Лантре Эсфирь: другие произведения.

Пари

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 9.64*5  Ваша оценка:

   Инна Комарова
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Пари
   любовный молодёжный роман
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Эпиграф:
  Мне нравится эта девушка
  С мечтательными очами.
  Ах, что ты, луна, с ней делаешь
  Сияющими ночами?
  
  Всё в ней - такое лунное
  И так мало земного,
  Странная вся и струнная.
  Страшно ей молвить слово.
  
  Радостными сказаниями
  Полна ее голова,
  Сладостными азалиями
  Пахнут ее слова.
  
  Руки такие узкие.
  Голос немного грустный.
  Только всегда - о музыке,
  О Моцарте, об искусстве...
  
  А хорошо б, наверное,
  Шепнуть ей что-то такое:
  Грешное, откровенное,
  Солнечное, земное!"
  
  Игорь Кобзев
  
  
  И будет вскоре...
  
  И будет вскоре весенний день,
  И мы поедем домой, в Россию...
  Ты шляпу шелковую надень:
  Ты в ней особенно красива...
  
  И будет праздник... большой, большой,
  Каких и не было, пожалуй,
  С тех пор, как создан весь шар земной,
  Такой смешной и обветшалый...
  И ты прошепчешь: "Мы не во сне?.."
  Тебя со смехом ущипну я
  И зарыдаю, молясь весне
  И землю русскую целуя!
  
  Игорь Северянин
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Вступление.
  Этот незатейливый роман произошёл в наши дни. Знаю, найдутся скептики, которые удивятся, возможно, посмеются. Они, конечно, помышляют, что сегодня настоящей любви нет. Именно поэтому я и решила рассказать историю любви современного молодого человека, тем самым, опровергнуть расхожие домыслы.
  Я уверена, - любовь есть, и она творит чудеса!
  
  Случается так, что человек живёт в своём обыденном ритме: строит планы, стремится к их осуществлению и даже не задумывается о том, что где-то, совсем рядом бродит настоящее Чудо(!) - его судьба. Не пропустить бы...
  Мы не будем торопить события, забегать вперёд. А пойдём по порядку.
  
  Соловьи монастырского сада,
  Как и все на земле соловьи,
  Говорят, что одна есть отрада
  И что эта отрада - в любви...
  
  И цветы монастырского луга
  С лаской, свойственной только цветам,
  Говорят, что одна есть заслуга:
  Прикоснуться к любимым устам...
  
  Монастырского леса озера,
  Переполненные голубым,
  Говорят: нет лазурнее взора,
  Как у тех, кто влюблен и любим...
  
  Неприятные новости
  Раннее утро.
  - И не говори. Все газеты пестрят..., все, как одна, успели выдать эту новость. Хоть бери и становись шапкой-невидимкой, - вяло
  хихикнул Пётр.
  Никакой личной жизни. Пресса тут, как тут. А журналисты, работающие, в "жёлтых" изданиях, окончательно потеряли совесть, - делился Пётр в телефонном разговоре с другом детства.
  - У каждого свой заработок, - многозначительно произнёс Леонид.
  Ладно, не переживай. Как-нибудь всё устроится, рассосётся. Они пошумят, пошумят и забудут, - успокаивал он друга.
  - Лёнька, ты забежишь сегодня? - спросил Пётр.
  - Завершу дела и подскочу к тебе. Не скисай, - поддерживал Леонид.
  - Когда это я скисал?! Ты что-то путаешь. С моими-то капиталами..., с чего бы это? Пусть они скисают. Выкручусь, не впервой, - бравировал Пётр, заверяя друга.
  - Вот, вот. Именно, что не впервой. А ничему не научился, - поучал друга Леонид.
  - Ладно, не бурчи. Придумаем что-нибудь, - настраивался Пётр на положительный исход непредвиденных событий.
  - Хотелось бы, - неуверенно пробурчал Леонид. А то с твоим положением и такой скандал в мировом масштабе. Ничего хорошего не сулит, - акцентировал он. Говоришь тебе, говоришь и ничего ты не понимаешь, - разочарованно произнёс Леонид. Когда же ты повзрослеешь?
  - Сказал, выкручусь. Всё, закрыли эту тему. Жду, - Пётр нервничая, резко завершил разговор с другом.
  Не успел он выключить мобильный телефон, как зазвонил стационарный телефон.
  - Алло, - неохотно ответил Пётр. А это ты папа? Что так рано?
  - Пётр, послушай.
  И он зачитал:
  "Сенсационная новость.
  Молодой российский миллиардер Пётр Солнцев закатил скандал, на международном курорте!!!"
  - Пропускаю, - продолжал отец. Ах, да, вот здесь. Надо было закладки сделать.
  "Во Францию* ежегодно приезжают самые состоятельные и знаменитые люди. Себя показать и на других посмотреть. В их числе много конкурентов молодого бизнесмена".
  - Та...ак, вот ещё.
  "В нетрезвом виде Солнцев заключил пари. И какое!
  В канун своего сорокалетия, наконец-то, женится, но с одним условием! Сроком на неделю!!! ...
  Молодой миллиардер готов потратить на эту авантюру, так называемую, "семейную жизнь" двенадцать миллионов долларов!
  - Это, что такое? Насмешка?! Фарс?! - крикнул в трубке отец.
  Слушай дальше, это ещё не всё, - грозно сказал он.
  "Конечно, Солнцев - холостяк..., завидный жених. Пора обзавестись семьёй. Однако и здесь ему хочется выделиться, чтобы было не так, как у других. Повеса, любитель модных тусовок, снискавший славу скандалиста".
  - Дальше читать не буду. Надеюсь и этого достаточно, - возмущался отец.
  Что это такое? А? На что это похоже? - негодовал отец. Бабушка и мама ещё ничего не знают, но когда узнают, уверен, будут переживать. Молодой здоровый мужик, а ведёт себя так несолидно. И что это за образ жизни?- спрашиваю я тебя. Ответь мне, - настаивал отец. И что это за нелепое пари? Там ведь много свидетелей было. Ты об этом подумал?
  Пётр пропустил мимо ушей вопросы отца.
  - Обычный образ жизни богатого современного человека, - ровно ответил миллиардер. Все так живут.
  - Так он же не соответствует твоему положению, этот образ жизни. Непрочные связи, быстрые лёгкие расставания. Пьянки, скандалы. Что это, ты можешь мне объяснить? - требовал отец. Так недолго и в пропасть скатиться. Имей в виду, и деньги не помогут.
  - Ладно, ладно, не сейчас. У меня и без твоих нравоучений голова идёт кругом. Потом поговорим. Я тороплюсь. В семь утра допрос с пристрастием и нотациями учинил, - Пётр выказывал недовольство и нежелание продолжать разговор.
  
  *Историческая справка
  Три долины (Мерибель, Куршавель, Валь Торанс, Ле Менуир, Ла Танья - самый большой лыжный регион, перепад высот 1300-3230 м, протяженность трасс 600 км.
  Все курорты пространства связаны между собой сетью канатных дорог и трасс, но автобусного сообщения нет.
  Куршавель самый дорогой курорт Франции. Ухоженные трассы, система подъемников, шикарные отели, рестораны, насыщенная ночная жизнь, бутики ведущих фирм мира - все это Куршавель. Отдыхающие находят массу развлечений в уютных ресторанчиках с живой музыкой и на ночных дискотеках. В крытом спорткомплексе курорта проводятся хоккейные матчи, выступают знаменитые фигуристы.
  Преимущество курорта Мерибель - это его центральное расположение в Трех долинах. Из ущелья Мерибель можно путешествовать по всем трассам Трех Долин, не встретив ни одной похожей. Валь Торанс называют крышей Трех Долин. Мощная канатная дорога вознесет Вас на вершину Сим-де-Карон, откуда в ясную погоду виден Монблан. Это самый демократичный курорт, на котором есть хорошие возможности для занятий активным спортом: вертолетные прогулки, беговые лыжи, санная трасса, спортивный центр 9000 кв. м (бассейн, сауны, джакузи, теннисные корты, сквош, каток для роллеров и многое другое).
  
  Отец Петра положил трубку и направился в кухню. Смутно и тяжело было у него на душе. Он переживал за сына, за его жизнь, за его карьеру.
  - Что-то ты сегодня с утра какой-то хмурый. Ты себя плохо чувствуешь? Язва обострилась? - спросила жена, занимаясь блинами.
  - С таким сыночком, сынуленькой, как ты любишь его называть, всё, что угодно обострится.
  - Что-нибудь случилось? - всполошилась мать Петра.
  - Или ты не знаешь нашего гастролёра? Твоё воспитание! Говорил я тебе, не балуй его. Он должен стать мужчиной. А ты потакала ему во всём. В детстве хулиганил, - ладно. Сколько неприятностей натерпелись по его вине. С ним скучать не пришлось. Славу Богу, учился хорошо.
  С тех пор, как он занялся серьёзным делом, я успокоился, волнения, тревоги отступили. Думал, теперь образумится. Где там? А он не торопится повзрослеть. Пора бы и ума набраться, и честь знать. Он всё время на людях. От его поведения очень многое зависит. Как ты не понимаешь, Пётр владеет большим состоянием и ему недозволенно то, что может разрешить себе неимущий человек, - сердился отец.
  - Достойно вести себя должен любой человек: и богатый, и бедный, - высказала свою точку зрения мать Петра, спокойно и умело, снимая со сковороды румяный блин.
  - Да, да, - протянул отец, не отрывая глаз от газеты.
  Вот послушай и ты сама всё поймёшь. Не буду читать всю статью. Я тут отметил для тебя некоторые газетные выдержки:
  "Скоротечность этого брака окружение молодого миллиардера объясняет просто: Солнцев женится "на спор". Он пообещал связать себя брачными узами до исполнения сорока лет.
  А поскольку летом у него день рождения, он решил приурочить импровизированную свадьбу к этой дате. В качестве места для заключения брака, он выбрал Мальдивы - два крохотных VIP - островка на атолле Северный Мале - Парадайз и Корумба.
  Решающим аргументом в этом выборе стала не экзотичность райских островов, а близость к аэропорту Хулуле, куда будут прибывать чартеры с гостями. Аэропорт находится в двадцати минутах езды на катере.
  Брак заключит сотрудник одного из московских ЗАГСов, специально приглашённый на Мальдивы для авантюрной церемонии. Ровно через пять дней он же и расторгнет брачные узы. Солнцев, устраивая этот фарс, продумал всё до мелочей. Он собирается заключить брачный контракт с "будущей женой", чтобы у новоиспечённой не возник соблазн "положить глаз", то есть, претендовать на его состояние. Свадьба обещает быть одной из самых дорогостоящих в истории новой России. Заказ трёх чартерных рейсов до Мальдив и обратно обойдётся в миллион долларов. А аренда островов - ещё в два миллиона. Также он намеревается пригласить всемирно известных звёзд. На это ему придётся выложить ещё пять миллионов. Итого..."
  
  - Ну, как, впечатляет?! - спросил отец.
  - Так это же скандал!!! - громко произнесла мама Петра. И, кто им дал право печатать такие подробности. В конце концов, если брать по большому счёту, это личная жизнь Петра, - заступилась мать.
  Как неприятно. И, где только они находят информацию? Вениамин, нужно позвонить Петру, - предложила она.
  - Уже, - промычал отец неразборчиво.
  - Что уже? - спросила мать.
  - Да, звонил, я, звонил. Не хочет он разговаривать на эту тему. Понимаешь, не хочет, - разозлился отец.
  - Мальчик переживает, - смягчала ситуацию мать.
  - Ага, как раз. Уверен, он думает, что ему всё дозволено, раз он богат. Он мне заявил, что такой образ жизни ведут все богатые современные люди. Как тебе это нравится?!
  - Успокойся, пожалуйста. Я сама поговорю с ним. Ему действительно давно пора жениться. Он бы остепенился сразу.
  Я знаю Петра, истинная любовь ему поможет.
  - Лиля! Ты такая наивная. А, где же взять эту истинную любовь? Посмотри, он меняет женщин, как перчатки, - негодовал раздосадованный отец.
  Я тоже был молодым..., - резюмировал отец.
  - Не сравнивай, пожалуйста, - вставила реплику, мать.
  Действительно, ты рос в довольно состоятельной семье - профессура, интеллигенция. У вас была прислуга. Ты ни в чём не нуждался, по сравнению с твоими ровесниками. Но, не забывай, тогда были иные нравы, другое веяние, интересы, даже не приходиться сравнивать. В этом всё дело, - подытожила Лилия Матвеевна.
  - Лиль, а ты помнишь, что устраивала Оксана моей сестре? Сколько слёз, бедная Надежда, выплакала, когда та ни с того, ни с сего собралась и сбежала. Я никогда не забуду, как Оксана грубо разговаривала с матерью даже по телефону, всё что-то доказывала ей. А ведь ломаного гроша весь этот протест не стоил. Остепенилась только тогда, когда сама мамой стала. Сразу всё куда-то подевалось и, о своей маме вдруг вспомнила. Стала девочкой-паинькой, совершенно другим человеком, как-то сразу изменилась, подобрела. И, что ты думаешь, Надежда всё ей простила, забыла, сколько страданий ей пришлось пережить по вине дочери.
  Никак не пойму, что происходит с этим поколением, что у них в головах? Странные они какие-то, чёрствые, жестокие, а ведь ни в чём не знают нужды, - не унимался Вениамин Алексеевич.
  - Вот именно поэтому и избалованные. Хотя должна тебе сказать, мой дорогой. Я не желаю никому жить в нужде. Редко кому удаётся в нищете сохранить душу, - рассуждала Лилия Матвеевна.
  - Не могу не согласиться с тобой, - вторил ей Вениамин Алексеевич.
  - Вениамин, надо ещё учитывать тот факт, что Оксана не родная дочь твоей Надежде, вот и чужие гены воюют, отсюда и поведение не свойственное вашим семейным традициям, - неожиданно высказалась Лилия Матвеевна, задав разговору иной окрас и повернув его в новое русло.
  - Как ты можешь так говорить?! - возмутился Вениамин Алексеевич. Что значит, не родная? Ты что не помнишь, какую травму пережила Надежда, когда узнала правду? И, в чём собственно её вина? И вообще, о чём мы говорим? Оксана от рождения росла в нашей семье. Возможно, гены сыграли свою роль, не отрицаю, но она получила достойное хорошее воспитание. Она впитывала с молоком матери всё самое лучшее. Ты меня озадачила этим. Что-то сегодня с самого утра день не сложился, - констатировал расстроенный Вениамин Алексеевич.
  Завтрак был завершён и, Вениамин Алексеевич занялся своими делами.
  А его супруга не стала откладывать в долгий ящик и позвонила сыну.
  
  - Пётр, доброе утро.
  - И тебе, мама доброе утро.
  - Что там у тебя стряслось? Отец вне себя. Ты бы вёл себя поскромнее. Разве ты не знаешь, какое у отца окружение? Не поймут. Зачем ему лишние неприятности, переживания?
  - Я понял, мама. Успокой отца. Скоро всё утрясётся, обещаю тебе. У меня у самого голова идёт кругом от этих газетных разборок. Половину придумали. Ты мне веришь? - спросил он, ища поддержки у матери.
  - Сейчас это уже значения не имеет и никого не интересует. Дело сделано. В дальнейшем надо остерегаться подобных ситуаций, ты же видишь, к чему всё это приводит. Или ты не знаешь: "Что написано пером, то не вырубить топором", - процитировала Лилия Матвеевна.
  - Да, знаю я, знаю. Ладно, ничего. Перетрётся, мука будет. Не волнуйся, мама. Всё наладится.
  Я там тебе подарки привёз, - Пётр перевёл разговор на более приятную тему. Вот немного освобожусь, нагряну к вам, - пообещал Пётр.
  - Хорошо, мой дорогой. Мы всегда тебя ждём, ты же знаешь. Спасибо за внимание. Обнимаю. Будь молодцом! - завершила разговор Лилия Матвеевна.
  - Хорошо, мама, я постараюсь.
  
  
  Семейные традиции
  Все потомки рода Плющенко сокровенно относились к семейным традициям, которые передавались из поколения в поколение и ревниво оберегались.
  Дед Петра Солнцева (по отцовской линии) - Алексей Петрович Плющенко был профессором - учёным с мировым именем, в области Орнитологии.
  Вениамин Алексеевич - отец Петра, унаследовав отцовские гены, пошёл по его стопам. С детства Алексей Петрович брал Веню с собой в экспедиции и, буквально, влюбил его в мир живой природы. У Алексея Петровича в домашнем кабинете в шкафу хранилась целая выставка чучел разнообразных пород птиц и очень редких особей в том числе, чем он гордился и неоднократно читал лекции маленькому Вене о каждом виде и подвиде. Подростком Вениамин знал наизусть весь этот материал и нередко цитировал отца, рассказывая своим друзьям-одноклассникам, заводя их в "сокровищницу" их дома.
  Что касается бабушки Петра, (по отцовской линии) она выполняла функции хранительницы домашнего очага. А когда Алексей Петрович возвращался из поездок, она всячески помогала мужу в подготовке рефератов для студентов МГУ, где он преподавал на кафедре естествознания или, когда готовил большие труды для издательств, как советских, так и зарубежных. Бабушка была на "ты" с пишущей машинкой, причём, печатала очень быстро и качественно. Под диктовку своего благоверного супруга, она набирала все его труды. Так дело и спорилось.
  После рождения в семье первенца - Георгия, старшего брата Вениамина Алексеевича, в помощь жене Алексей Петрович нанял домработницу - Глафиру Никитичну. Он всегда обращался к ней официально. Все остальные в доме звали её, просто, Глаша. Девушка была деревенской, трудолюбивой, расторопной и держала дом в полном порядке. Глаша была малограмотной, но усердной и супруга Алексея Петровича выкраивая время, обучала её грамоте. Глаша занималась с рвением и делала успехи. Она много ела и очень любила сладкое. Супруга Алексея Петровича не отказывала ей в удовольствии полакомиться. Недалеко от их дома была кондитерская, которая славилась своими изумительными изделиями на весь город. И, супруга Алексея Петровича прогуливаясь с детьми, покупала там пирожные, сдобные булочки, пастилу, мармелад, зефир. Для Глаши эти гостинцы были лучше всех благ. У себя в деревне она ничего подобного не видела. И вот теперь, живя в Москве, в профессорском доме, она, в полном смысле слова, объедалась лакомствами. Алексей Петрович, наблюдая, как Глаша уплетает десерты, частенько останавливал ёё, предостерегая:
  - Глафира Никитична, голубушка! Нельзя есть столько сладкого, останетесь без зубов.
  - Ничего, другие вырастут, - уверяла его Глаша, уминая одно пирожное за другим.
  Алексей Петрович умилялся её простоте, наивности и полной безграмотности, украдкой улыбался, но не разуверял Глашу.
  С матерью Петра, Вениамин Алексеевич познакомился в студенческие годы на новогоднем вечере. Она в то время тоже была студенткой, только занималась на факультете иностранных языков. До окончания учёбы в университете Вениамин Алексеевич и Лилия Матвеевна встречались. Затем, Вениамин Алексеевич познакомил свою избранницу со своими родителями, которые одобрили его выбор и после дипломных экзаменов, Вениамин и Лилия поженились. Вениамин Алексеевич привёл молодую жену в родительский дом. Здесь же родился и вырос сам Пётр. Но, следуя своему выбору, целеустремлённо двигаясь к осуществлению своей мечты, он избрал другую профессию. И родители, относясь с пониманием к его выбору, не перечили ему в этом и не мешали.
  Встав крепко на ноги, Пётр обзавёлся своим домом и стал жить самостоятельно от родителей. Но, в глубине души, тоже чтил семейные традиции.
  
  Чужая кровь
  Надежда Алексеевна Плющенко - средняя сестра Вениамина Алексеевича после окончания медицинского института по распределению работала на Украине. Там, в больнице, она познакомилась с Дмитрием Васильевичем Пономаренко, который навещал своего отца после операции. Они как-то сразу потянулись друг к другу, выявилось много общих интересов, в процессе общения сложились красивые романтические отношения, и они поженились.
  Пономаренко занимал солидную должность в обкоме партии. Был на хорошем счёту. В отличие от многих своих коллег до работы в обкоме, получил гуманитарное (а не партийное) образование. Был наделён творческой "жилкой", относился к работе нестандартно, выполняя её "с огоньком". Это было замечено, поэтому Пономаренко стали готовить на повышение и перевод в Москву. Надежда Алексеевна очень обрадовалась этой новости. Она соскучилась по своим близким и хотела жить поближе к ним. А пока молодые супруги строили планы.
  Надежда Алексеевна по намеченному графику разъезжала по районным больницам. Её направляли туда, где в штате не было хирурга. Она проводила плановые операции, делала назначения по уходу за послеоперационными больными и возвращалась домой.
  Надежда Алексеевна поступала в медицинский институт по призванию, с детства мечтая спасать жизнь людям, - как она сама объясняла родителям свой выбор. Именно поэтому трудилась на совесть, не обращая внимания на неудобства и трудности.
  
