Есина Валерия Сергеевна: другие произведения.

Зарисовки на тему мира магии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

  
  
  Пролог.
   Наш Мир полон странностей. Необычные вещи пронизывают его как острые прутья, сосуд с водой. Они проходят сквозь всё, нарушая общий порядок и не оставляя выбора. Мне это уже давно известно, ведь я один из этих проткнутых, нарушенных сосудов. Никто не любит того, чего не понимает. Суеверия и мракобесие оказывают огромное влияние на сердца и умы. Ведь никто не знает, что принесёт неизведанное.
   Глупо было бы говорить, что в моем нынешнем положении виноваты предрассудки. Нет, надо было быть умнее, но увы, мне было слишком одиноко в этом странном мире. За каким-то чертом я все продолжал твердить про то чёрное пятно, машущее мне со стены и про говорящую чашку под домом. Не знаю что конкретно их доконало, но во всем, всегда, виноват лишь ты сам и платить за слабости тоже тебе самому. Почему я не плачу? А смысл? Никому не интересны мои слёзы, теперь я вещь. Предмет на столе, наручный днеметр, салфетка, которой накрывают стол от пыли, ведро с кривой ручной. Вроде бы не дырявое и не старое, но какое-то чертовски неудобное, вызывающее дискомфорт, нарушающее обычный ход дней. Его все пытаются приспособить, потом просто стараются оставить где-то в огороде, будто случайно забыв и вскоре вовсе открыто спихивают кому-нибудь. Хоть так оно принесёт пользу. Никто из них не задумывается о том, что когда-то они сами так его хотели.
  Глава 1. Поместье Кросбоунс.
   Я сижу на полу, деревянном полу клетки посреди большой сцены. В лицо жарко светят лампы, выжигая из тела последнюю влагу. По краям сцены большими золотистыми канатами подвязаны шторы, закрывавшие меня секунду назад. На шее ошейник в лучших традициях рабовладения. Все, даже не самые смекалистые из вас уже давно поняли, что это аукцион. Из-за ослепительного света не видно полон ли зал или пуст, лишь постоянно изменяющейся гул намекает на большое количество присутствующих. В основном это зверолюди. Серафимы крайне редко забредают куда-то кроме близлежащих городов и своей священной горы. А люди и вовсе не интересуются такими сборищами. Все эти раздумья помогают отвлечься от действительно важных вещей. Главным заводилой всего происходящего является какой-то пузатый Редкрофт. Почему именно Редкрофт, да потому, что только в этой семье все сплошь жирные, нечистые на руку богатеи. Они частенько давали кругленькие займы нашему королю за то, что он сквозь пальцы смотрит на их деятельность в Силиире. Народу в столице собственно говоря тоже все равно на происходящее, ведь пара жизней бесполезных бродяг обеспечивают им сытный ужин из трёх блюд. Так что хоть это и подпольные торги атмосфера в зале спокойная и какая-то ни к чему не обязывающая. В постоянном потоке чисел вдруг мелькает номер моей клетки, и судьба оказываются решена всего за три с половиной минуты и удар молотка. Не то чтобы я питал какие-нибудь иллюзии в отношении себя, но кошмарных исходов в голове вертелось предостаточно. Казалось бы, я должен бы чувствовать тревогу или наоборот, но единственным чувством оказалась естественная нужда. Смысла волноваться о дальнейшем порядке течения моей жизни нет.
  
   После торгов в склад хлама заходит высокий зверочеловек в чёрной мантии с серебряным гербом. Этот герб украшает все магазины с магической продукцией в стране, герб дома Кросбоунс. Главный поставщик магических товаров и существ на рынке. Кто бы мог подумать, что им понадобиться такое бесполезное существо. Обсуждая что-то с продавцом от Редкрофтов и передовая на ходу стопку ценных бумаг ко мне движется огромный чёрный медведь. В той мелкой деревушке, в которой мне повезло родиться и выжить только старик Мил видел зверочеловека. Тогда ему только исполнилось семь, но он рассказывал о той встрече каждый раз как выпьет, даже в свои семьдесят четыре. Именно поэтому сейчас мои глаза вот-вот выпадут из орбит от напряжения, ведь впервые мне удаётся увидеть одного из них так близко. На вытянутой морде покрытой чёрной шерстью с серебряным отливом, расположились глаза цвета спелой хурмы. Они грозно прикрыты широкими бровями, от чего взгляд у него тяжелый, как удар булавой. Судя по скромной одежде- это лишь слуга. Грубая лапа аккуратно прикладывает личную печать хозяина дома и договор действителен. Клетку открывают и вручают меня этому огромному существу. Теперь я собственность семьи Кросбоунс.
  
   Столица бурно мелькала цветами за окном машины, сливаясь в единую линию. Это был вовсе не обычный паровой автомобиль. Нет! Это был люксовый экипаж на кристальном двигателе. Даже из далека такого не видел, а сейчас еду внутри. Довольно удобно, если не считать ошейника и компании из двух зверолюдей. Вторым был тоже медведь, но он куда меньше первого и с белой полосой на шее. На носу у него было новое изобретение их компании, озерные линзы. Говорят, они позволяют видеть куда лучше, а иногда и то что скрыто от обычных глаз. Прозрачные кружочки, вставленные в железную оправу, придавали его облику более строгий вид. Шершавыми пальцами медведь со скрежетом перелистывал бумажки договора, тщательно изучая каждую страницу. Общая атмосфера была довольно тихой, не считая шуршания страниц и ветра, от этого делалось как-то неуютно. Тем более сидение было не таким уж и длинным, а медведи не такими уж и маленькими, чтобы сидеть между ними комфортно. Путешествие, как и ожидалось было довольно длинным, и запертый меж двумя тёплыми стенами я уснул. Наверное, мне должно бы что-нибудь сниться, ведь всё-таки я ребёнок, но сны посещали меня крайне редко. Пробуждение оказалось куда более приятным чем ожидалось. Меня не пнули и не дёрнули за ошейник, а просто потеребили волосы. На улице уже смеркалось и кажется стоял лёгкий туман, а может там и не было ничего. Мне частенько виделись тени и туман, иногда цветы или водоемы, которых никто не видел. По началу хотелось рассказать обо всем окружающим, но со временем стало ясно что это кошмарная идея.
  
