло, если они здесь так хорошо обжились. Но эта девочка... Я не могу! Врядли конечно они никогда не пытались смыться отсюда. Тут хорошо, но вернуться к своей семье всегда важнее, чем просто выживать.

- А вы пытались отсюда сбежать? - вопрос все кружил в голове, и мне не терпелось его задать, чтобы поставить все точки над i. Вместо ответа вождь посмотрел на меня, решив общаться со мной телепатически. Он не хотел напугать моих друзей.

- Конечно пытались, но все бесполезно. Ходят слухи, что все, кто выходил из этого места, обращались в камни на теле королевы. Мы не можем так рисковать, а тут самое безопасное место,- он мысленно замолчал, обдумывая что-то. -Ты мне кого-то напоминаешь... Приходи через час в мою хижину. Я покажу тебе одно место,- на этом он закончил "разговор" и, быстро встав, сказал, что его зовут Читателем. Я для себя твердо решил, что навещу его, как мы договаривались.

Вскоре после его ухода пришла немолодых лет женщина и, мягко протянув каждому из нас руку, представилась Хозяйкой. Я очередной раз удивился необычности их имен, но не успел я спросить об этом, как она сказала ам следовать за ней. Мы послушно встали.

- У нас очень редко прибывают гости. Но не бойтесь, вам здесь будет хорошо. Мы тут неплохо обустроились. Делай, что хочешь, но и работать не забывай, - она повернулась назад и подозвала к себе Алексу. Я удивился, насколько походка девочки напоминает мою сестру. - Я отведу Алексу к себе, а вы идите прямо. Там будет большая хижина - вы будете в ней спать, пока мы не сделаем вам новую, - она улыбнулась и тут же скрылась в лабиринте из маленьких хижин.

- Ну, что вы думаете? - Жанна повернулась к нам, и теперь мы стояли в круге. - Мне все здесь нравится, - она оглядела местность, удовлетворенно кивнув.

- То есть, ты хочешь здесь остаться? - Станислава вышла чуть-чуть вперед, напряженно смотря подруге в лицо. - Ты не хочешь вернуться домой? - она была явно расстроена решением подруги, и мне захотелось взять её за руку, но я тут же отказался от этой мысли: я сделаю ей только больнее.

- Я думала об этом, - призналась девушка, задумчиво переводя взгляд. - Наверное, это место лучшее, что было в нашей жизни, - Станислава поникла, и подруга попыталась выкрутиться из положения. - По крайней мере, желательно оставаться здесь подольше, пока у нас не будет четкого плана, - Жанна пошла на попятную, отчего лицо Станиславы посветлело. Не знаю, чего она боится, но я полностью с ней согласен. Нельзя так смириться со своим положением, бросив все, как есть.

- Ладно, я от этих разговоров утомился. Пойдемте быстрее в нашу хижину, - Миша глубоко зевнул, подтягивая руки к небу. Он махнул рукой, и там оказались четыре спальные набора: Миша уже почти и не задумывался, как он это делает. Он быстро раздал это нам.

- Если ты мне друг, хватит пугать меня своими штуками, - сказал я, получая свою постель. - Или хотя бы предупреждай, когда решишь, поворовать вещи, - друг ухмыльнулся, и стало понятно, что он все время будет так надо мной прикалываться. Девушки даже не заметили Мишиних фокусов.

Хижина оказалась такой просторной, что мы с легкостью разместились по её углам, не желая никому не мешать. Я выбрал место возле двери, чтобы было легче выбраться. Я не знал, когда придет час, но все равно решил для себя, что побуду здесь, пока друзья не заснут. Прошло всего несколько минут, и я услышал возле себя шаги. Прямо возле меня стояла Алекса. В руках у неё был медвежонок, и я внутренне напргся, помня, что сестра не могла без него заснуть. Девочка слегка наклонила голову, рассматривая меня, словно я был пришельцем - я чуть приподнялся на локте.

- А ты смешной, - наконец проговорила она. - И ты мне нравишся, хотя тот, - она указала рукой на Мишу, - мягкий, как мой медвежонок, - я только сейчас заметил, что она в пижаме.

Я не знал, что ей сказать. Сестре, когда она ко мне приходила, я всегда разрешал залезть ко мне в постель, потому что её часто мучали кошмары и голоса. Я боялся, что она сходит с ума, а она прошло ушла из моей жизни.

- У тебя даже имя странное, - она потрясла передо мной мишкой. - Я хотела его таким же назвать, но потом передумала. Таких имен просто не бывает, - она усмехнулась, словно сказала шутку, и я усмехнулся в ответ. Неожиданно Алекса стала серьезной, словно знала великую тайну, но не могла её рассказать. - Можно с тобой поспать? А то меня всегда одну оставляют, а мне страшно, - она оглянулась по сторонам. - Королева снится, - она страшно округлила глаза, говоря последние слова шепотом. Таким же тоном сестра мне рассказывала свои секреты.

Я молча кивнул и отогнул край одеяла, чтобы Алекса смогла залезть ко мне. Девочка примостилась с краю, и я мгновенно урыл её теплым одеялом. Было немного холодно.

- Обними меня покрепче, чтобы королева меня не забрала, - она сама взяла мою руку и пложила на себя, крепко схватив её своей детской ладошкой. Я послушно выполнял её просьбы. Не прошло и нескольких минут, как она крепко спала, а я вспомнил, что должен идти. К счастью, в хижине витал только сон.

Я аккуратно убрал руку и привстал: Алекса только немного вздохнула, словно пытаясь проснуться, но глаза остались открытыми. Я медленно обулся и побежал из хижины, надеясь, что смогу вспомнить путь. Возле домика меня уже ждал Читатель. н сложил руки на груди и немного укоризненно бросал взгляды в мою сторону.

- Ты опаздываешь, - произнес он.

- У меня же нет часов, - попытался оправдаться я, но вождь только пошатал головой.

- Здесь не нужны часы. Настраивая свои, - он ткнул мне пальцем в голову, и я понял, что он говорит о биологических. Я молча кивнул, не очень понимая, что он имеет в виду. - Иди за мной! - он зашел в хижину. Это была гигантсках комната с печкой, деревянной скамейкой и разными травами на стенах. Аромат стоял очень приятный, но мне не дали насладиться: Читатель отодвинул что-то вроде комода, и перед нами открылась зияющая дыра. Мужчина зажег факел, до этого висевший на стене, и начал спускаться вниз: там были ступеньки. Когда он скрылся во мраке, я прошел за ним.

Друзья немного отпрыгнули друг от друга, а я встал и, решив немного разрядить обстановку, что-то сказал. Это не имеет значения. Миша, явно смущенный тем, что их застали, громко крикнул, что мы уже отправляемся. Мы все были непротив, поэтому решили идти дальше в лес. У нас просто не было выбора, потому что мы дложны были быстрее найти выход. Мы очень много прошли перед тем, как Станислава остановилась. Она начала прислушиваться, и я, полностью её доверившись, молча наблюдал за её действиями.

- Там кто-то есть, - мы все тут же побледнели при мысли, что снова впутались в неприятности. Я решил попробовать прочесть их мысли, но ничего не получилось: передо мной был барьер.

- Так что ты там, Леша, про страхи гномов говорил? Нам точно бояться нечего? - Миша в надежде посмотрел на меня, но я уже не был уверен в том, что нам ничего не грозит. Я не хотел говорить друзьям, но пришлось.

- Я не могу прочесть их мысли! - я оглянулся в поисках какого-нибудь убежища, но ничего, кроме низкой травы и тонких стволов, не было. Мы обречены. Жанна предложила идти обратно, но Миша сказал, что мы должна идти вперед. Он махнул рукой и, в окторый раз, у него оказалось оружие. Я знаю, что момент неподходящий, но все равно, не выдержав восторга, спрашиваю, как он это делает. Друг вздыхает, тоже посчитав, что для урока телекинеза нет времени, но все равно объясняет, что это все легко. Интерес быстро испаряется.

Мы идем медленно на цыпочках вперед. Ветки под нами страшно хрустят, словно не мы, а бульдозеры, решили "тихо" пройтись по лесу. Станислава, явно взволнованная, схватила меня за руку, наверное, не осознавая, что делает. Она смотрела только вперед, ожидая, когда из-за кустов кто-нибудь выйдет.

Неожиданно перед нами выскакивает девочка. У меня начинают слезиться глаза: она похожа на мою сестру. Боже мой, у неё тот же взгляд... Я делаю шаг вперед, но вместо меня к ней подходит Жанна. Она спрашивает, кто она.

- Алекса, - нет, она не может быть моей сестрой. Хотя это имя и мне знакомое, но вряд ли это она. Я грустно смотрю на девочку. Лучик надежды, что я наконец нашел мою сестру, тут же исчез оставив за собой рану. - А вы?

При этих словах из-за кустов вышли люди. Они были одеты во что попало, но это им придавало только необычный вид, словно они с другой планеты. Они удивленно переглядывались, и Миша, снова выкинув руку, заставил копье исчезнуть. Правильно решение. Жанна взяла на себя всю инициативу и о чем-то договаривалась с их главарем. Он протянул руку, и мы пошли вместе с ним, уже не чувствуя от них угрозы. Они все еще легко отбивали мои телепатические "нападения". Я уже и забыл, что Станислава держит меня за руку. Теперь, заметив, насколько близка была ко мне, она тут же оторвала ладонь, смущенно сжав её другой. Я сделал вид, что не заметил.

Через несколько метров начиналось их селение. Я даже удивился, сколько всего было в заброшенном лесу. Все люди при виду нас подбегали ближе, чтобы рассмотреть, но я был так восхищен всем этим, что почти не замечал этого. Наконец мы остановились - это было большое кострище, и вокруг него чувствовалось защитное поле: жители определенно готовились ко всему. Мы уселись полукругом, и я вперил взгляд в их главаря, надеясь хоть что-то узнать.

Право говорить первыми дали нам, так что Жанна, исполняя роль нашего спикера, кратко рассказала о наших злоключениях, забыв упомянуть наши способности. Она, наверное, еще не полностью доверилась этим людям.

Неожиданно я почувствовал неприятную щекотку у себя в голове, но не сильно обратил на неё внимание, словно на меня просто села какая-то букашка.

- Мы знаем, что вы - друзья: наши телепаты уже давно прочли ваши мысли, - мне тут же стало стыдно, что я забыд поставить блокиратор, ведя себя словно маленький ребенок. Друзья снисходительно посмотрели на меня. Я снова глянул на Алексу. Почувствовад, что хочется её сильно обнять, но, наверное, это часто бывает с теми, кто когда-то кого-то потерял. Сама девочка мало обращала на меня внимания, что доказывало, что я ей незнаком.

Главарь рассказывает нам свою историю. Получается, все сходится - это люди, пропадавшие в этих пещерах. Много времени прошло, если они здесь так хорошо обжились. Но эта девочка... Я не могу! Врядли конечно они никогда не пытались смыться отсюда. Тут хорошо, но вернуться к своей семье всегда важнее, чем просто выживать.

- А вы пытались отсюда сбежать? - вопрос все кружил в голове, и мне не терпелось его задать, чтобы поставить все точки над i. Вместо ответа вождь посмотрел на меня, решив общаться со мной телепатически. Он не хотел напугать моих друзей.

- Конечно пытались, но все бесполезно. Ходят слухи, что все, кто выходил из этого места, обращались в камни на теле королевы. Мы не можем так рисковать, а тут самое безопасное место,- он мысленно замолчал, обдумывая что-то. -Ты мне кого-то напоминаешь... Приходи через час в мою хижину. Я покажу тебе одно место,- на этом он закончил "разговор" и, быстро встав, сказал, что его зовут Читателем. Я для себя твердо решил, что навещу его, как мы договаривались.

Вскоре после его ухода пришла немолодых лет женщина и, мягко протянув каждому из нас руку, представилась Хозяйкой. Я очередной раз удивился необычности их имен, но не успел я спросить об этом, как она сказала ам следовать за ней. Мы послушно встали.

- У нас очень редко прибывают гости. Но не бойтесь, вам здесь будет хорошо. Мы тут неплохо обустроились. Делай, что хочешь, но и работать не забывай, - она повернулась назад и подозвала к себе Алексу. Я удивился, насколько походка девочки напоминает мою сестру. - Я отведу Алексу к себе, а вы идите прямо. Там будет большая хижина - вы будете в ней спать, пока мы не сделаем вам новую, - она улыбнулась и тут же скрылась в лабиринте из маленьких хижин.

- Ну, что вы думаете? - Жанна повернулась к нам, и теперь мы стояли в круге. - Мне все здесь нравится, - она оглядела местность, удовлетворенно кивнув.

- То есть, ты хочешь здесь остаться? - Станислава вышла чуть-чуть вперед, напряженно смотря подруге в лицо. - Ты не хочешь вернуться домой? - она была явно расстроена решением подруги, и мне захотелось взять её за руку, но я тут же отказался от этой мысли: я сделаю ей только больнее.

- Я думала об этом, - призналась девушка, задумчиво переводя взгляд. - Наверное, это место лучшее, что было в нашей жизни, - Станислава поникла, и подруга попыталась выкрутиться из положения. - По крайней мере, желательно оставаться здесь подольше, пока у нас не будет четкого плана, - Жанна пошла на попятную, отчего лицо Станиславы посветлело. Не знаю, чего она боится, но я полностью с ней согласен. Нельзя так смириться со своим положением, бросив все, как есть.

- Ладно, я от этих разговоров утомился. Пойдемте быстрее в нашу хижину, - Миша глубоко зевнул, подтягивая руки к небу. Он махнул рукой, и там оказались четыре спальные набора: Миша уже почти и не задумывался, как он это делает. Он быстро раздал это нам.

- Если ты мне друг, хватит пугать меня своими штуками, - сказал я, получая свою постель. - Или хотя бы предупреждай, когда решишь, поворовать вещи, - друг ухмыльнулся, и стало понятно, что он все время будет так надо мной прикалываться. Девушки даже не заметили Мишиних фокусов.

Хижина оказалась такой просторной, что мы с легкостью разместились по её углам, не желая никому не мешать. Я выбрал место возле двери, чтобы было легче выбраться. Я не знал, когда придет час, но все равно решил для себя, что побуду здесь, пока друзья не заснут. Прошло всего несколько минут, и я услышал возле себя шаги. Прямо возле меня стояла Алекса. В руках у неё был медвежонок, и я внутренне напргся, помня, что сестра не могла без него заснуть. Девочка слегка наклонила голову, рассматривая меня, словно я был пришельцем - я чуть приподнялся на локте.

- А ты смешной, - наконец проговорила она. - И ты мне нравишся, хотя тот, - она указала рукой на Мишу, - мягкий, как мой медвежонок, - я только сейчас заметил, что она в пижаме.

Я не знал, что ей сказать. Сестре, когда она ко мне приходила, я всегда разрешал залезть ко мне в постель, потому что её часто мучали кошмары и голоса. Я боялся, что она сходит с ума, а она прошло ушла из моей жизни.

- У тебя даже имя странное, - она потрясла передо мной мишкой. - Я хотела его таким же назвать, но потом передумала. Таких имен просто не бывает, - она усмехнулась, словно сказала шутку, и я усмехнулся в ответ. Неожиданно Алекса стала серьезной, словно знала великую тайну, но не могла её рассказать. - Можно с тобой поспать? А то меня всегда одну оставляют, а мне страшно, - она оглянулась по сторонам. - Королева снится, - она страшно округлила глаза, говоря последние слова шепотом. Таким же тоном сестра мне рассказывала свои секреты.

Я молча кивнул и отогнул край одеяла, чтобы Алекса смогла залезть ко мне. Девочка примостилась с краю, и я мгновенно урыл её теплым одеялом. Было немного холодно.

- Обними меня покрепче, чтобы королева меня не забрала, - она сама взяла мою руку и пложила на себя, крепко схватив её своей детской ладошкой. Я послушно выполнял её просьбы. Не прошло и нескольких минут, как она крепко спала, а я вспомнил, что должен идти. К счастью, в хижине витал только сон.

Я аккуратно убрал руку и привстал: Алекса только немного вздохнула, словно пытаясь проснуться, но глаза остались открытыми. Я медленно обулся и побежал из хижины, надеясь, что смогу вспомнить путь. Возле домика меня уже ждал Читатель. н сложил руки на груди и немного укоризненно бросал взгляды в мою сторону.

- Ты опаздываешь, - произнес он.

- У меня же нет часов, - попытался оправдаться я, но вождь только пошатал головой.

- Здесь не нужны часы. Настраивая свои, - он ткнул мне пальцем в голову, и я понял, что он говорит о биологических. Я молча кивнул, не очень понимая, что он имеет в виду. - Иди за мной! - он зашел в хижину. Это была гигантсках комната с печкой, деревянной скамейкой и разными травами на стенах. Аромат стоял очень приятный, но мне не дали насладиться: Читатель отодвинул что-то вроде комода, и перед нами открылась зияющая дыра. Мужчина зажег факел, до этого висевший на стене, и начал спускаться вниз: там были ступеньки. Когда он скрылся во мраке, я прошел за ним.

Первое время я ничего не различал, кроме маленького огонька впереди. Было немного страшно, как будто из стен могли вылезти монстры и схватить меня, но я стрательно отгонял ненужные мысли. Понемногу, но глаза привыкли к кромешной темноте. Мы шли по кривым каменным ступенькам, сделанным, наверное, очень давно. Какие-то вдруг резко обрывались, и я стралася не свалиться с них. Тут было тихо и сухо. Я сам удивился, что наших шагов даже не слышно. Наконец я догнал Читателя, чтобы получше его расспросить о всех тех странностях, которые я замечал до этого. Много вопросов вертелось у меня на языке. Он не обратил на меня никакого внимания, продолжая нести факел впереди себя, чтобы не оступиться.

- Можно задать вам пару вопросов? - я еле различал в темноте его лицо, но заметил, что он даже усом не повел. Я решил не переставать настаивать. - Почему у вас всех такие странные имена? - я вновь посмотрел на Читателя, но он только вздохнул.

- Не время, - коротко ответил он, и мы продолжили путь.

- А тогда можете мне рассказать об Алексе? - я не знал, с чего это вдруг поднял эту тему, но мне очень захотелось об этом побольше поговорить. Вождь молчал, и я решил, что так ничего об этом и не узнаю, как вдруг он заговорил:

- Ей было двеннадцать лет, когда она появилась в поселке вместе со мной. Я встретил её в пещере, и она попросила её спасти, но единственное, что мне удалось, это отвести в этот лес, где до нас не было еще какого-нибудь селения. Повсюду бродили люди, и девочка хваталась за меня, как тонущий за соломинку. Она стала для меня дочерью, - он закончил, и я заметил, как у него глаза блестят. - Ты её узнаешь? - он остановился и посмотрел на меня, читая мои мысли.

- Да, - мне тяжело было признаться кому-нибудь, но так хотелось излить все горе, нажитое за годы. - Она похожа на мою сестру, Алину. Ей тоже было двеннадцать лет. Она поехала с подружками на экскурсию, где и пропала. Мы долго искали её, шесть лет, но так и не смогли найти. Я каждый день вспоминаю её, и тут это... - мужчина положил мне руку на плечо в знак поддержки. - Но это не может быть она, - начал я горячо. - Девочке 12, словно она исчезла вчера, - я заплакал впервые за время в пещере. Я так надеялся, но в тоже время не верил, потому что нельзя так просто забыть то, что подарило хоть капельку надежды.

- Пойдем вперед. Я надеюсь, скоро все разъяснится, - я посмотрел на Читателя - судя по его лицу, мы не одни, кто не собирается здесь прожить всю жизнь. Хотя непонятно...

Мы прошли еще несколько пролетов, и вот уже оказались в огромной каменном зале. Читатель затушил факел. Я хотел было спросить, зачем он нас лишил единственного источника света, как вдруг какие-то узоры на стенках засветились голубым. Это было так красиво, что я даже забыл на время, как надо говорить. Я молча наблюдал за всем этим светопреставлением, пока Читатель подошел к одной из стенок.

- Подойди сюда: ты должен прочесть это, - он указал рукой на сказочные узоры, и я послушно подошел к ним, не понимая, как смогу их прочесть. - Смотри внимательно: перед тобой тайна самой королевы, - сказал Читатель и провел рукой по странному узору...букв. Они стали более понятными: я смог их прочесть, но не успел я это сделать, как мужчина повернул меня к себе, пытаясь что-то сказать.

- Отвечу на твой первый вопрос, - он подождал, пока я сосредоточусь, а потом отпустил мои плечи. - Для нас прошло столько лет, что мы и забыли наши настоящие имена. Как бы мы не пытались вспомнить, ничего не получалось. Тогда мы стали давать новые имена, зависимо от того, чем кто занимается, - я уже думал задать вопрос, что он читает, как он перебил мои мысли. - Я Читатель, потому что я ведаю ЭТО. Я - единственный, кто может прочесть это пророчество, но...

- Пророчество? - я снова посмотрела на стену. Буквы были совершенно понятными. Вот, возьми и прочти.

- Да, убавь свой пыл: ты прочтешь это минутой позже, но ты не дослушал мой ответ, - он заставил меня снова повернуться. - Все придумали себе имена по тому, что умеют делать, но было и исключение... - я удивленно уставился на Читателя. - Алекса, она захотела быть Алексой, - мне сначала был непонятен смысл сказанного. Получается, девочка просто захотела стать героем из книги? Я подпрыгнул: с чего это я решил, что Алекса - героиня книги. Я закрыл глаза, чтобы сильнее ухваитться за мысль. Перед глазами появилось воспоминание.

Алина сидит рядом со мной, а я читаю ей книгу. Её непослушные рыжие волосы заплетены в косички, которые торчать во все стороны. Сестра прижала к себе игрушку: ей всего восемь лет. Она поднимает на меня глаза, тыкая маленьким пальчиком в картинку:

- А тебе нравиться Алекса? - на картинке маленькая девочка, которая, сложив руки на груди, следит, как ежики переносят камешки к разрушенному дому. Это их наказание.

- Мне бы больше нравилось, если бы на её месте была ты, - она удивленно посмотрела на меня. - Ты бы не наказала так ежиков, - Алина засмеялась, и мне тоже стало весело.

- А ты бы меня узнал, если бы я взяла себе имя Алекса? Оно же красивое! - она мечтательно посмотрела на потолок и начала закрывать глаза: сейчас уснет.

- Я люблю тебя, солнышко, - тихо сказал я, целуя сестру в лоб.

Воспоминание понемногу исчезло, спрятавшись в глубинах моей памяти. Я не выполнил её просьбы. Я её не узнал. Открываю глаза. Читатель смотрит на меня, не сводя взгляда.

- Опять мысли читаете? - я тоже посмотрел на него, но даже не стал пытаться залезть к нему в голову.

- Та нет. Просто я никогда здесь не видел такого любящего выражения... - он немного задумался. - Так Алекса твоя сестра? - вопрос был задан в лоб, и я сам подивился, как долго отрицал это. Я должен был изначально вспомнить мою сестру.

- Теперь я уверен, что да, - я задумчиво посмотрел на стену. Хотелось быстрее решить очередной вопрос и быстрее бежать к обретенному счастью. Теперь я не отойду от нее. Читатель, как будто заметив это, схватил меня под локоть.

- Еще рано уходить, - он всего лишь напомнил, но мне не очень понравился его тон.

Мы подошли вместе к стене, и я притронулся к ней, чтобы почувствовать необьычную силу.

- Ей очень много лет. Я не знаю, кто это вырезал, но благодаря этому, мы видим цели королевы. Читай вслух, - я кивнул и обратил все свое внимание на письмена. Их было много.

- Давным давно было создано Пещерное королевство, - начал я. - Королевой стала Хириана, владычица камней. Многие века страдало королевство: его жители не могут попасть в мир истинный, а от того, не могут его покорять, - меня передернуло от мысли, что к нам всегда кто-то пытался ворваться.

- Продолжай! - мужчина глубоко задумался. Я прокашлялся.

- Единственным спасением будут четыре человека, прибывшие в Пещерное королевство. Они будут обладать четырьмя дарами, которые будут нужны для освобождения мира. Один из них, самый особенный, должен будет принесен в жертву, и тогда врата откроются, - надписи оборвались, и я перепуганно посмотрел на Читателя.

- Сдается, это вы, - как будто мои мысли прочел. - Но не бойтесь, здесь вам ничего не грозит: мы в безопасности.

- Но это все... Неужели нам придется провести всю нашу жизнь здесь? Мы не сможем отсюда выйти? - я быстро перебирал в голове варианты, но все были один страшнее другого.

- Видимо, да, - он обвел в последний раз пещеру. - Королева знает о пророчестве и готова пойти на все, ради его исполнения, так что... Нам надо возвращаться, - он снова зажег факел с помощью кремени и начал подниматься по лестнице. Я пошел за ним.

Дорогу обратно я просто бежал. Мне не терпелось увидеть свою сестру, обнять, сказать, что я пришел за ней, что теперь больше никогда не брошу... Но когда я забежал в хижину, все спали, а Алины...Алексы на моей постели больше не было. Она ушла. Я не знал, где её домик, и поэтому решил обо всем поговорить с ней утром. Я нашел свою сестру!!!

СТАНИСЛАВА

Я заснула на удивление быстро. Только закрыла глаза и вот, уже брожу в своем сне. Сначала не было ничего, кроме темноты. Я ходила в разные стороны, чтобы хоть как-нибудь занять время. Просыпаться мне не хотелось, потому что меня всеми силами тянуло в сон, словно через несколько минут произойдет что-то необычное.

Для меня прошла вечность перед тем, как впереди что-то началось светиться. Я пошла туда, но оно начало приближаться и без моего участия. Я остановилась, а свет все приближался и приближался. Оставалось стоять и ждать.

