Ершов Олег Ульянович: другие произведения.

Шишкари

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

26

ШИШКАРИ

(Рассказ)

Сибирское лето в этом году выдалось чрезвычайно жарким и знойным. Вся влага, оставленная весенними паводками, давно улетучилась от палящих солнечных лучей, оставив после себя пожухлые стебли придорожной травы. Дожди, хоть и налетали вместе с сильным ветром и мощными грозами, но всё равно их катастрофически не хватало. Речка давно обмелела, да так, что местным ребятишкам негде было по-настоящему искупаться. Все прохладные места под плакучей ивой и густым тальником, давно заняли деревенские гуси да утки. Местные пастухи, то и дело загоняли в речку стада коров, чтобы бурёнки утолили жажду, и не потеряли надои. Даже те болота, в которых пировали и квакали все ночи напролёт жирные лягушки, давно пересохли и покрылись густой осокой, которая грубой медвежьей шерстью, не выдержав непрерывной засухи, тёмными клочками разлеглась по всей пойме реки, укрывая собой последние лужицы, в которых прятались разные жучки и пиявки. Август уже вторую неделю нагонял изнурительный суховей, стараясь заманить из-за гор тяжёлые дождевые тучи.

Геологическая разведка, выполнив свои задачи, закончила бурение скважин, оперативно перебросив технику в другие районы, оставив после себя несколько улиц выстроенных новеньких домов из деревянного бруса вместе с жителями, которые не спешили переезжать на новое место. После закрытия разведки в деревню потянулись новые большегрузные машины с тяжелой техникой для добычи чёрного угля. Местные жители поговаривали, что деревню Каракан скоро снесут и на её месте будет огромный угольный разрез. А жителям построят новый посёлок из красивых благоустроенных домиков.

Мишкин отец Илья Николаевич Ерашов тоже закончил работу на данном направлении и был переведён в другой регион. Он был уже почти целый год в командировке, а Валентина Ивановна вместе с тремя детьми остались управляться со своим хозяйством, поджидая скорого переезда на новое место жительство. Мишка заметно подрос и как мог, старался помогать матери по хозяйству, вместе со старшим братом Тимкой и сестрой Ириной.

После очередного жаркого и душного дня, Мишка набрал из бочки тёплой воды в таз и сел на ступеньку крылечка помыть запылившиеся ноги, чтобы чистым лечь спать.

Солнце лениво закатилось за Караканскую гору, когда к дому подъехал двоюродный брат Сёмка на новеньком мотоцикле. Сёмка жил в соседней деревне Пермяки, что располагалась по ту сторону Караканской горы. От Каракана до Пермяков было всего двенадцать киломметров. Мотоцикл Сёмке купили стразу после окончания восьмого класса, и теперь он день и ночь не слезал с него.

- Ну, что не спите ещё? - Сёмка поставил мотоцикл на подножку и, сняв свой разукрашенный шлем, вошёл в калитку.

- Тимка дома? - Не дожидаясь ответа, спросил он.

- Да, где ж ему ещё быть, вона, дрыхнет небось. - Мишка недовольно кивнул головой на входную дверь. Он нервничал от того, что ему пришлось весь вечер искать корову, которая почему-то не пришла из стада домой. Видно не напаслась вместе со всеми и решила добрать своего на колхозных полях. А Тимка в это время прокатался со своими друзьями на мопеде. Мишке не нравилось, когда он так поступал, но делать было не чего и надо было помогать маме. Он помнил, как давал обещание отцу всегда и во всем помогать ей. И, конечно же, как бы ему не было тяжело, и каких бы не было интересных соблазнов, Мишка уверенно держал своё слово.

- Это хорошо! - Сёмка на ходу водрузил Мишке на голову свой разноцветный шлем и, похлопав по нему добавил:

- Поноси пока. Я щас! - Он, как чёрная кошка, совершенно без шумно юркнул в сени и скрылся за дверью.

Сибирские летние ночи были жаркими и душными и Тимка с Мишкой давно перебрались ночевать на веранду. Да и там за день прогревалось очень сильно, даже летние вьющиеся растения, что высаживались каждый год под окнами, не очень-то спасали от большой жары. Окна были раскрыты настежь, а мама затянула их тонкой тюлью от ненавистных комаров.

Сёмка быстро вошёл на веранду и сразу начал говорить.

- Чего разлёгся? К нам сегодня из тайги пришёл дед Патракей. Говорит, что в этом году кедровая шишка народилась - видимо не видимо. Да и кислицы тоже невпроворот. Так, что давай собирайся, он завтра снова в тайгу уходит, значит надо и нам с ним за шишками. Я уже собрался! - Гордо заявил он. Вообще-то они давно договорились с Тимкой пойти в тайгу. Только вот ждали удобного момента, чтобы дед Патракей показал им те заветные места, где можно было брать хорошую и спелую кедровую шишку. И вот этот момент настал. Тимка, услышав долгожданную весть, быстро вскочил с постели и начал собираться. Мишка, сидя на крыльце, слышал, как Сёмка рассказал весь план. Мишка тоже мечтал пойти в тайгу. Он никогда раньше не бывал в тайге, но знал об этом из рассказов отца. Отец часто ходил в тайгу и много об этом рассказывал. И теперь, когда эта мечта была совсем рядом, Мишка быстро смекнул, что надо делать. Вытерев мокрые ноги, он молнией шмыгнул в дом.

- Мама, мама! У меня очень важное дело! - Почти бегом Мишка вбежал в комнату матери.

- Ну, что там ещё у тебя? - Устало спросила Валентина Ивановна, готовясь ко сну.

- Мама. Тимка с Сёмкой в тайгу собираются. Вон Сёмка на мотоцикле приехал! - Быстро затараторил Мишка, переминаясь на босых ногах.

- Собираются, значит, они так решили. Они уже большие и меня предупредили. Я не против, пусть идут. - Она села на диван и посмотрела на Мишку.

- А ты чего так волнуешься? - Улыбнулась она.

- Я не волнуюсь, я тоже хочу с ними! - Мишка заскулил как щенок. Он очень боялся, что мать не отпустит его в тайгу и сейчас был готов на любые обещания. Но Валентина Ивановна посмотрела на него и спокойно сказала:

- Мишенька! Ты уже совсем большой и взрослый мальчик. Я не смогу Вам запрещать, Вы у меня давно самостоятельные. Если Тимофей с Семёном будут не против, то ступай вместе с ними. - Она встала и прижала Мишкину голову к себе. Валентина Ивановна очень хорошо понимала, что Мишка с каждым днём становится всё старше и сидеть с мамкой дома, это совсем не мужское дело. Но и в тайгу мальчишек отпускать одних без присмотра она тоже не очень-то и хотела. Но вспоминая своё тяжёлое детство, когда она со своими младшими сестрёнками, в послевоенные годы одни ходили в лес по грибы да по ягоды, чтобы помочь своей маме, она понимала, что Мишка уже дорос до тех далёких годов, когда она в девчонках была самостоятельной и брала на себя большие хозяйственные заботы. Да и Илья Николаевич, практически вырос в тайге, и сейчас работаая геологом и частенько пропадает в тайге. А Мишка уже вырос и возмужал, весной ему исполнилось двенадцать лет и теперь он точно был достаточно взрослым, чтобы быть самостоятельным. Да он уже не раз это доказывал в своих подвигах. Страшновато ей было конечно за сыновей, но мужики, всё же должны оставаться мужиками. И это совсем не плохой случай, чтобы они это сами себе доказали.

- Иди Мишенька! Иди, да будь по внимательней. Да, на рожон-то не лезь, а слушайся старших братьев. - Она наклонилась и поцеловала его в самую макушку, обронив при этом горячую слезу, как будто провожала его на фронт.

