Есения Yesenyia: другие произведения.

Мерцающие звёзды

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В моём мире существуют охотники за привидениями. Мне предстояло это узнать, лишь умерев и воскреснув вновь уже поводырем, тем, кто ведёт охотника на его жатву. В мою судьбу вмешались изменив ход событий и та я, кем должна была стать уже не умрёт, а та, кем я только должна буду стать - инвалид. Мне предстоит долгий путь поиска правды и желания жить. Кто-то скажет, что просто жить - это уже неплохо, но только не тогда, когда над твоим городом открываются врата Бездны, пуская в наш мир чудовищ. И первым моим пунктом в охоте за собственным счастьем станет возвращение возможности ходить. Добро пожаловать в мой мир.

   ГЛАВА 1
  
  Все события - выдуманы
  
  Все совпадения с реальными людьми - случайны
  
  
  
  - Ты что после пар делаешь? - именно с этого вопроса моя жизнь разделилась на 'до' и 'после', но обо всём по порядку:
  
  Позвольте представиться, меня зовут Джейси Ли, и сегодня я умерла.
  
  - Джей! - в ухо ворвался вопль лучшей подруги. - Я спрашиваю, что ты делаешь после пар? - Роза тряхнула кудрявой копной волос и нахмурилась. - Ты оглохла?!
  
  - Во многих религиях существует культ загробной жизни... - бормотала я, не снимая наушников.
  
  - Что? - чупа - чупс повис на нижней губе Розы, и вместе с выпученными глазами это смотрелось даже забавно.
  
  - Доклад о теологии готовлю. Профессор Хемлиш не поставит без него зачёт, а оставлять долги на сентябрь совершенно не хочется: на втором курсе начнётся практическая работа, и если я буду тратить время на пересдачу - отец не возьмёт с собой в Лос-Анджелес.
  
  Поморщившись, я захлопнула ноутбук, надвинула шляпу на глаза и спрыгнула с давно облюбованного мной подоконника. Всё же есть своя прелесть в этой академии, я проводила взглядом толпу фанаток не дающих прохода Брайану - наследнику актёрской династии. Меня окружают исключительно красивые люди. Усмехнувшись, перевела взгляд на теряющую терпение Розу и заговорщицки улыбнулась:
  
  - Так что ты хотела сделать после пар?
  
  - Джей, в баскетбольном клубе новенькие... - начала издалека поклонница длинных ног и накаченных бёдер, - пошли со мной, посмотрим игру... - красавица мулатка сложила просительно ладошки и протянула: - ну что тебе стоит, а? Твоя-то личная жизнь не грозит тебе монашеством, Дже-ей...
  
  Забросив ноутбук в рюкзак, я покачала головой и бросила взгляд на запястье:
  
  - Роз, Лука назначил встречу на восемь часов, а это через три часа.
  Подруга, изумлённо вздёрнула брови и облизав конфету, осмотрела меня с ног до головы:
  
  - Ты меня, конечно, извини, но я до сих пор не могу понять, как кто-то такой, как Лука мог начать встречаться с тобой. Он же известный манекенщик, а ты...- поджав губы, она подцепила пальцем край моей любимой клетчатой рубашки и отвела его в сторону: - а ты одеваешься как... как хипстер! - выпалила, словно это было ругательством.
  
  Ну да, в противовес ей, мой стиль был более... уличный, но это не значит, что я не могу встречаться с моделями. Покачав головой, я закинула рюкзак на плечо и взяла её под руку:
  
  - Почему как? Это мой стиль жизни, чтобы ты об этом не думала. Ты извини, но я не могу пойти с тобой: Лука пригласил меня в ресторан, так что нужно успеть собраться, а ты сама знаешь мою мать - услышит о свидании, прохода не даст пока не приведёт меня к виду дорогой проститутки.
  
  Мы двигались в сторону лестницы, лавируя между галдящими студентами. Пара по теологии последняя и нужный мне кабинет был на первом этаже. Остановившись у ступенек, подруга прыснула кулачок и послала мне воздушный поцелуй: ей хорошо, зачёт по теологии автоматом получила и теперь может отдыхать, если пара стоит последней. В целом Роза замечательный человек, и несмотря на то что мои отношения с Лукой не дают ей покоя вот уже год - она старается не вмешиваться, предпочитая наблюдать со стороны. Бесценный и вымирающий вид друга. Так что, держалась я за неё руками и ногами, впрочем, это не мешало нам периодически ругаться на тему моего внешнего вида:
  
  - Джей, ты же красавица! Ты не должна выглядеть, как бомж!
  
  Чтобы не опоздать на пару, я неслась сломя голову, и если не помощь моего личного ангела-хранителя наверняка сломала себе шею: профессор Хемлиш не прощает тех, кто прерывает его на полуслове. Добравшись до аудитории, я пригладила волосы, поправила съехавшую набок шляпу и глубоко вдохнув, открыла дверь:
  
  - А теперь, позвольте вам представить... - профессор показал рукой на стоявшего перед ним долговязого парня, - Дастин Хемлиш, мой внук и новый член вашей банды. Садись, - профессор махнул рукой на свободный стол и обернулся ко мне: - Джейси Ли, какая честь! После стольких пропусков, вы, наконец, решили осчастливить нас своим ликом! Браво!
  
  - Простите профессор, - я поправила рюкзак, стараясь не смотреть на веселящихся одногруппников. - Я болела. Можно войти?
  
  Высокий, статный мужчина неопределённого возраста: ему с лёгкостью можно было дать и пятьдесят и семьдесят лет, хмыкнул в длинные усы и развёл руки в стороны:
  
  - Ну раз уж вы болели, - он сделал ударение на последнем слове, - то, так и быть, проходите, но от сегодняшнего доклада вас это не освобождает.
  
  Свободное место оказалось только рядом с новеньким. Подавив унылый вздох, я, устроилась у окна и вытащив распечатанный накануне доклад, приготовилась отдуваться за недельное отсутствие. Конечно же, я не болела, и самое печальное, что профессор об этом знал, так как застал меня на съёмках нового папиного фильма. Сцена снималась на улице рядом со студенческим кафе, и мне пришлось ассистировать отцу. Там-то мы и столкнулись:
  
  - Джейси?! - профессор Хемлиш приподнял шляпу и окинул съёмочную группу удивлённым взглядом. - Мне передали, что вы болеете... - мужчина покачал головой и ехидно улыбнулся: - раз уж вам лучше, то жду вас в среду на занятиях. С докладом.
  
  - Хорошо, профессор.
  
  Подавив зевок из-за бессонной ночи, я ткнула статиста Патрика в бок, чтобы не ржал:
  
  - Доклад на любую тему, или определённую?
  
  - Религия и загробная жизнь. Возьмите пять конфессий и напишите развёрнутый ответ. До встречи, Джейси.
  
  Профессор, приподнял шляпу и стуча тростью, направился прочь.
  
  
  
  
  Помявшись, Дастин нервно поправил съехавшие на кончик носа очки с толстыми стёклами и наклонившись, прошептал:
  
  - Не бойся, дедушка сегодня в хорошем настроении, так что сильно гонять не будет.
  
  Бросив на новенького оценивающий взгляд, я, скривила губы и кивнув, отвернулась. Надо же быть таким уродом: высокий, тощий, с зализанными назад сальными волосами и большими, красными прыщами по всему лицу. Как он, вообще, прошёл вступительный кастинг? И мне с ним сидеть всю пару? Кошмар какой-то!
  
  - Ты хорошо подготовилась? - младший Хемлиш тронул меня за плечо. - Я могу помочь, если хочешь.
  
  - Н-нет, - меня передёрнуло.
  
  Вздохнув, я повернулась: всё же не стоит так грубо себя вести, он не виноват в том, что родился таким:
  
  - Извини, я просто нервная сегодня. К докладу готовилась, так что помощь не нужна и спасибо за предложение.
  
  Дастин кивнул и отвернулся, совершенно потеряв ко мне интерес. Ну и ладно, главное, сейчас не напортачить и профессор наконец-то поставит мне зачёт, а там и свидание с Лукой. Я прикрыла глаза и сглотнула: ведь он может сделать мне предложение... надо будет спрятаться от мамы, чтобы не цепляла на меня тонну драгоценностей, и не делала вороньего гнезда на моей голове. Мама у меня востребованная актриса, но как стилист так себе. И упаси Боже, ей кто-нибудь об этом вякнет - до конца жизни будет жалеть, что рот вовремя не закрыл.
  
  После пары профессор задержал меня, чтобы огорошить:
  
  - Джейси, мне право неловко об этом просить, но не могла бы ты показать город Дастину? Он недавно переехал и совершенно не ориентируется в городе, боюсь, что потеряется где-нибудь. - Проворчал мужчина, выстукивая ручкой по столу и смотря в мой табель.
  
  Это что, мой зачёт зависит от того, соглашусь я или нет?! Негодование вырвалось злобным пыхтением. Взяв себя в руки, я буркнула:
  
  - Профессор, я не могу всё время посвящать вашему внуку - у меня, знаете ли, личная жизнь есть. Но раз в неделю я могу выделять несколько часов, чтобы выводить Дастина в свет.
  
  - Ох, - мужчина положил руку на грудь и вздохнул, - облегчение-то какое, я боялся, что ты откажешь. Тогда мне пришлось бы ставить неуд. - Он скосил на меня карий глаз и улыбнулся: - но так как ты согласилась, я с чистой совестью ставлю 'зачёт'! На, - он протянул мне табель и довольно рассмеялся, - как же всё удачно выходит.
  
  - Вам никто не говорил, что вы махровый шантажист? - застегнув рюкзак, я рассмеялась: - моя мама вам и в подмётки не годится, а уж я-то знаю о чём говорю. Спасибо мистер Хемлиш, до пятницы.
  
  Махнув на прощание рукой, я направилась к выходу по пути надевая наушники. Уже в дверях запнулась и вздрогнула, услышав тихий шёпот:
  
  - Поверь, лисичка, мы встретимся гораздо раньше.
  
  Округлив глаза, я медленно обернулась и наткнулась на внимательный прищур:
  
  - Профессор... вы сейчас что-то сказали?
  
  - Я-то? - он ткнул себе пальцем в грудь и хрипло рассмеялся: - я ничего не говорил, тебе, верно, послышалось.
  
  Закрыв дверь, я вытерла вспотевшие ладошки о шорты и гулко сглотнула: мне показалось, или в аудитории и вправду стало темнее? Ну да ладно, подумаю об этом завтра. А сегодня меня ждёт насыщенный вечер с Лукой. Хлопнув в ладоши, я, помчалась по коридорам не сбавляя скорости на поворотах - до назначенного Лукой времени оставалось совсем ничего...
  