   Мы были недалёко от крупного города, потому, что только рядом с большими городами есть такое зарево в небе. Глупо было бы строить особняк в таком муравейнике. Экипаж медленно исчез за воротами, а медведи так и остались стоять напротив двери в дом. Это была задняя дверь. Маленькая, с резной ручкой она украшена витражом с изображением серафима и на мой неискушённый взгляд была очень искусно сделана, но при этом оставалась уютной. Желтые и красные стекла пропускали свет, создавая на дороге причудливый цветной узор, я почти смог ещё раз заснуть, разглядывая его. Где-то передо мной звякнул дверной колокольчик, и деревянная дверь с шорохом распахнулась. В светлом проёме стояла лиса в длинном зеленом платье. Из-за её спины пахло так вкусно, что голова кружилась, а в руках у неё лежали булочки с корицей в глазури. Служанка мягко улыбнулась и отдала булки медведям, а те так нежно и глубоко поклонились ей, что хотелось расплакаться. Она посмотрела на меня и пошла вглубь этой небольшой и уютной кухни. Я даже не понял как сам, пошёл за ней. Фигура с длинными красно-рыжими ушами плавно плыла по полу, будто и вовсе не касаясь его. В свете коридора стало видно шрам на левом глазу, ужасный, рваный шрам на её Орехово-янтарном глазу. Мы долго шли мимо разноплановых дверей пока не остановились напротив одной из них, тёмной дубовой с серебряным гербом. За спиной неожиданно хлопнуло окно, от чего я подпрыгнул и перевернулся на месте. Убедившись, что это всего лишь ставня повернулся обратно к двери. Вместо неё меня встретила высокая фигура человека с рогами и оленьими ушами. Его волосы стелились белой атласной волной по чёрному кителю и заканчивались где-то за плечами. Он поблагодарил лису и взяв меня за ошейник втащил в свой кабинет. Внутри пахло пылью и чаем, от чего этот большой кабинет со столом казался теплее. Желтые, слегка раскосые глаза скользили по мне пытаясь что-то увидеть, но так ничего и не нашли. Тяжело вздохнув мистер Кросбоунс прислонился к столу и после недолгих раздумий выкрикнул странное имя, которое мне было не разобрать. Откуда-то слева послышался шорох, потом грохот, а затем и вовсе задницей вверх вывалился невиданный зверь. Он был похож на землероек, что водятся на полях, но размером с восьмилетнего ребёнка и в сюртуке. Таких зверолюдей не существует! Существо шаркая длинными когтями по полу подошло ближе. Ехидная ухмылка на его если так можно выразится лице сопровождалась редкими подхихикиваниями. Сделав пару кругов, землеройка порылась в кармане, будто ища что-то ужасно важное и достало мятую бумажку с кругами и линиями. Слегка разгладив оно посмотрело на свет через бумагу, а затем высморкалось прямо в неё!
  - Это именно то что мы искали милорд.
   Произнёс гнусавый голос, на что мистер Кросбоунс вздохнул с облегчением.
  -Хорошо можешь идти!
   После этих слов пухленькое существо опять спряталось где-то в беспорядке. Я стоял, стоял как стоят статуи короля в каждом крупном городе, но в отличие от них на меня не хотелось любоваться. Обыкновенный мальчишка с лицом полным веснушек и отросшими чересчур волосами. Во мне нет ничего красивого, да и противного, впрочем, тоже. Пока я сравнивал себя с землеройкой высокий мужчина в чёрном кителе с серебряным гербом пристально смотрел на меня. Хотя, наверное, он все же не человек. Возможно это чародей, ведь я слышал со временем магия, текущая через их тела, меняет облик. Есть вероятность и что слухи о том, что высшие зверолюди более похожи на нас правда. Китель сидел идеально на его широких плечах и узком тазу, от чего рванье, напяленное на меня, смотрелось куда худе чем могло. Насытившись моим видом, он показал мне на дверь. Смотря на руку, пальцы которой были чёрные как воронье крыло, я вспомнил что все ещё стою и поспешил выйти за дверь. Он проводил меня к служанке.
  - Сальери, отмой его дочиста и переодень. Завтра я уеду на пару недель, мальчишка на тебе. Расскажи ему все и напиши письмо Люмосфиру.
   В ответ лиса только незаметно кивнула, прикрыв на секунду глаза.
  
  Все комнаты в этом особняке были шикарны, в том числе и моя. Хоть внутри стояла лишь кровать тумба и письменный стол, казалось воздух внутри пах роскошью. В комнате был идеальный порядок, так чисто что страшно даже сесть на кровать. Из окна виднелся хозяйских сад и лес за забором, но как я уже говорил возможно что-то из этого видно лишь мне одному. По саду разливался приятный фиолетовый свет кристаллов, таких же что освещали коридор. В комнатах свет был другим: желтоватым, мягким и тёплым. Кристальные лампы выглядели куда красивее наших и были почти бесконечны, но все магическое у большинства людей вызывало недоверие, а то и вовсе панику. От того магические технологии почти не использовались в людском хозяйстве. Откуда такие познания? К нам в трактир, в котором я мыл посуду, иногда заглядывали знатные чиновники и солдаты. Все это можно было узнать из их пьяных речей. Мало кто в нашем захолустье обучен грамоте, поэтому прочитать книгу, если такая появится не вышло бы. Не то чтобы я совсем неумел читать и писать, умел конечно, да вот только медленно и не всегда верно. После пары десятков минут разглядывания вида из окна, пришлось раздеться и лечь, так как тело всячески бунтовалась против активной деятельности.
  
   На утро меня никто не разбудил. Я сидел и ждал, наверное часа три, а потом решил выйти. Весь коридор оказался заполнен солнечным светом и свежим воздухом, от чего настроение улучшилось. Тихо, почти на цыпочках, я начал исследовать дом. Сначала кухонька внизу, потом пристроенная библиотека, комнаты справа от моей, затем комнаты слева, последним стал сад. Самый большой и красивый сад в Силиире это был сад министра сельского хозяйства Вандура. Говорят, там растёт все что только можно вырастить. Хоть я и не видел того, но этот был в тысячу раз прекрасней. Растения всех мыслимых и не мыслимых цветов и форм создавали орнамент, окружая спиралью огромное, состоящее полностью из красных цветов дерево. Его кора закручивалась вензелями и расходилась причудливыми линиями, исчезая в насыщенно красной кроне.
  - Это самое прекрасное что мне приходилось видеть.
   Абсолютно неосознанно произнёс я и тотчас нечто качнулось моей руки. За грубый палец держалось небольшое существо алого цвета. Оно напоминало крохотную лампу, накрытую пледом из перьев. Они стекали по бокам открывая лишь молочно-белый нос на конце морды и такие же белые лапки. Кажется, 'лама' смотрела из-под перьев прямо в мои глаза, в ожидании реакции. Прежде чем что-то ей сказать стоит оглядеться, ведь со стороны покажется что это разговор с пустотой. На горизонте чисто.
  - Правда красивое дерево?!
   Почти прошептал я. На это, существо повернуло голову на бок как будто она резко потяжелела килограмм на двадцать.
  -Жуть!
   Подумал я и тут же отдернул палец. Красное нечто в свою очередь резко потемнело до цвета черешни и исчезло в цветах. Ох, кажется это было довольно грубо с моей стороны. А вдруг оно нашлет проклятье на это поместье, тогда меня точно вышвырнут или того хуже! Хоть это была лишь теоретическая перспектива я решил не проверять и нырнул в те же цветы.
  - Стой! Прости! Я не хотел тебя обидеть! Я испугался, прости!
   И после пары, тройки десятков листьев и жуков, перед моим лицом застыло то маленькое существо. Оно все ещё было темно красного цвета.
  - Извини, мне правда очень нравится этот сад. Ты ведь в нем живёшь?
   Лама приподняла пару пушистых усиков.
  - Да?! Тогда тебе очень повезло с домом. За всю свою жизнь я ещё ни разу не видел такого прекрасного места!
  Прямо на глазах малютка залилась малиново-розовым цветом, затем пёрышки по бокам поднялись, превратившись в четыре крыла и лама взмыла в воздух. Она взлетела над цветами и сделав круг надо мной помчалась в правую часть сада.
  - Эй стой, куда ты летишь?
   Малютка вдруг резко остановилась и прямо перед ней будто из воздуха появилась многоугольная оранжерея. Стекла в ней переливались как стрекозиные крылья, а цветы шевелились сами собой. Передо мной возникла дверца, и оранжерея впустила меня. Весь воздух внутри был пропитан самыми тонкими ароматами, от яблочного пирога, до запаха свежего утра. На серебряных цепях висели прозрачные горшки, а внизу расположились кованые грядки. Кажется, глаза слезились от таких ярких цветов. На огромный фиолетовый лепесток прямо перед моим носом приземлилась та малютка. Вдруг за спиной я услышал звон дверного колокольчика. Наверняка это лиса ищет меня. Пришлось выбежать из оранжереи и сада так быстро, как только мог.
  На цыпочках, спиной вверх я уже забегался к себе на второй этаж как вдруг служанка недовольно покряхтела точь-в-точь у моего затылка. Тонкая рука поднялась вверх, а я зажмурился, ожидая хорошего подзатыльника. Съёжившись я стоял так наверно пару минут, но подзатыльник так и не получил. Приоткрыв зажмуренный глаз, я увидел, как лиса с очень грустным взглядом опускает руку. Она взяла меня за ухо и отвела в библиотеку, после чего молча выдала щетку для сбора пыли и ушла.
  Пристроенная библиотека больше походила на огромную башню из стеллажей, и вся пыль в ней принадлежала мне. Одежда, которую лиса выдала, была мне маловата и неудобна. Она натерла запястья и шею, от того я расстегнул ее. Работы оказалась не так много, как могло, но и не так мало. Примерно через папу часов зазвенел колокольчик, да так неожиданно что я чуть не грохнулся с лестницы. Где-то внизу раздался шорох и их под кипы книг вылезло то самое существо в сюртуке. Оно почесалось, поругалось на столь ранний подъем и шаркая пошло вон из библиотеки. Неужели оно спит в книгах? Или у него там нора? Из любопытства я спустился и заглянул внутрь. А там из книг был сделан не большой свод и лежала пара ламп с кристаллами. Неужели оно умеет читать?
  - Эй! Разве вежливо заглядывать в чужие комнаты? Я ведь не захожу в твою!
   Сказал знакомый гнусавый голос, от неожиданности я перевернулся на месте, но что сказать так и не придумал.
  - Ох-ох-ох.
   Сказало нечто в сюртуке и почесало круглую голову.
  - Идём заморыш.
  Не сразу осознав, что заморыш это я помялся на месте, а потом кинулся вслед землеройке. Мы шли ко второй части дома в которую дверь я так и не нашёл, но зверь ловко вывел нас по запутанным коридорам в столовую на веранде. Длинный стол был освещён высоченными арками окон с витражами, через которые виднелся лес. Окна не полностью были цветными, узор находился только в верхней части, остальные же стекла были прозрачными.
  - Ну чего ты там встал. Давай, давай садись и ешь.
   Не отрывая взгляда от окон мне пришлось сесть, но как только передо мной появилась еда окна отошли на второй план. В чёрной матовой чашечке виднелся сок, а в тарелке лежало жареное яйцо, немного порезанных свежих фруктов и тонкий ломтик хлеба с красной рыбой. Не то что бы я такого не ел, я такого даже не видел. В том трактире коронным блюдом была похлебка из того что осталось, рис да эль, который варила хозяйка. Даже хлеб отличался. Он был хрустящим по краям и мягким внутри, а не просто сухим. Наверное, служанке надоело что я все это трогаю и разглядываю, поэтому она просто взяла кусок желтого фрукта и сунула мне в рот. От вкуса можно было потерять рассудок, сладкий и пряный он разливался нектаром внутри. От неожиданности и всего остального из глаз потекли слезы. Не то чтобы я был плаксой, но все же мог иногда. От моего вида и лиса и землеройка перестали есть. Наверно не стоило так делать, но уже поздно. Завтрак был вскоре уничтожен, и вместе с опухшими глазами и землеройкой я вернулся в библиотеку. К моему сожалению пыли за это время меньше не стало. Странный зверь в сюртуке долго смотрел как я карабкаюсь вверх по шатающейся лестнице, убедившись, что смерть мне не грозит, он опять зарылся в книги.
  