- Ура-а-а! - Закричал Мишка и бросился собираться. Он достал давно приготовленный на всякий случай походный рюкзак и сунул в него тёплый свитер запасные носки. Немного подумав, Мишка почесал затылок и открыл тумбочку. Там он давно припрятал рыболовный набор, складной нож и коробку спичек. Одним махом содержимое тумбочки Мишка рассовал в карманы рюкзака. Накинув рюкзак на плечи, он выбежал на крыльцо и, надел резиновые сапоги.

- Я готов! - Громко крикнул он.

- Это куда ты собрался? - Звонко отвесив подзатыльник Мишке, удивлённо спросил Тимка.

- Ни куда ты не пойдёшь. Сам подумай, с кем останется мама? - Тимка на полном серьёзе одевая сапоги, спросил Мишку.

- А вот и пойду. Меня мама отпустила вместе с Вами. - Счастье медленно сползало с Мишкиного лица, оставляя на нём корявую улыбку. Сейчас он почувствовал, что далёкая мечта медленно уплывает от него куда-то в далёкую неизвестность. Мишка понимал, что если он сейчас распустит нюни, то мама точно передумает, а Тимка и подавно оставит его дома. Тогда Мишка себе не простит этого ни когда в жизни.

- Возьмите его с собой! - Валентина Ивановна вышла на крылечко.

- Он Вам не будет обузой. Наоборот, Тима, Мишка Вам хорошо поможет. Где и присмотрит, где-то что-то подаст. А Вы приглядывайте за ним. Он совсем большой у нас. - Она запустила в рассыпчатые Мишкины волосы свою руку и нежно потрепала его вихры.

- Иди сынок!

- Вот и правильно! - Поддержал Сёмка.

- А мы ещё нашего Жорку возьмём с собой. Тогда вчетвером всё веселее будет. - Одевая мотоциклетный шлем, уверенно выпалил Семён.

- Ну, раз Вы все не против, тогда я тоже не против. - Сдулся Тимка.

- Иди, садись на бачок! - Тимка лихо подтолкнул брата и закинув за плечи свой рюкзак пошёл к мотоциклу.

Мишка не успел нарадоваться вдоволь, как они втроём на Сёмкином мотоцикле миновали горный подъём большой Караканской горы и, оказавшись в Пермяках, подкатили к дому где жил Сёмка.

- Приехали! - Сёмка быстро заглушил мотор и поставил мотоцикл на подножку.

- Сейчас переночуем, а завтра с утра пораньше соберёмся и в путь! - Принизив голос, спокойно сказал он.

- Там, на сеновале я приготовил место, где переночевать. - Он снял шлем и повёл за собой Тимку с Мишкой.

Ночь тёплой росой улеглась на большое село, окутав его полумраком тишины и мерцанием миллионов звёзд. Неповторимый запах свежей сухой травы, приятно щекотал Мишкин нос. Вдыхая нежный аромат разнотравья, Мишка смотрел сквозь дырявую крышу сеновала на далёкую мерцающую звезду и медленно засыпал под нескончаемые Сёмкины истории о непроходимой тайге и далёком кедровом логе, где росли самые большие кедровые шишки. Ещё одно мгновение и он незаметно провалился в глубокий и сладкий сон. Ему снился огромный лес, где росли большие кедры. А вокруг было очень много кедровых шишек. И Мишка собирал их в большой мешок.

- Ты посмотри, они ещё спят! - Сиплым голосом произнёс Патракей Давыдович.

- Это, Вы так долго ни каких шишек не наберёте! Надо выбирать, или спать или за шишкой идти! - Зайдя на сеновал, он прокашлялся в седую бороду и, не дожидаясь ответа, развернулся и пошёл обратно.

Мишка испуганно открыл глаза и не сразу понял, где он находится.

- Деда, а ты кто? - Невольно вырвалось у него.

- Дед пыхто! - Не оборачиваясь, быстро ответил Патракей Давыдович.

- Я ждать ни кого не буду. А если собрались в тайгу, значит догоняйте. - Он обернулся вполоборота и, подняв свою походную палку, пригрозил Мишке. Мишка ещё больше испугался и невольно начал закапываться в сухое сено.

- Подъём! - Громко прокричал Сёмка, высунув голову из середины сеновала.

Малиновое солнце весело разукрасило небосвод розовым оттенком. По всему селу, тут и там громко мычали коровы, стараясь, как можно быстрей разбудить своих хозяев, чтобы отправиться на пастбище. Из курятника доносился громкий протяжный крик петуха, который старался докричаться до самой окраины деревни. А в ответ, со всей окрестности ему доносились далёкие отклики его собратьев. Народ быстро просыпался и уже были слышны первые пускачи двигателей тракторов и комбайнов, спешивших на уборочную страду.

На сборы ушло всего несколько минут. Проверив рюкзаки, мальчишки переглянулись и, забросив их на плечи, дружно отправились вслед за дедом.

- Трр-рр! - За калиткой раздался звонкий голос дяди Коли, отца Сёмки и Жорки.

- А ну стой! - Он спрыгнул с телеги и, скрутив вожжи, бросил их на спину гнедой лошади.

- Давайте, прыгайте в телегу, я Вас до ближайшей деревни отвезу. А там уж пешком дойдёте. Я в конторе договорился. Продукты, до Чигири, подбросить в Рабкооп. - Он обошёл лошадь и, осмотрев сбрую, подтянул супонь.

- Ну, раз так, значит, нам подвезло! - Взбодрился Патракей Давыдович.

- А, ну, давай мальцы, быстро в телегу. Раз так, то мы засветло ещё до Бояршино доберёмся. - Покряхтывая, он важно перевалился в телегу. Мальчишки, не дожидаясь второго приглашения, быстро последовали его примеру и попрыгали в телегу вместе с рюкзаками.

- Но, пошла, гнедая! - Дядя Коля запрыгнул в телегу и закрутил вожжами над головой.

Утренняя летняя прохлада настырно пыталась пробиться под Мишкину кофту. Он сидел на телеге и, улыбаясь, зевал во весь рот, разглядывая проплывающие мимо дома и сараи.

Село Пермяки было самым большим за Караканской горой. Дальше были только малые поселения, которые остались от деревень, из которых люди постепенно переехали в города. Народ поговаривал, что село Пермяки называлось так потому, что давно-давно, во времена Ивана Грозного, когда Ермак завоевывал Сибирь, то за ним шли переселенцы из-за Западного Урала. Они шли на новые земли из Москвы, Беломорья и Пермского края. Они были первыми переселенцами и, переселяясь на новые земли, оставляли за собой все новые и новые поселения. Вот одно из таких поселений и называлось Пермяками, где оставались жить те, кому по каким-то причинам понравились эти места, и они не хотели идти дальше. Люди уходили в тайгу и селились своими семьями, образовывая новые деревни, которые назывались в честь их основателей. А сейчас от этих деревень остались лишь названия и несколько покосившихся домов. А некоторых деревень вообще не осталось, лишь только названия, такие, как: Булыгино, Гладково, Бояршино да Чикмари. А дальше распростёрлась непроходимая Сибирская тайга. Дед Патракей Давыдович Журавлёв жил в маленьком доме в деревне Бояршино, что было последним поселением состоявшим из двух домов. В одном из них жил Ефрасин со своей семьёй из семи человек, а в другом доме жил сам Патракей Давыдович. Он был давно бобылём. Жена давно умерла, а дети выросли и разъехались по стране. А сам он постоянно пропадал в тайге, ловил рыбу да охотничал.

- Ну, вот и приехали! Чигирь!

- Тр-р-р! - Дядя Коля натянул вожжи.

- А дальше сами пешком! - Он устало спрыгнул с телеги.

Мальчишки, утомленные долгой дорогой, вяло спрыгнули на землю, потягивая отсидевшие ноги.

- Вот, что! - Дядя Коля откинул палатку, что закрывала продукты, которые он вёз в магазин.

