Лантре Эсфирь: другие произведения.

Ты свет души моей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 9.00*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Любовь во всех её проявлениях

  Ты свет души моей
  новелла
  
  Вступление
  Антонио ди Пеларе, в отличие от многих своих сверстников мог утверждать, что жизнь свою прожил в полном достатке и без особых трудностей. В родительском доме он слыл любимчиком. Получил хорошее образование, что ему помогло после завершения учёбы открыть своё дело и жить безбедно.
  После ухода родителей, Антонию досталась приличная доля наследства, что в свою очередь внесло в его жизнь немало благ.
  И как ни посмотри, со всех сторон судьба улыбалась ему, планы реализовывались, всё задуманное мало-помалу осуществлялось, причём успешно, одно но...Он трижды был женат и все его жёны, не оставив ему наследников, покидали его, прихватив с собой немалые средства и права на дальнейшее содержание. Что называется - невезение. Поначалу он всячески с этим не соглашался, любыми путями отбивался от бывших жён, но делать было нечего, и он, скрипя и, ворча, тянул эту ношу. Так он остался совсем один.
  Не успел оглянуться, как достиг возраста зрелости, а, перейдя порог второй половины жизни, свыкся с мыслью, что так даже и лучше.
  Дела шли хорошо. Вот только суставы стали частенько беспокоить. Случалось, боли не отступали и ночами. Общее состояние ухудшалось и приносило ему невыносимые страдания. В осенне-зимний период он вынуждено сокращал нагрузки и гораздо меньше передвигался. В своём доме обустроил себе офис и принимал клиентов. Это давало возможность заниматься делами в обычном режиме и, в тоже время, без дополнительных нагрузок, что облегчало его состояние.
  - Скоро седьмой десяток разменяю, возраст, ничего не поделаешь, - уговаривал он себя, смирившись с реальностью.
  
  Визит к доктору Лоренцо
  Однако, поразмыслив, Антонио решил посоветоваться со своим доктором. Тот внимательно его выслушал и сказал:
  - Антонио, пора менять образ жизни. Нужно купить загородный дом и стараться больше времени проводить там. Да, да, да..., а что Вы думаете? Совершать пешие прогулки, трудиться в саду и больше внимания уделять своему желудку. Принимать пищу по расписанию, а не на бегу. Я знаю, для Вас дело на первом месте. Поймите, Вы в силу занятости ведёте неправильный образ жизни.
  - Простите, доктор, что перебиваю. Объясните мне, пожалуйста, как я буду совершать прогулки? Я же говорю Вам, у меня сильные боли в ногах. Вы что не понимаете?! - возмутился Антонио, с надрывом в голосе.
  - Это всё оттого, что Вы ведёте неподвижный образ жизни.
  - Я много езжу по делам, целыми днями отсутствую. Только зимой принимаю клиентов дома. А так я не лежу в постели, мне некогда отдыхать. За редким исключением позволяю себе взять выходной, - настаивал Антонио.
  - Вы путаете разные вещи. В дороге Вы сидите. На встречах с клиентами - сидите. Проверяете документы, сидите. Надо двигаться, чтобы суставы работали. Тогда и боли меньше будут беспокоить.
  Я могу Вам выписать порошки для облегчения, но полностью они не устранят боли.
  - Что же мне делать?! - отчаявшись, произнёс Антонио.
  - Я уже Вам сказал. Начните с того, что наведите справки, где и что продают. Поезжайте, посмотрите, проанализируйте. Выберите для себя самое подходящее место, с учётом климатических условий, необходимых для Вашего заболевания. А уже потом покупайте. И там постарайтесь вести подвижный образ жизни.
  Вы сами на природе захотите двигаться. Почувствуете прилив новых сил. Вот увидите.
  Знаете, я родом из маленькой местности, похожей на деревню. Все мои братья и сёстры разбросаны по всей Италии. Некоторые из них предпочли жить в провинции. Там так хорошо. Я, когда навещаю их, поверьте, отдыхаю душой. Очень хочется встречаться с ними чаще, но я загружен работой, как и Вы. Была бы моя воля, переселился туда и наслаждался общением с природой. Это лучшее, что есть.
  И у Вас настроение улучшится. Вы помолодеете, воспрянете духом. Все дурные мысли покинут Вас. А то я смотрю, в последнее время Вы совсем пали духом.
  - Да, Вы правы, доктор Лоренцо, - согласился Антонио, опустив голову. Что-то настроение не радует, буксует, не нравится мне всё это. Не пойму, хандра какая - то что ли?
  Антонио действительно в последнее время пребывал не в лучшем расположении духа.
  - А вот этого допускать нельзя, - строго произнёс доктор. Настоятельно советую сменить настроение. От подавленного состояния, каких только болезней не бывает. Убедительно рекомендую Вам, хорошо обо всём подумать, взвесить и начать действовать. Даю Вам слово чести, у Вас всё получится.
  И тут, доктор Лоренцо подошёл к главному:
  - А вдруг там Ваша судьба дожидается..., кто знает? - рассуждал доктор, темпераментно настраивая пациента на духовное и физическое выздоровление.
  - Ой, что Вы, что Вы, доктор, - смутился Антонио, отмахиваясь.
  На его лице заиграли желваки, вихрем пронеслась гамма чувств.
  - Я в эти игры больше не играю. С меня достаточно. Полагаю, женщины не для меня. Уж как-нибудь сам проживу, - разволновался Антонио.
  - Зря Вы так. На ошибках нужно учиться, а не впадать в уныние.
  Вы ещё не такой древний старик, чтобы на себе крест ставить.
  Теперь слушайте внимательно и запоминайте, - заговорил доктор серьёзно, убрав эмоциональный окрас. Вот Вам порошки, принимайте их два-три раза в день после трапезы, запивая водой. В этом пузырьке очень хороший раствор для компрессов, кладите на ночь на суставы. Станет легче. И, пожалуйста, встряхнитесь, уверяю Вас, всё поправимо, - внушал доктор Лоренцо.
  - Хорошо, доктор, я попробую применить Ваши советы на практике. Не знаю, что из этого получиться, но попробовать можно, - пообещал Антонио, взял лекарства, откланялся и ушёл.
  Он вышел на улицу, остановил извозчика и отправился домой. Пока ехал, думал, что действительно неплохо было бы отдохнуть на природе.
  - Устал, раскис, так оно и есть. Наверное, доктор прав, я засиделся. Ушёл весь в дела, а о себе забыл. Некому позаботься. Ну и не надо, проживу сам, - думал раздосадованный Антонио.
  