  
  
  
  А в это время...
  
  - Дед, ты её спугнёшь! - я снял надоевшие очки и прошёлся вдоль доски, ведя пальцем по оставленным надписям. - Я не смогу расположить лису к себе, если ты продолжишь так себя вести! Боже, - я потёр переносицу двумя пальцами и нахмурился: - предсказание в силе, никаких изменений?
  
  - Между прочим, - проворчал дед и поджал губы: - ради тебя стараюсь, если она откажется, то у нас будет много, очень много проблем.
  
  Старый чёрт щёлкнул пальцами и на стол перед нами опустился тонкий лист пергамента:
  
  - Как видишь, - старик провёл рукой над красной вязью: - Джейси умрёт через один час и пятьдесят восемь минут. Её собьёт машина прямо перед встречей с Лукой. - Дед поднял голову и хитро прищурился, - этот малец, - он стукнул костяшкой указательного пальца по высеченному имени, - совершенно ей не походит. Не та аура, знаешь ли...
  
  - После аварии он с ней порвёт. Лука - модель, и девушка-инвалид ему совершенно не нужна. Зато, она нужна нам. Ладно, дед, времени нет, я пошёл домой.
  
  Наскоро набросав на доске пентаграмму портала, я шагнул в серую дымку и оказавшись в собственной спальне, мрачно уставился на смокинг, висящий на вешалке.
  
  
  
  
  Я бежала, что есть мочи. В голове билась только одна мысль: только бы успеть. Лука ненавидел, когда я опаздывала и мог устроить длительный бойкот, если встреча вдруг отменялась или переносилась. Сегодня очень важный день - ровно два года назад мы начали встречаться. За это время мы оба очень выросли и из нескладных подростков превратились во вполне себе успешных людей. Хотя, это больше относится к моему Луке: приехав из глубинки, он смог взойти на вершину модного мира всего за каких-то два года. И я очень гордилась тем, что нахожусь рядом с ним, поэтому опоздать никак нельзя - не простит.
  
  Залетев домой и не сбавляя скорости, я буквально взлетела на второй этаж и ворвавшись в свою комнату, швырнула рюкзак на кровать. Плюшевый мишка взметнулся вверх, и глядя на меня большими, укоризненными глазами-пуговицами упал на пол. Из-за экстренных сборов, комната превратилась в минное поле: то там, то сям были раскиданы упаковки из-под нового белья, туфель и даже таблетки подмигивали мне с пола, переливаясь в лучах заходящего солнца серебряными бликами на блистере. Слава богу с вечера приготовила платье и туфли и... мда... Я повертелась перед зеркалом в новом белье и покраснела: очень откровенно и сексуально, Лука будет доволен. Завивка, шпильки, помада, румяна, очки...
  
  - Чёрт!
  
  Я бросилась в ванную, ища заветную коробочку.
  
  - Мам! Ма-аам!
  
  - Ну чего ты сиреной орёшь? - не глядя на меня бросила впопыхах мать, а подняв голову, запнулась и прижала руки ко рту: - Джейси... неужели, это то, о чём я думаю? - Миниатюрная женщина заломила руки и подняла глаза к потолку: - ты не можешь пойти в этом платье! Оно слишком простое для такого события, и где гарнитур? Бриллианты должны оттенить блеск твоих глаз!
  
  - Это просто свидание, не выдумывай. Ты видела мои линзы?
  
  - Я их выбросила, - пожала плечами мама и нахмурилась: - зачем ты прячешь такой прекрасный цвет глаз под голубыми линзами?
  
  Я протянула руку вперёд, в который раз удивляясь мамину поступку, словно дитя, ей-богу:
  
  - Ма, гони линзы. Я точно знаю, что ты их не выбрасывала.
  
  - Это почему же? - надула губы эта... взрослая женщина и отвернулась: - ты плохого обо мне мнения. Я их выбросила и точка.
  
  Подойдя к ней ближе, я уловила сочный аромат персика и едва не облизнулась:
  
  - Ма-ам, отдай.
  
  - Нет. Лука хоть раз видел твой настоящий цвет глаз, мм? - фиалковые глаза мамы озорно блеснули: - вот пусть и посмотрит, в конце концов, свадьба не за горами.
  
  - Мам, коробка торчит, отдай, - я протянула руку и проворно выхватила упаковку из заднего кармана джинсов.
  
  - Попомни мои слова милая, - мама встала на маленькую скамейку и обхватив моё лицо руками, поцеловала в лоб: - даже маленькая ложь способна разрушить отношения.
  
  Криво улыбнувшись, я вздохнула и сосчитала до десяти. Маму не переубедить. Никогда. Дохлый номер. Джули Бетфор знаменитая красавица: маленькая, ладненькая, с копной густых каштановых волос и фиалковыми глазами - у отца просто не было шансов. А я, наоборот, пошла в отцовскую породу: высокая, рыжая и с жёлтыми глазами... каково, а? Вы когда-нибудь видели жёлтые глаза у нормального человека? Вот и я - нет, поэтому предпочитаю слиться с толпой, дабы не диссонировать. Всё-таки рыжие волосы и голубые глаза больше сочетаются.
  
  Я лет пять старалась закрасить этот апельсин на голове, да только без толку - ни одна краска не брала и не берёт. Подавив желание закусить мамой, ибо аромат персика просто дурманил, я отошла в сторону и надела-таки линзы. Осмотрев себя в зеркало ещё раз, удовлетворённо улыбнулась и подмигнула надувшейся маме. Приобняв её за плечи, мягко подтолкнула к выходу:
  
  - Мамуль, а что у тебя за духи такие вкусные? С ума сойти, как персиком пахнут.
  
  Она удивлённо вскинула брови и покачала головой:
  
  - Персик? Милая, я сегодня, вообще, не душилась.
  
  - Тогда - пирог? - воодушевлённо облизнувшись, прошептала я. Может, удастся съесть кусочек до выхода - мама печёт просто божественные пироги.
  
  - Ты точно перегрелась, - колокольчиком рассмеялась маленькая тиранша: - для персиков не сезон, да и не пекла я сегодня. У нас с папой запланирован поход в театр.
  
  - Фу, как скучно.
  
  Я быстро закинула в сумочку зеркало, телефон и помаду.
  
  - Ты сначала дорасти до моих тридцати шести, а потом фукай, - она пихнула меня в бок и пошла вперёд.
  
  - Плюс десять.
  
  - Что? - мама зависла с поднятой над лестницей ногой.
  
  - Говорю: тридцать шесть плюс десять.
  
  - А вот это уже подло. - Мама отвернулась и пошла вниз: - и сними ты, наконец, эти линзы!
  
  - Ррр! Ладно! Но только один раз тебя послушаю, ты слышишь?! Один раз!
  
  
  
  
  Пока Джейси бурча, снимала линзы, в кабинете профессора Хемлиша раздался оглушающий звон:
  
  - Дастин! Дастин, бегом сюда!
  
  Я выглянул из-за двери и чертыхнулся: дед был весь в крови - нос, губы и скула выглядели совсем плохо. Держа в дрожащих руках осколки графина и волнуясь, он едва мог произнести хоть слово. Поправив галстук, я шагнул сквозь портал и развёл руками:
  
  - Что?
  
  - Всё. Всё пропало, - старик вытер капающую с потолка на лоб кровь и прошептал: - она не умрёт.
  
  - В смысле? - мне показалось, что я ослышался, но нет. Дед ткнул пальцем в пергамент, где меняли своё положение кровавые буквы. - То есть как это не умрёт? - дыхание перехватило и я оттянул узел галстука. - Дед, мы так не договаривались! Ты хочешь сказать, что столько лет работы - псу под хвост? Да какого чёрта?! - заорал я, смахивая пергамент со стола.
  
  - Мне жаль, - старик упал на стул и потёр лицо. - До точки рождения меньше минуты, ты не успеешь что-либо изменить. Придётся ждать следующего рождения.
  
  - И сколько это лет? - я упёрся в стол руками и повернул голову: - ну?!
  
  - Почти три столетия...
  
  - Да пошёл ты, - скрипнув зубами, я открыл портал в дом Джейси. - Если не она, то и пытаться больше не буду.
  
  - Дастин, - старик протянул дрожащую руку: - ты только не отчаивайся.
  
  - Где?
  
  - На лестнице между первым и вторым этажами, - прошептал старик, устало прикрыв глаза и откинувшись на спинку стула.
  
  
  
  
  - Я опаздываю! Снова! Мама, это ты виновата! Лука опять обидится и объявит бойкот, а они у меня уже в печёнках сидят, эти чёртовы бойкоты! - кричала я, сбегая по лестнице.
  
  Где-то на середине моя нога подвернулась и опустилась мимо ступеньки, покрытой ковром. Рука вместо перил схватила пустоту. Дыхание перехватило: по моей спине скользнули чужие ладони. Раскрыв в немом крике рот, я, полетела вниз считая голой спиной ступеньки. Голова болталась из стороны в сторону и при каждом ударе затылком, перед глазами вспыхивали искры. Боль оглушила: я не могла понять кричу я или кто-то ещё. Наверное, я. Перед глазами пролетала вся жизнь: переезд из Канады в США, актёрская карьера мамы, мои занятия в академии и Лука... Лука меня не простит... Вспыхнувший в последний раз образ любимого померк и отяжелевшие веки закрылись навсегда.
  
  Я так думала.
  
  Когда отступила боль и веки с трудом, но открылись, на губах расползалась улыбка: жива!
  
  Почему мама так кричит?
  
  Повернув голову, я увидела рядом с собой сидевшую на коленях и сжавшуюся в комочек маму. Она держала меня за руку и кричала - неистово, утробно... так, будто крик рождался в глубине её души, и вырвавшись на волю, раздирал лёгкие.
  
  - Мам, не плачь. - Я дотронулась до неё пальцами второй руки и прошептала: - я жива, мам!
  
  - Она не слышит. - Раздался сбоку знакомый голос.
  
  - Что?
  
  Обернувшись, я увидела сидевшего на корточках Дастина: в дорогом костюме, с бабочкой и синевой под глазами без очков. Прыщи тоже испарились. Нахмурившись, я села и ахнула: от меня к моему телу! шла натянутая, словно струна серебряная нить. Встать у меня не получилось.
  
  - Что происходит?
  
  Я бы должна плакать и волноваться, но нездоровое спокойствие было сродни пофигизму. Я же умерла, чёрт возьми! Умерла?
  
  - Ещё нет, - ответил на невысказанный вопрос Дастин и подвинулся, пропуская вперёд маленького щенка: - но скоро обязательно умрёшь, если не согласишься на сделку, конечно, - усмехнулся он, глядя исподлобья.
  