- Сёмка! А ну давай рюкзаки. - Он быстро засунул каждому в рюкзак по буханки хлеба и по паре консервных банок тушенки.

- На три дня хватит. А если не хватит, рыбы наловите, да ягоды там невпроворот. Не пропадёте! - Он снова накрыл оставшиеся продукты палаткой.

- Ну, с богом! Да смотрите за Жоркой. Он совсем ещё несмышлёныш! - Дядя Коля попрощался и перекрестил, уходящих рукой по воздуху.

- Всё будет хорошо! - В один голос закричали Тимка и Сёмка.

- Ждите нас с Шишками! - Подбросив полупустые рюкзаки, закричали мальчишки и гуськом двинулись за Патракеем.

До Баяршино, где жил Патракей Давыдович, оставалось совсем не далеко, километров двенадцать. Дед шёл уверенно, опираясь на посох, не давая ни малейшего отдыха пацанам. Он изредка оглядывался и, вновь поправив старую шапку, ускорял шаг. Теперь Мишке некогда было глазеть по сторонам. Он еле-еле успевал за дедом, а сзади его подгоняли остальные. Младший двоюродный брат Жорка оказался довольно проворным. Он не сдавался, а наоборот наступал на пятки Мишке, отчего Мишке приходилось нервничать. Колонну замыкали Тимка с Сёмкой. Они всю дорогу подшучивали над младшими, рассказывая разные страшилки. Слив несколько потов, поднявшись на небольшой холм, наконец-то в низине показались два небольших дома.

- Ну, вот и добрались! - Крякнул в бороду Патракей Давыдович.

- А, ну малышня, давай наперегонки. Кто быстрей добежит до дома? - Первый раз за всю дорогу засмеялся дед.

Мишка с Жоркой, как будто не шли этот длинный путь, они пустились наперегонки с горы к покосившемуся домику. Там во дворе был старый колодец. Они практически кубарем скатились к этому деревянному колодцу. Наперебой открыв дверцу, сбросили прицепленное на цепь железное помятое ведро, которое загремело и плюхнулось где-то там в глубине. А вот поднять полное ведро воды, было очень тяжело. Мишка с Жоркой вдвоём вцепились в рукоять, но сил не хватало.

- Что, каши мало ели? - Тимка одной рукой взялся за железный коловорот и вытянул ведро чистейшей колодезной воды.

- Только потихоньку, а то заболеете. Куда я потом с вами в тайге? Вода очень холодная. - Тимка поставил на приступок ведро.

Мишка и Жорка по очереди через край ведра жадно сделали по нескольку глотков.

- Довольно! - Остановил их трапезу дед.

- Это вам не игрушка. Жажду нужно горячим чаем утолять! - Он взял ведро.

- Давайте, мойте руки. - Патракей наклонил ведро и слил воду.

- Тимка, Сёмка! А ну выдерните пару кустов картохи в огороде, да разведите во дворе костёр. Печёнку приготовим. - Он поставил ведро и пошёл в дом. Сёмка с Тимкой послушно пошли выполнять наказ деда.

Мишка и не заметил сидя у костра, как тайга поглотила огромное солнце, выпустив на небосклон яркий полумесяц. Как далёкие звёзды тысячами ярких светлячков, расползлись по всему чёрному небу, подмигивая друг другу своим мерцанием. Слабая ночная прохлада и тихое потрескивание костра, после лёгкого ужина и долгой дороги налипала на ресницы свинцовой тяжестью. Ребята при разговоре не заметили, как погрузились в сладкий сон, забыв об усталости. Дед Патракей вынес из избы старые тулупы и укрыл ими, спящих шишкарей. Где-то за покосившимся домом тихо посвистывал сверчок. А у самой кромки леса то и дело громко вскрикивала выпь. Знойная августовская ночь тихо опустилась на землю.

- Ку-ка-ре-ку-у! - В сарае соседнего дома, где жил Ефрасин со своей семьёй, громко прокричал, единственный на всю округу горластый петух.

- Ку-ка-ре-ку-у! - Вновь последовал душераздирающий крик, разлетаясь нескончаемым эхом по всей тайге, прогоняя сладкий утренний сон.

Мишка открыл один глаз и сразу зажмурился. Из-за самой кромки дремучего леса, прямо в глаза светило яркое солнце.

- А, ну, ребятки, давайте поднимайтесь. - Хлопнув старой скрипучей дверью, прохрипел Патракеич.

- Некогда нам тут расхолаживаться. Пора в дорогу. Надо по раньше в кедровый лог пройти, да приготовиться на ночлег. А как не поспеем засветло, то почитай ночевать придётся где попало. - Он вытащил из колодца свежей воды.

- Давайте по одному на помывку.

Мальчишки нехотя выстроились в очередь чтобы умыться свежей колодезной водой.

- А, что деда, далеко ль до кедрового лога? - Протирая глаза, спросил Мишка.

- Да, где там. Недалече будет. Вот пройдем три старых деревни Чекмари, Бызово да Гладково, а там через Бурчиху и на Бунгарап выйдем. - Он слил воду на руки Жорки.

- Вот там - то и будет кедровый лог. Я там нынче бывал. Шишка в этом году добрая уродилась. - Прикрыв рукой беззубый рот, Патракей прищурившись засмеялся в бороду.

Дед Патракей Давыдович жил здесь с самого рождения и хорошо знал эти места. Вся его жизнь прошла в тайге, и он мог с закрытыми глазами найти нужную тропинку.

Через несколько минут все уже были собраны. Дед снова зашёл в избу и через минуту вышел с вещмешком и одностволкой за спиной.

- Сёмка! - Крикнул он.

- Там в сарае возьми решето да топор. Чтобы вечерами не было скучно, будете орехи шелушить прямо на месте.

- Ну, пошли, что-ли? - Он взял свой старый посох и словно вечный путник, набросив на себя мешок и ружьё, ссутулившись, бодро шагнул к калитке. Сделав несколько шагов, он встал, как вкопанный и перекрестившись, плюну...

- Тьфу, ты нечистая!

За калиткой, прямо перед ним сидела большая собака.

- Барс! Барс! - Закречал Мишка.

- Деда, это же наш Барс! - Мишка бросился к собаке.

- И вправду Барс! - Удивился Тимка.

- Откуда же он здесь взялся? - Ни как не мог прийти в себя Тимоха.

А Мишка подбежал к собаке и крепко обнял её за шею.

- Барсик! Как ты нас нашёл? - Радостно смеялся он.

- Да, как, как? Это же собака, а не человек. Это человек не всегда найдёт своих родных, а собака завсегда найдёт доброго хозяина. - Дед потрепал собаку за ухом и пошел дальше.

- Видно скулил за вами, а мать не выдержала и спустила его с цепи. И правильно сделала. Охотничья собака завсегда должна быть в тайге. Иначе пропадёт с тоски.

- Хватит лобзаться, айда в тайгу! - Дед сдвинул брови и двинулся вперед.

Снова, выстроившись цепочкой, друг за другом, небольшой отряд путешественников отправился по узкой тропинке в самое жерло настоящей Сибирской тайги. Только теперь вместо деда Патракея, впереди бежал радостный и довольный своей охотничьей свободой, игривый пёс по кличке Барс. Да, он уже неоднократно выручал Мишку из разных бед. И сейчас, наверное, почувствовал, что маленький хозяин может попасть в беду, насилу выпросил у Валентины Ивановны, чтобы она отпустила его. А уж, как догнать и найти Мишку с Тимкой, это ему не составляло ни какого труда. Мишка впервые в жизни увидел своими глазами настоящую непроходимую тайгу. Это было совсем не так, как в деревенской согре или в лесу, когда они ходили на за грибами или на рыбалку. Здесь было совсем по другому. Вокруг стояли высоченные деревья. Огромные старые покосившиеся ёлки, переплетались невиданные раньше для Мишки вьющимися кустарниками. Трава была настолько высока, что Мишка иногда терял из вида спину Патракея Давыдыча, а Барс и вовсе пропадал из вида. Только иногда, когда на тропинке оказывалось поваленное дерево, тогда Мишка видел впереди пушистый хвост собаки, которая как будто понимала, запрыгивая на ствол повалившегося дерева и оглядываясь назад, как бы проверяла, все ли идут за ней. Дорога была трудная и опасная. Мишке и Жорке было не по себе, когда дед, предостерегая, говорил, что в тайге Рысь всегда нападает на последнего. А последним шёл Тимка и подгонял остальных. Видно ему тоже было страшно, хоть он и был старшим из всех ребят. Уже, когда солнце светило прямо в самую макушку, шишкари вышли на берег небольшой реки.