  Не то чтобы мне уже нравилось это место, но в нем было куда интереснее и спокойнее того трактира. Это поместье, при всём его огромном размере и малом количестве обитателей, излучало уют. В не жилых комнатах всегда царила идеальная чистота, а жилые утопали в беспорядке. Мне было странно смотреть на абсолютно белую постель в гостевой комнате и на свалку книг в библиотеке. В доме со мной никто не разговаривал, лишь изредка Барбар, землеройка в сюртуке, говорил мне идти быстрее или просил перенести книгу, так что даже к концу недели я так ничего и не узнал об этом доме.
  
  В субботу, ранним утром кто-то ворвался в заднюю дверь. Наверняка, ещё пару дней назад я бы даже не проснулся он таких звуков, но после целой недели в этом мире тишины, чужие шаги мне казались землетрясением. Напяливши кое-как одежду, что каждый день меняла лиса я прибежал к кухне. В центре этого крошечного помещения стоял огромный лев в красной одежде. Он грозно смотрел на Сальери и вскоре сказал:
  - Последний раз спрашиваю, где Кросбоунс?
  Его угрозы не принесли плодов, лиса не дрогнула. Львиная лапа со скрежетом прочертила четыре царапины на кухонном столе, после чего мотнув головой и фыркнув он вышел. Служанка в свою очередь продолжила дело. Подождав пару минут и выкурив толстую сигару лев вернулся. Тяжелым шагом ботинок он прошёл мимо меня на веранду и уселся в единственное мягкое кресло где-то в углу. Я как раз следил за ним из-за угла, когда Сальери положила мне руку на плече. Она пришла, чтобы дать очередное поручение, вроде тех, что я выполнял эту неделю. На этот раз нужно было вымыть пыльный сервиз из восьми тарелок каждого размера и начистить столовые приборы. Делал это я конечно же на кухне в обществе лисы. Она молча резала и жарила, мешала и запекала часов шесть наверно. Последним был десерт, состоящий из яблочного штруделя с красной смородиной, я как раз заканчивал натирать ножи, когда Сальери неожиданно запела! Слов не было, но голос оказался очаровательным! Нежный и текучий он красиво переходил из одной ноты в другую пока не замер где-то наверху, под потолком. Это не громкие песни зверолюдей и не ритмичные человеческие, таких песен я не слышал. Хотя было довольно много, нет, даже очень много вещей, что я не слышал или не видел, а иногда и вовсе не знал. На пару мгновений я точно выпал из жизни. Вернула меня тарелка с хлебом остановившаяся напротив лица. Наверно она хочет, чтобы я ее отнёс. И верно, тихо шурша своим неизменно зелёным платьем лиса двинулась на веранду. По каким-то неведомым причинам мы пропустили завтрак, поэтому хлеб пах просто невыносимо вкусно. Очень тяжело голодным находится на кухне, но ещё труднее нести то, что хочешь съесть. Кажется, слюни вот-вот удушат, а глаза срастутся на переносице, но Сальери спасает меня от искушения.
  