  - Это ты меня столкнул, что ли?! - прошептала, ошарашенная догадкой.
  
  - Мне пришлось, - он невозмутимо пожал плечами: - из-за твоей несносной привычки везде опаздывать пророчество могло не исполниться.
  
  - Какое пророчество, придурок?!
  
  Мой крик разнёсся по дому, но на него мало кто обратил внимание. Если быть точной, то никто, кроме щенка: испугавшись, он пискнул и забрался на руки к Дастину.
  
  - Не ори, - поморщился Дастин, - лису пугать нельзя, откажется от связки.
  
  - Какая, к чёрту, лиса и связка, ты-ы... ты труп сволочь!
  
  Я дёрнулась со всей силы и ощутив свободу от звякнувшей натужно нити, бросилась на своего убийцу. Моя рука прошла сквозь его лицо даже не задев. Дастин выпучил глаза и рявкнул:
  
  - Ты что делаешь, идиотка?! Ты же сейчас умрёшь!
  
  - Конечно, умру! - орала дурниной я: - ты же меня убил, урод!
  
  - Тихо-о-о! - раскатисто прокатился по холлу чей-то зычный голос: - Дастин Хемлиш или, лучше звать вас Охотник? - мужчина в чёрном балахоне остановился прямо напротив нас, игнорируя заикающийся плач моей мамы и только что вошедшую бригаду скорой помощи. - Вы нарушили правило невмешательства. Ваша подопечная переходит под нашу юрисдикцию.
  
  - К-какую вашу? - заикаясь, просипела я: - никуда я с вами, больными на все части тела не пойду! Меня сейчас спасать будут, вон скорая приехала, - махнула я почти прозрачной рукой на мужчин в халатах.
  
  - У вас больше нет времени, - снисходительно улыбнулся мужчина: - слияния с поводырём не произошло, ваша душа практически отделилась от тела, сами посмотрите.
  
  Бросив взгляд назад, я наткнулась на прозрачную нить. Она больше не была натянута - провисала и серебро исчезло. Моё тело стремительно теряло краски: сначала проступила бледность, следом за ней начала появляться синева.
  
  - Ты, - прорычала я, поворачиваясь к бледному Дастину: - ты меня убил ненормальный! Но так просто ты от меня не избавишься, - сжав кулаки я, встала и двинулась на парня, бессознательно гладившего щенка между ушей. - Я вернусь призраком и буду изводить тебя до самой смерти! Ты сойдёшь с ума, и сдохнешь в какой-нибудь больнице для умалишённых!
  
  Я орала во всю мощь моих призрачных лёгких, а душа между тем стремительно таяла.
  
  - Призраком? - мужчина в балахоне удивлённо вздёрнул косматые брови пепельного цвета: - вы не сможете стать призраком, милочка, нет-нет. Только не в мою смену, вы сейчас же отправитесь в распределитель душ. Там вам подберут новую семью, новые задачи, которые вам надо будет решить и через семь - девять месяцев вы вновь родитесь, но уже не здесь, а в другой стране. А, может, и, вообще, на другой планете. Смотря, кто сегодня дежурит... - задумчиво почесал он лоб. - Так, всё... собираемся. Прощайтесь с мамой - эту женщину вы больше никогда не встретите. Возможно, ей дадут новое дитя взамен потерянного.
  
  - Что?
  
  Оглушённая новостями, я вздрогнула и бросилась к Дастину:
  
  - Ты, придурок, быстро говори, что надо делать, чтобы остаться здесь!
  
  - Ты должна принять поводыря, - он протянул мне щенка лисы и улыбнулся:- я уверен, что вы поладите.
  
  - Как его принять? - взяв за шкирку животное, я рассматривала его со всех сторон: - как?!
  
  Парень развёл руками и закрыл нас собой, чтобы мужчина в балахоне не смог помешать.
  
  - Эй! - возмутился пепельнобровый: - так не пойдёт! Это не по правилам! Охотник!
  
  - Я не отдам её, - тихо сказал Дастин и вытащил из-за пазухи маленькую палочку.
  
  Взмахнув рукой, он прошептал абракадабру и палочка превратилась в длинный боевой посох с глубокими зазубринами по всей длине. Обернувшись, он приказал:
  
  - Давай быстрее! Я не смогу надолго задержать проводника!
  
  - Да чтоб вас всех психов в Ад упечь!
  
  Схватив щенка двумя пальцами за голову, я взглянула в его хитрую морду и взмолилась:
  
  - Миленький, ну помоги, а? Я же не знаю, что мне надо делать. Пожалуйста...
  
  'Смотри мне в глаза', - раздался в голове тихий, бесцветный голос.
  
  Едва между нашими взглядами установилась связь, как в комнате стало тихо. Оглушающе тихо. Щенок, подёрнулся дымкой и потеряв твёрдость тела, потёк по моей руке. Взобравшись в виде желе на моё лицо, он нырнул внутрь приоткрытого рта и слился с моим духом воедино.
  
  В следующий раз я открыла глаза уже в больнице.
  
  
  
  
   ГЛАВА 2
  
  'Больно', - я с усилием открыла глаза и... не смогла пошевелиться.
  
  Белый потолок и мигающий свет ламп больно резал по глазам. 'Больница'. Во рту, на всю длину трахеи была вставлена трубка, и когда я попыталась сделать вдох - у меня не получилось.'Не могу дышать! Кто-нибудь, пожалуйста' - паника нарастала и пальцами я пыталась нащупать кнопку вызова. На глазах выступили слёзы и единственное, что я смогла, это потянуть пальцами за провод какого-то аппарата, запищавшего при движении.
  
  В палату ворвалась медсестра и началось: столпотворение врачей, на разный лад вещавших о чуде, крики о том, чтобы я не смела выдёргивать из вены катетеры, удаление трубки из горла, замена её кислородной маской. А я откуда знаю, за что там тянула, пока звала на помощь? Когда гомон стих, тучный доктор с отеческой улыбкой склонился надо мной, и поводил фонариком по глазам.
  
  - Зрачки реагируют нормально, - со вздохом констатировал врач и погладил меня по голове: - ты молодец, Джейси. Молодец. Скоро к тебе пустят родителей и молодого человека, а пока послушай меня. - Он прикусил губу, и шумно выдохнув, продолжил: - не пытайся двигаться, у тебя множественные переломы ног, рук и позвоночника также нам пришлось сделать тебе операцию - восстановить проломленный череп. То, что ты выжила после такого падения заставило меня поверить в Бога и начать ходить в церковь по воскресеньям, - тут доктор подмигнул и вновь погладил по голове. - Сейчас ты находишься в реанимации, и твоё тело практически полностью загипсовано. На восстановление уйдёт много времени, но ты не отчаивайся - организм молодой, справишься. И спасибо, Джейси, - доктор встал и снова тепло улыбнулся.
  
  Видимо, что-то такое отразилось в моих глазах, что он решил пояснить:
  
  - Спасибо за то, что выжила. Несмотря на то что я врач - я просто ненавижу констатировать смерть, меня потом всю жизнь кошмары мучают. Поэтому - спасибо. А теперь, отдыхай. Через несколько часов здесь начнётся столпотворение родственников.
  
  Он ошибся. Меня навестили только папа с мамой и... нет, Лука не пришёл - сегодня у него съёмки для журнала. Мама сидела на стуле и дрожащими руками в сотый раз гладила меня по голове. Она молчала. Моя маленькая, чувствительная мама не могла говорить - после моего падения, клинической смерти, трепанации, операции на позвоночнике, ногах и руках - она сорвала голос и не может больше говорить. Даже шептать. Папа, как большой, бурый медведь ходил по палате из угла в угол и сжимал кулаки. Один раз я заметила влагу на его глазах. Он молодец. Держится. Правда, я не видела раньше серебра в его рыжей, как огонь шевелюре. Родители пробыли у меня до самого вечера, даже есть ходили по очереди, боясь оставлять меня одну. На ночь в палате осталась мама, а Лука так и не пришёл. Ни сегодня, ни завтра, ни через месяц.
  
  На мои вопросы, мама старательно отводила глаза и говорила, что всё будет очень хорошо и мы со всем справимся, но я не верила. Если нет Луки - зачем мне жить?
  
  Через полтора месяца мне разрешили выезжать на инвалидном кресле во двор. Схватив маму за руку, я зашептала:
  
  - Мамочка, можно? Я больше не могу в четырёх стенах, сил нет смотреть на белые стены.
  
  Мама обняла меня и кивнула. У неё тоже посеребрились волосы, а когда я подъехала к зеркалу, оказалось, что и у меня появилась белая прядь.
  
  - Ужасно. - Я подцепила выбеленный локон и приподняла его повыше: - седина в восемнадцать лет, вот так подарочек.
  
  Зеркало говорило... нет, не так. Зеркало кричало о том, что мне надо усиленно питаться, ведь этот скелет с натянутой на кости кожей и чёрными овалами вокруг глаз - не я. Из-за худобы проступили азиатские черты, которые раньше я усиленно скрывала щеками и большими тёмными очками. Теперь щёк нет. И сразу видно, что в моём роду затесался кто-то, очень похожий на Люси Лью. Да. А рыжие волосы мне достались от папы, а он ирландец. Смешно. Рыжий азиат. Фу, меня передёрнуло. Если честно, то это просто отвратительно, хорошо, что Лука так и не пришёл.
  
  Я, вздохнула и отъехав от стены, обернулась на маму, та была занята работой: из-за моей травмы, ей пришлось оставить карьеру актрисы и вернуться к диплому бухгалтера. Мама днями и ночами восстанавливала знания, и пересдав экзамены на профпригодность пошла работать в большую фирму. Тут ей, конечно, папа помог, но дома она бы сошла с ума.
  
  - Мамуль, я буду во дворе. Если что, меня будет видно из окна.
  
  Дождавшись кивка, я, укатила в коридор здороваясь по пути с медсёстрами и врачами. На выходе в лицо ударил запах свежести: середина лета, а моя больница стоит посреди живописного леса, скрытая от любопытных глаз журналистов. Докатив до небольшого пруда с рыбками, я повернула лицо к солнцу и прикрыла глаза.
  
  - Хорошо выглядишь, - раздался сбоку тихий голос: - я боялся, что будет хуже.
  
  - Проваливай, - резко бросила я, не открывая глаз.
  
  Дастин, а это был именно он, обошёл меня и встал напротив, закрывая солнце:
  
  - Джес, мне очень жаль, что ты получила такие травмы, - снова начал он: - поверь, если бы можно было избежать всего этого, то я не стал рисковать твоей жизнью.
  
