Нвит Эрона: другие произведения.

Время и часы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тринадцатилетняя Алиса Водовица понимает, что сильно отличается от других людей. Появляется её папа, и ей приходится пройти много испытаний, чтобы понять, кто она и чего она стоит.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Она снова шла по темному коридору. Платье, подол которого, словно змея, полз за ней, издавало при этом неприятный шуршащий звук. Иногда из какой-нибудь комнаты доносился равномерный стук часов, полностью совпадающий с биением сердца девочки. Девочка боялась, что этот испуганный стук разбудит что-то живое и, что самое главное, ― опасное. Но больше тишину ничего не нарушало.

В коридоре было очень темно. Казалось, что темнота сомкнула свои ладони и не выпускает. Она душила девочку своим весом, тяжело ложась на её хрупкие плечи.

Вдруг впереди показался маленький лучик света ― выход из подземелья. Алиса знала, что её там ждет, и одновременно не знала. Она понимала, что не может повлиять на события, происходящие в этом сне. Из-за чего хотелось кричать, но крик так и оставался немым. Лучик света заметно увеличился. Он почти проглотил Алису, но что-то опять отбросило её в темноту. Она оказалась в другом каменном коридоре. Кое-где было слышно хлюпанье воды. Оно громко разносилось по коридору и улетало к самому потолку, спрятавшись, как побитый зверь.

Кроме этого ничего не нарушало тишину, как вдруг из всех стен вытянулись руки. Длинные и грязные, с запекшейся кровью на пальцах они тянулись к девочке. Повсюду были слышны стоны и мольбы.

― Тречи.... ― пронеслось в голове у Алисы. Она уже хотела повернуться и посмотреть, кто же это, но что-то грубое и жесткое держало её за голову, не давая сделать этого. Она почти сразу оставила эти попытки и сосредоточилась на том, что было впереди.

― Я должна... Я должна... ― повторяла она себе, утешая. Но то, что было впереди неумолимо тянуло к себе. Оно ждало. Вдруг чья-то рука схватила её за платье и резко потянула на себя.

― Не надо! ― почти только губами прошептала сгорбленная фигура старика с страшными испуганными глазами. Его лицо невозможно было узнать. Оно все было в крови и грязи. Кое-где были видны мокрые ручейки слез. ― Не надо! ― повторил он.

Алисе показалось, что все пленники начали повторять за ним, и вдруг...

Она проснулась вся в поту. Он большими каплями стекал с её лица прямо на постель. Она украдкой вытерла его и встала с кровати. Кошмар какое-то время крепко держал её, но потом отпустил, как всегда. Рубашка была совершенно мокрая, также как и постель. Поэтому Алиса быстро порылась в шкафу и нащупала что-то наподобие пижамы.

Одевшись, она сразу почувствовала прохладу, и жар начал понемногу спадать. Окно было открыто, и девочка быстрыми движениями расстелила себе новую постель. У неё всегда была запасная постель: это был не первый и не последний раз. Алиса подошла к окну и вдохнула свежий воздух. Луна уже высоко висела над лесом. Где-то впереди маячили огоньки от машин: недалеко от Алисиного дома была трасса.

Наконец ветер начал успокаивать. Алиса посмотрела вниз: кто-то из соседей только-только припарковал машину внизу. Девочка невольно поежилась. Ветер изменил свое направление и теперь играл с волосами Алисы. Решив, что на сегодня проветриваний хватит, она быстро шмыгнула в кровать, укрывшись одеялом до ушей. Убаюкиваемая ветром, она заснула, и сегодня ей больше не снились кошмары.

― Вставай! ― Алиса посмотрела на свои часы: половина седьмого.

― Бабушка! Сегодня же воскресенье! ― девочка попыталась улечься обратно в кровать, но неумолимая бабушка крепко держалась за одеяло, подтягивая его к себе.

― Это не помешает тебе пойти на дополнительный урок по истории!

― Мы только-только переехали, а уже дополнительный урок по истории?! ― Алиса тут же вскочила с кровати, чуть не сбив не ожидавшую такого движения бабушку. ― В воскресенье?!

― Ну да, ― совершенно непринужденно ответила бабушка, сворачивая одеяло в трубочку. ― И ты уже опаздываешь.

― Ух, ― вздохнула Алиса, соглашаясь: от бабушки ничего больше добиться нельзя, осталось только ретироваться. Часы на тумбочке показывали уже без двадцати семь, следовательно, урок начинался через полчаса.

На улице, несмотря на то, что было ещё раннее утро, было довольно таки тепло и приятно. Легкий осенний ветерок играл с волосами девочки, из-за чего пришлось их заколоть сзади. Алиса позволила себе одеть легкий летний сарафанчик с тоненькими ленточками вдоль талии и ни капельки не жалела.

Отыскать здание, где проводились эти уроки, оказалось не очень то и просто. Чтобы доехать до центра города, нужно было проехать на двух автобусах и ещё пройти пешком, наверное, улицы две. К концу своего 'путешествия' Алиса чувствовала такую усталость, что, казалось, свалится в обморок прямо на дороге.

Здание встретило её своим странным спокойствием. Тень от него была большая: её хватало, чтобы накрыть весь соседний дом. Девочка с облегчением вздохнула: прохлада приятно освежила измученное тело. Подняться на третий этаж не составило труда. К счастью, там было всего несколько комнат. Первая сразу же оказалась нужной.

Её учительница оказалась очень активной женщиной. Она так сильно жестикулировала, что Алиса боялась как-бы ваза, ненадежно стоящая на столе, не треснула от её стараний.

― Девочка, что ты знаешь о Первой Мировой Войне? ― сразу же спросила она новую и единственную ученицу.

― Ничего, ― честно ответила Алиса.

― НИЧЕГО? А знаешь ли ты, сколько людей погибло тогда, сколько страданий и экономических кризисов принесла эта война? Я уж не говорю о том, как страны жили после неё! В одной Великобритании сколько шахтерских забастовок? ― начала свою тираду учительница.

― Э-э-э, ― попыталась ответить девочка, нервно перебирая в своей памяти свой короткий курс истории.

― Да, ты конечно права. Для США это был момент процветания. Изменился её статус для европейских государств. Теперь Америка стала мировым кредитором, и это было только начало. До 1929 года конечно.

― А... ― попыталась остановить её поток мыслей Алиса.

― Снова попала в точку. Правду говоришь, дать женщинам избирательное право было очень хорошей идеей, но не практичной. Выбор женщин всё равно зависел от их мужей. А написание 'сухого закона'? К сожалению, был отменен к 1933 году, но это я совсем забежала вперед. До Первой мировой...

Бесконечный поток слов и энтузиазм учительницы был так заразен, что даже через несколько часов этой болтовни, Алиса довольно таки бодро шагала по мостовой по направлению к дому. Город ей показался в новом свете, лучшем. Повсюду озорные огоньки домов, вечно спешащие прохожие, кое-где даже есть маленькие зеленые кустики. Вот мимо проехал автобус, оттуда раздался веселый смех ребятни: это дети возвращались с какой-нибудь экскурсии. Алиса посмотрела ему вслед, предвкушая завтрашний поход в школу.

Дома оказалось очень шумно. Бабушка затеяла генеральную уборку со всеми вытекающими...водами: она повредила водопровод, отчего и кухня и ванная были залиты водой. На её уборку ушел целый час: бабушка не захотела вызывать сантехника.

Лечь получилось только в девять часов, что было не так уж плохо. Луна скрывалась за тучами, и Алисе стало немного не по себе перед завтрашним днем. Её не покидало чувство, что то, что скоро произойдет, навсегда изменит её жизнь.

Глава 1

ШКОЛЬНЫЕ СОРЕВНОВАНИЯ

Её как всегда разбудил будильник. Посмотрев на часы, Алиса обнаружила, что уже опаздывает: эта бабушка опять поставила будильник на половину восьмого! Наскоро одевшись, Алиса забегала по комнате в поисках портфеля. Из одного из ящиков, напротив кровати, ей удалось выудить темно-синий портфель - её любимый. В нем уже были все нужные вещи: Алиса любила собираться, особенно заранее.

Она подошла к зеркалу, и там её встретила постоянная спутница. У неё были красивые светлые волосы, которые доходили ей почти до самой талии и синие, чуть испуганные, глаза. Алиса потупила взгляд и быстро начала расчесываться. Много времени она не тратила: и так уже запоздала.

― Иди поешь! ― услышала она знакомый голос, раздавшийся из кухни.

― Хорошо! ― из кухни запахло чем-то жареным: бабушка отлично знала Алису.

― Что тебе снилось? ― бабушка пристально посмотрела на внучку, накладывая себе в тарелку еды.

― Опять кошмары... ― Алиса посмотрела в окно: самые ранние школьники с портфелями наперевес спешили на урок.

― Понятно. Ладно, встретимся после школы, ― бабушка ушла в свою спальню, забрав с собой пульт от телевизора.

К большой радости Алисы, на завтрак опять были сырные гренки с лимонадом. Поэтому, наскоро перекусив, она стрелой выбежала за дверь. На улице только начиналась осень. Несмотря на это, кое-где кучками валялись желтые листья. Даже дорога была усыпана ими, из-за чего казалось, что ты ходишь по огню.

Алиса аккуратно схватила листок, упавший ей на плечо, и быстро кинула его вниз, проследив, как он упал: ей нравилось движение. Спокойное движение. Тут от размышлений её отвлекла компания старшеклассников, которые, громко крича и смеясь, спешили на автобус. Пешком шли только несколько человек. Люди постоянно куда-то спешили, как будто боялись, что могут опоздать. Но куда?

Подул сильный ветер, и пара листков медленно опустились на тротуар, как будто грациозные птицы. Возле уже голого куста весело защебетали воробьи: видимо, они устроили драку. Когда Алиса проходила мимо, они, как будто живые листья, полетели к другому кусту, продолжая свой 'разговор'.

До школы Алиса дошла очень быстро. Оказалось, она находилась всего лишь в десяти минутах от дома. Хотя она только переехала, школу ей удалось найти на удивление легко. Это было высокое здание, сделанное из красного кирпича. Кое-где были трещины, которые как змеи тянулись к крыше, не обещающей ничего хорошего. Девочка вздохнула и направилась в сторону дверей. Оттуда как раз выбегал какой-то мальчишка. Он больно ткнул Алису в спину и убежал, гонимый каким-то парнем. Еле удержавшись, чтобы не упасть, девочка всё таки зашла внутрь. На её появление почти никто не обратил внимания: все были заняты своими делами.

Алиса почувствовала толчки в спину и только сейчас заметила, что всё ещё стоит посреди прохода. Из дальнего угла вестибюля послышались веселые шепотки и хихиканье. Кто-то даже захохотал во весь голос, но сразу успокоился под гневным взором учителя. Решив никому не мешать, девочка подошла к самому дальнему углу. Там стояло несколько маленьких скамеечек, привлекательных на вид. Как только она уже собралась сесть, к ней подбежала какая-та рыжая девчонка с двумя косичками.

― Привет, я Даша! ― она протянула ей руку. Алиса какое-то время не решалась, но все-таки ответила рукопожатием.

― А я....

― Я знаю кто ты! ― резко перебила её девочка. ― Ты - Алиса Водовица, ― она весело подняла подбородок, демонстрируя ей свои белые зубы. ― Мне недавно сказали, я же все-таки староста.

Алиса не знала, что делать дальше: в предыдущей школе все были какие-то дикие и необщительные. Даша пока рассматривала мальчишек, сгрудившихся возле взрослого парня. То и дело оттуда раздавались возгласы: они играли на телефоне.

― Пойдем в класс! ― староста резко схватила её за руку и потащила по длинному коридору, прямо вглубь школы. Не успела девочка понять, что произошло, как уже оказалась в классе.

Это была маленькая комната с большими окнами почти на всю стену напротив двери. Другую стену занимала стеклянная доска. Возле неё аккуратно лежали маленькие фломастеры и губка.

― Ну вот и наш класс! ― с обычной веселостью произнесла Даша. Она провела Алису вдоль среднего ряда и указала на третью парту. ― А тут сижу я! Хочешь ― присоединяйся. Всё равно Аня заболела.

Алиса послушно уселась на место ближе к окну и начала выкладывать вещи на стол. В классе было тихо: никто ещё не пришел. Тут раздался громкий смех, и в класс вбежала группа мальчишек. Они посмотрели на девочку и весело переглянулись.

― Ну что? Это ты теперь будешь новенькой? ― спросил самый высокий и, как показалось Алисе, главный: все остальные сразу скривили рожи.

― Да, а что не так? ― она робко посмотрела на него.

― Рыжая, отойди! ― он оттолкнул Дашку, которая уже попыталась встать между ними. ― Знаешь: мы тут элита школы. Нам такие как ты, недоучки, не нужны! И без тебя таких много, ― он демонстративно скорчил очередную гримасу, за что заслужил порцию смешков со стороны друзей.

Девочка решила промолчать. Надоест ― сам уйдет. Тем более, что урок не за горами. Но тот неподвижно стоял возле её парты и выжидающе смотрел на неё. Казалось, что даже Дашка вся внутренне напряглась, готовая защитить свою одноклассницу.

Алиса уже было собралась встать и уйти, но он грубо схватил её за локоть и потянул к себе.

― Лучше сразу проваливай, ― прошептал он ей в самое ухо. ― А то хуже будет.

Он отпустил её руку, и она смогла выйти из класса. Даша быстро побежала за ней.

― Это Лешка! Не обращай внимания: он ко всем так, ― но Алиса её почти не слушала: она была вся в мыслях.

На первом уроке была математика, но девочки не спешили возвращаться в класс. Дашка всё время рассказывала про всякие события, когда-либо происходившие в школе. То кто-то отравится, то кто-то мелом поперхнется, то ещё что-нибудь. Прозвенел звонок, и они стрелой побежали в класс. К счастью, учительница уже была в классе, поэтому Лешка, решив не особо выступать, только что-то промычал. Тут же всё внимание переключилось на них. Девочки, сидящие на первой парте, осмотрев новенькую, громко фыркнули, но говорить ничего не стали.

― Здравствуйте, дети! ― произнес чей-то мягкий женский голос.

― Здравствуйте, Инна Петровна! ― все как один сели за парты. Удовлетворенно кивнув, учительница начала урок.

Алису решили сегодня не вызывать, раз уж она новенькая, на что весь класс разразился недовольными смешками. Девочке оставалось только рассматривать учительницу, которая грациозно ходила из стороны в сторону. Она была очень худая женщина, лет тридцати, с короткими, до плеча, черными волосами. Её глаза то и дело возвращались к Алисе, как будто она вела с ней тихий разговор, но девочка его совершенно не слышала.

Дальше день прошел как обычно. Самые обычные учителя, как и в других школах, самые обычные ученики. Дашка согласилась провести Алису до самого дома. Дорога домой оказалась сложнее, чем в школу. Быстро попрощавшись, они разошлись по домам.

― Я пришла! ― сказала Алиса, переступая через мешок с мусором, валяющийся на пороге. Но никто не отозвался, видимо, бабушка всё ещё кормила собак где-то на улице. Она часто приводила в дом голодных питомцев. Наверное, ей было немного одиноко, а может она просто чего-то боялась и думала, что именно это даст ей защиту?

Алиса прошлась по комнатам, опасаясь обнаружить остатки пребывания здесь 'гостей', но сегодня было тихо. На холодильнике как обычно висела записка. Бабушка всегда вешала её, когда уходила куда-то.

― Еда в холодильнике...не забудь поесть... ― про себя прочитала Алиса. Затем она неловко оторвала её от холодильника и выкинула.

В холодильнике обнаружилась пшеничная каша вместе с огурцом и жареной тыквой. Она медленно поела и ушла в свою спальню. Скорее всего бабушка придет со своими 'друзьями'. Уроков задали мало, и девочка смогла быстро лечь спать. Не успела она как следует заснуть, как скрипнула входная дверь, и послышались звуки шагов: бабушка направлялась в её комнату.

Алиса рывком встала, натянув одеяло почти на нос.

― Привет! ― раздался знакомый голос. ― Как дела в школе?

― Все отлично! ― ответила Алиса, поглубже зарываясь в одеяло: она немного боялась её. Бабушка уже было развернулась, чтобы уйти, но Алиса её окликнула:

― Бабушка, а можно мне поехать в деревню вместе с ребятами. Учителя там собирают команду, и вообще....

Бабушка резко повернулась к девочке и слабо ударила Алису по щеке. Она предательски раскраснелась.

― Не называй меня бабушкой! ― отчеканила она каждое слово и, громко хлопнув дверью, исчезла. Алиса какое-то время держалась за пылающую щеку, едва сдерживая слезы.

Еще с самого раннего детства, когда исчезли её родители, бабушка сильно наказывала за это простое слово. Бывало даже запирала на целый день в комнате. А почему?! Алисе так не хватало хоть какой-нибудь близости, но казалось, что она всегда будет всем чужой. Так и не услышав ответа, Алиса заснула, почти забыв о боли в щеке.

Алиса проснулась с мыслью, что хоть сегодня всё будет хорошо. Она быстрыми шагами пересекла комнату к стене, где висел календарь. Прошёл месяц после её первого похода в школу. Листья уже полностью пожелтели, а кое-где даже виднелись голые верхушки деревьев. Сегодня должен был быть осенний праздник, который устраивали ежегодно в октябре. Алиса уже знала о нём все, что только можно. Болтливая Дашка все уши прожужжала подруге, гадая, кого выберут в капитаны и, что самое главное, к кому попадет она. Но его отменили из-за дождя. Дети какое-то время ходили расстроенными, но потом быстро отошли, и повсюду были веселые детские лица.

Когда Алиса подошла к школе, там было очень шумно. Везде доносились чей-то смех и ругань. Она еле протиснулась сквозь толпу к Дашке. За последнее время они очень сдружились.

― Ну как тебе ? ― озорно спросила она, окидывая рукой толпу.

― Здорово! Неужели они все таки проведут соревнование? ― Алиса невольно засмотрелась на подругу, пропустив её ответ мимо ушей. Сегодня Даша была в своем синем сарафанчике с розовой лентой на юбке. Её волосы красиво спадали на плечи.

― Эй, малявки! ― донеслось до них слева. К ним направлялся тот самый Лешка. За ним чинно выхаживали его дружки. ― Надеюсь, вы даже не думаете участвовать, ― продолжал он, ― там же первоклашек не берут! ― его друзья весело засмеялись, чуть не падая на землю. ― А тем более, вы не побьете меня!

― Конечно! ― сказала Дашка. ― Сам знаешь: маленьких бить нельзя! ― она скрестила руки на груди, чем заслужила гордый смех от Алисы. Лешка уже хотел ответить, но прозвенела труба, и все быстро собрались в ряд.

Алиса с Дашкой попали в один ряд, что очень обрадовало девочек. Быстрым шагом они начали продвигаться вперёд, чтобы занять лучшие места.

― Сегодня мы устроим соревнования! ― громко прокричал директор: довольно таки упитанный мужчина, что не помешало ему быть основателем соревнований. ― Капитаны выберете участников.

От группы отошли несколько человек. И, конечно же, среди них был Лешка.

― Слева от Лешки ― Андрей, а справа ― Кирилл, ― заметив Алисин недоуменный взгляд, объяснила подруга. Девочка оглядела всех капитанов. Андрей был невысокого роста с почти незаметными ямочками. Он строго переводил взгляд с одного ученика на другого. Кирилл же наоборот был очень высоким и статным. У него были волосы, чуть светлее, чем у Алисы. А руки украшали разные татуировки, которые тянулись по ним, как змеи. Пока девочка разглядывала вожатых, они уже кричали разные имена. Про себя Алиса решила попасть в команду Кирилла.

― Даша Мельникова ко мне! ― громко крикнул Кирилл, указывая на подругу Алисы. Лешка тут же перехватил инициативу и во весь голос закричал:

― Вон та, возле рыженькой... ― хотел сказать он, но под недоуменным взглядом директора, поправился. ― Алиса Водовица ко мне!

Он вытянул руку, чтобы якобы помочь забраться на платформу, но тут же одернул, как раз в тот момент, когда Алиса готова была упасть. К счастью, Кирилл быстро ухватил её за платье, отчего Алиса вся так и покраснела от стыда. К счастью, смешки длились недолго: вожатые продолжали называть имена.

К Лешке попало всего семь человек. Они все вяло переминались с ноги на ногу, иногда с жадностью поглядывая на своих соперников. Когда команды были набраны, все собрались в круг.

― Так значит ты, ― он указал на Алису, ― будешь их отвлекать. Ну...в общем разведчик.

― Но...

― Никаких но. Всем известно, что ты ходишь на гимнастику.

Вся команда мигом закивала, весело поддакивая. Лешка продолжил давать наставления, чем Алиса и воспользовалась. Она украдкой вытянула шею и заметила Дашку в команде с Кириллом. Ну почему не она там?!

― Что, ищешь жертву? ― это какой-то парень толкнул её в плечо.

Она быстро отвернулась. Не хватает только, чтобы ещё за подругой следить. Через несколько минут все команды разбежались. План игры состоял в том, чтобы поймать своего противника, точнее вещь, которую каждый надежно привязал к себе. Алисе досталась статуэтка золотой птицы. Все быстро разбежались по кустам.

Девочка решила залезть на высокое дерево: на нём было полно веток, как будто специально сделанных для 'скалолазания'. Какое-то время ничего не нарушало лесную тишину, как вдруг совсем рядом раздались яростные вопли. И все мигом побежали в одном направлении. Алиса же осталось в убежище.

Вскоре все крики сразу смолкли, были слышны только чьи-то шаги.

― Надеюсь, всех перебили... ― сказал незнакомый голос.

― Ага! ― отозвался капитан Алисы. ― Только подружки рыженькой нету. Наверное, нарочно сдалась, лишь бы не одной быть, ― голоса удалились, и Алиса решила переждать пару минут, для безопасности. Она очень тихо вышла из укрытия и направилась в сторону школы.

По пути ей попались какие-то ученики, и ей не составило труда забрать их статуэтки. К концу игры у неё уже была их целая сумка. Через полчаса возле школы опять стояла шеренга учеников. Каждый что-то держал в руках, иногда косо посматривая на других.

― Давайте, пересчитаем очки! ― радостно произнес директор и предложил вожатым подняться на платформу. Все сразу устремились в их сторону. Алиса тоже изредка украдкой поглядывала на чужие руки, но никто не собрал больше, чем она.

― И так, победила команда Леши Чамыря! ― раздался радостный вопль, и все сразу кинулись поздравлять его. Но тот только странно посмотрел на Алису и повернулся к своим поздравителям.

― Представляешь: я всех обежала, но никто ничего не смог забрать! ― крикнула ей почти в самое ухо Дашка. ― А у твоей команды ещё хуже. Они, если я не ошибаюсь, споткнулись о какую-то корягу и пролежали так до конца игры, ― на её лице появились смешинки.

После такого дня Алиса не могла заснуть. Она пару раз прогулялась по дому и даже согласилась покормить питомцев бабушки. Но даже сейчас, лежа в кровати, думала о другом. И почему никто не сказал, что это она набрала их? И почему Лешка так странно на неё посмотрел? Ничего не понятно.

Внизу раздался лай. Бабушка не любила спать одна, поэтому её комната была постоянно в шерсти и грязи, что нисколько не раздражало саму хозяйку комнаты, если не напротив. Когда дело уже было около полуночи, глаза начали слипаться, и Алиса поддалась пленительному сну.

Глава 2

НЕОБЫЧНЫЙ ГОСТЬ

Как объявила потом учительница ― соревнования продолжались. Все с нетерпением толпились у дверей. Но, к сожалению и полному негодованию учеников, никого не впускали.

― Чего стоим? ― спросила Алиса у подруги.

― Да кто знает? ― Даша переминалась с ноги на ногу. ― Не впускают, и все тут!

Алиса поняла, что дальше спрашивать бесполезно, поэтому тоже развернулась лицом к двери и, переминаясь с ноги на ногу: уже наступал мороз, ждала событий. Неожиданно дверь открылась, и оттуда чинно вышли капитаны. Каждый из них под рукой держал какой-то блокнот. Они одновременно подняли руки, призывая свои команды. Алиса поспешила занять первое место возле Лешки, чтобы удобнее слушать.

― Сегодня мы должны будем спрятаться в лесу и незаметно напасть на другие команды. Это мы обсудили с другими капитанами, ― сегодня Лешка говорил как-то более по-взрослому, чем обычно, из-за чего девочка невольно зауважала его.

― Ну всё, убежали! ― его серьезность исчезла, и в глазах появились запальные огоньки.

Алиса с готовностью побежала в сторону леса, на ходу перепрыгивая старые коряги и даже сваленные деревья. Иногда ей приходилось делать сальто, чтобы не покалечиться, что не приносило ей никаких затруднений, в отличии от её команды: они еле дышали от продолжительного бега.

― Ах, вот ты где! ― услышала она знакомый голос подруги и со всех ног бросилась бежать. Сзади неё раздавался смех: видимо, Дашка находила эти 'догонялки' смешными. Из-за маленького холмика появилось очередное поваленное дерево. Его черный обгоревший ствол внушал неприятное чувство. В любой другой раз Алиса бы побежала в обратную сторону, но у неё не было выбора: Дашка, несмотря на то, что её подруга более натренированная, почти догнала Алису.

Медлить было нельзя, и девочка прыгнула, на миг закрыв глаза. Когда дерево уже было позади, Алиса обернулась: Дашка за ней не следовала. Девочка быстро нашла свое укрытие. Это был густой куст орешника, весь покрытый желтыми и красными листочками. К сожалению, от прикосновений он почти сразу осыпался, из-за чего Алисе пришлось почти не двигаться.

Раздался короткий горн и шаги ребят. Они тихо подкрадывались среди деревьев и кустов. Кто-то все время неуклюже хрустел ветками. После этого раздавалось шиканье. Приблизившись к дороге, Алиса затаила дыхание: противники были близко. Совсем рядом кто-то помахал рукой и нечаянно задел куст, в котором сидела девочка. Он подозрительно покачнулся и начал опадать. Листья всё быстрее спускались на землю. Алиса, не зная, что предпринять, резко махнула рукой в сторону куста, и листья остановились.

Удовлетворенно кивнув, она продолжила слежку - оказывается её противники остались стоять на месте, ничего не предпринимая. Они подозрительно не двигались, и девочка сначала решила, что они прислушиваются, но это было не так. Их позы так испугали её, что она резко встала и негромко пискнула. Она хотела, чтобы её услышали. Но лица ребят даже не повернулись к ней. Она тут же заметила Дашку, стоящую возле какого-то парня. Она смешно подтянулась и что-то шептала ему прямо на ухо. Его лицо озарила широкая улыбка.

Алиса, сильно испугавшись, побежала в сторону школы. Иногда она замечала ребят, притаившихся на деревьях, но у всех них были безучастные лица. Когда листок упал ей на плечо, она небрежно откинула его и сразу почувствовала какой-то шум сзади неё. Оттуда доносились веселый хохот и крики. Кто-то шелестел ветками и листьями, видимо, поглубже прячась в укрытиях. Алиса уже хотела развернуться, как чуть не врезалась в Кирилла. Он добродушно поддержал её.

― Куда бежишь? ― вежливо спросил он.

― Я? ― девочка не знала, что сказать. ― Ну, в общем... Я порезала ногу и...побежала в сторону школы.

Она убедительно потопала на одной ноге, и её собеседник отстал. Он демонстративно пошел в обратном направлении. Чуть дальше он обернулся и ухмыльнулся. Девочка только сильнее пропиталась к нему симпатией. К счастью, больше ей никто не встретился: все были увлечены соревнованием.

Домой она добралась благополучно - без происшествий. Когда она зашла в квартиру, то повсюду был привычный ей беспорядок. В маленькой квартире очень мало места для таких 'гостей'.

Ловко перепрыгнув через перевернутую миску, она добралась до веника. Началась привычная уборка. Через несколько минут пришла бабушка. Она устало оглянула комнату и ушла. Видимо, решила отдохнуть. Иногда из её спальни доносился храп. Но Алиса не замечала его.

Не прошло и полчаса, как комнаты уже были чисты. На коврах не осталось и следа о пребывании на них питомцев. Из бабушкиной спальни не доносилось и звука. Эта тишина убаюкивала, подталкивая к тому, чтобы заснуть прямо на полу. Когда Алиса уже начала клевать носом, свет внезапно погас. Все лампы мгновенно выключились, оставив девочку одну с темнотой. Тени, до этого послушно принадлежащие вещам, начали свое движение, собираясь во что-то целое. Большая тень поднялась над потолком. Её пустые глазницы уставились на спящую на полу девочку. Она протянула свои темные лапы к Алисе, думая задушить, но не смогла. С злобным немым криком она улетела в окно, растворившись среди черного неба. Девочка не видела этого, поэтому ничего больше не беспокоило её сон.

Даша резким толчком разбудила подругу. Она всё время клевала носом в учебник. Сейчас был урок истории, из-за чего и так спящая Алиса, просто засыпала. После энтузиазма своей учительницы по истории, ничего больше не могло увлечь сильнее, если вообще увлечь.

Учительница видела это, но всё равно просто хмыкала про себя. Когда урок закончился, девочка чуть не вскочила: звонок совершенно выбил сон из её головы. Неуклюже поднявшись, она быстро выбралась из класса. Не хватало только встретить Лешку с его компанией. Но, как назло, он как раз остановился у дверей, предусмотрительно придержав девочку за локоть: Алиса не собиралась сегодня с ним говорить.

― Я знаю, что ты это сделала! ― сказал он, следя за её движениями. Алиса быстро сглотнула: в горле совсем пересохло. Значит он видел это. Она ещё раз глянула на него, но его лицо не выражало и капельку его обычной веселости.

― Спасибо! ― он ухватил её за руку и крепко пожал. Всё ещё недоуменная Алиса, ответила рукопожатием. ― Если бы не ты, мы бы все проиграли! ― он было уже притянул её к себе, но быстро опомнился под удивленные взгляды товарищей.

Девочка тоже была в полном смятении. Значит он про статуэтки! Не успела она всё обдумать, как прозвенел звонок, и все быстро вбежали в класс. Алиса сразу разглядела Дашку с поднятой бровью, мол, что это было? Девочка только пожала плечами и потащила подругу за парту. Инна Петровна уже зашла в класс.

― Сегодня у меня есть очень грустная новость, ― начала она своим обычным тоном. ― Алисочка, подойди ко мне. Алиса удивленно подошла и остановилась возле её протянутой руки.

Теплая учительская рука по-родительски легла ей на плечо, но это не очень успокоило девочку. Все тоже совершенно недоумевали.

― Больше Алиса не будет учиться в нашем классе: она переезжает. Непонимающие возгласы разнеслись по всему классу. Все бегло поглядывали на Алису, но замечая её не менее удивленный взгляд, отворачивались.

― Еще утром из школы забрали документы, ― Инна Петровна попыталась перекричать остальных, но даже Алиса её не слышала. ― А ты, Алисочка, иди! ― она пыталась успокоить класс, но безуспешно. Девочка, ещё раз растерянно оглянувшись, ушла. Только кивком попрощавшись с подругой: она уже не могла говорить.

Домой она бежала очень быстро. Чувство, что что-то изменилось, не отпускало её до самого дома. Наскоро сняв обувь, она вбежала в дом. Бабушка как обычно пила чай на кухне.

― Почему ты забрала мои документы? ― тяжело переводя дыхание, спросила она. Бабушка только удивленно покосилась на неё, попивая чай.

― Какие документы, дорогая?

― Мы же переезжаем? ― Алиса еле переводила дыхание.

― Нет, конечно. Кто тебе такое сказал?

Алиса ещё немного постояла посреди кухни, после чего плюхнулась прямо на диван. Ноги ужасно жгло, как будто бы огнем. Бабушка, не менее пораженная, чем Алиса, все таки перевела взгляд с внучки на окно. Настала неловкая пауза.

― Ладно, я пойду в свою комнату, ― девочка немного потопталась на месте. ― А кто мог это сделать?

― Не знаю! ― бабушка неловко кивнула плечами: она явно что-то знала. Буквально на минуту, внучке показалось, что в глазах бабушки промелькнул неподдельный страх. Она посмотрела на дверь, а потом взглядом указала девочке на выход из комнаты. Теперь она была обеспокоена.

Как только Алиса скрылась в дверном проеме, бабушка быстро метнулась к входной двери. Она рывком открыла её, но снаружи было тихо: уже темнело. Даже слишком тихо. Она облегченно вздохнула и закрыла дверь на замок. Ключ надежно поместился в кармане её халата.

Тихо, чтобы не разбудить девочку, она направилась на кухню. Чай ещё не остыл, и бабушка, успокоившись собралась продолжить свой ужин. Вдруг она почувствовала что-то неладное. Почти бегом она пересекла половину квартиры и остановилась, не в силах кричать. Дверь была открыта.

Сегодня был выходной, поэтому Алиса предпочла остаться в постели. На улице же наоборот все готовилось встретить этот день. Птицы уже постукивали по стеклу её спальни, изредка доносился их свист, но какой-то приглушенный и неестественный. Через несколько минут заливистый лай изрезал мирное спокойствие, парящее возле окна. Не в силах слушать это, девочка встала и подошла к окну. Но когда она уже собиралась закрыть его, то заметила странную машину.

В принципе, она была почти неотличима от остальных машин, те же фары, те же колеса, даже модель более менее знакома. Алиса немного прищурилась: казалось, будто возле машины витает какое-то беловатое облачко. Иногда из него вылетало что-то молочного цвета, но прохожие не обращали на это никакого внимания. Любопытство всё таки взяло свое, и девочка стремглав побежала к машине, даже не особо заботясь о своем внешнем виде. Никто из прохожих даже не заметил её.

Пораженная этим, она какое-то время понаблюдала за ними, но никто не обратил никакого внимания на её наряд. Она была слишком заинтересована, чтобы сильно задуматься над этим, поэтому она все таки дошла до машины. Она была права: возле машины было странное облачко, как пыль, в кое-каких местах насевшая на лакированную поверхность.

Здесь, поближе, это оказались маленькие стрелочки, летающие в разные стороны. Когда Алиса протянула руку, они смело направились к ней, совсем немножко пощекотав ладонь. Изумленная Алиса одернула руку и медленно пошла назад. Неожиданно она почувствовала сзади себя твердое препятствие.

― Ну, привет, Алиса! ― прозвучал мужской голос. От испуга девочка отпрыгнула в сторону и вовремя: мужчина уже хотел схватить её за руку.

― Кто вы? ― недоверчиво оглянула его девочка.

― Я? ― он весело рассмеялся, и Алисе показалось, что она где-то слышала этот смех. ― А, прости. Тебе же ничего не сказали, ― он рассмотрел её с ног до головы, про себя ухмыльнувшись её виду.

― Что мне не сказали? Он ещё раз ухмыльнулся.

― Не знал, что дар может сохраняться даже здесь. Удивительно!

― Кто вы, и что вы от меня хотите?! ― девочка никогда не чувствовала себя так безнадежно одной. Жаль, Дашки нет, она бы поддержала. Алиса сделала пару отчаянных шагов в сторону подъезда, чуть не задев мимо проходящего мужчину, но он, казалось, даже не заметил этого.

Незнакомец, заметив её попытки, резко схватил её за руку и потащил в сторону машины, от которой они уже сильно отдалились. Алиса была совершенно не в силах сопротивляться. Казалось, будто её тащат через толстый слой ваты или воды. Она еле переставляла ноги. А вот мужчина наоборот шел уверенно и спокойно, словно бы не тут. Дверь сама по себе открылась, и оттуда вылезла чья-та голова: у Алисы уже всё бегало перед глазами. Когда она попала на сиденье, то сразу начала терять сознание, и только одна мысль не покидала её голову, что она никогда не вернется обратно.

Глава 3

ВРЕМЕДОН

― Думаешь она хорошо перенесет перемещение? ― это был голос того незнакомца.

― Чего можно ждать от самого простого человека, да ещё с крайней параллельной вероятности?! ― ответил чей-то неприятный женский голос.

Она тут же почувствовала густой запах духов, наполнивший весь воздух вокруг. Алиса попыталась встать, но получилось издать только непонятный вздох.

― Я же говорил, что она очнется!

― Надеюсь, что тебе показалось! ― ответил тот же голос собеседницы.

Незнакомец только весело усмехнулся, и Алиса почувствовала, как ко рту подносят какую-то жидкость. Понимая, что если она будет бездействовать, её смогут отравить эти люди, она резко вскочила: незнакомец чуть не выронил маленькую бутылочку, наполненную жидкостью молочного цвета, но совершенно вязкой.

Алиса осмотрелась, воспользовавшись недоумением её похитителей: она оказалась в большой повозке, которую, к удивлению Алисы, совсем не качало. На потолке висела совсем маленькая люстра с маленькими свечами. А напротив девочки был маленький столик. Он был наполнен всякими разными вкусностями.

Женщина, сидевшая напротив девочки, странно следила за её движениями. Казалось, она ждет чего-то.

― На, поешь! ― мужчина протянул ей тарелку сладко пахнущих булочек. От них шел запах клубники.

― Кто вы такие? И почему я тут? ― Алиса выглянула в окно и чуть опять не потеряла сознание: они висели на приличной высоте. Где-то внизу мелькали маленькие верхушки деревьев. Совсем рядом пролетела стая птиц.

Мужчина, как будто предугадал обморок девочки, и успел схватить за руку. Алиса быстро одернула её. Девочка с утра не ела, а аромат был таким приятным, что, не сдержавшись, она схватила парочку, и быстро положила себе в рот. Женщина только обнажила ряд белых зубов. Краем глаза она заметила, что что-то блеснуло у незнакомки в руке, и девочка почувствовала, как начинает кашлять: она поперхнулась кусочком этой самой булочки.

Женщина же мгновенно вытащила из-под подола платья какую-то баночку. Точно такую же как и у мужчины, и, не теряя ни минуты, залила в рот Алисы. Она даже не сопротивлялась, а только послушно сглотнула. Ей стало намного легче, но она начала терять сознание.

― Зачем ты это сделала? ― последним услышала Алиса голос мужчины. А потом она ушла в темноту. Летающая карета продолжала свой путь. Иногда только навстречу ей вылетали такие же воздушные транспортные средства, но тут же скрывались в облаках, которые затянули все небо.

Незнакомец не отводил взгляда от пассажирки, вглядываясь в знакомые черты. Казалось, счастью его нет предела. Золотистые волосы и красивые глаза, которые, к сожалению, были закрыты, ― то что так долго искал мужчина. И вот, теперь она здесь. Он строго посмотрел на свою собеседницу. Она наивно рассматривала узор на ковре, понимая, что совершила ошибку. Карету немного потрясло, видимо, им встретился сильный поток воздуха.

― Ну, что? Что я могла сделать?! ― раздавалось по всей повозке. ― Я же не виновата, что она не хотела пить сама! Ты же видел, как она нас испугалась! О каком согласии тут может идти речь?!

― Ты сама знаешь, что переход слишком сильно действует на ослабленный организм. А ты ещё перевела её время дальше. Ты понимаешь, чем это может для неё обойтись?

Женщина сразу потупила взгляд, рассматривая свои золотые карманные часы. Они весело блестели тысячью огоньками свеч. Через некоторое время она перевела взгляд на спутника.

― Дин, прости меня! ― она протянула ему руку, Дин мягко взял её в свою. Повозка остановилась: снаружи послышался скрежет остановленных колес. Дин бережно поднял Алису и вышел из кареты. На улице уже были сумерки. Уверенным шагом он направился к замку. Это был большой массивный замок, прямо посередине берега. Справа доносился шум моря, бьющегося о скалы. Прямо внутри замка была огромная площадь. А посредине кидала большую тень часовая башня. Она была украшена витками роз.

На посетителей смотрели тысячи каменных глаз, скрывающихся в зарослях кустов. Украшения замка. Из многочисленных витражных окон с интересом смотрели картины. Они, казалось, были совершенно живые: портреты не сводили глаз с девочки, которую нёс хозяин замка. Массивная дверь открылась, и в проеме показалась голова слуги.

― Вам помочь, господин?

― Да, возьми её и отнеси в хрустальную башню. И приготовь там все!

После этого, он чинно устранился. Дама тоже пошла за ним.

Алиса проснулась уже под утро. Ветка дерева, находившегося возле её окна, громко стучалась в него. Когда к Алисе вернулось зрение, она огляделась. От неожиданности она чуть не ударилась головой о деревянный свод кровати: всё здесь было хрустальным, даже стены. В них сразу отразилось перепуганное лицо Алисы с спутанными волосами, она машинально пригладила их.

Девочка была в большой просторной комнате. Посреди стены, находившейся напротив, стояли большие часы. Они громко считали время. Чуть дальше стоял огромный шкаф с циферблатом на нём. Алиса медленно подошла к нему и открыла - он был совершенно пустым. Чуть оглядевшись, она обнаружила зеркало. Оно было почти во весь рост девочки. Только сейчас она заметила, что на ней нет её ночной рубашки, в которой она выбежала к машине. Она была в простом белом сарафанчике с нелепыми часиками на подоле. Неожиданно она вспомнила, что надо бежать. Бежать, бежать. Главное, чтобы никто пока не заметил. А уж куда бежать, потом поймет.

Раздался громкий перезвон всех часов в доме. Он был как сигнал для девочки: она быстро метнулась к окну, которое, к счастью, было открыто. Немного поразмыслив над ситуацией, она поняла, что сможет слезть с этого дерева. Долго не раздумывая, она прыгнула. Одна из веток тут же её подхватила. Не теряя ни минуты, она слезла вниз и, осмотревшись, побежала в сторону ворот. Из поворота раздались чьи-то голоса: они явно о чем-то спорили. Алиса сразу же шмыгнула в первую попавшуюся дверь и оказалась в большой свободной зале.

Везде висели подсвечники. Они тут же загорелись, когда она вошла. Это её смутило, но она всё таки решила найти выход. Поискав глазами дверь, которая бы могла быть выходом, она разочаровалась: кроме больших настенных часов, здесь не было ничего хоть капельку похожего на дверь. Нехотя, она подошла к ним. Сквозь циферблат просвечивались маленькие циферки. Возле них были нарисованы разные маленькие стрелочки, почти не различимые в темноте зала. Алиса протянула руку, чтобы дотронуться...

― Стой! ― знакомый голос раздался у неё за спиной. ― Если ты не хочешь уйти в неизвестную параллель, не стоит трогать это, ― он почти дотронулся рукой до циферблата, и он испарился, как и все немногочисленные предметы зала.

― Я хочу знать, кто вы! ― повторила Алиса. ― И почему я тут!

― Знаешь, Алиса... ― он сделал маленькую паузу, раздумывая над словами. ― Нет смысла скрывать от тебя.

Он схватил её за руку и потащил в сторону стены. Она почему-то начала исчезать, и перед ней открылся зеленый садик. Повсюду находились статуи стрел и часов. Девочка уже хотела спросить, что он хотел ей рассказать, как вдруг из-за одной из статуй показалась женская фигура. Это была красивая женщина с очень светлыми волосами, они волнами спадали ей на плечи. Было лето, и поэтому на ней было легкое платье, очень идущее ей. Она поманила кого-то рукой, и из-за другой статуи вышел мужчина. Сомнений не было, это был Алисин незнакомец.

― Милый, нужно спешить, ― тревожно сказала девушка. ― В моем дворце ей ничего, ничего не будет угрожать, в отличии от твоего...дома.

― Неужели мой замок, тебе такой чужой?! ― Ты сам знаешь. Со мной с ней ничего не случиться.

Ссора готова была разразиться между этими двумя, как от другой статуи отделилась маленькая фигурка. Это была девочка.

― Мама, я не хочу, не хочу уезжать от тебя, ― её лицо уткнулось в платье девушки.

― Это я! ― поражено прошептала Алиса. Но незнакомец только поднес палец к губам...

― Она останется со мной! Я никогда не допущу, чтобы мы лишились её из-за твоей глупой гордости и самоуверенности! ― закричал незнакомец.

― Папа, пожалуйста...

Пораженная Алиса не могла ничего сказать. Её как будто ударили. Вдруг поляна начала исчезать, и стена возвратилась на свое место.

― Папа? ― спросила Алиса.