  Рок
  Наступила холодная снежная зима.
  В этот день у неё по графику были запланированы операции на выезде. Как назло, она неважно себя чувствовала.
  Дело в том, что Надежда Алексеевна ждала ребёнка, в её сроке роды могли начаться в любое время. По уставу трудового законодательства она, конечно, имела право уйти в декретный отпуск, однако этого не сделала, зная, что другого хирурга не пришлют. И она решила поехать, никому ничего не сказав. Надежда Алексеевна знала, что её ждут, а заменить некем. Весь день она простояла на ногах. С трудом, закончив последнюю операцию, она почувствовала, что у неё отходят воды. В той районной больнице, где она оперировала, родильного отделения не было, и её повезли в другую больницу. Пока добирались, часы пробили полночь. На носилках её занесли в приёмное отделение. Надежда Алексеевна находилась в помутнённом состоянии и физически не в состоянии была вступать в диалог с кем - либо. Её осмотрел дежурный врач. И сказал старшей акушерке:
  - У этой роженицы матка раскрылась только на два пальца. А артериальное давление высокое. Сейчас сделаем ей "коктейль" внутривенно, дождёмся, нормализации давления, только потом начнём вызывать роды. Если это не поможет, придётся оперировать.
  Но процесс не двигался. И врач решил делать кесарево сечение. Стали готовить к операции. Пригласили анестезиолога и, к рассвету всё успешно завершилось. Надежда Алексеевна спала, поэтому не знала, кто у неё родился.
  Её супругу позвонил дежурный врач больницы, где Надежда Алексеевна весь день оперировала, сообщив адрес больницы, куда доставили Надежду Алексеевну, и он немедленно отправился туда. Пономаренко дежурил у дверей родильного отделения и изнывал в неведении, не имея какой-либо информации. Незадолго до начала операции ему сообщили, что ждать не имеет смысла, лучше приехать утром и тогда уже подоспеют хорошие новости. Он обнадёженный уехал в гостиницу, где заночевал, так и не узнав, что у него родился мальчик - крепенький здоровый малыш.
  Вместе с Надеждой Алексеевной привезли ещё одну роженицу. Она разрешилась самостоятельно этой же ночью близнецами -девочками.
  Дежурили в эту ночь старшая акушерка и новенькая сестра. Новенькая только что окончила медицинское училище, и была совершенно неопытная. К тому же, утром её муж заявил, что принял решение подать на развод. И она, находясь под воздействием этого заявления, совершенно одурманенная, думала только об этом, всё время, проговаривая вслух:
  - Что же теперь будет?! Что же теперь будет?!
   Работа в данный момент была ей в тягость. Она время от времени потихоньку отлучалась и из кабинета врача пробовала дозвониться домой, чтобы поговорить с мужем, ещё на что-то надеясь. Но телефон не отвечал и она поняла, что муж домой не вернулся. От этого её настроение ещё больше ухудшилось, а на душе "скребли кошки".
  После родов детей помыли, взвесили, измерили, завернули в пелёнки и перенесли в детское отделение. По предписанию врача, сыну Надежды Алексеевны назначили раствор глюкозы, в силу того обстоятельства, что после наркоза ей не принесут кормить ребёнка.
  Дежурная сестра подошла к шкафу, где на разных полках хранились все лекарственные препараты и отдельно средства для технических нужд. Не глядя, сняла банку с раствором, на который ещё не успели прикрепить этикетку с надписью. Дневная смена в последний момент расфасовывала новое поступление лекарств и технических средств для обработки кроваток, клеёнок и так далее. Дежурная сестра наполнила шприц этим раствором и начала вводить в капельницу новорожденного. Не успела она ввести всё количество, как у ребёнка начались судороги, и он скончался у неё на глазах. В первый момент она онемела, в полном смысле слова, потеряв дар речи, затем, как не своя истошно завопила, что было сил.
  На её крик прибежала старшая акушерка, которая, этим временем, попивала чаёк в ординаторской с дежурным врачом.
  - Чего ты кричишь? Что случилось? - спросила она в недоумении. Побудишь всех в отделении.
  Дежурная сестра не произнеся ни слова, упала в обморок. Старшая акушерка стала бить её по щекам, обливать водой, придерживая за голову. Наконец, та приоткрыла глаза и еле-еле произнесла:
  - Он умер...
  Наступило гробовое молчание.
  - Кто?! Кто умер?! - спросила старшая акушерка в испуге и ринулась к кроватке младенца, но было уже поздно. О, Боже! - произнесла она сникшим голосом.
  Немного отойдя от шока, дежурная сестра всё рассказала старшей акушерке. Та пришла в тихий ужас.
  - Ты понимаешь, что ты натворила?! Это же подсудное дело!!! Только этого нам не хватало. Что же делать, что делать? - металась она, ища выход из создавшегося положения.
  -Ты даже не понимаешь, что натворила! В моей практике ничего подобного не было. А вот теперь, из-за тебя, неумехи, я могу лишиться работы и в тюрьму сесть, - злилась она.
  Этот мальчик - сын обкомовского работника, если правда всплывёт, и меня и врача вместе с тобой отдадут под суд. Негодница! Господи, что мне с тобой делать? - причитала она, торопливо передвигаясь по палате, как лев в клетке.
  И вдруг, её осенило, и она решительно заявила:
  - Доктору ничего не говорить, поняла?
  Дежурная сестра смотрела на неё отупевшим взглядом и в ответ только кивала головой.
  - Та роженица, что из деревни, ну та, что рожала после обкомовской жены, ничего не узнает. У неё дома ещё четверо плачут, так что для неё близнецы - это сущее наказание. Я сегодня ещё ничего не оформляла, не успела. Давай быстро снимай бирку с умершего мальчика и надевай одной из девочек многодетной матери и переложи её в его кроватку. А мальчику надень бирку девочки с номером многодетной мамы и уложи его в её кроватку. Будут спрашивать, скажем, что мальчик был очень слабеньким, и у него не было шансов выжить. Поняла?! - громко спросила она, скороговоркой давая распоряжение, бросив грозный взгляд на напарницу.
  Дежурная сестра опять кивнула головой, соглашаясь.
  - Многодетная мамаша не особо интересовалась, кто у неё родился. Представь себе, она вернётся домой, а её ожидает полон дом детей, - в том же духе уговаривала старшая акушерка неопытную сестру. Ты всё поняла, растяпа?! - повторила она свой вопрос, обращаясь к напарнице.
  - По твоей милости приходиться брать грех на душу, да ещё и рисковать, - сетовала старшая акушерка.
  - Всё поняла, Валентина Ивановна. Вы только не волнуйтесь, сейчас всё сделаю, - заверила старшую акушерку совершенно растерянная дежурная сестра.
  Рано утром Пономаренко приехал в больницу, и ему объявили, что у него родилась дочь. Помня о разговоре с отцом и о его заблаговременной просьбе, Дмитрий Васильевич от радости, с чувством полного удовлетворения воскликнул:
  - Значит, родилась Оксанка. Вот отец обрадуется.
  
  Прошло пятнадцать лет...
  Дмитрий Васильевич, Надежда Алексеевна и Оксана приехали навестить могилу отца-деда. Выйдя из трамвая у ворот кладбища, они подошли к киоску купить цветы. Надежда Алексеевна обратила внимание, что какая-то женщина ещё в трамвае пристально всматривалась в Оксану. Ей это показалось странным.
  - Пойдём, доченька, - сказала она, обняла Оксану, и они вошли на территорию кладбища.
  Женщина продолжала следовать за ними, как привидение, не сводя глаз с девочки. Затем она осмелилась и подошла к ним.
  - Вы что-то хотели? - дружелюбно спросил у неё, Дмитрий Васильевич?
  - Вы украли у меня дочь!!! - во весь голос заявила она.
  Надежда Алексеевна опешила. Она подумала, что женщина больна и отнеслась к ней снисходительно.
  Но та не унималась.
  -Вы украли у меня дочь!!! - настаивала она.
  Дежурная сестра, которая меня принимала, сказала на следующий день, что вместе с моей Катей родился мальчик и ночью умер. Но я же помню, как врач сказал акушерке:
  - Какие крупные девочки, а родились без разрывов!
  И ещё похвалил акушерку. А утром в палате на обходе почему-то объявили, что родились мальчик и девочка, мальчик был слабенький и скончался. А я нутром чую, что это неправда. Моя Катька вылитая эта девочка, - говорила она путано, сбиваясь, тыкая пальцем в руку Оксаны.
  Вы украли у меня дочь!!! - повторила она рефреном, повышая голос.
  - Что Вы, милая. Успокойтесь, пожалуйста, - обратилась к ней Надежда Алексеевна. Вы что-то путаете. Мы не здешние, приехали навестить могилу отца мужа. Ничего плохого Вам не сделали. Девочки могут быть похожи, такое случается. И взрослые тоже бывают похожи друг на друга. Иногда идёшь по улице, видишь, навстречу идёт человек, как две капли воды похожий на твоего родственника или близкого знакомого, так и хочется подойти или окликнуть его, в последний момент себя останавливаешь, потому что понимаешь, что это только внешнее сходство. На самом же деле совершенно чужой человек, - выдержанно, не суетясь, разъясняла Надежда Алексеевна незнакомке, акцентируя и выделяя последние слова.
  Разве у Вас такого не бывало? - спросила она.
  Незнакомка пожала плечами, но так ничего и не ответила.
  - Не расстраивайтесь, пожалуйста. Я очень Вам сочувствую. Понимаю Ваше горе. Такие раны плохо заживают, если заживают вообще. Но, поверьте, наша дочь не имеет к Вам никакого отношения. Всего Вам доброго и будьте здоровы со всей Вашей семьёй, - пожелала Надежда Алексеевна, успокаивая незнакомку.
  После этих слов, женщина немного пришла в себя, затем отошла от семьи Пономаренко, потупив взор.
  - Извините, показалось. Болит до сих пор, - произнесла она, заплакав. И быстрым шагом ушла.
  Надежда Алексеевна, Дмитрий Васильевич и Оксана навестили могилу, убрали, поставили цветы и направились к выходу.
  - Дим, ты знаешь, не выходит у меня из головы её рассказ, - сказала она мужу.
  - Мало ли что в жизни случается, ей померещилось. Ты же видела, в каком возбужденном состоянии она находилась, - рассуждал Пономаренко.
  - Да, её трудно успокоить, такие раны не заживают никогда, - ответила мужу Надежда Алексеевна.
  Он посмотрел на жену и сказал:
  - А ты у меня умница! Тебе удалось объяснить ей по существу и убедить, это не просто в такой ситуации. Она была агрессивно настроена против нас. Ты заметила? - спросил он у Надежды Алексеевны.
  - Конечно, заметила. Это бросилось в глаза с первой минуты, поэтому и запали в душу её слова. Она говорила искренне.
  - Её можно понять и пожалеть. Но к нам это не имеет никакого отношения. Выброси всё из головы, - завершил этот неприятный разговор Пономаренко.
  Они вернулись в гостиницу. На завтра была запланирована поездка в область, к родне Дмитрия Васильевича.
  Надежда Алексеевна провела бессонную ночь. Рассказ незнакомки врезался в память, теребил и не давал ей покоя. Невидимой змейкой сомнение вкралось в её душу и медленно, но верно выпускало свой яд, отравляя её состояние. Она сразу вспомнила, как родственники частенько удивлялись, высказываясь вслух:
  - Почему это Оксана не унаследовала внешность родителей и росточком уж слишком мала?
  У Надежды Алексеевны самой не раз появлялись странные непонятные мысли, когда Оксана проявляла в поведении черты характера, которые не были свойственны ни ей, ни мужу. Но она гнала от себя такие мысли, ибо любила дочку всей душой.
  Сгорая от нетерпения, она поднялась с рассветом. Позвонила в справочное, узнала адрес больницы и отправилась туда, оставив мужу записку.
  Дежурной сестры, которая была виновницей смерти её сына, на месте не оказалось. Как Надежде Алексеевне сказали в отделении:
  - Она много лет, как не работает, уволилась по собственному желанию.
  Старшей акушерки тоже на смене не было. Надежда Алексеевна буквально выпросила её домашний адрес, сказав, что она здесь проездом и очень хочет поблагодарить её. Ординатор не смог отказать коллеге, открыл журнал и написал на листке домашний адрес старшей акушерки.
  Надежда Алексеевна без труда нашла её дом, старшая акушерка жила в этом же районе, видимо по этой причине не сменила место работы. Дверь открыл её сын.
  - Мама, к тебе пришли, - позвал он.
  - Кто там? - спросила она, ничего не подозревая.
  - Не знаю, какая - то женщина, - ответил ей сын.
  - Наверное, клиентка пришла договариваться, - предположила она и, отложив кухонные хлопоты, направилась в прихожую. Приближаясь к входной двери, она тот час узнала Надежду Алексеевну и с ужасом в голосе произнесла:
  - Вы?! Как Вы меня нашли?
  Не дожидаясь ответа, она продолжила:
  - Я знала, что это когда-нибудь произойдёт.
  Немного погодя, без особого желания она произнесла, закрывая дверь за Надеждой Алексеевной:
  - Входите.
  Старшая акушерка завела Надежду Алексеевну в отдельную комнату и наглухо закрыла за ней дверь, чтобы сын не услышал их разговор.
  - Зачем Вы пришли? - спросила старшая. Я к случившемуся не имею никакого отношения, - начала она наступление. Сестра, которая повинна во всём, давно уволилась. Так что Вы не сможете ничего доказать.
  - Я знаю, что она уволилась, - спокойно ответила ей Надежда Алексеевна.
  - Тогда, зачем Вы пришли ко мне? - встревожилась старшая акушерка.
  - Я хочу знать правду. Вчера я случайно встретила женщину, которая рожала в ту же ночь и она утверждает, что моя Оксана её дочь. Это правда?! - спросила Надежда Алексеевна, "съедая" глазами старшую акушерку.
  - Я не знаю, с кем Вы встречались. Упомнить всех, кто проходит за годы работы через мои руки невозможно, - лукавила она. Затем, подумав, сказала:
  - Ничего не поделаешь, видимо придётся рассказать Вам всё, как было, чтобы Вы оставили меня в покое и никогда к этому не возвращались.
  И она поэтапно изложила Надежде Алексеевне события той страшной роковой ночи.
  Надежда Алексеевна слушала её, не шевелясь, и плача.
  - Значит, ей не показалось, а я подумала, что она больна. Действительно, можно заболеть, когда в течение стольких лет преследует признак твоего ребёнка.
  И, что Вы теперь прикажете мне делать? - спросила она старшую акушерку.
  - А ничего! Жить, как жили. Иначе, Вы искалечите жизнь не только себе, но и всем своим близким. Той женщине Вы этим не поможете. И на что Вы обречёте свою дочь? Разве Вы не знаете, что её ожидает в многодетной семье? Ещё вопрос, как её там примут?! И примут ли вообще?! Мой Вам совет, живите спокойно, выбросите всё из головы. Всё это давно кануло в лету и ничего не вернуть.
  А пену со дна поднимать не стоит, - произнесла она изменившимся тоном, злобно посмотрев на Надежду Алексеевну.
  Меня за давностью, всё равно никто не посадит. Виновница далече, попробуй, сыщи. Не осложняйте свою жизнь, мой Вам совет, - поучала Надежду Алексеевну старшая акушерка.
  - Вы мне не советчик! - ответила Надежда Алексеевна тихо, но в сердцах.
  Прощайте, - сказала она и ушла.
  
  Надежда Алексеевна всё без утайки рассказала мужу, и они решили, что ничего менять не будут. Но ещё очень долго, даже нехотя супруги возвращались к этой теме.
  После этого случая Надежду Алексеевну стали беспокоить постоянные боли в сердце, она очень сдала, потеряла интерес к жизни. Часто проводила время в больнице, принимая курсы лечения. Но и это не помогало. Как Дмитрий Васильевич не старался, ему так и не удалось вернуть жене прежнее состояние. Рана кровоточила и не заживала.
  
  Леонид Лазарев
  Закадычный, самый близкий и самый преданный друг Петра Солнцева - Леонид Лазарев, с самого детства был целеустремлённым и трудолюбивым. По натуре - скромен, не любитель шумных компаний, праздных посиделок - вечеринок.
  В возрасте шестнадцати лет на дне рождения Петра он впервые попробовал алкоголь, который не оставил в его душе ярких впечатлений, не вызвал даже положительных эмоций и Леонид твёрдо решил прожить свою единственную жизнь, что называется, на "сухом законе". Решил и сделал.
  Родители Петра и Леонида дружили, часто проводили вместе свободное время: отмечали семейные даты, праздники и периодически вместе выезжали в отпуск, когда обстоятельства позволяли.
  Однажды, ещё в школьные годы обе семьи в полном составе отправились отдыхать на юг, к морю. Они сняли в частном секторе у моря в большом доме две комнаты. Хозяйка выделила им постельные принадлежности, платяной шкаф и место на летней кухне. Импровизированные пристройки: душевая и туалет находились снаружи, в саду. Но отдыхающих это не смутило и не напугало. Стаяла жаркое, знойное лето, поэтому подставить своё тело под струю воды, было истинным блаженством. Два раза в день семьи уходили к морю: утром и после пяти-шести вечера, когда немного спадала жара. А днём они предавались послеобеденной сиесте. Женщины выносили в сад раскладушки и в тени фруктовых деревьев вели неспешную беседу, о том - о сём, пока не засыпали. А мужчины оставались в доме. Пётр и Леонид в беседке играли в шашки, шахматы, которые они привезли с собой.
  Женщины, в основном, старались покупать готовую пищу, экономя драгоценное время и не стоять у плиты, но бывало, что общепитовская пища так надоедала, просто приедалась, что мамы Петра и Леонида сами принимались за готовку обедов. На завтрак и ужин обходились свежими и очень вкусными молочными продуктами, которые они покупали на рынке.
  Всё шло хорошо. Они совершали прогулки по морю на катере, дышали ионами моря и полной грудью наслаждались свободным от обыденных забот и хлопот временем, были в полной мере довольны всем, что предоставлялось им на отдыхе. Они изначально отказались от путёвок в дома отдыха или санатории, ибо на этот раз пожелали быть предоставлены сами себе.
  
  
  Детская любовь
  Леонид смущался и конфузился в женском обществе, но не слыл отшельником.
  Дело том, что Лёнька со школьной скамьи был страстно влюблён в Сонечку Ларскую - соученицу из параллельного класса. Лёнька писал ей трогательные длиннющие письма. На рассвете и поздно вечером, когда город отходил ко сну, он приносил свои душевные излияния и оставлял на половой тряпке у входной двери. К его удивлению, в шестом классе девочка ответила ему взаимностью. Они подружились. Когда достигли юношеской поры, стали встречаться чаще, правильнее будет сказано, не разлучались надолго. А после окончания института поженились.
  Леонид ещё на выпускном вечере в очередной раз признался Сонечке в любви и торжественно сделал предложение. Но девушка ответила, что семья - это очень ответственное и серьёзное дело. Прежде всего, необходимо получить образование, а потом уже строить семью. Леонид смирился и терпеливо ждал. Он самозабвенно любил Сонечку, души в ней не чаял и мечтал навсегда соединить их судьбы.
  Прошло время. Леонид завершил учёбу на юридическом факультете, Сонечка на биологическом, в том же университете, они поженились и обрели истинное счастье. Леонид и Сонечка внимательно и преданно относились друг к другу. Всегда и везде были вместе. За версту бросалось в глаза - идёт счастливая пара!
  Сонечка начала готовится к поступлению в аспирантуру, а в первой половине дня подрабатывала в школе, преподавая биологию, ботанику, зоологию. Леонид - на первых порах устроился в юридическую консультацию. И жизнь потекла своим чередом, по законам семейной жизни. Встречаясь после работы за ужином, они делились друг с другом последними новостями. Им хорошо было вдвоём.
  Жизнь не стоит на месте, всё течёт, всё меняется, и, как случается в молодых семьях, Сонечка забеременела. Она перенесла тяжелейший токсикоз. Сильно похудела, ослабела, но вопреки уговорам врачей, ребёнка оставила. Врачи на раннем сроке беременности предлагали ей избавиться от беременности, опасаясь за ёё жизнь и жизнь будущего ребёнка. У Сонечки шалило сердечко, видимо сказалось перенесенное в детстве заболевание и это вызывало тревогу наблюдающих её специалистов. Однако она и слушать не желала. Леонид оберегал её, помогая во всём, поддерживал её. Сонечке удалось выносить и родить ребёночка, но во время родов её не стало. Врачи не сумели спасти ей жизнь.
  Мальчик родился здоровеньким и, как две капли воды, похожим на свою мать.
  Родители Сонечки хотели забрать внука к себе на воспитание. Они настаивали на своём решении, объясняя это тем, что Леонид занят, много работает, к тому же у него нет сноровки, опыта по уходу за детьми. Но Леонид категорически воспротивился такой постановке вопроса. Он заверил свёкра и свекровь, что справится и сына вырастит самостоятельно.
  
  Леонид после ухода Сонечки постоянно находился в подавленном состоянии. Жить не хотелось.
  Мысли о смерти накрывали рассудок удушливой волной, желая потопить его в страхе. Эти мысли ходили за ним по пятам повсюду, то там то тут мелькали, не давая сосредоточиться на делах. Он гнал их от себя, пытаясь захватить в кулак и уничтожить, а они, набирая силу, довлели над ним, целиком и полностью уводя из света во тьму. Озноб, трусливым воришкой, крупными "мурашками" скакал по всему телу, молниеносно разрастаясь и заключая в тиски. Мираж окутывал сознание стопудовым грузом, упрямо не давая Леониду выпутаться из этой паутины, прийти в себя, и вернутся к жизни.
  Смерть - ненавистница жизни, именно поэтому она предпринимает зловещие попытки, чтобы, во что бы то ни стало, победить жизнь.
  
  Без Сонечки его жизнь померкла, потеряла смысл, а ребёнок явился той соломинкой, за которую, Леонид буквально, уцепился, чтобы жить. Он, будучи однолюбом, всю свою любовь перенёс на сына, таким образом, стал ему и мамой и папой.
  В первой половине дня в его отсутствие с мальчиком оставалась мама Леонида. Сам Леонид старался не позднее трёх-четырёх часов после полудня возвращаться домой и полностью посвящал себя сыну. Много читал ему, с раннего детства развивал. Ездил с ним в бассейн, укрепляя здоровье мальчика. И много беседовал с сынишкой на любые темы. Мальчик рано научился читать и посвящал чтению много времени. Но, когда болел, просил отца почитать ему, в основном сказки или увлекательные рассказы, фантастические истории. Ему всё было интересно. Он был открыт к познанию. Когда мальчик подрос, Леонид стал водить его в театры на детские спектакли, в музеи.
  С родителями Сонечки связь не прервалась. Мальчик всегда радовался, когда они навещали его. В праздники Леонид с сыном совершал вояж, поздравляя бабушек и дедушек с обеих сторон.
  Могилу Сонечки Леонид посещал всегда в одиночестве. Он рассказывал ей о сыне, о своих делах. И присутствие посторонних в данный момент, даже родственников было нежелательно.
  С тех пор, как Леонид потерял Сонечку, у него появилась присказка: "Жизнь - грустная штука, но мы её развеселим". И маленький Владик, повторял за ним эти слова, толком не понимая, о чём они.
  Как-то, ещё в раннем детстве, сынишка заболел, и каждый вечер просил Леонида почитать ему одну и ту же сказку. Леонид выполнял просьбу сына, но никак не мог понять, в чём же дело?
  
  "За окнами злиться вьюга. Стучит в окна, негодует.
  Скрипя, лениво прохаживается туда - сюда старая перекошенная дверь. Шурша, бегает волнами половик. В избе тепло, светло, уютно и вкусно пахнет. Во всём ощущается приближение праздника.
  Затянул, сладко подтягиваясь, свою песенку кот Василий.
  Жур - жур - жур, - заурчала вода в самоваре, и он зашипел закипая.
  - Ой, как здесь тесно, - жалуется подошедшее сдобное тесто, выпрыгивая из кадушки на волю.
  С печки свисают вязаные носки. Красочный орнамент притягивает взор, напоминая о золотых руках мастерицы. У печки отдыхают валенки. Прохудились они. Их промочил в сугробах дед Порфирий, когда ходил в лес за хворостом и ёлкой. А бабушка Дуся, тем временем, квасила капустку, недовольно бурча, припоминая деду все его грехи.
  Один Митя мирно спит в своей колыбели, пребывая в сказочных грёзах и нет ему никакого дела до мирских забот. В его розовых снах всё радует и услаждает.
  Раннее тёплое летнее утро. Лучики солнца нежат, холят, ласкают. Пушистая зелёная полянка, усыпана ромашками, одуванчиками и другими полевыми цветами. Полянка напоминает красочный шатёр, по которому вкраплениями разбросаны полевые цветы. Они, на ветру раскачиваясь, кивают разноцветными головками, приветствуя птичек. Над полянкой дружно и весело кружат птички-невелички, чирикая и распевая свои утренние серенады. Воздух свеж, чист и дивный аромат растений витает над полянкой, дурманит и завораживает. Небеса отливают голубизной озёр, безропотно и безмолвно с высоты наблюдая за всем происходящим.
  Здесь нет тревог, нет печали, нет страха. Всё течёт своим чередом, принося своим обитателям неповторимые эмоции.
  Истинное блаженство! Самый настоящий рай!
  Митя нежится на травке, рядом с ним его мама. Она умело плетёт из колосков веночек. Мама молодая, красивая. Ей так к лицу лёгкое цветастое пышное платье. Её льняные волосы собраны и покоятся на макушке античным узлом. Лишь завитушки свисают с виска на лицо. Всё её тело пышет здоровьем.
  - Митюша, глянь, какая бабочка! - обратилась она к сыну. Создатель терпеливо разрисовал ей крылышки, чтобы подарить нам с тобой умиление и восторг.
  Она подставила руку, и бабочка послушно села в её ладонь. Митя молча смотрел на бабочку и улыбался, затем протянул к ней свои пухленькие пальчики, желая прикоснуться, а бабочка, испугавшись, вспорхнула и улетела. Митенька заплакал".
  
  - Пап, а ты знаешь, почему я так люблю эту сказку? - перебивая, спросил сын.
  - И не догадываюсь даже, - ответил Леонид, не подозревая, о чём пойдёт речь дальше.
  - Эта тётя - Митина мама, очень похожа на нашу маму, - и он указал рукой на портрет Сонечки, висевший на стене.
  - Ты прав, Владик, сходство есть. Какой ты у меня наблюдательный. А я всё думаю, чего ты каждый вечер просишь почитать одну и ту же сказку? Теперь всё прояснилось. Наша мама действительно была очень красивой. Ты на неё похож.
  - Папа, расскажи мне о нашей маме, - попросил Владик.
  - Владик, в который раз? - удивился Леонид.
  - Ну и что же, мне интересно, - ответил Владик.
  - Хорошо, я только возьму альбом с фотографиями и отвечу на все твои вопросы. Так будет нагляднее, - сказал Леонид и поднялся с дивана.
  В этот момент зазвонил телефон. Звонили по работе. Разговор оказался продолжительным и утомлённый Владик, не дождавшись отца, заснул.
  
