Эсаул Георгий: другие произведения.

Мальчик, который проклинал

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Удивительнейший роман о нашей счастливой жизни! Нелегкая судьба Васи Доброва вынесла его на вершину Мира! Роман предназначен для учительниц сельских школ.

  ЭСАУЛ ГЕОРГИЙ
  
  МАЛЬЧИК, КОТОРЫЙ ПРОКЛИНАЛ
  
  РОМАН
  
  ЛЮБЕРЦЫ
  30 МАРТА 2014 ГОДА
  
  
  - Сегодня дети, вы узнаете азбуку и кассу букв и слогов, сделаете первый шаг в сторону Рая. - Учительница младших классов пятидесятилетняя Марья Ивановна просматривала классный журнал и вспоминала, у кого из детей родители богаче - пригодится для поборов. Очки Марьи Ивановны в золотой оправе, а туфли от Пазолини куплены в Риме за тысячу итальянских, поэтому кислых, евро. Марья Ивановна чувствует себя уверенно, словно с Олимпа снизошла. - Конечно, все вы отлично считаете и пишите, иначе по новым правилам Министерства Школьного образования вас не приняли бы в школу в первый класс, но, полагаю, что среди вас найдутся лодыри, лентяи, или просто, - Марья Ивановна на пять секунд сделала многозначительную паузу, в которую вложила намек на дополнительные занятия за деньги... - или просто.
  А теперь дети, раскройте ваши...
  - Плоклинаю! - раздалось с третьей парты в ряду у окна.
  - Вася Добров? - Марья Ивановна приспустила очки - хотя не испытывала потребности в коррекции зрения - так приспустила, чтобы ученик понял, что учительница озадачена и близка к состоянию гнева, как мама, если ребенок разобьет её айфон. - Ты что-то сказал?
  В школе ученик, прежде чем задаст вопрос учителю, поднимает руку и затем, когда учитель обращает на него внимание, задает свой вопрос по поводу туалета.
  Ты же в туалет отпрашиваешься, Добров?
  Потерпи до перемены, ты же мужчина.
  - Плоклинаю! - мальчик посмотрел, насупился, чмокал, словно только что разжевал арбузную карамельку.
  Он не смотрел на Марью Ивановну, словно она соткана из воздуха, а не из семидесяти девяти килограммов биомассы.
  Щеки Васи Доброва розовели на фоне красного лба.
  - Ты сказал - проклинаю? - опытная педагог Марья Ивановна с досадой сжала губы, но тут же, опять исходя из мудрости и опыта поколений учителей, придумала, что из нехорошего мальчика можно сделать хорошую дойную корову. - Кого же ты проклинаешь, Вася Добров.
  И зачем ты проклинаешь?
  - Тебя плоклинаю! - мальчик отвернулся к окну, смотрел на снегиря на веточке.
  Снегирь раскачивался, словно на качелях и смотрел в класс выпученными, будто у него запор, очами.
  "Рановато для снегирей, - Марья Ивановна отметила машинально, поправила юбку - не задралась ли? - Может быть, птицы отожрались в городе и никуда не улетают на зимовку?
  Все хотят сладкой, как на Бабаевской фабрике грёз, жизни".
  - Зачем же ты меня проклинаешь, Добров? - Марья Ивановна поняла, что допустила педагогический просчет - так минёр вздыхает на мине. Она поправила мысль и вопрос: - Дети по отношению к взрослым должны вести себя вежливо - так же, как и с плюшевым мишкой или любой домашней игрушкой.
  Ты же не проклинаешь свои любимые игрушки, Добров?
  Зайчика с розовой мордочкой, белочку с пушистым хвостиком ты же не проклинаешь?
  Так, дети, не отвлекаемся на досадное недоразумение, - Марья Ивановна постучала по столу линейкой, словно вызывала духа школы.
  Дети с испугом и неподдельным детским страхом - так они взирают на мертвую мышку, переводили взгляд с Васи Доброва на учительницу.
  Марья Ивановна мысленно поздравила себя с победой над шалуном, но сделала зарубку в мозгу на будущее, что с Добровых возьмёт больше денег, за бесчестие на глазах класса.
  - Плоклинаю! - розовый мальчик Вася Добров снова сказал и раскрыл дневник, на обложке которого грудастая десятиклассница танцевала хип-хоп - дневник не для первоклассника, а - для его папы.
  Марья Ивановна строго посмотрела на ученика, выдержала педагогическую паузу и сделала вид, что ничего не произошло, что она не слышала, а, если и слышала, то не обращает внимания на высказывания непокорных, непослушных детишек с ограниченными возможностями мышления.
  
  После уроков Марья Ивановна раздавала детей родителям - так повар на раздаче выдает суточные пайки.
  Родители Васи Доброва - Марья Ивановна видела их ещё и до первого сентября, на общем собрании родителей - произвели отличное впечатление, словно Центробанк на колесах.
  Папа - немолодой, но уверенный мужчина с животом, одет дорого, причем одежда не магазинная, а пошита у портного, что повышает стоимость одежды в разы по сравнению с фирменной магазинной.
  Часы - не "Ролекс", не "Брегет" - "Брегет"ы даже в элитной школе редки, как снег в Африке, но - сложные "Омега", как конец света для бедных.
  Мама также не бедно наряжена и соперничала бы со Снегурочкой по красоте и стати.
  "Мажоры, капиталисты, сидят на трудовых шеях, - Марья Ивановна растянула губы в улыбке, потому что враги капиталисты лучше восприимчивы к дополнительным занятиям за деньги, так бедная девушка берет на себя самых бедных клиентов. - Для оценки знаний Васи Доброва - рано, ещё не время, но кол в головах родителей поставлю, а затем, через пару недель освежу, скажу, что мальчик не успевает по предметам, словно у него в голове паровой молот взорвался.
  Оценки я ему, как и полагается, занижу".
  - Знаете, что меня беспокоит, - Марья Ивановна снова сделала многозначительную паузу после приветствия. - Вася оригинально подходит к взаимоотношению учителя и ученика, словно только что увидел наставника.
  Разумеется, и речи не идёт о том, что Вася дурно воспитан, но некоторые действия его выходят за рамки общепринятого поведения детей в младших классах школы, так река Волга по весне выходит и берегов.
  Возможно, поведение Васи приведет к недостаточному усваиванию материала, и моему ученику понадобятся дополнительные занятия по всем предметам, как при поступлении в школу сурового режима.
  Вообщем, он за урок несколько раз сказал: "Проклинаю". - Марья Ивановна выдохнула с облегчением - свой удар она нанесла - как ответят родители, словно на суде.
  По первой реакции можно судить о дополнительных деньгах за Васю Доброва.
  - Он сказал - проклинаю? - мама Васи удивленно открыла глаза на полную окружность (Марья Ивановна позавидовала чёрной завистью увядающей женщины "С её глазами и красотой не нужно никакого ума. Деньги золотые сами к красотке текут за просто так".).
  Родители Васи Доброва переглянулись - так воздушные акробаты в цирке летят навстречу друг другу, ловят руки партнера, выпрыгивают на мостик, а затем удивленно переглядываются "Поразительно, что мы не упали".
  - Но он пока не выговаривает букву "р", - мама Васи Доброва посмотрела на часики - старинные золотые "Мозер". - Дома говорит без "р", например - "плоклинаю".
  - Да, Василий сказал - "плоклинаю", без буквы "р".
  Вы не показывали его логопеду со стажем?
  Наш школьный логопед Владимир Иосифович...
  - Марья Ивановна, подпишите здесь, пожалуйста, - бухгалтер Раиса Павловна вбежала, подсунула Марье Ивановне листы, - здесь, где галочка, и здесь.
  Ага, спасибо.
  Раиса Павловна упорхнула - летающая корова, а, когда Марья Ивановна посмотрела на родителей Васи Доброва - их уже тоже, словно летающая корова языком слизнула вместе с Васей Добровым, который плоклинал.
  
  На следующий день на втором уроке чтения Вася Добров снова произнёс в сторону учительницы - "Плоклинаю", словно его заклинило на одном слове, и дальше нет хода, как в сказке - пока главный герой не отгадает загадку - из леса не выберется.
  Марья Ивановна почувствовала приближение поражения, взяла Васю Доброва за руку и повела к школьному психологу Анастасии Валерьевне, как на казнь.
  Анастасия Валерьевна обычно заканчивала психологические исследования учеников на траурной ноте.
  Даже, если тест не показал отклонений в психике и уме ребенка, Анастасия Валерьевна качала головой, хмурила брови, будто только что потеряла любимую собаку породы овчарка и со значением заключала:
  "Ничего страшного я пока не вижу, но в дальнейшем возможны осложнения и уход в себя, мрачное настроение, слёзы крокодильи.
  Ребенок станет раздражительным, с неустойчивым характером, возможно, озлобится, словно дворовый пёс, что с цепи сорвался.
  Его оценки пойдут вниз, как с горы Пик Коммунизма.
  Но ничего страшного, - Анастасия Валерьевна оттягивала левый уголок рта, что означало улыбку, - современная психиатрия любые отклонения поставит на нормальные рельсы".
  Давать плохие прогнозы, предсказывать самое страшное - выгоднее, чем предсказывать доброе и светлое.
  Эту мысль уяснили гадалки, предсказатели, оракулы всех времен и народов, словно только что из ада вылезли.
  Кассандры, Нострадамусы предсказывали беды.
  И беды, разумеется, происходили и происходят.
  Если что-то плохое должно произойти, то оно произойдет.
  Почему-то люди не замечают, что плохое в равной мере компенсируется хорошим, но верить в хорошее - не принято, как прийти на нудистский пляж в плавках.
  Многие ученики прошли тесты Анастасии Валерьевны, родители на время забыли о тестировании детей, но вспомнят, обязательно вспомнят, когда ребенок заплачет, или скажет грубость, или откажется выполнять дурной приказ протрезвевшей матери.
  "Ах, вот оно, как!
  Наш сын (дочь) - подлец!
  Правду говорила школьная психолог, как в кофейную гущу смотрела.
  Тесты не врут, потому что идут от науки!"
  
  - Привела вам, Васю Доброва, ученичка на мою голову, Анастасия Валерьевна! - Марья Ивановна не предлагала Васе Доброву присесть - нарочно не предлагала, мстила за поругание на уроке: - Второй день твердит "Плоклинаю", словно с ума сошёл!
  Не знаю, что из него получится, разве что...
  Но родители у него хорошие, положительные, как из Красной Книги Природы! - Марья Ивановна со значением посмотрела на психолога, передавала в словах "хорошие, положительные" несколько мегабит информации, что одним словом выражается - богатые.
  - Мы всё выясним! - Анастасия Валерьевна улыбнулась, потому что при контакте с ребенком полагается улыбаться, как перед макакой в зоопарке.
  Она переложила папку с аппликациями (жёлтый цыпленок на белой морковке) с левого угла стола на правый, словно освобождала место для ядерного чемоданчика. - Я полагаю, что об аффавации рано говорить, но возможно, что элементы латентных признаков логореи присутствуют.
  Тимопатический конфликт с зачатками резиньяции.
  - Плоклинаю! - Вася Добров смотрел на цыпленка на аппликации, и непонятно кого он проклинал на этот раз - Марью Ивановну, Анастасию Валерьевну, их обеих, или всё окружающее пространство, словно оно наполнено духами, которых необходимо немедленно проклясть.
  - Садись, мальчик, - Анастасия Валерьевна нарочно говорила "мальчик", чтобы ученик не чувствовал себя в привычной обстановке, словно ему в штаны налили киселя. И благосклонно - спасибо за работу, кивнула Марье Ивановне: - Марья Ивановна, я сама приведу ученика после тестов и личностной характеристики. - Анастасия Валерьевна проводила Марью Ивановну до дверей, закрыла на ключ, направила свет настольной лампы в лоб Васи: - Итак, Василий, сейчас ты пройдешь текст знаменитого и самодостаточного психолога Векслера.
  Тест Векслера - очень популярный в развитых странах - предназначен для оценки по определенной шкале умственных способностей детей с ограничениями умственных способностей, или способностей, могущих привести к ограничению умственных способностей.
  Психика ребенка под воздействием окружающей среды и личностных мотивов по Фрейду только формируется, и ребенок полагает себя самым умным, как компьютер.
  Но это не так, потому что детей, которые умнее взрослых, не бывает по определению детства и материнства.
  Детский текст Векслера используется для измерения интеллекта школьников младших классов, которые ведут себя на уроках неправильно, словно их Баба Яга заколдовала.
  Под условия России текст адаптировал великий украинский писатель и психолог Панасюк.
  На сегодняшний день тест определения интеллекта детей является самым прогрессивным тестом в Мире, тестировался даже американский Президент.
  Согласно тесту Векслера в изменении интеллектуальных способностей лежит возраст, момент поступления ребенка в школу и осознание своего места на жердочке Фрейда, где указано, что ум человека формируется под воздействием психосексуальных фантазий.
  Зависимость между уровнем интеллекта школьника и его умом представлена в виде шкалы с координатными осями Декарта, что не любил женщин, а любил своих учеников.
  Данный текст разработан для определения и твоих способностей, Василий Добров, способностей речевых и практических - так ораторы отделяли семена от масла, а масло от денег.
  Текст покажет, почему ты не сможешь успевать по некоторым предметам в школе, и нужно ли тебе переходить в профилированный класс для детей с ограниченными возможностями и для детей, у которых возможности родителей ограничены финансово.
  Ты меня внимательно слушал, ученик с хмурым взглядом, но в дорогом костюмчике, пошитом на заказ в Одессе? - Анастасия Валерьевна приняла молчание ученика за знак согласия, потому что так хотела, и так надо, чтобы дело шло, но не останавливалось на ерунде - молчание ребенка. - Тогда приступим к измерению твоих интеллектуальных возможностей, что так неудачно ты выражаешь словом "проклинаю".
  - Плоклинаю! - Василий Добров то ли поправил речевую ошибку психолога, то ли снова проклял, как с горы спускался к реке, где купаются выпускницы педагогического института.
  - Психопатизация пубертата.
  Но твоё "плоклинаю" не скажется положительно на результатах теста.
  Итак, вопрос первый, Василий.
  Продавец на колхозном рынке продает шапку собственного производства из мертвого барана, который при жизни мемекал и закатывал жёлтые, как у козлика, глаза.
  Продавец оценивает свой труд в десять тысяч рублей за шапку, словно мех барана дороже меха горностая.
  Покупатель меряет шапку из барана и соглашается с ценой, словно у покупателя не все дома, потому что за эти деньги он купил бы шапку лучшего качества в ЦУМе.
  Но у продавца только одна купюра на двадцать пять тысяч - где это автор теста видел купюры в двадцать пять тысяч или монеты в двадцать пять рублей?
  В начале рабочего дня у продавца нет сдачи, и он направляется к другому продавцу, в нашем случае, в случае теста разменять удивительную - фальшивая? - банкноту в двадцать пять тысяч рублей.
  Продавщица разменяла двадцать пять тысяч на десять плюс десять плюс пять тысяч рублей.
  Появление десятитысячных банкнот также невразумительно, как и двадцатипятитысячных, но это тест на смышлёность, а не на финансы, мальчик.
  Продавец отдает шапку покупателю и сдачу в пятнадцать тысяч рублей, а десятитысячную купюру оставляет себе в качестве оплаты за свои услуги, хотя мог бы найти работу приличнее, например, педагога в школе или психолога детского.
  Через некоторое время приходит соседка с претензией и заявляет, что двадцать пять тысяч - банкнота фальшивая, как волосы старца.
  Продавщица требует возвратить ей деньги, иначе она позовет своих друзей из продажной рыночной полиции.
  Продавец возвращает соседке деньги и тяжело вздыхает над своей судьбой.
  На сколько денег опустился продавец?
  Ответь, пожалуйста, Василий, и я поставлю тебе первую точку на графике интеллекта, так девушек оценивают в балетной школе по растяжке ног.
  Василий Добров посмотрел на Анастасию Валерьевну, как муж смотрит на жену, но маленький Василий ещё не знает значения взглядов между супругами.
  Он молчал, как игрушка на выброс.
  Анастасия Валерьевна пять минут уговаривала Василия произнести хоть слово, но - безрезультатно - что и следовало ожидать от мальчика, чья мама округляет глаза блюдцами.
  Но Анастасия Валерьевна - опытный педагог, в конце концов, она ответила за Василия Доброва - не пропадать же вопросу теста и её дипломированному труду, написала "патогномоничный симптом".
  - Второй вопрос намного интереснее и завлекательнее первого, он похож на белорусскую вкусную сметанку - ММММ! Как вкусно! Сметанка белорусская беленькая, жирная, свеженькая, из натурального белорусского молока, что получено от коров, вскормленных на тучной (после Чернобыля) травке.
  Итак: площадь Белоруссии составляет четыре процента от площади России, а площадь России составляет от площади Белоруссии...
  Сколько составляет площадь России от площади Белоруссии, ученик?
  - Плоклинаю! - На этот раз Василий Добров смотрел в глаза учительницы, словно измерял их площадь и соотносил с площадью Белоруссии.
  Анастасия Валерьевна подумала, что так палач взирает на жертву, и мысль неприятно кольнула в низ живота.
  Василий не ответил и на второй вопрос, или ответил словом "плоклинаю".
  Анастасия Валерьевна подумала и поставила вторую отметку "кататония на почве дебильности".
  - Ты бежишь в марафоне и обогнал бегуна, бежавшего вторым - кто же детей шести лет погонит в марафон за сорок два километра? Но все же представь, Василий, что ты выложил все силы своего тощего на витаминах организма и обогнал второго бегуна. На какое место ты вышел, талантливый?
  И на этот вопрос Василий Добров не ответил, за что Анастасия Валерьевна поставила ему галочку напротив "гебоидия в зародыше".
  До конца тестирования Вася молчал, а Анастасия Валерьевна с воодушевлением молодой гимнастки в мужской бане, задавала вопросы и на молчаливый ответ тестируемого ученика, ставила отметки.
  - Таак! Ты бежишь в марафоне и обогнал бегуна, бежавшего последним.
  Какое место ты занимаешь? Молчишь, словно партизанка на опросе в Англии.
  Тогда я запишу тебе "неврастения".
  Следующий вопрос: "Есть в США 23 февраля?".
  На твоё молчание сказу, что ты "болезненно, без мотивировки сопротивляешься и противодействуешь внешним вопросам".
  Следующий тест теста: "Винни Пух это..."
  Не знаешь Винни Пуха, ученик?
  Ни за что не поверю, чтобы положительные родители не познакомили ребенка с дорогостоящим персонажем английской сказки о свинье.
  Хорошо! Молчание обозначу, как "совершение против воли стереотипных действий с настоятельной потребностью в их неисполнении и навязчивым бредом неповиновения".
  Но я перехожу к следующему вопросу, потому что детские тесты - моя специальность, и, если тебя родители или другие люди спросят о нашей беседе, то ты не сможешь соврать, что я не проводила тесты, так белка старается ради запасов для своей семьи.
  "Сколько животных взял Моисей на свой ковчег?"
  Только не проклинай Моисея, он этого не заслуживает.
  А я запишу тебе "психиатрическая личность, отличающаяся психоматической конституцией ума".
  "На столе лежали три израильские редиски и два венгерских дорогих яблока.
  Ребенок шалун без разрешения родителей взял одно немытое яблоко.
  Сколько фруктов осталось на столе в доме, где даже зимой фрукты?"
  И о редисочке с яблочками молчишь?
  Тогда добавлю к твоей оценке "пограничная патология Фрейда".
  Следующий вопрос, несомненно, расшевелит тебя и заинтересует, иначе тебе одна дорога в ад к психиатру.
  "Товар сначала подорожал на десять процентов, а потом подешевел на десять процентов.
  Какова его стоимость относительно первоначальной до знаменитого ежегодного обвала рубля в России?"
  Вопросы и ответы летели из Анастасии Валерьевны подобно журавлям на юг.
  Василий Добров думал о своём, сокровенном.
  Анастасия Валерьевна думала о деньгах, что получает от школы, а ещё получает от родителей за работу с трудными учениками, похожими на полено без коры головного мозга.
  "Сколько раз встречается цифра четыре в целых числах от одного до пятидесяти?" - "Ум твой в психике занимает малое место".
  "При увеличении скорости пешехода вероятность его столкновения с автомобилем возрастает в пять раз.
  Во сколько раз возрастает вероятность аварии при увеличении скорости пешехода на двадцать километров в час?" - "Приверженность к своим точкам зрения, парадоксальным больным взглядам и жененным позициям неудачников!"
  "Три пятых учащихся в классе - девочки!
  Мальчики нынче в цене. Дороже золота.
  В класс перевели из интерната ещё пять мальчиков и пять девочек.
  Кого в классе больше?"
  - Василий, твое состояние ослабило или утратило собственное побудительное начало в жизни.
   Ты имеешь следствием пассивное подчинение обстоятельствам, чужой воле, "течению жизни" - даже если такое следование чуждо тебе и тяготит тебя и близких.
  Твоё расстройство ума проявляется в неожиданных, внешне ничем не мотивированных и неспровоцированных действиях, поступках, нападениях словом "плоклинаю" на окружающих.
  Пойдём, я отведу тебя в класс, неврастеник!
  Я много времени потратила на ерунду бесполезную, как зеленый грецкий орех.
  Знаешь, сколько получает психоаналитик в США?
  От одной тысячи долларов до десяти тысяч долларов в час получает психоаналитик в США за свои дурацкие советы.
  А я корячусь за копейки, но тесты привожу в миллионы раз более сильные, чем в США, где любят себя больше, чем Родину.
  - Плоклинаю! - Вася Добров у класса своеобразно попрощался с Анастасией Валерьевной, словно напутствовал её в дальний путь с лошадьми и разбойниками на деревьях.
  Анастасия Валерьевна уже наметила схему действий по объекту - ученик первого класса Василий Добров и его мнение интересовали психолога не больше, чем мнение таракана под каблуком.
  
  На следующий день Анастасия Валерьевна пригласила на собеседование маму Васи Доброва, как получила эстафетную палочку от Марьи Ивановны.
  "Ого! Надеюсь, что в серьгах не бриллианты, а - хрусталь или фианиты, - Анастасия Валерьевна оценивала состояние клиентки, так бык оценивает телку на ферме. - Богатая дрянь.
  Она любой результат теста купит, под неё подтасуют влюбленные программисты.
  Не удивлюсь, если у неё окажется результат айкью выше, чем у президента США".
  - Елена Антоновна! - для важности Анастасия Валерьевна включила компьютер с красивыми змеями графиков: зеленые, синие, красные, фиолетовые змеи. - Я вчера провела тестирование вашего ребенка, Василия Доброва, и результат тестирования я отложу до конца разговора, хотя понимаю, что вам не терпится узнать о Васе много нового, как в римском театре оперы и балета.
  Дело в том, что я с детства увлекалась Джузеппе Мадзини в свете всемирной истории.
  Да, пламенный вождь итальянского национально-освободительного движения, идеолог и руководитель его республиканского-демократического направления, не мог бы поразить сердце юной девочки, если бы девочка не несла в себе огромное количество талантов.
  Знаете ли вы, Елена Антоновна, что Джузеппе Мадзини родился не в Москве и даже не в Петергофе, а родился он в Генуе, где тепло и лучшее высшее образование, чем он и воспользовался, потому что умница, оттого, что - итальянец.
  В одна тысяча восемьсот двадцать седьмом году Джузеппе Мадзини вступил в общество карбонариев, хотя больше тяготел к поэзии с обнаженными музами.
  После ареста через три года он эмигрировал в Марсель с солнцем и рыбой в лукошках.
  В Марселе Джузеппе Мадзини основал тайную организацию "Молодая Италия" на основе, которой потом родилась "Молодая гвардия рабочих и крестьян".
  Главной целью своей жизни Джузеппе Мадзини поставил ликвидацию раздробленности Италии с садами и желтыми лимонами и её объединение в единое государство со столицей в Риме, который гуси спасли.
  Он доказывал, что только объединение Италии в унитарное государство позволит итальянцам сплотиться в единую нацию и противостоять иностранному гнёту империалистических держав.
  Он изгнал австрийские войска из духа сограждан, свергнул монархические режимы в итальянских государствах, как водопад Виктория свергается с высоты в лощину.
  Видели ли вы, Елена Анатольевна, ах, конечно видели, потому что вы молодая девушка со средствами, так обязательно видели поэтому водопад Викторию с лазурными струями и обнаженными купальщиками негроидами.
  Джузеппе Мадзини поднял народ на широкое освободительное движение, словно движение полицейских автомашин по МКАД в часы пик.
  Он развернул нелегальную пропаганду с помощью нелегальных печатных изданий, которые выгодно отличаются от печатных изданий современности, когда на каждой странице - похоть и разврат.
  Однако он надорвался, когда поднимал восстание в Сардинском королевстве и не смог осуществить всеитальянскую революцию с Красным знаменем во главе.
  Позднее Джузеппе Мадзини и его сторонники пропагандировали свои идеи среди итальянских рабочих - предшественников старухи Изергиль.
  После начала революции сорок восьмого года Джузеппе Мадзини прибыл в Милан, затем учавствовал в революционных событиях в Тоскане и Риме, опять же Рим гуси спасли.
  Он возглавлял триумвират римской республики, и её снова гуси спасли.
  После падения республики Джузеппе Мадзини не видел смысла спасать тех, кто не желает спасения, поэтому эмигрировал в более достойные страны, где женщины не поют революционные песни.
  Но горячая кровь итальянского революционера подвигала его на пропагандистскую и организационную работу, целью которой оставалось объединение Италии под знаком всемирного равенства трудящихся.
  К чему я вам рассказываю о себе, Елена Антоновна?
  А к тому я поведала часть истории моей жизни, что позже я пошла в психологи, а не в историки, что говорит о моём незаурядном уме и аналитическом таланте.
  В нашем саду на даче стояла полуразрушенная беседка, похожая на старушку.
  Я с книгой о Джузеппе Мадзини забиралась в беседку, вела длинные разговоры с воображаемым Джузеппе Мадзини, затем спрашивала солнечных зайчиков - АХ! - как они пестрели в листве и отражались на старом дереве, я спрашивала солнечных зайчиков о сокровенном, и они отвечали мне.
  Годы прошли, а голоса зайчиков звенят в моей голове подобно колокольчикам на шее звонаря.
  Представьте пропасть между интеллектом моим, даже, когда я работала девочкой, и интеллектом вашего сына Васи Доброва.
  Он говорит похабное слово "плоклинаю", но в голосе вашего сына слышно не только слово "проклинаю", но звучат: измождение, самоотречение, безобразие, бессознательность, отталкивающее, неудовольствие, дисгармоничность, несоразмерность, неупорядоченность, уродливость, некрасивое, ужасное, зло, гибель, отрицательный эффект, деградация, гнойность, заупокойный лепет, недоразвитие и страдания.
  Я полагаю, что можно обойтись без вмешательства психиатра, если, конечно, Василий Добров пройдет курс специального дополнительного внеклассного тестирования под моим руководством.
  За соответствующую плату, разумеется...
  - Анастасия Валерьевна, при всем неуважении к вашей профессии добавлю, что мой сын Василий Добров совершенно здоров физически и умственно, чего я многим женщинам желаю.
  "Ого, как она заговорила, красотка, - Анастасия Валерьевна с удивлением смотрела в глаза мамы Василия Доброва. - Красивая, холеная и умная, как собака Павлова.
  Но где-нибудь у неё найдется Ахиллесова пята - нет абсолютно идеальных женщин, как нет вагин без молочницы.
  Если бы мне скинула Судьба тридцать лет, и состояние финансовое мое равнялось бы состоянию Елены Антоновны, то, возможно, я бы попробовала с ней женскую любовь, как отправную точку в будущее".
  - Неужели вы думаете, что мы не проверяли Васю по всем параметрам, не показывали его лучшим светилам России и дальнего зарубежья?
  Необходимость возникла сразу, как только Вася произнес своё первое слово - вместо ожидаемого "мама" он сказал - "плоклинаю".
  Но его "плоклинаю" это не проклятие царя Ивана Грозного, не проклятие колдунов, ведьм или призраков.
  "Плоклинаю" моего сына - способ самовыражения, поступательного развития искусства слова, в процессе которого происходит расширение творческих горизонтов ребенка, увеличение интеллектуальных возможностей, завоевание новых способов образного отражения мира.
  Он проклинает всегда и всех, даже - неодушевленные предметы, словно в них видит объект особого проклятия.
  Проклинание для Васи - как воздух, также естественно и незаметно для него, как дыхание для всех нас, если, конечно, человек не астматик на конюшне с перхотными жеребцами.
  Никак его проклинания не действуют, никому от них не стало плохо объективно, а только - субъективно.
  Почему-то люди не любят, когда их проклинают.
  Так что поведение моего сына - особый способ самовыражения, и он не хуже, чем способы самовыражения другие, например - работа психолога или учительницы младших классов.
  Елена Антоновна встала, поправила безупречный искусственный локон, сверкнула камнями в серьгах.
   "Не сойти мне с этого педагогического места - бриллианты. Натоящие, как орехи, чистые, словно душа ребенка", - Анастасия Валерьевна даже не предала большого воспитательного значения бесцеремонному уходу матери Василия Доброва.
  Блеск бриллиантов затмил диффузную параноидность.
  - Мир изменился и катится он не в пропасть, а - в ад, где сера, огонь и зубовный скрежет, - Анастасия Валерьевна барабанила пальцами (с толстыми кольцами из золота - да что золото, по сравнению с орехами-бриллиантами в ушах мамы Васи - по столу. - Раньше были дураки, дебилы, дегенераты, инвалиды, уроды, калеки, шизофреники, бешенные.
  Куда они исчезли, неродимые?
  Теперь нет ни одного из перечисленного списка, словно все выздоровели по велению аленького цветочка.
  Инвалиды превратились в "людей с ограниченными возможностями", а после паралимпиады их стали называть "с неограниченными возможностями".
  Если инвалиды говорят, что они - как все, то пусть идут на завод, в летчики, на пашню, сеют хлеб, а не поют и не пляшут.
  Дети аутисты превратились в "детей, которые живут в своём мире, и мир этот лучше нашего, богаче и краше".
  Вот и Василий Добров, мальчик, который с детства всех и всё проклинает, никак не дебил, не дегенерат, не урод, не шизофреник, не сумасшедший, не маньяк, не садист, а - выразитель ярких познавательных картин Мира.
  Прилетела я мимо денег, пролетела, как проклятие над Джузеппе Мадзини.
  Ну его в ад, проклинающего идиота, нет - мальчика с особой выразительной формой отношения к жизни.
  В школе на десять детей девять с особыми способами самовыражения, будь они неладны.
  Мне деньги платят, хоть и маленькие, но работа непыльная - тесты да подучивания, как в сельской школе, где пахнет конским зеленым навозом.
  Пусть Вася проклинает, но не меня самодостаточную.
  Марье Ивановне не завидую, ох, как не завидую белой завистью.
  Ко всем школьным бедам и напастям добавился мальчик с проклинаниями, словно его слон родил.
  Он вошёл в жизнь Марьи Ивановны, когда она испытывала жгучую потребность очистить душу и организм после ухода за Ираидой Витальевной.
  Ираида Витальевна десять лет назад сломала шейку бедра, в семьдесят пять лет, будто на Луну снаряжала экспедицию.
  Десять лет старушка лежала без движения, направляла тело в сторону смерти, потому что в старческом возрасте не встают с переломом шейки бедра, словно перелом в войне украинцев и младоукраинцев.
  Десять лет Марья Ивановна ухаживала за Ираидой Витальевной, потому что Ираида Витальевна обещала оставить Марье Ивановне свою двухкомнатную квартиру в Перово, как дар смерти.
  Нет, разумеется, Марья Ивановна по доброте душевной ухаживала за старушкой немощной, не из-за квартиры, потому что нет в душе Марьи Ивановны зла на людей, а - только - доброта разливанная.
  После десяти лет лежания Ираида Витальевна вдруг выздоровела, восстала со своего ложа и почуяла тягу к жизни, как борзая собака весной.
  Она нашла деда - Героя труда, и расписалась с ним в ЗАГСе с шампанским, шумным застольем, беготней и танцами до упаду.
  Поговаривают, что свидетель - девяностопятилетний Арсений Константинович блудил на свадьбе со свидетельницей - восьмидесятитрехлетней Анной Васильевной.
  Любви не прикажешь, тем более что Анна Васильевна на двенадцать лет моложе свидетеля, словно птичка ясная, зорька утренняя.
  Марью Ивановну Ираида Витальевна на свадьбу не пригласила, как кошку дранную.
  Даже забыла её имя и существование - так матрос в портовом кабаке в драке забывает, что у него дома жена и дети.
  На почве внутренних переживаний Марья Ивановна получила ещё и Васю Доброва, непростого мальчика, ох, непростого, как колодец без воды.
  Но я с ним больше не контактирую, порвала связи - так лягушка порвала дружбу с цаплей.
  Гуд бай, Вася!
  