Вдруг в один момент вокруг меня появилось движение. Я у себя дома. Я проснулась? Вся эта пещера была страшным сном, и теперь я вернулась? Оглядываюсь - именно такой была мамина квартира перед тем, как я уехала. Я только не помню, как сюда попала, но кажется, приехала на попутке. Да, точно! Меня подвезли.

- Мама! - я быстро окинула взглядом комнату и пошла на кухню, откуда уже шел запах пирога. - Ты дома? - еще один поворот (откуда они все?), и я на кухне. Мама что-то делает возле раковины, а в духовке румянится яблочный пирог.

- Ты уже приехала? - она улыбнулась мне, словно не она заставила меня учиться в университете, где была больше стипендия. Подошла и крепко меня обняла, я удивленно смахнула прядь с лица.

- Что-то случилось? - мама была слишком радостной: после смерти отца она больше никогда не улыбалась.

- Ничего. Я просто счастлива, что ты здесь, - она мне странно улыбнулась, и мне пришлось сделать шаг назад, потому что я почувствовала неладное. Мама тут же сменила выражение на непонятное.

- А ты нам не рада? - она сложила руки на груди, по ним стекала грязная вода после мытья посуды.

- Нам? - я огляделась, но никого, кроме нас, на кухне было. За окном, как ни в чем не бывало, пели птицы.

- Ну да, Валентин счастлив, что ты приехала, - она протянула мне руку, чтобы я её взяла, но я не решилась. Начала пятиться назад, мне жутко захотелось обратно в съемную квартирку.

- Я не хочу с ним говорить, ты же это знаешь, - я подчеркнула последнее слово. Она постоянно пытается нас свести вместе.

Неожиданно что-то помешало моему позорному отступлению. Сзади стоял брат. Он высился надо мной, как башня, и я удивилась, когда он успел так вырасти.

- Привет, студентка, - он снова меня подкалывает. - Ну как, деньжатки нам прислала? - он оскалился, словно монстр из фильмов ужасов.

Теперь я отскочила к окну, чтобы быть подальше и от мамы, и от Валентина.

- Мне уже надо обратно, - пискнула я, пытаясь прорваться, но брат толкнул меня, и я громко шлепнулась на табуретку. Она чудом не упала.

- Ты нам еще не давала не деньги, а мне уже нужны для бумаги и масляных красок. Они очень дорогие, - он снова страшно улыбнулся и подошел на шаг ближе.

- Забудь о красках, - я попыталась говорить строго, что не очень у меня получилось. - Маме уже давно пора купить нормальную одежду, - из последней встречи я сделала вывод, что мама ходит в одном и том же дырявом пальто уже несколько лет. Мама странно на меня покосилась. От её халата сейчас не осталось ничего, кроме равнья. Она грустно посмотрела в мою сторону.

- За меня не беспокойся, я уже давно и забыла, что такое нормальная одежда. Пусть лучше сыночек порисует, - она ему улыбнулась самой нежной улыбкой, чего я раньше за ней не замечала. Я снова попыталась встать, но Валентин снова бросил на меня жесткий взгляд.

- Так что, слышала? Деньги давай, - он протянул свою руку, а я беспомощно вжалась в спинку стула: когда он успел стать таким...страшным.

- У меня сейчас нет денег, - я кинула взгляд на маму, надеясь, что она успокоит Валентина. Я его не боялась: я ведь старшая сестра, но он его физиономии становилось жутко на душе.

- Валентин, оставь сестру, - она укоризненно посмотрела на сына, и я облегченно выдохнула. - Добиваться своего нужно другим путем, - она взяла со стола нож и направилась ко мне. Этого не может быть! ЭТОГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!

Я проснулась вся в поту. Постель была безнадежно мокрой, а я учещенно дышала, пытаясь хоть как-то отогнать сон. Я испугалась, что прокричала последнюю фразу вслух, но никто из ребят еще не проснулся. Я посмотрела туда, где должен спать Лешка. Мне захотелось к нему подойти. Он сможет меня успокоить, но его на месте не было. Постель была расстелена, и я решила подождать, пока он вернется. Все равно не хотелось ложиться обратно. Сон еще не отцепился.

Прошло десять минут, и в хижину забежал Лешка. Он огляделся и сначала не заметил меня, но я его окликнула, и он тут же подозвал меня к себе. Там можно было нормально поговорить.

- Ты чего не спишь? - спросил он, оглядываясь.

- Могу задать встречный вопрос, - я сложила руки на коленях и сурово посмотрела на друга: не хватает только тайн между нами. Он явно был возбужден.

- Читатель. Он водил меня в тайное место, - он подмигнул мне, и я вздрогнула, не понимаю почему. Лешка решил, что мне просто холодно, и накинул одеяло по шею, аккуратно его завернув.

- Спасибо, - прошептала я и уставилась на друга, ожидая от него продолжения разговора. - Ну? - он посмотрел на меня, словно что-то обдумывая, а потом схватил меня за руку.

- Я отведу тебя туда, - он рывком поднял меня с земли, и мы быстро выбежали из пещеры. Небо казалось немного темнее обычного, но звезд, как и других светил, там не было.

- А нам ничего за это не будет? - я попыталась хоть чуть-чуть задержать Лешку, но он упорно бежал вперед, вознамерясь показать это тайное место.

- Та нет. Читатель ушел по делам: он рано встает, так что нам никто не помешает, - он рванул еще быстрее, и мы уже были возле места. Я тут же узнала кострище, и мне не захотелось идти в хижину Читателя, потому что это могло понести за собой ужасные последствия, но любопытство меня победило.

Забегаем в хижину. Обустройство мне очень понравилось. Так и хотелось потрогать это все, но времени было мало. Лешка, явно понимая, что делает, отодвинул комод и открыл длинный черный проход, уходивший в никуда. Он взял факел со стены и зажег его, словно всю свою жизнь провел на природе.

- Ты тоже так научишся, когда попадешь в это место, - его глаза загорелись удовольствием, но не так, когда он всех напугал, а как у ребенка, которому сказали, что он тоже сможет читать закорючки.

Я без промедления пошла за ним. Сон, как рукой сняло. Мы спутстились по ступенькам, и я удивилась, зачем Лешка взял факел, когда и так все было видно с самого начала. Парень усердно тащил факел перед собой, как будто не мог без него обойтись.

Я почувствовала, когда мы пришли. На стенах было непонтяное голубоватое свечение. Лешка наконец-то погасил огонь и подошел впритык к надписям, которые и излучали этот свет. Он медленно прочел их, и что-то внутри меня подпрыгнуло, как будто я знала, кто будет жертвой.

- Я хочу, чтобы ты знала. Не хочу, чтобы из-за того, что я скрыл от тебя это, ты попала в беду, - он искренне мне улыбнулся и сделал шаг ко мне. Я не отстранялась. Он немного наклонился, словно готовясь к поцелую, но я вдруг отпрыгнула.

- Скоро к хижине кто-то подойдет, - сказала я, услышав шаги. Мне даже показалось, что я могу сказать точно, сколько метров осталось. Лешка округлил глаза и, ничего не спрашивая, зажег факел и, коротко бросив "За мной!", побежал по лестнице. Я решила остаться пока здесь. Я чувствовала, что могу здесь кое-что найти.

Я положила руку на стену и прошлась вперед, не отпуская ладони от надписей. Я делала шаг за шагом, пока не оказалась в тупике, но даже тогда, повинуясь какому-то чувству, прошла дальше. Стена, на удивление, исчезла, и я оказалась в другой зале. Тут тоже были буквы, но они были зелеными, и словно сделанными наспех. Их было еле-еле видно.

Встала так, чтобы их было легче читать и прочла вслух, не беспокоясь, что их кто-то может услышать. Я пойму, что кто-то здесь есть, еще задолго до того, как он спустится.

- Королева должна принести жертву, но есть одно правило. Если жертва сама выберет себя, то не умрет, а всего лишь упадет в сон, из которого выйдет, когда будет разрушен этот мир, - последние слова были настолько нечеткими, словно их рещал иключем по камню какие-то школьники.

Врядли это пригодится. Никто из нас не станет её жертвой, хотя... Я немного задумалась, но услышала, что Лешка спускается, и тут же вынырнула из импровизированной стены. Лешка не должен видеть этого, а то решит сделать из себя героя.

Как только я выпрыгнула, появился парень. Он был сильно взволнован.

- Они сейчас собрались у кострища, но сюда даже не смотрят. Пошли! - он протянул мне руку, и мы побежали. Я крепко его держала, радуясь, что он больше не пытается быть от меня подальше.

ЖАННА

После того случая в лесу мне все еще тяжело дышать, особенно когда Миша подходит ко мне ближе, даже не замечая этого. Сердце останавливается, а дыхание... Мне кажется, что воздух становится настолько твердым, что я даже не представляю, как его вдыхала раньше. Я как больная. Никогда не испытывала ничего подобного.

Я слышу, как кто-то шепчется. Наверняка Станислава с Лешкой решили провести свои ночные свидания. Это вполне в их духе. Я закатываю глаза, и сон понемногу уходит. Чувствую бодрость. Чтобы доказать свои догадки, поворачиваюсь к месту, где должен спать Лешка - там никого нет. Та же история со Станиславой. С ними все ясно, а вот я с Мишей... Я глубоко задумалась, испытываю ли я к нему какие-нибудь чувства. Он стал другим. Там, в университете, все казалось таким...странным, словно я каждый раз совершала преступление, только представляя себе, что мы вместе, а теперь. Я даже не замечаю, когда бросаю на него любовыне взгляды, когда он меня немного подкалывает. Мы, как будто на новой стадии, где можно любить, не стесняясь своих чувств, и не показывая их на полную силу. А вот испытывает ли Миша ко мне чувства? Это более сложный вопрос, ответ на который я не знаю.

Миша в другом углу пошевелился: он понемногу тоже отходит ото сна. Я привстала на локте и посмотрела в "дверной проем". Там ничего не изменилось, но я почувствовала, что настало утро. Наверное, теперь я доверилась своим внутренним часам. Бывает. Миша полностью проснулся и теперь удивленно осмтривал помещение.

- А где все? - он потер глаза - прям заспанный мишка.

- Не знаю, но нам тоже пора куда-нибудь идти, - встаю и протягиваю руку Мише, чтобы он смог встать. Он неожиданно хватает её и валит меня землю, схватив при этом так, чтобы я не ударилась. - Миша! - вскрикиваю я, громко хохоча. - Что ты делаешь? - он улыбается, не переставая вглядываться ко мне в глаза. - Ты же не телепат, - шепчу я, потому что говорить тяжело. Он только улыбается, пропустив мою реплику мимо ушей.

- Ты знаешь... - он вздыхает, придумывая, какие слова сказать. - Так давно хочется сказать. Еще в университете...

В комнату вваливается Хозяйка, о чем то громко споря. Когда она видит, на какую сцену попала, тут же отскакивает назад, говоря уже из-за прохода:

- У нас праздник Солнца. Вы идете? - кто-то за проемом тихо хихикнул: она пришла не одна.

Я жутко покраснела: количество стыдных моментов увеличивается, но ответить надо.

- Нет, спасибо, - мне хочется закончить разговор с Мишей, а то это длится бесконечность. За проемом вздыхают.

- На него идут все. Вы - наши гости, так что не отказывайтесь, - Хозяйка никуда не уходит, и нам пришлось согласится. От туда опять послышались смешки.

Я встаю и отряхиваю одежду. Миша делает тоже самое. Все наши движения скованные. Значит, не только мне неприятно, когда тебя ловят на горячем. Впредь, будем осторожными. Мы выходим из пещеры и видим толпу подростков. Всем им примерно тсолько же, сколько нам. Они все улыбаются. Все девушки одеты в красивые венки, а парни, словно сошли со страниц книг, где нарисованы селяне, в карманы позапихивали разных цветов.

- Это тебе, - одна из девушек, выйдя из толпы, кладет мне на голову венок из васильков. - Теперь ты с нами, - она хватает меня под руку и уводит в компанию других девчонок. Чувствую себя такой пацанкой, по сравнению с ними в белых платьях. Мише тоже всовывают цветы по карманам и уводят в компанию парней. Все его хлопают по плечу, а он просто не сводит с меня взгляда, словно нас навсегда разделяют. Хоть Станиславе с Лешкой не пришлось пережить такое.

Мы идем всей оравой к Кострищу. Девочки громко и заливисто смеются, как будто мы не находимся сейчас в пещере, куда нас всех похитили, а мальчики постоянно бросают на нас взгляды. Хозяйка идет впереди, помахивая каким-то веером. Доходим до костра, который теперь ярко горит, и садимся кругом. Кроме нас, сидят еще Главы, а все вхрослые стоят за нашими спинами. Я оказываюсь прямо возле Читателя.

- Волнуешься? - спрашивает он, слегка наклонившись в мою сторону.

- А чего мне волноваться? - он ухмыляется и возваращается на место. Это начинает меня волновать. Не проходит и минуты, как непонятно откуда выбегают Станислава с Лешкой и быстро садятся подальше. Они тяжело дышат. На них тут же кладут венки и закидывают цветами. Что-то кажется странным.

- Дорогие жители Лесного поселка, - Читатель встал и говорил так громко. Я чувствовала, что его голос звучит даже в моей голове. - Мы живем не так много, но уже имеем традиции, которые облегчают нам жизнь. Кто не помнит Очищения? - взрослые сзади нас захлопали в ладоши, полностью согласившись с Главой. - Я, Мыслитель и Ключник - мы сегодня с радостью принимаем обряд. Да начнется праздник, - теперь к крикам взрослых прибавились крики подростков. Они хлопали и перешептывались, а я, вместе с друзьями, сидела и не понимала, что от нас ждут, и было ли это просто приглашение.

Девушки с парнями за руку повставали, сгрудившись парами. Другие им хлопали, словно говоря: "Крепитесь!". Наверное, нас заставят залезть какому-нибудь тигру в глотку, а потом, пройдя через его желудочный тракт, или как он там называеся, очиститься, и выйти вместе с отходами. Чур не я! Нервно подпрыгиваю на месте, надеясь, что меня никто в это втягивать не будет.

Костер разгорелся как будто сильнее, хотя ничего не изменилось. Парни, взяв на руки девушек, по одному пошли вперед, прямо на костер. Я зачарованно смотрела за всем этим действом. Да, с тигром я пошутила. Будем сгорать заживо, куда интереснее! Меня передернуло при мысли, что все с удовольствием за этим наблюдают. Видно, мой дар больше не понадобится: для меня все будущее кончится на уровне поленьев для костра. Ладно, ладно, всякое бывает.

Я уже хотела по тихому уйти, как возле меня появилась тень. Я подняла глаза - Миша смотрел прямо на меня. Он протянул мне руку.

- Пойдем туда! - он не показал, что именно имеет в виду, но мне стало понятно, что он говорит про костер. Я захотела спросить его, спятил ли он, но передумала. Если Миша просит, то я за ним и в огонь! и в воду. Я взяла его крепко за руку. Колонна из подростков уже выстраивалась, а первая пара так близко стояла у огня, что казалось странным, что кожа на них не плавится. Миша повел меня в конец колонны. Станислава с Лешкой на нас так странно посмотрели, словно мы стали в очередь на прыжок с небоскреба, но все равно последовали за нами. Подростки закончились.

- Ничего не бойтесь. Мы ждем вас на другой стороне, - говорил человек, которого представили Ключником. Сильно обнадеживает.

Ребята, повинуясь общему чувству, по очереди взяли девушек на руки. Никто из них не захихикал, как все время делал до этого. Все были серьезными. Дошла очередь до меня с Мишей, и парень без промедления подхватил меня на руки. Я тихо охнула. Было непривычно быть так, у него на руках, поэтому я пыталась быть подальше, насколько это было возможно.

Вся колонна сделала шаг вперед. Первая пара уже пошла. Я сглотнула. Теперь мне не казалось это все детской игрой. Я боялась, что последуют крики, но ничего не было. Так мы делали шаг за шагом, пока сами не оказались возле огня. Он не был горячим, как мне казалось, а наоборот - приятно теплым. Можно было безболезненно коснуться его рукой, но у меня не поднималась рука. Огонь был таким чистым, что я, забыв о стеснении, прильнула к Мише, почувствовав его тепло. Это был самый лучший моент в моей жизни.

- Идите! - Ключник качнул рукой, и Миша, совершенно позабыв про страх, шагнул вперед.

Глава 12

МИША

Когда мы оказались у костра, Жанна прильнула ко мне, словно ища защиты. Что-то в ней изменилось, как и во мне. Теперь наши чувства навсегда изменились. Мы шли вперед, и я удивился, что не видно ни спин сверстников, ни конца костру. Он не был таким большим снаружи.

Мы шли в молчании, боясь нарушить тишину этого заповетного места. Внутри было так тепло и чисто, как будто только что вышел из ванны. Жанна теперь полностью на меня облокотилась, но мне было не тяжело. Я снова попытался высмотреть хоть что-то, но везде было пусто.

- Впереди озеро, - только сейчас я заметил, что девушка лежит с закрытыми глазами. Она никогда не была такой отдохнувшей. - Я его вижу, - я присмотрелся вперед, но ничего не заметил. Значит, єто Жанна использует свой дар.

Мы шли очень долго, и озеро наконец появилось. Оно было небесночистого цвета, и я поразился насколько оно чистое.

- Рядом никого нет. Мы в этом мире одни, - Жанна снова закрыла глаза, задумавшись.

Озеро так заманчиво блестело, что мне не терпелось насладиться его прохладой. Ничто не нарушало тишину этого места. Я посмотрел на девушку. Она, как ни в чем не бывало, лежала прямо на земле, положив руки под голову.

- Здесь так хорошо! - наконец сказала она, прервав минуту молчания. Я улегся рядом с ней - наверху было яркое солнце, словно мы попали к себе домой, на нем не было ни облачко, а небо оставалось девственночистым. Я сам удивился этой простоте.

- Что мы должны здесь делать? - я произнес. Этот вопрос мучил меня с самого начала Очищения. Не может оно быть бесцельным.

- Наверное, искупаться, - Жанна резко встала. - Я вижу, что мы идем в воду, - она схватила меня за руку и рывком подняла, как будто я весил не больше перышка. - Пойдем быстрее! - она потянула меня к воде, и я поплелся за ней, понемногу увеличивая скорость.

- Чтобы я без тебя делал? - я ни капельки не выдохся. Жанна, не обращая ни на что внимания, нырнула рыбкой в озеро, сложив руки впереди, чтобы было легче пронзать водную гладь. Я последовал за ней, но уже не так красиво (просто залез в воду, пока не смог плыть). Вода оказалась такой приятной, что я даже забыл, что должен дышать. Меня никак не смущала задержка воздуха. Жанна плыла впереди. Платье прижалось к её ногам, но это никак не сковывало её движений. Она умело углублялась все ниже и ниже, словно знала, куда нам надо идти. Я не отставал.

Когда мы оказались на самом дне, то смогли стать прямо на пол пещеры. Вода над нами как будто висела. Я слегка дотронулся до неё рукой, боясь, что она может на нас свалиться, но ничего не произошло. У меня даже рука не намокла.

- Мы даже не намокли, - потвердила мои мысли Жанна. - До чего приятно! - она вздохнула воздух полной грудью. Я сделал шаг в её сторону. Она удивленно на меня посмотрела.

- Нам все время мешают, но я должен сказать... - послышался грохот невдалеке от нас, прямо над водой. Я испуганно посмотрел в ту сторону. - Мир разрушается? - я был не уверен в своей догадке, но кивок подруги все потвердил.

- Время не терпит, - она побежала в одну из зияющих пещер, которые окружали это место.

- Жанна, постой! - я начал не успевать за ней. Шаги становились все медленнее и медленнее, словно я пробирался сквозь запутанную траву, а силуэт девушки давно простыл. Она даже не заметила моего сдавленного крика.

Идти дальше я не мог, потому что мог попасть в передргягу, поэтому вернулся обратно. Это далось очень легко, и я даже попробовал снова догнать подругу, но что-то мне не давало это сделать. Значит, я должен идти сам своим путем.

Наверху снова раздался грохот. Теперь не было страшно. Этот мир, созданный лишь для испытания, торопил меня, и я его послушал. Вода все еще висела над головой, но теперь еще и вибрировала. Не повезет, если эта громада свалится мне прямо на макушку.

У меня было четыре варианта, включая туннель Жанны. Смешно, я уже дал ему название. Осторожно их осмотрев, мне понравился тот, что был ближе к Жанниному. Там было много зелени, хотя туннель и был каменный. Я вступил на мох - он был мягкий и немного пружинил под ногами. Тут я шел легко, так что надеюсь, что сделал правильный выбор. Я оглянулся назад - стена начала рушиться, не оставив мне выбора, как идти вперед. Это тоже вариант. Я побежал в тсорону света, который бил впереди. Надеюсь, что скоро воссоединюсь с Жанной. Пока только она давала мне советы, как тут действовать.

Свет приближался, метр за метром, и я обрадовался, потому что мне показалось, что там впереди Читатель с другими Главами Лесного поселка. Оказавшись на маленькой площадке, я понял, что источником света был дверной проем, чуть-чуть приоткрытый. Следов прибывания здесь других не было, а значит - я все еще на Очищении.

Площадь была пуста. Посередине находились три изваяния, которые я сначала принял за Глав. Я подошел ближе. Они и правда их напоминали, как если бы кто-нибудь со скуки начал вырезать людей. Доторнуться до их лиц я не решился.

Дверь была так близка, что я мог бы протянуть руку и оказатся снаружи, но меня мучмла мысль, что нельзя так просто уйти. Я еще раз внимательно посотмрел на статуи. В их лицах было такое величие, словно на их плечах лежит ноша в тысячи лет, и я даже не имею права на них смотреть, но я продолжал, как юудто решил посвятить этому всю свою жизнь. Я уже и забыл, что когда-то хотел выйти отсюда. Время тянулось бесконечно.

- Что ты хочешь знать, сын мой? - голос прогрохотал в сводах пещеры и потряс мои барабанные перепонки. Со мной говорила одна из статуй.

- Что ты хочешь прочесть, сын мой? - спросила вторая статуя. Я не был удивлен, как-то понимая, что это бы произошло.

- Куда ты хочешь попасть, сын мой? - третья гучным голосом озвучила свой вопрос.

Значит так: я могу что-нибудь у них спросить, но только что-нибудь одно. Один вопрос за другим крутился в голове. Жить вместе с Жанной, закончить хорошо университет, обзавестись хорошей семьей, узнать будущее, полететь на Карибы - все эти мысли витали в голове, но казались такими глупыми, словно я хотел спросить, сколько стоит мороженое, потратив на это их драгоценное время... Выбраться. Коротко мелькнула в голове мысль. Точно!

- Как мы можем выбраться в наш родной мир? - первые две статуи тут же закрыли глаза, а последняя, очень напоминая Ключника, что-то мне ответила, но я её не услышал. - Повторите, пожалуйста! - но в уши как вату забили. Все звуки исчезли, а дверь начала понемногу открываться...

Я оказался в очередном просторном зале. Он был таким светлым, что я сначала зажмурился, но потом на меня кто-то налетел. Жанна крепко ко мне прижалась, словно мы виделись тридцать лет назад.

- Миша, с тобой что-нибудь случилось? - она взволнованно посмотрела на меня. От её бледности не осталось и следа, словно она всегда была здорова. - Ты не представляешь, я уже не болею астмой! - она прижалась ко мне только сильнее. - Меня вылечили, слышишь? - она так и прыгала от радости. Мне тоже было приятно на душе, хотя я и силился что-то вспомнить. Что-то очень важное, но...

- Пошли быстрее! - девушка потянула меня в сторону костра, который я до этого не заметил. - Нас уже ждут, - мы быстро прошли через огонь, и я удивился насколько светло в поселке. На нас сразу смотрело несколько десятков глаз. Они ждали, пока с нами что-то случится. Я посмотрел на небо и чуть не заплясал от счастья: там было самое настоящее солнце!

ЖАННА

Я побежала вперед, а Миша бежал сзади. Мне казалось, что мы бежали вечность перед тем, как я решила остановиться. Я ничуть не задыхалась, но надо было понять, что там с другом. Поворачиваюсь назад и падаю на колени: Миши рядом нет. Не жалея себя, я побежала обратно, надеясь, что смогу его застать, и если понадобится, освободить из лап монстра, но как только я оказалась у входа, то поняла, что все мои героические планы лопаются, словно надувные шарики: проход был завален камнями.

- Миша! - попыталась я крикнуть сквозь стену, но мой голос так и остался внутри. Никто не отозвался. Видимо, это и было наше испытание.

Я побежала вперед, в тайне надеясь, что парнеь не попал в передргягу. Но надо сейчас сосредоточиться на себе. Через несколько минут началось мерное гудение. Очень было похоже на завывание ветра, но ведь этого не могло быть. Раздался очередной свист, словно на флейте играют. Я остановилась. Было страшно идти в безизвестность, но и оставаться на месте было нельзя: сзади все чаще слышался грохот. Мой туннель понемногу засыпало.

Дальше шла шагом, пытаясь перевести дыхание, которое вдруг участилось. Сказывалась астма. Маленькая площадка не приближалась, словно смеялась надо мной, или ждала, пока я откину копыта. Дыхание стало совсем тяжелым. Приходилось останавливаться, чтобы хоть немного передохнуть. Я не понимаю, с чего это: я ведь просто иду! Ноги начали волочиться. Я перестала останавливаться. Неужели я так и умру непонятно где?!