  Совет друга
  Вернувшись домой, Антонио не долго думая решил отправиться к своему компаньону и другу детства Роберто, чтобы посоветоваться с ним. Благо друг жил в пяти минутах ходьбы. Он застал его дома, тот занимался хозяйственными делами. С тех пор, как его супруга захворала, Роберто ухаживал за ней сам, никого не подпуская, и вдобавок вёл домашние дела. Все его дети выросли, отучились, обзавелись семьями. Но не забывали своих родных и частенько приезжали помочь отцу. Все праздники дети с семьями проводили в родительском доме. Он любил, когда семья собиралась вместе, как в дни его детства. Спустя годы он перенёс эти традиции в свою семью. Бережно относился ко всему, что было привито ему и завещано родителями, сохраняя и передавая это наследие своим детям.
  Увидев на пороге Антонио, он заулыбался:
  - Антонио, здравствуй, молодец, что зашёл. Проходи в гостиную.
  Я только руки вымою и поговорим. Пришлось заняться починкой кухонной утвари. Всё имеет свой срок, не только люди. Проходи, проходи, - между делом приглашал Роберто.
  - Не торопись и не отвлекайся. Делай всё, что тебе нужно. Я и на кухне посидеть могу. Там и поговорим, - дружелюбно отреагировал Антонио.
  - Ещё лучше, пошли на кухню, - оживился Роберто. Я как раз чай ароматный приготовил, угощу тебя.
  - Чаю хорошо бы, а то я весь продрог, - сказал Антонио, растирая руки.
  - Уже наливаю. Вот булочки свежие с изюмом и корицей, угощайся, пожалуйста, - предложил Роберто.
  - С удовольствием, я проголодался, - ответил Антонио и пододвинул к себе плетёнку с булочками, затем чашку с чаем, который Роберто только что налил.
  - И почаёвничаем вместе, чудесно, - произнёс Антонио с настроением. Я уже и забыл, когда в последний раз трапезничал с кем-либо. Всё один да один. Вот только ты меня и не забываешь,
  а так, как перст один, - жаловался на жизнь Антонио.
  - Да, нехорошо это. Тебе бы жениться. Но на этот раз ты должен быть более осмотрительным и бдительным. Тебе нужен близкий друг, а не напудренная и разряженная кукла. У тебя больше нет права на опрометчивые поступки, возраст не тот.
  - Так где ж такую взять, чтобы другом была преданным? Знаешь,
  я очень в женщинах разочарован.
  - Понимаю, любой на твоём месте разочаровался бы, понятное дело. Ну, ничего. Ты только не отчаивайся. Верь в свою судьбу и, что суждено хорошее, случится само собой, вот увидишь.
  - Дай-то Бог. Спасибо тебе. Ты у меня единственный верный друг, - растрогался Антонио. Я, собственно, чего пришёл. Нынче ездил к своему доктору, сильные боли в ногах замучили, суставы покоя не дают. Ты знаешь, он мне посоветовал купить домик на природе и подолгу жить там. Двигаться, гулять, дышать свежим воздухом.
  - Вот и прекрасно, правильно посоветовал доктор. Это, как раз то, что тебе нужно. На старости лет лучше этого ничего и не придумать и, кстати, выгодное вложение денег, - подметил находчивый Роберто. И о здоровье не мешает позаботиться. Прекрасная идея, на мой взгляд.
  Я забыл тебе рассказать. Ещё полгода тому назад в свободные дни ездил в провинцию по делам детей и там познакомился с очень хорошим человеком. Он в прошлом - основатель фермы и не одной, как я понял, к тому же, он являлся владельцем немалого списка земельных участков. У него было своё доходное дело. Но по стечению неблагоприятных причин он оказался в тяжёлом финансовом положении, обанкротился, и всё, во что он годами вкладывал свой труд и, заметь, большие средства, всё развалилось и пошло с молотка. Сейчас он продаёт оставшиеся земельные участки. Но и это не покрывает всех долгов. А жить как-то нужно. Большая многодетная семья, надо содержать, сам понимаешь. Он старается не падать духом, но ему действительно очень тяжело. Пока мы там находились, он свёл меня с одним своим знакомым, у него тоже бизнес в этой области. Его секретарь показала нам большущий земельный участок, на наше счастье, именно его выставили на продажу. Мои дети внимательно осмотрели участок, угодья. И, ты знаешь, это предложение так заинтересовало семью старшего сына, что мы оформили покупку. Завезли необходимые строительные материалы. Уже начали закладывать фундамент для дома. Подрядчик обещал к весне закончить наружные работы. А внутренние отделочные работы быстрее пойдут. Сын давно мечтал иметь свой дом. Бог даст, его мечта сбудется.
  Я таких бескорыстных и честных людей, как этот посредник, уже давно не встречал. Зовут его Аугусто. Он опытнейший специалист в этой области, ему бы помочь выбраться из запутанной ситуации и избежать долговой ямы. Он оставил в моей душе самые хорошие впечатления. Если хочешь, поедем к нему, он там всех знает, посоветует, что и где купить. Тебе имеет смысл купить готовый дом, чтобы сразу въехать и жить. А на месте ты сам решишь, облагораживать территорию или нет. Производить в доме изменения... Что скажешь?
  Для Антонио услышанное было такой неожиданностью, что он оторопел и не сразу отреагировал.
  - Если не подойдёт там, - продолжал Роберто, - поищем в другом месте, Италия большая. Роберто воспринимал мир открыто, как ребёнок, всегда был готов подставить плечо другу и протянуть руку помощи.
  - Ну что ты, Роберто. Мне всё подходит, - спохватился Антонио. Рядом с тобой и твоими детьми, что может быть лучше. Я счастлив, что рассказал тебе о совете доктора Лоренцо. А не расскажи я этого, не узнал бы о таком доступном и лёгком решения первостепенного вопроса. Я тебе очень благодарен. Завтра же и поедем, может быть действительно твой новый знакомый и для меня подберёт подходящий вариант. А я его отблагодарю за труд.
  - Конечно. Значит, договорились. Завтра раненько утром приготовлю всё необходимое для Софии и поедем. Тем более что Кармела с утра обещала приехать побыть с женой. Благодаря дочке, я буду в твоём распоряжении. А потом вернёмся в офис и займёмся текущими вопросами.
  Надо снять апартаменты в пригороде на это время, пока мы там завершим все дела.
  - Хорошо, Роберто. Мне всё подходит. Я буду ждать тебя дома.
  - Ты знаешь, я его отблагодарил, очень хороший человек. Представь, он смутился, когда я ему предложил вознаграждение и поначалу отказывался. Но я настоял на своём. А как он разбирается в своём деле. Завтра сам всё увидишь, - подытожил Роберто, провожая Антонио.
  ***
  Роберто сдержал слово. Он съездил с Антонио в провинцию, познакомил его с Аугусто - обанкротившимся владельцем фермы и посредником для приобретения земельных участков. Аугусто радушно принял их и действительно нашёл для Антонио сравнительно небольшой, но уютный дом с ухоженной территорией. В случае если Антонио захочет достроить дом, территория позволяла это сделать. Аугусто в переговорах с хозяином дома сумел достичь приемлемой цены, и сделка состоялась. Антонио остался очень доволен покупкой. Было решено вечером отметить это событие. Аугусто пригласил Роберто и Антонио к себе на ужин в кругу семьи. Друзья приняли его приглашение с признательностью. Антонио, будучи благодарным человеком, обратился к Аугусто:
  - Синьор Аугусто, Вы для меня сделали большое дело. В свою очередь я хочу вознаградить Вас. Кроме всего прочего, это Ваша работа и я, как уважающий себя человек, обязан заплатить Вам за труд. Вот конверт. Возьмите, пожалуйста. Пусть все неприятности покинут Вас, - произнёс Антонию, вкладывая в свои слова глубокий смысл.
  - Что Вы, что Вы, синьор Антонио. Мы с Вами ни о чём не договаривались. Я от всего сердца помог Вам, как другу. Не утруждайте себя. Всё хорошо и без вознаграждения. Был рад познакомиться с Вами. И дай Бог, чтобы здесь, на природе, хворь покинула Вас навсегда. У нас действительно хороший климат.
  - отказывался сконфуженный Аугусто.
  - Благодарю за пожелания. Но одно другого не касается, - возразил Антонию - Вам сейчас нужны средства, чтобы помочь своим близким. И не думайте отказываться. Вы ответственны за свою семью. Они не виновны, что так всё произошло. Я всё понимаю.
  Вы хороший, добрый отзывчивый человек и искренне нам помогаете, но дело есть дело. Берите деньги, они Ваши и живите спокойно, всё правильно. Вечером мы навестим Вас.
  Аугусто раскрасневшись, смущённо принял вознаграждение и в ответ произнёс:
  - Храни Господь Вас синьор Антонио, и Вас, синьор Роберто. Вы мне посланы свыше, я это понимаю и очень признателен.
  Друзья обменялись рукопожатием с Аугусто, и довольные поехали в апартаменты отдыхать до вечера.
   ***
  Ужин прошёл на подъёме. Атмосфера в доме стояла праздничная. Семья Аугусто давно не принимала у себя гостей.
  С некоторых пор праздники стали большой редкостью и забытой радостью в их доме. Друзья беседовали между собой, делясь впечатлениями. Супруга Аугусто - Марта, живая, ловкая, очень подвижная, хотя и полноватая женщина, воодушевлённая переменами, приготовила и накрыла вкусный и довольно обильный стол. Ей так хотелось принять дорогих гостей, как было принято в их семье в лучшие времена. После трапезы Аугусто представил гостям своих детей. Их было тринадцать, но одной дочери во время ужина не было дома. Она помогала немощным, ухаживала за больными.
  Антонио отвык от шумных посиделок, застолья, поэтому отмалчивался. Что же касается Роберто, с его лица не сходила улыбка, он очень любил детей, не упускал возможности пообщаться и всегда находил с ними общий язык.
  Вскоре вернулась одна из дочерей Аугусто и Марты - Дея. Антонио замер от неожиданности. Мало того, что девушка была необыкновенно красива от природы. Её взгляд, манера поведения, хрустальный голос являлись ангельским отражением. Она была сама нежность.
  Антонию оцепенел, затем ощутил жар во всём теле, лице, словно сквозь его корпус прошла молния. Он заёрзал на стуле. Внутреннее чутьё ему подсказывало, что вот, наконец, она - его судьба. Он вспомнил слова доктора Лоренцо, понял, что в этом кротком существе его спасение и начал действовать, правда, неумело, неуклюже, сбивчиво. Антонио испугался. Мысли просверливали мозг:
  - Только бы не упустить последний шанс, который Всевышний мне послал. Только бы не упустить, - стучало в висках.
  - Роберто, Роберто, прошу тебя, повернись ко мне.
  Друг в это время играл с маленькими детьми.
  Роберто повернулся и не узнал Антонио. На его щеках пылал румянец, глаза горели, он весь дрожал, лихорадочная нервная не свойственная ему улыбка, расплылась до ушей.
  - Что случилось, Антонио?- удивлённо спросил он.
  - Роберто, давай на минутку выйдем, а, прошу тебя.
  - Как-то неудобно.
  - Всего на минутку, прошу тебя.
  - Ты не заболел, часом, - перепугался Роберто.
  - Нет, я совершенно здоров, чувствую прилив сил во всём теле. Даже ноги успокоились, несмотря на то, что мы за эти два дня немало находились. Просто мне необходимо тебе что-то сказать, наедине, понимаешь и очень важное.
  - Ну, хорошо, хорошо, давай выйдем.
  