  Анастасия Валерьевна даже не подозревала, что мальчик первоклассник проявит талант и эрудицию, и не оставит её в покое, так вертухай издевается над приговоренным к смерти узником.
  На следующий день в кабинет Анастасии Валерьевны вошли несколько важных, деловых, но немного озабоченных своим внешним видом человек, похожих на мировое обличение: директор школы Алла Борисовна, физрук Степан Евгеньевич, худыш старичок (замуж за него стыдно порядочной матроне выйти), незнакомая женщина с большим животом и короткой стрижкой, и огромный мужчина-шкаф, в котором Анастасия Валерьевна сразу угадала охранника - но гадала - женщины или невысокого седого худого мужчины со взглядом владельца бензоколонки.
  Всё-таки седой оказался самым важным в компании - Представитель Московского Комитета по защите прав детей - Моисей Александрович.
  - Организация Объединенных Наций во Всеобщей декларации прав человека провозгласила, что дети имеют право на особую заботу и помощь, как рыбки, выброшенные на берег! - сухонький важный начал с порога, словно не успевал на тот свет. Он играл на публику и обращался ко всем сразу и ни к кому конкретно, как настоящий политик в чине губернатора. - Ребенок имеет право свободно выражать свое мнение даже словом "проклинаю" или из-за несовершенства детского речевого аппарата - "плоклинаю"; это право включает свободу искать, получать и передавать информацию в том числе и слово "проклинаю" и идеи любого рода и звания, независимо от интеллекта ребенка и мнения окружающих взрослых людей - в устной, письменной или печатной форме - в нашем случае слово - "проклинаю", а также в форме произведений искусств или с помощью других средств по выбору ребенка.
  Педагоги и психологи, воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за обеспечение в пределах своих умственных и профессиональных способностей и финансовых возможностей школы условий самовыражения - в нашем случае - словом "проклинаю", необходимых для интеграции ребенка в жизнь.
  - Полностью с вами согласна! - Анастасия Валерьевна ответила так, как завещал знаток человеческих душ Дейл Карнеги. - Мы уважаем права ребенка и поддерживаем декларацию прав ребенка.
  "Только бы меня не уволили из-за этого дурака Василия Доброва.
  Больше не буду к нему приставать с тестами Векслера и с другими задачками для слабых умов.
  Если меня уволят, то не в прачки же я пойду, несчастная, как царь Соломон, который на старости лет путал своих жен с женами царя Абдулы".
  Представитель комитета по защите прав ребенка Моисей Александрович посмотрел мимо Анастасии Валерьевны - слишком она мелкая пташка для птицы столь высокого полета, как Моисей Александрович.
  Он сделал свою речь, защитил права Василия Доброва на слово "проклинаю", записал выступление на видео, и теперь поедет в Гаагу, к мадзинистам, если они ещё остались - двести лет прошло.
  Делегация последовала к выходу из школы - Анастасия Валерьевна из любопытства шла сзади чуть поодаль, и всё бы ничего для Моисея Александровича, если бы делегация не встретила мелкого Васю Доброва.
  Вася Добров кушал булку, беседовал с одноклассником о преимуществе игры "Энгри догс" перед "Энгли пигс".
  Моисей Александрович знал слово, но не знал детей, что за этим словом стоят, как каменные бабы с острова Пасхи.
  Когда делегация поравнялась с Васей Добровым, он на миг оторвался от булки (с изюмом) и от захватывающей беседы с одноклассником, повернул личико, в котором светили статьи мировой конвенции о защите прав ребенка и сказал всей делегации и каждому её члену по отдельности, как просеивал гречневую крупу:
  - Плоклинаю!
  Анастасия Валерьевна почувствовала, что отмщена, как Медуза Горгона.
  
  Шли веселые школьные годы с проклятиями Василия Доброва.
  Он проклинал от души, не по заказу, чем прославился, как "принципиальный чел".
  Иногда шалун, обычно из старший классов на показуху перед девочками, требовал:
  - Эй, Васька, прокляни-ка меня.
  Василий иногда проклинал, а иногда проявлял упорство выдержанного сыра пармезан.
  Не проклянет, если душа не лежит к проклятию, и нет желания сказать слово "проклинаю".
  Более подвинутые ученики просили, чтобы Вася проклял училку:
  - Прокляни её! Она - дура! Двойки всем ставит, и тебе поставила.
  Вася Добров также реагировал непредсказуемо - либо проклянет, либо не проклянет - как статуя Командора.
  В третьем классе он влюбился в одноклассницу Светлану Акопову - девочку бойкую, черноволосую и из приличной семьи с доходом в год более миллиона долларов США.
  Деньги Вася не волновали, потому что проклятия заменяли ему всё, но Света Акопова косичками и золотыми туфельками задела за живое сердце, как у Страшилы Мудрого.
  Света Акопова не возражала против увлеченности Васи, даже сама его направила, следую советам из интернета "Как подцепить парня".
  Она сохраняла интригу на резинке - отдаляла и приближала к себе Васю, чтобы он не возгордился, как чурбан, а должен почувствовать, насколько драгоценная девушка на него смотрит, словно огнём опаливает.
  Перед праздниками весны и труда Вася нёс за Светой Акоповой портфель к дверям школы - за дверями её ждал личный шофер и охранник.
  Косички Светы растормошили мышление живого впечатлительного, в меру веселого, в меру серьезного, в меру ответственного, и в меру шаловливого мальчика.
  Около портрета Карла Маркса ("Карл Маркс молодые годы") - в Советских школах Карла Маркса портреты символизировали диктатуру пролетариата, а в капиталистических школах Карл Маркс висит, потому что он - капиталист, друг Фридриха Энгельса - Света Акопова остановилась, резко обернулась к Васе Доброву:
  - Я тебе нравлюсь?
  - Нравишься, - Вася ответил автоматом и покраснел от волнения, страха и неизведанного приятного чувства, что ударило в уши.
  Если бы он готовился к ответу, то из робости не ответил бы, или лепетал бы ерунду.
  - Ты в меня влюблен?
  - Угу! - Вася Добров уже уходил в боязнь, как партизан в болото.
  - Так влюблен, что не проклянешь? - Света Акопова смотрела в себя, как в зеркало школьной любви, но в этом зеркале не видела Васю Доброва. - Что же ты молчишь, Васечка?
  Неужели проклянешь, как и всех других, кого проклинал?
  - Плоклинаю тебя! - Вася вспотел, опустил глаза, носком ботинка вырисовывал на кафеле пола замысловатые плоские фигуры высшего пилотажа.
  - Ах! Ну и дурак ты, Добров! - Света Акопова всплеснула руками - тонкими, похожими на палочки для суши. - Как же ты проклинаешь девочку, в которую влюблен?
  Не по правилам это, нечестно, словно ты забыл о честном слове мальчика!
  Хорошо! Я представлю, что не слышала, как ты проклял меня, словно у меня ушки ватой заложило с серой.
  Но, если ты ещё хоть раз меня проклянешь, то я от тебя отвернусь, и портфель мой окажется в руках другого мальчика, не проклинающего.
  - Плоклинаю тебя! - Вася Добров прошептал и заплакал, как гусь на воеводстве.
  Он размазывал слёзы по белому лицу, мычал, и вид его ужасен, как у фигуриста.
  - Потрясающе! Добров! - Света Акопова изменила настроение, пришла в восторг, так радуются цветущие дамы, когда избавляются от очередного любовника: - Папа за мной приехал с охранником дядей Мишей.
  Они обязаны услышать твою историю, как историю древнего мира, где папуасы ходили без одежды.
  Папа, дядя Миша, подойдите ко мне, - Света Акопова махала рукой отцу и охраннику, приглашала на концерт с главным героем Васей Добровым. - Посмотрите, это - Вася Добров!
  Он знаменит тем, что всех проклинает!
  Представляете, - Света говорила быстро, по-детски, округляла глаза, подпрыгивала, размахивала гимнастическими руками: - Он сказал, что влюблен в меня и тут же проклял.
  - Меня тоже часто проклинают! - отец Светы Акоповой разглядывал Васю с политическим интересом. - Далеко пойдёт мальчик, если проклял девочку, в которую влюблен.
  Светлого пути тебе, Вася Добров.
  Все засмеялись, кроме Васи, он своего светлого пути не видел, словно в глаза закапали белорусскую радиоактивную сметану.
  
  В следующий понедельник Васю Доброва во время урока физкультуры в свою комнатку пригласил физкультурник Андрей Александрович.
  Андрей Александрович, как и полагается учителю физкультуры, много пил, отчего нос его разбух и краснел Фороским маяком.
  Алкогольные пары Андрей Александрович закусывал луком и чесноком, а затем брызгал в рот одеколон и мятную воду для отбивания запаха изо рта.
  Вася Добров с трудом терпел зловоние учителя, но сохранял на лице почтительное выражение внимания и ума, потому что учитель, тем более - почтенный Наставник для ученика - идеал, лицо, на которое нужно равняться.
  Андрей Александрович раздал детям мячи и разрешил до конца урока сходить с ума, как на пляжной вечеринке в Чикаго.
  Он посадил Васю на стул, сам присел на топчан и открыл рот с занимательным и поучительным повествованием:
  - Ты, Вася, ещё маленький и не понимаешь забот большого человека, который мудр и повидал больше, чем ты в интернете видел.
  Проклинаешь?
  Ну, ну, это твоё конституционное право, как и право на самоопределение.
  Я, когда пошёл в первую свою геологическую экспедицию на Таймыре вместе с геологическим отрядом или - партией, тоже думал, что я имею право, как барсук в своей норе.
  Барсук, или заяц, или другой зверь живет-поживает в своей норе, но приходит лисица - хитрая бестия, и гадит в нору барсука.
  Гадит в прямом смысле этого человеческого слова, как склеротик с диареей бежит, но не помнит куда бежит.
  Барсук, или енот, или енотовидная собака - может быть, это одно и тоже, я не зоолог, я - физкультурник, брезгует жить в загаженной норе, словно её прокляли.
  Он уходит, а лисица в обкаканой и обсиканой норе живёт-поживает, лисят наживает.
  Одному - проклятье, а другому - счастье.
  Искали мы мамонтов и бивни мамонтов, а заодно и золото и драгоценные камни, как из ломбарда на Пушкинской.
  По реке Нижняя Таймыра, что вытекает из озера Таймыр, мы поплыли с матом и проклятиями, потому что - холодно и неуютно, как в карстовой пещере без трусов.
  Если бы не блага цивилизации, что мы с собой захватили, то погибли бы все, как один, умерли бы смертью бесславной и непохожей на смерть героя.
  На озере Энгельгардт мы сели на мель, будто тупоносые чайки, и спорили - кто спрыгнет в воду и потащит лодки.
  В итоге сотоварищи заставили меня, потому что я - молодой, многообещающий, но не москвич с красным дипломом.
  Я спрыгнул в ледяную воду - будь она трижды проклята, как ты проклинаешь.
  Струи льда омывали мои чресла, руки мои бугрились мускулами, а мошонка ничто не чувствовала, словно я не мужчина, а - женщина из Тайваня.
  Да, я трудился, потому что всегда знал - труд почётен и уважаем, даже труд молодого геолога в экспедиции на Таймыре, где до березы несколько сотен километров.
  Я столкнул лодки с мелей, совершил невозможное, как Карлсон, что живёт на крыше.
  И они поплыли к берегу: лодки, мои друзья-товарищи и Светлана Бородина с вещами, продовольствием и удочками.
  Меня не подхватили, потому что лодки снова сядут на мель, будто им на мели приготовлен и стол и дом.
  Кое-как я добрел - а где и плыл - до берега с одной надеждой - прочитать лекцию моим товарищам о дружбе и любви к ближнему своему.
  Но вместо благодарностей, благожелательного ко мне отношения, вместо справедливости и подвига я получил равнодушие, проклятия и пустоту.
  Проклятия пустые, бессмысленные, потому что когда геологу плохо, он без смысла проклинает друзей, будто они виноваты, что в штанах дыра.
  На холоде и мокрой одежде мои злоключения не исчерпали себя, а набирали силу.
  Я надеялся, что в брошенной хижине рыбака найду приют, согрею тело у огня - так придорожные девушки греют руки у костров.
  Но хижину заняла единственная девушка в нашей экспедиции - Светлана Бородина.
  Она сказала, что ей необходимо привести в порядок женскую сущность, а в чистом поле - невозможно, потому что на Таймыре, где нет деревьев, а горы - маленькие, пейзаж - удручающий - негде спрятаться для смены трусов.
  Светка Бородина, когда справляла нужду, уходила за самые дальние камни, что негативно сказывалось на скорости передвижения экспедиции, будто нам привязали к лодкам по каменному бегемоту в знак сотрудничества с Африканскими учеными академиками.
  Я остался снаружи домика, мокрый, на холодном ветру, брошенный, всем ненужный, словно берестяная грамота.
  На ум пришло сказание о лисицах и енотах, когда лисица гадит в норе енота, как у себя во Дворце.
  Я подумал, что Светка Бородина справит в рыбацкий хижине - балок - свою нужду, и я никогда не спрячусь от пронизывающего до мошонки ветра.
  Но девушка благородная, она сделала свои женские дела, а по общей нужде пошла в степь.
  За устьем реки Толмачева много живописных мест, пригодных для тайного справления нужды.
  До ближайшей горы примерно километр, и это самый близкий туалет от рыбацкого домика.
  Над Светланой Бородиной пролетела стая краснозобых казарок, похожих на разжиревших снегирей.
  Я на минутку остановился и любовался поразительным полетом редких удивительных птиц, которые имеют неограниченные возможности и свободы, потому что испражняются из клоаки налету.
  Казарки улетели, а Светлана уже ушла далеко, словно искала горизонт не только в своей жизни, но и за горой.
  С её скоростью передвижения не скоро выйдет замуж, потому что её ни один мужик не догонит.
  Я вернулся к домику и лодкам, уселся к товарищам по экспедиции, мы выпили водки за здоровье казарок и таймырских рыбаков, которых давно нет здесь, словно их чайки склевали.
  Водка, спирт и огонь костра согрели мою душу и тело, от одежды шёл пар, и я чувствовал себя чрезмерно счастливым, намного счастливее, чем в Москве на выставке народного хозяйства, когда познакомился с белокурой норвежкой с зелеными глазами.
  Вскоре пришла Светлана и присела с нами, как равная среди первых.
  Она тоже пила водку, пела песни и грела руки в огне, словно вытаскивала из углей картошку.
  Ребята пошли на ловлю ужина - арктического гольца - рыбы нежирной, вкусной, с розовым нежным мясом, как щеки молодого бычка.
  Они пришли через пять минут и принесли шесть огромных рыбин с выпученными легендарными глазами немецких неофашистов.
  Филе - гольца - объедение, лучше, чем все китайские суши, якудзы и ролы.
  Светлана во время пиршества вскочила и побежала вдоль берега, я - за ней, так как выпил изрядно, и мне казалось, что она играет со мной в салки-догонялки.
  Она добежала до заброшенной базы геологов - чего там только нет, как в сказке.
  Два вездехода, генератор, бочка для горючего, домик, похожий на домик девочки Элли, что свалился на голову злой волшебницы Гингемы.
  Гингемы или Бастинды - не помню, память уплывает по реке времени.
  Светланой за ржавой, чуть помятой, как лицо матери, бочкой для горючего, присела, сняла штаны, панталоны и трусы и справляла малую нужду, не замечая окаменевшего меня.
  Мне стыдно, стыдно даже сейчас, через годы и расстояния, потому что Вильгельм Либкнехт не подсматривал бы за беззащитной девушкой, и Клара Цеткин не подсматривала бы, и Бенито Пабло Хуарес не опустился бы до подсматривания тайного.
  Я даже не подсматривал, а просто не в силах отвести взгляд от белых глянцевых ягодиц.
  Они напоминали мне и белую мраморную плитку в доме моей матери, доме, куда мне дорога закрыта, потому что матушка разлюбила меня; напоминали и кожу арктического гольца с серебряной чешуей.
  Я представил, что ТАМ у Светланы Бородиной розово, цвета филе гольца.
  Но никакой похоти на красоте природы у меня не возникло, да и тебе не понять, Вася, который все и всё проклинает, что означает слово "похоть" на Таймыре.
  Похоть - это полёт краснозобых казарок над желтокожим или серебрянокожим арктическим гольцом.
  Я отвернулся от девушки и побежал, побежал быстро, быстрее ветра, часто падал, поднимался, спотыкался и снова падал, словно взгляд Светланы Бородиной подталкивал меня сзади ниже колен.
  Дальнейшую часть нашего пути я молчал в глубочайшей задумчивости воспоминаний белых ягодиц Светланы Бородиной, вздыхал и изредка, тайком, как вороватая чайка, поглядывал в сторону девушки.
  Вскоре мы нашли пещеру Миддендорфа, где все путешественники оставляли свои путевые записи, как вклад в будущее человечества.
  Я, незаметно от товарищей, оставил описание своего чувства при виде белых ягодиц Светланы Бородиной у реки.
  Бумага всё стерпит, и, быть может, через сиксилиард лет наш потомок (или зеленорылый инопланетянин) прочтёт мои записи и даст оценку моему юношескому чувству.
  Вдруг, к тому времени у людей исчезнут все чувства, а моя записка возродит в человечестве или в зеленорылых инопланетянах чувство прекрасного.
  Мы вышли из пещер Миддендорфа одухотворенные, возвышенные и уверенные в своих силах.
  Но до конца экспедиции мы не нашли ни одного мамонта, ни одного скелета, ни одного самородка золотого, словно их своровали американцы.
  Мы вызвали вертолет, а так как запасов оставалось изрядно, мы всю ночь пили и плясали, отчего сорокалетний кандидат наук Сергей Борисович Юрский сошёл с ума.
  Я представлял, как мы вернемся на Большую землю, и в Парке Горького я пойду рука об руку со Светланой Бородиной и признаюсь, что видел её белые ягодицы.
  Но злодейка Судьба решила за нас все наши жизненные проблемы.
  Вертолет - черно-красный, цвета похоронного катафалка, прилетел, опустился и раскрыл свой ненасытный зев бегемота.
  Бегемот или лоно матери - не знаю, я теперь мало что знаю, поэтому работаю учителем физкультуры.
  Но тогда у меня так схватило живот, что я побежал, побежал, полетел далеко-далеко в туалет, за сопку, в пещеру.
  Я не хотел, чтобы Светлота Бородина увидела, как я справляю большую нужду.
  И члены экспедиции мужчины, шутки ради, могли заснять меня и выложить видео в ютуб, где нет ничего хуже, чем политика.
  Когда я снял штаны и присел (трусы я тоже предусмотрительно снял), раздался грохот, похожий на грохот ста тысяч кремлевских сапог.
  Я подумал, что грохот вылетает из моего отверстия, но, как понял позже - на Таймыр залетела ракета наших доблестных военно-морских сил, а они часто стреляли по Таймыру - всё равно, никого на Таймыре нет, а, если и появляется кто - то не жалко несколько десятков человек ради спасения миллионов граждан России.
  Ракета разметала членов нашей экспедиции, разнесла по клочкам по закоулочкам.
  Я бродил среди кусков мяса, оплакивал товарищей, оплакивал Светлану Бородину и оплакивал мою любовь к ней, несбывшуюся, как пароход на Москве реке около парка Горького.
  Ноги, руки, носы и уши лежали вперемешку, непонятно, где чьё - где женское начало, а где мужской конец.
  Налетели дикие чайки с клювами лапами и недобрыми очами, похожими на пуговицы английского пальто.
  Чайки жрали останки моих товарищей, требуху арктических гольцов и терзали белые груди Светланы Бородиной.
  Несколько чаек вознамерились меня убить, они налетали, клевали меня в темечко, царапали лапами мои щеки, кидали в меня камни с высоты птичьего полёта.
  Но я укрылся в пещере и проклинал чаек проклятиями великими, как ты проклинаешь нас, Вася Добров.
  После трагедии на Таймыре я долго страдал в Москве на асфальте.
  Перечень моих злоключений отнял бы у тебя Вася, вся жизнь.
  Наконец, я забрел в тихую гавань - в школу, возрадовался, потому что понял - физкультура - моё призвание, а спокойная жизнь физкультурника - награда за гольцов, за страдания по белым ягодицам Светланы Бородиной.
  Я успокоился уже, но тут появился ты и проклял меня, словно я не твой учитель физкультуры, а - Донецкий рекрут.
  Около столовой, когда я беседовал с Геннадием Петровичем, ты пробегал мимо меня, взглянул, засмеялся и сказал:
  "Проклинаю тебя, Андрей Александрович!"
  С тех пор я чувствую по утрам расстройство желудка и головную боль, словно всю ночь пьянствовал.
  Твоё проклятие легло тяжким грузом и подобно ракетному удару по Таймыру.
  И нет мне дальше спокойной жизни, если ты, Вася, не снимешь с меня проклятие.
  Я сначала думал тебя убить: подрезать канат, на который ты полезешь, подпилить ножки козла, через который ты прыгнешь, уронить на тебя штангу.
  Но понял, что твоя смерть не снимет с меня проклятие, как не снять с девушки трусы, если девушка без трусов.
  Сейчас, Вася, немедленно сними с меня проклятие, и я тогда поставлю тебе пятерку по физкультуре, до конца школы поставлю и разрешу прогуливать мои уроки.
  Если же ты не снимешь своё проклятие с меня, то я прокляну тебя проклятием Таймырским, от которого трепещут карликовые ивы по берегам озера Таймыр, и поставлю тебе двойку по физкультуре, двойку на времена вечные. - Андрей Александрович схватил Васю Доброва за плечи, тряс его, как боксерскую грушу Майкла Тайсона.
  Очи учителя физкультуры горели Таймырскими сланцами.
  Изо рта шёл смрад тысячи войн.
  - Я... я... я не умею! Я не знаю, как и что снимать! - губы Васи Доброва дрожали пьяными белками в Эрмитаже. Он очень хотел пятерку по физкультуре, пятерку простую, лёгкую и достижимую, словно пирожок в школьной столовой. Но не понимал, что от него хочет Андрей Александрович.
  - Проклинаешь - значит, можешь снимать своё проклятье! - физкультурник не постеснялся ученика, как вышел на границу с вражеской армией. Он достал из груды мячей спрятанную фляжку, отхлебнул, вытер рот тыльной стороной ладони (на руке Вася увидел красивое солнышко и летящую птичку). - Скажи только "я снимаю с вас моё проклятие, Андрей Александрович", или "я снимаю своё проклятие", и пятерку и жизнь тебе гарантирую, как Госбанк.
  - Но как я скажу это, если я не накладывал проклятие?
  Я говорил слово "проклинаю", - тут Вася Добров с удивлением заметил, что говорит с буквой "р", и выходит у него полноценное, как фигура манекенщицы "проклинаю", - но не проклинал по-настоящему.
  От моего слова - "проклинаю" никто не страдает, оно никоим образом не действует ни на людей, ни на окружающую среду (об окружающей среде Вася узнал на уроке природоведения).
  Вы, Андрей Александрович, живите спокойно без всякого проклятия - так живут зайчики в норке.
  Вася Добров понял, что пятерка близка, и близок конец урока очень похожий на вечную пятерку.
  Но учитель физкультуры Андрей Александрович не зря носил наколку с солнышком и чайкой - его не обвести вокруг указательного пальца.
  - Может быть, и нет проклятия, или оно есть, но давай, без догадок, без выкрутасов, парень.
  Ты мне отказ от проклятия, я тебе - пятерку.
  Скажи просто - "я снимаю проклятие", и я к тебе не в претензии.
  Лады?
  - Конечно! Разве мне трудно, Андрей Александрович? - Вася Добров даже за дневником полез, словно за паспортом во взрослую жизнь с маленькими собачками. - Сейчас и скажу.
  Вот прямо сейчас и выложу вам слова, которые вы желаете, учитель.
  Наберу в лёгкие воздуха, и...
  И...
  И... - Вася Добров понял, что слова застряли в горле, словно кость от рыбы трески. Ни туда и не сюда - так произошло на уроке биологи, когда учитель Сергей Иванович застрял между дверей.
  Андрей Александрович, разрешите, я потом вам скажу эти слова?
  Не лезут из меня, наверно - аллергия.
  - Не лезут слова?- голос физкультурника превратился в теплое материнское молоко, а в глазах возникли айсберги. - А ты попробуй, колдун проклятый.
  Ты мне Таймыр весь загубил с воспоминаниями.
  Парк Горького у меня украл, проклятущий.
  Не потом, а сейчас говори, как на пленуме Верховного Совета Украины.
  Вдруг, после урока ты упадешь с лестницы и сломаешь себе шею?
  Вы, ученики, шустрые, быстрые шалуны.
  Бегаете по лестнице, играете в колдунчики, а потом кто-нибудь из вас шею ломает и умирает в госпитале Бурденко.
  Если ты после урока сломаешь себе шею и умрешь, то я останусь с твоим проклятием навеки.
  Кто же, кроме тебя с меня проклятие снимет твоё, Вася Добров?
  Вася Добров в ответ мягко улыбнулся, словно разговаривал с доброй бабушкой банкиршей.
  С высоты своих лет он уже знал, потому что мальчик развитый, обыкновенный, читающий в интернете и всё тонко подмечающий, знал, что во многих случаях лучшее общение - бегство.
  Ничто так не приводит к взаимопониманию, как бегство от собеседника, особенно, если собеседник копытом землю роет и рогами угрожает.
  Вася не знал, почему слова "я снимаю с вас проклятие" не вылезают из него, но и не желал, чтобы в следующий раз под ним конь на физкультуре сломался или канат оборвался.
  Физкультуру он решил забросить, как хлам, по крайней мере, пока Андрей Александрович физкультурником работает.
  Но, чтобы забросить физкультуру нужно выйти живым из кабинета физкультурника.
  Вася Добров сделал вид, что рассматривает портфель, и без разгона, шустро выскочил из комнатки физкультурника, где жарко и зловонно, как в чесночнице.
  Старый матерый Андрей Александрович спохватился, рванул за мальцом, но не успевал, словно отставал от скорого поезда Москва-Воркута.
  Он вытянул длинные в наколках руки, цаплей скакал за Васей.
  Дети побросали мячи и раскрыли рты - в каждый рот влетело бы по мячу.
  Ученики слышали о маньяках, видели их по телевизору, в интернете.
  Добрые средства массовой информации поддерживают детей (и взрослых) в постоянном напряжении - террористы, маньяки, педофилы повсюду.
  Может быть и никогда бы не задумывался приезжий дворник Аслан о маньячестве - нет информации - нет знаний, но помогали будущим маньякам заметки о маньяках, словно торт с кремом на подносе вынесли.
  По телевизору в новостях учили, поучали Аслана - так пахан на нарах обучает молодежь нелегким словам фени:
  "Сегодня оперативники Южного административного округа задержали маньяка со стажем ("Со стажем! Значит - много раз, а не один раз педофильствовал", - Аслан задумывается, как над козой.).
  Нигде не работающий гражданин Икс Игрек ("Он не работает, живет без хлопот, даже время на маньячества хватает, а я за копейки спину гну на господ".) в подходящих местах (парках, за гаражами, в подъездах ("О! Я знаю много парков, гаражей, подъездов. ОХОХО!") поджидал одинокую жертву - обычно женщину или подростка, потому что они не оказывают сопротивления особого, а мужчина с животом или десантник окажет сопротивление ("Надо поджидать слабых, как шурпа".).
  Икс Игрек нападал, насиловал жертву, отбирал ценные вещи, а иногда и убивал, чтобы скрыть следы преступления ("Насиловал - ох, бесплатный секс! Ценные вещи мне нужны, маме нужны, сестренке моей нужны, брату нужны! А убивать не стану - грех!" - Аслан себя заранее успокаивал, оправдывал, потому что он - хороший, а тот маньяк, которого поймали - плохой и глупый, оттого, что его поймали.).
  Одухотворенный и обогащенный знаниями из новостей Аслан на следующий день махал метлой вяло, но на прохожих, которые - если что - не окажут должного сопротивления, посматривал с превосходством.
  Ещё пару передач - и маньяк готов к действию, как пистолет Макарова.
  Дети тоже смотрят новости, но смотрят с другой стороны зеркала, как сумасшедшая Алиса из Зазеркалья.
  Для ученика каждый дядя - маньяк.
  Когда учитель физкультуры Андрей Александрович гнался за Васей Добровым, в голове большинства одноклассников взмахнула сизым крылом мысль - наш учитель - маньяк.
  Маньяк не простой, а скрывавшийся и обнаглевший, словно лось в деревенском туалете.
  Андрей Александрович - маньяк дневной, из категории маньяков отмороженных, потому что маньячит средь бела дня.
  У некоторых учеников взлетела и другая мысль - что Вася Добров разозлил Андрея Александровича своими проклятиями ("Достал всех, дебил. Проклинает и проклинает - кого хочет взбесит".).
  Но мысль о маньяке поддерживается средствами массовой информации, а частная мысль о дураке Васе - слишком мала, поэтому первая (о маньяках) забьет и заклюет вторую мысль.
  
  Через неделю Андрей Александрович тихо, без шума, без особой огласки уволился из школы, как в лес густой шмыгнул.
  Директор отнесся к заявлению Андрея Александровича с пониманием: то ли директор школы с пониманием относится к маньякам педофилам, то ли понимал страдальцев, проклятых Васей Добровым (и директора Вася давно проклял, ещё в первом классе, весной, перед каникулами), но Андрей Александрович ушел без скандала в благородной школе.
  Через три месяца он уехал на Украину, женился на деревенской украинской девушке Олесе (короткая стрижка, арбузные груди, простота в мыслях и легкость соловьиная в движениях), и счастлив, как курица, потому что Вася Добров далеко, за горами, за границами, за пактами о ненападении.
  
  В школьные годы Васю часто навещали специалисты из разных ведомств и общественных организаций, словно у Васи на лбу звезда выросла.
  Работники компетентных органов приходили с психологами, психоаналитиками и рассматривали Васю Доброва на предмет дальнейшего служения Родине, но в качестве проклятора.
  - Ответь, Вася, а что ты видишь, когда смотришь на эту кляксу в форме вагины?
  Ах, извини, Василий за подсказку, - психоаналитик закатывает очи за стеклами очков, словно бабушка, которая украла у внука порножурнал, - так, что ты видишь, Вася?
  Забудь о вагине.
  - Вижу, что дурачите вы меня, как мэна, - Вася Добров потягивается, урок биологии, с которого Васю сняли на тесты, скоро закончится - вот удача, так удача. - Опросы проходят за деньги, а вы меня бесплатно гоняете, как мышь по кругу.
  Две тысячи рублей не дадите мне за то, что я участвую в вашем дурацком тесте?
  - Деньги не главное в жизни, - психоаналитик и другой дяденька из федеральной службы безопасности жмотничают - своих денег на Васю - жалко, а Государство не возместит две тысячи рублей, словно они в ад упали. - Ты же патриот России, Вася Добров.
  Долг каждого гражданина...
  - Проклинаю тебя! Проклинаю! - Вася хочет выкроить хоть минутку на свои дела - пусть дядьки уйдут быстрее, как пинками по ягодицам.
  - Проклинаешь! - психоаналитик переглядывается с другими членами комиссии, словно ищет ответ на все свои жизненные неурядицы. - Но вернемся к кляксам, как к комнатным собачкам.
  - Кляксы! Сейчас любой школьник знает их значение, а вы, словно с древней мусорной свалки вылезли со своим старьем.
  Если я скажу, что не различаю на этих кляксах фигурки человечков, то вы назовете меня малообщительным, замкнутым.
  Если отвечу, что вижу фигурки людей, то у меня, окажется, нет проблем в общении с людьми, и нет одиночества, словно я каждый день сплю в женской бане.
  Если я отвечу, что жук ползет, а мальчик прыгает на кляксах, то у меня - стремление к совершенству, я стану духовно расти и развиватсья, как Анна Павлова.
  Если же не замечу движения, то мои умственные способности окажутся на нуле, как в гравилете.
  Если я скажу, что ничего не вижу, то вы умно отметите, что я скрываю свои эмоции.
  Если я отвечу абракадабру, то вы её истолкуете двояко - либо я - гениален, либо - страдаю расстройством психики, как некоторые учителя страдают расстройством мочеполовой системы и поэтому носят памперсы для взрослых.
  Психологи качали головами, многозначительно переглядывались, уезжали, но даже Вася Добров, ученик, знал, что дяди и тети истолкуют его ответы так, как им угодно для дальнейшего продвижения по службе и в глазах любовников и любовниц.
  