- Бурчиха! - Вытерев шапкой лицо, тяжело выдохнул Патракей.

- Вот, сейчас перейдём на ту сторону, а там уж совсем рядом. - Он огляделся и присел на старую корягу.

- Деда! А как же мы переходить речку будем? - Не выдержал Мишка. Он посмотрел вокруг и не обнаружил ни моста ни переката. Речка была не большая, но на вид глубокая и болотистая.

- А так и будем. - Прокашлялся дед, переобувая сапоги.

- Там, чуть выше по течению есть бобровая плотина. Вот по ней и будем переходить. А иначе нам в кедровый лог не добраться. - Он снова вытер пот с лица и тяжело поднялся на ноги.

- Ну, а теперь, держитесь след в след. Здесь топко. Один неверный шаг и считай у водяного в гостях. - На полном серьёзе предупредил он.

Ребята переглянулись и послушно двинулись за Патракеем. Действительно, за поворотом на опушке показалась большая плотина из коряг и поваленных деревьев спиленных бобрами, которая полностью перекрывала бурчащую речку. А прямо за ней по всей долине разлился огромный плёс с небольшими островками и кочками поросшими жирной осокой.

Мишка ступал за дедом след в след, стараясь не оступиться и не поскользнуться. В низу вода была чистая и прозрачная и всё просматривалось до самого дна. Там в глубине было видно, как ловко было сложено все это архитектурное строительство трудолюбивых бобров. Но Мишка старался, как можно меньше обращать на это внимание, чтобы не свалиться в воду. На другом берегу, травы, было гораздо меньше и, Мишка заметил, что даже деревья стали совсем другими. Здесь уже росли благородные кедры. Но сколько бы Мишка не задирал голову вверх, заветных шишек так и не увидел. Минуя пару небольших перевалов, путники наконец-то вышли на берег быстрой горной протоки Бунгарап.

- Стой! - Неожиданно поднял руку Патракей Давыдович.

Быстрая горная река серебристым боком упиралась в невысокий каменистый берег, стараясь как можно быстрее спрятаться за поворотом. Она, как будто вынырнув из тёмного леса, пыталась схватить глоток чистого воздуха и снова нырнуть в неизвестность, унося с собой свои неизведанные тайны. Здесь, у самого берега, у небольшой опушки леса, погревшись на тёплом солнышке, расслабившись, она была готова отдать немного своих богатств и маленьких тайн в виде небольшого дара новым гостям, пришедшим из далека.

- Кажись, пришли! - Он снял шапку и огляделся вокруг. Немного покрутив головой, он отступил несколько шагов от берега и сбросил свой мешок.

- Вот здесь и остановимся!

- А, ну давайте готовиться к ужину. Тимка, Сёмка, готовьте удочки. А, вы, мальцы, разводите костёр. Один за дровами, другой огонь разводить. - Он немного подумал и развязал свой мешок.

- А, я картохи начищу!

Услышав команду деда, мальчишки переглянулись и принялись за дело. Тимка с Сёмкой быстро срезали из молодого тальника удочки и привязали к ним снасти. Жорка насобирал сушняк, а Мишке досталось самое ответственное задание, развести огонь. Нарвав сухой травы и мелких сучьев, он достал из рюкзака спички и старательно запалил огонь. Ароматный дым быстро разлетелся по нетронутой тайге. Довольный своим творением Мишка, как ветродуй раздувал заветный огонь и все больше и больше подбрасывал в него сухих сучьев, принесенных Жоркой. Огонь уже разгорелся, когда Сёмка забросил удочку. Крючок с наживкой еще не долетел до поверхности воды, как из нее выпрыгнул увесистый хариус и на лету схватил наживку. Сёмка не ожидал такого события, но инстинкт охотника сработал в нем безошибочно.

- Ух, ты! - Невольно закричал Мишка, когда к нему упал здоровенный хариус.

- Чего ты на него смотришь? Держи его, а то убежит в речку. - Громко смеясь, крикнул Тимоха, вытягивая ничуть не меньше Сёмкиного Хариуса. Быстрые воды Бунгарапа приготовили для усталых путников весёлую рыбалку. Здесь в глубине тайги рыба была совершенно не пуганная и, казалось, была готова сама выпрыгивать на берег. Тимка и Сёмка, за несколько минут натаскали более дюжины увесистых, как на подбор серебристых хариусов.

- Эй! Вы тут мне смотрите, сильно то не увлекайтесь. Наловили на ужин и хорош! - Недовольно отреагировал Патракей Давыдович.

- Тайга не любит жадных. Она дает столько сколько нужно для жизни. Съешь это, не хватит, она даст ещё. А много будешь есть, работать будет тяжело. - Он взял котелок и, зачерпнув из речки чистой, таёжной воды, повесил его над разгоревшимся костром.

Вечерний розовый закат разлился мягкими красками над вершинами могучих кедров. Благодать вязкой ленью навалилась на плечи путников. Огонь медленно слабел и, мальчишки расслабившись после хорошего ужина, периодически подбрасывали в костёр свежие дрова, рассказывая страшные байки.

- А знаете, что я слышал в деревне? - Подбросив увесистую хворостину в огонь, начал Сёмка.

- Говорят, что когда-то здесь не далеко жил один охотник. Его звали Фрол Бурчин. И вот однажды он отправился охотиться на бобров. Пришел на плотину...ну на ту, что мы сегодня переходили. А там между коряг застрял маленький бобрёнок. Так этот Фрол, не пожалел этого маленького бобрёнка, снял с него шкуру и ещё живого выбросил в воду. А когда следующий раз шел через плотину, то на него напали бобры и загрызли его. С тех пор его дух бродит где-то у этой плотины и просит охотников вернуть ту самую шкуру молодого бобрёнка. Поэтому и речка называется Бурчихой. - Сёмка, не договорив, сильно встрепенулся и протянул руки к костру. Заметно потянуло таёжной прохладой и над речкой спустился густой, как парное молоко, тяжёлый туман.

- Брешешь, ты всё Сёмка! Бобры людей не едят. Они питаются свежей травой и едят молодые прутья. - Втягивая от страха шею, пропищал Жорка.

- И вообще, они деревья пилят своими зубами. - Он тоже взял хворостину и бросил её в костёр.

- Это всё ерунда. - Взбодрился Тимка.

- Вот у нас в деревне рассказывали. - Он поправил в костре хворостину, которую бросил Жорка.

- Собрались однажды пацаны в тайгу за ягодами да за шишками. Ну, и не сказав родителям, они пошли одни в лес. Не было у них ни ружья, ни топора. И вот набрали они ягод да шишек и уже возвращались домой. Так на них медведь напал. - Тимка взял хворостину и поправил горящие дрова в костре.

- Ну, и что там случилось с теми пацанами? - Не удержался Мишка.

- Неужто медведь, задрал их? - Мишка заёрзал на траве.

- У-у! У-у! - Неожиданно, над костром пролетел филин.

Прохладный сырой ветерок налетел откуда-то из леса, встрепенув языки пламени. Ребята испуганно переглянулись.

