Эсаул Георгий: другие произведения.

Безумные

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очередной роман из моей серии "Роман о ни о чём".

  
  Эсаул Георгий
  
  
  
  
  
  
  
  БЕЗУМНЫЕЪ
  
  
  
  
  
  Москва
  2015
  
  
  
  
  
  
  
  ОХУ-ын хууль тогтоомжоор хамгаалагдсан хэвлэгдсэн ут-га зохиолын ажилд зохиогчийн эрх
  Awọn aṣẹ fun atejade ìwé kiko ise ni idaabobo nipasẹ awọn ofin ti awọn Russian Federation
  Ауторска права за об?ав ене кRижевно дело зашти·ено законодавством Руске Федераци?е
  Авторские права на опубликованное литературное произ-ведение охраняются законодательством Российской Феде-рации
  
  
  
  
  БЕЗУМНЫЕЪ: Литературно-художественное изда-ние.
  
  
  
  
  ? Эсаул Георгий, 2015
  
  
  Эсаул Георгий
  
   <
  
  
  
  Пятнадцатого декабря две тысячи четырнадцатого года преподаватель физики Научно-Исследовательского ядерного университета Алёша вошел в подъезд дома на Пятой Парковой улице, нажал на кнопку лифта и ждал, как ждет девушка развода подруги.
  Алёша с достоинством узника концлагеря нажимал кнопку пятого этажа, но услышал, как хлопнула входная дверь, и послышалось учащенное, но спортивное дыхание со слабыми нотками оперного пения.
  Преподаватель физики, и еще оттого, что культурный (вдруг, сосед по подъезду обидится, оттого, что не подождали его) Алёша отменил вызов, ждал, когда попутчик или попутчица войдет в лифт; впрочем, некая досада присутствовала - лучше одному в лифте (или в комнате в санатории), чем с людьми - так отшельник чурается гостей.
  Но культуральность и боязнь оказаться чёрствым (что на ступеньке социальной лестнице, где руководил Алёша - полагается плохим тоном, всё равно, что не уступить одноногой старушке место в трамвае) придали лицу Алёши задумчивое выражение благочестия и доброты, как у кота, что скушал морепродуктов на шестьдесят тысяч рублей.
  Сначала Алёша увидел высокий каблук, нарушающий законы гравитации и здравого биологического смысла; и каблук подобен шмелю - шмель по законам физики летать не способен.
  Сантиметров пятнадцать, позолоченный, очевидно из сплава прочного металла - пластик в диаметре не больше пяти миллиметров не выдержал бы вес человека - каблук заканчивался пяткой туфли и девушки, но для бОльшей высоты не просто туфли, а туфли на платформе (не платформа электрички "Электрозаводская").
  Девушка в замшевых розовых туфлях на тончайших высоких каблуках (плюс платформа) забежала в лифт, и, оттого, что мало места - а Алёша предусмотрительно отступил к задней стенке лифта - чуть подпихнула Алёшу небольшими ладошками арфистки (или прачки) - так кошка утром бодает головой коленку хозяина:
  - Спасибо, что подождали, Алёша! Вы - волшебник! Великолепный Лёшка!
  - Вам какой? - Алёша вспомнил, что он хозяин, вытащил из детства улыбку, словно нанизывал на шампур.
  И сразу жизнь и информация хлынули яркими потоками гамма квантов - как в лаборатории, когда ничего нет, а вдруг, да и накроет спящий прибор ураганом элементарных частиц из Космоса.
  То, что девушка назвала его по имени, оказалось не так важно в данный момент, как солдат в окружении не обращает внимания на оторванное ухо.
  Полностью обнаженная - лишь в туфлях, девушка поправляла локон, сдувала снежинки с пальцев - так кошка готовится к весне.
  В лифте большое зеркало с трещиной (Алёша раньше отметил и доказал сам себе, что трещина возникла не от механического удара кулака хулигана или ополоумевшей бабки со скоплениями удушающих газов после геркулесовой каши и творога, а - от внутреннего напряжения стекла) достаточно подробно отражало девушку, значит она - не вампир, ведь вампиры, судя по фильмам и книгам сербских поэтов, в зеркалах не отражаются.
  - Пятый мне! Алёша, сегодня мягкая погода, способствует радостному настроению, словно шагнула за дверь, а из зимы повеяло летом и ромашками на коровьем лугу, - девушка улыбнулась открыто, почти смеялась естественно, как в цирке братьев Запашных смеется красноносый клоун. - Люблю лето, оно напоминает беззаботное детство, когда в синем сарафанчике бегала с сачком по лугу за кузнечиками и бабочками с пестрыми крыльями, похожими на китайских фарфоровых гейш.
  Дети! Дети всегда в мечтах о будущем, и будущее кажется близким, величественным, возвышенным до подбородка - так вода подходит к челюсти купальщика.
  Почему, скажите, Алёша, почему в детстве мы мечтаем о карьере (экое дурное слово, но пусть - карьера) балерины, певицы, киноактрисы, а мальчики все - капитаны дальних плаваний, первопроходцы Космоса, генералы, а затем оседаем кассиршами в магазинах экономического класса "Пятерочка" и охранниками на складах, словно мечты с годами стареют, тухнут и превращаются из бананов в навоз.
  Причем, мы в возрасте радуемся, не сетуем, что нашли место продавщицы или охранника, а - наоборот, радуемся и боимся место потерять, хотя оно - не капитан дальнего плавания. - Девушка, словно цапля на ходулях, вышла за Алёшей из лифта, взяла его за руку, будто проверяла пульс у мертвого полярника: - Ого! Я и не знала, что у вас татуировка - чайка на фоне заходящего Солнца, как у зэков.
  - Не заходящего, а - восходящего! - Алёша всегда радовался, когда замечали его удивительную татуировку. - И не как у зэков, а по моему эскизу татуировка, я ведь в детстве, когда накалывал, не знал, что она слишком популярна у тюремщиков, или они у меня переняли, хотя - вряд ли...
  Вы упомянули о детстве и мечтах детства, но не только у вас крылатые мечты, а я, например, мечтал о том, что... - Алёша рассказал бы, что мечтал стать свободной чайкой, но постеснялся, счел доверительность неуместной; и тут же пелена спала с глаз, как занавеска с лица женщины Ближнего Востока.
  - По-тря-са-юще! Восхитительно! Поразительно!
  Ваши слова - облака на зимнем небе, Алёша.
  Чайка на фоне солнца!
  И не испугались, не задумались в детстве, что полетите в одежде или без одежд, как я сейчас, но я не лечу, я рядом с вами стою, и, поверьте, чувствую, будто взлетаю, как на самолете "Боинг", но не с крыльями.
  В селе, где я отдыхала на каникулах, кузнец Вакула - может быть, у него по паспорту иное имя, но его обзывали Вакулой за хохляцкий чуб - каждый праздник, а праздников на селе больше ста в год - забирался на колокольню и с картонно-фанерно-бумажными крыльями сигал вниз, словно птица, подраненная охотником Тургеневым.
  Мы ждали, когда же Вакула разобьется, но он всегда, к глубочайшему сожалению зрителей, планировал на огороды - мягкой посадки тебе, кузнец Вакула, - девушка помахала рукой стенке (неприличные надписи не закрашены).
  Вакула - причуда мысли, осколок детства, но осколок не более яркий, чем мои биологические опыты.
  Я возомнила себя биологом, поэтому насаживала на булавки для коллекции кузнечиков, бабочек, тараканов, гусениц и других представителей животного мира с сердцами.
  Папа не одобрял мои занятия, потому что подрабатывал в отпуске трубочистом, а трубочисты - народ серьёзный, гордятся что произошли от Рижских прочищателей дымоходов, а в Риге смех карается наказанием плетками на главной площади в базарный день.
  Мама называла меня сумасшедшей, но после того, как я пообещала, что не подам ей стакан воды в старости, оскорблять меня перестала, но поджимала губы, тонкие, сухие и бросала на меня сухостойные взгляды.
  Мама любила мужчин, у неё всегда находился под рукой любовник - странно, что папа не замечал очевидного, и, когда вылезал из очередной печной трубы, не обращал внимания на расслабленную, как курица после проса, маму.
  Наплевала я на обиды и притеснения, а жуков накалывала, потому что мне урок на всю жизнь; жалела... да, жалела до слез бабочек и червячков, когда игла проходила сквозь мизерные каратные сердца.
  Видите, я не променяю уроков детства, и перед вами откровенна до наготы, Алёша.
  Промышляла мечтами в детстве, а никто меня почтенной не называл, оттого, что - егоза, как Пеппи Длинный Чулок.
  Размышляете, глаза закатываете, как индюк перед Рождеством, Алёша, а мы на лестничной клетке рыбачим - приглашайте же меня к себе в квартиру; соседи увидят вас с голой девушкой, напишут в полицию, оттуда бумага в институт, и ваше крепкое имя преподавателя - преподаватель контактирует с молодежью - рухнет, словно дуб на китайского сборщика желудей.
  Может быть, вас отстранят от чтения лекций и семинаров, оттого, что вы с голой девушкой на лестничной клетке, и даже, для смеха назовут вас черствым - пригласил девушку - кто знает, может быть я от вас сейчас ухожу, а не пришла к вам, и вы обокрали меня, нагую выгнали на мороз - так конюх выгоняет барыню из теплой конюшни.
  Не подумайте, Алёша, что я вас шантажирую; шантаж не в моих планах на будущее, и откуда у вас деньги большие на откуп от шантажа, словно вам в карманы насыпали толченого стекла - так товарки балерины подсыпают друг дружке.
  Соседи подумают, что вы - маньяк, оттого, что со мной, но я вижу и знаю - не маньяк; на маньяка нужны силы, умение, упорство и половой взлет реактивный.
  На лугу около деревни я встретила маньяка, точнее - он меня поджидал, выследил, что я одна брожу по ромашкам, василькам и клеверу, бегаю с сачком за бабочками, поэтому подготовился - на то они и маньяки, чтобы планировали, как в генеральном Штабе.
  Плановики Государства отдыхают, гномы по сравнению с плановиками маньяками.
  Я тогда гналась за бабочкой, а у бабочки крылышки лёгкие, прозрачные, как нижнее белье моей мамы, когда она уходит на сельскую молодежную дискотеку.
  Из кустов вышел с удочкой и плетеным лукошком для сбора грибов немолодой мужчина - все маньяки не молодые, потому что маньячество, как и разочарование в жизни приходит с годами.
  Очки в круглой оправе - у всех маньяков очки, оттого, что здоровье подорвано, будто маньяки шпалы таскали вместе со шпалоукладчицами.
  На левой руке наколка, но не как у вас, Алёша, не чайка на фоне полусолнца, а - орёл... Кому - чайка, а кому и орёл - Судьба, её не пропьешь, не сменяешь на элементарную частицу.
  Маньяк не догадывался, что я знаю о маньяках почти всё - изучала по газетам и книжкам, поэтому гордился собой, полагал умнее меня, а я откровенно играла с ним, потому что нет интереснее игры, чем с живым человеком из мяса и костей, особенно тогда, когда его обыгрываешь - так гроссмейстер Козлов плясал на столе после каждого своего выигрыша.
  "Девочка, я в кустах собирал личинки для ловли рыбы, - маньяк проникновенным тихим голосом начал свою речь, уверенный, что рыбка, то есть я, и без наживки не убегу. - В баночку бросил одну гусеницу, другую (он уверен, что меня, оттого, что я коллекционирую насекомых и червей, заинтересует бред о гусеницах), а затем мой взгляд остановился на букашке, словно глаза приклеили к её бездонным очам.
  Веришь, ли, девочка, что у букашек глаза - Космос? - маньяк протянул руку, но я, словно нечаянно, оступилась, поэтому его грабли скользнули мимо моей дорогой кожи. - Я представил, что букашка - продавщица из сельского магазина, но после своего перерождения продавщица - умерла, и по индийскому обряду после смерти живет в теле букашки.
  Ты же, не называй меня повелителем букашек, оттого, что я не нищий, а только нищие мечтают о Царстве на Земле.
  Разжалобил ли тебя мой рассказ, или рассказать, как кнутом мужики выбивают из жен бесов?"
  Маньяк снова шагнул ко мне, и я опять отступила под видом собирательницы пыльцы с ромашек.
  На небе тяжелые облака перед грозой, а вода в речке свинцовая, и я подумала, что неплохо бы утопить маньяка в реке; в то, что сама могу стать жертвой я не верила, потому что в детстве даже солома кажется золотой.
  - Я бы пригласил вас домой, но живу с родителями, - Алёша прервал рассказ девушки, от досады прикусил губу, словно сдавал кровь на сахар: - У вас на плече родинка?
  - Нет, ерунда - грязинка, - девушка щелчком сбросила с левого плеча грязь, словно букашку из детства прогнала. - О родителях вы наврали, Алёша!
  Полноте! Хватит церемоний, ведь мы почти муж и жена!
  Мама ваша проживает в трехкомнатной квартире в Перово, а папа - капитан дальнего плавания в отставке, живет с любовницей и двумя её детьми в городе Жуковский, чему сам не рад, но, если уже влез в смолу, то - навсегда негр.
  Не краснейте, Алёша, вам не идет красный цвет на лицо, будто вы выпили изрядно водки.
  Обманули честную девушку, сказали о родителях в квартире, и всё из нежелания меня в квартиру привести, словно у меня на ногах не изящные испанские туфли за пятьсот долларов США по высокому курсу, а - ведра с конским луговым навозом. - Девушка вошла за бурчащим, как живот старика, Алёшей в его квартиру.
  - Дальше коврика не ходите! - Алёша предупредил и старательно надул худую балеронскую грудь. - Моя территория!
  Моё прайвеси, и я его защищаю, как свою честь.
  - Ах, да знаю, проходила! - девушка небрежно махнула рукой, но дальше придверного коврика не пошла, потому что - ЗНАЛА: - Я вам не дорассказала о маньяке, а не досказанное - вредно, всё равно, что вы бы пошли в туалет и не всё задуманное сделали из-за спешки на лекцию.
  Маньяк! Ах, маньяк, он аурой напоминает вас, когда вы морщите нос, словно собака, скушавшая перец.
  Ухитрился тогда на лугу маньяк - сноровистый, долго готовился, - ухватил меня за плечо и держал, как золотую рыбку.
  Я смотрела в пронзительно голубые глаза маньяка, в мыслях для полиции обрисовывала его образ, отчетливо разглядела каждую старческую прожилку на носу и чуть не ослепла от сияния лысины, словно не маньяк, а шахтер с фонарем на голове.
  "Девочка, знала бы ты, что значит боль, когда твоего сурка уводят на веревочке! - маньяк закатил глаза, на губах выступила яичная пена. - Мой любимый сурок - Вася, я его обожал больше жизни революционеров.
  Васю я украл из живого уголка юных натуралистов, а Вася гадил, гадил, вонял, словно не приличное животное, а неграмотный абориген.
  Наконец, папенька не выдержал, привязал к шее Васи веревку и повел на Птичий Рынок.
  Я не плакал, не захлебывался в слезах, как принято в книжках шведских писателей.
  Шведы живут в довольстве, поэтому остроту черпают из книг, где кишки, порно и сумасшедшие кони с черными причиндалами.
  Но я поклялся, что папенька не проживет дольше Васи, и слово своё сдержал, потому что - примерного поведения школьного.
  По прилежанию - "отлично"!
  С того дня я подсыпал папеньке в чай мышьяк, в суп подмешивал свинцовый порошок, и вскоре папенька загнулся в страшных муках и с проклятиями в адрес Санкт-Петербургских галлюциногенных грибов.
  После похорон папеньки я пристрастился к детским фильмам, как к наркотикам.
  Особый след оставил в душе и в мозжечке кинофильм из древней старины "Про Красную Шапочку".
  Невинный на первый взгляд детский фильм - пособие для маньяков!
  Да, девочка, тебе посчастливилось, потому что ты встретила настоящего маньяка, а нас осталось, профессионалов, ох, как мало, словно мукой посыпали.
  Красная Шапочка в фильме - невинная, и все невинные юмористы, но порно, поверь маньяку, девочка - порно под прикрытием.
  Другой фильм - Пеппи Длинный чулок - совсем уж бесстыдство, и оттого не так мне по душе, как "Про Красную Шапочку".
  Недавно я посмотрел американскую Красную Шапочку, возможно, что в Голливуде - множество бесчисленное фильмов о Красных Шапочках, и на один я нарвался, как на мину.
  Но американская Красная Шапочка - неприкрытая педофилия - слишком девочка смазливая, на её шарм весь расчет; американцы - специалисты педофилы, в Азию ездят к малолеткам, потому что в Азии американцам за десять долларов можно, а в США - смерть за ЭТО.
  Ненавижу! - маньяк взвыл, но тихо, чтобы не услышали пьяные рыбаки с другого берега реки. - Ненавижу непрофессионалов маньяков.
  Мнят себя Джеками Потрошителями, Чикатилами, а даже не прошли курс начинающего маньяка, словно напильник им в заднепроходное отверстие вставили в застенках ФСБ".
  Маньяк продолжал бы дальше, и обязательно перешёл бы к гнусным действиям, а тогда он стал бы опасен, как зверь - чувства обостренные - не подступишься, на кривой козе не подъедешь.
  Я, когда последняя нота воя маньяка затихала, осторожно извлекла из рукава булавки для букашек - потешно - булавки для букашек - и вонзила их в глаза маньяка, при этом надавила, чтобы булавки прошли до нервных окончаний, как сабля самурая вспарывает непокорный живот гейши.
  Глаза не чувствительны к боли, а нервные окончания за глазами - ОГОГО - я, потому что будущая биологичка, знала.
  Маньяк взвыл, автоматически прижал ладони к глазам, отчего булавки пошли в череп, словно свежие знания поступают в череп студента. - Девушка по-прежнему не снимала улыбку: - Так прошла моя первая встреча с маньяком - удачная, словно выигрыш в лотерее.
  А теперь, милейший, Алёша, пройдемте в гостиную, я прилягу на диван - у вас найдется диван для красивой девушки?
  Полагаю, что найдется, а коньяк и шампанское не предлагайте - не время, и я ведь по делу пришла, как на рынок за свежей капустой. - Девушка нарушила прайвеси Алёши, прошла в больную комнату, присела на диванчик, словно три дня бегала вокруг дома за кошкой и притомилась: - Обязательно, обязательно принесите мне под ноги оттоманку... впрочем, вероятно нет оттоманки у вас, и пуфика нет... - тогда журнальный столик...
  И его нет, словно ноги скушали у журнального столика?
  Тогда - вульгарную табуретку с кухни принесите, как из казны США.
  Не видела, но знаю, что в типовых квартирах, как ваша, обязательно на кухне табуретка дрожащая, словно тварь бессловесная.
  Спасибо, Алёша, вы слишком добры, потому что - волшебник! - Девушка прилегла на диван, правую ногу положила на табуретку, что возле дивана поставил безмолвный Алёша (он просчитывал алгоритмы, все возможные последствия от явления голой гостьи), а левую ногу сверху правой, как на картинках. - Вот так - эффектно, обязательно красиво, потому что ноги на столике - в нашем случае - табуретка - прекрасно, удлиняются визуально, и так на рекламных плакатах показывают, особенно, если ноги продолжаются красивыми испанскими туфлями из натуральной кожи и с титановыми каблучками-шпильками, как холодное оружие.
  - Да, признаю, что вы умело подобрали позу и скрестили ноги на табуретке, когда лежите на диванчике - отработанно четко, и, если бы я преподавал рекламу и эстетику женских поз, то поставил бы вам "отлично".
  - Я всё делаю на "отлично", Алёша, потому что жизнь трудная с великолепными панорамами чужих "Мерседесов".
  - Позвольте, я закончу мысль, а то, как вы выразились несколько минут назад, незаконченное уподобляется бесцельному походу в туалет, - Алёша поправил очки, присел бы на диван, но из скромности и непонятности момента отошел к стулу, присел, а стул развалился - давно ждал удобного случая, как палач, и развалился в ненужный торжественный момент. Алёша смутился, но видел, что девушка не потешается, не хохочет над бедой, как Суриковский мальчик отморозил пальчик, а все товарищи потешаются над его бедой, поэтому продолжал с робостью школяра, но упорством лектора: - Сегодня вышел из института со смутным предчувствием занозы в Судьбе.
  Заноза - ваше появление и бесцеремонность, и я выдерну занозу, но всё же она на отрезке времени присутствовала, независимо от моего желания, так чайник выплескивает кипяток на стол.
  Около остановки всегда поджидает еду полосатая кошечка, даже более - пятнистая, чем полосатая - важно, как важен цвет кожи секретарши.
  Почему мы старательно не оскорбляем людей по цвету кожи, а кошек и собак - пожалуйста, как сто порций гречневой каши в НИЯУ.
  Я долго смотрел на кошку - всегда на неё смотрю, а сегодня, словно другая она, хотя та же самая по геометрическим и химико-физическим параметрам.
  Я отбросил прежние вопросы и заковырки, как крестьянин отбрасывает протухшую брюкву, а за кошкой увидел великолепнейшую панораму - пышная дама с собачкой на поводке, словно муж и жена.
  Но и от собачки, и от дамы, и от кошки повеяло вдруг хлестким холодом, и я подумал, что наступает ядерная зима.
  Всё нормально: и прохожие, и животные, и общественный транспорт, не говорю уже о транспорте личном, который никак не приобрету, словно у меня в ушах тормозные колодки.
  Но холод, будто из могилы вылетает, а в холоде том - сера, адский зубовный скрежет и разруха с нищетой.
  Я отнёс холод к своему дурному настроению и неправильному питанию в столовой, где кусок хлеба обязательно подается с китайским васаби.
  Подошла девушка нищенка, просила тридцать рублей на пиво, и я не дал ей, оттого, что и от нищенки холодом веяло, как из морозильной камеры или лучше сказать - из морга - в морге тоже морозильники.
  Я бы и при теплом ветре девушке ничего бы не подал - не одаряю нищих, но при холодном неожиданном ветре - тем более не подал, словно Мороз Воевода сковал мои члены ледяными сосульками.
  Нищенка отошла к доценту Дацко, и он поил её пивом, тайно поил, потому что распитие алкогольных напитков на улицах Москвы запрещено, а хочется, словно свербит в ягодицах.
  Девушка выпили бутылку, Дацко купил очередную в киоске, обхватил голову нищенки тонкими руками, дул девушке в лоб, между глотками, и в дуновениях Дацко я опять видел холод.
  Всю дорогу я анализировал, сопоставлял, искал примеры из прошлого и прогнозировал будущее на основе изменения погоды около одного только меня с теплой на холодную, и в подъезде уже, когда вы вошли следом за мной, понял каприз Судьбы, оттого, что и вместе с вами вошел холод, а тот холод, что мучил мои мысли около НИЯУ - слуга вашего холода, и холод нищенки, и холод доцента Дацко - тоже слуги вашего холода, словно вы - Снегурочка.
  - Да, я умею, я иногда принимаю облик холодной надменной красавицы, потому что некоторым мужчинам нравится, когда я с ними холодна! - девушка не без удовольствия приняла холод на свой счет, капризно оттолкнула от себя подушку-зайчика, и опять сотворила роскошную позу лисицы на льдине: - Изменение облика, Алёша, - первейшее правило каждой девушки в изменяющемся Мире парфюма и ухажеров с комплексом холода.
  Душу вы своим рассказом мне не исковеркали только потому, что я привычная, оттого, что для крепости духа кушаю по утрам спаржу.
  Вы, наверно, подумали, что я нуждаюсь, если обнажённая к вам в лифт зашла, будто только что меня обокрали, или я возвратилась с нудистского пляжа с собачкой-поводырем! - Девушка искренне захохотала, откинула головку, и грудки барабанной дробью тряслись от смеха (Алёша отвернулся к окну, барабанил пальцами по засаленному журналу "Плейбой").
  Гостья заметила журнал, остановила смех, а улыбка - добрая, беличья: - Вижу, что журнальчиками срамного содержания балуете себя, сладкого, Алёша! - проворковала, словно и не обнаженная сама - в стыде и сраме. - Полноте, полноте, не скидывайте журнал к батарее - затопит, как "Титаник".
  Дам вам совет: покупайте журналы непристойного содержания около платформ электричек - там дешевле, чем в центре Москвы и в книжных магазинах, потому что журналы давнишние, но в "Плейбое" срок давности не так важен, как в крынке с молоком.
  - Да я и не стыжусь, оттого, что в своём доме и естественное...
  Журнал не мой, сосед селедкой угощал, вот и завернул в журнал, как мумию. - Алёша журнал всё же отодвинул на подоконник, словно подталкивал к самоубийству. - Вы верно заметили, что некоторые вещи и явления не зависят от срока годности, а другие - либо портятся, либо, наоборот, дорожают и переходят в разряд антиквариата.
  Не понимаю ничего в старых стульях и шкафах - пыль одна, неудобство и непрактичность все равно, что при возможности приобрести автомобиль, человек покупает коня.
  Мне ничего не стыдно! Я - самодостаточен, - Алёша крикнул, выдал свой стыд, понял, что девушка догадалась, и опустил голову на грудь, будто его пытали на ученом совете: - Признаюсь, часто захожу в секонд хенд на станции метро "Авиамоторная", как в душу к дьяволу заглядываю.
  Не стыдно мне, что донашиваю за американцами и европейцами одежду - пусть даже с трупа снятую.
  Недавно зашел, а старушка, мятая, словно туалетная бумага, серая, как вещество, рассматривает балеронские трико голубые.
  Что ей за дело до трико - не старика же своего вырядит в балеронское, - Алёша вскричал, но опять устыдился порыва, будто чирей закрывал пальцем. - Дует на трико, терзает, растягивает, как каучук.
  Одно мгновение мелькнула у меня мысль, что старуха - вредительница, и нарочно бродит по магазинам, портит вещи - так кошка, что не сожрет, то испортит.
  Я даже позвал бы продавца, чтобы он остановил старуху, но испугался, что обвинят меня в домогательстве к пожилым людям, а, если она еще и инвалидка, и другой веры и иной национальности, то засудят меня до Колымы.
  С презрением я глядел на старуху и на панталоны, надеялся, что мой взгляд дыру прожжет в ней, как в сахарной вате.
  Старуха уловила мой взгляд, не знаю, о чем подумала, но точно - не доброе, потому что старые люди уже мертвы, а мёртвые добро не замышляют по отношению к живым.
  С животным остервенением, как терьер крысу, старуха принялась терзать панталоны балеронские, а они - не поддаются назло, будто из титановых волокон сшиты.
  Вдруг, чувствую, что первозданное чувство любви подкатило, защемило сердце - так защемляет голову в метро.
  Не в старуху я влюбился, а тогда в кого же?
  В панталоны, и возжелал их, как желал на первом курсе института Лену Приступкину.
  В нашей группе три девочки, и двадцать юношей, поэтому девушки, их внимание шло на вес палладия.
  Леночка Приступкина любила меня (я уверил себя в любви её), но из робости не подходила и не признавалась (я в том тоже себя уверил).
  Пять лет мучился, а на шестой, после диплома Леночка Приступкина исчезла, словно в лес с барином пошла и заплутала.
  Напрасно я искал её, спрашивал экстрасенсов, наводил справки - будто рукой у пьяной блондинки балерины трусы сняло.
  Два года назад я в интернете схватил любовь свою студенческую: Леночка отыскалась на сайте Новозеландских русских, как мишка коала на макаронной фабрике.
  Сообщество по национальному признаку в Новой Гвинее.
  Мы списались, я напомнил, что обожал её, но не решался, и она обожала меня, но не подходила, будто ноги прибила к каменному полу.
  Леночка Приступкина не отрицала, что любила меня, но выражала мысли туманно, наверно потому, что отвыкла от русского языка современного, а писала и разговаривала на языке словарном: "этта, ефти, ихние, сумления, бочаги, слыхано, дроботун, разлучка".
  Давно замужем, дети, ручная белка, тюлень в бассейне, пингвин на кухне, любовник в хижине за домом - всё благополучно, а жизнь с ядерными частицами забыта, как стирается на воде круг от тонущего водолаза.
  Да, благим матом я кричал от боли в микрофон, сбежались соседи, и вы правильно говорили, что, если сегодня нас застали, когда вы голая около меня, то приплюсовали бы к прежнему случаю и назвали бы меня посторонним на празднике жизни.
  - Выдумали вы любовь к своей однокурснице, Алёша! - лёгкое недовольство мелькнуло на свежем (под умелым макияжем) личике девушки - так попугай на миг открывает клюв. И тут же - лучезарная улыбка во искупление. - Новая Гвинея - от скуки русские загибаются с бананами и енотами.
  Я за иностранца замуж не пошла бы, и из России не уеду, потому что - где родился, там и пригодился с грудями, ягодицами и всем остальным женским, а, если родился мужчиной - то мужским.
  Многие девушки мечтают выйти замуж за иностранца - выходят, а дальше - сортиры, тряпки, коробки с вермишелью, скукота, от которой сводит не только скулы, но и ягодицы.
  Я занималась балетом - десять лет балеринствовала - смотрите, у меня балеринские ноги, хотя и длинные не по ГОСТу, - девушка переложила ноги, теперь правая сверху левой, как прут на шесте. - От усилий у меня часто каменели ягодицы, и наставник Иван Львович Костюшкин руками разводил мои ягодицы, иначе - свело бы до судорог.
  Иван Львович брезговал ягодицами балерин, но подвиг во имя учащихся - помогал нам, раздвигал, избавлял от судорог и девичьего стыда, когда кажется, что все только и смотрят с укором на судорожно сжатую попу.
  Однажды, перед Новым Годом помню, после тренировки мои ягодицы окаменели, больно до слёз.
  Слёзы случаются от радости, но чаще - от досады и от боли, как у крокодилов перед обедом.
  Иван Львович вспотел, когда раздвигал мои ягодицы, краснел, ругался, как питон,
  "Что ты, Красовская, переусердствовала, словно зарабатывала ягодицами на золотой "Мейбах?"
  - Ваша фамилия - Красовская? - Алёша, потому что ученый, на лету схватил факт и обсасывал его - так цыганка до блеска обсасывает петушка на палочке. - Не помню, но, если поищу в интернете, а вы, обязательно выставляете свои фотографии в интернете, если бродите по улицам обнажённая, как кошка сфинкс.
  - Красовская? - девушка попробовала слово на вкус, будто шоколадный шарик во рту гоняла языком - из ворот в ворота. - АХАХАХА! Алёша, браво!
  Вы - сыщик Путилин и Шерлок Ватсон в одном небритом лице.
  Я произнесла - Красовская, и вы сразу, потому что полагаете себя проницательным дознавателем, сделали вывод, будто моя фамилия Красовская.
  Очень простой психологический ход, когда человек нарочно, якобы проговаривается, и даже лицо мнет, будто сожалеет, как в женской бане без посетительниц.
  Что, если я специально произнесла "Красовская", знала, что вы, потому что ученый, схватите слово, и поздравите себя с победой маленькой, как Нобелевская Премия в области Мира.
  Неужели, вы не знаете миниатюрных, как повести Пушкина, хитростей?
  Вас же бухгалтер обманет при начислении зарплаты, студентка обманет, коллеги по работе обманут, словно котенка перед пустой миской с молоком.
  Котенок розовым носом тычется в пустую красную миску, а хозяйка с тремя подбородками хохочет:
  "Что же ты не пьешь молочко, киска?"
  Но случится, что человек подготовлен к психологическим трюкам собеседника, и когда я произнесу "Красовская", то подумает - "АГА! Она неспроста, якобы случайно, сказала "Красовская", чтобы я подумал, будто она проговорилась, как в Белорусское болото провалилась.
  Испытует меня, словно танк на полигоне в Кремле".
  Никто не найдет правды, никто! - девушка подула на правый сосок - то ли для привлечения внимания Алёши, то ли из личных физиологических побуждений - так кошка вылизывает себя, не заботится о публике. - Но нужна ли, правда, если она не из золота?
  А, если из золота - то тем более, Правду никто внутри слитка не станет искать, а схватят золото, спрячут в карман и побегут дальше и дальше от места находки, словно тунгусский метеорит нашли.
  Вы же, Алёша, если увидите на улице золотую монету, то, полагаю, не станете думать - обманывает ли вас монета, фальшивая ли она, и кто её обронил?
  Вы возьмете и примете, так почему же мы не принимаем слова, как золотые монеты.
  В Парке Культуры прошлым летом я поджидала какого-нибудь приличного мужчину-романтика с толстым, как хомяк, кошельком.
  Летом я еще не думала о замужестве - рано, а сейчас - в самый раз - так крокодиленок в яйце чувствует, что пора вылупляться.
  На скамейке с книжкой в руках, в легком ситцевом сарафане, в босоножках на голые ножки - беспроигрышный вариант я ждала и гадала - через, сколько минут появится жертва с хвостом и запахом дорогого коньяка.
  Надо мной склонился господин пожилой господин с крашеными усами и в парике времен Людовика Пятнадцатого.
  Король французский, как вы знаете, Алёша, уже умер, а парики от него остаются и по-прежнему в моде у лысеющих, с вершиной Килиманджаро под шапкой, мужчин.
  Мужчина неосторожно присел, промахнулся мимо скамейки, упал, как вы упали со стула, но осанистости не потерял, а разглядывал меня с неприкрытым удивлением, будто увидел впервые гусыню в своей постели.
  Алёша! - обнаженная взяла театральную паузу, поменяла позу на диванчике - поза другая, но суть прежняя - роскошь. - Я о господине рассказываю, потому что с вами сравниваю в вашу пользу, оттого, что вы - бесхитростный, а, если и с хитростью, то так глубоко запрятанной, и на ту хитрость еще тысячи других хитростей положены, что в любом случае выходите бесхитростным, оттого, что самого себя перехитрили.
  Минус на минус даёт в школьной программе плюс.
  Вы зацепились за фамилию "Красовская", или сделали вид, что зацепились, усыпляете мою бдительность, а, когда я засну, запакуете меня в полиэтиленовый мешок и отнесете на помойку к соседнему дому.
  Впрочем, сил у вас не хватит, хотя я не страдаю избытком веса - норма во всем, даже противно становится, что я слишком красивая и нормальная, без изъянов и без излишеств, как якутский бриллиант.
  О бриллиантах в Парке Горького господин думал, он озирал меня с откровенным испугом, затем покоробился, будто я - извозчик, и от меня пахнет лошадьми:
  "Девушка! Слишком вы картинная, чтобы случилась правдой!
  Книжка в руках, ситцевый сарафан с веселенькими - обсикаться от смеха - цветочками, опрятно зачесаны волосы - институтка из Набоковских мечт.
  Не верю! Не верю в вашу искренность, как не верю в рост курса рубля! - господин даже слегка меня испугал театрально (но я вспомнила об электрошокере, о баллончике со слезоточивым газом и о булавках, что ношу с собой всегда - коллекцию насекомых не собираю больше, а булавки для маньяков не убираю, даже сейчас в волосах спрятаны три штучки, как оружие единичного поражения). - Если вас раздеть донага, бросить в нечистую Москву реку, а затем выловить сетью и просушить - тогда вы окажитесь более естественная, чем в сарафанчике и с книгой на скамейке в Парке Горького, где бабушки сменили детей.
  Или в красной короткой юбке, на немыслимых каблуках отправить вас - да, еще и блузку внатяг, короткую, чтобы пупок виднелся - на Тверскую, и тогда бы поверил.
  Даже, если бы играли роль: уронили мне под варикозные ноги платочек, наклонились - так описано в руководствах по охмурению лохов, то тоже поверил бы, как в мечту детства.
  А сейчас не верю вам, хотя нет причины для неверия на мизерном клочке пространства и времени вместе с инопланетянами.
  Вы верите в инопланетян, девушка с ногами и руками балерины?"
  Я отвечала, что в инопланетян верю, а сама раздумывала - уйти ли от маньяка, или использовать его на вечер, как одноразовую шоколадку?
  Останавливало и интриговало то, что я не знала: играет ли мужчина со мной, или искренен в надувном шарообразном гневе.
  Он рассказыал, что в детстве мечтал о гоночном велосипеде, а родители и бабушка с дедушкой дарили книжки с животными и шахматными партиями.