  Иногда Васе Доброву предлагали открыто, как в публичной библиотеке города Когалым:
  - Василий! Через две недели в Гааге соберутся представители молодежных организаций из многих стран Мира, где живут прогрессивные и ленивые дети с высоким доходом.
  Дети за время работы своего съезда обсудят положение детства, поделятся впечатлениями от работы, примут резолюцию по защите голубых китов.
  Твоя задача - выйти на заключительном общем собрании, и в микрофон сказать, как в душу:
  "Проклинаю вас!"
  За два этих слова мы переведем на счет твоего папы десять тысяч долларов США в рублях по курсу Центробанка Российской Федерации.
  Билеты, гостиница, мандат участника и проход к трибуне мы тебе обеспечим на золотом блюдечке.
  - Но почему я? - Вася Добров кусает губы, как всегда, когда душа поёт.
  Десять тысяч личных долларов США - хорошие деньги на скутер с двойным турбонагревом. - Любой ребенок, особенно из недоразвитой семьи, почтёт за честь съездить и сказать с трибуны съезда "Я проклинаю вас".
  - Проклятие ребенком детей получит широкую огласку, - дядя в черных маньячных очках не удивился бы любому вопросу, потому что готов, как клякса на тестировании. Он позвонил по телефону "Шурочка! Твой уехал? Надолго? Управимся? ХА-ХА-ХА!", и снова вошёл в дело, как нож в щуку: - Нас обвинят, мы надеемся что обвинят - и обвинителей и оглашателей мы подготовим своих - на всякий случай.
  Ребенок проклинает детей - значимо, вызывает широкий резонанс в финансовом Мире.
  Ах, куда Мир катится, если дети проклинают!
  Но нас также обвинят и в заваривании скандала, как колдуны тушат водой погребальный костер.
  С тобой проще, у тебя - имя.
  При проверке тысячи людей докажут, что ты их с детства проклинаешь.
  И тебе - реклама в широких слоях мирового сообщества, интеграция, так её, мать и враскаряку.
  - Я бы рад и даже согласен в душе, но физически - боюсь.
  Возможно, что меня на трибуне детского съезда заклинит, словно мне рот зашили, и я никого не прокляну.
  Слово "проклинаю" вырывается из меня независимо от моего желания и настроения, так зек бежит из тюрьмы на волю в восьмидесятиградусный мороз.
  - Послушай, что я тебе скажу, Вася Добров! - дядя из непонятной комиссии по раздору положил руку себе на колено, закурил - его не заботило, что находится в школе, где слово "сигарета" равняется убийству. - Охота в тайге - не простое дело, ох, как не просто, словно по тебе босыми ногами медведь ходит.
  Самое главное для охотника в тайге - сухари, и я сам сушу сухари, потому что не доверяю сухарям магазинным.
  В магазинных сухарях - проклятие!
  Не твоё, Вася Добров, проклятие - потому что твоё проклятие неизвестно - несет ли под собой материальную основу, а проклятие - настоящее, вещественное.
  "Пусть зубы обломает тот, кто нашего сухарика откушает.
  Да будьте прокляты вы, кто наши сухари грызет.
  Пусть у вас животы раздует от наших сухарей-мухарей", - примерно так пекарь ругается у печи, когда готовит сухари на продажу в промышленном масштабе.
  Пекарю или пекарихе кажется, что весь мир против них, что только они одни работают, а остальные пользуются плодами их сухаринного труда, словно мыши в амбаре.
  У пекаря с утра болит голова после вчерашней попойки, по телефону обругала мать, позвонила подруга и тоже обругала.
  Живот гудит после утренней геркулесовой каши, а впереди - ноль перспектив, потому что зарплата уйдет на выплату долгов и раздачу взяток за то, что пекарь соизволил работать.
  Плохое настроение передается сухарям, впитывает его, как компьютер впитывает фотографии.
  Грузинский повар в телепередаче учил, что лаваш готовят с добром в сердце, хвалят его, чтобы хлеб получился мягким, добрым и полезным не только для пищевода, но и против рака.
  А производитель сухарей на комбинате, другими, противоположными от добра, словами заряжает сухарь, как атомную бомбу на Японию.
  Жизнь прожить - не поле перейти.
  В тайге злой сухарь погубит охотника, а в городе можно скушать сухарь и не заметить в нем зла, потому что в городе - сплошное зло.
  В городском зле я с добром в душе замешиваю тесто на хлеб, при этом мои мужские руки покрываются мучной пылью, как пылью времен, которая скрывает древних мукомолов с голубыми добрыми глазками.
  Иногда я вижу темное пятнышко в тесте, пятнышко - как глаза любимой девушки.
  Никогда я не любил, никогда меня не любили.
  ИЫЫЫХ! Жизнь - дерьмо, Вася, дерьмо - жизнь!
  Вглядываюсь я в тесто и гадаю по тесту - не покажет ли оно мне путь к счастью, к доброму, к человечному?
  Но тесто молчит, и я молчу вместе с тестом, заряжаю его добром и мощью на охоту.
  Под развесистой елью в тайге, или на каменистом берегу тихой и спокойной таежной реки я возьму из сухаря свою доброту, доброту приумноженную самим сухарем, как основой жизни, и впитаю её всеми клеточками желудка.
  Да, сухарь! Сколько боевых и охотничьих троп ты прошел, сколько видел обнаженных девушек - не счесть!
  Честь и хвала тебе, сухарь, приготовленный моими белыми руками!
  Я набираю в тайгу на охоту сухарей, консервы, сахар, соль, крупу на сто лет.
  Конечно, всю еду не унесу, потому что я - охотник, а не грузчик из Одесского порта, где за гривну разгружают пароход.
  Обязательно нужно взять леску, грузило, блесну, катушку спиннинговую, сетку для ловли рыбы - так дальние Космопроходчики на чужой Планете всю жизнь питаются разумными рыбами.
  Блесны я сам выпиливаю из консервных банок - дешево и с добром - так египетские строители выпиливали блоки для пирамиды Хеопса.
  Я знаю, верь мне, мальчик!
  Но готовую блесну я заряжаю не добром, а - злом.
  Блесна - убийца, и её предназначение - нести смерть рыбе.
  Блесна озлится на омуля или щуку, на лосося и соблазнит его танцем блестящих солнечных зайчиков.
  Настоящая блесна подобна балерине в кабаке, или стриптизерше на сцене Большого Академического театра России.
  Тот же свет, блеск, пустота, а в конце - слёзы, боль и разочарование.
  Слезы и боль, боль и слёзы.
  Рыба на берегу - жизнь охотнику.
  Иногда я ставлю силки на рябчиков - так в парке Сокольники альфонс поджидает на скамейке девушку, что делает вид, будто просто прогуливается, а у самой аппетит выше, чем у альфонса.
  Когда я собрал рюкзак, то понял - пора, пора на охоту на соболя или на более крупного, поэтому - мясного, как продавщица в мясной лавке, зверя.
  Путь простой, а деньги - не малые, но они того стоят, как и соболь с ногами и зубами.
  На самолете российского авиаперевозчика "Трансаэро" я добрался до Красноярска, где всё дорого, словно я в Пекин попал в базарный день.
  Никто меня не встретил, но я на встречу и не рассчитывал, потому что цель моего путешествия - одиночество проклятое, как блесна под моим никудышным, потому что - непрофессиональным - проклятием.
  От Красноярска на теплоходе "А. Матросов" я добрался до Верхнеимбатска - честь ему и хвала.
  Красной Площади в Верхнеимбатске нет, и Центробанка нет, но я же ехал на охоту, а не за деньгами.
  И помимо охоты за другим я ехал, искал себя, и это - важнее, чем охота на зайца с черным носом или на оленя с рогами.
  В Верхнеимбатске я купил двух лаек и нанял проводника, потому что без проводника в тайге - смерть.
  Нанимал я ночью, а через сутки мы прибыли на старт охоты - в глухомань настолько тёмную, что иногда морды леших вылезали из тайги.
  Верь мне, мне все верят.
  Перебираемся с опытным проводником (а он назвался - Дерсу) по бревну через завал, под нами река шумит, и острые камни смотрят на мои ягодицы.
  Я переполз - чуть не помер от страха, словно в комнату ужасов попал.
  Жду опытного проводника, в носу еловой палкой ковыряю.
  Проводник меня, конечно, укорит и осудит за моё неловкое перебирание по бревну, словно я канатоходец пьяный.
  Вдруг, проводник срывается и валится в реку жизни.
  Собаки застряли в ветках, вопят, обзывают меня дурными словами на собачьем языке.
  Сначала я подумал по неопытности:
  "Ага, ловко проводник спрыгнул с дерева - мягко и заодно помылся".
  Но потом неладное возникло в сердце моём, под ребрами, где оно со страстью бьется.
  Проводник не выныривает, а собаки из последних сил - одна уже полузадушенная - вырываются на свободу.
  Наконец, поводки они перегрызли, освободили шеи от пут и ошейников, с укором посмотрели на меня и на проводника под водой, и дернули в тайгу.
  До сих пор я помню осуждающий взор охотничьих собак, которые своих не бросают, а о дураках неумехах думают - "Лучше они (то есть я и проводник) пусть сгинут в тайге, чем остаток жизни проживут опозоренные".
  Собаки нас бросили - своих не бросают, а нас бросили, из чего я заключил, что собаки нас своими не считали.
  Я же вытащил проводника на берег, распахнул ему бушлат для массажа сердца - матушки родные - да не охотник с волосатой грудью, а - охотница с грудью безволосой, но родинка под левой грудью имеется, словно фонарик.
  Что ж - доля моя суровая, приложил я руку к груди для массажа сердца, будто в горячие угли засунул сосиську.
  Проводник открывает очи огромные, лепечет что-то на дивном непонятном языке, а потом мне закатывает оплеуху - хорошо, что оплеухой тучу комаров на моей щеке прихлопнула.
  Я в обиде отползаю на берег, достаю сухарь с добром, и от сухаря получаю силы и заряд энергии, будто батарейку алкалиновую грызу.
  Проводник раздевается полностью, намазывает тело противокомаринной мазью и присаживается к костру - сушиться и греться, словно в русскую парилку зашла.
  Я сухарём не делюсь, потому что проводник на меня, как на мужчину - ноль внимания.
  Через минуту она покрылась густым трёхслоем комаров, будто в меховой шубе снежный человек Йети сидит.
  С воплями, проклятиями, опять же на непонятном языке, она прыгает в речку, смывает комаров - а вода вокруг девушки забурлила - рыбы комаров обжирают, а один небольшой лосось за сиську уцепился.
  Проводник выскакивает на берег, меняет тампон у себя внутри - менструация у проводника, переодевается в теплую одежду, поправляет густые длинные черные волосы и западноевропейским речитативом затягивает нудную чёрную песню, словно не в глухой тайге сидим, а на концерте певца Баскова, но вместо Баскова нам подсунули оленевода.
  Так стало мне грустно в душе и паскудно в груди, что я рванул бушлат:
  - ААААА! Тошно мне, тошно!
  Девушка, выслушай сначала историю моей жизни, а потом вали от меня на все четыре стороны, словно тебя четвертовали за поднятие стрелецкого бунта против царя Петра Первого.
  Когда я вступил в половую силу, я понял, что отличаюсь от моих сверстников.
  Иногда я мог с девушкой, а иногда - не выходило, словно мой орган заколдовали в Гааге.
  Девушки обижались, и мои объяснения, что я "перепил", что я "волнуюсь" не воспринимались девушками, потому что все вы - начитанные, много фильмов смотрите по интернету, где красавец мачо удовлетворяет девушку два часа подряд и так - пять раз в сутки.
  К восемнадцати годам у меня вырос комплекс неполноценности не по годам.
  Я обратился к первому сексопатологу, похожему на блин, а первый блин - комом.
  Пузатый сексопатолог давно забыл вид женщины в разрезе, поэтому лечил меня психологическими историями, будто сказочник набрал группу и пудрит мозги воспоминаниями своего детства.
  Сексопатолог сказал, что у меня, как у мужчины, всё в порядке, но не получается иногда с девушками, потому что я слишком часто думаю, что у меня не получится.
  Мне, якобы, нужно забыть о своих страхах - тогда никаких осечек, как на охоте на лося, не произойдет.
  Но попробуй, проводник, не думай о лимоне, что он кислый, и не думай о верблюде белом, когда запрещают о нём думать.
  Как же я выкину из головы мысль, что не смогу, если я думаю о том, что я не смогу.
  Совет за мои деньги не помог, и вскоре я обратился к другому сексопатологу, как к колдуну-знахарю.
  Я сразу его предупредил, что за свои деньги хочу консультацию не о белом верблюде и не о кислом лимоне, а - чтобы получалось, даже, если я думаю, что не получится.
  Сексопатолог просто прописал мне виагру.
  О виагре знает весь свет, но я по молодости хочу без стимуляторов, потому что - ещё не старый пень и не гончая собака по кровавому следу.
  С сексопатологами вышла осечка, как и с девушками иногда выходила, словно мне злая фея наколдовала в детстве осечки.
  Наконец, как в сказке, я пошёл к третьему психологу, и тоже предупредил, что не надо мне ляля о белом верблюде, кислом лимоне и виагре.
  Психолог взял меня за руки - а ладони у него теплые, как попка младенца - и проникновенным голосом политика с большой дороги сказал:
  "Каждый юноша вступает в жизнь и мечтает о карьере настоящего мужчины.
  Где куются мужчины?
  В кузнице кузнеца Вакулы?
  Нет, в кузнице - жарко, и человек умрет, если его тело проткнуть горячим железным прутом.
  В публичном доме мужчина становится мужчиной?
  Нет, в публичном доме мужчина теряет деньги.
  Мужчиной можно стать только в тайге, на охоте, с умным, знающим проводником.
  Проводник покажет вам все заветные тропки, проведет лесистой местностью, выследит вам оленя и загонит под ваше ружье на казнь.
  Вечером у костра, вдали от цивилизации, от гонореи и СПИДа вы закусите мясом изюбра в соусе из лососевой икры, выпьете по литру водки на каждого, и тогда ты почувствуешь, что превратился в настоящего человека.
  О тебе даже повесть напишут "Повесть о настоящем человеке".
  Если же в тайге вас ждут злоключения: голод, холод, нищета, дурные болезни, и вы останетесь живы, то превратитесь в супермена.
  В вашем случае это поможет в сексе с изнеженными городскими красавицами.
  А, если случится осечка с девушкой, то вы взглянете на девушку не снизу вверх - как раньше смотрели, как сейчас смотрите, будто вы - кролик перед пастью индийской близорукой, поэтому в очках - кобры.
  Нет, орлом с небес вы взираете на девушку и видите в ней изюбра и лосося в тайге".
  Так меня напутствовал психолог, и я ему поверил, потому что чем труднее задача, чем зловоннее и дороже лекарство, тем оно кажется более действенным.
  Вот почему я в тайге на излечении от своих мужских слабостей, комплексов и душевных ям.
  А вы, девушка, прикинулись мужчиной проводником, разгуливаете передо мной голая, меняете при мне свои прокладки - совсем опускалово, что совсем не способствует моему возмужанию, а снова меня бросает в омут, где сидит под водой белый верблюд и закусывает кислым лимоном.
  Вы - представительница гордого, но маленького северного народа - ханси, эвенка, гренландка или чукча - не знаю вашей национальности, по которой принимают в университет без экзаменов.
  Но уходите же от меня, возвращайтесь в деревню к своим собакам, а я один в тайге возмужаю на своих добрых сухарях и со злыми блеснами.
  Я тоже гордый, потому что моя прабабушка родилась в Бобруйске.
  Я закончил речь и приблизил тело к остаткам костра, словно грелся у заходящего Солнца.
  Возможно, что моя искренность пробудила проводницу, либо упоминание прабабушки из Бобруйска, либо - что кажется мне более вероятным - проводнице некуда идти, и она не выйдет из тайги, но она поправила волосы, бесцеремонно залезла в мой сидор и взяла горсть сухарей - как в худую девушку столько еды вместится?
  - Я сама - не местная, и город мой скрыт за туманами! - с ошибками в русской речи, с запинаниями, с оговорками, но проводница всё же говорила по-русски, а я бы по-прибалтийски не смог. - Родилась я и выросла в Литве, стране сказок, творога, красоты и всеобщего счастья в национальных костюмах.
  По злому року моя родина переживает сейчас не лучшие времена, и мы вынуждены торговать с Россией, хотя они вы в колодцы плевали.
  Латвия дружит с Россией, Литва не дружит, а Эстония, вообще, считает себя пригородом Финляндии - вот до чего гражданская война на Украине и перестройка в Сербии довели.
  Мой папа - Гедеминас - увлекающийся человек, искусствовед, певец, танцор с яйцами и композитор.
  Без него искусство заглохло бы, а мир без его песен превратился бы в собачью конуру.
  Меня родители назвали в честь греческой богини зари - Ингеборга.
  Так с почётным именем Ингеборга я и живу, хотя неудобно в чатах с кавказскими парнями.
  Родители мечтали, чтобы я рисовала и пела одновременно: пока рисую - разрабатываю голос, пока пою - продумываю композицию картины - так балерон Лиепа творит шедевры человеческого тела.
  Да, я пою и рисую, рисую и пою, ёб твою мать, парень.
  Без песни и рисования я не смогу жить, - Ингеборга догрызла сухари, подошла к реке, встала на четвереньки и, как собака (которая от нас убежала), пила воду: - Вкусная и экологически чистая вода в таёжных реках, дороже, чем "Донат".
  Дела в нашей семье шли эстетически, поэтому без денег, словно мы не творцы, а - жадины.
  Мама от нищеты сбежала к немцу Фрицу, а папу никто не брал, поэтому он озлобился, как ворона на быке.
  "Ступай дочка, в русскую тайгу, да без золота самородного и соболиной шубы не возвращайся", - однажды напутствовал меня отец Гедиминас, и я не пошла против воли отца, потому что его люблю.
  Хотя, если признаться, мне самой хотелось соболей и золота, а на отца - наплевать.
  В тайге я не получила ни золота, ни соболей, а только - тоску беспробудную и безысходность лютую.
  Голод, холод, нищета окружают меня комариными стаями.
  Мужики, вроде бы и хотят меня, как женщину, но нет для таежного мужчины больше счастья, чем охота и рыбалка.
  Пригласят меня в избу, напьются, меня напоят, а потом спорят, кто больше выловил рыбы и убил оленей.
  Никакого секса мне не достается, да и отвыкла я от него из-за пьянок-гулянок.
  К тебе пошла проводницей из-за денег, словно мне мешок на голову накинули и в реку сбросили.
  Тайгу проклятущую я не знаю, охота и рыбалка мне не поддаются да и ненавистны, как фашисты.
  Рыбу и мясо люблю только на тарелке в ресторане.
  Думала, что украду у тебя деньги, часы и другое имущество в тайге, брошу тебя, а сама с собаками выйду к Верхнеимбатску.
  Но собаки, гады, убежали, так что сгинем мы с тобой, парень, сгинем.
  Никогда я не увижу Литву, а ты не станешь настоящим мужчиной.
  - Как не выйдем? - смутное подозрение ударило меня в голову, словно бутылкой шампанского по лбу. Пот струился по мозолистому телу, волосы на всех местах вставали дыбом. - Жилье где-то близко, мы недалеко ушли, как в Раю.
  У нас - компас, карты с обозначениями и масштабом.
  - Засунь компас и карты между ягодиц - больше пользы от них будет, - Ингеборга бесцеремонно прервала меня, что тоже не повысило мой авторитет в моих глазах. - Никому компас и карты не помогали в тайге, а кино и книги всё врут, всегда врали и будут врать, потому что - вруны.
  Холода наступят через два месяца, поэтому до холодов дотянет, а дальше - кирдык.
  Если бы мы родились медведями, то залегли бы в теплую берлогу до весны - я жалею, что я не родилась медведицей.
  Красавец цыган с золотой серьгой в ухе водил бы меня по ярмаркам, а я плясала бы под русскую гармошку, а на зиму залегала бы в берлогу в спячку и сосала лапу... свою лапу.
  - Не отступать и не сдаваться - мой девиз! Имя моё - Петр, а Петр означает - твердый! - Я ответил, но тоска грызла пятки.
  Ингеборга, потому что опытная девушка, выхватила из мешка бутылку водки, зубами скрутила пробку и влила в себя огненную жидкость - пол-литра, словно в воронку на Марсе.
  - Петр! Петя, - Ингеборга погрозила мне изящным пальчиком, словно учительница в туалете. - Не экономь продукты - бесполезно.
  Тайга до холодов прокормит, а дальше мы пойдём в Рай, каждый своей дорогой.
  Не нравишься ты мне, как мужчина, вот и выбирай себе другую дорогу, изгнанник.
  Ингеборга ещё час куролесила, пела песни, купалась, а затем закуталась в палатку и свалилась у костра белым лебедем с черными волосами.
  Я - мужчина, поэтому полагал себя мудрым, всю ночь с фонариком изучал карту местности, выбирал оптимальные маршруты к ближайшим поселениям - так гусь лапчатый выбирает путь домой из США в Кострому.
  Утром Ингеборга в дурном настроении, но со свежим лицом - потому что молодая, с неохотой завтракала, разговаривала вяло и мало, будто ей приснилась Царевна Несмеяна.
  Я вспомнил из книг и кино, что говорят мужчины в подобных случаях, как себя ведут и повторил подвиг из фильма "Охота на пиранью".
  - Так, слушай мою команду, отряд!
  Я пойду к жилью, и не собираюсь оставаться на корм комарам и медведям.
  Никого с собой насильно не потащу, будь вы прокляты, девушка.
  Никого не приглашаю - хватит, наприглашался, подобрал себе проводника на погибель.
  Я ждал оправдания проводницы, её проклятий в мой адрес, или то, что она соберется и пойдет со мной сразу, с извинениями, как азиатская жена за караваном своего мужа.
  Но Ингеборга, вдруг, хрипло и длинно захохотала, словно на нересте нерка.
  Похмелье било её, колотушкой по темечку.
  Утро, безысходность, и девушка хохотала и хохотала, пока я паковал вещи после бессонной ночи.
  Подозреваю, что хитрая девушка специально нарочно ставила себя дурочкой, чтобы я вещи собирал, а она в это время отдыхает с веселым, жизнерадостным девичьим хохотом.
  Но за мной пошла, до вечера бродила, не отставала, собачка человеческого рода с округлыми бедрами.
  К вечеру я очумел от усталости, безысходности и комаров.
  По моим подсчетам, если я не вышел к жилью - будь прокляты карты - то ушёл от него дальше, наверняка.
  Когда мы нашли речку, я кинул вещи, разделся, как вчера Ингеборга раздевалась, и с воплями ужаса зашёл в ледяную воду - лекарство от укусов комаров и усталости.
  После купания, мы вдвоём (девушка уже не отлынивала) наладили костёр, кое-как поставили палатку, загрузили в неё вещи и... начали пьянку.
  Мы пили несколько дней - благо я захватил спирт, и не знали время, потому что время в тайге на охоте течет в ином измерении - по Тунгусскому летоисчислению.
  Никакой близости, никаких обниманий, ужиманий - только угар.
  Когда спирт закончился, мы пару дней отходили - жевали кору, готовили каши, а затем превратились в настоящих людей.
  Нет, не в настоящую женщину и настоящего мужчину, а - в таежных охотников.
  С блесной, заряженной на зло, я подошёл к реке, неумело бросил - метрах в пяти от себя, словно потерял все силы в борьбе за спирт.
  Но щука ухватила сразу - любят щуки зло.
  Радостный, потому что - добытчик, да и свежая рыба - удача, я побежал потрошить рыбу на обед, словно не в тайге, а в ресторане "Максим".
  Ингеборга с подозрением посмотрела на щуку, сказала, что местные щук сразу выбрасывают, а берут более вкусную речную рыбу.
  Я надул губы, обозлился на девушку, не скрою, а мне можно верить, что даже подумывал убить её за то, что обманула меня, завела в тайгу неопытная, а теперь издевается, словно я бедный муж на содержании у богатой жены.
  Она пошла на речку и на потроха щуки за десять минут выловила несколько бойких рыбок - похожих на форель, и одну огромную рыбину - вроде бы таймень.
  Кушали мы уху, разговаривали вяло, а, когда организм насытился, к молодым телам прилило желание, я так думал, что искра проскочила, но почему-то быстро угасла, и мы залезли в палатку, словно дедушка и бабушка из Чернобыля.
  Так и жили мы примерно неделю - лениво, с ухой, жареной и вяленой рыбой.
  От палатки не отходили - вдруг, кто и наткнется на нас, как на двух куропаток.
  Но никто не натыкался, и Ингеборга однажды зарыдала.
  Рыдала она по-женски - бессмысленно и неутешимо.
  Посыпала голову пеплом, выла волком-оборотнем.
  Я не успокаивал проводницу - я же не поэт и не музыкант, слов любви не знаю, а утешениям моим - ноль цена на прибалтийском рынке.
  После рыданий Ингеборга взяла ружье и высматривала мясо.
  Мясо не бегало, но летало, и после часа пальбы Ингеборга принесла к костру трех маленьких птичек с костями и перьями, словно диковинные танцовщицы из Парижа.
  Птичек мы бросили в огонь, а, когда перья сгорели, и тушки почернели, достали и кушали вкусное теплое мясо, лучше, чем в "Макдоналдсе".
  Кожа не позволяет мясу сгореть, хотя сама страдает, как перчатка.
  Однажды мы проснулись и решили, причем каждый решил, но получилось синхронно, будто мы на барабанах стучим.
  - Голод, холод, нищету в тайге мы переживем, - Ингеборга собирала вещи, словно уходила от нелюбимого мужа к нелюбимому, но богатому, любовнику. - Но без средств гигиены мы погибнем раньше, чем от голода.
  Не знаю, почему ты не захватил в тайгу мазь Вишневского и простой вазелин.
  Каждый охотник знает о пользе вазелина в тайге, где ледяные торосы.
  Мне надоело подтираться мхом, да он жесткий, и найти его трудно.
  Вода спасает, она - вместо туалетной бумаги, но каждый раз - холодно.
  Мне нужны прокладки, а чукчанки из мха прокладки крутят, но не умею, да и мох, наверно, у местных жителей особый, гигиенический.
  Чирьи, занозы, потёртости - враги более злостные, чем медведь-шатун.
  Я согласился с проводницей - непонятно, кто из нас теперь проводник - и мы пошли вдоль реки, куда глаза глядят искусанные.
  Река называлась, мы потом узнали, Елогуй, а толку-то...
  Долго ли коротко мы шли, и девушка первая перекинулась, словно оборотень.
  Она ничего не понимала, и я привязал Ингеборгу к себе пеньковой веревкой, чтобы не убежала.
  Мы своих не бросаем в болото.
  Не знаю, как и когда, но мы вышли к деревушке - помню озлобленные глаза старушки-следопытши.
  Когда очнулись, я не обнаружил верхней одежды, деньги и документы тоже пропали.
  Ингеборга не горевала, потому что у неё вещей практически не было с собой, ещё бы - проводница.
  А я недолго печалился о своём добре, так как стал настоящим мужчиной.
  Даже думал остаться в деревне: комары, грязь, голод, болезни, холод, но - жизнь.
  Но вспомнил, что моё призвание - город Москва, нашёл в себе силы и отправился домой.
  Ингеборга тоже улетела, но к себе, в Литву, по заявке Международного Красного Креста.
  Мы обменялись адресами, телефонами, но друг другу не звонили - зачем, если сердца не лежат ни к прошлому, ни к настоящему, будто йодом залитые.
  Я разбогател, но это не столь важно для меня в жизни, а важно, что я - мужчина.
  Никаких особых подвижек - иногда получается с женщинами, а иногда - не выходит.
  Но важно другое, что я на женщину теперь смотрю, как рыбак на щуку.
  Женщины видят мой снисходительно-мужской взгляд и понимают, за это уважают.
  Они прощают мне осечки, даже иногда поощряют к ним, чтобы я выглядел чуть слабее - так интереснее для женщины, когда мужчина сильный, но окажется слабым и даже очки напяливает на нос.
  Ради интереса я съездил к Ингеборге в Литву в город Пасвалис - худо, бедно, но европейский.
  В подарок я привез шубку из соболей и мешочек золота.
  Ингеборга приняла подарок равнодушно, смотрела сквозь меня, будто в черную кошку глядит сзади.
  Мы вечером напились - к ужасу её папеньки Гедемиса.
  Пили водку и только водку.
  Утром я уехал, даже не попрощался, потому что моё "до свидания" никому не нужно, особенно девушке художнице. - Дядя закончил свой рассказ, затушил очередную сигарету, сурово смотрел на Васю Орлова. - К чему я тебе рассказывал, мальчик, о женских тампонах из мха и тайменях?
  К тому я рассказывал, что с твоим словом "проклинаю" случаются осечки.
  Найди себя, ищи себя, Вася Добров.
  Я тебя не возьму, чтобы ты проклял детский конгресс.
  Ты прав, если слово "проклинаю" не вылетит из тебя, то мы пролетим мимо больших денег, похожих на щук из Елогуя.
  Я заменю тебя мальчиком с ограниченными возможностями, он - убийца, и с трибуны съезда прокричит:
  "Поубиваю вас всех".
  До свидания, Вася Добров!
  Тренируй своё проклятие, ученик.
  В тайгу не езди - там комары и холод.
  Иди в большую политику!
  Дядя ушёл, а свой кошелек - то ли умышленно оставил, то ли забыл.
  Вася Добров быстро опустошил бумажник - всего-то двенадцать тысяч рублей поднял, и посчитал деньги платой за то, что выслушал откровение вербовщика.
  
  Приближались выпускные экзамены, как пропуск в новую жизнь.
  Учителя не подыгрывали Васе Орлову в оценках, но и не занижали нарочно.
  Никто не знал - понарошку ли проходят проклятия Васи, или они остаются колотой раной на сердце.
  Он окончил школу, но в институт, потому что требовали родители, не пошёл.
  Вася Добров вспомнил слова дяди, который стал мужчиной в тайге, и ринулся в большую политику за малой выгодой.
  В политике каждое проклятие на вес золота.
  Большие дяди из политики гладили Василия по головке, вздыхали, и говорили: "Мал ещё для большой политики, пострелёнок.
  Сопьёшься раньше времени, по рукам пойдешь, искуришься.
  До сорока лет служи мальчиком на побегушках, а дальше - мы с радостью примем тебя в свою команду людей с чистой душой и белой совестью".
  Вася Добров политиков не слушал, он жил в своё юношеское удовольствие: девушки, клубы, тусовки в подъездах плюс подработки в политических партиях труда и обороны.
  Проклятия также часто слетали с уст Васи, слетали, пока он не задумался о том, что за проклятия в клубе могут убить ножом в темноте или розочкой в туалете.
  В клуб "Облака" Вася Добров пришел с группой политических единомышленников на побегушках.
  Босс широко праздновал, не забыл тех, кто раздавал его листовки и подделывал подписи на бланках.
  До смертоубийства не дошло, но Васю и его друзей основательно помяли в драке, и всё из-за пустяка - Вася Добров походя проклял кавказскую свадьбу: и жениха проклял, и невесту проклял, и родителей жениха проклял, и родителей невесты проклял, и других родственников с обеих сторон Вася Добров проклял.
  Ерунда, но люди обиделись, словно никогда по горам не ходили.
  Через неделю, когда Вася Добров вышел из больницы озлобленный, он задумал недоброе над своим талантом - так кот прыгает с девятого этажа в надежде, что в полете превратится в птицу.
  Вася Добров утром пошёл на строительный рынок и купил оловянную проволоку - редкость, но нужная в политических силах, как декларация независимости ООН.
  К проволоке Василий добавил шило, а затем в аптеке взял пузырек боярышника на спирту, вышел из аптеки, прошел квартал, затем вернулся и взял ещё один пузырек боярышника, словно собирался делать ягоды из настойки.
  Дома Вася тщательно антибактериальным мылом "сейфгард" промыл губы, затем прополоскал рот и вытер снаружи губы настойкой боярышника - дезинфекция не помещает даже в работе слесаря сантехника.
  Губы и десны щипало, Вася Добров проклинал боярышник, настойку на боярышнике, затем проклял шило и оловянную проволоку.
  "Проклинаю тебя боярышник!
  Проклинаю тебя настойка на боярышнике!
  Проклинаю тебя шило!
  Проклинаю тебя оловянная проволока!"
  Вася Добров проклинал устало, не думал о проклятии, а немного волновался перед действием, словно вышел на сцену театра Вахтангова без трусов.
  Давным-давно Вася читал книгу о героях то ли пионерах, то ли - революционеры, ребята с тайной на устах.
  Они узнали военную тайну - что за тайна, Вася Добров не понял, но помнил, что ребята, чтобы тайну не разгласить, зашили себе рты оловянной проволокой.
  Книга называется "Вкус олова".
  Других материалов, кроме олова и хирургической нити Вася Добров не знал, словно не читал таблицу Менделеева справа налево.
  Сегодня он зашьет свой рот оловянной проволокой и посмотрит, как поведет себя слово "проклинаю" в новых для него условиях зажатости и диктатуры оловянной проволоки.
  Вася тщательно продезинфицировал проволоку, шило (протер настойкой боярышника на спирту), вздохнул гусем хрустальным и приложил шило чуть выше верхней губы.
  Нажал на шило и сильно вдавил, чтобы не возникло обратного эффекта, чтобы не передумал, как бомж на Крымском мосту.
  Когда острие шила давило на верхний слой кожи, Вася чувствовал нарастающую, словно шум самолета, боль.
  Но затем шило прошло губу почти без боли и воткнулось в десну, хотя в планы Васи десна не входила.
  - Проклинаю тебя, дурацкое шило! - Вася выдернул шило, отшвырнул его в раковину, словно мяч бросал в баскетбольную корзину.
  Он приложил ватку с настойкой боярышника к ранке, побежал к холодильнику, где хранил скудный запас лекарств на случай атомной войны.
  Вася быстро заделал рану мазью "Скорая помощь", прополоскал рот раствором соды и соли, вздохнул, проклял соду и соль:
  - Проклинаю соль!
  Проклинаю соду!
  На этом подвиг Василия Доброва по зашиванию рта оловянной проволокой против слова "проклинаю" исчерпал себя, будто ушёл в подполье, где деньги хранятся.
  