- Ладно! Хватит побасёнки травить. Ложитесь спать. - Оборвал Тимкин рассказ Патракей Давыдович.

- Я завтра рано уйду в деревню, а вам надо шишку бить. - Он встал и разложил у костра приготовленный лапник еловых ветвей. Мальчишки неохотно, но послушно улеглись на лесную постель, приготовленную дедом, прижавшись плотно друг к другу. Мишка закрыл глаза и боялся пошевелиться. Ему казалось, что вот сейчас из леса к костру выйдет большущий медведь. А потом ему почудилось, что где-то там, на дереве, под которым они улеглись спать, сидит и наблюдает огромная рысь. Она ждёт, когда все уснут, и тогда она прыгнет на самого крайнего. Но всего страшнее было тогда, когда в речке что-то сильно булькнуло и Мишке почудилось, что это тот самый охотник, которого загрызли бобры. Да, это он медленно выходит из воды, и направляется к ним. Мишка рванулся, чтобы закричать и разбудить всех, но, когда открыл глаза, увидел сидящего у прогоревшего костра, спящего деда Патракея.

- Деда! - Вскрикнул Мишка.

- Мишка! Ты чего кричишь? - Проснулся дед.

- Разбудишь всех. - Он протёр глаза и поправил седую бороду.

- Аль приснилось чего?

- Фу, ты! Точно приснилось! - Мишка пришел в себя.

- Вот, а я говорил, что не надо было на ночь побасёнки травить. Ну, да ладно. Сон, это не явь. Да и костёр уже прогорел. - Дед встал и взял палку. Мишка увидел, как дед палкой отодвинул прогоревшие угли костра на новое место и там снова запалил огонь. А на старое место переложил еловый лапник и приготовил новую постель.

- А ну, буди ребят, пусть перекладываются на тёплое место. Сейчас земля остынет и, будет тепло тянуть из вас, а здесь она прогрелась от костра и до утра вам хватит.

Мишка смекнул и, быстро разбудил братьев. Они неохотно перелегли на новое место, а Мишка забился между ними и крепко уснул.

Назойливый и громкий крик кукушки, заставил Мишку проснуться. Ребята ещё спали, но солнце уже во всю светило сквозь густые ветки Ели.

- А-а! Проснулся! - Дед Патракей спозаранку суетился у костра.

- Вот и молодец. Кто рано встаёт, тому бог даёт. - Он поднял с земли небольшую корзинку, сплетённую им, пока дети спали, полную спелых ягод смородины.

- На -ка, Мишка. Вот тебе сладкие ягоды. - Он протянул Мишке корзинку.

- И мне, деда! - Протяжно пропел Жорка. Он тоже проснулся от разговора деда с Мишкой.

- Мишка, поделись с младшим братом. - Засмеялся дед.

- Тимка, Сёмка! А ну подъём. - Патракей громко скомандовал. Мальчишки нехотя подняли головы.

- Давайте вставайте. Я приготовил Вам завтрак. Сейчас по завтракаем и я ухожу. А вы тут сами хозяйничайте. - Он снова уселся к костру.

- Надеюсь дорогу обратно запомнили?

- Да, запомнили. - В два голоса закричали Тимка с Сёмкой.

- Ну, тогда, когда наберёте шишек, сразу домой. - Он посмотрел в небо.

- Стало быть, денька через три, будете дома! - Примерно прикинул Патракей.

- Я Вам тут всё приготовил. Вот здесь и будете шишку чистить. - Он показал место, где приготовил обдирочный станок и самодельное решето, для просеивания орехов.

- А с остальным справитесь. Вот Вам на всякий случай ружьё. - Он подал Тимке, как самому старшему свою одностволку.

- Да, смотри, без нужды не пали попусту. - Патракей Давыдович ещё раз подробно объяснил мальчишкам, что делать, когда он уйдет, а потом попрощался и, не оставаясь на завтрак, сутулясь, зашагал в тёмную чащу огромных деревьев.

- Ну, всё! Теперь я старший и все должны слушаться меня. Как я скажу, так и будет! - Ещё посматривая в сторону леса, где скрылся из вида Патракей Давыдович, закричал Тимка, важно повесив на плечо старое ружьё. Услышав нового командира, мальчишки дружно повернули головы в его сторону.

- Значит так! - Тимка сделал небольшую паузу, как это обычно делают большие командиры. Посмотрев на младших братьев, он сжал крепко ремень, от ружья...

- Значит так! Сейчас быстро умываемся, завтракаем и все дружно за дело.

- Мы с Сёмкой идём за шишками, а вы, он показал пальцем на Мишку и Жорку, а вы остаётесь здесь готовить нам обед. Да смотрите, от костра ни на шаг. Все продукты в рюкзаках. - Почти на одном дыхании выпалил он.

- Ух, ты! Какой ты Тимочкин хитренький. - Скривил лицо Мишка.

- Это, значит вы будете шишку бить, а мы вам кухарить? Не нанимался я вам тут кашеварить. Правда Жорка? - Мишка с надеждой глянул на младшего брата Жорку.

- Мы тоже хотим шишку бить! - Твердо добавил он.

- Да, Мы тоже хотим шику бить! - Быстро поддержал его Жорка.

- И вообще, я всё мамке расскажу, что вы нас бросили одних! - Жорка, быстро с ориентировался, скривив лицо, пытаясь выдавить слёзы.

- Ну и давай, иди, жалуйся! - Не удержался Сёмка.

- Она тебе ещё больше ремня задаст, чтобы не жаловался. - Он подошел к Жорке и сунул ему легкий подзатыльник.

- Надо слушаться старших. Вот мы сначала разведаем всё вокруг, а уж потом пойдём все вместе. Работы всем хватит. Ну и кто-то же должен у костра находиться. Да и шалаш нужно поставить. Вон оно как ночью холодом потянуло! - Сёмка передёрнулся, как будто его обдали холодной водой.

- А вы знаете, что за работу в тылу во время войны, тоже ордена давали? Тогда не все ходили в бой под пули. Большинство работали в тылу, чтобы наша армия вовремя получала продукты и патроны. А иначе бы мы точно войну проиграли, если бы оставили тыл. - Быстро подхватил Тимка.

- Так, что, назначаю вас, ответственными по тылу. Сами выбирайте, кто будет следить за костром, а кто рыбу ловить. Но вы можете это делать вместе или меняться. Главное, чтобы у нас к обеду все было готово. А, уж мы с Сёмкой, обещаем, что принесём много орехов.

- Ладно! Так и быть, мы остаёмся в тылу, кашеварить. - Мишка почесал белокурые вихры и недовольно посмотрел на старшего брата.

- Так и быть. Будем сторожить костер и рыбу ловить. - Жорка подошел к Мишке и положил ему руку на плечо.

- Тогда я буду хариуса ловить, а ты Мишка будешь следить за костром.

- Вот и договорились. - Подбодрил младших Тимка.

- А сейчас умываться и завтракать.

Позавтракав на скорую руку, Тимка с Сёмкой быстро засобирались за шишкой. Отдав последние указание младшим братьям, они взяли топор, ружьё, мешки для шишек и, почти бегом скрылись за большими деревьями, оставив Мишку с Жоркой на хозяйстве.

- Ну, что, Жорка? - Мишка подошел к младшему брату.

- Делать нечего. И так, как я старше тебя, то мне и командовать. - Мишка тяжело вздохнул и по взрослому сплюнул сквозь зубы.

- Раз уж работникам тыла дают настоящие ордена, то кухню я тебе доверить не могу. - Он подошел к берегу реки и посмотрел на журчащую речку.

- Давай-ка собирайся на рыбалку! А я возьму на себя ответственность за обед. Я не могу тебе доверить это важное дело. А, ну, как не доваришь или пересолишь? Что мы тогда есть будем? - Мишка повернулся к брату и пристально посмотрел на него.