  Другая жизнь
  Антонина Андреевна всю жизнь проработала в школе. Ныне бывшая учительница на пенсии. По рекомендации и протекции своей знакомой она устроилась подрабатывать уборщицей в фирму бизнесмена Петра Солнцева. Сам Пётр приходился внуком хорошей знакомой Антонины Андреевны. Та, желая помочь приятельнице, догадываясь, что Антонина Андреевна испытывает финансовые трудности, уговорила внука принять свою знакомую на работу в его фирму.
  Дети Антонины Андреевны разъехались. Кто, куда. В Сочи осела семья её старшего сына. Там они выстроили большой дом. Но никогда подолгу не задерживались на одном месте. Дело в том, что сын Антонины Андреевны - Дмитрий Фёдорович, служил в дипломатическом корпусе. Внучка Антонины Андреевны - Варя, после школы проучилась два курса на факультете иностранных языков, но прервала обучение, так как, с детства мечтала стать дипломатом и пойти по стопам отца. Её манила нашумевшая судьба посла Советского Союза в Швеции - Александры Михайловны Коллонтай. Поначалу родители уговорили Варю остаться дома и на месте получить образование. Варя послушалась, но спустя два года заскучала на лекциях в педагогическом институте, её знания опережали институтскую программу. И она всё же решила добиваться своей мечты, не откладывая в "долгий ящик". Именно поэтому она и приехала к бабушке в Москву поступать в институт международных отношений.
  Отец очень любил Варю, тайно гордился ею, и всегда говорил:
  - Нашу Варвару ожидает большое будущее. Она девушка с фантазией. Птица высокого полёта.
  После приезда Вари в Москву, Антонина Алексеевна ожила, повеселела. Варя во всём ей помогала, окружила заботой, вниманием и настойчиво целеустремлённо готовилась к вступительным экзаменам.
  
  
  
  Встреча
  Внезапно Антонина Андреевна заболела. Будучи ответственным человеком, она попросила внучку временно её подменить. Варя без промедления согласилась. Бабушка записала на листике адрес работы, и Варя быстро нашла офис Солнцева.
  
  Невыразимая печаль
  Открыла два огоромных глаза,
  Цветочная проснулась ваза
  И выплеснула свой хрусталь.
  Вся комната напоена
  Истомой - сладкое лекарство!
  Такое маленькое царство
  Так много поглотило сна.
  Немного красного вина,
  Немного солнечного мая -
  И, тоненький бисквит ломая,
  Тончайших пальцев белизна.
  
  - Добрый день, - поздоровалась она с секретарём, входя в просторную приёмную.
  - Здравствуйте. Вы что-то хотели? - поинтересовалась секретарь.
  Я к Пётру Вениаминовичу, - ответила Варя.
  - Вы по записи? - спросила секретарь.
  - Нет, меня послала бабушка Нюся, - сказала Варя.
  - Не совсем понимаю, - замялась секретарь.
  - Бабушка здесь прибирает. Она заболела и попросила её подменить, - разъяснила Варя.
  - А...., - догадалась секретарь. Так Вы внучка Антонины Андреевны?
  - Совершенно верно, я внучка бабушки Нюси. Её в нашей семье так все называют, - пояснила Варя.
  - Да, да и здесь её тоже так называют: "тётя Нюся" - ласково, по-домашнему. Её у нас все любят, - разговорилась секретарь.
  - И у нас, её тоже все любят, - улыбнулась Варя.
  - Присядьте, пожалуйста, - доброжелательно предложила секретарь, указывая рукой на диван.
  Сняв телефонную трубку, услышав голос Солнцева, она доложила:
  - Пётр Вениаминович, к Вам пришли.
  - Кто? - недовольно спросил он.
  - Молодая девушка, - ответила секретарь, разыгрывая шефа.
  - Какая ещё девушка? Анна Павловна, что за шутки? Я на работе, - строго заявил он.
  - Вы меня не правильно поняли. Пришла внучка нашей Антонины Андреевны. Припомните, очевидно, Вы с ней о чём-то договаривались, если она прислала замену, - растолковывала секретарь.
  - Ой, да. Я и забыл. Она мне звонила, - признался Солнцев. Пусть войдёт, - распорядился он.
  - Идите, он Вас ждёт. Смелее, - помогала Анна Павловна снять напряжение, которое присутствовало в поведении Вари.
  Через несколько минут Варя вышла из кабинета, раскрасневшаяся.
  - Ну, что? Всё в порядке? - спросила секретарь, любопытствуя.
  - Перечислил, что входит в круг моих обязанностей, будто я не знаю. Просил не опаздывать. Не курить. В нетрезвом виде на работу не являться, - в смятении рассказывала Варя.
  Секретарь засмеялась.
  - Какой-то странный он у вас, - продолжала Варя. Даже глаз на меня не поднял. Может это и к лучшему, а то я, входя в кабинет, зацепилась за ковёр. Чуть-чуть не упала. Надеюсь, он не заметил, - рассказывала Варя.
  - У него сегодня очень много бумаг, которые он проверяет лично, поэтому такой замотанный. Трудный день, - переходя на шёпот, информировала секретарь Варю.
  Не волнуйся. Выполняй свою работу совестно и всё будет хорошо, - успокоила её секретарь, незаметно перейдя на "ты".
  - Спасибо, Вам. Вы очень добры, - поблагодарила Варя.
  - Давай знакомиться? - игриво предложила секретарь.
  - Давайте. Меня зовут Варвара. Можно просто Варя, - представилась она.
  - Очень приятно. А меня зовут Анна Павловна. Вот и познакомились, - произнесла секретарь дружелюбно.
  - И мне тоже очень приятно. И спасибо Вам за всё. Пойду я. Бабуля ждёт, волнуется. Она у нас очень ответственная. За всё переживает душой.
  - Это мы знаем. Передавай Антонине Андреевне от меня тёплый привет и пожелания скорейшего выздоровления. Мы соскучились по ней.
  - Спасибо. Обязательно передам, - пообещала Варя.
  
  Предварительный разговор
  - Постойте, мы забыли о невесте, - забеспокоился менеджер.
  Остановка только за невестой, - повторил он. Так всё готово.
  Зазвонил телефон. Солнцев снял трубку. Он услышал голос его новой знакомой - Светланы.
  - Идите, Вы свободны. Это мы обсудим отдельно, - быстро закруглил беседу Солнцев, обращаясь к менеджеру.
  - Когда?! - удивлённо спросил менеджер, поправляя очки.
  - Позднее, не сейчас, - второпях ответил Пётр.
  
  В кулуарах живо обсуждали свежую тему для сплетен:
  - Как мне известно, пока менеджер не нашёл кандидатуру на роль "будущей жены", на наделю. В ближайшем окружении Солнцева полагают, выбор падёт на совершенно случайную особу. Возможно, для этого спектакля выберут поэкстравагантнее "топ-модель", начинающую актрису или на худой конец, островитянку поэкзотичнее. Шуточки богатых...Что Вы не знаете, как это делается? - засмеялся бармен.
  - Не исключено, что в такой ситуации его поджидает сюрприз, о котором он и думать не мог, - отозвалась бдительная дама бальзаковского возраста, сидящая за стойкой бара. Она не была обременена семейными узами, однако полагалась на богатый опыт.
  Сказочным образом, - продолжала дама, - буквально, в последний момент, откуда ни возьмись, появится Она, в которую наш герой, самым настоящим, заметьте, не притворным образом, влюбится. И все его планы потерпят фиаско. Рухнут..., - жестикулировала дама.
  Зато, в его жизнь (впервые) войдёт настоящая любовь, - иронично предположила дама. Кто может знать? Фортуна, - подытожила она многозначительно.
  
  Завершив срочные дела, Сонцев снял трубку и позвонил менеджеру по организации культурных мероприятий
  - Геннадий Викторович, зайдите ко мне, - пригласил Солнцев
  - Иду, - ответил менеджер.
  Менеджер долго докладывал, перечисляя все детали подробнейшим образом, буквально "разжёвывал". В завершении он сказал:
  - Вот так выглядит мой отчёт в целом.
  - Понятно, - задумчиво ответил Солнцев.
  - Так выглядит смета расходов. Как Вы понимаете, никаких доходов от намечаемого проекта получить невозможно, - уточнил менеджер, предварительно разложив перед шефом карты, фотографии выбранного места и смету предстоящих расходов.
  - Как сказать? А дивиденды? - Солнцев в этот момент разглядывал фотографии, но мыслями находился далеко. И вдруг.
  - В конце концов, я могу себе позволить немного отдохнуть. Пока Вы здесь будете искать, подбирать кого-то на роль "невесты", я побуду один на островах, - неожиданно предложил Солнцев.
  - Совсем один?- изумился менеджер новому повороту событий.
  Солнцев снял трубку и дал распоряжение секретарю:
  - Скажите Варе, чтобы принесла нам кофе-глисе.
  - Хорошо, Пётр Вениаминович. Сейчас передам Ваше распоряжение, - ответила секретарь.
  - Ну не совсем один, - произнёс Солнцев, кладя трубку на аппарат.
  Повара возьму с собой, чтобы не пришлось посещать ресторан. Говорю же, хочу отдохнуть. Что в этом непонятного? Устал. Могу я устать? - спросил он раздражённо, пристально посмотрев на менеджера. Отосплюсь, наконец-то.
  Менеджер складывал материалы в папку и оставил его вопросы без ответа.
  Постучали в дверь.
  - Войдите, - собранным голосом, произнёс Пётр.
  Вошла Варя. Поставила на столе Солнцева поднос. Расстелила красивые яркие соломенные салфетки. Одну - рядом с Солнцевым, другую - рядом с менеджером, который внимательнейшим образом наблюдал за её действиями.
  - Варя, как у Вас всё ладно получается. Вы изучали дизайн? - спросил он.
  - Профессионально, нет. Моя мама очень красиво накрывает на стол. Она у нас мастер в этом деле. Нам приходилось жить за границей в связи со службой отца, и мама многому там научилась, у неё талант, - ответила Варя доброжелательно, тем временем, продолжая свою миссию. На разложенные салфетки она поставила маленькие чашечки, в которых, терпеливо ожидая, зазывало ароматное кофе-глисе. Его запах тонкой змейкой уносился вверх, привораживал и располагал к непринуждённому разговору. А крошечный шарик мороженого выглядел очень аппетитно.
  Варя перенесла с подноса в блюдца кофейные ложечки. Бумажные салфетки свернула треугольником так, чтобы рисунок привлекал внимание, притягивал к себе, радуя глаз и создавая приподнятое настроение. Аккуратно пристроила салфетки под чашечки. Забрав поднос, она направилась к выходу.
  - Всё, что Вы заказывали, - сказала она на ходу, не поднимая глаз на Солнцева.
  - Вот Варю возьму с собой, чтобы скучно не было, - спонтанно вырвалось у Солнцева.
  Варя приостановилась, повернула голову, подняла на него свои большие глаза, внимательно посмотрела и, не реагируя на реплику, открыла дверь.
  - Что скажете? Я Вас спрашиваю, - обратился к ней Солнцев, приподнимаясь со стула.
  Варя развернулась и мгновенно ему ответила:
  - Пётр Вениаминович! Вы запамятовали наверное. Это не входит в круг моих обязанностей. Я здесь заменяю бабушку Нюсю, пока она болеет, не правда ли? И только до вступительных экзаменов, - дополнила Варя. Разве бабушка Вас не предупредила?
  После этих слов, она повернулась и вышла из кабинета.
  - Какого? А? Как Вам это нравится? - удивлялся Солнцев.
  - Да, девушка явно не обделена чувством собственного достоинства, - прокомментировал менеджер, поправляя очки.
  - Вот так сюрприз! - не унимался Солнцев.
  - По большому счёту хотелось бы поинтересоваться, а она тут при чём? - спросил менеджер, не понимая, что именно шеф имел в виду. Ну в общем-то, это не важно, - поправил себя менеджер, переходя к делу и продолжил перечислять наименования по заранее приготовленному списку.
  - Вы не засиживайтесь здесь, - прервал менеджера шеф, без интереса слушая его. Как только найдёте подходящую кандидатуру, всех оповестите, и закажите вылет для гостей. Они прибудут незамедлительно.
  Переведя взгляд на менеджера, он подытожил:
  - Кто же себе откажет в таком приятном времяпрепровождении, к тому же, за чужой счёт? А? - ехидно заулыбался Солнцев.
  - Как скажете, - ответил менеджер, не отреагировав на бестактный выпад шефа. Он привык к его манерам и уже не реагировал.
  - Да, да, - невпопад произнёс Солнцев, потирая затылок ладонью.
  Переключившись на менеджера, он добавил:
  - Так вот, дорогой мой, Вы должны костьми лечь, а найти мне невесту на неделю. Вот так. Я не могу отступать от условий пари. Ничего не поделаешь. Придётся выполнять. Не могу же я по Вашей милости, лицом в грязь упасть, - заявил Солнцев.
  - Но позвольте, а я-то тут при чём? - возразил ему менеджер.
  Солнцев посмотрел на него сердито. Менеджер сканировал его взгляд и понял, что выхода у него нет. Надо искать!
  - Однако, скажу я Вам, задачку Вы мне задали..., - озвучил менеджер свои мысли, резко меняя направление. Я уже ночами не сплю из-за этой Вашей свадьбы, - пожаловался он.
   Солнцев засмеялся.
  - Такая у Вас должность. Я Вас предупреждал, когда брал на работу, - с металлом в голосе произнёс Пётр.
  
  Пётр Солнцев сурово отбирал штат для своей фирмы. Он сам беседовал с каждым новым претендентом на ту, или иную должность, копался в его личных делах, звонил на предыдущее место работы, собирал информацию. Долго принимал решение. Но если останавливал свой выбор на выбранной кандидатуре, работал с этим человеком подолгу и никогда не увольнял. Разве что, если человек сам по каким-либо чрезвычайным, семейным обстоятельствам подавал ему заявление об уходе. Пётр был строг, порой невыдержан. Бывало, и казусы случались, но люди продолжали работать и не держали обиды на него.
  К примеру, с Анной Павловной - его секретарём, у него сложились дружеские отношения. Когда Пётр узнал, что тяжело заболел её родственник, он сам предложил ей свою реальную помощь и очень выручил нуждающуюся семью.
  Анна Павловна об этом часто вспоминала с нежностью и благодарностью.
  Анна Павловна, - скажите Варе, чтобы вошла ко мне, - обратился Пётр к секретарю.
  - Что принести: кофе, чай? - спросила она.
  - Ничего.
  - Хорошо, Пётр Вениаминович, сейчас позову, - ответила секретарь.
  Спустя несколько минут вошла Варя.
  - Присаживайтесь, пожалуйста, - предложил Пётр, отодвигая для неё стул от стола.
  - Спасибо, - ответила Варя, присаживаясь на край стула. Она в кабинете Солнцева испытывала дискомфорт.
   - Я пригласил Вас, чтобы ввести в курс дела, - заявил Пётр.
  - Вы меня отстраняете от работы? - опередила его Варя.
  - С чего это Вы взяли?! - удивился Пётр.
  - Не знаю, мне так показалось, - ответила Варя, не поднимая на него глаз.
  - Во-первых, Вы на подмене. Во-вторых, я не вижу никаких причин для того, чтобы освободить Вас от занимаемой должности. Работаете Вы хорошо, справляетесь. Я Вами доволен.
  Варя промолчала. Напряжение между ними нарастало.
  - Дело вот в чём. У меня с завтрашнего дня начинается отпуск. Устал и решил отдохнуть. Завтра я улетаю и хочу Вас взять с собой, - объявил Пётр.
  - Разве в отпуске нужна уборщица? Насколько я знаю, в гостиницах есть свой персонал. Мне там делать нечего, - резко отпарировала Варя.
  - При чём тут уборщица?! - взорвался Пётр. Я и повара беру с собой. Я могу себе это позволить. Мне нужна помощница, мой выбор пал на вас, - пояснил он. Анна Павловна остаётся здесь. Я не могу оставить офис без неё.
  - Чем же я заслужила такую честь?! - спросила Варя нервно, с иронией в голосе.
  - Я подумал и решил, что Вы вполне справитесь, - прокомментировал он.
  - Нет, я никуда не поеду. Можете меня отстранять от работы. Пока бабуля на больничном листе, найдёте кого-нибудь на подмену, - пошла наперекор Варя. Я не вещь и не товар, чтобы мною распоряжаться, - сказала она, подскочила со стула и направилась к дверям.
  - Вам лечиться надо!!! - крикнул ей в спину Солнцев.
  - А вот это, уважаемый Пётр Вениаминович, Вас не касается, не Ваша это забота, - дерзила Варя и захлопнула за собой дверь.
  - Что за девушка? Как с ней сладить? Что не слово - нож в спину. И, кто разберёт этих женщин? Что им нужно? - разочарованно произнёс вслух Пётр.
  Зазвонил мобильный телефон. Он услышал голос Светланы.
  - Зайчик мой! Когда мы сегодня встречаемся? - спросила она кокетливо, и манерничая.
  - Света, я занят. Просил тебя на работу мне не звонить, - отчеканил Солнцев.
  - Скажи одно только слово, чтобы я знала, когда и где тебя ждать? - приставала она.
  - Скорее всего, сегодня не получится. Я очень занят и устал. А дел невпроворот, - он старался отделаться от неё, как от надоедливой назойливой мухи.
  - Как же так? - закапризничала Светлана. Мы же договаривались, - настаивала она.
  Солнцев поспешил свернуть разговор. Светлана никак не вписывалась в его планы.
  - И вообще я завтра улетаю на неограниченный срок. Когда вернусь, не знаю. Не звони мне, - буркнул он и отключил мобильный телефон.
  - Звонят тут разные. Настроение портят, - бубнил себе под нос Пётр.
  Постучали в дверь кабинета.
  - Войдите, - раздражённо пригласил Пётр.
  Вошла Анна Павловна.
  - Пётр Вениаминович, я ухожу. Вам что-нибудь нужно? - спросила она.
  - Нет, Анна Павловна. А, который час? - спросил он.
  - Уже седьмой, - ответила секретарь.
  - Кроме нас с Вами в офисе ещё кто-нибудь остался? - автоматически поинтересовался Пётр.
  - Программисты у себя мудрят, и Варя убирает. Больше никого, - доложила секретарь.
  - Понятно. Можете идти, Вы свободны. Все пожелания я изложил на бумаге. Вот возьмите, - сказал Пётр и протянул ей исписанный лист бумаги. Не шалите тут в моё отсутствие, - пошутил он.
  Анна Павловна улыбнулась и сказала:
  - Постараемся. А Вам хорошо отдохнуть и приятно провести время. Звоните изредка.
  - Договорились, я постараюсь, - пообещал Пётр.
  Анна Павловна ушла.
  Солнцев подошёл к окну.
  - Ветрено. Снег лежит и не тает. А, так тепла хочется, а где ж его взять? - произнёс он, вкладывая в последнюю фразу двойной смысл. Тошно. Что-то не так... Ладно, займусь-ка я делом.
  Надо посмотреть, что компаньоны прислали?
  Он сел к столу, включил компьютер, открыл свой почтовый ящик в Интернете и стал читать. Когда он поднялся, часы пробили девять вечера. Он собрал свой кейс и услышал шум от пылесоса в приёмной. Солнцев открыл дверь и увидел Варю.
  - Вы, что ещё не ушли? - спросил он.
  - Нет. Ждала, пока программисты закончат и освободят помещение, - ровно ответила Варя.
  - У меня к Вам просьба. Когда завершите работу, зайдите ко мне, я хочу Вам кое-что показать, - попросил Пётр.
  - Хорошо, - невнятно ответила Варя.
  
  Он ждал, не закрывая дверь кабинета.
  - Я могу идти? - спросила Варя, подойдя к двери его кабинета, в надежде, что он забыл о своей просьбе.
  - Вот здесь почитайте информацию, также можете посмотреть фотографии, - указал он.
  Варя подошла к столу, присела и стала читать.
  "Мальдивские острова находятся в Южной Азии. Они представляют собой цепь из 26 коралловых атоллов в Индийском океане, расположенных к югу от Индии и к западу от Шри-Ланки.
  Земная суша составляет лишь 1% всей территории страны. Архипелаг состоит из 1192 островов, а также большого количества коралловых выступов и песчаных отмелей.
  В центре архипелага расположен остров Мале, на котором находится одноименная столица - город Мале. На нем также расположены все правительственные и административные учреждения".
  - Туда мы завтра летим, - сказал Солнцев. И, пожалуйста, будьте благоразумны. Мой водитель Вас проинструктирует. Всего доброго, - попрощался Пётр и ушёл.
  
  Варя закончила уборку, полила цветы, закрыла все кабинеты, вышла из офиса на улицу и вся съёжилась. Сырой воздух пронизывал, забегал под полы пальто, за ворот.
  - Варвара Дмитриевна! - услышала она. Я здесь.
  Она оглянулась, увидела водителя Солнцева и подошла к машине.
  - Варвара Дмитриевна, - садитесь, пожалуйста. Я дожидаюсь Вас. Пётр Вениаминович просил доставить Вас домой.
  - Спасибо, - сказала Варя и села рядом с водителем.
  - Скажите, пожалуйста, у Вас есть заграничный паспорт? - спросил водитель.
  - Есть, - ответила Варя.
  - Гора с плеч, - с облегчением произнёс водитель. Давно получали? - последовал следующий вопрос.
  - Недавно обновляли. Старый был просрочен, я училась в Сочи и с родителями уже не выезжала по месту службы отца. Родители вернулись, и папа заказал мне новый.
  - Так. Значит, порядок, - сказал водитель, включая "дворники".
  Я за Вами заеду в четыре утра. Пока повара заберём, пока доедем до аэропорта, потом пройдёте регистрацию.
  - А, кто ещё едет с нами? - спросила Варя, воспользовавшись словоохотливостью водителя.
  - Насколько я знаю, только Вы, повар, ну и шеф, конечно, - ответил водитель.
  - А, как же Пётр Вениаминович? Как он доберётся в аэропорт? - поинтересовалась она.
  - Сказал, - сам доберусь. У него дела. Я и не спрашивал, - ответил водитель.
  - Надо собраться с вечера, - планировала Варя.
  - Много не набирайте. Вещи летние. Желательно крем от солнца, зонт или шапочку. А лучше и то, и другое. Если захотите посмотреть местные достопримечательности, возьмите блузку с длинным рукавом, юбку, чтобы закрывала ноги или платье тоже длинное и что-то на голову. Там с этим строго, - информировал водитель.
  - Понятно, спасибо, что сказали. Я там ни разу не была.
  - Я сам узнал обо всём, когда летал с Петром Вениаминовичем.
  В общем, там неплохо. Вам понравится, - потихоньку уговаривал водитель.
  - Вот мы и приехали. Спасибо, - поблагодарила Варя и вышла из машины.
  - Варвара Дмитриевна! Забыл предупредить. Деньги не нужны. В командировку едите, будете на всём готовом. А лекарства берите и побольше, там с этим туго, - сообщил водитель.
  - Хорошо, что сказали. Спасибо, за информацию, - ответила Варя. До свидания, - попрощалась она.
  - Отдыхайте, до утра, - посоветовал водитель и уехал.
  