  - Пошёл прочь, - процедила щурясь.
  
  - Джес, пожалуйста. Мне нужна твоя помощь, - Дастин протянул руку и выхватил белый локон: - ты не пользуешься силой поводыря, именно поэтому прядь побелела - это как маяк, напоминание.
  
  - Сдохни. - Я дёрнула головой, вырывая волосы и, резко крутанула колесо.
  
  Но этот придурок решил, что может наплевать на все мои пожелания и остановил кресло, удерживая его за спинку.
  
  - Джес, нам надо поговорить. Хочешь, я позову дедушку, и он тебе всё расскажет, если ты меня видеть не хочешь? Джес... - его пальцы коснулись моего плеча и слегка сжали.
  
  Опешив от такой наглости, я резко обернулась и обида пополам с яростью затопила всю мою душу. Открыв рот, я закричала:
  
  - Убирайся! Пошёл вон с моих глаз. Никогда! Слышишь? Никогда не смей ко мне приходить! Чтоб ты сдох, а душа твоя попала в Ад! Будь ты проклят!
  
  После брошенных в гневе слов, поднялся сильный ветер, мои волосы взметнулись вверх и резко опали, а Дастина потоком воздуха швырнуло в пруд, который оказался настолько глубок, что парень ушёл под воду с головой. Сморщив нос и закусив до крови щёку, чтобы не заплакать, я рывками крутила колёса, стараясь побыстрее вернуться в больницу.
  
  С тех пор Дастин Хемлиш больше не появлялся. Изредка звонила Роза, интересуясь моими успехами, раз в две недели беспокоили из деканата, и ежедневно меня навещали родители.
  
  Восстановление шло очень быстро, и мной уже заинтересовалась врачебная комиссия. Кости срастались, раны затягивались, и только ноги по-прежнему не слушались. Несмотря на то что мне нельзя было сидеть, врач разрешил прогулки по пятнадцать минут в кресле, всё остальное время я должна была лежать. Негусто, но это лучше, чем смерть и новая семья. Ещё через три месяца мне разрешили уехать домой. Выписка проходила под аплодисменты медперсонала: мне хотелось верить, что они искренне за меня радуются.
  
  - Мам, пап! - я постаралась незаметно вытереть выступившие слёзы: - давайте быстрее, ну чего возитесь, а?
  
  Родителям пришлось купить оборудованный для инвалидов микроавтобус, хотя я, если честно, не собиралась всю жизнь проторчать в этом кресле. Ежедневно я занималась медитацией и зарядкой. Появились некоторые успехи, о которых я пока никому не сообщала - боялась сглазить: пальцам правой ноги вернулась чувствительность, если так пойдёт и дальше, то я смогу ходить! Пусть не бегать, но ходить точно буду!
  
  Лёжа на оборудованной прямо в машине постели, я смотрела в потолок и кусала губы: 'как там Лука? Почему Рози больше месяца не приходила?' Через полчаса справа от меня послышалось шипение, как если бы плавился металл. Зажмурившись от леденящего душу страха, я затаила дыхание и прислушалась:
  
  - Ты посмотри, какая лярва! - обладатель писклявого голоса ехидно смаковал каждое слово: - хреновенький Поводырь... я был прав Урух, инвалид-поводырь, да наша братва ржать будет до самого рассвета! К вечеру надо будет собраться и решить, где делать новый прорыв.
  
  - Ика! - глухим басом зашипели слева: - всё твоя глотка паразитная! Девка-то в паре с Охотником, ну как услышит - развеет по ветру и поминай как звали, пока новый проход не сделаем, да перед хозяйкой не выслужимся.
  
  - Да ты глянь на волосы! Она не то, что слышать, даже учуять не сможет, пока до Охотника не доберётся. И откуда только такие хиляки берутся?! - с долей возмущения пискнул первый: - даже соревнования не устроить, тьфу! - шлепок зелёной слизи упал мне на нос и медленно пополз на щёку.
  
  Пришлось приоткрыть глаза, чтобы найти виновника.
  
  - Охотник вот-вот исчезнет, так что закати язык и хорош уже гадить! - рявкнул второй, и полупрозрачная мохнатая лапа аккуратно растёрла по моему бледнеющему лицу плевок: - учись, как надо! - призрак мохнатой твари с довольным видом уселся мне на грудь, и смахнув со своей морды тянущиеся сопли бурого цвета, потёр довольно лапы с обрывками плоти: - сейчас... сейчас... - он уверенно отодрал призрачный кусок гниющего мяса и затолкал мне в рот.
  
  Тошнота подступила моментально: меня вырвало и затрясло. Мохнатая тварь, скормившая мне часть себя, удивлённо распахнула глаза и прижав лапы ко рту, прошептала:
  
  - Ика... Это, что - она нас видит?! Ик-ка... кажись, мы ошиблись...
  
  - Не верю! - по-Станиславски заверещала давно издохшая минога с висящими на нитях глазами: - быть не может! Ты меня за жмура не держи, - разозлился призрачный труп: - у неё связи нет, ты глянь, как волосы побелели! Сдохнет скоро так же, как и Охотник!
  
  - Не дождётесь, - слабо простонала я, борясь с новым приступом тошноты.
  
  После моих слов наступила гробовая тишина: родители не обращали на меня никакого внимания, словно между нами стояла невидимая завеса. Призраки изумлённо охнули, и роняя сгустки слизи, исчезли в обшивке. Бросив взгляд на грудь, я зажала рот рукой и глубоко вдохнула: теперь я вижу призраков. Мало мне приключений со слиянием, с лисой... Брр, перед глазами встала картина моей смерти: это же как надо было постараться толкнуть, чтобы я переломала себе почти все кости?! Руки непроизвольно сжались в кулаки: карьера актрисы для меня закрыта, впрочем, как и модели. Никому не нужны инвалиды. Надо забрать документы из академии и подать в другой вуз, может, я ещё успею сдать экзамены на заочное обучение... Ходить на пары мне нельзя будет ещё по меньшей мере год.
  
  С губ сорвался тихий стон: как жить-то теперь? Я же выступать больше не смогу...
  
  При подъезде к дому, машину обступила толпа журналистов: а как же, известный режиссёр Уильям Бетфор Ли привёз домой дочь-инвалида, выжившую только чудом! Тьфу. Закрыв лицо руками, я дождалась, пока меня на каталке довезут до дома и выгрузят на диван в гостиной.
  
  - Дочь, - отец присел рядом со мной на корточки и погладил по голове: - нам надо уехать на две недели - маме требуется операция на голосовых связках.
  
  - А как же я? - пробормотала, широко открыв глаза: - я же не могу себя обслуживать...
  
  - Насчёт этого не беспокойся: Ронда по-прежнему будет готовить и убираться, а для помощи тебе мы наняли сиделку.
  
  - Сиделку?
  
  - Да. Она примерно твоего возраста, и будет здесь жить всё время до нашего возвращения. Так что, скучать тебе не придётся, конечно, если вы подружитесь.
  
  В этот момент раздалась трель звонка: самое начало Сада Эдема... мамина работа. Я, поморщилась и привстав на локтях, заглянула за спинку. Открыв с улыбкой дверь, отец, приглашающе махнул рукой впуская высокую девушку с длинными, тёмными волосами. Лучезарно улыбаясь, она с видом знатока осмотрела интерьер, и наткнувшись на меня взглядом - подмигнула.
  
  Удивительное чувство отвращения поселилось у меня внутри: я её совсем не знала, и видела в первый раз, но заставить себя улыбнуться в ответ не смогла, лишь нахмурилась и отвернулась возвращаясь к созерцанию потолка.
  
  - Привет. - На диван упала моя новая нянька, и откинув со лба волосы, протянула руку: - Меня зовут Мика. Надеюсь, мы подружимся.
  
  - Не могу пожелать того же, - невежливо буркнула я и опустила на неё глаза: - разве, ты не учишься?
  
  - Сейчас каникулы, и я не в первый раз подрабатываю сиделкой, - призналась она, поправляя ворот рубашки.
  
  Окинув её придирчивым взглядом, я удивилась: широкие штаны и рубашка, кеды, проколотый нос и тоннель в одном ухе - весьма странный выбор родителей.
  
  - Па-ап! - крикнула я отца, хмуро смотря на Мику.
  
  - Что такое? Уже познакомились? - прокричал со второго этажа взмыленный отец: - детка, прости, у нас самолёт скоро. Давай все детали обсудим по скайпу? Комнату для Мики мы уже приготовили, она прямо напротив твоей, все экстренные номера на твоей тумбочке, ах да! - отец, на миг остановился и свесившись с перил, замялся: - совсем забыл. Звонили из академии, просили забрать документы в ближайшие дни, чтобы ты успела поступить куда-нибудь ещё.
  
  - У кого-то слишком длинный язык, - вяло отмахнулась я. - Попрошу Ронду зайти.
  
  - А давай, я? - встряла в разговор моя сиделка: - мне всегда хотелось посмотреть на киноакадемию изнутри.
  
  - Тебе никто не отдаст.
  
  - Я позвоню в деканат! - вновь крикнул отец, подталкивая маму с чемоданами к выходу. - Мика, спасибо тебе большое. Дочь, твоя кредитка пополнена и снят лимит, так что, не скучай.
  
  Послав мне воздушный поцелуй, родители захлопнули дверь и, визжа шинами укатили.
  
  - Классные у тебя родители, - с завистью прошептала Мика: - ты есть хочешь?
  
  - Нет, спасибо. Я хочу спать, - бодро соврала я, отворачиваясь: меня бросили одну с совершенно не знакомым человеком. А вдруг она маньяк какой-нибудь?
  
  - Хорошо, - Мика возникла над моей головой, улыбаясь во весь рот: - я помогу тебе добраться.
  
  - А где моё кресло? - удивилась я, вертя головой: - и каталки тоже нет...
  
  - Они не нужны, - отмахнулась девушка: - я тебя отнесу.
  
  - Ты сошла с ума?! - я отпихнула её руки, гневно сверкая глазами: - ты же меня уронишь!
  
  - Не уроню, обещаю. Я занимаюсь в зале, так что твой вес, всего лишь капля в море, - хохотнула эта... эта ненормальная.
  
  Не слушая моих визгов, она подхватила меня и понесла в сторону правого коридора, где скрывались гостевые комнаты, переделанные под мою и Микину. Распахнув ногой дверь, нянька аккуратно уложила меня на кровать и подоткнув одеяло, тихо вышла, оставив дверь приоткрытой.
  
  Широко распахнув глаза, я смотрела в звёздный потолок и никак не могла переварить:
  
  - Это был мускус?
  