  Откровение
  Они вышли в сад. Погода благоприятствовала хорошему настроению. Воздух свеж и чист. Небеса пребывали в полном раскрепощении и спокойствии, весь небесный покров усеян звёздами. Вокруг тишина.
  - Что случилось, Антонио? Ты устал, хочешь домой?
  - Не в этом дело, - резко ответил Антонио.
  - Так зачем же ты меня силой вытащил из дома? Что случилось? - допрашивал Роберто.
  - Я хочу жениться, - выпалил Антонио.
  - Что?! Я не ослышался?! Мама мия..., - запричитал Роберто.
  - Нет, ты не ослышался, я хочу жениться.
  - Сейчас?!
  - Как можно скорее, - ответил Антонио продуманно и определённо.
  - Но где я тебе здесь возьму невесту? И что вдруг сейчас, в гостях, тебе взбрело в голову жениться. Не далее как два дня тому назад я разговаривал с тобой на эту тему, и ты даже слушать не желал, жалуясь на отсутствие достойной кандидатуры и разочарованность в слабом поле. Сейчас, ни с того ни с сего, тебе стукнуло в голову срочно жениться. Как это понимать?! Каприз или старческий маразм?!
  - Ни то и ни другое. Всё очень просто. Я действительно после неудачных браков очень разочарован в женщинах. Всё верно. Но произошло нечто непредвиденное, чего я сам ожидать не мог.
  - Где, когда?! - удивлялся Роберто.
  - Здесь, в доме Аугусто, - серьёзно ответил Антонио.
  - Так, или я схожу с ума, или я ничего не понимаю. Ты объяснишь мне, наконец, толком, что с тобой?
  - Роберто, прошу тебя, выслушай меня спокойно, без эмоций. Мне очень нужна твоя помощь. Если ты не вникнешь в суть вопроса, я потеряю последнее, что Господь мне напоследок послал, - Антонио принял решение и хотел заручиться поддержкой друга.
  - Хорошо, я вижу, с тобой что-то произошло. Правда, мне непонятны мотивы происшедшего, но я готов тебя выслушать. Хотя признаюсь, лучше бы нам поговорить завтра, когда мы вернёмся домой. А? Ты можешь отложить этот разговор до возвращения домой, только до завтра. А сегодня мне хочется отдохнуть от забот и хлопот.
  - Отложить можно, - начал Антонио.
  Роберто сразу повеселел, ему хотелось расслабиться и побыть в окружении детей, а не решать задачки, придуманные другом.
  Но в этот момент Антонио решил донести до него смысл и завершить начатую фразу, которую Роберто оборвав, не дослушал:
  - Но, завтра будет поздно, - траурным голосом произнёс Антонио.
  Роберто посмотрел на него пристально, опустился на первый попавшийся стул и не проронил больше ни слова.
  - Роберто, ты видел эту девушку, которая вошла, когда жена Аугусто подавала десерт?
  - Ты это о ком?
  - О дочери Аугусто, которая пришла с опозданием, после ужина.
  - Аааааа, ну да, ну да, видел, - не придавая значения сказанному, ответил Роберто.
  - Вот о ней идёт речь.
  - Ты на ней хочешь жениться?! - запинаясь, спросил Роберто.
  - Да, - твёрдым голосом ответил Антонио.
  - Но она же дитя рядом с тобой.
  - Я знаю. Но чувствую, что она мне послана Богом.
  - Я понимаю. По правде сказать, ты меня ошарашил. С одной стороны необходимо получить согласие родителей, с другой....- он умолк, подбирая слова.
  - Договаривай, я на всё готов.
  - С другой стороны, согласие девушки. А я так понимаю, она вряд ли захочет связать свою жизнь с женихом, который старше её отца.
  - Вот это и убивает.
  - Только убиваться не надо. Не надо, слышишь? Мы что-нибудь придумаем, - всполошился Роберто.
  Необходимо для этого время, чтобы выстроить продуманный до мельчайших деталей план действий, благодаря которому никто не останется в проигрыше.
  - Я готов заплатить..., - начал Антонио.
  - Ты меня не понял. Я не о деньгах. Я о стратегии. Любовь купить невозможно. А вот заслужить должное уважение, пожалуй. Деньги могут понадобиться в последнюю очередь, если вообще в таком деле способны помочь. Ты пойми, она ведь ещё не жила. К ней нужен особый подход. И отношение..., - он остановился, подбирая слова.
  - Не молчи, договаривай. Я на всё готов, - поспешил Антонио заверить друга в серьёзности своих намерений.
  - Понимаешь, она должна видеть, как ты её сильно любишь. Что она твой воздух, без которого ты просто задохнёшься. Должна быть уверена, что ты искренне её любишь и ради неё готов на всё.
  - Я готов. Я её именно так люблю. Она мне стала родной в тот момент, когда я её увидел, - вторил Антонио.
  - Вот это да, вот это темперамент, вот это экспрессия, вот это я понимаю. Рыцарь, настоящий не выдуманный, а ещё говорят возраст, при чём тут возраст? Любовь - творит чудеса! - восторгался Роберто.
  А Антонио заладил своё:
  - Я её люблю и готов на всё ради неё.
  - Хорошо, хорошо, я всё понял. Завтра утром возвращаемся домой и там всё обдумаем. Нельзя принимать решение в бесконтрольном состоянии. Это экстаз. А нам нужна холодная трезвая голова для таких дел. Сейчас попрощаемся и тихонечко поедем в свои апартаменты. Возможно, ещё сегодня нас посетит хорошая мысль, но для этого необходимо что?
  - Что? - переспросил Антонио.
  - Для этого нужно уединиться, чтобы никто не отвлекал и не мешал. Пошли, поблагодарим за тёплый приём и попрощаемся, как подобает воспитанным людям.
  Они вернулись в дом. Аугусто помогал жене по хозяйству. Роберто извинился, попросил его на минутку. Друзья поблагодарили за прекрасный приём, за помощь и сообщили, что уже завтра с утра возвращаются домой. Однако в ближайшее время Антонио вернётся и начнёт заниматься обустройством нового дома.
  Аугусто заметил, что Антонио чем-то озадачен и осторожно поинтересовался:
  - Синьор Антонио, Вы себя плохо чувствуете, устали. Так я предоставлю комнату в Ваше распоряжение. А утром с новым силами вернётесь в город.
  - Благодарю Вас, синьор Аугусто, Вы так любезны. Думаю, надо немного отдохнуть, у нас были напряжённые дни. Мы поедем в апартаменты. Было очень приятно с Вами познакомиться. Рад плодотворному сотрудничеству, - ответил Антонио, не поднимая глаз. Пожал руку хозяину и одновременно обратился к Роберто, причём невпопад:
  - Ты готов?
  Роберто посмотрел на него вопросительно.
  - Синьор Антонио чем-то озадачен, я могу ему помочь?- обратился Аугусто к Роберто.
  - Тут переживания личного характера, - не подумав, буркнул Роберто.
  И вдруг Антонио, как с цепи сорвался:
  - Синьор Аугусто, я понимаю, что нарушаю все правила хорошего тона и приличия. Могу показаться повесой.
  В этот момент Роберто незаметно схватил его за руку, желая остановить, но не тут-то было. Антонио понесло:
  - Но и молчать нет больше сил, - произнёс он, выдёргивая руку.
  Я самым серьёзным образом прошу руки Вашей дочери.
  В этот момент все, кто были в гостиной, повернулись в сторону Антонио. Тут же новость разнеслась по закоулочкам дома и из всех комнат сбежались дети. Они позвали маму. Она в растерянности выронила блюдо, которое промокала полотенцем. Осколки с грохотом разлетелись по всей гостиной.
  - Вы, наверное, оговорились? - спросил растерянный Аугусто.
  - Нет, я люблю Дею, она моя судьба, она послана мне за мои страдания и я хочу, чтобы она всегда была со мною рядом.
  - Синьор Роберто, что я слышу. Вы знали об этом? Я не пойму, что происходит?! - Аугусто теряя дар речи и самообладание, резко смолк. У него перехватило в горле.
  Роберто сам находился в замешательстве и заторможенном состоянии. Он не ожидал от Антонио таких всплесков и такой прыти. Лихорадочно искал слова, чтобы как-то разрядить обстановку, загладить назревавший взрыв. Но голову сковало, заморозило. Он слышал шум в ушах от напряжения. Никаких мыслей. Роберто чувствовал себя отвратительно.
  - Синьор Аугусто, Роберто не виноват. Он сам ничего не знал.
  Да и я не знал до того момента, как Дея появилась на пороге. Увидел это божественное создание и чуть не умер от счастья. Вот тогда и наступило прозрение. Я осознал, что судьба привела меня сюда ради встречи с ней. А мои больные суставы и покупка дома видимо понадобилась, чтобы эта встреча состоялась. Поймите, я жил тоскливо и безнадёжно. Свыкся со своей несчастной судьбой. Думал, что жизнь кончена, и буду, как придётся, доживать свой век. Меня окружала серость и разочарование. Вы понимаете, - Антонио старался изо всех сил доходчиво объяснить.
  И вдруг, случилось чудо. Я увидел Дею и прозрел. Господь снял пелену с моих глаз. Могу поклясться на алтаре, на мадонне, что сделаю её счастливой, она ни в чём не будет нуждаться, буду беречь её, как зеницу ока. Нет жизни без неё, - расчувствовался Антонио.
  Подошла синьора Марта.
  - Синьор Антонио, но Вы же старше её отца, - она пристально посмотрела в глаза Антонио. Как Вы представляете её дальнейшую жизнь?
  - Понимаю Ваше недоумение и волнение, синьора Марта. Мне близки Ваши тревоги, Вы мать. Могу заверить, что пока жив, буду служить ей верой и правдой. Беречь её - мою голубку и любить до последнего вздоха. Ну а потом она получит большое наследство, которое я готов завещать ей ещё до вступления со мной в брак.
  И последнее, - он перевёл дыхание. Я готов компенсировать все убытки, которые понёс синьор Аугусто в результате банкротства фермы.
  - Дея, подойти сюда. Речь идёт о тебе. Ты должна всё знать, - прикладывая к глазам полотенце, произнесла синьора Марта, прервав Антонио.
  Подошла Дея, само совершенство, кроткая, нежная, излучающая добро. Остановилась напротив Антонио. Посмотрела на него глубоким проникновенным взглядом, затем перевела взгляд на отца и мягким тихим голосом сказала:
  - Папа, если синьор Антонио готов погасить все Ваши долги, я без промедления дам ему согласие и обвенчаюсь с ним. Другого такого случая не будет.
  Мудрость говорила устами юной девы.
  Аугусто кинулся к дочери, заключил в свои объятия, крепко прижал и заплакал.
  - Нет, нет, - закричал он. Я не хочу такой ценой. Не хочу.
  - Не расстраивайтесь, дорогой синьор Аугусто, вот увидите, Дея со мной будет счастлива. Она будет купаться в любви, в роскоши. Я сделаю для неё всё, что она пожелает.
  - Но какой ценой!!! Она ведь ещё ребёнок, Вы понимаете?!- воскликнул Аугусто.
  - Понимаю, всё понимаю. Но не отступлюсь. Я обещаю Вам, нет, я клянусь, что заслужу её доверие и если не любовь, то уважение к себе заслужу. Без неё нет жизни, поймите, наконец, - заверял Антонио, с трудом сдерживая эмоции.
  Роберто подошёл к Аугусто, обнял его и тихо, не повышая голос, произнёс:
  - Аугусто, пожалуйста, успокойся. Никто силой не заставит Дею идти под венец. Поверь мне. Я знаком с Антонио с детства, мы подружились будучи мальчишками. Говорю тебе ответственно.
  Он не способен причинить никому зло. Более того. Он всегда отличался от других своей интеллигентностью, выдержкой, терпением и безупречной репутацией. Ну, о порядочности его я и говорить не стану и без слов всё ясно. Ты с ним только недавно познакомился, поэтому не знаешь, как относятся к нему его клиенты и все, с кем ему приходиться контактировать и не только по делам бизнеса. И во многих сложных запутанных спорных вопросах, включая жизненные ситуации, просят Антонио помочь и выручить. А ты знаешь, как мои дети и внуки его любят. Вечернюю праздничную трапезу Рождества Христова без Антонио в нашей семье не начинают. Да он прирождённый муж и отец. Жизнь, к сожалению, сложилась не в его пользу. Наверное, Господь пожалел его и на старости лет послал такой подарок - твою Дею. Произнося эти слова Роберто по-отцовски посмотрел на Дею. Она сразу уловила его посыл.
  - Он и мухи не способен обидеть. Пойми, у меня у самого дети и я тебя понимаю. Но если ты хочешь своей дочери счастья, выдавай её за Антонио. Она за ним будет, как за каменной стеной. А это для молоденькой девушки многое значит.
  Аугусто попытался вставить слово, но Роберто жестом остановил его:
  - Тебя никто не принуждает, - повысил он голос. Знаю, возраст. Ну что ж. Сейчас нередко и молодые уходят, не пожив. Кто может знать, что там наверху предписано каждому из нас. Мы все под одним небом ходим. И никто не властен указывать Ему,
  что делать. Остаётся только просить и уповать на Него.
  Хочешь знать правду? Я сам обескуражен случившимся. Поверь мне. Но этот факт лишний раз говорит нам о том, что такое Судьба.
  Ты знаешь, буквально несколько дней тому назад мы сидели с Антонио у меня на кухне, пили чай. И он вопреки моим советам был категорически против женитьбы, так ему досталось от предыдущих браков. Я пытался его уговорить, что он должен поменять свой взгляд на этот вопрос. А он заладил одно и тоже:
  - Сам проживу и всё.
  Я тебе всё это рассказываю, чтобы ты понял, какого ангела вы с синьорой Мартой привели на свет, вырастили, воспитали, если с первого взгляда (Роберто сделал акцент на этом слове) Антонио понял и поверил, что она послана ему Богом. Я тебя ни в коем случае не уговариваю, ты не торопись с ответом, подумай. Последнее слово будет за тобой. Я хочу, чтобы ты это знал, - завершил свой монолог Роберто. Он немного подумал и добавил:
  - Сейчас мы отправимся в апартаменты. А утром, до возвращения в город готовы принять тебя. И там выслушать любой ответ. Ты вправе указать нам на дверь, если считаешь, что мы тебя чем-нибудь обидели. Конечно, нам хотелось бы остаться друзьями.
  - Нет, нет, Роберто, - вступил в разговор Аугусто. Вы меня ничем не обидели. До утра есть время. Мы с Мартой и с дочерью всё обсудим. Утром я сообщу вам наше решение.
   ***
  Ночь стояла сырая и холодная. Мутная завеса плотно закрыла луну и казалась, что она на глазах сжимается, становясь всё меньше и меньше. Откуда ни возьмись, поднялся ветер, создавая шум и неопределённость. Не было спокойствия в природе и в душах людей, ибо всё во вселенной взаимосвязано.
  