― Да. А теперь иди в свою комнату. Слуга проведет, ― он щелкнул пальцами, и откуда не возьмись появился слуга в черной ливрее. Он кивком указал девочке дорогу. Та только напоследок дотронулась до стены: она оказалась твёрдой и холодной, как будто только что здесь не произошёл этот 'спектакль'.

Они долго шли по длинным коридорам замка. Никто так и не попался им на пути. Алиса пробовала задавать вопросы, но слуга был молчалив, и только иногда кивал.

― Что это за место? ― Это Времедон - один из самых больших временных замков, ― наконец удосужился ответить слуга.

Но до того, как Алиса решила спросить, что такое временные замки, они дошли до комнаты.

― До свидания, госпожа Водовица! ― он указал рукой на дверь. ― Готовьтесь к испытанию.

Дверь за ним сразу закрылась, и Алиса осталась одна в комнате. Тишину нарушало только равномерное тиканье часов. Прошло несколько часов. За это время ничего так и не произошло - девочка терпеливо ждала. Делать было нечего, поэтому она подошла к шкафу с циферблатом. Оказалось, что стрелки движутся. Алиса, следуя своей интуиции, перевела стрелку на два часа назад. Она послушно подвинулась под её рукой. Дверца шкафа легко поддалась, и Алиса чуть не потеряла дар речи: внутри лежала стопка книг внушительного размера. Она вытянула самую верхнюю и открыла. На ней была так знакомая ей пометка ручкой и согнутый край листа: Алиса использовала его как закладку.

Сразу же послышался топот ног, и двери резко открылись. На пороге стояла та самая женщина, которая была в повозке. Она еле дышала: видимо, она бежала сюда сломя голову. Ничего не говоря, она оттолкнула Алису и подошла к шкафу. Заглянув туда, она победно улыбнулась.

― Видишь, Дин. Никакого дара у неё нет. Я же говорила, что она... ― под строгим взглядом мужчины она остановилась. Опустив глаза, она покинула покои, оставив Алису наедине с отцом. Тот бросил на девочку только короткий оценивающий взгляд. Когда дверь закрылась за 'гостями', Алиса нырнула в шкаф. Книг на месте не было. Алиса осмотрела все с ног до головы, но ничего не обнаружила: шкаф был пуст. Она мягко закрыла дверцу и тут заметила, что на циферблате время вернулось в настоящее. Наверное эта сумасшедшая толкнула дверцу, когда толкала Алису.

Девочка решила немного передохнуть. Кровать оказалась очень мягкой и тёплой. Через несколько секунд, она заснула. Ей опять снился этот кошмар. Проснулась она вся в поту. Кровать к счастью была сухой, но ждать тоже было нельзя. Она хотела встать, но заметила своего отца. Он стоял возле кровати. Оценивающе осмотрев её, он кивнул.

― Набери час дня и сорок восемь минут, ― и с этими словами он покинул комнату. Недолго думая, девочка метнулась к шкафу. Быстро набрав правильное число, она заглянула туда: на вешалке висело красивое белоснежное платье. Единственное, что не понравилось Алисе ― это рукава-фонарики и глупое количество складок. Они неприятно волочились по полу, из-за чего она была похожа на куклу. Порывшись в них, она обнаружила карман. В нем была маленькая записка: 'И не думай, что ты можешь не одевать его. Скоро к тебе поднимутся. Слушай её во всем!', ― эта записка показалась Алисе слишком грубой, но все таки она не осмелилась ослушаться: не ей сейчас сочинять правила.

Глава 4

ОБРЯД

Долго ждать не пришлось. Эта незнакомая личность пришла почти сразу. Она была в красивом розовом платьице и такого же цвета банте, который закреплял её темные волосы, падающие ей на плечи. Она осмотрела Алису и фыркнула. Девочке даже показалось, что она сгорит от стыда.

― Я - Карила, ― представилась девочка. ― Уж-жас какое платье! Да, всё что мне рассказали, оказалось правдой.

Она громко фыркнула и развернулась на носках.

― Пойдем! ― она грациозно вышла за дверь. Не теряя ни секунды, Алиса направилась за ней, мысленно удивившись поведению девочки. Они сразу же оказались в большом просторном холле. Повсюду висели светящиеся подсвечники. Но, что самое странное, свечи даже не таяли. Зал был слишком большим для такого замка и, казалось, светился изнутри. Повсюду щеголяли слуги в специальных костюмах для приемов, предлагая попробовать то или иное блюдо.

Алиса сразу подметила сколько людей пришло на этот праздник. Сразу все людские взоры обратились на гостью. Её нелепое платье вызывало смех и даже недобрые взгляды. Не зная куда деться от стыда, Алиса подошла к банкетному столу. К счастью, все сразу забыли о ней, и только изредка поглядывали в её сторону.

Прием продолжался. Карила уже куда-то ушла, оставив Алису саму по себе. Не зная чем заняться, она решила попробовать блюда на столе. Первым под руку ей попалось пирожное, напоминавшее гриб. Когда она откусила оказалось, что шляпка наполнена повидлом! Самым любимым у Алисы. Тогда она схватила пару штук и уже направилась к столику, как чуть не столкнулась с той самой женщиной.

― Вы были совершенно правы! ― сказал толстый мужчина, всё это время стоявший за спиной женщины. ― Безобразная, да ещё нет никаких манер. Где только господин Водовица нашел её?

― Не обращайте внимания! Не долго ей придется у нас гостить, это любому понятно!

― Да, вы опять правы, госпожа Шемирова! ― поддакнул толстый.

― Пойдем-те, господин Склав. Присоединимся к более приличной компании, ― с этими словами они направились в противоположную сторону зала.

Весь прием госпожа Шемирова поглядывала на девочку и про себя ухмылялась. Больше не выдержав, Алиса уже хотела выйти и как-нибудь дойти в свою комнату, но из дверей показался господин Водовица. Он всем своим видом выражал хладнокровие, которое Алиса ещё не замечала на его лице. Отец холодно посмотрел на неё и прошел в середину зала.

― Сегодня я собрал вас здесь, чтобы отпраздновать приезд важных гостей, а также моей дочери...

― Она уже проходила испытание? ― перебил кто-то из дальнего угла. Алиса вся обратилась в слух.

― Нет, но вскоре пройдет.

― А что будет, если она окажется обычным человеком?

Водовица немного подумал и украдкой посмотрел на дочь.

― Не вам не знать этого, господин Шинз.

Из того же угла донесся тихий смешок. Господин Шинз явно знал, что будет с девочкой.

― А сейчас мы продолжим. После приема в Красной Башне будет проводиться собрание Трусвета. Прошу выступить вперед его членов.

Тут же из толпы выступила госпожа Шемирова с господином Склавом, они оба гордо выпятили грудь, осматривая толпу. После них из толпы вышел маленький старец. Его совершенно белая борода немного волочилась по полу. В руках у него была трость, а на его голубой одежде висели красивые карманные часы. Они были цепочкой пришиты к костюму. Дин только ухмыльнулся этому старику и начал бегать глазами по толпе. За это время оттуда вышли ещё трое человек. Они были одеты в коричневые одежды. Там было две женщины и один худощавый мужчина. Он спокойно оглядывал толпу в поисках знакомых лиц. Тут поиски господина Водовица закончились: его взгляд остановился на Алисе.

― Алиса, выйди ко мне! ― он протянул ей свою сильную руку.

― Алиса? Что за вычурное имечко? ― тут же раздалось из дальнего угла.

Еле передвигаясь от страха, она все таки поднялась. Все взоры опять были прикованы к ней. Но при этом каждый из Трусвета смотрел по разному. Госпожа Шемирова вместе с её спутником смотрели враждебно и даже по злому, тот старичок - по доброму и с любопытством, люди в коричневом - спокойно и даже хладнокровно.

― Дай мне свою руку, ― спокойно сказал отец перепуганной девочке. Так как та не поднимала своей руки, он грубо схватил её и поднёс к себе. ― Члены Трусвета, прошу подойти к ней, ― все сразу же быстрыми шагами встали возле девочки. ― Можете выполнять ритуал, ― отец сразу же отошел в сторону, пропустив членов Трусвета. Алиса была так перепугана, что казалось, что она просто не может дышать. Эти люди как скалы нависли над ней, бросая свои тени ей на лицо.

Не успела она хоть чтонибудь сделать, как они одновременно вскинули руки, и странные лучи разных цветов врезались в друг друга прямо над головой Алисы. После этого они искрами падали вниз, но ни одна не попала на дочь господина Водовицы: они как по куполу спускались к полу, где осыпались в виде стрелок и цифр. Казалось, что прошло где-то полчаса перед тем, как этот 'звездопад' прекратился. Растерянная девочка не понимала, что происходит. Только сейчас она заметила, что никто не двигается. Они все стояли с застывшими лицами, что дало ей получше рассмотреть их.

Совершенно неожиданно в её мозгу пронеслась очень убедительная мысль. 'Ты должна собрать то, что на полу. Но не забудь: это принадлежит только тебе и никто не должен знать, что ты собрала. Знание этого может дать любому человеку большую власть над тобой'. Она была такой отчетливой, что Алиса быстро начала собирать цифры и стрелки. К её удивлению, не всё бралось в руки, а кое-что она даже специально не брала, как скажем отвратительно-зеленого цвета стрелки или цифры, нарисованные в виде змей.

Как только последняя цифра попала в её внутренний кармашек, все люди начали 'оттаивать'. Понемногу они возвращались к жизни. Вдруг Алиса почувствовала, как кто-то тянет её к себе, но она успела быстро оттолкнуться.

― Покажи то, что ты нашла! ― прокричал ей визгливый голос госпожи Шемировой.

― Не забывайтесь, пожалуйста! Этого нельзя говорить до испытания, и вы всё сами понимаете. Не надо сцен, ― это сказал тот самый худощавый мужчина с хладнокровным взглядом.

― Простите! Я просто вся на нервах.

Тут к ней подошел господин Водовица и мягко погладил плечи, почти незаметно. Раздались тихие вздохи и из толпы появилась Карила.

― Папочка, ну можно хотя бы мне посмотреть? Мне же можно доверять?

Но отец только отрицательно покачал головой. 'Неужели она и есть моя сестра!', ― подумала про себя Алиса.

― Пойдем! ― резко сказала Карила и утащила Алису из зала. ― Знаешь, каждый собирает то, что поможет ему потом. Вот у меня были красивые стрелки-бабочки со звездочками. Они очень красиво переливались. А вот у Мартина всё только черного цвета, но при этом такие красивые! Он даже мне перед испытанием показал, а я ему свои. Не понимаю почему нельзя...

Всё это время Алиса думала о своем. Что это за цифры? Зачем? И главное: что это за испытание? И что будет, если она не пройдет?

― А ты скажи какой у тебя! ― резко остановилась Карила. ― Я же тебе рассказала.

Но девочка молчала. Если уж и говорить кому-то, то Кариле в самую последнюю очередь, даже если она ей и сестра. Та долго не ждала и, грубо потянув сестру, потащила в спальню.

― Всё, пришли, ― жестко начала она. ― Хочу признаться, сама госпожа Шемирова сказала посмотреть, чего ты такого там набрала. Так что говори сразу, а то потом хуже будет.

― Я тебе не скажу!

― Ладно, ― сказала Карила, пряча что-то у себя за спиной. ― Она мне дала на какое-то время часы. Так что сама виновата.

На её руке оказались обычные наручные часы, и Алиса почувствовала себя так же, как тогда, возле машины. Еле передвигаясь, она заметила, что соперница движется прямо по направлению к ней. С большим усилием, она машинально вскинула руку, насколько было возможно, и Карила остановилась. На её лице застыла гримаса удовольствия. Двигаться было всё ещё тяжело, но Алиса всё таки прошла к двери.

Когда она выскользнула из проема, движения стали свободными. А вот в комнате наоборот всё летало в воздухе. Возле каждой вещи висело знакомое молочное облачко. Через пять минут все пришло в движение. Карила, немного подергав плечами, начала искать беглянку.

― В следующий раз, я все равно узнаю! ― сказала она, наконец увидев сестру. Чинно и гордо она вышла из комнаты и направилась вниз по коридору. Не зная, удивляться этому или нет, после вообще всех чудес, увиденных девочкой, она закрыла дверь на замок и заснула. Никто её больше не беспокоил.

Глава 5

ВРЕМЕННОЕ ИСПЫТАНИЕ

Разбудил Алису громкий стук в дверь. Он продолжался чуть меньше минуты, перед тем как замолчать: девочка очень долго бегала по комнате в поисках одежды, но потом решила одеть простой халат. Он уже аккуратно висел на её стуле. \

― Здравствуйте, госпожа Водовица! ― отчетливо произнес дворецкий. Он грациозно поклонился. ― Я пришел сказать, что скоро придет письмо, в котором будут указания. Соизвольте прочитать его и последовать тому, что внутри. А также господин Водовица просил передать, чтобы вы удосужились найти себе более подходящую одежду на сегодня. Ему не хочется привлекать совершенно ненужное внимание.

Удивленная Алиса медленно закрыла дверь. Значит не отец сказал ей одеть это, а кто же тогда? С этими мыслями она захотела поэкспериментировать со шкафом. Стрелка легко двигалась уже под уверенной рукой девочки. К большому сожалению, там было очень мало приличной или красивой одежды. Хотя Алиса уже перепробовала передвигать стрелку в самые разные стороны.

Тут её осенило. Ведь стрелку можно двигать вперед! Она быстро провернула стрелку на три часа вперед, надеясь, что сработает. Раздался привычной звон, и из дверей шкафа появилось очень красивое голубое платье. Оно было такого небесного цвета! Маленькие жемчужные бисеринки легко складывали узор на подоле. Оно было очень легким и красиво подчеркивало фигуру.

Когда Алиса примерила его, оказалось, что платье ей как раз. Неожиданно раздался какой-то короткий гудок, и на её постели оказалась маленькая записка. Развернув, девочка обнаружила, что она не такая уж и маленькая. Как только Алиса начала читать про себя записку, раздался неприятный звон и откуда-то начали звучать слова.

― Дорогая Алиса, ― вещал голос, похожий на папин, ― сегодня в семь часов вечера пройдет долгожданное испытание. Как вижу, ты уже научилась пользоваться тамуаром. Удобная вещь. Когда придет время, набери на нём семь часов вечера и заходи. Главное: не забудь про это!

Голос замолк, а на его месте опять осталась только записка. Внимательно осмотрев бумагу, Алиса кинула её на кровать. Этот мир удивлял её всё больше и больше. Она даже совершенно забыла про Дашку и бабушку. Интересно, как они, и как отреагировали на её исчезновение? Вот бы увидеть их хоть разок, Дашка бы точно захотела посмотреть на этот мир.

Вдруг записка начала таять и совсем исчезла, оставив на кровати только маленький чуть заметный слой пыли. Алиса пару раз проверила, но записки нигде не оказалось. Время ожидания было совершенно мучительным для неё. Часы медленно отбивали минуты, не обращая внимания на то, что Алиса с нетерпением ждала вечера. И вот, наконец часы пробили ровно семь часов. Следуя указаниям, девочка пару раз прокрутила часы, которые вдруг начали показывать пять часов. Она немного сомневалась, но любопытство побороло её, и она зашла в шкаф. Сначала ей казалось, что ничего не происходит. Было тихо, и только издалека доносился скрежет настенных часов. Это шумели старые не смазанные шестеренки. Потом исчез и этот уже совсем далекий звук, а на его место встало тихое почти неслышное гудение. Стенка шкафа начала медленно растворяться, и перед Алисой открылась та самая каменная комната, где она увидела

своих родителей. Теперь тут появились мягкие красные диванчики. На них близко к друг другу сидели перепуганные дети. Алиса сразу же узнала Карилу среди них. Они все бросили на неё злобный взгляд и начали перешептываться, пока Алиса пробиралась к свободному креслу. ― Тут занято! ― сильная мальчишеская рука легла на спинку кресла. Девочка подняла глаза и увидела перед собой высокого и сильного парня. На вид ему было лет пятнадцатьшестнадцать. Одет он был в темную одежду, чуть напоминающую одежду людей в коричневом, членов Трусвета. Также у него были очень темные волосы, как воронье крыло. А черные глаза, как бездонные колодцы, хладнокровно, но при этом с интересом, следили за Алисой. ― Не надо, Мартин! ― это Карила встала возле парня, тот только демонстративно сел на кресло. Так что девочка так и осталась стоять. ― Алиса, хочу познакомить тебя со всеми, ― сказал господин Водовица. ― Это твои двоюродные сестрыблизнецы, Арина и Диона. Это твой двоюродный брат, Горин. А это, друг семьи ― Мартин. Последний в шуточном реверансе поклонился Алисе.

30

― Вы все знаете, что сегодня мы проводим испытание. Надеюсь все оставили это в тайне? ― Да, ― в унисон ответила вся компания, отчего Алисе стало не по себе. ― Тогда начнем. Будем идти по младшенству, первой пойдет Арина. Прошу, ― он протянул руку, и двоюродная сестра уверенно взяла её в свою. Мартин с презрением наблюдал за всем этим. Тут же господин Водовица провел девочку к тем большим часам, они вдруг исчезли. Не успел никто разволноваться, как компания тут же появилась. В руках девочки что-то блестело, но из-за тусклого света, исходящего от свечей, ничего не было видно. Арина удовлетворенно вздохнула и отошла в сторону. ― Диона, ты следующая! Девочка робко встала с дивана и подошла к Дину. Они оба подошли к часам. Прошло уже полминуты, но ничего не происходило: девочка не исчезала. Арина явно волновалась: она постукивала каблуком по мягкому ковру. Неожиданно они исчезли и тут же вернулись. Диона сразу же упала на руки господину Водовице, который заблаговременно подставил их. Медленным шагом он

донес девочку к креслу и положил туда. Еле кивнув слуге, он продолжил. ― Теперь ты, Карила! ― Но Алиса же младше... ― Теперь ты! ― строго повторил он. Послушно встав, сестра направилась к часам. Прошло только мгновение, и они уже исчезли. В отличии от Дионы, они отсутствовали пару минут. Любопытство Алисы уже просто вышло за границы. Появились они совсем неожиданно: Арина даже подпрыгнула на месте. После испытания Дионы она часто всхлипывала, явно расстроенная произошедшим. Карила молча прошла к своему месту, сделав почти заметный кивок Мартину. ― Мартин! Тот, не теряя ни минуты, сам прошел к часам и тут же исчез в циферблате. Господин Водовица медленно прошел за ним. Появились они тут же. Мартин, с тем же хладнокровием на лице, встал возле кресла, сильно подняв подбородок. ― Алиса, теперь можешь ты! Вдруг неизвестно по какой причине, Алиса не захотела идти туда. Ей хотелось бежать, бежать отсюда. Быть

31

везде, но не тут! Она бросила невольный взгляд на Диону, лежащую рядом на кресле. Вдруг она тоже упадет в обморок или, того хуже, больше никогда не вернется домой. Её начало тошнить и покачивать. Алисе показалось, что она упадет. Сильная рука отца поддержала её. ― Идем! ― повторил свою просьбу отец, направляясь прямо к часам. От испуга девочка прикрыла глаза: переход через часы казался ей чем-то невозможным, а следовательно ― опасным. Когда Алиса открыла глаза, они уже находились возле циферблата. Девочка видела, как часы отбивают время, безустанно и точно. Вдруг циферблат начал увеличиваться. Какой-то синеватый свет захватил Алису с её отцом, из-за чего она на какое-то время ослепла. Свет заменился зеленой поляной. На ней были очень красивые цветы - любимые незабудки Алисы. По поляне ходили олени и зайчики. Они повернули головы в сторону прибывших, но потом вернулись к своим делам: поеданию травы. ― Неплохо, очень даже неплохо! Отец явно был доволен. ― Что неплохо?

Но отец не ответил на её вопрос: он начал рассматривать цветы. Прошло несколько секунд, и он поднялся. В руке у него блестело что-то красноватого оттенка. ― Как у твоей мамы! ― в его руке лежал рубин. Он весело играл солнечными лучами. Заинтересованная Алиса опустила глаза и чуть не охнула от удивления: внутри цветов лежали разные драгоценные камни: рубины, сапфиры, изумруды и даже янтарь. Она притронулась к одному из камешков. Он был полированным. Отец указал ей рукой идти дальше, и они направились в глубь поляны. Через несколько минут они прошли к большой арке, полностью увитой виноградом. Лучше всего выделялась на ней замочная скважина, ярко-зеленого цвета. Листья винограда были отодвинуты прямо возле неё. Повинуясь неизвестной силе, Алиса достала из своего кармашка цифры и стрелки, которые она собрала. Немного покопавшись, она обнаружила один выделяющийся среди всех ключик. Он имел заостренный конец, напоминающий стрелу. Девочка с трепетом просунула ключ в замочную скважину. Не успела она повернуть его, как дверь уже открылась настежь. Не ожидая, пока дочь пройдет сама, Дин схватил её за руку и потянул вперед. Они оказались в большой и очень

32

просторной комнате. Отовсюду пахло затхлостью и сыростью. Кое-где свисала паутина. Она еле колыхалась от сквозняка, который гулял по комнате. ― Это то, что может случиться с тобой в будущем. Посмотри туда! ― отец показал ей на стул, стоящий посреди комнаты. ― Пожалуйста, будь осторожна. Это место очень опасно для тебя и может даже иметь фатальный конец. У Дионы, к сожалению, комната была пуста: у неё не было будущего в нашем мире. ― Но что значит в 'нашем мире'? ― Алиса бросила косой взгляд на дверь, из которой они вышли. ― Не сейчас, ― ответил Дин и тоже повернулся к двери. ― А зачем я вообще прохожу эти испытания? ― Алиса подумала, что именно сейчас у неё есть шанс узнать немного больше об этом мире. ― Я хочу быть уверен, что та женщина не забрала у тебя твой дар. Тем более сейчас, это место, ― он окинул комнату глазами, ― я бы хотел тебя уберечь от того, что может случиться, ― он присел на одно колено, чтобы быть поближе к дочери. ― Будь осторожна! Вдруг из одной из щелей начал просачиваться яркий свет. Он медленно проникал в комнату, пока не заполнил все. Алиса открыла глаза. Они опять находились в каменной

гостиной. ― Ну как? Не прошла? ― с надеждой спросила Карила, но увидев лицо Алисы мгновенно скорчила гримасу. Мартин только злобно ухмыльнувшись, вышел из гостиной. Из-за двери ещё долго отдавались его громкие шаги. ― Теперь вы прошли испытание... ― начал было Водовица, но Алиса перебила его: ― А что будет с Дионой? Карила громко фыркнула. ― Она переместится в другую параллельную вероятность. Вы больше никогда её не увидите. Арина ещё раз громко всхлипнула и взяла ладонь сестры в свою: она была ей очень дорога. Прошло полминуты, прежде чем Дин продолжил. ― Теперь ты, Горин! Горин, копируя Мартина, сам подошел к часам, но тут же отпрянул с коротким визгом, так что отцу пришлось его туда заталкивать. Алиса уже почти ничего не помнила из того, что произошло дальше. Разве что только сознательное возвращение Горина и его перепуганное лицо.

33

По комнатам всех развели слуги. После этого испытания почти никто не мог передвигаться самостоятельно. Все до ужаса замучились. Едва оказавшись в комнате, Алиса бросилась на кровать. Так хорошо, что уже можно отдохнуть.

34

Часовой магазин

― Госпожа Водовица, вставайте! ― настаивал голос, доносившийся из-за двери. Алиса только-только открыла глаза. Солнце ещё даже не встало. За окном стояла тишина. ― А, иду! ― опомнилась Алиса. ― Госпожа Водовица, господин требует, чтобы вы спустились вниз на семейный завтрак: вам предстоит длинная дорога. ― Куда? Но слуга уже исчез. Поняв, что она не скоро добьется ответа, Алиса одела попавшееся под руку платье. Пришлось смахнуть с него пару крошек - остатков от её недавнего ужина. Быстрыми шагами она спустилась в залу. Там уже были все члены семьи и даже Мартин. Её появление вызвало буйный смех и фырканье ребят. ― Что это на тебе? ― строго спросил отец.

Только сейчас Алиса заметила, что на других парадная бархатная одежда, а также прилизанные до некуда прически. ― Я спрашиваю, что это на тебе?! ― повторил свой вопрос господин Водовица. ― Я думала, что это будет семейный завтрак, ну как...просто семья и так далее... ― Я не спрашиваю, что ты думала! Иди наверх и переоденься. Мортинья!! Помоги ей! Сразу же из кухни вышла очень худая и высокая женщина. На ней было очень длинное платье, ооблегающее фигуру. А волосы были затянуты в строгий пучок и очень прилизаны. Не спрашивая разрешения, она грубо схватила девочку за локоть и вытащила из комнаты. Алиса чуть не стала краснее помидора: её семейство еле сдерживало смех. Мортинья тащила её таким образом весь путь до спальни Алисы. Только иногда она останавливалась, чтобы дать какие-то указания другим слугам, встречавшимся им по дороге.

35

Гувернантка подошла к Алисиному шкафу-часам. Она ловко провернула стрелку несколько раз и наконец удовлетворенно открыла дверцы. Алиса ничего не могла разглядеть из-за спины Мортиньи, поэтому вскоре отбросила все попытки. Не успела она сесть, как вдруг почувствовала, что на неё пытаются что-то натянуть. Дальше занялись её волосами. ― Какие длинные, какие непослушные волосы! ― постоянно кричала 'мучительница'. К счастью, всё закончилось, и девочка высвободилась из плена. Мортинья сразу же исчезла за дверью. Не теряя ни минуты, она подошла к зеркалу. Алиса чуть не упала в обморок от ужаса: на ней было жутко-зеленое платье с очень большим количеством складок и оборок, рукава-фонарики. И, о ужас, прическа! Её волосы были в сплетены в разные совершенно непонятные завитки, бантики, косички, и все это было завязано одним гигантским бантом в тон платья. Все усилия девочки были напрасны: нелепая прическа была такой крепкой, что даже не сдвинулась от её стараний. Чуть не забыв про всё ещё продолжавшийся семейный завтрак, она, постаравшись не обращать внимания на свой вид, сбежала вниз.

К её удивлению, никто ещё даже не поднялся - они чинно отрезали маленькие кусочки от своих блюд, и после каждого делали перерыв. Как только девочка появилась в зале, отец весело переглянулся с Мортиньей, явно довольной своей 'работой'. А вот дети уже просто не могли выдержать, и поэтому вся столовая разразилась громким смехом. Пытаясь его не замечать, Алиса села за самый крайний стул. Там перед ней поставили оладьи с творогом. Она с жадностью проглотила их все под удивленными взглядами ребят. ― Дикарка... ― расслышала она голос Мартина. ― Да уж... ― согласилась её сестрица. Из всех молчал только Горин. Иногда он бросал презрительные взгляды, но быстро переключился на разговоры Карилы и Арины. ― После завтрака, мы отправляемся в Часовой магазин, ― наконец проговорил отец. ― Как классно! ― не выдержала Карила. Мартин только пожал плечами, он нарочно закатил рукав в том месте, где сияли черные с золотым ободком часы. Они очень подходили к темной натуре парня. Через час все уже были во дворе. Непонятно чего ожидая, дети

36

поглубже кутались в куртки: была уже середина ноября. Неожиданно тишину, так долго окружавшую Времедон, нарушил скрежет и скрип какого-то механизма. Тут же с неба начали спускаться маленькие циферблаты. Каждый из них имел одну маленькую стрелку. Только вместо цифр были пустые точки. Они больше напоминали сломанные часы. ― Горин и Арина пойдут вместе, ― раздался уже ненавистный Алисе голос госпожи Шемировой. Названные ребята сразу же притронулись к циферблатам. Их фигуры начали таять, пока не исчезли окончательно. ― Я пойду с Карилой, ― продолжила госпожа Шемирова. ― А ты, Мартин, поведешь Алису. Ты же сам знаешь: за ней нужен глаз да глаз! ― после этого она злобно глянула на Алису. Парень сразу взял её за руку и потащил к циферблату. Хватка у него была крепкая. Они быстро дошли до нужного места, и Мартин заставил её дотронуться до середины часов. Он тут же исчез. После светлой улицы, повозка казалась очень темной, из-за чего Алиса сначала не поняла, где находиться. Повозка была очень похожа на ту, в которой впервые побывала Алиса вместе с отцом. Отличало её только отсутствие освещения.

Темная фигура парня немного страшила Алису, но она всем видом показывала обратное. ― Значит, у тебя тоже есть дар, липсей? ― в его голосе звучала насмешка. ― Значит да! ― ответила ему Алиса, демонстративно отвернувшись. ― Не стоит со мной шутить, липсей! ― он больно вывернул ей запястье, но она старалась не кричать. Это было бы бессмысленно и бесполезно. ― Хватит меня называть липсей! ― она умудрилась вытянуть руку. ― Буду называть тебя так, как хочу, липсей! Твой дар ещё не доказан. На этом их разговор прекратился. Мартин полностью погрузился в изучении своих часов, которые он так демонстрировал перед друзьями. Через несколько минут повозка остановилась, и Алиса успела первая выпрыгнуть из неё, не дождавшись помощи от лакея, подошедшему к дверце. И во время: Мартин уже протянул свою руку к ней. ― У нас прекрасный выбор часов, браслетов: кожаных и деревянных и прочего. Но всё это обязательно понравиться вам! ― звучал голос из граммофона, стоявшего прямо посреди улицы.

37

― Все сюда! ― госпожа Шемирова уже тянула всех в сторону магазина. Они прошли к очень маленькому и коротенькому магазинчику, который стоял на правой стороне дороги. Когда семья уже подходила к двери, толпа детей быстро проскочила впереди. Алиса сразу же задумалась, как они вообще попадут в этот совершенно маленький магазинчик. То, что было внутри, очень удивило девочку. Оказалось, что этот 'магазинчик' очень большой внутри. Алисе даже показалось, что он был размером с её бывшую квартиру. Отталкивая покупателей, к ним подбежал смешной человек. У него были до жути растрепанные волосы, а одет он был в обычный фиолетовый пиджак, штаны клетчатые. ― Чего изволите, господин? - обратился он к Дину. ― У нас в ассортименте имеются совсем совершенно разные часы, и мы надеемся, что вам они понравятся, точно также как и вашим детям... ― Нам из особого набора, ― перебил его отец. ― Как скажете, как скажете, господин Водовица! ― он небрежно махнув рукой, увел их в сторону. Там находилась очень красивая дверь. ― Проходите, проходите...

Алиса прошла последней, предвкушая встречу с чем-то необычным. Но внутри оказались только несколько штук часов, висящих на маленьких еле заметных крючках. ― Выбирайте! ― сказал детям господин Водовица, делая широкий взмах рукой. Госпожа Шемирова сразу же направилась к одному из столиков, потянув при этом за собой Карилу. Горин же остался с Мартином, который давал ему указания по поводу часов. Алиса не понимала зачем они, и что означает особые. Ведь функция у всех одна - показывать время. Она уже хотела была сама подойти, как почувствовала, как кто-то держит её повыше локтя. ― Куда это ты собралась, Алиса? ― почти шепотом произнес отец, чтобы его никто не слышал. ― Ну, я хочу выбрать и себе... ― Нет! ― перебил её он. ― Ты не будешь выбирать. И так обиженная и расстроенная Алиса осталась стоять посередине комнаты. Господин Водовица уже исчез в следующей двери и появился только тогда, когда выбор закончился. Он небрежно махнул рукой, и все начали выходить из особой комнаты.

38

― Значит, ты все таки липсей! ― произнес всё тот же надоедливый голос прямо над её ухом. Тут же все обратили внимание на пустое запястье Алисы. Карила хмыкнула от удовольствия, а госпожа Шемирова только состроила победную мину. ― Не всем дают временной код! ― сказал та. ― И как интересно ты осталась с нами... ― продолжал Мартин. ― Точно так же, как и ты, слизняк! ― съязвила Алиса, пытаясь перегнать парня, чтобы не терпеть его издевки. К счастью, домой они ехали спокойно. Никто больше не приставал к ней. Была уже глубокая ночь, когда Алиса услышала громкий стук в окно. Еще спросонок она не могла разглядеть гостя, поэтому какое-то время сидела и смотрела в одну точку. Но гость не заставил себя ждать. Окно с тихим скрипом открылось, и на мягкий ковер слетела чья-та тень. Она уверенно подошел к Алисе и приложил палец к её губам. И вовремя: девочка уже думала кричать. Тень повела её к окну. Несколько секунд они простояли возле него, как тень взяла и соскользнула с него. Не успела Алиса перепугаться, как она вернулась обратно, протянув свою черную, еле заметную руку. Девочка

никогда не была так уверена, как в эту ночь, поэтому без страха протянула свою, и тут же почувствовала, как её тянут из дома. Сначала ей казалось, что она падает, но потом падение заменилось полетом. Чтоб удостоверится, что это не сон, Алисе пришлось перевернуться: в таком положении она обычно просыпалась. Когда это все таки оказалось правдой, она решила, что не мешает узнать причину полета. Крыльев на её спине не было, как впрочем и других помогающих полету 'принадлежностей'. Да и её спутник, тоже не особо старался. Казалось, их просто несет на себе ветер. Алиса посмотрела вниз и поняла, что они летят прямо над лесом. Навстречу им вылетел филин, девочка даже зажмурила глаза, но птица неожиданно исчезла. Полная луна смотрела прямо на них своими пятнами-глазами. В ней чувствовалось что-то магическое и волшебное. Казалось, достаточно протянуть руку, и луна окажется в ладони, как будто маленький мячик. Лес уже 'пролетел' мимо, и они немного пододвигались к непонятной черной точке впереди. Она была со всех сторон, как стеной, окружена могучими дубами. Через несколько долгих минут, они приземлились на очень маленькую поляну полностью окруженную болотом. Болото тут же забурлило и закружило, и из глубины начали выползать очень странные существа.

39

У них были руки, покрытые тонким слоем водорослей, изза чего они имели зеленоватый оттенок, а вместо ног у них было по два хвоста. Со спины у них свисали темнокрасные или алые крылья. Из-за воды они волочились за ними по уже остывшему песку. Алиса хотела отойти вглубь маленького островка, подальше от этих существ, но её спутник только сильнее подтолкнул её к ним. Девочка чуть не упала, но смогла выровняться. Одно из странных существ дотронулось до девочки. Её склизкая рука прошлась по ноге Алисы и наконец ухватилась за ладонь. Резким движением оно опустило её на колени, что причинило девочке боль: островок был усыпан острой галькой. Большие глаза этого существа, казалось, заглядывали прямо в душу. В них было столько горечи и боли от потери, что Алиса заплакала. Но двухвостая 'русалка' не переставала смотреть в глаза, пока девочка не почувствовала, что происходит что-то необычное. Вдруг из темных глубин болота начали выходить разные цифры. Они совершенно отличались друг от друга и цветом, и формой. 'Русалка' неожиданно потащила Алису в самую глубь. Но она не сопротивлялась. Видимо, усилиями того же создания.

В воде было прохладно. Непонятная трава щекотала голые и пораненные лодыжки. И тут Алиса поняла, что задыхается. Неминуемо воздух начал выходить из легких, как будто под чей-то властью. Маленькие пузырьки воздуха начали подплывать к непонятному существу. 'Русалка' с интересом наблюдала за их движением, не обращая внимания на то, что пленница уже начала задыхаться. Вдруг для девочки открылось совершенно новое дыхание. Как часто говорила бабушка ― 'второе дыхание'. Нервно заглатывая воздух, которого до этого в воде не было, Алиса выплыла наружу. Цифры, лениво ползающие по глади озера, быстро начали сгущаться возле девочки. Когда это мельтешение закончилась, над головой остались только несколько цифр. 1792 - спокойно висели прямо на уровне глаз. Тень её спутника тут же рвануло к ним и хорошо рассмотрев, удовлетворительно кивнула. К этому времени Алиса уже сушилась на берегу. ― Кто ты? ― спросила она тень. Но та только тихонько проскользнула по озеру и остановилась в двух шагах от девочки. Неожиданно она кинулась вперед, и Алиса услышала чье-то громкое злобное рычание. Она, нехотя, повернулась и отскочила назад. Сзади неё находился какой-то неизвестный зверь

40

с очень большими лысыми лапами и неприятной, как будто собранной из лоскутков, мордой. Её спутник прикрывал девочку собой. Тут по воздуху пронесся крик боли. Зверь царапнул тень. Тут же все начало исчезать, и Алиса больше ничего из сегодняшней ночи не помнила.

41

Господин Шинз

Утром Алиса проснулась очень поздно. Солнечный свет уже отражался от зеркала и слепил Алисе глаза. Кровать казалась такой мягкой, что так и хотелось не вставать с неё. Девочка уже готова была погрузиться в сон, как вдруг ярко вспомнила события прошедшей ночи. На какой-то миг Алиса подумала, что это все просто сон, так как в последнее время всё совершенно не походило на реальность. Она рывком откинула одеяло и чуть не потеряла дар речи: её коленки были ободраны, а грязные ступни оставляли желать лучшего. Не успела Алиса опомниться, как услышала громкий короткий стук в дверь. Через несколько секунд на пороге появился Алисин отец. Выглядел Дин очень усталым и измотанным. Какое-то время он неуверенно постоял на пороге, но потом, удостоверившись, что дочь обратила на него внимание, отошел в сторону, пропуская кого-то вперед. Немолодых лет мужчина еле-еле протиснулся через дверной проем. Остановившись возле Алисиной кровати,

он в ожидании господина Водовицы, начал рассматривать зеркало на стене. ― Интересная модель... ― с восхищением произнес он, обращаясь к отцу Алисы. ― И как? Работает? ― Да, причем очень занятно. Следит даже на расстоянии, нужно всего лишь настроиться на числовой код... Все это время, поглубже спрятавшись под одеяло, Алиса рассматривала немного полноватого мужчину, который делал вид, что её тут нет. Ей казалось, что она даже знает его имя...господин Шинз. Алиса вспомнила, как он заинтересовался её будущим после испытания... Мужчины наконец обратили на неё внимание. ― Познакомься, Алиса, это господин Шинз. Как ты уже поняла... ― он изучающе посмотрел на её лицо. ― Очень рад познакомиться, маленькая госпожа, ― Алиса только про себя хмыкнула, обидевшись за такое прозвище ― ей уже было четырнадцать. ― Хочу извиниться за спешку, но дело в том, что все юные таммы должны пройти некоторое испытание или проверку, ―

42

посмотрев на удивленное выражение на лице Алисы, решил объяснить. ― Эта проверка поможет нам увидеть твои способности, что, в свою очередь, поможет нам дать тебе правильное образование. ― Не бойся, ― добавил отец. Алиса чувствовала себя очень неловко в присутствии господина Шинза, поэтому, чтобы не привлекать лишнего внимания, поглубже укрылась одеялом. ― А можно узнать её код? ― гость не отрывал взгляда от окна. ― Конечно. 1792. Перед Алисой сразу вспыхнула прошедшая ночь, и она не удержалась, чтобы не задать вопрос: ― А что значат эти цифры? В смысле, зачем они мне? ― девочка сразу потупила взгляд, даже не ожидая, что на её вопрос ответят. ― Это дата твоего настоящего рождения. Она у каждого человека есть, ― отец говорил уверенно и твёрдо, как будто ожидал этот вопрос. Наступили несколько неловких секунд. Затем отец быстро вышел за дверь, Алиса только мельком заметила широкий порез на щеке в виде следов от когтей какогото зверя. Но не успела Алиса что-либо подумать, как господин Шинз неторопливо подошел к её кровати.

― Прошу вас встать, ― его до этого льстивый голос изменился и стал более повелительным. Алиса встала и сразу же застеснялась, вспомнив свои грязные и голые ноги. Но господин Шинз как будто бы ничего не заметил. Он что-то покрутил на своих наручных часах, и на постели возник черный чемоданчик. Алиса очень заинтересовалась, но господин Шинз не стал долго ждать и открыл его. Внутри оказался кубок странной формы. В нём уже находилась жидкость темноватого оттенка. Алиса очень удивилась, что она не выливается. ― Пей, ― он протянул ей кубок. ― Нет, ― Алиса уже не могла спокойно пить любую подозрительную жидкость, вспоминая прошедший опыт. Господин Шинз недовольно хмыкнул и покачал головой. ― Как я проведу проверку, если ты не соглашаешься выпить это? ― Алисе показалось, что господин Шинз сейчас разозлиться. ― Я все равно не хочу! ― Глупая девчонка! ― он больно схватил Алису за волосы и усадил на стул возле кровати. ― Я всё равно проведу эту проверку! Он схватил кубок с жидкостью, которая даже не расплескалась от его резких движений и вылил в рот

43

застигнутой врасплох девочке. Алиса почувствовала, что опять падает в обморок, но разъяренный господин Шинз сильно встряхнул её за плечи. Возле Алисы появилась бесцветная дымка и то чувство, при котором ей казалось, что она не может двигаться. Господин Шинз, в отличии от других случаев, спокойно передвигался. Он встал и подошел к окну. Алиса, повинуясь какому-то непонятному порыву, двинулась за ним. К удивлению и испугу Алисы, под окном стояла Дашка. Её распущенные волосы непослушно лезли ей в лицо, но она как будто не обращала на это внимание. Алиса попыталась окрикнуть её, но её голос остался где-то внутри, как будто под слоем ваты. Господин Шинз неестественно поднял руку и там оказались часы. Они блеснули на солнце, и отразились на Дашке. Несколько минут ничего не происходило, но вдруг откуда ни возьмись выбежал странный зверь, похожий на собаку и тигра. Из его рта текла густая белая пена и капала на асфальт, отчего асфальт растворялся, превращаясь в белые островки. Но Даша даже не обращала на него внимания. Алиса с надеждой посмотрела на господина Шинза, но тот не переставал указывать на Дашу. ― Не бойся! ― прозвучал в голове голос отца.

Собакоподобное чудовище уже рывком побежало в сторону Даши, и Алиса, не теряя ни минуты, прыгнула из окна по-направлению к подруге. Все заискрилось, как будто Алиса разбудила какую-то могущественную силу. В полете она инстинктивно дернула рукой, и вдруг зверь остановился, причем в очень необычной позе. Вокруг закружились знакомые циферки и стрелки. Не успела Алиса упасть, как очнулась в своей комнате на стуле. Возле неё стоял господин Шинз, неловко поддерживающий её запястье и, как показалось девочке, проверяющий её пульс, и отец. Он улыбался ей. ― Ваша дочь определенно имеет талант, господин Водовица! ― с восторгом произнес господин Шинз. ― Да ещё какой! Она может изменять и управлять судьбами других, менять параллельные вероятности, строить замки душ и даже возвращаться в любые времена... ― Да, спасибо вам за услугу. ― А теперь, прошу меня извинить, но я ещё должен зарегистрировать это, ― и он тут же исчез, оставив за собой неприятный запах старой одежды. Отец долго смотрел на Алису. В то время как Алиса не знала, куда отвести взгляд. ― Ты меня поразила, ― наконец произнес он и быстрым шагом удалился.

44

Алиса ничего не поняла, но для верности выглянула в окно, но никаких признаков прибывания Даши или странного зверя не увидела. Был полдень.

45

Зеркальная комната

По дому быстро пролетела новость о необычайном даре одной из дочерей. Алиса даже какое-то время краснела от колких и завидующих, а иногда даже и восхищенных, взглядов обитателей и гостей дома. Девочке немного нравилось такое необычное внимание к её персоне, но в тоже время угнетало. Каждый считал своим долгом подойти к младшей Водовице и, как минимум, пожать ей руку. Это вынудило Алису скрываться от посторонних гостей и избегать коридоры, что не очень нравилось родственникам. Госпожа Шемирова очень рассердилась узнав о даре, так что Карила, как её протеже, вечно корчила обиженную гримасу при виде сестры. Горин с Мартином редко появлялись в замке, в связи с подготовкой к школе, что вполне устраивало Алису. К сожалению, господин Водовица уехал, и она так и ничего не смогла узнать у него о той ночи. Начиналась холодная зима. К удивлению Алисы, здесь совершенно не было снега, так что Карила и Горин даже не знали, как он выглядит. Голые верхушки деревьев неприятно выделялись на фоне черной земли. Не менее

мрачные скалы как будто смотрели на Времедон своими глазами-пещерами. Это всё навевало на девочку грустные воспоминания. После такой долгой разлуки со своей бабушкой и друзьями, Алиса очень часто вспоминала их и гадала, что с ними произошло. Так как никто ей ничего не собирался об этом рассказывать, она решила пробраться в какую-нибудь комнату. Было немного темновато. Единственным освещением в доме были свечи, и те горели очень неярко. Алиса подошла к тамуару и наугад повернула стрелку. Послышался щелчок, и Алисе получилось выудить черный костюм и что-то напоминающее записную книжку. Не скрывая удивления, Алиса открыла блокнот, где на первой странице было написано: 'Зеркальная комната'. Первое время Алиса думала, что они всё знают про неё, и это небезопасно. Но потом всё таки решила пойти. Вдруг эта запись была сделана как памятка для кого-то и лишь случайно попала в тамуар?