  Обычно пустующий стол вскоре был уставлен всем что мог и не мог вообразить мой мозг. На удивление лев послушно сидел в кресле, ожидая, когда его пригласят за стол. Сальери вывела меня вон, вручив стопку чёрной одежды расшитой серебряными нитями. Такого мне ещё не довелось одевать, хотя как-то раз меня нарядили в девчачье платье на ярмарке. Ткань оказалась тонкой и прочной, а сама одежда удобной. Это были шорты до колена со стрелками и подворотами, да рубашка с жилетом. На спине был вышит неизменный герб дома от чего я почувствовал какую-то принадлежность к этому месту и клану. После переодевания мне уложили волосы и выдали озерные линзы. Зачем все это? Лишь мысленно спрашивал я. Не получив вразумительных объяснений Барбар выпихнул моё бренное тело обратно на веранду, надев на руки перчатки и выдав кувшин с каким-то золотистым напитком. За столом уже сидел лев, медведи и сам Кросбоунс. Вроде бы он обещал вернуться через пару недель, но прошла всего одна. Почему же он здесь? Ответ стал известен из их светской беседы. Лучше, чем подливать в стаканы, я умел слушать. Этот лев один из высшего легиона, это вроде королевской свиты или армии. Он приехал в связи с сообщением о том, что некие поиски завершились успехом и он обязан подтвердить информацию. Глава дома в свою очередь приехал раньше из-за сорвавшейся сделки. Дожевав все что ему казалось аппетитным, господин Кросбоунс неспешно объяснил, что такое волнение вокруг приведённого выше факта излишне и только время покажет важность и возможность реализации проекта. Хозяин дома беспощадно гнул свою линию от чего морда гостя искажалась все сильнее с каждой секундой пока он не вскочил. Да, кажется львы и впрямь не в ладах с эмоциями. Разъярённая фигура мгновенно подлетела к Кросбоунсу и когтистая лапа крепко ухватилась за чёрный воротник, оторвав мистера от стула.
  - Ты не понимаешь насколько это важно Мару!
  прорычала клыкастая пасть.
  - Ты ведь не понаслышке знаешь какое этот проект имеет значение! Это перевернёт мир, Мару!
  Всего через пару мгновений лев остыл, опустив господина. Поправив воротник Кросбоунс повторил сказанное ранее и попросил покинуть резиденцию, если больше никаких дел лев к нему не имеет. Я в свою очередь мухой кружил вокруг стола подливая золотистый напиток и убирая тарелки. У медведя с белой полосой на шее лежала сегодняшняя газета, в ней было написано про сорвавшуюся сделку дома Кросбоунс и дан перспективный план в отношении политики компании. Озерные линзы творят чудеса, не знаю как мне удалось разобрать и понять эти закорючки. Магия! Лев сел на своё место и закурил.
  - Твоё хладнокровие как всегда поражает воображение.
  - Как и твоя вспыльчивость Кирай.
  Ехидно перебил господин.
  - Слишком много попыток было провалено, слишком много ценного материала было потеряно, именно поэтому я не могу оставаться спокойным. Ты уже написал в ассоциацию?
   Кросбоунс допил остатки чая и вытер рот салфеткой, после чего устало посмотрел на Кирая.
  - Как раз из-за них то мы и потеряли так много времени и материала, мой дорогой друг.
   Лев обеспокоенно поднял глаза.
  - То есть нет?
  Почти изумленно спросил он. Хозяин дома тяжело вздохнул, так как вздыхают взрослые перед тем как объяснить в пятый раз простую истину.
  - Мне не нужны посредники.
  После этих слов Кирай подавился дымом и даже не откашлявшись как следует стукнул обеими лапами о стол.
  - Ты что смог на прямую связаться с чародеем?!
   Изумлению не было предела, ведь чародеи не просто редкость, а почти легенда. В нашей деревне все верили, что они выдумка, ведь не может существовать человеке умеющего перемещаться во времени и пространстве. Согласен, звучит слишком круто, но видимо они были не правы. Хозяин дома лишь кивнул. Лев медленно сполз со стола обратно в кресло.
  - Ладно, допустим, что ты и впрямь связался с ним, с чего ты взял что этот материал придется ему по вкусу?
  Уже спокойно спросил он.
  - То, что я нашёл, не может не подойти. Ты же знаешь я всегда ставлю только при полной уверенности.
   Лев все ещё выглядел изумлённым:
  - Кто же это и где ты его нашёл?
  Кросбоунс приступил к десерту.
  - Знаешь людскую деревушку на перевале от Силиира до Фалькира?
  - Ту в которой кроме риса и старого трактирного эля ничего нет?
   Господин вытер рот салфеткой:
  - Да, именно её.
  Они были правы в моей деревне и впрямь кроме риса и эля нет ничего, но неужели этой ценностью, о которой они говорили был я? Глупости! Чего во мне может быть ценного? Поехавший мальчишка одиннадцати лет, умеющий только мыть посуду, да убираться. Эта мысль была настолько абсурдна, что я даже заулыбался на мгновение, но вскоре перед моим лицом появилась усатая львиная морда. От неожиданности голова сама отодвинулась назад, а глаза широко открылись. Насупившись Кирай рассматривал мои зализанные темно-шоколадные волосы, веснушки и желтовато-зеленые глаза. Смотрел на шрамик у нижней губы пытаясь найти хоть что-то интересное в этом никчёмном мальчишке. Не найдя ничего фыркнул тёплым воздухом в лицо и закурил.
  - Не знаю, в таком я не силён, но если ты уверен...
  С достаточной долей подозрительности произнёс он, покосившись в мою сторону. Господин устало встал из-за стола и побрел в сторону своего кабинета, вместе с гостем, оставив меня в полном догадок незнании. Можно было бы сказать, что это транс от изумления, но все же скорее это был обморок. Присев на пол, я стал размышлять чем же это никчемное тело могло бы пригодится чародею. Да-да, именно тело ведь уровень моего разума даже мне самому казался жалким. Может из меня выйдет неплохое чучело или приманка? Нет-нет вырядил они так долго искали нечто на столько дурацкое. А что вообще нужно чародеям? Я лишь слышал, что чародеи-это сама магия во плоти. Их силы почти безграничны, а их искусство непостижимо сложно. Нет ни единой книги по чародейству, только гримуары, а они хранятся в библиотеках серафимов. Неужели этим существам вообще может что-то понадобится? Мои раздумья как раз зашли в тупик, когда Сальери протянула мне письмо.
  - И куда мне его нести?
  Спросил я. На этот вопрос уже ответил Барбар:
  - Выйди в сад и оторви красный цветок с дерева в центре, нарисуй его соком крест на обратной стороне письма и скажи, господину Люмосфиру в потерянный дол.
  Пауза затянулась.
  - И что дальше?
  - Увидишь.
   Сказал он. Шел я довольно с потерянным видом, но шёл, ведь больше ничего не оставалось. Чувствуя себя ещё более сумасшедшим чем обычно нарисовал крест, и сказал слова. Кусок бумаги, как и ожидалось никуда не делся и не двинулся. Эта лиса такая же поехавшая, как и землеройка! Или они просто подшутили надо мной? Уже было расстроился я, но неожиданно на руку села маленькая серая птичка. Она аккуратно взяла письмо в клюв, будто бы поклонилась мне и так же внезапно исчезла. Стоило постоять некоторое время, чтобы осознать произошедшее, но я решил переварить все увиденное и услышанное вместе с обедом. Информация разбивалась на куски и со скрипом ложилась в голову, так же, как и обед. Знание того, что магия реальна не спасает от шока при виде чудес и все же мне удалось кое-как успокоится.
  
  День близился к концу, от чего становилось и грустно и радостно одновременно. Дом наполнялся красным светом исчезающего солнца и вечерней сырой прохладой. Я мыл посуду на кухне заворожённый мерцанием разноцветных пятен витража на белых тарелках. По пяткам струился холодный ветерок, а в доме стояла тишина. Не та легкая утренняя тишь, а вязкая вечерняя тишина. Она обволакивала двери и меня, заставляя утопать в самой ее глубине. В этом доме часто менялась атмосфера и наверно от безделья мне нравилось вслушиваться и принюхиваться к происходящему в нем. Хотелось понять, о чем тот думает, что чувствуют его стены и что видит в нем Сальери. Эта лиса вообще будто существовала только здесь и казалось, выйди она вон из поместья, как ее силуэт раствориться туманом в дали. Молчаливый страж поместья Кросбоунс.
  