- И ни чего я не пересолю! Что, я дурак, что-ли? - Моментально отреагировал Жорка.

- Я видел, как мама варила суп и картошку. - Подумав, добавил он. Конечно-же Жорка, совершенно не умел готовить обед. Он, просто не хотел быть самым маленьким неумехой. Он был готов прямо сейчас взять котелок и повесить его над костром. Но, что делать с этим котелком дальше, он не знал. Почесав лоб, Жорка сдался.

- Ладно! - Писклявым голосом протянул он.

- Твоя взяла. Я сдаюсь! - Тяжело выдохнул он и взяв палку пошел к берегу.

- Ты куда? Спросил Мишка.

- Куда, куда? Сам же говоришь рыбу ловить. Вот я и пошёл червей копать. На что я её ловить-то буду? На честное слово? - Засмеялся он.

- А-а! Ну, ладно. Тогда давай налови мне, как вчера, хорошего хариуса. А я пока посмотрю, что у нас есть из продуктов. - Мишка быстро открыл все рюкзаки и высыпал из них содержимое на траву.

- Да! Не густо. Одни консервы, картошка да хлеб. - Мишка снова почесал лоб. Он тоже не очень-то и знал, как готовить этот самый обед. Но в грязь лицом перед старшими братьями, падать он не хотел. Да, мала ли чего. А вдруг они потом в деревне расскажут, что плохой из мишки командир-тыловик получился. И потом всю жизнь над ним смеяться будут. А ещё чего доброго потом и в армию не возьмут. Вот позору-то будет! Мишка вспомнил, как мама начинала варить обед. Она обычно набирала воды в кастрюлю и ставила на печку. А потом потихоньку складывала туда всего помаленьку. Чего складывала мама в кастрюлю, Мишка, конечно же, не помнил. Да и не смотрел он на это ни когда. Только иногда подбегал к ней и спрашивал: Не готово ли ещё? А услышав ответ, снова убегал играть. Еще он помнил, что мама всё время помешивала то, что, там, в кастрюле вариться. Ну, иногда пробовала ложкой, на вкус.

- Эх, делов-то! - Вскрикнул Мишка и, взяв котелок, направился к берегу. Помыв тщательно посуду, Мишка зачерпнул чистой воды и повесил котелок над костром. Подумав немного, он вытащил из кармана свой складной нож и взяв несколько картошин быстро почистил их и повыв в речке аккуратно покрошил в котелок.

- Та-ак! Полдела, сделано. - Довольно промычал Мишка.

- А теперь консервы! - Он сложил все банки рядом и своим складным ножом выпотрошил их в котелок. Подумав немного, он достал из рюкзака соль и отсыпав горсть бросил в котелок. Подумав еще немного, он отсыпал еще одну горсть и добавил туда же. Выстрогав ножом хорошую ветку, он отмерил сантиметров тридцать и обрезав ее помешал содержимое. Бросив несколько хворостин в костер, Мишка наконец-то выдохнул.

- Порядок! - Он похлопал в ладоши.

- Жор-ка! - Покрутив головой, крикнул он.

- Да, здесь я! - Отозвался Жорка.

- Ну, Где тут твоя рыба? - Мишка подошел к берегу.

- Да, какая рыба? Не клюёт ни черта. - Хмыкнул Жорка.

- Просто ты не умеешь рыбачить! - С гордостью засмеялся Мишка. Он спрыгнул вниз к воде.

- Дай мне удочку. Я тебе покажу, как надо. - Мишка взял удочку и посмотрев на крючок, поправив червяка, плюнул на него три раза, забросил снасть в реку. Но сколько бы он не забрасывал удочку, ни одной поклёвки не случилось. Как будто вся рыба уплыла куда-то или испарилась. Промучившись пару часов, они вернулись к костру.

- Эх, ты, Мишка! - Засмеялся Жорка.

- Костёр то прогорел, а твой обед так и не сварился. Посмотри, он совсем холодный. - Жорка потрогал котелок и снова засмеялся.

- Это всё ты со своей рыбой! Тоже мне рыбак. Из-за тебя я костёр проворонил. - Мишка начал оправдываться.

- Ничего, ничего. Я сейчас. - Он быстро набросал хворосту в костер и через несколько минут языки пламени снова облизали почерневший котелок.

- То-то же! - Присвистнул Мишка.

- Учись, пока я жив! - Он снова помешал в котелке своё варево и успокоившись присел на траву.

Время пролетело незаметно. Уже, к самому вечеру, когда Мишка с Жоркой, уставшие от долгого ожидания старших братьев, сидя у костра, задремали, из леса, с полными мешками кедровых шишек, вышли Тимка с Семёном.

- Ну, вот! Мы там по кедрам лазаем, шишку бьём, а они тут спят себе, отдыхают как в пионерском лагере. - Бросив мешок на землю, выругался Тимка.

- Вы бы хоть шалаш какой-нибудь соорудили. - Сёмка последовал Тимке и бросил свой мешок рядом.

- Ох и жрать охота! - Не выдержал он.

- Обед-то хоть приготовили? - Спросил Тимка.

- Да, вон, целый котелок! - Открыв глаза, обрадовался Мишка и кивнул в траву.

- Где вы так долго были? Мы тоже есть хотим. Мы же вас ждали. А вы все не идете и не идете. Мы уже испугались. - Подхватил Жорка и чуть не заплакал, но, глянув на Мишку, еле-еле сдержал слёзы.

- Мы такой кедрач нашли! - Тимка радостно присвистнул и развязал мешок.

- Смотрите! - Он высыпал из мешка целую гору свежих смолянистых кедровых шишек.

- Во! - Сделав шаг назад, выдохнул он.

- Там за пригорком столько шишек, нам наверное всё не унести. Вон еще у Сёмки целый мешок. Завтра по раньше ещё пойдём. - Тимка спустился к речке и взяв у берега в ладонь мокрого песка, начал мыть руки.

- Мы завтра тоже пойдём! - Мишка вытащил из травы котелок и повесил его над костром.

- Мы, тут тоже сложа руки, не сидели. Вот какой обед у нас поспел. А вы до самого вечера где-то пропадали. - Гордо шмыгнул носом Мишка.

- А, ну, Жорик, давай хлеб и ложки. Раз уж обед впустую пролетел, значит, ужинать будем. - Мишка быстро расстелил пустой мешок и приготовил место для ужина. Тимка с Сёкой наспех отмыли руки от кедровой смолы и присели к импровизированному столу.

- Та-ак! Ну, что тут у вас на ужин? - Хлопнул в ладоши Тимофей.

- Эх, какой вкусный запах. - Он потянул носом воздух. Откусив кусок хлеба, Тимка зачерпнул ложкой из котелка и сунул содержимое в рот. Пережевав немного пищу, он выплюнул всё.

- Фу! Пересолили! - Он от досады сморщил лицо.

- Ну, что ж ты Мишка? Такую кашу испортил. Вот теперь сам ешь! - Тимка с досады откусил кусок хлеба и начал жевать всухомятку.

- А по мне, так всё равно! - Наталкивая полный рот, кое-как выговорил Сёмка.

- Я, так жрать хочу, что мне всё равно пересолёно или не досолено. - Он снова зачерпнул ложкой по гуще их котелка.

- Голод не тётка. Жрать захочешь и соль лизать будешь. Ешь Тимка, воды в речке много, потом запьём! - Сёмка громко рассмеялся.

- Нет уж, я лучше консервы открою. - Он встал и вытряхнул мешок, где лежали продукты.

- А консервы больше нет! - Гордо заявил Мишка.

- Я её всю в котелок высыпал! Это, чтобы наваристей суп получился! - Засмеялся он.

- Ты, что наделал? Что мы теперь есть будем? Нам же еще здесь несколько дней жить? - Тимка соскочил с места. Он понял, что продуктов практически не осталось. И как теперь быть, он не очень то и понимал.