Туннель, судя по всему, посмеялся надо мною всласть: теперь маленький лучик впереди понемногу увеличивался. Каждый шаг мне давался с великим трудом, как Русалочке, когда она обрела ноги. Вот, я уже могу различить маленькую площадь, но там все так быстро движется...или у меня головокружение?

Когда остался один метр, я почувствовала дуновение ветра. Я явно чего-то не знала об этом. Очередной шаг. Меня начинает тащить в сторону площади. Я не могу сопротивляться. Я уже стою у входа. Поражаюсь, что такое вообще может быть - сильный ураган находится прямо посередине. Вокруг, на стенах, дырки диаметром с мой рост, а больше ничего и нет. Ураган, словно почувствовав добычу, протянул ко мне свои воздушные руки и подхватил, как куклу. Я даже не сопротивлялась его могуществу. Я думала, что меня завертит, и я не выберусь живой. Но попав в его сердцевину, я остановилась. Все вокруг летает, почти ничего не видно. Несколько секунд, длиной в вечность, прошли перед тем, как из урагана кто-то вышел. Он был такой же прозрачный, как и ураган. Это был парень с длинными волосами, которые летали из-за сильного ветра. Руки он спрятал в широкие рукава.

- Тебе повезло, - наконец проговорил он. - Я вылечу тебя, - он протянул ко мне руку. Она была такой прозрачной, что все казалось просто сном, но я все таки протянула ему свою. Он крепко взял её и, твердо смотря мне в глаза, попросил, чтобы я не смотрела. Я послушно выполняла его просьбы. Мне было спокойно.

Почувствовала непонятную щекотку возле сердца. Она шла по моим венам прямо к месту, где держал Воздушный целитель. Как бдуто все мои вены очищались одновременно, а кровь тащила всю грязь к одному месту. Я, ослушавшись приказа, посмотрела, что со мной происходит - все вены светились, как будто по ним текло золото, а не кровь. Сам Целитель закрыл глаза и впитывал то, что скапливалось у меня на пульсе. Я не могла оторвать глаз от этой красоты. Теперь парень сам наполнялся "золотом". Наконец он открыл глаза.

- Теперь ты здорова! - он посмотрел на меня вновь, словно пытаясь запомнить черты, после чего махнул рукой и исчез вместе с ураганом. Я оказался в одной из дыр.

Не быдло времени все обдумывать: река начала затоплять и это место. Я побежала что есть мочи по туннелю. Надеясь, что на этом и кончится мое путешествие. Через несколько минут я была на месте. Прямо там стоял Миша. Он только вышел из своего и даже не понял, что произошло, когда я на него накинулась. Словно прошли десятилетия с нашей последней встречи.

- Нас уже ждут! - я повела другу к костру, который приметила с самого начала. Мы прошли через него. Там нас ждали все взрослые, Главы и другие подростки, которые пошли первыми. Все они улыбались, словно и не чаяли нас увидеть. Что правда, то правда!

Я посмотрела вокруг: что-то изменилось. Было слишком ярко, как будто я попала домой... Я посмотрела на небо: оно же голубое, а над нашими головами светит солнце! Я широко улыбнулась. Наконец-то я его увидела! Взрослые, заметив, что мы смотрим на небо, тут же захлопали в ладоши. Видимо, это и было доказательство нашего Очищения.

- Молодцы! - к нам подошла Хозяйка. - А мы боялись...

- Не надо, - Читатель подошел к нам и хлопнул по плечу. - Зачем говорить о том, чего не случилось? - он нам подмигнул и пропустил вперед, чтобы мы пополнили ряды "очистившихся". Оставалось дождаться друзей.

ЛЕШКА

Я смотрел на то, что делали подростки с недоумением. Неужели, самоубийство теперь в ходу? Пары не спешили идти, хотя в глазах парней и не было страха. Наверное, нас хотят "очистить" от бренного тела. Я повернулся назад: надо найти выход, пока не поздно. Станислава сидела рядом и тоже не сводила глаз с колонны. Что же такое здесь происходит? Вот, выход из нашей ситуации! Люди расступились, и можно легко проскочить...

Прямо передо мной прошли Миша с Жанной. Я в шоке проводил их взглядом. А эти хоть куда?! Друг странно посмотрел на меня. Мол, присоединяйся к нас, будет жарко! Не знаю, что произошло, но на меня нахлынуло чувство, что надо пойти с ними. Никто не заставит нас сделать это, но само действо - важно для нас.

Я прикрыл глаза. Глупейшую глупость я уже сделал. Пойти в огонь будет не так страшно. Станислава не сильно сопротивлялась, когда я протянул ей руку, и мы вместе пошли в торону толпы. Все стали такими серьезными, что даже было странно, что им не по сорок лет.

Видеть, что происходит впереди, нам мешали гирокие спины парней. Я все еще держал девушку а руку, но она вновь пыталась не обращать на это внимание, напряженно смотря вперед. Неужели, я настолько ужасен? Мысль о предательстве все реже появлялась у меня в голове. Это был не я. Девушка права: на моем месте мог бы быть кто угодно. Но это все враки. Я пытаюсь утешить себя, чтобы не причинить вреда: как можно жить с таким камнем на сердце? Кому я вру? Я ведь все еще себя не простил!

Парень впереди сделал шаг вперед. Мы повторили его движение. Значит, первая пара вошла в костер. Было странно думать о том, что мы можем там умереть. Словно не было того многолетнего опыта, когда я обжигался и ходил с волдырями по всей руке. Это был другой мир, а значит, можно забыть о своем.

Неожиданно Станислава посмотрела на меня. Она все еще волновалась, но теперь так тщательно всматривалась в мои черты, как будто пыталась запомнить их. Её глаза казались такими глубокими, что мне даже стало страшно думать, что сейчас происходит в её голове.

- Станислава, - тихо позвал я её. Она не ответила. - Если с нами что-то случиться, я хочу, чтобы ты простила меня. ТЕПЕРЬ хочу, - я посмотрел на неё. Я готов простить себя, если это сделает она. Девушка вышла из задумчивости.

- Я еще подумаю, предатель, - она хотела это сказать шутливым тоном, но получилось больно серьезно. У неё заслезились глаза.

Я и не заметил, что другие парни уже давно держали на руках девушек. Наверное, это обозначало объединение огнем. Или что-то вроде этого. Может, это закаляет чувства? Легко подхватываю Станиславу на руки. Она легкая как пушинка. Она сначала стесняется, но потом кладет руку мне на плечо, как в танце, и ложит голову на грудь. Мне становится намного теплее. Скорее всего, это перемирие в моей душе всего на несколько минут, но и этого мне достаточно.

Подходит наша очередь. Удивительно, но возле самого огня не чувствуется жара, словно ты сам сделан из огня. Войти туда кажется единственной целью в жизни. Видим, как впереди еще немного видны силуэты пропавшей пары. Значит, мы не выдйем от туда сразу...

Ладно, времени на раздумья у меня нет. Я смело делаю шаг в огонь, и мы оказываемся в Джунглях. Огненных джунглях. Место удивляет своей красотой. Над нами пролетают несколько птиц, по кустам шмыгают маленькие зверьки, а я, держа на руках самое драгоценное, бреду вперед, пробираясь через многочилсенные папоротники.

- Лешка, ты можешь отпустить меня, - в конце концов говорит Станислава. Она удивленно смотрит на меня, словно спршивая, как я не догадался раньше. Снова ловлю себя на мысли, что не прочь залезть к ней в голову.

- Увлекся чуть-чуть, - я бережно отпускаю свою ношу на землю, почесываю затылок, чтобы хоть как то скрыть смущение, и смотрю на небо. Над нами так много деревьев, что их кроны закрывают собой все небо. И да, я не ошибся. НАД НАМИ. ДЕРЕВЬЯ ПАРЯТ.

Станислава тоже замечает необычные растения. Она слегка становится на носочки и протягивает руку к ближайшему торчащему в воздухе корню. Я внимательно смотрю на её движения. Она третпальцы друг от друга, как опытный биолог, перетирая "крошки" земли.

- Они не всегда так летали! - девушка выносит вердикт с серьезным лицом. - Не знаю, зачем нас отправили сюда, но нам надо решить эту проблему, - она снова посмотрела наверх. Слишком серьезная, чтобы быть всего лишь студенткой.

- Не удивлюсь, если у тебя уже есть план, - наконец выговариваю я, чтобы хоть как-то разрядить обстановку. Она не понимает шутки.

- Можно я встану... - она смотрит мне на плечи, явно смущенная.

- Конечно! - я опускаюсь на колено, и девушка ловко залазит на плечи. Я встаю, не чувствуя никакой тяжести, и Станислава быстро перелазит на дерево, цепляясь руками за корни и ветки. Оа быстро скрывается в листве, и как бы я её не высматривал, она не появляется.

В детстве я часто лазил по деревьям, но чтобы на таких? Я подпрыгиваю, хватаюсь за ветку и быстро подтягиваюсь на руках. Благо, я очень много качаюсь. На качелях.

Ветки тут и правда удобные для дереволазания. Очень быстро я оказываюсь на самой верхушке. Рядом сидит Станислава, легко держа ближайшую ветку. Перед нами открывается панорама целого леса.

- Есть мысли? - она смотрит вдаль, не отвечая на мой вопрос.

- Наверное, этот мир не настоящий, - произносит она, не отрывая взгляда от мерцающих точек впереди. - Я уже себе это доказала, - она встает на обе ноги, словно не стоит на тонкой ветке и на высоте больше небоскреба. После отпускает ветку, за которую держалась, и, перед тем как я успел её остановить, просто идет по верхушкам деревьев.

- ЧТО ЗА? - в некоторых местах её нога кассается только воздуха, но это никак не мешает продвижению девушки.

- Разве ты не понял? Мы и должны идти по верху! - она разводит руками в стороны, показывая, что находится в полной безопасности. Я же не могу подвигать конечностями, в шоке наблюдая, как девушка легко бегает по верхушкам! деревьев. - Ну давай же! - она подает мне руку. Не очень то успокаивает, но все же...я не трус! Я встаю и делаю шаг навстречу подруге, но чувствую, как нога попадает в воздух. Я пытаюсь поставить на твердое место, но...о чем я говорю. Это же верхушки! Чувствую, как мое тло тянет вниз, и начинаю падать. Я наеврняка умру еще в полете. Станислава пытается меня схватить, но я уже лечу вниз. Последнее, что я вижу это её испуганные глаза.

СТАНИСЛАВА

Я смотрела, как Лешка с необычной скоростью несется вниз, и ничего не могла сделать. Моя рука была так близка! Я долгое время стою, вглядываясь в еле видные просветы. Жду, когда голова Лешки появится сверху, он улыбнется и, слегка почесав затылок, скажет, что не рожден для полетов. Но никто не появлялся.

Когда он звал меня там, у костра, мне было грустно осозновать, что ему нелегко. Он борется внутри с себя, и я боюсь последствий этой борьбы. Я готова пойти на все, чтобы ему помочь, но это не в моих силах. Я должна смириться.

Лешка не появлялся, а значит, падение оказалось болезненным. В это плохо верилось: мир ненастоящий, или мане кажется? Надо спускаться. Я села и попыталась просунуть ногу, чтобы нащупать ближайшую ветку, но ничего не получилось: ветки плотно прижались друг к другу. Вот она, цена "хождения" по небу. Очередная безуспешная попытка. От меня хотят, чтобы я шла дальше. Я не смогу ему помочь, но там, впереди, должна быть щель или спуск. Лес не бескрайний.

Пошла вперед, даже не замечая, что подо мной не земля. Ветра здесь не было, и ничего не нарушало этого спокойтсвия. Я заложила руки назад и шла дальше. Было глупо идти сюда. Если с Лешкой что-то случится, я...

Впереди затемнел какой-то силуэт. Он был мужской. Лешка? Я подходила все ближе и ближе, а парень стоял неподвижно ко мне спиной так, что я не видела его лица. Волосы мне так кого-то напоминают... Я побежала вперед. Теперь я уверена, что это не Лешка. Но что-то смутно знакомое, словно взятое из моего прошлого.

Фигура поворачивается ко мне. Когда вижу его лицо, останавливаюсь и невольно вскрикиваю. Этого не может быть! Не может! Валентин смотрит на меня, как будто восставший из моего кошмара. На нем теперь хороший костюм, только-только купленный. Волосы прилизаны до омерзения, а лицо все тоже. Разве можно купить себе выражение?

Он какое-то время смотрит мимо меня, не замечая свое сестры, но потом медленно с чванством переводит его на мое лицо. Он теперь улыбается, словно маленький ребенок, которому разрешили запустить кошку с третьего этажа. Он делает шаг вперед, а я назад. Заметив мой жест, он начинает смеяться.

- А ведь дальше ты не пройдешь, - сквозь смех проговаривает брат. - Как ни крути, а с твоим "Лешкой" могло случиться, что угодно. Тут, говорят, водяться тигры, - он поднимает указательный палец к подбородку, словно задумался, вкусный Лешка или нет.

- Валентин, пропусти! Хватит вести себя как маленький! - я делаю шаг навстречу. Рискованно.

Брат сначала становится испуганным, но потом, словно очнувшись, снова скалится.

- А ты похрабрела, - он осматривает меня с ног до головы. - Все из-за этого парня, не так ли? А если его не станет? - он начинает хохотать, а я не могу понять причину его смеха. Мурашки бегут по коже.

Он делает широкий жест рукой, и передо мной открываются деревья. Внизу Лешка. Он лежит без сознания. Я даже не вижу, вздымается ли его грудь, но молюсь, чтобы мне просто плохо было видно.

- Такой беззащитный... - Валентин начинает сюсюкаться. Я уже думаю крепко его ударить, но не иогу, потому что он остается моим братом. - Но бывают моменты, когда кто-то хочет есть, - он кидает на меня короткий взгляд, а потом, превратившись в непонятную птицу, кидается вниз, намереваясь съесть моего любимого. Я не знаю, что делаю, но все равно прыгаю за ним. Сейчас возле Лешки будет лежать и другое бездыханное тело.

Птица приближается к нему все ближе и ближе, и такая ярость меня обуяла, что я, повинуясь какому-то чувству, выгибаю спину и приземляюсь на лапы. ЛАПЫ! Нет времени рассматривать себя - я быстро кидаюсь в бой с бывшим Валентином, отбивая у него самое родное. Замечаю, что моя лапа очень черная с длинными острыми когтями. Со всей мощи ударяю ей по птице, отчего та падает на землю в нескольких метрах от Лешки. Она медленно встает, а я издаю рев, чтобы хоть как-то успокоиться. Мысли быстро носятся, словно не могут уместиться в теле животного. Птица готова снова нападать, но не успевает она сделать и прыжка, как я подпрыгиваю, и тут же превращаюсь в орла. Не зря они мне всегда нравились. Подхватываю Валентина, чтобы он был подальше от Лешки, и уношу вверх. Кидаю последний взгляд назад: парень удивленно на меня смотрит, и я на время забываю, что я выгляжу, как птица. Хочется сказать ему, что я вернусь, но вырывается только громкий птичий звук. Доехали!

Поднимаюсь на верхушку и кидаю Валентина на "землю". Сама возвращаю себе нормальный облик. Все так естественно, что даже не замечаю, как это делаю. Валентин тоже теперь выглядит как мой брат, только немного потрепанный.

- Интересно! Интересно! - говорит он, не сводя с меня глаз.

- Уходи! - прерываю его мыслеизложение. - Ты не настоящий, так что уходи. Ты на моей земле! - он свирепо смотрит на меня, но все равно исчезает. Как в воду канул. От него хоть избавились. Я подбегаю к тому месту, где когда-то была щель, но её опять закрыли деревья. Мне надо продолжать путь. Теперь я знаю, что с Лешкой все в порядке.

Бегу вперед, надеясь, что больше испытаний не будет. Не хочу ни в кого превращаться: и так это все много энергии забрало. Конец близок, я это чувствую. Смотрю вниз - просветов стало больше, и теперь я различала Лешку, бегущего внизу. Мы шли в одну ногу, дышали одним воздухом и...были единым.

Когда снова смотрю вниз, никого не замечаю. Лешка где-то остановился, и я бежала совершенно одна. Было грустно, словно я и правда что-то потеряла. Ладно, была не была. Я снова превращаюсь в орла и лечу намного быстрее. Все-таки, это место встречи с Лешкой.

Я чувствую воздух, который проходит по моим крыльям, будоражит перья, попадает в клюв, когда я кричу всему миру, что я есть и всегда буду. Не знала, что мой дар такой, но я ему рада. Можно было и догадаться: слух, зрение...

Наконец край этих Огненных джунглей. Там маленькая тихая полянка, где я легко приземлюсь, пока Лешка меня не увидел. Мне не хочеться его пугать. Спускаюсь вниз, легко маша крыльями. Трава немного колеблется подо мной. Когда спустилась, то возвращаю себе свой облик. Даже венок с головы не слетел. Чудо!

- За секрет этого мира - пророчество! - гул голосов исходит непонятно откуда. Я пытаюсь найти их источник, но никого, кроме меня, нет. - За секрет этого мира - пророчество! = снова повторяют невидимые существа.

- Но я его не знаю! - громко говорю, не зная, как далеко они находятся.

- Ты открыла его. Ты выполнила задание. Награда - пророчество! - голоса возбуждены, словно перед тем, как открыть великую тайну. Где-то впереди забрезжил свет - выход из туннеля. Я посмотрела назад - Лешки не было видно.

- Готова ли ты слушать? - голосам не терпелось раскрыть тайну перед тем, как кануть в лету.

- Да, всемогущие! - я чувствовала, что сейчас услышу что-то важное.

Не успела я сказать последнего слова, как вся поляна окрасилась в яркоголубой цвет. Сияние исходило даже из травы.

- Слушай! - я молчала, чтобы никак не нарушить эту сказку. - Королева вас поймает. Вы будете у неё в плену ровно три дня и три ночи, когда она придет за вами. Она вызовет вас в зал, где вы будете облачены в царские одежды, и она скажет телепату, чтобы он выбрал жертву. От выбора зависит очень многое, - голоса замолкли, а странное свечение остановилось. Пророчество кончилось.

Значит, под телепатом они имели в виду Лешку. Эта гадина попробует его использовать снова! Я сжала кулаки и побрела к огню, сияющему впереди. Через него на меня смотрели мои друзья.

ЛЕШКА

Я лежал, наверное, несколько лет. Когда я очнулся, то надеялся найти седую бороду, чтобы начать жить спокойно, на пенсии, или, как Хоттабыч, начать выдергивать по волоску, чтобы все было хоть немного постоянно, но ничего такого не было. Меня разбудил шум. Я вставать не решился: я наверняка сломал шею, а лишние движения могут только усогубить ситуацию. Надо мной что-то пронеслось. Я чуть-чуть повернул голову, чтобы хоть разглядеть, грозит ли мне очередная опасность. Прямо в нескольких метрах от меня лежала страшная птица. Я никогда такой не видел и тут же пожалел о пропущенной зоологии. Кто знает, может существуют птицы-людоеды? Она злобно посмотрела в мою сторону, но не успела сделать ни одного движения в мою сторону, как на неё налетела другая, очень большая. Она расправила крылья и показалась мне знакомой. Орел? Даже мне, недоучке, стало ясно, что эта птица максимум меня заклюет до смерти, есть не будет. Я перестал дышать. Орел взмыл в небо, держа в когтях меньшую птицу. Она извивалась, пытаясь выбраться, а орел летел все выше и выше.

Почему орел такой знакомый? Я чуть привстал, полностью облактовшись на руку. Видимых повреждений нет. Огромная птица, почти долетев до верхушек деревьев, повернулась. И я было подумал, что это... Но это не возможно! Она бросила последний взгляд и скрылась за деревьями, которые тут же сомкнулись.

Все это действо убедило меня, что долго мне валяться никто не даст. Смотри, и какой-нибудь дикий хомяк слопает не подавившись. Я поднялся. Мир и правда ненастоящий, если я грохнулся и ходить могу. Немного размял ноги и побежал в сторону, которую, как я думаю, мы шли до этого. Неизвестно, что там со Станиславой.

Бегу вперед, а надо мной постоянно нависает чья-то тень. Я все время приглядывался в темноту, но никого не заметил. Может, орел меня преследует, и в какой-то момент раскроются кроны, и страшная птица спутится и поднимет меня наверх? Все-таки все мои подозрения оказались безпочвенными: ничего интересного не происходило.

Пробежал очередной папоратникообразный куст.

- Эй, гуманоид! - я резко остановился. Из-за кустов выглядывала знакомая рыжая шевелюра. Я подобрался поближе к убежищу. Как я и думал, там сидела Алина. - Ты немного глуховатый из-за прошедшей войны? - Алина серьезно на меня посмотрела, словно пытаясь прочесть мои мысли. - Бедненький! Да ты потерял еще и язык? - она заговорщически подмигнула мне, притягивая к себе. Я сел возле сестры.

- От кого прячемся? - смотрю на сестру, которая наигранно выглядывает из-за кустов.

- Волшебное исцеление! Ветеран вернул себе органы чувств! - она быстро что-то записала в блокнотик. Я удивленно посмотрел на сестру. - Список моих суперспособностей, - она быстро спрятала записную книжку в карман.

- Алекса, а как ты сюда попала? - сестра до этого смотрела по сторонам, но когда я заговорил, у неё расширились глаза, и она недоуменно посмотрела на меня.

- Откуда ты знаешь моё имя? Я вижу тебя впервые! - она странно на меня косилась. Я попытался прижать её к себе.

- Мы же уже виделись... - я сглотнул. - Алекса, я твой брат. Ты исчезла шесть лет назад, и я тебя наконец нашел...

- Не мели ерунду. Я тебя ненавижу. Такой не может быть моим братом. Я точно знаю, что Миша был моим братом, но не ты... Ты даже не мягкий! - последние слова она вскрикнула. Сбылось то, чего я больше всего боялся: сестра от меня отказалась.

- Алекса, твое настоящее имя Алина, ты просто все забыла... - она снова меня губо прервала, сильно толкнув в грудь.

- Вали отсюда! Нам такие не нужны. Ты мне чужой! Ты меня бросил! - я упал на землю и в ужасе смотрел, как моя сестра страшно трясется, словно монстр, вылезший из земли.

- Ты не моя сестра. Ты не моя сестра! - закричал я громче. Алина никогда не кричала. Она никогда бы так не сказала. Я изо всех толкнул жалкое подобие родного человека, и монстр, стукнувшись о землю, исчез. Я прошел испытание.

Я еле перевел дыхание после страшной встречи. Теперь я понимал, что с настоящей сестрой будет намного легче. Я знаю её. Я люблю её, а остальное не важно. Худшее позади.

Встаю быстро, отряхивая штанины от травы. Совсем забыл, что надо идти вперед. В каком-то смысле, я преодолел одну из своих проблем. На душе стало спокойнее.

Я и не заметил, как дошел наконец до поляны. В отличии от Огненных джунглей тут была только знакомая мне трава. Все звуки остались в джунглях, а тут гулял только ветер. Я остановился, переводя дыхание после бега.

- Ты решил одну из проблем! - непонятно откуда заговорили со мной голоса.

- Да, решил! - вторили им другие.

- Некоторые так и блуждали, пока не оставались здесь навсегда, если не умели отличать настоящее от искусственного! - снова загооврили первые голоса.

- Да, бродили и мучались! - вновь вторили им другие.

- Судьба награждает тех, кто идет дальше! Поэтому мы наградим тебя! - я оживился, все еще пытаясь найти источник голоса.

- М-м-м... - задумались вторые. - Ты сильный телепат, но беззащитный, как ягненок! - они засмеялись, словно это было жутко смешно.

- Такому, как ты, нужна защита... ДА! Мы дадим тебе защиту! - вторые голоса начали поддакивать, и я почувствовал, как наполняюсь энергией.

- Она тебе понадобиться! Нельзя держать защиту и читать мысли одновременно! - вторые голоса словно стали ближе, но мне показалось. Просто ветер начал возле меня кружиться.

- А теперь иди! Наш мир уже разрушается! - из первых голосов выделился один, самый могучий. Он как бдуто толкнул меня к действию, и я помчался на огонь, чувсвуя, как все сзади проваливается.

Я не заметил, как упал в обморок, но когда очнулся, то все удивленно на меня смотрели. Ближе всех ко мне стояла Станислава.

- Ну, ты нас и напугал! - Читатель подал мне руку и помог встать. - Рассказывай, что там было, - я оглядел толпу.

- Мы со Станиславой были в Огненных джунглях. Это место такое. Там мы залезли на верхушку и разделились, потому я упал вниз, - про встречу с орлом я решил не говорить. - Я побежал вперед, где услышал голоса, которые мне подарили кое-что, а потом мир начал разваливаться...

- Как вы могли оказаться с девушкой в одном Месте Даров? - удивленно вставил свое слово Ключник: девушка, видимо, уже рассказала о своих приключениях. - Такое бывает очень редко, только если пара очень близка, - он удивленно перевел взгяд с меня на Станиславу.

- Ну, хватит! Детям надо отдохнуть! - он указал нам рукой, и мы разбрелись по хижинам, чтобы поспать после путешествия, но я не стал идти за ним. Меня мучило множество вопросов, также как и Глав. Они остановили меня, велением руки, и вся толпа подростков скрылась из виду. Друзья были настолько истощены, что и не заметили моего отсутствия.

- Какая же у тебя защита, если мы тебя не чувствуем? - все Главы вопросительно на меня смотрели, ожидая ответа.

- Защита от проникноваения в мозг, - просто ответил я. - Но я тоже хочу задать вопросы, - я гордо выпячил грудь, надеясь, что меня заметят.

- Конечно, конечно! - Главы кивнули и повели меня в свою обитель. Там мы сели кругом, и они уставились на меня, ожидая вопросов.