46

Положив блокнот в большой карман куртки, она тихо вышла из комнаты. Половицы под ногами не скрипели, и поэтому Алиса смогла спокойно пройти по коридору. Узнать, где находиться эта комната оказалось просто: во-первых, она была на том же этаже, что и спальня Алисы, во-вторых, эта дверь была очень похожа на большое зеркало, но только ничего не отражающее. По бокам были прикреплены деревянные ручки. Дверь оказалась открытой и легко поддалась. Комната казалась очень длинной из-за бесчисленного количества зеркал. Когда Алиса зашла в комнату, дверь бесшумно закрылась за её спиной. В начале девочка жутко перепугалась, но вскоре поняла, что другого выхода у неё нет. По очереди подходя к каждому из зеркал, она легонько толкала их, но никакое из них не поддавалось. Очень странно, но ни одно из зеркал не отражало Алису. Ближе к концу девочка заметила свое отражение и с уверенностью толкнула его. Дверь оказалась не заперта, и девочка смогла пройти в большую залу. Везде, были подсвечники с большим количеством свечей разной толщины и длины. ― Мне понадобилось много времени, чтобы наконец найти её, ― это был голос её отца.

― Я не понимаю только одного, зачем она сделала это? ― голос был мужским и немножко знакомым: наверное она встречалась с ним на приеме. ― Нельзя не отметить, что притворяться родственницей, была хорошая идея. Но нельзя было быть такой наивной и надеяться на свою неприкосновенность. ― Ты прав, Дин. Мне кажется, она не так уж глупа, если держала её...восемь лет. Немалый срок. Удивительно, что твоя дочь всё ещё способна к управлению времени. Алиса вся превратилась вслух, поняв, что речь идет о её бабушке. ― Но все же, как ты нашел её? ― спросил незнакомый мужчина. Только сейчас Алиса увидела, что противоположная стена залы полностью состоит из зеркал разной формы. В них отражались её отец и мужчина немолодых лет, его лицо состояло из глубоких морщин, а глаза, казалось, впали прямо в лицо. Они осматривали залу через опустившиеся веки. ― Это буквально удача, ― продолжал господин Водовица, ― она случайно использовала мощную аракса для остановки времени. Благодаря этому заклинанию, я и смог её найти. Его было тяжело не заметить. Алиса сразу вспомнила свои приключения в лесу, когда она была чуть не поймана Кириллом.

47

― Да... Когда я был маленьким, мне это слово казалось очень странным, но теперь мне понятно, что оно сделано, чтобы облегчить нам жизнь: все заклинания, которые мы создаём будут называться аракса, ― казалось, мужчина ведёт разговор сам с собой: его взгляд стал немного бессмысленным. ― А что произошло с её так называемой родственницей?― незнакомец неприятно ухмыльнулся и подчеркнул последнее слово. ― Она очень перепугалась, увидев меня. Пришлось отправить её в замок душ. Я не прощаю обиды. Особенно если кто-то отбирает у меня близкое, ― на мгновение Алисе показалось, что он смотрит на неё. ― Хорошо, хорошо, ― после короткой паузы незнакомец продолжил. ― А что она требовала взамен? ― В том то и дело, что слишком много. Всю, без остатка силу моей дочери. Она только и ждала, когда произойдёт её четырнадцатилетие. ― Повезло, что ты подоспел вовремя. И представить себе нельзя последствия. Но всё таки, это очень удивительно: восемь лет и такая сила... ― незнакомец как будто на миг ушел в свои мысли. ― До встречи, Дин! ― и он начал медленно исчезать под дымкой молочного цвета. Господин Водовица какое-то время стоял не двигаясь, но потом посмотрел в одно из зеркал и глазами нашел отражение своей дочери. Алиса перепугалась, но не

могла даже сдвинуться с места: её взгляд был прикован к отцу. Он удовлетворительно кивнул, когда увидел, что дочь всё слышала и достал свои карманные часы. Его рука резко взметнулась по-направлению к девочке, и Алиса почувствовала острую боль в ноге. Не в силах стоять, она упала на холодный паркет. Боль была похожа на огонь, который обжигал её ногу. Отец наблюдал за ней через зеркало. ― За всё надо платить. Это для твоего же блага, ― Дин сделал взмах рукой, и откуда ни возьмись появились слуги и подхватили девочку. Это последнее, что она помнила перед тем, как упасть в обморок.

48

'Побег'

Целую неделю Алиса провела в постели. Отец все это время не появлялся, хотя девочка иногда слышала его голос в коридоре, или иногда оттуда доносились его шаги. Казалось, что он неуверенно топчется в коридоре, боясь зайти в спальню. У Алисы были смешанные чувства после того разговора. Она была благодарна за ответы на вопросы, мучившие её, но в то же время ненавидела его за боль, которую он ей причинил. Иногда ей приходило в голову, что отец сделал это, предугадав её желание сбежать, особенно после того разговора. Если быть честной, то именно это бы и произошло: бесконечные загадки и тайны, окружающие Алису, больно давили на неё, требуя объяснений, дать которые она не могла. В пятницу Алиса уже смогла встать на ногу. В ней зародилось желание быстрее сбежать отсюда, потому что гнетущая тишина её просто убивала. Её очень поразила информация про её бабушку, хотя она всё объясняла. И жестокое поведение, и странные исчезновения, и даже скрытность. Так что о возвращении домой не было и речи. Алиса надеялась о поддержке Дашки. Остаться Алиса тоже не могла.

Странно, но ни Карила, ни Мартин не заходили в её комнату. Это было хорошо, потому что девочке надо было подумать. Ночь у Алисы была очень тяжелая. Она постоянно вскрикивала, вспоминая боль, но никто к ней не заходил. Вдруг раздался скрип, и Алиса почувствовала на своем лице чью-то мокрую ладонь. Когда девочка открыла глаза, перед ней оказалась Арина. ― Пожалуйста, только не кричи. Она достала свои наручные часы и указала на зеркало. Оно беззвучно распалось на много маленьких частей. Алиса сразу вспомнила, что с помощью его отец следил за ней. Арина стащила одеяло с Алисы и помогла ей встать. Быстро осмотрев ногу она спросила: ― Ходить можешь? Алиса лишь кивнула головой и в доказательство пару раз топнула. Тогда Арина удовлетворенно кивнула и подвела Алису к окну.

49

― Я знаю, что ты неплохо лазишь по деревьям, так что ты лезь первая... ― Куда мы идем?! ― не выдержала Алиса. Арина какое-то время стояла в раздумье, как будто подбирая правильные слова, но потом вскочив на подоконник, ответила: ― Дело в том, что я знаю, что ты хочешь сбежать. И ты не можешь это сделать сама: здесь наложены мощные араксы. Видимо отец предугадал твой побег. ― Но зачем тебе мне помогать? ― Я тоже хочу сбежать. После перемещения моей сестры, я не могу спокойно спать. Она была моей неотъемлемой частью, ― Алиса невольно всмотрелась в черты своей спасительницы. Черноволосая с светлыми глазами, в ней читалась горечь, но было кое-что ещё. Что-то знакомое, только непонятно что... ― Быстрее: в любой момент может появиться слуга, он как раз делает ночной обход, ― поторопила её Арина. Хотя Алиса не очень ей доверяла, но все же протянула руку: другого шанса уйти у неё просто не было.

Арина сказала какие-то слова, и перед ними возникла одна из карет, в которых Алисе довелось ездить. Арина потянула её за собой, и они оказались в просторной кабине. Алиса посмотрела в окно ― они уже начали движение. В другом окне был виден дом. Но когда Алиса увидела окно, из которого они только что вылезли, она перепугалась не на шутку: из окна выглядывала Арина, громко кричащая Алисино имя. Сзади стоял отец, что-то делающий со своими часами. Алиса уже подумала выпрыгнуть: они были не высоко, но псевдоАрина крепко держала её руку. На лице девочки стали проступать знакомые черты. Сама же псевдоАрина направила свои золотые часы на неё. ― Ну, привет, липсей! Его черные глаза всматривались в перепуганное лицо девочки. Теперь он уже принял свой обычный облик. Стрелки его часов всё ещё были направлены на Алису. Девочка предприняла попытку открыть дверцу, но Мартин, предугадав её, ключом запер её на замок. После этого он, всё ещё не отводя часов, положил руку на колени. ― Как ты понимаешь, для меня ты не представляешь никакого интереса, ― начал Мартин, неторопливо

50

скрещивая ноги. У самой Алисы уже давно все затекло, но она не могла поменять позу, находясь под 'прицелом'. ― Зато для кое-кого ты очень и очень интересна... ― продолжал он, вглядываясь в лицо собеседницы. ― И с каких пор ты прислуживаешь Шемировой? ― Алиса даже не узнала своего голоса. На самом деле девочка очень волновалась. Мартин вздохнул так, как будто Алиса сказала какую-то глупость. Алиса потупила глаза и начала смотреть в окно. Времедон уже давно скрылся за бесконечным лесом и бескрайним морем. ― Даже если так, ― его глаза недобро блеснули. ― Тебе, липсей, ― он сделал ударение на втором слове, ― все равно не жить. Он немного помедлил, наслаждаясь выражением лица девочки. Она уже не могла притворяться, что ничего не боится ― внутри неё бурлил целый вулкан чувств. Воспользовавшись его невнимательностью, она прыгнула на него, схватив в полете его часы. Будь Мартин готов, Алиса никогда бы не смогла этого сделать: он был крепче и физически подготовленнее. Наставив на него часы, она отодвинулась на своё место. Какое-то время на лице Мартина было выражение страха, но вскоре оно сменилось привычным выражением надменности и презрения.

― Останови карету! ― крикнула на него девочка. ― А то что?! ― Мартин медленно подвинулся к ней ближе. Часы упирались ему прямо в грудь. ― Ты же даже не можешь управлять ЭТИМ, ― почти незаметным кивком он указал на часы. Но Алиса не убирала их, хотя понимала, что он прав. После этого Мартин чуть отодвинулся и сел на своё прежнее место. ― Да-а, госпожа Шемирова будет очень рада. Мало кто знает, но она мастер по передаче сил, или как вы их называете ― даров. ― К твоему сведению, ― добавил с довольной ухмылкой он, ― она умеет делать это как безболезненно, так и наоборот. Но не думаю, что первый случай тебе подходит. ― Чем я ей мешаю? ― спросила Алиса. ― Чем? ― он издал что-то похожее на смешок. ― Силой, например. Не прими как комплимент, но ты являешься буквально одним из немногих владельцев такого дара. Но не долго, ― ехидно добавил он. Алиса посмотрела в окно. Они уже приближались к большому и замечательному дворцу. Заметив её любопытство, Мартин сказал:

51

― Родословный замок госпожи Шемировой, а также твое последнее пристанище. ― Она не посмеет! ― оторвавшись от вида за окном, сказала девочка. ― Отец ей не простит! ― Он даже не узнает, пропавшая дочь. Алиса с яростью стукнула дверь кареты, и та распахнулась. Сильный ветер влетел в карету и всё на мгновение затряслось. Алиса не смогла удержаться на сидении и поэтому свалилась в раскрытую настежь дверцу. Она покатилась по траве, перепачкавшись грязью. Высота оказалась приличной, метра три. Кажется, она повредила себе руку. ― Ты что, правда подумала, что я тебя так просто отпущу или дам просто умереть, липсей, ― он присел на корточки возле неё. ― А это, как я помню, моё? ― он больно наступил ей на ушибленную руку ― Алиса не смогла сдержать крик, и взял из её руки свои часы. ― Уведите её в комнату для 'гостьи' и сообщите госпоже Шемировой о её прибытии. Она будет очень рада, ― сказал он слугам, подбежавшим на крик девочки. Ноги еле волочились. Слугам пришлось покрепче вцепиться в Алисины руки, что причиняло боль. Но даже эта боль не была такой сильной как в ноге, на которую она приземлилась. Другие слуги, мимо которых они проходили, не обращали

на девочку никакого внимания. Судя по всему, это было им не впервой. Казалось, будто слуги несущие её за руки уже поняли какого рода 'гостья' к ним пожаловала, и поэтому бросали на неё сочувственные взгляды, что не очень успокаивало. Где-то через полчаса блужданий по лабиринтам, они попали в нужную комнату. Дверь в неё уже была открыта. Алиса успела даже заметить, что там совершенно нет замочной скважины или ручки. Это немного обнадеживало и пугало. ― Госпожа Шемирова скоро подойдет, ― сказал один из слуг и, низко поклонившись, вышел из комнаты. Превозмогая боль, Алиса встала и начала осматривать комнату на наличие любых лазеек. На месте только что закрывшейся двери ничего не было. Ни одной трещины или скважины. Казалось, дверь вросла в стену, став с ней одним целым. Окон в комнате тоже не было, как впрочем, и мебели. Простукивая стены, как она видела в некоторых фильмах, она не нашла ни одного пустого места. Бессильно упав на пол, она решила ждать. Это было единственное, что она могла делать. К счастью или к беде, госпожа Шемирова не заставила долго ждать. Уже через полчаса дверь отворилась, и на пороге оказалась сама похитительница.

52

― Вижу, что тебя доставили с комфортом, ― сказала она, осмотрев девочку с головы до ног. ― Но это не самая великая беда, из которых тебе придется пережить. Она резко схватила Алису за ушибленный локоть, как будто бы всё это время выбирала место, с помощью которого причинила бы большую боль. ― Знаешь, а ведь я поклялась твоему отцу в твоей безопасности, ― почти шепотом проговорила она, ― но и речи не было о том, что вред причинит кто-то другой. Алиса испугалась тона, которым госпожа Шемирова говорила. Он не предвещал ничего хорошего. ― Так что тобой займется господин Шинз. При звучании этого имени, Алису чуть не стошнило. Человек, проводивший её проверку и входящий в Трусвет, а теперь и её будущий убийца. ― Господин Шинз? ― девочка еле произнесла это имя. Госпожа Шемирова наслаждалась удивлением на лице девочки. Не обращая внимание на слабость пленницы, госпожа Шемирова упрямо тащила её по очередным лабиринтам. Алиса уже запуталась в их бесконечных переплетениях, в которых зеркала, находившиеся в коридорах, только увеличивали ощущение потерянности.

Они остановились у комнаты, находящейся в самом конце коридоров. Дверь, как и та, в которой была Алиса, полностью сливалась со стенкой, но когда госпожа Шемирова подошла к ней, она начала как бы вырастать из стенки. По ней, как змейки, побежали черные трещины. Когда Алису затаскивали в дверь, она заметила, что проход, через который они прошли, исчез. Госпожа Шемирова проследила за её взглядом и довольно улыбнулась. ― Хорошо, что ты заметила. Хотя бы не будет бессмысленных попыток побега, ― немного подумав, она добавила. ― Раз тебе все равно придется умирать, то запомни: все эти стены и двери находятся в разных временах. А как ты знаешь, время всегда движется, хотим мы этого или нет, а вместе с ним движутся и двери, и стены, так что после своей смерти ты не сбежишь отсюда, став одной из моих теней. Закончив эту тираду, тамма потащила её к большому стулу, находившемся прямо посередине комнаты. Возле него уже стоял господин Шинз: он всячески избегал встречи своего взгляда с Алисиным. А возле него, зло усмехаясь, стоял вечный её враг ― Мартин. ― Не беспокойся, липсей, это будет очень больно, ― пошутил он, но никто его не поддержал: господин Шинз все время тупил взгляд, а госпожа Шемирова была

53

занята попыткой усадить сопротивляющуюся из последних сил Алису. Когда все таки ремни были затянуты на ней, а гримаса Мартина становилась всё злораднее, раздался какой-то грохот, и дверь буквально вывалилась из стены. Госпожа Шемирова сразу метнула свою руку к часам, но увидев гостя ― убрала. ― А, Дин! А мы и не ждали, что ты придешь, ― она попыталась приблизиться к нему, но тот оттолкнул её рукой, отчего она упала на осколки кирпича. Он подошел к стулу и, убрав непослушную прядь Алисиных волос ей за ухо, быстро расстегнул ремни. Алиса буквально свалилась ему на руки. ― Прости меня, солнышко. Он аккуратно подхватил дочь и, оглядев комнату, исчез в беловатой дымке. Госпожа Шемирова громко выругалась, присоединившись к ругательствам Мартина. Последнее, что помнила Алиса ― это свою теплую и мягкую кровать, перед тем как глубоко заснуть.

54

Необычный подарок

После произошедшего Алиса только больше пропиталась любовью к своему отцу. Она понимала до чего была глупа, все эти бессмысленные поступки. За последнее время с ней произошло слишком много непонятных событий. Одно за другим, как бесконечная череда, пронеслось мимо неё, в то время как отец всегда был рядом. Теперь он частенько заходил к ней в комнату и проверял то температуру, то пульс. Даже Карила, заходя к ней в, с виноватым видом рассказывала ей разные новости, все, кроме новостей о Мартине или госпоже Шемировой. Она каждый раз пыталась избежать именно этих вопросов. Так что Алиса была даже благодарна ей, хотя и хотела узнать о них побольше. После нескольких дней отсутствия, отец зашел к ней в комнату. Алиса всё ещё была в постели, хотя давно было пора вставать. Господин Водовица подошел к подножию кровати и пристально посмотрел на дочь, как будто бы не мог решиться. ― Алиса, я не очень уверен, но хочу проверить, не успели ли они забрать твою силу, ― почти шепотом произнес он.

Он достал свои карманные часы. Только сейчас Алиса смогла рассмотреть их получше. Это были серебряные часы с какой-то фотографией на крышке. По ободку шел интересный узор из стрел, которые переплетались между собой. Он навел на девочку стрелку часов, и Алиса почувствовала, что её начинают окружать разные цифры и стрелки, спрятанные, белым туманом. Удовлетворившись результатом, отец отвел часы и посмотрел на циферблат. Все стрелки были ровно на двенадцати. ― Все в порядке, ― буквально выдохнул он. Дин уже собирался выйти из комнаты, но Алиса остановила его. ― Я хочу задать пару вопросов, ― в надежде попросила она. Отец какое-то время помедлил, но потом поняв, что он не сможет убежать от этого, сел на стул возле кровати. ― Как ты нашел меня?

55

― Дело в том, что Мартин не рассчитал, что даже осколки этого зеркала, хотя ничего не показывают, но определяют местоположение. Один из таких осколков попал ему на ботинок. ― А что произошло с ними? ― отец понял: насчет кого его спрашивают. ― Они скрылись. Мы...я не смог найти их, ― он наклонил голову, посматривая на окно. Казалось, что он чувствует какую-то усталость, разочарование. ― Прости меня, я уже во второй раз не смог тебя удержать, ― он замолчал, глядя прямо на Алису. ― Скажи честно, ты хочешь отказаться от своей силы и вернуться назад? Это был очень сложный вопрос, так как в последнее время эта сила не принесла ей много пользы, но в тоже время её привлекали те возможности, которые перечислил господин Шинз. Отец как будто смог прочитать её мысли, и поэтому медленно вышел из комнаты. ― Свой ответ вложи в тамуар и переведи стрелки на 10:45. После этого он вышел. Он какое-то время постоял в коридоре, возле её двери. Если бы он мог сказать ей всю правду! ― Опять ты к ней заходил, ― прощебетал женский голос.

Дин снова принял своё надменное лицо и, подставив спутнице локоть, помог госпоже Шемировой спуститься по лестнице. ― Ты как всегда права, Анел! Это был очень сложный вопрос. С одной стороны отец был прав: это другой мир, мир, который ей не понятен и даже враждебен, но в тоже время, она чувствовала в нем что-то родное и близкое. Или ей просто показалось? Прошло уже больше часа, когда Алиса наконец решилась. Достав бумагу и ручку, она быстро написала ответ. Этот ответ дался ей с трудом, и она не хотела ещё больше засомневаться в его правильности, даже на миг. Поставив стрелки на назначенный час, она вложила туда записку, полагаясь на судьбу. Не прошло и нескольких минут, как в комнату вбежал отец. На его лице вместе с радостью было и разочарование. Он надеялся на то, что она останется, но в то же время понимал, что это невозможно. ― Я рад, что ты выбрала это. Ты сможешь отправиться когда угодно, только скажи. Он подошел к тамуару и достал оттуда новый портфель. Он уже был наполнен запасной одеждой. ― Ты уверена в своем выборе? Пути назад уже не будет. Не беспокойся: я обеспечу тебе безопасность, ты даже

56

сможешь учиться в своей старой школе, возле тебя всегда будет защита. ― А как же моя сила? ― то, что причиняло ей пока только вред, очень сильно её волновало. ― Придет время, и мы её заберем, ― с грустью сказал отец. ― Я дам тебе время ещё подумать и разобраться во всем, особенно в самой себе, ― он вышел из комнаты. Алиса села на край своей постели. Мягкая простынь приятно гладила ноги. Казалось, что всё прощается с ней. Осколки зеркала так и остались лежать напротив её кровати на полу. Девочка подошла и взяла один из них. Пусть хоть это будет памятью об отце. Неожиданно, в дверь постучали, Алиса чуть не порезалась острым осколком, с перепугу сжав его в ладони. Когда Алиса открыла дверь, никого уже не было. Девочка даже пару раз прошлась по коридору, но нигде не было никаких следов прибывания кого-либо. Возвращаясь в комнату, она чуть не споткнулась: у неё под ногами оказалась простая коробочка. Алиса неуверенно взяла коробочку и ещё раз огляделась по сторонам. На самой коробочке была нарисована одна единственная стрела, указывающая на цифру двенадцать.

Возле Алисиной комнаты прошел слуга. Он с любопытством посмотрел на коробочку в руках девочки и долго не сводил с неё взгляда. Так что Алиса решила открыть её в комнате. Предусмотрительно закрыв дверь на замок, она медленно начала распаковывать подарок. Внутри оказалась записка: 'Дорогая моя девочка, Мы очень давно не виделись, хотя я очень долго ждала этого. Я знаю, сколько невзгод пришлось тебе пройти, и надеюсь, что в будущем их будет меньше. Своим подарком я хочу показать тебе твои возможности и помочь сделать тебе правильный выбор. Передай привет Дину, С любовью, Нора.' Алиса несколько раз прочитала записку, но так и не поняла, кто её отправил, хотя было понятно, что они наверное состоят в каком-нибудь родстве. Наконец добравшись до самого подарка: он был хорошо запечатан многочисленными упаковками, она достала часы. Они не были похожи на те, что были в том магазине: они были сделаны не из метала, а из дерева, покрашенного в

57

нежно-голубой цвет. На крышке часов была вырезана птица, очень похожая на сказочную Жар-птицу: её контур был покрашен красной краской. Крышка приятно переливалась на солнце. Циферблат тоже очень подходил к часам: стрелки были глубокого синего цвета и были похожи на переплетения множества других. Казалось, что если долго на них смотреть, то можно разглядеть каких-то существ. Вдруг по комнате раздался стук, и девочка побежала открывать. На пороге оказался отец. ― Ну, что... ― он не закончил фразу, уставившись на Алисино запястье. Сама девочка тоже только заметила, что часы невидимыми ремнями прицепились к её руке. ― Откуда...это? ― с волнением произнес он. Казалось, он увидел что-то знакомое. ― Под дверью. Там...записка. Не теряя ни минуты, Дин подбежал к кровати, где была оставлена записка, и быстро пробежал по ней глазами. После чего он прислонил её к себе и заплакал. Алиса была очень удивлена: она никогда не видела его таким. Если быть честной, она была уверена, что взрослые не могут плакать. Из-за чего у неё возникла уйма вопросов, но она всё таки решила оставить их на потом, поэтому подошла и обняла его.

― Я остаюсь...Я остаюсь..папа, ― повторяла она, еле сдерживая слезы. Он немного приобнял её за плечи своими теплыми руками. Так они просидели несколько минут. ― Мне пора! ― и он вышел, забрав с собой записку. Алисе осталось только разобрать вещи, которые она сложила. Это не заняло много времени.

58

Школа

― Сегодня мы поедем в твою будущую школу, ― отец был очень взволнован. Алиса сама очень сильно волновалась, особенно после разговора с Горином, который был за несколько дней до этого. На улице уже было довольно таки темно. Голые деревья напоминали чудовищ, застывших в неестественных позах. Они буквально опускали свои 'ветви-руки' на девочку. Алиса разместилась на деревянной скамейке. Напротив неё находилось озеро. В нём беззаботно плавали разноцветные рыбки разных размеров. Иногда девочка кидала в воду камешки и наблюдала, как они оставляют за собой круги. Через несколько минут спокойствия за каменной стеной прозвучали громкие и уверенные шаги: кто-то направлялся к секретному месту Алисы. Каменная плитка немного тряслась от его шагов. За поворотом появился Горин. Он немного приостановился у поворота, но потом продолжил свой

путь. Напротив скамейки он остановился, посмотрев на Алису. ― Не завидую тебе, ― через какое-то время сказал он. ― Почему? Он пару секунд стоял, рассматривая лицо девочки, как будто проверяя: врет она или нет. ― Ты разве не знала, что твоим учителем будет госпожа Шемирова? Вы же заклятые враги, или я ошибаюсь? ― он неприятно ухмыльнулся, радуясь, что смог сказать ей такую новость. До Алисы какое-то время не доходил смысл его слов, но потом она резко встала. Она будет бороться. Она будет защищаться. Её не отпугнёшь этим. Горин в испуге отодвинулся от неё: её лицо начало принимать страшное выражение непобедимости. После чего она, толкнув Горина, быстро рванула из сада, даже не задев дорожных кустов.

59

― Так, ты знаешь уже своих учителей? ― они уже сидели в карете. Снаружи была слышна работа какого-то сложного механизма. ― Не беспокойся обо мне, ― успокоила отца Алиса. ― Я смогу сама разобраться. Школа представляла собой замок, состоящий из нескольких башен с большими часами. Причем каждые часы шли по разному. Посередине находился вход. Когда они подлетели к самой площади напротив замка, где сновало очень много разных людей, чаще всего в мантиях разных цветов, они смогли получше рассмотреть устройство ворот. Это был очень сложный механизм часов, состоящий из бесчисленных шестеренок и пружин. Казалось, что он постоянно движется. Посередине находилось отверстие, похожее на циферблат. Оно было неподвижным. Дин подошел к нему и, засунув руку в карман своей мантии (сегодня он её одел в честь праздника), достал из неё амулет, напоминающий циферблат часов и, как оказалось потом, являющийся ключом к этим воротам. ― Я тоже когда-то был учеником этой школы, ― казалось, он расцвел. Дверь на удивление тихо распахнулась. Внутри оказалась просторная площадь с фонтаном в виде трех людей. Они на вытянутых руках держали гигантские

часы. Алиса с интересом разглядывала эти фигуры, но отец потащил её дальше. Оставив попытки запоминать дорогу, она начала считать звон часов, который, как казалось, выходил прямо из стен и громко раздавался по коридорам. В кабинете директора было не очень просторно. Все шкафы были завалены разными книгами. Книги даже лежали на диванах и сидениях. Кое-какие были свалены в кучки, корешками вверх. Дин легко постучал одними костяшками пальцев по одному из шкафов, и сразу же из проема, который Алиса до этого не замечала, вышел немолодых лет старик. Он был похож на того, кто был членом Трусвета и любопытно рассматривал девочку на посвящении. ― А, моя знакомая! ― он прохромал к Алисе и слегка пожал ей руку. Его прикосновение было очень приятным и мягкими. Он ещё раз улыбнулся и, казалось, пристально всмотрелся в лицо девочки. У него были очень светлые глаза. Казалось, что они смотрят прямо в душу, заглядывая в самые глубокие и неизведанные части. Девочка даже покраснела от мысли, что он может увидеть в них. Заметив это, он опять улыбнулся, после чего перешёл к Алисиному отцу.

60

― Как я рад видеть своего любимого ученика! ― директор сильно обнял его за плечи. ― Как давно мы не виделись! ― согласился Дин. Они какое-то время простояли молча. ― А у тебя очень красивая дочь, ― от этих слов Алисе опять пришлось покраснеть, ― Жаль, что ты не решался привести её раньше: нам нужны такие хорошие ученики. ― Ну, ладно! Хватит болтать! ― он весело подмигнул раскрасневшейся девочке. Он открыл дверь, из которой вошел, и провел гостей по коридору. ― Кстати, забыл представиться, ― он повернулся к своим спутникам и поэтому двигался задом. ― Меня зовут Демендиус Харткард, ― он ещё раз подмигнул девочке. Для старика он двигался довольно таки хорошо, его спутники еле его догоняли. Даже тут находились бесчисленные лабиринты. Это, наверное, была часть строения любого замка, но, на всякий случай, девочка догнала Демендиуса. ― А почему во всех замках есть лабиринты? ― спросила она. ― А я вижу, ты очень внимательная, ― он опять ей весело подмигнул. ― Это единственный способ

сохранить в стенах любого замка время, ― они уже завернули за какой-то угол. Биение часов стало слышнее. ― Я очень много о тебе слышал! ― продолжал он, опять подмигнув ей ― девочка даже немного привыкла к необычному жесту старика. ― Обладать такой силой не всем дано. К счастью, я и твой отец получили этот дар, ― теперь он подмигнул Дину. Директор двигался уверенно по коридорам, иногда даже не обращая внимания на сам путь: он вертелся как юла, все время пытаясь рассмотреть своих спутников. ― Ну, вот и пришли! ― перед гостями открылся большой просторный зал. По нему сновало очень много людей в разных широких мантиях, как на площади. На воротничках висели совсем маленькие часики. Их стрелки были направлены в разные стороны. Не успела Алиса ничего рассмотреть как Демендиус повел их на самый верх по винтовой лестнице. Казалось, никто не замечает директора и его гостей. ― А-а, ты и это заметила! ― он игриво посмотрел на девочку, весело подмигнув. ― Я сделал нас невидимыми: не хотел привлекать слишком много внимания к нашим персонам, особенно к тебе, ― он опять посмотрел на Алису.

61

Отец, шедший позади их компании, казалось, полностью ушел в свои воспоминания. Иногда он проводил рукой по гладкому дереву с какими-то вырезанными иероглифами. ― Не хочется вам надоедать, ― они сейчас стояли в небольшом кабинете. Он, как и кабинет директора, был заполнен разными бумагами. На них красовались чьи-то имена и разные цифры. Кое-где даже проглядывали лица с фотографий, ― но нам придется заполнить небольшую анкетку, а потом уже начнется самое интересное. ― Ладно, ― в унисон согласилась Алиса со своим отцом. ― Так-так. Значит начнем, ― Демендиус немного порылся в завалах бумаг и вытащил оттуда пустой лист. Опрос длился чуть меньше часа. За это время Алиса узнала о себе больше, чем знала до этого. На вопрос о матери, отец что-то прошептал директору на ухо, но Алиса так и не услышала что. ― С бумагами покончено, а теперь экзамен, ― он опять подмигнул, но не было понятно кому. Отец сразу же вышел, оставив дочь одну. ― Не беспокойся, ― сказал Демендиус заметив выражение лица девочки. ― Всё исключительно просто. Вдруг за спиной директора открылась деревянная дверь, которую до этого Алиса не замечала. За ней было темно и ничего не видно.

― Пошли, ― сказал он. Коридор был очень темным и, казалось, что он идет по кругу. Дверь за ними сразу же закрылась, и единственным освещением здесь были Алисины часы. К её удивлению, они почти сразу засветились, как только она попала в этот коридор. Они остановились возле кованой двери, и директор толкнул вперед девочку. Под ногами оказался мягкий ковер из земли. Он прогибался под ногами девочки. Алиса обернулась, но сзади уже никого не было. Земля казалась совершенно бесконечной. Одна только голая земля. Ветер, который, ничего не щадя, дул прямо в лицо девочки, казалось, выветривал понемногу все воспоминания. Единственным напоминанием для неё были часы на руке. Они легонько сжимали запястье. ― Ведь так я могу идти бесконечно! ― она решила проверить свою мысль и просто остановилась. Мягкая земля понемногу начала её засасывать. Но когда она дошла почти до колен, Алиса ногами почувствовала что-то твердое под ногами. Встав на него, она оказалась на шахматной доске.

62

Фигуры самостоятельно передвигались, побеждая своих врагов. Девочка заметила ферзя. Он совершенно не двигался, а его лицо было обращено прямо на неё. Алиса сделала рывок и помчалась через поле боя к фигуре. Она надеялась, что это и будет выход. На поле везде летали мечи и стрелы, так что Алисе пришлось применить свои навыки и буквально летать по всей доске, не задевая острое оружие. Остановившись возле ферзя, она заметила на его шлеме, маленькое окошко, которое она до этого приняла за глаз. Оно было слишком маленьким, чтобы в нём можно было поместиться. Алиса посмотрела по сторонам: сражение продолжалось, и вернуться не было никакой возможности. Неожиданно все фигуры начали двигаться в её сторону, девочка быстро забегала глазами по фигурам, надеясь найти решение. И оно пришло. Алиса закрыла глаза и представила себя маленькой, не больше наперстка, как она когда-то видела в книжке 'Дюймовочка'. Открыв глаза, она поняла, что находиться именно в этом окошке. Теперь оно было большое, как ворота Времедона. Не теряя ни минуты, Алиса забежала внутрь. ― Ты молодец, ― отец крепко её обнял, а директор тепло

пожал ей руку. В его руке лежал свиток. На нем уже была треснутая печать. ― Рады приветствовать тебя в Тамодейной школе, ― начал он зачитывать, ― и присуждаем тебе самую последнюю степень тамодейства, заслуженную своей смекалкой и логикой, Алиса Водовица.

63

Новая способность

Звезды, казалось, специально в этот день светились ярче. Небо было усыпано ими как будто яркими блестками. Озеро, находившееся напротив замка, очень красиво переливалось и, казалось, хранит самые сокровенные тайны хозяев Времедона. Сам замок казался большой горой. Кое-где в окнахпещерах были видны маленькие огни. Издалека они напоминали светлячков. Ночь полностью укрывала свой замок, и во всех комнатах жильцы уже спокойно спали. Только несколько человек бодрствовали сегодня. Неустанные слуги бегали по кухне, стараясь не разбудить хозяев. Они переносили туда-сюда большие кастрюли с супами и даже разные кондитерские изделия, как торты, печенье и пирожные. В воздухе витал запах мёда и имбиря. Вдруг из самой верхней комнаты послышался шум. Слуги, привыкшие к разным странностям как их хозяев, так и гостей, не обратили на это никакого внимания. Только один поваренок остановился, прислушиваясь, но ему дали сильный подзатыльник, и он, как и остальные, продолжил работу.

― Фу-ух! ― внимательно оглядевшись по сторонам, Алиса забралась в комнату через окно. ― Хорошо, что все спят. Я уже боялась, что от этого шума все проснутся. В эту ночь Алиса не могла заснуть. Мысль о том, что она наконец-то поступила в школу, не отпускало её, но не это было причиной её бессонницы: недавно она узнала, что первый урок будет именно у госпожи Шемировой. Несмотря на вражду, Алиса хотела показать себя в самом лучшем виде. Это и приносило ей такие неудобства. Она попыталась поколдовать на воздухе, чтобы её никто не видел, но с её то знаниями тамодейства! Сегодня было полнолуние, так что Алиса, сидя на подоконнике, любовалась луной. И вдруг произошло неожиданное ― её спину обволокла молочная дымка, и Алиса вскрикнула от боли, еле успев зажать рот рукой: в спину как будто вставили раскалённые стержни. Когда девочка протянула к спине руку, то почувствовала что-то мягкое и в тоже время твердое. Она попробовала себя ущипнуть, но ничего не произошло: это был не сон. Любопытство взяло свое, и Алиса побежала к зеркалу.

64

― Не может быть! Мне, наверное, это все снится! После нескольких больных щипков, она все таки поверила в происходящее. У неё были крылья! Казалось они сделаны из какого-то полупрозрачного металла. В лунном свете они мерцали голубыми искрами. Кайма была глубокого синеватого цвета с черными точкамикрапинками. А на самих крыльях шел замысловатый узор из линий разной длины и толщины. Алиса про себя заметила, что все тамодейные вещи здесь покрыты разными узорами. Для верности девочка взмахнула ими пару раз. И у неё получилось! Решая проверить все их возможности, Алиса легко запрыгнула на подоконник. Её комната была на четвертом этаже. Хотя возле дома и росло дерево, девочка долго не решалась к прыжку. Вскоре взвесив все против и за, она рыбкой прыгнула в окно. В тот же миг, крылья, как будто были живыми, подхватили девочку и понесли над лесом. Она была так близко, что даже могла трогать верхушки сосен. Приловчившись к своим новым крыльям, Алиса смогла сама ими махать, что пока давалось ей с трудом. На земле крылья казались тяжелыми и неповоротливыми, о чем нельзя было сказать в полете. Так прошла всю ночь. Утром девочка проснулась от чьих-то толчков. Не успев

проснуться, Алиса начала искать руками крылья, но ничего не нащупала, однако разозлила 'будителя'. ― Ну, липсей, долго ли ты будешь махать руками?! Только открыв глаза, Алиса узнала Карилу. Девочка сегодня была в очень нарядном и роскошном платье с короткими рукавами до локтя. Юбка состояла из нескольких складок одного тона. На голове у неё было целое строение из разных заколок, резинок и шпилек. ― Я говорю: вставай! Отец сказал тебе не опаздывать. Пока Алиса пыталась проснуться, Карила кинула в неё чем-то мягким. ― Одевай это! ― в руках у Алисы появилось простое ярко-красное платье с маленькими бриллиантами и кружевом возле шеи. ― Хуже выглядеть ты всё равно не будешь. Громко фыркнув, Карила вышла за дверь. Наспех одевшись, Алиса выбежала в коридор, но Карила, больно схватив за локоть, вернула её обратно. ― Ты собралась идти так? ― Карила была очень возмущена. Не спрашивая девочку, она схватила её за волосы и больно протянула, что вызвало крик Алисы. Однако Карила была неумолима: она ловко вытворяла разные операции с бедными волосами.

65

Наконец удовлетворившись результатом, она отпустила свою подопечную и удалилась из комнаты. Посмотрев в зеркало, Алиса очень удивилась: причёска оказалась очень красивой. Она была немного высоковатой и состояла из многочисленных витков и кос. Когда Алиса вышла, Карила уже ждала её у входа, нетерпеливо стуча каблуками. ― Идём быстрей, капуша! ― несмотря на её тон, казалось, что между девочками возникла кое-какая симпатия. Все эти придирки были больше похожи на дружеское подтрунивание. К счастью, когда девочки вошли в залу, слуги только раздавали разные блюда, ставя их перед хозяевами. Дин как будто не заметил их прихода. Он продолжал о чем-то перешептываться с госпожой Шемировой. Как только Алиса заметила своего врага, то невольно покраснела до корней волос. ― Что она тут делает? Госпожа Шемирова громко фыркнула, как будто не замечая сверлящего взгляда. ― Ты опоздала, ― отец спокойно смотрел на Алису. В его глазах опять была надменность. ― Прости... Я совершенно забыла о завтраке, ― Алиса говорила твердо и непринужденно, хотя немного

запнулась, увидев довольное лицо Мартина. ― Дело в том, что... ― Не хочу сейчас ничего об этом знать! ― госпожа Шемирова только сильнее хмыкнула, предвкушая наказание липсей. ― Ты останешься без завтрака, ― ошеломленная девочка осталась сто- ять на месте. ― Иди к себе в комнату! ― за спокойным голосом отца совсем немного слышалась тревога. Алиса стояла на месте, не понимая, что от неё хотят, поэтому отец взял её за руку и повёл по коридору. ― Почему ты постоянно на меня кричишь? ― Алиса еле сдерживала слёзы: прямо сейчас перед ней рушился весь мир, который она любила. Отец остановился и взял дочь за плечи, чтобы хоть как-то её успокоить. ― Я не хочу, чтобы ты пострадала от того, что кто-то решит, что я дорожу тобой. За мной постоянно следят, и любой намёк на то, что я испытываю к тебе какое-нибудь чувство, только навредит тебе. А сейчас ступай! ― он развернулся на каблуках и направился обратно в залу. ― Мне кажется, что твоя дочь слишком непослушна и груба, ― госпожа Шемирова мягко ухватилась за руку своего собеседника. ― Неужели, ты ей все это простишь?! Она такая...она такая...

66

― Хватит! ― спокойным голосом произнес Дин и демонстративно встал из-за стола, показывая, что разговор продолжать не намерен. Алиса медленно доплелась до своей комнаты, обдумывая отцовское поведение и возвращение этой Шемировой. Как отец мог после всего, что она сделала, принять эту змею обратно?! И ещё так жестоко наврать об этом ей?! Она понимала, что он дорожит ей, но всё равно было обидно, что даже сейчас, когда у неё есть семья, она не может получать достаточно любви. Не успела девочка и дойти до своей комнаты, как дорогу преградил Мартин. Его черные глаза сверлили дырки в лице Алисы. Он пристально осмотрел девочку. ― Липсей небезопасно ходить одной, ― едко заметил он. ― Мало кто решит на тебя напасть...а может и убить, ― последнее слово он произнес задумчиво, видимо, разглядывая такую удачную перспективу. Алиса уже хотела пройти мимо, но Мартин расставил локти в стороны, чуть не толкнув девочку в живот. ― Чего тебе надо, Мартин? ― натянуто произнесла она: её настроение окончательно испортилось. ― Мне совершенно ничего, а вот кое-кому другому ― да.

Из-за спины Мартина вышла госпожа Шемирова. Она легким прогулочным шагом подошла к мальчику и мягко обхватила его за плечи. ― Молодец, Мартин, ― она зорко глянула на перепуганную девочку. ― Ты сможешь далеко пойти. Даже не беспокойся об этом. Нельзя не признать, что в черном облегающем платье с короткими рукавами и часами по всему подолу, госпожа Шемирова выглядела роскошно. Её волосы до плеча вьющимися локонами спускались ей на спину и плечи как каштановый водопад. ― Знаешь, а нам ведь тогда помешали, ― она медленным шагом приближалась к своей жертве, элегантно обогнув своего ученика, из-за чего Алиса сразу же вспомнила картинки в учебнике по биологии, где хищники настигали свою жертву. ― Мне кажется твой отец слишком тебя...щадит. Я бы давно уже наказала тебя. ― Хорошо, что вы не моя мать. Алиса попыталась сорваться с места, но тамма уже держала в руках свои часы. Ноги как будто к полу примерзли. Только сейчас Алиса заметила молочную дымку возле них. ― Сейчас твои ноги в другом времени, милая моя, ― между ними осталось всего два маленьких шага.

67

Она ближе пододвинулась и чуть было не коснулась губами уха:― Ну, ладно, идем на компромисс. Я это сделаю безболезненно, а ты никому об этом не скажешь, и вскоре умрешь. Или ты сейчас кричишь, я делаю это больно и ссылаюсь на то, что ты слишком слаба. И в том и в этом случае ты умрешь. Финал определен. К счастью, Алисе не пришлось выбирать: из ближайшего прохода вышел Дин, смотря себе под ноги. Госпожа Шемирова, не теряя ни минуты, часами провела возле них круг. Отец даже не посмотрел в их сторону. Поняв, что это единственный шанс, Алиса громко крикнула, но тотчас почувствовала сильный удар в челюсть. Отец все равно услышал звук и, как будто догадавшись, громко произнес какие-то числа. Ответом ему был разъяренный голос госпожи Шемировой: они стали видимыми. ― Что здесь происходит? ― он четко произнес каждое слово, как будто бы объяснял ребенку. Воспользовавшись моментом, Алиса выскочила из цепких рук госпожи Шемировой и спряталась за спину отца. ― Я спрашиваю: что произошло, Анел!