  За все время я так и не вернулся в ту оранжерею из-за легкого чувства безумия, но сегодня это казалось куда менее абсурдным, хотя сходить туда все же не решался. Количество странностей с приезда сюда увеличивается с пугающей скоростью, но все эти вещи перестают со временем так сильно беспокоить как могли бы или должны бы. На верхнем этаже неожиданно раздался хохот, да такой громкий, что тарелка чуть не выпала из руки. Повернув голову я понял, что эта неожиданность не обрадовала не только меня. В дверном проеме стояла взъерошенная лиса и с испугом смотрела в потолок. Спустя пару мгновений ее плечи медленно опустились и взгляд перешёл на меня. Взгляд вскоре стал чересчур уж недовольный, от чего я осмотрел себя, но так ничего и не понял. Сальери схватила меня за ворот рубашки, зажав его между двумя пальцами и отвела в комнату. Там к моему удивлению она начала расстегивать мне жилет, а потом и рубашку! То, что не стоило в таких вещах мыть посуду я осознал, только покраснев до кончиков ушей и оставшись в одних брюках. Она резкими движениями взяла мою одежду и вышла вон. Вскоре вернулась с другой одеждой и бумажкой со списком. Одевшись я решил найти Барбара, ведь без озерных линз я не мог разобрать и половины написанного. Он в свойственной себе манере ворчал, пересматривая библиотечные книги, когда я окликнул его. Слегка вздрогнув он повернул на меня полный недовольства взгляд.
  - И чего тебе?
  Небрежно сказал он. Я лишь протянул бумажку.
  - Ах вот оно что!
   После этого землеройка почесал свою шарообразную голову. Почесывание наверно должно было способствовать мыслительному процессу, но кажется это не помогало. Порывшись в паре ящиков с картами одна из них была выдана мне и Барбар продолжил свои копания. Видимо, он решил, что я не знаю где магазин, от чего и вручил мне эту бумажку. Полный безысходности я побрел к выходу. На улице уже почти стемнело, от чего задание становилось ещё труднее, но выполнить его надо. Я переходил с большой дороги на мелкие, а потом ещё на более мелкие тропы пока не набрел на низенький домик утонувший в сорняках. У входа висела деревянная вывеска, вроде тех на которых обычно пишут названия, но совершенно пустая. Я присмотрелся и вдруг на ней загорелись ярко-синие буквы
  'Так и будешь пялиться или войдёшь наконец?'
  Наверное, со временем меня перестанут удивлять такие вещи, а пока я в ужасе. Чуть-чуть отдохнув сидя на траве, я все же собрался с силами и вошёл. Внутри это крохотная халупа оказалась просторным домом. Под потолком летали металлические жуки со световыми кристаллами, а за полками в углу был стол. На нем стояла черноволосая девочка в красном, как осенние листья платье и босиком, вешая что-то под потолок. Разобравшись с делами и вытерев руки об платье девчушка ловко спрыгнула на пол.
  - Чего хотел?
  Нагло спросила она. Среди ее чёрных волос висели кроличьи ушки, от чего я немного отвлёкся от вопроса. Девочка подошла и постучала кулаком мне по лбу.
  - Тук-тук, кто-нибудь дома?
  Она была явно младше меня от чего внутри забурлило возмущение.
  - Мама тебе не говорило, что стоит уважительнее разговаривать с покупателями, тем более старшими!
  Миленькое лицо скривилось.
  - С чего это ты решил, что старше меня? Я выгляжу как ребёнок лишь потому, что весь наш род выглядит так! Знаешь ли, стоит сначала хоть немного поучиться самому, прежде чем учить других.
  Сгенерировать достойный ответ у меня не получилось, поэтому я просто извинился. После этого хозяйка все же взяла мою бумажке.
  - Так ты от Кросбоунса, хм, подожди тут пару минут, я все соберу.
   Крольчиха хлопнула в ладони и тотчас из книг вылезли сложённые из бумаги птички. Они расправили крылья и взмыли вверх, потом разлетелись по магазину кто куда. По очереди маленькие помощницы собирали все необходимое и приносила хозяйке, пока не собралась целая сумка банок, склянок, сушеной травы и кристаллов. Черноволосая крольчиха протянула сумку мне, но как только я протянул руку она отдернула свою.
  - Стоп. Мне кажется, ты забыл представиться, юноша!
  Мой взгляд сам самой ушёл куда-то в сторону. Стыдно было признаваться, что как такового имени у меня не было.
  - Простите, но у меня нет личного имени. Меня звали просто 'хей, ты мелкий' или 'мальчишка', или ещё как. Простите.
   Девушка явно не ожидала такого ответа и опешила слегка, а затем сделала задумчивое лицо.
  - Вот и славно!
   Бодро сказала она.
  - Люди выбирают себе абсолютно дурацкие имена! Так что твоё выберу я!
  Такого ответа я не ожидал.
  - Меня зовут Микару или ведьма полёта Микару. Приятно познакомиться. Имя Микару принадлежит одной легендарной ведьме, которая заставила взлететь целый город. Так что оно очень крутое, правда?! Хммм, а ты у нас всего лишь забитый, худощавый человеческий мальчишка, но попавший в самый богатый и известный дом. А ты чудовищно удачлив и кажется тебя ждут великие дела. Знаю! Тебя будут звать Риир! Как самого известного чародея в мире. Я слышала, что когда-то он был продан на аукционе за гроши, но потом выучился и стал ужасно могущественным чародеем. Правда здорово?
  Ее рассказ и впрямь впечатлил меня, но наверно она переборщила с уровнем имени. Спорить с ведьмой себе дороже от чего я лишь поблагодарил ее. Она тепло улыбнулась и завязала мне красную веревочку на руку.
  - Это тебе на удачу Риир.
  Так вместе с покупками я приобрёл имя и первую в жизни знакомую ведьму.
  Глава 2. Начало пути.
  Возвращался я уже в полной темноте, лишь луна подсвечивала тропинки. Вдалеке уже виднелся свет, что встретил меня в первый день, а на пороге стояла обеспокоенная Сальери. Слегка нахмурившись она всматривалась в ночную глушь, теребя в пальцах свой рукав. Её блестящие глаза так и бегали в поисках намёка на что-то, когда я сломя голову понёсся ей навстречу. Нечто ранее не знакомое щемило сердце от вида беспокойства на этой милой мордочке, наверное, впервые меня кто-то ждал. Гремя склянками, я подошёл в плотную к лисе:
  - Извините, что так долго.
   Мне показалось или она вправду улыбнулась, а затем потрепав меня за волосы увлекла за собой в кухню. На светло-коричневом деревянном столе меня ждала кружка тёплого молока и ещё горячая булочка с корицей, как те что были выданы в тот раз медведям. Недолго думая я принялся есть, а Сальери села напротив, будто ожидая от меня чего-то. Её взгляд был по детски любопытным. Я попробовал начать разговор:
  - А вы знакомы с Микару?
   Лисица утвердительно кивнула.
  - Надо же, и много ведьм вы знаете?
  Служанка отвела взгляд, будто вспомнив что-то неприятное. Я поспешил продолжить:
  - А для меня это самая первая ведьма, с которой мне удалось познакомиться. Я думал они страшные, а в их домах полно сушеных монстров и страшных артефактов, ну или банок с паучьими глазами там.
   Даже мне самому это казалось глупым заблуждением, но только так деревенский мальчишка мог представить себе ведьму. Сальери это тоже показалось смешным, ведь её круглые глаза вытянулись в улыбочки, а она сама положила голову и руки на стол передо мной.
  - Я кажется немного нагрубил ей и думал меня в лягушку превратят, а она придумала мне имя и дала вот этот амулет.
   Лисьи глаза снова наполнились неподкупным интересом.
  - Она назвала меня Риир, сказав, что это имя самого именитого чародеям хотя я о нем никогда не слышал.
   Почему-то моя собеседница замерла в удивлении. Затем, через пару секунд встала и принялась рассматривать меня. Трогала мои волосы и заглядывала в глаза ходя вокруг кругами пока снова не замерла. Подумав о чем-то своём пару секунд и потрепав снова мои волосы, она забрала грязную кружку и вернулась к своим делам, будто мы и не беседовали вовсе. Мне осталось лишь подняться к себе и завалиться спать вместе с этим ворохом впечатлений.
  