- Во-первых, что происходит с миром, когда мы из него выходим? - я вопросительно посмотрел на Ключника - он должен хорошо разбираться в этих вещах. Он глубоко вздохнул.

- В нашем костре столько миров рождается и умирает, что для нас это доли секунды. В этот день мы можем легко пробираться в них, но каждый из эитх миров создан специально для нас. С вашим уходом миру приходит конец. Он отжил свое: пока вы по нему бродили, там прошли миллионы лет, - он остановился, ожидая следующих вопросов.

- А что за Место Даров?

- Там, где вам в награду что-то дают. Оно очень редко совпадает у пар. Мы даже не видели такого на своем веку. Был лишь один раз, и то, эти люди исчезли, - я сглотнул комок в горле. Неужели это знак? - Надо быть очень близким, чтобы создать один и тот же мир без разветвлений, - я посмотрел на Ключника. Если он говорит правду, то наши со Станиславой чувства взаимны, и мы всегда любили друг-друга.

- Больше вопросов нет? - Мыслитель вмешался в наш разговор.

- Нет, есть один. Там говорилось, что есть и те, кто не возвращается. Неужели это настоящий отбор? - я вперил взгляд в Читателя, надеясь, что именно он ответит мне на вопрос.

- Выбираем не мы, а вы сами, - коротко ответил он и велел мне возвращаться в хижину. Уже смеркалось (наконец-то я увидел солнце), и надо было спешить обратно, чтобы не искать дом в потемках. Я быстро поблагодарил Глав и помчался обратно. Хоть что-то начало проявляться!

Глава 13

МИША

Мы возвращаемся в хижину. Я замечаю, что Лешки с нами уже нет, но я так устал, что не решаюсь пойти на его поиски. Не маленький, сам дорогу найдет. Быстро ложусь на свою сторону, отвернувшись ото всех. Спать не хочется, но полежать без работы приятно.

- Ребята, я пойду за Лешкой, - Станислава смотрит на нас, ожидая разрешения.

- Конечно! - Жанна еще не ложилась. Она поправляет выбившиеся пряди. Станислава убегает, а мы с Жанной остаемся одни. Точно, идеальный случаЙ!

Я резко встаю, из-за чего девушка бросает перепуганный взгляд в мою сторону. Не спрашивая разрешения (чего я себе раньше бы не позволил), я хватаю её за руку и тащу ко входу. Неизвестно, когда кто-нибудь придет нас проведать, а попадать в каверзные ситуации я больше не хочу.

- Миша, мы куда? - Жанна бежит следом, теперь, к счастью, не задыхаясь. Солнце уже садится, и можно легко скрыться в маленьком парке, который я уже давно приметил. Я не выдержу, если не признаюсь её во всем.

Мы пробежались совсем немного и остановились. Жанна все еще недоуменно на меня смотрела, а я пытался найти нужные слова. Тяжело. Очень тяжело.

- Что ты хотел? - она сложила руки на груди, как будто не одобряла мои действия. Как говоряь психологи, человек закрыт.

- Жанна, - я сделал паузу, не решаясь перейти к главному. Лешка, когда обнаружит пустую хижину, наверняка побежит нас искать, поэтому времени терять нельзя. - Ты помнишь тот случай на вечеринке? - я выговорил это так быстро, что испугался, что она просто меня не поймет, но она жутко покраснела. Плохое начало.

- Что ты имеешь в виду? Ну. Прости за это. Я была не в себе... - она начала оправдываться, словно была на суде, где её обвиняли в убийстве.

- Жанна, тс-с! - я приложил палец к её губам. Она вся задрожала, словно по ней прошел ток, и я испугался, что что-то перепутал. - Тогда... Ты увидела меня с моей двоюродной сестрой и решила...что она моя девушка. Ты тогда так кричала, как будто я изменил тебе, - она смущенно смотрела в пол, становясь прям-таки пунцовой. - Я думаю, что...еще...давно...но...ты...любила меня, - я сглотнул, пытаясь не ляпнуть чего-то, за что Жанна меня возненавидит. Девушка уже не находила себе место. Я чувствовал себя жестоким учителем, вычитавающим своего ученика.

- Что ты хочешь этим сказать? - она говорила хрипло полушепотом. Она так и дрожала от напряжения, и я бы решил, что это очередной приступ, но она была здорова. Значит ли это, что это что-то значит?

- Я хочу сказать, что с нашей первой встречи...любил тебя, - я помолчал, решаясь на последний рывок. - Я люблю тебя! - повинуясь импульсу я прижал Жанну к себе, чтобы ощутить её гибкое тело. Я боялся, что она меня оттолкнет или скажет, что тогда, на вечеринке, была другая причина, но она крепко обхватила меня руками за плечи.

- Я тоже тебя люблю! Я не могу жить без тебя. Ты - мое все, - она быстро шептала мне на ухо признание в любви, хотя я страшно заикался: она намного смелее меня. - Я не представляю свою жизнь без тебя, - она смотрела мне прямо в глаза, и я удивился насколько они красивые.

- Я - твой до самого конца, обещаю, - я все еще смотрел на неё, но её глаза немного потускнели.

- Обещают в будущем, а клянутся в прошлом. Мы бессильны перед настоящим, - она прильнула ко мне поближе, и я понял, что это тот самый момент. Мои губы коснулись её, и я почувствовал их сладость, как будто они были из цветов. Она не отодвинулась, а наоборот - ближе прижалась. Она закрыла глаза и поддалась прекрасному чувству. Мы целовались!

Для меня прошла вечность перед тем, как Жанна все таки отошла. Глаза её сияли, как звезды на небе. Она влюбленно смотрела на меня, и я удивился, что не замечал этих взглядов раньше. Она крепко схватила меня за руку, и мы вместе пошли обратно, к хижине. Мы шли молча, но я ловил каждый момент, пытаясь оставить его поглуюже в памяти. Жанна смотрела на верхушки деревьев, и мне оставалось только догадываться, что она думает. Когда мы дошли, то легли спать вместе, крепко обнявшись.

ЖАННА

Я уже думала ложиться, когда Миша вдруг вскочил и схватил меня за руку. Он никогда так не вел себя, поэтому я испугалась, что он задумал что-то плохое или под чьей-то властью, Мы быстро выбежали из хижины и помчались в сторону густого леса. Неужели, он хочет мне сказать то, что так давно не мог?

Наконец мы остановились. Он переводил дыхание чего-то ожидая. Я смотрела на него, надеясь, что ничего ужасного не случилось.

- Что ты хотел? - я укоризненно посмотрела на него, хотя в голове было такое напряжение, как будто там атомная бомба взорвалась.

Он начал говорить о том случае, на вечеринке. Боже мой, он егор вспомнил! Я вся зарделась при мысли, что он принял это слишком серьезно. Зачем я на него накричала?! Я почувствовала, что это предательство с его стороны, что он завел девушку, а это оказалось... Я никогда до этого не испытывала ревность и просто не смогла совладать с собой.

- Я думаю, что еще давно, но ты любила меня, - он говорит это так медленно, словно ногтем по доске царапает. Я вся внутренне сжимаюсь: сейчас он спросит, что на меня нашло. Конечно, я же дура, так мне и надо...

- Что ты хочешь этим сказать? - я ожидала укоризненного тона, насмешки, но то, что потом прозвучало, просто выбило меня из колеи.

- Я люблю тебя! - он схватил меня руками и подтащил к себе. Я была в его объятиях! Я не знала, что делать, потому что это было настолько неожиданным, что мне показалось, что надо мной смеются. Сейчас выбегут люди с камерами и крикнут: "снято!", а к Мише подойдут гримеры, чтобы поправить грим, но ничего не произошло. Я крепче прижалась к его телу. Как давно этого хотелось! Лежа с ним на кровати, я только и мечтала, что когда-нибудь перестану прятаться, но у меня не хватало смелости, а теперь...

Я начала жарко признаваться ему в любви. Слова лились из меня, словно из ручья. Все то, что я хранила только для него, выплеснулось наружу. Он меня любит! Любит!

- Я твой до самого конца, обещаю, - он смотрит на меня, и мне кажется, что все это глупость. Он не может обещать того, что не в силах контролировать. Я боюсь его лишиться. Мне страшно, но я должна держаться, хотя бы для других.

Кажется, я говорю слишком грубо. Сейчас он оттолкнет меня, как это делали люди вокруг меня, когда я им надоедала. СЛишком тяжело верится в то, что меня можно полюбить...

Все мысли резко обрываются от его поцелуя. Я чувствую его губы на своих и поддаюсь этому прекрасному чувству. Меня словно заворачивает в омут, а я даже не сопротивляюсь. Чувствую его взгляд на себе. Мы всегда будем вместе!

Поцелуй показался секундой. Я отхожу от него, потому что если не остановлюсь сейчас, не остановлюсь никогда. Он смотрит на меня влюбленным взглядом, и я, наверное, делаю тоже самое. Говорить не хочется, словно теперь мы можем говорить телепатически. Беремся за руки и дем обратно. Как прекрасны сумерки!

Я смотрю на Мишу. Он не замечает моего взгляда, но я наслаждаюсь его профилем. Мне не верится в свое счастье.

СТАНИСЛАВА

Добегаю до костра. Его уже потушили, и мне немного грустно при мысли, что все те миры погибли, но я пришла не за этим. После того, как я получила пророчество, меня не покидает мысль, что я должна рассказать о нем Главам. Они должны принять какие-то меры. Неизвестно, когда нагрянут войска королевы: я не хочу встретить Служебного гномоида снова.

Становлюсь по другую сторону костра. Что бы там ни было, а именно в этом мире я узнала, что чего-то стою. Приятное чувство, когда можно летать под облаками... От размышлений меня отрывает хижина: прямо оттуда выходит Лешка. Он меня не видит и медленно бредет домой. Он устал, хотя я и чувствую прилив сил. Я стою не шелохнувшись. Любое движение, и парень может меня заметить.

Он проходит мимо, а я долго жду, пока он скроется за стенами. Чувствую себя преступником, потому что скрываю от него правду. Быстро, сильно пригнувшись, прохожу к дому Глав. От туда раздается шепот: они советуются. Я же не буду залазить прямо посреди разговора!

Сажусь на коленки неподалеку от хижины. Отсюда даже не слышно их разговоров. Проходит всего несколько минут. Ничто не нарушает тишину, кроме далекого пения птиц. Я смотрю на небо - оттуда на меня смотрит месяц. Он словно грустно улыбается мне, и меня передергивает. Нет, я поступаю правильно!

- Ты знаешь, давно уже я так не уставал! - это один из подростков, держа подругу под руку, тянет её к костру. Девушка ему улыбается: она счастлива. Пара меня еще не видит, но терять времени нельзя. Я смотрю по сторонам в поисках убежища, но ничего нет. Это же площадь, чего я ожидала?

Ладно, вынуждают обстоятельства. Я превращаюсь в мышь и быстро, на сколько могу, юркаю в хижину Глав - единтсвенное место, где я никого не заинтересую. Там даже теплее. Быстро прячусь под скамью у входа, которою приметила еще раньше. Мне стыдно так пролазить в чужой дом, но быть разоблаченной еще хуже. Главы, к счастью, сидят на полу, сложив ноги по-турецки. Они теперь молчат, и я уже думаю превратиться обратно, объяснить ситуацию, но Читатель берет слово:

- Мы должны решить, что делать с этими четырьмя недоносками, - он обводит Ключника и Мыслителя затуманенным взором.

- Что ты говоришь? - Ключник, который всегда был к нам ближе, встает и вопросительно смотрит на Главу. - Разве мы не приняли их в лоно нашей семьи? - он рассержен и недоумевает. Я немного высовываюсь, чтобы понять, чем вызвано такое отношение Читателя к нам. Неужели он понял, что я все слышу?

- Они предатели. Наверняка служат королеве. Именно она, по нашему мнению, дала мальчишке защиту, - он складывает руки на груди и начинает ерзаться, словно внутри борется.

- "По нашему"? - Мыслитель тоже встал. Он был единственным седобородым в этой компании. Его глаза излучали мудрость.

- Да, - Читатель долго думал перед ответом. - Весь поселок этого желает. У меня есть свои ищейки, - он говорит так непринужденно, что я удивляюсь, как мы могли доверять такому человеку.

- Вот, какая тайна открывается! Когда мы говорили о создании Глав, то и речи не было о том, чтобы у кого-то было первенство, а тем более "ищейки"! - последнее слово Мыслитель выплюнул прямо в лицо Главы. - Ты заходишь слишком далеко. Это на тебяне похоже! - он сел на место, ожидая аргументов со стороны противника.

- Вы отходите от темы. Вопрос не о моих связях, а о том, что мы пустили в поселок самозванцев. Они нас всех погубят. Не удивлюсь, если сейчас они строят свои коварные планы, - Читатель вообще не изменился в лице. Я фыркнула, понимая, что все его обвинения на ровном месте, но даже я осознавала, что дело тут не чисто. После такого, мне нельзя выдавать своё положение: это даст очередной повод для препираний, если не для изгнания. Ключник услышал мой писк и быстро повернулся, но я умело скрылась в тени скамьи. Глава проверять, что там, не стал.

- Они не сделали ничего дурного. Телепаты же сами сказали: "Они безобиднее мошек", - Ключник посморел на Читателя, думая, что хоть это докажет его правоту, но мужчина как будто не заметил важности данного аргумента.

- Даже мошки приносят неприятности. Я выдвигаю решение изгнать преступников из леса: они подчиняются королеве, - он встал, доказывая, что последнее слово за ним.

- Но так нельзя...- было начал Ключник, но Читатель смерил его грозным взглядом, словно что-то внушая. В его остекленевших глазах ничего не было.

- Да как ты смеешь использовать силу на брата... - Мыслитель встал, было направившись в сторону Главы, но был повержен той же атаке: Читатель был телепатом.

Я наконец вспомнила, что означал этот безумный пустой взгляд, такой же был у Лешки... Королева поработила его разум и хочет забрать нас к себе.

Нельзя было терять времени. Читатель меня пока не видел, и это был хороший шанс исчезнуть в наступающих сумерках, хоть притворившись муравьем. Я вылезла из своего укрытия и медленно, осторожно следя за действиями Читателя. Вот, остался последний шаг...

\

- Да, необычно, ничего не скажешь. А я ждала, пока ты свой дар откроешь, - Читатель смотрел прямо на меня, мышь, точнее Хириана смотрела. Я в испуге даже не решалась двигать. Надо бежать. Надо бежать или быстро превращаться, но все мышцы словно заледенели. - Ожидание стоило свеч. А сейчас пойдем к твоим друзьям, - Читатель шагнул в мою сторону и схватил за хвост. Никогда не знала, что висеть вверх тормашками так страшно. Надо превратиться! В моей голове крутились образы, но я никак не могла сосредоточиться: все вокруг кружилось. Читатель поднял меня на уровень глаз. Она рассматривала меня. Бог мой, на меня смотрит пещера!

Наверное, именно страх заставил меня ожить. Я быстро превратилась в сокола и, расцарапав врагу глаза, отчего мужчина громко закричал, полетела к выходу. Краем глаза заметила, что остальные Главы теперь находятся в состоянии транса. Было тяжело оставлять их в чужих лапах, но лишняя минута задержки грозила мне гибелью.

Я вылетела из дома и чуть не врезалась в ту самую парочку. Они перепугались, но ловить меня не стали. Мне нужно бежать быстрее: как только Читатель очухается, он пошлет за моими друзьями, и мы попадем прямо в лапы Королевы. Быстрее! Быстрее! Я знаю! Превращаюсь в гепарда, уже не обращая внимания на то, что меня все видят. Мчусь по дороге. Надо успеть скрыться. Забегаю в хижину. Не сильно церемонюсь и просто громогласно рычу. Выходит эффектно. Ребята вскакивают и пытаются подойти поближе к выходу.

Надо превращаться обратно. Становлюсь на две ноги. Теперь это снова я, хотя пальцы немного и запачканы кровью.

- Нет времени объяснять. Просто бежим! - ребята и не сопротивляются. Наверное, под действием шока. Мы выходим и быстро бежим в сторону леса. Он достаточно густой, чтобы скрыть нас ночью. Придется долго бежать, пока не найдем какое-нибудь укрытие. Я все прекрасно различаю, поэтому не попадаюсь на всякие кочки и ветки, а вот остальным похуже: Миша раз десять споткнулся об пень, но не упал, а Лешка неловко останавливается возле каждого камня, ощупывая его ногой.

Поворачиваю голову в сторону поселка. Когда он успел так быстро убедить людей в нашей виновности. Отовсюду сбегаются люди, чтобы поддержать погоню. В руках у них есть только лопаты, а у некоторых - ножи. Они кидают злобные взгляды в нашу сторону, по тихоньку настигая, словно мы убили их родителей, при чем у каждого.

- Ребята, быстрее! - я пытаюсь их подганять, но, кроме меня и Станиславы, никто не был готов к такому спринту: мы очень много бегаем. О нет, нас уже доганяют. Какие-то умники стали нас обходить слева, чтобы окружить, и мне пришлось снова напрячься, чтобы спастись.

Я превращаюсь в медведя. Никого страшнее я на этот момент не знаю. Я остановилась и грозно зарычала на преследователей, пока друзья убегали. К счастью, жители Лесного поселка не лишены инстинкта самосохранения, а убиватья никого не хочу. Я снова рычу и становлюсь на две лапы. Очень неуклюже, но дам своим фору.

- Она вас не убьет: связывайте! - это кричал Читатель. Он держался за один свой глаз и бежал в мою сторону. За что мне это?!

Подпрыгиваю и становлюсь орлом. Так я смогу их атаковать понемногу, но при этом оставаться на почтительном расстоянии. Жители недоумевают, но этот чертов прислужник Королевы (я его не виню) снова заводит толпу.

- Вы что, не видите? Он не настоящий! Связывайте скорее! Он нам нужен! - он все ближе и ближе, и люди, вдохновленные его приказами, кидают в мою сторону веревку. Я еле уворачиваюсь, но впредь им измываться над собой не дам. Если я их цель, то должна отвлекать от друзей до последнего. Взмываю насколько могу вверх - Жанна, Миша и Лешка несутся вперед, не останвливаясь. Лешка поднимает голову и долго смотрит на меня, не останвливаясь. Он все понял. Люди внизу бегают из сторны в сторону, собирая веревки, чтобы сделать сеть. Черта с два, если они меня поймают!

Я долго кружусь, постпенно снижаюсь, чтобы у них не было возможности меня схватить. Я не злюсь на них: они под воздействием Королевы. Они беспомощны перед ним. Когда я уже почти касаюсь их макушек, то замечаю рыжую шевелюру. Алекса смотрит прямо на меня. В её взгляде нет той злобы или ненависти. Она молча наблюдает за моим полетом, а потом протягивает руки.

Для меня это знак. Я кидаюсь вниз, приметив траекторию в нескольких сантиментрах от девочки, чтобы не поранить её, пока буду хватать. Читатель, заметив мою цель, кидается в нашу сторону. Он что-то кричит, но мои крики перекричать труднее. Остался метр. Половина. Вот! Алекса в моих руках. Она счастливо смотрит в мою сторону и, расправив руки, словно крылья, наслаждается полетом. Я беру курс на друзей, надеясь, что они ушли достаточно далеко.

Толпа надо мной в недоумении, что произошло, благодаря чему я выигрываю время. Буквально через несколько секунж я на месте. Друзья, оказывается, уже нашли укромное местечко: нора такой высоты, что там можно спокойно пройтись. Сейчас она так засыпана, что даже я с орлиным зрением еле-еле разглядела маленькие щели, словно поры, выходящие наружу.

Я медленно приземляю Алексу на землю. Она улыбается. Уже не в силах себя контролировать превращаюсь в себя любимую и безвольно падаю на траву. К счастью, вовремя опустила Алексу. От удара, с которым я приземлилась, начинаю терять сознание. Помню только, как Лешка подбегает и берет меня на руки...

Глава 14

ЛЕШКА

Я тихо проскальзываюв хижину. Никто не заметил моего ухода, потому что все спят. Станислава, судя по всему, спряталась в одеяле - не видно даже головы. Я приземляюсь на покрывало, заменяющие мне кровать. Миша тихо посапывает в углу. Он крепко прижимает к себе Жанну, и меня это не удивляет. Давно пора!

Я медленно проваливаюсь в бездну сна, но передо мной только образы. Все мельтешит перед глазами, но четкого видения нет: сказывается усталость. Переворачиваюсь на другой бок. Чувствую сквозняк на своем лице. Что-то не так...

- Р-р-р-р! - громогласный рев раздается по хижине. Я инстиктивно вскакиваю, находу пытаясь сообразить, что это было. Перед нами гепард. Самый настоящий гепард! Он смотрит на нас умными глазами, словно все понимает и даже не собирается нас есть. Он какое-то время отгоняет нас к стене, после чего становится на задние лапы.

- Станислава? - я говорю это настолько тихо, что даже не знал бы сам, что что-то сказал, если бы об этом не думал. Девушка стоит с нами вся грязная, в траве. Волосы взлахмочены, но даже сейчас она мне кажется прекрасной. Из под ногтей видна кровь (надеюсь не её). Я думаю узнать в чем дело, почему она не сказала о своем даре, но девушка, не теряя времени, кричит нам убегать.

Мы ринулись к выходу, не вдаваясь в подробности. Мы научились доверять друг-другу за то время, пока провели вместе. Станислава нас торопит, и мне кажется, что она знает что-то важное.

Вокруг нас темно. Не только я слепой, но и другие ребята. Все, кроме Станиславы, то и дело отпрыгивают от кочек или пней. Боюсь, я наверну шею из-за такой пробежки. Я никогда в жизни так не бегал, поэтому задавать вопросы я даже не думаю.

- Станислава! - я пытаюсь тронуть её за плечо, но девушка поворачивается вправо, и я вижу, что на нас бежит толпа. Те, кто недавно помогал нам, торопятся в нашу сторону с оружием наперевес. Что, черт возьми, происходит?! В их гневных глазах столько злобы, что я и не решаюсь спросить у них, в чем дело: начинаю бежать еще быстрее. Глаза, к счастью, немного привыкли к темноте, и я уже не совершаю столько ошибок.

Станислава отбегает от нас в сторону поселенцев. Я даже не успеваю схватить её: это слишком опасно. Потом останавливается. Я чуть не падаю, не следя за дорогой. Уткнулся лицом в землю. В этом весь я. Встаю, но слышу теперь только медвежий рев. Девушка пытается их остановить!

- Миша, быстрее! Станислава пытается их задержать! - я подгоняю неторопливого парня, но он, вместо того, чтобы помчаться, резко останавливается, из-за чего я врезаюсь в его спину. В его руках появляется оружие - неплохой дробовик.

- Мы должны ей помочь! - в его глазах столько уверенности. Я смотрю на преследователей: подростки, женщина, Главы - это все те, кому мы должны быть благодарны.

- Мы не можем их убить. Ты понимаешь? - я смотрю Мише в глаза - он сам это понимает, но его героическое начало все время рвется наружу.

- Мальчики, поторапливайтесь! Станислава сама за себя постоит! - она бежит дальше, и в её словах есть истина. Мы сейчас беззащитны. Мне тяжело покидать любимую, но я буду ей мешать.

Мы уже настолько далеко, что до нас уже не доходит рев медведя. Начинаю задыхаться. Легкие горят, как будто их поджаривают, а в ногах столько камней, что я в будущем буду выбирать обувь попрактичней.

- Смотрите! - Жанна указывает на небо. Там определенно что-то происходит. Мы оглядываемся, но все так плохо видно.

- Нет времени! - Миша все еще держит дробовик, и теперь он возглавляет нашу шеренгу. Несемя дальше. Оборачиваюсь назад. Прямо в небе весит орел. Орел из моего мира? Это Станислава. Она смотрит на меня, хотя я её глаза на такой высоте не различаю. Именно она тогда спасла мне жизнь!

Орел понемногу спускается книз, делая широкие круги, а потом срывается в пике. Наверное, атакует.

- Я вижу укрытие! - Жанна указывает вперед - в нескольких метрах от нас находится широкая дыра, похожая на пещеру. Там можно скрыться. - Давайте! Осталось совсем немного! - я бросаю последний взгляд на темное небо над поселком и делаю последний рывок. Ребята быстро прячутся в пещеру, а я нахожу мох, ветки и траву, чтобы прикрыть нашу дыру. Через несколько минут нас уже нельзя найти. Мы притаились. Никакие звуки не нарушают лесной тишины, включая пение птиц.

Вдруг сверху слышен шорох. Таким звуком вертолет опускается вниз. Вся трава начинает трястись, а наше укрытие понемногу распадается. Сквозь щелочку, которая образовалась, я вижу ноги. Ноги ребенка.

- Алекса! - я выбегаю наружу, совершенно разрушив спасительную маскировку, и кидаюсь к сестре. Она протягивает мне руки. Я замечаю тень прямо над нами. Орел еле-еле поджерживает себя в воздухе, после чего превращается в Станиславу и падает на землю. Я быстро опускаю девочку и бегу к любимой. Она дышит! Слава богу, она дышит!

Станислава бесчувственно лежит в траве. Её глаза закрыты, а серьезных ранений нет. Беру её на руки. Она легкая как перышко. Несу в убежище. Алекса уже скрылась в пещере. Выбегает Жанна, кидает быстрый взгляд на подругу, после чего её лицо скривляется в гримасе боли. Она бежит искать новые материалы, чтобы спрятаться. К счастью, мы в лесу: их здесь много.