  Развился комплекс велосипеда, любопытный комплекс, и я даже поверила мужчине, когда он поцеловал меня в лоб, словно покойницу на Новодевичьем кладбище города Москвы и признался:
  "Пропала во мне вера в велосипеды и в девушек с книгами на скамейках, потому что, если и садится в наше время девушка на велосипед, то обязательно без трусов едет и голую попу по примеру героини в фильме ПолЯка показывает.
  Ступаю по жизни осторожно, будто по минному полю бреду, или купил туфли из крокодиловой кожи на десять тысяч евро, и стараюсь не запачкать в коровнике.
  Обычно романтика оборачивается порнографией за деньги: скромная студентка не краснеет от моих непристойностей, а требует денег за продолжение знакомства в постели или на песке на нудистком пляже.
  Познакомился со скрипачкой, думал, что она-то хоть с романтикой, если не в голове, то ниже пояса.
  Нет же, ей же нет!
  В первый день знакомства потащила меня в кусты и засунула смычок от скрипки между ягодиц, словно золотым ключиком папы Карло открывала дверь в мир сказок Александра Грина.
  Сказала, что с детства ненавидит музыку, а скрипку - в сто сиксилиардов раз сильнее ненавидит, чем музыку.
  Мечтала засунуть скрипку в зад, но свой зад жалела, а мне - пожалуйста, весь сфинктер порвала, словно в анусе взорвалась часовая мина на тяге из кислой капусты и кефира.
  Я похвалил девушку за искренность чувств, даже дал ей десять долларов за услугу, но поступок - смычок в попу - никак не ассоциирую с романтикой первой весны".
  Я призналась господину, что нет времени на вранье, а книжка, сарафан, скромный вид - игра на природе, чтобы Принц на Кадиллаке с Алыми парусами купился на невинную романтику восьмидесятых.
  Он огорчился, но также признал, что психолог в области общения с девицами, и моя игра его порадовала не меньше, чем смычок между ягодиц.
  Не романтика также, но близко к романтике, и, кто знает - может быть, последняя романтика, а настоящая давно исчезла в жерле вулкана американских предписаний, как себя вести с особью противоположного пола для дальнейшего обмена жидкостями.
  - Обидно, что вы меня, в моей же квартире, куда я не приглашал, а вошли подобно кошке в дом новобрачных, сравниваете с опытнейшим, поэтому скверным, омерзительно ужасным грязным, вонючим господином - да, да я уверен, что душа у него грязная и вонючая под напомаженными подмышками и подозрительно подбритым лобком. - Алёша прошелся по комнате, заложил руки за спину, забылся, представил, что в НИЯУ читает лекцию по теории комплексных полей. - До сих пор не нахожу ответа на ваше внезапное появление и на холод возле меня, который, впрочем, уже растворяется, словно мороженное в руках балерины.
  Если бы я выгнал вас взашей, то нарушил бы ваши планы, прервал бы опыт, что ставите на мне, как на подопытным афроамериканцем.
  Раньше ставили опыты на гориллах, а теперь дешевле на людях, по добровольному согласию подопытного и голой красавицы лаборантки.
  Полагаю, что, и, если бы погнал вас, даже из лифта бы выгнал, то у вас имеется шахматный иной план, и вы бы оказались в моей квартире через окно, как снегирь.
  - Снегирь, извините, Алёша, что перебью вас, но Иван Львович, мой наставник в балете, когда раздвигал ягодицы мне, судорожно сведенные, забыл между них своё кольцо - золото и бриллиант в один целых и три десятых карата.
  Я бы оставила бриллиант на память об Учителе с большой буквы, но перстень мужской, и я выгодно сдала его барыгам в обмен на чайный сервиз с обнаженными пастушками - мило, пикантно и растет в цене, как доллар США.
  Иван Львович сокрушался, долго искал потерянный перстень, но я молчала, потому что - не воровка, а в утешение подарила Учителю снегиря на день Ангела.
  Теперь продолжайте, Алёша, я слушаю внимательно ваши предположения, возможно, что обрадуюсь реформам мысли, как школьница радуется изменению формы груди.
  - Снегири! Почему снегири? К чему снегири с красными индейскими подбрюшьями?
  Мы играли в индейцев, давно играли, когда еще штанишки спадали, и живот опухал от маминой утренней каши, похожей на пытку пшеничными ростками.
  Немецко-фашистские захватчики засовывали пленным иголки под ногти, когда пытали, а мамы, и моя мама - не исключение из важных правил, тоже пытала, но немцы пытали только ради медицинских открытий для своей нации, а мамы пытают бездумно, только потому что какой-то профессор написал, что детишкам полезна по утрам кашка и молочко с творожком.
  Дети от каши вопят, рыдают; каша разрывает внутренности, воспаляет сфинктер, от неё страшенные боли, сильнее, чем от японской катаны или как там они называют свой нож для разрезания животов.
  Профессор диетолог педиатр одной своей статьей о пользе каши принес детям вреда большее, чем все немецко-фашистские захватчики в Европе и в США, когда убивали бизонов, чтобы индейцы умерли с голода, как мыши в ловушке.
  Индейцы привыкли, что еда бесплатно пасется в прерии, а затем еду убивают и приносят на костер - тем и жили, как живут частицы урана в Космосе.
  Но, когда бизоны исчезли, благодаря сердобольным европейцам (а позднее европейцы устроили общества защиты животных и оставляли в наследство котам и собакам миллионы долларов), индейцы вымирали стадами, или, как у них называется - племенами, оттого, что пища не приходила к ним из прерий на костер.
   Индеец бродит в поле, рыскает, а в поле нет пищи - бизона, только - салуны новых американцев с дамочками в кружевных панталонах, а панталоны те не стираны годами.
  Кто же осмелится подойти к грязным женским панталонам с мандавошками?
  Наши игры в индейцев преисполнены благородства, потому что в рекламных фильмах индейцы сражаются за свою свободу против бледнолицых братьев, которых называют - бледнолицыми лисами.
  Дикари, они и в Америке - дикари, даже с перьями в волосах.
  Если бы индейцы закончили университеты по биологическому направлению, или по филологии, то не называли бы пришельцев бледнолицыми лисами.
  У лисы нет лица, у лисы - морда, причем - чёрная морда, если лисица не альбинос, как слепые лыжники паралимпийцы из Сочи.
  Плохое зрение у альбиносов, нестойкое, подобно кисельным рекам и молочным берегам.
  Девушка горнолыжница слепая завоевала Олимпийскую медаль по спуску, словно открыла глаза всем слепцам из города Геленджик.
  Любопытно, что у девушки - проводник - зрячий парень с ушами и ногами.
  Проводник тоже несется с горы и подсказывает дорогу лыжнице с закрытыми красными глазами?
  Физику ругают, будто она - сложная; но физика в миллионы, в сиксилиарды раз проще, чем человеческие отношения, особенно - каши, твороги по утрам, бизоны с индейцами и горнолыжники инвалиды по зрению.
  Встречаются ли среди индейцев инвалиды по зрению с короткими ногами или без ног?
  В фильмах никто из индейцев очки не носил, и на костылях не прыгал - прыг-скок, прыг-скок, словно белочка с ветки на ветку.
  Мы же играли в индейцев и из политкорректности не прогоняли Мишу в очках со стеклами минус сто, словно на глаза натянул прозрачные канализационные люки.
  Более того, Миша постоянно находился в дурном настроении - мама его, кроме каш с творогом и кефиров, кормила, якобы полезной, сырой редькой с кислой капустой и квасом.
  В пятницу мои родители ушли в гости - пить и плясать перед смертью, репетировали пир во время чумы.
  Зачем взрослые пьют и пляшут - я тогда не понимал, а теперь осознал и иду по отцовской и материнской линии - так балерина робко ступает голыми пятками по раскалённым углям.
  Ко мне пришли ребята - Дениска и Миша, причем Миша сразу заперся в туалете, словно ехал ко мне три года по стране без туалетов, а не спустился с седьмого этажа на пятый.
  Мы с Дениской вздрогнули от ужасного звериного крика из сортира, Дениска в ужасе побежал из квартиры, но ударился лбом о колонну - мама поставила среди комнаты мраморную колонну из Карфагена - модно и дорого, упал без сознания и пять минут ничего не слышал и не ощущал к величайшему своему спасению.
  Миша в туалете вопил, скрежетал зубами, царапал стенку, бил кулаком в крышку унитаза, ругался сапожными словами - я не видел сапожников, но слышал, будто они ругаются так, что отслаивается сетчатка глаза.
  Я испугался отслойки сетчатки, поэтому выключил свет в туалете в надежде, что Мишка без света задохнется, как карась без воды.
  Молодость-молодость, мы не знали физики, но верили в чудеса.
  Нож в моей руке - на всякий случай - тускло блестел, и я чувствовал себя бледнолицым лисом, нет... не лисом, а - Чингачгуком Большим змеем.
  Сейчас шутят, что не Чингачгук Большой змей, а - Чингачгук с Большим змеем в штанах, как индийский питон из джунглей.
  Шутки уже не те, времена другие, и никто в индейцев не играет, а по утрам йогурты с бананами, словно за два десятка лет желудки сменили на бархат.
  Мишка вывалился из туалета, корчился в неестественных позах, но штаны уже натянул, а очки запотели на его счастье, потому что не видел, как я взмахнул ножом и искал место, куда бы всадил в зомби сталь.
  Я уже уверился, что Мишка превратился в туалете в зомби, знаменитого зомби из телесериала, где все кусаются, а затем сношаются в волчьих шубах.
  Мишка простонал, держался левой рукой за пупок, а правую положил между ягодиц, словно перекрывал Великий Китайский Поток.
  "Зверство! Не еда, а - убийство! - Мишка рыдал в исступлении, затем присел рядом с Дениской, а очки Мишкины уже отпотели, поэтому друг видел Дениску с заломленной ногой, как у лесоруба: - Ты убил Дениску, прирезал, как дикого плешивого пса?" - в глазах Мишки не укор, не страх, не отчаяние, а - восторг, равный покорению Вселенной с золотыми сундуками.
  Я ответил, что Дениска испугался воплей из сортира, ударился головой о колонну и на время, а, может быть, навсегда, затих в Мире, где люди не оставляют следов на мокром песке.
  Мы с Мишкой не переживали за Дениску: и Мишкина мама и моя говорили, что мужик - не проблема: если один исчез, то найдется замена, и замена дешевле, чем колесо для автомобиля "Мазда".
  Дениска очнулся, смотрел на нас молча, страшно хмурился, кусал губы, а затем, вдруг, рассмеялся, бил себя ладошками по коленям, откидывал назад голову, показывал желтые кривые клыки; смех его еще ужаснее, чем Мишкины вопли в туалете.
  Наконец, мы пришли к согласию, что лучше плохая игра, чем хороший зомби.
  Мишку назначили Чингачгуком Большим Змеем, меня - Серебряным Копытцем, и задача серебряного копытца - угощать гостей, а Дениска - бледнолицый хитрый лис с глазами альбиноса.
  Я засунул Дениске в тренировочные штаны лисий хвост - чернобурка мамина, и игра пошла по накатанному кругу.
  Мишка понарошку бил Дениску плеткой - нашли в шкафу за полотенцами, причитал, закатывал глаза, и иногда вырывались слова страшные, как из фильмов про вызов сатаны.
  Дениска умолял, грозил всех индейцев отправить в резервации и на свекольные фабрики в радиоактивную Белоруссию и на Украину.
  Потом мы пили чай, захлебывались, трепетали от одной только мысли, что в бессилии, когда постареем, упадем на пол, и никто не подаст нам стакан воды, а об играх в индейцев и думать не смели, словно нам прикрыли глаза медными пятаками, и мы страдали за всю Россию, Азию и США.
  Ощущение безграничного ужаса постепенно проходило, а с ним уходило и озарение, что мы - новые люди, от нас возродится нация.
  Мы даже выдавили из себя улыбки, вспомнили два неприличных русских, и два приличных - еврейских анекдота без смысла, или смысл скользким угрем ускользал по детским мозгам.
  Вдруг, как голос из преисподней, послышался зов Мишкиной мамы, она кричала из окна (я через много лет понял, что больше себя показывала дворовым мужикам, чем призывала Мишку):
  - Миша! Домой! Каша готова!
  При слове "каша", Мишка уменьшился в размерах до карлика, до гнома, а гномы выступают в цирке в коротких штанишках и обязательно камзол с бубенчиками для барашков.
  Из барашков шашлык, а из карликов в цирке - цирковое потешное представление с макаками и акробатками.
  Мишка тихонько застонал, заплакал, и мы думали, что сейчас он точно помешается, отчего развеселились, как на детском утреннике.
  Не так много праздников у детей - взрослые думают, что устраивают нам праздник, а на самом деле - мучение в тесных колготках, которые пережимают яйца.
  Но Мишка не сошел с ума, а слега окоченел, и заговорил взрослым, старческим надтреснутым, как фарфоровая тарелка, поучительным голосом:
  "Вижу! Вижу черную реку!
  И всё вокруг черное, а на черной реке черная ладья, а в ладье черный старец с черным посохом.
  Вокруг - черная пещера!"
  "Если всё черное, то, как Мишка видит в темноте, словно ему в глаза вставили лазерные фонари?" - Дениска удивился и даже проглотил серебряную ложечку из нашего сервиза.
  Я объяснил Дениске феномен третьего глаза, или внутреннего зрения, и мы дальше слушали Мишку, потому что - интереснее, чем телевизор с одетыми балеринами.
  "Доживу ли я до того часа, когда заброшу кашу, творог, кефир и сырую редьку в гроб матери? - Мишка стонал и охал - так мучается толстая бабка на каталке в приемном покое Пятнадцатой больницы. - Сразу после погребения матушки пойду в Макдональдс и накушаюсь гамбургеров, бигмаков, флешроялей, картошки фри с Кока Колой!
  Вихма! Ижба! Ругундай!
  Нет, черный человек, не говори мне, Харон ужасное, хотя, что может ужаснуть более чем ты в лодке, что везет в ад, где возвышенные речи чертей, перекличка покойников, и перевернутые чаны с помоями.
  Балерины! Попадают ли балерины после смерти в ад?
  А матушки, что кормили детей творогом с кашами - они тоже в аду?
  Танцуют, кормят, но не работают, а ждут богатого жениха!"
  Мишка замолчал, пролил чай из кружки на голову Дениске, испустил газы - смесь редьки, овсянки, кефира, кваса и кислой капусты - как только квартира на облака не взлетела?
  Через минуту Мишка заговорил другим голосом, словно подрезал голосовые связки и добавил к ним от орангутанга из Московского зоопарка:
  "Полноте, господа!
  Живете, а всё равно на ладью Харона прибудете в здравом уме и в потухшей памяти.
  Видели ли вы, как гаснут угли пионерского костра, когда в него посикали пионервожатые?
  Не наблюдайте то, что не видно, и смотрите туда, куда к собакам адским уплывает ладья Харона.
  Но до ладьи есть час и годы, за которые вы познаете тайну женской власти и силу солнечной радиации.
  Последней я перевозил пару (из слов Мишки я догадался, что в него на время вселился перевозчик мертвых в их Подземное царство - Харон) стариков с зелеными волосами и вставными зубами, как у Беловежских зубров.
  В природе зубры умирают тогда, когда истачиваются зубы, а, если орнитологи поставят зубрам клювы орлов, то зубры живут в три раза дольше, словно им пересадили почки от Кузбасских шахтеров.
  Старики даже в подземном царстве бранились, щипали друг дружку и норовили столкнуть в воду, что холоднее, чем ад.
  Первой на берег ступила старушка, и, как только она подпрыгнула, старик стал необыкновенно спокоен, будто умирал не в первый раз.
  Он медленно раздевался и бросал одежды в реку забвения; ни лихачества, ни гордыни в старике, а только - безумство, причем безумство полнейшее, чистейшее, выкристаллизованное, оттого его не отличить от полета разума, как у танцовщиц на бразильских карнавалах.
  Старушка в паническом страхе крестилась на берегу, а старик твердыми, отточенными движениями снимал кольца, и в глазах его проглядывало твёрдое намерение найти жену, хоть чертовку, хоть из ада, но лишь бы избавиться от своей законной старухи.
  "Как только Солнышко засветит.
  Людишкам станет всем тепло.
  Зеленой травке,
  Птичкам мы в ответе, за то,
  Что кушали их зло!" - старик бормотал, тряс, внезапно отросшими ушами, а я бил его посохом, но убить не мог, потому что невозможно убить того, кто мертв.
  В сильнейшем душевном напряжении старик раскачивал лодку, впрочем, надеялся, что я его остановлю, укорю, пожурю и награжу.
  Я вложил в руку старца камень весом в три пуда, и рука старика отсохла немедленно - так засыхает русло Амударьи в период женских праздников в Ашхабаде.
  Признаюсь, что мелькнула у меня мысль, что заменяют меня на этого старика, и в старике этом больше смерти, чем во мне.
  Но выглянуло черное Солнце подземного мира, посыпало погребальным пеплом лысину старика, и я успокоился; глотнул жаркого воздуха из кармана, выплюнул вонючий зуб и отстранился от бешеного покойника, что мог бы передать мне безумие - так от бешеной крольчихи зараза передается в морковку.
  В глазах моих рябило, голова кружилась от предвкушения нового с толпами мертвецов; на три мгновения я забыл, куда плыть, и решил покончить жизнь самоубийством.
  Но, вдруг, заговорила старушка с берега, и голос её отрезвил меня, подобно белому воротнику, что затягивается, затягивается на шее с - каждым днем туже и туже:
   "Вы перевозите мертвецов в Царство мертвых, Харон, но не чувствуете, как меняется мир, словно его чистят наждачной бумагой.
  Отбросьте ненужные привычки, самоуверенность, гордость, и с решимостью признайте, что вы - обыкновенный перевозчик, не лучше и не хуже извозчиков в Москве.
  В девятнадцатом веке семейная жизнь состояла из мужчины и детей, а дамочки бросали семью, детишек и убегали с офицерами, жили в домах терпимости, - вообщем, бросали своё гнездо, не дорожили ни мужем, ни детьми, словно потеряли деревянные бусы.
  В двадцатом веке семью признали здоровой ячейкой общества с кашами, кефиром, творогом и кислой капустой в квасе со щами.
  Девиз - "мама, папа и дети" - держался до двадцать первого века, а в двадцать первом преобразовался в "мама, дети, папа по воскресеньям, потому что - шут".
  Мужчины потеряли работу, значимость, мужскую силу и превратились в воспаленных ненужных бездельников, которых с нетерпением и тоской гнали отовсюду, даже из тёплых сортиров.
  Наступили смутные времена, пошли разговоры о том, что мужчина - ошибка природы, дефект, и мужская хромосома с годами возвратится к нормальному состоянию - хромосома женская.
  Мужчины Космосу не нужны, потому что в ближайшем Космосе нет диких зверей, и отпала надобность валить лес и пить чистый спирт из жестяных кружек".
  Мишка закончил рассказ, с ним умолк и перевозчик на ладье в подземное Царство, а идея, что мужчины не нужны, и в эту аксиому я поверил, потому что она на то и аксиома, что не требует доказательств - осталась на коре моего головного мозга. - Алёша остановился перед девушкой, перекатывался с пятки на носок, словно на качалке-лошадке катался: - С тех пор я не верю в искренность девушек, и смею заметить вам, дорогая, что никакими хитростями вы не получите от меня то, что задумали, а я даже не знаю, что вы держите в планах обо мне, но не получите, потому что я - тертый калач, опытный, хитрый и знаю, что в Москве, если подходит человек, то обязательно ищет в тебе выгоду.
  Без выгоды никто не подойдет, словно ноги отпилили пилой "Дружба".
  Я в детстве верил в доброту, в Дедов Морозов, когда подрос - в гранты, в премии, в спонсоров, но - фигушки - только о себе думаем, трогаем себя, себя холим, а энергией и деньгами люди подпитываются от других - два пальца не в розетку, а в живого человека.
  Может быть, вы пришли ко мне, потому что ваш психолог посоветовал встряску, а на взрослом мужчине, спокойном, не буйно помешанном - где же лучше встряску получит обнаженная девушка с шалостями?
  Вы не боитесь меня, сказали, что не маньяк, значит - заранее знали, что я не причиню вам вред, поэтому и выбрали своим прибором.
  Или, может быть, исползаете меня в художественных целях: книгу напишите о хождения по мужчинам, или тайно снимаете на камеру, а затем смонтируете кино - воля ваша, барышня.
  Я сказал, что ничего не получите, что хотели, но, возможно, что ошибался, и вы уже получили, как бочку с тухлой норвежской селедкой вскрыли.
  Не болтунишка я и не папуас, поэтому вы уйдете, а я верну мысли и дела в прежнее русло; наверно, и я получил от общения с вами - выговорился, насмотрелся, а взгляд на обнаженную девушку дорого стоит, хотя, конечно, вы очень подешевели со времен моей юности.
  В мои годы общение с девушкой стоило в эквиваленте колесо от автомашины "Волга"; по современному ценнику - где-то около сорока тысяч рублей, если машина, конечно, не "Волга", а - приличная.
  Но теперь девушка оценивается в полторы тысячи рублей плюс-минус.
  Вы выйдете из моей квартиры без истерического ощущения, без дрожи в коленках и ягодицах, но с нестерпимым наслаждением высочайшего подвига, что ваша миссия прошла успешно, как уровень в компьютерной игре, и вы даже не ослабеете духом, а я ослабею, и поэтому пойду на кухню и скушаю картошку с мясом быка.
  - Полноте, не переживайте, Алёша о картошке и о ваших детских играх с Хароном и индейцами, - девушка протянула ручку, будто легкое белое перышко лебедя: - Помогите мне встать с дивана, галантный кавалер с мышиными ушами.
  На сегодня я с вами почти закончила, норму выполнила; но не в том ключе, как вы гадаете, а несколько в ином направлении спинного мозга.
  Впрочем, если подравняем индейцев, китайцев и Луну с Солнцем, то найдем, что все состоят на нижнем уровне из мельчайших частиц, одинаковых, как по форме, так и по содержанию. - Девушка дернула за нос Алёши. - Подойдите к зеркалу и спросите у него: а кто я таков?
  Помогает, знаете ли, Алёша, как в женской бане помогает прилипший лист с березового веника.
  И в баню женскую я вас свожу для расширения кругозора, чтобы вы видели, что не только за полторы тысячи рублей девушки купаются, но попадаются и дороже, как сомы.
  Нет, пожалуй, в баню не поведу - достаточно с вас шалостей, пора и за ум, милейший Алёша. - Девушка зашла в ванную, обмотала бедра розовым полотенцем с зайчиками и морковками - укрывала серьезное потешным, ткнула пальцем в аппликацию: - Мама ваша?
  - Нет, зайчик!
  - Вижу, что зайчик с фаллической морковкой, но подарила полотенце, мама?
  - Мамин подарок на моё совершеннолетие!
  - Мама вас за лоха держит великовозрастного, Алёша! - девушка без особых чувств смотрела в глаза Алёши, взяла его за руки, словно вылезала из бассейна: - Розовое полотенце с зайчиками - это же - грех, Господи! Грех-то великий.
  - ЭЭЭЭ!
  - Не беспокойтесь, Алёша, полотенце я верну в следующий раз, а сейчас неловко как-то выходить обнаженной из вашей квартиры, и репутацию подмочит снежным дождем.
  Вашу репутацию, Алёша в трениках с волшебными пузырями на коленках.
  Моя репутация не пострадает, потому то нет ничего более естественного в природе, чем обнажённая девушка детородного возраста.
  Я никогда не стыдилась своего тела, наоборот, как и любая девушка показывала при каждом удобном случае, но теперь показываю при случаях неудобных, как сучок в пеньке.
  На нудистком пляже в Серебряном бору этим летом я загорала, потому что полезно, когда загар распределяется равномерно по всему телу - от внутренней стороны бедер до области возле сосков.
  К счастью, или, к сожалению, загар с меня слетает быстро, как заканчивается лето в Заполярье.
  На пляже возле моей подстилки разместился нудист с выражением покорности на лице и с толстым животом атамана разбойников.
  Может быть, в тот день я потеряла деньги, или находилась в невесельи, но нудист раздражал меня с каждой секундой сильнее, чем щегольские БМВ балерин.
  Балерины разъезжают на БМВ, и фашисты на БМВ раскатывали, но фашисты не по Москве, а по Украине.
  Нудист явно старался мне понравиться, но целомудренно не приставал, заворочался ужом на еже.
  Наконец, я не выдержала и высказала всё, что мечтают сказать друг другу депутаты Европарламента:
  "Уважаемый!
  Вы захватываете свежий воздух возле меня, воруете молекулы азота, но это - не вся беда, как если бы я стояла с фонариком на Тверской в полночь и с поклоном приветствовала клиентов в борделе.
  Ради клиента девушка готова и на фонарь, и на поклоны, лишь бы золотом платили, а мы на это золото потом смоем с себя грязь и купим мальчика румына, который понравится.
  Посмотрите на меня, мужчина, как на мраморную белую статую в музее восковых фигур.
  Кожа моя чистая, ухоженная: крема дорогие, фирменные из ЦУМа и дьюти фри.
  Тщательно, обратите внимание и на то, что трачу на косметические процедуры не только время и силы, но и деньги, обрабатывала с утра, втирала в идеальную себя, но, чтобы идеальность продолжалась - нужны подпитки - втираю интенсивный увлажняющий крем Диор, разработанный для ухода за сухой и нормальной кожей.
  Он легко наносится шаловливыми редкими пальчиками, легко впитывается и дарит ощущение внутреннего комфорта на 12 часов; и я за это время должна успеть много, словно подрабатываю в морге грузчицей.
  На следующий день, или на ночь - новые процедуры, что защищает меня от негативного воздействия окружающей среды, и по рецепту нагих Олимпийцев сохраняет красоту и молодость.
  Не только крем, но и помада, и тушь, и парфюм, и массаж, и фитнес, и гигиена полости рта с ортодонтами, дантистами, бриллиантами.
  Добавим стилисток-парикмахерш, маникюршиц, педикюрщиц, банщиц - и это все на голое тело, и я перед вами обнажённая, словно камушек на Черноморском побережье Кавказа.
  Если добавим обучение, одежду, обувь, - то в сутках окажутся занятыми тридцать шесть часов.
  Мы с подружками подсчитывали - тридцать шесть и более часов укладываем в двадцать четыре часа.
  Роскошная, ухоженная трудяга я возлежу на теплом песке данного нудистского пляжа, мечтаю о Принце, или о другом мужчине, чтобы соответствовал; скажу по чести - не нужен Принц, если он дурак, а достаточно миллионера, или душевного певца, а тут - вы!
  Сочту за оскорбление ваш внешний вид; вы телом оскорбляете меня, как дворовую болонку.
  Если я затратила себя на подготовку тела и души для выхода на нудисткий пляж, то почему вы ленились, словно благородный человек с топором в черепе?
  Пузатый, а вы гордитесь жировыми складками, неопрятный, с прыщами на ягодицах, с небритыми подмышками, траурной каёмкой под ногтями (вижу, благодаря своим дорогим мягким линзам), дурно пахнете - не потрудились даже на дешевую парфюмерную воду, похожий на контуженного, вы чем-то гордитесь, а гордость ваша для меня - ничто, как кусок мыла из живой собаки.
  И вздором этим безмолвным пичкаете меня, как пустопорожнюю курицу с рогами?
  Вы думаете, что я полюблю вас за свежий ум, за ваши увлечения марками или орденами давно ушедших войн?
  Я люблю, когда мужчина опрятный и дарит деньги!
  Привилегия женщин - требовать деньги, безмолвная привилегия, красавица языком жестов, красивого молодого тела вопиит: "Дай денег! Дай! И я тогда прощу жирный волосатый живот, лиловый от загара пенис, пухлые влажные губы и три подбородка!".
  Да, любой неопрятный и некрасивый мужчина превращается в котле воображений женщины в красавца, горячо любимого и желанного, если приносит деньги.
  А вы, нудист на пляже?
  Соврете мне что-нибудь, расскажите, как вас разорили, обокрали, а вы - культуральный польский граф с кавказскими дворцами, где мама Чоли заворачивает в ВАХ! лаваш лобио!
  Пусть даже и граф, но без денег граф для меня ниже, чем горилла с золотыми червонцами.
  Все нищие мужчины, без исключения, по части гордыни - сущие карьеристы, наездники на мустангах.
  Уберите от меня свой волосатый нищий живот, иначе я уйду, и не освещу своей красотой пляж с бумажками и битым стеклом!"
  Мужчина не послушал меня, выпил дешёвого пива - ладно бы - дорогого, но дешевое, и отвернулся, а на спине у него огромный красный прыщ, как у прокаженного сифилитика. - Девушка взяла за ручку двери, открыла замок, будто подправила крест на могиле героя.
  - Вас проводить? - Алёша спросил, не соображал: куда, зачем провожать непрошенную гостю, и как она пойдет в туфлях и в полотенце на бедрах по снегу. Куда?
  - Полноте, Алёша! Отдыхайте, переваривайте мысли, если котелок варит.
  Вы... вы меня полюбите!
  Вы - волшебник, Алёша! - девушка в восторге целовала руку Алёши (он отнимал, но не настойчиво - так кошка позволяет себя кормить сметаной "Простоквашино").
  Мигом в ванну!
  Умойте лицо, сотрите с чела беды и величайшей поступью идите к дивану, где я возлежала, место еще нагрето горячими ягодицами, вы, всенепременно в ту же лунку свои ягодицы опустите, как будто меня потрогаете.
  Ах, я позвоню вам!
  - Как же вы позвоните? Позвольте...
  - Номер вашего телефона у меня есть, и не полагайте этот факт величайшим прогрессом науки, но отнесите его к пониманию основ женской логики, как кошка относит котятам колбасу.
  Я здоровая, лекарства принимаю только от насморка, да и то с опаской и осторожностью, будто по первому или последнему льду ступаю.
  Недавно путешествовала по Франции и подхватила у них насморк с миллиардами бактерий - ох, уж эти страны, провонявшие однополыми войнами.
  Сначала думала нахлестаться виски с водкой, чтобы алкоголь убил вредоносных микробов, задушил бы на корню болезнь.
  Но на Пляс Пигаль увидела пьяного жиголо в красных ботинках и в котелке буржуазии.
  Жиголо стоял на четвереньках и блевал - некрасиво, неартистично, даже не по-скотски, потому что скоты блюют не так омерзительно, как пьяные жиголо.
  Я чуть не подралась с проститутками, заставляла убрать мерзкого мужчину с моей дороги, потому что он отвратителен, безличен, а девушки в коротких юбках находят в нём блюющем смак.
  И настолько не захотела на него походить, что отринула мысль о водке и виски, как о лечебных препаратах.
  В раздумье прошла до конца улицы, даже не купила фотографию ихнего Президента в бане.
  Болезнь прогрессировала, сопли со слезами летели ручьями, и даже нет намека в мыслях о кадрении миллиардера - так Английская Королева во время менструации отменяет визит в Грецию
  Вдруг, около урны я заметила кошечку-подростка, не котенок, но и не взрослая, как раз в том возрасте, когда уже не вызывают чувства сюсюканья; и не кормят их французы, потому что скаредные, а жадность свою скрывают за песнями и диетой.
  Кошка сидела по-турецки, скрестила лапки, но тихая её грусть лесная и задумчивость - из России.
  Привезли цари и графья после революции русскую кошку, а она в Париже размножилась, но счастья не имеет, потому что не знает ни болот Мещерских, ни лебедей Геленджикских.
  Я бы извинила её, находила, что она удивительно замечательно хороша собой, словно из глины вылепили и забыли сломать лапу.
  Стройная, грациозная с холодностью балерины в глазах.
  Я сфотографировала кошку, с помощью дополнительной программы в тлефоне наложила на лоб и на уши бриллианты, осветлила шерсть, умягчила глаза до среднесаратовской доброты.
  Два часа я охаживала кошку, держала на руках, тискала, ласкала: ко мне подходили люди, заглядывали в глаза, некоторые тянули в подворотню за быстрым сексом и за наркотиками, но я не соглашалась на приглашения, потому что во власти животного, предки которого спасли Рим от гусей.
   Подошел Парижский шарманщик, а с ним китайская или японская обезьяна в кимоно и в соломенной шляпке.
  Шарманщик француз играл заунывность - другой музыки в шарманке нет, а обезьянка продавала зрителям книги с японскими хайку.
  Может быть, обезьянка не ходила в школу и не знала грамоту, но торговлю знала, как свои подрезанные ушки.
  К шарманщику ради рекламы примкнули украинские девушки с оголенными грудями: девушки протестовали против насилия москалей.
  Индус факир выпустил изо рта пламя, пламя опалило лобки украинских демократок; и моё состояние с кошкой, и толпа, что возникла вокруг нас по велению морских сил, могли бы привести к катастрофе и падению башни Эйфеля.
  Но подоспели казаки и плетками разогнали митингующих, как рассыпали горох в магазине "Калдор".
  Европейская полиция часто вызывает на подмогу казаков из России - казаки имеют право на плетки, а европейским полицейским религия и закон плетки запрещают.
  Я отметила, что ротик у кошки велик, а губки черные, свежие, и из пасти несет рыбокомбинатом.
  Кошку я забрала с собой в Москву, причем за перелет заплатила, как за человека по билету; намного кошка дороже и важнее, чем нищий нудист с волосатым пивным животом.
  Елена! - девушка неожиданно закончила рассказ и пошла к лифту, как на лестницу в Рай.
  - А? Что? Елена?
  - Меня зовут Елена! И не важно - настоящее ли имя, придуманное, или упало мне на голову сейчас и здесь, и я сама ещё не решила - оно моё, или потустороннее, из газеты "Известия".
  - А! Весьма и весьма, Елена! Прощайте! - Алёша уже закрывал дверь, но затем резко открыл, как ураганом "Карина". К удивлению Алёши Елена с улыбкой-усмешкой - не пошлая и не с иронией смотрела в глаза, будто знала о вопросе - так присужденный к повешенью интересуется ужином. - Гм! Вот, позвольте спросить на прощание...
  Не знаю, как сформулирую вопрос, словно меня продали в магазине "Всё по сорок один".
  - Вы хотите спросить меня о чем я думаю, и что чувствую, когда подбриваю п...ду? - девушка улыбнулась, постучала каблучком по кафелю (с надписью на полу: "Зайка! Прости меня!").
  - Поразительно! Удивительнейший факт! Как вы прочитали мои мысли? - Алёша протер мгновенно запотевшие канализационные люки очков.
  - Я не читаю мысли, я знаю многие вопросы, и в моих знаниях таится вселенская печаль! - Елена надвила кнопку вызова лифта, как выдавливала чирей на стене: - БРРР! Холодно!
  У вас на диване теплее, чем в пустыне, а в тамбуре - холод.
  О чем я думаю, и что чувствую, когда подбриваю себе?
  В молодости стыдливо думала о том, чтобы волосы не вылезали, и, чтобы никто не заметил, как я постыдно подбриваю, словно я не девушка, а - павиан с бородой.
  Затем пришла пустота - подбривала без задней мысли, а только с затаенной печалью - подбриваю для эстетики и спокойствия в общении, даже, если время остановилась, и не движутся стрелки антикварных часов.
  Сейчас - не знаю, даже мои мысли и чувства сокрыты в тумане неопределенности.
  Не робость, не соглядатайство и спекулянтство словами, а истинное незнание, как глыба льда с замороженным геологом.
  Может быть, мы в следующий раз, если останется время, найдем ответ на загадочный, животрепещущий карасем в липких руках, этот вопрос.
  Девушка шагнула в лифт, двери закрылись створками раковины.
  Алёша долго стоял около двери в квартиру, думал о ливневых лесах Амазонки - не из них ли девушка пришла странная; затем задумался о розовом полотенце с зайчиками и морковками - подарке мамы, что уплыл безвозвратно на бедрах красавицы.
  И, наконец, когда вернулся в мир, опомнился, побежал к окну - куда и как пошла голая красавица, но, не увидел её, упавшую в спасительную благословенность.
  Одно только знал Алёша, в следующий раз прогонит нежданную гостью метлой, как Баба Яга прогоняет оживший мухомор.
  