  В девятнадцать лет Вася Добров задумал найти себе девушку на всю жизнь, то есть - жену положительную и по вкусу, будто мятный пряник выбирал.
  Он недолго думал - где найти невесту, пошёл вечером в ночной клуб "Бурлеск" на Хорошевском шоссе.
  - Здравствуйте!
  - Добрый день! Проклинаю вас!
  - Простите, что?
  - До утра посижу!
  - Проходите, пожалуйста!
  Столик заказывали?
  - Проклинаю столик!
  - Можем предложить вам столик на втором этаже - приватные комнаты рядом, за вами - гоу-гоу, и отличный вид на сцену первого этажа спереди, словно вы капитан на капитанском мостике.
  - Хочу на первом, потому что тут ближе к большой сцене, а на второй этаж - проклинаю второй этаж - зайду, если потребуется.
  - Проходите, присаживайтесь, очень рады вашему приходу, как соловей радуется розе.
  Вася Добров присел за столик, слева от сцены, развернул меню - прежде, чем найдет невесту, то необходимо покушать - так поступают все великие люди всех эпох.
  Без обеда нет невесты, нет положительной жизни.
  На сцене две девушки в длинных платьях с разрезами по бокам - чтобы ноги высоко поднимались - около стула совершали двигательные движения, будто карабкались на грушевое дерево, но никак у них не получалось, потому что выросли в городской суете.
  Вася Добров внимательно посмотрел на танцовщиц - не подходят - слишком старые на первый взгляд неискушенного жениха.
  - Салат Цезарь с русалками, пожалуйста! - Вася Добров с неодобрением посмотрел на полуобнаженную-полуодетую официантку - не гигиенично трясти собой над едой. - Название у салата игривое.
  Я понимаю, что заведение требует определенных правил, поэтому ничего не имею против названия в общем, а субъективно, я бы откушал просто салат Цезарь.
  Проклинаю русалок в салате!
  Официантка в ответ улыбнулась, она на своей промежности испытала поговорку - клиент всегда прав, а, если богатый клиент, то ещё и "время - деньги".
  - Брускетту зелененькую ещё, пожалуйста. Проклинаю брускетту.
  Без супчика обойдусь - жена дома сварит, когда женюсь.
  Я ищу невесту, но не собираюсь сразу жениться, испытаем наши чувства лет пять - так древние спартанцы испытывали друг друга на ложе.
  А что вы мне из горячих блюд посоветуете, девушка?
  - Из горячих блюд я посоветую вам себя, - официантка красавица улыбнулась вставными белыми зубами, блеснула блесками, даже чуть оголила интимное. - Вы можете заказать меня на час за тысячу рублей, и я буду находиться только с вами: беседовать, хохотать над вашими шутками, поговорю о жизни.
  Если захотите со мной приватный танец, то триста секунд обойдется в две тысячи рублей.
  - Сколько вам лет, девушка? - Вася Добров задумался, постучал пальцем по столешнице, словно выстукивал азбукой Морзе ответ. На сцене девушки под платьями сняли трусики и под жидкие хлопки не разогревшихся посетителей клуба убежали со сцены и стул с собой прихватили, что не солидно - словно две уборщицы убирают сцену после парламентских слушаний. - Признаюсь, что вы не в моём вкусе, но, если сердце моё прикажет, то я предложу вам стать моей невестой навсегда.
  Надеюсь, что грудь у вас не силиконовая.
  - Грудь у меня настоящая, живая, как карпы на рынке! - профессиональная девушка в школе получала тройки, но сейчас отвечала на отлично: - Мне двадцать три года!
  Но разве в наше время, когда общаются красивая девушка и молодой парень, годы имеют значение, как кольцо в пупке балерины?
  - Двадцать три года! - Вася Добров даже свистнул от удивления, словно вызывал рака с горы. - В ваши годы пора на погост, а не хвостом крутить в кабаках.
  Вы предлагали заказать вас, но о чем же мы поговорим, если у нас грандиозная разница в возрасте.
  Проклинаю возраст!
  Лучше рекомендуйте мне горячее блюдо из списка.
  - Рекомендую вам шашлык из телятины "пацан", подается со свежими овощами и томатным соусом, - официантка не прогнала улыбку с лица, но закаменела улыбкой, словно статуя с острова "Пасхи".
  - Вы так шутите, да? Назвали меня пацаном? Проклинаю шашлык "пацан".
  - Тогда рекомендую стейк рибай бычка "мужик", - официантка принагнулась над столиком, сверкнула всем, что сверкает. - Мясо австралийского пятигодовалого быка, поимевшего не одну телочку и питавшегося только зерновым кормом.
  - Блюда у вас австралийские, мать их! - Вася Добров озадачился не на шутку найти хорошую невесту в клубе, где официантка шутит блюдами из меню. - В Австралии только кролики, кенгуру и дикие собаки динги.
  Проклинаю диких собак динг!
  Никаких пятигодовалых бычков нет!
  Я отдыхал в Австралии - ах, да, ещё и папуасы - больше никого.
  - Может быть, шашлык из цыпочек? - официантка смотрела в сторону - знак, что потеряла уважение к клиенту.
  - Хватит дурацких названий, мы не на Камеди Клаб. Проклинаю шашлык из цыпочек! Каре ягненка на гриле, как вы полагаете, солидно для юноши, который ищет свою любовь? - Вася Добров заскучал - официантка в жены по возрасту не годилась, хотя по уму - как остроумная мать его будущих детей - вполне подходящая кандидатура, словно закончила три Университета за пятилетку.
  - Каре ягненка на гриле - нежное мясо ягненка на кости, с помидорами черри, овощами гриль и соусом, который каждый день готовит одна из наших артисток в совершенно обнаженном виде по старинному бабушкиному рецепту!
  - Бабушка тоже готовила соус в обнаженном виде? Проклинаю бабушку артистки!
  Шашлык из свинины с овощами, написано "подается со свежими овощами и томатным соусом", мне его, пожалуйста.
  Надеюсь, что одна из ваших артисток в обнаженном виде не откармливала свинью.
  - К шашлыку аперитив? Игристое вино? - девушка пошла дальше от скользкой темы ресторанных горячих блюд: "Если юноше не нравятся названия, то зачем в стриптиз клуб пришел?
  В доме инвалидов или в собрании пенсионеров десятников музыкантов более подходящая атмосфера для мальчика, который почему-то все и всех в нашем клубе проклинает.
  Странный, но при деньгах и часах за пять тысяч долларов США".
  - Бехеровку, сорок миллилитров, пожалуйста. Шабли Гран Крю Ле Кло бутылку. Виски Макаллан, Казадорес репосадо текилу - по сорок миллилитров и бутылку Хейнекена.
  - Отличный выбор! - официантка записывала, снова себя полуоголила - вдруг, клиент после похвалы передумает и закажет её время на час.
  Престиж, премиальные и отдых от основной работы. - Кальян?
  - Проклинаю кальян, и вам не советую сосать из трубки дым! - Вася Добров закрыл меню и пристально посмотрел в мозг официантки через глаза: - Где я сделаю заказ на меню развлечений?
  Мне нужно посмотреть всех девушек, чтобы я выбрал одну, достойную по телу и лицу - так в Америке выбирают школьную учительницу в частную школу.
  - Выскажите свои пожелания мне, и я сообщу девушкам ваш заказ, - официантка поправила кулон от злых чар. - Если вы ищете невесту, то три девушки танцуют для вас на сцене в свадебных нарядах, при этом обнажаются для первой брачной ночи - до полной наготы, как невеста кузнеца Вакулы спала.
  Удовольствие стоит шесть тысяч рублей.
  - Интересно, но на сцене - далеко, да и трех невест для столь серьёзного выбора - мало.
  Проклинаю танец невест!
  Неужели, я сегодня не найду ту, единственную, что озарит чистым светом мою радостную жизнь?
  - В течение одного часа без остановки на вашем столе танцуют девушки, полностью обнажаясь по рецепту Афродиты.
  Если на сцене проходит шоу, то между выходами девушек на стол могут быть небольшие, как птичка кулик, перерывы.
  Контакт исключен, но возможен за отдельную плату.
  Одиннадцать тысяч рублей за час танцев ваших невест.
  - Спасибо, вы очень добры ко мне! - Вася Добров поднялся, поправил рубашку и ремень, будто только что выпорол ремнем старшего сержанта Иванова: - Я перейду на второй этаж, за столик, потому что на первом этаже, если девушки залезут на мой столик - как-то неэтично по отношению к другим посетителям кафе, словно я им в душу плевал.
  В клубе "Облака" я поступил дурно с кавказской свадьбой, поэтому ошибка не повторится, как песня, что под пятой проклятия.
  Проклинаю час танцев девушек!
  Оформите мне его и подайте на второй этаж с едой.
  Вася Добров поднялся на второй этаж, наблюдал свысока, подобно гордому орлу, взирающему в долину, на сцену, где происходило все по схеме: танцуем, поем, в конце выступления полное и безоговорочное раздевание.
  Справа от Васи Доброва на сцене гоу-гоу девушки раздвигали ноги, показывали сценки, трудились не за страх, а за совесть простой красавицы из русской глубинки.
  Одна девушка из ревностного труда слишком сильно задрала ножки, покачнулась и со всего ужаса, словно таракан или паук, размахивая конечностями, полетела вниз.
  Мужчины с интересом взирали - что дальше произойдет - разобьется или выживет.
  Гибкая артистка левой рукой удержалась за стол, а правой - за ножку стула, как гиббон.
  Профессионалка, она превратила падение в часть шоу, и улыбка скрыла гримасу боли.
  На полу девушка встала на "мостик", а затем снова полезла на подиум за чудесами.
  С салатом "Цезарь" на стол подошла первая девушка танцовщица, будто прогуливалась по Хорошевскому шоссе, а теперь у неё возникла необходимость танцевать.
  Музыка, песни, интриги и танцы.
  Девушка с короткой стрижкой не впечатлила Васю Доброва ни красотой, ни гибкостью, ни умом, ни видами на будущее.
  Она - молоденькая, красивая, но нет, по мнению Васи Доброва, в ней заряда, что слился бы в едином звуке с зарядом его.
  Одиннадцать девушек прошли под задумчивое жевание Васи Доброва, под его испытующим взглядом, но ни одна не стала невестой.
  - Я подбираю в вашем клубе себе невесту по красоте и по духу, - Вася Добров остановил последнюю танцовщицу, взял её за руку - другой одежды, кроме своих конечностей и туфель на девушке нет. - Может быть, вам покажется странным, что я выбрал стриптиз клуб для знакомства с будущей женой, но я не виноват, во всем видны происки Судьбы.
  Присядьте, девушка, я покупаю ваше внимание на час, оно, как я понимаю, стоит четыре тысячи рублей, словно мягкий стул в магазине Икея. - Вася Добров улыбнулся далекому, а девушка слушала его с раскрытым, как бабушкин сундук, ртом.
  Вася Добров казался ей Принцем на Белом коне, потому что столь необыкновенен он в желании найти невесту в стриптиз клубе.
  "Вот он, настоящий мужчина, хотя ещё очень молодой, но богатый.
  Он плюет с высоты своих денег на предрассудки, выбирает девушку из любой публики: пусть из бедных, пусть из низких профессий, например - стриптизерка, но он знает свою цель и верит в то, что настоящая девушка - бриллиант, но нужно этот бриллиант откопать в мусорной куче на свалке в Кучино.
  Выбери меня, Принц!"
  - Проклинаю вас! - Вася Добров сказал без выражения, как часто проклинал, и девушка подумала, что ослышалась под звуки якобы эротической музыки: - Я видел, что официантка едва сдерживается, чтобы не наговорила мне грубости, когда я сказал, что она для меня старая в двадцать три её года.
  Но, если я не окажусь честным перед лицом своей невесты сейчас, то, как я посмотрю ей в глаза через двадцать пять лет на золотой свадьбе...
  - На серебряной, - стриптизерка выдохнула в восторге.
  - А? Что?
  - Двадцать пять лет супружества - серебряная свадьба, а золотая - в пятьдесят лет совместной жизни.
  - Проклинаю свадьбу! - Вася Добров щёлкнул пальцами, подозвал официантку официально обнаженную и предложил своей подруге на час: - Что вы покушаете и выпьете, моя собеседница без одежды?
  - "Бурлеск" от шефа, супчик гаспачо, филе-миньон бычка "пацан", овощной рататуй, снековое ассорти "бурлеск", бутылку вдова Клико - гранд даме брют - можно?
  - Можно всё! Проклинаю шампанское вдова Клико брют! - Вася Добров взирал на девушку с жалостью - так папаша смотрит на дочку, только что откинувшуюся с зоны и отсидевшую за изнасилование трех паралимпийцев. - Не проиграю, если скажу, что вы заказали самое дорогое из меню.
  Так поступают все девушки в ресторане, а невеста или жена закажет иное - то, что ей нравится, по вкусу и не так дорого, тем более, что вы - худенькая, и ваш животик выпрет после съеденного и выпитого, как у щенка породы чихуахуа.
  Но дело ваше - кушайте, пейте, голодная!
  Проклинаю еду и питьё, а я расскажу вам, потому что хорошая слушательница без трусов заслуживает больших денег на угощение.
  Я выбираю невесту среди обнаженных девушек, потому что в обнаженности не скроются дурные болезни, складки, неприятности на теле женщины, неприглядности, что на один раз, на месяц или при редких встречах не разозлят мужчину, но, если видеть их ежедневно, то приведут в уныние, сродни унынию комику, которого трудно рассмешить.
  Родинка на ягодице жены через двадцать лет совместной жизни превратится в остров раздора.
  Вот почему я ищу девушку с гладкой кожей, безупречным лицом, чистыми половыми губами и глубоким внутренним миром истинной гегельянки.
  Как отражается внешний вид на ум, и ум на внешний вид?
  Очень просто, словно вы читаете книгу с картинками.
  Лицо - не только зеркало, но оно и вход в другое измерение, впрочем, и влагалище - вход в иной Мир.
  Два года назад я проходил тестирование - проклинаю тестирование - в закрытой лаборатории ФСБ, где используют экстрасенсорные способности человека.
  Меня просили двигать предметы усилием мысли - но мысль моя не давила на предметы, а легкая, словно облачко или свет, который отражается от ваших грудей.
  Ничего я не показал особенного, даже самому обидно.
  Экстрасенсы разводили руками, колдуньи плевали в меня, колдуны хохотали и показывали пальцем, словно я - майский шест вокруг которого танцуют стриптизерши.
  Так я ушел с тестирования, но в коридоре меня догнала женщина с проницательными мудрыми очами, похожими на жерла вулканов.
  Она взяла мою руку, долго держала в своих ладонях, а затем произнесла:
  "Пустота, Вася, пустота, как в сгоревшей бане!
  Что и удивительно, потому в каждом человеке присутствует дар - пусть не особый, не исключительный, но какой-нибудь да заваляется, как в кармане старого отцовского пиджака с заплатками на рукавах.
  Одни рисуют лучше других, другие поют лучше других, третьи - в математике, четвертые - в медицине, пятые - в точных науках.
  Каждый человек - индивидуальность на генном уровне и ниже пояса.
  Но той пустоты, что я вижу в тебе, я ещё никогда не видела, словно я слепая, а не самая крутая экстрасенша ФСБ.
  Может быть, в твоей пустоте кроется пустота твоих проклятий?
  Не знаю, Вася Добров, ох, не знаю!
  Если бы мне Судьба скинула тридцать лет, то я стала бы твоей любовницей, а так - мне стыдно.
  Но на прощание, чтобы наш разговор не прошёл даром, не канул в сортирную яму, я открою тебе секрет девичьих лиц.
  Девушка, что самодостаточная и мудрая по природе, всегда красивая, как король Солнце или король Олень.
  Лицо её отражает внутренний свет ума, а заказывает она в ресторане только то, что хочет.
  Также девушка и одевается, также и женихов выбирает, но, как только выберет жениха, так станет ему родная навеки, словно лебедь белая.
  В одном из своих проявлений умная красивая девушка имеет определенные философские предпосылки и основы, которые выражаются в движениях бровей, уголков губ, ноздрей.
  Вместе с тем противопоставление синхронии диахронии, установка на анализ девушки, как личности, как танцовщицы без трусов, самой в себе, в отвлечении от мужчины достаточно красноречиво свидетельствует о том, что в рамках одного стриптиз клуба тело девушки может изменяться во времени и пространстве, как волосы Горгоны Медузы".
  Проклинаю Горгону Медузу!
  Проклинаю синхронию и проклинаю диахронию! - Вася Добров уронил голову на руки, но тут же поднял, потому что за шоу заплачено втройне. - Совет знающей экстрасенши занозой вошел в мой мозжечок и свербит там, свербит, словно сверчок на шестке.
  Смотрю я на тебя, красивая, гибкая, но не вижу того, о чем мне говорила экстрасенша.
  Помоги мне, помоги! Я дам денег!
  - Я бы и без денег помогла, - обнаженная стриптизерша отхлебнула шампанского из горлышка бутылки (двадцать пять тысяч рублей за бутылку), в уголке её правого глаза бриллиантом упала слезинка сочувствия и понимания - так белочка плачет над безвременно ушедшим орешком: - Но законы стриптиз бизнеса - суровы, меня осудят и поставят на деньги, если я войду в твою жизнь помощницей бесплатно, словно ты не богач, а - бедняк.
  Возьму по самой маленькой расценке за помощь - восемнадцать тысяч рублей на бочку!
  - Проклинаю восемнадцать тысяч рублей! - Вася Добров с готовностью заплатил, и девушка засунула деньги куда-то в себя.
  - Жила моя семья бедно, можно сказать - впроголодь - так живут вегетарианцы.
  Ничего слаще морковки я в детстве не кушала, и когда пришло время в пять лет отдавать меня в работный дом, я с огромной радостью выпорхнула из семьи, где папа живет с собакой, а мама пьет с грузчиками.
  Из работного дома меня сразу продали в балетную школу при Большом театре в Москве.
  Только кажется со стороны, что в большой балет попасть трудно, словно в Цирк, где слоны разговаривают.
  Большой стране нужны большие балерины, постоянно нужны, как солдаты красоты.
  Нас штампуют, нас заставляли плясать на сцене, потрясать икрами, изгибать спины, а потом фотографировали обнаженных на улицах столицы, в раздевалке, в гимнастическом зале.
  После каждого выступления нас везли на оргию с важными людьми, похожими на пингвинов в Африке.
  Всего и не перескажу интересного, занимательного, но трудного, потому что - почетного.
  За каждую провинность нас отправляли чистить картошку в буфет, где тараканы и усатые дяденьки, что страшнее тараканов.
  Например, Светочка в алонже вовремя не распрямила закругленные руки - два наряда вне очереди получила.
  Я в сисоне томбе упала - всю ночь простояла на коленях на горохе.
  Наталья в пуантэ ударила ножкой балерона Газманова - её за руки подвесили в раздевалке на час на потеху посетителям театра.
  Сложная наша жизнь, ах, сложная.
  Однажды, когда я уронила балерона - у нас принято - балерун, но я говорю - балерон - Арсения Козловского, меня хотели распять на сцене.
  Но я давно готовилась к побегу из театра, в новую жизнь, на вольные хлеба, где сосиськи и колбаса докторская.
  Когда вор готовится к ограблению дома, где живет собака, он заранее подкармливает пса, чтобы он не лаял.
  Я же приручила двух охранников Петю и Гоги, и спала с ним, словно собак кормила.
  - Ты спала с охранниками? - Вася Добров встрепенулся белым облаком. Глаза его грозно сверкали. Пальцы тискали рюмку, как фею: - Безнравственно девушке до свадьбы честь потерять.
  Береги честь смолоду.
  Проклинаю охранника Петю!
  Проклинаю охранника Гоги!
  Проклинаю бокал в моих руках.
  - Честь в наше время вошла в моду, - стриптизерша согласно кивнула отточенной в балете головкой, как у кузнечика. - На Курской за десять тысяч рублей девственную плеву восстанавливают с гарантией - жених не заметит подделки.
  Наши девушки все по несколько раз себе целки вшивали, надо бы на молнии...
  Я сама постоянно хожу на восстановление девственной плевы, у меня даже абонемент со скидкой на операцию.
  - Проклинаю операцию!
  Проклинаю девственную плеву искусственную!
  - Проклятье проклятью рознь, - полупьяненькая девушка запустила руку в сложный дорогой салат, из которого смотрели чьи-то мелкие убиенные очи. - Я остановилась на Пете и Гоги несуразных.
  Жадные они, использовали меня бесплатно и называли половой акт любовью, а за любовь деньги не платят.
  За месяц до побега я украла в буфете театра ложку с монограммой Царского дома, а в своей гримерке затачивала ложку до остроты пики.
  ОГОГО! Ручки мои слабеньки, но - вжик, вжик, вжик - заточила за неделю.
  Пика острая - любое жирное брюхо пробьет, любой корсет культуриста вздернет.
  Убежала я, когда за мной гнались из-за дурака балерона, он всё равно - гей.
  Через слуховое окно вылезла на внутреннюю стоянку, к Пете и Гоги - друзьям побратимам, потому что Гоги из Грузии, а Петя из Украины, а Грузия и Украина дружат.
  Пикой - цах-цах и Петю и Гоги порешила. - Девушка шутливо ткнула пальчиком, словно пикой в левое среднее ребро (Вася Добров подавился текилой). - А что - дорогу в жизнь прокладывают по трупам - так всегда!
  После Большого Театра я поступила в стриптиз клуб "Бурлеск", и в восторге от отражения себя в зеркалах.
  Но, веришь, ли, Принц, - девушка погладила Васю Доброва по голове, интимно положила руку ему на колено - будет ли продолжение банкета за деньги, но Вася Добров целомудренно убрал руку стриптизерши, потому что девушка не его мечты. - Каждое полнолуние ночью я тайно пробираюсь на задний двор Большого Академического театра России и минут двадцать, невидимая в темноте, потому что стриптизерши освоили искусство невидимок не хуже ниндзя - я нюхаю воздух там, где убила Петю и Гоги.
  Иногда смутные тени окружают меня - тени убитых во все времена охранников, а их много, больше, чем школьников в Томской школе.
  Тени безмолвствуют, но от них исходит запах другого мира, запах тлена.
  Они ходят и трогают меня беспалыми незримыми духовными руками, а я нюхаю чужой мир, где зубовный скрежет и сера.
  И так повторяется, и пока я живу, я повторю нюханье вновь и вновь.
  - Проклинаю твоё нюханье! - глаза Васи Доброва горели свежими яблоками на снегу. - Но при чем здесь помощь, за которую я заплатил тебе восемнадцать тысяч рублей, будто с лесопилки вез дрова.
  Либо танцуй за восемнадцать тысяч, либо деньги возвращай, любимая.
  Проклинаю твой танец!
  - Не проклинай проклятую, - стриптизерша погрозила пальчиком, - а называй меня - Эльза.
  - Проклинаю имя Эльза! Настоящее имя твое как, стриптизерша?
  Не Эльзой же тебя нарекли русские родители, что любили водку пуще гороха с салом.
  - Моё имя по паспорту - Эльба! До встречи на Эльбе! - Эльба вспорхнула и захохотала до дрожи в коленочках, что так плотно стоят на каблучках и костях ниже бедер: - Пошутила я, пошутила, что до встречи!
  У нас ещё двадцать пять минут оплаченного времени беседы, так что душевные качества мы не растерям, умники.
  Эльба улетела, оставила после себя тень, и, когда Вася Добров пришёл в сознание, то девушка уже вернулась, сидела перед открытым ноутбуком и стучала по клавишам - так цыган стучит по лбу медведя, чтобы просыпался, потому что на ярмарку пора.
  "Мишка, покажи, как городничий пузатый ходит!"
  - Я - откуда - мой секрет - наберу тебе невест, ты найдешь самую-самую для себя по фото, затем мы десять девушек пригласим сюда, к нам на смотрины.
  Ради любви к твоей доброте я поделюсь секретами нашего клуба, и ты выберешь невесту так, как цари выбирали цариц.
  Смотри, красавчик, которая тебе по вкусу? - Эльба пододвинула ноутбук, присела на колени Васе, но не из-за игривости, отнюдь не от эротики, а из-за удобства.
  - Проклинаю ноутбук, - Вася Добров водил курсором, переводил стрелку с фотографии на фотографию. - Они точно, все девственницы?
  - Стопроцентные!
  - Тогда я на смотрины выбираю, выбираю... - Вася Добров смахнул пот со лба.
  Он выбирал сорок минут, оплатил добавочное время с Эльбой - куда же теперь без неё?
  Наконец, отметил галочкой трёх девушек, словно три тополя на Плющихе сломал: - Все три мне подходят, теперь бы их душевные качества я выяснил с удовольствием.
  - Почему всего три? Так мало! - Эльба отхлебнула супчика, а затем налила его в бокал с шампанским. - Впрочем, три - магическое число, потому что у Змея Горыныча три головы.
  Аллё! Оксана? Тебе жених нашелся, богатый, да. - Эльба кушала и звонила одновременно - так солдаты пляшут и воюют в горах. Она заслонила трубку рукой и спросила шепотом (от которого девушки в приватных комнатках вздрогнули). - Невеста... кандидатка спрашивает, сколько денег ты положишь на её содержание, как жены.
  - Проклинаю жену! Проклинаю Оксану! Если она мне подойдет, то тысяча долларов в день, плюс турпоездки, кафе, непредвиденные расходы.
  Но не больше, я не офигительный богач, а простой московский парень с хрустально чистой душой.
  - Тысячу долларов в день, и ещё - поездки и другие мелочи, - Эльба сообщила в трубку, снова закрыла её рукой с тремя перстнями на каждом пальце, словно противовес купила ногтям: - Оксаночка передает, что очень обидно, что нет у неё ракеты, иначе прилетела бы сразу, даже не одевалась бы после ванны.
  И ещё сказала, чтобы я охраняла тебя, как волшебника Изумрудного города.
  Если тебя захотят похитить, то она взорвет всех с потрохами.
  - Проклинаю потроха!
  Проклинаю ракеты! - Вася Добров отключился на время, любовался искусством стриптизерок на сцене, выискивал в танцах обнаженных и полуобнаженных девушек культуру человеческих взаимоотношений.
  Эльба договорилась со всеми невестами, и теперь ждала вместе с Васей, потому что взяла на себя почетную обязанность помощницы жениха.
  Она заказала двести пятьдесят Мартеля и искоса поглядывала на Василия Доброва - не прогневается ли за столь дорогой заказ?
  Вася Добров лишь кивнул официантке, добавил к Мартелю чипсы и сказал:
  - Проклинаю тебя, официантка!
  - Уже проклинали! - обнаженная официантка за радостью чаевых и шикарного заказа приняла бы любое проклятие.
  - Проклинаю официантку!
  Проклинаю Мартель!
  
  Почти одновременно - наверно в одном такси гнали - прибыли три невесты.
  Длинноволосые красавицы (Эльба позавидовала длинным волосам невест, но она же не невеста. Раньше надо было волосы отращивать - Рапуцентраль!) чинно присели к Васе Доброву, и к его огромному восторгу заказали изысканно, но не по максимальной цене.
  Возможно, что Эльба, пока Вася Добров задумчиво качал головой над танцами десяти пышных девушек, проинструктировала невест.
  - Здравствуйте девушки! - Вася Добров церемонно поцеловал каждой ручку, словно пыль сдувал с золотых монет. - Как я понял из ваших анкет - вы все - восемнадцатилетние девственницы, что не противоречит закону.
  - Да!
  - Да!
  - Да, конечно - да!
  - Проклинаю восемнадцатилетних девственниц.
  - Что? - девушка в легком сарафанчике вскинула брови домиком. - Проклинаете восемнадцатилетних девственниц?
  Вы, юноша - оригинал!
  - Ваше имя как? - Вася Добров приподнял юбку девушки, что назвала его оригиналом: - Без трусиков пришли - вот оригинально!
  - Наталья!
  - Очень приятно, Наталья! Проклинаю вас, Наталья! - Вася Добров обернулся к другой девушке, не смотрел даже на реакцию Натальи на свои слова: - Вас как зовут?
  Помните, мне нужны имена, а не погоняла и не клички!
  - Оксана из Чернигова!
  - Та самая Оксана, что говорила о ракете?
  - Да, и у меня тоже нет трусиков, пусть некоторые не задаются своей оригинальностью! - Оксана привстала за столиком, подняла юбку - сверкнул лобок, чистый, словно его шлифовали пемзой.
  - Проклинаю тебя, Оксана! - Вася Добров встал, плюнул под стол, снова сел и мило улыбнулся Оксане: - Очень приятно, Оксана! И вы, прелестная Несмеяна? - взгляд на третью девушку: - Как вас зовут?
  - Я - Ольга из Новой Каховки Украина, и никакой Чернигов мне не указ!
  Трусы ношу, но, если надо - сниму! Вот так-такушеньки! - Ольга ловко, словно опытная стриптизерша, сняла под юбкой трусики, прокрутила над головой, будто вертится лопасть вертолета МИ.
  - Девушка! В нашем заведении запрещено составлять конкуренцию артисткам, - к столику подбежал менеджер по продажам в зеленых щегольских трико. Усики его стояли франтовскими полосками. Холеное чистое лицо излучало добродетель: - Если каждая приходящая девушка снимет трусы, то наши артистки останутся без работы и без зарплаты, подобно украинским и французским рабочим.
  А дома их денег ждут парализованные бабушки, маразматические дедушки, мужья-пропойцы и дети-интернатовцы. - Менеджер сделал скорбное лицо похоронного мальчика.
  Его взгляд упал на бутылку из-под шампанского "Вдова Клико Гранд", и менеджер тут же сменит мнение на противоположное - не прогоняют и не осуждают баб богатых клиентов. - Я вижу, вы широко гуляете, девушки и молодой важный господин.
  Продолжайте, продолжайте, можете воспользоваться нашей стойкой гоу-гоу и приватными комнатами с мягкими подушками и нарумяненными щеками нарисованных балерин.
  Менеджер ушел, оставил облако легкого недоумения у трех невест, которые не поняли его смену ночного настроения.
  - Проклинаю трусы! Девушки, вас тоже проклинаю ещё раз!
  Мне нужна невеста, но с человеческим достоинством, с человеческим лицом и непонятными для меня пока, характеристиками.
  Вы все - куски мяса с интеллектом, как и я, поэтому выбор в пользу создания семьи - здоровой ячейки общества - сложен, подобен дороге из гвоздей.
  Проклинаю гвозди!
  Вы...
  - Я! - Эльба, потому что ближе (на коленях Васи Доброва) шепнула ему в ухо: - Сейчас начнется основная программа выбора невест, которую я организовала по своей доброте. - Скажи, чтобы девушки пили и гуляли, тебя ждали, а мы уйдем на неопределенное время, как Кай и Герда!
  - Проклинаю Кая!
  Проклинаю девушку Герду!
  Красавицы, - Вася Добров снял с себя (с коленей) Эльбу: - Мы скоро вернемся, а вы пока побеседуйте, решите, может быть, выберете достойную, по чести, по совести сами поймете, кто из вас лучшая для меня жена.
  
