Ёшкин Свет: другие произведения.

Юнга. Глава 11

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжаем выбирать ГлавГада. То есть автор-то, конечно, уже выбрал, но изо всех сил пытается сделать вид, что еще неуверен.
    Глава еще хуже предыдущих. Глава еще меньше предыдущих. Зато предпоследняя: и впервые в жизни я рискую обзавестись чем-то законченным) Пусть и не повестью, но хотя бы половинкой.

  - И где свеча? - скептически осведомилась Ами.
  - Ты привидение собралась вызывать или проверять маршрут?
  - Так и знала, - Ами достала из кармана крохотный фонарик. - Зеркала, конечно, тоже нет?
  - Зачем?
  Зеркало было у самой путешественницы, и это Ишка знал точно. Просто Ами хотелось лишний раз напомнить, что без нее из затеи с гаданием ничего бы не получилось, а все мальчишки годятся только на болтовню и зубрежку геометрии. В самом лучшем случае на то, чтобы прокладывать маршрут и то, обязательно влипнут в какие-нибудь неприятности, не заметят подвешенного на корабль маячка и поверят в вызывание звездолетного. Кажется, Ами сама не ожидала, что штурман так легко согласится уступить им рубку, пусть и всего на десять минут. Зато на те самые десять драгоценных минут перед полуночью, когда звездолетные вылезают из нор, а ведомый корабль обязан свериться с проводником и, если корабль честен, а сигнал пропал, выйти с ним на связь. Что в таких случаях делают шпионы, Ишка себе плохо представлял. Не так-то легко будет старой "стреле" идти за быстрым "Буревестником" по малознакомому сектору и, наверняка, еще прошлогодним лоциям. Как минимум, - отстанет. Как максимум, - ей придется просить о помощи, но это уже ближе к сказкам. К Юнкосмовским байкам о заблудившихся пилотах и кораблях-призраках, у которых когда-то сбился автонавигатор.
  Хорошо было бы расспросить обо всем этом штурмана, но ему о "стреле" ничего говорить нельзя. Кир - это ведь не абсолютно отрешенный от окружающего мира Юрген. Кир весь экипаж прямо ночью на ноги поднимет, но друга Ито отыщет. Вот только юнги об этом узнают уже на Земле, в каком-нибудь маленьком интернате, самом далеком от космодромов, который только смогут отыскать инспектора по защите детства. Проблема в контакте, незаконное присутствие несовершеннолетних на корабле, а если бы еще и о письме Лебедева кто-то вспомнил...
  Узкий луч фонаря скользнул по клавиатуре и замер на бортовом навигаторе. Ами тихо чертыхнулась: с панели управления ей приветливо подмигивал индикатор блокировки.
  - Так ты звездолетного хотела на помощь вызвать?
  - Это уже совсем непохоже на Кира, - сказала путешественница. - Он никогда бы не стал ставить блокировку от знакомых.
  Ишка промолчал. Что он знал о штурмане? Хозяин Брыся. Читает жуткие книжки о подростковой психологии и собирается в отпуске поработать вожатым в Юнкосме. Имеет допуск на Акасу. Все. На Золотую планету, конечно, кого попало не пускают, но и за алиби это не посчитаешь, скорее наоборот. Он там уже был, он мог с кем-нибудь там познакомиться, он мог этому кому-нибудь согласиться помочь...
  - А ты его давно знаешь?
  - Два года, - сказала Ами. - Он тогда еще на другой трассе был. Игорь, это же не может быть он?
  К счастью, лица ее Ишка сейчас не видел, хватало голоса. История и без того выходила какая-то глупая: кого не соберешься проверить, каждый оказывается подозрительным. Онегин гуляет по чужим кораблям, штурман невесть с чего начинает делать тайну из маршрута, о Юргене вообще никто ничего не знает. А еще есть мама Ами, Иннокентий и Зимин - как раз хватит, чтобы для поисков друга Ито можно было кинуть кубик. Свои шансы угадать правильный ответ Ишка оценивал куда ниже.