  На следующий день после прилёта, Солнцев пригласил Варю на прогулку и завёл неспешный разговор.
  - По образованию, я юрист. С детства увлекался историей, но, когда пришло время получать высшее образование, выбрал юриспруденцию, знал, что пригодятся знания. Когда задумывал свой бизнес, дополнительно изучал менеджмент. Вот поэтому, начиная большое дело, я был достаточно подкован и имел представление о том, чем буду заниматься и чего хочу достичь, - рассказывал Пётр.
  - Неужели всё так просто? - поинтересовалась Варя.
  - Как Вам сказать? И, да и нет, - замысловато ответил Солнцев.
   Пётр присел на корточки и стал пальцем чертить на песке фигурки.
  - Судя по Вашей фамилии, Вы должны освещать людям их путь, согревать, дарить надежду, - внезапно предположила Варя.
  После этих слов, Пётр прервал своё занятие, оторвал глаза от песка и, как - то настороженно посмотрел на Варю.
  - Вы полагаете? А я никогда над этим не задумывался.
  - У Вас вся жизнь впереди. Ещё успеете наверстать упущенное, - убедительно произнесла она.
  - Вы знаете, до получения паспорта я был записан на фамилии отца, как и многие из нас. Фамилия смешная - Плющенко.
  - Действительно, смешная, - подтвердила Варя, улыбаясь.
  - Вот видите, и Вы уже смеётесь, - с обидой в голосе произнёс Пётр.
  Как сейчас помню, в детстве ребята во дворе мне присвоили кличку "плюшка". Так все школьные годы меня и дразнили "плюшка, плюшка". Надоело, - знаете. Не передать, как надоело. Вот я и решил изменить фамилию. Получая паспорт, взял фамилию матери и стал Солнцевым. Но, Вы правы, это не снимает с меня ответственности за фамилию, которую ношу.
  - Плюшка, как интересно! - заразительно расхохоталась Варя. Никогда бы не подумала. Вы такой стройный, подтянутый. Прозвище не соответствует Вашему облику.
  - Это я сейчас стройный, подтянутый, как Вы изволили выразится. Положение обязывает. А в детстве я лопал сладкое, выпечку в большом количестве. Я её обожаю. Бабуля прекрасно пекла. Выглядел самой настоящей плюшкой, как Вини - пух. Вот таким медвежонком был, - продемонстрировал Пётр, надувая щёки.
  С некоторых пор, очень редко позволяю себе такую роскошь.
  Варя посмотрела на его оголённую спину и предупреждающе сказала:
  - Пётр Вениаминович! Не сидите долго в одном положении, можно обгореть. Здесь солнце такое тяжёлое, жаркое.
  - Ничего, - тут же возразил ей Солнцев, - я привыкший. Мы часто с друзьями здесь отдыхаем, - бравировал он.
  - Как знаете, - спокойно отреагировала Варя.
  
  Поздно вечером
  Варя прилегла на диване у себя в номере. Немного почитала журналы, которые лежали на столе. Потом всё думала о предстоящих летних экзаменах. И не заметила, как уснула.
  Зазвонил телефон. Варя схватилась со сна, решив, что уже наступило утро.
  Она подошла к телефону и в трубке услышала голос Солнцева.
  - Варя, простите, что звоню так поздно. Вы бы не могли зайти ко мне в номер? - спросил Солнцев.
  Варя глянула на часы. Стрелки показывали половину второго ночи.
  - Уже поздно. Неудобно как-то, - сказала она, по привычке приглаживая рукой волосы.
  - Не волнуйтесь об этом. Здесь всё удобно. Никто не обратит на это никакого внимания, уверяю Вас.
  - Не могу, - твёрдо ответила Варя. Да, и какая срочность в этом?
  Он начал её раздражать.
  - Давайте подождём до утра, - попросила Варя, не намекая на бестактность его просьбы.
  - Утром Вы найдёте обуглившийся труп, - неудачно пошутил Пётр.
  - Что за глупые шутки ночью? Вы бы не могли приберечь их и перенести на более подходящее время? - возмутилась Варя.
  - Я не шучу. Остро нуждаюсь в медицинской помощи. Не отказывайте мне. Прошу Вас. Не то, потом загрызёт совесть, что отказали страждущему в посильной помощи, - упрашивал Солнцев.
  Между прочим, в здешних условиях, это входит в Ваши прямые обязанности, - намекнул он.
  - Ладно, если дело обстоит именно так, как Вы обрисовали, сейчас буду. Одна просьба, - без глупостей, пожалуйста, - предупредила Варя.
  - Какие глупости?! Не до них мне, - пожаловался Солнцев.
  Варя сполоснула лицо прохладной водой, промокнула полотенцем и отправилась к Солнцеву.
  Она постучалась и тут же услышала.
  - Входите, открыто.
  - Ну, что у Вас тут случилось? - спросила она, входя в номер.
  Солнцев присел на кровати. Снял футболку, и Варя увидела, как всё его тело полыхало малиновыми "языками".
  - Всё-таки обгорели. Ну, надо же. А, что я Вам говорила? Какой же Вы непослушный, Пётр Вениаминович, - констатировала она.
  - Мой друг, Лёнька, с которым мы связаны дружеским узами с раннего детства, мне тоже об этом говорил. Что делать? Такой уродился.
  Ну, Вы будете меня лечить?! - повысил он голос. И тут же сник.
  А то я в таком состоянии до утра не дотяну, - баловался Солнцев.
  - Типун Вам на язык. Так...Нужна сметана или кефир. В общем, любой кисломолочный продукт подойдёт, - рассуждала вслух Варя.
  - Так сходите к повару, у него всё есть. Делайте, делайте, что-нибудь, - командовал Солнцев.
  Варя послушно пошла к повару. Постучалась в дверь номера, никто не отозвался. Понятное дело, ночью все спят.
  Она постучалась повторно.
  - Кого ещё там несёт в такое время? - послышалось за дверью.
  - Максим Семёнович, это я - Варя. Простите, пожалуйста, что беспокою. Пётр Вениаминович послал меня к Вам.
  - Это Вы, Варя, входите. Что случилось? - зевая, расспрашивал повар, впуская Варю к себе в номер.
  - Максим Семёнович, у Вас есть сметана, кефир, простокваша? - спросила Варя.
  Повар посмотрел на неё удивлённо.
  - Сметана..., в два часа ночи? Что шеф проголодался? - спросил он с поддёвкой.
  - Нет. Он сильно обгорел.
  - Что?! - повар вытаращил на Варю свои большие глаза.
  - Простите. Я не так выразилась, оговорилась. Он обгорел на солнце. Я предупреждала его, да разве ж он слушает?
  - Ну и дела. Он действительно никого не слушает. Вы правы, - подтвердил повар.
  Зачем Вам сметана? - спросил повар, видимо не зная, о её применении в таких случаях.
  - Чтобы обработать ему спину, руки, ноги, - везде, где есть ожог.
  Это облегчает состояние. Постараюсь объяснить коротко.
  Понимаете, холодная сметана подсыхает, образуя тонкую плёнку. Температура тела снижается, через некоторое время покраснение спадает и кожа начинает шелушится. Так удаётся избежать тяжёлых осложнений.
  - А..., - протянул повар. Он никак не мог проснуться.
  - Разве Вы не знаете? - спросила Варя.
  - Впервые слышу. Я большую часть жизни прожил на севере. Потом все мои близкие родственники переехали в Москву, и наша семья к ним присоединилась. На курортах не приходилось бывать. Такие дела, - задумчиво рассказывал повар. А сколько Вам нужно? - спросил он.
  - Думаю, не менее половины стакана, возможно и больше, - ответила Варя.
  - Пойдёмте, посмотрим в холодильнике. Они прошли в кухню.
  Повар открыл дверцу холодильника и достал с первой полки пол-литровую банку со сметаной. Взял стакан и отлил в него.
  - Столько хватит? - спросил он. Мне нужно оставить для завтрака, предупредил повар. Я собирался приготовить сырники со сметаной, - рассказывал он.
  - Надеюсь, что хватит. И, большое Вам спасибо, - поблагодарила Варя. Спокойной Вам ночи, - пожелала она. Простите, пожалуйста, что побеспокоила.
  - Ничего, ничего. Всё понимаю. Я на работе, - смягчился Максим Семёнович.
  И Вам, доброй ночи, Варюша, - пожелал он, закрывая за ней дверь.
  Варя вернулась в номер Солнцева.
  - Ну что? - спросил Пётр, увидев Варю. Где Вы пропадали так долго? Я уже подумал, что Вы сбежали и не придёте меня лечить, - иронизировал он.
  - Какой же Вы зануда, Пётр Вениаминович! Молодой мужчина, а ноете. Не надоело, а? Признайтесь, облегчите душу. Как никак ночь на дворе, - исподволь поучала Варя.
  - Ладно, каюсь, надоело. Но я всегда такой. Всегда играю чужую роль, - вдруг разоткровенничался Пётр. Видимо, ухудшающееся самочувствие наводило на хмурые мысли.
  Варя умышленно пропустила его слова.
  - Вот, принесла сметану. Спасибо повару, выручил. Поворачивайтесь-ка на живот. Начнём со спины, - заявила Варя.
  - Зачем это? - испуганно спросил Пётр. Он редко болел и не любил лечиться.
  - Как зачем? Лечить Вас буду. Вы же сами просили.
  Солнцеву ничего не оставалось, как перевернуться со спины на живот.
  - Снимайте футболку, - потребовала Варя.
  Солнцев, скрипя сердце, послушался.
  Варя поставила на тумбочку стакан со сметаной. Достала из кармана ложку, которую позаимствовала у повара. Зачерпнула ею сметану. И аккуратно нанесла первую порцию на спину Солнцева.
  - Ой, ой, о...й, ёй, ёй, ёй, ёй..., - завопил Солнцев, подпрыгнул с кровати и стал носится по номеру, как ужаленный пчелой или ошпаренный кипятком.
  - Что Вы со мной сделали? - кричал он, что было силы.
  Варя развела руки от удивления, не понимая, что происходит.
  - Да, что случилось? Что уже опять не так? Что такое? - посыпались вопросы один за другим.
  А Пётр продолжал вопить, стонать, причитать и описывать круги по номеру, пританцовывая то на одной, то на другой ноге.
  - Да, что же произошло, наконец-то? Прекратите вопить, объясните толком, - взывала она к его сознанию.
  Но он не унимался.
  Тогда Варя подошла к нему и сказала строго:
  - Если Вы не прекратите этот спектакль, сию минуту поворачиваюсь и ухожу. А завтра совсем уеду. Сами будете себя лечить.
  Видимо подействовало. Солнцев виновато посмотрел на неё, перестал кричать. Переходя на стон. Лишь изредка погладывал на неё, пытаясь разжалобить.
  - Сядьте и объясните, что случилось? - потребовала Варя.
  - Холодно, очень холодно, невыносимо холодно. Всё тело сковало, - дрожа, вымолвил он. Вы, что обложили мою спину льдом? - прерывисто говорил Пётр.
  Его трясло. Варя приложила к его лбу ладонь и поняла, - у него поднялась температура. Обгоревшие участки тела, в полном смысле слова, "горели огнём".
  - Нет, конечно, ответила она. Наверное, это у Вас такое восприятие. Сметана стояла в холодильнике. Я в неё ничего не добавляла. Честное слово. Вы мне верите? - спросила Варя.
  Солнцев в ответ кивнул головой.
  - Ну, вот и славно. Надо подождать немного и станет легче.
  Это же хорошо, что сметана холодная, - подбадривала Варя.
  Ожог спадёт быстрее. Потерпите, пожалуйста. Всё правильно, иначе нет смысла. Надо набраться терпения, завтра будет легче, обещаю, - заверила его Варя.
  Она подошла к Петру, присела рядом и стала малыми порциями, очень осторожно покрывать сметаной спину Солнцева. Он внял её словам и терпеливо переносил, лишь изредка постанывая.
  - Ну, вот теперь совсем другое дело. Какой молодчина! Настоящий мужчина! Теперь точно выздоровеете. А обгоревшая кожа постепенно сойдёт и на её месте появится молоденькая. До свадьбы заживёт. Будете, как огурчик, - приговаривала Варя.
  - До какой ещё свадьбы?! - спросил он. Эта тема не вызывала у него оптимизма.
  - Сейчас речь не об этом, - ушла от разговора Варя.
  Расслабьтесь, дышите спокойно, закройте глаза и отдыхайте.
  Пётр слушал её и успокаивался.
  - Ну, вот и всё. Немного погодите, не ложитесь, пусть сметана полностью впитается. А я этим временем, схожу к себе в номер и принесу таблеточку от боли. Вы уснёте..., организм отдохнёт, все процессы нормализуются, а к утру всё уже будет в полном порядке.
  Варя не хотела говорить, что у него поднялась температура. Зная психологию мужчин, она решила не пугать его.
  - Надеюсь, не навсегда, - перебил её Пётр.
  - Что не навсегда? О чём это Вы? - не поняла вопроса Варя.
  - Усну не навсегда? - переспросил Пётр.
  - А шутите, всё шутите, ёрничаете, значит, не всё так плохо. Будете жить ещё долго-долго и счастливо, - внушала Варя, как больному ребёнку.
  - Откуда Вы знаете? - спросил он её тихо, затаённо.
  - Знаю. Молодой, здоровый, красивый мужчина, в расцвете сил. Конечно, будете жить и радоваться. Вам только жить, и остаётся, - Варя настраивала больного на мирную волну. Ей, почему-то стало жаль его. Она прониклась к нему иным чувством, незнакомым. Сейчас он для неё не был грубым, не умеющим держать себя в руках, вульгарным, разгульным начальником. Перед ней лежал больной, который нуждался в её помощи, в её поддержке, в её ласковом, утешительном слове. И она забыла о неприязни, которая присутствовала в её чувствах и мыслях поначалу их знакомства.
  - Я не об этом, - сказал он.
  - Тогда о чём? - спросила Варя.
  - О счастье. Откуда Вы знаете, что я буду счастлив? Лично у меня в этом уверенности нет. Он открывался перед ней всё больше и больше, обнажая душу.
  - С чего бы это? - подумала Варя.
  - А, как может быть иначе? - продолжала она настраивать его на спокойный оптимистический лад. В один прекрасный день, встретите свою принцессу. Она очарует Вас и уведёт в сказочный мир.
  - Я давно не верю в сказки, - грубо отрезал он.
  - Очень жаль. Верить надо. Без этого нет жизни. Я вообще не понимаю, как Вы живёте без любви?! - Варя неожиданно задала вопрос, который всё это время бередил её мозг.
  - А я её не знаю. Женщины приходят и уходят. Я не всегда запоминаю их лица, их имена. Всё мимоходом. Так легче, веселее, беззаботней. И никому ничего не должен. То, что мне и надо! Я слишком для этого занят. И вообще, для меня самое важное - это моя работа.
  - Пожалуй, но я думаю, что это отговорка, - сделав паузу, произнесла она с жалостью:
  - Бедненький, какой Вы бедный. Как мне Вас жаль. И, всё у Вас, вроде бы, есть, а главного нет. Ну, ничего, всё образуется. Иначе бы жизни на земле не было, - уверенно произнесла Варя.
  - А Вы оптимистка!
  - Да, я такая. Верю в свою счастливую звезду. И этим живу, - Варя приоткрыла ему шторку своей души.
  - Уважаю.
  - Спасибо. Вы лежите спокойно. Я сейчас принесу таблетку, Вы примите и к утру всё нормализуется, - повторила она.
  - Не уходите, - попросил Пётр, взяв Варю за руку. Что-то пробежало между ними. Лёгкое дыхание, тёплым летним ветерком пробежало по телу и обласкало их души. Варя, испугавшись, оттянула к себе руку.
  - Я скоро вернусь, - ответила Варя и почти беззвучно вышла из номера.
  Вскоре она вернулась.
  - Сейчас раскрошу, - сказала Варя и запнулась, укладывая таблетку на салфетку. Она прикрыла таблетку другим концом салфетки, и ножом побив сверху, превратила её в порошок.
  Пётр боковым зрением наблюдал за её действиями.
  - А это ещё зачем? - сонно спросил он.
  - Во-первых, порошок гораздо быстрее всасывается, стало быть, результат не заставит себя долго ждать.
  - Допустим, - согласился Пётр. Так, с этим мы разобрались. А, во-вторых? - спросил он, любопытствуя.
  - А, во-вторых, порошок, растворяясь в воде, благополучно минует пищевод, желудок, нигде не осядет. Таким образом, не причинит вреда Вашей слизистой, - со знанием дела, разъяснила Варя.
  - Вот это да! Да Вы профессор! - восторгался Пётр.
  - Кислых щей, - иронизировала Варя.
  - Откуда у Вас такие глубокие знания в области медицины? Вы, насколько я знаю, в медицинском учебном заведении не учились? - предположил Пётр, приподнимая торс над кроватью, опираясь на руки.
  - Ну, какие же это глубокие знания? Это, Пётр Вениаминович, элементарные познания, которые должен иметь в своём арсенале каждый уважающий себя человек. Жить слепым котёнком, мало радости, - скажу я Вам, - высказалась Варя. К той миссии, к которой я себя готовлю, мне предстоит познать ещё очень многое. Я полагаю, все разговоры подождут до завтра. А сейчас спать. Сон- лучшее лекарство, - говорит моя бабушка.
  Варя налила в стакан воду и поднесла Петру лекарство.
  - Примите, пожалуйста.
  - Травите? Да?
  - Об этом мы поговорим отдельно. А сейчас нужно принять лекарство и безоговорочно.
  Пётр подчинился.
  - Спасибо, - поблагодарил он.
  - На здоровье. Завтра, Вы будете совершенно здоровым, бодрым и полным сил. Я в этом уверена. Доброй Вам ночи. Я пошла к себе, с Вашего позволения. Пора и честь знать. Да и отдохнуть мне не помешает. Какой-то суматошный день выдался, - произнесла она, рассуждая.
  - Не уходите, умоляю, Вас, - взмолился Пётр. Я обещаю, хорошо себя вести. Да и что с меня возьмёшь, с больного? Поспите на диванчике, там и постель свежая есть.
  - Кто Вам сказал, что я боюсь? Я нисколечко не боюсь Вас. Если бы боялась, значит, относилась бы с презрением, и ни в коем случае, не пришла. Я никогда не иду наперекор своим желаниям.
  - И на этом, спасибо. Останьтесь, прошу Вас. С Вами мне спокойней.
  - Хорошо, я прилягу на диване. А Вы, пожалуйста, постарайтесь заснуть. Понимаю, болит, печёт, но отдохнуть необходимо. Тогда организм легче справится, - дотошно объясняла Варя.
  - Слушаюсь и повинуюсь, моя спасительница, - произнёс он с чувством.
  Почитайте что-нибудь, - обратился он с просьбой.
  - Что именно? - спросила Варя, желая выявить круг его интересов.
  - Не имеет значения. Что-нибудь...
  - А у Вас с собой есть книги? - спросила Варя.
  - Откуда? У меня вон полный кейс с документами, всё остальное в компьютере. Куда ещё книги возить?
  - Так, что же я буду читать? - переспросила Варя. Хотя, погодите. У меня есть идея. Расслабьтесь и настройтесь на покой, умиротворение, - посоветовала Варя.
  - Вы прямо, как экстрасенс, - съехидничал Пётр и вдруг услышал:
  "О, как же я хочу,
  Нечуемый никем,
  Лететь вослед лучу,
  Где нет меня совсем!
  А ты в кругу лучись,-
  Другого счастья нет,
  И у звезды учись
  Тому, что значит свет.
  Он только тем и луч,
  Он только тем и свет,
  Что шепотом могуч
  И лепетом согрет.
  И я тебе хочу
  Сказать, что я шепчу,
  Что шёпотом лучу
  Тебя, дитя, вручу".
  - Осип Эмильевич Мандельштам. Это стихотворение было написано 27 марта 1937 года.
  - Красиво! Ещё почитайте, пожалуйста, - попросил Пётр.
  - Вам понравилось? - спросила Варя.
  - Да.
  - Тогда слушайте...
  "Музыка твоих шагов
  В тишине лесных снегов.
  И, как медленная тень,
  Ты сошла в морозный день.
  Глубока, как ночь, зима,
  Снег висит, как бахрома.
  Ворон на своем суку
  Много видел на веку.
  А встающая волна
  Набегающего сна
  Вдохновенно разобьет
  Молодой и тонкий лед,
  Тонкий лед моей души -
  Созревающей в тиши".
  - Не устали?
  - Нет.
  А, вот ещё.
  "Я к губам подношу эту зелень,
  Эту клейкую клятву листов,
  Эту клятвопреступную землю:
  Мать подснежников, кленов, дубков.
  Погляди, как я крепну и слепну,
  Подчиняясь смиренным корням;
  И не слишком ли великолепно
  От гремучего парка глазам?
  А квакуши, как шарики ртути,
  Голосами сцепляются в шар,
  И становятся ветками прутья
  И молочною выдумкой пар".
  - Это обо мне, - тихо произнёс Пётр.
  - Возможно, ответила Варя. В его стихах, каждый может найти что-то для себя. А, теперь спать. Доброй ночи, Пётр Вениаминович, - пожелала Варя.
   - И Вам, спокойной ночи.
  Остаток ночи прошёл тревожно. Пётр во сне стонал. Температура держалась. Варя накладывала ему на лоб носовой платок, смоченный в холодной воде. Ей так и не удалось уснуть. К утру, температура снизилась. Пётр заснул крепко, как младенец, похрапывая. Варя умылась. Сходила к повару, взяла завтрак, минеральной воды и принесла в номер Солнцева. Когда она вернулась, он лежал с открытыми глазами и о чём-то думал.
  - Доброе Вам утро, больной. Как Вы себя чувствуете? - подбадривая, спросила Варя.
  - Доброе утро, моя спасительница. Мне гораздо лучше. Спасибо, вам. А я подумал, что Вы ушли к себе в номер, - предположил он.
  И от этой мысли мне стало грустно, - делился Пётр.
  - Нет, я не уходила. Вы стонали ночью. Я побоялась Вас оставить. Мало ли что могло понадобиться? Я была здесь. Недавно выходила за завтраком к повару. Максим Семёнович приготовил сырники со сметаной. Любите сырники? - задиристо спросила Варя.
  - Не помню. Вроде бы любил когда-то в детстве. Я давно живу сам. Если мама принесёт что-нибудь вкусное из дома, это хорошо. А так я, в основном, в ресторанах питаюсь.
  - Это не есть хорошо, - засмеялась Варя.
  - Наверное. Но, я привык и не жалуюсь, - ответил Пётр.
  - Первым делом надо умыться и выпить минеральной воды, как можно больше. А через некоторое время сможете завтракать. И на солнце ни-ни, надеюсь понятно? - спросила Варя.
  - Где уж не понять? Слушаюсь и повинуюсь, - ответил Пётр. Называется, один приехал на отдых, - пробубнил он.
  - Ничего, ничего. Это временно. Всё наладится, уверяю Вас, - сказала Варя.
  