Под яростным взглядом Дина, госпожа Шемирова или Анел громко фыркнула и хотела было что-то сказать, но Мартин вышел вперед и, галантно поклонившись, начал: ― Ваша дочь...Алиса, ― он демонстративно подчеркнул имя девочки, ― упала на лестнице, и госпожа Шемирова была так добра, что решила помочь девочке с ногой, ― он спокойно посмотрел на господина Водовица. ― А почему вы тогда прятались? ― Мы не хотели огорчать вас этим маленьким инцидентом, ― даже сейчас Мартин смог уверенно ответить. ― Он говорит правду, Алиса? Алиса почувствовала сверлящий и гневный взгляд Анел. Ей с трудом дался этот ответ. ― Да...я очень ей благодарна. Отец только хмыкнул. Он вряд ли поверил в эти сказки о вывихнутой ноге. Вместо ответа, он вытащил часы и исчез, оставив дочь один на один с врагами. ― Хорошо, что ты подумала, липсей! ― Анел нервно разглаживала складки своего платья, изрядно помявшегося. ― Твой папаша, ― он осекся под гневным взглядом госпожи Шемировой, ― твой отец не всегда будет рядом.

68

Боясь последующих нападений, Алиса рывком кинулась к своей комнате, но за ней никто не гнался.

69

Переезд

Солнце только начало садиться, освещая маленькое озерцо красными и оранжевыми лучами. В нём умиротворенно плескались рыбки, больших и маленьких размеров. Свет спокойно переливался на их спинах, создавая гипнотическое ощущение. Возле озера стояла девушка. Её золотые локоны мягко спадали на плечи, из-за чего казалось, что у неё есть нимб. Спокойные темно-синие глаза следили за игрой света на земле. На ней было светло-синее, почти белое, платье с маленькими блестками. ― Не думал, что ты придешь, ― гость размеренным шагом подошел к озеру. На долю минуты их взгляды встретились, но они быстро отвернулись, как будто смущаясь такой близости. ― Это мой долг, в первую очередь как матери, ― на этих словах Дин демонстративно фыркнул. ― Когда это ты вспомнила его? ― мужчина всячески пытался скрыть истинные чувства. ― Когда, Нора?

Женщина не могла ответить. Это был вопрос, который она постоянно задавала себе, и никогда не могла дать ответ. ― Мне нужно это знать, Дин. Почему ты сделал это? ― А почему ты? Какое-то время они молча стояли, поддавшись чарующему танцу рыбок. Солнце уже совсем село. И бледный лик луны только поднялся над верхушками деревьев. Здесь было тихо и спокойно. Только иногда безмятежная тишина нарушалась хрустом веток или скрипом старого дерева. ― Прости, я была не права, ― почти шепотом сказала Нора. ― Дин, я так боюсь...я так виновата...я никогда себе этого не прощу, ― девушка безвольно упала на плечо спутника и беззвучно зарыдала, только иногда с плеча доносился тихий всхлип. ― Любимая... Пожалуйста, прости меня. Вдвоем, они сели на камень возле пруда. Их одухотворенные лица отражались в зеркальной глади

70

пруда. Рыбки, прекратив свой танец, любопытно уставились на людей. Их глазки-бисеринки, казалось, пристально наблюдают за слезами, текущими по лицам. ― Не беспокойся, Нора, я позабочусь о нашей дочери. Дин мягко взял слезу с щеки Норы в свою ладонь. Он легонько поднёс её к своему рту и дунул. Когда он показал содержимое своей ладони, это оказалась маленькая жемчужина, меньше чем ноготок мизинца. Дин любовно вложил её в руку своей любимой. ― Пусть она будет расти у тебя, ― коснувшись тыльной стороной ладони лица девушки, он исчез. Нора какое-то время сидела неподвижно, откладывая у себя в голове это воспоминание, может быть последнее. Утро обещало быть пасмурным и дождливым. Но даже это не могло испортить веселое настроение девочки. Слуги целый день носились по дому, собирая разнообразные вещи в тяжелые сундуки и чемоданы. К счастью, Алисе разрешили собрать свои вещи самостоятельно, хотя собирать было особо нечего. За последние несколько месяцев, которые она провела в замке отца, она приобрела немного очень красивой одежды, что было ей в новинку: в доме 'бабушки' ей только иногда доставалась хоть какая-то одежда. Сегодня даже Карила с Горином с нетерпением ожидали предстоящего путешествия. Они взволнованно

выкрикивали какие-то распоряжения в холле. Время от времени можно было услышать надменный голос Мартина или стук каблуков госпожи Шемировой, но Алиса даже не обращала на них внимания: она предвкушала поездку в школу Тамодейства. ― Госпожа Водовица, спускайтесь! Ваш отец уже ждет, ― услышала Алиса громогласный голос Мортиньи. Не теряя времени, девочка большими прыжками преодолела всю комнату и выскочила в коридор, на ходу накинув на себя теплое весеннее пальто: уже была середина марта (в этом мире дети шли в школу именно в это время). ― Где же тебя носит, неблагодарная девчонка?! ― госпожа Шемирова громко фыркнула, осмотрев девочку с головы до ног. Чтобы хоть как-то разрядить ситуацию, Дин мягко взялся за руку Анел, на что та ответила легкой улыбкой. Алису чуть не вывернуло от этого притворства ― она недовольно поежилась. Когда дети весело выбежали на улицу перед замком, там уже стояли разнообразные чемоданы. Алиса в смущении поставила свою маленькую сумку напротив багажа своей сестры. По небу неожиданно, раздался странный рев, что-то общее между медвежьим и тигриным. Какое-то время совершенно ничего не происходило, как вдруг Алиса заметила необычное движение в облаках. Казалось, что

71

что-то пытается их порвать, но у него не очень получается. Присмотревшись, девочка обнаружила что это была воздушная коляска. Впереди её тащили существа, напоминающие большую кошку с крыльями и большим драконьим хвостом. Они снова повторили свой рык и на удивление мягко приземлились на площадку. ― Пока, липсей! ― Карила больно толкнула Алису в плечо, в то время как Горин больно наступил на ногу. Они весело побежали в коляску и сразу же исчезли из виду, то же проделали и госпожа Шемирова с отцом. Боясь, что её и правду оставят тут, Алиса шмыгнула следом, не забыв кинуть последний взгляд на замок, открывший ей двери в новый мир.

72

Талим

Чистое голубое небо притягивало к себе взор. В нём, как в молоке, купались облака разной формы. Поляна посреди леса казалась настоящим раем. Везде был слышан гул и жужжание шмелей. С деревьев доносилось пение птиц, где-то куковала кукушка, как будто отбивая биение сердца. Прямо в высокой желтоватой траве лежал мальчик. Его зелёные глаза были устремлены на солнце. Он весело щурился от сильных и ярких лучей. На нос села синяя бабочка, и мальчик заливисто засмеялся. Он тряхнул своей светлой шевелюрой, и в стороны полетели семена одуванчиков, цепляясь за траву. ― Талим! Талим! ― мальчик резко вскочил, из-за чего из ближайшего куста с криком вылетела птица. На конце поляны стояла высокая женщина. Она держала руку козырьком, всматриваясь в траву в поисках мальчика. Сегодня на ней было дорожное платье и плащ: она часто одевала это, когда ехала в город за продуктами или в деревню, где она работала прачкой.

Талим медленными движениями перемещался в траве, оставаясь незамеченным. Это была игра. Их игра. Женщина присела на корточки и приготовилась. 'Надеюсь, что он ничего не заметит', ― пронеслось у неё в голове, перед тем как ребенок прыгнул на неё, изображая льва. Он заливисто засмеялся и внимательно вгляделся в её лицо. Казалось, он легко читает нотки тревоги и волнения на нем. Женщина нервно отвернулась, неловко смахивая темную прядь волос с глаз. ― Тетя Ален, что-то не так? ― мальчик внимательно вгляделся в её лицо, как будто в попытках прочитать её мысли. ― Ничего...солнышко, ― она с большим усилием заставила себя улыбнуться. Наверное, эти слова успокоили его, потому что он все таки встал с земли и отряхнул свою одежду. Женщина облегченно вздохнула и взяла его за руку. Вместе, они направились к выходу из леса.

73

― А почему ты сегодня в этой одежде? ― мальчик пытливо посмотрел ей в глаза. Именно из-за этого Ален решила, что он умеет читать мысли. ― Понимаешь... ― она запнулась: ещё не время говорить правду, ― просто... К нам сегодня приехал необычный гость, и...тебе надо собрать свои вещи... Мальчик удивленно посмотрел на свою няню: к ним никто и никогда не приезжал. Ведь именно поэтому они поселились в этой глуши ― ради его безопасности. ― В общем, ты переезжаешь, ― на одном дыхании сказала Ален и быстро отвернулась: она все ещё винила себя. Талим тоже отвернулся и посмотрел на пасущиеся на полях табуны лошадей. Это был его дом, а разлука с ним могла причинить ему боль. Неужели опасность прошла, и можно перестать скрываться? В таких мыслях он дошел до самого дома. Это была небольшая и неприметная хижина на самом краю деревни. От посторонних глаз её скрывал вишневый сад, а чуть в стороне было поле пшеницы ― любимое место пряток. Сегодня был вторник, поэтому Талим расслышал велосипедный звонок ― почтальон привез новые письма и журналы.

Мальчик резко подскочил и понесся в сторону дома. Он надеялся, что сегодня к нему придёт письмо от мамы. Она очень редко наведывалась к своему сыну, оставив на воспитание няне. ― Доброе утро, непослушный мальчишка! ― пожурил его почтальон. ― Опять сбежал от Ален, ― он привычно посмотрел на вершину холма, откуда уже быстрыми шагом спускалась няня. ― Доброе утро, Седра! ― она аккуратно поправила распустившуюся гульку. ― Для нас что-то есть? ― Конечно, ― Седра умело достал очки из верхнего кармана рубашки и протер. Затем он выбрал пачку писем и, посмотрев на адреса, вручил их женщине. Быстро схватив их, она скрылась в дверном проеме, мимоходом поблагодарив почтальона. ― До свидания! ― сказал Талим и также зашел в дом. В это время тетя уже сидела возле окна и посматривал письма. Она с тревогой искала нужное, в страхе о том, что оно все таки может быть. Счета, счета, приглашение, зарплата, список... ― Там есть письмо от мамы? ― мальчик уже давно наблюдал за поисками. ― В этот раз нет, ― Ален немного успокоилась: пока что её план оставался в тайне.

74

Лицо мальчика сразу осунулось: он давно уже ждал вестей от своей матери. ― Но не бойся, солнышко. Сегодня тебя будет ждать хороший сюрприз.

75

Первый день в школе

Школа сильно изменилась с последнего визита Алисы. Вся каменная стена была покрыта виноградными листьями; сквозь них можно было разглядеть зеленые островки мха. Площадь возле замка казалась очень яркой из-за многочисленных разноцветных мантий. Здесь были люди всех возрастов, начиная от сверстников Алисы и заканчивая стариками, которые с кислыми минами оглядывали приезжих. ― А вот в наше время... ― доносилось с разных сторон. Когда коляска мягко приземлилась возле других дилижансов, к дверце сразу подскочил лакей и подставил руку выходившей первой Алисе. Та от смущения покраснела, но тут же была вытолкнута нетерпеливо сестрой. Ей, к счастью, удалось удержать равновесие, все ещё крепко сжимая руку лакея. Мальчик удивленно и, кажется, с ехидцей осматривал прибывшую гостью. ― Ты, что в первый раз тут! ― донесся грозный окрик госпожи Шемировой, и мальчик-лакей рванул к ней, на ходу поправляя спавшую перчатку.

Если быть честной, то он не был похож на обычного слугу. Его взгляд был дерзким и оценивающим, в то время как у слуг, служивших в Времедоне, взгляд был отсутствующим. Казалось, что его глаза скрывают от всего мира величайшие тайны. Алиса сразу же задумалась ― обладает ли мальчишка даром. Не успела она и задать этот вопрос, как мальчишка, в этот момент держащий замысловатую вазу (видимо, принадлежащую госпоже Шемировой), выпустил её из рук. Послышался треск, и ваза развалилась на несколько больших частей. К счастью, хозяйка вазы была так увлечена разборкой вещей, что не обратила на это никакого внимания. Лакей, явно сконфуженный и перепуганный, резко взмахнул рукой, и разбитая ваза оказалась у него в руке. Но только целая!!! Алиса во все глаза смотрела на это чудо, и лакей, кажется, почувствовал этот взгляд. Несмотря на случившееся, он выглядел совершенно спокойным, а в глазах горели озорные огоньки. Не успела Алиса чтолибо сказать, как мальчишка уже скрылся между

76

другими проезжающими и пролетающими каретами, предусмотрительно оставив целую вазу. ― Пап, а ты не знаешь: лакеи обладают магической силой? ― Алиса раскладывала вместе с папой его новую коллекцию волшебных стрел. Они могли превращаться во всевозможные вещи, если, конечно, знаешь нужное заклинание. Господин Водовица странно посмотрел на свою дочь, но все таки решил ответить. ― Нет. Слуги не обладают никакими способностями. Это в принципе запрещено...ради безопасности других людей. Алиса промолчала: кем бы ни был этот мальчишка, она не хотела его сдавать. Следующее утро Алиса провела в постели. Уроки ещё не начались, и у учеников была неделя на подготовку. Учитывая, что в эту подготовку входило получение учебников, закупка школьных принадлежностей и ознакомление с новым материалом, то эта неделя не была такой уж и ЦЕЛОЙ. Сегодня же был праздник, поэтому Алиса целое утро слушала весёлый гомон под окном. В честь праздника вся школа была украшена бумажными фигурками животных.

Времени у Алисы оставалось мало: через полчаса начинался семейный завтрак, в семейности которого Алиса очень сильно сомневалась. По крайней мере, она не помнила, когда это Мартин и госпожа Шемирова начали относиться к их семье. Открыв свой шкаф, она обнаружила, что он пустой. Для неё это не было удивительным: она уже привыкла к тамуарам. Без промедления Алиса повернула стрелки часов на 10 и внутренне напряглась в ожидании своей одежды, беспокоясь как-бы Шемирова не добралась до шкафа первой. К счастью, на одной из полок 'шкафа' аккуратно лежали простые вельветовые штаны и блузка с кружевами вместо рукавов. Все это оказалось девочке впору. Коридоры этого замка были такими же запутанными как и в других замках, в которых побывала Алиса. Не успела ещё она разобраться в какую сторону ей идти, как из ближайшего прохода выскочил тот самый мальчишка. Он быстро окинул её надменным взглядом и, галантно поклонившись, протянул ей руку. Не обращая внимание на неторопливость девочки, он провел её по коридорам, которые долго стояли в разные стороны, из-за чего казалось, что они ходят кругами. Алиса ещё раз удивилась тому, как люди вообще ходят в этих замках и не теряются.

77

― Обычная глупая девчонка, а он почему то вдруг о ней забеспокоился... Мол, должно это случиться и все тут. Все это время Алиса удивленно наблюдала за речью парня. Он сильно жестикулировал, из-за чего пару раз случайно задел локтем девочку; та только обиженно ойкнула. ― Ну все, пришли! ― они оказались в большом просторном зале, слева находилась неприметная дверь, оттуда был слышан стук посуды. Все это время парень держал её за руку, и даже сейчас как будто не собирался отпускать. Он настороженно вслушивался в звуки, доносившиеся из гостиной. Через несколько минут он уверенно подтолкнул её к двери, выпустив руку. Алиса успела только почувствовать, как что-то перекочевало ей в ладонь. Но она почти сразу же об этом забыла, когда все взгляды направились на неё. Девочка в надежда посмотрела назад, но слуги уже не было. Она какое-то время стояла в такой позе, но все таки сделала несколько неуверенно шагов в сторону стола. Гостиная оказалось очень большой комнатой. Прямо посередине находился деревянной стол. 'Наверное из дуба', ― подумала Алиса. Прямо над ним висел циферблат часов, на каждом часе находилось по свечке.

Как раз сейчас подходил десятый час, и Алиса заметила, что свечка погасла, а вместо неё загорелась другая. Из этой комнаты вели ещё три двери. К своему удивлению, Алиса обнаружила, что на них совершенно нет замочных скважин или хотя бы ручек. Разглядывая школьную залу, Алиса не заметила, что давно уже привлекла внимание всех сидящих за столом: некоторые смотрели неодобрительно, а другие ― с любопытством. ― Алиса, сядь за стол, ― голос отца был немного раздраженный, он нетерпеливо указал ей на место между Мартином и Карилой. Девочка послушно села на свое место. Мартин 'случайно' больно наступил ей на ногу, наблюдая за её лицом. Алиса уже хотела ответить тем же, как услышала голос отца: ― Что это у тебя в руке? ― девочка сначала недоуменно посмотрела на своего отца, но потом, сообразив что он говорит о записке, уставилась на свою руку: маленький кусочек бумажки выглядывал из-под ладони ― она уже совсем забыла о нем. Дин все это время наблюдал за своей дочерью, ожидая ответа. ― Ничего, просто список, ― коротко бросила она, пряча записку в ладонь.

78

Господина Водовицу как будто удовлетворил ответ дочери: он, одарив её оценивающим взглядом, вернулся к своей тарелке. В это время уже принесли десерт. Какое-то время царило молчание ― только иногда ктонибудь из гостей тихо перешептывался или неловко ударял вилкой по тарелке, после чего были слышны его тихие извинения. Госпожа Шемирова, судя по всему, решила просверлить дыру в голове Алисы: она не моргая следила за девочкой, только иногда отвечая на какие-то не интересовавшие её вопросы. ― Да, бал сегодня будет шикарный! ― Алиса повернула голову на голос, ― его обладательницей была Карила. Она надула нижнюю губу, смотря на Мартина. ― Надеюсь, липсей там на будет? ― нарочито громко спросил он, сделав заинтересованное лицо. К счастью, взрослые не обратили на это никакого внимания. Карила окинула вслушивающуюся Алису неприятным взглядом. ― Конечно нет. Чтобы ЭТО и появилось при гостях, ― она поежилась, как будто уже представив себе этот 'ужас'. ― Упаси время! Горин все это время не проявлял ни малейшего интереса, с удовольствием набирая в тарелку разные блюда.

― Демендиус, откройте нам тайну, ― медовым голосом произнесла Шемирова, ― как тяжело будет учиться в вашей школе? ― немного помедлив, выражая поддельную невинность, добавила. ― Ну... например... девочке из крайней параллели. Пример был конкретным и понятным, так что несколько человек сразу скосили глаза на Алису. ― Не думаю, уважаемая госпожа Шемирова, ― просто ответил директор школы Тамодейства, выражая полное недоумение. ― Надеюсь на это, господин Харткард. На этом все разговоры прекратились. Безмолвие зала нарушали только умеренный стук столовых приборов и тихие, почти неслышные, шаги прислуги, доносившиеся из соседней комнаты. Когда еда на столе кончилась, люди начали расходится. Госпожа Шемирова сразу же выскочила их залы, на ходу протягивая подол облегающей юбки. Алиса немного задержалась: в её тарелке ещё оставался довольно таки большой кусок пирога с клубникой. Девочка даже не заметила, как комната опустела. Но, посмотрев на место отца, она обнаружила, что он выжидающе смотрит на неё.

79

― Отдай это мне, ― его голос был спокойным, но в тоже время очень громким. Он как будто наполнил всю залу, как ватой. ― Что? ― стараясь удерживать невозмутимое лицо, спросила Алиса. Отец только громко вздохнул. Мол, и так сама знаешь. ― Записка. В твоих руках, ― отчеканил он каждое слово, как будто объяснял естественные вещи. Скрывать не было смысла, поэтому Алиса нехотя вытащила бумажку. К сожалению, она успела увидеть только чей-то размашистый и неаккуратный почерк: Дин, буквально, вырвал записку из рук дочери. ― Ага... Значит опять... ― бормотал он про себя, глазами пробегая по тексту. ― Лаура! ― выкрикнул господин Водовица, все ещё не отрываясь от чтения. К столу мигом подбежала маленькая и худенькая женщина. Из-под платка выглядывала копна непослушных рыжих волос, которые она нервно поправила, после чего обратила взгляд своих темнозелёных глаз на господина. ― Проведи девочку в комнату и оставайся там. Следи, чтобы она не выходила или наоборот.

Он в последний раз окинул задумчивым взглядом свою дочь и вышел, заранее отправив записку в карман рубашки. ― Пойдемте, моя госпожа, ― молодая женщина приобняла ошарашенную Алису за плечи, немного подталкивая её к двери. Было уже очень темно. Мирный сон обитателей замка нарушали только чьи-то уверенные шаги. Их стук отбивался от стен и потолка, создавая ощущение эха, но никто не просыпался. Только иногда можно было услышать, как кто-то юлозится в кровати. ― Сколько ещё ждать? ― спросил мальчик-слуга немного нервничая: они уже полчаса сидели в библиотеке. ― Потерпи, ― ответил ему мужчина. В темноте его лицо было почти не видно, но мальчик все равно почувствовал пристальный взгляд его чёрных глаз. Ещё несколько минут ничего не происходило ― даже пение птиц не доносилось до них. Если бы Алиса сейчас проснулась, то заметила бы, что все окружено молочной дымкой, и даже Лаура застыла в непривычной позе, поправляя одеяло девочки. Но она спала. ― Ну что же, ― медленно произнёс незнакомец всматриваясь в дверь спальни. ― Ты сама выбрала свою судьбу, Алиса Водовица!

80

Предательство

Вот уже несколько дней, как Ален не находила себе места. Каждый раз, когда звонил старый телефон, она вздрагивала и бежала, чтобы взять трубку. Хотя раньше это её совершенно не заботило. Но что больше всего удивляло Талима, так это то, что няня начала носить мыслеотталкивающие украшения. Мальчик очень редко пользовался своим даром по отношению к ней, а это изменение очень привлекло его внимание. Таинственный гость так и не появлялся, поэтому Талим решил, что вся тайна кроется именно в нём. Иногда он пытался задать вопрос насчёт этого незнакомца, но в ответ получал только молчание. Большую часть времени он проводил дома: няня запретила ему выходить на улицу, так и не объяснив причину. К счастью, его очень часто навещал его лучший друг, Кинат. Только благодаря ему он знал про все, что происходило в деревне.

Но больше всего настораживало то, что все вещи, принадлежащие Талиму уже были собраны в чемоданы, однако о переезде не было и речи. ― Сегодня ты можешь пойти погулять, ― няня как раз разливала горячий чай к свеже выпеченным булочкам с маком. Талим чуть было не поперхнулся куском булочки: он был очень счастлив. Не прошло и нескольких минут, как завтрак был доеден. ― Ален, спасибо! ― мальчик крепко обнял взволнованную няню. ― Я тебя люблю! ― бросил он у самого выхода, скрываясь в дверном пролете. Червяк вины опять впился женщине в самое сердце. Она готова была заплакать. 'Может он передумает. Мне уже не нужны его деньги', ― думала она. Ален уже думала позвонить ему и все отменить, как телефон сам зазвонил. Не теряя ни минуты, няня подняла трубку дрожащей рукой. ― Да? ― она удивилась уверенности своего голоса. ― Деньги ты получишь завтра: я самолично заеду.

81

То, что женщина так не хотела, случилось. Она отдала мальчика. От раздумий её отвлекли резкие гудки в трубке: он уже повесил трубку. ― Ты знаешь, поговаривают, что ты уезжаешь, ― начал разговор Кинат. Его лицо было красным: они играли в прятки. ― Навсегда, ― почти шепотом добавил он. Талим промолчал: он тоже думал так. И это его очень пугало ― он боялся. ― Я не хочу, чтобы ты уезжал, а особенно с НИМ, ― вдруг горячо почти скороговоркой сказал Кинат. ― С кем? ― на лице мальчика читалось неподдельное удивление. ― Да ни с кем, ― быстро поправился тот. Талим привстал, облокотившись на локоть и твёрдо уставился в глаза своего друга. Хватило нескольких секунд, чтобы мальчик уже все знал. ― Я не хотел, честно, ― быстро отвел глаза Кинат. ― Я не хотел... Все уже давно знают... Я не хотел говорить... Но Талим его уже не слушал: перед ним был тот человек, который должен его забрать: его чёрные глаза как будто смотрели в самую глубину, читая все сокровенные мысли.

Мальчик не верил ― он не мог верить. Няня не могла его продать, не могла. Она его любит. А самое главное ― мама не допустит. Талим неожиданно сорвался с места и рывком побежал в сторону дома, прямо через поле пшеницы, задевая ещё не зрелые колосья. В глазах была пелена от слез, все его мысли были об одном. Когда дом был совсем близко, мальчик остановился: он сразу почувствовал чьё-то сильное присутствие. Казалось, даже деревья опустили свои ветки под силой этого воздействия. Талим даже не заметил как открыл дверь и оказался в прихожей. Он уже не был удивлён: он знал кого увидит там. Чёрная прямая фигура резко повернулась. Лицо, обрамленное каштановыми волосами, уже вглядывалось в гостя. Чёрные глаза излучали какую-то неведомую силу, как бы усыпляя. Осмотрев ребёнка взглядом, присущим только ему, он слегка качнул головой. Талим почувствовал, как начинает падать. Перед тем как закрыть глаза он увидел лишь заплаканное лицо няни. 'Прости', ― прочёл он в её глазах.

82

― Открой глаза, ― сказал чей-то тихий и надменный голос. Мальчик сразу же почувствовал прилив энергии и рывком встал. Его голову сразу же пронзила боль: он ударился о низкий потолок. ― Тише, ― шепотом повторил тот же голос. Талим ещё плохо видел. Очертания комнаты были размытыми, как будто он смотрел через запотевшее стекло. Вскоре начали проступать контуры, и мальчик смог рассмотреть гостя. Это был мальчик с веселыми глазами и темными волосами. Одежда на нем была очень странной ― Талим не видел такой у себя в деревне. ― Тихо: нельзя мешать учителю ― это первое правило этого замка. ― Замка? ― Талим ещё ни разу не был в замке. Его глаза так и переполнились любопытством, но оно тут же угасло. ― Где я? ― ему всё таки удалось соскочить с того, на чем он лежал. Это оказались мешки с соломой; кое-где виднелись прорвавшиеся через мешковину сухие травинки, именно они больно кололи мальчика, пока он был без сознания. Место, в которое его поместили, оказалось очень маленькой комнаткой, стены были вырезаны из камня ― их острые зубцы, как зубы злого чудовища, густо усыпали всю стену, включая потолок. На полу был

насыпана галька, она тут же вонзилась в босые ноги мальчика. ― Где я? ― повторил свой вопрос Талим, вглядываясь в лицо своего собеседника. ― Он сам все скажет, ― спокойно ответил тот. Вдруг он опустился на колени и посмотрел на ноги Талима. ― Вряд ли нам скажут спасибо за твои ноги, ― он взмахнул над ними рукой и, после недолгого жжения, раны на ногах полностью исчезли. Талим ошарашенно отскочил и неудачно врезался в дверь: щепки больно впились в спину. К счастью, на нем была довольно таки плотная куртка. ― Почему тут все... такое? ― Ну как тебе сказать. Именно благодаря этому, ты ничего не сможешь сделать, ― сказав эти слова мальчик, уже было направился к двери, но повернулся и, весело взглянув на пленника, протянул ему яблоко, которое он достал из кармана своего широкого плаща. Талиму осталось только проводить его взглядом до дверного проема. Теперь он точно знал, что его похитили.

83

Крылья и Катоа-Каха

Целую ночь Алиса не могла найти себе место. Она видела бесконечные кошмары, которые, казалось, никогда не кончатся. Посреди ночи, она вдруг услышала чей-то тихий и тоненький шепот. Он, казалось, доносился от самой луны, которая, словно бледное лицо неизвестного существа, смотрела на Землю через пелену облаков. Сегодня была полночь. Шепот призывал, как будто бы хотел, чтобы Алиса шла с ним, поэтому девочка послушно пошла на него, забыв даже обуться. Её комната находилась на первом этаже, поэтому она без препятствий спустилась на землю, ощутив её холодное прикосновение босыми ступнями. Ночь сегодня была на удивление тёплая. Голоса не переставали нараспев звать Алису, и девочка даже не заметила как оказалась в лесу. Она не понимала, что происходит; все было как во сне: волшебным и...правильным.

― Посмотрим на её крылышки, ― услышала она знакомый голос: Мартин уже встал прямо перед ней. Луна как раз поднялась над небом, осветив верхушки деревьев и поляну, на которой была девочка. Алиса сразу же почувствовала мгновенную боль в спине, отчего и вскрикнула. Мартин только обрадовался, наблюдая гримасу боли на лице девочки. ― Ничего себе! ― восхищенно произнёс чей-то мальчишеский голос. Алиса почувствовала, как кто-то прикасается к её крыльям. ― Лёгкие, как воздух, ― произнёс все тот же голос: девочка никого не видела. ― И что, ты можешь их взять? ― с трепетом спросил мальчишка, в его взгляде читалось неподдельное уважение. ― Конечно, а, по-твоему, зачем она здесь?! ― как бы в доказательства этого, он ближе шагнул к замершей девочке. Алиса, хотя и не видела то, что он держит в руках, всеми силами пыталась бежать, но она не могла даже шелохнуться: её ноги были намертво прикреплены к земле.

84

Неожиданно она почувствовала боль в правом крыле. Она как будто разбудила девочку ― Алиса быстро отскочила в сторону, на ходу вынимая часы, хотя и знала, что ничего не сделает ими. Мартин, ошарашенный её пробуждением, так и остался стоять с голубым, почти прозрачными, материалом. Девочка обернулась ― ЭТО ЖЕ БЫЛА ЧАСТЬ ЕЁ КРЫЛА! Мальчик же опять принял гордый вид, пряча часть крыла себе в карман, он в последний раз блеснул при свете луны и исчез. ― Что, не нравится, маленькая липсей?! ― он насмешливо посмотрел на все ещё вытянутые часы. ― Я не знаю, как ты очнулась, но убери свою игрушку и возвращайся в комнату. ― Зачем тебе моё крыло?! ― Алисе хотелось сейчас его ударить, чтобы стереть это выражение с его лица. ― Пока, липсей! ― Мартин отсалютовал ей и медленной походкой направился в глубину леса. Мальчишка, который все это время с любопытством следил за этой сценой, на цыпочках побежал за ним. Этого Алиса вынести не могла. Она рывком сбежала с места и помчалась за удалившимися фигурами 'похитителей'. Крыло ещё немного побаливало, но девочка уже этого не замечала. Она пыталась не спускать глаз с Мартина, который даже не замечал преследователя.

Когда Алиса была совсем близко, она перешла на тихие шаги, иногда только перепрыгивая через пни на дороге. В последнюю минуту она уже думала накинуться на него, но вдруг остановилась: они пришли на поляну, где уже стояла госпожа Шемирова. К счастью, ей нужно было всего лишь присесть: она уже была в кустах. ― Чего так долго, дорогой? ― она по-матерински приобняла мальчика, чем его немного смутила. ― Эта липсей... В общем, она смогла выйти из сапаны, ― он немного вжал голову в плечи, как будто ожидая наказания. ― Значит с нашей маленькой дочкой не все так просто, ― её взор был обращен куда-то далеко, наверное, она сейчас видела другие миры, а может, строила уже свои планы, в которые, к несчастью Алисы, девочка не входила. ― Кх-х, ― прокашлялся Мартин, привлекая к себе внимание женщины. Он уверенно, чуть ли не с гордостью, протянул ей ту оторванную часть крыла. Его друг, казалось, сейчас умрет от восхищения. У него был такой вид, будто он находится на последней стадии эйфории. ― Да-да, необычный цвет, ― госпожа Шемирова поднесла крыло поближе к глазами, всматриваясь в необычные вкрапления в некоторых местах. ― Яблоко от яблони не далеко падает, ― задумчиво произнесла она.

85

Мартин всё это время смотрел на землю. Казалось, что он стесняется что-то сказать. Алиса выжидающе притаилась в кустах. 'Наверное стук моего сердца слишком громкий, и они меня заметят', ― думала она, придавив руку покрепче к груди в надежде прекратить его безумный стук, как птицы в клетке, где нет места. ― Выходи, липсей! ― неожиданно выкрикнул Мартин, все ещё разглядывая носки своих ботинок. Скрываться уже не было смысла, поэтому Алиса вышла из кустов, на ходу дергая ногами, чтобы хоть как-то разогнать в них кровь. Госпожа Шемирова все это время с интересом за этим наблюдала, все ещё держа в руках крыло. ― Ты думала, что Я ТЕБЯ не замечу? ― он почти вплотную подошел к ней, смотря ей прямо в глаза. ― Верни, что забрала, ― Алиса, не обращая внимания на парня, протянула руку в сторону госпожи Шемировой. Но не успела женщина что-либо сделать, как тихо удивленно вскрикнула: её рука оказалась пустой. Она со страхом посмотрела на крылья девочки, что сделал и Мартин. Девочка, воспользовавшись моментом, соскочила с места и помчалась в сторону замка. Ветки больно впивались ей в руки и крылья, а сучки, которые она до этого не замечала, наверное, оставляли глубокие раны на босых ногах. Однако лесу не было

конца. Деревья, как глухие стражи, молчаливо нависали над девочкой, кое-где скрипя. ― Не улетай, птичка! ― Мартин стоял прямо впереди, сложив руки на груди. ― Из заколдованного леса не уйти. От перепугу, Алиса споткнулась и упала, больно ушибив ногу. Но она этой боли не заметила. Не в силах встать, она всего лишь следила за Мартином, который подошел ближе, направив на неё часы. ― Никто и никогда не узнает об этом, особенно ты, ― с удовольствием произнёс он, и последним, что видела Алиса, был яркий чёрный свет, исходящий от стрелки его часов. Со скрипом отодвинулся засов, и в комнату ввалил жуткий холод. Он, как змея, пробежал по спине мальчика, отчего тот пару раз содрогнулся. Волосы стали липкими от пота и постоянно прилипали ко лбу. Прошло уже несколько часов ужасного волнения и страха, а никто не заходил, хотя страх уже давно сжимал в своих объятиях мальчика. И вот, ОН пришёл. Талим знал, что должен повернуться и встать, но не мог: перед ним постоянно было его изображение, а увидеть его наяву, было уже испытанием на силу воли, которой, как думал сам мальчик, у него не было. Он, буквально, чувствовал все его мысли, которые как назойливые мухи лезли в голову. Талим знал, что ОН стоит рядом и

86

смотрит на него. 'Вставай' ― услышал он в своей голове, и, нехотя, встал. Ноги предательски подогнулись, и он упал прямо на гальку. Гость даже не шелохнулся. ― Значит, читаешь мысли, ― в задумчивости произнёс мужчина, не переставая смотреть на пленника. Талим со страхом поднял глаза, хозяин замка смотрел на него своими чёрными глазами, которые излучали какуюто всепоглощающую силу. На нем был тёмный плащ, через который проглядывали чёрные штаны и остроконечная обувь. ― Ну как, похож? ― он немного развернулся, встав в ту позу, в которой его видел мальчик. Талим, совершенно потерявший дар речи, просто кивнул. Этот загадочный и страшный человек пугал его, так как о нем уже давно шла дурная слава в их деревне. Каждый год он приезжал, чтобы забрать всего лишь одного мальчика, который, конечно, был согласен, хотя в это никто не верил. Но только зачем он это... ― Мне нужны ученики. Преемники, ― прочитав его мысли, ответил хозяин замка, вглядываясь в лицо мальчугана. Но это только больше испугало Талима, чем внушило доверие, однако не это было целью мужчины. ― Как ты понял, я собираю мальчиков с особыми...талантами, ― уклончиво произнёс он,

расхаживая по маленькой комнатушке, буквально, меряя её шагами. ― А также сам имею пару необычных свойств, ― он остановился, повернувшись к двери, ― но о них ты узнаешь впоследствии своего обучения, ― быстро добавил он, протягивая руку к двери. ― Как вас зовут? ― неожиданно для себя выкрикнул Талим. Мужчина остановился как-бы прислушиваясь, но даже не повернулся. ― Катоа-Каха. Господин Катоа-Каха. И он тут же исчез в уже открытой двери. А его голос, казалось так и остался в этой комнате, повторяя: КатоаКаха, Катоа-Каха...

87

Первый урок

Алиса проснулась в своей кровати. Солнце ещё не полностью взошло, но птицы за окном уже распевали свои трели; некоторые из них, как лучи солнца, проникли в комнату девочки. Вдруг неизвестное чувство, казалось, на минуту, полностью объяло сознание девочки. Что-то не так. Почти рефлекторно она откинула одеяло и посмотрела на свои ноги. Не зная, что она ищет, Алиса пару раз их потрогала, но ни на ступенях, ни на коленях ничего не было; по-крайней мере, подозрительного. В замешательстве потерев голову, она вдруг нащупала чтото твёрдое, но в то же время сухое и хрупкое. Она с удивлением вытащила из волос маленькую веточку. Не успела девочка и рассмотреть находку, как в дверь постучали и, не ожидая ответа, распахнули её настежь. Алиса еле успела спрятать веточку за спину, больно развернув запястье. ― Ты уже проснулась, милая? ― госпожа Шемирова в красивом тёмном платье забежала в спальню. Она мягко взяла Алису за руку, поглаживая по голове. ― Всё в порядке? ― она изобразила на своём лице неподдельный интерес и беспокойство, однако девочка не поверила ей.

― Угу, ― под нос буркнула Алиса, уворачиваясь от очередных 'нежностей' со стороны женщины. Та, видимо, довольная таким ответом, грациозно развернулась и вышла из комнаты. Алиса проводила её взглядом, не понимая причину её 'беспокойства'. В следующую минуту из двери появился отец с господином Харткардом, директором Тамодейной школы. В руках у них находился небольшой сверток, который немного блестел при свете свечей. ― Уважаемая госпожа Водовица, ― торжественно начал Демендиус, ― сегодня вы официально становитесь ученицей этой школы, а следовательно ― получаете специальные, ― он нарочито подчеркнул последнее слово, подняв указательный палец вверх, ― тамодейные принадлежности. ― В общем, не будем тебе мешать, ― закончил длинную тираду отец, положив сверток на кровать своей дочери. Алиса в недоумении перевела взгляд со свертка на гостей, но их уже не было. Предвкушая что-то необычное, девочка медленно открыла сверток, аккуратно развязывая тоненькие ленточки ярко-голубого цвета. Наверху всей стопки

88

вещей лежала маленькая записка всего лишь из двух слов: 'комната 82'. Это число сразу же напомнило Алисе двухвостых русалок на тёмном озере, но помотав головой, ей получилось его отогнать. Далее она смогла найти только болотно-зелёную форму. К удивлению девочки, на ней не было никаких опознавательных знаков школы. Когда сверток опустел, Алиса, предусмотрительно его сложив, прицелившись, кинула его в корзину, находившуюся на другой стороне комнаты. Послышался стук, и на полу оказалась довольно таки толстая тетрадь. Не понимая, откуда она могла взяться, Алиса взяла тетрадь в руки, осматривая замысловатый узор по всей обложке. Неожиданно, на ней начали проступать чьи-то аккуратные и маленькие буковки. Присмотревшись, Алиса легко смогла прочесть эту длинную надпись: 'ЭТОТ КНИДУС ПРИНАДЛЕЖИТ АЛИСЕ ВОДОВИЦЕ, ЧЕЙ РОД ИДЁТ ОТ САМЫХ ПЕРВЫХ ТАМОДЕЕВ, КОГДАЛИБО ПРОЖИВАЮЩИХ В КАРДИУСЕ. ДА ПОСЛУЖИТ ВРЕМЯ ТВОЕМУ ЧАСУ!!! Администрация школы,


 Демендиус Харткард' ― Книдус? ― вслух спросила Алиса, и тут же необычная тетрадь исчезла прямо на глазах у удивленной девочки. Для уверенности она даже пару раз провела рукой в

воздухе, но Книдус исчез, не оставив и следа от своего пребывания. После ещё нескольких бесплодных попыток, она в разочаровании глянула на часы, и, о время, уже было девять часов, а значит ― урок уже начинался через полчаса. Хотя, учитывая, что её учитель госпожа Шемирова, можно было не спешить. Алиса рывком соскочила с мягкого коврика, на котором она сидела и, наспех натянув на себя форму, выбежала за дверь, уже на ходу заплетая косу. Уже оказавшись в коридоре, она вдруг поняла, что совершенно не знает куда идти. Однако даже если бы знала, все равно бы не нашла его в лабиринте этого замка. К счастью, из-за поворота появился сгорбленный пожилой человек в униформе слуги. Впереди него ехала маленькая тележка с полотенцами и кувшинами. От них пахло разными маслами, но преимущественно ― чайным деревом. ― Простите, ― обратилась к нему девочка, ― а вы не знаете, где тут проходят уроки, а если точнее ― для первокурсников? Старик так сильно удивился, что до этого узкие глаза вдруг увеличилось, наверное, на пол-лица. Или его удивила такая вежливость или вообще вопрос девочки, но он все таки вернулся к предыдущему состоянию и, подозрительно поглядывая на Алису, указал прямо

89

вперёд, немного пошатываясь, скорее всего от пережитого шока. Наспех поблагодарив слугу, Алиса бросилась в указанную сторону, придерживая юбку, которая норовила подняться выше колен от бега. Повезло, что коридор оказался полностью прямым, и за все время бега Алиса не встретила ни одной двери или хотя бы окна. И вот наконец-то! Впереди светился дверной проем, в котором уже расхаживали какие-то люди, что, кстати, не остановило опоздавшую ученицу. Чуть приостановившись у дверей, она пулей влетела в класс и чуть не врезалась в учителя, из-за чего стала красной как помидор. ― Простите, что опоздала, ― еле дыша произнесла она. Какое-то время в классе стояла полная тишина, но её вдруг нарушил резкий хохот. ― Ты что, в замке никогда не была!? ― прозвучало с одной стороны. ― Переходы не для нас! ― ответил кто-то с другой стороны. ― Простите ― я заблудилась в коридоре, ― прокричал кто-то тонким голосом, пытаясь изобразить Алисин голос.

― Тихо! ― учительница даже не шелохнулась. Её каменное лицо оставалось спокойным и непринужденным. ― Почему вы не воспользовались тамуаром или не переместились в коридоре? ― учительница выжидающе уставилась на свою ученицу. ― Я... В общем... Не знаю... Не тут. ― Ладно, садись. Обратно ты пойдёшь с ним, ― она на кого-то указала, но Алиса даже не слушала, пытаясь найти себе подходящее место, чтобы её никто не видел. ― И так, меня зовут госпожа Хлакр, я ваш профессор по самым важным предметам: практике тамодейства, управлению сознанием, и часобехиру. К сожалению, ваша настоящая учительница, которая должна была провести вам ознакомительный урок, не смогла прийти. Пока её заменять буду я. По залу сразу же пронеслись любопытные шепотки: всем хотелось побыстрее начать учить эти новые предметы. ― В ваших комнатах уже находятся нужные принадлежности: учебники, тетради и все остальное, ― продолжала она своим спокойным равномерным голосом. ― Сейчас я проведу вам начальный урок. Госпожа Хлакр развернулась к детям спиной и положила руку на доску, на ней тут же начали вырисовываться буквы, которые сразу же сбежали друг другу, создавая слова: 'Ознакомление с повседневными проводниками таммы'.

90

Учительница повернулась к своим ученикам и прочитала название темы, видимо, для тех, кто плохо видел. Хотя Алиса таких в классе не нашла. ― Тамма ― это человек, обладающий тамодейными способностями, а как называется человек, не имеющий таких способностей, но проживающий в Кардиусе? Алиса сразу же вспомнила все насмешки Мартина. Сейчас они все казались далекими и несуществующими. ― Липсей, ― девочка всё таки решилась, надеясь на правоту своих догадок. ― Правильно, ― госпожа Хлакр посмотрела на свою ученицу. ― Неплохо! После минутной паузы учительница продолжила. ― Кто мне может сказать: какая вещь является повседневной, именно для вас, в тамодейном мире? ― она оглядела весь класс, выискивая смельчаков, но никто не рвался ответить. ― Господин Дран, я вас слушаю, ― какой-то темноволосый мальчишка, высоко поднимая руку, казалось, сейчас упадёт со стула, так высоко он тянул руку. ― Книдус, госпожа Хлакр. По классу прошли разочарованные шепотки, судя по всему, некоторые как раз хотели это сказать.