  - Нужно систематизировать то, что мы знаем, - сказала Ами. - Построить систему и все сразу станет ясно.
  - Нужно пойти и сказать Киру, что звездолетный без свечи появляться отказался. И пойти спать.
  Ами фыркнула и подняла фонарик повыше - посветить на верхние экраны. Будь это огонек свечи, из второго слева монитора должна была бы высунуться крыса в комбинезоне корабельного механика, но неправильный свет вызвал совсем другое, неправильное чудовище. Что-то серое и мохнатое с горящими точками глаз и длинными лапами зашевелилось в кресле капитана. Отважная путешественница пронзительно завизжала и швырнула фонарик в неведомого врага.
  Сам король всех звездолетных Дальнего флота не сумел бы увернуться от этого броска, но Брысь смог. Вначале он одним прыжком взлетел на спинку кресла, потом проскользнул между застывшими юнгами и протиснулся в приоткрытую дверь, прямо в руки удивленному хозяину.
  За хозяином виднелся Иннокентий. Наверное, Кир так и не решился отойти от рубки дальше, чем на шаг, а врач решил составить ему компанию. Ишке вообще казалось, что это его главное предназначение на "Буревестнике": ужинать с Зиминым, проводить вахты с Киром и беседовать о воспитании будущего поколения с Онегиным. Медицинские познания на корабле до сегодняшней ночи не требовались никому.
  - Н-нэко, - к Ами наконец-то вернулся голос. - Он-то здесь откуда?
  - Вы здесь откуда? - спросил Иннокентий. - Ами-тян, что произошло?
  В любом другом состоянии Ами бы нашлась, что ответить. Обвинила бы врача в том, что он ставит кошек выше человека, спросила бы, что он сам здесь делает, на худой конец напомнила бы о неприкосновенности частной жизни, но сейчас Иннокентию повезло. Ами-тян беззвучно согласилась пойти в каюту. Ишка тоже не спорил. Все равно больше на мостике делать нечего, если только не начать всерьез ловить звездолетного. А так и Киру объяснять ничего не придется, и Иннокентию...
  И все-таки перед тем, как уйти, юнга еще раз оглянулся на экраны. На втором слева горела зеленая точка. "Стрела" шла за ними.
  
  Отделаться от врача им удалось только, когда Ами забралась под одеяло, выпила чашку сладкого чая и торжественно пообещала не читать и не смотреть перед сном ничего страшного, а также никогда больше не интересоваться нелепыми суевериями и не устраивать посиделок в темноте. Ишка в свою очередь пообещал дождаться, пока не придет Онегина-старшая, и передать несчастную путешественницу с рук на руки. Правда, сейчас - в кровати, под пледом, разрисованным пестрыми мишками и, кажется, все еще бледная - Ами на бесстрашную покорительницу звездных пространств совсем не походила.
  И где ее мама может ночью пропадать? Впрочем, исчезать неизвестно куда - это, наверное, их семейный талант.
  - Брысю не сильно попало? - спросила Ами. - Я ему завтра кальмаров дам, он их любит.
  - Он отскочил. Ничего страшного.
  - Только не надо меня утешать. Я прекрасно знаю, что я трусиха, боюсь темноты и всю жизнь сплю со включенным светом, и, если все будут делать вид, что это нормально...
  - А мама не удивится, что ты решила гаданием заняться? - торопливо перебил ее Ишка.
  - Ничего. Она теперь с Онегиным все время беседует в кают-компании, ей до меня никакого дела нет. Приходят потом в три часа ночи и начинают рассуждать о том, что лучше поздно, чем никогда.
  Значит, Ишке не померещилось. Мама Ами и правда совершенно добровольно собиралась вернуться к мужу. Бывают же странные люди...
  - Дай книжку с полки, - сказала успокоившаяся Ами. - Вон ту, красную.
  - Иннокентий же запретил.
  - Он страшные запретил. А Конти - это не страшная, а учебная, и мне нужно каждый день по десять задач оттуда решать.
  - Решишь завтра двадцать, - сказал разочарованный Ишка.