  - Имел удовольствие, рассматривал вас красуля! - дворник в нарочито небрежно застегнутом тулупе, в шапке-ушанке с одним поднятым ухом (так принято по классике), больше похожий на дворника из фильма, чем на работягу, заглянул в окошко красной "Мазды" (пятилетки) Елены (девушка одевалась, но в знак почтения к человеку рабочей профессии приоткрыла окошко, как белочка открывает дупло для журавля). Дворник с приязнью смотрел на ловкость Елены - не так просто в узкой машине надевать множество предметов женского туалета, которым позавидовали бы барышни из Дворца. - Я вижу, что вы принадлежите к разряду девушек довольно мамзелистых, балеринского типа, но вам палец в рот не клади, особено, если этот палец намазали дёгтем.
  В обществе кавалеров и животных в зоопарке вы чувствуете себя раскованно, как лошадь на булыжной мостовой.
  Все пути у вас просчитаны, все продумано: и как голой выйти, и как вернуться после выполненного задания, и как оживить умирающего деда всего лишь да тысячу долларов США.
  Сиделки, врачи берут огромные деньги за избавление от недугов, а вы - в сто раз меньше, и эффект получается сногсшибательный, словно паралитик стоял на ногах, затем его снова парализовало, а потом он вскочил и танцует в балете, кружится, как баба.
  Ходил я на балет... балерина из шестого дома мне бесплатный билетик презентовала - херня ваш балет, девушка. - Дворник аккуратно сплюнул в сторону от машины - девушка его уважает, и он не харкнет на лобовое стекло. - Сначала - уважительно, девки плясали, ноги поднимали - всё положенное.
  На то девка и живет, чтобы ноги поднимала, в этом смысл девки, а смысл собаки - нюхать и лаять.
  Прав я, девушка, или я прав?
  - Я бы упорно молчала, одевалась, вас не слушала, потому что вы избрали меня психоаналитиком, а психоаналитики за то, что выслушивают - деньги большие берут, как банк грабят. - Елена после минутного раздумья улыбнулась, приоткрыла ротик и провела указательным пальчиком по нижней губке. - Но затем мысленно растревожилась от ваших слов, будто вы меня веником в лицо ударили.
  Подсчитала, сосчитала, выходит, что мы с вами в деньгах на ноль выходим, а это - правильно, и способствует беседе, тем более что тема мне интересна и захватывает не меньше, чем клей "Момент".
  Я для вас психоаналитик по цене, положим, три тысячи рублей в час; делим на четыре, то есть - пятнадцать минут и получим - семьсот пятьдесят рублей вы мне должны за то, что я выслушиваю вас.
  Но, милейший, прибегнем к дальнейшему капитальному расчету: вы наблюдаете, как я переодевалась из голой в надлежащий административный вид обыкновенной жительницы Столицы - шубка норковая, но короткая, чтобы выгодно ноги белели в белых чулочках, как у цапли в цирке.
  Зима, но я в автомобиле, поэтому не так задувает под шубку, как, если бы я с двумя сумками картошки пешком возвращалась с рынка домой в Магадане.
  Изящные сапожки на невысоком каблучке, потому что на шпильке машину трудно водить в условиях гололеда; уведомляю вас поспешно, чтобы вы не паниковали, как карась на кукане.
  Подглядывание за представлением - с вас еще пятьсот рублей в мою копилку, итого - тысяча двести пятьдесят.
  Я с вами, а не вы пришли в салон, хотя я по салонам не работаю, нигде не работаю, будто меня назначили почётной гражданкой Москвы.
  Девушка по вызову - две тысячи рублей за вызов, делим на пятнадцать минут - еще пятьсот рублей - тысяча семьсот пятьдесят.
  Ах, лучше бы я сложила пятьсот и пятьсот, а затем добавила тысячу семьсот пятьдесят.
  По крайней мере, по точнейшим фактам шагаю головой, как моллюск головоног.
  Бонусом - вы вдыхаете аромат молодой женщины, ваши органы чувств, половая система, эндокринные потоки оживают, как после курса лечения витаминами "Витрум" - еще пятьсот рублей за витамины - две тысячи двести пятьдесят рублей вы мне должны по минимуму, словно покушали в дорогом ресторане: супчик, картошечка с курочкой, бокал вина и пироженко с вишенкой, а у вишенки - хвостик обязательно, потому что так дороже, когда вишенка с хвостиком, и собаки с хвостами дороже бесхвостых, оттого, что без хвоста у собаки и у кошки зад мерзнет.
  Вы думаете, почему павианы и другие макаки замерзают в Сибири - всё оттого, что бесхвостые, как зебры с отрубленным хвостом.
  Иначе павиан в лютую бурю прикрыл бы голову хвостом, и уже, разумеется, без цели принял бы к сведению, что поспешный выезд из России в Японию к добру не приведет.
  Как бы вы мне деньги должны, мужчина, но по предшествующим обстоятельствам - честь по чести, потому что я не наглая обманщица с тяжелым прошлым - и я вам обязана, если не танцем, не песней, то деньгами.
  Полагаю, что, если бы я подняла ногу выше головы, вы бы не так обрадовались, как поднятой руке с денежными знаками?
  Вы не шваркали метлой по моей машине - убрать царапины - около восьми тысяч рублей, не засыпали её снегом - от снега избавить - триста, не вызвали полицию, когда я обнажённая, в ослепительной красоте шла в подъезд туда, а затем - оттуда, словно подводная лодка возвращается в порт приписки.
  Полиции на откуп дала бы пять тысяч рублей, чтобы отпустили меня и не шарили в машине, а то нашарили больше.
  Получается, что я больше вам должна, чем вы мне по ценнику человеческих отношений - так родители предъявляют детям счет за клизьмы.
  Но, вы бы наблюдали шоу, как красивая женщина лопатой отгребает снег; мои тренированные ягодицы под белыми чулочками напрягаются, ручки заламываются белыми крыльями аиста; я сексуально поправляю локон - лучше Джессики Миртовой поправила бы.
  Дорогое зрелище, и оно компенсирует царапины, если бы вы метелкой со злости шкрябали мою машину; а все дворники не любят жителей, полагают жителей вредными барсуками, которые только и веселятся, когда гадят на лестничных клетках и вырабатывают мусор для помоек.
  И шоу с полицаями, как они лапают, пристают к красавице - тоже по цене балета Большого Театра посмотрели бы одним глазком, потому что во второй глаз дознаватель вам бы воткнул кулак - у них так принято, у полицейских: если девушка - то пощупать, если дворник - то рукояткой пистолета в один глаз, но только в один, чтобы вторым глазом дворник работал, подметал улицу, иначе тот же полицейский застрянет в каше грязи.
  Шоу со мной очень дорогое, получается, что вы мне снова должны, как чарка водке обязана жижей.
  Но царапины могли бы быть глубже, а вы бы еще харкнули на лобовое стекло - я заметила и оценила, что плюнули не на машину и не в салон, иначе я бы от брезгливости проблевалась на рулевое колесо и на обивку соседнего сидения, а уборка, и срыв моего душевного положительного настроения - большие деньги.
  Так что, получается, суд по чести, что ни вы мне не должны денег, ни я вам, как птичка курочка Ряба.
  Идеальное редкое сочетание мужчины и женщины - Париж и Лондон лопнут от зависти, потому что у них всегда перекосы в деньгах и в отношениях, оттого, что дорогая девушка дешево себя продает.
  Согласно моим подсчетам - из нас бы вышла идеальная семейная пара, с полной компенсацией взаиморасчетов, как больница для глухонемых пионеров.
  Но вы - дворник, следовательно - женаты, и у вас много детей, потому что дворник - завидный мужчина, и всегда женат и с множеством детей на веревочках.
  Японцы привязывали своих детей в наказание веревками к деревьям, и вы привязываете, или колокольчики вешаете им на шею - не японским детям, оттого, что японские дети произошли от японских городовых, а - своим детям.
  Зачем мне ваши дети, а вам, зачем девушка молодая?
  Вы любите женщин в теле и в возрасте, потому что полагаете толстых - состоявшимися, солидными, как в Индии - чем больше вес партнера, тем он слаще для второй половины.
  У нас вес в обществе считается от денег, а в Индии и у дворников в Москве - от килограммов, как в мясной лавке.
  Теперь, когда мы не должны друг другу денег, рассказывайте, рассказывайте, дворник о балете, как вы его ненавидите.
  - Отчего же-с, балерин люблю, а балет с мужиками - да, ненавижу, потому что зря на него время тратил, как на гнилые яблоки.
  Посудите сами, мамзелька, я сижу, а в то время, когда перед глазами обязаны по билету девки скакать по сцене, выбегают мужики с яйцами и скачут, выгибаются, изображают из себя девушек, а зачем мне воображаемые девушки с пенисами, если за кулисами стоят настоящие балерины женского пола.
  Ах, беда с этими развлечениями в центре Москвы.
  Я правду вам говорю, не малодушничаю, не прячу за пазухой камень; соленый огурец на всякий случай держу за пазухой - для своих нужд, а камня нет, поэтому сведения о танцующих мужиках в балете из моих уст - строгие и внушительные, как лопата из титана.
  Выписали мы на продажу из Китая титановые лопаты, а они - магнитятся, как гвозди.
  Слыханное ли дело, что титан магнитится.
  Либо в Китае никто в школу не ходит и физику не изучают, либо обманывают дворников, думают, что мы глупее хунвейбинов, а мы - умнее, более развиты, как обученные собаки, - дворник разошёлся, покраснел, размахивал метлой (но аккуратно, чтобы машину не коснулась, иначе остался бы должен). - Всё вместе: и лопаты обманные, а я уже сговорился их дачникам налево продать, и девки - не девки, а мужики в панталонах в балете скачут, и хлеб с бумагой.
  Тьфу, на проказы мировой капиталистической системы, которую Карл Маркс выдумал - лучше бы он выдумал что-нибудь хорошее, а не гадкое и липкое, что около помоек валяется.
  - Дайте, дайте же я пожму вашу руку, откровеннейший милейший дворник! - Елена в величайшем волнении вскрикнула, но целомудренно прикрыла ротик ладошкой, словно боялась, что пчелка вылетит из носоглотки. - Но я не выйду ради вашего рукопожатия, потому что обстоятельства мешают мне выйти, а вы просуньте мне руку в окошко, не облобызаю вашу руку, потому что - грязная и не по чести, а пожму с охотой - так свинка устремляется к булочке. - Елена пожала грубую руку дворника, облегченно вздохнула, словно первую брачную ночь провела за одну минуту: - Быть может, что вы брезгуете моим рукопожатием - так судьба и воля ваша, а я честь оказала и себя исправила душой в рукопожатии, как в Дивеево или в Киев пешком из Москвы сходила.
  Скажу вам по секрету, что сама не люблю балеронов и рассматриваю их, как вредителей искусству - тараканы в доме Искусств.
  Но Государственное дело тёмное, зачем-то нужны стране, да и в других странах, мужчины, которые танцуют, а еще хуже - поют.
  Представьте, дворник, как неестественно, когда особь мужского пола поёт и танцует; вы, например, если бы сейчас станцевали и спели, то вас из окон старушки закидали ночными горшками с отколовшейся сбоку эмалью.
  - Эвона как! И закидали бы шельмы! - дворник без стеснения вытер обцелованную руку о ватные штаны, высморкался в ту же руку, снова вытер о штаны, поискал в бороде - так обезьяна ищет в гриве льва вшей. - Танцующим мужикам на сцену цветы бросают и конфеты, а конфетка каждая завернута в ассигнацию, а мне - горшком по голове, так еще мало покажется, потому что после контузии я эти горшки должен убрать, и нечистоты смыть до прихода комиссии из управляющей компании.
  Я к балерине с претензией заглянул после балета, пришел домой - так и этак, милая барышня, зачем мне билет подсунули на представление, где мужики танцуют, да и не мужики вовсе, а - особи мужского пола.
  Балерина мне отвечает, что некоторые мужчины специально ходят на балет ради балеронов, потому что балероны им нравятся чрезвычайно, как чрезвычайная комиссия.
  "Примите меня с достоинством, дворник, - балерина раздевается и говорит, говорит, как щёткой снег сметает с мусорного бака. - Даже весьма влиятельные особы находятся с балеронами в весьма таинственных отношениях
  Владелец книжного издательства, не скажу которого, иначе вы ославите и издательство и мужчину, а человек он достойный, не попрекает куском хлеба любовника своей жены, и любовник у него в доме живет, так этот владелец замечен в связях с арабскими курьерами с пиалами на головах.
  Потешно, знаете, когда нет шапок, чалма называется, так арабские курьеры на голову надевают широкие фарфоровые чашки - от дождя спасают и от побоев соплеменников, менее удачливых, поэтому завидующих.
  Некоторые курьеры свои шапки-кружки продают за приличные деньги старушкам с Нового Арбата.
  Я не попрекала издателя, тем более что он и балет посещал регулярно, и цветы мне дарил дорогие, что очень человечно и нет предела человечности.
  После обыкновенных разговоров мы расстались, но память о том, что издатель любит арабских мужчин и балеронов в белых трико впоследствии сыграла со мной злую шутку, как сыграть на расстроенном пианино в Консерватории".
  Балерина, когда договорила, то стояла передо мной голая, даже подпрыгивала - то ли от нетерпения женского, то ли от избытка чувств, потому что все балерины подпрыгивают, тренируются в любое время суток.
  Ножками переступает породистыми, как лошадка, истинная лошадь, я те говорю, девушка!
  На ипподром по воскресеньям заглядываю, ставлю по маленькой, пиво пью, с конюхами разговариваю, но не так разговариваю, как издатель с курьерами и с балеронами, а по-мужски, с потом и запахом чеснока из гогочущих глоток.
  Сравниваю балерину с лошадью, и всё не в пользу балерины говорит, потому что от лошади пользы больше и дороже она, чем самая дорогая балерина.
  Но в то же время эфемерная мысль возникла и не исчезала, как туман из бриллиантов: это получается, что, если балерина похожа на лошадь, то я сейчас с лошадью сделаю ЭТО?
  Бедра у балерины крепкие, икры рельефные, культуристкие, ягодицы - ОГОГО поджарые, а грудь тонкая, перепелиная, и грудки - нет их совсем, словно моль скушала в шкафу, где балерина висела, до тех пор, пока её сняли.
  Искусство, когда балерина пляшет и поднимает ногу - уважаю, но спать с искусством - увольте, мамзелька.
  Я хитрый обольститель, к дамам имею подход и очень обходителен - любая продавщица подтвердит, но то - дамы, а это - лошадка, так странно и робко мне заглядывает в глаза над бородой.
  "Ввиду ваших попыток обольстить меня, скажу, что твердо уверен в своих силах и в то же время имею неприязнь к балету, а вы мне нравитесь, но не как мужчина балерон нравится курьерам, а по душе, когда на сцене ногу поднимаете выше головы, и, надеюсь, что этот танец не исчезнет в долгом отчаянии падения рубля.
  Вижу, что не имеете намерений закрепить меня за собой с помощью брачных уз, но привычка, когда раздеваетесь догола, а мужчина на вас прыгает - отпадет после встречи со мной".
  Так отвечал я балерине, а она - в слезы, обещает, что отрекомендует меня лучшим сексопатологам, финансистам и издателям, надеется, что, если на неё не вскочил, то с ними сойдусь в близком танце, а она послужит посредником, как колесо - посредник между асфальтом и попкой водительницы.
  - Ах, любезнейший! - Елена помахала дворнику ручкой, подарила улыбку второго номера. Все улыбки у красавиц по номерам, как в эндшпилях и схемах в шахматах.
  Первый нумер - зубки не открываются; второй номер - ротик открыт и слышно из него тихое хи-хи; третий нумер - полностью все открыто, и хохот, хохот до приличия с неприличия: - По деньгам в общении мы сравнялись, и мне не по душе, если вы мне задолжаете, или я останусь вам должна, как после бала в селе имени Тургенева.
  И оставьте обидчивость, если на меня взволновано в обиде, как кошка на собаку, что украла лису. - Елена с чувством прижала руку к груди, словно искала кулон с часами. - Останьтесь благородным мужиком, которым я вас встретила, и которым встречу в следующий раз с надеждой, что бороду не сбреете, мы же не в Царскопетровской России.
  Великую карму вы на себя взвалили, что не воспользовались балериной и отвергли её посредничество, поверьте, люди вас осудят с пристрастием, подожгут бакенбарды, потому что они смахивают на пейсы, а иудеи с пейсами в дворники не идут, и вы пейсами порочите славную культуру Израиля, оттого, что - дворник заросший, как баран.
  Возьмите в следующий раз роль судьи, когда я выйду с новым другом из воооон того подъезда, а я затем приглашу вас на пип-шоу моей подруги, непременно приглашу, и смею заверить, что танцующих балеронов на нашем шоу вы не найдете, даже, если оденете на глаза телескопы.
  Только одни балерины с ногами выше головы... ну, может быть, и не балерины совсем, потому что балерина зарабатывает на жизнь прыжками и поднятием ног, а другие, кто зарабатывает улыбками, но ногу тоже поднимают не хуже дипломированных балерин с синими цветками в волосах.
  Непременно помиритесь с балериной с вашего участка, иначе она засыплет вас мусором, а мусора после концертов у балерин выше макушки, словно они размножают мусор.
  Не ошибитесь в выборе новой любовницы, и, наверняка, найдете балерину из балета для японцев - толстушку - случаются потешные танцы, когда толстушки пляшут в балете - для русских смешно, а для японцев - искусство, как корявая икебана.
  Разорвите на груди золотую цепочку, иначе я не назову вас своим дедушкой, и ответьте немедленно, - Елена с жаром говорила, тяжело дышала, крупные капли бисерного пота выступили на лбу, - Цените ли вы во мне человека, а не только голую женщину под шубкой?
  Отвечайте лихо, с наскока, как кавалерист, иначе Правду вашу не приму, а назову её кривдой.
  - Слишком многозначительно сказала ты, мамзеля, - дворник посуровел, пригладил лопату бороды лопатой. - Как же я оценю тебя, как человека, если ты - девка, а все твои первичные и вторичные половые признаки я видел, когда входила в подъезд и выходила из него - признаками светила и трясла.
  Человек - в переводе на людской язык - мужчина.
  - Ах, ошиблась я, прогуливала уроки естествознания и литературу, - Елена перебила дворника, смеялась во избежание конфуза: - Милый, любезный мой человек, уже старый, но разумный, дворник.
  Я бы заняла более выгодное положение, чтобы моя ошибка исчезла на фоне моего прелестного тела, но в японской машине места мало, как в кастрюле с курицей.
  Я запамятовала, что слово "человек" переводится - мужчина.
  Вы все - шалунишки, мужчины! - Елена погрозила дворнику пальчиком, как волшебной палочкой. - Цените, оценивайте меня, как прекрасную девушку.
  - До благополучного исхода! - дворник шутливо стукнул варежкой по крыше машины, словно выбивал пыль из железа. - Но, пошла, пошла милая, застоялась!
  - Ой, что это у вас на носу, любезный? - в голосе Елены зазвучала фанфарами тревога за человека, с которым по иронии жизни сблизилась в последние десять минут.
  - Ах, энто? Так голубь нагадил, этить его мать! - дворник откинул большую голову и заливисто захохотал, и слышны ипподромные нотки в его смехе.
  - Ахахаха! - Елена засмеялась искренне, улыбкой номер три, словно поставила на дворника на ипподроме, и он пришел к финишу первым с кобылой на плечах.
  