― А кто знает: как это расшифровывается? Может вы? ― только сейчас Алиса поняла, что все выжидающе смотрят на неё. ― Ваше имя? ― с нотками усталости спросила учительница. ― Алиса Водовица, госпожа Хлакр, ― ответила девочка, перебирая в голове все, что она знает об этом новом ей мире. ― Вы знаете как это расшифровывается, госпожа Водовица? Алиса отрицательно покачала головой, наблюдая как учительница что-то записывает у себя в блокноте, который только что появился из воздуха. В противоположной стороне кабинета началось движение, и девочка краем глаза заметила, что тот темноволосый мальчишка опять тянет руку. Учительница разочаровано вздохнула, оглядывая класс в надежде найти ещё кого-то, но никто больше не рвался отвечать. ― Да, господин Дран? ― Книдус ― это книга для управления сознанием, ― мальчик не отрывал глаз от своего стола, на котором лежала тетрадка, однако, к удивлению рядом сидящих учеников, она была пуста. Госпожа Хлакр удовлетворительно кивнула, переводя взгляд обратно на перепуганную девочку.

91

― Не беспокойтесь так, госпожа Водовица. Это всего лишь ознакомительный урок. Мне нужно знать уровень ваших знаний, учитывая то, где вы провели свое детство. Алиса от удивления широко открыла рот: неужели есть люди осведомленные в её жизни, и кто знает об этом? Она резко тряхнула головой, чтобы снять это выражение с лица, что не очень удалось ей, судя по лицу учительницы, которая СОЧУВСТВЕННО! смотрела на свою подопечную. ― Наконец, последний вопрос: зачем Книдус? ― Для управления сознанием, ― хихикнул кто-то с последнего ряда, и все одновременно засмеялись, поддерживая шутника. Даже темноволосый мальчишка молчал, уставившись в свою тетрадку. ― Книдус для того, чтоб вам было легче разобраться в своём сознании, так сказать, упорядочить воспоминания, полученные знания и многое другое. Люди из крайней параллели даже и представить себе не могут все возможности своего сознания, в то время как сильный тамма, или даже просто взрослый, может контролировать его. Вы только обучаетесь, ― весь класс замолк, не дыша слушая госпожу Хлакр, ― и поэтому вы будете использовать Книдус. Пока. Надеюсь в будущем, они вам не понадобятся. Хотя я не могу быть в этом

уверена, ― она обвела класс изучающим взглядом. ― А сейчас начнём практическую часть нашего урока. Дети насторожились, в то время как Алиса, казалось, взорвется от радости: она сможет опробовать свои силы в действии!!! ― Вызовите Книдус, ― продолжала учительница своим холодным голосом. По классу сразу раздался непонятный шелест, как будто все ученикам начали с шумом перелистывать страницы книг. Алиса удивленно повернула голову к своему ближайшему соседу. Им оказалась кареглазая девочка с, на удивление, светлыми волосами. Она смешно трясла двумя хвостиками, которые непослушно лезли ей в лицо, когда она наклоняла голову. В этот момент девочка достала свои часы, которые были такого же цвета, как и её глаза ― с зеленоватым оттенком. Часы послушно открылись, наверное, силой мысли, так как сама владелица часов, ничего для этого не сделала. Алиса настороженно следила за её действиями. Другие дети уже закончили, потому что тот шелестящий звук, который так громко разносился по всему кабинету, стих. Только иногда запоздавшие ученики, что-то увлеченно шептали.

92

Соседка уже провела круг прямо перед своим носом, ещё раз дернув головой, после чего пришлось опять убирать назойливые волосы с лица. Алиса, сильно сомневаясь в своих возможностей, медленно повторила за ней действия и чуть не стукнулась о стену: прямо в воздухе перед ней появился круг из голубого пламени. К счастью или наоборот, круг не спешил изменяться, и поэтому девочка снова обернулась к своей соседке. Та уже держала в своих руках маленькую тетрадку. ― Как ты это сделала? ― Алиса с восхищением рассматривала необычную обложку тетради. Казалось, узор на ней был...живым. ― Что? ― соседка бросила всего один взгляд на огненный круг, который все ещё пылал возле лица Алисы. ― Книдус, ― увидев сконфуженный взгляд свой соседки, она уточнила. ― Скажи шепотом: 'Книдус'. ― Спасибо! ― почти только губами поблагодарив соседку, Алиса про себя сказала название книги, и, к большой радости девочки, оттуда выплыла уже знакомая ей тетрадь. Когда предмет уже спокойно лежал на её столе, Алиса подняла глаза. Оказалось, что все обратили на неё свои взгляды, даже строгая госпожа Хлакр не сводила своего взгляда с попыток девочки.

― Теперь можно начинать, ― сказала она, и все одновременно повернулись к своим столам, как будто бы сразу забыли о нерасторопной однокласснице. Тетради шумно зашелестели, что, к удивлению Алисы, никого не удивило, а может даже и наоборот ― на некоторых лицах читалось настороженное, а может и ожидающее, выражение. Тетради уже остановили свое слаженное движение, и Алиса смогла легко прочитать название этого 'раздела' ― 'ВОСПОМИНАНИЕ'. Алиса повернула голову в сторону темноволосого мальчишки: тот с самым беспечным видом на всей Земле возил стрелкой часов по пустому листу. Если бы Алиса встретила бы его в своём мире, то наверняка бы приняла за какого-то зазнавшегося ученика, но не более того. От размышлений Алису прервал короткий хлопок, который раздался прямо перед её носом: госпожа Хлакр, судя по всему, не любила ждать. ― Я вижу: вы уже ознакомлены с этим материалом, госпожа Водовица? ― без какой-либо злости сказала она, холодно осматривая свою ученицу. ― Тогда вас не затруднит ответить нам, что мы делаем теперь. Справа раздался смешок, но девочка его, буквально, не слышала. Она внимательно копалась в своём воспоминании. 'Да уж, соображалка у тебя хоть-куды!', ― сказала ей однажды 'бабушка', когда увидела Алисин первый рисунок, на котором была изображена площадь,

93

на которой они были в тот день. И, позволю заметить, всего лишь один раз! Перед ней сразу всплыло название раздела тетради и темноволосый мальчишка, спокойно вырисовывавший что-то стрелкой часов. Мысль, хотя и странная, сама пришла ей на ум и, оставляя спокойное выражение лица, Алиса дотронулась стрелой к бумаге и на ней тут же появилась движущееся изображение, на котором девочка показывает свой рисунок пораженной 'бабушке'! Учительница только, недовольно фыркнув, все таки записала что-то в свою тетрадку, пробормотав что-то про неправильность обучение в другой параллели, что Алиса не заметила, потому что наконец-то облегченно вздохнула, мысленно поблагодарив отличника. Изображение на картинке не переставало двигаться, и поэтому девочка всецело погрузилась в созерцание этого 'театрального выступления': госпожа Хлакр в это время ходила по рядами, проверяя выполненное задание. ― Вставай быстрее! ― раздался чей-то голос прямо над головой Алисы сразу после окончания урока. ― Ты всегда так долго собираешься? Сами слова никак не трогали Алису, но то выражение, с которыми он говорил, вызвали в ней настоящего льва,

который, наверное, до этого спокойно спал в глубине её души. ― А почему это я должна спешить? ― Ты что не слышала, что сказала госпожа Хлакр? ― увидев немного удивленное выражение лица девочки, он немного смягчил тон голоса. ― В общем, я твой сосед. Он неловко протянул ей руку, все ещё поглядывая по сторонам, но уже не с таким рвением. ― В общем, меня...зовут Эрон Дран, но ты, наверное, это уже слышала... ― А меня зовут Алиса, ― заметив, что мальчик ожидает продолжения, она поспешно добавила, ― Алиса Водовица. ― Ладно...ну...в общем, ― от волнения лицо мальчика стало немного красным. ― Меня друзья ждут, так что поторапливайся. Я успею подбросить тебя до комнаты, а там, я надеюсь, ты сможешь сама зайти, ― при этих словах он окинул её надменным взглядом, открыто насмехаясь над ней. ― Эй, я потерялась случайно. Я бы посмотрела, как ты бы у нас в лифте от шока прыгал, ― при этих словах глаза у Эрона расширились до невообразимых размеров, в них без всякой сложности читалось, в большей степени детское, любопытство.

94

― Лифт? ― Да, лифт, ― посмотрев на заинтересовавшегося одноклассника, Алиса решила пояснить. ― Эта такая кабинка, которая...э-э-э...поднимается по воздуху на тросах вверх и вниз, перемещая...а-а-а...людей на нужные этажи. ― Круто! ― искренне сказал Эрон, забыв даже оборачиваться по сторонам, как он это делал вначале. ― И сколько тамодейства приходится на такой волшебный предмет? ― Тамодейства? ― Алиса была немного удивлена его вопросу. ― Нисколечко. Это всё механическая работа. Дело рук человека. ― Да? У нас в Кардиусе нет ничего такого. В принципе, оно нам и не нужно, ― он обреченно вздохнул. ― А мне так хотелось увидеть этот...лифт. Алиса уже хотела заверить мальчика, что это обязательно когда-нибудь произойдёт, как Эрон, подскочив на месте, и мельком глянув на часы, резко протянул за руку Алису, которая уже успела собрать свои вещи за время разговора ― Книдус уже сам исчез после того, как девочка его закрыла. ― Я же опаздываю! ― Эрон, буквально, тащил за собой спутницу, как на буксире.

Класс уже совершенно опустел, а в коридоре, на удивление, было совершенно пусто. Когда двое детей выбежали в коридор, невидимое, как ветер, течение подбросило их и понесло по коридорам-лабиринтам этого замка. Не прошло и минуты, как они уже стояли перед дверью с номером 82, точно таким же как и на бумажке, которая находилась в свертке. ― Вот твоя комната, ― он указал ей на дверь, и номерок, казалось, весело блеснул новоприбывшей гостье, ― а это ― моя. Так что, обращайся! Мальчик уже было направился в обратную сторону, от которой они...прилетели?, как Алиса не выдержала: ― А как мы сюда попали? ― Темнота... ― Эрон фыркнул и, заложив руки в карманы, медленной походкой направился туда, куда изначально шёл. Алисе осталось только проводить его взглядом. На сегодня ей хватит приключений.

95

Новое имя

Утренний свет не пробивался через маленькое окошко, которое находилось выше человеческого роста, из-за чего казалось, что в этой комнате навсегда поселилась тьма и даже не собирается отпускать из объятий своего последнего пленника. Талим не знал: сколько времени прошло с визита хозяина замка, но точно знал, что даже это не ослабит его желание сбежать. И, самое главное, ― подальше. У мальчика было много времени, чтобы обдумать все события произошедшие с ним за последнюю неделю: отсутствие письма от мамы, предательство Ален, няни, которой он доверял все свои сокровенные тайны, и его заточение в этом замке с человеком, назвавшим себя Катоа-Каха. Но безмолвные стены не могли или не хотели отвечать на его вопросы, которые, казалось, стуком отбивались в его сердце. 'Мне нужны ученики. Преемники', ― постоянно звучало у него в голове, отчего ему иногда казалось, что у него нет спасения, и участь, которую он так боялся, настигнет его, независимо от его желания.

Тихо скрипнула дверь, и яростный порыв ветра ворвался в комнату, взъерошив волосы Талима. В проходе появилась чья-то тень. Она медленными шагами заходила в комнату. К удивлению мальчика, сам обладатель этой тени не появлялся. Тень была сама по себе! ― Господин ждет, ― прошептала необычная тень, остановившись на пороге. Сейчас она меньше всего напоминала тень человека, отчего Талим чуть не споткнулся о гальку, которой был усыпан весь пол этой комнаты. Тень странно шелохнулась, и Талиму показалось, что она смотрит прямо на него. ― Иди-и за мной, ― тень развернулась и медленно поплыла по коридору, даже не ожидая мальчика. Дверь осталась открытой, и поэтому Талим, не теряя ни секунды, побежал вперёд по коридору, в сторону, обратную от которой ушла тень. Прошло наверное минут десять, а Талим все бежал. В этом бесконечно коридоре не было и намека на конец. Неожиданно в конце коридора появился маленький

96

огонёк, и мальчик быстрее помчался в его сторону, отчего он уже почти не чувствовал ног, но мысли о свободе как будто 'окрыляли' его. Когда до света осталось пара метров, мальчик понял, что это развилка: один из коридоров шёл прямо, а другой ― влево. Решив про себя, что он будет бежать прямо, он не заметил, как прямо перед ним возникла тень, о которую он больно ударился руками, когда пытался остановиться. ― Господин тут, ― прошептала она, опять ложась на пол. ― Быстрее! Талим еле дышал после быстрого бега, ноги просто его не слушались и, казалось, что они состоят из ваты. Руки, которыми он остановил удар, наверное были в ушибах, потому что движение ими причиняло боль. ― Я...не...могу, ― чуть ли не плача произнёс мальчик, но все таки попытался унять слезы: он не будет плакать, они этого не дождутся. Тень, казалось, какое-то время наблюдала за мальчиком, но после, открыв дверь кабинета, сказала так тихо, что даже Талим, сидящий рядом, еле её услышал: ― Для этого урока тебе конечности не нужны, ― она продвинулась под мальчика, и тот почувствовал прилив неизвестной ему энергии. Боль в руках сразу притихла, а

ноги обрели свою прежнюю твердость. Тень, наверное, слилась с его тенью, так как Талим не увидел её. Мальчик и не заметил, как оказался в кабинете хозяина замка. Вся комната была сделана из грубого камня, хотя и более аккуратного чем в комнате мальчика. Пол же был покрыт мелким песком ― кое-где даже встречались маленькие острые ракушки. Из мебели здесь были только темно-бордовый стол и большой, на всю стену, стеллаж, заполненный разнообразными, но в большей степени старыми, книгами. От всей комнаты исходило чувство чего-то древнего и неподвластного времени. Казалось, даже сырость, исходящая от камней, обладала разумом: она сразу приняла в свои объятия гостя. В середине комнаты, там где находился стол, сидел сам хозяин замка. Все это время он с интересом рассматривал своего пленника, но чаще всего его взгляд опускался вниз, где была тень мальчишки. ― Значит, ты смог приучить тень, мальчишка? ― Талим не ответил, но этого было и не надо: господин Катоа-Каха и так знал ответ на свой вопрос. ― Интересно, интересно. И сколько ещё способностей мы откроем у тебя? ― он постучал худощавыми пальцами по столешнице, не выпуская лицо мальчика своим цепким взглядом.

97

― Господин Катоа-Каха, ― Талим нервно сглотнул, с трудом поднимая глаза на него, ― Я хочу знать: зачем я здесь! ― на какой-то миг в голосе мальчика прозвучала твердость. Через несколько секунд тишины по комнате раздался громоподобный смех, который эхом отражался от стен, из-за чего казалось, что это тысячи теней, живущие в этом замке, повторяют за своим властелином. ― Да, ― в задумчивости проговорил господин КатоаКаха, ― именно поэтому мне и нравится твой характер. К сожалению, я уже дал ответ на твой вопрос. И я не сомневаюсь, что ты его помнишь. Комната как будто превратилась в вакуум: все стены начали повторять фразу, от которой Талим каждый раз просыпался ночью в этом замке. Эту фразу, услышать которую стало для мальчика хуже смерти. 'Мне нужны преемники...мне нужны преемники...мне нужны преемники', ― повторяли все стены замка под громогласный смех хозяина, заметившего, как побледнело лицо мальчика, а руки начали трястись. Вдруг господин поднял руку, и шум в замке прекратился. Талим боялся, что хозяин замка услышит, как бьётся его сердце: так гулко оно билось в груди. ― Я ценю твой страх, мальчик, ― немного подумав, он худощавым пальцем указал на дверь. ― Уходи тень!

Талим почувствовал, как силы уходят от него, и еле удержался, чтобы не упасть на пол. ― С-слушаюсь, господин, ― прошелестела тень и скрылась в дверном проеме, закрыв за собой мощные двери. ― Если ты будешь моим учеником, ― Талим облегченно вздохнул, услышав, что его назвали учеником, а не преемником, ― то у тебя должно быть имя. ― Меня зовут Талим, ― гордо выпрямив спину, произнёс мальчик. ― Талим...Талим, ― учитель мысленно перебирал что-то в голове: его чёрные глаза смотрели в пустоту. ― Нет! Раз ты здесь, то прошлое останется в прошлом. Твоё новое имя ― Вариса, ― он насмешливо посмотрел на своего нового ученика. ― Скоро ты и сам узнаешь, что это значит. А пока иди! Тень оповестит тебя об уроке. Двери медленно открылись, и мальчик, сам того не осознавая, поплелся по коридору в свою комнату. Иногда, как будто сквозь вату, до него доносилось шуршание и шипение, но он не обращал на это внимание. То единственное, что заставляло его верить в то, что у него есть шанс на спасение, пропало: он стал заложником этого замка.

98

Соседка

Резная дверь, перед которой остановилась Алиса, медленно отворилась, и яркий луч света, буквально, на миг осветил коридор. Алиса прищурила глаза, но все таки смело шагнула в комнату. Комнату невозможно было назвать комнатой, которую девочка привыкла видеть у себя в мире. Эту комнату можно было назвать квартирой или даже ― этажом. Широкими от удивления глазами Алиса рассматривала убранство своей новой 'квартиры'. На потолке, вместо люстры, висело маленькое солнце. Именно оно создавало столько света, хотя девочка уже успела привыкнуть к такому освещению. Все стены были деревянными с красивой резьбой в виде различных часовых стрел. На полу, к удивлению Алисы, росла самая настоящая трава. Такая же была на заднем дворе дома Алисы. А посреди комнаты росло маленькое дерево ― берёза. Её зеленые листочки легонько качались, отчего казалось, что в комнате есть ветер. Мебель же тут была полностью деревянная, но довольно таки приятная на вид. ― Привет! ― раздался чей-то голос, и Алиса только сейчас

заметила, что за столом сидит девочка. Приглядевшись повнимательнее, она узнала в ней ту самую девочку с непослушными хвостиками. Сейчас её волосы были распущены, что чрезвычайно ей шло. Девочка тоже её узнала, потому что тоже, немного округлив глаза, чуть не вскрикнула: ― Ты же и есть та новенькая из другой параллели, ― она вдохновенно посмотрела на свою соседку. ― Меня зовут Ио Найтис, а тебя? ― Алиса Водовица, а ты моя соседка? Ио Найтис только весело кивнула, из-за чего волосы упали ей прямо на лицо. Неловко поправляя их, она заметила, что её новая соседка все ещё стоит в дверях. ― Ну, ты проходи, ― она подбежала к одной из кроватей и убрала оттуда какую-то книжку. ― Это же и твоя комната! Алиса подошла к своей кровати и немного удивилась, когда под ней оказался её чемодан, который она собрала в замке своего

99

отца ― Времедоне. Открыв, она обнаружила, что все вещи были на месте и даже больше: там оказались несколько старых и новых книг. Их названия гласили: 'Самые повседневные тамодейные заклятия', 'Тамодейные существа', 'Книдус. Использование и функции' и так далее. Ио Найтис оказывается все это время стояла у неё за спиной. ― У меня точно такие же, ― она ещё раз бросила взгляд на лежащие в чемодане учебники, и побежала к своей кровати ― распаковывать свои вещи. Прошло всего четверть часа, а вещи в комнате уже лежали на своих местах. Шкаф девочки решили поделить пополам ― там как раз было четное количество полок. Алиса разместила в нем свое небольшое количество одежды, купленной ей отцом. Ио тоже не хвасталась богатым гардеробом. Он состоял только из двух ночных комплектов, школьной формы и повседневной одежды. Солнце, заменяющее люстру, уже начало садиться, предвещая вечер. Свет в комнате немного потускнел. Уроков, к счастью обеих девочек, не задали, и поэтому они с удовольствием сели на общем диване. Он был почти такого же цвета как и трава под ногами. ― А ты не знаешь, откуда у нас с тобой такая комната? ― спросила Алиса, оглядывая помещение любопытным взглядом.

Ио сразу сделала задумчивый вид и как будто застеснялась. Она долго смотрела на свои ноги, что-то решая по себя, а потом резко подняла свою голову. ― Это я её создала, ― полушепотом ответила она, как будто боясь, что её услышат. На лице Алисы отразилось смятение в вперемешку с восторгом. Ио, не поняв, что это выражение значит, повторила громче: ― Это я её создала, ― решив, что надо объяснить, она продолжила. ― Дело в том, что у меня есть дар... Я могу вызывать картинки из своего воображения или сознания ― называй как хочешь, ― в действительность, ― она с сомнением остановилась, поглядывая на свою соседку. Алиса же, на удивление Ио, отреагировала очень даже положительно. Она пару раз весело вскрикнула. ― Вау, мне очень нравиться. И что, ты можешь выбрать совершенно любую картинку. И даже человека? ― её глаза загорелись любопытством и желанием. Ведь не так давно она видела видение своего отца, где смогла впервые увидеть свою маму. Ио немного смутилась похвалой и таким интересом свой новой подруги, но последние слова, сильно её насторожили. ― Людей вызывать нельзя: это запрещено Трусветом, ― услышав знакомое слово, Алиса встрепенулась: для неё

100

всё, касающееся испытаний, было, буквально, под запретом. ― Но вообще это возможно. Только эти люди будут не настоящими, ― увидев округленные глаза соседки, Ио пояснила. ― Имеется в виду, что для человека, из чьих воспоминаний взят человек, он будет очень и даже очень реальным, вплоть до прикосновений, но для остальных ― человек будет чем-то невидимым, прозрачным, не существующим. Алиса не произвольно издала разочарованный всхлип. Мысль о том, что она опять сможет увидеть маму и даже быть с ней, как будто зажгла её: с самого детства это было самое заветное желание девочки. Ио Найтис, приняв этот всхлип на свой счёт, попыталась утешить свою подругу, приобняв за плечи. ― А ты знаешь... ― она не договорила фразу: из под кровати Алисы выбежал, немного спотыкаясь, маленький чёрный пушистый котёнок. Он пару раз пискливо мяукнул и, перепрыгивая через траву, помчался к дивану, на котором сидели девочки. ― Такой котёнок был у меня дома, ― сказала Ио следя за пушистым клубочком, непослушно елозившим по траве. Алиса сначала посмотрела на свою подругу, как бы спрашивая разрешения, после чего медленно и аккуратно взяла котёнка на руки. Котёнок ещё раз пискнул, после чего громко заурчал, подставляя мордочку под руки девочек. Они заливисто засмеялись и даже не заметили, как наступил вечер: искусственное солнце совершенно

скрылось за шкафом, а вместо него в небо поднялась луна. ― Пора спать, ― Ио хлопнула в ладоши, и котёнок исчез. ― Завтра нам предстоит трудный день. По очереди умывшись, девочки спокойно легли к себе в чистые постели: каждый день по Тамодейной школе ученикам раздавали чистое белье. Луна все ещё светила на потолке, и Алиса, всматриваясь в её пятна, как будто ожидая найти там живого человека, не заметила как уснула крепким сном. Ио смогла заснуть пятью минутами позже.

101

Урок Тамодейных существ

Алису разбудило яркое солнце, которое упрямо лезло в глаза, намереваясь разбудить спящую девочку. Неловко убрав прилипшие ко лбу волосы, она глянула на постель подруги ― та, казалось, уже давно встала: её постель была аккуратно застелена. Девочка обрадовалась, что все это не оказалось сном. Вдруг что-то чёрное схватило её за подол платья, от испуга Алиса чуть не свалилась с постели, но это всего лишь оказался котёнок, которого вчера 'надумала' Ио. Он ещё раз мяукнул, привлекая к себе пока ещё сонную хозяйку. Алиса в ответ слегка погладила его по мягкой шерстке. По воздуху разносился приятный запах свежей выпечки и гречневой каши. Она хорошо помнила его: 'бабушка' не могла начать день без хорошей тарелки такой каши. Котёнок, явно чующий еду, пискнул и, буквально, полетел в сторону противоположной стены. Увидев, куда направляется чёрный комочек, Алиса улыбнулась, хотя то, что запах шёл непонятно откуда, настораживало. Как только котёнок подошел к стене, она на миг развалилась, и храбрец исчез в её недрах. На долю секунды девочка

услышала весёлый звон вилок и ложек, но он тут же исчез. Не успела Алиса сама проверить прочность стены, как оттуда вышла бодрая Ио, не обратив внимания на мешающее препятствие. ― Ты чего не идёшь завтракать? ― в это время девочка уже дожевывала бутерброд, который она держала в левой руке. ― Завтракать? Где? ― Алиса с сомнением посмотрела на стену, из которой вышла соседка. ― Вот, глупышка! ― Ио махнула свободной рукой. ― Ты что, никогда не видела межпространственную комнату? ― она сделала брови домиком. ― Не-а. А что это такое? Вместо ответа Ио Найтис протянула свою руку, помогая встать с кровати. Вдвоем они вплотную подошли к стене, и Алиса почувствовала как её туда, буквально, засасывает. Чувство было такое, будто идёшь через сахарную вату, тягучую и плотную.

102

Все 'путешествие' заняло несколько секунд. Кухня оказалась довольно таки просторной комнатой. Обои здесь были с одуванчиками, а пол простой ― паркетный. Прямо над окном висели часы в форме кошки. Их глаза ходили туда сюда, подражая секундной стрелке. Алиса подалась порыву и подошла к окну. Вид здесь был просто завораживающий! Гигантские скалы с снежными вершинами отливали золотыми цветом под лучами утреннего солнца. От окна сразу повеяло горной свежестью вперемешку с запахом грибного дождя. ― Мы сейчас находимся в другом месте. В горах, ― подтвердила её догадку Ио. Мельком оглядев комнату, Алиса заметила, что здесь совершенно нет дверей. ― А можно выйти отсюда? Бросив грустный взгляд на окружающий пейзаж, Ио отрицательно покачала головой. ― Именно поэтому здесь нет никаких дверей, а окна запечатаны узами нерушимости. А они непоколебимы, ― несколько минут обе девочки молчали, рассматривая вид из окна. ― Ну ладно, давай есть! Мин слезь со стула! Только сейчас Алиса заметила, что котёнок сидит на стуле и смотрит на неё своими необычными зелёным глазами.

Девочка попыталась ему улыбнуться, и тот, весело пискнув, послушно спустился на пол, неуклюже переставляя лапами. Завтрак оказался на удивление вкусным и питательным. Но более необычными было то, что Ио приготовила его сама, пользуясь своей фантазией в прямом смысле: все продукты были 'вытащены' из её памяти. ― А почему еда и даже котёнок, которых ты вытащила...настоящие? А люди нет? Ио немного помолчала, доедая свою порцию каши и запивая все это томатным соком. ― Люди ― существа очень непонятные. Я имею ввиду в смысле чувств. В отличии от других они не всегда управляемы, отчего их очень тяжело...создавать из воспоминаний реальными. Животные же, например, больше связаны...со своим духом, и вытащить их намного легче, хотя они и не так уж и реальны, как мы с тобой. Алиса молча изучала крошки на столе, переваривая информацию. Для неё этот дар казался каким-то всемогущим чудом. Ведь сколько возможностей может подарить этот талант! ― А ты знаешь, я очень удивлена, что ты была...в восторге от моего...таланта.

103

― Почему? ― Алиса была поражена: неужели у кого-то эта новость вызвала другие чувства?! ― Ну-у... Разве тебе на стало немного страшно? Ведь мои создания на всегда могут быть хорошими и милыми, но что самое страшное, ― она перешла на полушепот, перегнувшись через весь стол к собеседнице, ― я не всегда ЭТО контролирую, ― взгляд у девочки стал жутко перепуганный, как будто бы она боялась, что её могут услышать. От оцепенения девочек вывел тонкий писк: Мин запутался в веревке, которая лежала на полу, и теперь яростно пытался от неё освободится. Алиса первая подала голос, громко засмеявшись смешным попыткам котёнка. Ио уже побежала его развязывать, вторя своей подруге. Когда котёнок был развязан, а посуда перемыта, девочки не спеша одели форму и, заглянув в расписание, которое было предусмотрительно повешено на стенку между кроватями, достали учебники: 'Использование часов' и 'Тамодейные существа'. Дверь, как оказалось, блокировалась специальным паролем, который подруги заранее придумали: 'КотМин'. Самому обладателю пароля пришлось исчезнуть после нескольких хлопков Ио: оставлять маленького котёнка одного было бы слишком рискованно.

Когда дверь закрылась, и громко щелкнул замок, Алиса уже собиралась направиться по коридору, как подруга остановила её, придержав за руку. Девочка обернулась в том направлении, в котором указывала подруга. Возле стены, соединяющей комнату 82 с соседней ― 81, прислонившись к ней и скрестив руки на груди, стоял Эрон. Он ожидающе постукивал носком ботинка. Когда захлопнулась дверь, он резко повернул голову в сторону девочек. ― Сколько можно ждать? ― он возмущённо вскинул руки, чуть не свалившись на пол, но смог удержать равновесие. Ио сразу же сделала удивленное выражение лица, подняв брови домиком. Алиса только ошеломленно пожала плечами: такой заботы со стороны этого задаваки она никак уж не ожидала. ― А почему это ты нас тут ждёшь? ― первой опомнилась Ио, пародируя позу Эрона, за что заслужила смешок со стороны подруги. ― Во-первых, не ВАС, а её, ― он кивком головы указал на Алису. ― А во-вторых? ― подруга Алисы демонстративно согнула большой палец и уже готовилась к указательному.

104

― А во-вторых, ― передразнил её мальчишка, ― если есть во-первых, то не всегда должны быть во-вторых. Алиса молча следила за этой маленькой перепалкой, понимая, что это далеко не первая и далеко не последняя. ― Она пойдёт со мной, ― Эрон уже протянул руку, чтобы схватить девочку, но Ио грозно встала впереди, закрывая собой подругу, за что Алиса была ей благодарна. ― Нет. Я сама пойду с ней, ― и не ожидая ответа, Ио, крепко сжимая руку подруги, отошла на пару шагов назад. Алиса успела только увидеть, как мальчишка, как в замедленной съёмке, протянул к ним руку, перед тем как почувствовать сильное течение, которое схватило двух девочек и понесло, казалось, с световой скоростью по коридору. Не прошло и минуты, а девочки благополучно оказались возле двери кабинета. Приглядевшись, Алиса заметила, что это был другой класс. Дверь здесь была кованной с деревянными стрелками по бокам. Сам класс оказался на удивление большим и чем-то напоминал амфитеатр. Несколько учеников уже сидели на своих места. Когда Алиса с Ио зашли в кабинет, какие-то ученики повернули голову в сторону пришедших, но, потеряв к ним любопытство, отвернулись снова, возвращаясь к своим собеседникам или конспектам.

Как только девочки успели сесть на свои места, как в проходе появился Эрон. Он злобно осмотрел класс в поисках соседок. Обнаружив цель, он оскалился и было направился в их сторону, но в кабинет вошёл учитель, из-за чего ему пришлось быстро найти свободное место. Алиса, перекинув взгляд с мальчика на пришедшего учителя, решила получше рассмотреть его. Это был довольно таки полноватый мужчина с маленькой бородой. На нем был бежевый пиджак с золотыми запонками и брюки телесного цвета. Его рыжие волосы были зачесаны назад и, казалось, блестели при свете ламп. Учитель встал рядом со столом, опершись на него рукой. По его лицу была видно, что он ожидает прихода всех учеников. Когда все парты были заняты, учитель, погладив свою бородку, медленными шагами подошел на середину своей 'сцены'. ― Здравствуйте, ― он медленно обвел взглядом учеников, ― я ваш учитель по Тамодейным существам. И сегодня наш первый урок. Дети заинтересованно уставились на своего учителя, ожидая продолжения. Но учитель как будто не торопился рассказывать: он ещё раз обвел своих учеников взглядом и погладил бороду, задумчиво цокнув языком.

105

― Меня зовут господин Родан, и мы с вами будем вместе ещё два года. Отовсюду прозвучали радостные вскрики: дети были очень рады тому, что наконец смогут постигнуть тайны науки, которые так долго не открывались им. ― Сейчас, дети, откройте книги на первой главе. Заинтересованные ученики поползли в свои сумки и портфели, некоторые, принесшие вещи в руках, неловко косясь по сторонам, подняли учебники со стульев ― среди них были и Ио с Алисой. Когда все учебники были положены на стол и раскрыты на нужных главах, господин Родан, погладив свою бородку, продолжил урок своим баритоном. ― Эта глава называется: 'Панком кё сата кайта', что в переводе с хинди означает 'кошка с крыльями'. Алиса живо представила себе тех существ, которые были запряжены в кареты, в которых девочка и её семья прилетели в школу. Посмотрев на картинку, она подтвердила свою догадку: зеленые кошачьи глаза почти яростно смотрели с картинки; драконий хвост, казалось, сейчас начнёт двигаться: так реалистично была сделана картинка; крылья, слегка с голубым переливом, были под цвет глаз и казались устрашающими.

― Этих существ люди просто называют кокры. Надеюсь, вы поняли почему. 'От сокращения 'кошка с крыльями', ― автоматически подумала Алиса: она с детства приучилась решать всякие ребусы и загадки. ― Кокры очень часто встречаются в нашем мире, почти также часто как кошки ― в крайнем, ― Алиса удивленно вскинула бровь: из его слов следует, что кошки в ЭТОМ мире все таки редкость, а может даже исключение. Невольно она скосила взгляд на свою подругу, та, к счастью, ничего не заметила. Значит, Ио тоже была из её мира! ― Вы все могли их видеть, когда прибыли сюда, но на сегодняшнем уроке мы изучим это необычное животное поглубже, ― он ещё раз погладил свою бородку, после чего повернулся спиной к ученикам и начал поиски под столом. Класс замер в ожидании. Самые смелые, перегнувшись через свои столы, пытались что-либо разглядеть через плечо господина Родана, но его тучная фигура закрывала весь обзор, и смельчаки разочаровано возвращались на места. Через несколько минут копошения за столом закончились, и перед детьми появился округлый предмет с выпуклостями в виде шишек. Необычный артефакт был зелено-фиолетовым с лёгким переливом. Присмотревшись, Алиса обнаружила, что это кувшин, который ей был знаком. Пытаясь вспомнить, где она

106

видела его, девочка не заметила, как подруга уже который раз подаёт ей знаки: в Алису угодил брошенный Ио бумажный комочек. Алиса, вытирая лицо, куда попал 'снаряд', посмотрела на жестикулирующую подругу: та держала что-то перед лицом. Это был форзац учебника по Тамодейным существам. Всё ещё недоумевая, Алиса развернула свой и удивилась: прямо на нем был нарисован тот самый кувшин зелено-фиолетового цвета. 'Раксака', ― прочитала девочка название этого предмета, написанное большими буквами. ― Подождите минуту, ― отвлек Алису из разглядывания картинки голос учителя. ― Нетерпеливые какие! Все взоры ребят сразу оторвались от созерцания форзаца учебника и уставились на господина Родана. Учитель уже поднял Раксак над головой и, произнося какие-то слова, которые не слышно было даже с первой парты. Ученики так разочаровались в необычности происходящего, что хотели уже встать с мест и уйти, но в кувшине, как будто в вулкане, началось движение. Какоето вещество, похожее на туман, медленно вытекало из горловины сосуда. Соприкоснувшись с воздухом, оно тот час же исчезало. По классу прозвучал звук, напоминающий шелест листьев.

Не успели дети и удивиться, как громкий рев, буквально, заполнил весь кабинет. Казалось, он раздается из каждого угла, каждой щёлки. Некоторые интуитивно спрятались под столы, прикрывая руками уши. Алиса осталась сидеть на месте, не способная двигаться. Когда девочка поняла, кому принадлежит этот голос, они уже 'выплыли' из сосуда. Кокры. Господин Родан, ничуть не испугавшийся, продолжал держать Раксак над головой, но теперь его губы не двигались: он перестал произносить заклинания и теперь, чуть ли не с интересом, наблюдал за происходящим. В это время Алиса, буквально, на миг перестала дышать: голова одного из существ повернулась в её сторону, и зеленые глаза уставились на девочку, источая злобу. Девочка, не в силах отвести взгляд, почувствовала, как тонет в глубине этих зрачков, как в озерах. Но тут произошло неожиданное: кокры сорвались с места и побежали, или скорее полетели, в сторону перепуганной на смерть Алисы. Единственное, что успела сделать девочка до того, как они её 'схватили' ― это поднять руки к лицу и зажмурить глаза. Вдруг весь шум исчез, оставив девочку в безмолвии, которое пугало своей пустотой звуков. Почувствовав безопасность, Алиса медленно открыла глаза. Со всех сторон её окружала пустота!

107

Белый цвет немного слепил глаза, но девочка уже привыкла. Решив, что лучшим способом выйти отсюда, будет поискать выход, девочка, встав с коленей, медленно прошла вперёд. К своему удивлению, она даже не слышала звука своих шагов, что сильно настораживало и было очень непривычно. После нескольких минут бессмысленного хождения, впереди показалась чёрная точка. Она быстро приближалась, хотя Алиса уже давно остановилась. Из чего она решила, что это живое существо. Не прошло и минуты, как тёмная фигура человека стояла перед девочкой. Тёмные глаза уставились в лицо девочки. ― Я знал, что ты попадешь сюда, ― начал незнакомец. Его худощавые пальцы были накрепко 'прикованы' к длинному пальто. ― Да, он был прав: в тебе невиданная сила. Алиса немного отстранилась, сделав два шага назад, что не утаилось от незнакомца ― он встретил эту попытку к побегу ухмылкой. Вдруг ухмылка заменилась серьёзным лицом, и он положил свои руки на плечи девочки, немного тряся. ― Когда-нибудь ты сама придёшь ко мне не здесь и не сейчас, ― он оглядел то место, где они находились. ― И сама согласишься отдать свою силу. Но пока не время...пока не время... не время, ― все, что находилось вокруг, начало медленно исчезать и последнее, что почувствовала Алиса ― это взгляд тёмных глаз.

Она резко вскинула голову и обнаружила, что всё ещё находится в классе: учитель только-только положил Раксак на стол, и любопытные ученики тут же перегнулись через столы, чтобы получше рассмотреть диковинку; Ио сильно жестикулировала на соседней парте, и Алиса еле успела, чтобы закрыть щеку от удара бумажкой. Не обращая внимания на старания подруги, она открыла страницу на нужном месте и обнаружила там ту же картинку кувшина и надпись 'Раксак'. Помня, что сейчас произойдёт, она закрыла уши руками и вовремя: по классу пронесся громоподобный рык, который ввёл нескольких учеников в ступор. Алиса знала, что сейчас из кувшина вылетят кокры и, боясь прошедшего случая, пригнулась поближе к столу. Уже несколько минут ничего не происходило, и кто-то, явно потерявший интерес, начал рычать в тон звуку, разносившемуся по классу. Это оказался Эрон. На его лице на было и капельки страха, в то время как его друзья через силу пытались смеяться, неловко косясь на кувшин в руках учителя. ― Простите, ― сказал господин Родан, опуская кувшин на стол: Раксак сразу перестал испускать туман вместе со звуками. ― К сожалению, сегодня я не смогу вам показать наглядно, как выглядит кокр. По классу пронеслись огорченные вздохи после того, как они услышали, что хотел им показать учитель. Алиса

108

невольно округлила глаза: она же видела, что все получилось! ― Урок окончен! ― дети рывком выбежали из кабинета. Господин Родан остался стоять у стола, разбираясь с артефактом ― он всячески его крутил и вертел, выискивая проблему. Ио сразу же оказалась возле подруги, держа учебник перед собой. ― Неужели я уснула на уроке? ― спросила её Алиса: раньше с ней такое никогда не случалось. ― Нет, ― удивленно покачала головой Ио, ― с чего это ты решила? ― она замолчала, вспоминая урок. ― Ты только ручку с пола поднимала, ― она пожала плечами и начала спускаться вниз, чтобы выйти из класса. На самой нижней ступеньке она обернулась и кивком позвала Алису, неподвижно стоящую возле своего стола. Девочка вышла из ступора и, перепрыгивая через ступеньку, побежала за подругой. Возле учительского стола девочка остановилась. Один вопрос постоянно крутился у неё на языке, но она боялась задать его подруге. ― Простите, а разве у вас не получилось вызвать кокров? Господин Родан удивленно поднял глаза на ученицу и, перестав вертеть кувшин, ответил:

― Нет, юная госпожа. Сегодня мы их не видели. Поразившись ответу учителя, хотя она и догадывалась об этом, она стремглав побежала за подругой, опасаясь вопросов со стороны господина Родана, оставив его в полном замешательстве.

109

Вариса

Прошло всего несколько дней, а мальчик уже заболел горячкой. Каждую ночь он просыпался в бреду, обтекая потом, который крупными каплями стекал с его лица на постель. Именно в эти моменты по замку гулял сквозняк. Он проникал в комнату через все щели (которых было много) и, словно огонь, обжигал кожу. 'Кто я?... Что я?...', ― метался в бреду мальчик, скидывая с себя жгучее одеяло. 'Ты ― Вариса', ― шептало нечто, притаившееся в каждом уголке его сознания. 'Нет! Нет! ― мальчик ловил воздух ртом: ему казалось, что его больше нет, и он умрет. ― Меня зовут...меня зовут Та...', ― он усердно рылся в своей памяти, вспоминая свое имя. 'Вариса, ― тихо подсказывало нечто. ― Тебя зовут Вариса'. 'Нет! Это не правда! ― ещё яростнее кричал мальчик, пытаясь отбиться от назойливой мысли. ― Та...Тал. Я должен вспомнить. Должен'.

'Забудь это имя, Вариса! ― нечто вдруг выросло в размерах и своей тенью накрыло пленника. ― Ты теперь другой! Ты теперь мой, Вариса!'. 'Вариса...Вариса...Вариса', ― шептали стены, свистел ветер, шелестело одеяло. 'Пожалуйста', ― почти только губами прошептал мальчик и ушёл в безмятежный сон, не в силах бороться. Утро было очень пасмурным, из-за чего в и так тёмной комнатке совершенно не было света. Дверь привычно распахнулась, и на пороге оказалась тень. Она недолго оглядывала мальчишку, как будто ждала приказа. 'Буди', ― услышала она возле себя (у теней нет мыслей). Она тихо ползла по гальке, издавая тихий шелестящий звук, похожий на шуршание страниц. Сам мальчик безмятежно спал, укрывшись грубым полотном, которое служило ему одеялом. Ничто не указывало на прошедшие мучения мальчика. На кровати не было и капли пота, а его волосы были аккуратно уложены.