  Эльба тащила за собой Васю Доброва, но не в приватную комнату (Вася Добров думал, что в приватную, и готов был уже выразить гнев, что при столь серьёзном деле - выборе невесты, Эльба шалит), но дальше, по коридорам, за кухню, за гримерку, за пыльные ящики и масляные стены.
  - Я установила под столом записывающую шпионскую аппаратуру, сверху на невест смотрят камеры. - Эльба поежилась: - Напрасно я не накинула свою норковую шубку, теперь в катакомбах пизда промерзнет, словно в чуме.
  Ладно, отогрею коньяком и безумными танцами на столе.
  - Проклинаю безумные танцы! С камерами и прослушкой ты умно придумала, Эльба! - Вася Добров похвалил, но тут же проклял. - Проклинаю твои задумки!
  Зачем же мы уходим далеко, если можем подслушать и подсмотреть, например, из гримерки.
  - По конвенции феодально-абсолютистского строя Германии всякое прослушивание невест запрещено под страхом кастрации, - Эльба ногой открыла дверь в подвал, сломала каблук, выматерилась, словно стриптизерка на шхуне. - Если нас застукают за подглядыванием и прослушиванием, то накажут, а наказаний я боюсь под страхом смерти.
  Но тут недалеко комнатка, мы с девчонками её тайно оборудовали, снимаем клиентов, а затем их шантажируем, словно на берегу Тихого океана в гей-параде.
  - Проклинаю шантаж! Разве сейчас мужчины боятся, что их застукают в компании продажных девушек, которые виляют ягодицами, поднимают ноги и кладут ладонь на свою волосатую промежность?
  Кто же заплатит за компрометирующий материал?
  Проклинаю материалы!
  - Много не платят, но тысячи две дают за веселые картинки! - Эльба погрустнела, указала на дубовую дверь со старинным замком: - За этой дверью мы волосы на лобке бреем и складываем в чаны, не выкидываем - традиция.
  Однажды я так порезала половые губы, что бежала, а за мной - море крови.
  Мужчинам нравилось, они думали, что я неосторожно лишила себя девственности.
  О! Крыса! Смотри - здоровенная свинья!
  Наверно, дигерами питается.
  Они ищут библиотеку Ивана Грозного, а крысы ищут их.
  Говорят, что крысы интеллектуальнее людей?
  - Проклинаю интеллект! Проклинаю людей! От интеллекта все беды.
  Однажды я дружил с крысой, обыкновенным пасюком - фамилия украинская.
  Умный пасюк, когда я его носил за пазухой, он не гадил, не испражнялся, а терпел до клетки.
  В клетке он мочился пожарной струей, даже дно клетки проедало, словно уксусом, и воняло соответственно.
  Но умный, Пашкой я его звал, в честь Павла Корчагина.
  Смотрит на меня Пашка, а в глаза мелькают далекие звезды Космоса.
  Открывает Пашка рот, а во рту - честь и хвала, Космос безбрежный и бездонный.
  Если интеллект крысы зависит от размера, то мы только что видели академика крыс.
  Проклинаю академиков!
  Проклинаю крыс!
  - В бункере мы с девками бухаем по праздникам, - Эльба перескочила с темы интеллекта крыс на своё, на девичье, как прокладки в огне. - Наверху хлещем дорогое бухло, а внизу - дешевое пойло.
  Пиво "Жигулевское" в сто раз ароматнее "Хейнекена", а водка "Старая Москва" вкуснее текилы из агавы.
  Но так принято, чтобы красивые девушки любили дорогое, а дешевое пойло - удел революционеров.
  Я не согласна и требую равноправия!
  Хочу Портвейн три семерки, пиво Балтика девятка!
  - Проклинаю Балтику!
  Проклинаю три семерки!
  Я закажу тебе дешевое пиво, Эльба, ты заслужила!
  Проклинаю твою заслугу!
  - Мы пришли, осторожно, не наступи в какашки - их здесь море! - Эльба розовыми пяточками пробежала по подозрительной, потому что - бурая, а бурое - всегда подозрительное, жиже. - Не обращай внимания на захламленность, как в Нижнем Новгороде на ярмарке.
  Мы же пришли за подслушиванием и подсматриванием.
  Обожаю подслушивать и подсматривать: человек думает, что он один, совершает то, что не осмелился бы на людях, и не знают, что за ним наблюдают с неусыпным любопытством - так кошка часами наблюдает за мышкой в мышеловке.
  
  В комнате Вася Добров сначала долго рассматривал трусики, лифчики, другие предметы женского интима, и не узнавал некоторые тряпочки с блесточками.
  - Проклинаю женские трусы! А что это за блески на тряпке?
  - Напиздник! - Эльба скинула с монитора прозрачную юбку: - Блин, не высохла, - но вспомнила, что она - красивая грациозная загадочная девушка, поэтому округлила глазки, вытянула губки дудочкой: - СЮ-СЮ-СЮ!
  Твои невесты, наверно, много наговорили, пока мы шли, но у нас останется в записи, а сейчас вживую их подловим, словно рыбку на мелководье.
  По моим женским понятиям, пока мы отсутствовали, они жрали и пили, почесывались, так что, полагаю, что ничего интересного мы не пропустили, словно купались нагишом в серной кислоте.
  Эльба смахнула с кресла банки с вареньем и пачки презервативов, подтолкнуло кресло под ягодицы Васи Доброва.
  Вася Добров присел к монитору ("Проклинаю тебя, монитор!"), смотрел, слушал, потому что в этот миг решал свою судьбу, а так как Судьба одного человека часто влияет на всё Человечество в целом, то решал Судьбу всего человечества: кого же выберет из трех в жены.
  Судьба не возражала бы, если Вася Добров выбрал сразу трех, или двух жен.
  Не имело бы для Судьбы судьбоносного решения, если Вася Добров без рулетки указал с закрытыми глазами на любую девушку, но для него выбор выше Солнце.
  Девушки за столиком (и на экране) сидели смирно и тихо - столько-то времени.
  Наташа с напускным равнодушием смотрела по сторонам, будто выискивала на огороде новую тыкву.
  Но ноздри её трепетали, когда она бросала быстрый взгляд на танцующих на столе девушек и важных господ, что стучали себя ладонями по карманам, краснели и говорили с ужимками диких обезьян:
  "Куда же я засунул деньги?"
  Оксана перегнулась и облизывала взглядом сцену на первом этаже, откуда слышался визг и пионерское (лжепионерское) бормотание - шёл очередной номер с раздеваниями, красивым блеском и топаньем ног в туфлях на высоких каблуках.
  Оксана нарочно так наклонила прекрасное туловище, чтобы юбка задралась, и господа, которые ещё не приняли решение по поводу дам, смогли наблюдать её обнаженные ягодицы в форме серпа и молота.
  Но господа уже очарованы своими купленными дамами, поэтому на конфликт не шли - незачем брать чужое, когда на свое денег не хватает.
  Дедушка в черном пиджаке, белой рубашке, вельветовых коричневых полосатых штанах, розовых туфлях и с седыми усами французского любителя гондольеров проходил мимо ягодиц Оксаны и с негодованием, или отеческой заботой поправил юбку на девушке так, что скрыл голую попу.
  Оксана присела на попу и диванчик, гневно взмахнула руками, выражала протест против всех и всего, но тут подбежала расторопная официантка - она мстила Васе Доброву всего лишь за одну фразу "Ты в двадцать три года старая для меня".
  - Что ЕЩЁ заказываем, девушки? - официантка освещала улыбкой даже то, что не освещаемо в приличном месте.
  - Не что, а за чей счет, - после некоторого раздумья Наталья посмотрела на подруг-конкуренток.
  При заказе - все подруги, при дележе жениха - конкурентки.
  - Наш мужчина... ээээ.... Как его... платит... - Оксана с вопросом-утверждением подняла очи на официантку: - Вы красивая!
  Много зарабатываете без трусов и на побегушках?
  - Спасибо за комплимент! - официантка поймала улыбку. - Зарабатываю разные деньги в зависимости от клиентов и их девушек.
  Сейчас вы закажите ЗА СЧЕТ ВАШЕГО МУЖЧИНЫ, и мне ещё денежек перепадет, словно я нашла золотой слиток.
  - Тогда я беру, беру... - Оксана пользовалась добротой момента, торопливо, чтобы еда не убежала. - Салат "Мальчишник". ХА-ХА-ХА-ХА!
  Обожаю мальчишники!
  Смешное название, но содержание соответствует цене: куриная печень хорошо прожаренная в миксе с шампиньонами и салатом микс, украшенная помидорчиками черри и заправленная бальзамическим соусом.
  - Ой! - Наташа приложила ручки к губам. Познания в медицине испортили на миг ей аппетит. - Бальзамический соус это то, во что покойников погружают при бальзамировании?
  - Пожалуй, название соуса неудачное, - официантка переступала с ноги на ногу, хотела в туалет по малой нужде, но эти капуши всегда так долго выбирают, проститутки! - Но салат - потрясающий, - и добавила для укрепления позиций, - и дорогой.
  - Нет, мне без бальзамирования! - Наташа надула губки, чуть приспустила лямочку, чтобы небольшая грудь засветила. - А есть у вас салат с тигровыми креветками, рыбкой, спаржей, морковью, помидорчиками, оливковым маслом?
  - Вы угадали - "бурлеск от шефа", самый дорогой наш салатик.
  - Без бальзамического соуса? - Наташа проявляла партизанскую осторожность, словно шла по полю, усеянному мисками с бальзамическим соусом.
  - Без бальзамического соуса, - официантка с высоты своих двадцати трех лет соврала восемнадцатилетней девушке по другую сторону баррикад: "Бросят тебя твои хахали, тогда пойдешь в официантки и не так ещё запоешь, цыпочка".
  - А мне, а мне ещё, - Оксана потирала ладошки, рвала меню, словно щенок рвет детскую мягкую игрушку "Белка", - тар-тар из лосося - лосось, авокадо с приправой и соусом от шефа.
  ХА-ХА-ХА-ХА!
  Что ещё за соус от шефа? Евойный соус? ХА-ХА-ХА!
  Пусть будет соус от шефа!
  И ещё, - Оксана не давала подружкам свободы слова - так в парламенте США зажимают рты белому меньшинству. - Факачо с сыром и чесноком. ХМ! Факачо! Если не съем, то хоть посмотрю на него... Супчик минестроне, каре ягненка на гриле, клаб сэндвич с лососем - на обратную дорогу.
  Пить буду, пить буду... Абсент - три по сорок миллилитров, Каберне Совиньон Розе вино чилийское, кальвадос - полбутылки.
  - Шампанское "Вдова Клико ля Гранде даме брют" не желаете? Дорогое! - Официантка щелкнула пальчиком по бутылке Эльбы с недопитым шампанским.
  - Нет! Кислятину пусть бабы хилые пьют! - Оксана засмеялась, похлопала себя по левой груди. - В шампанском газы, от него пучит, и голова болит, а нам ещё с женихом изъясняться на тему любви.
  (- Проклинаю женихов! - Вася Добров за монитором воскликнул (Эльба, как всякая девушка по вызову, словно солдат, использовала любое свободное время - тем более оплаченное - для сна. Она спала на надувном матрасе, задрала ноги к плафону на стене, будто выколачивала из него пятками мазурку.) - Почему они о деле не говорят, а наедаются, красавицы?
  Бедность - порок!
  Когда напьются, наедятся, когда им похоть в головы ударит, тогда, разговорятся, и я узнаю всё, что закодировано в их генах и зашито в мозговых извилинах.)
  - Мне того же самого, что и ей, - Наташа указала пальчиком на Оксану, опасалась, что официантка растает, или ядерный гриб прервет заказ. Подумала, и, потому что настоящая девушка, добавила: Тоже самое, но вдвойне! Что не съем - нам с женихом завернете с собой!
  "Гадина! Обошла меня на повороте, Шумахер! Хорошо, что жених не видит её маленькую победу!" - Оксана молча вспыхнула пионерским костром, которому позавидовали бы инквизиторы.
  Жених все видел и слышал, но не придавал девичьим бредням особого сексуального значения: не девушки выбирают, а он - Царь Горы!
  - Вы сказали, чтобы я завернула с собой? - официантка покусывала карандашик добрыми зубками феи. - Вы меня берете за дополнительную плату после работы?
  Мои расценки...
  - Не с тобой, а со мной, это значит - с собой. - Наталья еще более неопределенно сказала, надула губки. - Третья - лишняя.
  - Так бы и сказали - "с нами", а не "с собой"! - Официантка полуобернулась к Ольге: - Вам тоже, что и вашим подружкам, но... втройне?
  - У меня отдельный заказ, - Ольга смотрела игриво, но хмуро - так национальынй гвардеец разглядывает опытного десантника под своим сапогом: - Как же я закажу столько непонятного, и, возможно, поэтому невкусного, если человеческий организм привык к родному, домашнему.
  Где родился, там и пригодился!
  Нельзя северным народам - финнам, гренландцам, эскимосам, чукчам, якутам, ненцам кушать баранину, бананы, виноград, телятину, свинину, груши, яблоки, апельсины, потому что эти продукты никогда не росли на Севере и оттого, непривычные, поэтому - вредные для неподготовленного организма.
  Также жители степей и равнин обязаны избегать морепродуктов.
  Организм не поймет креветку или живую устрицу, если организм вырос на Западно-Сибирской низменности или в Донецке.
  В моей деревне я наблюдала упадок.
  Ведущими факторами упадка я назову особый тип отношений между богатыми и бедными парнями.
  Бедные парни ходят в шлепанцах и шортах, а на деньги и рубахи у них нет денег, только - заначки на пиво.
  Парни едут к москалям и вынуждены продавать им свою рабочую силу.
  Прибыль, прибыль, а Родина страдает.
  Поэтому я заказываю салат "девственница" со свежими помидорчиками, свежими хрустящими огурчиками, красненькой редиской, петрушкой и укропом - всё родное, к этому с моего огорода организм давно привык и без вашего ресторана, где девушки задирают ноги выше головы, а у одной красотки, вроде посетительницы, ОТТУДА даже перхоть летела.
  К салатику - два прожаренных кусочка белого хрустящего хлеба - на костре с мальчишками хлеб поджаривали - насаживали на прутики, и в костёр из кизяков.
  Хлебушек пропитайте и добавьте помидорчики и лук.
  - Брускетта красненькая у нас называется ваш заказ, - официантка торжествовала: "После лука с женихом не особо поцелуешься!".
  - Нет! Мне красненькая не подходит! Мне только - жёлто-синее, потому жовто-синє - наше, украинское!
  Отмените хлебушек прожаренный.
  Огурчики из бочки соленые есть?
  - Маленькие соленые огурчики под водочку с девочками, из деревянной бочки.
  - А большие, смачные, мятые огурцы-семенники?
  - Не держим больших мятых огурцов!
  - Тогда сходите на рынок, купите и принесите мне!
  Что значит - не держим?
  Я плачу сто сорок пять рублей за двести грамм соленых огурцов, а вам лень - ладно, вы голая, так курьера пошлите за огурцами к бабкам у метро.
  - Ночь, курьеры тоже голые, бабки спят! - официантка посмотрела на пьяного джентльмена под соседним столом: "Валяется здесь, словно кур во щах. Нужно убрать его!"
  - Хорошо! Выберите из маленьких самые большие огурцы!
  Борщ?
  - Супчики - минестроне, гаспачо, супчик с цыпочками.
  - Разумеется! Разве москаль сварит настоящий украинский борщ?
  Гренки из черного хлеба жареные с чесноком в масле.
  ("После лука и чеснока от тебя жених шарахнется, словно от дохлой кошки на дороге в городе Люберцы")
  Мясо свиньи - шашлык из свинины.
  В ночном мы часто жарили шашлык, если, конечно, мясо заранее своровали у родителей.
  Картошку - пюре к мясу.
  И бутылку горилки.
  - Горилку не держим!
  - Без горилки и борща? Как же к вам мужики ходят?
  Тогда водку - но не русскую, не люблю москалей.
  Москали превратили нас в провинцию США.
  - Финскую, французскую водку?
  - Откуда у французов и финнов водка?
  У них же пшеница не растет - вруны!
  Несите водку москальскую, бутылку.
  Буду пить водку, и охаивать её.
  - Всё? Весь заказ?
  - Заказ-то весь, - Ольга не обращала внимания на усмешки подружек-конкуренток. - А ты из Москвы?
  - Из Москвы, - храбро соврала сибирячка официантка. Не различит клиентка из Украины сибирский акцент.
  - Тогда станцуй на столе стриптиз.
  Станцуй для меня, украинки.
  Вы, москалихи, нагибали меня, а теперь я отомщу за арест и заключение в тюрьму членов Верховной Рады, защитников майдана и просто хороших людей с Дерибасовской.
  Во всем видна рука Москвы.
  - Танец оплачивается наличными, две тысячи рублей сразу! - официантка отложила блокнотик в сторону, словно свою честь на полку отложила до лучших времен.
  "До чего я дошла, свободолюбивая!
  В пять лет мечтала стать знаменитой артисткой театра и кино, похожей на Балашову.
  В школьные годы боролась за успеваемость, а курила и пила тайком, чтобы взрослые не узнали, потому что алкоголь и сигареты - грех.
  Мне кажется, что отец и мать лупили меня за курево и пиво не потому что я организм отравляла и шла по наклонной плоскости, а - оттого, что от них убывали алкоголь и курево.
  Я раньше не позволяла парням ругаться матом в моем присутствии.
  И, если кавалер нарушил хоть одну заповедь джентльмена: не открыл мне дверь, не подал руку при выходе из общественного транспорта, ругнулся матом - то я сразу бросала его с негодованием, потому что - чистая и гордая, словно лебедь белая в снегах.
  Затем, после школы пошло стирание граней, и гордость перешла в рамки дозволенной гордости - так смертник уговаривает себя, что лучше умереть, чем жить.
  Начинала с немногого, а перешла все границы, словно батальон китайских пограничников численностью в миллиард рядовых.
  Нет, до этого момента я думала, что перешла все границы, но гордилась, обманывала себя, будто работа стриптизерки - на все услуги - почетная, важная и не менее постыдная, чем работа ткачихи на фабрике в Иваново.
  А теперь украинская националистка требует, чтобы я сплясала, но не ради эротики, а только потому что я - москалька!
  Иыых! Жизнь моя - коробка! - официантка протянула ладошку за деньгами.
  - Нет у меня двух тысяч москальских рублей! Откуда? - Ольга надула губы, даже в рвении показать себя лучше москалей почувствовала маленькое неудобство в области левой груди, будто гномик стучал молотком по сердцу. - Танец отменяется до лучших времен, когда Крым снова станет Украинским со всеми вытекающими для майдана последствиями.
  Официантка с облегчением кивнула головой и поплыла выполнять заказ на еду и питье, словно ворошила сено ржавой лопатой с золотым черенком.
  По дороге к бару она вспомнила, как прошлым летом ездила в село Фершампенуаз под Челябинском, где много автотранспортных средств.
  В Фершампенуаз семья будущей официантки-стриптизерши переехала давно, когда девочке исполнилось семь лет в обед.
  Она быстро нашла себе подруг и друзей, вошла в фершампенуазское общество легко, словно дерево в глину.
  Но лучшая подруга детства стриптизерки - Василиса Протопопова, жертва детства и юности, мечта каждой девочки, настоящая подружка.
  С Василисой Протопоповой будущая стриптизерка прошла всё и даже больше по сценарию драматического театра.
  Разлучила их только Москва - одна подруга поехала на Большую землю, а вторая - Василиса Протопопова - пробивала счастье в Фершампенуазе.
  Одна била красотой и домашними хлопотами, другая - танцами на столе в стриптиз клубе.
  К встрече стриптизерка готовила себя с ответственностью старшеклассницы перед первым свиданием с физруком.
  Она ставила себя на шесть ступенек выше Василисы Протопоповой, поэтому по-доброму не хотела огорчить подругу своим богатством, успехом, блеском и счастливой жизнью в Москве.
  Для Василисы Протопоповой официантка-стриптизерка собрала сумочку с духами "Поизон" от Диор, джинсами "Гант" за триста долларов и другой мелочью, столь необходимой девушке, чтобы её не вышвырнули из дорогого ночного клуба.
  Василиса Протопопова встретила подругу детства в свинарнике, словно намекала на связь городских со свиньями.
  Девушки радовались, кричали, плакали, обнимались (при этом модные шмотки стриптизерки покрылись толстым слоем свиного навоза).
  Стриптизерка одарила подругу, но Василиса Протопопова сказала, что и в Фершампенцуазе, и в Челябинске подобного добра - шанели, диоры, ливайсы, ганты - на рынке достаточно, словно в лучших торговых домах Нью-Йорка.
  А рядом - село Париж с миниатюрной Эйфелевой башней и черкасской колбасой, что вошла в книгу рекордов Гиннеса, так как в докторской вареной черкасской колбасе экспертиза не обнаружила ни миллиграмма мяса.
  Стриптизерка мягко уверяла, что в Фершампенуазе, в Челябинске, в селе Париж - китайские подделки мировых брендов.
  Василиса Протопопова в ответ хохотала, вытирала тыльной стороной левой руки (стриптизерка заметила на руке подруги детства наколку - моряк с рыбьим хвостом) личико и говорила, что всё в жизни ерунда, кроме крепкой девичьей дружбы.
  К двадцати двум годам Василиса Протопопова родила двух детей от законного супруга (которого взяла в мужья после гулянья и валянья с тремя женихами) Федора Крылова.
  Федор Крылов гостью не встретил, так как на сеновале дрых пьяный, но "Свой! Зато знаю, где он сейчас, а не по бабам и не по пивным шастает. Отоспится - и сразу за работу, чтобы передо мной оправдаться. У нас - не Москва - не разгуляешься", - Василиса грозила кулаком в небо.
  Стриптизерка с тоской подумала, что московские девушки не знают, где бродят их мужья и любовники, что делают в данный момент, с кем гуляют, что пьют.
  А в селе все на виду - не попрелюбодействуешь тайно, не напьешься втихаря.
  Она показывала подруге видео из своего ночного клуба, где радость, хохот, шампанское от восьми до двадцати пяти тысяч рублей за бутылку, и собираются сливки общества - богачи и весельчаки.
  Но Василиса Протопопова ответила кратко, словно отрубила кошке хвост:
  "Не понимаю я всего этого. Зачем оно? Хорошо ли это?"
  После встречи с подругой детства стриптизерка все чаще грустила - "А что я имею к двадцати трем годам? Съемная квартира в Москве. Бушная машина. Подозрительная работа. Женатые любовники. А дальше что? Пустота и бездна, откуда раздается мрачный хохот?".
  В раздумьях стриптизерка официантка не заметила на полу резвящегося клиента с артисткой Сонечкой Сахаровой, наступила клиенту на мошонку, не удержала равновесия и под визг мужчины и хохот других клиентов, грохнулась под барную стойку, словно в гроб ласточкой вошла.
  Сверху текло на неё пиво с запахом мочи, а она думала и думала, будто не под барной стойкой голая лежит, а читает лекцию на филологическом факультете МГУ, где все дороже, чем в ночном клубе:
  "Великий русский писатель и режиссер Василий Шукшин искал в своих произведениях счастье и смысл жизни человека.
  "А, есть ли он, праздник", - Василий Шукшин вопрошал от имени своего героя - положительного вора в законе.
  И ещё: "Может быть, предназначение человека в том, чтобы хлеб сажать, жить, растить детей и... всё?""
  Стриптизерка вылезла из-под стойки, передала заказ и побежала в душевую, где смывала пиво, запах страха и безысходности - так лягушка после долгой зимы в болоте слизывает с себя испражнения цапель.
  