  Прошли сутки
  Варя поднялась с рассветом. Ей не спаслось. Новые необычные, незнакомые, порой непонятные мысли и чувства бередили её мозг и томили душу. Она старалась не возвращаться к последним событиям. Они кружили голову, волновали кровь.
  Варя умылась и вышла на балкон. Глубоко вдохнула свежий, но уже прогретый воздух. Унеслась взглядом вдаль и под лёгкий шум волн наслаждалась безбрежной красотой. Она и не заметила, как пробежало время.
  Зазвонил телефон.
  - Варя, доброе Вам утро, - поздоровался Пётр. Максим Семёнович приглашает на завтрак.
  - Спасибо, Пётр Вениаминович. Сейчас буду.
  - Максим Семёнович. Чем Вы нас будете потчевать? - спросил Пётр, в предвкушении. У меня зверский аппетит.
  - Сразу видно, что лечение Вам пошло на пользу, - улыбнулся повар.
  Сегодня у нас рыбный день. Замечу, на севере рыбе отдают предпочтение и относятся к ней с уважением.
  На завтрак у нас рыбные и овощные салаты, рыбное суфле. По вашему желанию, йогурты, творог. Кофе/чай с сырным пудингом. Выбор за вами. А пока вы будете насыщать свои организмы витаминами, я прочту вам лекцию, ибо придерживаюсь такого правила, - лишних знаний не бывает.
  Итак, в путь.
  Приятного аппетита, други мои, - пожелал повар, поставив на стол блюдо с рыбным суфле.
  Так вот.
  Рыба семейства лососевых, - начал он. Что же это такое? Многие почему-то их путают. А делать этого не надо.
  Лучший вид русской соленой лососевой рыбы, вылов и засол которой производится на севере России - в Мурманской, Архангельской областях, в республике Коми.
  Семужными реками являются Кола, Тулома, Варзуга, Поной, Цильма, Пинега, Мезень, Золотица и особенно Печора. И особенно Печора, - повторил он.
  Семга разделывается на семужий балык (или спинку) и семужью тешу, очень сочную и жирную. Это объедение - подчеркнул он.
  Небольших размеров семга не делится на сорта.
  - Как интересно, - вставил реплику Пётр. Ем её, чуть ли не каждый день, а, как оказывается, ничего о ней не знаю.
  - Не торопитесь, Пётр Вениаминович. Самое интересное впереди, - обнадёжил его повар.
  Семга издавна, с XII-XIII вв., входила в состав русского парадного стола, вначале как вяленая, полусоленая рыба, но с XIV-XV вв., особенно после присоединения к Московскому государству Новгорода, просольная семга становится наряду с осетриной и севрюгой русской национальной рыбой парадного стола.
  В ряде типично национальных русских блюд и изделий считается совершенно необходимым присутствие семги: в ботвинье, с русскими блинами, в расстегаях с рыбой, в русских пирогах с гречневой кашей, в кулебяках с рисом. Практически настоящий русский вкус всех этих изделий с заменой семги на что-либо иное исчезает.
  Мда..., - ну ничего не поделаешь. Не всем доступна эта рыбёшка, - резюмировал повар.
  Таким образом, для классических блюд русского стола семга незаменима. Семга, в отличие от севрюги и осетрины, которые наиболее эффектны копчеными, причем вкусны особенно при горячем копчении, приготавливается только соленой, вернее - малосольной. Поэтому с ней не конкурируют другие рыбные продукты русского закусочного стола, приготовленные из других видов красной рыбы; от всех них семга отличается своим, только ей присущим вкусом и консистенцией. Даже нельма, которая тоже только солится, имеет отличный от семги вкус.
  Отличается семга и от лососины (по-русски - лоха балтийского) как вкусом, консистенцией мяса, так и цветом. Лососина, производимая в Финляндии, Швеции, Исландии, имеет в целом более светлый, розовато-желтый цвет, в то время как у семги темно-розовый цвет.
  - Вот, если коротко. Боюсь надоесть, - в заключение подытожил Максим Семенович.
  - Как интересно! Просто замечательная лекция, - восторгалась Варя. Живёшь, живёшь, читаешь, изучаешь, а многое проходит стороной. Обидно. По-видимому, всего знать невозможно, - разочарованно подметила она.
  - Не надо расстраиваться, Варюша. У Вас вся жизнь впереди. Ещё всё успеете. А всего знать, действительно невозможно. Пожалуй, соглашусь с Вами, - улыбнулся повар. Он явно симпатизировал Варе.
  - Вот это да! И я многого не знал,- подтвердил Пётр. Возьму на вооружение. Спасибо, шеф. Вы нас просветили. И завтрак сегодня удался, на славу. Всё так вкусно, - поблагодарил он. Пётр пребывал в хорошем настроении, что не часто бывало с ним.
  - Боже мой! Что делается?! Впервые мой шеф похвалил меня. Приятно, приятно, - констатировал Максим Семёнович и рассмеялся.
  
  Откровение
  Перед обедом, Пётр, под невинным предлогом, зашёл к повару и завёл с ним разговор.
  - Максим, Семёнович, у Вас случайно не найдётся двух свечей? - спросил Пётр.
  - Двух свечей? - переспросил повар. Свечи, свечи..., - хаотически стал он перебирать в памяти. Где-то должны быть. Я брал на всякий случай, если вдруг отключат электроэнергию.
  - О чём это Вы? Это же не у нас, - бросил реплику Пётр.
  - И что же? С детства не переношу двух вещей: темноту и высоту, поэтому везде с собой вожу свечи, - рассказывал Максим Семёнович и одновременно перебирал содержимое дорожных сумок.
  - Ура, нашёл, - радостно объявил он. Но, разочарую Вас. Они обычные.
  - Ладно, сойдут и такие. Спасибо. Вы меня очень выручили, - сказал Пётр, похлопав повара по плечу. Немного подумав, Пётр по-дружески обратился к нему снова.
  - Макс.
  - Да, да, слушаю Вас, Пётр Вениаминович.
  - А у Вас случайно не найдётся какого-нибудь освежающего напитка, - замялся Пётр, испытывая неловкость.
  - Спиртного?! - спросил повар. Он медленно, но верно, подбирался к интересующему его вопросу. Максим Семёнович уже догадался, о чём пойдёт речь.
  - Нет, думаю, спиртное не подойдёт, - уверенно ответил Пётр.
  - Тогда могу Вам предложить соки, морсы, фруктовые напитки..., - перечислил повар.
  - Именно. Это как раз мне и нужно, - обрадовался Пётр.
  - Пётр Вениаминович! Вы не рассердитесь, если я позволю себе задать Вам один сакраментальный вопрос? - осторожно, не нарушая дистанции, продвигался повар. Он от природы был любопытен, но в меру.
  - Спрашивайте, - решительно ответил Пётр, проявляя гибкость и готовность открыться повару.
  - Вы случайно не собираетесь устроить романтический вечер, при свечах? - лукаво спросил повар, попав в точку. И заулыбался. Он был очень обаятельным человеком, поэтому ему достаточно было улыбнуться, как собеседник попадал в его "сети".
  - Собираюсь, - коротко ответил Пётр, и его щёки залились румянцем, как в детстве.
  - И хотите, как я понимаю, пригласить даму, - последнее слово повар произнёс, выделяя, не торопясь, вкладывая в него особый глубокий смысл.
  - Положим, не даму, а девушку, - тут же поправил его Пётр.
  - О(!)...Захватывающее и многообещающее событие, - комментировал Максим Семёнович.
  - Я на него очень рассчитываю, - вдумчиво уточнил Пётр.
  Повару не терпелось, и он поспешил задать самый главный вопрос.
  - А эта девушка, случайно, не наша Варя? При этом он пристально посмотрел на Петра.
  Наступил кульминационный момент. Этим вопросом повар окончательно смутил Пётра, но он старался не показывать этого.
  - Максим Семёнович, я потерял счёт Вашим вопросам, - остановил он повара.
   Пётр не ответил ему, кто знает, может быть из суеверия. Влюблённые грешат этим. У них есть на это причины. Они тщательнейшим образом охраняют подарок, посланный им свыше.
  - Вы правы. Я зашёл далеко, - согласился повар. Понимаю, это и есть Ваш секрет.
  И вдруг, он глубоко вздохнул, развёл от удивления руки и продолжил:
  - Поражаюсь! Метаморфозы какие-то. Вы стали суеверны?!
  Вас, как подменили за последнее дни.
  - Да и в этом Вы правы. И на редкость догадливы. Вам удалось разгадать мои мысли. Откроюсь Вам. Эта девушка, действительно Варя. Во мне произошли перемены в глобальном масштабе. Кто бы мог подумать? За короткий период. И я заметил за собой, что становлюсь суеверным. Боюсь потерять то, что совершенно случайно нашёл. Это так неожиданно для меня. Оказывается, мне не чужды простые человеческие чувства, - Пётр говорил без остановки, на одном дыхании. Ему необходимо было поделиться с кем-то, выговориться кому-то и повар для этой цели, как нельзя лучше, подоспел со своими вопросами.
  - Дорогой Вы мой. Мне Ваши чувства близки. Я тоже был молод, и сам поздно женился, - вкрадчиво произнёс повар.
  К слову замечу, Варя очень хорошая девушка. Правильная! Таких сейчас нет. Вы сделали самый подходящий выбор, я бы сказал - идеальный, несмотря на то, что старый холостяк, - с подвохом произнёс Максим Семёнович и засмеялся.
  Не могу сдержаться. Просто обязан сказать. Вы за последнее время очень изменились. В Вас произошли прекрасные перемены. Мне приятно наблюдать за Вами и констатировать этот факт. Я ведь раньше думал, что Вы безнадёжны. Простите, не хотел Вас обидеть. От чистого сердца рад за Вас.
  - Спасибо, Вам, Максим Семёнович. Это всё благодаря Варе. Она открыла мне глаза. Дала возможность увидеть мир под другим ракурсом. Я многое понял. Во мне что-то перевернулось. Вы знаете, она удивительная девушка. Мне кажется, что я даже дышу иначе.
  - И Вы хотите..., - повар замялся, замолчал, раздумывая...
  И вы хотите, - повторил он более уверенно, - на ней жениться, - повар предугадал желание Петра.
  - Очень хочу, - подхватил Пётр. Но не знаю, как она это воспримет. Не откажет ли? Я знаю, я её не стою. Меня терзают сомнения, - заволновался Пётр и начал быстро передвигаться по номеру, потирая ладони.
  - Вы правы. С Варей нужно быть джентльменом! - высокопарно произнёс повар. Вести себя учтиво, галантно, деликатно и, ни в коем случае, не переступать грань дозволенного, - направлял Петра Максим Семёнович. Тогда она Вам доверится, откроется, отдаст Вам душу и сердце. Вы будете самым счастливым на планете. Я её чувствую нутром.
  - Хорошо, Макс. Обещаю Вам. Буду вести себя в рамках приличия, - заулыбался Пётр.
  - Пётр Вениаминович, Вы хотите, чтобы я приготовил что-нибудь особенное для этой встречи? - спросил повар заинтересовано.
  - Даже и не знаю. Ну, разве что, десерт. Женщины любят сладкое.
  - Будет вам десерт для высокопоставленных персон, - вдохновился повар. Кстати, я на обед приготовил Ваши любимые волованы с ветчиной, сырной и овощной начинками к первому. Видите, раскрываю Вам величайшую тайну, - вкладывая в эти слова особый смысл, произнёс Максим Семёнович.
  - Очень хорошо. Я действительно это блюдо жалую. Даже моя мама знает, что у неё так, как у Вас, не получается.
  - Ну, зачем же Вы огорчаете матушку? Разве можно так? С женщиной нужно обходиться мягче, - огорчился Максим Семёнович.
  - Ничего. Она у меня понятливая, - успокоил повара Пётр.
  - Вернёмся, я приготовлю волованы специально для Вашей матушки. А, понадобится рецепт, я к её услугам, - заверил повар.
  - Я передам. Она будет очень довольна. Спасибо, - поблагодарил Пётр и ушёл к себе в номер.
  - Чудеса, да и только, - не переставал удивляться повар.
  А Пётр уверенным шагом шёл по коридору. Теперь он точно знал, чего хочет и, что ему необходимо сделать, для осуществления своей мечты.
  
  Решение принято...
  Миновал день.
  Солнцев провёл бессонную ночь. Его мучили сомнения. Он не был уверен, что ему удалось до конца заслужить доверие Вари. И всё же он решил рискнуть.
  На рассвете, он позвонил в Москву, менеджеру. Тот со сна не сразу понял, что происходит: который час и откуда Пётр звонит.
  - Геннадий Викторович, это Солнцев. Простите, что звоню так рано. Многое нужно успеть, поэтому Вы возьмите лист бумаги, ручку, присядьте, пожалуйста, и выслушайте меня внимательно.
  Менеджер, услышав выдержанный, спокойный тон шефа, пришёл в замешательство.
  - Что-нибудь стряслось? - спросил он впопыхах. Свадьба отменяется?
  - Нет, дорогой Вы мой. Свадьба состоится. А невеста "временная" мне больше не нужна. Свадьба будет настоящая. Один пункт Вашей работы отпал, сам по себе, - Солнцев ставил менеджера в курс дела.
  - А на ком тогда Вы женитесь, позвольте полюбопытствовать? - спросил он, полагая, что его разыгрывают, в очередной раз. Он привык к необузданным выходкам шефа. Не на мужчине надеюсь? - спросил менеджер укоризненно.
  - В этом можете быть уверены на все сто. За это время ориентацию я не потерял, более того, укрепил, - засмеялся Пётр. А женюсь я на прекрасной принцессе, - с чувством полного удовлетворения произнёс Пётр.
  - Серьёзно?!!! - переспросил менеджер.
  - Абсолютно, - ответил Пётр, торжествуя.
  - Прошу прощения, Пётр Вениаминович, за неуместный вопрос. Вырвалось. Вчера поздно лёг. Всё бегал, искал, заказывал всё необходимое для свадьбы. И так весь этот месяц. Очень утомился. До поздней ночи подсчитывал расходы. Позднее доложу. Есть статьи, которые не уложились в мою предварительную смету.
  - Успокойтесь, пожалуйста. Об этом поговорим после свадьбы.
  Теперь записывайте. И будьте предельно внимательны, чтобы ничего не пропустить.
  - Слушаю Вас. Я весь во внимании, - заверил его менеджер.
  - Необходимо съездить в фирменные магазины и выбрать платье для невесты, самое красивое. Можно белого или бледно голубого цвета, в тон её глаз. Главное очень красивое, нарядное и необычное. Позвоните моей матери, пусть поедет с Вами. Объясните ей, что я женюсь всерьёз и навсегда.
  - Такое возможно?! - перебил его менеджер, ошеломлённый последней новостью. Он не мог себе представить, что его шеф когда-нибудь откажется от своего образа жизни и станет серьёзно, уважительно относится к женщинам.
  - Как видите. Я сам не ожидал. Записывайте размеры. Не будем терять времени.
  1. Платье: 42-44 размера, рост 167см., не забудьте фату, слышите, обязательно.
  2. Туфли: 38 размера, не обязательно на высоком каблуке. Я заметил, она не носит. Дальше. Тонкие колготки телесного цвета - две, три пары.
  3. Нижнее бельё. Полный комплект.
  4. Хорошие духи, пусть мама выберет. Она знает, что может понравится девушке.
  Геннадий Викторович! Поговорите с моей мамой, она знает толк в украшениях. Возьмите с собой нашего бухгалтера, договоритесь в банке и поезжайте с мамой в ювелирный магазин. Не экономьте, сколько понадобится, столько и платите. Нужно купить два обручальных кольца. Размеры: 15,5 и 20. И красивое колье с бриллиантами для невесты, пусть мама выберет. У неё отменный вкус. Она знает толк драгоценных украшениях.
  Вы успеваете записывать? - по ходу спросил Солнцев.
  - Да, да. Продолжайте. Я так волнуюсь, будто сам женюсь, - сказал менеджер, удивляясь тактичному и выдержанному тону шефа.
  - Всему своё время, - подчеркнул Солнцев.
  Он ещё долго держал менеджера на линии, опасаясь, что-либо выпустить из вида. Напоследок Пётр перечислил, что нужно привести для него.
  - Геннадий Викторович! Не забудьте привезти самых близких родственников, с моей и её стороны, не считая ранее приглашённых гостей. Родителям невесты мы позвоним сами, Вы только закажите для них билеты.
  - Будет выполнено, не беспокойтесь, - подытожил менеджер.
  - Я очень надеюсь на Вас. Спасибо за труд.
  Солнцев впервые в своей жизни поблагодарил своего подчинённого за труд, и испытал неловкость от этого факта.
  
  Любовь творит чудеса...
  
  Предложение
  "Откройте своё сердце и впустите любовь!" - доносилась из соседнего номера щемящая душу мелодия, одного из шедевров Хулио Иглесиаса.
  
  В номере повисло молчание.
  - Как проникновенно он исполняет, - вдохнула Варя. Мастер! И, что не песня - торжество любви! Даже грустные его произведения, потрясают. Он завораживает своим лиризмом, - восторгалась она.
  - Да, Вы правы. Непостижимо. Будто кто-то проник в мои мысли или угадал, о чём я думаю. Что моей душе в данный момент нужно. Почему она волнуется? Отчего радуется? - подхватил разговор Пётр. Моя мама тоже, как и Вы очень любит этого певца.
  - А, как его можно не любить? - удивилась Варя.
  
  Вечером у моря они долго прогуливались. Пётр дождался, когда пляж опустел, они остались на берегу вдвоём, и он решился ей открыться.
  - Варя, присядьте, пожалуйста. Мне необходимо Вам кое-что сказать, - начал Пётр. Он волновался, но старался сдерживать свои чувства.
  Понимаю, я не достоин Вас, но не могу отказать себе в удовольствии, хотя бы думать, что счастье всё же улыбнётся мне...
  Варя, затаив дыхание, слушала его, глядя в даль морскую. И реагировала на его слова спокойно, не выдавая своих эмоций.
  - Любой человек, Пётр Вениаминович, независимо от социального статуса, от рода занятий, заслуживает счастья, ибо оно - счастье облагораживает душу и человек становится лучше, краше, достойнее, обретая уникальные способности. Любовь вселяет в него уверенность, он в силах замахнуться на большие дела, - ответила Варя на его посыл.
  - И мой папа пример тому, - неожиданно отозвался Пётр. Он для моей мамы готов снимать звёзды с неба, по сей день. Папа очень уважает поэзию, причём, с юности. Так вот, Вы не поверите, он под особое настроение читает маме стихи. Сейчас я Вам проиллюстрирую одно из них. У меня, правда, не получится, как у папы, он читает с выражением, вкладывая свои чувства, но я попробую. Стихотворение называется "В очарованье".
  Автор-Игорь Северянин. Послушайте...
  "Быть может оттого, что ты не молода,
  Но как-то трогательно-больно моложава,
  Быть может, оттого я так хочу всегда
  С тобою вместе быть; когда, смеясь лукаво,
  Раскроешь широко влекущие глаза
  И бледное лицо подставишь под лобзанья,
  Я чувствую, что ты вся - нега, вся - гроза,
  Вся - молодость, вся - страсть; и чувства без названья
  Сжимают сердце мне пленительной тоской,
  И потерять тебя - боязнь моя безмерна...
  И ты, меня поняв, в тревоге головой
  Прекрасною своей вдруг поникаешь нервно,-
  И вот другая ты: вся - осень, вся - покой..."
  - Или вот такое стихотворение, папа его недавно открыл для себя и постоянно цитирует. Называется "Пейзаж". Написал Робер Деснос. Перевод Кудинова.
  "Мне грезилась любовь. Люблю я до сих пор.
  Но больше нет в любви тех запахов букета,
  Что наполняют лес, где расцветает лето
  И где у входа спит невидимый костер.
  Мне грезилась любовь. Люблю я до сих пор.
  Но больше нет в любви тех молний до рассвета,
  Когда всё рушится, пылают замки где-то,
  Когда утерян путь и смотрит мрак в упор.
  Нет! К слову этому не подобрать ключи.
  То под моей ногой горит кремень в ночи,
  Волна вздымается, громада туч на страже...
  С приходом старости ты замечаешь вдруг,
  Как стало четким всё, как ясно всё вокруг,
  Как ты становишься подобием пейзажа.
  - Восторг, - бурно отреагировала Варя. Ваш отец, оказывается, лирик. И у него хороший вкус. Одобряю.
  - Да, в отличие от меня. Такое за ним водится. Вы знаете, Варюша, мой дядя - родной брат моего отца, писатель, - переключился Пётр на другую тему. Ему срочно понадобилась передышка, а этим временем, он хотел настроить Варю на новую волну. Стратег...
  -Вы наверняка слышали о нём, читали его книги. Он очень известный. Так вот у него был друг детства, он был старше дяди, примерно, на шесть-семь лет. Друг многому научил дядю. Они долго жили по соседству и потом продолжали дружить, даже тогда, когда дядя достиг высот, разбогател. Его друг был очень талантливым человеком, в своей области творил чудеса. В те времена, в отличие от нынешних, люди его профессии находились в тени, о них знали только их пациенты. Они не афишировали своё ремесло. В Советском Союзе не было принято заявлять о своих результатах. Таков был их удел.
  - Он, что был засекречен? - предположила Варя, проговорив эту фразу шёпотом.
  - Нет, он был пластическим хирургом, - ответил Пётр.
  - А..., понятно, - согласилась Варя.
  - К сожалению, его уже нет с нами. А мой дядя опубликовал выдержки из его дневника, тем самым, увековечил единственную любовь своего ушедшего друга.
  - Ой, как интересно! - отреагировала Варя.
  Пётр открыл свой "ноутбук" и позвал Варю:
  - Варя, посмотрите, пожалуйста. Я сохранил у себя именно то, о чём Вам сейчас рассказывал. Почитайте, Вы всё поймёте, - произнёс Пётр приглушённо. Дядя рассказывал, что под покровом ночи, когда вокруг всё усыпало, и обыденная жизнь замирала, он творил, делая заготовки для своих произведений. И, кто знает? Кто ведает? Кто именно в этом процессе был главным: он или провидение? Чья рука оставляла свои автографы на бумаге, чьи мысли ложились степенно, выстраиваясь в длинные ряды текста? - Пётр говорил серьёзно и загадочно. В этот момент он изменился полностью, распахнул свою душу, открыл своё истинное лицо, и она увидела его совершенно другим. Варя ощутила, что нечто таинственное сейчас приоткроется ей, войдёт в её жизнь. Она подошла к переносному компьютеру, присела на топчане и, буквально, прилипла глазами к экрану.
  
   "Эпиграф
  
  *Открылась посреди пути земного
  Мне истина, как чашечка цветка:
  Жизнь - это сладость хлеба золотого,
  Любовь - долга, а злоба - коротка.
  Заменим стих язвительный и вздорный
  Стихом веселым, радующим слух.
  Божественны фиалки... Ветер горный
  В долину к нам несет медовый дух.
  
  Не только тот, кто молится, мне дорог, -
  Теперь и тот мне дорог, кто поет.
  Тяжка и жажда, и дорога в гору,
  Но ирис нежный - все-таки влечет.
  
  У нас глаза в слезах, но вот речонка
  Блеснет, - и улыбаемся опять.
  Залюбовавшись жаворонком звонким,
  Забудем вдруг, как трудно умирать.
  
  Спокойна плоть моя, - ушло смятенье,
  Пришла любовь, - и нет былых тревог.
  И материнский взор - мне в утешенье,
  И тихий сон мне уготовит Бог.
  
  Габриэла Мистраль
  Перевод И. Лиснянской
  
  
  *В каждом человеке - солнце. Только дайте ему светить.
  Сократ.
  
  
  Вступление.
  В полутёмной комнате он застыл в кресле. Шерстяной клетчатый плед прикрывал его ослабевшие ноги. Исхудавшие длинные тонкие пальцы рук, (некогда творившие чудеса, умело, обманывая природу) как плети свисали с кресла. Лицо заострилось к подбородку, искривленное болезненной гримасой. И только веки, изредка вздрагивая, тяжело приподнимались. Тогда, его взгляд устремлялся вдаль. Он пытливо всматривался, ища крошечную зацепку, чтобы ухватить за подол таинственного плаща несущееся вперёд время. Ему так хотелось вновь воссоединиться с реальностью. Но..., пелена заволокла его взор.
  Рядом на столе покоился открытый дневник - его второе "я", который он вёл долгие годы. Его оголённая, ничем не прикрытая душа, на потёртых, пожелтевших от времени страницах, дышала откровениями, продолжая свою жизнь на бумаге.
  Им суждено пережить своего автора и стать бессмертными.
  Его тело закаменело. В душе уже не было тревог.
  Там воцарился покой.
  
  Выдержки из Дневника.
  
  *Пятница.
  Я устроил себе короткий день. Не мог оставаться на работе. Всё нутро рвалось туда, к ней, где наше дыхание сливалось в единую струю, вибрировало во всём теле и вокруг нас.
  
  Эта женщина перевернула моё представление о смысле жизни ...
  До встречи с ней всё было обыденно. По одному и тому же расписанию каждый день в утренние часы отправлялся мой "поезд" и поздно вечером возвращался. И это расписание в течение многих лет не претерпевало никаких изменений. Смыслом моей жизни была работа. И только она. Я автоматически ел, пил, спал.
  У меня не было никаких интересов, кроме работы. Она целиком и полностью поглотила меня, и я стал её рабом. Бывало, я изматывался до тошноты, до изнеможения, но на завтра, вставал с мыслями о работе. Я стал самым настоящим роботом, не желая что-либо изменить в своей жизни.
  Тогда я был молод, здоров, полон сил и энергии. Меня поглотила рутина, и волновали только результаты, которых я добивался на работе. Путём кропотливого труда я достиг определённого профессионального уровня, и мне не гоже было опускать планку.
  Эта женщина изменила моё сознание, наполнила жизнь радостными незабываемыми событиями. Я ожил, начал дышать полной грудью. Она пробудила во мне незнакомые, неизведанные ранее, чувства. У меня появился вкус к жизни. Я стал ценить каждое мгновение, проведенное с ней. Никогда на свете я не любил никого, как её.
  