- Станислава, очнись! - я аккуратно кладу её в пещеру и пристально смотрю в глаза. Девушка немногу "просыпается". Она смотрит на меня. В её глазах столько муки, что я пугаюсь.

- Я сделала все, что могла, - она говорит еле-еле, чуть шевеля губами. Кладу руку ей на лоб. Он горячий, как при лихорадке. Заношу её подальше в нору: там прохладнее и безопаснее.

- Все в порядке, - пытаюсь её успокоить. - Ты нас спасла. Мы теперь в безопасности, - она улыбается, удовлетворенная моим ответом.

- Хорошо, - и снова закрівает глаза. погружаясь в спасительную тьму. Набираю немного мха и кладу ей пож голову. Она кажется такой хрупкой, но на деле такая сильная.

Надо будет немного переждать, а потом отправиться за едой и водой. Долго мы не протянем, если не найдем продовольствия. Вспоминаю, что Станислава с утра ничего не ела. Решено, жду пока наступит утро, и иду в поисках еды.

ЖАННА

Лешка всю ночь не отходит от подруги. Я пыталась его пару раз заменить, но ничего не удалось: он боится оставлять её на кого-то другого. Он то принесет еще мха, чтобы укрыть больную, то сидит возле неё, что-то рассказывая. Он её так любит! Мы с Мишей почти не разговариваем. Все так напряжены, ожидая, что вот-вот из кустов выбегут преследователи и свяжут нас. Я не знаю, чего нам боятся, но я полностью доверяю подруге.

- Алекса, расскажи, что произошло, - девочка жевала какую-то траву. Она долго живет в лесу, а значит, знает полезные травы и коренья.

- Все бродили, где хотели, - она проглотила очередной "кусочек". - Я была дома и играла с куклой. Вдруг я услышала голос в голове: "Четыре новеньких - враги. Они хотят предать нас королеве". Голос был, как у Читателя, и я выбежала на улицу, чтобы посмотреть в чем дело, - он снова откусила маленькую травинку. - Я знала вас...не так давно, но я подумала: "Если один из вас мягкий, а другой - смешной, то вы не можете быть плохими", - она пожала плечами, как бы соглашаясь с этой мыслью.

- После этого все побежали к нам? - я любопытно посмотрела на девочку: такие знакомые глаза, словно она их уже где-то видела.

- Ну да! Я побежала за всеми, потому что мне когда-то говорили, что бегать очень полезно, - она посмотрела на свои пустые руки.

- Можешь пойти поспать в конце норы, - я чуть толкнула её в спину. - Ничего не бойся!

Алекса встает и напрвляется в конец норы. Она останавливается и о чем-то говорит с Лешкой, но до нас с Мишкой их разговор не доносится. Ждать бессымысленно. Даже если кто-то и придет, то мы не сможем защититься от стольких людей одновременно. Мы все с нетерпением ждем объяснений всего этого апокалипсиса.

Я вздыхаю, а от Миши это не скрывается. Он кидает удрученный взгляд в мою сторону. Ему тяжело, как и нам всем. Надо это пережить и идти вперед.

Подбираю мох и делаю из него своеобразную подушку. Быстро ложусь, пока любимый не начнет спрашивать, что меня мучает: слишком долго рассказывать. Друг кидает прощальный взгляд и тоже ложиться. Только сейчас понимаю, насколько пробежка меня вымотала. Ноги жутко болят.

- Лешка, давай я тебя заменю! - я последний раз спрашиваю друга. Мне неловко, что мы будем спать, пока он будет сидеть всю ночь со Станиславой: она все-таки и нам жизнь спасла.

- Да нет, не надо! Алекса мне хорошую компанию составит, - слышится шуршание: кто-то из них поудобней сел: готовятся к долгому бодрствованию. Обещаю, буду спать всего несколько часов...

Когда просыпаюсь, то вокруг также светло, как и было до этого. Наверное, я даже не спала. Поворачиваюсь назад, пытаясь создавать минимум шума. Сзади Лешка с Алексой лежат рядышком. Станислава все еще вертется, но не просыпается. Я боюсь, она впала в кому. Такое часто бывает. Миша тоже еще не проснулся. Значит, я уже достаточно поспала. Аккуратненько выхожу из укрытия. Повсюду тишина, словно лес никогда и не нарушался страшными криками обезумевших поселенцев.

Прикрываю дыру, из которой вылезла, чтобы не подвергать опасности друзей. Даже птицы не поют. Снова прислушиваюсь. Зря у меня нет такого слуха, как у Станиславы, но можно использовать и "подголовные" средства. Сажусь прямо на землю. Она теплая, как летом. Закрываю глаза и четко представляю сегодняшний день. Пока без новинок. Разве что с вечером что-то. Изба. Старуха. Станислава. Я не могу узнать этого места, но все равно внутренне напрягаюсь. Надо предупредить ребят.

Желудок урчит. Он напоминает о том, что человек должен есть хотя бы раз в день. Очень опасно, но... Я должна тоже что-то сделать для друзей. Встаю и медленно крадусь дальше в лес. Наверняка люди из Лесного поселка смылись на ночь обратно к себе. Сомневаюсь, что они дошли до такого фанатизма, чтобы искать нас ночью. Подо мной хрустнула ветка, и я остановилась, словно лань во время охоты. Ничего не произошло, но надо оставаться осторожной, пока мы не узнаем цели этих людей.

Деревья поредели. Теперь только изредка из-за веток выскакивали белки и разные странные существа, вроде птиц с мышиными головами. Они внимательно смотрели в мою сторону. Складывалось впечатление, что они следили, но, наверное, это страх так сковывает меня.

Я уже иду пятнадцать минут, а ничего необычного не заметила. Во мне загорелся огонек надежды. Неужели все кончилось? Или просто приснилось? Я отчаянно отказывалась от этих мыслей, чтобы не попасть в передрягу. Кто знает, что будет когда я потеряю бдительность?

Смотрю на небо. Как же приятно видеть солнце! Я удивленно наблюдаю, как по небу безмолвно пролетают стаи птиц. Не отвожу от них взгляда. Ай!

Я лечу вниз. Ветер свистит у меня в ушах. Здесь был обрыв. Не чувствую земли под ногами. Это все. Конец. Друзья найдут меня покалеченной или вообще... Бешено цепляюсь за любую возможность, будь то трава или деревца. Я даже не кричу: крик застрял у меня в горле, сдавливая его. Смотрю вниз. Я почти долетела. Пытаюсь перевернуться и схватиться за комки земли. Ничего не удается, но ход мой замедлился. Судя по высоте этого утеса, мне не пережить падения. Прощай, Миша! Я всегда любила тебя!

Я в темноте. Кроме этого ничего нету. Снова я всех подвожу. Теперь, кроме одной Станиславы, у них еще и тру. Стойте, если я мертва, как я говорю? Пытаюсь пошевелить ногой, но ничего не получается. Повсюду кромешная тьмя. Говорят, что так бывает перед смертью. А смертью ли?

Я иду чуть-чуть вперед. Это не мое тело. Я иду, но при этом лежу. Странное ощущение.

- Миша! - бесполезно. Кроме моего крика, который тут же отзывается эхом, ничего здесь не слышно. Прям, как в лесу. Как я не увидела свое жалкое падение в видении? Наверное, слишком сильно концентрировалась на другом...

- ЖАННА! - это Миша. Я радостно подпрыгиваю, но ничего, кроме звука его шагов, не слышу. Вот это и есть, когда ты так далек от тела? - Жанна, что с тобой? Очнись, пожалуйста, очнись! - мой мир сотрясается в такт того, как Миша трясет меня за плечи. Бесполезно. Глупо было надеяться, что Миша сможет меня спасти. Немного поздно. Странно, что не было боли. - Она дышит, - парень притрагивается к моей шее, чтобы нащупать пульс. Его рука такая горячая. - Все в порядке, слышишь? Все будет в порядке! - он пытается больше убедить себя, а не меня. Мне так хочется вновь дотронуться до любимого, услышать его сладкий голос... - Жанна?

Я открываю глаза. Не верилось, что снова буду слепнуть от яркого света. Глаза у Миши горят. Он необдуманно прижимает меня к себе, из-за чего мне становится больно, но я терплю. Лучше боль, чем полное затмение.

- Как...ты...меня...нашел? - мне тяжело шевелить губами. Все-таки я что-то себе сломала. Парень легко поднимает меня на руки. Я не сдерживаюсь и издаю стон. Миша пугается, что сделал мне больно, но я его успокаиваю, слегка прикоснувшись рукой к его щеке. - Я...

- Не надо. Молчи, - он легонько сжимает мою руку и начинает бежать. Я не чувствую большей части тела, но это неважно. Пока неважно.

- Ты сильно шумела, пока падала, - Миша отвечает на мой вопрос. Чувствую себя настолько глупой: если парень услышал шум, то что уж говорить о преследователях. - Не бойся, никого из поселка не было, - он буквально ответил на мой вопрос.

Мы бежали минут десять. Тряска мне уже не причиняла боль, но я все равно всячески терпела, когда в голове взрывался фейерверк. Миша торопился, но в тоже время бежал не быстро.

- Вот, мы уже пришли! - он аккуратно спускает меня в нору. Дыра от последней вылазки так и не заделана, и меня снова мучает совесть, что я их подвожу: Миша же за мной побежал. Лешка с красными глазами кидается ко мне.

- Что случилось? - он смотрит на мои ноги. Я тоже кидаю туда взгляд, и лучше бы я этого не делала: штаны порваны вкрай, повсюду раны, из которых еще идет кровь, и ноги такие черные, что я, наверное, похожа на негра.

- Она упала с обрыва, неподалеку от сюда, - Миша чуть понизил голос, словно если я узнаю, что произошло, тут же потеряю сознание.

- Среди нас нет врачей! - Лешка поднимает голос, и любимый кидает обеспокоенный взгляд в мою сторону. Чувствую себя хуже некуда. - Я не знаю, что делать: слишком много всего навалилось, - он замолчал, обдумывая решение. На его лице появилась такая мужественность, которую я не знала прежде. - Придется вернуться в поселок. Там нам помогут, а потом...

Миша тоже замолчал, понимая, какие у нас перспективы. После того, как нас вылечат, то сразу убьют или еще чего. Надеюсь, ребята не решатся на это.

- Не надо, - я говорю еле-еле, словно под каким-то лекарством. Миша тут же ко мне подбегает и слегка поправляет волосы. Он так заботлив.

- Я знаю все лекарства! - Алекса выбегает вперед.

- О! - Миша к ней подходит. - Расскажи про нужное, и я его сюда отправлю, - его глаза загорелись надеждой моего спасения.

- Нет! - она отрицательно покачала головой. - Ты не знаешь первое правило коммандования вещами: "При перемещении лекарственных трав и еды, они теряет свое свойство". Вот так вот! - она зажимает ручки в кулачки. - Но мы всегда можем найти травы в лесу. Я знаю их в лицо, - девочка так радуется своим способностям, что готова бежать прямо сейчас, но там опасно...

- Я...не...разрешаю, - я прокашливаюсь. Все бросают испуганные взгляды в мою сторону.

- Мы скоро вернемся! - Миша целует меня в лоб, и, не дожидаясь моего ответа, он выходит с Алексой из норы. Я даже не в силах их остановить. Лешка бросает последний взгляд на место, где они скрылись.

ЛЕШКА

- Станислава? - я пытаюсь её разбудить. Глупо стараться, но сидеть сложа руки я не могу. - Вернись ко мне, пожалуйста, - она немого шелохнулась, но не более того. - Знаешь, я люблю тебя больше всего на свете. Тебя одну. Пожалуйста, не оставляй такого идиота одного. Слышишь? - никакого отклика. Наокнец-то я что-то понял, и тут... Какой же я идиот! Надо было помочь ей, остаться, бороться до последнего, а я спрятался за ней, воспользовавшись, словно щитом. Сколько еще грехов перед ней ляжет на мою совесть?

- Привет! - я поворачиваю голову - на меня смотрит Алина...теперь Алекса.

- Привет! - грустно машу ей рукой, чтобы она села рядышком. Я и забыл, что хотел ей все рассказать. Видимо, пришло время. - Алекса, - надо собраться с духом.

- Хочешь сказать, что ты - мой брат? - она говорит это так наивно, хотя я в шоке открыл рот и вылупил на ней глаза. Черт! Как такое может быть?

- Ты знаешь?

- Почему ты все время напоминаешь мне, что я глупая? Мне это надоело, - она обиженно отворачивается в сторону. Я хватаю её за руку и разворачиваю к себе. Как давно мне хотелось обнять её. Крепко прижимаю к груди. Как оказалось все легко! - Хватит меня тискать! - она обиженно что-то бубнит, но не пытается вырваться из объятий. Я редко когда плачу, но сейчас по по моей щеке течет слеза. - Ты что? Я же никуда не ухожу, - она отодвигается от меня и странно смотрит в глаза.

- Почему ты ничему не удивляешся? - мне странно, что Алина не испытывает тех же чувств со своей стороны.

- Знаешь... - она замолчала. - В Лесном поселку много пророков. Я один раз сходила, и мне сказали, что ты придешь прямо перед обрядом Очищения. Я сначала решила, что ты - это толстенький, но потом... Я все вспомнила, - она подняла глаза. Слезы придавали им такой живой блеск, что я не удержался, как поцеловать её в лоб, как часто делал раньше. Она демонстративно потерла это место рукой, но вся сияла от счастья. - Я скучала, - она сказала это так тихо, что я еле услышал это. Сердце так и прыгало в груди. Мы снова вместе!

Мы замолчали. Я наслаждался каждой минутой, что даже забыл, что рядом наверняка впавшая в кому Станислава борется за свою жизнь. Я сделал себе укор за то, что могу радоваться, пока любимая страдает из-за меня.

- Ты не виноват, - Алекса как будто прочла у меня все по глазам: она всегда меня понимала. Я вспомнил, что точно также мне говорила Станислава. Они обе ошибаются насчет меня. - Ладно, - она утерла остатки слез. - Мне пора спать, - она упала на мох и вскоре заснула. Я подивился её "таланту".

Сон начал одолевать и меня. Нет, я должен сторожить Станиславу. Я должен быть с ней. Я должен...

Открываю глаза. Алекса спит рядышком, свернувшись в клубочек, Станислава все также, без перемен. Вздыхаю: ничего не случилось во время моего короткого "перекура". Смотрю в сторону Миши и Жанны. Там никого нет! Резко встаю и подхожу к тому месту, где у нас вход - там зияет огромная дыра! Их украли! Какого я решил спать?!

Надо выйти и найти их. У меня нет оружия, чтобы защититься, если это засада, но я не могу оставить Алексу и Станиславу одних. Я подхожу к сестре и тихонько толкаю её в плечо.

- Алекса, - она не отвечает. - Алекса! - немного повышаю голос.

- Зови меня Алиной, - она чуть приоткрывет глаза. - Что ты хочешь? - Алина держит открытым один глаз, а другой сощурила так, что от него осталась только тоненькая щелочка. - Если что-то неважное, вернусь в сон, - она показывает рукой на один закрытый глаз. - Буду видеть сны только одним глазом, - она взглянула на мое обеспокоенное лицо.

- Я пойду искать Жанну и Мишу, а ты оставайся тут и закричи, если сюда кто-то придет, - я даю ей в руку тяжелую палку, которую нашел возле входа: лучшего оружия тут не найти.

\

Сестра кивает и берет в руки дубинку. Я знаю её с пеленок, так что знаю, что она будет драться до конца. Я было поворачиваюсь, чтобы отправиться на поиски, как в дыру вваливается Миша. Он держит на руках Жанну, которая подозрительно не двигается.

Я кидаюсь к подруге, а друг в это время ложит её на землю. Раздается еле слышный стон.

- Что случилось? - её ноги в ужасном состоянии: страшные потеки, раны, остатки травы и земли. Она, судя по всему, даже не может ими двигать.

Миша отвечает мне. Я в ужасе снова осматрваю девушку. За что нам такое? Мы же всего лишь студенты, попавшие в другой мир! А из нас готовят врачей! Рана может быть смертельной, я не знаю. Нам нельзя рисковать так здоровьем девушек. Придется, идти в поселок. Там должны быть доктора. Когда я озвучиваю эту мысль другу, Жанна бледнеет, но ничего не говорит. Все понимают, насколько это тяжелый выбор, но рисковать двумя жизнчми...

- Не надо! - вижу, сколько боли приходится Жанне терпеть, чтобы сказать это. Это только убеждает в том, что надо поступить именно таким образом.

Неожиданно сзади выскакивает Алекса. Она всегда выходила в самый последний момент.

- Я знаю все лекарственные травы! - она чувствет триумф при мысли, что может нам помочь. Как хорошо, что есть другой выход. Я буквально выдыхаю с облегчением. Она сможет их получить с помощью мысли... Миша высказывает мою мысль, но Алекса что-то говорит о правилах "коммандования вещами". Мы что, не можем их получить?

- Это все есть в лесу! - Алина словно ждет возможности снова выйти на воздух. Я понимаю, насколько это опасно, но опаснее оставаться так, ждать пока с девушками что-то случиться или еще хуже...

Жанна сопротивляется, но мы уже все решили. Миша хватает мою сестру, и они вместе скрываются в зарослях. Я должен пока следить за состоянием здоровья подруг. Двигать Жанну дальше в нору я не решаюсь: могу сделать только хуже.

Проходят, наверное, годы перед тем, как начинается движение. Вбегает счастливый Миша.

- Мы её нашли! Она нам поможет! - он быстро собирает мох, чтобы он не мешал на дороге. - Надо скорее туда идти: неподалеку ходили преследователи, - он указывает на Станиславу. - Бери её, нельзя терять ни секунды, - сам н легко и осторожно поднимает ЖАнну. Она вскрикивает. Глаза её открыты: она даже не может уснуть, что облегчило бы ей боль. Я останавливаю друга.

- Кто она? - я почти незаметно придерживаю его руку.

- Целительница. Она обещала нам помощь, - Миша торопливо дернулся к выходу.

- Кто сказал, что ей можно доверять? - забыл, когда это было, чтобы я быстро с чем-то соглашался. Кажется, в другой жизни.

- Ты веришь сестре? - я вскакиваю, чтобы узнать, откуда он знает о нашем родстве, но друг меня останавливает.

- Да, - уверенно говорю я.

- Тогда хватай Станиславу и побежали. Надо добраться, пока не стемнеет.

СТАНИСЛАВА

Я во тьме. Кроме меня, пустоту ничего не заполняет. Такое бывает ночью, когда выключаешь в спальне свет и пытаешься добраться до кровати. Я пытаюсь вспомнить хоть что-то из моей жизни, но не могу. Неужели моя жизнь настолько пуста? Жизнь. Слово кажется знакомым, но таким далеким, как Март или дилетант. Такое ощущение, что тьма окружала меня всегда. Я одинока. Иду вправо, но ситуация не меняется. Вот оно, забытье. Я забыла, и забыли меня. Я никому не нужна.

- Станислава? - знакомый голос. Я подпрыгиваю на месте. Слышала его когда-то давно. Тогда было светлее...и теплее. - Вернись ко мне, пожалуйста, - слова знакомого отражаются от стен моего заточения. Они твердо звучат в моей голове. Разгадка имени почти близка. Но кто же он? - Я люблю тебя только одну, - в голове выспыхивает единственный огонек - Лешка. Он говорит со мной. Я жива! У меня была жизнь! Пожалуйста, говори. Я не в силах пошевелить своим телом, с нетерпением жду его голоса. - Не оставляй такого идиота, - да, это он. Я подпрыгиваю на месте от радости. Неужели я еще смогу прикоснуться к нему? Он говорит последние слова и замолкает. Как будто из другого мира, я слышу чужие шаги. Слов уже не слышно, но по отдаленным словам я понимаю, что это его сестра. У него есть сетра? Я даже не удивлена. Может, когда я проснусь, то даже не узнаю Лешку. В памяти у меня осталось только имя...

Почему-то начинает светать. Я никогда не видела рассвета, но думаю, что он очпень красивый. Тьма понемногу исчезает. Теперь все белое, словно полотно, на котором показывали раньше фильмы. Проектором. Да, точно. Как тяжело вспоминать.

Вдруг на меня словно банки с красками вылили. Все стало разноцветным, и я почувствовала, что несусь вперед на большой скорости. Не контролирую свое движение. Мимо пролетают люди, пейзажи, картинки и вещи - мне просто не хватает времени их рассмотреть. Так же неожиданно, как и началось, движение остановилась. Вокруг все также много красок (неужели настоящий мир такой цветной?), но теперь я различаю общую картину. Мимо пролетает мальчик на велосипеде. Я смотрю в его сторону. Я даже вспомнила, что это за прибор, на котором мальчуган, явно меня не заметивший, промчался. Хочу пойти за ним, но мои ноги упрямо тащат меня в другую сторону. ЗАхожу в дом. Мне он кажется отдаленно знакомым, а запах гренок...

- Станислава, еда готова! - слышу голос...мамы. Пробегаю через дверной проем. Я такая маленькая, что мне бы хватило и дверцы для собак. Еле перебираю ногами, как будто только начала ходить. Сваливаюсь и начинаю плакать от боли.

- Что же ты такая неуклюжая? - мама подхватывает меня за ручки и легко относит к столу. По моей щеке все еще текут слезы, но я не реву. На столе лежат только что поджаренные гренки. Начинаю их усиленно сосать, чтобы хоть как-то пережевать. - Ух ты, моя умничка! - мама гладит меня по голове, и я что-то мурлычу в ответ.

Стукает дверь в прихожей, и я несусь туда.

- Папа! - я кидаюсь на мужчину, а он меня подхватывает и пару раз подкидывает. Мама тоже подходит и теперь, облокотовшись о дверной проем, улыбаясь, на нас смотрит.

- А ты быстро! - говорит она. Папа ей улыбается и притягивает к себе. Я начинаю смеяться от счастья.

Снова круговорот красок. Меня выкидывает из лучшего момента в моей жизни. Я наконец начинаю вспоминать. Значит, именно так возвращаются воспоминания?

Вжик! Я снова остановилась. Теперь я намного старше. Смотрюсь в зеркало, которое очень большое. На вид мне года 3. Я в красивом розовом платьице. Возле меня какая-то старушка постоянно мусолит мою юбку.

- Ты не волнуйся, скоро все закончится! - "бабушка", - вспоминаю я давно забытое слово. Её лицо полностью в морщинах. Она пытается улыбаться, но все равно сильно волнуется. Это волнение передается и мне. Неожиданно за дверью спальни раздается младенческий крик. Бабушка вскакивает и мчится туда, не пропустив меня. В той комнате темно.

- Мама? - я, пропустив мимо ушей запрет бабушки (а она его мне говорила?), бреду в спальню. Я не знаю, что там происходит, но мне немного страшно.

Дверь со скрипом отворяется. Много людей бегает в разные стороны, а на кровати лежит мама. Возле другой стены стоит папа. В руках он держит что-то маленькое и шумное...

- Давай назовем его Валентином? - папины глаза горят гордостью. Он наконец замечает меня. - Красивый у тебя брат? - он поворачивает странный предмет в мою сторону. У малыша милое лицо с большими карими глазами. Он удивленно смотрит на меня и протягивает пальчик.

- Я же не разрешила тебе сюда заходить! - разъяренная бабушка хватает меня подмышки и выносит из комнаты. Когда за ней закрывается дверь, меня снова переносит в другое воспоминание.

Я открываю открытку. Она давно лежит на моих коленях, но я до этого и не думала смотреть, что в ней. Очередное дурацкое поздравление. И день рождение у меня дурацкое. Смотрю на пустую комнату. Друзья не пришли: они все были слишком заняты. От бабушки пришли только поздравления, а от Валентина...вот эта дурацкая открытка. Даже мама с папой забыли о том, что у меня сегодня праздник.

- Поздравляю с днем рождения, старшая сестра! - я читаю открытку вслух, чтобы не чувствовать себя такой одинокой. - Знай: лучше тебя в целом мире нет. Ты добрая, смелая, помогаешь мне бороться с монстрами и всегда делишься конфетами, - понимаю, что Валентину всего шесть лет, но настроение вконец испорчено, поэтому и придираюсь к открытке. - Даже если тебе тяжело, я всегда буду рядом, - тут почерк явно его (до этого писала мама). - Твой Волянти, - его корявый почерк можно повсюду узнать.

Ладно, надо пойти вниз и узнать, что там родители планируют. Я уже проголодалась. Спускаюсь вниз. Останавливаюсь на ступеньках: снизу слышны голоса. Сквозь перила просматриваются силуэты родителей.

- Ты что, взял кредит?! - мама кричит на папу. Тот обиженно стоит перед ней, держа в руках какой-то сверток. - Ты понимаешь, насколько сейчас сложная ситуация?

Папа открывает рот, чтобы сказать что-то в свое оправдание, но ничего не говорит. Только обертка шелестит.

- У неё же сегодня день рождение... - он смотрит на жену, и в его глазах читается отцовская забота.

- Какое день рождение?! Нам этот долг не уплатить. Если бы можно было это вернуть...

- Нет! - папа никогда так резко не говорил. - Я хочу дать ей нормальный день рождение. Ей этого не хватает, - с этими словами он выходит из кухни и идет в мою сторону. Он меня не видит. Я бегу в спальню и сажусь, словно не сходила с места. В это время в комнату заходит папа.

- С днем рождения, солнышко! - он подходит ко мне и целует в щеку. Мама стоит в проходе, нахмуренная, сложив руки на груди. - Это тебе от нас всех, - он протягивает мне сверток. н тяжелый. Я медленно его распаковываю. Ноутбук! Мне подарили ноутбук!