  Каждое утро сон очень нехотя отпускали сознание из незнакомого мне мира. Еле продрав глаза, я взглянул в окно из которого дул беспощадно холодный ветер и сначала не понял, что за тень сидела на подоконнике. Протерев заспанные глаза раз другой мне удалось разглядеть маленькую серую птичку с письмом в лапках. Она терпеливо ждала моего пробуждения нахохлившись от утренней прохлады и стоило мне разглядеть ее, как крошка стремительно улетела, оставив письмо. Уверенный в том, что прочитать его никак не смогу я умылся и побрел к Сальери на кухню. Наверно это письмо господину, птицы наверняка не сильно хороши в распознавании лиц. Доски слегка поскрипывали под ногами нарушая эту безмятежную тишину пока моя голова не уперлась во что-то чересчур твёрдое. Напротив моих ног стояли ещё одни обутые в чёрные лаковые ботинки, из чего я сделал вывод, что врезался лбом прямо в хозяина этого дома. Он сделал пару шагов назад, а я все так же, но уже напугано смотрел в пол.
  - Утро доброе, мальчишка. Что подняло тебя в такую рань?.
  Голос сверху был спокойным и ровным как зеркало лесного озера, от чего становилось ещё страшнее. В последний раз, когда я спросонья врезался в старую трактирщицу, она отметелила меня то ли прутом, то ли кочергой так, что я ещё месяц хромал на правую ногу и шугался каждого хрустнувшего листочка. От того голос спотыкался о каждый слог как слепой старик в буреломе.
  -Доброе утро господин К-к-кросбоунс! Простите, на подоконнике серая птица, а я не у-у-умею читать и вот я-вот.
   Тишина слегка затянулась перед тем как не улыбнувшийся ни разу на моей памяти господин разразился смехом.
  - Да, мальчишка, ты не только читать не умеешь, так ещё и говорить, что ли?
   Замороженный ужасом я не двигался.
  - Не вежливо молчать, когда с тобой разговаривают, мальчишка. Подними голову.
  Медленно и зажмурившись я поднял голову.
  - Открой глаза!
  Так же медленно приказ был выполнен, но впереди не оказалось злого лица, а была лишь тёплая полуулыбка.
  - Неужели я такой страшный?
  Мотал головой я изо всех сил.
  - Вот и славно. Верно, я ведь ещё не представился тебе. Меня зовут Маруил Эльсар Кросбоунс.
   После этих слов он протянул мне руку.
  - Мое имя Риир, рад нашему знакомству.
  Сказал я, пожав чёрную руку.
  - Риир, хм какое интересное имя. Так что там о письме?
  - Верно, птица оставила это на моем подоконнике, я не уверен, что оно предназначено мне, да и в чтении я не силён.
  - Вот как.
  С этими словами Мистер Кросбоунс взял письмо. Повертев в руках худенький конвертик. он вернул его мне.
  - Раз уж птица принесла письмо тебе, значит тебе его и читать. Невежливо открывать чужие письма, так что пойдём, я дам тебе линзы.
   Мы дошли до кабинета господина и он, как и обещал, дал мне это чудное изобретение, затем протянул длинный и тонкий ножик, но я совершенно не понял дня чего. Мой потерянный вид говорил сам за себя.
  - Это нож для писем. Подсунь его под уголок и вскрой письмо. Мне часто приходится вскрывать конверты, от того он всегда лежит на моем столе.
   Сказал ровный, глубокий мужской голос. Господин вообще являлся примером безупречного джентльмена. Всегда спокойный, одетый в костюм он пах лесной чащей и земляникой. Я открыл конверт и достал тонкую карточку с непонятным рисунком, на обороте было написано:
  'капни кровь в центр круга'.
   Слегка задумавшись я решил, что это не такая уж безумная идея, в свете того что письмо мне принесла птица. Как только капля из моего пальца коснулась бумаги чёрные нарисованные круги засияли белым. От неожиданности рука сама отшвырнула бумажку. Рисунки расползлись на пол и вдруг в самом их центре появилась высокая фигура в темно красном плаще с узором. Под капюшоном виднелась птичья маска, напоминавшая морду совы-сипухи, а из рукавов торчали перья.
  - Люмосфир! Вот это сюрприз.
  Радостно крикнул господин и принялся обнимать этого высоченного монстра. Вдруг, прямо в объятьях Кросбоунса фигура медленно уменьшилась примерно до размера обычного человека и в кабинете раздался второй голос.
  - Да, да Мару, пришёл, как только смог.
   Сказал приятный голос юноши, отливающий хрипотцой. Он развернулся и снял маску, открывшую его молодое улыбчивое лицо и пшеничные волосы. Легким движением худощавой руки гость будто смахнул красный плащ, который тут же испарился, оставшись в полосатой рубашке и брюках с подтяжками. Рукава были завернуты по локоть, открывая совершенно обычные руки, без единого намёка на перья. Его сероватые глаза мягко взглянули на меня.
  - Ну здравствуй, юноша.
   Сказал он мягко, как отец обращается к своему подросшему сыну, которого не видел много лет. Обтерев об брюки свою вспотевшую руку, я протянул ее вперёд.
  - Риир, приятно с вами познакомиться.
   Добрые глаза удивленно открылись, а потом мягко улыбнулись мне.
  - А я Люмосфир. Таких, как я называют чародеями, буду рад иметь с тобой дело!
   От улыбки все его с виду молодое лицо шло мелкой рябью, от чего становилось не понятно, правда ли он молод. Тем более чародеи живут очень и очень долго и не ясно стареют ли они при этом. Пока мысли, разбежавшиеся по темным углам черепной коробки вновь выползали на свет, на его плече я увидел ту самую птичку что принесла мне письмо и кажется именно она забрала то что я отправлял тогда в саду. Неужели это его гримуар? Как я уже говорил, нет ни одной книги по чародейству, все их секреты доверено хранить особенным зверям-гримуарам. У каждого чародея он свой, но все они живут пока жив чародей, а после его смерти уходят куда-то. Куда, ни знает никто.
  - Риир!
  Громко выдернул меня из потоков сознания господин.
  - Скорее иди к Сальери и скажи, что к нам прибыл господин Люмосфир. Это стоит отпраздновать!
   Ноги тотчас сорвались с места и понесли меня точно на кухню, где в свойственной ей безмятежной манере лиса готовилась к завтраку. Она посмотрела на меня, запыхавшегося, одетого в ночную рубаху и скривилась. Кудрявые, спутанные сном патлы лежали на голове гнездом, от чего наверняка мой вид был куда нелепее обычного, но ждать нельзя.
  - У нас гости!
   Победно объявил я. Лиса даже ухом не двинула, она совершенно не понимала важности гостя!
  Это настоящий чародей! Господин Кросбоунс сказал, что его визит нужно обязательно отпраздновать!
  Даже после этих слов Сальери просто тяжело вдохнула. Может для неё это и было лишь частью будничных хлопот, но для меня встреча с чародеем казалось выдумкой или сном! Иногда, ее беспристрастность выводила меня из себя, прямо как сейчас. Тонкая рука махнула мне в сторону выхода и злой как черт я побрел наверх умываться. Внизу, в столовой уже был накрыт прекрасный завтрак, когда я привёл себя в порядок. За столом сидели лишь господин и наш гость. Обычно мы с Сальери и Барбар или после господина, но сегодняшний день был исключением. Наш гость вежливо отодвинул для меня тяжелый стул и с улыбкой сказал.
  - Присядь с нами Риир.
   Немного помешкав я все же сел за стол, потом и Сальери с Барбар присоединились к нам.
  - Люмос! А кто же будет наливать нам напитки?
   С хитрой мордой спросила землеройка. Чародей учтиво улыбнулся и достал из мешочка на руке горстку птичьих черепков, затем пузырёк со светящейся белой жидкостью и капнул по капле на каждый. Вдруг эти белые косточки спрыгнули на пол и превратились в людей с птичьими головами. Это выглядело через чур жутко, от чего глаза сами зажмурились. На мое плечо легла легкая рука.
  - Прости Риир, не хотел тебя пугать. Теперь можешь открыть глаза.
   Это был голос чародея и впрямь, открыв глаза я увидел обычных слуг. Худенькие и одетые в серые шорты и полосатые рубашки они будто летали вокруг стола, подливая напитки и принося блюда. Сегодня завтрак был сытным, может даже роскошным. Я ел, но поглядывал на этих странных слуг одним глазом, все ещё помня их вид с птичьими головами.
  - Куда вы теперь направитесь?
   Спросил Кросбоунс. Гость задумчиво взглянул вверх.
  - Думаю сначала к ведьме, а там посмотрим.
  Чёрная рука господина элегантно взяла чашку.
  - А ассоциация?
   Люмосфир довольно заметно, но сдержанно рассмеялся.
  - Что до ассоциации, мы заглянем туда сами, когда придет время.
  Хозяина дома явно несильно удовлетворил такой ответ. Тонкие брови сошлись морщинкой на лбу, но он промолчал. Я в свою очередь открыв рот слушал их беседу и допивал сок. Вдруг прямо перед моим лицом возникла тоненькая ручонка, от неожиданности ноги сами толкнули меня назад, заставив стул громко скрипнуть о пол. Все взгляды остановились прямо на мне задаваясь безмолвным вопросом: 'что же собственно меня так напугало'. Через пару мгновений все будто забыли об этом и продолжили завтрак. Гладкие пальцы чародея мягко отщипнули кусочек ещё тёплого хлеба и прямо в процессе беседы, так, невзначай передали лакомство серой птичке, что сидела на плече. Тонкие, словно сделанные из чёрных ниток лапки взяли хлеб и аккуратно поднесли к светлому клюву. Наверно я слишком пристально смотрел на это, потому что Люмосфир отщипнул ещё кусок и протянул мне:
  - Хочешь?
  Спросил он. Вопрос тут же отразился на моем лице, ведь поглощённый наблюдениями я не понял, о чем именно меня спросили, от чего промолчал. Серые глаза грустно опустились, а хлеб был отдан птице.
  - Вам все равно придется найти общий язык.
  Прикрыв глаза сказал господин.
  - Риир, ты должен относиться с уважением к своему учителю и доверять как самому себе. Люмос не часто ведёт светские беседы, ввиду образа жизни чародеев, от чего ему сложно общаться, тем более с ребёнком.
   Чародей виновато улыбнулся:
  - Мару, я не настолько безнадёжен и мальчику ещё нужно привыкнуть.
  Он посмотрел на меня.
  - У нас будет предостаточно времени, чтобы подружиться.
   Сказал он мягко, но от чего-то это звучало слегка страшновато. Будто бы это 'предостаточно' было вечностью. Сглотнув я собрался с духом и спросил:
  - Извините, а чему вы будете меня учить?
   От чего-то мой вопрос вызвал удивление у всех сидящих кроме лисы.
  - Сальери! Ты так ничего ему и не объяснила?
   Лиса перевела на господина угрожающе недовольный взгляд, на что Кросбоунс захлопал глазами, как ребёнок которого спросили, кто разбил любимую мамину вазу. Барбар громко вздохнул.
  - Я конечно извиняюсь, но как немая служанка, по-вашему должна была донести до ребёнка эту новость?
   Хозяин заметно зарумянился и притронулся рукой к своему носу, пытаясь скрыть смущение.
  - Прости, видимо за столько лет мы так хорошо научились понимать друг друга что я и запамятовал об этом.
   После этих слов он проглотил своё смущение и сев чуть ровнее, сделав свой вид представительнее сказал:
  - Риир, с этого дня ты становишься учеником чародея. Господин Люмосфир любезно согласился взять тебя в своё подмастерье, так что будь благодарен ему за это.
  Последнее время слишком уж часто меня шокировало происходящее, от чего сейчас я просто замер. Ещё какой-то месяц назад даже зверолюди для меня были сродни сказке, а сейчас мне торжественно объявили, что мальчишка, купленный за бесценок на чёрном рынке, не умеющий толком читать, станет учеником чародея. Холодный пот капельками начал собираться на лбу. Мысль 'не рехнулся ли я часом?' все плотнее сжимала голову. Перед глазами замелькали картинки, они растягивались и кружили разноцветными пятнами пока наконец я не потерял сознание.
  