  
  
  
  
  Не найдя ответа, я заложила руки за голову и с тоской бросила взгляд на стоящий в углу футляр.
  
  - Я больше не смогу играть, - всхлипнув, вытерла рукавом кофты слёзы и закрыла глаза, вспоминая приятное покалывание в пальцах, появляющееся каждый раз, когда держала смычок.
  
  Сон сморил мой истощённый организм очень быстро. И первое, что бросилось в глаза, как только я очнулась - это свисающая с потолка зелёная слизь, среди которой, то тут, то там виднелись вращающиеся глаза болотного цвета.
  
  - Ва-а-а! Призра-ак! - заорала я во всю мощь глотки и свалилась с кровати.
  
  Свалилась?
  
  Посмотрев вниз, я сглотнула и согнула правую ногу в колене. Моё тело слушалось меня так же, как и до падения. Подняла голову и облегчённо выдохнула: призрак исчез.
  
  Только я собралась вдоволь насладиться работой ног и позвонить родителям, как со стороны улицы послышались крики: какая-то девушка звала на помощь, визжа на всех известных тональностях.
  
  Недоверчиво пошевелив второй ногой, я вскочила и бросилась к шевелящимся на ветру занавескам. Отодвинув тёмную ткань, я удивилась, как быстро пролетело время. Неужели, проспала весь день? В отсветах качающегося фонаря, стоящего аккурат напротив подъезда к дому, дрожала испуганная девушка в сером костюме, на которую с неба лился красный дождь. Я посмотрела наверх - ни облачка, откуда тогда жидкость? Почему-то девушка не двигалась с места и приглядевшись, я заметила, что её туфли увязли в чём-то, похожем на клей.
  
  - Нет, я точно об этом пожалею, - пробубнила я под нос, и схватив висящую на вешалке куртку, бросилась вон из дома.
  
  Серый полумрак, никаких цветов, как и признаков жизни: Микина комната была пуста, Ронда на мой крик не отозвалась. Сняв с подставки каминную кочергу, я выдохнула и приоткрыла входную дверь: фонарь по-прежнему качался, но девушки с моего места было видно. Очень медленно, делая шаг за шагом и подняв над головой импровизированное оружие, я двигалась в сторону дороги.
  
  Надо сказать, что по бокам подъездной дорожки мама, не без помощи дизайнера высадила множество садовых топиариев, и теперь подъезд к дому у дороги охраняют два лиственных дракона, после которых начинаются стены высокого лабиринта. Вот и двигалась я с внутренней стороны лабиринта, а дойдя до левого дракона, присела у ноги и выглянула наружу: фонарь - качается, неистово, так, будто кто-то сидит сверху и раскачивает бедный столб, красной жидкости нигде не было видно, а вот девушка, опустив голову между коленей, из-за чего задралась грязная от красных разводов юбка, сидела на земле прижавшись спиной к холодному металлу. Выдохнув сквозь зубы, я вынырнула из спасительной темноты и бодрым шагом направилась к бедняжке.
  
  - Ты в порядке? - на всякий случай спросила издалека: - может, помощь позвать?
  
  Её плечи, затряслись и вскинув голову, она заголосила:
  
  - Не может быть... - я сделала шаг назад и упёрлась в ствол ближайшего дерева-дракона: - т-ты баньши? В Нью-Йорке?!
  
  - Отойди! - закричали сверху, и на то место, где только что была моя нога тяжело спрыгнул Дастин: - какого лешего ты сюда припёрлась, да ещё одна?!
  
  - Вообще-то, я здесь живу, - поджав губы, я сделала шаг назад и перехватила кочергу поудобнее: - а вот, что ты здесь забыл?
  
  - На крик баньши пришёл, - он смерил меня недоверчивым взглядом и усмехнулся: - надо же, быстро ты пришла в себя.
  
  - Отвали, придурок. - Передёрнув плечами, я повернулась к нему спиной и быстрым шагом пошла к дому.
  
  - Не так быстро, куколка, - сильные руки перехватили меня поперёк живота и притянули к голому тренированному телу, на котором из одежды были только штаны цвета хаки. - Я спросил тебя не просто так, мы сейчас не в мире живых, а в пространстве между жизнью и смертью. Здесь могут находиться только такие, как я и всякая нечисть, ну ещё и призраки. Как ты попала именно сюда? - сделал он ударение на последнем слове. - Ты хоть понимаешь, что произошло?
  
  - А должна? - обернувшись, я смерила его презрительным взглядом и дёрнулась из кольца рук. - Ты меня убил, воскресил, потом просил помощи, а после того, как я тебя выгнала, не появлялся больше трёх месяцев. По дороге домой я познакомилась с чудовищно убогими призраками, разговаривающими на жаргоне, дома меня ждал сюрприз в виде отъезда родителей и несуразная нянька - неформалка, которая не вызывает у меня доверия.
  
  - Это всё? - усмехнулся Дастин и сверкнув белыми зубами, отпустил: - ничего не забыла?
  
  - Нет. - Уверенно сказала я и нахмурилась.
  
  - Забыла. Ты теперь мой поводырь и у нас очень много работы, я, итак, дал тебе достаточно времени для принятия этого факта.
  
  Полуголый парень сделал шаг назад и разобрал боевой посох:
  
  - Поздравляю.
  
  - С чем? - глупо спросила я, поёжившись: - в таком виде он казался угрожающе сильным, и жестоким.
  
  - Сегодня твой первый рабочий день. Я, честно говоря, и не ждал такого подарка - твоя связка необычайно сильная, ты полностью поглотила дух лисы.
  
  - Мне совершенно плевать, что ты там себе думаешь. Я согласилась на этот абсурд только для того, чтобы выжить и не сдохнуть раньше положенного срока!
  
  - Мне кажется, ты не понимаешь, - осторожно начал он, приближаясь: - дело в том, что твоё время как раз-таки пришло. Если бы не я, ты уже гнила в земле.
  
  - Нет, - прошептала облизнув губы: - я тебе не верю, я должна была пойти на свидание с Лукой...
  
  - И умереть по дороге. Тебя должна была сбить машина у самого ресторана, впрочем, Лука всё равно бы тебя не увидел, - пожал он плечами.
  
  - П-почему?
  
  - Дело в том, что он собирался с тобой порвать. У него другая. - Дастин сделал последний шаг ко мне и заключил в объятия: - а теперь, когда мы всё выяснили - домой.
  
  - Куда? - я подняла на него ошарашенный взгляд и нахмурилась: - я никуда с тобой не пойду. Я тебе не верю.
  
  Оттолкнув этого ненормального, я бросилась в сторону садового лабиринта и скрылась среди многочисленных поворотов. Лишь когда позади стихли шаги и его голос, я присела на скамейку в беседке, увитой плющом, и заплакала. Я даже не обратила внимания на то, куда же пропала баньши.
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 3
  
  - Больно... господи, как больно-то...
  
  Прижав руки к груди, я старалась сделать вдох, но у меня плохо получалось. Каждый удар сердца причинял невыносимую боль, перед глазами всё поплыло и ослабевшие ноги перестали служить опорой. Скатившись со скамьи, я прижала колени к груди в надежде ослабить приступы, но стало только хуже. Зажмурившись, я вцепилась пальцами в сырую землю и застонала.
  
  - Вот ты где!
  
  Рядом с ухом раздался взволнованный голос Дастина. Подняв меня на руки, он фыркнул в ответ на слабую попытку отбрыкаться и легко подул мне в лицо. Сознание уплыло практически сразу. Чёртов ненормальный, ненавиж...
  
  Где я? Слабость медленно проходила, но судя по мягкости постели, я не на улице, а в помещении... Сквозь вату в ушах пробился хриплый вопрос:
  
  - Что с ней?
  
  - Не знаю, дед. Я пошёл на зов баньши, а оказался у дома Джейси, она смогла самостоятельно войти в Серый город.
  
  - Сама?!
  
  - Да.
  
  Где-то сбоку зашуршало и послышался скрип старого кресла-качалки. До носа донёсся запах земляники и чего-то ещё, свежего, похожего на запах леса после дождя. Во рту было сухо и хотелось пить, но прерывать беседу мне что-то не хотелось. Подавив желание открыть глаза и попросить воды, я замерла и прислушалась.
  
  - Дастин, ты выяснил, кто её родители?
  
  - Нет, - печальный вздох гада вызвал во мне лютое злорадство. - Они уехали из страны, оставив её на попечение служанки.
  
  Что? А как же Мика?! - воспоминание о длинноволосой, чудовищной няньке отозвалось в висках болью.
  
  - И только? - старик профессор прокашлялся и развернул что-то, по звуку похожее на газету: - смотри, в её доме два силуэта, значит, там не только служанка. Проверь! - бросил отрывисто старик и вновь закашлялся.
  
  - А девчонка? - внук профессора взял меня за руку и провёл пальцем по внутренней стороне руки. - Что, если она очнётся раньше, чем я вернусь? Что ты намерен делать?
  
  - Проверить свою догадку, - усмехнулся старший Хемлиш и тяжело поднялся на ноги. - Войти в Серый город без подготовки и Охотника практически невозможно. Поводыри работают только в физическом мире, для путешествий между слоями требуется парная связка. Ты и сам это знаешь.
  
  Громкие шаги раздались совсем рядом и мне на лоб опустилась сухая ладонь.
  
  - Эта девочка не простой поводырь. Или же ей кто-то открыл проход. Выясни, кто сейчас в дом...
  
  - Это не потребуется.
  
  В комнате появился кто-то третий со смутно-знакомым голосом. Старик с Дастином зашипели, как змеи и судя по затемнению - закрыли меня собой.
  
  - Верните Джейси и мы разойдёмся мирно. - Бархатный голос мужчины вызвал дрожь в руках и покалывание в груди. Я затаила дыхание и приоткрыла глаза, чтобы рассмотреть нежданного гостя, но обзор был полностью закрыт.
  
  - Что ты здесь делаешь?! - профессор едва ли ядом не плевался, выдавливая каждое слово сквозь зубы: - ты был изгнан из ордена несколько лет назад, и не имеешь права появляться в Нью-Йорке!
  
  - У тебя неверные сведения, Старший хранитель. Я ушёл сам, но обстоятельства сложились таким образом, что мне пришлось вернуться и взять эту девочку под свою опеку.
  
  - Ты не можешь этого требовать, - рассмеялся Дастин: - Джейси мой поводырь. Наша связка будет лучшей в Ордене!
  
  - Сомневаюсь, впрочем, это решать не мне.
  
  - О чём ты?
  
  Дастин нащупал мою руку и схватил за запястье, отодвигая рубашку:
  
  - Смотри! Э... что за чёрт?
  