  Вечером Елена позвонила Алёше, присела в кресло - разговор предстоял нешуточный и долгий, словно два полярника застряли на льдине:
  - Алле! Алёша? Добрый вечер, чем занимаетесь, надеюсь, что не плаваете в ванной, как лодочка из пробки?
  АХАХАХАХА!
  - Кто это? - голос Алёши задрожал гитарной струной.
  - Не делайте вид, что не узнали или не догадались, Алёша!
  Но, если играете в неугадывалки, то я вам подыграю, потому что на незначащих вопросах вы экономите время и подготавливаете умные фразы или шутки отыскиваете в книжке на столе.
  Я сегодня в великолепной наготе нанесла вам визит, и вы не показали себя заносчивым брюзгой, а даже допустили возможность, и я видела искры в ваших очах, что я позвоню вам обязательно, хотя на словах говорили мне "Прощай".
  - Мда! говорил и сейчас отвечаю, что вы мало для меня значите, и я не допущу обязательств между нами, тем более что вы воруете моё драгоценное время, столь необходимое стране, которая воюет со всеми и всегда.
  Зачем вы потревожили меня напрасно сейчас по телефону?
  В вашем живом виде имелся некоторое время смысл, а по телефону - пустота, и я не знаю - разговариваю ли с вами, с роботом, или с кошкой, что выучила русский язык.
  - Да вы что, шутник! Может быть, я иногда и кошка, но ставлю ваш интерес выше своего, оттого всё драгоценное в моей жизни вздрагивает под суровым взглядом умерших пиратов.
  Не скрою, что я ищу подход к вам по алгоритму, и вы, потому что учёный, не отвергнете алгоритм в той его части, когда цель достигается любыми средствами, а наилучший путь - наикратчайший и тот, что требует минимальных затрат энергии, как полет на Марс.
  По теории охмурения мужчин я обязана, поэтому стану, звонить вам каждый день; не реже трех раз в день приручать вас.
  Никуда вы не уйдете от генетики и теории общения, поэтому со временем привыкните к моим звонкам, станете их ждать, а, если не позвоню в определенное время - затоскуете, как пёс около пустой миски.
  Правило трех звонков подкрепляется правилом - "родственная душа", я буду вам доказывать, находить сходство между нами и нашими поступками, и всё это приведет к тому, что вы уверитесь, что я - ваша "родственная душа".
  Жить без меня не сможете, как верблюд без оазиса.
  - Вы признаете, что искусственно ищите пути внушения симпатии? - Алёша на другом конце провода крякнул уткой, упало и полилось с характерным звуком граненого стакана работы Мухиной. - Но, если вы, что называется, у молодежи, кадрите меня, то по теории не должны выдавать свои секреты, иначе я встану в оппозицию, как Солнце встает против Луны.
  Нет, Луна скромно находит место перед Солнцем.
  Не приму ваши возражения, а может быть, вы выпили алкогольного, поэтому откровенны со мной, и не ожидаете пока, что откровенность приведет к вашему поражению - тогда напрасно вплетали и обнаженную себя, и разговор в лифте, на лестничной клетке и в моей квартире.
  Вы вошли бы во вкус, стали привязчивее, как дворовая собака к питающему хозяину, но раздражили меня своей откровенностью - скажу, что глупой откровенностью школьницы, и я теперь знаю ваши тайны, похожие на туман, но туман рассеялся над Шатурой.
  С откровенностью на Московском ипподроме наездник Баранов по пьяни рассказывал расклад лошадей в третьем заезде, как придут, как сговорились в приступную группу наездники и поставили на себя на тотализаторе.
  И что? Посетители поставили также, как и наездники, кассирши - тоже, и в результате тухлого заезда, когда пришли невыразительные, словно девушки из болота, номера, никто ничего не получил на тотализаторе, потому что все ставили на одно, как на один сортир из золота.
  Помните, как раз в том году - нет, наверно не запомнили, потому что маленькая, а маленькие девочки не интересуются золотыми унитазами - во время съемок кинофильма со съемочной площадки украли позолоченный унитаз?
  Золотой бы не украли, потому что золото очень много весит, больше, чем древесина, что изучают на уроке физики и труда.
  Но вы, возможно потому что красивая девушка, значит - в школе тоже красавица, поэтому пропускали уроки физики и труда, оттого, что красавицам не положено по жизни рукоделие и физика, а вам на голову падают драгоценности из рога изобилия.
  Возможно, вам кажется, что я слишком много упреков кидаю в ваш адрес, журю и укоряю язвительно, и вы перед телефоном уже себя щиплете за непредусмотрительность, до боли на коже и до синяков щипаете, потому что раскрыли свою тайну, что и как меня завлекаете в свои рыболовные сети.
  Остался вопрос - с какой целью... с целью обогащения?
  - Вы волшебник, Алёша! - трубка телефона голосом Елены смеялась Солнечно - так над горизонтом встает шар, а затем уже от него тянутся шаловливые веселые лучики. - Либо вы снова играете, оттого, что знаете, что я знаю, и знаете больше, по крайней мере, полагаете больше и уже готовы к моему ответу, как к семинару.
  Но скажу в любом случае, потому что так положено по теории охмурения лохов, а вы - лох обыкновенный в общей серой массе, но для меня - особенный, а в чем особенность - доложу вам чуть позже, и надеюсь, что не ошиблась с выбором, иначе меня ждет участь Санкт-Петербургских поедателей галлюциногенных грибов.
  Вас опечалила моя непредусмотрительность, когда я открыла, что добиваюсь вашего расположения методами простого кадрения, описанными во множестве пособий, снятыми на видео для ютуба, и их также преподают на курсах повышения актерского мастерства манекенщиц.
  Видели ли вы, хотя бы в кино, как полицейские работники излавливают злодея, затем заковывают его в кандалы, бьют в нужные моменты резиновой дубинкой по почкам, подводят к мошонке электрический ток из розетки, затем сажают в каменную комнату - тюремную камеру с прочными металлическими решетками, похожими на прутки титана в рекламе часов "Барокко".
  Откуда во времена "Барокко" прутки из титана - несоответствие, как девушка на свидание в мороз одевает короткую юбочку, а нижнее белье нарочно игнорирует, полагает, что она - обезьяна и в Африке.
  Моя подружка, а имя ей - легион, Наталья, так и пошла на свидание - грудь распахнута - всё наружу, как у свиноматки, и тонкие чулки.
  Мороз на улице около сорока, как в фильме "Морозко".
  Клиент задержался...
  - Вы назвали друга вашей подруги клиентом, следовательно, ваша подруга - проститутка, - Алёша гаркнул, снова звякнуло, но затем булькнуло, как в ванной киноактрисы Абрамовой. - И вы, не повторю это слово, что произнес неосторожно, тоже из гулящих девушек, которые любят шампанское, а затем воруют у клиента деньги из карманов полосатых брюк.
  Мужчина трудится, зарабатывает гроши, затем ищет подход к девушке в надежде, что обретет понимающую родственную душу, а вы без обязательств, без многозначительных улыбок идете по пути наименьшего сопротивления, не говоря уже об обидном и папуасским соотнесением и уравниванием, как в уравнении с двумя переменными солидного мужа и пастуха из Семипалатинска.
  Много же значит тонкая ухоженная полоска на вашем лобке...
  - Вы - волшебник, Алёша! - Елена засмеялась колокольчиком, и в голосе - всепрощающие нотки оскорбленного розового единства фей. - Открою вам тайну, и тайной поделитесь в курилке в рабочий полдень, когда ваш ассистент расскажет, что ему жена наставляет рога с бородатым сантехником Васей.
  Проституток не существует!
  Вы полагаете, что девушка может всегда и со всеми?
  Смотрите кино, читаете книги, а в книгах о любви пишут только импотенты и сексуальные маньяки.
  Я общалась тесно с писателем из Свердловска, он ваял книги о любви, причем женские романы со счастливыми концами и персиками.
  Писатель - имя вам не открою, потому что оно известно не только женщинам, но и неграмотным афроамериканцам - признался, что выдумывает любовные сцены, списывает из кинофильмов и из других книг - так школьник списывает у подруги сочинение "Как я провела лето на сеновале с пацанами".
  Книги, фильмы преувеличивают: и в книгах и в кино артист бежит, бежит, не останавливается десятки километров, словно у него в штанах мотор от автомобиля "Запорожец".
  И женщина любится со всеми, в том числе и с автомобилистами - постоянно любится, в каждом кадре, и жених её тоже - ОГОГО - жеребец.
  Но в повседневной жизни, которую вы не знаете со стороны любви, а физику знаете, и на языке физики - нельзя часто и много делать одно и тоже, иначе - сгорит, сотрется в стиральный порошок "Дося".
  Для женщины и мужчины законы физики в районе половых сношений также важны, как и биология.
  У женщины всё стирается ТАМ, при этом: критические дни, болезни, микротравмы, трещины, потертости и прыщи, как у рыбы в загрязнённом водоёме.
  Мужчина - еще слабее, он даже карасю проиграет в сексуальной гонке.
  Поэтому в настоящей жизни женщины и мужчины - не часто, а по возможности, как в укладке асфальта.
  Вы думаете, что я расписываю неправду, словно изо лжи отливаю золотые монеты с ликом Императора?
  Правда, без внушительных преувеличений, как у носорога.
  А, если женщину пользуют часто, то она - либо больная, либо её держат в неволе: конец женщины также близок от частого использования, как надувной шарик не выдерживает многих сеансов.
  Сергей Левитин доказал, что человек без проблем спрыгнет из окна квартиры на девятом этаже, доказал и умер разбитый в блин.
  Если вы называете проститутками женщин, что отдают любовь за деньги, то не думайте, что я задрожу от злости и возмущения, как кобылка без сена; или называется продажными женщинами девушек, что поджидают клиентов в специально отведенном борделе в центре Москвы?
  Но, если секретарша на работе поджидает шефа, а начальник её пользует в кабинете на письменном столе возле компьютера, а потом выписывает премию, то эту женщину, почему не называют проституткой?
  Вопрос и ответ в гнусных выражениях, но они - соль земли нашей - выражения, а не сама суть женщин и мужчин!
  Я продолжу свой ответ на ваше возмущение, котик.
  Алёша, вы - волшебник великолепный!
  Наталья на морозе без трусов замерзла, окоченела, и у неё на половых губах повисли сосульки, но не весенние сосульки, а я любила в детстве сосать мягкие сосульки с крыш.
  Ни о глистах, радиоактивной пыли из Чернобыля, о лихорадке Эбола, о проказе не думали, даже не думали о СПИДе из сосульки.
  Кто не боится - никогда не заболеет; кто осторожно ступает по льду - обязательно провалится и не только под лёд, но и ниже - в ил и в ад, где сомы, как черти, а черти - сомы.
  Преступник, я о нём говорила, о вымышленном - знает, что его скуют наручниками, затем поведут и резиновой дубинкой неоднократно ударят по почкам, а сапогом в живот и в лицо, и в каменную камеру с железными окнами посадят всенепременно, как страннику воды вынесут в титановой кружке.
  Часто всё хорошее развенчивается, к сожалению, даже красота женская исчезает на бородатой женщине.
  Идеалы сменяются гадким и противным, но и отвратительное умирает и возрождается прекрасным.
  Поклонюсь, обязательно поклонюсь в ноги Маугли, если Маугли из плохого творит доброе, а, если нет стержня, то и Маугли не поднимется, и мои поклоны ему не помогут - останется отшельником, но не тем отшельником, который спит и Правду видит, а отшельником-бомжем.
  На острове в Азовском море живет отшельник, друзья ему хибару отстроили, он по пьяни её сжег, они опять восстанавливают, а он сидит с ручками на коленях и ждет, когда его по телевизору покажут и денег дадут на кофий и на женитьбу на богатой невесте.
  Заключенный в камере - и не отшельник и не бомж, и не ждут свободы, потому что знает - в любом случае не выберется из каменного мешка, если не выведут.
  Так и вы знаете теперь, что я охмуряю вас, и методы кандальные поведала - известны теперь почти до последних, но никуда вы не выйдете из коридора охмурения, словно вам на ноги прикрепили кандалы полезные для общества, потому что из золота.
  Золотые кандалы тяжелее оловянных, но и олово не плавает, вы знаете из курса физики, потому что - ученый в башмаках.
  Да, я вас охмуряю, и не напрасно повторяю, что вы - волшебник и великолепный, оттого, что слова "волшебник" и "великолепный" в последней моде и наилучшим образом действуют на сознание лохов, то есть - вас, охмуряемых элементов.
  Достаточно несколько раз в день повторять, что вы - волшебник и великолепный, и вы таете, таете, будто получили корреспонденцию из США с завещанием на вас острова Борнео.
  Ведь знаете, что вас охмуряют словами "волшебник и великолепный", но ничто не поделаете, потому что тот же узник вы, Алёша, и другие подопытные охмуряемые.
  Лесть - и сильна и слаба: подхалим знает, что льстит, и лицо, которое расхваливают, знает, что ему грубо льстят, но ничего не поделает, а получает удовольствие от лести, пусть даже искусственной, как фалос из интим-магазина.
  Мужчины покупают искусственных надувных женщин, и делают вид, что спят с настоящей кожаной живой женщиной; женщины покупают игрушки из резины и представляют, что не игрушка, а - настоящий афросибиряк с ней в постели.
  Впрочем, физиология на данном этапе - грубо, и не успокаивает, как не успокаивает удар утюгом по голове.
  Еще в арсенале девушек - смех, причем смеемся над шутками лохов, виснем у вас на руках, ноги наши длинные и не очень у кого - заплетаются, можно добавить "Сейчас описаюсь от смеха! Ты так пошутил, волшебник".
  Мужчина обожает, когда его полагают остроумцем, даже, если догадывается, что пошутил глупо, но хохот девушки и её мокрые штанишки всё равно, что рыболовный крючок в губе карпа.
  Если карп сорвется с крючка - у карпов губы слабые, а сами карпы вырастают со свинью, то найдется другой рыболовный крючок.
  Я вас не введу в издержки, Алёша, а вы меня ввели в малые издержки, но сундук с золотом я не открывала, а почти что даром получила ваши данные, потому что вы - почти связанный ненужный пень-колода.
  - Как это, ненужный и связанный? И от кого меня получили, несносная девушка Елена? - Алёша не требовал, не приказывал, а почти упрашивал, словно висел над пропастью на одной ниточке. - Я почти не владею собой от удивления, и репутация моя в моих же глазах падает гирями на ногу, потому что ничто не понимаю: а зачем я в школе ходил в кружок моделирования самолетов?
  Почему и зачем тратил силы, время и ум на логические схемы в физике, математике, шахматах, если не до конца распознаю, о чем вы говорите и для что, словно мои очи прикрыты медными пятаками времен Петровских?
  Вижу, что поступил весьма опрометчиво, когда пренебрег своим шестым чувством и так легко расстался с вами, не выведал тайну.
  Не подумайте только, что вы меня интересуете, потому что обнажённая пришла, а, как только я пойму ваши действия, то с чувством благодетеля дам вам пирог - полотенце маменькино не забудьте занести мне, а, если дома не окажусь, то соседке передайте, Марье Петровне - а затем я вас на порог не пущу, а номер вашего телефона заблокирую автомобильным капканом.
  - Алёша, вы - волшебник великолепный! - Елена ворковала, и не слышно в голосочке иронии и сарказма, словно их собака левретка скушала. - Я же сказала - вы узник, и вас ведут по коридору, из которого вы не выйдете, пока вам не позволят, то есть - я.
  Облегчу задачу и скажу без особых отклонений, как отклоняется уборщица на маятнике Фуко в Санкт-Петербурге.
  Вероника Кастро, испанская актриса шутки ради повисла на маятнике, качалась и кричала старушкам билетершам, что изменяет ход Земли.
  Но я ход Земли не изменю, даже, если в зеркале увижу тщеславного черта в тулупе извозчика.
  Я скажу как, а потом, при встрече - почему!
  Как? повторяю: постоянные звонки, уверения, что мы - родственные души; смех, хохот, лесть прямая, повисание у вас на руке от смеха, обнаженность - теперь, даже, если захотите, то вспомните меня нагую, прелестную, расслабленную, а каждое мое движение, каждая поза - заучены, выверены на компьютере, и на науку охмурения ученые не ниже вас рангом затратили свои жизни.
  Вы не сможете вырваться, у вас возникнет и уже возникла потребность общения со мной, потому что так написано, так подсчитано и так случится, если я не передумаю.
  Через пару дней вы, Алёша, размягчаете хлебом в воде.
  Я ловила рыбу, хотя - девушка, ловила на хлеб "Пшеничный"!
  Старые рыбаки приманивают окуней опарышами и мотылём, а я не люблю червячков, потому что - красивая девушка, оттого и на хлеб ловила.
  Хищная рыба в Средней Полосе России на хлеб не идет, а в Сибири даже на голый крючок бросается, словно из железа добывает протеин.
  И вас поймала, оттого, что мужчины проще плотвы и уклейки.
  Вы завтра, или послезавтра, почешете затылок - мужчины часто чешут череп, словно извлекают изумруды из волос, и спросите себя:
  "Прав ли я, потому что выкидываю из мыслей эту прелестную девушку, похожую на березку?
  Пусть она обрабатывает меня искусственно, без чувств, но интересуется же!
  Даже выбрала для своих опытов, что лестно, оттого, что другие девушки и для опытов на меня не смотрели, словно я черный и неблагодарный, как сухарь".
  Вы убедите себя - а подвести к самобичеванию лоха не трудно, - и сами пойдете ко мне в ловушку - так кальмар плывет на свет фонаря.
  Я объяснила вам как, и, обязательно, вас интересует, что знаю о вас и откуда, словно залезла в голову вашу и выискивала факты подленькой биографии и географии.
  Давно существуют службы поддержки женщин, что охмуряют лохов, любующихся собой.
  Агенты собирают о мужчинах - всяких - сведения, а потом продают за деньги всем заинтересованным - так в магазине продавщица с сальными губами продает треску.
  Вы, Алёша, даже не представляете, какие у нас, девушек, запросы и пожелания к избраннику, словно мы не на Земле живем, а в стране фей и скопцов.
  Одной требуется филателист импотент в очках минус сто.
  Почему филателист импотент инвалид по зрению?
  Потому что - удобно и напоминает любимого папочку.
  Девушка не любит половые сношения, занимается редко, не со вкусом бекона, поэтому выбирает молодого импотента, чтобы он не приставал, не требовал, а сопел над марками, а марками она тоже увлекается с детства.
  Другая подыскивает в агентстве самовлюбленного красавчика, что день и ночь расчесывает золотые кудри - так и никак по-другому.
  И ей находят красавчика, что озабочен только своими кудрями - так Златовласка заботится о птичках и рыбках в городском пруду Берлина.
  Когда клиент найден, то девушка с помощью агентов или сама, если достаточно изучила теорию охмурения, без всяких трудов и дополнительных средств механически обольщает лоха - "великолепный волшебник", "гений", "мы - родственные души", три звонка в день, смеется над шутками, виснет на руках в смехе, словно мочалка на рогах лося.
  Просто? Но эффективно на сто процентов, лучше, чем охрана в тюрьме - и из тюрьмы узники сбегают, а от кадрящей девушки - никогда!
  Случается, что девушка вдумчивая, воздушная балерина, забывает слова "волшебник", "великолепный", словно налетела на золотой гвоздь головкой.
  В ухо девушки агент помещает малюсенький микрофон, а сам из автомобиля, или со скамейки диктует, подсказывает, что в нужный момент должна сделать - нога на ногу, засмеяться, повиснуть на руке, назвать великолепным волшебником или ради романтики - прочитать хайку, или отрывок из "Кому на Руси жить хорошо".
  К клиенту подсаживают девушку, клиента ведут до нужного результата - так карпа подкармливают, а затем поджаривают с луком.
  Не люблю речную рыбу, особенно карасей в сметане, а некоторые клиенты похожи на карасей.
  В селе Степное, куда я приехала к подружке на летние каникулы, выращивали карасей для откорма свиней.
  Мы с Наташкой загорали, и к нам, разумеется, подкатил местный парнишка, который не считал себя обиженным и непризнанным гением, что редко в деревнях, где коньяк по большим праздникам.
  Серёга долго нас кадрил, неумело, и я даже в один момент чуть ему не подсказала, как охмуряют девушек по правилам, но предложил рыбы: наловил бесплатных карасей, поджарил на костре и угостил - не своё, не жалко.
  "Кушайте красавицы! - Серёга, словно не три, а шесть дней не кушал, набросился первый на рыбу, даже тренировочные штаны с пузырями на коленках не подтянул. - В карасе всё, что нужно для тайной любви на сеновале.
  Подвиг каждой девушки в уединении с парнем, а та, кто на подвиг не способна, решительно возвышается, залезает на яблоню и прыгает вниз на борова.
  Испуганный боров уносит девушку из деревни и из сердца парня".
  Серёга намекал, поучал, и, вдруг, подавился, большой острой костью, похожей - когда вытащили, рассмотрели - на палец гнома.
  Красавчик кашлял, рыдал, обливался потом, хрипел, вытирал сопли рукой, испускал газы, задыхался, а мы наблюдали и гадали на ромашке: умрет или выживет.
  Наконец, Наталья подняла с земли палочку - обглоданную козами, и со всей силы, как рыцарь втыкает копье в жену индейского вождя, воткнула Сереге в горло - выживет, или не выживет, сарацин.
  Наталья лелеяла мысль, что её наградят медалью за спасение жизни человека.
  Палка поддела рыбью кость и чудом не убила Серёгу.
  С тех пор он возненавидел Наталью, и грозился, что убьёт меня, потому что я не одарила его плодами любви и не отвечала на горькие, как тухлый горох, комплименты.
  Я случай привела посторонний, из жизни рыб, а не теория кадрения.
  Я вам, Алёша, рассказала о том, как выбирают лоха по параметрам, а затем технически ведут, словно козу на бойню.
  - Да! Я догадывался, но не помышлял о грандиозности и продуманности проекта охмурения мужчин! - Алёша с нотками то ли одобрения, то ли задумчивости проговорил, словно готовил конспект по ядерному взаимодействию атомов мужчин и женщин. - Просто немыслимо, как движется наука в социальной сфере, и догадываюсь, что наука охмурения не более сложная, чем геометрия в седьмом классе.
  - Намного легче геометрии, Алёша! Вы - волшебник, потому что поняли.
  Родственная душа поймет родственную душу! - Елена засмеялась смехом номер три; не видела, но знала, что Алёша в этот момент улыбается, потому что все мужчины улыбаются - доказано и проверено, как золото и серебро.
  - Да, да, ждал откровенности, прикапливал мысли, сладострастничал с физикой, но не докапывался до корней, как свинья под дубом.
  Сколько же стоят услуги агентов по поиску лохов, то есть - нас, и по сопровождению до цели, указанной и обозначенной девушкой?
  Я с упоением помышлял в глубочайшем секрете от товарищей и с радостью откровенной для себя, что встречу благонравную девушку из Белорусских лесов, непременно отшельницу девственницу, раскованную, веселую, пропахшую грибами и черникой, что только и мечтала о встрече со мной, а затем меня полюбит, несмотря на разницу в возрасте и поле.
  Но вы на практике доказали, что робкая благонравная девица сидит в каждой, кого я раньше называл - проститутка, и мир в тиши лесов, сколько бы ни соблазняли белки горностаев, не преобразится, если к нему не подойдет с воодушевлением и теорией охмурения существо женского пола с претензией на мозг профессора.
  Сколько? Сколько денег вы платите за продуктивный поиск нужного элемента - не скажу, что пятого, как в фильме, но второй половинки?
  - Каждый лох оценивается агентом по-разному, - девушка ждала ответ, говорила мягко, словно шла босыми ножками по весенней травке. - Никогда, Алёша, слышите, никогда не воображайте, что деньги поднимают голову и непременно объяснят, почему свинья хрюкает.
  Иногда девушка всеми средствами стремится к жениху, зажигает во лбу звездочку - ей кажется, что - Звезда во лбу горит, но на деле - адское пламя или шахтёрский фонарь на каске.
  Шахтеры часто бунтовали, но правительство завалило шахтеров в шахтах, и бунты прекратились, революцию похоронили заживо.
  В Южной Америке шахтеры в шахте просидели три месяца, и знаете, что их спасло, как веревка без мыла? - голос Елены торжественный, будто она нашла в трибуне Съезда Компартии Китая кусок золота. - Шахтеров спасла песня о любви
  Не блажь, после которой человек ничто не чувствует, кроме органов пищеварения, а - гортанные звуки, что называются песней, даже в шахте с фонариком на каске.
  Девушки не играют в шахтеров, но Звезды, Звезды зажигаем в очах и на лбу, и не у каждой красавицы звезда - Звезда, о чем я уже объяснила и показала себя со всех сторон.
  По мнению дилетантов, и полагаю, что вы тоже - дилетант, хотя, возможно, скрываете свой ум и опытность в общении с девушками, глубинные ледяные знания под хитрой маской волшебника.
  Алёша, вы - волшебник великолепный.
  - Елена, Елена! Я уже понял, что вы выпускаете слова "волшебник и великолепный" автоматически, потому что так положено по теории кадрения, и оттого, что я знаю, слова теряют блеск и силу, словно их затоптали сапогами с толстым слоем навоза на подошвах. - Алёша объяснял снисходительно, как студентке на экзамене рассказывал о сношениях протонов и нейтронов в атомной бомбе США. - Случается, что и я объявляю, а затем забываю, о чем говорил, словно маленькие гномики высосали часть мозга с речевыми станками.
  Часто к моим словам прислушиваются, а иногда - игнорируют - так кошка проходит мимо убитого менеджера.
  С моим другом детства, давным-давно, когда ромашки по пояс, мы ходили на рыбалку на речку Волга, где много кораблей и купающихся женщин без одежд.
  На женщин мы, если и обращали внимание, то с недовольством, потому что они распугивали рыбу; щуки и окуни сигали в сторону от белых тел с черными сосками, думали, что не люди плавают с ними в одной реке, откуда пришла жизнь в Астрахань, а - белые медведи и тюлени альбиносы.
  После рыбалки я всегда заводил жалостливую речь, что бедствую, что денег нет, поэтому скоро уеду обратно в Москву, где на помойках встречаются приличные полуобглоданные тушки диких куриц с синими ляжками.
  Мой друг Борис нервничал, убеждал меня, разливался соловьем по граммофону, толкал торжественные речи (он впоследствии окончил курс молодого политика и ораторствует в доме Терпимости - много денег получает от меланхоличных девушек, которых ты, Елена, проститутками не назвала):
  "Лёха! Почему, почему всё хорошее так быстро заканчивается, как сгущенное сладкое молоко в банке Белорусского производства из Украинского Чернобыля?
  Главное, что мы здесь, на Волге очень нужны рыбам, нужнее всех нужных.
  Мы поддерживаем экобаланс в водоеме реки, без нас, уклейкам и плотвичкам, как не впасть в отчаяние при виде того что делается на илистом дне и на пляжах, где загорают без стыда, без совести и без одежд молодые женщины.
  Дождись конца осени, и уверяю тебя, что получишь неслыханное удовольствие даже без денег, когда коров поведут на бойню, и нам отдадут лучшие потроха, похожие на глаза французских балерин.
  Я видел французских балерин, подсматривал в щелочку Дома Культуры, когда они приезжали и танцевали странные танцы, намного хуже, чем Мужик Камаринский.
  Дядя Коля мужика Камаринского давит, наслаждается процессом, прыгает, хватает за фалды сюртуков прохожих профессоров, дурным голосом поёт, а бабы говорят - блажит, и при этом всем желающим в подробностях описывает процесс строительства моста через Керченский пролив.
  Мелькнет в толпе легкий сарафан любопытной девчушки, что сбежала от домашней работы, и дядя Коля еще более воодушевляется, словно перца заморского скушал три горсти - наставник, молодых поучает.
  Ты, Лёха, прескладно врешь девушкам, поэтому оставайся, а то у меня язык прилипает к зубам, и, кроме языка жестов, ни - слова.
  Препочтенный ты мой дружище!" - после этих слов Борис лез с политическими поцелуями ко мне - два поцелуя в щеки и один - в губы, как на подиуме с лесбиянками.
  Борис щедро отдавал мне рыбу, и я оставался, потому что в рыбе - фосфор, нужный для костей и коры головного мозга.
  Я вижу, Елена, что вы хотите мне добра, помогаете мне, как козлик Мека помогает барану Бяшке.
  Но в чем практическая польза от вашей помощи, в чем предназначение ваше, и часть предназначения вы отдаете мне, потому что тратите на меня время, а время во Вселенной - ничто, и, наоборот - всё!
  - Вы даете мне свои слова, и мы соединяемся, как два шарика в воздушном потоке Московского утра! - Елена выдохнула с девичьим восторгом, и он потек по проводам к уху Алёши - так каша протекает сквозь карман воришки. - Алёша, признайте, только честно, как после бани с самураями в Киото - вам же приятны мои слова, что вы - волшебник и великолепный?
  Теория кадрения не обманет; все обманут, и Тарас Бульба обманет жену, но теория охмурения лохов никогда не давала осечки, как автомат Калашникова в вакууме.
  Мне один мой старый приятель развивал теорию о том, что теория кадрения - пустое сотрясение воздуха, как извержение вулкана, и что мужчины не реагируют на слова женщин, не поддаются на уговоры, и ведут себя, как законопослушные бухгалтеры в Летнем Саду.
  Он уверял, а сам копил деньги мне на кольцо с бриллиантами, хотя - бедный учитель рисования, как букашка на столе.
  Мужчина может быть бедным, и ему прощается бедность, но жадность не прощается никогда, даже миллиардеру.
  Представьте, Алёша! Миллиардер стоит на коленях перед капелланом, просит прощения, словно выпил литр олифы.
  За миллиардером бдят его слуги и охранники, впрочем, слуги - те же охранники, как тараканы охраняют сыр от мышей.
  Миллиардер кается, а капеллан золотой чашей кающегося грешника по башке бьёт.
  Взаправду потешно?
  АХАХАХАХАХ!
  - Смешно, но...
  - Без всяких но, Алёша! Отвечайте, говорите же, не томите, весельчак и шалунишка: нравится, когда я вам льщу, когда называю великолепным волшебником?
  - Ну, хотя в искренность слов не верю ваших, и тем более, что вы сами объяснили, что действуете автоматически, словно робот на детском утреннике.
  Часть приятности имеется, не скрою, оттого, что слова "волшебник" и "великолепный, когда исходят от вас в мой адрес, словно письма, загадочно действуют на подсознание, медом смазывают извилины и душу.
  Явление не изученное, но оно существует и вне нашего сознания, как гравитационные волны, даже в бассейне.
  Их никто не видит, но действуют же, заразы.
  - Алёша, вы великолепный волшебник! И теперь видите, что мы понимаем друг друга, отсюда следует, как из полезного салата со шпинатом, что...
  Продолжите мою мысль, Алёша, вы же знаете, как заканчивается предложение...
  - Что мы - родственные души!
  - АХАХАХА! Угадали, Алёша!
  Я охмуряю вас по теории, вы знаете, что дальше скажу, но тем не менее, вам приятно, вы не затрачиваете много времени на мыслительные процессы, а получаете наслаждение индийского кино.
  В индийском кино всё ясно, поэтому оно столь любимо миллиардами людей и зверей.
  Я предупреждала, что не соскочите с крючка, вы же не Железный Макс, или Вольфрамовый Дровосек!
  Миллиарды! Миллиарды денег не нужны, они вышли из моды, как короткое черное платье.
  Француженки выдумали короткое платье, потому что они очень экономят на материале, оттого, что мужчины женщин во Франции не содержат, и сами француженки бедные, оттого - скупые.
  У скупых всегда длинные крючковатые носы, как у потомков Бабы Яги.
  Из экономии француженки не носят нижнее белье, но бедность закрывают словами - амур и тужур - не знаю, что они обозначают, но без нижнего белья зимой никакие амуры и тужуры не помогут, если тужур - не тужурка и не ватные панталоны.
  В агентстве на миллиардеров спрос упал, как на прокисшее молоко.
  Зачем красивым девушкам избалованный мужчина, с потенцией слабой, ежовой, потому что: любовнице доказывает, что - мужчина, секретарше доказывает, членам парламента доказывает, а на жену даже с ворохом таблеток виагры сил не остается, щеки опадают, словно от дождя над химкомбинатом в Магнитогорске.
  Средняя стоимость абонемента на миллионера и на миллиардера со скидками - до тридцати долларов в месяц, как за порцию курятины.
  А за абонемент на месяц на вас, Алёша, я заплатила двести долларов - не подведите моё чутьё лисицы.
  В семь раз переплатила, чем за миллионера.
  Ботаник, толстый потный филателист - еще дороже - четыреста долларов в месяц, но мне филателист не нужен, у меня другое направление, и жизненный отсчет, как на Байконуре.
  - КХЕ-КХЕ! Оценочная шкала Амура! - Алёша заметно смутился, и голос его дрогнул, словно Алёша продавал ворованную конину. - Сколько же стоит абонемент на Принца?
  Каждая девушка мечтает о Принце на белом коне, и, если бы Принца продавали, то есть билеты на него - абонементы, то: "Благодарю-с! Кто последняя в очередь на Королевскую особу в лайковых чулках?
  Как скажите, хорош ли этот Принц на параде, и как вы отличаете комаров на улице - по половому признаку, или по рангу - на принца сел, значит - королевский комар?"
  Почему абонемент, отчего вы так называете, словно не на жехинов гадаете, а на трамвай.
  Помните, пьеса - "Трамвай желаний", где все счастливы, а каждый несчастлив по-своему, словно ему подарили пирог с курагой?
  Я мечтал о карьере капитана дальнего плавания, но в третьем классе общеобразовательной школы номер восемьсот девяносто два - школа, как школа, только в ней сейчас дети китайских рабочих проходят интенсивный курс молодого Российского менеджера.
  Как это получается, что при рождении на китайцах появляются родовые знаки: дракон, петух, тигр, а на нас - нет, словно наждаком кожу полировали?
  И, действительно, без сомнения - наждаком, потому что наружность требует определенной закалки и особого вида - если это наружность Москвички.
  В трамвае желаний - но не в том, о котором пьеса написана, а в трамвае тридцать четвертом в Москве я ехал со своим школьным товарищем - ему повезло, потому что осуществил детскую мечту - работал кондуктором трамвая, как золотые слитки перевозил.
  Кажется, что смешно, нелепо, безрассудно и глупо, когда ребенок мечтает в детстве не о Космосе, а о работе кондуктора трамвая - да и я мечтал, а кто не мечтал, словно золотыми гвоздями зубы прибили?
  В Новогиреевской стоматологической клинике золотыми гвоздиками зубы приколачивают к челюсти, а на серебряные в клинику квоты нет, потому что рубль упал по отношению к доллару, и психоз вымел всё серебро из лечебниц для дефективных детишек.
  Мой товарищ билетер - и опять же - естественное, что мечта сбылась, если, конечно, мечта не о карьере оперной дивы - человек благонамеренный, естественно спокойный и практичный - не оправдывался, что стоит на столь низкой (по мнению графов и князей) ступеньке социальной лестницы без перил.
  Колян выглядел спокойно, полностью удовлетворенным, расслабленным, духовно возвышенным, словно его каждый день награждали Орденом Знак почета.
  Наград ему не нужно, потому что высшая награда - исполнение детских мечт, пусть даже - кондукторно-трамвайных.
  "Спокойно живу, прогнозируемо, и в прогнозируемости особая радость разряда Всевышнего порядка с пением канареек в душе! - Колян и с меня за проезд взял, хотя мог бы пожалеть школьного товарища. - Карьера не беспокоит - нет у кондуктора трамвая карьеры; по здоровью из-за профнепригодности не выгонят - кондуктор хоть без ушей, хоть без ног, а всё равно нужен, как доски в заборе; никто меня не подсидит на работе - не рвутся люди в кондуктора трамваев; никто не уволит за пьянку, потому что с утра не дую в трубочку - пил или не пил вчера; девушки при этом... - Колян многозначительно замолчал и пальцем ткнул в невысокий потолок, под которым в трамвае водили хоровод ночные мотыльки, похожие на куски мочалки. Мочалки не летают, а мотыльки - со всем удовольствием крыльями машут, и нет в полете ночного мотылька злобы, суеверного страха перед инфляцией, потустороннего видения нашего Мира. Днем ночные мотыльки прячутся в норы и логовища, а в трамвае не прячутся, потому что трамвай - зона мирного сосуществования, нейтральная территория, сломанная Берлинская стена. - Перед бабами никаких обязательств, словно костыли сломали.
  Залетит если кто от меня, то - без претензий, потому, как нечего взять с кондуктора трамвая, кроме его совести в полосатых портках.
  Я почему-то представляю совесть - девушкой с крутыми бедрами, обтянутыми мужскими портками в полоску.
  К миллиардеру девушка с претензиями, что оскорбил словом или действием: не имеет права миллионер обозвать дурным тоном девушку - и мигом засудят богача, и половину нервов с миллионами отберут без масла и без соли.
  Кондуктор - хоть с утра до вечера слова коверкай, даже руку иногда можно приложить - украинские женщины любят, когда мужчины их бьют - даже в радость им, красавицам путанского разряда.
  Любит, значит - бьёт.
  Ещё и попросит, как кошка мышку - ударь меня, пожалуйста, чтобы я себя почувствовала любимой женщиной.
  Полицейские счастливо улыбаются, когда пьяный из лужи поднимешь своё тело, а полицаи спрашивают - "Где работаете", и, услышав - "Кондуктор трамвая" - тут же теряют к тебе интерес, и нервы экономят на благо Российской экономики.
  Инженера запугают до штрафа, скажут, что напишут на работу, сообщат о непотребном виде и поведении, а, если кто из полицейских не войдет в положение кондуктора трамвая и ощутит себя великолепнейшим комиком, поэтому напишет кляузу в трамвайное депо, то в депо ещё и посмеются, похлопают по плечу - "экий ты, гуляка!" - а полицейскому друзья посочувствуют, выразят презрение и с негодованием пожурят и укорят на профсоюзном собрании "Нашел, кого опускать по малой - кондуктора трамвая! Нет, у тебя, брат, чутья на людей с деньгами, похожими на красные редиски!".
  Замечательно, спокойно, даже в высшей степени благонадежно, потому что партия и правительство поощряют спокойствие и благонадежность, на которых держится общество с путанами".
  - Вы, Алёша, великолепный волшебник и родственная душа, потому что затронули тему за секунду до того, как я бы её подняла, пусть не подъёмным краном с рычажным механизмом, но серым веществом мозга! - Елена снова засмеялась, и нет в её смехе натянутости, а только лесная благодать беззаботной белки-билетёрши. - Абонементы на женихов различны, и большей частью требуют опыта девушки, но с опытом девушка стареет, как грушевое дерево.
  Японские девушки замазывают лицо штукатуркой - хоть сто лет проживи с гейшей, а под штукатуркой не узнаешь, сколько ей лет в обед - сто или девятнадцать.
  Положим, если сто лет прожить, то уже не девятнадцать, но гейши - материал расходный, не то, что кондукторы трамваев.
  На кондукторов нынче среди девушек очередь, как в день падения рубля за золотом.
  Но мне кондуктор на данном отрезке времени не нужен, словно в воздушном шарике пальцем шалунишка проделал дыру.
  КондукторА дорого стоят на рынке услуг, особенно - кондукторы трамваев, потому что - чинные, спокойные, как собиратели облепихи на Алтае.
  В семейном деле важно - послушание и склонность к безтрагедийным пьесам.
  Абонемент на кондуктора неизмеримо дороже, чем на Принца.
  Принцы - прошлый век, Алёша, ушедшее дерьмо мамонтов.
  Кому нужны Принцы в нынешней психолого-анатомической деятельности?
  На девушек, которые мечтают о Принцах, подружки смотрят с сожалением, и, если раньше сожаление оттого происходило, что нет возможности девушке прикадрить Принца и охмурить его, то сейчас - уже несколько веков - сожаление, что девушка больна, травмирована душевно, и нет у неё сил на нормального мужчину, поэтому остается только Принц.
  Потешно, но - так; мы дальше шагнули, чем вы, устойчивые в своих сказочных мнениях, ученые.
  Сто веков назад пастушка мечтала о Принце, потому что во Дворце тепло и еды достаточно, как для людей, так и для собак.
  Сейчас у девушки есть все: жилье, пропитание, нужная сумма денег, а больше - от лукавого, и лукавого мы видим, а вы, физики, со всеми стробоскопами и кружками Эсмарха даже Ангелов небесных не замечаете за плечом.
  Что Принц? Зачем Принц? Почему Принц?
  Муж принц, значит - жизнь с ним по этикету - сам он имеет право на всё, а ты - даже с любовником не уединишься в туалетной комнатке, больше похожей на дворец, чем на ложе любви.
  За тобой слежка спецслужб, а потом старая Королева-мать щурится близоруко, букли взбивает и укоряет, поучает, ругает, что ты ведешь себя недостойно звания жены Принца, что замечена в ковырянии под ногтями, не улыбнулась Папе Римскому, когда он в Папамобиле проезжал по полям орошения.
  Обязанностей у жены Принца множество, а толку - никакого, потому что от всех денег нет смысла, если не покупаешь на них то, что душа и тело требуют в нужный момент.
  Из кондуктора трамвая мужчина в сиксилиард раз крепче, чем из Принца, как вольфрам крепче ваты.
  Принц постоянно доказывает себе и окружающим, что он - мужчина - рядится в военную форму, прикладывает руку к фуражке, а кондуктор в военную форму не вкладывает смысл, и руку к пустой голове не прикладывает, но от него аж веет, несет мужчиной без всяких доказательств теорем, потому что кондуктор трамвая - аксиома.
  Оттого и абонемент на кондуктора трамвая...
  Ах, вы спрашивали о значении слова "абонемент", словно неграмотный зулус.
  ХАХАХАХА!
  Алёша, вы - волшебный потешник, удивительный и великолепный!
  Родственная моя душа, Алёша!
  Абонемент, потому что - на месяц, как месячные у девушки.
  У кошки месячные длятся всю весну, а у нас - несколько дней, и в этом - высочайшее неравноправие девушек и животных.