- Что ты раскричался? - Мишка кое-как пересилил себя.

- Вон сколько орехов у нас! А в речке рыбы полно. - Он виновато опустил голову в низ.

- Правда мы ни чего не поймали. - Тихо выдавил из себя Мишка.

- Да, ладно Тимоха! Подумаешь продуктов не осталось. Не дрейфь, не пропадём! Как-нибудь проживём. Есть вершки, есть и корешки. - Вступился в разговор Сёмка. Он продолжал с аппетитом наворачивать пересолёный суп.

- Эх! - Махнул рукой Тимка. Он снял с костра котелок и, добавив в него из речки воды, повесил снова на костёр.

- Немного разбавим водой, может меньше соли чувствоваться будет. - Он немного сбил с себя спесь и принялся есть через силу.

Всю ночь, до самой темноты, ребята строили шалаш из еловых веток и периодически пили воду из речки. Мишкина солёная кухня силой заставляла их склоняться к водопою. Но ночь выдалась жаркой и душной, так, что внутренние водяные ванны, очень даже помогли им продержаться до утра.

Тимка проснулся первым, как только запели первые лесные птицы. Он быстро встал и развёл костёр. Ополоснув котелок Тимка зачерпнул из речки свежей воды и заварил крепкий чай из лесной травы.

- Ну, что сони, вставайте! - По-взрослому скомандовал он.

- Быстренько умываемся, пьём чай и за работу! - Он взял удочку и пошел к реке.

Ребята неохотно зашевелились и протерев опухшие глаза, от обильного питья воды, начали медленно приходить в себя. Пока они умывались и завтракали, Тимка наловил рыбы и вернулся к шалашу.

- Вот! - Он бросил кукан с рыбой на траву.

- Мишка, это вам! - Надеюсь, что сегодня будет хороший ужин. Он рассказал Мишке, как нужно варить уху и даже показал на примере, сколько соли нужно положить в котелок, чтобы не пересолить. Отдав полный наказ младшим братьям, Тимка с Сёмкой снова ушли за шишкой. На этот раз Мишка сделал всё так, как ему говорил старший брат. Целый день они с Жоркой усердно шелушили орехи и уже очищенные ссыпали в мешок. Работа кипела и спорилась. Они даже устроили между собой соревнование. Кто быстрее и чище очистит шишки, тот не будет мыть посуду.

Когда Тимка с Сёмкой вечером вернулись из леса с новой партией кедровых шишек, у младших ребят было все готово. И наваристая уха поспела, и чистый орех был ссыпан в отдельный мешок и порядок в шалаше. Даже свежая рыба, которую Мишка с Жоркой наловили под вечер, была почищена и одетая на кукан, плавала в речке, ожидая своего времени для ухи.

На третий день, с самого утра погода не заладилась. Облака плотно затянули всё небо, но ветра и дождя так и не было. Было очень жарко и душно. Всё говорило о том, что скоро начнется сезон дождей. Обычно в середине августа тайгу окутывают плотные тучи, и потом монотонный дождь неделями изливается в низ, барабаня по листьям и веткам, уставших, от долгой засухи деревьям.

Тимка уже знал, что скоро начнутся дожди и поэтому быстро сообразил, что с шишкой нужно заканчивать и поскорее выбираться из тайги. Главное, нужно было не прозевать того момента, чтобы до начала грозы выйти из леса. Но, орехов было еще не достаточно и поэтому он решил всем вместе идти в кедровый лог.

- Так! Значит, сегодня идем все вместе за шишкой. - Он поднял голову вверх, оценивая состояние надвигающихся туч.

- Два мешка чистого ореха у нас уже набрано, а теперь сколько получится. Поэтому, надо, как можно быстрее идти. - Он не стал долго рассусоливать и взял мешок.

- А кто же будет ловить рыбу и готовить ужин? - Поинтересовался Мишка.

- А ужина сегодня не будет. - Тимка снова взглянул на небо. Громкий раскат грома неожиданно подтвердил его опасения, грохотом пролетевший эхом по всей тайге.

- Вот тебе и ужин! - Он похлопал Мишку по плечу.

Мишка впервые увидел как Тимка с Сёмкой, обвязавшись верёвками, словно электрики с удивительной ловкостью взбираются на гладкие и высокие стволы красивых кедров. Он ни когда не видел раньше, как добывают кедровую шишку. Ему казалось, что её просто собирают на земле под деревьями или рвут как яблоки. Но сейчас, когда пацаны, словно обезьяны залезли на кедры, он почувствовал какой-то страх и гордость за своих братьев.

- Бойся! - Откуда-то сверху неожиданно крикнул Тимка и в это время словно большой град в низ начали сыпаться кедровые шишки, издавая невероятный свист. Они падали вокруг Мишки и громко шлепались в траву.

- Бойся! - Закричал Сёмка. И новая партия кедрового дара обрушилась на Мишкину голову.

- Чего стоишь? Собирай шишку в мешок. У нас мало времени. - Пока Мишка и Жорка любовались дарами природы и ловкостью своих братьев, они незаметно спустились с деревьев и уже карабкались на другие кедры. Работа кипела словно механизм одного большого паровоза. Тимка с Сёмкой залазили на кедры и трясли их, а Мишка и Жорка собирали шишки в низу укладывая их в мешки. Даже Барс и тот весело бегал за падающими шишками и таскал их по одной Мишке. Тучи всё сильнее и сильнее сгущались над тайгой, а раскаты грома подгоняя время, переросли в грохочущие взрывы изрыгая из себя кривые языки бесконечных молний. С каждой минутой становилось всё темнее и темнее. Страх забивался Мишке под рубашку и он с каждым раскатом грома с опаской вглядывался вверх под самую крону кедра, где палками колотили по сучьям, сбивая шишки, Тимка и Сёмка.

Давай Мишка, побыстрее собирай шишки. Сейчас начнется большая буря и дождь! - Наконец-то Тимка с Семёном слезли с деревьев и принялись помогать младшим, собирать шишки. Быстро наполнив мешки, они двинулись к шалашу. Капли словно свинцовые пули насквозь пробивали кроны деревьев, гулко врезаясь в траву. Тимка уже давно принял решение не оставаться на ночлег, а срочно, во чтобы-то не стало отправляться в сторону дома. Дальнейшее пребывание в тайге было бессмысленным. Он знал, что дождь может зарядить на несколько дней, а тои недель. Собравши быстро свои вещи, они упаковали два мешка кедровых шишек в рюкзаки, которые достались Мишке и Жорке, а два полных мешка чистого ореха взвалили на плечи Тимка с Семёном.

- Ну, что братцы? Дело к вечеру. Ждать нам здесь больше не чего. А постольку, что дорога дальняя, нужно побыстрей двигаться в сторону дома. - Тимка посмотрел на младших.

- Только не пищать! - Строго пригрозил он.

- Рысь нападает на последнего! Поэтому ни кому не отставать!

- Я иду первый. Жорка за мной. Мишка за Жоркой. Замыкает колонну Семён. - Он ещё раз окинул всех взглядом и махнул рукой.

- Барс, вперёд! - Смело скомандовал он. Поправив лямки тяжелого мешка, Тимка уверенно зашагал вперёд под громкий раскат грома.

Мишка старался не сбиваться с шага, но высокая и густая трава, спутывала ему ноги и, он часто запинался и падал. Жорка, идущий впереди, тоже частенько спотыкался и тяжёлый рюкзак за плечами раскачивал его из стороны в сторону. Мишке свезло больше. Когда он спотыкался и падал, то ему помогал сзади идущий Сёмка. Он брал его за шиворот и быстро поднимал. Но когда падал Жорка, тогда останавливались все. Поэтому, дорога до бобровой плотины через Бурчиху, была долгой и нервной. Внезапно налетевший шквалистый ветер ломал тайгу. То и дело на тропинку падали огромные ветки деревьев и даже макушки сосен. Уже, когда ребята подходили к плотине, стояла кромешная тьма. Идущий впереди Тимка ориентировался по белому хвосту впереди бегущей собаки. Хвост Барса освещали яркие вспышки молнии. И поэтому Тимка шагал все бодрее, стараясь, как можно быстрее выйти из тайги. Оставаться в такую погоду в глухой тайге было очень опасно. Сильный дождь хлестал, как из ведра.