  В это время Оксана в ожидании заказа говорила подругам-конкуренткам мягким речитативом, сложим по тембру напевами итальянских певцов кастратов.
  - Странный наш жених, будто его в детстве по голове пыльным мешком из-под кофе ударили (в подслушивающей комнатке Вася Добров скрипнул зубами: "Проклинаю пыльные мешки! Проклинаю кофе! Проклинаю странности женихов".).
  Проклинает всё подряд - ну чисто петух гамбургский.
  - Я ездила... меня возили в Гамбург на экскурсию, - Наташа похвасталась своей значимостью, сравнимой со стоимостью золотого запаса США. - В Гамбурге - все гомосексуалисты.
  Они ходят в клетчатых юбках, а под юбками не носят трусов.
  Когда девушка без трусиков - красиво, интригующе и почетно, как в Почетном легионе Франции.
  Но, когда мужчина - отвратительно, гадко, негигиенично и потусторонне.
  - Согласна с тобой, подруга, - Оксана посмотрела на танцующего мужчину без рубашки и засмеялась: - Давайте, девочки, кто бы сейчас из нас не получил проклинающего жениха в мужья, останемся подругами навек.
  Мужчины приходят и уходят, словно вода в унитазе, а женщины должны держаться друг дружку, потому что мы всегда друг дружке завидуем, ненавидим друг дружку, оттого и - одинокие лисицы.
  А иногда нужно, чтобы подруга подала стакан шампанского в постель.
  Наталья согласно кивнула аккуратной головкой, а Ольга подмигнула, и Оксана продолжала выигрышную партию:
  - То, что он проклинает - не так страшно.
  У богатых мужиков - множество причуд, как вшей на нищем.
  Чем мужчина беднее, тем он проще и человечнее, а чем богаче - тем дурее.
  Много у меня разных идиотов в постели прыгало: безногий миллионер, отец шести детей (не от меня) хвастал, что он паралимпийский чемпион, показывал свои культи и говорил, что без ног лучше, чем с ногами; шизофреник - наследник бумажной фабрики в Санкт-Петербурге - читал мне свои стихи и стихи поэтов золотого века - я потом в психушке лечилась; какаед - ну их вы все знаете.
  На фоне дураков НАШ жених - безобидный таракан на гусенице танка.
  Ну, проклинает, ну не нравится людям и мне, что проклинает, но не бьёт утюгом по макушке - за это ему большое спасибо.
  Я очень люблю рисовать картины, без живописи я умру.
  К искусству рисования и жениха подтяну, словно резинку от трусов.
  Деньги и картины, выставки моих работ и деньги.
  Я обожаю деньги, особенно золотые монеты любой чеканки, разных эпох и веса.
  Чем толще золотая монета, тем больше я её люблю.
  В детстве я смотрела сербский фильм: кругом голод, холод, нищета, раздор, да к тому же - наводнение сильнейшее с рыбами.
  Трактирщик влюблен в свою помощницу по хозяйству - справную блондинку с родинкой на правой груди.
  Вода окружила трактир, и трактирщик обезумел, как карась на сковородке.
  Его помощница разделась догола, хохочет, бегает от мужика - вот что значит школа кадрения и удержания у мужчины - а трактирщик кидает ей в пупок золотые дукаты.
  Девка хохочет, радуется, и кричит куриным голосочком:
  "Попадешь в пупок - я твоя!"
  Да куда ему попасть, если потные руки дрожат, словно весла, а глаза в разные стороны смотрят.
  Так все деньги и раскидал, но ничего не получил, хотя думаю, что получил больше, чем секс - ощущение, что он - настоящий мужчина с купеческими играми.
  Игра для мужчины важнее, чем результат игры.
  В детстве я лежала на сене и мечтала о том, что, когда вырасту, то своих женихов научу этой полезной игре - бросать золотые монеты мне на пупок - попал - я отдамся.
  Монеты разные, но все ценные, как жизнь человека с носом и руками.
  Особенно я люблю монеты с животными, например, соверен с Георгием Победоносцем - там лошадка и змей.
  Всё вычеканено, блестит, сверкает, душу радует.
  И наши выпустили Георгия Победоносца золотого, только наш змей более худой, голодал в Поволжье.
  Но золото русское - три девятки.
  Монета в двадцать франков французская тоже с животным - петухом.
  Французы любят петухов и считают себя петухами, потому что не понимают, что означает погоняло петух для русского человека.
  Но я бы приняла золотую монетку с петухом на живот - конечно, после совершеннолетия - так я мечтала.
  Тени мрачные бродят по стенам и по потолку сарая, пахнет жизнью и травой, а я о золоте думаю.
  И луч золота пробивался сквозь нищету и освещал моё прекрасное лицо, достойное лучших полотен известнейших художников.
  Стоимость средней золотой монеты колеблется около трехсот долларов или двухсот пятидесяти евро.
  Мои женихи - жмоты, жадничали на золотые монеты, и поэтому мечту я оставила до свадьбы с колокольчиками.
  Пусть меня муж проклинает, но я задумаю с ним игру великолепнейшую, равную по хитрости и мироощущениям вселенскому потопу.
  Разденусь донага - неоднократно - и скажу завлекающим голосочком - умение эротично говорить я купила у артистки театра и кино Алабушевой...
  - У самой Алабушевой? - Ольга открыла ротик, словно ворота в счастье. - У той Алабушевой, что в фильме "Сказка счастья" крутила головы князям и Царям, а затем сбежала с бедным барсеточником танцором Гивико?
  - У Алабушевой! Не с Гивико, а с Сулико!
  Алабушева уверяла меня, что словами женщина от мужчины добьется больше, чем вагиной.
  С эротическими нотками Алабушевой я предложу супругу проклинающему:
  "Милый и дорогой мой друг!
  Бросай мне в пупок золотые монеты: соверены, итальянских фердинандов, победоносцев, знаки зодиака, французов, швейцарцев и другие.
  Если попадешь - то я нарисую тебя!
  Если не попал, то все средства, что останутся на полу и не залипнут в мой микроскопический - СЮ-СЮ-СЮ пупочек - я направлю на организацию очередной выставки своих работ.
  Последние мои картины - деревья и люди - потрясли воображение китайцев и малазийцев до коликов в печенках.
  Муж проклянет меня, проклянет мои картины, но деньги швырнет в пупок, а потом ещё добавит золота, потому что искусство - превыше всего!
  Вот о чем я расскажу нашему жениху, когда он вернется от шлюхи.
  Мой вклад в нашу семейную с ним жизнь на колесах Ролс-Ройса.
  - Если ты потратишь золотые монеты на организацию своей выставки, то значит, что ты любишь золото меньше, чем свои картины, но это вступает в противоречие с твоей основной мыслью, что ты золото любишь превыше всего - так нанайцы любят моржовую кость, - Наталья подловила подругу на несоответствии идей и мечт и засмеялась красиво и звучно - так учат на курсах актерского мастерства по обольщению оленей.
  Оксана от открытия, в откровении от Натальи застыла, словно курица на золотом яйце.
  Она залпом выпила фужер шампанского (уже принесли первые блюда, салаты и бухло), смотрела на новый мир - если получит золото, то его надо тратить на выставку, но, золотые монеты нельзя тратить, потому что они блестят.
  Ольга выручила будущую подругу, а нынешнюю конкурентку:
  - Потратишь золотые дукаты на персональную выставку! На выставке продашь свои картины и на вырученные деньги купишь золота в три раза больше, чем потратила на выставку.
  - Гениально! - Наталья искренне обрадовалась за выход из золотого положения - она девушка не злая, а только - продажная.
  Оксана отмерла, воткнула вилку в салат, как в горло змею с российской золотой монеты Георгий Победоносец или с соверена.
  Наталья пила крепко, постепенно оголялась сверху вниз, потому что - жарко, и на всякий случай - вдруг, да богатый олень клюнет - ещё один жених в добавление к проклинающему.
  Умная девушка даже под венцом высматривает замену своему кавалеру.
  - Прекрасно ты придумала, Оксана! - Наталья размахивала креветкой, как дамской сумочкой: - Захомутать мужика с помощью искусства - мужики любят, особенно - богатые, если их жены увлечены искусством: пишут, поют, рисуют.
  Нищие мужья, наоборот, бесятся, когда женщины малюют на картинах цветочки и лягушек.
  Нищие жалеют деньги на культуру, а богатые только и ждут культуру, чтобы выложить на неё деньги, особенно, если вклад так весел: кидать золотые монеты на пупок голой жены.
  Сама придумала, или на курсах по охмурению оленей тебе сценарий продали? - в ответ Оксана загадочно выпила, а Наталья погрустнела, словно вброд переходила канализационный ручей: - Жизнь моя, иль ты приснилась мне?
  В девятом классе я полюбила ирландского мальчика, одноклассника, сына ирландского посла Патрика с кучерявыми волосами и тонкими ногами.
  Патрик одевался замысловато, по-бабьи - меховой разноцветный берет, зеленые чулки-гольфы, обтягивающие панталоны и безобразный меховой верх, которому нет определения в свете мировой моды верхней одежды, словно живого енота на плечи посадил.
  Патрик ухаживал за мной, оказывал знаки внимания, и я клюнула, как акула на морскую свинку.
  Думала, что Ирландия - теплая страна, рядом с Грецией.
  Однажды я пригласила Патрика и по методу охмурения мужиков, предложила, чтобы он сделал мне ребенка.
  По моему мнению, ничто так не удерживает богатых мужиков, как их дети.
  Нищие мужики бегут, как от культурных жен, так и от детей, потому что ненавидят своих нищих детей.
  Богатые женихи окружают заботой мать своих и приемных детей, выделяют немалые средства, а раскрутка богатого мужа - дело простое, потому что "Дорогой, деньги нужны не мне, а нашим деткам на поездку в Гаагу, на Гавайи и в Париж!"
  С помощью детей из любого миллиардера жена выбьет золотую гору.
  Я думала, что, когда богатый Патрик станет отцом моего ребенка, то я с него возьму заграничное подданство, а затем приберу к рукам все капиталы его и его папеньки.
  Для нашего прелюбодеяния я сняла на вечер площадку для гольфа в элитном "Звездном городке", где космонавты летают в трубе без трусом.
  Зеленая ирландская травка (по моему мнению) возбудит Патрика и настроит на серьезный отцовский лад, будто ему подарили на день рождения детский сад.
  Я разделась донага, легла на теплую, духмяную траву с запахом сои и Солнца.
  Вечер входил в меня подобно вхождению буравчика из правила физики "Правило буравчика".
  Ветер трепал мои кудри, а бабочки облюбовали малинки моих грудей.
  По щеке полз жук, но я не прогоняла его, потому что жук - веяние новой эпохи, когда я стану богатой и знаменитой за счет детей от Патрика.
  Но никто и ничто, кроме ветра и теней в меня не входило, и я с негодованием и легким недоумением приподняла свое очаровательное гибкое тело - воздушное, словно кукуруза в Костроме.
  Патрик глядел на меня, но глаза его не видели меня, а смотрели сквозь - так злые дети взирают на родителей, которые забыли на Новый Год прикупить велосипед.
  Он отбивал ирландскую чечетку на русской траве, даже не разделся, глядя на меня.
  Патрик плясал, словно бешенный поляк Валдек, стучал металлическим каблучком о каблучок, дрыгал ногами по-кальмаровски.
  - Патрик! Иди ко мне и сделай мне ребенка, а потом продолжай свои дурацкие народные пляски, больше похожие на трясение яиц, чем на искусство, - я грозно приказала богатому дурню. - От плясок дети не родятся.
  Конечно, если муж пляшет, то жена сойдется с конюхом и дворецким, но я ещё не твоя жена, и нет у меня ни конюха, ни дворецкого, поэтому - сначала возьми меня в жены, а потом пляши, пока мошонка не отвалится.
  Но Патрик меня не слышит, или не видит за пеленой ирландского виски - он пьет и пляшет, пляшет и пьет.
  Я ждала, да, трава уже не радовала рецепторы моей белой безупречной кожи, а вызывала чувство раздражения - так раздражает девушку всё, если мужик не удался.
  Из норы вылез хомяк, смотрел на меня бусинками глаз, в которых плещется чёрный океан безысходности.
  Я подумала - может быть, хомяк - миллионер, и мне судьба выйти замуж за хомяка, а не за ирландского богатого танцора?
  Патрик - эльф? Гоблин? Гримлен?
  А хомяк - заколдованный принц?
  И, если я поцелую хомяка-принца в сахарные уста, то он превратится в человека, на радостях возьмёт меня в жены и подарит половину царства с конями и дворцами?
  Но я не разгадала загадку, хотя мои уста тянулись к устам хомяка - его спугнула рота солдат в плащ-палатках поверх голых тел.
  Солдаты возвращались из бани и перепутали дорогу: вместо минного поля забрели на лужайку с гольфом.
  Солдаты прошли мимо, и ни один мерзавец не остановился, чтобы сделать мне ребенка - Патрик всё равно не заметил бы в пылу пляски и виски, а затем я доказала бы ему, что ребенок от него.
  После солдат на лужайку вывалили художники мужчины в полосатых гетрах, беретках и шортиках - глаза мои не видели бы художников-полюционистов.
  Они рисовали друг друга, трогали гениталии друг друга и хохотали, словно гиены на балу у Карабаса Барабаса.
  Не судьба мне тогда забеременеть от художника на зеленой лужайке, где хомяки и бабочки.
  К художникам подвалил духовой оркестр - музыканты дудели, брянчали, свистели на национальных музыкальных инструментах, трогали друг дружку и трогали художников, словно проверяли тесто на липучесть.
  Я умоляла музыкантов играть на моих органах, а не на балалайках и комузах, но - ноль внимания, словно я - пустота вечная, как вечная мерзлота.
  На миг мелькнул у меня испуг, что я исчезла, что меня никто не видит - не только Патрик, но и солдаты не видят, музыканты и художники не видят, оттого, что я перекинулась в иной мир.
  Со страхом я потянула за гульфик художника, а он лягнул меня левой ногой (в красной туфле с загнутым концом) в грудь: "Пошла вон, мерзавка!"
  Значит - видят!
  Художники и музыканты устроили гей-шествие в защиту леопардов Приморского края - хоть какая идея под гей-парадом.
  Я в отчаянии выла над клюшкой для гольфа, белугой выла, белой медведицей выла.
  На мои вопли прибежали два солидных дяденьки с тугими кошельками.
  Я предложила дяденькам себя и своего ребенка в обмен на золотые кошельки.
  Дяденьки приспустили брюки и открыли рты, но тут прибежали девки - они только что закончили курсы по охмурению богатых оленей - и увели дяденек, а мне поставили на память фингал под глаз, чтобы я следом не побежала за деньгами.
  Так я не получила ребенка от Патрика - он напился, упал на траву, но ноги его танцевали ирландскую чечетку даже в беспамятстве хозяина.
  Позже я узнала и поняла, что заиметь ребенка, соблазнить мужика, чтобы он сделал ребенка - огромный труд для красивой девушки, словно гору железную соблазнить.
  Раньше мужчины бегали за девушками, сейчас - до позорного наоборот.
  - Негритянка Ермакова...
  - Душечка! Не негритянка, а - афрорусская, или - афронегроидка Ермакова! - Оксана поправила Наталю и в женском ужасе приложила ладошки к ротику: - Ай! Что это у тебя?
  - Ай! Где? - Наталья вскочила в сильнейшем испуге, словно скушала живую мышь.
  (Ольга от страха закрыла глаза.)
  - На плече! Прыщик? - Оксана храбро справилась с первым приступом испуга. - Или птичка накакала?
  - Ужас! Ужас!!! - Наталья хлопнула рукой по плечу, словно выбивала пыль из скунса: - Откуда прыщик? Я же - чистая девушка!
  Почему птичка накакала в дорогом заведении?
  Фуй! Это крошка от креветки прилипал.
  Страшно, но все обошлось, как на "Титанике".
  О чем я рассказывала, миленькая?
  - Об афрорусской Ермаковой.
  - Да, афрорусская Ермакова с отличием окончила курсы по охмурению богатых оленей.
  Она высиживала в кабаках, висла с хохотом на руках оленей, но никак не входила с ними в половой контакт, потому что олени блюдут и берегут себя.
  Наконец, она придумала схему: привела в гостиничный номер миллионера теннисиста Беккера, сделала ему минет, а сперму кавалера, как птичка в клювике, отнесла в соседний номер, где дожидался врач-осеменитель.
  Врач влил сперму в Ермакову, и она через девять месяцев родила ребенка с набором ген и хромосом Беккера.
  Теннисист удивлялся, как это так - афрорусская девка с ним не спала, но родила ему ребенка.
  Я же полагаю, что подобные схемы вредят женам и мужьям в семейном счастье - так птичка гадит на мед.
  Лучше усыновлю ребенка из бедной страны - мужчины любят усыновленных и удочеренных.
  В каникулы я взяла у Патрика деньги, объявила, что поеду за нашим общим ребенком в Камбоджу.
  Камбоджа по поставкам на усыновление и удочерение вошла в моду.
  Патрик не возражал, потому что он - сын посла, и оттого, что пришло время новых плясок.
  В Камбодже я посетила рынок в провинции Кампогспы, и столица у них - Кампонгспы.
  Рынок - ужас человечества.
  Драная макака из Парагвая верхом на броненосце выглядит человечнее, чем рынок в Кампонгспы.
  Детей там продают, как мышей на Птичьем рынке в Москве.
  Дети в рабство, на удочерение, на усыновление и на другие цели - если скажу, то у меня внутренняя сторона бедер, где прохладно и много чувствительных точек - покроется мурашками.
  Хозяева торгуются, при этом применяют хитрость, как поступают продавцы кошек и собак: если не купишь, то я побью своё животное палкой и голодом заморю.
  Приглядела паренька лет пятнадцати для усыновления; и Патрику понравится, потому что он намекал, чтобы мы усыновили взрослого мальчика смазливого.
  Но меня мягко, вежливо, словно балерон балерину, берет под руку олень.
  Пузатый, в клетчатых шортах, в рубахе-гавайке, в кепке "Мальборо", с фотоаппаратом на шее - американский олень.
  - Девочка! Я тебя удочеряю! Где твой хозяин?
  Сколько он за тебя возьмет? Десять американских долларов?
  - Папаша, руки засунь в свой штат Колорадо! - я обычно не грублю клиентам, но американцев не люблю за их жадность и самообожание, словно Рэмбу съели.
  Иногда бедный русский заплатит всю свою годовую зарплату за один вечер с девушкой, а американец, пусть даже - миллиардер - никогда. - Я не на продажу и не на удочерение.
  Я сама усыновляю камбоджийца.
  - Все девушки хотят в США. Я всё равно удочерю тебя, - дядя Сэм не въехал, руки тянет, а изо рта пена уже идёт.
  - Хорошо! Сколько денег ты мне, как приемной дочери, будешь платить за любовь?
  - Деньги? Любовь за деньги не продается! - американец поёт старую песню нищих мужиков. - Мы полюбим друг друга бесплатно.
  Экономно!
  - Знаю, я эти приемчики нищих сутенеров, - зеваю. - Россия - великая держава, и у тебя не хватит денег со всего штата Айдахо, чтобы заплатил за удочерение меня.
  Подрались мы с американцем на рынке - так продажные бойцы у них дерутся.
  Я выцарапала ему глаза, выиграла бой и две с половиной тысячи долларов - на меня ставили.
  Камбоджийцы кушали свежеприготовленных змей и крабов, а я рыдала в тоске за всё прогрессивное человечество.
  За сто долларов я купила мальчика для удочерения - пятнадцатилетнего с зеленой кожей, но умными глазами, в которых светится рабство.
  Мальчик всё равно убежал от меня у конторы по усыновлению и удочерению, так что я и без ста долларов, и без усыновленного, но с выигрышем за драку с американцем.
  С тех пор я многое поняла, много прочитала книг по кадрению и удержанию оленей - прикадрить - легко, удержать - сложно.
  НАШЕМУ жениху я предложу себя, как любящую, заботливую, красивую мать наших и приемных детей с красными глазами.
  На детей выбью из мужа все деньги, а потом пусть он меня проклинает через каждое слово - лишь бы деньги со мной поплыли.
  Да, плыли облака над лужайкой с гольфом, плыл табачный дым от музыкантов и поэтов, а счастье обнимало меня, целовало в щеки и в шею, бархатными лапками бегало по моему шелковому животу, и никому никогда я не отдам боль за своё кесарево сечение, слезы материнства и радости при виде богатых свои детей.
  К чему всё: беготня, стяжательство, мздоимство?
  Для чего живет человек или девушка?
  Для счастья потомков или для удобрения почвы под настурции?
  Иыыыых! Наливайте, девочки!
  - Ты - хорошая! - Ольга погладила Наталью по левому уху, словно сбивала пыль с розы. - Оденься, тут дует из открытых ртов.
  Фальшь! Фальшь! Кругом - фальшь!
  И в Крыму - фальшь! И в Луганске - фальшь!
  И в Новой Каховке - фальшь!
  И даже в Киеве и во Львове - фальшь! - Ольга залпом выпила граненный стакан (принесли по особой просьбе девушки) водки, крякнула, рукой оторвала жирный кусок свинины из шашлыка, зажевала, словно думу свою пережевывала:
  - Когда я выйду замуж за богатого москаля, я предъявлю ему следующие требования:
  1) Провести перепись вещей в доме и из бабушкиного сундука на предмет поиска регалий войны одна тысяча девятьсот четырнадцатого года.
  Наши деды воевали за честь и достоинство не только Страны, но и женщин, и пусть наши мужья воюют - хоть на Украине, хоть в Москве - без разницы.
  2) Каждую ночь применить ко мне силовые действия - так власть давит авторитетом на заключенных по тюрьмам любой страны, Украины или России - без разницы.
  3) Объявить туалет зоной без проклятия, и не морить пауков и мышей по дому.
  Нет. Пусть проклинает и туалет и в туалете!
  Но мышей и пауков - на свободу!
  4) Привлечь к ответственности всех козлов, которые ухаживали за мной, а затем бросили меня, словно я не девушка, а - Пекинская утка.
  5) Отменить все ограничения прав и свобод меня, как законной жены.
  6) Переформировать штат прислуги и создать качественно новый штат работников и работниц по саду и огороду с оценкой - "отлично".
  7) Найти библиотеку Царя Ивана Грозного и сжечь её, потому что Иван Грозный - москаль и угнетатель.
  8) Всех спортсменов ежегодно отправлять на стажировку на полуостров Крым.
  9) Не пускать в дом гостей, которые дискредитировали себя во время нашей свадьбы. - ААААХ!
  Судьба моя, судьбинушка! - Ольга зарыдала, словно белуга под трамваем.
  Наталья и Оксана утешали её, как могли - по-женски, и через пять минут Ольга забилась в радости: - И десятый пункт:
  - Отменить все пункты!
  Пусть мой муж проклинает и радуется, злится и проклинает!
  Без проклятия у него нет жизни.
  Утка не живет без воды.
  Бегемот не живет без болота, а проклинающий не живет без проклинания.
  Знамя революционной борьбы вспыхнет над Майданом сполохами чистой правды и веры не только в Человечество, но и в могущество своей матки, в силу женских грудей и других половых органов.
  Я вижу! Вижу Будущее!!! - Ольга приложила бархатные ручки к своим великолепным грудям (под правым соском наколота розовая пантера, пронзенная стрелой Амура). - Вижу Новую Украину!
  Название Новой стране - Новая Украина даст украинский путешественник и политический деятель Андрiй Борисюк.
  Детство его пройдет в трущобах Москвы, откуда Андрiй Борисюк вырвется на свободу в новую реальность, где много еды, воды и горилки с салом в шоколаде.
  В детстве Борисюка мало били, поэтому он вырастет вольнолюбивым, как национальный поэт Новой Украины - Гоголь.
  В две тысячи триста четырнадцатом году Андрiй Борисюк, сопровождаемый Мао Ченом пройдет вдоль берега Черного Моря до Одесского лимана, где увидит тростниковые хижины с водяным отоплением.
  В одной из хижин Андрiй Борисюк встретит очаровательную Юлiю Борзенюк с косой до пят, ухватистыми руками и грудью - за день не обойти, но на Луну грудь закинет.
  Юлiя сразу полюбит Андрiя, но он не ответит взаимностью, потому что сердце его занято другим - первооткрывательством стран, земель и материков, но не девушек.
  Юлiя напомнит Андрiю Красную Площадь в Москве, и он в пику Красной Площади даст название новому государству - Новая Украина.
  Хозяйство в тот колониальный период китайских землепашцев на Новой Украине ограничится земледелием, преимущественно выращиванием риса и табака и в небольшой степени утководством.
  Китайские подённые рабочие с успехом продают на Новой Украине уток по-Пекински и рисовую водку, которая составит немалый процент от экспорта национальной горилки.
  Андрiй Борисюк приложит все усилия, чтобы Новая Украина не стала похожа на центр пиратства и контрабанды в угоду Москве, где к этому времени придут к власти торжествующие квазилюди.
  Юлiя уверит Андрiя, что будущее страны зависит от нового самосознания Новых Украинцев, а не от уток по-Пекински.
  На постоялом дворе, из окна своего номера на сто тридцатом этаже Андрiй увидит неограниченные поля с богатым урожаем зерновых, и сердце его обольется горилкой счастья.
  В две тысячи триста пятнадцатом году территория Новой Украины объединится в рамках образованного генерал-полковничества Бандерас.
  Первая попытка Новой Украины добиться независимости от американского доллара и канадского евро будет сделана повстанцами из Львова в декабре две тысячи триста пятнадцатого года, когда замерзнут лошади, а поляки пешком пройдут через Карпаты.
  Двадцать восьмого декабря две тысячи триста пятнадцатого года креолы (испанцы, родившиеся в Гааге) войдут в городской Совет Киева, свергнут американского генерал-лейтенанта Паулюса и создадут верховную правительственную Раду.
  Сначала Рада Новой Украины номинально возьмет власть и осуществит правление от имени Донецких шахтеров и добытчиков алмазов из Луганска, но затем национальный конгресс Новой Украины официально провозгласит независимость Новой Украины от всего мира и Марсианских колоний, что, несомненно, укрепит курс гривны.
  Украинские девушки пойдут нарасхват, и каждая станет стоить не меньше золота в своём весе.
  Попытка обретения независимости Новой Украиной окончится поражением в июле две тысячи триста шестнадцатого года, когда монгольские войска начнут восстанавливать своё господство в Крыму.
  Андрiй Борисюк попадёт в плен к испанским пиратам, будет назначен главнокомандующим объединенным пиратским корпусом, как на море, так и на суше, увезет награбленное на Луну, где обретет покой и славу.
  Юлiя Борзенюк докажет мировому сообществу простую истину: "Женщина без косы до пят - всё равно, что мужчина без бороды и без усов".
  Руководство Новой Украины перейдет в руки Юлiи Борзенюк, и её сподвижники в рамках европейской недели моды в Париже и борьбы за независимости Гренландии захватят Львов, но уже через год под командованием итальянских усачей переедут в Киев.
  В Киеве Юлiя Борзенюк влюбится в командора Луиса Гонсалеса.
  Луис Гонсалес поразит воображение Новоукраинских девушек белыми панталонами в обтяжку, серебряными пряжками на розовых туфлях, шубейкой на горностаевом королевском меху и скафандром космонавта поверх всего этого великолепия.
  Юлiя Борзенюк долгими звёздными ночами будет сидеть с Луисом Гонсалесом на крыше своего дома и петь старые и новые украинские песни о дивчинах, о цветущем саде, о бескрайних полях, по которым бродят тучные стада для сала.
  Луис Гонсалес возглавит народно-освободительное движение Новой Украины в Южной Америке и отбудет в Уругвай.
  Однако в две тысячи триста семнадцатом году он вернется на Новую Украину, к коханой дивчине Юлiя Борзенюк:
  - Любишь ли ты меня, моя дорогая Юлiя Борзенюк (¿Me quieres, querida Yuliya Borzenyuk)?
  - Люблю больше жизни, обожаемый Луис Гонсалес.
  Но люблю до тех пор, пока ты мне не изменил.
  Не имеет значения, что она будет: креолка, новоукраинка, москалюга или другая девушка с очаровательной внешностью.
  Всех под одну гребенку поставлю.
  Если ты любишь одну девушку, то люби меня.
  Родина - не проститутка, и я не проститутка (Люблю більше життя, обожнюваний Луїс Гон-Салес.
  Але люблю до тих пір, поки ти мені не змінив.
  Не має значення, то вона буде: креолка, ново-українка, москалюга або інша дівчина з очарова-котельної зовнішністю.
  Всіх під одну гребінку поставлю.
  Якщо ти любиш одну дівчину, то люби мене.
  Батьківщина - не повія, і я не повія)!
  Сильная армия во главе с Юлiей Борзенюк захватит район нижнего течения реки Днепр.
  Положение отважной девушки упрочится в октябре две тысячи триста восемнадцатого года, когда конгресс, созванный в Севастополе, провозгласит её президентшей Новой Украины с неограниченными полномочиями в двух Америках - южной и северной.
  После освобождения от власти уток по-Пекински Рада вновь соберется в Мельбурне и объявит об объединении Новой Украины и Белгородской области под названием Великая Новая Украина; президентом новой республики провозгласят друга Юлiи Борзенюк Данило Гулак-Артемовского.
  В июне две тысячи триста девятнадцатого года Великая Новоукраинская армия выиграет бой в решающей битве в долине Желтой реки, что закрепит успех депутатов Верховной Рады.
  В две тысячи триста тридцатом году незадолго до очередной свадьбы Юлiи Борзенюк, Новая Украина в другом составе земель отделится от Великой Новой Украины и образует независимую республику со столицей в Онтарио.
  Герой революции генералиссимус Микита Грищук станет первым президентом республики и останется самой заметной политической фигурой Новой Украины до своей кончины от любви к прекрасной Алiне Киценко.
  Алiна Киценко на своем новом спортивном аэрокаре пронесется над Днепром и бросит в чистые воды гадальный венок из полевых цветов.
  Смелый и быстрый парень Микита Грищук бесстрашно прыгнет за венком, отобьется от пудовых осетров и первым схватит венок невесты.
  (Рыбы - гигантские караси - сожрут десять человек в жениховской гонке.)
  Алiна Киценко выйдет на свидание с Микитой, возьмет у него свой венок и забальзамирует его в пещере египетской пирамиды - на века!
  - Зачем ты прыгнул за венком, скажи правду, Микита (-Навіщо ти стрибнув за вінком, скажи правду, Микита)! - Алiна Киценко возьмёт в свою холеную руку мозолистую ладонь Микиты Грищука. - Руководило ли тобой сознание спортивного интереса - так паралимпийцы прыгают в котел с гремучими змеями.
  Или ты задумал дурное по отношению меня?
  Может быть, деньги манили тебя, власть, слава, опьянение свободой слова и вероисповедания (Керувало Чи тобою свідомість спортивного інтереса - так параолімпійці стрибають в казан з гремучімі зміями.
  Або ти задумав погане по відношенню мене?
  Може бути, гроші манили мене, влада, слава, сп'яніння свободою слова та віросповідання)?
  - Нет, моя дорогая девушка Алiна (Ні, моя дорога дівчина Алiна)! - Микита Грищук умоется своими слезами счастья: - Только похоть - столь удивительная в наши дни застоя - бросила меня в реку на съедение жадным карасям и осетрам.
  Мой отец в прошлом году поймал карася с лодку (Тільки похіть - настільки дивовижна в наші дні застою - кинула мене в річку на поживу жадібним карасям і осетрів.
  Мій батько торік зловив карася з човен), - Микита Грищук разведет руки в стороны, но всё равно размера не хватит для обозначения шедеврического карася. - Я не испугался смерти - лишь бы в койку с тобой или на сеновал (Я не злякався смерті - аби в койку з тобою чи на сінник).
  - Сено нынче дорого! По карману ли оно тебе (Сіно нині дорого! Чи по кишені воно тобі)? - Алiна Киценко бросит нареченному жениху свадебную ленту из косы и с хохотом побежит в дорогие искусственные поля: - Догоняй меня, парень!
  Я - не карась размером с лодку.
  Не съем и не укушу (Доганяй мене, хлопець!
  Я - не карась розміром з човен.
  Не з'їм і не вкушу)!
  Счастье волнами разлетится по волосам Алiны Киценко, ударится в низ живота Микиты Грищука и отзовется долгим певучим эхом, похожим на звук нанайского национального инструмента комуза. - Ольга поправила прядь волос, упавших на взмокшее чело. Она махнула залпом очередной стакан водки, закусила свининой, жирной и бесстыжей в застывшем белом жире: - Ух! Умаялась я видениями из прошлого, словно три дня пахала на клиента.
  Часто ко мне приходят видения.
  - А результат лотереи, бегов, биржи, курс доллара и евро ты в будущем видишь? - Оксана жадно схватила руку Ольги, словно брала клад из зарослей цветущего папоротника.
  - Своё и наше будущее ты видела? А то только - Новая Украина! Нам-то какой толк из Новой Украины, что наступит через триста лет? - Наташа жадно поцеловала Ольгу в левое ухо - авансом.
  - Нет, девоньки! Ни результатов лотерей, ни курсов валют, ничего полезного для меня я не вижу в будущем, словно я лошадь инвалидка.
  Только - польза для моей страны!
  А насчет своего взаимоотношения с женихом, который все и всех проклинает, добавлю: пусть проклинает.
  На его проклятии будет зиждиться наш союз.
  Новая Украина станет восьмым чудом света, пусть даже под проклятием москалюги.
  Египетские пирамиды, висячие сады Срамиды в Вавилоне, храм Артемиды в Эфесе, Галикарнасский мавзолей, колос Родосский, Александрийский маяк падут к новым микрорайонам новой столицы Новой Украины.
  Другая мысль, кроме Новой Украины - единство взглядов, пожатие рук, робкие поцелуи на политической основе с моим новым женихом - если, конечно, он превратится в жениха, как автобус Львив превращается в "Мазерати".
  Политическая арена, да знаете ли вы, девушки, что значит - политическая арена в отдельно взятом селе? - Ольга взмахнула вилкой с малосольным огурчиком, похожим на пенис старого вялого гнома.
  Огурец сорвался с вилки подобно камню из пращи маленького, но гордого Давида. Если бы огурец соответствовал ГОСТу заведения - маленький, но крепкий и хрустящий (хотя соленые огурцы никогда не хрустят, хрустят только маринованные), то он не сорвался бы с вилки и не улетел бы в глаз стриптизерше Снежане.
  Обнаженная Снежана на гоу-гоу столе выполняла сложный трюк, который требовал от девушки полной концентрации внимания, мышечного напряжения и всех школьных знаний - поднимала ноги над плечами клиента.
  Она работала, а мысли витали далеко - в области огромных денег от рогатых и безрогих оленей.
  "С детства мне твердят, что имя Снежана - не подходит девушке с черными волосами и смуглой, как потертая золотая монета, кожей.
  Почему я не сменила имя сразу, когда получала паспорт - путевку в жизнь с мужиками?
  Упрямство доведет меня до разорения, скоро на порядочного венеролога денег не насобираю с жадных клиентов.
  Под черные волосы и смуглую кожу нужно другое сценическое имя, например, например - Ингрид.
  ООО! Как это я раньше не пришла к столь заметному изменению своей жизни, будто бы голову посыпала пеплом от шашлыка из баранины?
  Сменю имя на Ингрид - красиво, в ногу со временем и сексуально агрессивно под цвет моей кожи и волос на лобке и на голове.
  Все знаменитые шлюхи - Ингриды!"
  Пока ещё Снежана, в задумчивости чуть не опустила ноги на плечи клиента - а контакт запрещен, разрешен только за дополнительную плату.
  И тут - соленый огурец в глаз!
  Позор, насмешки подружек, неуважение клиентов вплоть до лишения премий за гоу-гоу танец и, может быть, с работы выгонят.
  Надо же - огурец в глаз получила, соленый, бочковой - не солидно.
  Принц, когда приедет на белом коне, с презрением посмотрит на девушку с соленым огурцом в глазу, пусть девушку зовут не Снежана, а даже - Ингрид.
  К счастью Снежаны, клиент не заметил, как огурец ударил в глаз стриптизерки (клиент Николай Андреевич смотрел в другую часть тела Снежаны, не в глаз).
  Снежана отшвырнула соленый огурец на пол, продолжала таинственный танец, которому уже больше десяти тысяч лет.
  Глаз опухал, наливался красным и тяжелым, но Снежана по имени Ингрид совершала маленький, потому что - женский, подвиг.
  "Над нами, стриптизерками насмехаются бабки у подъездов.
  Нас укоряют жены клиентов.
  Нас побивают камнями в Иудее, но никто из охальников никогда не задался вопросом - насколько мы сильные духом, словно богатыри Невского озера.
  Нас унижают солеными огурцами в глаза, а мы продолжаем, не заканчиваем песню танца, дорабатываем номер - так акробат со сломанными ногами не уходит со сцены до антракта, так партизан стоит на мине и поливает врагов из автоматического оружия!"
  Снежана страдала, но об её страданиях знала только она и - соленый огурец.
  Ольга размахивала пустой вилкой, будто стяг надежды водружала над зданием литовского Сейма.
  - Политическая арена... мля...
  Бык луганских зашел на наше поле с тыквами, гадина.
  Может быть, бык и не виноват - мы его после политических дебатов съели, а, может быть - и виновен.
  Незнание законов межи не освобождает от костра.
  Я уверена, что луганские сами нарочно отправили быка на выпас на наше поле - чтобы бык разъелся и для разжигания страстей.
  В пятницу на танцульках наши луганским наваляли по первое число, вот они и горели желанием отомстить, тем более что к ним приехали из Киева на побывку братья Величко - каратисты.
  Сначала, с детства, братья Величко пошли за славой братьев Кличко - записались в бокс и боксировали друг друга, как гарбузы.
  Но плохая наследственность - малый рост и вес не превратили братьев Величко в боксеров на уровне братьев Кличко.
  Мамка и папка бухали от своего рождения, так что дети - братья Величко - вышли хилые и сизые, как китайцы.
  Китайцы любят кунфу и карате, поэтому братья Величко пошли в кунфу и карате.
  Карате увеличило их умственные возможности, раздвинуло творческие горизонты, отчего в очах братьев Величко заиграли победы на фронтах образного отражения Мира.
  С нашей стороны народу набежало - уйму, а от луганских - еще больше, даже сержант милиции Тарас приехал, хотя не по правилам - ментов к драке за границы полей допускать.
  Меня хлопцы наши отваживали - не по понятиям, когда девка с парнями махается, да и сложения я балеринского, не мужского, то есть похожа на братьев Величко.
  Я же придумала военную хитрость: - побежала к деду Апанасу, своровала у него две картофелины и морковку, положила в трусы - чтобы выпирало, как у мужика.
  Прихватила портки деда Апанаса, его рубаху и соломенную шляпу, в которой он в Сорочины на ярмарку ездил.
  Личико своё прекрасное белоснежное я вымазала сажей - так поступали белорусские красавицы, чтобы немецко-фашистские захватчики их не сразу насиловали, а предварительно в баню бы сводили.
  На политическую арену, то есть в махач я прибыла, когда уже все воевали, словно заведенные часовые кукушки.
  Летали серпы и цепи, арматура от тракторов, дрыны.
  Наши меня сразу приняли, потому что туго нашим - Миките голову пробили, он лежит на брюкве и даже не стонет - терпит, или помер уже.
  Микиту мне не жалко - гадкий он хлопец, плохой, но всё же - наш, а чувство патриотизма у меня развито, как у борзой собаки зрение.
  Патриотизм сильнее личной неприязни, он выше политических мотивировок.
  Я влетела в драку, и тут же получила в личико кулаком - отлетела аж в кучу ботвы и навоза.
  Легкая я, потому что стройная девушка красавица.
  Может быть, на этом мои подвиги на политической арене закончились бы, но на меня набросился один из братьев Величко.
  Он видит, что я - самый хилый в нашем войске, вот и решил славу на мне поиметь, потому что всё его карате и кунфу никак не катило против серпов, цепей, коленвалов нашей неувядающей сельской бригады.
  Подбегает - хрясь мне в личико белое, трясь!
  Но не попал, потому что я - юркая - в балете так закручу, что от ветра первый ряд чихает.
  Я в ответ ногой ему промеж ног - бабах!
  Туда, за что мужики друг другу в Амстердаме деньги платят.
  Величко - не разберешь кто из них Микита или Андрiй, два брата на одно лицо - взвыл, и в ответ мне ногой тоже в промежность.
  Меня в дугу не согнуло, но неприятно, когда одна картофелина и морковка в меня вошли (я их у деда Апанаса сполоснула в бочке с дождевой водой, на всякий случай).
  Величко видит, что я не скрючиваюсь, и рукой хвать меня - за морковку и картофелину, рванул на себя, словно репу из земли выдергивал.
  Думал, что оторвал мне мошонку, но не тут-то было, как в сказке о Буратино.
  Морковка и картофелина из моих штанов ему в руку прыгнули, словно дети малые.
  Величко смотрит на овощи, ничего не понимает, потому что - городской.
  Откуда городской знает, что девушка подложила себе в трусы морковь и картошку, чтобы парнем выйти на политическую арену драки?
  Пока Величко переживал свои ужасы, я его тыквой огрела по голове - как на Хэллоуине.
  Тыква овощная - вдребезги, а тыква Величко вроде бы цела, а кровь идет неизвестно из какого места на его черепе.
  Лежит Величко на сырой земле - я даже, потому что будущая мать, пожалела хлопца - хилый он, по голове тыквенная каша ползет.
  Он очнулся через пару минут - а я уж думала, что забила парня до смерти - схватился за голову в тыквенной каше и вопит, как курица на лисице: "Мозги мои! Мои мозги! Братцы, помилосердствуйте!
  Верните мне мозги, хлопцы!"
  Я тихонечко с той политической арены сбежала, от греха свального подальше.
  Да, сбежала, - Ольга тряхнула головой, влила в глотку водку, закручинилась, словно вышла дивчина на берег Днепра на гадания на черта.
  Конкурентки-подружки подумали, что Ольга сейчас запоет "Ластивки гниздечко свили в стриси", но она легко хлопнула ладошкой по остатку шашлыка (рука испачкалась в полезном свином жире): - Гаврош с баррикад не сбежал, а я сбежала с политической арены, с поля сельского боя.
  Гаврош остался, под пулями врагов набивал патронташи для своих товарищей по оружию, а я даже тыкву не насобирала на кашу для деда Апанаса.
  Знаете, где жил отважный Гаврош, что подвязывал штаны веревочкой, но никогда не затягивал ремень, потому что ремня у него нет? Амиго!
  Гаврош жил в слоне!
  Да! Не вру! - Ольга облизала холеный пальчик с наманикюреными длинным ногтем, словно протыкала облако: - Гаврош жил в слоне, и в этом тоже подвиг Гавроша!
  Ещё один подвиг славного французского шансонье Гавроша - бонжур, тужур, амур - то, что Гаврош помогал маленьким деткам.
  А в маленьких детках я вижу счастье будущего, политическую зрелость в познании мира и плодотворную истину мировоззрения - так навозом облагораживают почву.
  В Гавроша враги стреляют - нашли в кого стрелять - в пацана, а он собирает патроны, и о слоне мечтает - вернется в слона.
  В слоне тепло, сухо, дождя нет, молния не достанет, а на поле боя, на баррикадах Парижа - холодно, мокро и молния из ружья летает.
  Вот молния и поразила Гавроша в сердце, вот сюда поразила - Ольга рванула блузку, оголила грудь, показала под ней - словно ставила крестик для пули.
  Гаврош не вернулся в слона, а так мечтал о слоне, как я мечтаю о свободе в родной стране.
  На баррикады!
  На Баррикады!!! - Ольга уронила голову на руки и зарыдала с подвываниями и всхлипываниями - так рыдает безутешный пёс Моська, когда его слон, на которого он так злобно лаял, сдох.
  На Ольгу обратили внимание мужчины за соседними столиками, словно муравьи по золотым муравейникам.
  Некоторые чмокали - то ли подсчитывали - хватит ли денег на баррикаду для столь отважной девушки с обнаженной грудью, или думали о том, что никогда не пойдут на баррикаду, а эта смелая девушка пойдет.
  