  Если за один месяц девушка не охмуряет клиента на абонементе, то - продлевает абонемент, либо отказывается от клиента, и абонемент на этого лоха продают другой соискательнице, либо - в архив - до новых встреч в парке.
  Система с лохами, абонементами на них - высшая математика, и уверяю вас, Алёша, интереснее, чем теория комплексных переменных, похожая больше на сказку, чем на науку на кончике золотого пера ручки "Паркер".
  Стоимость абонемента на принца на сегодняшний день - отрицательная, как и комплексное число - вот я что знаю, оттого, что умная и образованная, словно меня подковали не под ноги, а за ушами.
  Отрицательная стоимость абонемента - девушке доплачивают, чтобы она кадрила Принца.
  Миру показывают, как за Принцем бегут девушки, забрасывают дорогу цветами, кричат "Гарри! Компот! Валькирия! Принц! Возьми меня хоть в жены, хоть как".
  Но - участие в массовках, потому что Мир нуждается в легендах, в относительности и многообразии, как многообразно сообщество бактерий в природе.
  Все, в том числе и вы, Алёша, привыкли к штампу, что девушки мечтают о Принце на белом коне.
  Мировая серая система поддерживает штампы, иначе Мировая экономика бы рухнула, и никто бы не покупал буквари и книги с волшебными сказками.
  Если бы кузнецы Китая и шахтеры Южной Америке узнали, что девушки не желают Принцев, а мечтают о шоферах и угольщиках, то рыдали бы, бросили свою работу, оттого, что мужчины тяжелее переносят крушение сказок и легенд, чем невесты.
  По совести, на поддержание легенд, Мировое Правительство каждый год выделяет огромную гору денег, иначе - коллапс, каловые массы на улицах городов и афроамериканцы в математике.
  Отрицательный абонемент на Принца недавно - я видела, мне всовывали, как нагрузку к абонементу на вас, включает: оплачивают вам дорогу до страны, где проживает Принц или находится на лечении, плюс гостиница, плюс рестораны и магазины - но не бутики, и по пятьдесят долларов за два часа бдений около дворца Принца и натянутых восторгов, когда он выезжает и лениво машет рукой поклонницам, словно сбивает пыль с ермолки.
  Пять лет назад я летала в Англию, сидела без денег, вот и позарилась на абонемент на Принца, на очень отрицательный, как температура жидкого азота, абонемент.
  Мне заплатили за перелет, проживание, питание в ресторане общего обслуживания "поклонниц" Принца, выдали на руки пятьсот евро на три дня - расходы на магазин и на кофе, когда на лужайке поджидаем выхода Принца.
  Мы с подругами по несчастью курили, судачили, обсуждали настоящих мужчин и ждали, когда же этот чёртов Принц вывалится из Дворца, чтобы мы прокричали оплаченные восторги, а затем с чистой совестью пошли бы в каменоломни на поиски настоящих мужчин с руками, похожими на дубы.
  Впрочем, без особой тревоги ждали, заодно и загорали (а пресса потом раздует - "Девушки в порыве патриотизма и любви, скинули одежды - так величают Принца".).
  Наконец, открываются ворота, мы вопим - а надо стараться, потому что за нами следят работодатели, и, если мало восторга выказываешь - Премию не дадут.
  Принц выезжает в открытой консервной банке - машина без верха.
  Лощенный, напомаженный, причесанный, в парадном мундире воителя военно-морских сил, машет нам ручкой в белой перчатке (зачем мужчине белая перчатка)?
  Мы выражаем оплаченный восторг, подпрыгиваем - засиделись, словно коровы на мясобойне, и вдруг...
  Словно Иерусалимский первый весенний гром - газонокосильщик - проснуться, заснуть и снова его увидеть - мечта.
  В неряшливых засаленных штанах из мешковины, босой, как Толстовец - но никто о Толстовцах в Англии не слышал, в рубашке на выпуск, и заверяю, что рубашка, словно на себе все чаи и кофе опробовала - не чище портков, даже любая половая тряпка в Саратове и то яснее.
  Черные кудри вьются, перехвачены берестяной веревочкой; лоб низкий, а морда молодая - одутловатая - видно, что газонокосильщик после пира проснулся, и пир не во Дворце, а в самой, что ни пропащей харчевне.
  Я представила, как тихо целует газонокосильщик меня в трактире, как подносит мне ножку кабана, а сам склонился над фотографией великой княгини и поддерживает своё тело из последних сил, как ромашка во время урагана.
  Я бы оправляла ему постель - там же в трактире, в нумере, а затем упала бы на столик - дорогая закуска к дешевому пиву, пугливо прикрыла бы глаза, а газонокосильщик приложил бы небритую щеку к моей правой груди и слушал, слушал - или спал, как спит свеча в тюремной камере.
  Я бы фотографировала до одури его помятое личико, с не по-детски грустным шрамом, заказывала белое вино и любовалась бы небрежно завязанной рубахой газонокосильщика (пуговицы отлетели в мороз).
  Когда я перед Дворцом вышла из грёз, то по мечтательным улыбкам девушек на абонементе Принца, поняла - что схожие мечты будоражат всех, будто они - милые белки в загоне для кроликов, ждут, когда матушка зоолог заснет непробудным сном любительницы цианистого калия.
  В припадке первая не выдержала коротенькая желтая азиатка, похожая на панду, что обкушался стеблей молодого бамбука.
  Девушка с воплями побежала к газонокосильщику (газонокосильщик остановился, извлек из кармана портков бутылку виски, жадно пил из горла, не закусывал, и кадык его ходил поршнем; жижа стекала на рубаху - отмывал грязь и грехи).
  За азиаткой - толпа поклонниц газонокосильщика, и в толпе я не без удивления обнаружила и себя с открытым ртом, горячим телом и набухшими молочными железами, будто я только что с купания в молоке ослиц.
  Сметливый водитель автомашины Принца дал по газам, и Принц ничто не заметил, укатил в эскадру уверенный в том, что все девушки его обожают, как овсянку по утрам.
  Газонокосильщика расстреляли, да, на лужайке расстреляли бдительные стражи Мира в голубых кальсонах.
  Позже мы узнали, что газонокосильщик - агент мирового терроризма, он - бродячий акт возмездия; террористы мстили Принцам.
  Газонокосильщик - великолепен, но ему не угнаться по волшебности и великолепию с вами, Алёша!
  Вы - по-настоящему волшебник великолепный, а газонокосильщик - легенда рока, без чая в голове, - Елена круто перешла на рельсы кадрения Алёши, снова смеялась, и смех её рождал в телефонной трубке новые, ранее не испытанные Алёшей, ритмы. - Я позвоню завтра, в обед, ждите, Алёша!
  Знаю, что утром даже с неудовольствием скушаете картошку с маслом, подумаете на миг, что не нужен мой звонок, а, если я позвоню, то не возьмете трубку, или отделаетесь дежурной, как полицейская часть, фразой.
  Но ближе к обеду под мышками у вас намокнет, сердце собьется, станете рассеянным, как Рассеянный с улицы Бассейной.
  В наше время Рассеянный выживет и неплохо устроится, потому что каждому по способности, и способности не зависят от предложения руки и сердца: пусть вы - мужик, или горничная в белом переднике и в черном заднике.
  В доисторические времена, когда господа под стол за репой ходили, Рассеянный бы не выжил - разве что на роли городского нищего, да и то - не протянул бы, потому что роль городского нищего требует не только самоотдачи и самоотверженности, и но и высочайшей концентрации мышления, силы духа и физических сил - что недоступно Рассеянному.
  Вы же к обеду станете глухой к мольбам студенток и невнимательно настроите осциллограф, оттого, что мысли обо мне займут бОльшую часть вашего головного мозга, гораздо бОльшую, чем случится, если вы потеряли кошелёк с золотыми монетами. Пока-пока, волшебник великолепный Алёша! - Елена отключила связь, потому что имела право на отдых, трудовое законодательство позволяет.
  Надуманное, наносное вырвалось, вдруг, в легком порыве балерины.
  Девушка вскочила с кожаного белого кресла, подняла правую ножку и начала танец - пусть не профессиональной балерины, но - девушки, поэтому - танцорки.
  Со страстным упорством она поднимала ногу всё выше и выше, кажется, что ещё чуть-чуть, и промежность лопнет, но хоровод, подобный хороводу снежных жуков, незримо кружился, и Елена в танце с эльфами целомудренно прикрывала ладошкой сокровенное; личико её суровое, потому что волшебник и великолепный - пусть Алёша, или другой, с подзорной трубой в соседнем доме, не видит.
  В конце танца Елена излила душевный порыв самозабвенной радости, упала на шкуру белого медведя (убитого) и заснула с благодарностью к самой себе - так бурундук нахваливает себя зимой за запасливость.
  Утром девушка в отличном настроении провела комплекс гигиенических восстановительных и косметических процедур - два часа; взяла контрольный пакет одежд - на всякий случай и выпорхнула из квартиры с ожиданием истерики и рыданий консьержки.
  Консьержка счастливая спала в будке, похожей по габаритам на будку суфлера, и Елена поняла, что день начался удачно, не напрасно прошла ночь, и, возможно, что ближайшие часы приблизят наступление Счастья.
  Машину запарковала возле метро "Партизанская" - нашлось место и для автотранспортного средства молодой красавицы, похожей в сиянии на изумруд за стеклом ювелирного магазина.
  Утро в зимний будний день - народу в парке не должно, как сельдей в Норвежском море.
  Но, то полицейский на пути, то старушка с вязанкой баранок, то продавец мороженного, больше похожий на наркодилера, - всё не располагало, и Елена уходила дальше, дальше вглубь парка, где заветная скамейка - напротив малого колеса обозрения, а раньше здесь стояла ледяная горка, за ней - русские горки с тележками - пора детства, слаще которой только старость под капельницей в лазарете имени Выздоравливания.
  Наконец, девушка дошла до скамейки - на пушистом ватном снегу вблизи нет следов - хороший признак для тех, кто ищет уединение не только физическое, но и в душе.
  Елена подложила под попу нагревающуюся подушку, чтобы ягодицы и всё к ним прилегающее не замерзли, не отпали весной вместе с сосульками Кремлевской стены.
  Подушка медленно нагревала скамейку, попу, тишина обволакивала - слышно, как вдали прокричал подстреленный гастарбайтер, и опять - вата в ушах, и вокруг пусто, словно все побежали в Ашан на распродажу.
  Елена прикрыла глаза и искала в душе ощущение безмерной пустоты, но не пустоты холодной, темной, адской, откуда дым серный и огонь, но пустоты умиротворяющей, как милостыня и хлеб с табаком.
  Пустота в Измайловском парке в груди и в душе девушки не похожа на слоновью пустоту йога в городе Дели, где коровы разгуливают без трусов по центральной площади Восстания.
  Пустота - не пустота, а присутствие в пустоте пустоты.
  Сначала возникали образы, как перед сном; картинки со словами и беззвучные, принцевские, надоевшие.
  В видении пробежал мужчина с двуствольным ружьем - не солидно, когда два ствола, но в лоб бьёт - ОГОГО!
  За мужчиной - собака в пятнах, и Елена узнала - пойнтер, похожий на ежа.
  Красивая собака, и мужчина целеустремленный, но не к месту они, не нужен даже абонемент на мужчину, потому что охотник лишний в мечтах о пустоте.
  Усилием воли Елена выгнала из головы охотника и собаку, держала темноту пять секунд, и в эту темноту влезла бородатая бабушка со свечей - Пиковая Дама.
  Пиковую даму Елена прогнала мысленным пинком - с бабушками она вела короткие, как ноги гнома-штангиста, разговоры.
  Наконец, угольная темнота с картинками померкла в сером мареве, и серое всегда побеждает, предвосхищает пустоту - так перед строем бронемашин на Красной Площади во время парада проходят барабанщицы без трусов.
  Елена почувствовала приближение пустоты, завоеванной поколениями ссыльных, тюремных надзирателей, полицейских, суррогатных матерей, опричников.
  Еще чуть-чуть, и ожидаемое возникнет в пустоте, из пустоты, и имя ему - Пустота!
  - Извините, закурить не найдется? - голос со стороны яркой зеленой молнией пронзил пустоту Елены.
  И сразу в голове возникла ярмарка с цыганами в красных рубахах; медведи на цепях; балаган, бабки в ярких шубах, пироги, собаки с консервными банками на хвостах.
  Елена открыла глаза, негодовала в душе, но улыбалась, потому что человек не виноват, если захотел закурить среди парка, а, кроме Елены в ближайшем столетии и ста парсеках никого подходящего для беседы нет.
  Худенькая высокая девушка робко улыбалась, даже готовила оправдательное извинение, если Елена откажет в сигаретке, или не курит, как цыпленок с табаком.
  Похитительница пустоты настолько заинтересовала, что Елена даже не очень ругалась в душе, словно ударили по щеке лопатой, но заплатили золотом за бесчестие.
  - Полегчало ли на душе, незагорелая? Женихи нищие, поэтому на югА не вывозят? - Елена мягко стелила снежком слов, чувствительно, но не свысока, не по-полицейски, когда полицай снисходительно беседует с бомжом, а душевно - так обмениваются подружки тайнами на верхней полке в бане. - Не за тем, чтобы я удочерила, подошла ко мне, я чувствую, всеми фибрами души ощущаю твоё волнение, и волнение не сигаретного фронта.
  За твоей спиной много лет назад стояла горка, и я на ней каталась, а добрые руки часовщика дяди Васи встречали меня на выходе из катакомбов - так Елена Прекрасная ожидает мужа бизона.
  Дядя Вася водил свою дочку, мою подружку записную Иринку и меня прицепом в парк, а мой папа всегда пьяный, поэтому - значительный, ведь у пьяниц всегда всё значимое: выражение лица значимое, одежда значимая, слова значимые, - папа меня не жаловал, и никого не жаловал, потому что с утра до вечера прислушивался к своему организму - нашептывает ли о похмелье.
  Зимний вечером в пятницу, когда с неба падали снежинки с фонариками, а во времена детства - всё таинственное и прекрасное, как в задрипаном театре - именно задрипаном, потому что в дорогих, прибранных театрах таинство исчезает, как и в новом Цирке, а в балаганах - остается с тараканами и угольными кучами - дядя Вася привел нас на горку, подставил лицо под снежинки и произнес удивительно тихим спертым голосом Чебоксарского мышелова:
  "Вы, девочки, подрастете, возмужаете, найдете себе достойное место в жизни, пусть даже место зубного врача при Канцелярии Управления делами Президента, но на голодное брюхо никогда не подходите к старинным часам.
  Никогда, слышите, девочки, никогда не обижайте часы с маятником.
  На часах с маятником держится наша Вселенная с зеленорылыми марсианами и зеленоглазыми Россиянками.
  В доме моего деда стояли напольные часы - тяжелые, как телега с конем и бабой крестьянкой.
  Крестьянки худые, но в тулупе, в меховых штанах, в пуховом платке и в валенках из кожи выглядят надутыми - так женщины в метро надувают себя насосом в заднепроходное отверстие, или не надувают, но выглядят, будто надували.
  Я подходил к часам тайком, когда дедушка уходил на рыбалку или к крестьянкам в поля - они вместе пили и пели.
  Часы теплые, родные, до боли в сердце молчаливые, и, кажется, что, если бы слово молвили, то покраснели бы от стыда маковым цветом девичьей стыдливости.
  Однажды я накушался гороха, читал сочинения Чарльза Дарвина "О естественном" и мечтал, что когда вырасту, то стану обезьяной.
  Обезьяны счастливые, кушают бананы бесплатно, прыгают беззаботно с ветки на ветку, а когда с обезьяной сделается истерика, то обезьяна хватает на руки ближайшего сторожа - пусть даже кладбищенского - и несет в своё гнездо на вершине Килиманджаро.
  Вдруг, словно молотом по мошонке меня ударило боем часов.
  Часы привычно отбивали время, но для меня оно - пытка разума.
  От страха я сходил под себя, затем увидел сделанное, и от стыда еще два раза сходил.
  С тех пор я верю в странные взгляды на улицах, и в каждом взгляде мерещится мне добрый маятник Фуко из Исаакиевского собора.
  Любите часы, девочки, как я люблю жизнь!"
  Дядя Вася закурил, руки его дрожали, а в уголках нежных очей сантехника светились лучики доброты и надежды.
  Ты похожа на часы; даже, если бы не спросила закурить, то всё равно - часы.
  Так что же ты хотела, когда нарушила моё уединение, а оно дорого стоит, больше, чем сто пудов пшеницы в мешках из кожи страуса.
  - Я! Извините! Виновата я! - девушка зарыдала, прикрыла личико ладошками, причем перчаточки матерчатые, штопаные. Плечи тряслись, и снежинки вздрагивали от ужаса. Полушепотом девушка начала рассказ, но робела, и слова иногда сливались в длинный звук, похожий на вой шакала в Тунгусской степи: - Я парня жду здесь.
  В парке. Зимой.
  Он - симпатяшка, Серёжа.
  Холодно, а вижу, что вы, и непременно замерзнете, я так загадала, потому что спите на скамейке, очи закрыты и попа примерзла к доскам, как прокаженная.
  - Отчего же ты сердобольная? От нужды? - Елена привстала показала на нагревательную подушечку от которой поднимался пар миража: - Сижу на тёплом, как пингвин в бутике.
  Только в тонких девичьих голодных телах теплится мягкосердие, сочувствие и услада Мира.
  Ты замерзла, и меня посчитала замерзающей, словно я продала хлеб, а деньги потеряла.
  Нет у тебя денег на шапочку, или нарочно не натянула, чтобы твой дружок радовался, насколько твоя короткая стрижка уместна в зимнем парке со снегирями.
  Кто посоветовал короткую стрижку?
  Зачем волосы стрижешь под мальчика, словно тебе в Гонконге пол сменили?
  - Разве не модно и не красиво? - девушка приложила руку ко рту, расширила глаза - спички не нужны, и в ужасе смотрела на Елену, будто Елена сейчас предложила взорвать и сжечь все дома престарелых. - Сергей сказал, что я не модная, потому что волосы длинные, а они у меня ниспадали до колен, как водопады в Сицилии.
  Не знаю, есть ли водопады на Сицилии, но если вода с горы льется, то - водопад.
  Любящий и гордый мужчина шутил, а шутит Серёжа великолепно - циркачи и комики в Большом Дворце Съездов завидуют шуткам Серёжи:
  "Когда на унитаз садишься, то длинные волосы падают в сики и каки! АХАХАХАХА!"
  Серёжа не знал, что я убираю волосы, когда иду в место уединения, и я ему не ответила, только робела, что он меня бросит, если я волосы не состригу.
  В цирюльне мигом меня подстригли за две тысячи рублей, добрые парикмахерши, я им еще улыбку должна - так волновалась, что не поблагодарила за модную стрижку.
  - Длинные волосА - долгая краса! - Елена подумала распушить свои волосы, а они по длине - ниже пояса, но не травмировала девушку, потому что затравленный взгляд незнакомки говорил о самоубийстве. - Девушку с короткой стрижкой замуж не возьмут в Москве; на Востоке камнями побьют и в колодец сбросят, а в Гренландии голую выгонят на мороз.
  Парни всегда заставляют девушек коротко стричься, а затем бросают со словами: "На фига подстриглась, тебе больше идут длинные волосы.
  Пойду, найду себя длинноволосую красавицу!"
  Из короткого нельзя сделать длинное, а, наоборот - запросто, как храп кошки.
  Кошки храпят во сне, неприлично храпят, до ужаса в глазах соловьев.
  Но с короткими волосами ты уже спокойно не похрапишь, потому что заслужила, чтобы сердце твоё продали на рынке донорских органов.
  - Вы! Вы со зла говорите мне недоброе! - девушка снова зарыдала, будто потеряла последнюю спичку в тайге. - Короткие волосы - модно, а вы, расфуфыренная... ой... извините за неприличное слово, но я не знаю его подтекст. - Вы, модная, а волосы у вас, судя по торчани из-под шапочки, да и вывалили вы их - длинные, как хвосты леопардов.
  Вправду, подстригите себя, тогда вас полюбит настоящий парень, симпатяшка.
  Я в последний месяц от любви к Сергею стала непрочная, заговариваюсь, но понимаю, когда он просит, и даже от молчания поступаю так, как ему нужно, потому что Сергей - слиток золота.
  Стихи читает мне, но чаще - анекдоты, полуприличные, - девушка не удержалась, засмеялась сквозь слезы - так рыбка выпрыгивает из воды в лодку. - Хотите анекдот от Серёжи?
  - Мамаша твоя жива ещё? - Елена поерзала на подушечке - припекает, как бане на полке. - Не думай, что я с тобой разговариваю из вежливости; мне забавно, потешно, поэтому беседу веду.
  И отчего же ты со мной на "вы"?
  Не русская душой?
  - Вы - моя ровесница... ты...
  Но даже с ровесницей неприлично сразу на "ты", потому что так в учебнике эстетике написано на сорок восьмой странице.
  Мне двадцать один год, и тебе столько? - девушка сложила губки бантиком, смотрела с надеждой, словно Елена сейчас выдаст выигрышные числа в лотерею.
  - Двадцать пять мне, - Елена провела пальчиком по губам: - Но никому! Наш с тобой секрет, как цветочки под стеклышком в ямке.
  Мы в детском саду делали секреты - ямка, в ней цветочек, а сверху - стеклышко; присыпали землей, верили, что через тысячу лет откопаем свой секрет и насладимся видом очаровательного цветка. - Елена улыбнулась, но слегка в волнении - так улыбается сверчок мышке.
  Она промолчала, что двадцать пять лет ей исполнилось четыре года назад, как в танке, где останавливается время.
  - Поразительно, а выглядишь вечно молодой, Ленин в мавзолее и то хуже сохранился, словно его обидели папуасы. - Незнакомка слегка успокоилась, присела бы рядом с Еленой, но короткая юбочка мешала - снег набьется под юбку, а там - тонкие чулки и - нет под ними трусиков. - В деревню к нам заезжал за мясом англичанин из Костромы, в Костроме у англичан товарищество боксеров.
  Англичанин тоже хорошо выглядел - в семьдесят лет на сорок пять, не больше, но и не меньше, как свет лампы в углу комнаты высвечивает лешего.
  Утром я несла ведро воды из колодца, думала, что в колодце увижу водяного, а водяные, по преданию с утра из колодца глядят желтыми очами-блюдцами в двадцать четыре карата золота.
  Но водяного не увидела, остановилась у лопухов, поставила ведро воды на землю, и вдруг, тоска меня охватила и понесла мыслями над полями, над лесами, туда, где прячется настоящий Пушкин, не тот, которого убили на дуэли из-за женщины, а другой, неведомый, то есть - прошлый, с пейсами, но он не умер, а в глубине Сибирских руд копит терпение и пишет нескончаемое продолжение сказки о Царе Салтане.
  Когда я мысленно пролетала над берлогой медведя, из неё вышел Сухомлинский - отец всех детей Пармы и кричал мне вслед:
  "Катенька, золотая бумажка моя!
  Что же ты с собой сделала, если тебе утром не только Пушкин из колодца не показался, но и водяной не виделся, а водяной высматривает всех, и все его видят поутру в колодезной воде, даже оскомину наел, как устаревший фильм. - Слезы градом хлынули из бездонных очей Сухомлинского, а в правом глазу у него - Космос с Созвездиями, в левом - отчуждение лесное. - Отчего же ты не в веселье, Катенька с большими надеждами на Будущее в Москве, где легенды превращаются в сказки?
  Не вини Президента США в падении курса рубля, а выйди завтра за околицу, поймай черного кобеля и отмой его добела - тогда Россия воссияет оловянным блеском
  Пусть сердце твоё откроется Пушкину, если встретишь его, но не называй поэта тягловой лошадью, а то он заподозрит тебя в краже стихов!"
  Сухомлинский пропал, а голос его ещё долго бился в облаках, и китайская обезьяна в короне, что живет на облаке, подпрыгивала и обещала засыпать Россию бесплатными авторучками китайского производства.
  Я забыла о наставлении Сухомлинского, не нашла черного кобеля и не вымыла его добела, о чем скорблю нещадно, и поэтому Россия еще не вышла из кризиса, в который никогда не входила, а его придумали, чтобы наши женщины толстели на дармовых окорочках.
  Когда вышла из полета в разумных мечтах, то подумала: не отбила ли я у Природы чуточку естества, а, если и отбила, то не нанесла ли непоправимый вред флоре, фауне, а от них и экономике России
  Сама себя возненавидела за неопределенность, и, явись мне черт с рогами и копытами, то на него не посмотрела бы, потому что скверно себя ощущала, как человек и как девушка - так пират теряет самообладание при виде пустого сундука.
  Англичанин у колодца не ненавидел меня, он относился равнодушно, словно колодец и я отстояли в другом измерении.
  Понимаешь? В другом измерении, где камни разговаривают.
  В детстве фантастика имела определенное давление на мой мозг, потому что ребенок легко внушаем, как пьяный крестьянин на ярмарке.
  Протекли мои мозги у колодца - не видимо протекли, а душевно, и я поняла, что не наживу умственного добра в жизни, если здесь и сейчас не дам отповедь равнодушию и скептизму англичанина, похожего в тот миг на еловую шишку.
  "Один в поле не воин, а два гроб не понесут!" - я сказала англичанину строго, а затем плюнула в пыль под его ноги (помни, что я ещё ребенок, и поступки мои неосознанные, но уже подходят под уголовный кодекс для малолеток). - Вы думаете, что все англичане сыщики - докторы Ватсоны и Шерлоки Холмсы с бренди и трубками мира в зубах.
  Не вы придумали трубку Мира, а - индейцы задумали трубку Мира и курили её с ядовитыми отравляющими веществами, от которых потенция мужчин индейских племен падала, а женщины не рожали после двадцати девяти лет.
  Но не отравляющие газы из трубок Мира сгубили индейцев, а вы, англичане, суеверные и непостижимые, возненавидели индейцев за то, что они обогнали вас в курении, поэтому вы и истребили сначала их буйволов, затем женщин, а после - головные уборы с перьями.
  Вы даже перьям в волосах индейцев завидовали, а сейчас стоите у русского колодца и думаете об официальном признании Левобережной Украины.
  Совесть вы свою пропили, а вместе с ней и науку с Ньютоном и английскими бульдогами.
  Английский бульдог - сильная собака, она даже укусила Белого Клыка - волка Джека Лондона, поэтому, за честь собаки, за свою загнивающую Англию будьте достойны!"
  Англичанин в ответ смерил меня взглядом, как подгонял размер под готовый свинцовый гроб, затем встал в спортивную стойку, размахивал кулачками точь-в-точь, как пьяные симпатяшки дерутся у сельского магазина.
  С нескрываемой злобой к нашим ромашкам и Костромскому сыру он произнес сквозь клубы табачного дыма из ворованной трубки Мира:
  "Девочка, ты еще слишком мала, как Фолклендские острова, но и они получили урок на всю жизнь с гуано и сопрано.
  Джеймс Скот, Роберт Уэллс, Фридрих Гегель - вдумайся в эти имена, они - достояние Мира, но вышли корнями из Англии, где хлеб сеют круглый год, и даже Английская Королева овцам на лужайках - не приказ.
  Что дала твоя Россия Миру?
  Репу? Квас с редькой?
  АХАХАХАХА!
  Если бы ты подросла, вошла в силу, то я бы побил тебя нашей борьбой джиу-джитсу, но так как ты выглядишь, словно почтовая кляча в дилижансе из Лондона в Мельбурн, то я тебя побью джиу-джитсу в воображении, а в реальности - получи урок настоящего английского джентльменского бокса!"
  После этих слов англичанин размахнулся и так врезал мне в челюсть, что я перелетела через колодец и упала далеко на грядках среди капусты и козлов в огороде.
  Как летела - не помню, но мне рассказали гусляры и баянисты.
  Они гримасничали, подпрыгивали, танцевали перед англичанином Мужика Камаринского, рассказывали о подковах, о хомутах и плугах, но никто не воткнул в бок иноземцу вилы с кусочками навоза на острие.
  Стыдно, очень стыдно за деревню и спившихся мужиков, что репу давно не садят, а попрошайничают на вокзалах и у сельских магазинов, где псы выкусывают репейники из-под хвостов.
  С тех пор я пошла в большой спорт, но не в бокс и не в джиу-джитсу, а в балерины, как в ласточки.
  Бокс и джиу-джитсу мне не по национальности и не по душе - так в кондитерской мясник с укором взирает на булки с изюмом
  Пробовала борьбу сумо, но после первого раза, когда чуть не потеряла девственность под сумоистом на татами (Борец сумо долго извинялся передо мной и даже подарил свою золотую медаль (когда я надкусила её, то оказалось - подделка из магазина "Спорттовары").), передумала и дальше задирала ногу под музыку, что называется - балет.
  Год я занималась в кружке балета, а затем пошла на просмотр к знаменитой, но уже увядающей без поклонников, балерине Ксешинской - бывшей любовнице князя Потемкина.
  Пани Ксешинская дожидалась меня с нетерпением - я поняла, когда она подбежала ко мне; лихорадочный чахоточный румянец во всю щеку, движения порывистые, губы засохли двумя колбасами с берегов реки Амударьи.
  Балерина схватила меня за руки, жадно глядела в глаза, несвеже дышала, и в дыхании переплетались чеснок, сало, водка, лук, горчица и еловые шишки, которыми, вероятно, балерина Ксешинская пыталась отбить дурные запахи, как из ада.
  "Дитя! Непорочное дитя восемнадцати лет, как же, ты не знала в жизни слова "пожалуйста"! - Балерина, неожиданно зарыдала от нахлынувших чувств, плакала по-мужицки - с подвываниями и выщипыванием отсутствующей бороды, словно искала в себе козла, но не находила.
  Она упала на кушетку, и рыдания сотрясали старую мебель, будто землетрясение в Токио (я посещала Японию с японским другом, только не подумай, что я продажная, как салфетка)...
  Старая балерина потрясла не только мебель, но и меня, продолжала с хрипотцой бывалого алкоголика: - Муки ожидания прекрасного не сломили тебя, а подняли на высоту подъемного крана в Сити Тауне.
  Ты пришла ко мне за уроками балета, девочка, и я тебе преподам нужнейшим образом - ученые Оксфорда закачаются от зависти, как холодно и с сарказмом преподам.
  Ну же, не теряем времени даром, оно раньше дорого стоило, а перед моей предстоящей смертью - бесценно, как отвалившаяся мраморная рука Венеры. - Балерина Ксешинская вскочила с кушетки, вытерла слезы и мигом скинула тяжелое графское платье - сказался опыт долгих лет перевоплощения - так вурдалак быстро перевоплощается в летучую мышь. Под платьем - купальник балерины. Пани Ксешинская воткнула в волосы красную розу, встала в позу, подняла руки, причем задела за свечку в канделябре, но не обращала внимания на воск, что расползался неприлично: - Представь, что ты купила в магазине докторскую колбасу, а мама тебя просила сервелат - кто же одобрит твой поступок и оставит после преступления в четырех стенах родного дома?
  Так и балерины ошибаются, когда занимаются балетом с двух лет, а затем под шестьдесят лет осознают, что не пошли коротким, правильным, умным путем, которым звери идут на водопой.
  Видели ли вы нарисованных мужчина на обложках книг, деточка?
  Видели, полагаю, и не раз, но отметьте, как мужчины выглядят мужественно с первичными и вторичными половыми признаками, не говорю уже о нарисованных женщинах.
  Когда же прежде плавала я в волнах любви? - спросите себя и не найдите ответа, потому что без ответа лучше, чем с ответом.
  Балерины гадают на кофейной гуще, стараются друг перед дружкой, но только к старости познают тайну балета, а я вам сейчас открою, потому что не жалко, не милостыню подаю, не три копейки на неизвестно что, не коробочку с монпансье открываю и под ноги вам бросаю, а Истину, Величайшую правду о балете с чуть сдерживаемым чувством превосходства и потребности излить из нецеломудренного треснутого кувшина в бутыль целомудрия, коей вы являетесь, что видно по вашему кончику носа.
  У девственниц кончик носа значительно отличается от кончика носа гулящих девушек в красных платках и в синих обтягивающих рейтузах, похожих на ножки недельной забитой курицы.
  Смотрите на мой порыв, почувствуйте идею, отдайтесь балету до самозабвения, тогда всё ваше существо наполнится миндальными орехами - воображаемыми миндальными орехами, и вы истечете золотом в благодарной ласке мне - так истекает пирог с медом на Солнечной поляне в Измайловском парке в середине месяца июля.
  Теперь слушайте, приложите ручки к ушам, ибо, если хоть одна буква утаится от вас из моего кладезя мудрости, то вместо света, денег, радости и тепла получите вечные льды в темной ночи, из которой слышны недовольные крики тунгусов. - Балерина Ксешинская подняла ногу выше головы и торжественно стояла, смотрела на меня, словно продавала жизнь. - Видели, поняли величайшую тайну балета, милочка?
  Поднимайте ногу выше головы - в этом вся сила балерины, известность, слава, деньги, которые за последний месяц стали мне забываться, как лиса забывает о добром охотнике под ёлкой.
  Все прыжки по сцене, пируэты, гранд плие, приседания, вскакивания на руки балеронам...
  Никогда, деточка, никогда не прыгайте на руки балеронам, потому что балероны - злые, они вас нарочно уронят, покалечат, а затем пробегутся по вам жирными куриными окорочками.
  Зрители всегда ждут, в напряженных позах, которые скрывают за фальшивыми улыбками, за пощупываниями своих партнеров по театру - ждут, когда балерина поднимет ногу выше головы.
  Ни музыка, ни сюжет, ни декорации не занимают зрителя, а только - ожидание поднятия ноги выше головы.
  Всё остальное - туман, прелюдия, растягивание времени, как макака растягивает купальную шапочку перед прыжком в бассейн без воды.
  Можно, конечно, чтобы балерины вышли на сцену, подняли ноги выше головы и так стояли два часа с антрактом - высшее искусство, недосягаемое, даже не освоенное марсианами.
  Я верю в жизнь на Марсе, но и высоко цивилизованные марсиане, что живут в пещерах глубоко под скалами, не достигли поднимания ноги выше головы.
  Но, к величайшему сожалению эстетов и к падению нравственности, расшатыванию основ культуры, или, как мувят братья наши меньшие - поляки, невозможны постановки, когда балерина два часа стоит с поднятой ногой и не прыгает, не скачет, не приседает, не заламывает руки, как повары ломают макароны для борща по-флотски.
  Я не сильна в кулинарии, но нюхательный табак знаю, хотя не всегда отличаю борщ от котлет, но мне и не нужны низменные знания, потому что я счастливая, ночами сплю, притворяюсь, что не одна сплю, и верю, что не умру от проказы, оттого, что постигла Истину танца балерин - поднимай ногу выше головы.
  Режиссёры остались бы без работы, если бы балерины величественно простаивали на сцене два часа с ногой, поднятой выше очаровательной головки.
  У меня точеная головка, не правда ли? - балерина Ксешинская с вызовом смотрела на меня, словно она - англичанин, а я - маленькая девочка у колодца. Я подтвердила, что головка балерины - точеная, мне не жалко, тем более что я узнала истину балета, а балерина Ксешинская милостиво продолжала, роняла слова, как собачка роняет слюни при виде сосиськи: - Всё в Природе и не только человека, а даже в природе насекомых ливневых лесов подчиняется теории ожидания одного события.
  Собачка и кошечка ластятся к хозяйке, бродят за ней, выказывают знаки внимания и почтения с усами и лапами, но ждут только одно событие - не почёсывание за ухом, а - кормежку.
  Всё остальное в животных - ложь, лесть, прикрытый подхалимаж и опять же - тягостное томное ожидание события еды.
  Другой пример, не зазорный: мужчина долго беседует с девушкой о политике, о культуре, обсуждает прочитанные книги, но ждет только одно событие - когда девушка разденется.
  Балет, как искусство - тоже событийное и на одном событии - когда же балерина поднимет ногу выше головы, а всё остальное - ложь, враки, прелюдия, доведенного до отчаяния спортсмена в искусстве.
  Не верь лжецам от культуральности, молодая балерина с точеными ляжками.
  Все лгут, ибо во лжи они черпают жизненную силу, черную, как гуталин на лице прапорщика.
  Так называемые искусствоведы, деятели театров и кино доказывают всем, что балерина, как и писатель, должна сначала пожить среди людей, посмотреть мир, впитать в себя не только соки мужчин, но и соки земли, войти в избушки охотников, в лагеря военнопленных, в лекарни, в иглу эскимосов, покушать рыбу с глистами, морошку со льдом и ещё тысячи премудростей, от которых время вытечет через все природные отверстия балерины.
  На всю жизнь всей жизни не хватит, и, если писатель имеет право выложить мудрость на бумагу, когда состарится, то постаревшая балерина не нужна никому, даже в Доме Свиданий в гардеробе.
  Заслуженный деятель искусств Марк Берштейн под католическое Рождество зажал меня в углу в туалете и поучал, поучал, а у него не получилось - ни сверху, ни снизу:
  "Пани Ксешинская! Тогда и только тогда вы станете настоящей балериной с прыжками и заламыванием рук, когда станцуете, как приговорённая к расстрелу, но затем вас, нежданно-негаданно помиловали за вашу красоту.
  Затем вы станцуете на кладбище, в свежевырытой могиле, где спит пьяный кладбищенский сторож в обнимку с гробом покойного, а на шее венок из листьев кипариса.
  Но еще не всё, не всё, многоуважаемая пани Ксешинская: полюбите Отчизну, получите орден "За заслуги перед Отечеством" Первой степени - не скажу как, но заимейте его, и станцуйте танец ордена.
  Но опять же не всё, необходимо, но не достаточно, а добавьте в танец огня молодой матери-героини, которую бросили все женихи, оставили одну в нищей квартире на Выхино.
  Выразите в танце матери-героини любовь к преобразованиям, к злости, к изумлению и ненависти клерков и менеджеров среднего звена.
  Станцуйте на танке, в окопе, в концентрационном лагере, среди колючей проволоки; пляшите на съезде Писателей, на оргиях художников, на капустниках, среди полей и лесов.
  Когда вы познаете суть всех танцев мира, всех хирургов и гинекологов, тогда в вашем танце зародится искра, и, возможно как обещали революционеры во главе с Плехановым, из искры возгорится пламя".
  Я не послушала наставника, засмеялась ему в лицо и ответила, что старый конь глубоко не вспашет и борозды не испортит.
  Я подняла ногу выше головы и поняла, что одним поднятием затушила все доводы и доказательства Марка Берштейна, он сломался бамбуком под жирным коалой, но не признается из-за угольного чувства собственного достоинства.
  Так что, милочка, поднимай ногу выше головы, и весь Мир устремится в тебя, как в Черную дыру!"
  Балерина Ксешинская выдала мне Великую Тайну балета, и, словно красный шарик на Первомайской демонстрации, сдулась.
  Мгновенно она постарела, и все силы тайны, что поддерживали её, пока не передаст знание, ушли в меня, наполнили меня жизненными соками - так береза всасывает воду из болота.
  В детстве мы часто пили березовый сок, кровь земли.
  На березе делали надрез, и к надрезу подставляли лоточек из палочки, по которому в ёмкость стекала сладковатая ледяная прохлада леса.
  Однажды пришли с надеждой, что ёмкость наполнится - да, наши надежды не потускнели, но в ёмкости - жёлтая жижа - кто-то насикал в бутылочку смеха ради, а наш березовый сок выпил, словно три дня в пустыне Гобби не пил.
  С величайшими проклятиями всех времен и народов я встала на колени, воздела руки к небу и кричала, рыдала, выдирала волосы на голове (из других мест - больнее).
  Послышался крик из болота - моё проклятие подействовало, злодей утонул, надеюсь, что в муках и корчах, поганец.
  Но не о березовом соке я думала, когда уходила от балерины Ксешинской, а о спасении Мира через поднятие ноги выше головы.
  Потрясенная до глубины души, оглушенная - люблю, когда меня оглушают легонько, тогда весь мир становится добрым, ватным - я вошла в лифт, в котором уже находился пассажир с верхнего этажа.
  Я не мучила его расспросами о смысле жизни, потому что познала смысл жизни.
  Если бы смогла, то в лифте подняла ногу выше головы и показала мужчине, что высочайшая правда иногда понятна без слов, как приказ Министра.
  Но, к сожалению, на тот момент растяжки не хватало, не нашлось физической возможности поднять ногу выше головы, о чем я сожалею до сих пор, и со странным чувством думаю о неровном лице того мужчины, судя по всему - не пылкий ботаник; он страшный, как уголь, замкнувшийся в себе не гордый каторжник.
  Годы стирают лица попутчиков в лифте, а у меня не только время, но и физические нагрузки, после которых лопнули несколько вен на ушах.
  Каждый день я стояла на растяжке, тянула ногу, чтобы выйти в Мир с правдой - ногой выше головы.
  Фильм с красавчиком Ван Дамом рассказал мне о многом, как нужно растягивать ягодицы - не поощряю мужчин спортсменов и танцоров, но технически Ван Дам поступал по науке, и я по его примеру протянула веревку через колесо обозрения, а в физике оно называется - блок, и тянула сама себя в небо, как барон Мюнхгаузен устремляли за утками.
  Теплым майским вечером наступил момент Истины, момент Икс, когда нога дальше не задиралась, потому что - граница, предел сил и возможностей, а за границей - Правда балерин.
  Я долго мучилась, чуть не порвала себе промежность, а кому нужна девушка без промежности?
  Разве что киту или моржу нужна, да и то я не уверена, что кит и морж польстятся на девушку в сарафане, а под сарафаном отсутствует промежность, как у куклы.
  Многие любят нас только за промежность...Мне стало страшно, я поняла, что Провидение покинуло меня, и почему-то представляла провидение жирным негром с красными, лоснящимися после жареной утки, губами.
  "Счастье! Счастье моё, куда ты ускакало на трех ногах подстреленного койота?" - Я вопрошала сама себя и внутри себя искала ответ, который часто выходил липким потом и содроганием организма, словно из меня черт вышел, но никак не Истина - почему же нога не поднимается выше головы, и что я должна, кого поджечь и взорвать, чтобы нога вышла выше головы и открыла Миру Истину балета.
  Мысль о том, что я должна себя сжечь или повесить мне претила, тем более, как я подниму ногу выше головы, если сожгу себя с той же ногой - нелепо, как курица с копытами.