  *Понедельник.
  Жени. Мечта всей моей жизни. Так я называл её.
  
  Мать Жениного мужа мечтала о невестке из русской провинции. Сына - Георгия она вырастила в лучших традициях. Он был учтивым, заботливым по отношению к ней. Настойчиво учился, затем работал, старательно поднимаясь к вершинам, добиваясь хороших результатов и немалых достижений в своей области. Георгий до встречи с Жени жил только своей наукой, - она была его музой. Жени он нашёл в небольшом городке, где она жила с матерью и младшей сестрой. Георгий недолго ухаживал за ней. Их переписка длилась несколько месяцев. Он ей звонил по праздникам и выходным, а в один прекрасный день, приехал за ней и увёз.
  Она была юной, нетронутой жизнью и не имела ни малейшего представления о том, что такое большой город, тем более столица. Внешне муж Жени был неказист и, конечно же, не соответствовал её представлениям о принцах. Но, сопротивляться судьбе бесполезно и зачем? Да и мать всё повторяла:
  - Не дури, Женька. Раз сватается, поезжай. Много ты у нас таких женихов видела?!
  Это был шанс вырваться из нужды, из рутины, серой окружающей её действительности, оказаться, наконец, в большом городе.
  Она вышла за него замуж. Жили они мирно и дружно, как и подобает среднестатистической семье.
  Первые годы, Жени жила, как в сказке. Чудеса окружали её, наполняли жизнь. Муж боготворил её, окружал заботой, вниманием, теплом и баловал поминутно.
  По мере врастания в столичную жизнь она стала привыкать к роскоши (о которой и не мечтала). Привыкла, не замечая, что далеко не все живут, как она. Но матери помогала регулярно.
  Когда появились на свет близнецы: Тёма - Артём и Сёма - Семён, два славных мальчугана, Жени отдалась детям.
  А два года спустя после них, громким басистым криком заявил о своём рождении белокурый крепыш - Павлик. И Жени растворилась в детях, забыв о себе. Муж нанял ей помощницу, но та оказалась на удивление нерасторопной. Жени приходилось доделывать её работу, когда та вечером уходила домой. Жени некогда было поднять головы.
  Мать её никогда не баловала. Она выросла скромной и нетребовательной. И у мужа никогда ничего не требовала, даже просила редко на свои нужды, несмотря на то, что он был очень добр, щедр к ней, никогда и ни в чём ей не отказывал.
  
  *Суббота. Ранее утро.
  Романтика. Природа дарит минуты блаженства...
  
  Мы лежали в спальне, прижавшись друг к другу, и наблюдали неповторимую картину из окна.
  Капли дождя, переливаясь и блестя, играли бликами на ветвях деревьев в лучах мартовского солнца. Они напоминали "дождик", которым украшают новогоднюю ёлку. Зрелище неописуемой красоты. Пред взором предстаёт живая сказка. Отрада разливается в душе.
  И вдруг! В мгновение ока, солнце закатилось за тучи, потемнело и всё исчезло, как и не было. Как жаль. Сразу вокруг всё стало серым, обыденным, тут же откликнулось в мыслях и отразилось в настроении.
   - Как быстротечна наша жизнь, - подумала она. Я перехватил её мысли.
  - Молниеносна и изменчива. Чего можно ожидать от природы в марте? Ты не замечал этого, - спросила она меня.
  - Раньше я ничего не замечал. А сейчас весь мир на моей ладони, когда ты прикасаешься к ней, - ответил я, прижав её к себе, как самую большую драгоценность, которой она и являлась для меня, изучая взглядом каждую чёрточку её лица. В ней всё было любимо и дорого. Мы дышали в унисон.
  Всевышний, наконец, сжалился надо мной и послал ангела в подарок.
  
  *Четверг.
  Как же это прекрасно любить и знать, что ты любим!!!
  Выше этого нет ничего.
  
  Ночь. Нет сна. День выдался суматошный...
  Она не была привлекательной. Всё её очарование пряталось, и заметить его, в повседневных отношениях, не представлялось никакой возможности. Именно поэтому люди не сразу обращали на неё внимание. Она легко терялась в толпе.
  Один большой недостаток на лице отталкивал и заслонял всё остальное. Длинный крупный нос загромождал центр лица.
  А увесистый мясистый сошник, по форме крючка, надвигался на чувственный женственный ротик.
  Красивые по форме глаза отливали голубизной небес и смотрели вглубь человека, так проникновенно. Её глаза всегда были грустные. Лицо, лишённое красок и мимики, очень бледное, в зависимости от освещения, порой казалось бесцветным. Уголки губ тянулись к подбородку, что визуально искажало её возраст, и она выглядела гораздо старше своих лет. По всей вероятности, она это знала и в глубине души страдала от этого.
  Но однажды волшебство произошло на моих глазах, и я не узнал в ней прежнюю просительницу.
  Каких только женщин я повидал за годы своей работы на посту оперирующего хирурга. И все они мечтали обрести истинное человеческое счастье. Они были готовы доверить мне самое дорогое, что им подарил Господь и родители, только бы осуществить свою мечту.
  Бедные, бедные, женщины!
  Они наивно полагали, что, устранив физический недостаток, данный им при рождении, они обретут счастье. Как обманчивы мечты, как ошибочны надежды. Видимо, им необходимо заблуждаться и обманываться.
  По всей вероятности мужчины не объяснили им главного, - они принимают их в свою жизнь с любыми недостатками, когда любят...
  В этом случае они просто-напросто не замечают их недостатков.
  
  *Суббота. Два часа ночи. Устал.
  Скоро буду брать дневник на работу и в промежутках между операциями записывать. Хочется делиться своими чувствами, такое должно остаться на бумаге, чтобы в глубокой старости было, что вспомнить.
  
  Первый раз она приехала ко мне на Калининский проспект.
  В это день я вёл приём, и она попала ко мне по предварительной записи. Тогда я отказал ей в операции.
  У неё от рождения была искривлена перегородка носа, в результате этого, она часто простужалась, сопела. В периоды цветения, тяжело дышала, самочувствие ухудшалось в результате сезонного обострения аллергии.
  Я внимательно осмотрел её и не решился оперировать, о чём заявил ей.
  Через несколько дней после этого, я встретил её у своего дома, когда прогуливался с собакой. Как она узнала мой домашний адрес (?), осталось для меня загадкой по сей день.
  - Я всё Вам сказал на приёме, уважаемая, добавить мне нечего, - строго и раздражённо повторил я свой вердикт.
  Она заплакала и ушла.
  Какое-то время она не объявлялась.
  И вдруг, стала преследовать меня вечерами, когда я возвращался после работы или выгуливал собаку недалеко от дома.
  Жени стала меня упрашивать. Но я был неумолим.
  Тогда она набралась смелости и пришла ко мне домой.
  - Это Вы?! Опять? - удивлённо спросил я, увидев её, открывая дверь. Что Вы здесь делаете?! - недовольным голосом возмутился я.
  Пёс залаял, бросился к ней и она, воспользовавшись моей минутной растерянностью, прошмыгнула в прихожую. Я от неожиданности отпрянул к стене.
  
  *Воскресенье. Продолжаю...
  На чём я остановился вчера? Ах, да.
  Мой пёс, узнав, бросился к ней в тот момент, когда я впускал её в дом. И ему, как оказалось, не доставало женского тепла. Кто бы мог подумать? В этот вечер я отпустил домработницу раньше обычного. Пёс подбежал к Жени и поставил на неё свои передние лапы. Она тотчас присела, обхватила его мохнатую голову ладонями и стала теребить шерсть, почёсывая его и приговаривая:
  - Узнал, узнал, мой дорогой. Ах, какой умный пёс. Славный, хороший, хороший.
  Жени гладила его по голове, почёсывая у него за ушами, а он, замлев и прищурив глаза от удовольствия, раскрыл пасть, выставив напоказ свои нижние клыки.
  В этот момент я впервые услышал, как она смеётся и замер от неожиданности. Её лицо оживилось, взор прояснился. Она сбросила с себя некую маску, в дополнение прикрытую вуалью, и её глаза начали светиться. Лучезарная улыбка озарила светом весь её облик. Она преобразилась. Передо мной стоял совершенно другой человек. Это дивное превращение произошло на моих глазах, да, да...
  Я стоял, как вкопанный и не мог сойти с места. Я не знал, что творится со мной, всё для меня было вновь. Увидев её такой, я потерял дар речи. В этот миг остановилась жизнь в полном смысле этого слова. Всё, что было в моей жизни до этого мгновения, стало лишним, ненужным, потеряло смысл. Я смотрел на неё, не отрываясь и мне было хорошо.
  Вот тогда моё подсознание подсказало решение. Я захотел ей помочь. Возможно из эгоистических соображений. Я не думал тогда о ней. Нет, не думал о том, что мучило её, что наболело в её женской душе. Нет! Я думал лишь о том, что хочу её видеть и, чем больше, тем лучше.
  Мимоходом Жени взглянула на меня, и я увидел её восхитительные глаза. Её безжизненное лицо округлилось, преобразилось у меня на глазах. Она разрумянилась. Я ощутил в ней женщину. Вот тогда я увидел её настоящую, был поражён и сражён наповал.
  В этот вечер я дал ей согласие на операцию.
  
  *Среда.
  Меня всегда старались пристроить, не интересуясь, хочу ли я этого?
  По-видимому, моим близким друзьям надоела моя холостяцкая жизнь, и они жаждали меня женить.
  Раз в году, когда мне удавалось вырваться к ним по какому-нибудь торжественному случаю, как по заказу меня ожидала встреча с очередной таинственной незнакомкой. И, что Вы думаете, женщине очень быстро приедалась моя бесконечная занятость, и она исчезала из моего поля зрения, так, будто её никогда и не было. А я без сожаления продолжал свою размеренную жизнь.
  
  *Вторник.
  Давно не писал. Очень занят.
  Перерыв между операциями. Я укрылся в ординаторской и спешу записать.
  Операция прошла успешно. Процесс заживления шёл хорошо. Самочувствие Жени оставалось в пределах нормы.
  Спустя время после операции Жени превратилась в настоящую красавицу. Мечта Жени осуществилась. Её благодарности не было конца, я чувствовал это в каждом её вздохе и в её поведении, в целом. Теперь она постоянно пребывала в хорошем настроении.
  В один, по истине, прекрасный день, она пришла ко мне, чтобы больше не расставаться ни-ког-да. Ничего, не взяв из дома, кроме фотографий своих детей.
  С этого дня моя жизнь превратилась в настоящий рай. Я и мечтать, о таком счастье, не смел.
  Лишь изредка она названивала домой и справлялась о здоровье и самочувствии детей. Её муж подробно рассказывал ей, включая проделки, казусы, потешные случаи. Жени улыбалась и внимательнейшим образом выслушивала его монолог. Я не знаю, как она объяснила ему свой уход, она мне ничего не рассказывала, но сумела сохранить с мужем хорошие отношения.
  Положив трубку, Жени поизносила:
  - Он святой! Я не стою самой грязной потрёпанной нитки на его брюках.
  Затем, принималась в лицах представлять мне, как шалят её дети.
  Ночью она всхлипывала в подушку, в надежде, что я сплю и не слышу.
  Мы жили, душа в душу, и я не мог себе представить, что когда-нибудь останусь один без моей Жени. Однако это произошло. Тяжело заболел ей муж. Поначалу изо всех сил он пытался справляться с делами, не взирая на плохое самочувствие. Когда же он слёг, позвонили дети. Жени не размышляя, в одночасье, поднялась и ушла. На прощание, сказав мне:
  - Хочу, чтобы ты знал. Лучше тебя нет, любимее тебя нет, дороже тебя нет, но там мои дети и он. Они нуждаются в моей помощи. Я не могу поступить иначе.
  Материнский инстинкт и человеческое начало победили в ней любовь ко мне. Это был её выбор.
  Больше она не вернулась.
  А я опять остался один.
  Видимо на чужом несчастье, счастье не построишь".
  
  Варя сидела молча, почти не дыша. Она вновь и вновь перечитывала историю любви, всё больше и больше проникаясь вглубь событий, сопереживая героям, описанные писателем.
  Пётр наблюдал за ней со стороны. Он чувствовал всем своим существом, как она близка и, как нужна ему.
  
  - Вы знаете, все мои близкие очарованы этим произведением, - сказал Пётр, снимая напряжение.
  
  Зазвонил мобильный телефон.
  - Слушаю, - мгновенно ответил Пётр.
  - Пётр Вениаминович, - услышал он дрожащий голос секретаря. У нас неприятность, мягко говоря, - начала она, волнуясь, без приветствия по регламенту.
  - Что случилось, Анна Павловна? - спокойно спросил он.
  - У нас кража, - отчиталась она, с надрывом в голосе.
  - Что?!!!
  - Да, да. Вскрыт Ваш сейф, пропало всё его содержимое, - докладывала Анна Павловна.
  - Когда это произошло? - сдержанно спросил Пётр.
  - Ночью, скорее всего, ночью. Вчера вечером, когда я уходила, всё было на месте, я проверяла.
  - А, кто оставался после Вас? - допрашивал Пётр.
  - Никого. Девушка, которая прибирала, ушла раньше меня, я не хотела оставлять её без присмотра, хотя, доверяю ей полностью. Она дочь моей подруги. Выросла на моих глазах.
  - И правильно сделали, - отметил Пётр. Никому доверять нельзя, - высказал он свою точку зрения, полностью изменив тон, и посмотрел на Варю. Она сидела в забытьи, погруженная в свои мысли, не реагируя на разговор Петра с секретарём.
  - Вы кого-то подозреваете? - спросил он.
  - Даже и не знаю, что сказать. Из сотрудников, никого. Из клиентов..., как можно заглянуть человеку в душу и узнать, о чём он думает и, что намерен сделать...
  - А, из конкурентов?! - оборвал её Солнцев.
  - Возможно, - коротко ответила секретарь. И дополнила, - они несколько раз появлялись у нас за эти дни, по разным вопросам. Не исключено, что планировали что-то. Как мне знать? - расстроилась Анна Павловна.
  - Вы, пожалуйста, не расстраивайтесь. Это делу не поможет.
  Не растравляйте себя, - уговаривал он.
  Впервые за годы совместной работы, Солнцев не обрушился на секретаря с укорами, вёл диалог в выдержанном тоне, чему Анна Павловна очень удивилась. И ещё больше испугалась. Она застыла в шоке.
  - Как Вы себя чувствуете? - ненароком спросила секретарь, спустя несколько минут.
  - Я?! Замечательно! Бодр и весел! - отрекомендовался Пётр. А почему Вы спрашиваете меня об этом? Насколько я себя помню, никогда на здоровье не жаловался, - наполнил Пётр.
  - Да, нет...., Вы как-то..., - не знала, что ответить секретарь и замялась.
  - Ладно, вернёмся к делу, - выручил её Пётр. Я сейчас позвоню моему другу Леониду, нашему юристу. Я часто советуюсь с ним по разным вопросам. Правда, он сейчас очень занят. Леонид недавно вернулся из заграничной командировки, он там ведёт большой процесс, но я надеюсь, что найдёт для нас время. А Вы, пожалуйста, приглашайте "слуг" порядка. Больше ждать нельзя, - распорядился Пётр.
  - Хорошо, Пётр Вениаминович, я поняла, всё сделаю, можете спокойно отдыхать, - попыталась смягчить ситуацию секретарь.
  - Тогда, отбой, - резко завершил разговор Пётр и выключил мобильный телефон.
  - Какой теперь отдых?! Вот чёрт, только этого мне и не хватало, - произнёс Пётр, озвучивая мысли в слух и потирая затылок.
  Эх, Ванька, Ванька. Никак не успокоишься. Сколько лет прошло, а ты всё туда же. И всё тебе дело до моих капиталов.
  Так, надо позвонить Лёньке, - сам себе делал распоряжения Солнцев.
  - Что-нибудь случилось? - кротко поинтересовалась Варя.
  - А..., - рассеянно отозвался Пётр. Нет, нет, ничего. Варюша, Вы пока отдохните, а я должен немного поработать, - сбивчиво ответил он.
  - Хорошо, хорошо, не буду мешать. Вам сейчас не до меня. Буду у себя в номере, - поняла Варя. Понадоблюсь, позвоните, - ответила Варя деловито и тактично, поднялась и пошла к выходу.
  - Вы мне всегда нужны, - услышала она вдогонку.
  Варя повернулась. Солнцев смотрел на неё пристально, и так проникновенно.
  Как это всё не кстати, - занервничал он. Так хотелось побыть с Вами..., - пожаловался Пётр. Надеюсь, к обеду разобраться со всеми делами, - произнёс он убедительно, изменённым тоном.
  - Хорошо, Пётр Вениаминович, - сказала Варя и вышла. Она поняла, ему сейчас не до лирики. Что-то произошло и он должен остаться наедине со всеми насущными вопросами, так легче и скорее он сможет сосредоточиться, а моё присутствие будет отвлекать его, - думала Варя, идя к себе в номер.
  Прошло два часа. Солнцев успел переговорить с Леонидом и заручиться его поддержкой. Леонид пообещал, что съездит в офис, посмотрит на месте, что и как, а уже потом составит своё мнение.
  Так же Пётр просмотрел интересующую его информацию в папках компьютера.
   Зазвонил мобильный телефон. Он услышал голос своего секретаря.
  - Пётр Вениаминович. Это опять я.
  - Слушаю Вас, Анна Павловна. Есть новости?
  - Был Леонид, сказал, что ему нужно кое-что проверить, обещал вернуться. Рядом со мной майор Пашков, он желает поговорить с Вами, - коротко доложила секретарь и передала трубку следователю.
  - Добрый день, Пётр Вениаминович. Не задержу Вас. Для успешного проведения оперативных мероприятий необходимо, чтобы Вы были на месте. Я объяснил все нюансы Вашему секретарю, а она решила, что будет лучше, если я поговорю с Вами лично.
  - Понимаю. У Вас есть какие-либо предположения о краже? - спросил Солнцев.
  - Только намётки, но это пока предварительные результаты. Всё ещё нужно тщательно проверить. Мы оповестили таможенников на тот случай, если воры захотят покинуть пределы России и вывезти Ваши бумаги. Мне нужно основательно побеседовать с Вами. Вы бы не могли приехать?
  - Хорошо. Раз нужно, значит побеседуем. С первым рейсом вылечу в Москву, - заверил следователя Пётр.
  - Жду, - односложно ответил следователь и положил трубку.
  Пётр тут же позвонил Варе.
  - Варя, Вы можете зайти ко мне? - спросил он.
  - Конечно, уже иду, - ответила Варя и направилась к Солнцеву в номер.
  Не успела она войти, как с порога услышала:
  - Садитесь, пожалуйста. Мне нужно с Вами серьёзно поговорить.
  Варя послушно села, но по его тону поняла, что что-то произошло из ряда вон выходящее.
  - Варя, так сложились обстоятельства, что, я вынужден прервать свой отпуск и вернуться в Москву.
  Не успел он завершить фразу, она спросила:
  - У Вас неприятности?!
  - Даже и не знаю, как сказать, чтобы Вы меня правильно поняли. Ладно, факты - упрямая вещь. У нас в офисе совершена кража. Из моего сейфа пропали документы чрезвычайной важности. Если я не найду их, моё дело ожидает крах. В папках, которые находились в сейфе: договора с компаньонами, акции, ценные бумаги, деньги в разной валюте, много денег и там же есть документы, которые являются засекреченными, в полном смысле этого слова. Если изложить кратко - в них ключ моего успеха. Попади эти бумаги в чужие руки, их тут же присвоят и я не смогу ничего доказать. Более того, меня сразу же выкинут с рынка, за ненадобностью. Мои компаньоны мне этого никогда не простят и будут правы. Мало того, что я не сумел защитить свои собственные интересы, я ещё нарушил данные мной обязательства и подверг риску интересы их дела. Такое не прощают. Это скандал!
  Я никогда не допускал ничего подобного, более того, улаживал любые конфликтные ситуации, если таковые возникали, даже не по моей вине. Мой авторитет срабатывал и всё удавалось благополучно уладить. В бизнесе, дело - превыше всего, всё остальное второстепенное. Знаю, что Вы скажете, но это так и очень непросто. До сих пор я справлялся. Не буду обременять Вас своими неприятностями, возникшими проблемами. Вынужден предупредить. Завтра я первым рейсом вылетаю в Москву. Вы вправе остаться и отдыхать спокойно и без меня. Максим Семёнович останется с Вами, я распоряжусь по этому поводу. Всё оплачено, так что Вы можете находится здесь, сколько захотите.
  - А когда Вы предполагаете вернутся? - встревожилась Варя.
  - Не знаю. Не готов дать ответ на этот вопрос, в виду отсутствия соответствующей информации. Это от меня не зависит.
  - Тогда и мне здесь делать нечего. Я лечу с Вами. В любом случае это не отдых. Все мысли будут с Вами в Москве. Я лечу с Вами, - повторила она категорично.
  Солнцев посмотрел на неё, подошёл поближе, опустился перед нею на колени и проговорил:
  - Варя, Вы - ангел во плоти. Как же мне повезло, что я встретил Вас.
  Варя разрумянилась от волнения. Она ощутила рядом его тёплое дыхание. Варя поняла, что очень нужна ему.
  - Спасибо Вам, что сказали мне правду. Ибо... и тут она процитировала фразу на латинском языке "Pia fraus Fraus pia", что в переводе обозначает: "Благочестивый обман; святая ложь".
  Я бы не хотела, чтобы наши отношения начинались с этого.
  - Поверьте! Я не могу и не хочу Вас обманывать. Я люблю Вас и мечтаю, чтобы Вы стали моею женой и, как можно скорее, - как взрывом раздробило тишину признание Солнцева. После этого, он, положил свою голову Варе на колени. Пётр впервые в жизни объяснялся в любви и испытывал некую неловкость.
  Он обхватил её колени обеими руками. Варя погладила его коротко остриженные волосы и сказала:
  - Взрослый дяденька, а робеете, как юноша. Торопитесь, всё торопитесь куда-то, Пётр Вениаминович. Да ладно, что с Вами делать? Я буду Вашею женой, - так ответила Варя на его предложение.
  Пётр приподнял голову, широко раскрыл глаза и по-детски улыбнулся ей.
  - Спасибо, Вам. Этим Вы меня осчастливите. Даже не верится, что такое возможно.
  - Всё возможно, если этого очень захотеть, - внушала Варя.
  - Варя, Вы молодая девушка, а рассуждения Ваши схожи с высказываниями мудрецов.
  - Я самая обыкновенная, ситуация обязывает, - произнесла Варя кокетливо.
  И тут она вспомнила и перешла на другую тему:
  - Надо предупредить Максима Семёновича, что мы уезжаем, он ведь должен успеть собраться.
  - Хорошо, Варенька. Я схожу к нему. Не хочется расставаться с Вами ни на минуту. Есть ещё время, не торопи меня, моя голубка, - незаметно перешёл Пётр на "ты".
  - Пойдёмте, подышим воздухом, - предложила Варя.
  Они вышли на балкон.
  Вечерело. Перламутровыми вкраплениями движущиеся облака заполонили небеса. Но вскоре тёмно - синее покрывало заботливо укутало их. День ушёл на отдых и передал свои полномочия царице-ночи.
  - Как красиво! Вот так бы приподнялась на цыпочки, подпрыгнула и взлетела туда. Там и воздух иной и дышится легче.
  - Не думаю, - оборвал её Пётр. А ты - фантазёрка, Варя.
  - Иногда возвращаюсь в детство. Раньше чаще, сейчас реже. Всё зависит от состояния души, - пояснила Варя.
  - Ясное дело, - согласился Пётр, улыбаясь ей.
  Варя, умоляю тебя, ну давай перейдём на "ты", пожалуйста, - попросил Пётр.
  - Я так сразу не могу, но я постараюсь, обещаю, - ответила она, обнадёживая.
  