  Судьбоносное решение принято
  В доме Аугусто никто не спал. Ощущалось напряжение во всём.
   Родители с дочерью-невестой удалились в заднее крыло дома и тихо вели разговор. Но все остальные члены семьи собрались в гостиной, терпеливо ожидая. Они знали, что взрослым предстояло принять судьбоносное решение.
  - Дея скажи, почему ты решилась на такой отчаянный шаг?
  Я всё понимаю, но и ты пойми, это на всю жизнь и потом ничего нельзя будет изменить, - спокойно, но серьёзно, произнёс отец.
  Дея откровенно объяснила родителям:
  - Я не знаю почему, но прониклась доверием к жениху с первого взгляда. Меня не смутила и не испугала сорокалетняя разница в возрасте. Мне думается, он хороший человек.
  Кроме этого существует ещё одна причина. Я очень хочу помочь тебе, папа, и всем своим близким освободиться от запутанной ситуации, которая привела твоё дело к банкротству, а семью к нищете. Мы так не жили никогда. Синьор Антонио пообещал, что возьмёт на себя все долги, все расходы и тебе больше не будет угрожать долговая яма.
  - Но ты его совсем не знаешь, не любишь. Как же ты соединишь с ним свою судьбу?!
  Вмешалась в разговор синьора Марта:
  - Ты знаешь, Аугусто, что я думаю. Не будем утомлять Дею вопросами, на которые у неё нет ответа.
  Давай помолимся и попросим Бога, чтобы Он помог нашей дочери и нам. И всё будет хорошо. Чутьё мне подсказывает, что так будет правильно. А завтра дадим согласие синьору Антонию, Дея пойдёт с ним под венец. И будем верить в самую лучшую участь для нашей дочери. Синьор Антонио производит впечатление солидного человека, он не обманет наши ожидания, так мне подсказывает моё материнское сердце.
  Она подошла к Дее, поцеловала её в лоб и благословила:
  - Храни тебя Господь, доченька.
   Вслед за ней последовал Аугусто.
  - Будь счастлива, моя любимица, - вымолвил он, украдкой глотая слёзы.
  
  Венчание
  В день венчания храм предстал во всей красе. Залитый светом очаровывал и услаждал. Иконы яркими красками притягивали к себе внимание молящихся, напоминая полотна выдающихся живописцев. Тепло наполнило каждый уголочек храма. Душа отдыхала, вбирая силы и возвышенность духа. Ей рядом с Богом всегда уютно и комфортно. Для задушевного разговора с Отцом Небесным всё было готово. Торжественность и уникальность момента ощущалась во всём. Таинство венчания - единение двух любящих сердец, акт, дарованный свыше, осуществлялся с Его позволения и под Его патронажем. И этим всё сказано.
  Волновался священник в ожидании виновников торжества.
  В храме скопилось много прихожан.
  Когда Антонио со своей избранницей переступил порог храма, начался ажиотаж. Дея с ликом ангела и детской улыбкой на устах, уверенно шла к венцу. Прихожане активно перешёптывались между собой, не скрывая удивления.
  - Смотрите, смотрите, неравный брак....
  Какая молоденькая, какая хорошенькая. Ох, как жалко, совсем дитя.
  Дея не замечала и не слышала их. Она чувствовала себя превосходно рядом с Антонио. А он сиял от счастья. Господь благословил их долгий путь.
  
  Начало новой жизни
  Весна. Шикарный особняк утопает в зелени и окружении дивного цветущего сада, олицетворяющий райский уголок.
  Сюда Антонио ди Пеларе привёз свою молоденькую жену. Это случилось после реконструкции дома и прилегающих к нему территорий.
  А дело было так. Получив согласие Деи, Антонио посоветовавшись с Аугусто, продал небольшой домик, приобретённый ранее и купил для семьи трёхэтажный особняк, с отдельными апартаментами для прислуги и просторной большой территорией с садом. Правда, в десяти милях езды от города. Антонию посчитал, что Дея должна жить в прекрасных, самых лучших условиях и ни в чём не нуждаться. Когда все работы были завершены, Антонио привёз Аугусто для окончательного вердикта. Аугусто осмотрел готовый дом и пришёл в полный восторг. Он выразил Антонио своё восхищение, в свою очередь, обнадёжив дочь, что все члены их большой семьи будут навещать её и Антонио, и нет причин для волнения.
  На подъезде к владениям Дея попросила:
  - Антонио, давай выйдем на поляне, а потом пройдём к дому пешочком. Так хочется пробежаться по молодой траве.
  Антонио остановил карету. Дея радовалась, как дитя малое свежей зелёной травке, полевым цветам, бабочкам, птичкам-невеличкам.
  - Как хорошо здесь, Антонио.
  - Дея, дорогая, тебе здесь нравится?
  - Очень. Спасибо тебе.
  - Какое счастье, я так рад, что мне удалось создать этот уголок для тебя.
  - И я рада, что мы и наши дети сможем каждый день любоваться этой божественной природой. Гулять здесь. Дышать этим неповторимым воздухом. Это сказка, ожившая мечта, - произнесла Дея переполненная высокими чувствами.
  Она подошла к Антонию, поднялась на носочках, обвила руками его шею и поцеловала. Он расцвёл, разрумянился, улыбка осветила весь его облик радостью, счастьем, которым нет конца. Антонио обнял Дею, нежно прижал к себе свою драгоценность и тихо со значением произнёс:
  - Сокровище моё. Без тебя нет света, без тебя нет тепла, без тебя нет жизни. В тебе одной весь смысл бытия. Ты чудо! Как я жил без тебя столько лет? Спасибо Всевышнему, что он сотворил для меня такой неповторимый подарок.
  А Дея только улыбалась ему в ответ, не предавая значения его словам.
  Прибыв на место, Антонио распорядился:
  - Всю поклажу выгружайте в наши гардеробные и комнаты синьоры.
  Служанки норовистые, задиристые, завистливые фыркают себе под нос в сторону Деи:
  - Подумаешь, прынцесса...
  А Дея ничего не замечает, наслаждается красотой и ухоженностью сада, чудесными растениями, лёгким ароматом цветов.
  Новый управляющий - Джакоппо Дельи Эспозито, встречая синьора Антонио, незаметно для господ осадил служанок, охладив их пыл.
  - Уймитесь, побрякушки. Не вашего ума дело, не вам судить.
  Антонио по рекомендации одной из своих старых клиенток не так давно нанял Джакоппо на службу.
  Вот он и старается изо всех сил показать свою преданность новому
  хозяину.
  