  Тоска раздирала мои прекрасные груди, и с тоской, с грудями я побрела в парк, покрытый печалью разлагающегося Мира; Мир затухал без девушки с ногой выше головы.
  Около станции электропоездов Новая, где я уже решила, что прыгну под электричку, и колеса отсекут мне одну нижнюю конечность, а с одной ногой, возможно легче справиться - я увидела старушку нищенку из нигерийского племени, потому что черная, как шахтер афрополяк.
  Конечно, афрополяк никогда не пойдет в шахтеры, это - миф, как и легенда о Санта Клаусе, но - тягучая, липкая легенда.
  Нищенка пряла пряжу левой рукой, а правой рукой водила в воздухе, и я сразу поняла, что она колдует, выводит дьявольские знаки, похожие на танцы невидимой балерины, что не познала тайну поднятой выше головы ноги.
  - Бабушка, я понимаю, что ваша история жизни еще впереди! - я встала перед нищенкой на колени, помню, как под правое колено попало стекло, разрезало кожу, текла кровь, но я не вставала, потому что чувствовала - терплю не напрасно; и революционеры терпели, и отшельники в пещерах терпят. - Но заколдуйте мою промежность и ноги, чтобы они поднялись выше головы - тогда откроется истина балетного танца.
  Нищенка долго смотрела на меня, затем залезла в мою сумочку, пошарила по карманам, забрала всё ценное, даже цепочку с шеи сорвала - и за это я очень благодарна нищенке, потому что Истина даётся только тому, кто освобождается от оков денег.
  Наконец, она подняла на меня выпуклые лиловые глаза с красными прожилками и произнесла тем незабываемым гарлемским тоном, от которого трещит портупея на полицейских.
  - Не ищи Истину в промежности, а полюби себя, как жук навозник любит свой шар!
  Когда я родилась, родители выбросили меня в джунгли, на съедение муравьям, шакалам и макакам с радужными задами, словно разводы на листе железа.
  Вокруг нашего селения жили только радужнозадые злые павианы с желтыми клыками, похожими на тухлые бананы.
  В семье до меня - семнадцать детей; всех кормят гуманитарной помощью, потому что мама и папа настолько растолстели, что лежали в хижине, читали с утра до вечера законы о гостеприимстве и подсчитывали кто и сколько в мире должен им, нуждающимся, как кабальеро без коня.
  На меня гуманитарную помощь не выписали - даже у сердобольных американских протестантов не хватило терпения на мою семью, поэтому меня сослали в джунгли на смерть, как в вашей Якутии стариков вывозят на мороз - и на лекарство не нужно тратиться, и зверью хоть какая еда.
  В джунглях меня подобрала научная экспедиция из Новосибирская, вскормили тушенкой и гречневой кашей, отчего я растолстела, и в возрасте двенадцати лет валила слона ударом кулака в лоб.
  Даже среди людей, геологов, зоологов, ботаников я чувствовала себя одинокой жемчужной, которую слили с помоями на задний двор и топчут грязными ногами.
  Больная избыточным весом, с переживаниями в груди и ниже пояса я чувствовала себя отвергнутой Правительствами Мира и ООН.
  Оскорблённая до глубины души, я решила, что оскоплю отца, а выжившую из ума мать отправлю в дом престарелых в Саратов - пусть мучается и надеется, что Солнце упадет на Землю, отчего в доме престарелых станет чуточку теплее.
  Я вышла в родной аул в джунглях, а поселение уже переименовано в аул, потому что - дружба народов, и не хижина, а - сакля.
  Ко мне подошла дикая собака с голубыми глазами, я почесала палкой собаке под хвостом; помню бездну удивления и журьбы в озерных очах пса.
  Вдруг, на тропинке, я увидела стоящую на четвереньках слоноподобную черную, как и я, женщину, очевидно, она сошла с ума, потому что хрюкала и лакала из корыта йогурт.
  Женщина посмотрела на меня - я узнала мать, а она сердцем почувствовала дочь, хотя и время прошло, и видела меня новорождённую, и сердце у неё жиром заплыло, как боров на выданье.
  "О! Кто к нам пожаловал в аул, бессердечная! - Мать взвыла, сделала попытку подняться, но жировые складки прилипли к земле, словно их приклеили казеиновым клеем "Старт". - Может быть, ты слетала на Луну, или, судя по времени, пешком туда и обратно, как Радищев из Петербурга в Москву?
  Книгу Радищева я прочитала от корки и до корки, потому что надеялась, что эмигрирую в Ленинград, но, когда узнала, что снова - Санкт-Петербург, то потеряла надежду на выздоровление, и даже сбросила два килограмма живого нужного веса.
  Но почему?!! Ах, отчего же ты не умерла в джунглях, дочь моя, похожая на грязную улицу в Аддис-Абебе?
  Я надеялась, что вырою сырой подвал, и в нём в обнимку с мешком гуманитарной помощи, вспомню о тебе, мрачной, мучительно забытой и тяжелой после рождения, с затаенным злобным огоньком в глазах, а я верила, что не ад кромешный, а полный смысла мир откроется тебе в видения среди взбалмошных крокодилов с сальными взглядами.
  Убила тебя, а ты теперь - зомби, восстала из мрака, и неплохо выглядишь в майке с надписью "СССР".
  Пойди, посмотри на своего отца в сакле, но не трогай его, потому что он холодный, как труп, даже холоднее трупа, потому что заморозил себя в бадье с жидким азотом и приказал, чтобы его разморозили при лучшей жизни, когда в каждой сакле появится Космолет".
  Мама облизнула губы и вдруг, набросилась на меня с бранью и побоями - как только она смогла так ловко передвигать жировые массы, сравнимые с Айсбергом в песне Аллы Пугачевой?
  Она обзывала меня разрушительницей интересов племени, урюком, гнездом разврата, откровенной преступницей, ненормальной в кроссовках "Найк".
  Я пробежала через саклю с отцом, опрокинула его саркофаг и сосуды Дьюара; задымилось, словно мы выступали на сцене Большого Театра.
  И в дыму, среди удивленных лиц сограждан, среди разбитых амфор с древним греческим вином, на куче кокосовой стружки я поняла, что люблю свой Мир, пусть он неприглядный, ворчливый, проклятый нами же и гориллами, но люблю.
  Люблю маму, что убила меня, люблю самцов горилл с огромными щеками - у кого щеки больше, тот и предводитель стаи; люблю гороховый суп с гренками.
  От силы моей любви дрогнули деревья, руки поднялись, и я бросилась в неудержимый пляс, словно в меня вселилось стадо носорогов с целебным зельем в рогах.
  Руки взлетали выше головы, ноги проделывали в утрамбованной земле нешуточные отверстия, живот сотрясался, как туча, но я плясала, потому что люблю жизнь, как орехи.
  В танец ворвалась ко мне моя мама, затем присоединились повстанцы из Анголы, подбежали земляки по аулу, и в конце подоспел миссионер - он скакал с нами, как горный олень.
  Фалды сюртука развивались, как на грозной скульптуре виолончелисту в Москве.
  Ночью я пробиралась домой - с Тверской в Люблино, и среди мглы, ужаса криков полицейских наткнулась на ужасающего черного монстра, похожего на отражение меня в зеркале после пьянки.
  Неслабая, но упала в обморок от страха, подумала, что за мной явился из преисподней черный слон Мбанга.
  Но через час, когда акклиматизировалась в центре Москвы - в центре и воздух другой, и геомагнитика иная, целебная, то прочитала на памятнике - памятник меня испугал до родимчика, что - виолончелисту почтение.
  В сакле во время праздника моей любви виолончелист не играл, но мы водили хоровод вокруг огромного костра; парубки из Украины - геологи и проктологи - прыгали через огонь, а с ними и белорусские дивчины и парни в лаптях и со свирелями.
  Под утро я подняла руки к вопящим павианам на пальмах, прокричала "Алилуйа" и рухнула в костер, залитый жидким азотом из гробницы моего отца, сморщенного, как после любви.
  Так и ты, девушка, - нищенка, наконец, дошла до главной истины, после которой хлеб не черствеет год, - полюби сама себя, как саму себя.
  И тогда твоя нога в пионерском салюте взметнется выше головы на радость потомкам и тяжеловозам из Санкт-Петербурга".
  Я не обратила пристального внимания на глубокое знание нищенкой нигерийкой основ Бытия; побежала домой с надеждой на лучшие дни Человечества - так школьник уверен, что перевернул Мир, а только и всего, что убил учителя географии.
  Дома я разделась донага - как всегда, потому что тело дышит, и одежда экономится, привязала ногу к станку и закрыла глаза в надежде, что полюблю себя, как завещала нигерийская нищенка с золотым кольцом в носу - не нищенка с золотом, а - буйвол из Подмосковной деревни Быково, где разводят быков.
  Я тянула за веревку, и ждала, когда же любовь придет ко мне - от меня и для меня - так рыбак ножом входит в свежепойманного тайменя.
  Прошло пятнадцать минут, и вдруг, луч надежды разорвал мои губы, всё, что я таила от себя, вырвалось суровой правдой жизни и повисло на веревке.
  Рыдания хлынули Ниагарским водопадом, за окном страшно прокричало и упало далеко внизу, потому что я живу на тринадцатом этаже, всё волнительное, даже воспоминания о мучителях, которые прибили ботинки учителя математики к полу, страшно вылетело в форточку - снова страшно закричало снаружи, возможно, что вампир ждал за окном, когда я его приглашу, и он напьется моей крови, но ушло, ушло, как золотой прах. - Девушка счастливо засмеялась приятным воспоминаниям - так щенок болонки смеется во сне. - Веревка через блок пошла на удивление легко; я уверена, что мне незримо помогали на том конце балеринского блока нищенка нигерийка и её мама со священником.
  Пришел испуг, что промежность лопнула, поэтому нога поднимается выше и выше, и, как Красный флаг над Берлином, наконец, застыла выше головы - Победа!
  Победа разума над плотью, искусства поднятой ноги над никчемными кривляньями на сцене.
  Никакого испуга в промежности; ни боли, ни крови, ни облачка, а только - чистота и пустота легкости настоящего, потому что только настоящее весит мало, а стоит дорого.
  Любовь ко мне помогла, и я теперь поднимаю ногу выше головы по поводу и без повода, потому что каждое новое поднятие приближает зарю человечества: - Девушка с торжеством смотрела на Елену, подняла ногу выше головы и стояла - прекрасная в своей уверенности и любви к себе - так белочка грызет колбасу умершего лесничего. - Ах! Я счастлива! Безмерно счастлива, поэтому пойду танцем.
  Ты только не подумай, что я танец ставлю выше ноги над головой, но танцую в честь нигерийской нищенки - так Президент США танцует в честь участников съезда за защиту ливневых лесов Амазонки.
  Девушка сорвалась с места, бегала по снегу, подпрыгивала в танце, размахивала руками, словно отгоняла снежных комаров, высоко задирала колени в сугробах, иногда замирала, поднимала ногу выше головы и сбивала сугробики с веточек ёлок, словно готовила Новый Год.
  Елена ждала пять минут, не вносила скептицизм, потому что - оптимистка, но затем резко оборвала танцы незнакомки, словно продырявила барабан на параде:
  - Опусти ногу, а то промежность застудишь, как коза на горном перевале.
  Я восхищена твоей жизнерадостностью, поощряю открытие, что нога выше головы - самое высшее достижение не только в балете, но и во всём искусстве - так золотой самородок притягивает больше внимания, чем академик математики.
  Но то, что нога выше головы - главное, я знала, а еще знаю, и ты не плачь, не кушай снег с досады - нога выше головы смотрится лучше, если у девушки длинные волосы, ниже попы, на которую садятся и которой вертят, как веретеном.
  Слово "вертеть" произошло от "веретено", и туда же славянское словацкое - "вертачка".
  Словаки воюют с чехами: чехи полагают словаков пьяницами, а словаки чехов - лодырями, но для нас они все - чехословаки.
  Длинные волосы и нога выше головы - комплект, а нога выше головы и короткие волосы - недокомплект, как и длинные волосы без ноги выше головы, мы же не в танке.
  Но твой подвиг очевиден, как и то, что ты скакала ланью по сугробам.
  Признайся, что ты танцевала, потому что замерзла, но не уходишь, потому что ждешь парня, которого считаешь за человека.
  - Да, я замерзла немного, оттого, что легко одета, без нижнего белья, но любовь согреет тех, кто нуждается в любви, её ищет и призывает на душу и на тело ниже пояса. - Девушка посмотрела на Елену с вызовом волчицы.
  Елена поднялась со скамейки, взяла нагревательную подушку и с силой засунула незнакомке за пазуху - так Сизиф засовывает в штаны камень.
  Порывисто девушка схватилась за подушку, но затем опустила головку и тихо произнесла:
  - Спасибо большое, вы очень добры, и преобразили меня догадкой, словно я не легкомысленная ветреница, а - чащобный медведь, что в досаде упустил жирного лосося.
  Ах, забыла, что мы на "ты".
  Позволь, позволь, милый друг, когда твоя замечательная подушка разогревает мою озябшую грудь без лифчика, я поведаю тебе о всепоглощающей любви, которую ты, очевидно, еще не испытала, потому что слушала с грустью, но испытаешь, оттого, как ты и говорила, что длинные волосы и нога выше головы - венец творения женщины. - Девушка поправила подушку на груди, словно большую грудь, подаренную лучшими косметологами Гонконга: - Извини, я согреюсь и отдам тебе, как шар желаний.
  Ах, о многом бы расспросила, но больше скажу, о любви, чтобы ты почувствовала её благодать в грудях.
  Как только я подняла ногу выше головы, так сразу и задумала, что найду англичанина, который ударил меня возле колодца, и перед ним ногу подниму, чтобы весь бокс провалился туда, где никакое средство не поможет.
  Опасалась, что бесстрастный Шерлок Холмс ударит меня в промежность, когда нога летучим китайским змеем взметнется над головой.
  В Китае кушают змей, а у нас змеи ползают по лесам, но отчего же у нас змеи не размножаются до сиксилиардов, если мы их не кушаем?
  С того дня я искала англичанина, а сейчас не ищу, потому что предала бы Сергея, моего настоящего мужчину, если бы искала другого мужчину с целью поднять перед ним ногу выше головы, пяткой в Луну.
  Сначала я ждала англичанина около посольств Англии в России - не дождалась, словно он объелся варенных яиц, и его увезли на излечение в Антарктиду.
  Когда стояла около посольства с ногой, поднятой выше головы, выходили послы в белых париках, приглашали меня зайти на чашку чая, но я видела, что просьбы их часто без находчивости, а характеры - по обстоятельствам, но всё люди мнительные, болезненные, и ветреные, находятся под надзором старой бабушки Королевы.
  Затем я искала англичанина по ночным клубам самых больших городов России - страху натерпелась, стыда, унижений, что даже стала тяготиться собой, словно меня пригласили в гости и в гостях облили помоями.
  Ты не представляешь, сколько я страдала, когда без трусов в ночных клубах стояла с ногой, поднятой выше головы!
  Но всем страхам приходит конец, как приходит он и матросу с веревкой в руках.
  Конец пеньковой веревки тоже называют концом, и торец палки - конец.
  По ярмаркам, по выставкам, по музеям, по театрам, по кунцкамерам, по пыточным камерам, по тюрьмам и лагерям, по домам престарелых я ходила и поднимала ногу выше головы в надежде, что кто-то бросит серьезную фразу, а не отделается шуткой, и подскажет, где найти англичанина для второго свидания.
  Я бы только показала англичанину истину с поднятой ногой, а, если бы он бросился ко мне, встал на колени (не мои, а - его), то я бы отвергла англичанина - доказала ему, что выше, а дальше - пусть живёт один, не нужен он мне с Замками, Дворцами, ночными колпаками и войлочными туфлями.
  Меня даже чуть не убили поморы, когда я прыгнула в рыбацкую лодку и подняла ногу выше головы; женщина на корабле - к беде.
  Отчасти я поняла, что не найду англичанина даже на боксерском ринге, где я на одной ноге прыгала, а на второй ноге, что поднята выше головы - табличка с номером следующего раунда.
  Надеюсь, что англичанин не рассердится, что я с Сергеем, а теперь и с вашей подушкой - на время, потому что сейчас-сейчас же отдам, как отогреюсь.
  Сердиться - дурно, мне так завещал дедушка, но не дедушка Ленин, а мой дедушка - дедушка Елизаветин!
  Меня Лиза зовут, если тебе интересно, как узнала название нового фрукта.
  Дедушка выращивал в саду в Белоруссии арбузы - редкость, но вызывала интерес не только у огородных воров, а и у ботаников, которые приезжали из Гренландии и по пять долларов США покупали семечку культивированного Белорусского арбуза.
  Дедушка посадил меня на колени, угостил домашним арбузом, а не вкусный, зараза, гадкий, и из уголков дедушкиных глаз брызнули лучики доброты, как из просроченного пакета через щелочку вылетает кислый кефир.
  "Внучка! Запомни мои слова, иначе сгоришь в аду с чертями, болезнями, ведьмами, колдунами, пройдохами и лихоимцами!
  Если совершишь ошибку, то миллионом ласковых слов её не исправишь, как доктор Айболит не пришьет зайцу ногу крокодила!
  Не совершай ошибок, внучка, не совершай, а исполняй правду без ошибок!"
  Дедушка умер, не в тот день, а позже, но я верю его словам, что ошибки приводят к мору, чуме, голоду и зубовному скрежету в аду, откуда сера и дьявольский хохот.
  Как ты полагаешь, моя новая подружка, если я поднимаю ногу над головой, то не искупаю ошибку?
  Одно поднятие - одно исправление ошибки, как на пересдаче экзамена в ГАИ?
  - Лиза, а почему твой друг романтик, ради которого ты бросила поиски англичанина, что тебя побил, опаздывает на свидание, словно ему мозги заменили на Марсе? Попал под автомашину "Камаз" и думает об инвалидности? - Елена не ответила на вопрос Лизы, но задала свой вопрос - так в высших учебных заведениях Санкт-Петербурга профессорА выкручивается от каверзных вопросов уборщиц. - Назначил тебе свидание среди зимнего парка, где нет народа, в будний день, запаздывает тридцать четвертым скорым поездом из Москвы во Владимир.
  - Я назначила Сергею свидание сама, в парке, потому что Сергей - романтик, каких свет ещё не видывал, возможно, что у него отрастут рога, как у лесного сатира. - Лиза нахмурилась, отдала в знак обиды нагревательную подушку (Елена взяла, не упрашивала погреться ещё чуть-чуть, и присела на неё на скамейке - так колибри присаживается на цветок розы). - Не говори, что с Сергеем беда, с моим любимым, иначе... иначе...
  - Когда же, наконец, я увижу высокое в человеческих отношения между мужчиной и кошкой, мужчиной и собакой, мужчиной и женщиной? - Елену не интересовал ответ Лизаветы, потому что знала заранее, как ответ, так и вопросы, и то, что самое обыкновенное, не совершается, а в обыкновенном - основа жизни, как в воде Беломорканала. - Что проще олова?
  Он любит её, она любит его, как кошка говядину.
  Детские писатели уверяют, что кошки обожают сметану и рыбу, словно выросли из ёлок, а на ёлках в волшебной стране растут банки со сметаной "Валио" и копченая норвежская семга.
  Кошки ненавидят рыбу, особенно, сырую, с чешуей, но вынуждены вкушать иначе сдохнут от голода в квартире доброго сказочника Айболита, который до янтарных зубов уверен, что кошки обожают рыбку, а котик на картинках и в мультфильмах - рыболов в потешных сапожках и в шляпе, а в лапках - удочка фирмы "Циммерман".
  Не удержали лапки котика удочку, как барыня, не удержит честь в руках гусара.
  Удочка в руках котика - эфемерное, и не для нас возникшее предписание нового, страшного, отчего зубы у калек выпадают, а у футболистов спадают гетры, причем - ни котик, ни футболисты Пушкина не читали, а прозу и любовь к сочинительству взяли от своих меценатов в кружевных белых манишках и в ботинках с серебряными пряжками, как у пиратов.
  Разве возможны туфельки в русской грязи, где тонет телега с конем?
  Пусть добрый сказочник засунет себе сырую рыбью голову под жабо, а ботинки продаст на аукционе, на вырученные деньги купит лапти и снегоступы, похожие на лапы балерины после бурной ночи со слоном.
  Не видела, не слышала, не встречала любящую балерину, и вообще, любящих мужчину и женщину, похожих на дупло и сучок.
  Только в книгах и кино существует мимолетная любовь с острыми ощущениями, но и она подпорчена бесценными друзьями, которые норовят то невесту увести, то жениха в подсобке магазина обесчестить до свадьбы, и тем самым приносят в его жизнь несчастья; даже владетельный Принц несчастлив, потому что его невеста заглядывается на конюхов и правоведов.
  Ты, Лиза, пойми, а, как раз поймешь, так на всю жизнь счастье потеряешь, словно оно заржавело и отвалилось: не любит тебя Сергей, и не романтик он, а - нищий пройдоха с малой дороги, как лягушка-путешественница.
  Ресурсы его истощились, и он ищет желания...
  - Ты... вы... ты... лжешь, подруга!
  - Тыквы!
  - Причем здесь тыквы на снегу и, когда ты оскорбила мои чувства и оклеветала жениха, которого не видела, но заочно завидуешь нашему счастью, восстановленному из пепла, как птица Феникс? - Лиза топнула ножкой, но ногу выше головы не подняла, боялась продырявить небо.
  - Тыквы, потому что потешно - ты-вы, ты-вы, а значит - тыквы! - Елена рассмеялась, поцеловала Лизавету, отпрянувшую, удивленную не менее чем признанием, что Сергей - враг не только народа, но и девушек. - Наслаждение, когда тебя любят, поэтому мы покупаем в кондитерских конфеты, обнимаем булочников, а они стремятся к свободе, вырываются на волю, как пчелы из ульев на пасеке, и мед мы любим, оттого, что - сладкий, и сахарную свеклу, и сахарный тростник, - всё сладкое, поэтому любим, а любим в порыве разбитого сердца, что составляет основное имущество наше - сердце, а другое имущество к нему прилагается, так сахар для нас - услада, когда не находим сладости в любви.
  Попробуй, в судорожном порыве ненависти к сахару уйти от жениха, или разорви сахарный тростник, или сломай стебель бамбука, на котором лакомится дармовым сахаром мишка панда с черными кругами вокруг глаз, словно мишка панда буянил, а ему в трактире набили морду и поставили фингалы.
  Бегала ли ты голая по Москве в грозу?
  Капли воды смывают усталость, обман, ложь, проклятия старух и несходство с портретом, который нарисовал лживый художник с изможденной женой на поруках.
  Лизавета, я добра тебе желаю, как и всем, кто встал на моём пути, и щурит глаза от света, но затем откроет глаза навстречу Солнечной радиации - так котик просыпается утром и ищет говядину, как мы устремляемся к свету.
  Если бы сейчас лето и гроза, то я бы рекомендовала тебе раздеться донага и пробежать обнаженной до полного счастья, а оно обязательно ждет в конце пути, как мифический Геракл с дубинкой.
  Обидно, что счастье исчезает после дождя, но остается клубок понимания, если ты успела обнажённая под каплями небесной воды спросить себя о самом главном, но не обязательно - выключила ли утюг, когда выходила из дома.
  В майскую грозу осторожно выйди, желательно - ночью, чтобы народ не фотографировал тебя бесплатно, на улицу, скинь одежды и с хохотом беги, беги по трамвайным путям, мимо спящих киосков и урн; поверь, Лизавета, городовой тебя не остановит, а козырнет в безмятежном счастье, а, возможно, поддастся порыву, захохочет, заблеет, благословит тебя и небо, расстанется с деньгами, разденется и тоже побежит под дождем, задаст дождю самые откровенные вопросы; а ты спроси нагая у дождя - романтик ли твой Сергей, любит ли он тебя?
  Я же без дождя, без пробежки и предварительных нежных ласк знаю - не любит, не романтик и даже не шахтер, хотя шахтерское в каждом парне, что приглашает девушку на свидание зимой в парк, намечено от рождения, как у кошки на морде пятна.
  Не кайся, не перебивай меня, не бросайся с кулачками на моё отреставрированное личико, прекраснее которого нет в Москве, не упрекай, не укоряй, не жури, а придумай мне подарок, который разобьет нашу ссору и придаст огорчению новую форму человеческих отношений без петли на шее, как у чехословака Юлиуса Фучика.
  Первое правило: мужчина может быть нищим, но не жадным, как брадобрей.
  Пусть - ленивый, глупый, некрасивый, в возрасте, с бородой ниже пяток, неграмотный, но, если отдает последнее, что прикопил для себя, а мужчина всегда имеет про запас, копит, словно бурундук на воеводстве, и, когда он отдает девушке, то можно говорить о зачатках любви, робкой, словно росток бамбука, что пробивает тело связанного каннибала.
  На следующее свидание мужчина не придет, найдет отговорку, призрачную, как туман на вершине Тибетской горы, где монахи впадают в тысячелетний летаргический сон, и отговорка - значит, потратил на вас все деньги в прошлый раз, растратился, копит, а накопление дается с трудом откровенного коня, робкого и трепещущего под седоком.
  Ужасно звучит, но чем беднее мужчина, тем в большем процентном отношении он отдает, тем - более любит, как первенец любит тряпичную куклу.
  В детстве я играла с тряпичными куклами, у них ноги длинные, и дешевые куклы от длины ног, потому что тряпка стоит дешевле пластика.
  "Мама, мама! Моя куколка забеременела! - я однажды с восторгом прибежала на кухню; мама резала лук, а дядя Ваня стоял сзади мамы со спущенными штанами и задумчиво курил сигарету "Прима". Через несколько лет я поняла, почему дядя Ваня снял штаны рядом с мамой, а тогда подумала, что мама засовывает дяде Ване лук в попу против геморроя, так поступала в детском садике воспитательница Наталья Петровна. - У куколки вырос животик, и она скоро родит богатыря, который спасет Россию, как Бова Королевич спас королевну Дружевну!".
  Мама отложила нож в сторону, долго смотрела мне в глаза (дядя Ваня курил и курил, словно в умилении восторга достиг высшей степени просветления, и ему Совет литераторов Индии выплатит миллион йен золотыми самородками и природными драгоценными камнями).
  "У тебя на плече черт, Леночка! - мама выговорила с долгим выдохом, охнула, закрыла глаза, а затем ударила ладонью по щеке дяди Вани, словно выбивала половик на белом снегу со следами собачьих экскрементов. Собаки всегда гадят на снег, в этом высшее призвание собак - так писал японский поэт Буссон. - У каждого человека за левым плечом - черт, поэтому мы плюем через левое плечо, когда нам мерещится, и плевком с помощью обдуманной хитрости иезуитов отправляем черта в ад.
  Черт обязательно вернется, но на некоторое время ты останешься без него, и поймешь, что не вся мука белая, а хлеб плесневеет, и рожь на полях не для медведей и не для великанов, а великанов не существует, их выдумали строители, чтобы заказчики больше платили!".
  Мама выкинула на помойку мою тряпичную куклу, чтобы у меня исчезли соблазны к беременности, о которой я в те времена не знала конкретно, но видела по телевизору, и в телевизоре беременность представала исполинским крабом, который живет в животе женщины, а потом превращается в невозможного ребенка, которому не выдадут визу в обновленную Польшу.
  Твой Сергей, я его сейчас опишу, Лизавета, формально применю методы экстраполирования и своего опыта без примирения с обстоятельствами и без чтения книги Перемен, в которой описаны случаи торжества партизан над немецко-фашистскими захватчиками.
  Сергей - невысокий, я скажу - плюгавый...
  - Соразмерный!
  - Худенький, всегда мерзнет, потому что нет подкожного жирового слоя, словно его князья Новгородские украли: восстали из мертвых, пошли гурьбой на Сергея и отобрали у него жир.
  Курточка у него - тонкая, ветровочка, штаны всегда - тренировочные в холодную погоду, а летом - шорты, как у трусливого извозчика на Тверской.
  Дешевые кроссовки, а летом - наидешевейшие тапки-вьетнамки - даже вьетнамцы брезгуют, как рыбой-пилой.
  Зимой Сергей в вязаной шапочке - она также дешевая, куплена на распродаже, и вечная; шапочку сбивает на затылок, словно рыцарь снимает шлем после турнира.
  Лицо Сергея худое, он постоянно курит, словно догоняет паровоз с чемоданом.
  Шутки у него всегда однообразные, как у эль-койота, а нищету прикрывает романтикой - так девушка прикрывается в бане листком березы.
  Сергей потешается над девушками, которые спрашивают у женихов о материальном состоянии; уверяет тебя, что настоящая любовь не знает денежных преград, как конь не знает золотого овса.
   В кафе, если вы забегаете на минутку, хлопает себя по карманам, говорит, что кошелек забыл дома, просит, чтобы ты заплатила, а он тебе, всенепременно отдаст в следующий раз, как возвратит долги тыквами крымским татарам.
  Ты с болезненным хохотом машешь рукой, отвечаешь, что не нужно, что ерунда - свои люди сочтутся всегда, даже в окопах на войне.
  Приходит "следующий раз" и снова Сергей хлопает себя по карманам, или просто просит, чтобы ты купила ему бутылку пива, а за бутылкой рассказывает, как его в родном селе все любят и уважают, потому что он - богатый, и дядя у него - начальник ДПС: "Когда захочу, приду к дяде, он мне - на, Серёга, бери денег, сколько хочешь!"
  Лиза, Лиза не плачь!
  Скажи, я в чем-нибудь ошиблась, как в тригонометрии? - Елена бросила в новую подружку снежком, шутливо бросила, словно в городки с китайцами играла.
  - Я не знаю, почему ты злая, отчего мучаешь меня, разводишь мосты между мной и Сергеем, а он - необыкновенный, как изотоп осмия. - Елизавета старательно не смотрела на Елену, вглядывалась в даль парка, а на дорожке - ни Сергея, ни духа лесного с нежным сердцем рыцаря круглого стола. - И не начальник ДПС дядя у Сергея, он так говорил, а рассказывал, что дядя - начальник полиции, как в кино о толстом и черном.
  В остальном, к сожалению, и к слезам моим, ты права, но и что, и к чему, зачем?
  Разве плохо, когда мужчина одевается не по моде, так, как тело просит; и деньги берет, но не отдает не из-за злобы, а по забывчивости, оттого, что душа поэтическая, в анекдотах витает, ну и анекдоты - повторяются, однообразные, потешные, а повторения - рифмы прозы.
  Сергей - не рыцарь, но - менестрель, мальчик с балалайкой в душе.
  В пятом классе я мечтала, что вырасту и стану странствующим рыцарем на белом Коне с золотыми подковами.
  Золото - мягкий металл, подковы сотрутся, но не жалко, потому что рыцарь всегда добудет золото, даже в сгоревшей деревне найдет в золе золотые зубы сельского старосты.
  Почему - рыцарь, а не балерина?
  Не подумай, Лена, я не лесбиянка, если мечтаю о том, о чем мечтают девушки в коротких платьях и в туфлях на каблуке-шпильке из титана.
  Лесбиянок я видела, и мне много раз предлагали (Елена усмехнулась, оглядела Лизавету ещё раз, словно высматривала - не пропустила ли главную деталь в одежде и в фигуре при первом осмотре, как на медицинском осмотре в камере предварительного заключения).
  Все девочки мечтали о рыцаре на белом коне, а я, потому что поумневшая из-за ранних менструаций, видела, что рыцарей в нашем классе нет, и все мальчики - танцуют, поют, лепят из пластилина, рисуют, занимаются вышивкой, играют на пианино - романтично, как и сочинение стихов, но хочется копьем в лоб.
  Папин гараж давно пустовал, потому что папа пропил машину, добрый папа со сломанными руками и сигареткой за ухом, похожий на Шрека, сильно похудевшего в урановых рудниках.
  Не до гаража папе, когда мама наставляет рога со скоростью ночного дилижанса в Лондоне.
  В Лондон я ездила на экскурсию, накопила денег и ездила, а сейчас денег не то, что нет, а даже есть в минусе, как в мороз.
  Отсутствие денег не ожесточает, а смягчает душу, и она превращается в ворот для колодца, ворот из моего детства, когда англичане по росту превосходили дубы, а сельские старосты в лаптях танцевали искуснее, чем балероны в белых тапочках в гробах.
  Ты не ослышалась, Лена, в гробах - постановку Польского балетмейстера Валдека Павловского "Отеческая любовь Радецкого" я случайно посетила по бесплатному билету, а в постановке балероны пляшут в гробах, а балерины висят на цепях; толстые балерины, их даже цепи с трудом выдерживают, как мясные туши быков на комбинате в городе Раменское.
  В гараже я гробов не нашла, но и не искала, как не искала бы горошину под двенадцатью перинами.
  Железо, листы железа интересовали меня, хотя я девочка с тонкой душой, вывороченными ступнями танцовщицы; к танцам все ревнуют, а в наше время, как я уже сказала - даже мальчики, потому что мучаются без танцев, а мошонки у них сжаты... ах, ну что за беда мне до мошонок, когда любимый Сергей где-то рядом под Землей в метро.
  Возможно, он сейчас под нами едет, спешит, раскрывает паруса - так капитан Грей раскрывал перед девушкой Ассоль свои банковские счета.
  За короткий срок я в гараже соорудила себе рыцарские латы - Спеши! Лети на помощь Дон Кихоту, дева младая, Елизавета! - Девушка потешно приложила ладошки к губам, имитировала звук рыцарской трубы (Елена отметила, что губы Лизы посинели от холода). - девочка с тонкими ручками-макаронинкаи - много ли накует железа для рыцарских лат, от которых шарахаются богатырские кони.
  Знала, что детство не воротишь, не возвращается оно даже в фантастических романах американского писателя Рея Бредбери; он умер, а в романах пытаются буковки друг с дружкой дружить.
  В гараж приходила кошка, наблюдала за моей работой - работы-то - блоха Левши заплачет, но кошка бездомная с пониманием и сочувствием относилась к моей затее, а я кошечку подкармливала - где, что украду со стола - так на заседании Правительства Депутаты Государственной Думы запихивают в карманы яства со стола: пхают, тискают квашеную капусту и редьку под подсолнечным маслом.
  Невыразимая печаль русская сквозила в движениях кошки, озерная гладь, облака над ромашковыми полями, щуки в тихой заводи.
  Я представляла, что мы с кошкой поселимся в отдалённой местности, а с нами, обязательно мужчина, мой любимый, но уже, не рыцарь, как я поняла, а пусть, хотя бы - поэт, но понимающий, что отличит мухомор от белого гриба.
  Если бы отец узнал о моих мечтах, он бы и кошку и железо отобрал бы - не по понятиям, а оттого, что худой и всем завидует, словно в нём сломали часовую пружину.
  С детским простодушием я стучала молотком по листам ржавого железа, танцевала, подпрыгивала, потому что девочке нельзя без песен и танцев - заплесневеет, как булка в портфеле первоклассника.
  В гараж заходили продавцы консервных банок, ножей, косметики; один раз забрел католический священник вместе с баптистами, и долго уговаривали меня перейти в другую веру, как на другой берег реки Москвы.
  Я ответила, что чужая вера не спасет, как просроченный билет в театр не заменит билет на самолет.
  Миссионеры ужасно на меня рассердились, один даже замахнулся медовым Тульским пряником (наверно в Туле обратили в свою веру местных кондитеров), но потом слезы умиления брызнули из глаз продавцов и баптистов, меня оставили в покое, как в покойниках.
  Наконец, рыцарские латы готовы, и я в воскресенье, в надежде, что удивлю Мир, надела на себя железные листы - на грудь, на голову и на пояс - имитация пояса девственности.
  Простила себя за все грехи менеджеров и вышла из гаража на белый свет, как в копеечку.
  Тихое утро, только кошка меня не узнала, а со своими кошачьими воспоминаниями сделала круг почета и ушла в легенду, как уходили до неё миллионы динозавров и ихтиозавров.
  Три шага, пять, десять, на сороковом шагу я почувствовала, как по мне струится, а глянула под ноги - лужа крови натекла, как из роженицы.
  Ни менструация, ни прободение кишечника, а кровь хлещет, впрочем, без боли и без шума - не водопад на реке Конго.
  Подоспели люди, помню белое лицо бородатого учителя пения Ивана Станиславовича Козловского - он спешил на блошиный рынок в надежде, что купит дешево патефон.
  Иван Станиславович вызвал МЧС, скорую помощь и следственный комитет Российской Федерации, где много леса, а щепок меньше, чем деревьев.
  В больнице я узнала, что железо острыми краями порвало во многих местах мою нежную кожу, лишило меня пыльцы, иначе я бы превратилась в фею и взлетела.
  Совесть моя спокойна: я никого не убила, не обокрала, а кошке даже продлила жизнь, и кто знает? возможно, потомки кошки когда-нибудь спасут Новый Рим от Инопланетных фашистских захватчиков с переносными концлагерями в карманах портков.
  На допросах следователь направлял мне двухсотваттную лампу в лицо, курил, садился на стол - ляжки у следователя некрасивые, а штаны - засаленные от поцелуев узников.
  Следователь уверен, что меня заковал в железо сексуальный маньяк, который воскрес после всеобщей амнистии - так засохшее дерево пускает листочки после дождя.
  На допросах присутствовал член комитета по защите детей - мужчина с цистерновым животом и в очках минус сто, очень похожи стекла на канализационные люки в городе Реймс, Франция, где женщины по утрам голые выпрыгивают в окошки.
  Член по защите детей гладил меня по попке и говорил, что я - достояние России, что Родина на меня тратит деньги, поэтому я не имею право продавать своё тело за границу - пусть целиком в публичный дом, пусть по частям на органы для ретуширования миллиардеров из силиконовой долины.
  Он сказал, что мраморные попки встречаются редко, и я - исключение, как огнеупорная Снегурочка, и, возможно, через шесть лет на конкурсе красоты моя попа займет подобающее первое место - так девочка Элли занимает место начальника стражи Изумрудного города.
  Я думала, чем развеселю члена комитета по защите детей и сурового следователя, у которого после кофе лицо распухло, как сардина в животе бегемота.
  В чистосердечном признании я написала с соблюдением правил орфографии, что в железо меня заковал дядя Ваня, давний знакомый мамы, друг семьи, похожий на живую метлу.
  Дядю Ваню арестовали, привели в камеру пыток, куда и меня доставили, потому что, по мнению следователя и члена комитета по защите детей, дети должны знать в лицо своих врагов, как утка приучает утят с детства к отвращению к паштету из гусиной печенки.
  Дядя Ваня сверкнул золотыми зубами, смотрел на меня ласково, с надёжей на лучшую жизнь и с теплотой доменной печи: подобной теплоты я не получала ни от папы, ни от мамы; а мама сделала увеличение груди.
  "Лизонька, ты поступила по совести, правильно, когда сдала меня козлам, - голос дяди Вани ровный, журнальный - так увещевают дяденьки из рекламных роликов. - На мне много дел висело, а ходка по твоему делу - самая слабая, как тростинка над пропастью.
  Я предчувствовал, что ты меня сдашь, с того дня знал, когда ты увидела меня с опущенными штанами возле твоей мамы на кухне, а мама резала лук и помышляла, что луком излечит подагру собаке.
  Несчастные последствия спущенных штанов, скрытая благодарность твоей мамы и блеск в озорных очах твоих, Лиза - награда мне за снежинки, которые я поймаю ртом в Магадане или на Колыме.
  К пониманию любви я пришел не сразу, не от кирки и рубанка, а через клятвы в пещерах схимников, оттого, что в каждом движении отшельника, в каждом ударе его сердца читал дорогу к прекрасному, и заверяю клятвенно, что ничего оскорбительнее, чем игра в прятки с хирургами в пещерах я не встречал даже в доме однополой любви.
  В пещере я увидел девушку на ложе, и потому что ты уже почти взрослая, открою тебе тайну - девушка лежала обнаженная на камне и грызла орехи, не скрывала от меня наготы, и не смущалась, словно только и ждала с орехами в зубах, чтобы я пришел и сфотографировал её для ютуба.
  "Не останется скоро в мире войн и вражды между людьми с гениталиями! - девушка шаловливо бросила в меня скорлупку, но скорлупа не золотая, как в сказке Пушкина, а - обыкновенная, скорлупочная древесная, из неё зола получается хуже, чем из сгоревших костей. - Но тебе, о, мужчина, нет дел до войн и до потрясений земли, в результате которых исчезнет Гренландия, а Африка уменьшится до размера Командорских островов; ты сядешь в тюрьму по навету маленькой девочки, и в её обвинении прозвучит трубный зов тысяч погубленных душ, словно души только и ждали, когда девочка обольется кровью по своей глупости.
  Подави в себе боль, вынеси с кондитерской фабрики конфеты, мешок, и этого окажется достаточно, чтобы ты искупил свои грехи перед товарищами, которых замуровывал живьем в бетон.
  Не вычеркивай из жизни жизнь!"
  Девушка на камнях сказала, отвернулась и, как я понял, потеряла ко мне интерес, как к мужчине, и как к вору.
  Не пришло время обвинений, а время благодарностей, оно, всегда, Лиза, верь мне, потому что я выстрадал тюрьму в застенках мукомольного комбината, и клянусь, что стану чище и добрее, без боли в печенках твоей мамы".
  Дядя Ваня разжал кулак, и протянул мне на ладони слипшиеся леденцы вперемешку с махоркой и кусочками туалетной бумаги, похожей на пух из фей.
  Я жадно схватила леденцы, не жалела зубов, вгрызалась в сахарный лёд - так кролик вгрызается из последних сил в глотку удава.
  Никогда я не кушала ничего слаще и полезнее, чем леденцы дяди Вани, словно он в леденцы заключил всю свою жизнь и души убитых библиотекарей.
  Я полюбила Сергея, и вижу в его поступках сполохи огня, как в глазах дяди Вани - так кузнецы в куске железа видят булатный меч.
  - Меч тебе в руки, подруга с посиневшим носом! - Елена поднялась со скамейки, снова протянула нагревательную подушку Елизавете, и Елизавета с благодарностью приняла тепло, но на этот раз засунула не к груди, а под юбку, откуда уже слышен веселый Новогодний звон сосулек. - Твой Сергей не дорос до уровня дяди Вани, потому что дядя Ваня отдавал, а Сергей забирает, как комсомолец на продтелеге.
  Парни, а я видела и знаю - и тела их и повадки и ухищрения, - поджидают девушек около кафе, особенно откровенно, на курортах, где по нужде ходят семь раз в сутки, как утки на озеро.
  Девушки накушаются, напьются, выходят из кафе тепленькие, горячие, и тут парни подбегают с мотыгами, с улыбками, с шутками-прибаутками; все на подбор - в шортах, во вьетнамках или дешевых тапочках; с гордым видом и с одинаковыми легендами о богатом дяде ДПСнике.