  Оказывается, у Ами все-таки есть обыкновенные книги. Наверное, те, которые она покупает сама, а не получает в подарок.
  - Тогда получится, что у меня совсем нет силы воли, почти как у тебя.
  - У меня есть, - сказал юнга и совершенно некстати вспомнил о двух тетрадках у себя на столе.
  Той, в которую он успел только переписать условие задачи, и новой, абсолютно чистой, с гордой надписью "Путевой дневник" на обложке.
  - Вредина, - сказала путешественница. - И колючка.
  Ами села на кровати и попыталась дотянуться до полки самостоятельно. Впустую. Руки у нее все еще чуть-чуть дрожали, и добывать тяжелый том юнга ей не доверил. Будь на то воля Ишки, он бы ей сейчас вообще ничего не доверил кроме сна, и то, только под присмотром Иннокентия. А вдруг именно сегодня случайно перегорит лампочка?
  - Может мне у тебя остаться?
  - Чепуха, - сказала хрупкая испуганная девочка. - Оставь верхний свет и убирайся. И думай над системой, потому что завтрашнее утро - наш последний шанс найти этого альтруиста.
  Альтруист - это потому, что он бескорыстно решил помочь Ито? А может он за деньги решил помочь? И Ишка тут же устыдился своих мыслей. Ну кому на этом корабле могли настолько понадобиться деньги? Зимину? Киру? Юргену на свадьбу?
  В детективных романах герои очень любили рисовать сложные схемы с квадратиками, стрелочками и кружочками. Стрелочек Ишка мог нарисовать сколько угодно, и все они сходились на нем самом. Сложности были с уликами. Единственное свидетельство - царапина на ладони, но никакого разумного объяснения для нее даже Ами не придумала. В КЕК ничего интересного о капитане "стрелы" тоже не писали: родился... учился... допуски... Собственно говоря, всё, кроме даты рождения Ишка и так бы смог по его нашивкам рассказать.
  Никакой связи между Ито и кем-то из экипажа Ишка тоже не видел. Зимин и Кир могли встречаться с ним на Акасу, семья Онегиных - в НИИ Дальних планет... И ведь от кого-то он это имя уже слышал.
  - Ты уходить собираешься? - спросила Ами.
  Уходить. "С нами пошел даже Ито", кто же это говорил? Все вместе они пошли в кафе. В кафе они пошли, потому что всей группе экзамен проставили автоматом.
  Вот! Штурман рассказывал о своем третьем курсе. Задача на одну трубку, как говаривал Шерлок Холмс, осталось только выяснить, ложный это след или настоящий.
  - Слушай!
  * * *
  Никакого разговора с Киром наутро у юнги не получилось. Может быть потому, что Ишка не летал с ним два года назад, а может быть потому, что штурман снова читал Александрову и почерпнул из нее новые полезные идеи. Воспитанника Калинина всегда настораживал вопрос, не хочет ли он что-нибудь рассказать старшим. Как будто старшим вчера не звонили из Юнкосма, не сообщали о пяти пропущенных уроках физкультуры подряд и не говорили о том, что до посадки на Акасу осталось всего четырнадцать часов.
  Словом, штурман так хорошо притворился бестолковым школьным завучем, что Ишка в это перевоплощение поверил и ушел из кают-компании, так ничего и не спросив о "стреле" и даже отказавшись от досрочного помилования. Потом бы вся команда засмеяла: ах, мальчика наказали и он сразу побежал к доброму заступнику. Вот Ами-тян - девочка, и то не просила, чтобы ее отпустили с корабля...
  - А там почта пришла, - капризно сказала Ами. - И срочное письмо Михаилу Федоровичу. Можно я его передам?
  Путешественница сидела в кресле штурмана и на скучный пейзаж за иллюминатором смотрела с жадностью, которой он явно не заслуживал.
  - Ни в коем случае, - сказал Иннокентий. - К письмам из таких высоких сфер может прикасаться только курьер, дежурный и получатель. Вот если вы хотите передать письмо маме...