  - Проклинаю баррикаду! Проклинаю слона! - в далекой комнатке Вася Добров поднялся, тормошил Эльбу, словно мешок с отрубями для свиней.
  Но хитрая Эльба не просыпалась: то ли нарочно, что ли не специально, а упала в сон, как в ад свалилась со сковородки.
  Вася Добров укрыл Эльбу покрывалом-плакатом "СПИД не дремлет" и тихонько, без скрипа прикрыл за собой дверь каморки для подслушивания, где по мелкому проходили судьбы людей.
  С проклятиями (обоснованными) на подвал, на лифчики, на трусики девушек, что лежали под ногами на всём пути, Вася Добров шёл к своей невесте, к одной из трех.
  Его появление за столом переполоха не вызвало - туман алкоголя смягчил агрессивность невест - так кляп с нафталином успокаивает моль.
  Оксана налила в свой фужер шампанского и поднесла Васе Доброву, он отказался, словно задумал трезвый образ жизни идеального шофера автобуса.
  Вася Добров раскачивался, будто в него вставили качели из чехословацкого Луна-парка.
  Сейчас он решал свою судьбу, судьбу своих детей, но никак не девушек, потому что девушки - ящерицы, приспособленцы-камбалы, хамелеоны.
  Не этот жених - так другой лучше!
  А для мужчин важно - один раз и навсегда, как с головой под лёд.
  - Слушал я и наблюдал за вами девушки! Не скрою, потому что истина важнее денег и возможных пощечин.
  Как же я узнаю сокровенное, если не подслушаю, словно у меня четыре уха и четыре глаза?
  Проклинаю подслушивание!
  Проклинаю подглядывание!
  Проклинаю четыре уха, и вас снова проклинаю, мои хорошие девушки!
  О чем я говорил? Ах, да - подслушивал, подсматривал, и знаете, ни к какому выбору не пришел, словно голосовал за губернатора, а все претенденты получили равное количество голосов.
  Может быть, вы осудите меня?
  Проклинаю осуждение!
  Проклинаю женское мнение!
  Проклинаю ваши самонадеянные очи красивые!
  Оксана рассказывала, что после свадьбы превратит нашу жизнь в конвейер картин и золотых монет - словно на фабрике духмяных картин в Марселе.
  Проклинаю фабрики и заводы!
  Проклинаю дух и картины!
  Мне нравятся девушки с художественной жилкой и художественным вкусом академика живописи Сурикова.
  Мы бы с Оксаной пошли по жизни рука об руку мимо её выставок, по дороге, усеянной соверенами с Георгием Победоносцем, его конем и убиенным змием, что ещё жив, но уже корчится под копьем.
  Золото! Да, я люблю проклятое золото!
  Проклинаю золото!
  Оксана задела живые струны моей души, и я хотел бы взять её замуж, если бы не...
  Об этом "не" я расскажу в переносном смысле, будто ведра на коромысле переносил из пустыни в оазис.
  Проклинаю оазисы!
  Проклинаю верблюдов с горбами в пустыне!
  Три месяца назад я начал собирать соверены, но не простые, не по биржевой цене за золото, а - с исторической изюминкой, поэтому - дорогие - так дорожает девушка, что видела похороны вождя.
  Барыга поставлял мне монеты, я его курьеру передавал деньги, а сам забирал бесценные для меня монетки из золота.
  Курьером работала балерина Большого Академического театра Ангелина.
  Проклинаю курьеров!
  Проклинаю балерин!
  Она приезжала на личном "БМВ" - официальной машине Большого Театра, выскакивала, прыгала передо мной, затем брала деньги, вручала монеты, влетала белым лебедем в БМВ и уезжала.
  Я не понимал, почему барыга передает деньги через балерину - к чему циркачество, как в цирке братьев Запашных?
  Но потом, когда проверил монеты - понял, словно меня золотом осыпали с ног до макушки.
  Все соверены поддельные, высочайшего качества подделки - потому что подделывали их на военном заводе, на сверхточных станках, которые копировали все черточки с подлинных монет.
  Меня нагрели на двести тысяч долларов США.
  Любопытно, что работа по подделке монеты, примерно равна стоимости золотого самого простого соверена.
  Проклинаю соверены!
  Проклинаю оборонные заказы!
  Балерина служит для отвода глаз - чтобы клиент таращил глаза на её жилистые, как у индейки, ноги, а не рассматривал поддельные монеты - свинец, покрытый золотом.
  Проклинаю индеек!
  Вот это маленькое "не", Оксана.
  Но с другой стороны, оно, наоборот, разогревает меня на тебя, если бы не другая претендентка - Наталья с мечтой о материнстве.
  Проклинаю мечты!
  Несколько месяцев назад мне на ногу наступил слон в ботинке, гадина.
  Не слон, в котором жил Гаврош, а слон настоящий - индийский, а зачем погонщик на него надел слоновьи ботинки с железной подошвой - загадка.
  Пьяный индиец погонщик слона погнал на меня, я едва отскочил, за что и поплатился - слон наступил на ногу и сломал мне множество ножных косточек.
  Проклинаю косточки ног!
  Проклинаю слонов!
  Я лечился - проклинаю лечение, вылечился и с осторожностью пошёл в Ашан на Авиамоторной!
  Зачем пошёл, бедовый? Да, потому что люблю народ простой, люблю брожения умов и тел людских.
  Дальше - нагадает и предскажет самый простой Нострадамус из некрасовских трущоб.
  На меня прёт мать-героиня с двойной коляской, словно танк везет.
  Нарочно на меня едет, хотя видит, что нога у меня забинтована - бедный генерал.
  Со всей мощи материнства девушка весом под триста килограммов наступает мне на больную ногу - даже в сторону девушка двинула свое мощное тело, чтобы наступить на меня - проклинаю тела девушек.
  А затем, пока я хватал ртом ругательства и глотал слёзы боли, завопила на меня, словно я добывал из неё жир для гуманитарной помощи эскимосам:
  - Я - мать! Уступи дорогу матери!
  Проклинаю дорогу!
  Проклинаю ве женщины более ста килограммов.
  Наталья - Проклинаю имя Наталья...
  - Говорил уже, что проклинаешь наши имена, - Оксана в обиду за подружку и за себя с презрением скривила губки, словно ставила стрелку компаса вместо пломбы.
  - Ещё раз проклинаю ваши имена, - Вася Добров продолжал линию своей жизни - так паровоз с Красноармейцами несется по железу. - Наталья хотела ребенка от ирландца Патрика в полосатых чулках и в туфлях на железных каблучках.
  Цоки-цок туфельки мужчины цокают во время дня Ирландской моды в Москве.
  Смотреть противно на танцующих мужиков.
  Поле для гольфа - проклинаю тебя, поле для гольца.
  Проклинаю танцы мужчин!
  Проклинаю полосатые чулки мужчин!
  Проклинаю юбки мужчин!
  Усыновить хотела взрослого мальчика?
  Честь и хвала тебе, Наталья, что образом мысли подобна Ольге - она усыновила бы Гавроша.
  Но зачем мне чужие дети, тем более что их пьяный отец прилетит из Камбоджи и отнимет у меня и моих новых детей всё имущество, включая орловских рысаков.
  Проклинаю рысаков!
  Но, с другой стороны - проклинаю другую сторону - твоё самопожертвование ради семьи - восхищает и поднимает тебя на недосягаемую для экстремистов высоту.
  Высоту, что брала Ольга, когда засовывала в трусы мытую в дождевой воде морковку.
  Ольга вышла на бой - зачем пошла - только её левое полушарие знает, но она пошла и совершила несовершаемое - побила кунфуиста мужчину.
  Проклинаю кунфу!
  Сердца делают с девушками невозможное - так Синяя Птица Счастья - проклинаю её - крылами покрывает всю Землю.
  Честь и слава подвигу Ольги, её стремлению войти в Новую Украину в мужских портках и в соломенной шляпе деда Апанаса.
  Подобный подвиг - проклинаю подвиги - я имел от себя пять лет назад, под Астраханью в селе Яксатово, словно в ванну с большими желтыми огурцами-семенниками попал.
  После одиннадцати часов я прикупил сладкого вина - не помню, то ли Афонский кагор, то ли токайское и поплыл на катере на остров на реке Кезань, чтобы родители не видели, как я бухаю.
  Проклинаю алкоголизм!
  Катер у меня приметный, полторы сотни тысяч баксов, поэтому я вогнал его в заливчик в остров, припрятал, как казаки невесту своровали у атамана.
  Выпил, сижу, думаю, проклинаю палящее Солнце и круги на воде!
  Проклинаю вас, круги на воде от рыбы и без рыбы!
  Пошёл я по острову - проклинаю остров!
  Проклинаю песок на острове!
  Проклинаю лозу!
  Вдруг, слышу за кустами хохот алкогольного содержания.
  Тихонько подхожу, вдруг - местные - катер отнимут и по шее надают?
  У меня с собой пистолет без лицензии, но что значит пистолет против пьяных парней?
  Пойдут, как зомби, даже с пулевым ранением в голове.
  Проклинаю голову!
  Проклинаю пистолеты!
  Но за кустами - проклинаю кусты - пирует военный летчик - я его знаю - Петр Степанович, с двумя местными тетками.
  Я тогда думал, что тетки, но лет им по двадцать.
  Проклинаю двадцать лет!
  Тетеньки ржут, радуются, кушают - а сами худые, только сиськи под платьями играют, будто туда залезли баскетболисты американской национальной баскетбольной ассоциации и играют в баскетбол - проклинаю баскетбол.
  Я подглядываю, потому что подглядывать - дурно, но - интересно.
  Проклинаю интерес!
  - Коньяк! ООГОГО!
  Колбаска сырокопченая! АХАХА! - девушки кушают, им невдомек, что продаются за колбасу и коньяк, а летчик экономит на девках в пятьдесят раз больше, чем, если бы пировал, например, в "Бурлеске", здесь.
  Градус поднялся, тетеньки с хохотом скинули с себя всё, что можно скинуть, а дальше - волосы, их не снимешь без ножниц, и голые рванули купаться.
  Проклинаю купание!
  Летчик разделся - также до лобковых волос - и за тетками - зря что ли на остров с колбасой и коньяком пылил на дырявой лодке?
  Проклинаю лодки!
  Проклинаю колбасу!
  Проклинаю коньяк!
  Купаются они в тихой заводи, вроде бы с речки не видно, и в то же время вода речная, как из озера Байкал, где на дне лежит Олимпийский факел утонувшего паралимпийца.
  Я тоже разделся, но до трусов - проклинаю трусы - и тихонько с другой стороны подплыл, спрятался, подглядываю.
  Через пару минут летчик и барышни затихли, обнимаются, милуются, словно коты без языков.
  Тишина и сгубила их - так затаившийся партизан не заметил голодного - проклинаю голодных - медведя шатуна.
  Сначала я ничего не понял - летчик и его подруги дернулись и тихо ушли под воду, словно их за ноги морской царь реки Кезань тащил.
  Проклинаю царей!
  У меня инстинкт самосохранения развит на уровне медузы, поэтому я выполз из воды - а, когда выползал на берег тихонько - по ногам как шваркнуло, словно иголками долбануло.
  Я думал, что в речку в Астрахани тихонько спустили химические отходы, облагораживали природу, а осетров превращали в крокодилов - проклинаю крокодилов!
  Проклинаю осетров!
  Проклинаю облагораживание!
  Проклинаю химию и проклинаю училок химии!
  Но потом, словно Стенька Разин на челне, появляется лодка браконьеров с двумя суровыми мужиками - деды Мазаи.
  Один тычет в воду контур, как я понял через пару минут - электричеством рыбу - проклинаю рыбу, хотя она и так проклятая - глушат, а второй мужик сачком подбирает ту, что крупнее.
  Половину лодки завалили буфалами, плотвой, окунями и щуками, даже два сома здоровых - куда им столько рыбы?
  На корм свиньям?
  Проклинаю корма!
  Они проплыли тихо мимо заводи с утопшими летчиком и его женщинами - героинями.
  Не заметили рыбаки, что стали убийцами - проклинаю убийц.
  А, если бы и заметили, то прочесали бы остров, и меня убили бы (если бы я не отстрелялся), как свидетеля - проклинаю свидетелей с красными носами!
  Рыбаки уплыли - проклинаю уплывающих - а я - будущий алкоголик, пошёл к поляне летчика, налил коньяка и махнул разом - уфффф!
  Ну и дрянь он купил в сельском магазине, дерьможуйство под видом коньяка "Арарат".
  Я потом так отравился, да и лег коньяк на вино на солнце - бррр!
  Проклинаю Солнце!
  Проклинаю коньяк!
  Лежал я на песке, блевал изредка, смотрел на высокое небо - страшное в своем величии и думал о бесславной судьбе людей и рыб.
  Летчик и его женщины уже летят по дну - проклинаю дно, а к ногам их подбираются раки и мелкие, но алчные рыбешки.
  Я представил очи трупоедов, и на душе стало тепло, потому что ничто в природе - проклинаю природу - не появляется ниоткуда и не исчезает в никуда.
  Мимо меня ползла змея, а я даже не включил инстинкт самосохранения - смотрел на змею, как она перекидывает тело с места на место, но в душе играла тоска, играла, как играли груди девушек еще меньше часа назад.
  Любовь - проклинаю любовь - сильнейший источник обновления человека и коренится она в нашей способности обобщать мир индивидуальных отличий, особенностей человеческих характеров, судеб, обстоятельств - проклинаю обстоятельства, событий - проклинаю события, фактов...
  - Проклинаешь факты! Знаем, слышали, догадывались, - Ольга подняла миленькое, без следов рыдания личико. - Жениться будешь?
  Зря время не тяни, потому что у нас, у девушек, каждая минута в деле.
  Мы всю жизнь ищем жениха порядочного, и порой жизни не хватает, чтобы найти подходящего.
  Не тяни резину, забирай одну из нас в жены, а другие пусть со страданием, но с чувством, что гора с плеч упала, можно без оглядки на мужа петь, плясать, пить и искать богатых мужчин, радуются.
  - Проклинаю тебя с твоими радостями, - Вася Добров встал из-за стола, поправил руки, чтобы не торчали, как у Страшилы Мудрого: - Правильно ты сказала, Ольга, делу время - потехе - часть времени!
  Проклинаю время!
  Проклинаю потеху!
  Так как ум мой не выбрал ни одну и вас, но желает всех сразу, а это - противоестественно, потому что у нас не патриархат, а - либерально-демократическое общество, и оно не позволяет троеженство официально, я прибегну к методу белорусских парней-гадальщиков - Проклинаю парней!
  Я встану - проклинаю вставания, закрою глаза, раскручусь, чтобы не понимал где какая сторона горизонта с одной из вас.
  Затем пойду и наощупь возьму свою невесту - так древние римляне ловили раков в Индии.
  Я уверен - проклинаю уверенность дураков, что Судьба потянет меня за руки и подведет к единственной суженной ряженной, что гадала на меня на кофейной гуще - проклинаю кофе.
  Вася Добров отошёл от стола, закрыл глаза и стал кружиться, словно дервиш на празднике танцующих дервишей.
  Его качнуло, повело, но Василий мужественно ловил судьбу двумя руками.
  Он медленно пошёл - чуть не упал, но устоял, варяг-сибиряк, направлялся к обнаженной танцовщице, что коротала секунды у стола гоу-гоу.
  Девушки - потенциальные невесты Васи Добровы, затаили дыхание, словно их парализовало ядом черной мамбы.
  Если Вася Добров выберет голую стриптизершу, то, как человек слова, а то, что Вася Добров - держит слово - невесты уверены - должен будет жениться на ней, хотя она не в его вкусе.
  Но Судьба увела Васю Доброва от разволновавшейся стриптизерши (она не знала правил игры, но богатый опыт подсказывал - если мужчина идет к тебе, то это - к деньгам).
  Вася Добров прошёл мимо теплой девушки и двинул разгоряченное тело к усатому пьяному клиенту из Сибири.
  Клиент полуспал, полубодрствовал, то есть находился в поэтическом настроении алкогольной жизни.
  Но и мимо мужчины Судьба пронесла Васю Доброва - иначе женился бы на мужчине.
  Ирония Судьбы подставила ножку Васе Доброву - он наступил на соленый огурец, как стрела Амура от Ольги в сердце попала.
  На соленом бочковом огурце (из деревянной бочки) Вася Добров поскользнулся, потерял равновесие и полетел, будто лебедь с тремя крылами.
  Упал точно головой между ног взволнованной Ольги, а руки Васи Доброва обхватили неширокий, но значительный таз девушки.
  - Уф! Проклинаю падения! - Вася Добров открыл глаза на свою невесту, три раза моргнул - выбивал пылинку из глаза: - Ольга! Проклинаю вас! Станьте моей невестой до свадьбы!
  - Я твоя невеста, Вася Добров! - Ольга торжественно положила руки на голову Васи Доброва - так королева одаряет своей благосклонностью пропахшего потом рыцаря. - Нет ничего удивительного в слиянии наших судеб!
  Соленый огурец помог нам.
  Мы живём здесь и сейчас, в нашей действительности, будь то деяния проклинающих молодых политиков или социально-психологические незримые девушки.
  Мы пропустим через себя людей, нации, народы и создадим новое качество - новых людей Новой Украины, - и с полупоклоном обернулась к освобожденным от гнета замужества подружкам-уже-не-конкуренткам: - Приглашаем вас на нашу свадьбу, которая состоится не раньше, чем через пять лет, когда мы с Василием состоимся, как личности.
  - Проклинаю создавать!
  Проклинаю действительность!
  Проклинаю свадьбы!
  Проклинаю личности в истории! - Вася Добров улыбался, он тоже сбросил один из жизненных грузов со своих плеч.
  Теперь - на биржу жизни, за новыми грузами, что лягут пудовыми мешками на тонкие плечи городского жителя, который не отличит корову от проса.
  
  Три недели спустя в квартиру Зинаиды Федоровны Антохиной постучали ("Звонок не работает! И что это гады в ДЕЗе сидят, не починят никак!").
  Молодая, перспективная в сексе и спорте пенсионерка Зинаида Федоровна заглянула в глазок, будто в ванну через дырку в стене к соседям подглядывала: молодой человек в черном костюме, белой рубашке и с черной кожаной папкой в руках смело смотрел в один глаз Зинаиды Федоровны (но не видел его через глазок).
  Рядом с парнем стояла молодая девушка - по мнению Зинаиды Федоровны - проститутка в белой блузке, черной юбке, а на голове - красная косынка, завязанная по-украински - на лбу, концами вперед - так великий украинский писатель Николай Васильевич Гоголь рисовал ведьм.
  - Сейчас открою, замок заело поганый! - Зинаида Федоровна в волнении присела на табуретку около двери, поправила седую прядь за ухом, улыбнулась уголками рта, словно пряники раздавала на Красной Площади.
  "Вот оно, счастье в странниках!
  Сами приходят, сами и получат!
  Счастливая я, счастливая Зинка!"
  Два года назад Зинаида Федоровна захандрила, лежала в постели, кусок буженины с красным вином в горло не лез.
  Лечащий доктор Зинаиды Федоровны Михаил Львович всеми силами поднимал старушку со смертного одра, уверял, доказывал:
  "Зинаида Федоровна! Ну, голубушка вы наша трудовая!
  Вам всего лишь восемьдестя пять лет стукнуло - какие ваши годы, а вы хандрите, словно наркоман на паперти.
  Посмотрите на меня, я полон сил и здоров, как бычара.
  По утрам - пробежка по парку, вечером - на велосипед и в бассейн.
  Отпуск провожу с рюкзаком в горах, или с любовницами в ресторанах, а я старше вас на десять лет.
  Лекарства вам не помогут, потому что нет средств от хандры, кроме водки и сна.
  Но вы, ведь водку не пьете, предпочитаете французское вино с привкусом черной смородины.
  Так я вам дам совет доктора и умудренного женщинами ловеласа:
  Свою хандру передайте другому!
  Найдите объект для атаки и выплесните на него всё, что возникло плохого у вас в почках, селезенке, желудке, мочевом пузыре, а главное - на душе накипело.
  Кругом воры, бандиты, жулики.
  Они сеют раздор, способствуют падению курса рубля, подзуживают террористов.
  Бандиты кругом! Ужас! Ужас!!!
  И все плохое входит в нас, несчастных пенсионеров, Зинаида Федоровна.
  А оно нам надо?
  Вот то-то и оно, то-то и оно, что оно нам не надо!
  Молодежь пошла - гнилая, тьфу на них.
  Что ни парень - то - наркоман.
  Что ни девушка, то - проститутка.
  Их не жалко, а нас жалко, потому что мы всю жизнь, не покладая рук - у станка, у колыбели, у магазина, где продавали Чебурашек с ушами и глазами.
  Помните нашего героя детства - Чуберашку?
  Миленький зверек, и мультфильм о нем - добрый, как песни моей мамы Альбины Павловны.
  Но всему есть конец, даже у женщины.
  Я увидел, что вы тонете, и протягиваю вам руку братского народа и доктора.
  Я твердо могу сказать - никто плохой не вырвет жизнь у столь хорошей, как вы.
  Ругайте молодежь, ставьте ей на вид, укоряйте молодых.
  Пусть они краснеют, оправдываются, но нет оправдания поганым и низкопробным.
  Когда вы ругаетесь с кем-нибудь - но не с пенсионерами, то ваше плохое перетекает к ним, а их жизненная энергия перетекает в вас.
  Так вы избавитесь от хандры и сядете на велосипед, чтобы ехать в атлетический тренажерный зал!
  Ругайте молодежь, укоряйте их, и станете здоровая, как мальчик с пальчиком.
  Например, зайдите в салон связи - там одни молодые подонки работают, и скажите, что они не уважают клиентов, что они думают только о деньгах, и что вы напишите их начальству, позвоните вышестоящим.
  И чем больше будут оправдываться молодые, тем чище станет у вас на душе, ласточка вы моя, и здоровья вам прибудет втройне!
  После беседы хандру рукой, как трусы у молодой блондинки в бане, снимет".
  Зинаида Федоровна послушала совет старшего товарища - доктор дурное не скажет, потому что - лечит, и в тот же вечер вышла в парк культуры и отдыха.
  Сначала она робела, но потом вспомнила американские фильмы, набрала в легкие воздуха и подошла к скамейке, на которой юноша лет семнадцати со своей девушкой пили Кока Колу и хохотали.
  - Всё хохочете? - Зинаида Федоровна колоколом правды нависла над молодыми. К огромному удивлению она почувствовала, что даже в начале беседы хандра отступает, будто ей ноги переломали орловским дрыном. - Пьете западную химию - Кока Колу и думаете, что все в жизни пережили и поэтому вы спокойны.
  Нет! Мне сейчас не за себя тяжело, а за Отчизну обидно и стыдно, что Родина взрастила наркоманов и проституток, которые бабушке место на скамейке не уступят, словно вам зады смазали клеем "Момент".
  Вы вращаетесь в кругу воришек, циников, развратников.
  Называете себя "эй, мужик", "эй, чувиха".
  Живете по принципу лодырей и тунеядцев: брать от жизни всё и не давать ничего!".
  После профилактической беседы молодых со скамейки сдуло, а Зинаида Федоровна почувствовала, что хандра ушла вместе с ними на коротких ножках ненависти.
  Хорошо-то как!
  С тех пор Зинаида Федоровна совершала прогулки по Москве, находила объекты для укорения, и выздоравливала за счет обличения - так кровь перетекает из здорового человека в больного.
  Зинаида Федоровна любила Москву в часы пик, когда в метро давка, молодые подонки спешат на работу, а она - Зинаида Федоровна - толкается, её прижимают, жмут, но только силы свои отдают.
  Некоторые робко возмущались в ответ на обвинения Зинаиды Федоровны, находились наглецы, они выказывали недовольство, что пенсионеры по утрам забивают общественный транспорт - куда едут? зачем едут?
  В спорах со злыми Зинаида Федоровна (и другие пенсионеры) крепчала.
  Иногда, как и в этот раз, исцеление приходило на дом: коробейники предлагали картошку, пылесосы, волшебные фонарики.
  Подобные моменты Зинаида Федоровна обожала, потому что выслушивала продавцов, улыбалась, а, когда коробейник уже уверялся, что у него купят, то высказывала о нём все и даже о его родне немного - так капля камень точит.
  И на этот раз Зинаида Федоровна подготовила красивую речь - себе на потребу.
  Она шевелила губами, повторяла, что скажет девушке в первую очередь, бесстыднице в косынке, а трусы, наверняка, не носит:
  "Где твоя девическая честь и гордость, прошмандовка?
  Где было твоё достоинство как человека и как девушки, когда ты встала на путь лжи, воровства и проституции.
  Почему не пошла на завод, а расхаживаешь по квартирам и у бедных пенсионеров воруешь время и деньги?
  Как могла ты пойти по западному пути порхающих по цветкам жизни девушек?
  Ты в поисках легкого, но пустого времяпровождения в банях и саунах забыла о том, что душа девушки - цветок нетоптаный, жемчужина не просверленная, яблочко ненадкусанное.
  И хочется кинуть упрек дылде, что стоит рядом с тобой и почесывает промежность (независимо - почесывает или нет): где ты был, когда девушку лишали чести?
  Почему не предостерёг её, законченную ещё в школьные годы, проститутку и наркоманку?
  Ты - пошляк, скотина, а девка твоя не выработала идеала девичьей добродетели, чистоты, твердости и силы сопротивления деньгам и алкоголю".
  Вот что Зинаида Федоровна сказала бы молодым людям в назидание и себе на здоровье.
  Она открыла дверь, покрыла лицо добрыми морщинками улыбки.
  Ротик старушки Шапокляк Зинаиды Федоровны раскрылся для извержения первой лавины осуждающих и бранных слов, но...
  - Будь ты проклята, старая ведьма! - Вася Добров произнес громко - эхо билось о сломанные мусоропроводные люки. - Твоя дверь будь проклята!
  Проклинаю твою квартиру!
  Проклинаю твое мировоззрение!
  - Ах! - Зинаида Федоровна сказала и упала на стульчик у двери.
  Рот её хлопал створками сверхстремительной устрицы.
  Уши летели по ветру из ягодиц.
  Ольга без осуждения, но задумчиво посмотрела на своего жениха, и впервые на её лице выступило выражение академического спокойствия - так академики Российской Академии наук засыпают на собраниях и конференциях.
  Девушка во всем и полностью доверяла жениху, и не усомнилась бы в его правильном поступке, если бы Вася Добров сейчас подвесил добрую пожилую женщину - наверняка - мать многих детей, передовицу труда, общественную деятельницу и просто пожилого человека - а старость уважают во всех странах, даже в Чехословакии и в Индокитае.
  Вася Добров, наоборот, погрузился в себя, разгребал залежи золота и чернозема в душе серебряной лопатой и укорял, если не свои проклятия, то некоторую нить, столь похожую на нить Ариадны, что иногда вела в тупик.
  "Я чуть словом не убил пожилую добрую женщину, похожую на разбитый нос школьника.
  "Проклинаю" - сильное слово, но опытная женщина из СССР должна его была выдержать.
  Наверно, я оборвал струну понимания в душе старушки, а она так мило открывала и закрывала глазки, вероятно, приглашала нас на чай".
  - Зинаида Федоровна! Либерально-демократическая партия России приглашает вас на выборы губернатора Можайской области, для массовки, как на передачу "Давай, поженимся"!
  От партии вы получите пачку вафель кондитерской фабрики "Рот фронт" и...
  Вася Добров пропагандировал, а Зинаида Федоровна его не слышала, будто её сердце вместе со слуховой улиткой вытащили на солнышко.
  Она сосала валидол и размышляла, размышляла синей птицей уходящей молодости без трусов,
  "Нет ничего подлее, чем молодость.
  Раньше молодые помогали старшим, работали на пенсионеров, своим трудом радовали магазины и общественные столовые.
  А врачи! Какие раньше врачи лечили геморрои - не врачи, а - загляденье.
  Что ни врач, то - душа человека!
  А теперь - воры, обманщики, мздоимцы, лиходеи, стяжатели.
  Украли у нас, у меня, у всех пенсионеров и инвалидов труда ИДЕЮ!
  Теперь молодые сами первые укоряют, и высасывают из нас жизненные соки.
  Как же я вылечу хандру, если не ругаю, а меня ругают?"
   Зинаида Федоровна подняла с табуретки литое свинцовое (на сосиськах, колбасах) тело и громовым голосом Тянь-Шаньского монаха протрубила, потому что шла в последний бой, а, если и не последний бой, то пенсионерка своего так просто не отдаст - попробуй, возьми голыми руками бывшую учетчицу на производстве:
  - Вам нужно знать больше того, что вы знаете, и делать доброго больше, чем вы делаете, молодые люди.
  Девушка, вы - проститутка!
  Напялила красную косынку, косуху, белую блузку и кожаную юбку с белыми чулками, словно комсомолка Великих Революционных лет.
  Наряд комсомолки, а в голове у тебя - стремление к блуду, к деньгам, разврату малолетних и стариков.
  И ты, парень, что меня проклял!
  Да, я уважаю твою жизненную позицию убийцы - ты меня убил проклятием - но я так просто дело не оставлю на потоке.
  Я, как выразитель мысли всех пенсионеров, прежде всего выясню причины: каким образом в Российской школе, на глазах общественности выросли два выродка - вы.
  Вы убиваете меня словами, молодой человек, а ваша шлюха даже пальцем не шевельнула!
  Ведь девушка - будущая мать - я не про тебя девка, а о хорошей девке говорю, с Ленинской искрой в душе, так чистая девушка в первую очередь осмысливает с кем идет по квартирам, и своим присутствием предотвращает гадкое, или назревающее, как фурункул.
  Пенсионеры, мы, как старейшины из легенд Великого Русского поэта Алексея Максимовича Пешкова.
  Я расскажу вам его легенду о Ларре, но не о купеческом ящике, что называется - ларь, а о красавце с черными вьющимися кудрями, смуглой кожей и приличными манерами, с которыми пустят в лучшие дома Парижа и Лондона.
  Ларра считал себя первым на Земле и тоже, как и вы не видел ничего, кроме похоти, разврата, убийства стариков и женщин, осквернения могил и блеска золота.
  Он целыми днями развлекался с голыми балеринами, а они, дурехи, танцевали, загорали бесстыдницы на пляже в Серебряном бору и накладывали на тело камни.
  Однажды Ларра почувствовал в себе мужскую силу и от радости убил топором старуху процентщицу, а бедная женщина зарабатывала крохи себе на потребу и внукам своим и детям своим и родным своим из дальних городов.
  Нашлись добрые люди из Китая, они схватили Ларра, связали его, но не насмехались над ним, потому что знают понятия, как на зоне.
  Старейшины, пенсионеры, инвалиды, а мы обладаем более важным жизненным опытом, чем вы, молодые, прежде чем судить Конституционным судом убийцу, задали ему мудрейший вопрос:
  - Вырос детина, и убил бабушку?
  - Мои поступки - мои дела, - наркоман, пьяница, развратник, стяжатель Ларра ответил с гордостью, потому что - красавчик, как Аполлон с тремя руками.
  - Мы напишем твой ответ иголками в уголках глаз в назидание потомкам - так поступали все мудрецы Востока и Севера, - старейшины проявили Вселенскую мудрость. - Ты - красавчик, но мы вынуждены тебя убить, поругать твоё восхитительное тело оливкового цвета бронзовой мухи.
  На память мы снимем с тебя скальп с поразительно прелестными черными кудрями, а голову твою с бархатными очами и пушистыми девичьими ресницами мы заспиртуем.
  Ты умрешь, а мы останемся жить, и нам полезно знать больше, чем мы накопили знаний из всех Российских и Советских библиотек.
  Так ответили старцы, а я плюю в ваши распростертые хари, молодежь.
  Посмотрите на ваши руки, блудодеи!
  Теперь взгляните на мои трудовые ручки, похожие на листья фикуса.
  На моих руках отражена вся моя жизнь, словно в кинематографе, а морщины и пятна - материки и континенты, что пали под моими руками и к моим ногам.
  Ноги я вам не покажу, потому что показ ног пенсионерки - не торжественно, словно я ниже вас по званию и по понятиям чести.
  Руки - другое дело, руками я и задушу вас и образумлю - так самец гориллы поучает своих детенышей.
  Гориллы, как птицы вьют гнезда и живут в гнездах.
  Огромная горилла, а вес самца гориллы доходит до двухсот килограммов, прыгает по гнезду, скачет и ухает.
  Щеки самца гориллы говорят о его положении в стае - так мандат комиссара внушал уважение у нэпманов.
  Чем больше щеки гориллы, тем важнее горилла, а самые большие щеки у вожака стаи!
  Мои руки - не руки гориллы, а руки трудовой, рядовой женщины России.
  Много дорог прошли мои руки, много судеб изведали, словно в клубе кинопутешественников с Юрием Сенкевичем.
  В младенчестве я копала огород под капусту и нашла в земле три копейки одна тысяча тридцать шестого года.
  Монетка старая, смешная, но очень важная - китайский правитель, а не монетка.
  Сейчас три копейки ничего для вас не значат, потому что вы за одну ночь пропиваете и прогуливаете в клубах и саунах по несколько тысяч рублей.
  А тогда, в СССР три копейки - ОГОГО!
  Держу монетку на своей ладошке, ладошке, что не познала ещё Английский язык и физику, и тут подлая, как деяния капиталистов, мыслишка попала в мою головку: "А не испачкает ли монетка мои ручки?"
  Откуда залетела мысль?
  Каким шайтан ураганом Карина её занесло в Советские края - не знаю.
  Но она терзала меня, терзала, поэтому я монетку выкинула, словно печень Прометея.
  Я совершила преступление против монетки, а на ней изображены символы Отчизны, значит, я тогда предала Отчизну через мысль о грязи.
  Всю жизнь кровью, потом, телодвижениями я искупала свою вину перед монеткой и перед собой, что боялась грязи на руках - так вы, проститутки, - палец указала на Ольгу, - боитесь грязи нищеты, но принимаете в себя грязь подонков, мусора и других отбросов общества.
  А мы, несчастные пенсионеры?
  Мы расплачиваемся подорванной верой в чистоту рук, а в нашу нечистоту рук верить нельзя, потому что нам жить и обуздать ретивую молодежь.
  Ваши руки - тьфу на них - привыкли к пианинам и гениталиям, а не к бухгалтерским счетам и рашпилям.
  Тьфу на вас много-много раз.
  - Проклинаю твои плевки! - Вася Добров сунул старушке пачку вафель кондитерской фабрики "Рот фронт" и схему проезда до Можайска. Он улыбался орлиной улыбкой: - Приезжайте, будем ждать вас, добрая почетная Зинаида Федоровна!
  Проклинаю ожидания!
  Каждый голос пенсионера важен для либерально-демократической партии России.
  Проклинаю голоса!
  Вася Добров едва отпрыгнул - так Зинаида Федоровна яростно и стремительно захлопнула железную дорогую дверь с инкрустациями.
  Ольга повела Васю Доброва за собой в Макдональдс, она чувствовала, что мужчине - женским чутьем понимала - нужна пища, прежде чем мужчина погрузится во мрак, откуда летят огненные змеи.
  - Два бигмака, стандартный ванильный коктейль, пирожок с вишней, картофель фри с соусом "Тысяча островов", - Ольга заказала для Васи Доброва, - а мне - салат и чай, пожалуйста.
  - Ольга, я впервые за много лет потрясен, - Вася Добров сказал, когда присели за столик у окна с видом на пенсионера в костюме адидас. Бородатый пенсионер восточного типа требовал от прохожих деньги на хлеб белый с изюмом. - В клубе "Бурлеск", когда Судьба - проклинаю судьбу - с помощью соленого огурца из деревянной бочки, и самое удивительное - твоего огурца, направила меня к тебе - удивление, но удивление иного рода - так иногда собаки - проклинаю собак - одной породы не похожи друг на дружку, как и мои удивления и потрясения.
  Зинаида Федоровна потрясла - проклинаю потрясения - и удивила меня не столько словами, а несла она старческий маразматический бред, а затянула своей убежденностью, верой в то, что брешет - старая интеллигентша в тапочках "рокпорт".
  Огонь в её сердце, пламя домн и пожаров - проклинаю пожары - революции.
  Павка Корчагин положил бы к её ногам пайку хлеба и миску баланды.
  Почему в Макдональдсе девушки не танцуют стриптиз на столах?
  Проклинаю столы!
  Проклинаю стриптиз!
  - Хочешь, я станцую для тебя, милый Вася Добров?
  - Хочу, но не здесь и не сейчас, потому что в Макдональдсе твоим танцем будут любоваться все задаром!
  Проклинаю задаром когда!
  Эмоции и идеалы даже за золото не купишь!
  Убежденность, идеалы - они дорого стоят, потому что - эмоции сильные.
  - Но ты же проклинаешь, мой поросеночек! У тебя тоже сильные эмоции! - Ольга поправила косынку и отпила капиталистического горького чая. Очи её горели последними воспоминаниями о Родине. Ноздри раздувались навстречу Грядущему - так ноздри быка раздуваются, когда он гонится за пастухом. - У каждого свои эмоции, даже у животных.
  - В том и дело, что мои проклятия - без эмоций, без души, без внутренней силы - проклинаю силу.
  Я проклинаю автоматически, как дышу - мама и папа гордятся тем, что проклинаю без смысла, а у каждого человека есть смысл, кроме меня.
  Да! Да! Жизнь моя идет без смысла - проклинаю смысл!
  Хочу - проклинаю хотения - смысл!
  Все люди - настоящие, а я - фальшивый - проклинаю фальшивое! - Вася Добров нечаянно смахнул со стола коробку из-под бигмака, словно убрал всё ненужное и наносное из книги Достоевского "Идиот".
  Старая уборщица узбечка с укоризной посмотрела на Васю Доброва - "Пачкают! Не уважают труд уборщицы! А я, старая женщина, почетный хлопкороб бывшей Родины, унижена и приземлена, словно дряхлая умирающая ослица под чинарой".
  - Ты фальшивый? Ты - ненастоящий? - Ольга от возмущения завопила, вскочила из-за стола пружиной часов "Мактайм". (Менеджер заведения Андрей Соколов насторожился: неужели, клиентка нашла в салате змею? Позор и убыток Макдональдсу.) - Да ты! Да я!
  Думаешь, я из-за твоих денег стала твоей невестой (все девушки Макдональдса повернули головки и жадно смотрели на Васю Доброва - не бросит ли его, богатого, девка, а они - тут-как-тут - пчелки залётные с тампаксами)?
  Из-за твоей искренности, неприемлемости лжи (девушки потускнели разбитыми бриллиантами) я выбрала тебя, чтобы идти рука под руку до свадьбы - так шли с понятыми головами Кай и Герда, Мики и Мини, Спанчбоб и Патрик.
  Вставай, вставай, Вася! - Ольга потащила Васю Доброва из Макдональдса (он захватил на ходу пирожок и бигмак). - Я покажу тебе, что все страны и континенты лживые по сравнению с твоими проклятиями.
  Нет, не люди там, а - сумасшедшие!
  Мы полетим в Париж (парни альфонсы с завистью посмотрели на Васю Доброва - повезло ему, его везут за границу), Нью-Йорк (вздох по всему залу), и ещё куда-нибудь.
  Я не потрачу ни копейки твоих денег, да, да, да!
  Я накопила немножко и с радостью потрачу на то, чтобы доказать - нет в тебе фальши, Вася Добров, нет, а в них - фальшь и не искренность, отсутствие чувств!
  - Проклинаю отсутствие чувств! - Вася Добров тащился за Ольгой, словно собака за сосиськой мясника. - Но как же наша политическая работа и твоя политическая арена?
  Проклинаю арену!
  - Подождут и арена и политики с ружьями!
  Тебе, любимый москалюга, докажу, что они без эмоций, без ума, и даже, наоборот, с умом, но извращенным, как черный и белые квадраты Малевича.
  