  Если парень прикадрит девушку до кафе, то по понятиям должен её угостить, а парни жадные, поэтому не потратятся зря на девушку, оттого и караулят около кафе.
  В Москве Сереги всякие договариваются с девушками о встрече в местах, максимально отдаленных от торговых точек, чтобы девушка не захотела подарок, а на подарок нужны деньги, и по смыслу жизни деньги платит мужчина, если у него в ногах болтается хвост.
  Жадные приглашают девушек в парк, где нет ресторанов и бутиков, в которых полуобнаженные кассирши предлагают дешевый товар за десятикратную цену - так в аду торгуются черти и миллиардеры.
  Я уверена, я знаю, что, если ты договариваешься с твоим романтиком о встрече в кафе, то Сергей приходит с большим опозданием, когда ты покушала, а он, вроде бы не должен платить по счету - доест за тобой, допьет, но не заплатит, оттого, что нет в нем простодушия кузнеца и сказочника, а сердце никогда не болит, даже после трех ведер пива на халяву.
  Теперь скажу, зачем ты, и тебе подобные девушки, которые не посещали курсы охмурения мужчин, нужны Сереге, похожем на прохудившийся баллон с гелием.
  Девушка проститутка стоит от пятидесяти долларов США за один раз, а вы, романтичные особы, - бесплатные, да ещё пивом угостите.
  Записываем в мозгу, как в тетрадку в клеточку - ах, школа, раньше в тетрадках в типографиях поля рисовали красным цветом, а сейчас - нет полей, как исчезли и колхозные поля с брюквой и репой; на репе мужики баб парили.
  Первое записали - пятьдесят долларов за одно половое сношение с болью в ягодицах.
  Второе - романтическое свидание, оно дороже, и не каждому дается девушка по вызову, где в большинстве своём - мымры старые, а не красавицы с лебедиными шеями.
  Романтическое свидание - от двадцати тысяч рублей за два часа, или - четыреста долларов, чтобы мужчину слушали и восхищались им, как ты восхищаешься задаром.
  Третье - услуги психоаналитика, ты выслушиваешь бред малограмотного Сереги, у которого за плечами не только приводы в детскую комнату полиции за воровство грязного белья в Одесских дворах, но и за порочные связи с афрополяками.
  Психоаналитики нынче дороги, как наконечники копий римлян, и, возьмем - шестьсот долларов сша в час.
  Плюс - Серёга пользуется твоей квартирой на свиданиях, своей, я уверена, нет, или не приводит к себе, потому что опасается, что давние подруги нагрянут летним дождем.
  К тому же, Серёга хвастает перед друзьями за кружкой портвейна, что ЕГО девушка всегда под рукой, только свистни раком; авторитет Серёги повышается температурой тела холерного хитрого больного.
  Бросит тебя Серёга в любой момент; ты - запасная площадка, пока он не найдет богатую, пусть страшную, но богатую, как город с канцеляриями, писцами и коровами.
  Но никогда не найдет Серёга богатую, потому что от него за километры веет шулерством, и богатые светские львицы видят тридцать сребреников через завесу времени.
  На более свежую глупенькую и полубедную променяет тебя, как представится возможность, потому что и в борделях меняют девушек, как корки апельсинов для хомяков.
  Он от тебя по деньгам за одно свидание получает примерно две, три тысячи долларов услугами тела и души, а отдает - ноль, даже деньги забирает алкогольной продукцией.
  Лизавета, забудь Серёгу - лучше с камнем и с вибратором, чем с другом, который не постирал трусы, словно руки отсохли во время весенней пахоты.
  Расстанься с ним, но не расставайся с жизнью веселой девушки, которая поднимает ногу выше головы, ногой добивает до звезд с протонами и нейтронами.
  - Ах, Елена! Я думала, что ты добрее, как сурки из фильма, бурундучки Эванса.
  Но ты, потому что у тебя нет любимого парня, оттого и цель жизни затеряна в песках Анапы, порочишь чужое добро, хотя всё, что ты говорила - правда объективная, но субъективно, даже если последствия шапки на затылке и тапочек-вьетнамок припишем необычайному романтизму скрытого схимника, для меня - любовь, чувства, жизнь, нераскрытая, как движения сердца в тайнах Гималайских гор.
  Я не затаиваю чувства, не прячу груди и другие части тела, напротив, поднимаю ногу выше головы, и нога моя - флаг победы над серостью будней, над безалаберностью и простодушием худых девушек без парней.
  Мне жалко тебя, я найду тебе друга сердца, может быть, он - англичанин, что побил меня у деревенского колодца, или - товарищ Сергея, и у товарища дядя тоже начальник ДПС или полиции, я уверена, что непридуманный дядя...
  - Где же на всех Серег найти дядь начальников ДПС?
  - Не волнуй моё сердце повторно, Елена, знаю, что не со зла ты говоришь, а от доброты, поэтому обидны и оскорбительны слова доброты, что несут в себе яд измены и совокупления без горячей ласки, и без семени - так под водой водолаз поет песни, и его никто не слышит, даже крабы не слышат, потому, что нет у них мохнатых ушей, как у лам.
  В горах путники используют животное ламу в качестве бесплатной женщины, и - поделом путникам, если видят в кобыле женщину.
  Из глубины сердца, Елена, достань правду и ответь себе, почему тебя мужчин не любят, пусть даже мужчины виноватые в краже добра из Сбербанка Российской Федерации, или колбасники с гроздями сосисек на шее, но не больные тифом, не счастливые филателисты, что думают только о марке с перевернутым самолетом, и не страдальцы, которые подавляют в себе малую и большую нужду, а в болях в мочевом пузыре и в кишечнике находят утешение души.
  Прокляни лучше еловую шишку, чем Сергея, который по твоим словам выходит бесплатным пользователем меня, а по моим мыслям - раскаявшийся поэт с отрезанными кудрями.
  - Я сказала то, что сказала, и в словах моих больше правды, чем снега в твоих тоненьких ботиночках, Елизавета! - Елена подцепила ватный комочек снега, растерла личико - полезно для кровотока в щеках и пазухах носа - так енот растирает спину замерзшей африканской горилле. - Ты упрекнула меня, сказала, что я злая, а я - добрая, но доброту мою не всякая разглядит, а всякому я и не покажу, как ты не показываешь себя владетельным князям в бане.
  Подумала, что у меня нет мужчины, и что я не опытная, оттого ничто не понимаю в Серегах, у которых лучшая шутка - посикать при девушках и сказать, что поливает из шланга цветочки?
  Признайся, что Серега после пива не стеснялся, не жалел твоей ясной души, а по-вороньему ссал под дерево при тебе, словно сдирал кожу с нежного ягненка.
  - Признаюсь! Всегда писает при мне и шутит, что из шланга поливает: когда - цветочки, когда травку, - голос Лизы потускнел, затухал на расстоянии вытянутой руки - так затухает эхо под хвостом бродячей собаки с голубыми очами помора.
  - Пусть поливает цветочки, но не в твоём саду наслаждений, Лиза.
  Он скрывает жадность под пологом романтизма - старый трюк эмигрантов перед дубовыми дверями - так девушка скрывает от клиента прыщики на лобке.
  Много мужчин я видела, много через меня прошло: через тело и душу, словно я контролер в метро.
  Романтики встречаются не чаще, чем золотые самородки по килограмму.
  Настоящему романтику простительно всё: измены, пьянки, лень, нищета, рваные ботинки, разбитые очки, всклокоченные, как у дикобраза, волосы.
  Романтик, подобно кошке, живет в двух мирах, и настолько притягивает, что ни один магнит девушки, что находится от головы до пяток, не устоит перед романтиком, пусть даже он пьет кровь животных.
  Однажды, я видела романтика на Черноморском побережье Кавказа, возле битых бутылок - так балерина танцует в снегу и не чувствует клыков моржа.
  Романтик читал стихи, завывал, подпрыгивал, извивался и похож на оживший памятник виолончелисту.
  Сначала я испугалась, думала, что покровители от меня отвернулись, витамины исчезли из организма, поэтому миллионная доля разума покинула меня вместе с бактериями - так крысы бегут на тонущий корабль с голландскими сырами.
  Но затем музыка стихов, обаяние романтика настолько поглотили, что открыла рот и поддерживала челюсть двумя руками, словно умерла, и мне подвязали челюсть тряпочкой.
  Не возражала бы, если бы романтик затащил меня в ад, или в рай с белыми конями, но лишь бы вглядывалась в любопытство его, словно меня заколдовали тремя тысячами колдовских тайн.
  Романтик исчез, и тяга к нему исчезла, да, не любовь, а болезненная тяга - так фанатки думают, что любят своих эстрадных кумиров, но не любят на самом деле, потому что любовь - другое, поточное, неосязаемое, а фанатки рыдают, режут вены, а это - тяга, и она исчезает, когда за кумиром закрывается дверь преисподней.
  Романтику настоящему всё прощается, а твой Серега не романтик, иначе он бы ходил с толпой поклонниц, и не нужны романтику шутки о шланге и цветочках, ничто в романтике не колеблется, никогда он не закончит стихотворение, а дух его любопытен, словно щенок.
  Не нужен мне романтик, потому что он - на одно мгновение, а мне нужен Мир и навсегда! - Елена схватила Елизавету за плечи, трясла, а в глазах - добрая улыбка, но в ней блуждают болотные огоньки, как в глазах ведьмы плавятся изумруды. - Верь мне, я достойна, и получу то, что хочу, а хочу - пустоту, пусть она даже не настоящая пустота, а половинчатая, как у йогов, но желаю пустоту.
  Теория пустоты пришла ко мне вместе со слезами, и признаюсь, что сначала сама не поверила, что возможно желать подобное - так кондитер мечтает о миске горчицы.
  Кругом шум, гам, суета, а я желаю спокойствия, даже в семейной жизни спокоя, но никак не миллионера, не Принца на белой козе, ни другого романтического героя, которого ошибочно признают лучшим женихом, как и рыбу - лучшей пищей для кошек.
  Индийские йоги стремятся к пустоте, и состояние тела и души в пустоте называют нирваной, даже, когда на коврике только один йог и к нему не приближается волшебная пятнистая корова.
  Я нарочно путешествовала по Индии, искала в йогах особенное, чудесное, как в докторе Айболите.
  В заброшенной деревушке я нашла уникального йога - он двадцать лет сидел на коврике, никуда с него не сходил, питался дарами крестьян, причем ничем не брезговал: ни солониной, ни котлетами из свинины, ни копчеными угрями в ананасовой патоке.
  Испражнялся йог за пределы коврика, и за ним убирали старушки почитательницы - так в домах престарелых за потомственным художником убираются потомственные балерины.
  Я спросила йога, счастлив ли он без женщин?
  Вопрос по индийским меркам - кощунственный, если он в сторону йога: лучше слоном затоптать, чем йога вывести из состояния нирваны, похожего на сон в холодильнике.
  Йог долго смотрел на меня, не окидывал взглядом, а ласкал, лизал - так собака лижет руку хозяина.
  Я угадывала - волшебный ли йог, человек ли он, или воплощение коровы в теле марсианина.
  Наружность ничего не говорила о женщинах, тем более что йог, а он на коврике нагой, как сокол, судя по гениталиям - мужчина, и мужчина - ОГОГО!
  Подобные гениталии я видела в Санкт-Петербурге в кунцкамере на приеме в честь английского посла.
  После приема заспиртованные огромные гениталии - говорили, что они принадлежали Луке Мудищеву - убрали в запасники, как использованную ракету прячут на дно океана.
  Из-под коврика йог извлёк фотографическую карточку и протянул мне, словно искал в моих влажных пальцах спасение от весеннего набега красных муравьев, что залезли между ягодиц.
  На фотографии - обнажённая балерина в белых тапочках, а что балерина - видно из поднятых красиво заломленных макаронных рук, сцены, занавеса; и ноги скрещены, как во время игры в "салочки".
  Черты лица балерины мелкие, плохо просматриваются на нечеткой фотографии, но резкие, оттого, что лицо утомленное, худое, как у утопленницы, которую оживили в Церкви, но утопленнице жизнь уже не мила.
  "Ты не думай, иноземка с длинными волосами, что овал лица девушки на фотографии неправильный! - Йог заскрипел словами, а крестьяне вздрогнули, потому что йог впервые за двадцать лет заговорил, словно ему пробило плотину дубовым тараном. - Всё у неё преисполнено неземной красоты и грации, и нет пыток в руках, а в глазах никогда не сверкало зло, наоборот, тройственное добро с лучиками изящной несравненной красоты, удивительно схожей с грацией пальмовых макак.
  Ах, как прекрасны макаки в лучах заката, но еще краше, когда с бананом в зубах прокрадываются - так вор крадется к клети с курами, а макаки подкрадывается к слону, забираются ему на спину, и скачут, и ухают, и бьют себя лапами в волосатые, как у каторжников из Калькуты, груди.
  Балерина на фотографии никогда не брила груди, потому что на её грудях шерсть не растет, что очевидно и запротоколировано в докладе английских лордов, огорченных крайней эксцентричностью породистой, как вечная ипподромная кобыла Шарха, девушки.
  Если бы я встал с коврика, на котором, согласно обету, сижу, пока на горе Королевская кобра не свистнет, а за мной с золотым паланкином не придут сорок три королевских гамадрила.
  Но, если бы пришли, и кобра свистнула, а в легких у кобры достаточно воздуха, чтобы свист сквозь зубы шел мелодичный, напевный, с которым согласились бы все сиротки в деревнях и под этот свист - помнишь, девушка, как мальчик из Голландии под звук прОклятой дудочки (прОклята, иначе бы не волшебная) вывел крыс из города, а у нас крыс съели на праздник Планового подбора мужей - слетелись бы гурии с особыми телами и угодливыми выражениями белых лиц, обрамленных волнистыми белыми волосами, как у Снеговика.
  Я бы в паланкине с гамадрилами доехал до Мудреца, что в сиксилиард раз мудрее меня и спросил бы у него Путь, а главное - почему балерина на картинке не оживает, как в кино.
  Балерина не дает мне нирваны, потому что танцы женщины в тапочках заполняют пустоты, а нирвана не терпит заполнения, посещений и культурно массовых мероприятий, наподобие сельских праздников тайного поедания макаки.
  Если бы я опустошил сам себя, но не физиологически, а душевно, то взлетел бы над ковриком и полетел на Северный полюс, где полная пустота, как тыкве.
  Но, ах, как она зла, балерина на фотокарточке!
  Возможно, что она - див, или дейв, а, может быть - дервиш, потому что нет рупий на одежду, как у добропорядочной обиженной нищенки нет денежки на новые зубы".
  Йог зарыдал, спрятал фотографию обнаженной балерины под коврик и погрузился в медитацию, изгонял балерину из мыслей, чтобы на пустое место, как в глиняный горшок, вошла пустота.
  У меня нет мыслей о балеринах, хотя я ногу подняла перед йогом, и он вздрогнул в другом Мире, словно из банановых шкурок крестьяне извлекли электрический ток, и приставили провода к мошонке йога.
  Йог не конфузился, он пытался, а я уже почти получила пустоту внутри себя, как колодец с холодными стенами.
  Пустота, безразличие - прекрасное состояние души, без боли, но ободряет, блестит, как неподдельное золото, которое приносит по утрам барыга студент с оборванными, потому что часто играет в карты на обрывание, ушами.
  Если человек с отрицательным зарядом жизненной энергии, то он слабо о себе заботится, а черпает энергию из крови и эмоций других людей, со сломанными судьбами, подвернувшимися, как нога лошади в лесу, душами.
  Отрицательное создает вокруг себя поле возмущения, и в этом поле танцуют снежинки, не те снежинки, которые на детском утреннике, когда все девочки наряжаются снежинками, а мальчики - серыми волками; а другие снежинки - из холодной воды, причем, на планете Меркурий не найти снежинок - ни живых детсадовских, ни из холодной воды, потому что на планете Меркурий очень жарко, даже кожа сгорит, не говорю уже о волосах на голове и на лобке.
  Мы на планету Меркурий не полетим, потому что за время полет опустимся в беспредельно нравственную тьму с мизерными радостями, хотя радости мешают пустоте, как барабан в Космосе заполняет собой ближайшее пространство.
  В отличие от отрицательных, люди с положительными зарядами - отдают, но не забирают - так щедрый барин одаривает обесчещенных крестьянок пирогами.
  Казалось бы, что люди положительные очень полезны, и связь с ними возвышает, окрыляет, как дельтаплан Циолковского.
  Но прихожу в сознание, - Елена понизила голос, пощекотала Лизавету варежкой за ухом, словно сбивала с волны отрицания, - и вижу, что положительные люди не менее вредны, опасны и несчастны, чем с отрицательным зарядом лейденской банки.
  Весельчаки - утомительны, добрые - назидательны и требуют к себе доброты, не явно, но остается чувство нелепости своей жизни и обязанности, что за доброту других ты обязан им добротой, даже, если белая рубашка намокла под мышками и пора домой, на стирку.
  Отрицательные - плохо, и положительные - плохо, потому что Мир - качели, а равновесие - когда два человека застыли на противоположных чашах весов-качелей, и в из состояния равновесия, а я называю его - пустотой, человек выйдет хоть в положительное, хоть в отрицательно, хоть в иной мир, где строчки превращаются в драгоценные камни, а слово "хлеб" обретает плоть, и его можно кушать, намазывать на слово масло с икрой.
  Но захочет ли человек из нейтрального состояния, из пустоты выйти в отрицательное или положительное, где нет равновесия, где постоянно мучают потребности: поездки, магазины, театры, залы суда, сбор урожая на огороде.
  Всё плохо, кроме пустоты в душе и в теле, когда лежишь - не хорошо и не плохо тебе, поэтому - идеально, как в стиральной машинке, в которой подготавливают космонавтов.
  Однажды я прикадрила космонавта - нет, не любила и не полюбила, но космонавты - знаменитые, богатые, обеспеченные до конца жизни лекциями, и космонавтам выдают без очереди квартиру в непрестижном раойне Москвы, как конуру для породистого пса.
  В то время я еще верила, что нужен мужчина с деньгами, состоявшийся и самодостаточный красавец, а подружки пусть завидуют и падают надломленными стеблями пшеницы.
  Пшеничное зернышко, сорвала колосок и попробовала в деревне зернышко, словно восковую свечу кушала, а во рту свеча встала раком, то есть - стала раком, зернышко застряло в мягких тканях рта, тех тканях, которые целуются, и вызывало чувство неотвратимо надвигающейся бездны, из которой тянула зеленые руки безысходность.
  Я плакала, тащила зернышко, но оно упиралось тычинками и пестиками, или другими остями, которые в ботаническом мире имеют то же значение, что и кристаллическая решетка в институте стали и сплавов.
  Я представила, что зернышко никогда не покинет рот, прорастет, и росток сломает мне голову, как когда-то ханские полки ломали головы около Москвы.
  Отчего я несчастная и попала не в капкан любви, а в капкан зернышка?
  Я воздевала руки к небу, но оттого, что еще несмышлёная, никого не проклинала и не боялась, что меня осудит Принц на Белом Коне.
  Мимо прошли два странствующих монаха из Палестины, они выслушали мою жалобу, покачали головами и один, с седой бородой до лобка с невыразимой тоской осенней ночи сказал:
  "Всё объяснимо в этом Мире, особенно то, что мучает тебя во рту, девочка с косичками, как на картинке художника Рафаэля.
  Но у нас нет времени на объяснения, на поиски Истины, а, если отбросим весь мусор в душе и пойдем искать объяснимое, то и тогда не отыщем, хотя оно здесь, под ногами - протяни руку и возьми знаний столько, сколько поместится в твою черепную коробку и область таза.
  Ученые Гарварда давно доказали, что человек думает не только головным мозгом, но и остальными частями тела, как краб, вот поэтому безногие и безрукие калеки редко становятся академиками, оттого, что часть мозгов - в руках и ногах - потеряна для общества, как библиотека царя Ивана Грозного.
  Ты слишком рассеяна, а изо рта пошла кровь, потому что зернышко поранило нежную девичью плоть - подрастешь и узнаешь другую боль - женскую, боль материнства, а зернышко - послано не спроста, свыше, чтобы ты осознала, как дальше будешь страдать, потому что не взяла знания близкие, хотя они рядом, но за пуленепробиваемым стеклом - так рыбка в аквариуме живет долго, а от Истины её отделяют несколько миллиметров спекшегося кварца.
  Если бы тебя мучили нравственные вопросы, а не зернышко во рту, то мы бы тебе помогли добрым советом, как пройти к библиотеке, и как открыть в душе калитку, за которой спрятаны свитки с мудрыми изречениями философов Древней Греции.
  Но боль твоя плотская, поэтому ты - скот!" - паломник замахнулся на меня посохом, как на барана, но передумал, потому что вдали запели сельские механизаторы.
  Зернышко улетело из моего рта, оттого что всему в этом Мире приходит конец, даже зернышку во рту, пусть оно даже - зерно предсказания или разумное зерно, как дудочка в руках факира.
  Глупое слово - факир - фак Ир. - Елена засмеялась легко и беззаботно, и от её смеха растаял снег на ближайшей ветке, похожей на загребущую руку налогового инспектора. - Я поведала космонавту, открыла часть детства - историю зернышка во рту, а космонавт посчитал моё зёрнышко менее значимым, чем его великие подвиги во имя Космоса, где дуют вакуумные ветрА.
  Мы гуляли по Парку имени Горького около Москвы реки, причем космонавт облачился в скафандр - для тренировки, и в Лунном скафандре, магнитных башмаках казался мне половой щеткой.
  Общались через рации - тоже для тренировки моего друга, ужасного за черным стеклом.
  Около продавщицы леденцов на палочке - старой цыганки в цветастой юбке и с золотым кольцом в носу Космонавт остановился, словно его заминировали, и, как я не тащила, не сдвинула тушу в скафандре, словно в скафандр залили жидкое золото.
  Долго наблюдал космонавт, я уже подумала, что он заснул или умер, а, может быть заморозился на тысячу лет, и проснется, когда на Земле наступит Коммунизм, но, он не замерз, а вдруг заговорил странным женским голосом (возможно, что частоты в рации изменились) и столько в голосе пустоты, что я позавидовала, и с того момента поняла - пустота главное в жизни девушки.
  "Припомнилось мне лето сорок первого года, хотя я родился намного позже, - Космонавт пищал, а цыганка в ожидании денег, танцевала и искала откуда срезать кошелек у Космонавта. - Окопы, блиндажи, безумная жестокость газовых камер с ядовитым газом "Циклон".
  Вроде бы я, а не я, нас двое в одном теле, и одного надо изгнать, но я не знаю кого, потому что сам же двойной, как билет на трамвай и на троллейбус.
  Подумал, что изгоню самого бедного, глупого и обиженного женщинами - купил лопаты для закапывания изгнанного, фотографический аппарат немецкой фирмы Цейс - в воспоминаниях денег много, словно я обворовал Будущее.
  Только собрался ударить себя лопатой по темечку, как возникла в окопе золотая лестница без перил, лестница на небо, где гуси жирные, а утки с утиной печенью фуа-гра.
  Лестница манила, как голая балерина, звала на небо, за облака, где всегда тепло, а груши сочные сорта "Дюшес".
  Слабый духом и откровенно упрямый, я вздыхал, называл себя милочкой - так подбадривал, но в то же время пугался, робел, что упаду, потому что золотые ступеньки на высоте, возможно - влажные, и ноги мои подкосятся, а я улечу вниз, оттого, что нет перил на лестнице, и отсутствие перил - мне наказание, назидание потомкам - не заработала грешная душа на золотые перила.
  Я положил три банки тушенки в карман и топтался около лестницы, чувствовал, что помешался, а робость не проходила, словно её забили молотком в мои кости черепа.
  Вздохи не помогали, я надеялся, что проскачет обнаженная балерина на сивом мерине, или мальчик на красном коне, и картины меня подтолкнут на золотую лестницу, отчего я исполню долг перед матерью и Отчизной, что одно и то же.
  Время прошло, я махнул рукой и сказал лестнице, чтобы она убиралась:
  "Прочь! Уходи, искусительница, золотая лестница!" - в сильнейшем волнении я вскричал, и упал без чувств на руки подоспевшего фельдшера, похожего на ерша из реки Днепр.
  Помню мягкие усы фельдшера, заботливые сильные руки-подъемные краны и оловянные голубые очи с серебряной каемочкой.
  Когда я очнулся, лестница медленно таяла, золото задвигалось туда, откуда пришло, и где ему место - в Рай.
  Из грозовой тучи показалась огромная рука и погрозила мне пальцем, словно я князь Владимир:
  "Напрасно!" - гром с молниями укорил меня, и всё исчезло, кроме фельдшера, что держал меня на руках не меньше часа, словно я - ребенок Розмари.
  Я хотел сказать фельдшеру главное, облить его розовым медом слов благодарности, но, вдруг, в видениях, осколок ручной гранаты вонзился мне в сердце и застыл навсегда, снимая напряжение великодушного подвига.
  Леденцы на палочке, цыганские леденцы - те же осколки снарядов, что ранили меня и других солдат, что мечтали о жирных гусях - так Орден мечтает о достойной груди".
  Космонавт скупил у цыганки всех петушков на палочке, обнял старую женщину и пошел с ней в сторону кондитерской фабрики, словно начинал на пустом месте новую жизнь.
  Я подумала, что и я с пустоты начну новую жизнь: найду мужчину, пустого в душе, как и я, женю на себе, и мы станем идеальной парой в пустоте: без ссор, без упреков, без падений и взлетов, как самолёт, что никогда не взлетит, но никогда и не упадет в Можайске. - Елена поправила непослушный шаловливый локон и засмеялась звонко, буднично, оттого - светло и по-синичьи. - Лизонька, мне кажется, что я достигла пустоты в себе, нейтрального состояния, столь желанного йогами и девушками детородного возраста, даже на Новой Земле и в Папуа Новая Гвинея.
  Жениха подыскала, а охмурить - проще, чем получить титул графини Монако.
  В Монако Принцев, князей и графов - как кабальеро в саванне.
  Заплати деньги, и ты - графиня, граф, князь, Король, Принц; но можно и без денег - ножку выше головы подними, и сразу тебя примут в высший свет, назовут посетительницей Прекрасного Мира, дарительницей забот и глубокой красавицей, которой позволительно даже предательство музыкантов.
  Но Монако - не пустота, поэтому волна накроет Монако, как саваном накрывают утопленника.
  Высшее достижение - муж Российский, пустой в душе, но наполненный внутренним содержанием мужчины - два в одном, единство противоположностей - так позитрон и электрон аннигилируют, образуют пустоту.
  Сегодня я переезжаю к мужчине с пустотой в голове и теле, он еще не догадывается, что я - навсегда, но примет, потому что я умею, чтобы меня принимали; каждая девушка, если захочет, то сможет всё - так в фильмах о волшебниках человек взлетает и смотрит на коров с высоты самолетного полёта.
  Мы встретимся с тобой, Лиза, не раз, потому что я чувствую, что ты опустошишься, идеи о романтиках выветрятся, как запах бензина из салона автомобиля "Крайслер".
  Станем подружками, возможно, переспим, но уже с пустотой в телах и в душе, волшебной золотой пустотой, потому что приятнее войти в золотую пустую комнату, чем в захламленный антикварной пыльной мебелью чулан, который французы гордо именуют квартирой. - Елена, как официанту предлагают чаевые, или танцовщице в чулок вкладывают доллар, вложила в карман Лизаветы свою визитную карточку.
  Лизавета улыбкой поблагодарила, потому что наступление пустоты в теле - приятное, и не подкрепляется словами, как нет необходимости гвоздь подкреплять спичкой.
  Вдали, на тропинке возникла из снега фигурка то ли свадебного зайца, то ли свадебного торта, но никак не свадебного генерала, потому что свадебные генералы похожи на колокол.
  - Елизавета, умная у тебя голова, но еще умнее молчание в твоей голове, и молчание назовем пустотой, прекрасной пустотой, не той, которой учителя в школе оскорбляли подопечных. - Елена спрятала нагревательную подушку в сумочку - быстро, удобно, как скороговоркой. - Я два, три слова скажу твоему, или уже не твоему - как тебе ум подскажет, словно ты в лианах висела, а тебя обезьяны спустили на землю, только я не обезьяна, потому что без хвоста и зад у меня не радужный, не павианий.
  Сейчас перед тобой расстилается дорога: либо с жадным парнем и ему подобными до конца, до морского дна; либо ты летишь птицей вольной и найди себе жениха или попутчика, по твоим параметрам, по точкам соприкосновения, по тембру голоса и по пустоте или по деньгам, но так, чтобы он удовлетворял твои детские желания по всем пунктам, как сорока удовлетворяет своих птенцов.
  Помню, как я на океанском лайнере совершала кругосветное путешествие - забава за чужие деньги, словно я не просто красавица, а сто красавиц на коленях у шагающего князя.
  На палубе стояла золотая клетка, а в клетке - на потеху публике - сорока, толстая, но глаза худые, и видны в глазах льды, бананы, автомобили и здание Нью-Йоркской биржи.
  Я пощекотала сороку перышком страуса, а сорока внимательно посмотрела на меня, и, словно волна пустоты хлынула из глаз умного животного, которое никого не сманило за собой в Райские кущи, не насиловало живых стариков и мертвых оленей; не пила кровь из слонов, не запарывала детали на предприятии машиностроения.
  "За что? За что, милая птица, тебя лишили неволи, словно ты играла на фортепьяно перед Израильскими эстетами музыковедами и допустила фальшивую ноту?" - я рыдала перед сорокой, и, если бы уверена, что она мужского пола, то обнажилась, чтобы скрасить дни одиночества пернатого животного, похожего в заточении на Карла Маркса в пожилые годы.
  Сорока не отвечала, а только качала головой и поводила исключительно умным глазом-черникой.
  Ночью я тайно пробралась на палубу, подошла к клетке с сорокой, открыла золотую дверцу - даже подумала - не присвоить ли золото из клетки, но решила, что нельзя опускаться до мародерства, когда совершаешь благое дело спасения сороки.
  "Лети, птичка, пусть дни твои озаряться улыбками, а с клюва не сходит новое выражение торжества и снисходительности по отношению к тюленям и морским ежам!".
  Но сорока даже не двинула толстый зад в перьях к выходу из клетки, а, напротив, отодвинула себя в дальний угол клетки, словно я - фашистка, пришла за зерном и яйцами.
  Я засунула руку в клетку, ловила сороку, хотела насильно вытащить её на волю, потому что, по моему мнению, глупое животное не понимало своей выгоды - так пианист из Греции не понимает, за что его ругает китайский режиссер.
  Вдруг, словно молния влетела в мою руку, и пошел дождь из Апокалипсиса, кровавый дождь - сорока клюнула меня в руку, неблагодарная гадина, место которой в супе для бедняков Гарлема.
  Я решила, что убью противную глупую птицу - если нет ума, то не нужно ей жизни, - подняла ногу выше головы, ногой огрела бы золотую клетку, смяла в пластилин.
  Но вдруг, повелительный и властный голос, в то же время снисходительно-ласковый, как случается у начальников Департамента, остановил меня:
  "Елена, Елена! Душечка! Не губите себя убийством птицы, хотя вижу по вашим очам, что вы почувствуете сладчайшее наслаждение, когда перья полетят, а череп сороки треснет, как перезрелый грецкий орех в лапах голодной белки. - Ослепительно красивый капитан корабля с любопытством наблюдал за мной и сорокой, словно готовился к действию три дня и три года. - Не извольте беспокоиться, не называйте себя никчемной пустышкой, если не смогли убить пучок перьев с клювом и соколиными глазами.
  Сорока вам денег не даст за вашу доброту, но в своем сердце оставит отзыв, и, возможно, оповестит пернатый мир о вашем поступке - злой он или добрый - судить не нам, а - хасидам.
  Покажите, лучше, Елена, что у вас под юбкой - нижнее белье, или мох", - капитан дальнего плавания замолчал, на его прекрасные бычьи глаза навыкате набежала серая тучка.
  Я охотно приподняла юбку - не зря же я ухаживаю за своим телом, чтобы прятала от мужчин.
  Капитан долго всматривался мне ТУДА, затем дрогнувшим голосом продолжил, словно ломал мебель во Дворце Правосудия:
  "Благодарю, милостивая государыня, премного благодарен за бесплатное шоу гладкого мрамора с пещерой неожиданностей.
  Постой, Кузьма, я сказал себе утром - не всё в жизни потеряно: и сороки полетят к золотым берегам, и красивые девушки поднимут ногу выше головы, и длинные девичьи волосы водопадами слетят с дуба.
  Сороки селятся на дубах, ни с кого не взыскивают, не требуют аренды желудей, и даже жалуют полосатых кабанов, хотя с ними не в родстве.
  Издержки биологии Дарвина, если угодно, а нет - так продайте все книги и поступите по закону гор - возьмите сороку в мужья или в жены, не знаю её пол.
  Сорока понимает, что она плывет на корабле посреди огромного Мира, заполненного водой, как масло заполняет обожравшуюся кошку.
  Если сорока вылетит, то не долетит до ближайшего берега, а упадет в воду и погибнет бесславной смертью пожирательницы креветок - утонет, а на тонком горле сороки сомкнутся безжалостные зубы акулы Мирового океана.
  Не ведаю: понимает ли сорока, своим ли умом дошла, что за дверцами золотой клетки голод, холод, нищета, усталость и беззаконие, или у неё в генах заложена тяга к жизни и выживаемость морского пехотинца, но она не покончит жизнь самоубийством, не расправит безрассудно крылья и не полетит навстречу смерти туда, где обстреливают из пенной глубины.
  В детстве я убежал из дома, не за хлебом бежал, не за лучшей жизнью, а чувствовал в себе ненависть к родителям, что так быстро старели и разговаривали с нелечеными зубами, как сайгаки.
  Но сорока - не я, она - умнее, поэтому и не летит из золотой клетки", - капитан дальнего плавания сгорбился под грузом воспоминаний, встал на колени и на коленях во искупление пошел в сторону капитанской рубки, откуда доносились песни, женский пьяный хохот и хрипы дерущихся матросов.
  - Матросы дерутся? Где как? А я, почему не с ними? - Сергей (Елена сразу поняла, что - Сергей, и Елизавета тоже поняла, что Елена угадала романтика, и, значит, всё остальное, сказанное Еленой - правда без загадывания, без стояния в очередях за кофейной гущей; грусть и печаль, а вместе с тем искра нового легли на чело Елизаветы) подошел, обнял-повис на плечах Лизаветы, как на вешалке. - Долго же я шел по снегу, мой дружок замерз, сморщился, как перчик, ему нужно в норку.
  АХАХАХАХА!
  Сейчас полью снежок, чтобы вырос! - Сергей - тренировочные штаны, шапочка на затылке, кроссовки осенние, тонкая дешевая курточка ветровка с рынка "Садовод" - отвернулся, даже не отошел за дерево, приспустил тренировочные штаны и водил туда-сюда, словно расписывался в своём величии на грамоте из телячьей кожи. - Весной из шланга поливаю цветочки, а зимой - из перчика - снежок.
  АХАХАХАХА! - Сергей закончил начатое, потряс, подтянул штаны - так баба Ира на рынке подтягивает платок под грудью. Молчание девушек - почему не смеются? - насторожило романтика с живой радостью родника. - Что примолкли, девчонки, как в солдатской бане?
  Может быть, мой шептунчик вас развеселит?
  Ой, мотылёк полетел! - Сергей пукнул, снова засмеялся, но уже без особого восторга и внутреннего подъема, словно писал письмо, да забыл, кому писал.
  - Сергей! Мы с Лизой приглашаем вас на вечеринку ко мне домой: трое в постели, не считая, балерины. - Елена подмигнула подружке, чтобы Елизавета невольным вскриком, как сорока в золотой клетке, не испортила представление. - Если согласен, то купи выпить, побольше и закуски - пусть самая дешевая, для лошадок.
  - Ха! Девчонки! Круто! - Сергей снова обнял свою собственность - Лизавету, на его руке блестели капельки мочи. - Но только я дома забыл кошелек, словно в ад опустился, - Серёга свободной рукой похлопал по карману треников, выбивал дурные мысли из бедра. - Лизок купит, а я ей потом отдам с процентами и золотым колечком Властелина.
  Правда, Лизок, открой между ног глазок!
  АХАХАХАХА! - Лицо Сергея, похожее на анализ на энтеробиоз, сияло.
  Он подпрыгивал - тонкая подошва кроссовок пропускала холод, звала в гости снег.
  Елизавета молчала, затем осторожно сняла руку Сергея со своего плеча; робко говорила, но смотрела в снег, словно искала в нём зерно истины.
  - Ты прости, Сергей, но ты слишком долго шел на свидание, и моя новая подружка - Елена, открыла мне Истину и другую Истину, как искать Истину.
  Я не знала тревог, любила внимание всё, шутки-прибаутки, романтику немытого тела, но Елена одной мыслью смыла слой олова, и под ним я увидела неприглядную правду с твоей душевной пустотой, замешанной на комплексе неполноценности и жадности.
  Всё, что наполняет сортир, вдруг хлынуло без сомнений и ответов, оттого, что жизнь - ответ.
  Я потрясена твоей непочтительностью, душа горит от верности слов Елены, что я тебе нужна только, как временная промокашка, а ты пользуешься мной, потому что нет денег на других девушек, а я тебе не только задаром давала любовь и огонь, а пылала и отдавала деньги, словно ты пришел в Сберкассу, а за окошком - кассирша без трусов, красивая, молодая и щедрая: не только на золотые зубы и улыбки, но и на деньги.
  Найди себе другую бесплатную красавицу, пой ей о своём богатом дяде и о деньгах, которые ты каждый раз забываешь дома; назначай свидания в лесу, где нет кафе и бутиков, а я теперь - другая, и мне не нужно на день рождения в подарок высушенное горло гуся с горохом, как Дениска подарил своему другу Мишке.
  Сказала, а стыд меня грызет, потому что ты - первый, кого я отшиваю, прогоняю, изгоняю из своей души и из своего кармана!
  Шум! Драка в душе, а между ног - вулканическая лава стекает, как при гибели Помпеи.
  Елена научила меня: в дождь летом нужно раздеться догола, желательно ночью, и бегать под дождем, тогда пустота с прерывистым дыханием войдет в тело вместе с Истиной и Правдой, не как калека войдет, а торжественно - с барабанным боем, с вальсом Мендельсона и весельем тысячи Риодежанейрских карнавалов.
  Лизавета порывисто скидывала одежды, запуталась в чулке, упала на снег, но стиснула зубы и продолжала раздеваться - так связист зубами стискивает провод дальней связи.
  Сергей с волчьей злобой потери всего теплого и дармового двинулся на Елену, как бобёр падает на дерево счастья:
  - Что ты сделала с моей...
  - Сергей, мне известны каждое твоё слово, каждый жест, каждое движение, словно ты заучил в детстве один театральный трюк, и он задержался на одной твоей мозговой извилине: - Елена направила в грудь Сергея дуло маленького пистолета, но грозного - человеку не важно, от чего он примет смерть: от пули из дамского пистолетика, или от взрыва ядерной бомбы. - Ты бы замахнулся на меня, может быть, нашел силы и ударил бы - за это я бы тебя похвалила, потому что только мужчина ударяет женщину, как кабан роет под дубом.
  Но нет время у меня на эксперименты, потому что сейчас - время звонка моему подопытному жениху, почти любимому, но неясно еще любимому, а забота и очарование моё сделают из камня любимую игрушку; Сизиф с камнем на шее приседал на горе, а я позволю камню упасть с души.
  Иди, Сергей, тебя бросили, унизили, втоптали в грязь, но бутылка пива, а я знаю, что у тебя деньги есть, немного, но шуршат в кармане, но никогда ты не потратишь деньги на девушку, потому что - жадный, держишь заначку на пиво, и пусть бутылка тебя утешит до коликов в уголках глаз.
  Предупреждаю: одно твоё слово, одно неверное движение, и я выстрелю точно в мошонку, после того, как продырявлю грудь.
  В полиции не любят насильников, а ты - насильник, и твой отмороженный перчик под тонкой тканью дешевых тренировочных штанов не оправдает тебя, как не оправдывает топор разбойника с большой дороги. - Неожиданно, голос Елены потеплел, словно она проглотила нагревательную подушку: - Не подумай, что я злая и недобрая, словно фея на пенсии.
  Наказываю тебя за то, что ты бесплатно использовал Елизавету, а в душе жалко тебя; желаю, чтобы ты нашел торговку семечками или балерину, и она бы тебя пригрела, хохотала над твоими шутками, содержала, поила Тверским пивом, кормила салом и креветками, а по выходным водила бы на карусели.
  Приди, приди же в благородный дом, Сергей, стань сыт и пьян, смейся в бутылку и в гульфики, ломай пианино и рассказывай небылицы о шлангах.
  Иди, же, иди, и не замерзни в сугробе, как маленькая свинка замерзает в Карловых Варах. - Елена махнула пистолетиком, как полосатой палочкой дпсника.
  Сергей съежился, уменьшился не только в размерах, но и в килограммах, пошел, высоко поднимал ноги, словно цапля на Германском болоте, где все лягушки кошерные.
  Елена перевела взгляд на Елизавету: Лиза уже освободилась от всех одежд, розовела на белом - жемчужина в вате.
  Вдруг, лесной птицей Лизавета сорвалась, побежала по сугробам, потешно загребала ногами и руками, кричала в величайшем восторге, словно получила в наследство цистерну с Сибирской нефтью:
  - Снег! Обожаемый Снег! Ты похож на майский дождь, любимый мягкий, как ушки чихуахуа, снежок.
  Войди в меня любовью сосулек, открой Истину, выхолости непотребности и серое и обнови до звенящей пустоты.
  Скажи снег, где мой жених с набором всех положительных для меня качеств?
  В дупле?
  В Кремле? - Елизавета подняла ногу выше головы, затихла, слушала тишину Измайловского леса - так минер прислушивается к скрежету внутри прыгающей мины. - АХАХАХАХ! - Елизавета побежала кругами, скакала вокруг Елены, подпрыгивала, крутила небольшой попкой, как пианист показывает фалды сюртука. - Я свободна!
  Меня никто не посмеет использовать бесплатно!
  АХАХАХА!
  