  Мою руку бесцеремонно ощупали и задрали рубашку на животе. Сил моих терпеть больше не было, и не открывая глаз, я рявкнула:
  
  - Руки убрал!
  
  Прищурившись, я пыталась рассмотреть посетителя за спиной опешившего Дастина, но мне не удалось - он будто рябил, лицо совершенно не просматривалось, впрочем, как и одежда. Только голос:
  
  - Джейси Ли не поводырь. Нет, лису она, конечно, приняла, но, вообще-то, девочка - Охотник.
  
  Я даже отпихивать пальцы Дастина перестала: он всё пытался что-то найти на моём теле, поэтому то и дело задирал рубашку, пока я не врезала ему по лицу. Одёрнув ткань, я вскочила на ноги, и перепрыгнув тахту, на которой до этого лежала, схватила напольный торшер и направила его в сторону посетителя:
  
  - Кто вы?
  
  - Это не важно, - бархатный голос вызвал новое покалывание в груди и волну жара в животе. - Тебе надо знать только то, что я не причиню тебе вреда.
  
  - Что вы имели в виду, когда назвали меня Охотником? - ткнув вперёд торшером, словно рапирой, я приготовилась обороняться. - Я даже не знаю, кто такой поводырь, так что не надо мне вешать лапшу на уши. Хватит этих двоих, - брезгливо бросила я, не смотря в сторону притихших Хемлишей.
  
  - Я мог бы научить тебя всему, что потребуется, но мне нужно твоё добровольное согласие.
  
  - Нет.
  
  - Что же, это твой выбор, - мне верно послышалась грусть в его ответе.
  
  - Я хочу, чтобы меня оставили в покое и отправили домой.
  
  - Это несложно, ты можешь пойти со мной, или вернуться с одним из них. Полагаю, они больше не станут тебя задерживать. Я прав? - мужчина повернулся к профессору. - Ну же, Старший хранитель, не стоит нагнетать, итак, накалённую обстановку. Девочка вам не доверяет, на ней нет печати поводыря, что говорило бы о связке с Дастином и я, как её опекун отвечаю за жизнь и здоровье Джейси.
  
  - К-какой опекун? - пальцы дрогнули, и торшер повело в сторону. - У меня есть родители, мне никто больше не нужен.
  
  - Я не заменяю твоих родителей, Джейси, - кажется, он стал терять терпение. - Опекуном в ордене Охотников называют наставника, человека способного обучить, защитить и направить на путь, если опекаемый сбился. А также опекуны имеют право распоряжаться силами подопечного по своему усмотрению, их приказы не подлежат обсуждению.
  
  - Я не согласна! - сглотнув, я двинулась левее, чтобы добраться до двери.
  
  - Твоего мнения никто не спрашивал, впрочем, как и моего, - отозвался мужчина, и взмахнув рукой, передвинул комод, перекрывая мне проход. - Я так понимаю, что с хранителем и его внуком ты идти не желаешь, поэтому будь добра - подойди.
  
  - Нет.
  
  Для верности мотнула головой, обводя помещение взглядом, надо сказать, очень странное помещение: овальной формы, с книжными стеллажами вдоль стен. Только в одном месте имелась дверь, куда я пыталась добраться, старый комод со множеством ящичков и круглыми ручками и тахта, изголовье которой было увито какими-то растениями.
  
  - Упрямая, - со смешком констатировал мужчина и меня закрутило в воздухе.
  
  Возвращение домой было быстрым, если не сказать комичным. Неизвестный опекун щелчком пальцев открыл проход, и держа меня в воздухе, словно фокусник - нырнул внутрь. Мне же пришлось смириться и лететь следом за ним. Мужчина шёл первым, так что слова я расслышала с трудом:
  
  - Простите, - приподняв голову, я усмехнулась, - вас не слышно.
  
  На мгновение затормозив, опекун подтянул парящую верёвку, а следом и меня:
  
  - Я сказал, что твой переход в Серый город был опрометчивым шагом. Та баньши пришла за тобой и если бы не Дастин, тебя уже забрали.
  
  - Я... я не нарочно, - с трудом выдавила я и пошевелила руками, чтобы ослабить верёвку. - Я легла спать, а когда проснулась, оказалось, что снова могу двигать ногами. Поэтому, когда услышала крик девушки, поспешила на помощь.
  
  Мужчина обернулся, и вздохнув, похлопал меня по коленкам:
  
  - Чувствуешь?
  
  - Конечно, вы же мне по коленках прошлись!
  
  В этот момент переход закончился и мы оказались в моей комнате. Вновь щёлкнув, опекун закрыл проход, и сложив из пальцев какой-то знак, резко выбросил руку вперёд: комнате вернулись краски, а за окном... светило полуденное солнце. Мужчина вновь похлопал меня по ногам:
  
  - А теперь?
  
  - Нет, ничего. Что это значит? - я сжала руки в кулаки и нахмурилась.
  
  - Тоже, что и раньше - ты парализована. Возможность ходить вернулась при переходе в Серый город, при возвращении в физический мир - эта возможность вновь пропала. Договорив, он осторожно опустил меня на кровать и убрал опоясывающую верёвку.
  
  - Скажите, - я схватилась за его руку и сжала пальцы: - вы что-нибудь знаете о том, чтобы вернуть мне ноги?
  
  Я старалась разглядеть сквозь рябь его лицо, но не вышло.
  
  - Я предлагал тебе обучение... - бархат голоса незнакомца проник сквозь кожу, вызывая всё новые волны жара.
  
  - Вы ничего не говорили о том, что я по-прежнему инвалид! - выпалила возмущённо, и откинулась на подушку.
  
  - Ты не спрашивала. - Ровно отрезал мужчина, открывая новый проход. - Я разберусь с твоим переходом и поставлю защиту, её хватит до приезда родителей. Если что-то случиться - я узнаю и сразу приду.
  
  - И вы не станете насильно меня обучать и посвящать в тайны этого ордена Охотников, и не объявите меня новой мессией или что-то вроде того, как пишут об этом во всех книжках? - скептично выгнула я бровь.
  
  - Нет. Зачем? - он обернулся и могу поклясться ухмыльнулся: - талантливых Охотников много, одарённых среди них достаточно, так что Джейси Ли Бетфор лишь одна из многих, и только. Ты отказалась от обучения и насколько я понял - совершенно не хочешь ничего об этом знать. У нас свобода выбора, так что - да, я ничего не буду делать. Впрочем, мне же легче: не придётся тонну времени тратить на заносчивого инвалида.
  
  Я тут же захлопнула рот, чтобы не сболтнуть срывающуюся с языка просьбу. Нет. Чувство собственного достоинства и гордость - это всё, что у меня осталось. Сглотнув комок в горле и прикрыв глаза, я прошептала:
  
  - Не смею вас задерживать, и спасибо за доставку до дома.
  
  Как только за опекуном закрылся проход, представляющий собой разрез в воздухе, растянутый вверх и вниз, я натянула одеяло до подбородка и закричала:
  
  - Ронда!
  
  Щебет птиц за окном вызвал глухую тоску: ведь я могла бы сейчас гулять с Лукой или Розой... Слёзы обожгли глаза и горячие капли покатились по лицу. Всхлипнув, я заорала:
  
  - Ронда! Ау! Рон... - всхлип - ...да...
  
  Через минуту дверь распахнулась и в комнату влетела запыхавшаяся Мика: глаза горят, волосы растрёпаны и сползающая с плеча сумка болтается на подрагивающей руке.
  
  - С тобой всё в порядке?! - Мика подскочила к кровати и ощупала мою голову.
  
  - Всё хорошо, - я попыталась убрать её руку. - Хорошо! Мика!
  
  Девушка тяжело опустилась на кровать и сбросив сумку на пол, уткнулась лицом в колени:
  
  - Прости, - она повернула голову набок, - я просто испугалась. Ушла в академию, чтобы забрать документы, пока ты спишь, а едва открыла дверь, как услышала твои крики. Ты плакала? Почему?
  
  Отведя взгляд, я насупилась и пробормотала:
  
  - Ничего такого просто нахлынуло.
  
  - Может, расскажешь? - нянька сдвинула мои ноги и забралась на кровать.
  
  Усевшись, словно древний йог, она упёрлась спиной о стену и скрестила руки на груди. Я усмехнулась:
  
  - Весьма бесцеремонно, тебе не кажется?
  
  - Прогонишь или пинаться будешь?
  
  И я бы даже обиделась, но весёлые смешинки в светлых глазах и неудачные попытки не улыбаться, свели на нет всё моё возмущение. Не удержавшись, я рассмеялась. Мика довольно кивнула:
  
  - Ну вот, а то всё хмуришься и грубишь.
  
  - Извини, - я кисло ухмыльнулась: - когда жизнь теряет краски и смысл, радоваться не очень хочется.
  
  - А почему ты потеряла смысл жизни? - Мика удивлённо вскинула брови и покачала головой. - Ты выжила - это главное.
  
  - Шутишь, что ли? - выдохнула я. - Ты, правда, не понимаешь?!
  
  - Неа.
  
  - Мика, я инвалид, у меня ноги парализованы.
  
  - И что? - нянька непонимающе на меня уставилась.
  
  - Я потеряла любимого человека, моя лучшая подруга перестала мне писать два месяца назад, родители уехали, оставив на попечение неформалке, - Мика на это лишь усмехнулась. - Неужели, этого мало?
  
  - По мне, так - да.
  
  - Ты... впрочем, неважно, - я отвернулась и нахмурилась: - думаю, сеанс психотерапии закончился, можешь идти.
  
  - А как же обнимашки? - глухо уточнила нянька, заставляя меня вздрогнуть: голос девушки странно трансформировался, в нём появились глубокие тона, присущие мужчинам. В академии, парней на актёрском факультете учили говорить именно так, чтобы завладевать аудиторией.
  
  Замерев, я сглотнула и отрицательно дёрнула головой, а через мгновение дверь в мою комнату тихо закрылась. Хаос в мыслях пришлось отложить на потом: всё, что меня сейчас волнует - это возможность ходить. Подтянув тело к спинке кровати, я подсунула под спину подушку и начала массажировать ноги: сначала пальцы, потом икры и бёдра. Мизинцу правой ноги вернулась чувствительность, но и только никакого прогресса за последний месяц... Через час руки устали и я откинула голову назад: надо признать, так дело будет двигаться очень медленно. Что там говорил этот опекун - я могу ходить только в Сером городе? Нет, пожалуй, я больше не хочу туда попадать - ужасное ощущение запустения.
  