  Многие с самого детства стремятся куда-то, как трава, тянущаяся за солнцем. Любые трудности и неудачи они превращают в кирпичики этой Вавилонской башни, как бы говоря: 'да, это тяжело, но завтра это пойдёт мне на пользу'. Эдакие супероптимисты, растущие как дерево посреди камней. С самого начала во мне не было таких стремлений, с самого начала я знал, что моя жизнь никчёмна. Даже не помню когда именно осознал это. Старая и глухая людская деревушка, отец каменщик, да мать травница изначально жили плохо, вместе с моими двумя старшими братьями. Никто не был рад моему появлению на свет, никто не крикнул 'Ура!', все просто тяжело вздохнули. Я помню мамины, изрезанные травой руки и усталые глаза. Помню, как она плакала, после моего очередного рассказа про странных созданий в лесу и помню, как она отвезла своего младшего, хилого и абсолютно негодного в хозяйстве сына старой трактирщице. Все это было не просто воспоминанием, это было настоящей частью меня. Все одиннадцать лет это было так до того вечера. Меня на редкость хорошо одели и отвезли в столицу, той же ночью в свете ламп я был продан. С этого момента все пошло как-то неправильно. У меня маленькая жизнь. Совсем крохотная, в ней не может быть богатых и добрых зверолюдей, ведьм и тем более чародеев, думал я, разглядывая белый потолок своей комнаты. За окном смеркалось и приятный мягкий свет уже наполнял комнату. Чьи-то тёплые пальцы теребили волосы, перебирали кудряшку за кудряшкой тихо шурша рукавом о наволочку прямо рядом с ухом. Некто мне пока неизвестный начал тихонько мурлыкать весёлую песенку, что мы частенько напевали в детстве. Тонкий и приятный голос я тут же узнал, хотя лишь раз мне довилось слышать, как она напевает что-то. Она всегда такая добрая, неужели бывают такие? Голова медленно повернулась и на деревянном стуле, прямо возле моей кровати в зеленом платье сидела не Сальери. Юная девушка лет девятнадцати с огненно-рыжими волосами гладила меня по голове и смотрела в окно. Гладкие прямые волосы собирались в два мягких хвоста, а мелкие пряди лежали на лице, обрамляя высокие скулы. Вторая рука подпирала голову этой на вид скучающей молодой особы, пока ореховые глаза не расплылись в улыбке. На левом глазу тоже был шрам, от чего стало понятно, что это всё-таки лиса. Она убрала руку с моей головы и придвинула стакан тёплого молока с тарелочкой шоколадного печенья. Сделав это, она встала, я тоже приподнялся, присев на край кровати. Девушка медленно наклонилась и поцеловала пеня в макушку, после чего похлопав рукой по стопке одежды вышла. В этот раз одежда была совершенно иной. Легкая рубашка в мелкий коричневатый узор, чёрные узковатые брюки и темное пальто с капюшоном, цвета морской волны, наверно. Так же там лежала тонкая чёрная лента для волос и кристальный кулон на длинной цепочке. Даже ботинки были другие высокие и кожаные, они обвивали ногу шнурками, как путы. Меня снова странно одевают. Пока это не заканчивалось ничем хорошим, но преисполненный любопытства я пошёл вниз. Долго же я валялся без сознания ведь фонари в саду уже горели. Путешествие по дому скрасило печенье, которое я как раз доел, заметив открытые настежь двери веранды. Чуть левее, у глухой стены, лицом к саду были выставлены садовые качели, а в них, закинув одну ногу на сиденье расположился чародей. Его волосы походили на пшеничное поле во время ветра и колыхались в такт дыханию тёплых потоков. Он смотрел в сад, даже когда я в плотную подошёл, он, не повернув головы спросил:
  - Выспался.
   Все так же спокойно и с улыбкой.
  - Присядь, мы выйдем рано утром. Ты не скоро вновь навестишь это место.
   Уже чуть более грустно сказал он. Не видя причин для отказа, я сел, сел как садятся крестьяне на одну лавку с лордом. Серый глаз быстро скользнул в мою сторону и расплылся в улыбке. Наверняка он посмеялся надо мной в глубине души, но не проронил ни слова. Оставалось лишь тоже уставиться в сад. Той оранжереи не было видно, может ее и не существовало вовсе, только подумал я как та самая малиновая лама приземлилась на куст возле нас. Глаза сами приклеились к ней как липовые почки к подошве весной. Помешкав минутку, спросил:
  - А вы тоже ее видите?
   Мне было страшно. Вдруг я все же сумасшедший! Люмосфир удивленно взглянул на куст.
  - Ба! Вот это редкость.
  Почти восторженно сказал он.
  - Кажется вы с ней уже знакомы.
   Не в силах сдержать свой радостный порыв я начал говорить:
  - Да, я встретил ее в саду в своё первое утро тут и кажется обидел, но потом мы вроде помирились, и она показала мне вход в чудесную оранжерею! Там было столько всяких растений и пахло так вкусно! На другой день ее и след простыл, а я было подумал, что мне привиделось.
   Наконец закончил я. Чародей выждал минутку, давая мне время добавить что-то, а потом положил руку мне на голову.
  - Ты вовсе не сумасшедший, ты очень одаренный! Мне повезло иметь такого ученика!
  Сказал он и слегка рассмеялся.
  - Ох и намучился же мой учитель когда-то со мной
   Кажется, эти воспоминания для него были особенно дороги, даже голос звучал ещё теплее обычного. Вдруг, на его коленку вспорхнула птичка.
  - 'Кстати, это Сил, мой гримуар. Скоро у тебя тоже появится такой, и ты никогда не останешься один в своих странствиях.
   Его палец тихонько гладил крошечную головку птички, а она ластилась будто кошка.
  - Эта крошка, что сидит на кустике очень редкий вид цветочной феи. Оранжерею, в которую ты попал называют шестигранной и только феи проводники могут открыть путь в неё. Видимо, ты уж очень ей приглянулся.
   Говорил чародей, продолжая гладить птицу. Медленно и цветочная фея подкралась ко мне, сначала сев на ветку поближе, потом на подлокотник, а затем и вовсе развалилась на коленке. Ее красные перья были словно тонкий шёлк, а остальная шкурка напоминала бархат. Вскоре, от моих поглаживаний перья засветились розовым, а лама обратилась в крохотную девочку с молочно-белыми волосами и четырьмя красными крыльями. Она нежно обняла мой мозолистый и растрескавшийся от мыла палец и прижалась к нему щекой. Люмосфир явно удивился, он тихонько придвинулся к моему уху:
  - Если она скажет тебе своё имя, в ответ скажи своё и дай ей локон волос, тогда она станет твоей помощницей.
   Как только шёпот прекратился, я услышал звонкий голосок.
  - Хана!
  Слегка замешкавшись я вырвал пару волос из челки и поморщившись от боли ответил:
  - Риир.
  Малюсенькие пальчики взяли подарок, и девчушка вспорхнула мне на плече. Мы бы посидели так ещё, но Сальери уже манила нас на ужин. В таком обличье ее платье смотрелось куда лучше и сейчас вместо двух хвостов волосы были собраны в один высокий хвостик. Теперь видно тонкую шею и аккуратные уши, но было совершенно не ясно от чего на глаза наворачивались слезы. В этот раз мы ели вдвоём в исключительно тишине дома Кромбоунс. Есть мешала только Хана, возившаяся как жук в волосах и то и дело подворовывая что-нибудь с моей вилки. И в чем же она будет мне помогать, кроме поедания ужина, очень интересно, но сейчас есть дела и поважнее. Нужно собираться в путь! После еды чародей вручил мне кожаный рюкзак и серьгу.
  - Зачем это мне?
  Тут же спросил я. Люмосфир оторвался от складывания рубашек и взглянул на то что висело на моем пальце.
  - Ах это!
  Сказал он так будто совсем забыл рассказать что-то важное.
  - Это серьга ведьмы, она поможет тебе слышать и лучше понимать всех существ что нам доведётся встретить. Пока ты не знаешь их языка, так что она поможет, а тот кулон с кристаллом, что тебе дали ранее это твои доспехи, ни за что не снимай его ни во сне, ни в ванне иначе кто-нибудь может навредить тебе.
  Эти слова прозвучали крайне серьезно, он продолжил дела только когда кулон оказался на шее. После вещей мы начали складывать веские банки, склянки и сушеные растения в мой рюкзак. Затем туда легла пара книг и странного вида камень. Туго затянув ремни, так что даже если бы мне пришлось лететь с горы все осталось на своём месте, чародей взял меня за мочку уха. Я зажмурился, ожидая что сейчас он достанет иголку и проткнет ухо, но он лишь пробормотал что-то и хлопнул меня по спине.
  - Ну все! Теперь мы готовы ко всему.
  Сказал учитель с улыбкой и направился к двери. Пока все занимались приготовлениями начало светать и как-то неожиданно для меня настало время покинуть это место. Не сказать, что тут было хорошо, скорее волшебно! Замечательно! Просто чудесно! На веранде нас ждали все обитатели дома. Кросбоунс стоял у выхода в одной рубашке, он одобрительно кивнул:
  - Теперь ты похож на чародея.
  И после этих слов протянул мне озерные линзы и какую-то полупрозрачную карточку.
  - Не теряй ее! Это твой билет обратно домой, ну и скидка в наших магазинах!
  Сказал он, положив свою чёрную руку мне на голову. Вдруг, некто обнял меня со спины. Тёплые, длинные руки прижали меня и внутри все сжалось. Слезы сами потекли и я развернулся, уткнувшись носом в Сальери. Она гладила меня и терлась влажной щекой о лоб и волосы, пока они не стали совсем мокрые. Затем ее тёплые губы прижались к щеке, и она расплылась в улыбке. Весь ее вид будто говорил мне: 'я буду скучать, но уверена что все будет хорошо и когда-нибудь мы вновь увидимся'. Или мне так хотелось думать. Барбар хлопнул по плечу.
  - Ты уж постарайся не помереть там, доходяга.
  Сказал он и отдал какую-то смятую бумажку Люмосфиру.
  - Кажется теперь мне это уже не понадобится.
  Такими были последние слова, услышанные мной в этом чудесном, теплом и тихом доме.
  