  Через десять минут Елена отогревала счастливую, обновленную новую подругу в машине, обещала, что завтра оденутся, как институтки, выйдут на ловлю лохов с помощью наживки - целомудренность:
  - Я тебе одолжу пальтишко - мужики любят, когда они - Цари; потому что мужика на работе гнобят, дома ругают, на улице, в магазине шпыняют - от бабок до пионеров и девиц.
  Каждый мужчина мечтает найти покорную дурочку, нетронутую телом и душой, как газетку со станка. - Елена говорила, а вдохновлённая (уже оделась) Лизавета благодарно кивала, пила чай из термоса (чай с виагрой для клиентов). - В пальтишках студенток - обтягивающие шерстяные, чтобы талия видна, - в шарфиках белых, в сапожках на соразмерных каблучках, встанем у дороги, словно ждем, когда улицу перейти, и верь мне, подружка, не пройдет и пятнадцати минут, как около нас остановится лох, не квартальный надзиратель с пейсами и пианино, а лох пообедавший, возжелавший, и остроумие которого не ценят ни на работе, ни дома, словно он пропил презрение ягнят.
  Лох пригласит в машину, мы откажемся, он станет настаивать, скажет, что смирный, а не маньяк, мы с показной неохотой присядем, будем хохотать его шуткам; лох предложит выпить, мы откажемся, он снова предложит, надавит юмором, мы скажем, что только с ним вместе; лох забудет, что за рулем, выпьет с нами на брудершафт и заснет в клофелиновых мечтах.
  Из бумажника мы достанем половину денег, не всё, а часть - плата за любезность и за общение с нами, прекрасными и с пустотой внутри.
  Слышала, подруга, как прекрасна жизнь!
  Я отдам тебе деньги, потому что ты истрепана после дружбы с Сергеем, мне деньги не нужны, уже получила авансом на сто лет вперед; лохи - консервные банки, мне нужна тихая гавань пустой семейной жизни.
  А теперь, Лизавета, извини, но слушай, как в кино о Чапаеве, я делаю обязательный звонок другу, потому что поддерживаю теорию кадрения, и сейчас доказываю избраннику - не назову его лохом, потому что он для меня - больше значит, чем куст в пустыне Сахара, что Алёша - родственная душа.
  Елена позвонила, затем попрощалась с Лизаветой, поехала на Щелковскую, к своему новому дому (а старую квартиру оставит будущим детям, красивым и нужным под Солнцем Москвы).
  Машину запарковала на стоянке, в квартале от дома Алёши, взяла большую сумку с вещами, через плечо; шла легко, потому что своя ноша - не тянет, как гитариста не пугает штанга с прилипшим штангистом.
  Около магазина экономического класса "Пятерочка" Елена остановилась возле продавца веников из Узбекистана, выбрала надёжный, прочный, как осознанные семейные узы, веник, перевязанный цветными ленточками (продавец украл ленты у своей невесты), долго торговалась: "В интернете веники по тридцать и по пятьдесят рублей, молдавские, а ты куцый веник продаешь за девяносто?"
  Но затем от щедрот подарила сто рублей без сдачи, подошла к уличному музыканту, мальчику лет четырнадцати, он играл на усладу бабушек популярную песенку из сериала "Дорога длиной в жизнь".
  - Позволь, позволь, мальчик, не моё дело, а, может быть, народное и моё, но зачем ты губишь себя музыкой, словно надел белые гольфы и в балете скачешь по сцене? - Елена негодовала, но не скидывала улыбку (вдруг, мальчик в дальнейшем станет её другом?). - Не играй, не подпрыгивай, не води смычком по струнам, как девушки имитируют игру на скрипке, а вместо смычка - нож в руке, и по другой руке, как по струнам - по венам режут ножом, будто играют реквием.
  Не понимаю, почему мужчина играет на музыкальном инструменте, ты бы еще флейту в рот засунул и выпучил глаза, как мышь дуется на абразивный материал.
  Не делай вид, что ты упорно наяриваешь на струнах смычком, ты по своей жизни топором водишь, но еще не опустил лезвие на шею матушке.
  Иди на завод, парень, или на лесоповал, как депутат Государственной Думы Российской Федерации.
  Стране не хватает долларов США, древесина гниет на корню, поэтому нет бумаги на денежные знаки, как у бедной девушки нет денег на бритву для подбривания лобка.
  Укради из магазина пакет молока, тебя посадят в тюрьму, и в заключение вали лес, добывай руду, покажи себя настоящим мужчиной, а не преклоненным перед музыкальным инструментом червяком.
  Мужчина не имеет права петь, плясать, рисовать сочинять стихи, музицировать, вышивать, то есть, нет у мужчины прав на бабские дела, иначе пиписька отвалится у тебя, и превратишься в женщину.
  - Не для услады и не ради денег, тем более не для эстетического развития старух я играю на скрипке, - парень опустил музыкальный инструмент, как жена опускает глаза перед раздевающимся мужем.- Может быть я легкомыслен, как серна, но я дал обещание, что женюсь на девушке, которая укорит меня за игру на скрипке, пожурит и скажет, чтобы я бросил дурное - музицирование, и приспособил бы лучше себя к мужскому началу,
  Вы мне нравитесь, девушка, я не прошу у вас интимного уединения со мной за мусорными бачками, но грубо и с нажимом засуну скрипку и смычок учителю музыки, а вас приглашаю стать моей женой, хоть на час - так спартанцы берут в жены животных.
  - Надейся, и пиши под диктовку дома, в школе, а я без кредитования обещаю: встретимся когда-нибудь на нудистком пляже, где все сверкают, как яхонты. - Елена потрепала скрипача по щечке, как пробовала свинью - не готова ли к забою. - Не исполняй слабые порывы, а зови дворника каждый раз, когда подумаешь о приятеле, как о невесте.
  Елена ушла от рыдающего скрипача-уже не скрипача, зашла в подъезд дома Алёши (дворник услужливо распахнул дверь, помог девушке раздеться догола и запихнуть одежду в сумку; в глазах опытного дворника пылало Северное Сияние, понимание и вера в Великое Будущее Человечества).
  В лифте обнаженная Елена посетовала, сказала старушке, что пенсионерам нынче тяжело без денег; старушка умилилась и похвалила Елену:
  "Да, милочка со стоячими грудями! Ты прелесть, как я на продразверстке! Береги своё тело до старости, как под золотой пылью!"
  На звонок Алёша открыл быстро, и, хотя сделал вид, что удивлен приходом обнаженной Елены, но очки запотели, и запотели до звонка в дверь, как из русской печки тянет жаром и запахом пирогов.
  Елена долго и умело всасывала в себя губы будущего мужа:
  - Волшебник! Великолепный Алёша! Мы с тобой родственные души! - она прошла в комнату с балконом, упала на кровать, закинула руки под голову и с улыбкой смотрела на Алёшу, видела в нём пустоту, столь желанную и нужную, как медный купорос для подкормки растений. - Моя комната, мой будуар!
  Ты, Алёша, приготовь ужин, вместе покушаем, поговорим о наших будущих детях, о любовниках и любовницах, о том, как через двадцать лет надоедим друг другу, но привычка уже не позволит нам расстаться, и ты с клетчатой сумкой на тележке будешь бегать в "Пятерочку" за кефиром, а я сочиню для тебя песню, решительную, в которой отсутствуют брезгливость и нетерпение, нет презрения к птицам и семейной жизни.
  Ты сейчас в приятной для тебя нерешительности, понял перемены и ни за что меня не променяешь на Большую Советскую Энциклопедию с картинками.
  Если бы ты боялся, то ущипнул себя за толстую ляжку и спросил: так ли человекообразные обезьяны отличаются от морских львов?
  Но ты, потому что волшебник и великолепный, родственная душа, преисполнился гордости, раскрыл все свои невидимые дыры; в тебе нарождается вулканической лавой позыв к прекрасному, а прекрасное уже лежит на кровати в туфлях на высоком каблуке-шпильке, обворожительная, как стая немок балерин для Царя Петра Первого, и, если бы я говорила на птичьем языке, языке сороки из золотой клетки, ты бы понял меня по ощущениям, по родственной пустоте в душе, напился бы от радости, а мы напьемся сегодня, и в сердечных муках изольешь мне истории низости твоих коллег по науке, о лаборантке, которая выплеснула радиоактивную воду в городскую канализацию, и в голосе своем впервые не услышишь подлые нотки, оттого, что где прекрасная я, там нет места подлости и низменному, а даже сожжённый отшельник могуч и шевелится, как птица Феникс; ты сравнишь сегодня после влажных простыней, меня с планетой Венерой, а себя с Сатурном, и Вселенная ворвется в нас, сиксилиардом Галактик пронесется, даже в твоей мошонке не задержится, а после Вселенной - звенящая пустота, подобная ликующей толпе феминисток на Первомайской демонстрации, и эту пустоту я называю - Справедливо Завоеванное Семейное Счастье.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"