  Выдавив унылый вздох, я позвала Ронду - есть хотелось зверски. Выждав несколько минут, я снова позвала, но на мой зов никто не откликнулся, даже Мика, дом, будто вымер. В груди поселилось нехорошее предчувствие, свесившись с кровати, я медленно сползла на пол и подтягивая себя руками, поползла к выходу - в конце концов, мне нужна коляска!
  
  - Ронда! - высунув голову за дверь, я осмотрела пустой коридор и нахмурилась: тишина, как в склепе. Нехорошо. - Мика! - ноль реакции, я опустила голову и поджала губы - надо доползти до гостиной, возможно, коляска там.
  
  Минут через двадцать я распласталась по полу: никогда не думала, что путь до гостиной может быть таким долгим! За это время успела добраться до межкомнатной арки и победно подняла кулак: да! Глупо хихикнув, осмотрела комнату в поисках средства передвижения.
  
  - Вот оно, родимое... - Кресло стояло у окна, рядом с дверью.
  
  Добравшись до него и с трудом усевшись, я выдохнула и стёрла липкий пот с груди. Выглянув за занавеску, я цыкнула и раздражённо ударила подлокотник:
  
  - Вот же зараза! Что он здесь забыл?!
  
  Перед домом стоял Дастин, и отчаянно жестикулировал не прекращая перепалки с Микой. Девушка стояла, сложив на груди руки, и то и дело отрицательно мотала головой. Когда мне это надоело, я приоткрыла окно, чтобы прекратить этот балаган и была сбита твёрдым:
  
  - Нет. Я пущу тебя на порог этого дома только в случае разрешения Джейси.
  
  - Микаэль!
  
  - Нет. - Девушка мотнула головой и развернулась, чтобы уйти.
  
  В этот момент Дастин поймал её за руку и резко развернув к себе, прошипел:
  
  - В таком случае она узнает с кем живёт.
  
  - Рискни, - гортанно прошипела Мика.
  
  Я зажала рот рукой, чтобы не вскрикнуть, и спряталась за спасительную ткань занавески: что за чёрт? Мало того что они знакомы, так эта Микаэль - непонятно кто... Снова высунула нос и пригляделась: огромный, призрачный лис за спиной няньки растворился, будто его и не было.
  
  На крыльце послышались шаги и я дёрнула колёса, чтобы сбежать, но не удалось - дверь открылась раньше, чем я успела уехать. Задержав пальцы на дверной ручке, Мика свела брови к переносице и мельком взглянув в окно, шагнула в дом, закрывая за собой дверь. Прислонившись спиной к косяку, она усмехнулась и поманила меня пальцем:
  
  - Любопытство, знаешь ли, до добра не доводит Джейси.
  
  Судорожно сглотнув, я отрицательно покачала головой:
  
  - Я... я... не подглядывала.
  
  - Ладно, - девушка прошла мимо меня, собирая волосы в высокий хвост, - пошли есть.
  
  - Скажи, - пристроившись за ней, тихо спросила: - а где Ронда?
  
  - Её здесь больше нет, - не оглядываясь на меня, бросила Мика, - мы вполне справимся сами.
  
  - То есть... - опешив, я потеряла дар речи. - Как это справимся? О чём ты говоришь?! Ведь родители оставили её специально!
  
  - Ну как оставили, так и забрали. В общем, не парься. - Она махнула рукой, и пройдя сквозь арку, остановилась на большой, просторной кухне: - ты что есть хочешь? Имей в виду, я не умею готовить изыски, могу яичницу сварганить или омлет, бутерброды на худой конец, но и только.
  
  - Боже мой, - я хлопнула себя по лицу рукой и подпёрла голову кулаком: - мы умрём от голода. И почему родители забрали Ронду, и, главное, когда?
  
  - Пока ты спала, нам пришло сообщение, что Ронду срочно вызывают в управление. Старожилам понадобилась помощь призрака.
  
  - Э... что?!
  
  Мика открыла дверцы холодильника и выудила молоко с яйцами. Поставив продукты на стол, она подвязала фартук и кинула на меня странный, задумчивый взгляд:
  
  - Ты же не знала, да? Пф. Вот чёрт.
  
  Подкатившись ближе, я сжала пальцами подлокотники и прошептала:
  
  - О чём ты говоришь, Мика?
  
  - Мда. Ошибочка вышла, но я не вправе разглашать эти сведения, если ты не была поставлена родителями в известность с самого начала. - Она ловко замешала яйца с молоком и вылила на сковороду. - Думаю, ты должна узнать всё именно от них, я здесь только на время их отсутствия.
  
  - И когда вернутся мама с папой? - ошарашенно спросила я, разом теряя всю уверенность - одно дело, когда твоя нянька возможная лесбиянка и просто подозрительный элемент, а другое - когда тот, кому ты не доверяешь, знает гораздо больше тебя самого.
  
  - Не знаю, - она пожала плечами и подкатила меня к столу.
  
  Расставив приборы и налив стакан сока, Мика села напротив и устроила подбородок на сложенных в замок руках:
  
  - Джейси, ты хотела бы снова ходить?
  
  - Издеваешься?
  
  - Напротив, хочу услышать твоё мнение. - Нянька отправила кусок омлета в рот и довольно зажмурилась.
  
  - Да, я хочу ходить, - сжав ножик, прошипела я и отодвинула почти пустую тарелку, - но одного желания мало. Врачи ясно дали понять, что ходить я не смогу, так что не вижу смысла в этом вопросе, или, это такая завуалированная гадость?
  
  - Глупая. Если ты доела, то пора бы помыться.
  
  - Мыться? Но ведь Ронды здесь нет, а сама я не смогу залезть не то, что в ванную, даже в душевую кабинку не заползу.
  
  - Не переживай, - она покатила меня в сторону ванной комнаты, - я помогу.
  
  Смирившись с неизбежным, я уронила голову на грудь и начала усиленно размышлять: Дастин и Мика знают друг друга, а Дастин, к тому же в курсе какого-то её секрета; родители, как и Ронда что-то от меня скрывают; таинственный опекун обещал заглянуть если что-то случиться и, главное, мои возможности из-за инвалидности сильно ограничены и отправиться на поиски родителей я не смогу. Отсутствие доверия к Мике и новая информация, заставляли усиленно искать выход из положения. Что же делать-то?
  
  Мы остановились перед дверью из светлого дерева в конце коридора с нашими комнатами, взявшись за ручку, Мика обернулась и подозрительно уточнила:
  
  - Ты ведь сейчас не думаешь о том, что мне нельзя доверять, да?
  
  - Думаю, - без утайки ответила я и задрала голову, - ты же вроде неглупая девушка, должна понимать, что ты мне чужой человек, а доверие надо заслужить. В свете того, что ты знакома с Дастином и того, что я увидела за твоей спиной - могу сказать точно, у меня от тебя мурашки бегут и поджилки трясутся. Но выхода нет, я калека, а калекам нужна помощь. Так что, да - я буду терпеть твоё присутствие ввиду необходимости, но дружбы не жди.
  
  Ненадолго задержав на мне взгляд, Мика отвернулась и молча распахнула дверь. Ванна на первом этаже была проще,чем те,что были в личных комнатах второго этажа. На двадцати квадратах помещались: джакузи, душевая кабинка, туалетный столик, раковина и узкий напольный шкаф для всяких мелочей типа кремов. Вкатив коляску внутрь, Мика закрыла дверь и прошла к джакузи: включив напор воды, она высыпала на дно морской соли и добавила немного пены. Я наблюдала за ней с долей интереса: несмотря на одежды и украшения на лице, Мика была очень красивой. Некоторая худоба её даже красила - точёные скулы и острый подбородок вкупе с тонким, прямым носом выдавали в ней смешение кровей, но вот каких... Мне так и не удалось распознать цвет её глаз - на свету и в темноте они были совершенно разными - серо-зелёными и цвета молодой листвы. Большая разница, знаю. Но, вот так.
  
  Встав передо мной на колени, Мика начала меня раздевать: пижамная кофта была аккуратно сложена и повешена вешалку. Чтобы снять штаны пришлось потрудиться, но когда покрытые шрамами ноги предстали взгляду - я смутилась. А Мика словно и не замечала моего потупленного взгляда и красных щёк: подняв меня на руки, нянька дошла до джакузи и аккуратно опустила в воду:
  
  - Посиди пока, расслабься. Минут через пятнадцать я помогу тебе помыться.
  
  И больше не обращая на меня внимания, пошла к выходу. Проследив за её твёрдой походкой и напряжёнными плечами, я поджала губы и окликнула:
  
  - Мика, спасибо.
  
  - Не за что, - девушка обернулась, лучезарно улыбаясь, - надеюсь, когда я приду, трусы ты уже снимешь.
  
  - Ч-что? Ах, ты зараза! - стукнув по воде раскрытыми руками, крикнула я, алея словно помидор.
  
  Хлопнувшая дверь отрезала от меня хохот няньки.
  
  - Вот же чёрт! - бухтела я, спешно намыливая голову. - А что если и вправду из этих? Не хватало ещё заигрывания от девушки!
  
  Сполоснув голову под струёй воды, я только потянулась к стакану с зубными щётками на другой стороне ванной, как опора ушла из-под ног и я поехала под воду. Пытаться не утонуть без ног - та ещё проблема, скажу я вам: дважды я выныривала из воды, пять раз пыталась вернуться в сидячее положение и всё без толку, снова-здорова. Когда силы были уже на исходе, я засунула свою гордость далеко и глубоко, и на очередном вираже крикнула, что было сил:
  
  - Мика! Мика... помоги!
  
  - Джей! Боже мой!
  
  Меня резко дёрнуло из-под толщи воды. Откашлявшись, я обернулась и сквозь выступившие слёзы просипела:
  
  - Спа...сибо, кха-кха...
  
  - Прости, Джей, - Мика притянула меня к себе и положила руку на голову: - ты как, в порядке? Нельзя было тебя одну оставлять... - голос няньки дрогнул.
  
  - Всё нормально, - я отвела её руку в сторону и вздохнув, недоуменно обернулась: - а как ты оказалась в джакузи?
  
  - Не знаю, - она пожала плечами, - видимо, сработал страх и адреналин. Всё же я не буду тебя больше оставлять, так что привыкай.
  
  - Э... л-ладно, но могла бы ты убрать руку с моей груди?
  
  Дёрнувшись, Мика густо покраснела и пробубнила:
  
  - Прости.
  
  - Да всё нормально, мы же девушки, в конце концов, - рассмеявшись, я хлопнула по ноге няньки и открыв рот, подняла руку к лицу: - мм, Мика, скажи, что я ошибаюсь, и в штанах у тебя забытый с завтрака банан...
  
  
  
  
   ГЛАВА 4
  
  - Вот чёрт... - Мика вылез (!) из джакузи, и вытащив следом меня, уселся на пол скрестив ноги.
  