  Вечером Вася Добров и Ольга отбыли в город Нью-Йорк (по настоянию Ольги, похожей на возбужденную морскую звезду).
  Ольга много говорила, а Вася Добров, наоборот, изредка бросал проклятия, и находился в мире безмолвия с воображаемыми акулами.
  Он не проклял пограничников и таможенников, что дало зеленый свет в полете - так барин свистит гончим псам.
  В Нью-Йорке, когда прибыли на остров Свободы, Ольга взяла на себя роль экскурсовода-любителя в красной косынке.
  Негроиды подмигивали девушке, щелкали фиолетовыми, как у собак чау-чау, языками (в США девушки не ходят в юбках), а Ольга в ответ презрительно показывала из пальцев интернациональный "фак".
  - Вася, Статуя Свобды, или - Свобода, озаряющая мир, сделана из железа, а внутри - пустая, словно высосанное яйцо кобры.
  У неё ширина лица - три метра, а толщина талии - одиннадцать метров.
  Почему люди восхищаются железным Колоссом, почему пишут о ней бред, если это - железное изделие, не более сложное, чем электростанция или линия электропередач.
  - Проклинаю электропередачи!
  Проклинаю бред!
  Проклинаю Статую Свободы! - но в голосе Васи Доброва не видны отблески пионерских костров в Артеке.
  - В Латвии, где пекут вкусный хлеб, на Украине - предвестнице Новой Украины, в Японии с радиоактивными отходами, во Франции, где мужчины танцуют в трико, поклоняются статуе Свободы.
  Хорошо ли это?
  И не называется ли фальшью поклонение неизвестной бабе, в которую входят по лестнице и внутри которой бегают лифты - не фальшь ли это?
  Ты искал фальшь в себе, но найди её в людях, которых ты считал правильными, эмоциональными и без фальши, а они на самом деле - странные - потому что вместо того, чтобы любоваться прекрасным закатом и речкой, любуются и восхищаются железом!
  - Проклинаю железо!
  Проклинаю рассветы и закаты!
  Проклинаю любование!
  - Ты проклинаешь, и тебе кажется, что проклятия твои не содержат эмоции, а чувства твои - фальшивые, но это не так, Вася Добров!
  Фальшивы люди и их эмоции, когда люди видят одно - кучу железа, а говорят другое - искусство!
  В Париж! Я докажу тебе, что Эйфелева башня также фальшива, как и крики людей о лжекрасоте.
  В школе я увидела бабочку на цветке - обыкновенная капустница с черными глазками терьера.
  На уроке я рассказала учительнице, что бабочка капустница очень красивая, с размахом крыльев, и я, когда вырасту, стану красотой своей походить на бабочку капустницу.
  Учительница захохотала сквозь очки - они даже запотели, а звали учительницу Наталья Игоревна.
  Она показала мне картину "Джоконда" в журнале "Смена" и сказала, что Джоконда - истинная красота, а бабочка капустница - не красивая, даже любой махаон краше её.
  Но, когда очки училки отпотели, я увидела глазки наставницы, маленькие, невзрачные по сравнению с глазами бабочки капустницы.
  Я потрогала очки учительницы, а она кричала, чтобы я вымыла руки, что я никогда не стану Олимпийской чемпионкой по кёрлингу, или на худой конец паралимпийкой.
  Но я верила, что бабочка капустница краше, чем Джоконда.
  У башни Эйфеля поверь, Вася Добров, что вздохи и ахи французов - фальшивые, а истинная правда - в твоём сердце, так Иван Царевич хранит в сердце память о Царевне Лягушке, и спас её от Кощея Бессмертного.
  Разве хоть один знаток искусства - тот, кто восхищается Эйфелевой башней или залезает в Статую, озаряющую мир - познает красоту бабочки капустницы или отправится за тридевять земель, на верную смерть, но за своей любимой девушкой?
  - Проклинаю тридевять земель!
  Проклинаю любимых девушек!
  Проклинаю Кощея Бессмертного!
  
   В Париже Вася Добров пальчиком потрогал железку Эйфелевой башни, будто прикасался к запретному плоду кузнеца Вакулы.
  Ольга впервые увидела, и даже подумала, что ей почудилось, будто в глазах Васи Доброва вспыхнул новый огонь, похожий на турбо пламя дорогой зажигалки.
  Но огонь больше не разгорался, хотя физически Вася Добров окреп, что ощущалось по ночам - до утра.
  Он проклинал половых, камердинеров, гарсонов, речку, дороги, жареные каштаны, французские булки, фабрику духов.
  Перед отъездом, когда ещё раз подошли к башне Эйфеля, и Ольга в очередной раз доказывала, что все люди здесь фальшивые, и мысли и чувства их фальшивы, потому что нельзя восхищаться радиобашней, к ним подбежал назойливый афрофранцуз в шляпе-зонтиком.
  Афрофранцузы лезли со всех сторон, казалось, будто башня Эйфеля - гигантский рассадник, щупали девушек и Ольгу, предлагали нехитрые, но дорогие сувениры.
  Французафро за пять евро предлагал резиновую гориллу - при нажиме на резиновый пухлый живот у гориллы выскакивает пенис с красной залупой.
  Француз хохотал, подмигивал Ольге и Васе Доброву.
  Необижаемый, защищаемый Конституциями, НАТО, США, ООН, Гаагой (в отличие от старушек из русских деревень) афрофранцуз опешил, когда Вася Добров сначала полил его трехэтажным русским матом, а затем проклял:
  - Проклинаю тебя, отродье сатаны с сатаной в руках!
  Проклинаю резиновую гориллу!
  Проклинаю пухлый живот резиновой гориллы!
  Проклинаю резиновый пенис с красной залупой резиновой гориллы.
  Афрофранцуз не понимал по-русски, по крайней мере, не понимал столь высокого слога, которым изъяснялись Пушкин и Толстой.
  Но блеск очей Васи Доброва, сила и убежденность, эмоции в словах хлестали по ушам бедного афрофранцуза, как бич надсмотрщика много лет назад хлестал по плечам афрофранцузов.
  Ольга спрятала улыбку в край красной революционной косынки, чей цвет омывается кровью морских рачков.
  Она приберегла самое сильное доказательство фальши людей на сладкое или кислое - у кого какие вкусовые ощущения, словно в солдатском сортире устроили пир гурманов.
  
  - Мы в Брюсселе, столице культуры, правды и эмоций! - Ольга торжествовала и таяла под напором волшебных лучей из глаз Васи Доброва.
  - Проклинаю столицу!
  Проклинаю культуру!
  - Но как же, друг мой, Василий! - Ольга иронизировала, подвела Васю Доброва к постыдному фонтану - писающий мальчик. - От писающего мальчика все в восторге, словно он - танцующая стриптизерша.
  Писающим мальчиком восхищались и восхищаются все народы, все просвещенные умы, словно им прочистили мозги сапожной щеткой с гуталином.
  Нагой мальчик писает в фонтан - разве это не Правда, которую искали и ищут революционеры всех стран, и не та ли это Правда, за которую на костер пошел Джордано Бруно?
  Писающего мальчика установили давным-давно ради юмора варягов.
  Люльку с сыном Готфрида Второго Лёвинского подвесили на дереве, чтобы вид будущего монарха воодушевлял горожан на подвиги.
  Ребенок из люльки гадил на головы сражающихся под деревом воинов - не нашли воины другого места, словно им моча в голову ударила.
  Мальчик вылез из люльки и сиками затушил пожар под стенами города.
  Свой нынешний вид статуя приобрела в одна тысяча шестьсот девятнадцатом году, и с тех пор её часто воровали, словно мальчик отлит из золота.
  
  С годами вокруг статуи возникло несколько правдивых, не фальшивых, с точки зрения обывателя в полосатых женских чулках, традиций, как у лисы и журавля, что ходили друг другу в гости, но никак не нашли слов любви.
  В праздничные дни струю воды из пениса мальчика заменяют вином или пивом - как на гей-параде в Бёрне.
  - Люди пьют из пениса мальчика - проклинаю пенисы - из члена - проклинаю члены, из хуя? - Вася Добров подпрыгнул, постучал кулаком по своему лбу.
  Глаза его сверкали, как глаза любителей приложиться к струе мальчика: - Невероятно! Но это то же обман себя, фальшь великая, потому что люди совершают противоестественное, будто бы они космонавты на Марс.
  - Время от времени статую наряжают в костюмы, чтобы мальчик не отморозил пенис! - Ольга хохотала, словно нечаянно наступила бабушке, что кормила голубей, на ногу. Бабушка с лицом Королевы матери истерично завопила, и её увезли на скорой помощи. - Не фальшивые (с их точки зрения) люди утверждают, что наряжать статую в свой костюм - огромная честь.
  - Я знаю понятие девичьей чести - проклинаю понятия!
  Это раз!
  Честь Родину защищать - это два!
  Рабочая честь - это три!
  Но чести наряжать чёрного писающего мальчика в свой костюм - проклинаю костюмы - не знаю!
  - Писающего мальчика зовут Жюльен - хорошо, что не Иван, не Петр, не Александр, не Андрiй, не Тарас, не Микита.
  Гардероб Жюльена, потому что он - француз, состоит из нескольких сотен одеяний - больше, чем у приличной девушки в розовых чулочках.
  Некоммерческая организация - "Друзья писающего мальчика"...
  - Шутка? Проклинаю шутки!
  - Что шутка, дорогой мой Вася Добров?
  - Шутка, что существует организация "Друзья писающего мальчика"?
  - Нет, не шутка, а очень уважаемая среди своих, организация, пользуется поддержкой, получает субсидии от Государств.
  В момент переодевания писающего мальчика играет духовой оркестр старых музыкантов и молодых немузыкантов.
  - И они называют себя эмоциональными без фальши?
  Проклинаю музыкантов!
  Проклинаю некоммерческие организации!
  Зачем человечество существует, если у мальчика из хуя пьют вино, а затем наряжают его под звуки похоронного марша?
  Проклинаю похороны!
  - В королевском музее находится экспозиция, которая насчитывает более восьмиста костюмов писающего мальчика, у которого волдыри на ягодицах от переодеваний! - Ольга закончила рассказ и путешествие по Европам с целью доказать милому другу - Васе Доброву, что он не фальшивый, что он - эмоциональный, что он лучше многих человеков.
  - Для тебя у меня сюрприз, любимая моя Оленька - проклинаю сюрпризы, - Вася Добров поцеловал невесту в правую зацелованную, как яблочко, щечку: - Ты веришь в Новую Украину, возрожденную, перерожденную!
  Читай, что написано в Википедия: "В 2007 году по инициативе украинского общественного деятеля Алексея Толкачева Европейская Ассоциация Украинцев на День независимости Украины облачила Manneken-Pis в украинский национальный казацкий костюм.
  Таким образом, украинцы впервые приняли участие в древней почетной традиции.
  Украинский костюм хранится в коллекции Брюсселя под номером 791.
  С тех пор ежегодно муниципалитет Брюсселя 24 августа одевает "Писающего мальчика" в украинский костюм для празднования Дня независимости Украины, а также в ходе визита украинских официальных лиц в Брюссель".
  Посмотри на фото, как потешно, в насмешку над украинцами, одет писающий мальчик с черным лицом и струей из пениса.
  Национальный костюм, в котором Тарас Бульба убил своего сына, а Тарас Шевченко просил похоронить, надет на чучело!
  Может быть, в праздник власти Брюсселя разрешают официальной украинской делегации пить вино и пиво из пениса писающего мальчика?
  Вот так, Оля: неужели, жители Новой Украины пошли на это ради денег брюссельцев?
  Не возвышает украинцев статуя санного мальчика в национальном украинском костюме, а - унижает!
  Проклинаю унижения!
  Домой! В Москву! В Кремль! Проклинаю дом!
  Вся время до отлета Вася Добров находился в возбужденном состоянии наркомана.
  Брюссельская полиция доброжелательно смотрела на шалости Васи Доброва, когда она проклинал громким голосом фонтаны, площади и голубей.
  Наркоманов нельзя трогать, потому что они - столп общества, его финансовые глиняные ноги.
  Только один раз, когда Вася Добров завопил:
  - Проклинаю пьющих из члена писающего мальчика! - Две бабушки - по белым лицам - эмигрантки из России, подобрали юбки и дали деру в сторону реки.
  Они видели, что назревает революция, а каждая революция не щадит писающих мальчиков и тех, кто пьет вино у них из хуя.
  
  В самолете Вася Добров проклял рыбу, но кушал с аппетитом:
  - Проклинаю рыбу! Проклинаю картофель! Проклинаю кофе с булочкой!
  Возможно, что стюардессы доложили в аэропорт о злом пассажире, или, Вася Добров так убежденно громко проклинал, но на выходе из таможенного коридора, к нему подошли трое людей в штатском: Длинный, Короткий и Незаметный.
  - Дурость! Проклинаю дурость! - глаза Васи Доброва горели убежденностью в своей правоте! - Господа, до поездки за границу - я и раньше ездил, но не под этим углом, не с этой точки зрения я узнал, благодаря моему самому близкому человеку, что ОНИ ничего не понимают.
  Проклинаю их!
  Не находят места для своих личностей в жизни - проклинаю места!
  Не умеют решать жизненные вопросы - проклинаю вопросы, вопросы любви - проклинаю любовь, вопросы отношений с людьми, с обществом, словно им на голову упала железная баба, озаряющая свободу, и в ту же голову ударила моча из пениса писающего мальчика.
  Проклинаю вас, господа!
  От всей души проклинаю!
  Раньше я проклинал, как жил, как дышал, а теперь проклинаю эмоционально, без фальши, а с надрывом проклинаю, надрывом старой женщины Зинаиды Федоровны - будь она проклята.
  Проклинаю тебя, Длинный!
  Проклинаю тебя, Короткий!
  Проклинаю тебя, Незаметный!
  
  Васю Доброва увели, несмотря на вопли и стенания Ольги в красной косынке.
  Через два месяца (после судебно-медицинской экспертизы, которая признала Васю Доброва полностью здоровым и вменяемым), Василия Доброва судили в Мещанском суде города Москвы, как ставили точку под его проклятиями.
  В зале суда Вася Добров проклял полицейских охранников, судью, заседание суда, прокурора, адвоката, судебную кафедру, судебный молоток, судебный протокол, судебное решение:
  - Проклинаю вас, полицейские!
  Проклинаю, тебя, судья в мантии!
  Проклинаю тебя, адвокат!
  Проклинаю тебя, прокурор!
  Проклинаю тебя, судебный молоток!
  Проклинаю решение суда.
  Вася Добров посадили в одиночную камеру, как особо опасного, неизученного, но впоследствии, возможно полезного, для общества, для политических деятелей, преступника.
  Вася Добров страдал, страдал эмоционально, не фальшиво, страдал от малого количества вещей в тюремной камере, потому что - если мало, то мало что есть проклинать.
  Он много-много раз проклял шконку, одеяло, лампочку, окно, парашу, стены, потолок, пол, свою арестантскую одежду, смену дня и ночи, баланду, вертухаев.
  - Вертухай!
  - А? - открывается окошко с пытливыми очами человека, у которого отец работал вертухаем, и сын тоже вертухай.
  - Проклинаю тебя, вертухай!
  - Спасибо, Василий! - вертухай Сергей Синицын улыбнулся ласково - так он улыбался в детстве, когда мама пекла пирожки с Ленинградской картошкой.
  Первые дни, когда Вася Добров проклинал вертухаев, его били в каптерке, били смертным боем.
  Но лучше побои для Васи Доброва, чем почти пустая камера, где некого и нечего проклинать, кроме своих мыслей.
  - Проклинаю вас, вертухаи! Проклинаю сапоги вертухаев! Проклинаю удары вертухаев!
  Проклинаю стол!
  Проклинаю резиновую дубинку!
  Проклинаю запах чеснока изо рта!
  Много, много поводов и предметов для проклятий Василия.
  На вторую неделю, когда Вася Добров едва дышал, к главному вертухаю Сергею Борисовичу приехала его любимая старая мама со следами злорадства на умудренном жизнью лице.
  Мама привезла главному вертухаю узелок с капустой и морковью в подарок, как дары волхвов.
  Главный вертухай Сергей Борисович кушал капусту, испускал газы, благодарил мамашу и развлекал тюремными байками - очень она охоча до жестокости, курам шеи зубами рвала.
  - Мамаша! У нас кадр объявился ценный, из интеллигентов, мать их! - главный вертухай руками запихивал в нутро капусту, словно солил свою душу. - Всех и всё проклинает, окаянный!
  Мы его сапогами по ребрам и по черепу, а он проклинает пуще прежнего.
  И не только нас проклинает, но и вещи и события, ну, прямо, черт в него вселился.
  - Не чёрт, а - Правда в том человеке и отсутствие фальши! - старушка перекрестилась, сложила руки лодочкой, будто гребла по каналу имени Москвы: - И тебя проклял, Серёженька?
  - Не совсем меня проклял, а сказал: проклинаю твоё лицо, главный вертухай.
  - Так и сказал - проклинаю твоё лицо, главный вертухай? - мамаша уронила руки на голову, затем вскрикнула и рвала седые космы, будто ловила мстительную вошь. - А ведь он Правду тебе сказал, Серёжа, правду!
  Не твоё лицо у тебя, не твоего отца, с которым ты жил, и которого считал за своего отца, а ты - сын другого!
  Нагуляла я тебя от соседа Семена Кузьмича - гадкий мужик, рожа у него отвратная, но я всё же с ним гуляла после свадьбы с твоим батькой по паспорту.
  Ляжкам девки не прикажешь.
  Не зря ваш заключенный проклял твоё лицо!
  Ты ему капустки отнеси, родименькому.
  С тех пор вертухаи, потому что люди суеверные, перестали избивать Васю Доброва, а наоборот, приходили к нему за проклятиями, а затем долго истолковывали проклятия с той или другой стороны - как девку рассматривали нагую в бане.
  - Он сказал, что проклинает лук в баланде!
  - Да ну?!! Наверно, лук - белорусский, с радиоактивных полей.
  Не буду этим луком больше закусывать.
  
  Ольга навещала Васю Доброва постоянно, потому что прикипела к нему душой и без проклятий чувствовала себя неуютно, словно обворовали часть души её.
  На свиданиях Вася Добров проклинал Ольгу, при этом обливался слезами радости и целовал любимую девушку, держал её руки в своих руках:
  - Проклинаю твои передачки!
  Проклинаю тебя, за то, что ты приходишь!
  Проклинаю твоё новое платье!
  Проклинаю твой вид соблазнительный!
  Но не только Ольга приходила, а навещали Васю Доброва и другие личности: к одним он привык ещё со школы, когда его тестировали по поводу проклятий, другие - более загадочные - бородатые и с подмигиваниями, или узкоглазые и с хитринкой.
  Вася Добров щедро проклинал всех, проклинал с эмоциями, без фальши, громогласно.
  В один прекрасный день грохнул взрыв - внешняя стена тюрьмы отвалилась, как раз напротив камеры Васи Доброва - путь на свободу, проклятую свободу!
  Вертухаи не спешили, они ждали, когда очень уважаемый ими узник, сбежит!
  Возле тюрьмы стояла толпа сограждан и иностранцев с лозунгами и плакатами различного подозрительного и патриотического содержания:
  "Будь прокляты те, кто проклинает того, кто проклинает!"
  "Свободу грузчикам Токио"!
  "Вася Добров! Прокляни голубых китов!"
  Вася Добров взошел на дымящуюся гору камней:
  - Проклинаю вас, террористы!
  Проклинаю вас, активисты!
  Проклинаю плакаты!
  Проклинаю лозунги!
  Проклинаю солнечное утро!
  Проклинаю последователей писающего мальчика!
  Он не убежал, а дождался освобождения - через месяц, как медовый месяц длиною в девять месяцев.
  У ворот тюрьмы Васю Доброва встречала стотысячная ликующая толпа:
  - Прокляни нас, Вася Добров!
  Паханы в кепках, тельняшках, кирзовых сапогах с добрыми улыбками курили самокрутки, баловали себя чифирём, затаптывали окурки в пыль в знак солидарности с Васей Добровым.
  
  По улицам Москвы - проездом в аэропорт Шереметьево - медленно плыл длинный черный автомобиль с открытым верхом.
  На заднем сидении во всей своей красе стоял Вася Добров, подобно ожившей статуе, озаряющей мир.
  Черный плащ с алой подбивкой, как у графа Дракулы, черные брюки, высокие кавалерийские сапоги и казацкая шапка!
  Рука Васи Доброва протянута к народу и к улицам, домам, переулкам, словно стрелка компаса на Северном Полюсе.
  - Проклинаю урны в виде пингвинов!
  Проклинаю станции метро и Московскую консерваторию!
  Проклинаю бутик швейцарских часов!
  Проклинаю троллейбус!
  Проклинаю автомобили желтого цвета!
  Проклинаю девушек за рулем!
  Проклинаю мужчин с авоськами!
  Вася Добров проклинал все время, у него не хватало сил на сон с Ольгой, а она поддерживала жениха питательными бульонами, и их Вася Добров проклинал!
  Из Москвы, по просьбе японских трудящихся Вася Добров прилетел в Японию:
  - Проклинаю сакуру!
  Проклинаю мегаполисы!
  Проклинаю мосты!
  Проклинаю суши и ролы!
  Из Японии - всемирное турне:
  - Проклинаю пустыни Австралии!
  Проклинаю кенгуру!
  Проклинаю новозеландское масло!
  Проклинаю вечную мерзлоту!
  Проклинаю калифорнийскую кукурузу!
  Проклинаю пиво!
  Проклинаю канадского оленя!
  Проклинаю строганину!
  Проклинаю моржовый ус!
  - Вася Добров! Ты меня сильно-сильно любишь?
  - Проклинаю сильнейшую любовь к тебе!
  - О, Вася, я так тебе благодарна за всё!
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"