  Родителей не выбирают
  Управляющий Джакоппо тщательно скрывал своё происхождение, хотя сам не знал всех подробностей.
  Его родители - цыгане вели бродячий образ жизни. Отец - Бар с молодых ногтей промышлял контрабандой, воровством, мошенничеством. По этой причине постоянно находился в бегах. Отличался деспотичным характером. Садистские наклонности сопровождали его с детства. На генетическом уровне ему было присуще непонятное многим чувство - отвращение к детям.
  Взяв в жёны молодую цыганку - Динару, держал в узде, ежовых рукавицах, повелевал ею, не позволяя вникать в его дела. Родственница Бара, старая цыганка - Ружа, сопровождающая их повсюду, наставляла Динару:
  - Терпи, муж главный в семье. Должна ему подчиняться. А иначе, убьет. Ты знаешь, у нас с этим просто.
  - Я вольная птица, могу и уйти, - противилась Динара.
  - Найдёт и убьёт, - повторила Ружа.
  Динара взглянула на неё исподлобья, сверкнув искрой больших миндалевидных глаз. Ей нечего было противопоставить старухе, у неё под сердцем билась новая жизнь. Вскоре Джакоппо заявил о своём появлении громким плачем. Он как две капли воды был похож на Бара. Однако отец, не желая оставлять ребёнка, потребовал, чтобы Динара подбросила его богатым синьорам. Динара сопротивлялась, как могла. Однако, не выдержав натиск мужа, сдалась. В один из солнечных дней она, укутав ребёночка в широкую длинную юбку, вложив записку с именем и вымышленной фамилией, которая обозначала "брошенный", оставила Джакоппо под высокой оградой рядом с входом в усадьбу, принадлежавшую богатой синьоре Ротти.
  В этот момент Господь пожалел младенца, поцеловав его в маковку. Так началась вереница счастливых событий в судьбе сироты.
  Нам с вами предстоит проследовать за ним, подсмотрев в щёлочку замочной скважины и убедиться, сумет ли мальчик оценить бесценный дар Божий.
  
  Голый расчёт
  Прошли годы. Супруг синьоры Ротти внезапно покинул её, скоропостижно скончавшись. Она тяжело переживала его уход, тем более что Господь так и не послал им своих детей. Не с кем было разделить горечь тяжёлой утраты. Синьора Ротти часто грустила, сидя в саду в тени деревьев. Порой воспоминания будоражили её мозг, слёзы сами по себе извилистыми ручейками струились по щекам. В такие мгновения она искала защиты и утешения. Первое, что приходило в голову - Джакоппо, и она тут же звала своего названого сына, которого они с мужем приютили в тот самый день, когда служанка случайно обнаружила свёрток с плачущим младенцем у входа в усадьбу и взволнованно доложила об этом синьоре. Синьора Ротти решила помочь обездоленному младенцу.
  С тех самых пор Джакоппо жил в их доме, супружеская чета Ротти не могла нарадоваться малышу.
  Много воды утекло с того времени, но ничего особенного не происходило в имение Ротти. Только Джакоппо вырос и, достигнув совершеннолетия, получил должность управляющего имением. Синьора Ротти слыла по натуре чрезмерно доверчивой и не отказывала Джакоппо в его просьбах. Всё, о чём он ей докладывал, принимала за чистую монету. Она испытывала к юноше слабость. Он это чувствовал и, не упуская шанс, решил использовать в своих корыстных целях. Джакоппо выждал удобный момент, когда синьора в очередной раз была чем-то расстроена, подобрал ключик к её душевному сундучку, сердечным чаяниям, и расположил к сожительству.
  Лаская его, она уверяла, что со временем завещает ему всё своё состояние. У Джакоппо были далеко идущие планы, он очень торопился и настаивал, чтобы синьора Ротти вступила с ним в брак. Но ей незачем было спешить. Главное, чтобы её любимец находился рядом, ублажал, помогал во всех делах. А всё остальное не волновало стареющую синьору, и она не предавала этому значения.
  Её позиция вызывала злость и раздражение у Джакоппо. Он изо всех сил совершал над собой усилие, дабы скрыть истинные чувства и, конечно же, чтобы синьора не догадалась о его намерениях.
  - Я не верю в твою любовь, ты меня обманываешь, - играл Джакоппо роль обиженного любовника.
  - Глупышка, Джакоппо. Как ты можешь так думать. Если я тебе дорога, люби меня без формальностей. Что изменится в наших отношениях? Ровным счётом ничего. Ты слишком молод, мой мальчик. Ты же знаешь, у меня кроме тебя никого нет. Ты волен, просить у меня всё, что пожелаешь. И я немедля исполню любую твою просьбу. Только пожалуйста, не утруждай меня разговорами с моим адвокатом, священником. Ты забыл, я не юная дева. Гожусь тебе в матери, - укоризненно с намёком произнесла она.
  Джакоппо понял, что ещё не время для решительных действий.
  - Хорошо, синьора. Я подожду, - смиренно согласился он.
  Джакоппо выжидал подходящий момент. И он наступил.
  Как-то осенним холодным утром синьора занемогла. Послали за доктором. Он, осмотрев больную, назначил ей капли и предупредил:
  - Покой, синьора и ещё раз покой. Это нервы. Весной Вы почувствуете себя лучше, и Ваше состояние наладится.
  А пока отдыхайте.
  Однако синьора быстро угасала. Слуги не понимали:
  - С чего бы это синьора слегла? Очень странно.
  По выходным дням синьора Ротти отпускала слуг на отдых. Они уезжали навещать своих близких. Джакоппо воспользовался этим обстоятельством. Он улучил момент, когда синьора Ротти уснула. Выкрал из кармана её пеньюара ключи от сейфа. Хладнокровно, рассудочно опустошил содержимое сейфа: все документы, драгоценные украшения, закладные на имение, векселя, и, закрыв на ключ сейф, быстро запаковал вещи. Ключи от сейфа оставил возле синьоры, чтобы подумали, что она вставала и переложила содержание сейфа в другое место.
  - Джакоппо, Джакоппо, - услышал он слабый голос синьоры. Она звала его, ей понадобилась помощь. Но он больше не намерен был прислуживать ей. Джакоппо не оказал больной посильной помощи, бросил её одну на произвол судьбы. Быстро покинул дом через запасной выход и сбежал. Синьора Ротти долго звала Джакоппо, затем попыталась подняться и...
  Ранним утром следующего дня её лежащую на полу обнаружил молочник, который привозил синьоре свежее молоко и сливки к завтраку. Он и сообщил в полицию.
  Скорее всего, она пролежала без сознания довольно долго.
  Джакоппо по дороге сообразил, что ему потребуется рекомендация. Без неё он не сможет нигде пристроиться. Он заехал к давней приятельнице синьоры Ротти - Маргарите, с которой её связывали дружеские отношения со времён молодости. Джакоппо слёзно рассказал ей, как синьора болела, и поставил в известность, что синьора умерла. Между делом, попросил, чтобы та по старой памяти дала ему рекомендательное письмо и посоветовала, к кому обратиться. Синьора Маргарита зная отношение синьоры Ротти к Джакоппо, написала рекомендательное письмо и направила к Антонио ди Пеларе. Так он нашёл новое место. Здесь он собирался отсидеться, пока не утихнет резонанс о краденых украшениях и документах. Джакоппо рассчитал всё до мелочей. Он знал, что у синьоры Ротти не было детей, только дальние родственники, стало быть, некому претендовать на наследство. Выжидал, пока всё затихнет, вот тогда он предъявит свои права на имение, другие поместья, векселя - всё, что находилось во владении старой хозяйки, а затем заживёт в своё удовольствие. Он рисовал в своём воображении заоблачные планы.
  Джакоппо понимал, для того, чтобы представить документы -подтверждения своих прав, они должны быть переоформлены на его имя. Так будет отчётливо видно, что он является владельцем всего имущества. Деньги у него были. Осталось найти фальшивомонетчика, который сделает для него подложные документы на имения и векселя. Украшения он собирался со временем продать.
  - И тогда пир горой и беззаботная жизнь, - думал Джакоппо.
  
  Должок
  У Джакоппо остался ещё один должок в имении синьоры Ротти.
  Он закрутил роман с самой красивой служанкой - Ачиль. Синьора ей доверяла. Ачиль умела выполнять любые желания своей госпожи. Но на сей раз, Ачиль подвела синьору. Она забеременела от Джакоппо. Благодаря пышным платьям, скрывала этот факт. Однако, незадолго до родов, поделилась с синьорой, попросила у неё прощения и помощи.
  Синьора Ротти очень любила детей и не могла допустить ситуации, при которой ребёнку нанесут вред. В связи с этим она отнеслась к Ачиль по-доброму:
  - Не плачь, Ачиль. Ситуация, в которую ты попала не самая привлекательная. Что поделаешь? Сейчас об этом поздно думать. Придется рожать ребёночка. Останешься с ним здесь, я приглашу гувернантку, она позаботится о младенце, когда ты будешь занята работой по дому. На некоторое время тебе нужно будет отлучаться к младенцу, чтобы покормить его. Но работу ты должна выполнять! Надеюсь, с этим заминки не будет? - она посмотрела на Ачиль, желая получить подтверждение сказанному.
  - Да, да, разумеется, синьора. Вы можете не волноваться. Если понадобится, ночью буду работать, только бы моя синьора была довольна мною.
  - Решено. Пусть малыш растёт и радует нас.
  - Синьора, Вы моё спасение. Я Вам так благодарна за Ваше милосердие.
  - А кто отец?! - внезапно спросила синьора.
  Ачиль смутилась и насторожилась. Джакоппо строго-настрого запретил ей рассказывать правду, пригрозив, что в одночасье выбросит её и ребёнка из дома. Ачиль вспомнила угрозы Джакоппо и вся сжалась.
  - Вы его не знаете, - промямлила она.
  - Ну, ничего, со временем разберёмся и с ним. А сейчас ступай к себе и всё подготовь к родам. Я должна посоветоваться со своим доктором. Возможно, он подскажет акушерку, которая в последствие будет молчать о том, что была у нас и принимала у тебя роды.
  - Хорошо, синьора. Благодарю Вас, - бросилась Ачиль целовать синьоре руки.
  