  Ночью Пётр проснулся от звонка мобильного телефона.
  - Кто бы это мог быть? - спросил он вслух.
  - Алло.
  - Пётр Вениаминович, беспокоит майор Пашков. Извините, что беспокою в такое время, чрезвычайные обстоятельства. Я нахожусь в Шереметьево-2. Меня вызвали таможенники. Они задержали вора, некто Иван Говорун. Вам это имя говорит что-нибудь? - спросил следователь.
  - Многое говорит, - ответил Пётр спросонья. Это мой соученик.
  - Так вот, этот горе-коммерсант надёжно припрятал увесистую папку, которая полностью совпадает с Вашим описанием украденной из сейфа папки, и хотел вывезти её за пределы страны.
  - Вот идиот!!! Он что, совсем лишился рассудка? - вскипел Пётр. Зачем ему это понадобилось? Как он объясняет свой поступок?
  - А, никак не объясняет. Утверждает, что не имеет ни малейшего отношения к папке, говорит, что ему её подбросили, - доложил следователь.
  - Ну конечно, конечно, всё произошло именно так... Я бы хотел проверить, ничего ли не пропало из папки. Это возможно? - поинтересовался Пётр.
  - Конечно, возможно. Вернётесь в Москву, позвоните мне, договоримся о встрече и я всё покажу Вам.
  - Так и сделаю, прилечу, прямо из аэропорта позвоню Вам и приеду. Спасибо, Вам. Очень признателен.
  - Жду, - односложно ответил следователь и завершил разговор.
  
  Утром следующего дня Пётр, Варя и Максим Семёнович вылетели в Москву.
  Прямо в аэропорту Пётр созвонился со следователем и договорился о встрече.
  
  Иван Говорун
  Он с раннего детства жил с Петром по соседству в одном доме. Ходили в один детский сад, в одну школу, даже учились в одном классе. Их семьи существенно отличались по своему социальному статусу. Иван, ощущая нутром эту разницу, тянулся за Петром. В детстве это было незаметно, даже для него самого и получалось, как само собой разумеющееся. Потом перешло в привычку и, он, во всём пытался догнать Петра, подняться с ним на одну ступень и быть похожим на него. Но не получалось. Пётр учился легко и всегда достаточно быстро достигал желаемых результатов. Ивану приходилось делать над собой невероятные усилия, чтобы получить приличный результат. Он возненавидел сам процесс обучения, ибо ему приходилось постоянно зубрить. Иван плохо усваивал материал. Многое осталось для него за гранью понимания. Зубрёжка выручала, но до поры до времени. Так он с величайшим трудом окончил школу и пошёл поступать туда, где не было никакого конкурса, и брали всех. Он бы с удовольствием не учился дальше, но Пётр поступил в ВУЗ и Иван понял, что обязан получить хоть какое-нибудь высшее образование. Одновременно с учёбой он занимался перепродажей импортных вещей, баловался фарцовкой и, благодаря этим доходам, расплачивался с преподавателями за зачёты и экзамены. Он всюду следовал за Петром: на вечеринки, в библиотеки, на капустники, которые Пётр обожал. И везде пристраивался в роли его друга. Однажды, Иван попал в руки служителей закона. И, порядком струсив, не раздумывая, позвонил Петру, который упросил знакомых отца, и с их помощью вызволил Ивана, которому грозил срок и немалый.
  Одноклассница - Ира, в которую Иван был влюблён все школьные годы, не обращала на него никакого внимания. В глубине души она бредила Петром, но умело скрывала это. И здесь у Ивана произошла осечка, как он думал, по вине Петра. Иван стал "точить зуб" на Петра и поклялся при первом удобном случае отомстить ему.
  
  Руслана
  Она была блеклой девочкой, невзрачной девушкой. Длинная, как каланча, без какого-либо намёка на женские формы, с чрезмерно развитыми икроножными мышцами и тоненькими ножками. Короткая стрижка, втянутые щёки, невнятные, невыразительные черты лица. О таких говорят: "мужеподобная". Это определение соответствовало всему её облику и нраву. Да и имя ей дали мужское - Руслана. Родители с нетерпением ждали сына, а тут такое разочарование в связи с её появлением на свет. Она с раннего детства была "нелюбимое дитя в семье родной", что отразилось на её характере и поступках.
  Подруг у неё никогда не было, она целыми днями гоняла с мальчишками и развлекалась в их окружении. Родители относились к этому безучастно. Жили они в глубокой провинции, из которой она, днём и ночью, мечтала вырваться при первом удобном случае. И, когда прозвенел последний звонок, она собрала свои вещи и уехала в большой красивый морской город, где открылись для неё новые совсем другие возможности. Она и не сомневалась, - здесь она получит сполна. Учиться, она не пошла. Стала заводить полезные знакомства, посещать общественные места, развлекательные мероприятия. Так она попала на вечер в Высшее инженерное мореходное училище. Вот, где был выбор... Парни перспективные, к тому же, ладные, статные, одна выправка чего стоит. И трудовая деятельность, не за горами. Руслана остановила свой выбор на курсанте, который оканчивал училище в этом году и сразу уходил в рейс. Красивый, обаятельный, хорошо воспитанный парень, но очень скромный. Руслана поняла, - это то, что ей нужно. Она без труда заговорила с ним. Весь вечер привлекала его внимание к своей персоне. И он пошёл её провожать. Ей удалось вскружить ему голову. Целый месяц она дежурила под воротами училища, чтобы каждый день напоминать ему о себе. Неопытный парень, прежде не имевший с девушкой никаких отношений так привязался к Руслане, что решил по окончании училища на ней жениться. Он привёл её в родительский дом. К тому времени, его мать - Маргарита Львовна, вдовствовала и жила только интересами своих детей. Интеллигентная, добрая, ласковая женщина приняла выбор своего сына беспрекословно, хотя прекрасно понимала, что ничего общего между ним и Русланой нет и быть не может. Но ни словом, ни жестом не высказала своего мнения сыну. Лишь её младшая дочь поняла состояние матери. Однако мать не позволила ей вмешиваться.
  - Валентин полюбил, и мы не должны ему мешать, - объявила она свой вердикт.
  Вскоре молодые расписались, и Валентин привёл Руслану - жену под кров родительского дома. По окончании учёбы он ушёл в рейс. А молодая жена осталась в ожидании первенца. Пришло время, Руслана родила девочку и назвала её Светланой. Девочка, как две капли воды, была похожа на Валентина. Маргарита Львовна всё приготовила к моменту возвращения Русланы из роддома. Она и её дочь Маша взвалили на себя уход за новорожденной Светланой и чем только могли, помогали Руслане, заботясь о ней и о ребёнке, забегая "все дороги". Валентину отправили поздравительную телеграмму. Он был счастлив. По возвращении из рейса Валентин щедро одарил жену и увёз на отдых, а Светочка осталась с бабушкой и тётей. И так продолжалось, пока Руслана с ребёнком находилась в доме Маргариты Львовны. Она жила в своё удовольствие, на всём готовом, без забот и хлопот.
  Шли годы, но ничего не менялось. Руслана наслаждалась жизнью. Валентин по месту работы встал на учёт по улучшению квартирных условий. Руслана хотела отделиться от родных мужа. Видимо, у неё уже зрел план, но ей хотелось осуществить его вдали от Маргариты Львовна и Маши. Однако очередь на квартиру продвигалась медленно, и её это порядком злило. Дело в том, что она завела роман с молодым мужчиной, который проживал с родителями в этом же доме, только в другом подъезде. Она, не стесняясь, играла с ним во дворе в бадминтон, волейбол и другие спортивные игры у всех на виду. Вечерами он приходил к ней, они сидели на ступеньках у порога квартиры Маргариты Львовны и часами о чём-то говорили. Потом прогуливались допоздна. Всем это казалось очень странным, соседи, недоумевая, терялись в догах, а Маргарита Львовна ночами не смыкала глаз, плача в подушку, но всё терпела, потому что всеми фибрами своей души любила внучку. В один "прекрасный" момент Руслана собрала вещи, забрала Свету и ушла к соседу. Его родители пришли в тихий ужас от этой новости. Отец - полковник в запасе. Тридцать два года прослужил в армии. Мать - военврач, тоже в запасе. Воспитание этих людей не позволяло им мирится с подобными необдуманными поступками. Они не представляли, как будут смотреть в глаза Маргарите Львовне, но желание сына победило и они, скрепя сердце, стиснув зубы, смирились.
  Для Валентина развод явился тяжелейшей травмой, он так и остался в одиночестве, в своей новой квартире. Унижаясь, он упрашивал Руслану, позволить ему видеться с дочерью. Маргарита Львовна покупала внучке дорогостоящие подарки, только бы расположить Руслану к общению. А та "крутила носом", "выкручивала руки" и, испытывая огромное удовлетворение, пользовалась их ангельским терпением. Жизнь с новым мужем практически не сложилась. Он пил и в отличие от Валентина, был грубым, жестоким и безразличным по отношении к ней, а к Свете и тем паче. Руслана не раз получала от него затрещины и побои. Но терпела, ибо хорошо знала, - назад дороги нет!
  Здесь будет уместным отдать должное её первому мужу. Валентин не отказал бы Руслане в крове, всей душой радовался дочке, был бы полноценно счастлив, если бы она жила рядом с ним. Но, характер Русланы не мог ей позволить признать свои ошибки, попросить прощения у мужа, у свекрови, нет. Она выбрала побои и терпела всё. Когда Света повзрослела, лишь тогда, она перестала запрещать ей, видится с отцом и бабушкой. Дело в том, что Руслана сбежала к своему любовнику только лишь потому, что узнала о своей беременности. Рожать чужого ребёнка в доме у свекрови она не захотела и побоялась последствий. После рождения сына, который полностью унаследовал её внешность, она остыла к дочери, перестала уделять ей должного внимание. Но со своими бывшими родственниками держалась на расстоянии вытянутой руки. Возможно, где-то на дне её души она понимала, что поступила по отношению к ним мерзко, но старалась уходить от моментов откровения и продолжала жить по тем же принципам. Так было легче, проще и выгоднее. Её нынешний муж часто отсутствовал, она знала, что кроме его дел он не проявляет интереса ни к чему и ни к кому. Таков был склад характера этого человека. Изредка, делая передышку по выходным, он общался с сыном и то недолго. Ей он не уделял внимания вообще. Руслана смерилась и с этим. Так она жила своими интересами, а он своими. Общим между ними была лишь постель и то по праздникам, когда он в очередной раз напивался.
  
  Последняя встреча
  Пётр после звонка приехал к следователю.
  - Добрый день, - поздоровался он.
  - И Вам добрый, - ответил следователь. Присаживайтесь, пожалуйста, - пригласил он.
  Майор достал из ящика папку, украденную из сейфа Петра.
  - Пётр Вениаминович, вот Ваша папка, - сказал он, вручая Петру его пропажу. Одна просьба, проверьте, всё ли на месте, - обратился следователь.
  Пётр взял папку, опустился на стул и стал всё тщательно перебирать, раскладывая на столе документы, деньги, договора с компаньонами. Через несколько минут, он с удовлетворением произнёс:
  - На первый взгляд, вроде бы всё в порядке. Большое Вам спасибо. Я Ваш должник, - поблагодарил Пётр.
  - Не стоит благодарности. Это наша работа. Распишитесь, пожалуйста, о возвращении Вам всего украденного, - пояснил следователь, выполняя свои обязанности.
  Пётр расписался и ещё раз поблагодарил, продолжая просматривать документы.
  - Постойте, постойте, здесь что-то не так, - вдруг сказал Пётр. Думал, мне показалось, оказывается, нет, не показалось. Есть одно большое "но". Этот горе-коммерсант, как Вы его абсолютно правильно назвали, в договорах с компаньонами подделал подписи. Смотрите сами, - указал Пётр следователю и протянул ему несколько листов - договоров, в которых невооружённым глазом просматривалась фальшивка.
  -Вы знаете, Пётр Вениаминович, я в Ваше отсутствие не хотел открывать папку, ждал, когда Вы сами всё внимательно посмотрите и подтвердите подлинность папки.
  Ну и дела...Я думаю, документы, которые вызвали у Вас подозрение, сомнение следует оставить у меня. Я покажу их нашим экспертам. Они поколдуют над ними и дадут заключение. Так будет вернее, на мой взгляд, - посоветовал следователь. Это же чистой воды уголовное преступление. Зачем оставлять его безнаказанным? - убеждал майор.
  - Хорошо, я так и сделаю, - согласился Пётр. Одна просьба, когда Вы получите результаты экспертизы, сообщите мне, пожалуйста, - попросил он.
  -Можете не сомневаться, поставлю Вас в курс дела тотчас, - заверил Петра следователь.
  Что за люди? Всё им мало и мало, - возмутился он. Видимо, Ваш соученик собирался посягнуть на Ваше дело. Я так понимаю, - предположил следователь. Будем разбираться, - дополнил майор.
  - Очевидно, - ответил Пётр и спросил:
  - Я могу поговорить с этим гастролёром?
  - Можете, - ответил Пашков и посмотрел на Петра. Затем он поднялся, - пойдёмте-ка со мной, - с готовностью выполнить просьбу, произнёс следователь.
  Пётр в сопровождении следователя подошёл к камере предварительного заключения, где находился Иван Говорун.
  - Пётр Вениаминович, - обратился следователь. Вы побеседуйте, а я подожду Вас здесь. Понимаю, Вам необходимо с глазу на глаз с ним разобраться. Об одном прошу, недолго, у меня ещё много дел.
  - Хорошо, я постараюсь, товарищ Майор, - ответил Пётр.
  Открыли дверь, Пётр вошёл. В камере было душно, стоял спёртый воздух. Пётр сразу ощутил давящее состояние. Иван сидел понурый, как "в воду опущенный", не поднимая головы.
  - Вы тут поговорите, только без глупостей, - обратился следователь к Ивану.
  Иван промолчал.
  Следователь вышел и закрыл за собой дверь.
  - Чего пришёл?! - грубо начал Иван.
  - Странный вопрос, - ответил Пётр спокойно.
  - Я не нуждаюсь в твоей жалости, понял? - выкрикнул Иван. Он был агрессивно настроен и весь его облик говорил об этом.
  - А кто тебе сказал, что я пришёл тебя жалеть?!
  Я давно заметил, что ты вредишь мне, но не хотел этому верить. А ты оказывается не друг мне, а враг, - произнёс Пётр, как приговор.
  - А ты, ты не враг мне?! - опять закричал Иван. Ему отказала выдержка, и он больше не желал скрывать своей ненависти по отношению к Петру.
  - Я?!!! Я всегда помогал тебе: тянул тебя за уши в школе, в институте пытался тебе помочь, но ты сопротивлялся. Тебе не нужны были знания, ты хотел ограничиться одной "корочкой". В бизнесе, кто тебе помог? - с укоризной спросил Пётр. Кто тебе поставил дело? Я уже не говорю, когда твоим близким нужна была какая-либо помощь, они обращались напрямую ко мне, и я всегда откликался по первому зову и выручал. И ты это знаешь, не хуже меня. В чём ты можешь упрекнуть меня? Я никогда бы об этом не упомянул, если бы ты не позволил себе так поступить по отношению ко мне. Иначе, как предательство, твой поступок не назвать, - разозлился Пётр. Ты, дошёл до последней стадии помешательства - выкрал из моего сейфа документы, которым нет цены, подделал подписи на договорах с компаньонами, пытался удрать с ними. И, кто ты после этого?! - нервничал Пётр.
  - Я этого не делал, не делал, - завопил Иван в испуге.
  - Какая мне разница, кто?...Ты или твои дружки. Для меня это равнозначно. И, как ты после этого будешь смотреть мне в глаза, как ты жить после этого будешь?! - разошёлся Пётр.
  И чего, собственно, тебе не хватало? У тебя всё есть для полноценной жизни. Деньги - есть, дом - есть. Дело - я тебе поставил. Отдыхать ездишь с полным комфортом. Семья есть..., сын есть. Чего тебе не хватало? - злился Пётр.
  А ты всё не можешь угомониться, всё тебе не то, и всё тебе не так. Никогда не бываешь доволен. Ищешь вшей там, где их нет, - продолжал Пётр.
  - Много ты знаешь о моей жизни, - вступил в разговор Иван.
  Не тебе судить. Святоша нашёлся, - с презрением перечил он.
  В школе я всегда был на задворках, потому что ты был лучший. В институт пошёл только для того, чтобы от тебя не отстать. Оно мне надо было?! Ни с какого боку не надо было. Ирку Синичкину любил до удари: сходил с ума, ночами не спал, письма ей писал, под воротами простаивал, дожидаясь, а она в мою сторону даже не смотрела, потому, что заглядывала тебе в рот. А ты, герой-любовник, в это время крутил мозги другим девчонкам. Сегодня - эта, завтра - та, без разницы. Что я тебя не знаю? Ну конечно, Пётр у нас парень хоть куда, он всё может. Ирка всегда в пример тебя ставила. А это ещё больше раздражало и настраивало против тебя. Даже противно было. Мои родители и те, все уши прожужжали тобой. А чем собственно я был хуже?! - злился Иван.
  Семья говоришь? Врагу могу пожелать такую семью. Ты хоть знаешь, что Русланка ко мне стала бегать от скуки, только потому, что Валентин был в рейсе. Захотелось девке поразвлечься. А потом вдруг выяснилось, что беременна. И что мне оставалось делать? Пришлось забрать её к себе, вместе со Светкой. Ой, и натерпелся я с ней. Валентин вернулся из рейса, начались разборки, выяснения. Как раз то, что я "люблю". В одном доме жили, соседи стали коситься на меня, как на врага народа. И родители не в восторге были, день за днём ели поедом. Пока Русланка получила развод, ей уже в роддом идти. Я быстро подключил знакомых, в общем, расписали нас. И моего Олежку после роддома оформили, как надо. А ты говоришь, - всё в порядке. Какой же это порядок без любви? Похоть и всё тут. Теперь и расплачиваюсь. Сын растёт - одна радость в жизни.
  - Что ж ты о нём не подумал, когда вскрывал мой сейф? - внезапно спросил Пётр, возвращая Ивана к содеянному.
  - Повторяю, я у тебя в офисе не был. Да и некогда мне было думать, поздно. Документы уже лежали на столе в моём кабинете. Это мой компаньон постарался, подослал своих парней. Я под настроение рассказал ему, как ты допёк меня, вот он и решил сделать мне "приятное". Простить себе не могу. Под "шафэ" был, что называется, под самую завязку, лыка не вязал.
  - Этот факт не является оправданием, - прокомментировал Пётр сурово. Ты нарушил закон. Ты это понимаешь? И я вытаскивать тебя не намерен. Видите ли, напридумал себе, чёрт знает что, а я теперь ещё и расхлёбывать должен? Нет, дорогой мой. На сей раз, я пас. Разговор окончен, - резко, в сердцах, оборвал Пётр и вышел.
  
  Возвращение
  О, весна без конца и без краю -
  Без конца и без краю мечта!
  Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!
  И приветствую звоном щита!
  
  Принимаю тебя, неудача,
  И удача, тебе мой привет!
  В заколдованной области плача,
  В тайне смеха - позорного нет!
  
  Принимаю бессонные споры,
  Утро в завесах темных окна,
  Чтоб мои воспаленные взоры
  Раздражала, пьянила весна!
  
  Принимаю пустынные веси!
  И колодцы земных городов!
  Осветленный простор поднебесий
  И томления рабьих трудов!
  
  И встречаю тебя у порога -
  С буйным ветром в змеиных кудрях,
  С неразгаданным именем бога
  На холодных и сжатых губах...
  
  Перед этой враждующей встречей
  Никогда я не брошу щита...
  Никогда не откроешь ты плечи...
  Но над нами - хмельная мечта!
  