  Мокрые штаны облепили длинные, тренированные ноги, под прилипшей к животу рубашкой, отчетливо выделялись кубики пресса. Упершись локтями в колени, он осмотрел прислонённую к ванне меня с головы до ног и усмехнулся:
  
  - Теперь я должен тебя убить, - голос няньки изменился, став глубоким с незнакомыми бархатными оттенками.
  
  Вздрогнув, я поёжилась и накрыла покрывшуюся мурашками грудь руками:
  
  - А я-то, грешным делом, думала, что тебя просто матушка-природа обделила, а у тебя, оказывается, сисек отродясь не было, - грубо хохотнула я, стараясь скрыть за сарказмом страх.
  
  Внутри разливалось нехорошее чувство подставы. Родительской. Ведь не могли же они не знать, кого нанимают! Черты лица Микаэля стали меняться: появилась щетина, стал выделяться кадык и рельеф мышц рук притягивал внимания своей скульптурностью - всё остальное осталось на месте. От него потянуло мускусом, отчего в животе заворочалась саламандра, опаляя внутренности жаром: слишком сильный запах самца. Помотав головой, я избавилась от наваждения и прошипела:
  
  - Ты не хочешь отвернуться? Или хотя бы подать мне халат?
  
  Молча поднявшись, он снял с вешалки махровый халат и укутал меня с ног до головы. Сидя на полу, мы сверлили друг друга взглядами пока мне не надоела эта молчанка:
  
  - Родители в курсе, что ты парень? Они, вообще, знают, что такие, как ты существуют?
  
  Пожевав губу, он неохотно кивнул и отвернулся. Меня такой ответ совершенно не устраивал, поэтому я продолжила допрос:
  
  - Мика... Микаэль, правильно? Я хочу знать, что происходит, и если ты не дашь мне ответов, я буду искать их в другом месте.
  
  Удивлённо вскинув брови, парень обернулся и смерил меня недоверчивым взглядом:
  
  - Интересно... а у кого ты их хочешь узнать? Кроме меня, тебе не с кем общаться на эту тему.
  
  - Ты давай мне здесь не заливай! - рассердилась я. - При большом желании, я и к Дастину пойду на крайний случай обращусь к опекуну.
  
  Резко подскочив, Микаэль взглянул мне в глаза и прошептал:
  
  - Повтори.
  
  - Ч-что повторить?
  
  - Последнюю фразу повтори.
  
  - Я... я пойду к Дастину за ответами...
  
  - Не то! - Мика хлопнул раскрытыми ладонями по кафелю и нахмурил брови.
  
  - Пойду к опекуну?
  
  - Да. Откуда ты знаешь про опекунов?
  
  - Ну... - я почесала подбородок и ухмыльнулась, - этот чувак сам пришёл, когда меня Дастин забрал в свой дом. Правда, я не видела его лица, но в целом он был весьма впечатляющим. Сказал, что его назначили моим опекуном, и предложил обучение.
  
  - И что ты ответила? - тихо уточнил нянь.
  
  - Отказалась.
  
  - Фух, - устроившись рядом, выдохнул он и рассмеялся. - Я уже переживать начал.
  
  - Чего тебе переживать-то? Я не могу пользоваться ногами, о каком обучении может идти речь? Да и неинтересно мне всё это. Этот козёл Дастин заставил меня стать поводырем, я совершенно не желала подобной жизни.
  
  - И тебе совсем-совсем неинтересно, как живут такие, как мы?
  
  - Неа, мне хватило нескольких виденных призраков, чтобы желание приобщиться к вашей культуре исчезло начисто.
  
  - Даже так... А что если я смогу тебя переубедить? - весело улыбнулся Микаэль, усаживая меня в кресло. - Что, если наш мир настолько крут, что ты всю жизнь будешь сожалеть об упущенном шансе?
  
  - Если я соглашусь, ты ответишь на все мои вопросы?
  
  Я ехала в сторону своей новой комнаты и старалась не смотреть на Мика: просто дьявольская красота какая-то. Ну не бывает таких людей в обычном мире! Нахмурившись, я вспомнила Луку и застонала: бывают... как я могла забыть о нём? Надо узнать, как он сейчас, да и с Розой поговорить не мешало бы. Вдруг у неё что-то случилось, а я тут на неё всех собак спустить готова. Уже в дверях, Мика неожиданно склонился ко мне и втянул носом воздух:
  
  - Мм, у тебя очень сильный запах...
  
  - Что?
  
  - Запах. Поводыри чувствуют запахи всех живых и неживых существ. Именно поэтому мы и нужны охотникам за призраками - без нашего нюха они не могут находить перевёртышей.
  
  - Кого?
  
  - Призраков, подселившихся в тело человека. Микаэль оперся рукой о косяк и долго и изучающе меня осматривал. Подавшись порыву, он сделал шаг вперёд, но остановился и спросил: - скажи, почему тебя не удивляет то, что происходит? Другая на твоём месте уже бы кричала и звала на помощь, или, наоборот, рвалась что-нибудь посмотреть, а ты... - он запнулся, - будто сквозь смотришь, как на пустое место.
  
  Сидя к нему полубоком, я вздохнула и посильнее запахнула халат:
  
  - Тебе показалось.
  
  Смерив меня недоверчивым взглядом, Микаэль взялся за ручку двери и прошептал:
  
  - Весьма на это надеюсь. - Нахмурившись, он на мгновение зажмурил глаза, а когда открыл - вновь улыбнулся: - одевайся, если понадобиться помощь просто позови.
  
  - Ладно.
  
  Когда щёлкнул замок, я закрыла лицо руками и застонала: чем же я так прогневила богов, ну чем, а? Что ни час, то новая фигня творится. Надо что-то делать, но что? Кто даст ответ, и есть ли он вообще в нынешней ситуации? Хоть и сказала Мику, что обращусь к Дастину с опекуном, но положа руку на сердце - врала. Ни за что, только не к ним. Так... Мика сказал, что мама с папой в курсе того, что происходит, всего и делов - позвонить родителям, да узнать о происходящем. Проще сказать, чем сделать. Откинув голову назад, я зажмурилась и задержала дыхание - надо придумать план. Точно, но сначала... Подкатив к тумбочке, я схватила телефон, и выбрав среди сотни номеров - мамин, нажала на экран:
  
  - Телефон абонента выключен или находится вне зоны действия сети, перезвоните позднее. - Равнодушный робот оборвал мои наполеоновские планы.
  
  Вздохнув, я набрала отца и замерла:
  
  - Телефон абонен...
  
  - Да что же это такое?!
  
  Швырнув бесполезный кусок пластика на кровать, я скрипнула зубами и стукнула кулаком по подлокотнику. За дверью послышалась возня, и следом раздался обеспокоенный голос няньки:
  
  - У тебя всё в порядке? Помощь нужна?
  
  - Да чтоб тебя! - чертыхнулась сквозь зубы и бодро прокричала: - всё нормально, одеваюсь.
  
  Уныло посмотрев на шкаф с одеждой, я крутанула колесо и поспешила воплотить ложь в правду. Дотянуться до верхних полок не удалось, так что выбор пал на чёрные шорты и майку. Стряхнув вещи на пол, я слезла с кресла и кое-как натянула на себя одежду. Забравшись обратно, подкатила к напольному зеркалу и вздрогнула: на фоне чёрных шорт и красной майки, ноги смотрелись просто ужасно - тёмно-синие вены проступали сквозь бледную кожу, шрамы, тянувшиеся вверх от лодыжек, оставляли ощущение, что я невеста Франкенштейна. Плюнув на возможные вопросы, вытащила из закромов старые, вельветовые джинсы и переоделась. Майку заменила невзрачного вида рубашкой, волосы собрала в высокий хвост и бросив последний взгляд в зеркало - нахмурилась: макияж бы не помешал... Но тут же отогнала от себя мысли о красоте и усмехнулась: в моём положении надо, наоборот, не выделяться из толпы.
  
  В дверь постучали:
  
  - Джес, ты готова? Я могу зайти?
  
  - Вот пристал... - прошептала под нос и уже ему ответила: - да.
  
  Осторожно отворив дверь, Микаэль оглядел меня с ног до головы и покачал головой:
  
  - Джес, на улице жарко, ты просто спаришься в этой одежде. Давай, найдём, что полегче...
  
  - А чего ты так за меня беспокоишься? - я грубо оборвала навязчивого парня и нахмурилась: - ах да... совсем забыла, ты же нянька моя, - саркастично улыбнувшись, склонила голову набок и осмотрела его с головы до ног.
  
  Мика успел переодеться, и сейчас щеголял в светлых подвёрнутых джинсах, белой футболке с чёрной вязью надписи посередине и кедах на босую ногу. На груди у него болтался круглый кулон на шнурке. Длинные волосы он собрал в низкий хвост, открывая маленькие мочки ушей, одну из которых полностью занимал тоннель. С силой вцепившись в подлокотники, я глубоко вдохнула и прошипела:
  
  - Что... стыдно со мной в таком виде на людях появляться?
  
  - О чём ты говоришь? - он сделала шаг в комнату и рассмеялся: - ты же не думаешь так на самом деле, а? Или, думаешь? Да не-ет... - заметив мой насупленный вид, он присел передо мной на корточки и заглянул в глаза: - Джес, мне не стыдно, правда. Я действительно о тебе беспокоюсь, так что выбрось из головы подобные мысли и начни жить позитивно.
  
  - А с чего бы тебе обо мне беспокоиться? - я выдернула ослабевшие пальцы из его тёплых рук. - Мы с тобой знаем друг друга всего один день, так что не надо врать. Сколько тебе заплатили, а? Это мама тебя нашла, чтобы я забыла Луку?!
  
  Гадкие слова вырывались изо рта, будто тело жило собственной жизнью. Я же никогда раньше не позволяла себе так разговаривать, так почему его забота меня нервирует?
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Анжело "Сандарская академия магии. Carpe Diem." (Любовное фэнтези) | | С.Шавлюк "Родом из ниоткуда" (Любовные романы) | | А.Миллюр "Сбежать от судьбы или верните нам прошлого ректора!" (Любовное фэнтези) | | П.Флер "Поцелуй василиска" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Волгина "Мой секси босс" (Женский роман) | | Д.Данберг "Элитная школа магии. Чем дальше, тем страшнее..." (Попаданцы в другие миры) | | П.Роман "Игра богов" (Боевое фэнтези) | | Н.Самсонова "Помолвка по расчету. Яд и шоколад" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Мамлеева "Я подарю тебе верность" (Любовное фэнтези) | | А.Анжело "Сандарская академия магии" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"