110

― Вставайте, мой господин, ― прошипела тень, касаясь лица мальчика. Какое-то время казалось, что мальчик не слышит, но потом он спокойно открыл глаза. На его лице на было даже синяков под глазами, означающих беспокойный сон. Он бодро встал с кровати и посмотрел на своего слугу, который, наверное, тоже смотрел на него. ― Вариса, господин тебя ждет, ― опять прошипела тень, разворачиваясь к выходу. Мальчик при звуке своего имени, буквально, на секунду дернулся, а его лицо перекосилось как от боли. Казалось: ещё чуть-чуть и он закричит так, как кричат люди, потерявшие что-то дико родное и близкое. Но ни звука не вышло из его рта. Слуга наблюдал за этой переменой в лице мальчика и с любопытством ожидал конца. Кто знал, чья судьба решалась в этот короткий миг? Но лицо мальчика вернулось к своему прежнему выражению. ― Хорошо, тень, ― он посмотрел на дверь. ― Веди меня! ― С-слушаюсь, господин, ― тень издала короткий смешок. В это время, где-то в глубине замка, там, куда никто и никогда не заходит кроме самого хозяина, раздался громкий полный грусти и ненависти крик. Стены подземелья затряслись под его силой, мощной и

свирепой. А пленники, находящиеся рядом, закрыли уши руками, бессильно перед этим криком, который проникал в сознание и эхом распространялся по всему телу. Вскоре крик стих, а вместо него раздались тихие всхлипы, растерявшие свою силу. Даже тречи, привыкшие к этому, невольно пожалели нового пленника. По-крайней мере это первый ребенок и, как надеялись многие из них, последний, который попал сюда. Вариса послушно шёл за тенью. Его сознание было как пластилина ― каждый, кому только хотелось, мог вылепить из него то, что ему нужно. Тень, шедшая впереди, иногда посмеивалась, радуясь, что может принести своему хозяину добрые вести. Это было единственное, что приносило удовольствие тенями и, наверное, единственное, что они могли делать. Возле второго поворота они повернули направо, шагнув в тьму, окутавшую Вариса с головы до ног. Но мальчик уже не боялся: в нем не осталось места для страха. Он был пуст. В конце коридора появился просвет, и мальчик заспешил туда: тень уже давно исчезла в темноте коридора. Гостиная освещалась только одной свечкой, одиноко стоящей посреди комнаты на маленьком туалетном столике. Длинный стол стоял у левой стены. Во главе стола уже сидел учитель. Сложив руки замком, он вглядывался в проход, ожидая одного из своих

111

учеников. ― Он идёт, хозяин, ― прошелестела тень, подбираясь под руку хозяина. ― Он сдался, ― сладострастным голосом продолжила тень. ― И теперь он полностью ваш, повелитель. ― Хорошо, тень, ― Катоа-Каха, все ещё всматриваясь в коридор, немного помедлил. ― Но следи за ним, а особенно за ТЕМ. Не прошло и секунды, как в проходе появился Вариса. Его волосы немного сбились при ходьбе и сейчас неуклюже падали на глаза, но мальчик, казалось, не замечал этого. Замедлив шаг, он встал на колени возле стула учителя и, уткнувшись головой в ноги, произнёс: ― Я ваш, господин Катоа-Каха, ― он слегка поцеловал руку учителя. ― Я согласен быть вашим учеником. ― Хорошо, ― сухо сказал Катоа-Каха, любопытно рассматривая мальчика. ― Садись за стол, ― он указал на место по правую руку от себя. Вариса с честью принял приглашение и уселся на предложенное место. ― Ну как, Вариса, тебе нравиться у нас? Лицо мальчика опять перекосилось, а рука начала дрожать.

Учитель внимательно наблюдал за его реакцией. 'Судя по всему, он ещё не полностью свободен, ― про себя усмехнулся он. ― Но ничего, это дело поправимое'. ― Да, ― превозмог себя мальчик, ― спасибо, господин учитель. ― Я вижу ты все ещё не можешь справиться, Вариса, ― мальчик поднял глаза от своей тарелки, удивленно округлив глаза. ― Но не беспокойся: это не надолго. Стены моего замка очень крепкие и твоя душа не сможет долго связываться с тобой. Ещё не было такого человека, который смог бы это превозмочь. Он не сможет пойти через время, которое впиталось в стены моего дома. ― Учитель, зачем вы это мне рассказываете? ― Я хочу, чтобы ОН знал, ― Катоа-Каха встал из-за стола и уставился на ученика. ― Я хочу, чтобы ОН и не пытался это сделать. Вариса почувствовал толчок в спину и чуть не свалился со стула. В это время ещё один яростный вопль прозвучал в безмолвии подземелья. В этом крике смешалось все: ненависть, безнадёжность и самое главное ― желание. Желание изменить то, чем оно является. Талим безнадёжно упал на каменный пол, чувствуя, что теряет свои силы. ― Нет, я не должен! ― окрикнул он себя и резко встал на ноги. ― Я не могу так просто сдаться!

112

Его каменная клетка, а теперь вечный приют, протянула к нему холодные руки, заключая мальчика в объятия. Талим недовольно поежился. Из дальнего угла послышались стоны и мольбы. Значит опять кто-то не может смириться. Значит опять кто-то будет бороться. Мальчик просунул голову через прутья клетки, но ничего не смог разглядеть. Даже сейчас эта темнота пугала его. Талиму казалось, что она может навредить ему. А значит, он не может сдаться.

113

Кошмары Ио и школьный парк

Следующий урок был только через пятнадцать минут, а значит у девочек было время на обед. Коридор опять перенёс Алису и её подругу к дверям их спальни, и подруги, одновременно прошептав пароль, забежали в комнату. ― Я не понимаю, почему ты думаешь, что что-то произошло? ― Алиса который раз пыталась доказать подруге, что ничего случилось, но все её доказательства не удовлетворяли любопытства девочки. ― А зачем ты тогда спросила учителя? ― Ио хитро улыбнулась, поглядывая на подругу. Алису терзали сомнения насчёт того, рассказывать ли, пока девочка сама не разобралась в этом. Она опасалась быть не понятой, а может даже увидеть разочарование или даже испуг в глазах Ио. ― Ты мне можешь доверять, ― Ио Найтис положила руку на плечо своей подруги. Алиса грустно вздохнула. Если и есть человек на всей Земле, которому она может довериться, так это Ио.

― Я ещё не очень поняла, что произошло. Дело в том, что я видела, как из Раксака вылетели кокры и помчались на меня, ― Ио удивленно вскинула левую бровь. ― Когда я открыла глаза, я увидела, что все белого цвета, а потом появился ОН. Этот незнакомец впился в меня взглядом своих тёмных глаз и сказал, что я сама приду к нему, ― Алиса замолчала, вспоминая прошедшие события. ― Он исчез, и я опять оказалась в классе, но что самое странное ― в прошлом. Ио все это время молча слушала рассказ подруги, не перебивая. Под конец она задумчиво помотала головой. ― Может это было видение? ― наконец высказала свою гипотезу подруга. ― Я слышала, что такое бывает. ― Нет, я почему-то уверена, что это было реально. Я почувствовала, когда он схватил меня за плечи. Алиса бросила взгляд на стену и чуть не закричала. ― О нет, мы уже опаздываем! Ио, встрепенувшись, схватила подругу за руку и стремглав выбежала из комнаты. Резко закрыв дверь, они выпрыгнули в коридор, и он мгновенно перенёс их в

114

нужный кабинет. Им оказался тот самый класс, в котором у девочек был ознакомительный урок. К счастью, учительницы ещё не было, и девочки благополучно сели на свои прежние места. Алиса нервно пыталась вспомнить, какой сейчас урок. А, точно, управление часами. Или, как говорила госпожа Хлакр, часобехир. И тут девочка вспомнила про учебник, который она забыла в своей комнате. Повернувшись к подруге, чтобы предупредить её о пропаже, она заметила, что в руках у последней уже был учебник. Заметив зоркий взгляд подруги, Ио повернулась и поняла причину. ― Хм. Алиса, просто вызови Книдус и достань учебник, ― она кивком головы указала на висящий в воздухе Книдус, раскрытый на странице 'Комната'. Последовав совету подруги, Алиса достала из кармана часы и погладила нежно-голубую крышку. Эти часы напоминали ей о маме, которую она когда-то знала и видела в видении своего отца. Она провела круг и оттуда величественно выплыл Книдус, озаренный голубым пламенем. Перемотав страницы, она наконец нашла нужную и чётко представила себе учебник. Вот часы, нарисованные на бордовой обложке, а посредине большими буквами написано 'Часобехир'... Книга беззвучно упала на стол,

вывалившись, наверное, из страницы; сама тетрадка, выполнив работу, исчезла. Госпожа Хлакр опаздывала. Алиса посмотрела на подругу: та уже разговаривала с какой-то девочкой, сильно жестикулируя и выводя какие-то пасы в воздухе. Алиса невольно присмотрелась к однокласснице. Она была небольшого роста с короткими, до плеча, волосами каштанового цвета. Её глаза имели немного миндалевидную форму и имели тот же цвет, что у Ио. Губы были правильной формы и, присмотревшись, Алиса узнала в них губы подруги. Вообще все лицо одноклассницы было ей знакомо, кроме, кажется, носа, который был вздернут вверх. Ещё до того как девочки подошли к её столу, Алиса знала, кто её одноклассница. ― Алиса, это моя сестра, Мия, ― представила её Ио. Мия приятно улыбнулась, протягивая довольно таки маленькую ручку. Алиса ответила ей тем же, и Мия смущенно убрала челку за уши. ― Рада познакомится! ― Алиса опять перевела взгляд с Ио на её сестру и ещё раз удивилась их сходству. Мия, видимо заметившая этот взгляд, стала пунцовокрасной и поспешила покинуть компанию, ссылаясь на то, что скоро придёт учительница. Её парта находилась в противоположной стороне, и поэтому Алиса заметила, как девочка бросает на них смущенные взгляды.

115

― Она очень скромная, ― раздался голос Ио. ― И не удивительно. ― Почему? Ио немного помедлила, решая выдавать ли секрет своей сестры, но все таки решилась, полностью доверяя подруге. ― Ну-у... Она видит мёртвых. Ну, то есть не совсем мёртвых, а...тречей. ― Тречи? ― Алиса удивилась, услышав знакомое слово: она часто шептала его во сне. ― Да, ― испуганно кивнула Ио, посматривая на сестру. ― А кто это? ― наконец-то Алиса была близка к разгадке своего кошмара. ― Это люди, которые остались без тела. ― Привидения? ― Нет, они... В класс вошла учительница, и Ио поспешила занять свое место, не ответив на вопрос подруги. Госпожа Хлакр оглядела класс и остановила свой взгляд на Алисе. ― Здравствуйте, дети! ― она посмотрела на парты, и девочка заметила, что только на их столах лежат

учебники. ― Почему никто не взял учебники, кроме госпожи Найтис и госпожи Водовицы? Дети смущенно опустили глаза, понимая свою ошибку. ― Неужели из вас всех, только они умеют пользоваться Книдусом? ― продолжала учительница. ― Ио, откуда она знает, что мы использовали Книдус? ― удивленно спросила Алиса у подруги. ― Ты что-ли не заметила? Все учебники по этому предмету исчезли. Алиса мысленно поблагодарила подругу за помощь. Что бы она делала без неё?! Все ученики яростно взялись за то, чтобы вызвать свои Книдусы. То и дело где-то раздавался привычный шелест или вспыхивал яркий огонь. Самые сообразительные уже рылись в тетрадках в поисках нужного раздела. Алиса глянула на Эрона: он скучно зевал, поглядывая на своих незадачливых одноклассников ― перед ним уже лежал открытый учебник. ― Ладно. Те, кто не успел достать учебники, опоздали, ― она обвела рукой нескольких учеников, которые все ещё сидели с пустыми руками. ― Сейчас я покажу вам самые простые движения. Госпожа Хлакр махнула рукой, и перед каждым учеником

116

появилась мраморная статуэтка. Алиса автоматически опустила глаза на появившийся предмет: это была статуэтка кокра с широко разинутой пастью и расставленными в сторону лапами. Алиса сразу вспомнила прошедший случай и невольно поежилась. Кинув взгляд вправо, Алиса обнаружила, что возле Ио стояла фигурка тёмного крылатого ангела. Но больше всего девочку удивило лицо подруги. Оно было настороженным и вместе с тем испуганным. Наверное, это существо играло большую роль в её жизни. ― Теперь, ― продолжала учительница, ― разбейте эти фигурки о парты. Надеюсь, что это будет для вас легко, ― съязвила она, чем заслужила пару смелых смешков. Алиса, ещё недоумевая, стукнула своего кокра о край стола, отчего фигурка разлетелась вдребезги. Все остальные сделали также. Весь пол и парты были усыпаны крошкой от разбитых фигурок. ― А теперь, ― сказала учительница, увидев, что все справились с этой 'нелегкой' задачей, ― своими часами проведите над фигурками такой знак, ― она провела в воздухе рукой (без часов!), и там появился крест. ― Это ― знак прошлого, а это, ― она сделала круг, ― будущего. Тренируйтесь! Глаза девочки сразу загорелись желанием. К её большому счастью, она смогла вернуть фигуру к

нормальному состоянию и превратить обратно, за что получила высший бал. В отличии от неё, другие ребята не очень преуспели в этом, но, что самое странное, и Эрон. Он беспощадно махал стрелой, но ничего не выходило. Ни искорки. Не менее яростно он заглядывал в учебник, но в нем не было ничего дельного. Это девочка знала по своему опыту. Урок прошел на удивление быстро. Ио со своей сестрой заработали высшие оценки, как и их подруга. Обе были немного грустными. Они уныло отвечали на вопросы Алисы, поглядывая друг на друга, как будто общаясь, чего девочка пыталась упорно не замечать. Или хотя бы делать вид. ― Фигурки можете оставить себе, ― предупредила госпожа Хлакр, заметив, что кто-то уже собирается вернуть их. Учительница уже было развернулась, чтобы исчезнуть в течении коридора, но Алиса окрикнула её. ― Да, госпожа Водовица? ― она остановилась, поглядывая на ученицу сквозь чуть опущенные ресницы. ― Я... Я... ― девочка даже не знала, как задать интересовавший её вопрос. ― Откуда вы знаете? Госпожа Хлакр даже не удивилась этому вопросу. Было видно, что она ждала его или, по-крайней мере, была готова к нему.

117

― Почему вы дали их нам? ― упорствовала Алиса. ― Я думаю, госпожа Водовица, вы и сами знаете ответ на этот вопрос, ― ответила учительница и скрылась в глубине коридора, мелькнув напоследок блеском камня, находящегося у неё на пальце. Алиса было уже хотела последовать примеру учительницы, как почувствовала, что кто-то взял её за руку. Повернувшись, она обнаружила Эрона. Он резко отпустил её руку, как будто застеснявшись этого жеста. ― Алиса, ты сейчас занята? ― он повернулся назад, как будто в поисках поддержки, но класс был пуст. ― Нет. А что ты хотел? ― девочка недоуменно посмотрела на Эрона. ― Ну...в общем...хочешь я тебе покажу школьный парк, ― мальчик, явно ожидающий отрицательного ответа, очень удивился. ― Конечно! Я была бы рада! ― Ладно, тогда пошли! ― Эрон неловко снова взялся за её руку, и они вместе вошли в коридор. Сильное течение подбросило их, и ветер запутал Алисины волосы. Мальчик как будто ничего не замечал: все его мысли были где-то далеко отсюда. Прошла всего минута, хотя девочка очень хотела продлить это мгновение, а они уже оказались возле запасного выхода

из школы. Дверь была очень маленькой по-сравнению с парадными воротами, однако дети очень легко прошли через неё. Яркий свет, казалось окружал всё. Он был намного ярче, чем солнце в Алисиной комнате. Девочка невольно подняла лицо навстречу его теплым лучам, на что Эрон засмеялся, наверное, впервые за то время, пока одноклассница знала его. Трава была такой мягкой и приятной. Такой живой. Она была похожа на какую-то магию, более сильную, чем тамодейство. На деревьях только-только появились зеленые почки. Везде летали птицы и распевали свои трели. Весна вернулась. Эрон повел Алису дальше. Парком оказалась большая поляна с дубами со всех сторон. Деревья казались такими могучими, что девочка сразу решила, что их поставили как защитников, отчего-то страшного и не менее могучего. ― Смотри! ― Эрон указал ей на скамейку, стоящую чуть в стороне, в тени дуба. ― Давай наперегонки! Мальчик первый побежал, повернувшись только чтобы подбодрить отстающую подругу. Алиса решила не оставаться в долгу и ускорилась, обогнав его у самой скамейки. Эрон заливисто засмеялся, хватаясь за живот. Они уже сидели на скамейке и переводили дыхание.

118

― Тут красиво! ― Алиса ещё раз окинула взглядом поляну, он невольно задержался на ранних цветах: одуванчиках. ― Смотри, какие ранние! Эрон тоже повернулся в том же направлении и через несколько секунд встал и направился к цветку. Не прошло и минуты, как мальчик вернулся с цветком в руке. ― Эрон, не надо было его рвать, он всё же... Мальчик приложил палец к её губам и отошел в сторону, открывая ей вид на поляну. Алиса чуть не упала со скамейки: вся поляна теперь была усыпана желтыми головками одуванчиков. Они все немного пошатнулись, как будто приветствуя. ― Как ты это сделал? ― Всего лишь немного ускорил время. Скоро они всё равно исчезнут: время всегда возвращается в свою колею, ― он вручил ей сорванный одуванчик и слегка коснулся руки, как будто запоминая ощущение. Эрон сел рядом с ней на скамейку и немного подрыгал ногами, сбивая семена с уже 'постаревших' одуванчиков. ― А кто твои родители, Эрон? Мальчик не сразу ответил на вопрос, обдумывая его.

― Они были тамодейными биологами. Наблюдали за тем, как время влияет на то или иное растение. Сейчас они в крайней параллельности. Там же, где и когда-то жила ты. Он замолчал, и Алиса было решила, что он закончил, но после короткой паузы Эрон продолжил. ― Я обещал им, что выучусь достаточно, чтобы жить вместе с ними. Дело в том, что они не могли бы там меня содержать: это опасно для меня, я могу потерять там все свои способности, в то время как мои родители ― нет. ― Мне жаль, ― Алиса обхватила его за плечи, крепко прижимая к себе. ― Не стоит! Тебе же хуже! ― повинуясь непонятному порыву, Эрон поцеловал её щеку, отчего она покраснела, но отодвигаться не стала. ― Прости. Я не знаю почему... ― Не надо! ― постаралась заверить его Алиса, взяв за руку. ― Ты мне тоже нравишься! Настала неловкая пауза, и девочка не нашла ничего лучше, как возвращаться обратно в замок. Весь путь они шли молча, расставшись прямо у дверей их комнат. Ощущение от его поцелуя всё ещё осталось на Алисиной щеке, и она бережно держалась за него, боясь потерять. Ио делала уроки, так что даже не заметила, как Алиса вошла в комнату и заперлась в ванной, ещё одной

119

межпространственной комнате с видом на густой сосновый лес. Прошло целых полчаса перед тем, как Алиса наконец смогла выйти, не беспокоясь о своем внешнем виде. ― Ты что-нибудь поняла? ― Алиса уже рассказала о своих подозрениях насчёт фигурки и о таинственном разговоре с госпожой Хлакр. ― Мне кажется, что она и есть тот, кто отправил меня туда, ― Ио все ещё грустно сидела, уставившись в пол: за все это время она не произнесла ни слова. ― Я не знаю, Алиса. Меня саму все это пугает, ― наконец подала голос девочка, не отвлекаясь от наблюдения за травой под ногами. ― Ио, а ты можешь мне сказать, что для тебя значит то... существо? Подруга никак не ответила, только вздрогнула, как будто боялась этого вопроса. Алиса, решив, что это больная тема для подруги, перестала настаивать и предложила уже идти спать: над подругами уже давно покачивалась луна. Ио согласилась, находя в этом способ избежать следующих расспросов, поэтому быстро юркнула под кровать, не дождавшись Алису, чтобы пожелать другдругу спокойной ночи. Девочка тоже последовала примеру соседки и вскоре заснула крепким сном.

Алиса идёт по большому золотому полю. Волосы её распущены и слегка колеблются от слабого ветра. На ней лёгкое летнее платье, которое ей когда-то подарила 'бабушка'. Оно все обшито глупыми пуговицами в виде чьих-то рожиц ― девочка уже давно их все оторвала, но они опять были здесь, как будто насмехаясь над ней. Но сейчас её это не беспокоило: впереди что-то двигалось прямо на неё. Стебельки пшеницы медленно отползали в сторону, освобождая дорогу незнакомому существу. Ветер перестал дуть, и волосы, как нарочно, упали ей на лицо, отчего она совершенно перестала видеть. Беспомощно вертя головой, она делала бесполезные попытки выпутаться. Неожиданно по полю пронесся громоподобный полу крик-полу рев. Волосы сразу же исчезли, как будто испугались, а взору девочки предстал глухой лес. Казалось, каждое дерево здесь имеет глаза и сейчас наблюдает за гостьей. Каждая хрустнувшая веточка выдавала чье-то приближение. Алиса интуитивно легла на землю. И вот, из тёмной глубины леса вышел ОН. Дыхание его дуло на лицо девочки, хотя он и находился ПОКА далеко. Он вышел из темени, и Алиса узнала его. Это же... Наконец проснувшись, она чуть не закричала: почти человеческое лицо смотрело прямо на неё. Чуть

120

наклонившись, потому что оно было громадным. Алиса затаила дыхание, собираясь с мыслями. Фигурка, которую получила Ио, казалось увеличилась в размерах и ожила: до того она была похожа на это существо. Чёрные широкие крылья были сложены и спрятаны за широкие чёрные одеяния 'ангела'. Алиса скосила глаза в сторону кровати, где беззвучно дергалась из стороны в сторону подруга. На её лице была страшное выражение муки, а рубашка уже давно вся промокла от пота. 'Я не всегда ЭТО контролирую', ― вспомнила Алиса фразу своей подруги. Девочка и сама знала, что такое кошмары, НО ТОЛЬКО НЕ ТОГДА, КОГДА ОНИ ДЫШАТ ТЕБЕ В ЛИЦО! ― Ио! ― что есть мочи закричала Алиса, пытаясь не обращать внимание на устремленные в её сторону глаза чудовища. ― Ио, проснись! Изучающие глаза монстра ещё на миг задержались на лице девочки, а потом, как будто зная исход, устремились к своей 'создательнице'. К счастью, та уже проснулась и испуганно смотрела на 'ангела', который раскрыл крылья и, взмахнув ими, как будто хотел улететь, исчез, не оставив и следа. ― Что...это...было? ― почувствовав сильный прилив страха, спросила Алиса. Ио ещё недоуменно лежала в кровати, подперев щеку кулаком и всматриваясь в то место, где исчез монстр. Но

потом неожиданно бросилась к Алисе, обливаясь слезами. ― Прости меня. Это я во всем виновата. Я должна была контролировать ЭТО. Алиса крепко обняла подругу, успокаивая. ― Ты не виновата, ― сказала она и немного отстранилась, чтобы посмотреть в глаза подруге. ― Слышишь? Ты не виновата. Тем более, ― она попробовала улыбнуться, ― Ничего не случилось. ― Но могло ведь, ― прошептала подруга, не в силах громко говорить. ― Нет, даже не могло! ― отрезала Алиса. ― По-твоему, я ему по зубам?! Да я бы сама его съела, если бы ты не проснулась. Ио впервые за день засмеялась и снова обняла подругу. Сейчас ей было так спокойно, так спокойно! Неужели на свете есть люди, готовые понять и принять её даже такой?! ― Знаешь, это чудовище унесло моих родителей два года назад. Я всё видела, и теперь он мне постоянно снится в кошмарах. Это ангелы смерти, они прислуживают только самым могущественным тамма. Они и украли моих родителей. Алиса крепче обняла подругу.

121

― Я больше не дам ему вернуться к тебе! Никогда! До утра оставалось всего несколько часов, и девочки решили их проспать, в надежде увидеть сладкие сны.

122

День посещений

Сегодня был на удивление солнечный день. Если не присматриваться к частично голым деревьям, то можно было подумать, что сейчас лето. Зелёная трава, находящаяся во дворе, приятно щекотала ноги. Уже был полдень, а Алиса все ещё не хотела возвращаться в школу. Сегодня был выходной, и родители имели право на посещение своего ребёнка. Алиса по неизвестной причине боялась встречи с отцом: для неё, прожившей, буквально, без семьи, было тяжело так просто общаться с родными людьми, а уж тем более как-то реагировать с ними. Но больше всего она боялась узнать, что папа не приехал, оставив дочку на учителей. Часы на башне пробили час дня. Возле школы туда-сюда сновали какие-то ученики и увлеченно разговаривали. Алиса им сразу позавидовала: к Ио приехали опекуны, и девочка сильно извинялась, что не сможет поддержать Алису. 'К сожалению, это неизбежно', ― подумала девочка и медленно направилась в сторону самой большой части здания, выделенного на спальни учеников.

В комнате раздался подозрительный шум. Это насторожило девочку: Ио с опекунами договорились пойти погулять по городскому парку (в котором, как в принципе, и во всем городе, Алиса не была), чтобы у подруги было место, где бы она могла пересидеть. В то время в комнате опять раздался какой-то стук, и девочка тихо, чтоб не побеспокоить гостя, заглянула в маленькую щелку в двери: она была не заперта. ― Папа! ― не выдержала Алиса и прыгнула прямо в объятия отца. Тот только успел охнуть, не ожидая такой встречи. ― Алисочка, милая! ― воскликнул Дин. ― Как я рад тебя видеть! Как дела в школе? ― Хорошо! А ты надолго? ― в свою очередь спросила радостная девочка: все её сомнения исчезли, как туман в полдень. Господин Водовица не ответил на вопрос дочери, продолжая смеяться и прижимать её к себе. Это семейное счастье могло продолжаться вечно, но дверь распахнулась, и оттуда раздался знакомый голос.

123

― Посмотрите-ка, как это все мило! ― медленно проговорила госпожа Шемирова. ― Воссоединение семьи, ― продолжила она, жестами выделяя каждое слово. Взгляд отца сразу потускнел, и он прямо уставился на гостью, которая, чувствуя всеобщее внимание, мягким движением руки поправила бретельки своего шикарного платья. Алиса же не нашла ничего лучше, чем отойти подальше от врага. Не успела девочка задаться вопросом, где Мартин, как он оказался на пороге собственной персоной. Он быстро осмотрел ситуацию и, поняв, что его покровительница 'выигрывает', сделал одну из своих надменных улыбочек, от которых, наверное, все девочки бы падали в шоковом состоянии. Хотя и не факт! ― Позволю заметить, что мы ещё должны заехать в Трусвет, ― сказал он, оглядывая Алису с головы до ног, ища повод для насмешек. И наконец нашёл. В его глазах заиграли злобные искорки. ― Я вижу, ты тут неплохо прижилась, маленькая Алисочка. Поселилась в мире мечтаний любой пятилетней девчонки. Ну и как? Когда же будут единороги? Госпожа Шемирова вняла шутке своего протеже и заливисто засмеялась, указывая на солнце-люстру, висящую прямо под потолком.

― Если уж маленькому мальчику так хочется увидеть их, то можем и показать. Мы не жадные, ― ответила ему тем же Алиса. Мартин бросил злобный взгляд на шутницу. 'Ты ещё поплатишься!', ― говорил он. 'Не раньше чем ты', ― 'ответила' ему девочка. ― Дин, я же сказала: мы опаздываем! ― Мартин скривился при этих словах, но госпожа Шемирова не заметила этого: она хотела побыстрее увести своего, наверняка, будущего мужа подальше отсюда. ― Анел, я не думаю, что мы можем опаздывать, учитывая, что до собрания ещё три часа, ― высказал свое мнение господин Водовица. Никто не имел права разлучать его с дочерью. ― И тем более, я не виделся со своей дочерью уже целый месяц, ― госпожа Шемирова скорчила обиженную гримасу и развернулась в сторону выхода, толкнув нерасторопного подопечного. Когда парочка исчезла из виду, отец повернулся к Алисе и присел на корточки, чтобы легче было разговаривать с дочерью. ― У меня для тебя подарок, ― наконец сказал он. Алиса заинтересованно следила за его движениями: он засунул руку в карман куртки и, немного порывшись, достал оттуда деревянное колечко, выполненное в виде крыла бабочки. Оно было голубого цвета и было подозрительно похоже на крыло Алисы.

124

― Это когда-то принадлежало твоей маме, ― он медленно натянул его на указательный палец дочери. Такое же кольцо оказалось и на его руке. Только крыло здесь было более глубокого синего цвета, как спокойное море. Вдруг Алиса почувствовала как будто кто-то больно ударил ей голову. Боль, казалось, прошлась по каждой частичке её тела, оживляя, взбудораживая. Телу вернулась прежняя лёгкость, а приятное чувство знания обволокло её сознание. И все это произошло за долю секунды! Не успела Алиса очухаться после шока, как перед глазами возникло старое спрятанное за задворки сознания воспоминание. Ночь. Тёмная поляна окружена светом маленьких светлячков. По лесу проносится тихий цокот, пробивающийся через тишину. Звук леса перебивается громким шепотом мальчика и его госпожи. У неё в руках что-то прозрачное... Алиса чуть не крикнула и сделала неловкое движение в сторону двери, но отец предугадал её попытки и крепко схватил, не дав выбраться. ― Они сделали мне больно! Они насмехались надо мной! ― начала кричать девочка, пытаясь высвободиться. ― Тихо. Тихо, моя девочка. Успокойся, ― тихий шепот отца успокаивал, убаюкивал, поэтому девочка перестала

сопротивляться и, упав на колени, заплакала, не в силах остановиться. Отец все это время спокойно ожидал, положив свою теплую ладонь на голову Алисы. Только изредка он вздыхал, чувствуя себя виноватым за то, что случилось с дочерью. Наконец Алиса выплакалась и поняла, что ей стало легче. Намного легче, чем было до этого. ― Солнышко, ― обратил на себя внимание отец, ― я даю тебе это кольцо не просто так. Это кольцо поможет тебе научиться управлять своими крыльями. ― Откуда ты... ― начала было Алиса, но Дин не дал ей договорить. ― Все потом. Сейчас я должен тебе сказать, что оно поможет тебе общаться с теми, кто очень близок тебе, даже если ты этого ещё не знаешь. Алиса только кивала головой. Теперь на чистую голову она понимала, что ей говорят. ― А теперь мне надо идти, ― отец, глянув на часы, медленно встал и направился к двери, под конец поцеловав дочку в щеку. ― Но, папа, откуда ты столько узнал? Дин молчал, обдумывая свой ответ. Для блага своей дочери, он должен молчать. Молчание лучше смерти.

125

― Я не могу тебе этого сказать, ― просто ответил он и исчез в дверном проеме, оставив дочку одну обдумывать произошедшее.

126

Создание теней

― Сегодня у тебя первый урок, Вариса ― тень лежала прямо у ног мальчика, который сидел за столом и следил за движениями паука по стенке: он как раз приближался к своей жертве: мотыльку. ― Хорошо, ― ответил мальчик. ― Можешь идти. Я сам найду дорогу. ― Как хочешь, хозяин, ― прошипела тень, растворяясь в тёмном углу комнаты. Вариса медлил идти на урок, наблюдая за происходящим. Маленький мотылек беспомощно бился в паутине коварного паука, не знающего жалости. Мальчик чувствовал близость к этому существу. Он, как мотылек, попал в чью-то сеть и теперь ему, наверняка, никогда не выбраться из неё. Паук уже было схватил свою будущую пищу, но Вариса опередил его, схватив мотылька в кулак. Мальчик не может позволить, чтобы кто-то стал таким же, как и он. Маленькое существо затрепетало в руке 'великана', требуя свободы, но, почувствовав, что здесь безопасно, успокоилось и, легко взмахнув крыльями, улетело в

направлении маленького окошка. Как бы хотелось иметь такую же лёгкость, чтобы улететь отсюда, но нет. Он не мотылек и у него нет крыльев. Вспомнив про урок, Вариса вышел из комнаты. Коридор сразу же привёл его к месту занятий, каменной зале, где мальчик в последнее время все время обедал. ― Мы тебя заждались, Вариса! ― голос Катоа-Каха, казалось, отбивался от каждой стены, находящейся в этой комнате. Взоры всех учеников обратились на новоприбывшего. За все время пребывания в этом замке, мальчик ни разу не видел своих соплеменников. Их оказалось всего восемь. Двое из них были, наверное, братьями. На их узких лицах были глубоко посаженные карие глаза. Их носы были немного заостренные к концу. Единственное, что отличало 'братьев', так это выражение лица. У старшего выражение лица было каким-то...озлобленным, в то время как у младшего ― задумчивое и немного любопытное. Возле них сидел белобрысый мальчишка с мелкими веснушками возле носа. Он усмехнулся, и возле глаз появились морщинки. С правой стороны от учителя

127

сидел низенький, почти коротышка, мальчик десяти лет. Он недовольно фыркнул, почувствовав взгляд Вариса. ― Вариса, садись к нам. Мы не можем так долго ждать, ― раздался разозленный голос учителя. ― Извините, господин Катоа-Каха, ― мальчик поспешно сел на пустое место, находящееся вблизи. ― Раз все в сборе, то начнём наш урок. Учитель провел рукой над столом, и перед детьми появился человек. Он лежал на столе, связанный по рукам, а его ноги были свободны. Его широкораспахнутые глаза испуганно смотрели на окружающих. Пленник тяжело дышал, пытаясь пошевелиться, но только стонал: его тело было в синяках и ушибах. Некоторые ученики с жадностью всматривались в жертву, 'впитывая' исходящий от неё страх. Другие же спокойно наблюдали за действиями мужчины, ожидая решения учителя, но тот не торопился, наблюдая за учениками. Сам Вариса невольно вгляделся в его лицо: оно было полно боли и страданий. Казалось, что этот человек умоляет. В нем не осталось и следа той человеческой гордости, которой обладает каждый человек. Сейчас он был похож на дикое животное, попавшее в ловушку.

― На нашем уроке мы научимся создавать тени, а он ― он ткнул рукой в голову мужчины, отчего последний застонал, ― будет нашим подопытным. 'Старший брат' широко улыбнулся, предвкушая начало урока. Он, не отрываясь, смотрел на пленника. ― Вариса, ты будешь первым, ― Катоа-Каха указал на своего нового ученика, и все заново обернулись к нему. Даже пленник с трудом поднял на него глаза. В них была глубина, бездонная и пустая. ― Прошу... ― прохрипел он, за что получил удар в ребро от 'старшего брата'. ― Достань часы, Вариса, и направь их на мужчину, ― мальчик послушно выполнил приказание, ни разу на содрогнувшись. Талим не смог бы этого сделать, а для Варисы это не составляло труда. ― А теперь прочерти над ним крюкообразную фигуру и скажи: Usa ādamī kī ātmā śuru'āta kī chāyā, vyakti para thā ki prakāśa mēṁ āyā (Тень, что души человека начало, выйди на свет, чтоб человека не стало). Вариса в последний раз посмотрел на пленника и громко, почти выкрикнув, повторил слова учителя, вырисовывая в воздухе крюк.

128

После этого сам человек исчез, растворившись в дыме, так и не издав ни звука, а его тень осталась лежать на столе скрючившись, как когда-то и сам человек. ― Встань тень и будь моим слугой, ибо я твой создатель, ― учитель медленно говорил, поднимая к потолку руки, оживляя тёмный силуэт, который неподвижно лежал на месте. Наконец она начала дергаться, как будто отрываясь от стола. И вскоре медленно передвинулась в сторону своего нового господина. ― О, создатель мой! О, господин мой! Теперь я твой слуга до скончания веков, но позволь мне служить моему истинному создателю, имя которого Вариса. Все ученики разом ахнули, недоумевающе следя за тенью, осмелившуюся спорить с учителем. Сам мальчик спокойно наблюдал за происходящим, которое его нисколечко не смущало. ― Ах, негодный мальчишка! ― Катоа-Каха встал из-за стола, отчего ученики быстро спрыгнули со стульев, в то время как Вариса неподвижно сидел, глядя прямо в глаза учителя. ― Неужели ты думаешь, что ТЫ МОЖЕШЬ ОСВОБОДИТЬ ПЛЕННИКА У МЕНЯ ИЗ-ПОД НОСА! Стол отъехал в другую сторону комнаты, и тень осталась лежать на полу. Вариса тоже встал, и люстра, состоящая

из большого количества свечей, оборвалась и упала прямо между ним и учителем. ― ДУМАЕШЬ, ПОДСУНУТЬ МНЕ СВОЕГО СЛУГУ ― ЗАБАВНО?! ТАК САМ БУДЬ ТЕНЬЮ! ― Катоа-Каха выпустил из рук чёрную стрелу магии, но Вариса легко отбил удар, выставив впереди себя белый цветок, похожий на лотос. Ученики удивились способностям мальчика, не знающего до этого момента о магии. Если бы кто-то из них бы имел такой же взор, как и белобрысый, то все бы знали, что Талим, кем мальчик был до этого, впитал в себя способности Вариса, подчинив, а может даже и взяв в союзники, существо, проживающее в его теле. Цветки белой магии расцветали то там, то тут, оставляя после себя жёлтые пылинки, рассыпающиеся по полу, отчего тот казался золотым. Учитель незаметно ослабевал, теряя свою энергию. Он выкидывал все более мощные и мощные араксы, которые тут же отбивались с другой стороны. Мальчик же не казался уставшим: он не торопился идти в атаку, ожидая удобного случая. ― Сдавайся, Талим! Тебе не уйти из моего замка! Ты мой вечный пленник, ― выкрикивал Катоа-Каха, не в силах испугать мальчишку. ― Слышишь? Твоё вечное обиталище ― это подземелье!

129

Мальчик, буквально, на секунду дернулся, и часть вражеского араксы задела ему руку, отчего тот вскрикнул, но все таки продолжал защищаться, теперь используя мысль для создания щитов, что было намного сложнее. Учитель, видя свою маленькую победу, продолжал повторять свои слова, но он не знал, почему мальчик испугался. Его слова не были страшными. Просто Талим смог прочитать мысли хозяина замка, когда тот отвлекся на придумывание нужных действующих слов. Он понял, зачем он здесь, и страх, что он не выберется, заставил руку дернутся. Защита становилась все слабее и слабее, и чёрные стрелы почти дошли до мальчика. Талим лихорадочно рылся в памяти, пытаясь найти хоть одно заклинание, которое поможет ему переместится в другое место, но память Варисы была пуста. Он не обладал этими знаниями. Неожиданно, по спине прошла непонятная боль, и, словно живое существо, обвилась вокруг головы, сдавливая её своим весом. Последнее, что успел увидеть Талим, это было уставшее, но с злобной улыбкой, лицо учителя и 'старшего брата', наблюдавшего, как мальчик теряет сознание. ― Учитель разрешил принести тебе еды, ― сквозь пелену боли Талим не с разу осознал, что лежит на чем

то мокром и липком, а чья-та тень стоит прямо на входе, загораживая единственный тусклый светильник в коридоре. ― Я тебе хлеб с молоком принёс, ― опять произнёс голос, и мальчик почувствовал, как к его рту поднесли что-то теплое и мягкое. Он откусил кусочек и почувствовал, как корочка приятно захрустела во рту. Приложив большие усилия, он встал с пола и взял кружку с молоком. Его спасителем оказался именно тот белобрысый мальчишка, который был с ним на уроке. ― Спасибо, ― пробормотал Талим, жадно глотая хлеб и запивая молоком. Увидев непонятный взгляд мальчишки, он оторвал половину от хлеба и протянул ему, и тот с благодарность его взял. ― Как ты это сделал? ― наконец спросил он, доедая кусок. Талим понимал, что от него хочет мальчик, но сам не знал ответ на этот вопрос. Его мама оберегала его от любой связи с тамодейством ― до этого момента он даже не знал о его существовании. Но когда он осознал, что его выгнали из собственного тела, он почувствовал...прилив энергии, которую он не знал до этого. Как оказалось, связь с телом у него была довольно крепкой, и мальчик, тяжкими усилиями, все таки вернулся в тело. Его новый обитатель не сразу поддался. Он оказался жестоким и не знающим пощады, но все

130

равно оказался более слабым и подчиняемым, как и было запланировано учителем. Ведь имя 'Вариса' означает преемник. Когда обитатель ослаб, Талим беспрепятственно слился с ним, потому что он уже стал его частью. В тот момент, когда тень вспомнила, что мальчик её хозяин, учитель почувствовал, что Вариса уже не существует, хотя и поразился этому. Но даже если так, ответа на вопрос нового друга Талим просто не мог найти. Белобрысый все это время, как будто слушал. Его светло-серые глаза смотрели просто в лицо Талима. ― Я понял, ― под конец заключил он. Талим сильно округлил глаза, подумав, что мальчик, как и он, умеет читать мысли. ― Нет-нет, ― уверил его мальчик. ― Я не умею читать мысли, я вижу...как сказать...сущности, души...не знаю даже. В общем, я самый первый понял, что ты вернулся в свое тело. Теперь мне все понятно. ― А почему ты никому не сказал? ― Талим живо представил себе, что бы было, если бы он рассказал об этом учителю. ― Ты знаешь, я, также как и ты, был куплен у своих родителей. Конечно тайно. Его заинтересовал мой дар видения. И вот уже три года я живу в этом замке, ― он закрыл глаза, наверное, вспоминая своих далеких родителей, которые больше никогда не увидят своего

ребёнка. ― Кстати, меня зовут Дехе. А если полностью ― Акхма Дехе. ― А я Талим, ― они пожали друг другу руки. ― Мне уже пора, ― через минуту молчания произнёс Дехе. Он уже была развернулся, чтоб уйти, но Талим окликнул его: ― А что учитель собирается делать со мной? ― Он продолжит твоё обучение, ― без запинки ответил мальчик и скрылся в тёмном коридоре, выключив за собой последний свет.

131

Темное озеро и поиск Книдуса

Тёмная глубина озера пугала и, в тоже время, манила. Возле этого озера ничего не росло, и даже животные избегали его вод. Прошло несколько лет, с тех пор как оно стало безжизненным. Прошло несколько лет, с тех пор как оно стало переходом в другой мир. Это было единственным спасением для мужчины. Он неуверенно подошел к глади озера и попытался вглядеться в свое отражение, но оно постоянно менялось, хотя озеро было спокойным. Он часто переходил через него, но каждый раз чувствовал непонятное волнение в груди, заставляющее его сердце биться быстрее. Возле этого озера всегда было тихо. Не зря его называли Тёмным. Недалеко, всего в километре отсюда, рос дубовый лес с редкими берёзками. Мужчине казалось, что он все ещё слышит весёлый щебет птиц, из-за которого казалось, что в этом мире не может быть зла и боли. После раздумий мужчина все таки шагнул в озеро, однако его ноги остались сухими. Благо, в этом озере можно было дышать, поэтому человек продолжил свой

путь, аккуратно переступая через скользкие камни, которые заменяли здесь ступеньки. Когда голова полностью ушла под воду, в ушах застыло неприятное чувство загробной тишины. Другим словом её нельзя описать. Тьма немного разошлась по сторонам, и мужчине открылась знакомая поляна с маленьким водопадом посредине. В нем беззаботно плескались рыбки, двигаясь в известном только для них танце. Казалось, время на существует здесь: так было сейчас, и так будет всегда. Девушка уже сидела на одном из камней, вглядываясь в тёмные ступеньки. Это ожидание было частью её жизни. Нет. Всей её жизни. Как иногда не хватало свежего воздуха, пения птиц, шелеста травы и дождя, готового смыть все обиды и страдания. И вот наконец, он появился, так и замерев на пороге. Нора иногда забывала, что там, наверху, время не останавливается и беспощадно забирает жизненные силы у людей. Вот, какую плату приходится платить за то, о чем мечтают тут. На лице мужчины появились глубокие морщины от пережитых дней.

132

― Здравствуй, Дин, ― девушка очнулась от оцепенения и подбежала, чтобы обнять любимого, который всматривался в неизменные черты своей жены. ― Привет, Нора, ― он наконец крепко обнял девушку, не выпуская. ― Как там наши дети? ― Хорошо. Алиса уже пошла в школу, а сын... ― Что?! Что случилось с ним?! ― глаза девушки расширились от страха. В далёкой части своего сознания она знала ответ на этот вопрос, но, озвучив его, подписала бы смертный приговор обоим детям. Дин тоже молчал, не в силах произнести ни слово. Чувство вины в последнее время стало его спутником, следующим за ним на четвереньках, из-за чего Дину иногда не хотелось жить. ― Дин, пожалуйста, не делай этого... ― Нора поняла, что её муж собирается сделать, но если это произойдет, это только докажет то, что должно случиться. ― Я...мы...придумаем что-нибудь. Мы вместе, а значит у нас получится, ― её мольбы никак не действовали на мужа. ― Дин, ты же знаешь, что это ничем не поможет.

Вместо ответа, мужчина поцеловал девушку в губы, пытаясь запомнить этот момент на всю оставшуюся жизнь. ― Я верю в неё, Нора, ― он ещё раз вгляделся в её черты. ―Я должен, ― только сказал он и исчез в тёмном проходе, который тот час же скрылся. ― Дин! Дин! Вернись! ― Нора, плача, беспомощно застучала по стене руками, не в силах остановить то, что собирается сделать её муж. ― Не забудь взять учебник по Книдусу, ― напомнила Ио ещё сонной Алисе, которая копалась под кроватью в поисках своих тапок. ― А ты взяла его? ― пожурила её подруга. ― У меня все вещи на месте, в отличии, ― она оглядела беспорядок, находящийся на половине комнаты Алисы, ― хм, от тебя. ― Это все твои опекуны. 'Случайно перепутали кровати и случайно решили устроить осмотр', ― передразнила девочка голос подруги. Они в унисон засмеялись и, быстро одевшись, побежали на новый урок. ― Привет, Мия! ― девочка уже ждала их на пороге, нервно переминаясь с ноги на ногу.