Я вскакиваю и начинаю целовать папу по щекам. Он смеется. Он счастлив, что смог угодить мне. Мама тоже начинает улыбаться. Она подходит к нам, и мы все вместе обнимаемся.

- Спасибо! Спасибо! - я прижимаю ноутбук к груди. Я не могу вернуть его обратно, потому что папа расстроится. Это видно по его глазам. Родители уходят, а меня кидает в новое воспоминание.

Вокруг темно. Я сначала думаю, что все исчезло, но скоро показываются черты комнаты. Я смотрю на свое платье. Оно черное, словно...на похоронах. Чувствую на щеке еще не испарившуюся слезу. Рядом стоит Валентин. Ему восемь лет. Он хнычет, только иногда утирая сопли. Он хватается за мою руку. Мы стоим перед дверью.

- Почему они не выпускают папу их той странной кровати? - брат смотрит на меня раскрасневшимися глазами. Пытается втянуть сопли, но ничего не выходит. Я боюсь ему отвечать. Лучше промолчу. - Стани, - я вспомнила, что он так часто меня называл. - Пожалуйста, скажи, чтобы папа вернулся, - я сама начинаю рыдать. Прижимаю брата к себе поближе. он не сопротивляется. Мы два ребенка, которые плачем, прижавшись друг к другу, перед дверью, где лежит наш папа.

- Дети, вы можете зайти! - мама, мертвенно бледная с черной вуалью на лице, пропускает нас вперед. Мы держимся за руки. Мне страшно увидеть то, что лежит в черном ящике, но я не могу остановиться. Валентина упирается ногами, чтобы остаться подальше, но я, совершенно не контролируя себя, иду дальше.

Мы оказываемся перед гробом. В нем лежит отец. Его глаза закрыты, и я бы решила, что он спит, но его лицо настолько лишенное цвета, как будто, умирая, люди теряют цвет. На пальце обручальное кольцо.

Валентин не выдерживает и кидается к маме, прижавшись к её безвольновисящей руке. У неё уже высохли слезы после того, как ей сказали об аварии. На отце почти нет следов несчастного случая, кроме обгоревших волос: другие раны скрывает одежда.

- Доченька, отойди. Его скоро кремируют, - мама отводит меня в сторону, и я понимаю, что все это время просто не могла двигаться. Повинуясь непонятному импульсу, кидаюсь братно к папе и прикасаюсь к нему, чтобы снова его почувствовать, но меня встречает только холод.

- ПАПА! - слезы сильно льются и меня оттаскивают от моего папы, а я вырываюсь. На этом меня выбрасывает в другую картину.

- Станислава, у нас проблемы! - мама показывает мне бумажки из банка. Там написано, что наш кредит превратился в долг, а мы не способны его выплатить. - Они хотят забрать у нас дом.

- А что я могу сделать? - я пытаюсь помочь, насколько могу: кредит же взят из-за меня.

- Ну-у-у, - мама обдумывает ответ. Она достает из сумочки брошуру. - Вот, возьми, - она дает её мне. Это какой-то университет в 50 километрах отсюда. Стипендии неприлично большие. Больше, чем в моем, Иностранном.

- Ты хочешь, чтобы я туда перевелась? - я вопросительно смотрю на маму. Смерть отца оставила на её лице отпечаток. Она больше никогда не улыбалась.

- Это единственный выход, или иди работать, - она говорит серьезно. Она хочет забрать меня из университета моей мечты в непонятное нечто.

- А почему не Валентин? - после смерти отца мама полностью зациклилась на сыне. Она его бережет как зеницу ока.

- Ты его старше, так что это решение ложиться на твои плечи, - мама пытается защитить ребенка даже ценой другого. - Так ты согласна? - она внимательно ждет моего ответа. Я сомтрю снова на брошуру. Ничего хорошего не обещает.

- Вот и отлично! Валентина отдадим тогда в художетсвенный! - она выбегает из комнаты, совершенно позабыв про меня. Я никому не нужна.

Мрачные краски заменяются цветными. Теперь я сижу на какой-то лекции. Сзади меня постоянно раздаются смешки. Я узнаю их, но в тоже время, не могу вспомнить, где их слышала...

- Эй, Станислава - кукла Клава! - я уже слышала этот голос сегодня. Лешка? - Повернись сюда, у меня к тебе дело, - он кидается чем-то в меня. Я поворачиваюсь, чтобы дать сдачи, но он лсишком далеко, чтобы размахивать кулаками. Чувствую, что краснею. - А ты красивая, когда злишься, красна девица! - он ехидно улыбается. Если бы не лекция, я бы чуть подправила бы его физиономию!

Лекция кончается, и я мчусь по коридорам, чтобы уйти домой. Надо спуститься вниз, чтобы забрать пальто. Спускаюсь по ступенькам, но тут...

- Думала удрать? - один из дружков Самовыда встал на моем пути. Я пытаюсь его обойти, но бесполезно. - Дело есть, подождать надо, - он всячески меня не пускает. Вдруг ему звонит телефон. Он даже ничего не говорит. - Можешь идти! - он демонстративно пропускает меня вперед, а я бегу быстрее покинуть этот университет.

Одеваю пальто и иду по улице. Мимо проносятся студенты: они даже не замечают студентку первого курса. Дохожу до дома и засовываю руку в карман за ключами, но нахожу бумажку. Она немного разорвана, и я её аккуратно открываю:

"Ты мне нравишься, красавица!", - единственные слова в записке. Опять этот Самовыд! Вздумал надо мной прикалываться! Я яростно комкаю её и выбрасываю в мусорку после того, как захожу в дом. Увижу, убью!

Опять темнота, а вокруг все трясется. Меня кто-то поднимает.

- Все будет в порядке! - Лешка шепчет мне прямо в ухо, и от его дыхания щекотно. Меня долго несут, пока мы не останавливаемся. Раздается старческий голос.

МИША

Мы выбегаем с Алексой из норы. Я тут же осматриваюсь вокруг, нет ли преследователей, но везде чисто. Не решаюсь что-нибудь вызывать: в бегу оружие помешает, а убить кого-нибудь я не смогу. Я начинаю бежать, и Алекса не отстает. Она быстро двигает своими рученками, приловшившись к моей скорости.

- А ты мне кого-то напоминаешь, - говорю я, присматриваясь к чертам ребенка.

- Ну да. Когда ты своего друга в последний раз видел? - она возмущенно смотрит на меня, и я резко останавливаюсь.

- У Лехи есть сестра? - она останавливается и даже не запыхалась.

- Конечно! - она кивает головой и продолжает бег, призывая меня к тому же. Я все еще шокирован, но это не причина останавливать поиски.

Побежали дальше. Лес казался таким красивым, что было удивительно, что только вчера мы мчались как сумасшедшие от поселенцев, которые решили нас убить. Алекса несильно переживала по этому поводу. Она уверенно смотрела вперед, высматривая нашу цель. Я очередной раз подивился, как не заметил сходства: Лешка тоже всегда сосредоточен.

- Тут была поляна в нескольких километрах отсюда, - я вздрогнул при мысли, что мы можем потерять слишком много времени на поиски. Алекса заметилаэто . - Но не бойся: большую часть мы пробежали., - она улыбнулась мне самой очаровательной детской улыбкой.

Да, неплохо бы велосипед или машину... Но здесь столько ухабов и камней, что только самый безумный смог бы решиться на такое продвижение: лес совершенно не готов к использованию таким способом.

- Вот, мы и пришли! - она указала рукой на траву, которой густо заросла поляна. У неё были маленькие белые цветочки. Я присел на корточки и начал быстро рвать растение, не сильно беспокоясь о его целостности. Алекса, на мое удивление, осталась стоять. Она долгое время прислушивалась.

- Алекса, надо...

- Тихо! - она уж больно по-взрослому сделала жест рукой в мою сторону. - Здесь кто-то есть, - не спрашивая моего разрешения, сестра Лешки побежала в гущу леса, осторожно обходя траву. Её ноги скользили по земле, которая комьями слетала вниз, но девочка упорно шла вперед.

- Алекса, подожди! - я вызвал из воздуха оружие. Маленький револьер, которым можно и припугнуть (я не умею им пользоваться). Удивительно, эта девчонка сама идет такая беззащитная!

Я быстро добежал до Алексы. Она стояла, вперившись взглядом во что-то впереди.

- Тут может быть опасно, - я посмотрел на девочку - она никак не отреагировала.

- Я знаю это место. Безопаснее только в голове, - она побежала вперед. Там находилась низкая хижина в очень хорошем состоянии. Возле дома был разбит маленький садик, на котором уже дозревали плоды: яблоки, груши, сливы и персики. Очень странно было видеть все это великолепие, но я вышел из оцепенения и тоже дошел до хижины. Дверь была закрыта, но оттуда валил пар, словно там что-то готовили.

- Бабушка, это я, открой! - Алекса постучала в дверь кулаком. Она даже не пошатнулась. Оттуда раздался скрипливый голос, словно хозяйка не рада гостям.

- Это ты, Алекса? - она как будто смотрела на нас сквозь щель: я чувствовал её взгляд на себе.

Неожиданно дверь открывается. Перед нами на пороге стоит старушка, которую и старушкой назвать тяжело. Она переводит взгляд с меня на двеочку. На её лице чувствуется возмущение.

- Кто это? - она смотрит в мою сторону больно сердито, как буд то я ей что-нибудь сделал.

- Он наш друг. Нам нужна твоя помощь, - Алекса хватает бабушку за руку. Кажется, что её легко можно сломать, если нажать чуть-чуть сильнее.

- Не надо думать, что я слаба, если стара, - бабушка смотрит прямо на меня. - На самом деле, главное - состояние души, - она вскидывает руки и перед нами постает уже молодая девушка с длинными, завязанными в косу, волосами. Она улбыается мне, как бдуто пытается приворожить, но я пропускаю мимо глаз её выпады. - Так лучше?

- Неплохо, - я кидаю на неё взгляд, но и его достаточно, чтобы почувствовать всю силу колдуньи.

- Колдуньи не всегда плохие, - она, значит, мои мысли читает. Не дурно!

Меня уже начинает бесить эта ситуация. Где-то там Жанна лежит вся в ранах, Станислава не может проснуться, а мы тут пытаемся продемонстрировать свою силу...

- Ты прав, - колдунья все это время рылась в моей голове. Надоела! - Нельзя терять ни секунды, - она заводит нас в дом. Начинает раться в вещах. Разные приборы летят в стороны, но колдунья словно этого не замечает. Ага, вот оно! Она поднимает руку, и в воздухе зависает кленовый листок. Он висит, не поддаваясь гравитации.

- Вот! - она протягивает мне другой, такой же. - Добегите до клена, когда будете нести девушек, и приложите к нему листок. Он неподалеку от вашего убежища, - я аккуратно кладу кленовый листок в карман куртки. Боюсь его помять, но он такой крепкий, словно сделан из металла. - Удачи! - она начинает дуть на меня. Я чувствую, как ветер подхватывает меня и несет теми путями, какими мы с Алексой бежали. В ушах звон, но я терплю. Надо быстрее хватать Жанну и бежать. Если колдунья знает, где мы находимся, то и другие телепаты из Лесного поселка уже это знают.

Вот и убежище. Ветер исчезает, а я забегаю внутрь. Лешка как раз сидел с Жанной. Он её успокаивает, но ничего не выходит.

- Мы её нашли! Она нам поможет! - я не знаю, как назвать колдунью, чтобы Лешка долго не сопротивлялся. Я расчищаю мох, чтобы он нам не мешал идти. Хватаю Жанну аккуратно, как будто она может разбиться, как хрустальная ваза. Друг понятное дело не верит. Надо сказать ему о преследователях. Они наверняка рядом.

- Хватай Станиславу и пошли! - я выхожу, а Лешка следует моему примеру. Мы вместе выбегаем. Уже начинает немного темнеть. Я стараюсь бежать медленней, чтобы не делать больно девушке, но иногда она всхлипывает.

- Надо найти клен! - Лешка смотрит на меня, как на сумасшедшего, но выполняет просьбу. Он оглядывается по сторонам, пытаясь найти дерево. Я слышу сзади шаги. Кто-то бежит за нами. Поворачиваюсь - четыре человека из поселка бегут в нашу сторону с оружием наперевес. У меня нет возможости вызвать свое. - Быстрее, он должен быть рядом! - я тоже шарю глазами вокруг. Вот! Всего в нескольких метрах от нас. Лешка тоже замечает дерево. Мы бежим туда, а я в тоже время пытаюсь достать кленовый листок.

- Прости, пожалуйста! - я делаю рывок, и наконец листок в моей руке. Преследователи всего в нескольких шагах от нас. Я вытягиваю руку с листком.

- Прижмись ко не крепче! - я кричу Лешке, и он делает это. Теперь мы бежим бок о бок. Все: листик прикоснулся к дереву. Я чувствую головокружение, и мы оказываемся в хижине.

- Кладите девушек сюда! - теперь в доме есть несколько кроватей. Они застелены чистыми белыми простынями. Повсюду запах трав.

- А преследователи не придут сюда? - я еле дышу, но все равно жду ответа.

- Нет, королева дала свое обещание, - колдунья не обращает внимания на меня, теперь полностью сосредоточившись на девушках. - Сначала, я займусь этой, - она указывает на Жанну. Девушка испуганно смотрит в её сторону. - Отойди! - она рукой просит, чтобы я не мешался, и я послушно отхожу в сторону. Колдунья берет какой-то веник из сильнопахнущих трав и начинает бешено трясти перед лицом Жанны. Последняя успокаивается. В её глазах появляется сонливость, и девушка проваливается в сон. - Так будет лучше. Ей нужен сон, - она убирает веник и, слегка прикасаясь тонкими пальцами, обследует раны на ногах. Ноги даже не вздрагивают.

- Эй, ты, рыцарь! - она указывает на меня рукой. - Неси лечебные Занцелии, - она показывает на дверь.

- Но я не знаю... - в голове тут же вспыхивает образ: красные ягодки с черными точечками. Растут на кустах. - Я мигом, - быстро выбегаю из хижины. Куст находится прямо в саду. Нарываю десять штучек и мчусь обратно. Колдунья сразу же берет все ягоды и скидывает в тарелку. Начинает их перламывать руками, но вместо красного сока из ягод выходит синий воздух. Он не растворяется, а остается на дне. Колдунья его собирает и расстирает по рукам.

- Тебе лучше не видеть, - коротко бросает она. Её руки синего цвета из-за содержания ягодок.

Я не ухожу. Лешка стоит возле Станиславы и ничего не замечает, а Алекса копошится в травах, которые разбросаны на скамейке.

- Ты сам сделал выбор! - она поворачивается к Жанне. Прикасается к её ногам, но теперь сильно, вдавливая руки в раны. Она что-то шепчет, но разобрать очень тяжело. Сильно надавливая, водит руки от пяток до бедер. Я боюсь, что она может этим только усугубить положение, но полностью доверяю целительнице. Внимательно смотрю на раны. Они исчезают! После нескольких минут "лечения" от шрамов не осталось и следа. Кодунья удовлетворенно смотрит на своб работу. Я кидаю взгляж на её руки, и меня начинает тошнить: они все в страшных язвах, ранах и порезах. Их все еще окутывает синий газ, но это только придает рукам трупный вид.

- Я же сказала: не смотри! - колдунья рассерженно на меня смотрит, после чего подходит к кадушке с водой. Слегка макает туда руки, но вода не капает: маленькие капельки так и застыли на ладонях, окружив все раны ровным кругом.

Целительница подходит к открытой двери и делает несколько движений руками, из-за чего капли попадают на траву, исчезая в земле.

- Наша твердыня сильнее любой раны, - отвечает на мой немой вопрос колдунья. Она показывает мне ладони: там ничего нет!

- Спасибо, вам! - я быстро кланяюсь и подбегаю к Жанне. Она понемногу приходит в себя. Удивленно бросает взгляд сначала на меня, потом на целительницу, после чего садится и двигает ногами.

- Я уже и не думала снова почувствовать ноги! - радостно произносит девушка и опускает их на пол. Неловко, словно младенец, она встает и делает пару шагов. С каждым шагом ноги крепнут, и ничего не остается от прошлой неумелости. Я облегченно подхватываю девушку и начинаю крутить. Слава целительнице, она жива!

ЛЕШКА

Станиславу положили на постель. Она даже не подвинулась. Её дыхание было таким же ровным, как и обычно. Целительница переключила все свое внимание на Жанну. Это правильнее. Я остановился возле любимой, не обращая внимания на остальных.

- Все будет в порядке, обещаю, - шепчу ей на ухо. Я не знаю, слышит ли она меня, но мне важно высказаться. - С первого момента, как я тебя увидел, ты мне понравилась. Меня тянуло к тебе. Я не понимал этого, а надо было, - я замолчал, переводя дыхание. Целительница что-то попросила у Миши, и он скрылся в саду, который находился рядом с хижиной. - Прости меня за то, что тебе пришлось меня терпеть. Я готов сделать все, только бы исправить свою вину перед тобой. Мне тяжело от того, что я все время совершаю ошибки, - одна слеза упала на лицо Станиславы. Она шевельнулась, но глаза не открыла. Никто не обращал на меня внимания, поэтому я крепко обнял девушку, забыв, что могу этим ей повредить.

- Отойди, я сама ей помогу, - Целительница оттолкнула меня, заслонив своим телом девушку. Я пытался встать на носочки, чтобы понять, что происходит, но ничего не видел. - Не может быть! - Целительница смотрела на Станиславу очень странно, и мне все-таки удалось протиснуться, чтобы разглядеть, что произошло. Когда я наконец добрался, то сам не мог пошелохнуться: Станислава сидела, быстро моргая глазами, чтобы хоть немного сфокусировать взгялд.

- Что ты с ней сделал? - Целительница н скрыла восхищенного взгляда, брошенного в мою сторону. - Ты тоже Целитель?

- Нет, что вы... - я опустил взгляд: было неудобно, потому что наверняка причина её исцеления - не я. - Я всего лишь сказал ей, - я замялся, наверное, впервые в жизни.

- Значит, знахарь... - она задумчиво посмотрела на свои руки. - Но у тебя есть еще дар, - теперь Целительница смотрела мне прямо в глаза, и я не смог их опустить.

- Я - телепат, - она попыталась порыться в моей голове, но ничего не вышло: у меня была сильная защита. - Зачем вы это делаете? - мне не понравилось, что Целительница не пытается все узнать нормальным путем.

- Прости. Я привыкла, что люди редко когда говорят правду. Нехотя, но я пристрастилась к тому, чтобы ничего не спрашивать, - ей пришлось потупить взгляд. Миша стоял возле Жанны, а Алина так и осталась сидеть на скамейке, так что наш разговор был только между нами...и Станиславой. - Так значит еще и телепат. А ты сильнее, чем я решила сначала, - я никак не воспринял её слов: все мое внимание было на девушке, которая сидела, все еще не понимая, что случилось.

- Станислава! - я попытался подойти, чтобы все ей объяснить, но Целительница меня опередила.

- Ей надо побыть одной: после такого надо все обдумать, а она... - она кинула пристальный взгляд на девушку. - В общем, пусть пока отдохнет. Вернутся назад берет много энергии, - Целительница слегка взяла Станиславу под руку и отвела к двери, которая уходила в спальню. Через щель замечаю кровать больших размеров и камин. По крайней мере, девушка не замерзнет.

- А тебе, парень, не свезло! - ко мне подошел Миша. Он похлопал меня по плечу. - Давай, присоединяйся к нашей веселой компании. Будем сидеть у костра, - он толкнул меня в сторону двери, и я решил не сопротивляться. Надо хоть немного передохнуть, но оптом возникла мысль, что я должен остаться со Станиславой. Даже если я не смогу её увидеть, то быть рядом, когда она позовет.

- Я, пожалуй, останусь. Мне как-то выходить на улицу не хочется... - друг даже не стал слушать продолжение отмазки - кивнул и исчез за дверью, а я остался сидеть на скамейке.

Глава 15

ЖАННА

Мы сели полукругом. Миша вышел вперед и начал разводить костер. Стучали друг о друга камешки, а ветка понемногу загоралась. Я была рада, что снова могу чувствовать ноги, хотя и вина за то, что принесла столько хлопот меня гложила.

- Ой, забыл! - Миша скрылся в проходе. Через несколько минут он принес несколько теплых шерстяных одеял. Он подошел ко мне и аккуратно накрыл одним из них, завернув, словно младенца. Он слишком обо мне беспокоится: все уже прошло. Я виновато посмотрела на любимого. Сколько ему пришлось пережить!

- Не терзай себя, - Алекса смотрела прямо на меня. Её глаза были такими светлыми, словно в них отражалась вся зелень.

- Вот именно! - Миша все это время слушал наш разговор. - Если бы ты тогда не упала, мы бы не ушли из норы: нас уже почти нашли преследователи, - он улыбнулся мне, пытаясь подбодрить, но на сердце все равно было тяжело. Он прав, но тяжело забыть такое. Я вздыхаю, и от Миши это не скрывается.

Мы садимся и долго не разговариваем. Всем нам надо немного подумать, а костер прям таки приводит к разным мыслям. Как я могу исправить свою вину? Может, надо ему что-то сделать.

Неожиданно на меня находит привычное ощущение отдаленности. Значит, сейчас появится видение. Закрываю глаза, и черная пелена отделяет меня от окружающего мира. Ничего не происходит, но голова немного кружится. Вдруг я вижу, что к нам кто-то идет. Я еле сюда останавливаю, чтобы не убежать, так реально это все видит. Это поселенцы. Они снова с оружием, но его мало: большая часть несет веревки. Они хотят нас связать. Все немного нечетко. Целительница выбегает из хижины и что-то кричит, но я вижу только, что её губы двигаются: звуков нет. Она перегораживает дорогу преследователям, но они её выталкивают. На этом видение кончается, и меня выбрасывает обратно. Я немного пошатнулась, приходя в себя.

- Что-то случилось? - Алекса внимательно изучает моё лицо. - Мне показалось, что ты умерла... - она нервно постукивает пальцами по земле.

- Нет, - мне не хочеться беспокоить ребят, но это настолько важно, что надо быть готовыми. - На нас скоро нападут, - я говорю это так быстро, что до них сначала не доходит.

- Что? Разве это не нейтральная территория? - Миша удивлен не меньше моего. Он встает. - Надо предупредить Целительницу. Это касается и её тоже, - я встаю за ним и мы заходим в хижину. Там теперь зажжен камин, и тепло медленно по мне расплывается. Лешка сидит на скамейке, так же грустно, как и до этого. Когда мы заходим, он вскакивает. Мы проходим мимо него в спальню, где недавно скрылась Целительница. Она сидит возле кровати Станиславы. Последняя обняла свои ноги и внимательно изучает пальцы на руках.

- Сюда скоро придут! - Миша не стал долго объяснять. Он вперился в Целительницу взглядом, и она кивнула.

- Хорошо, но только они не имеют права заходить сюда, особенно если они под властью королевы, - я удивленно смотрю на Целительницу. Нам еще никто не говорил этого. - Я вижу, вы еще не в курсе, - она внимательно рассмотрела наши лица. - Королева заставляет жителей Лесного поселка охотиться за вами, чтобы поймать и вернуть обратно.

- Вернуть обратно... - в моей голове крутилась куча мыслей. Неужели нам придется снова попасть в этот дворец, видеть эту королеву, чувствовать, как твой мозг тысячи раз зондируют? Лучше бежать. Бежать, пока не поздно.

- Ничего не выйдет, дорогая, - теперь Целительница смотрела только на меня. - Вам некуда бежать, ибо сама судьба говорит, что поимка неминуема. Тем более, - добавила она более мягким тоном, - у меня есть план. Он вас не спасет, но это даст нам знак, - она задумчиво водила пальцами по своей коленке, вычерчивая какие-то знаки. Я знала её не так давно, но прочувствовалась симпатией к Целительнице. - А сейчас идите! Эту ночь вам ничего не грозит, - она махнула рукой, и мы вышли. Костер еще не потух, и мы с радостью уселись вокруг. Никто не говорил. Лешка так к нам и не присоединился. Я его понимаю.

- Была не была, - Миша внутри на что-то решался, но нам своих мыслей не озвучивал. Я было думала спросить его, о чем он думает, но почувствовала, как сон положил свою теплую ладонь мне на голову, и я начала засыпать. Краем глаза замечаю, что Миша подсел ко мне и кладет мою голову к себе на колени. Как дома.

- Я люблю тебя, - прощаюсь с Мишей, чувствую его поцелуй на губах и засыпаю. Надеюсь, что кто-нибудь нас спасет.

ЛЕШКА

Я долго сижу возле двери, которая ведет к любимой. Меня туда не пускают, и меня гложет мысль присоединиться к своим друзьям у костра, но чувствую, что в любой момент могу оказаться нужным.

- Долго будешь здесь сидеть? - Целительница, облакотившись на дверной косяк, сверху вниз смотрит на меня, как буд то я какой-то ребенок.

- Она еще не может со мной поговорить? - я встаю, чтобы не чувствовать себя слишком маленьким.

- Когда захочет - выйдет. Насчет этого не беспокойся, - она уперла руки в бока и теперь сверлит дверь взглядом. - Хочешь знать, что она думает? - в моей голове рождается безумное желание узнать ответ на этот вопрос, но я его сдерживаю: я поклялся себе не рыться в её голове. Хочу озвучить эту мысль Целительнице, но она уже отвечает. - Её мучают сомнения. Она сейчас делает самый тяжелый выбор на свете. От него зависит многое, - ее глаза сияют, как будт оона знает ответ на все.