  Постфактум
  У Ачиль родился мальчик, вылитый Джакоппо. Но папочка к этому времени исчез в неизвестном направлении, не кому было предъявить счёт. Синьора Ротти почила в бозе и в этом случае, претензии и нарекания Джакоппо также некому было высказать.
  Ачиль осталась с ребёнком без всяких средств к существованию и без будущего. Горько плача, склонившись над младенцем, она поклялась в сердцах отомстить Джакоппо за причинённое ей зло и унижение.
  Но по мере того, как малыш рос, она всё меньше и меньше думала о Джакоппо. Мальчик радовал её и заполнял жизнь счастливыми мгновениями.
  Тем более что племянница синьоры Ротти, узнав о безвременном уходе тёти, переехала с семьёй в имение и стала заниматься делами тётушки. Ачиль рассказала ей о намерениях синьоры нанять гувернантку и создать для ребёнка все условия. Племянница приняла это, как факт и сделала так, как хотела синьора Ротти. Жизнь в имение потихоньку стала налаживаться.
  
  Встреча
  Прошло четыре года. Джакоппо прижился в доме Антонио.
  Он не отказался от своей цели и продолжал искать фальшивомонетчика для своих планов, но для этого ему необходимо было войти в контакт с преступными элементами.
  Те, в свою очередь, осторожничали и посторонних в свой круг не допускали. А Джакоппо остерегался последствий, поэтому не рисковал.
  В один из предпраздничных дней перед Пасхой он с помощником отправился на базар за провизией. Джакоппо долго расхаживал по торговым рядам, выбирая нужный товар для господ. Проходя мимо мясной лавки, он нехотя плечом задел цыгана и остолбенел. Тот тоже пришёл в замешательство. На мгновение оба замерли. Цыган смотрел на него пристально, не отводя глаз. Джакоппо не мог отделаться от одной и той же мысли:
  - Где я мог видеть этого человека?!!! Кого он мне напоминает?!
  Но ответа не было.
  Они смотрели друг на друга, не понимая, откуда такое сходство?
  Помощник, наблюдавший за Джакоппо, потянул его за рукав:
  - Мы ещё не всё купили, а уже пора возвращаться. Синьор Антонио разгневается.
  Эти слова заставили Джакоппо опомниться, последовать за помощником, но он то и дело оглядывался, не веря глазам своим.
  Это была первая встреча отца и сына.
  И Бар не мог успокоиться. Он подошёл к знакомому продавцу, который в этот момент подсчитывал выручку и спросил:
  - Пьетро, ты всех в округе знаешь?
  - Из старожил, да. А чего ты спрашиваешь?
  - Скажи, кто это?
  - Где?
  - Видишь того парня, что остановился рядом с бочкой пива.
  Продавец оторвал глаза от денег, перевёл взгляд в нужном направлении.
  - А...., это Джакоппо - управляющий синьоры Ротти. Поговаривали, что она болела. Я несколько лет не торговал здесь, последние сведения мне неизвестны. Но точно знаю, что Джакоппо там служил.
  - Как, ты сказал, его зовут?! - всполошился Бар.
  - Я же сказал, Джакоппо. Ты что оглох, дважды одно и тоже спрашиваешь? Он что-то натворил? - заинтересовался
  продавец.
  - А фамилия? Как его фамилия?
  - Эспозито. Да он же найдёныш. Его подбросили синьоре в младенческом возрасте. Она и её муж были бездетными. Они и вырастили Джакоппо.
  Бар всё понял. У него перед глазами всплыла картина, как он силой заставил Динару подбросить новорожденного Джакоппо к усадьбе богатых синьор. Как она не хотела, как молила Бара пощадить ребёнка и её. Но он был неумолим. Бар сам нацарапал на огрызке бумаги имя и вымышленную фамилию сына. Динара выполнила его требование, но не смогла жить после случившегося. Вскоре она наложила на себя руки.
  Бар понял, это рок идёт за ним, больше ждать нечего. Пришло время расплаты. На этой почве у него помутился рассудок: стали преследовать навязчивые мысли, ужасающие картины лишали покоя. Порой он заговаривался. Кратковременно наступали просветления. Крадучись он искал встречи с сыном. Ходил вокруг да около имения синьоры Ротти, в надежде встретиться с Джакоппо и объясниться с ним.
  Как-то днём подсматривая в щёлочку, он увидел маленького мальчика, который бежал за мячиком. Калитка была открыта, и мячик выкатился наружу. Мальчик выскочил за ним. Бар попятился назад. Мальчик повернул головку в его сторону и увидел чужого человека. Малыш испугался и заплакал. Бар подбежал к нему и ладонями закрыл ему рот.
  -Шшшшшшшшш, - прошипел он.
  Испуганный ребёнок заплакал сильнее. Бар стал сжимать его личико ладонями.
  - Замолчишь ты наконец? - кричал он мальцу в ухо.
  Но мальчик не слышал его.
  Тогда он схватил ребёнка и исчез вместе с ним. На следующий день подбросил записку, в которой требовал выкуп за ребёнка. Он рассчитывал так привлечь внимание Джакоппо. Записку нашёл садовник и передал Ачиль. Она, не обнаружив сына у соседей, в ближайшей окрестности, стала искать его повсюду. Она обошла всю округу, но не нашла никаких следов сына. Ачиль подумала, что это сделал Джакоппо.
  Бар ждал, но никаких известий не поступило, в назначенный день и час выкуп не принесли. Он решил вернуть ребёнка и благодаря этому проникнуть на территорию имения. На подходе к имению, мальчик начал сильно плакать и звать мать. Это взбесило Бара. Он поставил ребёнка на землю и стал трясти личико ребёнка, обхватив ладонями, но не рассчитал, руки соскочили на детскую шейку. Бар сжал её, не помышляя ни о чём и задел сонные артерии. Когда он опомнился от приступа ярости и злости, бедный ребёнок бездыханно сползал на землю. Бар в ужасе попятился назад.
  - Что это? - в беспамятстве спросил он.
  Ачиль, услышав голос мальчика, выбежала за ограду, где нашла своего сыночка мёртвым. Страшный вопль разнёсся во вселенной. Несчастная Ачиль билась в истерике, упав на колени рядом с сыном, не понимая, как такое могло случиться. Сбежались люди. Она стала взывать ко всем с просьбой о помощи, не веря, что это конец. Наткнувшись на Бара, она в разъярённом состоянии вцепилась в него с криком:
  - Жалкое отродье. Это твой выродок сделал?!
  - Я этого не хотел, не хотел, - плакал он.
  - Так это ты сделал?! За что?!!!
  - Я только хотел увидеть Джакоппо.
   - Джакоппо?! Так вы заодно. Родственнички..., и она вцепилась в него. Стала рвать на нём вещи, затем волосы. Люди с трудом оторвали её от Бара.
  Несчастная Ачиль рыдала навзрыд, держа на руках своего сыночка. Садовник, забирая у неё ребёнка, попросил:
  - Пожалуйста, уведите её в дом. Надо вызвать доктора и полицию.
  
  После трагических событий, убитая горем Ачиль покинула имение синьоры Ротти с одной лишь целью - найти Джакоппо и отомстить ему.
  
  Семейное счастье
  Дея быстро привыкала к новым условиям. Муж заботится о ней. Всегда внимательный, щедрый. Антонио боготворит свою жену, обожает её. Наконец Антонио познал любовь. В округе стали замечать, что он посвежел, помолодел. Во второй половине жизни он обрёл истинное семейное счастье.
  А через девять месяцев у четы ди Пеларе родился сын. Антонио блаженствует. Он почувствовал, что рай воцарился для него на земле.
  - Наконец я смогу оставить дело моему наследнику. Труды всей жизни перейдут к нему. Я дам ему знания и всё сделаю, чтобы он вырос достойным человеком, - радуясь, констатировал Антонио.
  