- Стой! - Крикнул Тимка и сбросил с себя тяжелый мешок.

- Кажись плотина! - Он вытер рукой мокрое лицо.

- Все живы? - Крикнул он, стараясь перекричать раскат грома.

- Все! - В один голос закричали ребята, последовав его примеру. Они тоже сбросили рюкзаки и сели на них сверху.

- Значит так! - Тимка тоже устало присел на мешок.

- Пять минут передышка и дальше! - он перевёл дух.

- Нам обязательно нужно перейти плотину ! А уж там легче будет. Да и тропинка там по шире. - Как то неуверенно сказал он.

- Но это потом, а сейчас, главное плотина! - Он нервно встал и закинул на плечи мокрый мешок.

- Сначала я отнесу на ту сторону мешок. А ты Сёмка, давай провожай Жорку. А я пойду ему на встречу. А потом Мишку. Так потихоньку и пройдём эту чёртову плотину. - Он поднял вверх голову. Огромная молния рассекла небо пополам и ударила в большое дерево, стоящее на другой стороне реки. Резкий гром тысячами орудий прогремел прямо над головой, и большая старая сосна вспыхнула, как спичка.

- Ого! - В один голос загудели пацаны и отступили на шаг.

- Не дрейфь! - Закричал Тимка.

- Вперёд, пока горит дерево. Пока оно горит надо идти вперёд. - Не дожидаясь он шагнул на плотину. Яркий свет горящего дерева, отразился от поверхности воды и, в округе стало светло. Через минуту Тимка был уже на другой стороне, где неподалёку горела большая сосна. Он сбросил мешок и снова вернулся на плотину.

- Сёмка! Давай отправляй Жорку. - Закричал он. Хоть и было очень страшно, но Жорка не спасовал и услышав Тимку быстро пошёл ему на встречу взвалив на плечи тяжелый рюкзак с шишками. Сёмка следовал за Жоркой, когда новый разряд молнии ударил в соседнее дерево, которое стояло на этой стороне реки, где остался Мишка. Испугавшись, Мишка схватил свой рюкзак и не дожидаясь Сёмки рванул вслед за ним.

- Стой Мишка! - Закричал Тимка, увидев, что его младший брат пошёл один через плотину. Но Мишка не слышал его. В это время новый раскат грома, как артиллерийский залп тысяч орудий раздался над плотиной и, Мишка не ожидавший такого взрыва, соскользнул с мокрых брёвен.

- А-а-й! - Закричал он, падая в воду.

- Сёмка! Держи Жорку! - Тимка пулей бросился за братом. Он словно рысь, в одно мгновение преодолел половину плотины и бросился в воду за братом. Мишка не успел опомниться, как брат тащил его на плотину вместе с рюкзаком. Карабкаясь изо всех сил, промокшие до нитки, они кое-как выбрались на плотину. Отдышавшись немного, потихоньку они добрались до берега.

Два огромных факела, словно олимпийские огни горели по обеим берегам небольшой речки, освещая огромное пространство. Дождь не унимался и хлестал всё сильнее и сильнее.

Отдохнув немного, ребята снова двинулись в путь. Но обещанная лёгкая дорога была не такой уж лёгкой. Дождь размыл всю тропинку и ноги скользили по глине, разъезжаясь в разные стороны. Теперь, когда мальчишки испытали такой страшный ужас, произошедший с ними на плотине, всё остальное им было совершенно не страшно. Они шли по размытой дороге друг за другом громко напевая разные песни, пока не наткнулись на Барса, который идя впереди встал, как вкопанный.

- Барс! Что случилось? - Тимка потеребил его по загривку. Но собака стояла и смотрела куда-то вперёд. Глубокое рычание, вырывавшееся из глотки, наводило на страшный ужас.

- Барс, кто там? - Тимка хотел пошутить, но Барс ещё сильнее зарычал и поджав хвост, скуля спрятался за Тимку.

- Стой! Кажись медведь! - Выдохнул Тимка и скинул с плеча ружьё.

- Давай в сторону! В траву, по дальше от дороги. - Он быстро толкнул Жорку в спину и сам следом за ним упал в высокую траву.

- А теперь не дышите! - Полушепотом скомандовал он, выставив вперёд ружьё. Молнии сверкали так ярко, что тропинка, по которой шли ребята , просматривалась довольно далеко. Но когда вспышки молнии прекращались, было уже заметно, как небо становилось светло серым. Тусклый утренний свет медленно пробивался сквозь плотные тучи рассеивая ночной мрак. Барс, приложив уши, тоже лежал рядом с Тимкой в траве и тихонечко поскуливал.

- Тихо, Барс! Не скули. - Всматриваясь куда-то в ночную даль, нервно прошипел Тимка. И Барс как будто услышал его. Он положил голову на траву и перестал скулить закрыв пасть. Он поднял уши и поднявшись замер в стойке. Неожиданно с боку из леса, ломая коряги, на тропинку вывалился огромный бурый медведь. Ребята замерли от страха. А Барс в это время выскочил из укрытия и с диким лаем бросился к медведю. Медведь, услышав громкий лай собаки, встал на задние лапы и заревел. Его громкий рёв разлетелся вместе с раскатами грома по всей тайге. Барс не испугался медведя. Он начал бегать и лаять вокруг косолапого уводя, его внимание на себя. Медведь, издавая дикий рёв, грозно пошёл за собакой, которая хитро уводила его от мальчишек в глубину леса. Как только ребята почувствовали, что опасность миновала, когда собачий лай и медвежий рёв уже доносились от куда-то из далека, они бросились бежать в сторону дома.

Дождь ещё накрапывал, хотя тяжёлые грозовые тучи уже перевалились за гору, и над тайгой открылась синяя полоса чистого неба. Промокшие, уставшие мальчишки, ели-ели передвигая ноги с первыми лучами солнца наконец-то вышли из глухой и страшной тайги.

- Сотой! Привал! - Тимка бросил мешок на помятую траву и не снимая ружья упал рядом. Ребята, последовав его команде, попадали на траву, словно кедровые шишки. Сил, идти дальше не было ни каких. Очень, хотелось есть и спать.

- Эх, Мишка! Сейчас бы твою пересолёную кашу! - Неожиданно засмеялся Тимка. Ребята громко подхватили его шутку и тоже засмеялись. Мишка лежал на спине и смотрел в чистое небо. Он не думал об усталости. Ему хотелось побыстрее дойти до дома. Теперь он знал, что такое тайга и как достаются шишки. Он лежал и думал, что на следующий год, он обязательно вернется туда, в тот самый кедровый лог. Солнце поднималось всё выше и выше и тёплые лучи начали испарять ночную влагу. Вокруг над поляной начал собираться туман. Неожиданно из леса донёсся собачий лай.

- Барс! Это Барс! - Закричал Мишка и встал на ноги.

- Барс, Барс! - Закричали ребята и бросились ему навстречу. Барс выбежал из тайги и стрелой пронёсся мимо пацанов.

- Барс! Ты куда? - Крикнул Мишка убегающему вперед псу. Он посмотрел ему в след и увидел впереди стоящий мотоцикл с коляской. А на мотоцикле сидит его отец. Мишка протёр глаза и громко закричал:

- Папка! Папка! Папка приехал!

Олег Ершов 22. 07. 2017 год.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Либрем "Аффективный"(Научная фантастика) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) В.Кретов "Легенда"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"