133

― Привет, ― буркнула она. ― Представляете, мой Книдус пропал. ― Как пропал? ― крикнула Ио. ― Этого просто не может быть! ― А ты сказала учителю? - в свою очередь спросила испуганная Алиса. Мия сразу потупила взгляд, решив, что промолчать будет лучшим решением. ― Мия?! ― сейчас Ио вела себя, как полагается старшей сестре. ― Ты ей ничего не говорила?... ― Угу, ― промямлила девочка, виновато опустив плечи. ― Тогда пошли! ― Ио схватила сестру за рукав и потащила в кабинет, Алисе ничего не осталось, как последовать за этой 'процессией'. Госпожи Хлакр в классе не оказалось, зато все взгляды сразу обратились на троицу. Мия от смущения покраснела, отчего Ио громко фыркнула, но все таки потащила её в сторону своего стола. ― Слушай, Ио. А может мы попробуем вызвать Книдус? ― А что, хорошая идея! ― не долго думая, ответила девочка, после чего плюхнулась на стул рядом со своей сестрой.

Девочки одновременно сделали круг часами, и перед ними появилось пламенное кольцо. На удивление девочек, сам Книдус не появлялся. Соседи Алисы, все это время наблюдающие за действиями одноклассницы, ахнули, а некоторые даже прикрыли рты. Остальные же решили повторить попытку и тоже не сдержались, чтобы не выразить свое чувство. Мельком глянув на Эрона, она заметила, что последнего это нисколечко не волнует. Он работал с часами, ломая и возвращая в обычное состояние свой деревянный браслет. 'Моему любимому', ― успела разглядеть девочка, как раздался гром, и возле доски материализовалась госпожа Хлакр. ― Я надеюсь, что все уже заметили, что Книдусы исчезли? ― без приветствий начала она, осматривая немного ошеломленный класс. ― Как вы помните, их вам дарят родители. Выбрать этот тамодейный предмет не так уж просто. Тем более, что не существует магазина, продающего эти невзрачные 'тетрадки'. Дети начали перешептываться, и учительнице пришлось остановить свой рассказ, ожидая тишины. Когда все замолчали, госпожа Хлакр продолжила: ― Мало кому известно, но человеческое сознание самое неподатливое. Общаться с человеком сознание соглашается только через подходящие источники. Те, что ближе всего ему...скажем, по духу. Так что это довольно таки не лёгкое дело.

134

В конце каждого ознакомления с тем или иным предметом (Книдусом например), дети проходят такое испытание, или игру. Как вам угодно. Сейчас вы все отправитесь в свое сознание и самостоятельно, повторяю: САМОСТОЯТЕЛЬНО, обнаружите эту книгу. Благодаря этому заданию, вы сможете обнаружить новые способности своего сознания, по-крайней мере некоторые из вас, ― самые пугливые уже было зашептались с новой силой, но под грозным взглядом госпожи Хлакр, замолчали. Алиса с Ио переглянулись, предвкушая приключение. ― Там вы познакомитесь со своими страхами и грезами, а кто-то и с будущим и прошлым. Единственный совет, который я могу вам дать: помните, это всего лишь ваше воображение. Это самое главное! ― она подняла указательный палец вверх, чтобы ученики обратили внимание на это замечание. Она махнула рукой, и весь класс погрузился в вязкий и густой туман. ― До встречи! ― ещё один взмах рукой, и ученики упали без сознания на свои столы, после чего исчезла и сама учительница. Где-то над самым ухом прозвенел будильник, Алиса вздрогнула и медленно открыла глаза. Её мокрая рубашка висела на стуле, сама она была в такой же. 'А где же форма?', ― пронеслась у неё в голове мысль.

'Значит это был сон?' ― от испуга Алиса нервно потрясла платьем, пытаясь обнаружить часы, но там было пусто. О нет! ― Иди-и есть! ― закричала бабушка из кухни. Не зная, что ещё делать, она надела чистую школьную форму и, завязав волосы, побежала вниз. На столе лежали сырные гренки с лимонадом. Алиса, все ещё не понимая, что происходит, медленно начала есть. Не мог сон быть таким реалистичным! Бабушка все ещё не появлялась, и девочка с нетерпением ожидала этого. Только она может дать ответы на вопросы, мучившие Алису. Вдруг из коридора послышались медленные шаги. В отличии от бабушкиных, эти были более уверенным...твердыми. Девочка повернула голову и перестала дышать: перед ней стоял тот самый незнакомец. Чёрные глаза немигающе уставились на перепуганную девочку, как будто пытаясь читать её мысли. Повеяло холодом и сыростью, и Алиса заметила, что находится в длинном каменном коридоре. На ней то нелепое и тяжёлое платье, но девочка этого не замечает: незнакомец уже начал приближаться. Невольно попятившись, она чуть не наступила на госпожу Шемирову, которая уже стояла возле стула. Она подняла сопротивляющуюся Алису и попыталась усадить в это

135

кресло, но девочка резко вскинула руку, попав противнику в лицо. Госпожа Шемирова резко выпустила пленницу, и та больно ударившись, закрыла глаза, потирая спину. ― Алиса, что с тобой? ― Дашка протянула ей руку, чтобы помочь встать. ― Вот сейчас будут выбирать команды, ― её взгляд повернулся в обратную сторону, с каким-то влюбленным выражением. Девочка последовала за взглядом подруги и увидела, что на сцене стоят Лешка и её отец. Он, казалось, совершенно не обращал внимания на дочь. ― Побежали! ― вдруг выкрикнули все в унисон и понеслись в сторону леса, Алисе пришлось последовать за ними. ― Дашка? ― вся 'массовка' неожиданно исчезла, оставив девочку одну. Когда Алиса повернулась обратно, то обнаружила, что совершенно не может двигаться. ― Ха-ха, ― услышала она смех со стороны. ― Посмотрим на её крылышки! ― Мартин встал прямо перед ней. Луна как раз появилась над лесом, но Алиса даже не почувствовала появление крыльев, которые, судя по восхищенным вздохам, все таки появились.

― Лёгкие как воздух, ― продолжал восхищенный голос. ― И ты можешь их взять? ― Конечно! ― Мартин подошел сзади и схватил за крыло, но Алиса не почувствовала даже этого. 'Это всего лишь сон!', ― неподвижность сразу пропала, и, обернувшись, она поняла, что находится в совершенно пустом пространстве и совершенно одна. 'Это всего лишь мое воображение', ― выдохнула девочка. 'Так, мне надо найти Книдус', ― её мысли, как будто разносились везде. Алиса перепуганно осмотрелась, но никого, кто бы услышал их, не нашла. 'Значит, начнём с чистого листа', ― продолжала размышления девочка. 'Сейчас бы мне помогла Дашка'. Подруга тут же возникла прямо перед девочкой, улыбаясь своей любимой улыбкой. ― Привет! ― Привет! ― Алиса поняла, что они находятся в спальне Даши: они часто делали здесь уроки вместе. Но что больше всего удивило девочку, так это то, что подруг было две. Одна из которых мирно посапывала на кровати. ― Почему ты уехала? ― вдруг спросила стоящая рядом девочка.

136

― Ну-у... ― Алиса решила сказать правду. ― Отец меня забрал в другой мир. У меня оказывается есть дар. Я могу управлять временем. ― Временем? ― удивленно уточнила Дашка. ― Это классно! Она повернулась к лежащей в кровати копии. ― Жаль, что мы можем видеться только во сне. Но это тоже неплохо! ― Дашка задумчиво оглядела подругу. ― Ты совсем изменилась. Если честно, то я по тебе скучаю... ― вдруг произнесла она и обняла немного оторопевшую Алису. ― Ты знаешь, наши столько легенд придумали о твоём... исчезновении. И похищение инопланетянами, и о загадочном незнакомце, и даже о том, что ты просто стала невидимой. ― Почти все из этого близко к правде, ― посмеялась девочка над догадками одноклассников. ― Ладно, ― обреченно произнесла подруга. ― Тебе уже пора уходить. Но помни: ОН скоро тебя найдёт, ― как не своя произнесла Даша напоследок и исчезла. Алиса опять осталась одна. ― Да уж! Что она имела ввиду? ― белое пространство немного пугало, поэтому она побежала, не зная от чего, а может и от кого.

― Алиса, постой! ― раздался сзади голос Эрона. Она обернулась и поняла, что находится в своём родном замке Времедоне. Это был небольшой парк с маленькими тенистыми улочками. Везде, куда хватало взгляда, были одни берёзы. В основном молодые и зелененькие. Как раз под одной из таких была неприметная скамеечка. На ней сидела...мама. Почти такая же, какой её запомнила девочка из видения отца. ― Мама! ― не выдержала она, но та даже не обернулась. Алиса неуверенно подошла поближе, но мама не обратила на неё никакого внимания. Она взволнованно терла подол своего платья вспотевшими руками. Она кого-то ожидала. Девочка, потеряв всякую бдительность, тоже уставилась туда, откуда должен был кто-то прийти. ― Здравствуй, Нора! ― раздался голос из-за спины Алисы, отчего та машинально отскочила в сторону и чуть не свалилась в траву: перед ней был тот незнакомец. ― Привет, Алиса, ― шепотом добавил он и заговорщицки посмотрел на все ещё еле держащую- ся на ногах девочку. ― Катоа-Каха, я бы хотела сделать всё быстрее. Пока он не увидел, ― она мельком глянула на замок, который раскинулся перед их глазами, как гордый корабль, бороздящий водные горы.

137

― Хорошо, ― он не отрывал взгляд своих чёрных глаз от неожиданной (только не для него) гостьи. ― Но только если она захочет, ― он кивнул на Алису, отчего мама, удивленно повернулась в её сторону. ― Кто? ― Я не могу тебе сказать, ― он на миг повернул голову к Норе. ― Но если все пройдёт как надо, то ты её увидишь. ― Решай! ― теперь обратился он к Алисе. ― Или она или он. ― Кто он? Что решать? ― немного осмелела Алиса и сразу почувствовала на себе зоркий взгляд маминых голубых глаз. ― Я ничего не понимаю! ― Будем думать, что ты сделала выбор, ― вдруг произнёс Катоа-Каха и указал рукой на маму Алисы. ― Отдай мне свои часы! ― бросив последний взгляд на то место, где должен быть их собеседник, Нора протянула давно спрятанные в складках юбки часы. Это же были те же часы, что и у Алисы! ― Мама, нет!!! Но было поздно. Незнакомец прокрутил стрелку часов назад на целые сутки, и её мама начала исчезать. Медленно и бесповоротно. Перед тем как исчезнуть, она увидела Алису и поняла, кто она. В её глазах появились слезы.

― Какая ты у меня красавица! ― всего на миг она коснулась лица дочери, а потом бесследно исчезла. Через слезы все казалось размытым и бессмысленным. Крик боли уже вырвался из её рта, и она не могла его остановить. Единственное, что было сейчас важно, так это её мать, но она исчезла. Как и все хорошее в её жизни. Катоа-Каха в это время повертел в руках часы, все ещё лежащие у него в руках. После чего положил из на скамейку, где недавно сидела Нора. Спокойным движением он достал из кармана записку. И взмахнув рукой, заставил их исчезнуть. ― Эти вещи твоя мать завещала тебе, поэтому они пришли к тебе по времени. ― Убийца! ― выкрикнула Алиса, задыхаясь от боли. Горло ужасно пекло, а в глазах стоял образ матери. ― Ты убийца! Исчезни: ты всего лишь мое воображение! Мужчину это нисколько не удивило. Он посмотрел на девочку и, отвернувшись в сторону замка, медленно произнёс: ― Каждый раз, смотря эту сцену, я удивляюсь твоей уверенности в не реальности происходящего, но при этом таких способностях.

138

Алиса огляделась: сейчас они были в каменной зале. Отовсюду на них смотрели страшные статуи. А тени, не привязанные к хозяевам, блуждали по полу. Катоа-Каха никак не обратил внимания на изменения в пространстве, не отрывая взгляд от девочки. ― Попасть в мой замок не так то просто, но каждый раз ты осуществляешь это, буквально, не замечая. Это и привлекло меня к тебе. Обладать такой силой не может какая-то там девчонка! Он решительным шагом направился в сторону Алисы, и та начала пятиться, понимая, что бежать ей некуда. ― Алиса! Девочка обернулась назад и оказалась возле Эрона в школьной столовой. Дети продолжали свой завтрак, не обращая внимание на 'пришельцев'. Вон там её класс! ― Алиса, почему ты все время убегаешь? ― Эрон был немного зол. По его лбу стекал пот, а дыхание было неровным и сбивчивым. ― Я не могу столько бегать за тобой. ― Спасибо, Эрон. Ты только что спас мне жизнь, ― она его обняла, отчего тот немного покраснел. ― Никого я не спасал. ― Как никого? Ты же меня переместил...

― Хватит. У нас больше нет времени, ― перебил её мальчик. ― Точнее у тебя, ― он вытащил из-за пазухи маленькую книжку. Видимо, уменьшенный Книдус. ― А мне не надо искать! ― всего секунду назад она заметила, что в каком-то брошенном на полу портфеле лежит привычная голубая тетрадка со стрелочным узором. Книдус сразу же оказался в её руке, и Алиса очнулась уже за своим столом. Остальные ученики ещё 'спали'. Когда слух вернулся в обычное состояние, она поняла, что на другой стороне класса стоит какой-то шум. Немного пошатываясь, она подошла к толпе, окружающей чью-то парту. Она пробилась вперёд: никто её не останавливал. ― Мия! ― она пришла в себя, заметив лежащую на полу девочку, которая что-то говорила и пыталась делать. Ио уже сидела перед ней на коленях, пытаясь разбудить, но ничего не получалось. Госпожа Хлакр в тоже время что-то пыталась ей объяснить. ― Госпожа Найтис, так вы её не выведете... Почему вы раньше мне не сказали насчёт её, хм, дара. Для неё же это имеет губительный характер. ― ПРОСТО РАЗБУДИТЕ ЕЁ! ― Ио, также как и Алиса совсем недавно, сквозь слезы следила за своей сестрой, ожидая чуда. ― Пожалуйста! ― уже менее яростно попросила она, всхлипывая.

139

Ещё не понимая, что она делает, Алиса неловко оттолкнула подругу и, присев на колени, положила горячую ладонь на лоб Мии, отчего та начала произносить все более и более непонятные слова. Руку жутко пекло, но Алиса старалась не обращать внимания на боль. Она не может допустить этого. Не может стать таким же безвольным наблюдателем, кем была, когда умирала мама. Только не сейчас. Учительница наблюдала за этим с интересом ученого, обнаружившего что-то сверхъестественное, но при этом хорошо вписываемое в существующие до этого законы природы. ― Ио... ― Мия немного приоткрыла глаза и попыталась улыбнуться, но вместо этого тихо застонала. Подруга Алисы тут же кинулась обнимать сестру. Алиса сразу отошла в сторону: она на хотела мешать счастью подруги. Только сейчас боль начала проступать, и Алиса с испугом посмотрела на свои руки. Они были в непонятных чёрных ожогах, которые идеально шли по линиям ладоней, повторяя этот замысловатый узор. ― Алиса, ― Ио теперь бросилась обнимать спасительницу своей сестры. ― Спасибо тебе. Спасибо! Ты спасла жизнь моей сестры! ― Не стоит, ― Алиса повернулась лицом к парте, возле которой недавно была Мия: её уже унесли в комнату. ― Лучше иди к сестре.

― Хорошо! ― Ио кивнула и скрылась в тёмном коридоре. ― У вас открывается все больше и больше способностей, ― госпожа Хлакр стояла прямо за спиной, наверное, все это время выжидая подходящего момента. ― К концу семестра, вы уже, видимо, будете оживлять мёртвых и строить замки при помощи мысли, ― хотя это и была шутка, но на лице учительницы не было и намека на смех или хотя бы улыбку. ― Простите, я спешу, ― Алиса хотела остаться одна. То, что сегодня произошло, не давало ей покоя. ― Ладно. От последующего урока вы освобождены: чтолибо делать такими руками не стоит, ― она бросила взгляд на ладони ученицы, отчего та спрятала их в карманах. ― Спасибо. До свидания! ― она побежала к выходу из класса и только сейчас поняла, что не знаем толком, как в нем перемещаться. Обернувшись, госпожи Хлакр она не нашла, поэтому решила сориентироваться на деле. ― Ты что? ― кто-то крепко схватил её за руку и оттащил назад. ― Нельзя просто так лезть в такие коридоры. Одна нечаянная мысль и все, больше тебя никто не увидит, ― Эрон стоял в своей привычной позе. Взгляд его был непривычно взволнованным. ― Э-э-э, спасибо, ― неуверенно поблагодарила его Алиса.

140

― Давай я тебя провожу, ― он только сейчас заметил, что они все ещё держатся за руки, но убирать не стал. ― А то ещё вытаскивать откуда-нибудь придётся, ― поспешно добавил Эрон.

141

Экскурсовод

Сегодня должна была быть первая экскурсия по Кардиусу. Все ученики были в возбужденном состоянии. В спальном корпусе стоял невыносимый гул: каждый считал нужным поделиться своими догадками о таинственном экскурсоводе. ― А вы знаете, что он должен быть из старших классов? Ну, то есть тех, кто практикуется в тамодействе свободно и без наблюдения взрослых, ― Ио была одной из тех, кто не мог сдержать эмоций. ― Ага, тебе бы только бы на него посмотреть. Этого хватило бы, чтобы ввести тебя в эйфорию, ― Эрон усмехнулся своей шутке. К счастью, Ио смирилась с его присутствием, понимая, какие у них отношения с Алисой. ― Как будто тебя это нисколечко не интересует, любознательный ты мой, ― ответила ему девочка, в очередной раз глянув на дверь, из которой выйдет старшеклассник. ― Нисколечко. Он точно окажется каким-нибудь заучкой с большими очками. Видали мы таких.

Ио на это только фыркнула и повернулась всем телом в сторону двери, показывая, что этот разговор закончен. Эрон приобнял Алису за плечи и прошептал ей на самое ухо: ― Не хочется, чтобы она увидела, как мы с тобой обнимаемся, ― он покрепче взял её за руку. Алиса про себя улыбнулась его смекалке, радуясь, что наконец-то нашла его. Она закрыла глаза и поддалась приятному чувству, наполнившему всё её тело. Так она и не заметила, как повсюду раздались вздохи, и неожиданно громко скрипнула дверь. Алиса сразу встала на носочки, чтобы хоть что-то разглядеть через головы мальчиков, но ей это не помогло ― старшеклассник пока оставался для неё невидимым. Эрон, заметив старания подруги, слегка приподнял её над землей и ему чуть не пришлось её ловить: Алиса с удивленным вскриком свалилась вниз, еле успев сохранить равновесие. ― Там...там...Кирилл, ― успела она произнести перед тем, как сам экскурсовод появился перед ними.

142

― Привет, Алиса, ― просто поздоровался он, как будто не было ничего необычного, что они находятся в другом мире, и пошел дальше, уводя за собой образовавшиеся колонны из учеников. ― Алиса, я с тобой! ― Ио проскочила через Эрона и схватилась за руку подруги, крепко её сжав. Девочка была не против: ей бы сейчас не помешала поддержка. Мальчик вроде не возражал. Выход из замка был там же, где и парк, в который Алису сводил Эрон. Теперь повсюду были приятные и разноцветные цветы. Сначала у учеников даже в глазах зарябило от яркости, но потом все привыкли. Кирилл не остановился, и вся группа пошла дальше, выходя за изгородь парка ― выхода из школы. ― Побыстрее. Нам ещё много надо успеть, ― экскурсовод ускорил шаг, подавая пример подопечным. Алиса всё ещё не выходила из ступора. Как Кирилл вообще оказался в этом мире? Неужели всё это время он был таммой? А если так, то знал ли он о способностях Алисы? ― А кто он вообще? ― Ио, заметив состояние подруги, всё не покидало любопытство. ― А то Эрон, по-моему, уже тебя к нему ревнует.

Девочка посмотрела на друга: тот и вправду бросал злобные взгляды на старшеклассника, заложив руки в карманы. Иногда он поворачивался назад, выискивая глазами Алису, после чего опять возвращался к созерцанию 'соперника'. ― Ну... Он учился в моём мире. Был капитаном одной из наших команд по соревнованию. Я просто не могу понять, что он тут делает? ― Да уж, не простые у вас дела. Хотя это не первый раз, ― ответила Ио. ― Что значит не первый? ― Старшеклассники, достигшие определенного возраста, уезжают в другие параллели, чтобы следить за ещё 'неразвитыми' таммами. Я думаю, он следил за тобой. Алиса недоуменно посмотрела на подругу, удивившись, что так много не знает об обучении в Тамодейной школе. Кирилл пока вёл свою группу дальше. Они уже прошли через маленькую полянку. На ней совершенно не было цветов и травы. Здесь была голая земля. Детей сразу же окружила безмолвная тишина, и они не стали её нарушать. ― Посмотрите! ― раздалось где-то справа. Все лица сразу повернулись в сторону, в которую указал одноклассник. Во всех глазах сразу загорелось

143

неподдельное любопытство: посреди полянки стоял колодец. ― Мы пришли, ― Кирилл остановился и тоже посмотрел на каменное строение. ― Это Колодец желаний. Ему уже больше 100 лет! ― И что, мы сможем загадать любое желание? ― раздалось из колонны. ― К сожалению, нет. Он может исполнить только одно желание за двадцать лет. Вам придётся выбрать одного человека. Отовсюду раздались огорченные вздохи. Все с удовольствием смотрели на тамодейный колодец. ― Желание должно быть связано с временем. Можете подойти поближе, ― подтолкнул он девочку, нервно переминающуюся с ноги на ногу рядом с ним. Все сразу же осмелели и тоже решили потрогать Колодец желаний. Когда Алиса тоже решилась подойти, Кирилл остановил её, схватив за локоть. Эрон сразу же повернулся назад и остановился, ожидая подругу. ― Эрон, можешь идти. Я догоню, ― успокоила его подруга, и он, нехотя, поплелся к одноклассникам. ― Алиса, мне надо с тобой поговорить, ― Кирилл подождал пока они останутся одни. ― Хорошо.

― Как я думаю, ты догадалась, что я следил за тобой. Приглядывал. Прости, это, наверное, нарушало твоё личное пространство, но это было моё задание. Не хочу огорчать, но ЭТО, ― он указал ей на деревья и всё, что за ними, ― не твой мир. Ты не можешь тут жить, понимаешь? Я боюсь, что здесь ты сильно пострадаешь, поэтому я помогу тебе. Сейчас я выберу тебя, чтобы ты загадала желание в колодец. Попроси, чтобы твой отец не смог тебя найти, и ты не вызвала ту мощную аракса. Сделай так, как я прошу, ― он подтолкнул её к одноклассникам, и сам протиснулся вперед. ― Сейчас мы проведем выбор, ― огласил он. Перед ним возник необычный треугольник, сделанный из камня. По всем его граням шли дырки, как будто кто-то жил в нём. Треугольник закрутился на месте, и восхищенные ребята отошли в сторону, чтобы не задеть тамодейный артефакт. Когда он остановил своё движение, кто-то удивленно ахнул, и все лица повернулись к однокласснице: из всех дырок сложилось слово 'Алиса'. ― Ну что ж. Вы попробуете через двадцать лет. Алиса подойди сюда, ― Кирилл протянул ей руку, помогая ей подняться на маленькие ступеньки возле колодца. ― Посмотри в него и подумай о том, что ты хочешь, ― Алиса сильно волновалась. Всё это время она думала, хочет она дальше жить тут, тут ли ей место? Она

144

обдумывала много вариантов, и каждый из них был отличен от предыдущего. ― Не забудь, ― тихо шепнул старшеклассник ей на ухо, напоминая про желание. Алиса медленно подошла к колодцу. Глубина манила к себе, так и заставляя заглянуть туда. Вода отражала всё, о чем думала сейчас девочка. Перед её глазами промелькнула мама, грустно сидящая на скамейке возле Времедона, Катоа-Каха, убивающий её; отец, который сидел с ней в повозке и о чем-то разговаривал с госпожой Шемировой. Сколько судеб, но должна быть только одна. Самая важная. Она получше присмотрелась к воде. Вот она заходит в комнату с тра- вой вместо пола, перед ней появляется её будущая подруга Ио... Идея пришла сама по себе. Не успела Алиса и четко представить себе желание, как поняла, что оно исполнилось: сзади раздались вскрики. Когда девочка обернулась, то сразу почувствовала на себе злобный и рассерженный взгляд Кирилла. все остальные недоуменно смотрели на то место, где когдато была Ио. Оно пустовало. ― Что ты сделала? ― Кирилл схватил её за плечи и больно потряс, как будто думал, что это вернет время назад. ― Я вернула Ио родителей. Это было единственное правильное желание!

― Зачем?! Ты понимаешь, что сейчас подписала себе смертный приговор?! ― Кирилл стал интенсивнее трясти, но, к счастью, Эрон встал между ними. ― Отстань от неё. Она сделала то, что считала нужным. ― Тогда это будет последним, что она сделает! ― с этими словами Кирилл махнул кому-то рукой, и дети сразу образовали колонны. Они возвращались домой. Уже через полчаса они вернулись в свои комнаты. Ктото с облегчением, а кто-то с разочарованием в сердце, нервно поглядывая на Алису. Сама девочка спешила в свою комнату, чтобы узнать, осталась ли её подруга или нет. И вот, дверь в спальню была приоткрыта. Не теряя ни секунды, она забежала внутрь и вскрикнула от удовольствия: Ио сидела на кровати и неуклюже шатала ногами. Рядом лежал Мин, подставляя мордочку солнцу. Дверь предательски скрипнула, и подруга обернулась на звук. ― Алиса! ― она тут же кинулась её обнимать, из-за чего Алисе стало тяжело дышать. ― Спасибо тебе, Алиса! Большое спасибо. Если бы не ты... ― Как ты догадалась? ― Это было не сложно! ― Ио немного отстранилась, чтобы посмотреть в глаза подруги.

145

― И что, ты уезжаешь? ― только сейчас Алиса поняла, что ей придется попрощаться с подругой. ― Нетушки! От меня так просто не отстать. Я с тобой до конца года, ― она ещё раз крепко обняла подругу. ― Что такое? ― лицо Алисы немного помрачнело: она вспомнила слова Кирилла: что значит 'смертельный приговор'? ― А, ничего! ― девочка вышла из своих мыслей и попыталась улыбнуться. Ио конечно не поверила, но сделала вид, что не замечает это выражение лица, за что Алиса была ей благодарна.

146

День рождения

― Утро доброе! ― возле Алисы раздался непонятный хлопок, и девочка резко встала, отчего волосы упали ей на лицо. Отплевываясь от волос, девочка невольно покраснела: Эрон и Ио с Мией захохотали, наблюдая эту сценку. ― Что такое? ― спросила сонная девочка, пытаясь встать с кровати. ― Сегодня же выходной... ― Сегодня же выходной... ― передразнил её Эрон, аккуратно забирая непослушную челку подруги за ухо. ― Для выходных нету выходных. ― Говоря нормальными словами: 'Для день рождения нету выходных', ― объяснила Мия, тут же потупив взгляд под взором Эрона. ― Я именно это хотел сказать. То, что ты сказала слишком банально для меня. Он так смешно скорчил рожицу, что Алиса громко засмеялась. Не сдержался и сам мальчик, а потом к ним присоединились и девочки.

― А откуда вы узнали? ― Алиса немного отдышалась после продолжительного смеха. ― Так нам госпожа Хлакр сказала. Кто бы ещё мог доверить нам ТАКУЮ ВОЕННУЮ ТАЙНУ, ― Ио подняла вверх палец, а другую руку положила на голову, изображая солдатскую шапку. ― У тебя то выпытать было совершенно невозможно. По комнате опять пронесся хор смешков. Мия даже упала на пол, схватившись за живот. ― Ну все, хватит. Нам ещё предстоит очень много, ― Эрон попытался сделать серьёзное лицо, что не очень у него получилось. ― Ио, отдаю командование тебе, ― он снял со своей головы выдуманную шапку и положил на голову девочки, та мигом поклонилась, чуть не 'уронив' головной убор. После чего Эрон вышел из комнаты. ― Я не понимаю, что с вами? Это же всего лишь мой день рождения. ― Разговорчики? Один наряд вне очереди, ― подхватила инициативу Мия. ― Ну, девочки. Вы меня даже не слушаете!

147

― Мы не слушаем, а выполняем. И тебе советуем, ― Ио кинула в неё чем-то мягким. Алиса еле успела это поймать. ― Вот и наряд! Девочка медленно расправила непонятный предмет, и неожиданно для себя засмеялась. Перед ней было красивое, но до безумия простое, платье. Узор был из стрелок. Приглядевшись, она поняла, что это кружева. Вполне непрозрачные. ― Быстрее! Время не ждет, ― Ио с усердием схватилась за волосы подруги, пытаясь их расчесать. Не прошло и года, а именинница уже была готова. ― Почему из нас всех, только у меня платье? ― Что за разговорчики! ― резво ответила Мия, закрывая за сестрой дверь. Алиса решила смириться с необычным расположением духа своих друзей и послушно поплелась за ними. Дорогу она сразу узнала: её вели к запасному выходу. ― А почему бы не через парадный? ― решила задать вопрос Алиса. ― Так всё таки легче. Коридор то на выходных отменили, приходится ходить пешком. ― Ещё слово, и будет второй наряд, по жестче этого, поверь, ― Эрон слегка подтолкнул подругу поближе к себе, взяв её за талию. Алиса не стала отстраняться.

― Ну всё, пришли! ― они снова оказались на поляне, на которой когда-то гуляла Алиса с Эроном. Оглядевшись, девочка заметила не малые изменения. Вся поляна теперь совершенно была в цветах, причем разных видов: и одуванчики, и васильки, тюльпаны, маки, и даже кусты роз. В глазах зарябило, но Алиса не смогла отвести взгляда от такой красоты. ― Неужели, это всё ради меня? ― девочка восхищенно посмотрела на друзей, отчего те сразу потеряли свой воинственный вид. ― Ты так много для нас сделала... ― Ио подошла к подруге и взяла её за руку. ― Начиная от спасения Мии и заканчивая возвращением моих родителей... Это малая часть того, что мы могли бы для тебя сделать. Теперь Мия подошла с другой стороны и тоже схватилась за руку. Эрон, до этого стоящий в стороне, подбежал к подруге и, не обращая внимания на её испуганный крик, поднял в воздух и покрутился с ней на месте. Алисе даже показалось, что она может летать. ― Ладно. Давайте уже есть, ― Ио побежала в сторону одного из дубов и, вернувшись, принесла с собой висящие в воздухе блюда. Самым последним был большой торт. Ещё до того, как Мия назвала его название, Алиса по запаху поняла ― сметанник.

148

С едой, как много её не было, они справились очень быстро. Только иногда кто то взмахивал рукой, и из ниоткуда появлялся графин с чистой водой из источника. Алиса тоже приловчилась к этому фокусу, и теперь постоянно им пользовалась. ― А теперь напишем пожелания нашей имениннице! ― Ио вызвала листочки и ручки из воздуха и быстро раздала их друзьям. Эрон в последний раз посмотрел на Алису и полностью переключился на письмо. Девочка нетерпеливо ждала, доедая остатки торта. Все её друзья полностью ушли в написание пожеланий, поэтому Алисе оставалось только разбивать и собирать стаканы, используя знаки прошлого и будущего. Неожиданно для себя она посмотрела на свою руку и заметила кольцо. Оно было на ней с того дня, как отец впервые подарил ей его. Тут же вспомнились его слова про то, что оно может вызывать людей, близких Алисе. Именинница сразу вспомнила Дашку, так хотевшую побывать с подругой, и попыталась себе четко представить её образ. К счастью, всё получилось. Немного удивленная девочка посмотрела сначала на Алису, а потом обернулась вокруг. ― Алиса?... ― неуверенно произнесла она, вглядываясь в знакомые черты.

― Дашка, как хорошо, что всё получилось!!! ― Алиса сильно обняла оторопевшую подругу. ― Это не сон! Ты и правда здесь. ― Мы сейчас в Кардиусе... ― Кардиусе? ― Да, теперь я живу здесь, ― она посмотрела на Ио с Эроном, которые удивленно смотрели на гостью. ― Это Дашка, ― представила она её. ― Это Эрон и Ио. ― Привет, ― от Дашкиной энергии не осталось и следа. ― Ты знаешь, за всеми этими мороками я чуть не забыла про твой день рождения. Сначала я думала отослать тебе открытку, поэтому...ну вот, ― она протянула ей твердый конверт. Алиса решительно открыла его, вглядываясь в знакомый почерк: 'Дорогая Алиса, Сегодня был бы твой день рождения. Но тебя здесь нет. Я не знаю, где ты, что с тобой, придет ли тебе моё письмо, а если придет, то вспомнишь ли ты моё имя? Но четко знаю, что никогда не забуду тебя. Мне кажется, ты приходила ко мне во сне. Таинственная и волшебная. Ты стала другая. Передо мной больше не было той не решительной и застенчивой Алисы, какой я

149

тебя узнала, та стала человеком, готовым бороться за свою жизнь, если это потребуется. Я думаю, где бы ты ни была, у тебя есть друзья. Не сомневаюсь, что они лучше чем я. Но я рада и тому короткому знакомству (что такое время для дружбы?), которое у меня было. С днем рождения! Твоя, Дашка'. ― Дашка, я не знала, что тебе будет так больно. Прости меня, я просто не могла по другому, ― Алиса посмотрела на свою подругу. ― Ничего, самое главное, что ты счастлива. Всё остальное не важно. ― Ещё немного, и вы все расплачетесь, ― Ио встала между подругами. ― А нам же ещё домой возвращаться. Алиса предложила Дашке отведать торта, пока она читала пожелания её друзей. Перебрав их в руках, она решила, что письмо от Эрона будет последним. Ио и Мия желали ей всего самого лучшего, близких людей рядом и новых великолепных способностей. Когда дошло о письма Эрона, Алиса немного еле заметно покраснела: ей было немного страшно, что там может быть написано. 'Алиса,

Если быть честным, то сначала я даже не заметил тебя. Ты была одним из моих одноклассников, не более. Чувство, согревающее меня изнутри, появилось из сердца. Когда ты посмотрела на меня, я увидел в твоих глазах воду, спокойную, но тем не менее способную согреть меня, обласкать. Это чувство возникает у меня постоянно. Сердце в груди начинает биться быстрее, но как будто в ритм с твоим. Когда я обнимаю тебя, то чувствую себя счастливым. Ах, если бы эти секунды могли длиться вечность! Алиса, как я иногда сожалею, что не встретил тебя раньше, чтобы увеличить количество этих моментов, чтобы пройти через преграду между нами. Но время... Алиса, то чувство нельзя описать, нельзя сказать, но я надеюсь, что ты знаешь. Прости меня, если я не прав. Эрон'. Алиса подняла глаза на друга: он всё это время не сводил своего взгляда с неё. Еле заметно, чтобы Ио не заметила, девочка кивнула, после чего сразу переключилась на спор, возникший между подругами. Они спорили о использовании времени в крайней параллельности.

150

Урок с госпожой Шемировой

Дыхание весны чувствовалось повсюду, даже в ветерке, гуляющему по замку. За всё время было только одно полнолуние, и поэтому Алиса смогла полетать вокруг замка всего лишь один раз. К счастью для неё, Ио спала достаточно крепко, чтобы не услышать как её подруга чуть не свалилась с подоконника, вместо того чтобы сесть на него. По школе сразу же пронеслась весть о возвращении госпожи Шемировой. Здесь о ней знали не понаслышке. Даже Эрон, как только узнал эту новость, недовольно поежился. Видимо, у учительницы была не очень хорошая репутация. Анел вела тут Практику Тамодейства. Если бы Алиса не знала о ней, то с нетерпением бы ждала этого урока, но нет. Ей даже взбрело в голову остаться в комнате, притворившись больной, но Ио предупредила девочку, что это не пройдет: в Кардиусе не бывает болезней. И вот, урок настал. Все дети нервно переминались с ноги на ногу, ожидая учительницу. Нигде не было слышно ни шепотков, ни смеха ― все сидели неподвижно. Мия вообще, казалось, упадет в обморок от испуга, так она дрожала и косилась на дверь.

Двери со стуком распахнулись, и госпожа Шемирова, придерживая подол своего длинного платья, зашла в класс. Если бы Алиса её не знала, то подумала, что это самая простая учительница, как госпожа Хлакр например. В глазах Анел читалась какая-та злоба, а улыбка была больше похожа на волчий оскал. ― Здравствуйте, дети! ― все автоматически встали с мест и низко поклонились. Алиса недоуменно посмотрела на своих одноклассников: учительница сразу заметила девочку и ещё больше 'улыбнулась'. ― Алиса! Как я рада, что и ты здесь. Но раз ты здесь, то можешь поклониться как и все. Это не обсуждается. Дети удивились тому, что их учительница знала их одноклассницу. Они всё ещё были в полулежащих состояниях. ― Нет! Никогда! ― девочка упрямо выровнялась, показывая, что будет стоять до конца. ― Ну что ж, не хочешь ― заставим, ― госпожа Шемирова взмахнула стрелой, и девочка почувствовала,

151

как ноги подкашиваются. Ещё чуть-чуть, и она готова была упасть. 'Ни за что!', ― подумала Алиса и уверенно встала на ноги. ― Видимо, наша ученица хочет поиграть, ― учительница оказалась прямо возле Алисы, уставившись ей в глаза. ― Ну ладно, будет тебе игра. Вставайте, дети. Будем смотреть представление. Девочка не поняла, как оказалась прямо посередине класса, как будто в своем самом страшном кошмаре. Все глаза сразу обратились на неё, но каждые по разному. Краем глаза девочка заметила, как Эрон встал и направился к ней, но учительница появилась прямо перед ним, загромождая дорогу. ― Алиса! ― крикнул он, пытаясь пройти: теперь вместо госпожи Шемировы там была кирпичная стена. ― Кто бы мог подумать, что у липсей появятся друзья? ― Анел опять стояла возле Алисы, скрестив руки на груди. ― И много здесь ещё таких защитников? А то мне уже страшно, ― она демонстративно содрогнулась и сама посмеялась своей 'шутке'. ― Готова поспорить, ты уже соскучилась по Мартину, он так точно. Из двери умеренной походкой вышел протеже учительницы, при виде Алисы он скорчил гримасу удивления, как будто не знал, что она здесь.

― Не бойся, липсей, в драке я силён. Только, к сожалению, вас ничему этому никогда не учили. Девочка оглянулась кругом и поняла, что теперь они находятся в Колизее. Парты превратились в специальные скамьи, огражденные решеткой: госпожа Шемирова явно ожидала помощи от Алисиных друзей. Девочка немного присмотрелась, Эрон громко стучал кулаками по решетке, что-то крича. ― Ну что ж, я не против если ты просто так сдашься, ― Мартин оторвал её от созерцания своих друзей: Ио только нервно рылась в книге ― Книдусе. ― Нет, будем драться! ― уверенно произнесла Алиса: она немного подумала и решила, что сможет найти хоть немного под- ходящее заклинание, или, как его называли в Кардиусе, ― аракса. Девочка снова повернулась к друзьям, Ио делала ей какие-то пассы. Алиса совершенно не понимала их смысла, поэтому вернулась к Мартину. Он легко держал в руке часы и как бы не ненароком навёл их на соперницу. ― Начинайте, ― поторопила их учительница. ― Учти, Мартин, ты должен заставить её упасть всего лишь два раза. ― Можешь бить первой, ― Мартин сощурился. ― Я могу тебе уступить, как более слабой.

152

― Не стоит, ― Алиса не знала, чем в принципе можно начать бой: никаких боевых аракс они не учили, и Мартин, судя по всему, это знал. Он ещё раз сощурился, прицелился и метнул в соперницу черную стрелу. Девочка еле успела увернуться, перепрыгнув через неё. И тут она поняла, как будет действовать. Не успел Мартин что-либо сделать, как девочка прочертила перед ним крест, отмотав время на минуту назад. Теперь он стоял спиной к ней, и Алиса толкнула его, чудом избежав ранений. Краем глаза девочка заметила, что Эрон всё ещё настороженно наблюдает, готовый бежать на помощь в любой момент, также как и Ио. ― Второй раз тебе это не пройдет! ― Мартин отплюнулся от песка, которым здесь была усыпана земля. Госпожа Шемирова недовольно посмотрела на ученицу, злая, что всё идет не по её раскладу. Мартин снова встал в свою любимую позу и метнул очередную стрелу. Алиса не успела отреагировать и почувствовала, как живот пронзила острая боль. Ещё немного и она бы упала, но ей удалось удержать равновесие и выпрямиться во весь рост. Мальчик явно отвлекся, не ожидая никакого ответного удара, и Алиса, не зная как, метнула в его сторону что-то напоминающее петлю. Она захватила Мартина и он упал.

― Что?! ― учительница подбежала к своему протеже, и проделала какие-то движения, после чего разгневанный парень, не теряя ни минуты, направился к своей сопернице. Девочка невольно вся сжалась: ей стало страшно. Глаза Мартина горели праведным огнем. Его руки так и не выпускали золотые часы, которые он сжимал, готовясь к атаке. Вот он уже направил на неё стрелку и начал шептать какие-то слова. Только сейчас Алиса поняла, что не сможет защититься. Из головы вылетели все существовавшие в ней араксы. ― Уйди или отправишься в замок душ, ― Алиса почувствовала теплую руку на своей талии. Она, буквально, упала в его объятия, устав после волнений. ― Будь уверен, я знаю, как это сделать и не остановлюсь, чтобы не воспользоваться этим, ― Эрон уверенно направил на него руку с часами, хотя Алиса чувствовала, как сам он дрожит, как сосновый лист. ― Ты ещё поплатишься, липсей! Не все и не всегда будут тебя защищать, ― Мартин ретировался, взяв под руку учительницу, решившую на этом закончить урок. Поле боя опять стало знакомым кабинетом. Хотя все стали расходиться, Алиса осталась так стоять в объятиях Эрона, чувствуя тепло его тела, спокойное дыхание и руку, которой он бережно держал её. Ей всё равно, что они подумают. У неё есть он, и это самое главное.

153

Освобождение

― Значит ты все таки пришёл ко мне! Хотя нет, ты не мог не прийти, ― учитель оглядел гостя, который сейчас стоял напротив. ― Такой же бессмысленный поступок, как и тот. Ты же знаешь, что мне все известно. Это всё, всего лишь следующая... Давай назовём её стадией, этапом к тому, чего я хочу. Вы все всего лишь пешки в моём плане. Он встал из-за стола и подошел к невысокому камину. Даже огонь, казалось, был тусклым и не живым. Гденибудь вспыхивали маленькие неуверенные искорки, но тут же исчезали. Тени не слышно притаились под сводами замка. Их присутствие чувствовалось во всех движениях. Даже сейчас, когда мужчина просто смотрит на учителя, за ним следят. Где-то ухает сова. Для неё наступление ночи только время поохотиться и освободится от пут дня, связывающих крылья. В то время, как для таммы, это время расцвета сил, энергии. Катоа-Каха наслаждался этим временем. При всем своём могуществе ему всегда чего-то не хватало. Может быть чего-то простого, как это тамодейство, которое

происходило каждую ночь: неподвластное никому, но при этом доступное для всех. Мужчина выжидал, не перебивая мысли своего собеседника. Он знал, Нора его никогда не простит, но это не так уж и важно. Он сделал шаг вперёд, он не может вернуться. Она так и не сказала, причину своего ухода. Для неё это больная тема. Ну и ладно! Мы сами властны над своей судьбой, хотя каждый день доказывается обратное. ― Ты сам меня вынудил! Верни его, ― сейчас Дин надеялся на то, что учитель все поймёт и отпустит его, но лицо хозяина замка оставалось непроницаемым. ― Мой маленький ученик, как мало о жизни ты знаешь. А ведь когда-то ты видел свою судьбу. Неужели ты решил, что способен пойти против неё. Ты знаешь финал, и для твоей дочери он не очень счастливый. Но только не для тебя... Что значит одна жизнь, по сравнению с могуществом, которое она даёт? ― Не даёт! С каких пор убийство считается добровольным отказом?! ― он подошел ближе, выплевывая все эти слова в лицо врагу.