  Начало конца
  К удивлению соседей, слуг и садовника имения синьоры Ротти, полицейские не стали заключать под стражу невменяемого Бара. После гибели мальчика силы стали покидать его. В моменты просветления Бар искал сына. Через знакомых он нашёл Джакоппо на новом месте службы. Ему необходимо было объясниться с ним.
  Бар дождался, когда Джакоппо появился на пороге той части дома, где находилась прислуга. Подозвал его и стал проситься на постой, взывая о помощи. Джакоппо узнал Бара, холодок пробежал по его телу.
  - Цыган пришёл по мою душу, - подумал он.
  Джакоппо не хотел вступать в диалог, желая отделаться от него, но не тут-то было.
  - Синьор Антонио не позволяет впускать на постой посторонних. Откуда я знаю, кто Вы. Я не могу взять на себя такую ответственность.
  - Но я болен, мне нужна помощь, - объяснял Бар.
  - А что я могу сделать, я не доктор. Синьорам Вы не родственник. Идите в ночлежку. Здесь Вам не помогут. И безжалостно попытался захлопнуть дверь перед Баром.
  Бар понял, что Джакоппо ведёт себя точно так же жестоко и беспощадно, как он вёл себя в его годы.
  - Ты что же думаешь, что ты из знатных? Что ты себе возомнил?
  - Так оно и есть, а что Вы думали?- уверенно, без доли сомнения ответил Джакоппо. Сколько себя помню, меня окружали синьоры-достойные люди. К чему всё это? Мне некогда.
  - Ты что это себе придумал? Постой, постой...
  Мг, - промычал Бар. Придётся тебя просветить. Не хотелось, но как видно, ничего другого не остаётся. Так вот, знай. У тебя такое же знатное происхождение, как и у меня. Выслушай меня, прошу тебя. Мне нелегко говорить, силы покидают меня, но я должен это сделать. Ради твоей матери. Может быть, после этого Бог пожалеет меня.
  И Бар медленно, с остановками поведал Джакоппо давнюю и очень грустную историю, которая произошла, когда он был юным, слепым, глухим, бесчувственным к другим людям.
  - Да, тогда я, как и ты относился к людям безжалостно и жестоко, поэтому, не задумываясь о последствиях, заставил свою молодую жену подбросить родившегося сына к усадьбе синьоры Ротти. То, чем я занимался, не позволяло мне подолгу оставаться на одном месте. Тогда я не воспринимал детей. Считал, что ребёнок будет в тягость, помешает осуществлению моих планов. Но, как видишь, прозрение наступило слишком поздно. Своей ненавистью я убил всех, - завершил Бар.
  Поначалу Джакоппо отстранённо слушал откровенный монолог Бара. Попытался отделаться от него, как от назойливой мухи.
  - И, кто Вам, проходимцу сказал, что я поверю. Это бред.
  Но Бар не унимался. Видимо он решил исчерпать себя без остатка, отдать последние силы, но заставить сына взглянуть с другого ракурса. Бар описал Джакоппо все родинки на его теле. Подробно остановился на пуповине, которая неудачно была обрезана повитухой. Потом это место плохо заживало, долго не зарастало, в результате остался бугор, выступающий над пупком.
  Подробности, умело изложенные Баром, повергли Джакоппо в шок. Он понял, что тогда на базаре увидел себя, только постаревшим. Ему стало не по себе. Он почувствовал, что петля затягивается всё туже...
  Но его суть, его нутро генетически подпорченное, не подкреплённое жизненным опытом, не позволило ему проявить великодушие к отцу. Недавний разговор с садовником имения синьоры Ротти, с которым Джакоппо поддерживал отношения, воздействовал на него убийственно. От него он узнал о гибели ребёнка. Всё пронеслось ураганом в голове. Сознание подсказало, вот он - убийца его сына. И Джакоппо добивает Бара:
  - Разве не Вы убили младенца и подбросили матери? Выкуп не получили, так вот, пожалуйста, получите труп, - саркастически произнёс Джакоппо, присел в реверансе и нервно расхохотался.
  Так знайте, папочка, Вы убили своего внука, собственноручно, - во весь голос закричал Джакоппо. Не думаю, что после этого Вы сможете жить спокойно, - завершил он и стремительно перед носом Бара стал закрывать тяжёлую входную дверь.
  Бар из последних сил протиснулся в промежуток между дверью и Джакоппо, схватил его обеими руками за рубашку и стал трясти:
  - Так этот мальчик был твоим сыном?!
  - Да, - холодно ответил Джакоппо.
  Бар, как стоял, так и рухнул замертво, успев прохрипеть:
  - Вот, где Божья кара настигла меня.
  
  Ачиль
  Жажда мести заставила Ачиль отправиться в дальнюю дорогу на поиски Джакоппо. Она расспрашивала всех, с кем он был знаком, мог соприкасаться по делам имения синьоры Ротти. Никто ничего не знал. Ачиль нашла старых знакомых, которые часто навещали синьору Ротти, и от них узнала, что Джакоппо поступил на службу к коммерсанту, который сам родом из города, но приобрёл в провинции особняк для семьи. Ачиль поняла, что Джакоппо где-то раздобыл рекомендательное письмо, в противном случае, получить место невозможно. Она хаотически стала перебирать в памяти всех близких приятелей и давнишних подруг синьоры. Ачиль примерно знала их адреса, синьора через неё посылала им приглашения на семейные торжества. Так она блуждала, надоедая дамам почтенного возраста, но безуспешно. Арсенал скудной информации иссякал и остался только один адрес - близкой подруги синьоры Ротти - Маргариты.
  Ачиль застала её в расстроенных чувствах и плохом настроении. Синьора Маргарита сразу узнала её.
  - Ачиль, здравствуй. Служанка доложила мне, но я не уверена, что смогу тебе помочь. Я оторвана от широкого круга общения, не выезжаю, почти ни с кем не поддерживаю никаких отношений. Нет настроения. Несколько лет тому назад, после кончины моей дорогой подруги, меня навещал её управляющий. Ты его знаешь, Джакоппо.
  Ачиль насторожилась, но не выдала истинных чувств.
  - Да?! - сделала она удивлённое выражение лица.
  - Он попросил у меня рекомендацию и помощь. Я написала письмо и отправила к старому другу и приятелю нашей семьи - синьору Антонио. Он как раз искал хорошего управляющего для своего нового особняка.
  Ачиль, услышав это, встрепенулась.
  - Синьора Маргарита, понимаете, Вы, угадали мои мысли. Представляете, этот Джакоппо задолжал мне большую сумму.
  Я собирала, чтобы помочь своим родным. Он обещал незамедлительно вернуть. Я терпеливо ждала, не требуя у него, пока была жива синьора Ротти. Сейчас мне нужны средства на содержание. После ухода синьоры я осталась предоставлена самой себе и без её материнской опеки, - со слезами на глазах рассказывала она.
  Я бы могла попросить Вас об одной маленькой услуге? - спросила Ачиль.
  - Что именно?
  - Подскажите, где находится Джакоппо. Он на службе, деньги у него есть. Мы были друзьями, думаю, он вернёт мне то, что должен.
  - А..., пожалуйста.
  И синьора Маргарита подробно рассказала Ачиль, где и как найти имение синьора Антонио.
  - Вы спасли меня, дорогая синьора Маргарита. Если Вам понадобится моя помощь, можете на меня рассчитывать, - заверила Ачиль.
  - Хорошо, возможно я обращусь к тебе. Помню, моя подруга тебя хвалила. Я знаю, где тебя искать.
  
  Цель взята
  Теперь ей предстояло выследить Джакоппо, его окружение, взвесить все шансы и нанести удар, которого он не ждёт.
  Она по описанию синьоры Маргариты без труда нашла имение, затаилась и стала выжидать.
  Изо дня в день Ачиль со стороны наблюдала мирную размеренную жизнь обитателей имения. Никто не вызвал у неё должного интереса, кроме молодой синьоры. Уж больно хороша она и Джакоппо крутится вокруг неё, не сводя влюблённых глаз. А, когда она увидела, как Джакоппо нянчится с малышом господ, как обнимает, прижимает к себе и даже целует, это вызвало в её душе жгучую непреодолимую ревность. Последний штрих подтолкнул её к действию. Теперь она знает, как отомстить предателю.
  Ачиль отправляется на базар, находит контрабандиста - Джино, с которым знакома с юности. Он всегда испытывал к ней нежные чувства. Сейчас, когда всё было поставлено на карту, ей нечего было терять, только бы достичь желаемого. Ребёнка, который дарил ей столько сладостных мгновений, уже никогда не вернуть. Это подстёгивало, вызывало агрессию, настраивало и подталкивало на беспощадную войну. Ачиль готова была заплатить любую цену, чтобы отомстить Джакоппо.
  - Джино, я могу обратиться к тебе по старой дружбе?
  - Конечно, Ачиль. Почему ты спрашиваешь, ты ведь знаешь, как я к тебе отношусь.
  - Я не об этом.
  - Тогда о чём?
  -Я могу доверить тебе тайну, но ты не будешь меня ни о чём расспрашивать.
  - Если ты не захочешь, не буду спрашивать.
  - Джино, мне нужен, - она запнулась.
  - Говори, что нужно, для тебя отказа нет, ты знаешь.
  Ачиль тяжело вздохнула.
  - Ты можешь достать порошок?
  - Приворотный, что ли?
  - Нет. Смертельный.
  - Что? Ты что это надумала? Брось, слышишь, и думать не смей, - вскипел Джино.
  - Успокойся, не для себя прошу.
  - Ааааааа, тогда другое дело.
  - У меня нет. Надо поспрашивать у тех, кто привозит. Дай мне время. А зачем тебе?
  - Ты обещал ни о чём не спрашивать.
  - Имей в виду, я в долю не вхожу, меня по делу не бери, - предупредил он.
  - Не волнуйся, всё знаю, не маленькая. Когда?
  Он почесал затылок.
  - Непростое дельце ты задумала.
  - Было бы просто, не пришла к тебе.
  - Чем платить будешь?
  - Как все.
  - Это за порошок. Спрашиваю, мне, чем платить будешь? Что я зря стараться должен?
  - Называй цену. Деньги у меня есть.
  - Зачем мне твои деньги? У меня самого деньжата водятся.
  - Ничего другого у меня нет.
  Она задумалась.
  - Нет, есть. Вспомнила. Синьора подарила мне своё украшение, золотое. Хочешь, возьми.
  - Зачем мне твоё украшение? Подумай сама. Что я с ним буду делать?
  - Продашь?
  - Не мой профиль.
  Он посмотрел на неё с вожделением.
  - Подумай, что я могу хотеть от девушки, которую люблю и давно.
  Ачиль поняла, чего он от неё добивается, и решила схитрить.
  - Вот с делами разберусь, тогда любовь крутить будем. Сейчас мне некогда.
  - Тогда и порошок поищем, когда с делами управишься, - огрызнулся он.
  Это была ловушка, и из неё не вырваться, если не уступит.
  И она, перевязав сердце стальным жгутом, а душу, вырвав из груди и запрятав глубоко в котомку, остаётся на ночь у контрабандиста. Такой ценой она покупает наказание для Джакоппо.
  На утро Джино принёс ей заветный порошок.
  - Будь осторожна. Сильнейший..., не рискуй.
  - Постараюсь, - ответила она, посмотрев на него продолжительным взглядом, и взяла свёрток.
   - Ачиль, прошу тебя, возвращайся. Я не хочу расставаться с тобой. Обещаю, перестану заниматься ерундой, родим детишек и будем жить, как люди. Возвращайся, я буду ждать тебя.
  - Обещать не могу, - сквозь зубы выдавила она.
   ***
  Ачиль облачилась в чёрный плащ с капюшоном и направлялась к имению синьора Антонио. Сам Антонио утром уехал по делам в город. Дея с малышом находились в беседке. Слуги занимались работой в доме.
  Ачиль дожидалась сумерек. Бродила вокруг имения, изучая расположение помещений. Ей необходимо было понять, где покои господ?
  Вернулся синьор Антонио. После ужина работники кухни засуетились. Им предстояло вынести собравшиеся за день отходы. Калитка на какое-то время оставалась открытой. Ачиль воспользовалась редким случаем, проникла на территорию имения, спрятавшись за высокими кустами со стороны входа в дом для прислуги.
   ***
  Ближе к ночи поднялся сильный порывистый ветер. Он гнул деревья к земле. Макушки крупных деревьев длинными чубами на треть закрыли стволы. Они походили на диких животных, обросших длинной шерстью, со светящимися глазами. Небеса нависли угрожающе, предупреждая об опасности. Всё в природе бушевало, негодовало и неистово вопило...
   Это производило тягостное впечатление. Природа не мирится с насилием, всячески стараясь повлиять на замыслы людей.
  