- А как вас зовут? - хочу перейти на другую тему, чтобы Целительница не рассказала что-нибудь еще. Она раздраженно на меня смотрит, но отвечает:

- Знаешь: даже я с трудом вспоминаю свое имя, но тебе скажу - Эладра. Когда-то на Земле было такое дерево. Дерево жизни, но теперь от него ничего не осталось. - Это имя священно, но я тебе полностью доверяю, - мне было странно слышать эти слова от Целительницы.

- Но почему? - в этом ответе крылся секрет, который мне хотелось открыть.

- Ты особенный. Я чувствую энергию, которая в тебе бьет ключом, а её источник мне кажется знакомым... - она немного поразмыслила, стоит ли говорить дальше. - Да, это источник из Старого мира, - я почувствовал близость к этому Старому миру.

- Старый мир?

- Да. Мы уже забыли откуда пришли, куда направлялись, но есть и те, которые еще с ним связаны. Ты - необычный, потому что ты - можешь туда попасть, и твоя подруга такая же, но немного другая.

- Какая же? - разгадка была так близка, что до неё, казалось, можно было бы доторнуться пальцами.

- А уж это - дела твоей подруги. Ты не можешь лезть в чужие судьбы, - она покачала перед моим лицом пальцем. Эладра смеялась надо мной. - О! Кажется она сюда идет, - дверь тут же распахнулась, и на пороге оказалась Станислава. Она внимательно перевела взгляд с Эладры на меня, а потом, крепко схватив мою руку, выбежала из хижины. Мы пробежали прямо мимо друзей, которые что-то крикнули вдогонку, но Станислава ничего не ответила: она тянула меня дальше.

Мы долго бежали, а Станислава не сказала ни слова. Я впрочем тоже хранил молчание. Остановились мы очень резко. Я чуть не врезался в любимую, но вовремя остановился. Она повернулась ко мне и убрала руку от моей. Её глаза казались такими глубокими и печальными, что могли принадлежать какому-нибудь божеству, смотрящему на землю с небес и понимающего, какие ужасы творятся внизу. Она сцепила губы так сильно, что они стали совсем белыми. Я долго ждал, пока она начнет говорить, но она просто молчала, вглядываясь в мое лицо, руки, волосы.

- Станислава, я... - надо было как-то начать, но девушка меня перебила, начав говорить:

- Я тебя ненавижу, слышишь? - она начала яростно мотать головой, из-за чего смысл сказанного до меня сначала не дошел. - Ты мне противен. С самого университета ты портил мне жизнь, и сейчас продолжаешь. Меня бы тут не было, если бы не ты, - эти слова были ударом под дых. Боль разлилась по всему телу, словно только и ждала этого сигнала. - Спасая твою дранную шкуру, я ослабла, и мне пришлось пережить кому. Я страдала. Внутри все жгло, а ты постоянно делаешь мне больно своим присутствием, - она снова наступила на больную мозоль. Я не могу дышать, пытаясь понять перемену девушки.

- Станислава, прости, я все время виню себя. Я же... - мне нельзя было оправдываться. Все равно ничто в мире не может встать на чашу весов в мою сторону. Девушка права.

- Ты идиот! Я тебя никогда не прощу! - по её щеке скатилась слеза. Насколько она ненавидит меня, что снвоа из-за меня плачет. Я же обещал... - Только подойди ко мне снова, и я тебе убью. Слышишь? Убью не задумываясь. Ты испортил мне жизнь! - она кричала, а в моих ушах стоял звон. Этого не может быть. Это всего лишь сон. Неужели кома так влияет на человека. Или это и было то решение? Она отказалась пытаться меня простить? Ладно, если это и так, то так мне и надо. - Ненавижу! - она выплюнула последнее слово мне в лицо, а я не мог шелохнуться. Если бы на меня сейчас обрушилось бы целое здание, то я бы умер под его грудами. Лучше было бы так.

- Я знаю, что мне прощения нет. Но я хочу, чтобы ты знала... - надо решиться сказать ей это в лицо, а то я не смогу долго жить при мысли, что так и замолчал. Ну давай же! - Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! - я кидаюсь вперед и прикасаюсь своими губами к её. Она не отталкивает меня: наверное, парализована неожиданостью. Я крепче прижимаю девушку к себе. Её лицо мокрое от слез гнева, и я начинаю целовать её щеки, чтобы очистить его. Кладу руку ей на голову и прижимаю крепче и крепче. Она меня пихает. Я отлетаю в сторону и теперь лежу на земле. Смотрю на Станиславу, но теперь это пантера. Она кидает на меня прощальный взгляд и убегает в стоону хижины. Я никогда не забуду этого поцелуя.

Мне ничего не остается, как тоже последовать её примеру. Уже стемнело, и только маленьким огоньком впереди светит костер. Я проталкиваюсь сквозь ветки и густуб траву к дому. Одна из ветвей ударяет меня по лицу, и я схватываюсь за горящую щеку. Так мне и надо. Наверное, лучше бы покончить со своей жизнью. Нет. Я должен защищать Станиславу, а Жанна сказала, что скоро за нами придут. Я виноват, поэтому и пожертвую своей жизнью. Главное, чтобы они не схватили Станиславу. Главное - только это.

МИША

Жанна спит у меня на коленях, и я чувствую её тепло. Алекса тоже свернулась в клубочек и теперь спит на земле, постелив под себя шерстяное одеяло. Мне самому не спится. Такое часто бывает звездными ночами. Эти яркие светила из другого мира кажутся знакомыми, словно я видел их до этого каждую ночь. Вот-вот и я вспомнб их названия: Эльдара, Алестра, Пиригея, Альмид - названия всплывают в голове. Неужели эти звезды мне знакомы? Они отличаются от нашего мира. Они бывают голубыми, зелеными, красными и желтыми, но не белыми. Кажется, что в небо кто-то повесил гирлянду от елки. Чувствуется уют, даже если это последняя наша ночь в этом мире. Или вообще. Смотрю на Жанну. Она улыбается во сне: ей снится что-то хорошее. Как часть мне хотелось поцеловать её и теперь я могу это делать. А как хотелось взглянуть на неё не исподтишка, как раньше, а с любовью? Та жизнь кажется такой далекой, что я поражаюсь, как мы жили раньше.

Из хижины выходит Целительница. Она бросает на меня короткий взгляд и садится напротив. Девочки, словно почувствовав её сильное присутствие тут же встают. В их глазах нет и следа сонливости. Из леса выходит Лешка и бредет в нашу сторону. Его лицо мрачнее тучи, а сам он сильно ссутулил плечи. Таким я его никогда не видел.

- Садись к нам! - я подзываю друга к себе, но Лешка отрицательно качает головой.

- Садись, если тебе интересно узнать то, что я расскажу! - Целительница смотрит на Лешку вызывающе, словно знает, что он послушается её. И он это делает.

Долгое время между нами только тишина. Все ждут, пока Целительница начнет то, что обещала. Во всей нашей компании не хватает только Станиславы, но она скрылась в хижине, отказавшись с кем-нибудь говорить.

- Знаете, - начала Целительница, - я давно не была в Старом мире...

- Старом мире? - Жанна любопытно уставилась на женщину.

- Да, мир, из которого мы приходим и куда возвращаемся, - Лешка поднял глаза и начал прислушиваться. - Этот мир еще называют Запретным, потому что никто еще не ходил туда сам.

- Что значит "сам"? - теперь настала очередь Алексы переспрашивать рассказчицу. Я вслушивался в каждое слово, стараясь не пропустить ни одной буквы. Над нами витала магия.

- Туда попадают только при рождении и после смерти. Я не знаю никого, кто когда-нибудь ходил туда в другое время. Сам, - она терпеливо отвечала на наши вопросы. - Итак, вы пришли из другого мира, не так ли? - она окинула каждого из нас долгим вопрошающим взглядом.

- Да. Наш мир находится на входе в ваш, - Жанна снова взяла слово: она легчн находила общий язык с другими людьми.

- И вы также там могли делать всевозможные вещи, - я не понял, что она имеет в виду. Она это осознала. - Телекинез, телепатия, превращения?

- Нет, конечно! - я посмеялся, представив, в какой цирк бы нас упекли, если бы увидели, что мы такое можем. Целительница на это только грустно вздохнула.

- И неужели вы ничего там не видите? - она все больше разочаровывалась и разочаровывалась.

- Почему же? Там есть дома, машины, деревья... - Жанна было начала оправдываться, как Целительница её перебила.

- ВСЕ ЛЮДИ СЛЕПЫ! - она сказала это так громко, что её голос отозвался в лесу эхом. Теперь она злилась по-настоящему, но не нас. - Разве придя в этот мир вы увидели Солнце, звезды, Луну? Разве вы почувствовали то волшебство, которое нас окружает? Все ваши чувства затупились, вы не видите дальше вашего носа! - она продолжала свою тираду, не разговаривая ни с кем, но в тоже время донося нам свою мысль. - Скажи, - она посмотрела на меня. - Ты когда-нибудь видел свое лицо?

- Ну да, есть зеркала, фотоаппараты...

- Они видят тебя, а ты остаешься слеп, - она повернулась к Жанне. - А ты когда-нибудь слышала свой голос? - девушка даже не стала оправдываться, напоминая, что есть диктофоны. Сейчас это казалось только детской игрушкой. Этот мир, несмотря на то, как мы сюда попали, очистил нас, вывел из тумана. - Ну хоть ты, - теперь её взор был направлен на Лешку, - ты видел Запретный мир? - вся надежда, казалось, возложена именно на его ответ.

- Нет, - Лешка сам понимал нашу беспомощность.

Целительница наконец успокоилась.

- Я рада, что вы сами поняли, насколько запутаны. Вы открыты для истины, и я её вам открою. Уже много лет этот мир хранит его, а теперь его тайна возложется на ваши плечи, - она нагибается вперед. - Старый мир и ваш - одно и тоже, - она затихает, следя за нашей реакцией.

- Мы его не видим, - Жанна тихонько бормочет про себя догадки, но все тут же обращают на неё внимание и прислушиваются. - Он настолько близок, что мы каждый день дотрагиваемся до него, но не осязаем, а значит мы слишком далеко. Получается, мы не живем, потому что наш мир не существует, - она победоносно смотрит на Целительницу, и та кивает ей в ответ. У меня самого голова ломится от открытой только что тайны. Насколько глупо было верить, что наша жизнь заключена в одной планете с кучами домов, машин, университетов с большой буквы. Мы слепо шли одними и теми же путями несколько поколений и продолжаем и сейчас совершать ошибку.

- На этом вам хватит, - Целительница, как бабушка, которая рассказала сказку на ночь, целует нас в лоб и скрывается в хижине. Мы долгое время молчим, но тишину нарушает Лешка.

- Я знаю, что сейчас это будет не в тему, но... - он мнется, что-то обдумывая. - Меня беспокоят мысли, и мне надо просто о чем-нибудь говорить, - это оправдание для нас. - Жанна, как ты меня спасла от исключения? - я вспоминаю ту сцену, когда мой друг обнимает Жанну, а я стою на входе.

- Легче легкого, - Жанна хитро ухмыляется. - Я сказала, мол, нельзя так просто исключить такого студента, когда можно его... - она пережидает минуту, чтобы создать накал ситуации, - отправить на исправительные работы. Он непротив. Теперь тебя ждет уборка, дорогой студент, - она ухмыляется, а Лешка с выпученными глазами смотрит на "спасительницу".

- Одно радует: судя по всему, я до наказания не доживу, - Лешка делает жест рукой в виде пистолета, и мы все трясемся от смеха. Это разрядило обстановку, и мне стало легче.

- А я возьму и с этими договорюсь, чтобы тебя на исправительные работы! - Жанна схватилась за живот и тоже угорает со смеху. Лешка лежит лицом к земле. Он уже не такой грустный, хотя на его лице и читается печаль.

Глава 16

ЛЕШКА

Мы все, кроме Станиславы, так и уснули у костра. Над нами светили звезды и Луна, которую в нашем мире никто не видели, и легкий ветерок навевыл хорошие мысли. Жанна все еще лежала у Миши на коленях, Алекса спала рядышком, а я не мог уснуть. Станислава так и не выходила, но я, в принципе, и не искал с ней встреч, чтобы не сделать ей больно. Или себе?

Я не знаю, сколько сидел, но, посмотрев на небо, увидел, что уже рассвет. Я и не заметил, когда прошло столько времени... Звезды прятались под голубизну неба, а вместо луны теперь ярко светило солнце. Друзья пошевелились, но еще не проснулись. Я почувствовал какую-то тяжесть в голове. Надо бы немного поспать. Лег прямо на землю, не позаботившись даже одеяло под себя подложить. Услышал какие-то шаги, но не обратил на них внимание - это Целительница отнесла Алексу в дом. Если верить Жанне, то скоро за нами придут, а рисковать жизнью моей сестры никто не хотел. Вот он, спасительный сон. Меня понемногу окутывает тьма, и я поддаюсь забвению. Дайте мне еще немного, пожалуйста.

Чья-то рука прикрыла мне рот. Она холодная как у трупа. Я медленно сквозь сон открываю глаза, но никого не видно: человек сзади. Так же неуклюже поворачиваюсь и вижу лицо Мыслителя. Он смотрит на меня безумным взглядом. До меня не доходит, что он тут делает, а потом...

- Бегите! Бегите! - я попытался закричать, но мой крик потонул в ладони Мыслителя. Он все знал. Я начал быстро трясти ногами и руками, изворачиваться, кричать, даже если это не сработает. Друзья мгновенно повставали, увидели, что здесь происходит и тут же метнулись ко мне чтобы помочь. Они налегли на него. На его плече висела веревка, и именно ей мы его связали. Он все еще не вымолвил ни слова, а с его лица не сходило страшное выражение.

- Вы, глупцы, все уже идут сюда! - он засмеялся, а у меня пошел холодок по спине. Что надо сделать с нормальным человеком, чтобы от него осталось...такое?!

- Быстрее в дом! - Миша решил командовать нами. Он вызвал винтовку, быстро направив её в сторону леса. К счастью, было достаточно светло, чтобы разглядеть, что вокруг происходит. Я схватил Жанну под руку, и мы было открыли дверь, как из-за дома выбежали другие жители Лесного поселка. Они все скалились. Оружия в их руках не было, зато большими мотками они наперевес держали веревки. Они стали идти на нас, понемногу отодвигая от двери. Я умею драться, но эти поселенцы оказались не дураками: на нас шли женщины и дети. Даже я не могу на это пойти.

Миша стоял впереди. Он бешено размахивал оружием - люди отпрыгивали, но все равно продвигались вперед. Они полностью зациклились на нас, не обращая внимания на хижину. Пусть они и о ней забудут!

- Сдавайтесь: кому как ни вам понимать всю мощь королевы! - Мыслителя развязали, и теперь он поднял руки к небу, как будто сейчас начнет молиться.

- Идите в одно место со своими предложениями! - Миша яростно напрвил дуло в сторону Мыслителя. Как только он это сделал, куча людей накинулась на самого Мишу, пытаясь его придавить к земле. Я услышал, как он взвел курок. Жанна что-то ему закричала, отчего Миша прекратил попытки. Он пытался отбиваться, но против взрослых мужчин он был слишком слаб. Женщины и дети, тоже услышав какой-то призыв, метнулись в нашу сторону. Я не знал, что делать. Я не смогу никого ударить. Начал отбиваться локтями, но этого было недостаточно. Как осатанелые собаки они рвались вперед. Теперь я и Жанна лежали на земле, придавленные грудами тел.

- Найдите главную! - из толпы вышел Читатель. На его глазу была повязка, а другой выражал такое сумасшествие, что мне даже страшно стало на него смотреть. - Она наверняка в хижине, - следуя его приказам, несколько людей подошли вплотную к двери. Они выбили её ногами, и на пороге оказалась Эладра. Она облакотила руки о косяки, чтобы не дать им пройти.

- У нас с тобой договор! - она смотрела только на Читателя, а взломщики остановились, ожидая дальнейших указаний.

- Я подумала, что всяким обещаниям приходит конец, - Читатель махнул рукой, и толпа начала вваливаться в дверь непрерывным потоком.

- Кто не сдерживает своих обещаний, не сможет долго править целым миром. Если ты не можешь сдержать обещание, как ты сдержишь мир? - она победоносно смотрела только на Читателя. Его лицо посуровело.

- Не бойся, я тебя не трону по старому договору, а вот эти люди - могут! - один из людей подошел с дубинкой к Эладре. Я сделал резкое движение, вырвался и кинулся к нападающему. Это был мужчина, слава богу. Я мутузил его изо всех сил. Надеясь, хоть немного деть куда-то всю мою злость. Неожиданно по макушке разлилась боль. Как будто чем-то огрели. Я не успел повернуться, как упал, начиная терять сознание.

- ЛЕШКА! - голос Станиславы. Но этого не может быть. Они схватили её. Попробовал пошевельнуться, но голова отозвалась болью. Вокруг темнело. Я только чувствовал, как меня связывают. Да, ребятки, вам придется нести мое тело в Пещерное королевство. Не свезло, так не свезло. Я ухмыльнулся и тут же ушел в забытье. Надо было бороться.

МИША

Я быстро встаю. Сначала мои глаза отказываются верить в это. Лешка лежит на земле, придавленный Мыслителем. Нет времени обдумывать. Я кидаюсь на похитителя, и он отлетает в сторону, словно кукла. Я его быстро связываю. Нам всем понятно, что он пришел не один. Наверняка просто пошел в разведку. Он нам кричит, что мы глупцы...а она прав.

- Быстрее в дом! - друзья быстро бегут к хижине. Надеюсь, они смогут в ней скрыться. В моей руке появляется винтовка. Помню уроки, когда нас учили ей пользоваться. Мне она кажется легкой. Всю ночь я решался, убеждал себя, что другого выхода нет, но даже сейчас мои руки трясутся. Убивать людей... Эта мысль похожа на ядерный взрыв. Она кажется такой страшной, что винтовка теперь мокрая от пота. Я поворачиваюсь назад посмотреть добежали ли друзья. На них сейчас бежит толпа из женщин и детей. Хитро, ничего гне скажешь. Я не смогу направить на них оружие, они это прекрасно знают.

В это время из леса ко мне навстречу бегут другие. Я вижу знакомые лица и поднимаю оружие. Они должны испугаться. Они знают, что это такое, но, наверное, мое лицо не внушает страха: ведь убивать буду я, а не винтовка.

Первого гада развязали. Теперь он торжествующе смотрит на нас, как будто уже поймал. Сдаваться? Он что совсем уже?! Я бы посмеялся ему в лицо, если бы не эта винтовка в руках. Толпа чувствует мои сомнения. Кидается на меня. Сейчас или никогда. Я взвожу курок и направляю на Мыслителя. Это должно их напугать.

- МИША, НЕ НАДО! - я поворачиваюсь и вижу Жанну. Её глаза расширенны от ужаса при мысли, что я буду убивать людей. - ЭТО БЕССМЫСЛЕННО! ПОЖАЛУЙСТА, НЕ КЛАДИ ЭТОТ ГРУЗ НА СОВЕСТЬ, - в её глазах столько страха за меня, что я опускаю винтовку, и на меня тут же все кидаются. Они лежат на мне, сдавливая своим весом, схватив за руки и ноги, чтобы я не мог дрыгаться. Я бы все равно не выстрелил. Не смог бы.

Я лежу лицом к хижине - мои друзья связаны, а ти гады рвутся в дом. Срывают дверь с петель. На пороге Колдунья. Она что-то кричит, но смотрит на кого-то за моей спиной. Я не слышу её слов. Они выталкивают её из прохода. Они не более чем звери из зоопарка. Слышу голос Читателя. Судя по его тону, он что-то замышляет. Я снова дернулся, чтобы проверить, не ослабли ли уважаемые лежащие, но не смог даже пошевелиться.

Колдунья стоит и кидает разъяренные взгляды в сторону Читателя, а в это время сзади подходит тип с дубинкой. Пытаюсь закричать, но меня тут же хватают так, чтобы кроме мычания у меня ничего не вырвалось. Как я попал в этот ад?

Вижу движение справа. Лешка вырывается и кидается на "мистера дубинку". Он валит его на землю и начинает методично набивать ему лицо. Это бессмысленно, потому что от одного ничего не изменится, но Лешка не останавливается. Теперь "второй мистер Дубинка" подходит сзади к моему другу и один раз ударяет по голове. Лешка резко останавливается. Еще одна моя попытка вырваться и помочь другу, но ничего не получается.

- Отпустите гады, - пытаюсь укусить руку, которая держит меня за рот, но он даже не обращает на это внимания.

Лешка падает в обморок, и его начинают тщательно связывать. "Первый мистер Дубинка" встает. По его лицу течет кровь, нос сломан, а вместо глаза большой фингал, бровь разбита - знай наших! Теперь с меня встают, но уже не по доброй воле: я крепко связан со всех сторон. Судя по всему, меня будут нести, потому что передвигаться гусеницей я не умею. Станиславу, которая вышла, когда Лешку ударили, тоже крепко связали и положили на землю. Хоть Колдунья просто стоит и на все это смотрит. Я её не виню. При всем своем желании она бы от силы людей трех только бы вырубила.

Мы лежим не подвижно. Все чего-то ждут. Я не вижу, что происходит в лесу, но мне это не нравится. Оттуда слышны тихие маленькие шаги, как...у Служебных гномоидов. Не успел я об этом подумать, как один из этих представителей подошел к моей голове. Он долго смотрел на меня.

- Сопротивляться будете, мой господин? - его мелкие мышиные глазки с испугом сморели на мои размеры. Ну, конечно! С таким же благовением я на горы смотрю.

- Нет, - надо потом найти нужный момент, а сейчас поиграть в их игру.

- Вот и отлично! - гномоид обрадовался и пошел к другим. Все мои друзья высказали повиновение, кроме Лешки, конечно.

Почувствовал, как меня хватает десяток маленьких ручек. Они меня подняли и потащили. Было неудобно так передвигаться, и мне уже казалось, что сбежать в таком состоянии задача не из легких.

- Стойте! - сзади нас раздался голос Колудуньи. Нас развернули к ней лицом, чтобы гномоиды могли её видеть. - Возьмите и эту девочку! - она крепко держала Алексу впереди себя. Я весь затрясся. Предательница! Она - предателница! Мои движения напоминали червячные, но это было единственное, что я мог сделать.

- Мы же верили тебе! - Жанна смотрела на неё яростным взглядом. Колдунья на это ответила только обреченным.

Читатель вышел вперед. Его глаза блестели, словно он увидел желанную добычу.

- Берем и её. Мне кажется, что она близка с кое-кем, - Читатель бросил взгялд на Лешку, и несколько людей подбежали к Алекса, связывая ей только руки, чтобы она могла ходить.

- ПРЕДАТЕЛЬНИЦА! ИЗМЕНЩИЦА! Я ТЕБЯ УБЬЮ! - слова вырывались из моего сердца с болью. Я быстрее двигался и краем глаза видел, что Жанна тоже пытается выкрутиться.

Ко мне незаметно подошел гномоид. Я услышал барабанный стук и начал терять сознание. Вот гады! Все понемногу исчезало, и я понял, что надо было молчать.

ЖАННА

Открываю глаза. Вокруг темно. Я одна. Знаю, что это часто бывает, но сейчас мне по настоящему страшно. Встаю. Ноги немного подкашиваются, но от веревок я освободилась. Потираю запястья. На них так и остались следы, словно змеи. Кровь поступает в онемевшие конечности, а глаза привыкают к темноте. В комнате ничего нету. Где-то хлюпает вода, но её источник определить очень тяжело. Под ногами, по крайней мере, сухо. Нащупываю стенку и иду вдоль неё. Что-то наподобии двери. Деревянная с странным замком. Я прикладываю ухо к двери, чтобы хоть что-нибудь расслышать, но снаружи тихо. Мне кажется, что сейчас Миша не придет меня спасать, как тогда. Отхожу обратно, где очнулась, и сажусь в углу. Значит, нас держат в плену. Надо подумать. Вырваться отсюда врядли удасться, а вот поразмыслить кое о чем всегда можно. Складываю ноги по-турецки и закрываю глаза. Нету разности. Сосредотачиваюсь на ближайшем будущем (надеюсь, что оно у нас есть). Снова головокружение, но теперь я его не боюсь. Вот, мы в тронном зале. Осматриваюсь. Все мы одеты в странную одежду, хотя нельзя скрыть, что она достаточно красива. У Лешки нож. На другой стороне залы стоит Алекса. Она плачет. Картинка расплывается. Теперь мы бежим по коридорам. Я останавливаюсь у окна. В нем что-то есть...

- Госпожа, вы очнулись? - Служебный гномоид снаружи громко постучал в дверь, что вывео меня из происходящего. Надо не подавать голова. Он может зайти, и тогда я выбегу. Кого-кого, а этого коротышку я смогу ударить. - Госпожа? - в его голосе нет страха, что что-то случилось, но я слышу звон ключей. Ключ входит в скважину, и разадется щелчок. Я тихонько подхожу к двери так, чтобы меня сначала не было видно. Дверь медленно открывается. Один. Два. Три! Я выскакиваю, но тут же падаю на землю, пытаясь отползти как можно дальше. Передо мной непонятная громадина. Сзади неё Миша. Она толкает его в мою камеру заточения и уходит, шурша хвостом об пол.

- Повеселей будет! - гномоид что-то хихикнул и ушел, накрепко заперев дверь.

- Миша! Миша! - я кидаюсь к любимому, крепко прижимая к себе, но он не отвечает. Он угрюмо смотрит в пол. - С тобой что-то сделали? Скажи, пожалуйста! - я беру его лицо в свои руки, но его глаза какие-то пустые, словно из них высосали всю жизнь. - Ответь! - он даже глаз не поднял в мою сторону. Значит, они его пытали. Последний раз прижимаю его к себе, но он холодный как лед. Неужто он умер?!