154

― В нашем случае, добровольном, ― спокойно ответил Катоа-Каха. ― Говори быстрее, что ты хочешь. Мне надоело выслушивать это. Оно ни капельки не меняет того, что случиться. Время судьбоносных моментов ещё не настало! ―Я меняю себя на него, ― Дин немного успокоился и, твёрдо уставившись в глаза учителя, ожидал ответа. ― Я не могу отпустить его. Пока не могу, ― он немного подумал. ― Зато могу перевести в спальню для учеников на третьем этаже. Конечно при условии, что он продолжит свое обучение. Это лучшее, что он может получить. Ты же ― займёшь его 'комнатку'. ― Я согласен, ― без промедления произнёс мужчина. ― Хорошо. Это и будет твоя плата. Все тени, до этого подслушивающие разговор, по знаку хозяина резко слетели вниз, издавая шелестящий звук. Тёмный вихрь окружил мужчину, но тот даже не вздрогнул: он давно был знаком с таким переходом. Ему ни раз приходилось пользоваться им, только сейчас он не перенесет его в комнату жены. Нет. Это будет его тюрьма. Талиму казалось, что ночь прошла как-то быстро. Беспокойные сны мучили его всю ночь, заставляя просыпаться в поту. Его способность читать мысли была для него мукой. В этом подземелье она обострялась, и

он, буквально, слышал и видел все, о чем думают пленники. От их мыслей шли мурашки по коже. Все они были полны ненависти и несправедливости. 'Это все не со мной. Это все не со мной', ― постоянно повторял про себя мужчина, который был в соседней камере. Дехе не приходил уже второй день, и мальчик боялся, что его наказали, а что ещё хуже ― отправили в подземелье. Но было тихо, и Талим верил, что это хороший знак. Свет в коридоре только-только включили, что означало, что наступило утро. Хозяин замка считал, что ночью просыпается что-то неизведанное, а потому и страшное. Даже маленькая лампочка может препятствовать посещению этим существом пленников. Это была дань. Некоторые уже сошли с ума. Причины этому Талим ещё не знал. ― Эй, парень! ― раздался чей-то шепот из камеры напротив. Талим чуть приблизился к прутьям клетки, чтобы лучше слышать. ― Ты уже видел пожирателя? ― продолжал голос. ― Нет, ― Талим напряженно всматривался в тёмный коридор, пытаясь разглядеть собеседника.

155

― А я видел, ― оттуда раздался вздох. ― Сегодня он придёт к тебе. ― Кто придёт? ― Тот, кого так уважает хозяин. Тот, чьей едой мы являемся. ― А что мне делать? ― часа через два должна была наступить кромешная темнота. Старик, а по голосу это был именно он, молчал. Мальчик невольно поежился. ― Что мне делать? ― повторил он. ― Ему нужна будет твоя энергия. Больше всего он может получить от боли. Моральной боли. Он будет тебе шептать разные слова, показывать моменты твоего прошлого и то, чего ты боишься, но ты должен бороться. Терпи. ― А кто вы? ― но в ответ ему была тишина. Камера напротив была пуста. Ночь уже наступила. Всё подземелье погрузилось в тьму. Все его обитатели, сжавшись в комочек, лежали на мешках, заменяющих им кровати. Где-то далеко капала вода. Маленькие капельки со звуком, подобным грохоту, прорезавшемуся через эту

'толщу' тишины, привлекали собой насекомых. Но сейчас даже крысы не бродили по каменному полу. Из камеры в конце коридора раздавались очередные всхлипы: кошмары теперь стали вечным спутником пленников. Талим отчаянно пытался отключиться, чтобы не слушать их мысли, но они, как настырные насекомые, пролазили сквозь все преграды, не давая заснуть. Хотя и сон не был спасением. То существо, о котором говорил старик, приходило в полночь. Талим ощущал его присутствие каждый раз, и каждый раз он хотел исчезнуть, не быть тут. Здесь не существует того лёгкого и приятного чувства, что было там, наверху. ― Попроси меня, и ты сможешь уйти отсюда, ― голос пожирателя был немного грубоватый. Он раздался у самого уха мальчика. Талим, понимая, что спрятаться негде, все равно отскочил, прижавшись к противоположной стенке. ― Катоа-Каха не пожалеет твоих близких. Ты же и сам это знаешь, ― продолжало настаивать существо. ― Я могу дать им свободу. И вы всегда будете вместе. ― Нет! ― перед глазами промелькнул разгромленный дом, в котором он когда-то жил. Вишневый сад был давно заброшен. Когда-то зеленые ветви были сломаны, а кое-где и порублены на кусочки. Маленькая хижина

156

пустовала. Из чёрных окон тянуло тяжестью и горем... ― Нет! ―Да, именно так все и будет, ― картинка не исчезала, только теперь показывала руины дома изнутри. Кипа писем валялась прямо на полу, потоптанная и съеденная жуками. На них было написано имя Талима. Вдруг из другой комнаты появляется какой-то человек в лохмотьях и начинает перебирать конверты, пряча некоторые из них в карманы, а какие-то раскрывая: на его ладонь сыпались маленькие монетки. Мама часто отправляла их, как игрушки. ― Хватит! ― Талим усилием воли пытался закрыться, как его когда-то научила няня, но пожиратель не хотел так просто сдаться. Одна картина за другой появлялась перед глазами мальчика. 'Лишь бы закрыть глаза. Лишь бы закрыть глаза', ― но глаза не поддавались. ― Смотри! Твоё будущее не лучше. Просто доверься мне. Я спас так много людей, ― если бы можно было видеть в темноте, то пожиратель был бы похож на кота, примостившегося на полу. ― Ни за что! ― наконец-то глаза были закрыты. По камере прозвучал крик злости и отчаяния. Талим сразу почувствовал: пожиратель исчез. Глаза открывать не хотелось, хотя мальчик и понимал, что опасность прошла. 'Соседи', тоже поняв это,

выглядывали из-за прутьев, пытаясь понять судьбу мальчика. Неожиданно Талим почувствовал, что находится в какомто вихре. Прутья потеряли свои бывшие очертания. Стали размытыми и далекими. Прошло несколько секунд, и мальчик непроизвольно закрыл глаза. Запах сырости и затхлости исчез. Через приоткрытые веки он заметил, что стало немного светлее. Талим открыл глаза: он был в большой спальне. Хотя здесь и было окно, снаружи было совершенно темно только с маленькими прогалинами света, как через туман, нависший над замком. Мальчика очень удивило это обстоятельство. Он хотел побежать узнать, что стало причиной его освобождения, но понял, что клониться ко сну. В бессилии куда-то идти, он упал прямо на холодный пол. ― Осталось немного, тень, ― Катоа-Каха всматривался в лицо мальчика, лежащего без сознания на полу. ― Странно! Он не почувствовал моего прихода. Видимо, тюрьма ослабила его силы, но ничего, главное ― это она. Все остальное ПОКА не имеет значения. ― Вы как всегда правы, хозяин!― прошипела тень. ― Я пригляжу за мальчишкой. Учитель не ответил, исчезнув в тёмном вихре. Между этажами этого замка были временные разрывы. Человек, не имеющий достаточной власти над тенями, не мог

157

передвигаться по бесконечным лестницам. Это было опасно.

158

Воспоминания

― Что вы знаете про заклинание заключения? Как оно действует? В каком случае? Госпожа Галинор была на вид очень хрупкой женщиной. Её кудрявые каштановые волосы постоянно выбивались из-под нелепой шляпы. Она начинала смешно на них дуть, из-за чего долго не могла остановить смех детей. Ростом она была чуть выше Алисы, хотя это понять было трудно: она постоянно сутулилась. ― Так что? Выкладывайте своим мысли! ― ученики нервно зашелестели учебниками в поисках ответа. Но учебник по 'Повседневным тамодейным заклинаниям' молчал. Алиса вскинула руку. Ответ на вопрос скрывался, хотя нет, был на виду в самом названии. Эрон иронично посмотрел на свою одноклассницу. Он явно не доверял ей. ― Да, госпожа Водовица? ― госпожа Галинор с надеждой посмотрела на девочку, желая получить нормальный ответ.

― Он нужен, чтобы заключать разные вещи в любые предметы. ― Так уж в любые? ― Кроме живых существ, ― Эрон в своей любимой манере даже не поднял руку. ― Особенно людей. ― Это очень редкие случаи, но все же они есть, ― поделилась учительница. ― Самые сильные таммы способны заключать...какую-либо энергию в нужных живых существах. Вы, наверное, знаете ― из называют тотемы, 'хранители энергии'. ― Госпожа Галинор, а это тамодейство запрещено? ― Алиса ожидала ответа. Неужели таммы способны на такое? ― Конечно. Не беспокойтесь, госпожа Водовица. Алиса облегченно выдохнула. ― Эта тема довольно таки интересная. К сожалению, в мои годы никто не изучал её. До поры до времени она была под запретом, хотя и было изобретена уже век назад.

159

― А почему? ― Ио не удержалась, чтобы не задать вопрос. ― Наверное...раньше люди считали, что это нарушение времени самого предмета, в которое его заключают...ну...против его воли. А сейчас... ― Что? ― Сейчас изменилось человеческое мировоззрение. Теперь все воспринимается более рационально, что очень странно в нашем то мире. ― А-а... ― неуверенно протянула Ио. Её не очень удовлетворил этот ответ. Наступила неожиданная тишина. Каждый ученик задумался о своём. Казалось, даже учительница вспоминает те времена, когда мышление было совершенно другим: низко склонив голову, она что-то высматривала на полу. ― Ну, ладно. Начнём практиковаться. Госпожа Галинор совершенно свободно взмахнула рукой, и в ней появились часы. Они были совершенно невзрачные, что напоминало саму обладательницу. ― Для начала будем заключать что-то простое. Например, ваши воспоминания. Можете выбрать для этого любой предмет.

Она высоко над собой подняла руку, на которой было серебряное кольцо с красными крапинками рубинов. ― Это ― носитель моего воспоминания. Кольцо мягко поднялось с пальца, зависнув прямо перед лицами учеников. Рубины мягко засветились, и свечение образовало картинку. В основном это были тени, они передвигались по классу. ― Смотрите! Это же госпожа Галинор! ― возле самой учительницы остановилась её точная копия. Она что-то рассказывала. В других тенях легко угадывались ученики, напряженно её слушающие. Один взмах рукой, и кольцо вернувшись на палец, забрало за собой картинки. Все одновременно ахнули. В классе наступила безмолвная тишина. ― Начинайте, ― прервала молчание учительница. ― Но помните: выбирайте предмет...по-секретнее. Целый урок ушёл именно на то, чтобы дети наконец-то смогли ХОТЯ БЫ вызывать воспоминания. На удивление учительницы, Алиса справилась довольно таки быстро. Девочка решила заключить свое воспоминание о матери прямо в часы. Эта идея оказалась очень оригинальной, и госпожа Галинор до конца урока шептала комплименты, иногда останавливаясь, чтобы поругать нерадивого ученика, выпустившего в класс то стаю голубей, то гигантских кокров (к счастью, совершенно безопасных).

160

Ио Найтис же повезло намного меньше. Воспоминание, которое она выбрала, никак не хотело помещаться в статуэтку, которую девочка всегда носила с собой в маленькой сумочке. ― Не беспокойся. В следующий раз обязательно выйдет, ― Алиса положила руку на плечо подруги. ―Угу. Прозвенел звонок, и ученики радостно побежали по своим комнатам: это был последний урок. ― Алиса... ― Эрон медленно шёл в её направлении, обходя парты. Девочка оглянулась: Ио с сестрой уже куда-то исчезли. ― Алиса, знаешь... ― он был так рядом, что девочка чувствовала его дыхание у себя на лице. По телу прошло приятное тепло, из-за чего она невольно содрогнулась. ― Прости, я не знал, что я тебе так неприятен. Она не сразу поняла смысла его слов. ― А... Нет-нет. Все в порядке, ― девочка старательно помотала головой, но лицо Эрона не изменилось. ― Ладно, проехали! ― он как-то слишком быстро направился к выходу. ― Эрон, давай как-нибудь вместе погуляем? Мальчик не отвечал, что-то обдумывая в своей голове.

― Хорошо, ― он наконец протянул свою руку ― она была тёплой и очень мягкой. Их рукопожатие длилось больше, чем надо, но это их не смущало. Лучше бы он вообще не отпускал её руку! ― Класс закрывается! ― госпожа Галинор появилась совершено не вовремя, а, что ещё хуже, ― совершенно незаметно. ― Ну, голубки, летите по своим комнатам. Эрон резко одернул руку и первым выбежал из класса. Алиса только успела разочаровано посмотреть ему вслед и тоже скрылась в коридоре. ― Все складывается как нельзя лучше, ― сказала сама себе учительница, убирая остатки не получившихся воспоминаний, которые дети не смогли поместить в предметы. Тёмный коридор поглощал любой звук. Темнота, как дикий зверь, казалось, металась из стороны в сторону, пытаясь закрыть собой свет, немного пробивающийся через щели. Пот стекал с лица, из-за чего ничего не была видно. Волосы были заколоты сзади, но какие-то непослушные пряди все таки выбились, но Алиса не спешила из поправлять. Поворот за поворотом, казалось, этому нет конца. Подол платья послушно полз за девочкой. Алиса не могла

161

повернуть голову, но понимала, что что-то его придерживает. Вот уже сквозь тишину начали пробиваться чьи-то стоны и мольбы. Как бы хотелось прямо сейчас остановиться, но этот сон сжал её своими крепкими руками, не собираясь отпускать такую лёгкую жертву. Последний поворот. Где-то впереди зажегся свет, но он не внушал ни надежды, ни спасения. Алисе не надо было смотреть по сторонам, чтобы знать, что все взоры обращены к ней. Она нервно терла ткань своего платья, которое, наверное, было сшито из паутины: таким далеким оно казалось. Когда перед ней возникло лицо пленника, девочка почти машинально остановилась, вглядываясь в его черты. Они казались ей знакомыми, привычными. Но царапины и грязь не позволяли узнать человека. ― Не надо... ― почти прошептал он одними губами. ― Не надо. ― Что...не...надо? ― еле выдавила из себя Алиса, чувствуя, что свет, появившийся впереди, притягивает к себе. ― Беги! ― закричал старик, и вскинул руки в сторону девочки, из-за чего та упала... Луна исчезла с потолка. Где-то на улице пел соловей. Это оказало какое-то успокаивающее воздействие.

Алиса привычно поменяла рубашку и вернулась обратно в постель. Засыпать снова не хотелось, хотя её то и дело клонило ко сну. Это был её не первый кошмар, но он все таки был не похож на других. Он был более законченным. Соловей уже закончил свою песню и, наверное, упорхнул на другую ветку. Алиса ещё раз перевернулась на другой бок. Ио безмятежно спала в своей постели, иногда улыбаясь. Хотя бы у кого-то спокойная ночь! Глаза начали слипаться. Сама того не замечая, Алиса погрузилась в сон. Он не был безмятежным, но, к счастью, не был тем кошмаром, в котором её навещал тот старик.

162

Битва

Время в замке шло очень медленно. Прошла всего одна ночь с тех пор, как Талима поместили в комнату на третьем этаже. Через туман, окружающий все выходы из замка, не было видно даже солнца. Казалось, что этот дом находится в совершенно другом мире, далёком от власти солнечного света. Ни один звук не проникал в комнату Талима, из-за чего можно было сойти с ума, но мальчик не мог совершить этой ошибки. Его личный слуга, тень, ещё ни разу не навещал его, что с одной стороны радовало, а с другой пугало: у Талима не было возможности узнать про свое будущее. Однако, ожидаемое свершилось. Дверь немного приоткрылась, и тень в своей спокойной манере залетела в комнату. ― Через час у вас будет урок с господином, ― прошипела она, остановившись рядом с мальчиком. Тень уже было собиралась уходить, но Талим окрикнул её: ― Почему меня освободили?

Тень немного помолчала, 'размышляя' (у теней нет мыслей) стоит ли рассказывать эту подробность своему хозяину, но, все таки переборов свои сомнения, спокойно ответила: ― Вас заменили-с, мой господин. ― А кто?... ― но тень уже исчезла, избежав дальнейших расспросов, аккуратно затворив за собой дверь. Время летело очень медленно, как, в принципе, и все в этом замке. Только иногда Талим, буквально, на миг чувствовал какое-то движение за дверью, но оно тут же исчезало, когда мальчик пытался на него настроиться. Наконец настало время урока, и дверь открылась. Мысли о побеге даже не было: коридоры, хранящие время, перемещают только в назначенные места, к сожалению, только их господином. В самом коридоре, как и в комнате Талима, оказалось очень тихо. Даже неуверенные шаги мальчика, еле доходили до ушей, как будто бы он слышал это через вату.

163

Знакомая арка появилась довольно таки быстро, и мальчик быстро нырнул в нужный коридор. В гостиной присутствовали все ученики. Их взоры снова, как и в первый раз, обратились к новоприбывшему. Катоа-Каха не сводил своего пристального взгляда с ученика, наблюдая перемену в его лице: тюрьма как будто подарила ему больше сил. ― И так, когда мы все в сборе, мы можем начать наш урок, ― учитель развел руки в стороны, и вся мебель исчезла ― остались только голые стены. ― Сегодня мы будем тренироваться в борьбе, ― он повернул свою голову к Талиму. ― Мы все стали свидетелями того, что наш новый ученик проявил больше способностей, чем мы ожидали. Все ученики повернули голову в сторону Талима, но мальчик этого как будто не замечал: он пытался понять, к чему ведёт учитель. ― Надеюсь, они не пропали. Мальчик пытался заглянуть в голову Катоа-Каха, но чтото постоянно блокировало его, наверное, стены замка были сделаны из специального камня. Такой он видел на горе, которая была почти рядом с его домом. Он избегал встреч с ней. ― А теперь разобьемся на пары, ― он притворно разглядел мальчиков, выбирая, и взгляд его остановился на Дехе. ― Вариса, или Талим, как мне тебя лучше

называть? В общем, ты будешь драться с Дехе, в виду вашей дружбы. Мальчики перепуганно переглянулись: это и было то, чего боялся Талим. Учитель в это время продолжал выставлять пары. Таким образом 'старший брат' и 'младший брат' встали друг против друга. Они бросали недоуменные взгляды, не понимая подвоха. ― Я выбрал такие пары, потому что, чтобы узнать на что ты способен, надо уметь проявлять бессердечность к близким тебе людям. Ведь и они тоже могут оказаться предателями. Талим уже мысленно посылал Дехе сообщения, что не будет с ним драться, но тот не обращал на это никакого внимания. Он следил за учителем, который ровным шагом расхаживал по комнате. ― Биться вы будете насмерть. Я совершенно не ограничиваю вас в выборе заклинаний. Начинайте. Первым пустил заклинание 'старший брат'. Он совершенно без жалости заставил соперника лечь на землю и скулить, потирая больную ногу. 'Старший брат' определённо наслаждался болью. Его лицо растворилось в радостной и в тоже время злобной улыбке. Он торжественно посмотрел в глаза Талиму, и мальчик понял причину его счастья: он получал энергию за счёт боли человека, впитывал её в себя. Это и был его дар, за

164

который учитель взял его к себе. И сейчас он безжалостно убивает человека, с которым до этого был очень близок и, наверное, верен. В глазах 'младшего брата' появился испуг: он понял, что даже родство не остановит его соперника. Он заюлозился на месте, пытаясь встать или хотя бы отодвинуться, но очередное заклинание крепко приковало его к полу. Талим, буквально, чувствовал его быстрое дыхание, паралич, окутавший его красным цветом. ― Дехе, Талим начинайте, ― Катоа-Каха, наблюдающий за дракой, махнул рукой в сторону 'братьев' ― они перестали двигаться: он остановил им время. ― Не начнёте сами, я могу вам помочь. Учитель 'случайно' направил руку на Дехе, и тот резко сжал свою руку: на ней появился глубокий след от пореза. Кровь закапала на пол, и мальчик, теряя сознание, чуть было не упал на пол. ― Ну что, Талим, что может быть легче, чем противник, не способный драться? ― учитель поддерживал Дехе за плечи, не давая ему упасть. Мальчик силился открыть глаза, но все время они закрывались. ― Решай! ― поторопил его Катоа-Каха. По лицу соперника опять прошла гримаса боли. Вторая рука неестественно упала.

Думать не было времени, и Талим пустил белую спираль. Дехе ахнул и повалился на пол. Лицо учителя оставалось безмятежным, как будто бы Талим не пустил в него только что парализующее заклинание. ― Хорошая попытка. Жаль, неудачная, ― мальчик ожидал ответного удара, но Катоа-Каха дернул рукой, и 'братья' ожили. ― Всё. Расходитесь по комнатам. 'Старший брат' посмотрел на своего соперника, скосив разочарованную гримасу. Младший захотел было встать, но ещё раз свалился на пол, схватившись за ногу. Тень, невидимая до сих пор, слилась с тенью своего хозяина, и тот еле-еле поплелся к выходу. Талим, не теряя ни секунды, подхватил друга и попытался закинуть себе на плечи, но тот почти неслышно застонал. ― Положи его, упрямый мальчишка! Мальчик, как будто не слыша приказа, продолжал его тащить, что давалось ему с большим трудом. Он и не заметил, как Дехе начал сам ползти по полу: тень-слуга подхватила своего хозяина вовремя: он уже начал падать из рук Талима. ― Останься! ― Талим уже было направился за своим другом, но учитель схватил его за плечо, больно сжав своими худощавыми пальцами.

165

Комната оказалась совершенно пустой. Звук времени, пронизывающий здесь все, сводил с ума своей жестокостью и постоянством. ― А-а... ― протянул Катоа-Каха. ― Ты тоже слышишь время? Именно поэтому в моем замке нет часов. Они не способны хранить его. Время в моем замке не подвластно никому, благодаря своей древности. Талим недоуменно посмотрел на учителя. ― Зачем вы это говорите мне? ― Талим, Талим... Оставлять человека в неведении жестоко. Даже более жестоко чем то, что ты видел здесь, ― он замолчал, но потом продолжил. ― Я и не мог и думать о том, что ты окажешься сильнее. Столько сил потрачено, чтобы заставить тебя выйти из тела, и все понапрасну. Но что может быть проще, чем поменять человеку имя, но только не тебе. Гостиная начала исчезать. Вместо неё открывался вид на пустыню. Талим, не понимая, что происходит, оглянулся: со всех сторон их окружали песчаные дюны. В глаза засветило солнце, и мальчик зажмурился, приложив ладонь ко лбу. Жаркий ветер, как ребенок, покружился вокруг новоприбывших и улетел дальше, ссыпая песок с 'гор'. ― Теперь ты не такая уж и большая для меня добыча, есть рыбка и покрупнее. Так что...я отпускаю тебя. Выход ― тут, ― он указал рукой на край пустыни: там было что

то напоминающее дверь. ― По-крайней мере, ты был важным звеном для достижения моих целей. Катоа-Каха исчез, оставив мальчика совершенно одного. Ветер пустыни радостно завыл, принимая своего нового пленника.

166

Переход

Кошмар по-понемногу начал проникать в сон, который видела Алиса. Он, как какое-то ядовитое вещество, разъедал озеро, в котором стояла девочка. Там, где исчезал сон, появлялся кошмар. С перепугу, Алиса свалилась прямо в воду и поняла, что начинает тонуть. Вода своими щупальцами крепко схватилась за руки девочки, отчего та не могла сопротивляться. Она попадала в рот, нос, глаза... ― Алиса! Алиса, проснись! ― знакомый голос вытащил её из сна ― она оказалась в своей спальне. Сегодня было всего лишь воскресенье. Ио настороженно продолжала держать её за плечи, немного пошатываясь, видимо, она не полностью проснулась. Рубашка была мокрой, и Алиса автоматически полезла в тумбочку возле кровати, чтобы достать новую, но нащупала пустой ящичек. Ио, заметив старания подруги, остановила Алису. ― Давай, я тебе дам свою? Алиса промолчала, порадовавшись, что не должна говорить: подруги понимали друг друга с полуслова.

― Прости, у меня только такая, ― Алиса немного зажмурилась, чтобы разглядеть, необычное платье. Оно было с длинными (даже чересчур) рукавами, расширяющимися к концу. На самом платье было бесконечное множество разных кружев, как будто его украшением занималась пятилетняя девочка. Горло было слишком высокое. ― Это единственное, что опекуны мне привезли, ― начала оправдываться Ио. ― Ничего, ― Алиса попыталась улыбнуться, что не очень развеселило подругу. ― Только завяжи волосы. А то они будут липнуть к спине. Девочка послушно заплела гульку, повязав её лентой, которая была под рукой. Платье оказалось в пору, но было очень колючим и неудобным. Подол оказался слишком большим, отчего Алисе приходилось высоко его задирать, чтобы не собирать маленькие капельки росы с травы. ― Пойду умоюсь, ― Алиса направилась к ванной, мельком заметив, что Ио уже легла обратно в кровать, сразу провалившись в сон.

167

В зеркале её встретило совершенно перепуганное лицо. Казалось, на неё смотрит совершенно другой человек, более встревоженный. Алиса коснулась холодной глади зеркала и удивилась: она была совершенно не прочная. Приглядевшись, Алиса заметила знакомые очертания коридора... В дверь громко постучали. Ио спала без задних ног, и девочка поспешила открыть дверь, чтобы поздний гость не нарушил её сонную идиллию. На пороге, к удивлению Алисы, оказалась госпожа Шемирова. ― Неужели на карнавал собралась? ― медовым голоском пропела она, не обращая внимания на спящую соседку. Госпожа Шемирова опять усмехнулась, заметив нелепость наряда. ― Что случилось? ― перешла сразу к делу Алиса. ― ЧТО...СЛУЧИЛОСЬ? ТЫ ЧТО НЕ ЗНАЕШЬ, ЧТО ИЗ-ЗА ТЕБЯ ДИН УШЁЛ К КАТОА-КАХА! Алиса удивленно смотрела на кричащую гостью, не понимая смысла её слов. ― ИЗ-ЗА ТЕБЯ ОН МОЖЕТ УМЕРЕТЬ! ИЗ-ЗА ТЕБЯ! ― она схватила оторопевшую Алису за плечи и начала яростно трясти. Из её глаз полились слезы, но она не спешила из вытирать, все ещё выкрикивая какие-то слова, но их смысл уже не доходил до девочки.

'Папа ушел? Куда? Причём тут она? Какая опасность ему грозит?', ― все эти мысли, как бешеные мухи, носились у неё в голове. Почти машинально она закрыла дверь, изза чего госпожа Шемирова перестала кричать и теперь яростно застучала кулака- ми в дверь, пытаясь вылить куда-то свои чувства. Алиса в растерянности вернулась в ванну и посмотрела в зеркало: коридор стал отчетливее. Казалось, достаточно протянуть руку, чтобы прикоснуться к холодному камню. 'Он там. Всего лишь коснись зеркала', ― услышала в своей голове отчетливый голос. Он придал ей уверенности, и она протянула свою руку к коридору. Дверь резко распахнулась, и в ванную ворвался Эрон. ― Алиса, нет! ― но он схватил только воздух: Алиса уже безвозвратно исчезла в коридорах замка Катоа-Каха. Было темно и слякотно. Где-то неподалёку капала вода. Или так казалось? От камня тянуло холодом и чем-то чёрным и всемогущим. Как будто весь замок пронизан сильным тамодейством. Поддаваясь своей интуиции, Алиса прошла прямо по коридору, не сворачивая в арки, которые были похожи на мышиные норы.

Страх не позволял идти быстрее, но было что-то ещё. Все было как во сне, но в тоже время было реально. Чтобы отойти от этой мысли, Алиса силой воли повернулась назад и поняла, что совершила ошибку: сзади был тупик. Единственным выходом было идти дальше. Кошмар, который она часто видела, совершенно испарился, и теперь Алиса переживала все это впервые. На очередном перекрестке она почувствовала, как что-то перекидывает её в левое ответвление. Сзади опять оказался тупик, и Алиса направилась дальше. От её силы воли зависело слишком много. Через два перекрестка это перебрасывание повторилось. Видимо, кто-то управлял ей, как учёный, следящий, чтобы мышь двигалась правильно. Алиса все шла, а коридор никак не заканчивался. Вдруг впереди забрезжил свет. Он не внушал ни спасения, ни доверия. Это был не сон, но девочка не могла остановиться. Алиса нервно сглотнула. Она помнила, что сейчас произойдёт что-то страшное, что-то что навсегда оставит у неё в памяти неприятный осадок. И вот, это случилось. Тысячи рук вытянулись из-за прутьев клетки, скорее почувствовав живого человека, чем увидев: было слишком темно. Все они были бледного цвета с засохшей грязью. Их ноги казались слишком длинными, неестественного цвета.

― Тречи, ― еле слышно произнесла Алиса, вспомнив то, что сказала Ио. Именно такими она представляла их. Она поежилась, поняв, что именно это и видит Мия. Где-то справа раздался взрыв, и Алиса приложила усилия, чтобы остановиться. Камень совершенно не изменил своей формы, в то время как прутья клетки изогнулись в разные стороны, оставляя место для того, чтобы можно было выйти. Понимая, что одно из этих существ вышло на свободу, она метнулась вперёд, но дорогу ей заслонил старик. Его почти сумасшедшие глаза уставились на девочку, но они казались знакомыми и любимыми... ― Папа? ― дыхание Алисы почти остановилось: она смотрела на своего отца, не так давно здорового и...такого живого. ― Алиса, не иди туда, ― начал он заверять её. ― Беги! Прошу тебя, беги! ― Дина отбросило в сторону, но он настойчиво встал. Алиса почувствовала, что продолжает движение, хотя совершенно не двигала ногами. Она посмотрела вниз: её двигала тень!!! Отец, видимо, удерживаемый кем-то невидимым, что есть мочи закричал: ― Не сдавайся! Ты сама способна изменить свою судьбу!

169

Свет, исходящий из непонятного проема, слепил глаза, и, буквально, на миг Алисе показалось, что она ослепла. Когда она опять начала видеть, то поняла, что весь свет исходит от различных колбочек и даже резных шкатулок. Комната оказалась очень просторной и, что самое удивительное, не из камня, а вещества, похожего на стекло. Тень перестала двигать Алису и, судя по всему, давно уже исчезла. Девочка оглянулась назад в поисках выхода, но там, как и ожидалось, был тупик. Из мебели здесь была только одинокая табуретка. Алиса интуитивно отошла от неё подальше. Она со страхом ждала продолжения. Вдруг прямо возле противоположной стены появился чёрный вихрь. Он понемногу разрастался, заслоняя собой уже половину комнаты, и неожиданно осел вниз, пропуская вперёд мужчину с чёрными глазами. Он сразу же уставился на Алису, как будто знал, что девочка будет стоять именно в этом месте. ― Милая Алиса, я же говорил, что ты сама придёшь ко мне! ― он протянул к ней руку и слегка коснулся локона, выбившегося из причёски. ― Что вам от меня нужно? ― девочка не поверила своему голосу: он был уверенным, хотя внутри у неё всё дрожало. ― Доверчивое дитя, знаешь, когда-то давно одна мудрая девушка мне сказала, что достигнуть всемогущества я

смогу, только забрав силу девочки, которая родиться в роду Водовицы, можно сказать создателя тамодейства. Ты и есть эта девочка. Алиса сразу же метнулась к тому месту, где когда-то была дверь, и застучала по нему кулаками, но стена не подавалась. ― Не стоит пытаться убежать, учитывая, что твой отец все ещё в моей власти. Даже сейчас я могу приказать своим помощникам убить его. Девочка вся затряслась, пытаясь мысленно проснуться: все было больше похоже на кошмар. ― Ладно, ― прошептала она, но Катоа-Каха хорошо её расслышал. Он протянул свою тонкую руку. ― Мне нужны твои часы! Это всего лишь предосторожность, часть обряда. Алисе не хотелось разлучаться со своим подарком, напоминанием о матери, учитывая, что именно это и убьёт её, но услышав за дверью стон отца, наконец протянула подготовленные часы. Они напоследок блеснули своей яркой крышкой и исчезли в широком рукаве мужчины. ― Рад, что мы понимаем друг друга с полуслова, ― его лицо растянулось в полуулыбке, и звуки за стеной прекратились, хотя девочка и отчаянно вслушивалась в надежде услышать, что с папой всё хорошо.

170

― Начнём! ― Катоа-Каха рукой ей указал сесть на стул, и Алиса шатаясь села, чувствуя нереальность происходящего. Страх полностью исчез, оставив девочку в полном замешательстве и не понимании. Движения Катоа-Каха напоминали те, что происходили в зале замка её отца. Казалось, ещё немного и из разных сторон посыплются разноцветные искорки и стрелки. Если бы только она могла вспомнить их лица... И вдруг её осенило: Катоа-Каха присутствовал на её посвящении. Только он был почти невидим, но его тень постоянно следовала за ней. За своими мыслями она не заметила, что мужчина перестал двигаться, подняв руки к потолку. Остановка времени стала чем-то обыденным для Алисы, так что она даже не удивилась. Неожиданно ноги её немного подкосились, и она чуть не свалилась со стула, на краешке которого девочка сидела. Силы как будто потихоньку начали покидать её. В глазах потемнело, но это не помешало ей заметить, что возле неё, как из какого-то купола, тоненькой струйкой вытекает серебристая лёгкая как воздух 'жидкость'. Она направлялась прямо к Катоа-Каха, ей оставалось ещё полпути. ― Нет, я не мог так просто уступить! ― Алиса всеми силами напряглась, но непослушный ручеёк продолжала своё движение.

Алиса в последний раз подняла глаза и увидела маму. Она сразу её узнала по тому, что она видела несколько раз. Простые голубые глаза и длинные светлые волосы, напоминали ей её саму. Мама была очень взволнована. Она поднесла свои тёплые руки к лицу дочери и слегка дунула, отчего Алисе сразу немного полегчало. ― Прости меня, я не могу долго здесь находится, ― грустно произнесла девушка, указывая на свои руки, которые стали прозрачными. ― Пожалуйста, не уступи ему, не сдавайся. Это, ― она немного приподняла Алисину руку с кольцом. Казалось, крылья пару раз махнули, подбадривая, ― то, что тебе поможет. Просто вспомни... ― лицо уже полностью потеряло контуры, а прикосновение стало холодным. ― Мама, не оставляй меня! ― буквально на миг Алисе показалось, что она сейчас заплачет, но резко остановила себя. Она должна что-то сделать, и она уже знала что. Время понемногу возвращалось, и Катоа-Каха уже возвращался к действительности. Его руки понемногу опускались, а глаза что-то искали. Когда они опустились вниз, в глазах его загорелось удовольствие: маленькая струйка почти достигла цели. Алиса, превозмогая боль и недомогание, аккуратно подошла сзади мужчины, внутренне радуясь, что он

171

забыл о её присутствии. Теперь до струйки было рукой подать, и Алиса усилием воли заставила кольцо слететь с пальца. ― Что ты делаешь? ― Катоа-Каха не понимал, что сейчас случиться и поэтому спокойно смотрел на кольцо, висящее у него перед носом. ― Решила этим меня победить? Ещё одно небольшое усилие, которое, кстати, далось Алисе с большим трудом, и маленькая струйка, не хотя, начала поднимать- ся в воздух, изменяя свое направление. Катоа-Каха наконец понял смысл всего сделанного, но было уже поздно: этот процесс был бесповоротным. Он отчаянно пытался схватиться за кольцо, но оно было почти прозрачными и неосязаемым (это была всего лишь копия кольца, которое было на руке Алисы). К Алисе начала возвращаться энергия, и девочка уверенно встала напротив мужчины, направив на него правую руку. ― Ты думаешь, ты сможешь победить меня? ― ужас на лице Катоа-Каха спал и заменился полным презрением. Его глаза приняли совершенно равнодушный вид, он с усмешкой смотрел на вытянутую руку. ― Без часов, ― он поднял над собой голубые часы, ― ты никто! ― часы упали на пол, и мужчина наступил на них всей подошвой,

разламывая их на маленькие осколки, которые разлетелись во все стороны. Буквально на миг уверенность Алису подорвалась. Она смотрела на разломанные часы и понимала всю нелепость ситуации. Что она вообще может сама?! Но тут, она почувствовала присутствие своей мамы, её теплую руку у себя на голове, и её приятный успокаивающий голос: ― Часы ― это всего лишь то, во что дети должны научиться верить. На самом деле, все это время колдовала только ты сама. Ты и есть то тамодейство, которое происходило каждую минуту твоей жизни. Поверь в себя, потому что я верю в тебя. Сила, до этого скрывавшаяся глубоко внутри, неожиданно вырвалась наружу и заполнила собой всё пространство. ― Не может быть... ― успел только произнести КатоаКаха перед тем, как перестать двигаться, уставившись своими стеклянными глазами в потолок, который сейчас искрился. Стена за спиной Алисы начала обваливаться вместе с потолком, как будто до этого её удерживала только сила самого хозяина замка, поэтому девочка быстро выбежала через огромный проем, заметив, что комната обвалилась совсем, оставив Катоа-Каха под своими завалами.

172

Только сейчас Алиса поняла, что совершенно не знает куда бежать. Все клетки уже были пусты, а следов пребывания папы даже не было. Она в растерянности озиралась по сторонам, ожидая чуда, и оно пришло: Дин подхватил свою дочь на руки и побежал по коридору, обходя валяющиеся на полу осколки от камней. ― Папа, я могу сама бежать! ― Алиса ловко спрыгнула на землю и поняла, что они почти у цели. Подул свежий весенний ветер, и пара вялых листочков запуталась в волосах девочки. Это только подбодрило спутников, и они вместе ринулись вперёд: лавина из камней неизбежно следовала за ними. К счастью, им удалось вырваться в самый последний момент. Один из маленьких камней попал Алисе в ногу, отчего она начала сильно кровоточить. ― Дай, посмотрю, ― Дин внимательно осмотрел рану и, не отвлекаясь, вызвал из воздуха бинты, которыми обвязал лодыжку. Алиса встала и обнаружила, что ходить совершенно не больно. ― Это специальные бинты, ― как будто прочитав её мысли, ответил папа.

Они молча уселись на камни, чтобы отдышаться. Замок был разрушен окончательно. Вся земля вокруг него была усеяна обломками, а кое-где и мебелью. Вдруг отец встрепенулся и бросился к основной части разрушенного замка. Он метался из стороны в сторону, заглядывая под все, что только возможно, но безуспешно. ― Талим! Талим! ― закричал он. Дин осел на землю и стеклянными глазами уставился вперёд, шепча его имя. ― Папа? ― Алиса присела рядом, взяв отца за руку. ― Что случилось? Глаза господина Водовицы опять приняли осмысленный взгляд, и он в развернулся к дочери в пол оборота. ― Алиса... Талим ― это твой брат. Он был здесь. Но теперь всё напрасно. Глаза девочки неестественно расширились от удивления, она перестала дышать. ― Что? Мой...брат? ― Да! ― Дин схватил себя за волосы и резко потянул. ― Это я во всем виноват! Он был приманкой для меня. Для тебя! Я хотел узнать, где он от Анел. Она работала на Катоа-Каха. Это един- ственное, что держало меня возле неё. Но теперь всё напрасно, ― он упёрся головой в колени.

173

― Я не понимаю, о чем ты? Он был приманкой? Значит он... ― из глаз Алисы брызнули слезы, а во рту началось какое-то хлюпанье. Она до боли сжала свою ладонь, вонзившись в неё ногтями, чтобы хоть как-то успокоиться, но это не помогало. Все начало казаться чем-то далеким и ненужным. Её преследует одна смерть за другой. И все из-за неё! ― Господин... ― внизу что-то шевельнулось и немного отползло в сторону. ― Я был слугой вашего сына... Голова мужчины сразу же опустилась. Он ждал продолжения от тени, которая не смущаясь ползала от камня к камню, не принадлежащая никому. ― Я знаю, где он. Тут его нет и давно уже не было. Господин Катоа-Каха отправил его в Крайнюю пустыню. ― Как?! Как я могу пробраться туда?! ― казалось, что если бы тень была человеком, то Дин бы бешено затряс её за плечи, но так его кулаки сжали воздух. ― К сожалению, никак, господин. Замок был совершенно разрушен вместе с входом в пустыню. ― надежда, приобретенная с таким трудом, сразу погасла в глазах мужчины. ― Но неподалёку отсюда есть Мёртвый Поезд. Это ваш единственный шанс. Тень начала понемногу исчезать, сливаясь с другими тенями: наступал вечер, и солнце садилось.

Алиса вопросительно посмотрела на отца, ожидая его решения, но он молчал. Каждый человек знал опасность Крайней пустыни, но, что намного страшнее, Мертвого Поезда. ― Я пойду один, ― наконец вынес своей вердикт мужчина. ― Ты останешься в Времедоне. Анел позаботиться о тебе. ― Нет! Я хочу найти брата. Я не могу остаться тут, пока ты будешь там. ― Ты же не представляешь, что там может случиться! Я не могу потерять ещё и тебя! ― Ты никогда не потеряешь меня, если я пойду с тобой, ― Алиса твердо уставилась в глаза отца, надеясь переубедить её. Она хотела хоть что-то сделать в жизни правильно. ― Ладно, ― сдался Дин. ― Ты права, со мной ты будешь в безопасности.

174

Эпилог

Теперь все страшное и неизведанное позади. Все, чего Алиса хотела в своей жизни, было совершенно рядом: семья, друзья. Не важно каким будет конец её жизни, главное, какая была сама жизнь, а сейчас Алиса знала, что живёт не просто так, ведь у неё есть то, ради чего можно бороться. Опасности, ждущие впереди, это всего лишь маленькие неприятности, лишний раз доказывающие крепкость и верность семьи. Самое главное уметь их преодолевать вместе и замечать ту магию, которая постоянно нас окружает. Об этом сейчас думала Алиса, ожидая отца под воротами Времедона. Солнце только вставало, но уже успело украсить раннюю траву в красный цвет, из-за чего она была похожа на маковое поле, успокаивающее и внушающее надежду, что все будет хорошо. Там, впереди, был слышен шум океана. Алиса закрыла глаза и представила себе гигантские и свободные волны, вспенивающиеся от ветра. Песок, на котором остаются следы, но сейчас он нагрет жарким солнцем. И так

спокойно! Она подняла голову к небу, и яркое солнце согрело её, проникая в каждую частичку её тела. Морской бриз принёс запах моря. Он ещё долго кружился на пляже. А вот лес со всей его красотой и величием. Везде кроется тамодейство, сила неподвластная никому, но присутствующая везде. Она закрыла глаза и почувствовала, как недалеко пробежал зверёк, почти бесшумно, задев только несколько кустиков. Высоко, над верхушками деревьев, парит в небе птица, подставляя крылья ветру. Алиса развела руки в сторону и почувствовала, что тоже летит. Внизу начали мелькать горы. От них повеяло холодом, но даже он был приятен сердцу. Они всегда будут в сердце Алисы, чтобы с ней не случилось. Девочка засунула руку в карман и достала письма от друзей. ― Я тоже тебя люблю, ― прошептала она письму Эрона и спрятала его в нагрудный карман. Где-то под облаками раздался грозный рык: карета с кокрами уже подлетала. Солнце уже было достаточно

175

высоко, чтобы можно было разглядеть само транспортное средство. Девочка невольно зажмурилась. Неприятное чувство тяготило её: она даже не попрощалась с друзьями. Она легонько потрогала кольцо на пальце. Они смогут видеться. Алиса машинально попыталась нащупать часы, висящие на её подоле, но их не было. Они всё равно ей уже не нужны: мама всегда будет в её сердце. Для того, чтобы помнить её не нужны никакие часы. Алиса бросила последний взгляд на замок. ― Я обязательно найду тебя, Талим!3


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Ч.Маар "Его сладкая кровь"(Любовное фэнтези) Д.Хант "Свадьба в планы не входила"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Ш.Лаут "Чёрный вестник"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"