  И смотрю, и вражду измеряю,
  Ненавидя, кляня и любя:
  За мученья, за гибель - я знаю -
  Все равно: принимаю тебя!
  Александр Блок
  - Варенька, собирайся, дорогая. Я выезжаю за тобой. Мы едем к нашим. Я их уже предупредил, они ждут нас к ужину, с нетерпением. Если самочувствие Антонины Андреевны позволяет, пригласи её от моего имени поехать с нами.
  - Хорошо, Пётр. Я сейчас поговорю с бабулей.
  В машине Варя сидела задумавшись, и что-то напевала. Пётр посмотрел на неё и спросил?
  - Варенька, что это такое знакомое ты напеваешь? Поделись со мной.
  - А..., это любимая песня моего папы. Он её часто маме поёт. Находит подходящий моментик и поёт или под настроение. А мама улыбается и тает, как мороженое без холодильника, - засмеялась Варя. Нужно видеть эту идиллию. Одно удовольствие наблюдать со стороны за ними.
  И она запела:
  "Я люблю тебя очень,
  дорогая моя,
  в эти лунные ночи,
  я пою для тебя.
  Сколько слов у любви,
  ты одно назови,
  чтоб всегда, до конца, бились рядом сердца.
  Сколько слов у любви,
  ты одно назови,
  чтоб всегда, до конца,
  бились рядом сердца.
  - Там ещё один куплет есть, но я не все слова помню, - пояснила Варя.
  - Очень красивая песня, такая мелодичная, задушевная, - отреагировал Пётр.
  - Да, мне она тоже очень нравится. Рада, что и тебе она пришлась по вкусу. А мамину любимую, хочешь послушать? - спросила Варя, вдохновившись интересом Петра.
  - Конечно, раз начала открывать семейные тайны, выкладывай всё, - пошутил Пётр.
  - Хорошо, тогда слушай. Её Трошин исполнял, - ответила Варя и запела:
  "Улицы ждут пустые, тает мгла,
  вновь на свиданье с городом ранним ты пришла.
  Сны по кварталам бродят, но идёт рассвет,
  лёгкими шагами за тобою в след".
  - И повторяется:
  "лёгкими шагами за тобой в след".
  - Замечательная песня. Вот мы и приехали, - перебил её Пётр.
  - Как уже, так быстро? - удивилась Варя. Я и не заметила.
  - Да, моя милая. Вот только припаркуюсь и всё, - ответил ей Пётр. Не забудь на заднем сидении цветы и торт, - напомнил он.
  Не успели они войти в квартиру, Пётр с порога заявил:
  - Мама, папа, бабуля, познакомьтесь, пожалуйста, это моя Варя. Принимайте её в нашу семью. Любите и жалуйте!
  - Именно это мы и собираемся сделать, - доброжелательно ответила мама Петра. Подошла к Варе, обняла её и сказала: - Добро пожаловать, Варюша. Мы очень рады.
  Вслед за ней подошла бабушка, обняла, поцеловала Варю и сказала: - В добрый час, внученька. Такой я себе тебя и представляла. Наконец, наш Пётр обретёт свой дом, близкого друга, родную душу и полноценную семью. Моё сердце переполнено радостью. Спасибо тебе, моя хорошая, что ты нашлась. Я уже и не чаяла, - произнесла бабушка и всплакнула.
  - Бабуль, ну что ты? Всё же хорошо! - подбадривал её Пётр.
  Отец улыбнулся Варе, поцеловав ей руку, и произнёс со значением: - Действительно, настал для нас добрый час. И не верится. Спасибо Вам, моя милая, за это.
  Варя засмущалась, раскраснелась, она не ожидала такого горячего приёма. Как никак, в первый раз она переступила порог родительского дома своего будущего мужа.
  - Ой, я так отвлеклась, что и не заметила, вы приехали одни. Варенька, а где же твоя бабушка? - спросила бабушка Петра.
  - Бабуля не очень хорошо себя чувствует. Передавала привет и благодарность за приглашение, очень просила её простить, что не смогла прийти. Однако пообещала, что как только мои родители приедут, она обязательно пригласит всех вас к себе в гости. Ей пока трудновато. Бабуля ещё не окрепла после болезни.
  - Понятно, милая, пусть не волнуется. Торопить не будем. Пусть бабушка приходит в себя и полностью выздоравливает. Это главное. А мы терпеливо дождёмся твоих родителей, - подытожила бабушка Петра. Я тоже подкачала, целый месяц хворала, поэтому не созванивалась с Нюсей. Обязательно позвоню ей,- заверила она.
  - Ну, что же мы стоим в прихожей, раздевайтесь и проходите в гостиную, - пригласила мама.
  За столом Пётр завёл разговор на интересующую его тему.
  - Ма, я думаю, нескольких дней моему менеджеру хватит, чтобы уладить все организационные вопросы. А ты с Варей, этим временем, должны купить всё необходимое к свадьбе.
  - Что значит, несколько дней? Такие дела не делаются в спешке. Что это ты, марафон устраиваешь? И Варюша поддержит меня, - понадеялась мама Петра.
  - Я согласна с Вами, Лилия Матвеевна. Могу и месяц подождать, чтобы все смогли подготовиться спокойно и основательно. К чему устраивать гонки с препятствиями? - высказала своё мнение Варя.
  - Какой ещё месяц?! Зачем месяц? Что это ты выдумываешь? Вы, как сговорились с мамой. На Мальдивах за один день поженились бы, а в Москве, почему-то понадобился месяц? Я и так сколько времени уже жду. Нет, я не согласен ждать ещё целый месяц, - возмутился Пётр. При этом его щёки раздулись от недовольства, как у индюка.
  Наступило безмолвие. Родители не знали, как реагировать на заявление Петра. Пауза затягивалась...Бабушка посмотрела на сына - отца Петра, затем на невестку и они, не сговариваясь, дружно, от души засмеялись. Обстановка разрядилась. Мама Петра принесла горячее. Все оживились, угощались и нахваливали. За этим последовал десерт, от которого Варя пришла в полный восторг.
  - Лилия Матвеевна, если Вас не затруднит, расскажите мне, пожалуйста, что это такое необыкновенно вкусное Вы приготовили?
  - А, понравился пирог, да? Я долго думала, что такое приготовить, чтобы удивить тебя. Живя заграницей, торты ты наверняка все перепробовала, а вот такое угощение, вряд ли. У этого пирога своя удивительная история. Мы рецепт привезли из самой Италии.
  - Вы абсолютно правы, Лилия Матвеевна. Благодарю Вас за выбор. Я сгораю от нетерпения, очень люблю загадочные истории. Расскажите, пожалуйста, всё, всё. Я вся во внимании. Как интересно, итальянцы поделись рецептом, да? - спросила Варя.
  - Ну, раз заинтересовала я тебя, Варюша. Тогда слушай. Ты понимаешь, всё сложилось само собой и до сих пор является для меня загадкой. Видимо мне было предначертано свыше узнать тайну этого пирога и воплотить его здесь, у нас. Вениамин Алексеевич часто выезжает на симпозиумы, конференции, форумы, где встречается со своими коллегами из разных стран. Ой, где он только не был. С некоторыми из его коллег его связывает многолетняя дружба. Они приглашают его к себе домой, когда он приезжает, Вениамин Алексеевич знаком с их семьями. А на этот раз Вениамин Алексеевич получил сразу два приглашения: в Германию и в Италию, сроки практически совпадали. И он был поставлен перед выбором. Остановился на Германии, все его друзья из бывшего Союза решили лететь туда. И, представляешь, буквально в последний момент позвонили, что в Германии что-то разладилось, там конференция отменяется и переносится на осень, уже и не помню по какой причине, теперь это не важно и выбор сам по себе отпал, осталась моя любимая Италия. Обычно, мой дорогой супруг летает сам, а тут он предложил мне поехать с ним. Как я могла отказаться? И я, с большим удовольствием, полетела с ним. Кстати, многие жёны поступили точно также. Организаторы позаботились, чтобы у учёных высвободились часы для отдыха и запланировали очень интересную культурную программу. Да, так вот, незадолго до нашего возвращения домой, нас повезли на экскурсию в старинный мужской монастырь. Я подумала, - ну чего я там не видела? Монастыри все похожи. И образ жизни там однообразный. Однако поехала, что-то изнутри подтолкнуло, и естественно не пожалела. Совершенно потрясающее место. Об Италии вообще можно говорить бесконечно, а тут, ну просто райский уголок. Такая тишина, благодать, великолепная природа и сам монастырь внутри производит незабываемое впечатление. Нечто таинственное витает в самом воздухе этого монастыря. Ты должна там побывать обязательно.
  - С удовольствием, - ответила Варя. А что было дальше, - Варя сгорала от нетерпения, ей хотелось поскорее узнать, что же произошло в самом монастыре, что так взволновало Лилию Матвеевну и отложилось в её памяти?
  - Дальше. Мы прошли по монастырю, экскурсовод показала нам, как живут монахи, как работают, немного рассказала об их жизни. Но я чувствовала, что это далеко не всё, что-то ускользнуло из её рассказа, причём, очень важное, весомое и осталось за "кадром". Монахи, на первый взгляд, показались мне неразговорчивыми, угрюмыми. Как я уже потом поняла, это ложное впечатление. На самом деле всё обстоит иначе и гораздо сложнее, чем может показаться поначалу. После экскурсии нас повели трапезничать. Ты знаешь, монахи очень гостеприимны, поэтому без угощения не отпускают. И вот здесь началось самое главное. Лично для меня приоткрылась шторка, и я вся без остатка окунулось в их мир. Имей в виду, Варюша, ничего так не передаёт истинные народные нюансы, как музыка и таинство приготовления блюд. Мы вошли и ахнули: длиннющий деревянный стол был накрыт яствами итальянской кухни, заметь, приготовленными самими монахами. Ярчайшие краски свежих овощей, зелени, румяные булочки и только что испечённый ноздреватый хлеб "Чабатта" притягивали к себе, манили, а запахи, запахи..., словами не передать! Сразу оговорюсь, на столе не было роскошных блюд и десертов, которые подают в наших ресторанах, нет. Свежие сыры, всевозможные, какие только твоей душе угодно: с мясистой структурой, пористые, с травами и зеленью, на любой вкус. Вкуснейшие бесподобные запеканки, салаты, овощные блюда, грибы, запечённые под сырным соусом и пастой, овощные котлетки своеобразной формы. Возможно это вовсе и не котлетки, а что-то совсем другое, но я их так назвала. На десерт поставили пирог, компот и фрукты из монастырского сада. Ах, да, чуть не забыла. Когда мы только вошли в помещение там вокруг стола суетились молодые монахи, они обхаживали гостей, в данном случае, нас - экскурсантов. А во время самой трапезы появился старый монах. Его облик так и просился на полотно. Какой-то былинный монах. Ты знаешь, такой яркий персонаж, что я пожалела, что с нами не было брата Вениамина Алексеевича - писателя. Его бы точно заинтересовал этот монах. Появление этого "персонажа" заинтриговало всех. Скульптурная внешность, глаза тёплые, бархатные, я бы даже сказала, горячие. Они притягивают к себе и не отпускают, сдаёшься с первого взгляда. Нос, как у знаменитого и любимейшего мной Леонардо да Винчи. Кожа на лице сохранилась удивительным образом, гладкая и почти без морщин. И только, когда он улыбнулся в разговоре, у глаз пролегли махонькие лучики, и лицо озарилось радостным сиянием. Невозможно передать этого словами. Какое - то чудо! Это надо видеть! В этот момент я поняла, как глубок, как насыщен, как огромен его внутренний мир, неведомый нам, обыкновенным смертным. Среди экскурсантов был молодой и очень перспективный доцент. Старый монах сел рядом с ним. Дело в том, что этот доцент взял с собой всю семью: жену (она работает с ним, в его же области) и сынульку, лет пяти. Монах по всей вероятности неравнодушен к детям. Он так осторожно, еле касаясь, гладил мальчика по головке, что-то приговаривая. Мальчик в самом начале капризничал, а рядом с монахом успокоился, затих и внимательно прислушивался к словам старого монаха. Я подсела с другой стороны и потихоньку стала его расспрашивать о приготовлении блюд, об их обычаях, когда какое блюдо принято готовить и с чем подавать. Я владею итальянским языком, поэтому он охотно стал отвечать на мои вопросы. А я всё расспрашивала и расспрашивала, детально, подробно. И вот мы добрались до пирога, который принесли в последнюю очередь, я упоминала о нём выше. Тут старый монах задумался, а потом и говорит мне:
  - Синьора, Вы - всевидящая? Я опешила от его вопроса. Спрашиваю: - Почему Вы так решили? Он посмотрел на меня и говорит: - Вы бы могли остановить свой выбор на любой выпечке: праздничной или повседневной и я бы не удивился. А Вы сразу спросили именно об этом пироге. Отвечаю: - Это произошло совершенно случайно. Ваш пирог произвёл на меня впечатление, я обратила внимание, что он не похож на другие изделия, к тому же, он такой ароматный, благоухает на расстоянии. - Хорошо, - соглашается монах, - уговорили. Я расскажу Вам о его происхождении. Этот пирог, действительно, появился у нас в монастыре случайно, при очень необычных обстоятельствах и в последствии приобрёл большую известность.
  - После того, что я узнала из уст старого монаха, там, в монастыре, в моём представлении эта история, напрямую ассоциируется с рецептом Serpentone delle monache и органично вплетается в его происхождение. А дело было так. Жил-был монах. Тихий, неприметный, трудолюбивый. И была у этого монаха душа: ангельская, возвышенная. Когда минутка свободная выдавалась, монах творил. Он слагал стихи, сочинял музыку. Дело в том, что монах этот не всегда жил в монастыре, стал быть, не всегда был монахом, как ты понимаешь. В юности этот самый монах жил в миру в родительском доме. Ничего не предвещало глобальных перемен в его судьбе. Но так случилось, что наш герой страстно влюбился. Поначалу он скрывал свои чувства, но при случае, всё же, осмелился и открылся своей возлюбленной, заявил о своих намерениях. Однако предмет его пылкой страсти не осчастливила нашего влюблённого своим вниманием и, желанной взаимности, он не получил. Так его чувство и осталось безответным. Монах пришёл в отчаяние. Это состояние настолько овладело его душой, что он потерял интерес ко всему. Что-то надломилось в нём, какая-то очень важная струна ослабела и провисла. Был утрачен смысл всей его жизни. В таком состоянии он принял решение посвятить свою жизнь служению Богу. Юноша отрёкся от мирской жизни, ушёл в монастырь, где, пройдя обряд, стал монахом. Единственной тонкой хрупкой связующей нитью с миром являлась его родная сестра. В те далёкие времена, она, появилась на свет спустя два года после его рождения, и с самого раннего детства он с ней был тесно связан узами крепкой дружбы и очень её любил. Даже находясь в монастыре, он поддерживал переписку с сестрой. Так вот. Однажды наш герой заболел. И болезнь не болезнь, непонятно что внезапно обрушилось на монаха. Хандра на него напала, да такая, что ничего не радовало. Поначалу он старался не обращать внимания на своё состояние, не поддавался ему, а потом начал чахнуть, обессилел и слёг. Его собратья терялись в догадках, что такое придумать, чтобы поставить монаха на ноги и помочь ему выздороветь. Наконец, их осенило. Они написали письмо сестре монаха и попросили её приехать, навестить болеющего брата, в виде исключения. А сами к её приезду испекли новый пирог, который и назвали "Рулет монашеский". Монахи приготовили постное тесто на оливковом масле. Целебное маслице они заготовили ещё ранней осенью из оливок своего сада. А поскольку за окнами монастыря стояла холодная (для тех мест) зима, для начинки использовали сушёные фрукты и яблоки недавнего осеннего урожая. В тот год их уродило очень много, и монахи готовили всевозможные яблочные компоты, варенья и десерты. Так, совершенно неожиданно, в монастыре родился новый пирог. Болеющий монах слыл сладкоежкой. Его собраться наверняка знали, что пирог, пропитанный фруктовым ароматом, улучшит ему настроение, а молитва, произнесенная над пирогом, укрепит дух. И, безусловно, долгожданная встреча с любимой сестрой окрылит его душу и он пойдёт на поправку. И они не ошиблись. Всё произошло именно так. Пирог из рук сестры, по которой монах тосковал безумно, стал исцелением для монаха.
  С тех самых пор много воды утекло... В монастыре этот пирог стали выпекать в дни больших особых праздников. Слух о нём разнёсся далеко за пределами монастыря. "Рулет монашеский" облетел всю Италию, возымел колоссальный успех и поселился в каждом доме: богача, бедняка, обыкновенных смертных, ибо он был доступен всем. Пирог приносил радость и хорошее настроение. Его полюбили и стар и млад. И по сей день, он сохранил своё первое оригинальное название "Рулет монашеский".
  Теперь совсем немножечко о месте. Мы переносимся в регион Италии: Umbria -Умбрия.
  *Маленькая историческая справка
  Умбрия - регион в самом центре Италии. Это край с зелеными долинами и живописными горами. Столица Умбрии - Перуджа.
  В Умбрии выращивают оливки, подсолнечник, овощи и фрукты, собирают черные трюфели, делают мясные деликатесы, например, ветчину Prosciutto di Norcia.
  В реках Умбрии водится угорь. В Перудже сосредоточено производство шоколада.
  Самое известное вино Умбрии - Orvieto, легкое белое вино, которое хорошо сочетается с рыбой. Неплохими
   винами считаются Torgiano, Colli del Trasimeno,
   которые бывают красными и белыми.
   Кухня Умбрии состоит из речной рыбы, овощей, домашней пасты, густых супов, жаренного на гриле мяса. Здесь можно попробовать яичницу с трюфелями.
  - Ну вот, а теперь записывай рецепт, я его наизусть помню, - сказала будущая свекровь, желая передать будущей невестке свой опыт. Итак...
  Serpentone delle monache - Рулет монашеский
  
  Рецепт выверен, отточен, усовершенствован и поэтому диктую тебе со своими ремарками.
  Варя в знак согласия кивнула головой, проявляя интерес и готовность.
  - Продукты для теста,- начала перечислять мама Петра. - Записывай.
  1 чашка оливкового масла Экстра Класса (250мл.),
  1 чашка тёплой воды (250 мл.),
  50-75 гр. сахара (по желанию),
  на кончике ножа соды;
  на кончике ножа молотый кардамон,
  примерно 400-500 гр. муки +1 столовая ложка для присыпки миски и замеса мягкого теста;
  
  Для верха:
  *растительное масло либо 1 желток, смешанный с молоком;
  *для присыпки: семена кунжута/чернушки, при желании можно посыпать кулинарным цветным сахаром. Я предпочитаю обсыпать готовый рулет сахарной пудрой, поэтому не использую кулинарный сахар.
  
  Для начинки:
  3 чернослива (мелко нарезать),
  3 сушеных инжира (мелко нарезать),
  50 гр. изюма,
  50 гр. сушёной клюквы,
  50-100 гр. очищенного миндаля (нарезать),
  50 гр. грецких орехов (нарезать),
  50 гр. очищенных кедровых орехов (или очищенных подсолнечных семечек),
  1 чайная ложка цедры лимона,
  75 гр. сахара (по желанию),
  1 пакет ванильного сахара,
  0,5 чашки оливкового масла Экстра Класса,
  сок 1 большого лимона/апельсина или 2 маленьких (можно заменить 5 столовыми ложками Vin Santo или другим десертным вином),
  2 больших сочных кислых яблока или кисло/сладкие сочные яблоки, например, Гренни Смит. В этом случае не стоит употреблять сахар вообще.
  1 чайная ложка миндальной эссенции,
  1 чайная ложка розовой воды,
  на кончике ножа молотой корицы;
  Теперь, сам процесс приготовления:
  Прежде всего, замесить тесто. Для этого соединить в миске муку, оливковое масло, воду, кардамон, соду, сахар (по желанию) и деревянной ложкой выместить гладкое эластичное мягкое тесто. Тесто накрыть полотенцем и оставить на 30 минут.
  Пока тесто отдыхает приготовить начинку. Для этого соединить сухофрукты, орехи, изюм, клюкву, цедру лимона, кедровые орехи либо подсолнечные семечки, сахар (по желанию), ванильный сахар, оливковое масло, сок лимона/апельсина или десертное вино. Всё хорошо перемешать и дать настояться.
  Присыпать мукой рабочее место. Раскатать тесто по форме большого прямоугольника. Не стремись раскатывать очень тонко. Далее. Наколоть вилкой. Яблоки очистить, натереть на крупной тёрке, разложить по всему тесту, отступая от края 1-2 см. Поверх яблок выложить всю фруктово-ореховую смесь, разровнять. Тесто свернуть рулетом. К слову, из этой порции получаются: 1 большущий рулет, который с трудом улёгся по диагонали в противне или два средних. Духовку разогреть до 180№ гр.С.
  Рулет аккуратно перенести на слегка промасленную пергаментную бумагу в противень. Смазать желтком, смешанным с 1 столовой ложкой молока либо растительным маслом. Немного присыпать молотой корицей. Обсыпать семенами кунжута/чернушки, поставить в духовку и выпекать 45 минут. Проверить на готовность деревянной шпажкой. Дать немного остыть. Разрезать порционно. Обсыпать сахарной пудрой. Выход готового изделия - 15 порций.
  Резюме.
  Как видишь, получилось красивое праздничное изделие, со своим лицом, не похожим на другие десерты. Это угощение не из разряда шикарных тортов, нет. У него своё предназначение, своя задача, с которой он прекрасно справляется. Перечислю несколько характерных чёрточек, думаю, ты обратила них внимание. А если будешь делиться рецептом с другими, то поясни им эти моменты, чтобы люди получили более полное представление. Тесто мягкое, нежное. Видишь, в разрезе рулет сочный, высокий, кольца теста переплетаясь с бусинками сухофруктов веселят глаз, а сам вкус изделия радует душу. Яблоки придают необыкновенную свежесть. Такой пирог всегда кстати: зимним холодным вечером для поднятия тонуса и на летней веранде за семейным чаепитием создаст чудесную атмосферу и поднимет настроение. Ты знаешь, мне этот итальянский пирог напомнил слоёные пироги, которые часто пекла моя бабуля. Правда, она никогда не была в Италии, но как видно, кулинария - искусство, не имеющее границ, завершила историко-кулинарный экскурс мама Петра.
  - Ой, как здорово!!! - как маленькая, захлопала в ладоши Варя. Теперь и я буду печь этот чудесный пирог со значением. И с мамой поделюсь рецептом, - восторгалась Варя. Спасибо Вам, огромное, дорогая Лилия Матвеевна, - благодарила Варя.
  А этим временем, мама Петра уловила нужный момент и между делом спросила у сына: - Я надеюсь, неделю ты нам выделишь на подготовку? Не забывай, дорогой мой. Вариным родителям предстоит собраться и прилететь. Это не так просто, как тебе кажется, - объяснила мама и обратилась к Варе, - не так ли Варюша? - она решила заручиться поддержкой будущей невестки.
  - Вы абсолютно правы, всё это не так просто. Но мои родители - люди энергичные, как сейчас принято говорить, мобильные, им не привыкать к переездам. Правда, это мероприятие несколько отличается от служебных дел. Я рассчитываю, что они отнесутся с пониманием, они у меня такие хорошие, - подытожила Варя и улыбнулась. Но торопиться всё же не следует.
  - Не сомневаюсь, что мои будущие родственники именно такие, - подтвердил Пётр. Ладно, сдаюсь. Что с вами сделаешь?
  - Ну и, слава Богу, - сказала бабушка. Вот и всё уладили. Будьте счастливы дети, - пожелала она, поцеловала Петра, затем Варю и ушла к себе.
  - Спасибо Вам, - поблагодарила Варя.
  Счастливое завершение истории. После бракосочетания молодые улетели во Францию. Это был выбор Вари. Она обожала эту страну. Её отношение к Франции сложилось ещё в школьные годы, когда она жила с родителями во Франции, где служил её отец. Уже находясь в самолёте, она достала из сумки свой маленький портативный плеер, одела Петру наушники и сказала, послушай, уверена, тебе понравится. Это песня Анри Сальвадора. Он уроженец острова Мартиника, музыкант, поэт. К моему величайшему сожалению, его уже нет с нами. Но его произведения навсегда останутся в моем сердце. Песня, которую ты сейчас послушаешь, называется "Мой остров", думаю, он поёт о Мартинике. Сейчас я переведу тебе. И она наизусть проговорила:
  Мой остров
  
  Ах, как же хорошо,
  На моем острове.
  На моем острове,
  Мы не делаем никогда ничего.
  Загораем на солнце,
  Которое нас ласкает,
  Не думая о завтрашнем дне,
  И нам лень,
  На моем острове.
  Ах, как приятно,
  Очень спокойно,
  Около моей милой
  Под большими кокосовыми пальмами,
  Которые качаются в тиши,
  И мы мечтаем о нас.
  
  К концу дня,
  По моему острову,
  Струится аромат любви.
  И она прибегает ко мне,
  Протягивая свои покорные руки,
  Нежная и хрупкая,
  В самых красивых нарядах.
  Глаза ее сверкают,
  И ее каштановые волосы,
  Разметались на мелком песке.
  Мы играем в игру Адама и Евы,
  В эту легкую игру,
  Которой нас научили,
  Так как мой остров - это Рай.
  
  После этого Варя проникновенно с глубоким чувством эти же строки произнесла на французском языке:
  - Dans mon île
  Ah comme on est bien
  Dans mon île
  On n'fait jamais rien
  On se dore au soleil
  Qui nous caresse
  Et l'on paresse
  Sans songer à demain
  Dans mon île
  Ah comme il fait doux
  Bien tranquille
  Près de ma doudou
  Sous les grands cocotiers qui se balancent
  En silence, nous rêvons de nous.
  
  Dans mon île
  Un parfum d'amour
  Se faufile
  Dès la fin du jour
  Elle accourt me tendant ses bras dociles
  Douce et fragile
  Dans ses plus beaux atours
  Ses yeux brillent
  Et ses cheveux bruns
  S'éparpillent
  Sur le sable fin
  Et nous jouons au jeu d'Adam et Eve
  Jeu facile
  Qu'ils nous ont appris
  Car mon île c'est le Paradis
  
  - Ну, а теперь, слушай и наслаждайся, - сказала Варя и включила плеер. Лицо Петра преобразилось, он слушал и внимал чудесной мелодии, шуму волн, льющихся из наушников, и настраивался на романтическую волну. Рядом была Варя, та, о которой он мечтал. А впереди целая жизнь. И это вселяло самые радужные надежды.
  
  На этом мы оставим наших молодожёнов наедине, пожелав им:
  - Совет, да любовь!
  
  Эпилог.
  Закат ещё не заявил о себе в полный голос. Небеса отливали голубизной, удерживая на себе основательно устроившуюся череду облаков. На ходу изменяя свой облик, они, то и дело, перевоплощались в образы зверушек. Без особого труда можно было разглядеть забавных зайчиков, оленят, собачек, белочек. Надо сказать, они чувствовали себя вполне уверено, проплывая на бесконечном, бескрайнем полотне небес.
  Зрелище впечатляющее! Создаётся ощущение, будто всё это происходит наяву, и ты невольно становишься соучастником этой торжественной церемонии.
  Какие бесценные подарки дарит нам природа. Остаётся только восхищаться, наслаждаться и благодарить Создателя за подаренные минуты истинного блаженства!
  К сожалению, всё сиюминутно, язык образов, с помощью которых Создатель беседует с нами, меняется мгновенно, картинка исчезает незаметно, как будто её и не было вовсе.
  Быстротечна наша жизнь.
  
  
  
  Материалы, с благодарностью, использованные в книге:
  *стр. 4-5. (информация по курорту "Куршавель", с сайта: http://strannick2006.nm.ru/tores/tores.htm);
  * стр. 4 (стихи Э.О.Мандельштама "Соловьи монастырского сада");
  *стр. 27 (стихи Э.О.Мандельштама "Невыразимая печаль")
  * стр. 35 (информация о Мальдивах с сайта: http://strannick2006.nm.ru/tores/tores.htm);
  *стр.49-50 (информация с сайта: http://kuking.net/18_1133.htm);
  *стр. 91 (оригинальная версия рецепта "Serpentone delle monache - Рулет монашеский" принадлежит сайту: http://www.cucinaitaliana.ru/index.htm);
  * все стихи Игоря Северянина с сайта:
  http://stihi-rus.ru/1/Severyanin/
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 9.64*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"