- Скоро есть будете, госпожа! - гномоид снова открывает дверь и входит, почему то не опасаясь за свою жизнь. Я встаю, а гномоид в это время кладет поднос с едой на землю. - Для лучшего кровообращения, госпожа! - странный у него юмор. При чем тут это? Я смотрю вниз: там есть ложка. В принципе, можно заточить или сделать отмычку.

- Спасибо! - сдежанно говорю я. Гномоид подходит к Мише, и я делаю шаг в их сторону, но во что-то упираюсь. Между мной и ими стена! - Миша! Миша! - я яростно бью кулаками по невидимой преграде, но парень никак на это не реагирует. Гномоид подходит к нему и дает маленький кинжал, размером с мой мизинец. Миша принимает его, и гномоид быстро удаляется. преграды больше нет.

- Зачем он тебе это дал? - я подскакиваю к Мише. Тот уже спрятал "подарок" в карман. Наконец любимый поднимает на меня глаза.

- Он работает на меня. Я его упросил, - он подмигивает мне, как часто делал раньше. Я ему улыбаюсь, хотя и у меня есть какое-то подозрение, как будто это не Миша, но оно тут же рассеивается. - Его осталось немного подточить. Я этим займусь, а ты ложись спать. Нам нужно много энергии, - он снова мне подмигаивает и отворачивается, чтобы начать поправлять отмычку. Я отхожу в сторону и ложусь лицом к спине. Спать н хочеться, но лучше просто полежать, чем быть на ногах. Я закрываю глаза, потому что они уже болят. Как только это делаю, слышу шорох у себя за спиной. Глаза не открываю, не знаю почему. Миша подходит ко мне сзади и становится на колени. Берет мою руку. Я пытаюсь контролировать дыхание, чтобы он не решил, что я проснулась. Потом я чувствую холодное прикосноваение ножа.

- Эй, ты что делаешь? - Миша держит миниатюрный кинжал прямо на моем запястье, готовясь порезать мне вену. Дожили. Ударяю его ногой в живот, и Миша отлетает к стенке. Ударяется о неё, но вместо того, чтобы спутиться на землю, становится крысой и быстро пробегает под дверью. Что это было? Это был не Миша? "Кровообращение", - вот что сказал гномоид, а значит... Для их церемониала нужна наша кровь. Жаль, что я не могу предупредить остальных. Хотя...

- Лешка! Лешка ты меня слышишь? Ответь!- я мысленно направляю свои призывы к другу, представляя его немного загорелое лицо, четкие контуры лица, темные усмехающиеся глаза...

- Жанна? Это ты? - вот же. Голос Лешки у меня в голове. Я отскакиваю от неожиданности и ударяюсь спиной о камень. Издаю стон, но парень его слышать не может.

- Лешка, ко мне только что приходил кто-то, похожий на Мишу. Им нужна наша кровь. Следи за тем, кто может прити к тебе и предупреди остальных,- больше говорить у меня не хватало сил. Я потерла больную спину и "отключилась" от мысленного разговора. Голова гудела, но игра стоила свеч. Надо не засыпать, пока кто-нибудь не решит снова меня навестить.

МИША

Не успел я очнуться, как в голове зазвучал голос друга. Сначала было тяжело сосредоточиться, но я все-таки смог сконцентрироваться.

- Лешка, ты ли это? - это мог быть кто угодно, но по ощущениям был похож на друга.

- Да, я только что говорил с Жанной...

- Жанной?- я резко перебил друга.- С ней все в порядке?

- Конечно, она просила предупредить, что к тебе могут прийти в наших оболочках. Не поддавайся. Им нужна твоя кровь.

- Кровь?- у меня по коже мурашки пошли.

- Я больше не могу говорить. Конец связи,- я почувствовал, что Лешка больше не говорит. Значит, придется самому выпутваться из ситуации. А, точно! Я пальцами отыскал дверь: слишком темно, чтобы полагаться на глаза. Дотрагиваюсь, до замочной скважины, чтобы понять какого она вида. Так. Так. Отмычка и обычная подойдет. Машу рукой, но ничего не поялвяется. Эй! Что это такое?

Снова пробую, но ничего не выходит. Что за невезение? Решили, что меня можно так легко сломать. Трясу рукой, в попытках хоть что-нибудь вызвать, но все также бесполезно. Вновь и вновь.

Ладно, пробую что-нибудь полегче. Диван, например. Он точно мне в побеге не подсобит. Мах рукой, и эта громадина стоит у меня в камере. Дотрагиваюсь, такой же мягкий, как я когда-то видел в магазине. Сажусь. Это лучше, чем сидеть на грязном каменном полу. Кладу ноги под себя. Надо перестать играться и сделать что-нибудь нужное. Может, у меня получится стенку заставить переместиться? Надо попробовать. Встаю и делаю жест в сторону стены. Снова ничего не выходит. Страннозаколдованное место. Вот, как теперь ты называешься.

Я отхожу и сажусь на свой прекрасный диван. Спинка прям-таки проваливается, но я как раз такое и люблю. Неожиданно дверь скрипит и открывается. На полу появляется маленький лучик света, и маленькая тень проныривает внутрь. Это и есть тот, кто пришел за моей кровью? Я присматриваюсь к нечетким контурам существа, которое медленно ползало из стороны в сторону, принюхиваясь.

- И кто же ты такое? - я нагнулся чуть ниже, чтобы рассмотреть его получше. Непонятная тварь пискнула и подняла мордочку, выискивая источник звука. Я молча наблюдал за всем этим представлением.

- Вы где, господин? - голос Служебного гномоида, но его самого нет, зато непонятное существо двигается в такт его голому. Животное побежало дальше, принюхиваясь к овсем углам и щелям, как будто я мог через них просочиться. К моему дивану оно даже не подходило. - Ответьте, а то мне придется вызвать охрану! - голос повысился, а существо остановилась, как будто думало, что сказать дальше. - Господин? - теперь это был жалкий визг. Неужели оно настолько слепо. - ОХРАНА! - я вскочил от неожиданности. Маленькое визгливое животное начало метаться по разным сторонам комнаты, выкрикивая одно и тоже слово. Не прошло и минуты, как дверь открылась теперь намного и шире, и в комнату вошли два свиноподобных охранника. Они грустно осмотрели комнату, как будто думали, что их зовут на вечеринку.

- ГОСПОДИН СБЕЖАЛ, ОСТОЛОПЫ! - "крыса" взвилась и выбежала из камеры. Я не понимал, спектакль ли это, но все равно сидел максимально тихо. Боровы осмотрели камеры, пытаясь найти воздушные шарики, после чего дернули плечами и вышли, оставив дверь незапертой. Они что, хотят меня в ловушку закинуть?! Я обождал несколько минут, а потом тихонько встал с дивана. Ничего не произошло. Медленно на цыпочках вышел за дверь. Было слишком светло, чтобы разглядеть, что находится вокруг, поэтому я пошел просто прямо, пока не уперся в стенку. Я все еще ничего не видел.

- Вот он! Хватайте его! - слышу справа от себя этот неприятный голос и автоматически бегу влево. Различаю только стенки, когда тыкаюсь в них носом, а кроме этого, только белизна. Не знаю, сколько пробежал, но меня все-таки схватили. Я почувствовал на себе чьи-то неприятные жирные руки, и меня потащили, но только не обратно, а дальше. Пытаюсь вырваться, но все бесполезно. Эта охрана вообще ничего не понимает!

- Туда. Туда, - мелкая крыса семенит впереди (я вижу только её силует) и тыкает во все носом. Даже сейчас в моих глазах белые круги, как будто я очень долго смотрел на солнце.

- Отпустите! - я снова делаю попытку вырваться, но этот мир просто прям-таки утверждает, что его путы сильнее, чем я могу себе представить.

Меня дотаскивают до какой-то камеры и выкидывают туда. Тупицы! Падаю на каменный пол, больно ударившись щекой.

- Миша? - голос Лешки. Значит, меня притащили к нему. Неплохой расклад. - Ты что здесь делаешь? - друг подходит ко мне и помогает встать. Я потираю ушибленное место, пытаясь рассмотреть его камеру. Ничего не обычного. - Рассказывай, за какое достижение нас решили соединить?

- Ну-у-у... - теперь кажется странным все то, что со мной произошло. - В общем, вызываю я себе диван и сажусь на него...

- А я вижу, ты с комфортом обустроился, - друг ехидно посмеялся. - Что мне снег, что мне зной, что мне дождик проливной, когда мой диван со мной, - он нараспев произнес слова песни. - А когда тебя пытать будут, ты тоже такой: "У меня есть последнее желание, - делаешь взмах рукой. - Пусть меня мучают на диване!", - я ударил Лешку в руку, но сам тоже засмеялся. Ничего этому зануде нельзя рассказывать.

- Не ехидничай, а слушай. Сажусь я на диван...

- Включаю телик... - Лешка в самом разгаре.

- Какая тебя муха укусила? Ты что, под наркотиками? - смотрю на него. Выглядит он, как последний овощ. Что-то тут нечисто. - Лешка?

- Ау? - он снова улыбается, а я не могу вспомнить, когда в последний раз видел друга таким. Если честно, то никогда.

Набрасываюсь на то, что очень похоже на Лешку, и начинаю его колотить. Из него выбивается только пыль, которая тут же оседает на полу. "Лешка" все также глупо лыбится, даже не пытаясь отбиваться. Ага, значит, даже не оригинальные! Последний удар, и отбрасываю то, что осталось в сторону. Теперь это просто мешок. Кто бы мог подумать, что все так обернется. Видимо, они не очень-то и мастаки из воспоминаний образы делать.

- Я вас не боюсь, уроды! - я кричу стенам, но знаю, что те это прекрасно слышат. Пусть-пусть... Это им так с рук не сойдет.

ЛЕШКА

Я отключаюсь и тут же чувствую себя одиноким. В голове пустота, от которой я уже успел отвыкнуть. Надо еще связаться со Станиславой. Сомневаюсь, что она обрадуется моему голосу, а предупредить её надо немедленно. Вздыхаю, чтобы хоть немного расслабится. Прокашливаюсь, хотя это и необыязательно делать: разговор же мысленный.

- Станислава!- в ответ только молчание. Повторяю, но ничего не меняется. Я чувствую, что она есть, но девушка молчит. Наверняка у неё просто нет возможности ответить. - Станислава, будь осторожна. К тебе могут прийти,- мой призыв должен до неё дойти.

Сажусь на пол и усердно сверлю стенку взглядом. Ничего не меняется. Минута идет за минутой, а я даже не могу следить за временем, которое мы здесь находимся. Надо опять с кем-нибудь связаться. Наверное, с Мишей. Он точно ответит, и у нас, может быть, родится план. Задумываюсь, направляя все свои мысли к нему.

- Выходите, господин! - дверь открылась, и из-за неё выглядывает нос слуги. Он улыбается самой гадкой улыбкой на свете. Меня передергивает. - Великая королева Хирилия хочет вас видеть, - он усмехается, словно в этом есть что-то смешное. Я чувствую, что нельзя туда идти.

- Я никуда не пойду, - мне не забыть предыдущей встречи с ней. Я не трус, но не смогу в нормальном состоянии смотреть на живую статую. Кто знает, что она задумала?

- Не гневайтесь, господин, но это не обсуждается! - гном вышел целиком. Сзади него были два непонятных существа. Они протянули руки и схватили меня по бокам. Было неприятно ощущать их липкие ладони, но слуги даже не давали возможности пошевелиться. - Всякое бывает, господин, - гном подошел сзади и заковал меня в золотые наручники. Теперь я был беспомощен.

Он кивнул охранникам, и мы пошли по коридорам. Я ничего не различал, кроме слишком сильного света. Мы сделали, наверное, более тысячи поворотов, прежде чем меня привели в зал. Он был так же прекрасен, как и тогда, но теперь я начал замечать безвкусицу, с которой он был оборудован.

- Дорогой, а я не чаяла тебя увидеть! - королева сидела на своем троне в таком же положении, как и в последний раз. Единственным изменением было то, что место, куда попал Миша копьем, было пустым, без кристаллов, которыми была усыпана вся властительница. - Прости, что пришлось тебя ослепить немного. Я не хочу, чтобы мои гости покидали нас раньше времени, - она окинула меня смирительным взглядом. В голове зачесалось, но я не смог её даже закрыть руками, они были накрепко закреплены. Обрадовался, что у меня теперь есть защита, хотя зудящие чувство и не пропадало. - А ты отдалился от меня, - наконец вымолвила Хириана, остановив свои поиски. - Разве тебе не хочеться жить при дворце, в богатстве? - она внимательно изучала мое лицо, и мне пришлось сглотнуть.

- Мне от тебя ничего не нужно! - я выплюнул эти слова ей прямо в лицо, чтобы она не решила, что снова может вертеть мной.

- Ай-ай-ай! Какой непослушный принц! - она вздохнула и кому-то кивнула головой. Я услышал шаги, и на меня опрокинулось что-то горячее. Вся спина горела от боли, как будто по ней проехался раскаленный метеорит. Я упал на колени, но все равно отчаянно сдерживал крик боли. На глазах выступила влага. - Не стоит так шуметь. Перед тобой сегодня будет тяжелый выбор, - она улыбнулась, и кристаллы на её лице недобро блеснули.

- Ничего я делать для тебя больше не буду! - я не мог сдерживаться, когда это чудовище сидело так близко. Она заставила меня сделать больно моим друзьям, а главное - Станиславе.

Снова боль по спине. Я попытался подавить крик, но все равно издал тихий всхлип. Впрочем, королеве было достаточно и его.

- Специальные заколенные в недрах вулкана кабуи, хлысты по-вашему, - пояснила Хириана, а на её лице появилась гримаса, как будто она лично их там нагревала. - Чувствуешь, как от них тепло? - ей было приятно надо мной измываться, а я, превозмогая боль, искал пути, чтобы сбежать отсюда. Пот капал со лба на лицо, неприятно щекоча, а я не мог ничего с этим поделать. - Ну что, принц, - она сделала ударение на последнемс слове, - будешь делать то, что я скажу? - злорадствует значит. Мне было бы легко снова притвориться, но я не мог так больше жить. Лучше терпеть боль, чем удивленные глаза любимой, обвинение со стороны друзей и угрызения совести. Надо не сдаваться.

- Зачем вам я? Мы и так в ваших руках, - я дернулся, отчего по спине прокатилась волна боли. Да уж, я долго не смогу нормально ходить.

- Глупый, глупый, мальчик... - она задумчиво смотрела на меня. - Мне нужен исполнитель пророчества, тебе же его показывали? - ах, вот оно что! Тогда ни о каком притворстве не может быть и речи!

- Никогда! - я крикнул на всю мощь своих голосовых связок. Послышался щелчок, но я успел вовремя откотиться в сторону, и удар хлыста припал на "драгоценный" пол. Он тут же раскалолся. Или спина моя крепкая, или этот удар самый сильный. Я встал на ноги и, делая над собой огромное усилие, побежал в сторону королевы. Я мало чего мог сделать, но в голове у меня родилась идея попробовать. Будь, что будет. Если умирать, то хоть зная, что сделал все возможное. Возле самого трона я подпрыгнул в сторону Хирианы. Сейчас я или ударюсь, или попаду в неё. Полностью настроился на её волну. Когда наши лица встретились, она задала единтсвенный вопрос:

- Зачем?

Я не понял, что произошло. До меня очень медленно доходило, где я нахожусь и что тут делаю. Повсюду зеркала, как будто в комнате смеха, но не кривые. Я подошел к одному из них. В нем отражался я, а значит, я пока не стал частью королевы. Хоть это приятно. Вот как выглядит она изнутри!

Обошел все зеркала, но они все были совершенно одинаковыми. Двадцать три. Двадцать четыре. Двадцать пять. Это зеркало немного отличалось. Оно выглядело намного старее. Оно как будто проросло паутиной изнутри. Надо что-то делать, пока меня отсюда не выперли. Вообще, с каким умыслом я это сделал? Наверное, это было мое единственное спасение. Я слегка дотронулся до зеркала. Оно покрылось рябью, но все тут же прошло, как только я убрал ладонь. Наверное, можно пройти внутрь. Запускаю руку поглубже, и она проходит. Рискну. Засовываю туда ногу и наконец весь прохожу. Я на входе в пещеру. Присматриваюсь, чтобы хоть что-нибудь рассмотреть, но ничего не получается: слишком темно. Вдруг впереди появляется свет. Я иду на него, потому что чувствую в нем необходимость. Подхожу ближе, и наконец вижу человека. Знакомая фигура и лицо.

- Станислава? - девушка не обращает на меня внимания: она поглощена рассматриванием стены. - Это я, Лешка! - это же воспоминание, идиот. Жду, пока что-нибудь произойдет.

Станислава поворачивается теперь ко мне. Я понимаю, что она намного меньше, чем сейчас. Здесь ей, наверное, лет десять.

- Привет! - она поднимает руку и внимательно всматривается в мое лицо. - А ты кто? - она пытается ко мне притронуться, но я быстро отхожу от нее. - Не бойся, я тебя не трону! - она становится на шаг ближе. - Я - Станислава! - она сильно улыбается, выпячивая белые и ровные зубы.

Я делаю шаг вперед. Так хочется её обнять, но я даже не представляю, в каком я виде. Скорее всего, "бриллиантовая недотрога".

- А ты красивый! - она притрагивается к моей щеке, и я чувствую её руки. Они такие мягкие и нежные. "Красивый". Странно, ведь королева женского пола (надеюсь).

- Как я выгляжу? - знаю, что вопрос глупый, особенно для первого знакомства, но подходящий.

Вместо ответа Станислава вытаскивает маленькое детское зеркальце. Я смотрюсь в него. Это же я!

- Я тебя раньше никогда не видела... - она касается моих волос, и я начинаю пятиться. Этого не может быть. Как я могу быть здесь? Чувствую те грязные и липкие руки на себе. Они вытягивают меня из королевы, а Станислава изумленно смотрит мне вслед.

- Он здесь! - охранники хрюкнули, и теперь я лежал на полу тронного зала. Грудь быстро вздымалась и опускалась. Я ждал, когда королева решит сбросить меня с утеса и сжечь в вулкане.

- А ты хитрый, - Хириана не спускала с меня своих глаз. - Знаешь, только в чем проблема? - непонятно почему, но она решила, что этот вопрос не риторический.

- Нет, - дыхание успокоилось. Я был в наручниках, хотя до этого их и не было в её голове.

- Если бы ты сейчас не проделал бы эту шутку, - она сделала паузу, - я бы никогда бы не узнала о существовании твоей подруги, и она бы не стала будущей... А ладно, это знать тебе необязательно! - она усмехнулся, а в моей голове нарастал гул.

- Я не понимаю...

- Прошлое, будущее, настоящее - все оно настолько перемешано, что только вы люди его делите. Для нас - нет прямой линии времени. Сейчас ты залазишь мне в голову, видишь подругу в детстве, а я в это время, в прошлом, нахожу её для себя, а через два дня... - она говорила задумчивым тоном, как будто говорила о теории вероятности. Такого же не может быть. Этого просто не существует. - Это воспоминание у меня в голове не случайно, принц. Ты его и сделал, - она кивает головой палачу, и я чувствую бесконечные удары хлыста. Раз. Два. Три. Спина просто разрывается, а в ушах звон. Королева что-то говорит, и покарание прекращается. Меня поднимают и тащат в мою камеру. Мне больно ходить, спина жжет, в глазах пелена, а в ушах звон. Если я сейчас не умру, то это будет просто чудо. По крайней мере, я снова предал Станиславу.

Глава 17

МИША

Время летело слишком долго. После того, как мне пытались подсунуть подделку друга, никто больше не приходил, хотя я бы и не отказался кого-нибудь поколотить. Я много раз пытался поговорить с Лешкой, но каждый раз в ответ были только взрывы боли. Я не знал, что делать. Еду мне тоже никто не приносил. В отличии от предыдущей камеры, здесь я не мог вызвать даже маленький пуфик. Для меня прошло много лет перед тем, как дверь снова отворилась. Видимо, после моего побоища, никто не хотел надолго заглядывать в камеру: гномоид быстро кинул какую-то одежду (ситуация повторяется) и запер дверь, оставшись стоять снаружи.

- В этот раз, господин, одевайтесь. У нас сегодня праздник! - гномоид был на веселе, хотя я и слышал нотки страха. Я поднял одежду и удивленно на неё посмотрел. Неужели они решили, что я буду её одевать?

- Я готов! - я подошел ближе к двери. Выжду момент, напрыгну, а потом выберусь отсюда. Немного самонадеянно, но как еще спасать себя и друзей?

- Не надо врать, господин! - гномоид ехидно хихикнул. - Я вижу, что вы не переоделись, - я быстро оглядел комнату в поисках дырки, через которую за мной следили, но ничего не обнаружил. - Одевайте, а то охранники оденут вас! - он хихикнул, видимо, представляя уже наслаждение, с которым будет наблюдать за происходящим. Наверное, это был тот самый гномоид, которого я запихнул в мешок. - Быстрее!

Я проворчал, но все равно начал одеваться. Одежду напялил прямо на свою. Кому какая разница? Я просто помнил эти неприятные руки, поэтому решил, что ничего со мною не станет, если я немного покрасуюсь в королевских одеждах.

- Выводите! - дверь открылась, и меня снова ослепили. Весь план испортили! Я прикрыл глаза, и меня потащили по коридору, но теперь только прямо. - Господин, вы здесь прожили три дня, - я не знаю ,зачем гномоид озвучил эту информацию, хотя я и правда не заметил течения времени.

- И что? - коротышка скорчил обидную гримасу, как будто ожидал от меня бурной реакции.

- Вам здесь будет хорошо, господин, раз вы не заметили несколько дней, - я снова подивился тому, как гномоиду нравится надо мной издеваться. Сейчас бы вызвать палку и поколотить бы его... - Ну-ну! - меня остановили, а маленький слуга покачал возле моего лица пальцем. - Мы помним первый раз и не допустим, чтобы вы повредили королеве! - он достал какую-то мазь и пару раз мазнул по моим ладоням. - Разве так не лучше? - я сразу все передумал. Зачем палка, если есть кулаки. Я хорошо прицелился, чтобы ударить ешго прямо по носу, но мы тут же оказались возле тронного зала. Дверь открылась и меня ввели внутрь, оставив без охраны. Королева сидела, как обычно. Она бросила на меня короткий взгляд.

- Становись, и будем ждать остальных! - я нехотя встал на место, указанное ею. Поскорее бы все решилось, и мне стала понятна причина, по которой нас всегда таскают...

ЖАННА

Я больше не могла ни до кого дозваться. Сколько бы я не пыталась, ничего не выходило. В будущее я даже не заглядывала, потому что мне становилось по-настоящему страшно при мысли о том, что я там увижу. Меня не покидал тот сон, когда я видела себя мертвой. Было такое ощущение, что я скоро увижу это наяву.

Прошло, по моим биологическим часам, не больше часа, как в камеру постучались. Это был вежливый стук, как будто я была у себя в комнате дома, а не в тюрьме в Пещерном королевстве.

- Кто там? - какой банальный вопрос.

- Госпожа, мы пришли за вами! - ага, значит это Служебный гномоид и опять куда-то ведет. Неудивительно, если сейчас через щель просунут одежду и скажут её надеть. - Госпожа, вы можете выйти! - значит, все еще проще. На меня эту же одежду сами наденут. Дверь открылась во всю ширь, но я ничего не смогла разглядеть из-за слишком яркого света, такого в прошлый раз не было, это точно. Несмотря на то, что мне совершенно не хотелось этого делать, я послушно пошла вперед, предварительно закрыв глаза руками. Послышался щелчок, и я почувствовала, как ветер заколыхал на мне одежду. Когда я посмотрела вниз, на себя, то поняла, что не сильно ошибалась: на мне было длинное белое платье с золотым узором, а голову теперь сжимал ободок в виде головы лебедя. Я не видела гномоида, но спросить можно было и так.

- А зачем все это? - я быстро опустила руку, чтобы долго не объяснять, что имею в виду.

- Все должно быть красиво. В нашем королевстве любят излишества, - раздался смешок. По нему я определила, что гномоид в двух шагах от меня. - Мы соблюдаем все приличия, - это было сказано так восторженно, словно меня вели на свадьбу. - Ну, хватит разговоров, пошли! - что-то колыхнулось в шаге от меня, и я почувствовала, как меня тащат по коридору. Хоть не придется идти наугад. Гномоид что-то распевал о счастливой жизни, а мне то и дело приходилось смахивать слезы, которые текли из-за обилия света, с лица.

- Ну вот, мы и пришли! - слышу только что открывается огромная дверь, скрипя старыми петлями. В зале, на мое удивление, было не так ярко, и я, немного поморгав, вскоре привыкла к этому странному свету. Снова тот тронный зал. Ну чего я ожидала?

Меня запихивают внутрь и закрывают за мной дверь. Конечно, я же смогу снова сбунтоваться, что я и сделаю, если мне только дадут возможность. Смотрю вперед. Там стоит Миша. Он во все глаза смотрит на меня, словно видит в первый раз. Как давно, мне кажется, я его не видела! Несмотря на длинный подол, кидаюсь в сторону любимого и крепко прижимаюсь к его груди. Он такой мягкий и приятный. И на нем такая же глупая одежда.

- Знаю, что сейчас не время, но ты - самая прекрасная девушка на Земле! - я не могу понять, к чему он это.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Вода: Наперегонки со смертью."(Постапокалипсис) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) А.Гончаров "Поклониться свету. Стих в прозе"(Антиутопия) Е.Решетов "Ноэлит. Скиталец по мирам."(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"