  Ближе к рассвету слуга вышел по нужде. Он так торопился, что не запер за собой входную дверь. Это был сигнал к действию.
  Ачиль проникла в дом. Затаив дыхание, приблизилась к покоям господ. Остановилась, сомнение закралось в груди. Ачиль знала, что синьора с младенцем и синьор Антонио расположились в разных спальных комнатах. Это ей удалось установить, подглядывая за ними с улицы. Окна покоев господ выходили на ту сторону, где она пряталась. Ачиль видела, что в вечерние часы синьор Антонио находится в своих апартаментах. Она наугад подошла к дверям, что были расположены по правой стороне просторного холла. Прильнув к дверям, вдруг услышала, как служанка убаюкивает младенца. Её сердце учащённо забилось. Воспоминания привели в волнение душу. Личико сына всплыло перед глазами. Это был удар ниже пояса. Ей стало плохо. Тело горело, невыносимый озноб предательски обезоруживал. Лицо покрылось испариной. Ком подкатил к горлу. Всё существо требовало:
  - Немедленно вырваться из этих тисков.
  Она повернулась в сторону выхода, но что-то удерживало её. Осторожно приоткрыв дверь, заглянула. В глубине просторной спальной комнаты отдыхала Дея. Ачиль подошла ближе к постели. Перед её глазами лежал ангел. В комнате за аркой была ниша. Там спал младенец в своей колыбели, рядом в кресле дремала служанка. Ачиль просочилась туда, взглянула на младенца, сердце опять сжалось. Захотелось прильнуть к нему, заключить в объятия, искупать в ласке. Неистраченные материнские чувства душили.
  - Я здесь не для этого, - охладив рассудок, Ачиль отошла в сторону, подальше от соблазна. Рядом стоял небольшой столик, на котором лежало сменное бельё для малыша, полотенце, кувшин с тёплой водой и небольшой таз. Ачиль налила немного воды в стакан, подсыпала порошка, переболтала. Достала из кармана плаща носовой платок, окунула в смесь и обильно смочила. Свернув его, протянула руку к устам младенца, но случайно задела локтём колокольчик. Он слетел на пол, перезвон разнёсся по дому. Служанка подскочила, увидев Ачиль, закричала:
  - Что Вы тут делаете?!!!
  Ачиль попыталась её оттолкнуть, но не рассчитала и служанка упала, задев колыбельку. Малыш заплакал. Дея проснулась, набросив пеньюар, направилась к ребёнку.
  - Синьора, не подходите, это убийца, - кричала испуганная служанка.
  Дея посмотрела на Ачиль, взяла на руки младенца, тихим голосом спросила?
  - Кто Вы? Я Вас не знаю.
  Ачиль хладнокровно взяла со стола стакан с порошком и протянула Деи.
  - Что это?- отпрянула Дея.
  - Яд.
  Зачем?- также тихо спросила Дея.
  Гробовое молчание.
  - Я не верю, что Вы способны меня отравить. Мы даже не знакомы. Дея поднесла стакан с ядом ко рту.
  - Синьора, не пейте, - закричала служанка. Я немедленно позову синьора Антонио.
  Ачиль ударила по стакану и выбила из рук Деи.
  - Вы правы, синьора, - произнесла она, дрожа.
  Напряжение достигло кульминационной точки. Более она не могла удерживать в себе боль, тяжесть утраты, разочарование и похороненную навсегда надежду. Ачиль, выложила перед Деей всё, что случилось в её жизни, и зачем она пришла сюда. Её рассказ напоминал извержение вулкана.
  Вошёл синьор Антонио.
  - Дорогая, что случилось? Я услышал звон колокольчика, затем какие-то крики, что это было?
  - Ничего страшного, друг мой. Молодая синьора ошиблась адресом. Не волнуйся, пожалуйста. Иди, отдыхай. Мы закончим беседу и отправимся на покой.
  - Какие беседы, ночью, ещё с посторонним человеком? Сию минуту вызываю полицию.
  Он ушёл так быстро, что Дея не успела его остановить.
  Полиция не заставила себя ждать, на месте допросила Ачиль. Затем в качестве свидетеля служанку.
  - Синьора, мы вынуждены арестовать женщину за попытку отравить Вас и малыша.
  Дея отреагировала тут же:
  - Кто много страдал, много познал. Не трогайте её. Она не виновата.
  - Ваше право.
  Нам необходимо допросить Вашего управляющего, произвести у него обыск, он замешан в этой истории.
  - Поступайте, как находите нужным, - вступил в разговор Антонио.
  - Вы могли бы сопроводить нас? - обратился старший полицейский к Антонио.
  - Я к Вашим услугам.
  
  
  Finitа la comedia
  Джакоппо крепко спал и очень удивился появлению синьора Антонио и полицейских.
  При обыске в старой печи за задвижкой полицейские обнаружили всё, что Джакоппо выкрал из сейфа синьоры Ротти.
  - Надо проверить по картотеке, не находятся ли эти вещи в розыске, - обратился старший по званию к своему подчинённому.
   Синьор Антонио, для выяснения всех обстоятельств, мы вынуждены арестовать Вашего управляющего. О результатах следствия доложим.
  - Джакоппо, что это такое, спрашиваю я Вас? Получается, что синьора Маргарита рекомендовала мне преступника?! - возмутился Антонио.
  - Синьор Антонио! Она ничего не знала.
  И поверьте мне, я выполнял свои обязанности, работая у Вас, на совесть. Никогда не причинил вреда ни Вам, ни Вашей семье. Пожалуйста, поверьте мне.
  Подошла Дея, держа на руках младенца.
  Взгляд Джакоппо просветлел. Он посмотрел на неё нежно и трепетно.
  - Синьор Антонио, разрешите мне попрощаться с синьорой Деей.
  - Что именно Вы собираетесь сделать? - встревожился Антонио.
   - Антонио, дорогой, успокойся, пожалуйста. Ему нужно выговориться. Говорите Джакоппо, что Вы хотели нам сказать.
  - Благодарю, синьора. Хочу заверить Вас, что ничего против Вас в душе не держал, никогда...
  Спазм сковал дыхание, он не смог продолжать. Наступила тишина. Чем дольше тянулась пауза, тем значительней и напряжённей становилась обстановка. По поведению Джакоппо не трудно было догадаться, что ему очень тяжело вымолвить то, что он так долго хранил в себе, скрывая от окружающих.
  - Синьора, дорогая. Я глубоко несчастный человек. До встречи с Вами, я действительно жил неправильно и действовал вопреки разуму, сердцу, законам совести и чести. Моё происхождение всему виной. Меня никогда не любили, я никому не был дорог и нужен. Меня вырастили добрые синьоры, но не как сына, а как подкидыша. Мне хотелось порвать с прошлым. Я запутался. Так я пошёл на преступление. Видит Бог, я сознательно не желал никому зла. Но к людям относился плохо, недостойно, порой жестоко. Сознаюсь в этом.
  Серьёзные перемены произошли во мне, когда судьба привела к Вам. Я всем своим несчастным испорченным измученным существом полюбил Вас. Полюбил всё, что Вас окружало, всё Ваше: маленького Пипино, членов Вашей большой семьи, даже синьора Антонио, которому поначалу завидовал. А, когда увидел, как он относится к Вам. Как дорожит Вами. Понял, что никогда не смогу создать для Вас то, что Вы заслуживаете, ибо я лишён добродетелей. Тогда и он стал для меня дорогим человеком.
  Вы сотворили чудо. Сейчас я иной человек. Мне больно расставаться с Вами, с маленьким Пипино, но видимо пришло время за всё платить.
  Как не прискорбно осознавать, мой отец оказался прав, каюсь и в этом. А я его убил словом, за правду.
  - Так умерший на ступеньках цыган приходился Вам отцом?! - с ужасом спросил Антонио. Он стоял, как вкопанный, находясь под сильнейшим впечатлением от монолога Джакоппо, не в силах перевести дух.
  - Да, сожалею, мне не суждено было узнать об этом до случившегося, - резюмировал Джакоппо и посмотрел на Дею.
  - Всё, что окружает Вас, моя синьора, стало мне родным. Спасибо Вам за это и простите, если можете.
  У Деи на глазах выступили слёзы. Она сострадала Джакоппо.
  Ачиль всё слышала и тихо плакала за спинами полицейских.
  - Уведите, - скомандовал полицейский. Честь имею. Извините, господа, за беспокойство. Служба, - отчитался полицейский.
  Антонио вышел вместе с ними.
  - Доброй ночи, - пожелал полицейский, закрывая за собой калитку.
  - Благодарю Вас, - попрощался Антонио.
  
  Вернувшись, Антонио зашёл к Дее.
  - Сокровище моё. Я так расстроен всем, что произошло этой ночью.
  - Я тоже.
  - Ты слышала, как он сказал: "я полюбил всё Ваше".
  - Мне его жаль. Увы, ему уже никто не поможет, - произнесла сочувственно Дея.
Оценка: 9.00*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) LitaWolf "Любить нельзя забыть"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) С.Елена "Невеста на заказ"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"