  Судя по марсианскому штемпелю и ровным строчкам псевдописьменного почерка, их наконец-то догнало то самое извещение. Призванное сообщить товарищу Онегиной Ай, что ее дочь во время посещения Марса вела себя недопустимым образом, что сделало возможным порекомендовать семье Онегиных совместное посещение воспитательных бесед.
  Папа-Онегин будет в восторге.
  - Я передам! - вскочила Ами. - Это ведь очень-очень важно!
  Ишка так и не понял, вспомнила ли она о лингвисте или на самом деле так сильно хотела выбраться наружу. Зато, хотя бы в последний день полета, Ишка все-таки узнал, как зовут ее маму и почему ее так редко называют по имени.
  - Я не пойду, - хмуро сказал Ишка.
  По иллюминатору барабанил монотонный дождь, Брысь все утро прятался на кухне, а система никак не желала складываться. И эта еще Эр-эс, дурацкая планета.
  Военные. Атавизм еще более нелепый, чем хвост у человека на картинке в учебнике биологии. Чтобы воевать в космосе, никаких кораблей не хватит, а на Земле последний раз что-то такое было шестьдесят... нет, семьдесят с чем-то лет назад. И Дальние военные станции тут точно не помогут. Акасу нападет? С единственным пилотом?
  Смешно ведь. Хватило бы обычных станций наблюдения, но все твердят что-то о доктрине безопасности. Вот если вдруг окажется, что наблюдатели не заметили могущественную цивилизацию, с громадным флотом, которая, не пытаясь вступить в контакт, сразу начнет атаковать, причем не Землю и центр, а Дальние планеты...
  Надо же было придумать такую ерунду.
  У Ишки было очень плохое настроение. Вообще-то он слышал, что здесь часто ловят контрабандистов, да и просто темных личностей без разрешения на посещение земной зоны, но серый вид базы раздражал. И ничего интересного - юнга мог бы покляться - в радиусе двадцати километров от базы не было. Зачем туда идти?
  - Игорь, - сказал Иннокентий. - Если ты разуверился в своих поисках, еще не поздно отказаться. Вернешься на Землю, к обычной жизни, свет ведь клином не сошелся на Золотой планете.
  Наверное, Кир пожаловался. А может Ами что-нибудь утром рассказала. А может... она все-таки рассказала о "стреле"?
  - Что-то случилось?
  - Случилось? Даже не знаю, Игорь. Письмо из министерства приказывает срочно вернуть тебя на Землю,
  - Зачем?
  - Без объяснений.
  Случилось. Каким же дураком был Ишка, когда думал, что утро выдалось плохим. Вот сейчас оно плохое, а до этого все прекрасно шло. Брысь, "Буревестник", Ами... он что с ними даже толком не попрощается? А Ито? Куда полетит "стрела", если сегодня вечером неизвестный друг подскажет первому оринскому пилоту, что цель возвращается обратно?
  - Так... мне идти собираться?
  - Тебе решать, - пожал плечами Иннокентий. - Если ты это письмо сейчас Зимину передавать не будешь, он его только в космосе прочитает, за пределами зоны, а оттуда тебя вытащить будет гораздо сложнее. Хочешь - летим с нами, хочешь - возвращайся.
  - Я с вами, - быстро сказал Ишка.
  И даже себе самому юнга никогда бы не признался, что согласился из-за страха. И страха не перед "стрелой", а перед позорным возвращением после бессмысленного полета. Вот придет он в свой отряд в Юнкосме, и что скажет? Что его ссадили с корабля как маленького, перед самой границей зоны?
  А "стрелы" бояться нечего. Пока Ишка будет держаться рядом с кем-то из старших, никто его не тронет. Не затащил же Ито его на Марсе в катер, и не запер на корабле на Беловодной, значит, и на Акасу ничего делать не будет.
   До посадки на Золотой планете оставалось десять часов.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Противостояние"(ЛитРПГ) Ю.Богута "Дышать"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) P.Ino "Война с разумом"(Киберпанк) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ) Р.Ехидна, "Жена проклятого некроманта"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"