  Глава 3. Ученик чародея.
  Мы вошли в лес. Ханна тихонько вытирала мои слёзы, сидя на плече, а я просто шёл за на удивление большой спиной учителя.
  - Интересно, теперь Сальери всегда так будет выглядеть?
  Неожиданно даже для себя самого произнёс рот. От чего щеки залило румянцем.
  - Нет. Это временный эффект подаренного мной кольца. Достал его в последнем путешествии и принёс в подарок хозяйке дома. Его сделала ведьма света и после того как магия иссякнет, его надо будет хранить в солнечном месте около месяца, чтобы потом вновь использовать.
  Видимо даже у магических предметов есть срок использования и правила. Надо же! Значит помимо ведьмы полёта Макару есть ещё и ведьма света. Интересно сколько всего существует ведьм? И вообще, куда мы направляемся и чем займёмся? Любопытство терзало разум как стая голодных голубей сухую корку хлеба. Думаю, из-за специфического рода работы Люмосфир не почувствовал бушующий поток моих мыслей. Лес густым куполом накрывал нас и мягко вёл в нужном направлении. Где-то слева между деревьев скользнула небольшая тень и по привычке я не придал особого значения, но Ханна от чего-то вздрогнула. Ноги утопали в лесной подстилке, хрустя ветками как вдруг нечто схватило воротник пальто. Оно стремительно тащило меня в сторону, когда учитель обернулся и застыл в изумлении, не увидев меня за спиной. Липкая и тонкая нить прочно и быстро сковала тело, как вдруг прямо перед глазами появилось женское лицо. Тонкие черты лица очерчивали блестящие чёрные волосы, уложенные в причудливую объемную прическу. Её бездонные глаза изобразили улыбку.
  - Славно, славно.
  Практически прошептал неприятный, булькающий голос и она приблизилась вплотную.
  - Я уже давно смотрела на тебя, человеческий ребёнок. Ты так вкусно пахнешь, что весь лес учуял тебя. Мне пришлось пожрать многих чтобы ты достался именно мне. Хи-хи-хи.
  От ужаса дар речи исчез, как и мысли из головы. Я конечно видел чудищ, но не таких больших и ещё не разу они не пытались откровенно сожрать меня. Что-то зашевелилось в нагрудном кармане, но меня больше волновало приближающееся лицо с вылезающими хелицерами чем дискомфорт. Они уже были в паре сантиметров от шеи как неожиданно её тело оказалось окутанным чем-то вроде розового стебля. Шипастое растение плотно обвивало все лапы, заставляя паучиху тщетно дергаться и ругаться.
  - Вот ты где.
  Сказал запыхавшийся голос учителя и сияющее перо быстрым движением разрезало паутину, а затем воткнулось в грудь монстра. Она вздрогнула и подняла взгляд, замерев так уже навсегда. Я ещё долго думал об этом, идя впереди Люмосфира, но так и не нашел себе оправдания.
  К обеду мы добрели до старой хижины, стоявшей на берегу речушки. Камыши да ирисы плотным забором отгораживали её от мира. Учитель отряхнулся слегка, затем взглянул на меня и рассмеялся. Пока мы шли, мои вьющиеся волосы собрали целый гербарий из листьев, веток и ягод, что очень забавило Люмосфира, так ещё и посередине всего этого спала Ханна. Как птенец в гнезде она нежилась обвитая каштановыми кудрями.
  - Кажется она устала.
  Спокойно произнесли улыбающиеся губы.
  - Хорошо что она вовремя связала ту тварь, иначе тебе пришлось наблюдать как заклятье кулона убивает её, а это, должен сказать, не самое подходящее для ребёнка зрелище.
  Он снял Ханну с головы и положил её в мой внутренний карман. Так тот стебель был ее заклинанием, стоит поблагодарить как проснётся. Отряхнувший меня чародей двинулся в хижину, но вдруг замер в паре шагов от двери.
  - Ведьмы, начал он, они все странные и каждая по-своему, так что постарайся реагировать спокойно.
  Я сглотнул слюну и заступил за спину учителю. Легкая дверь отворилась, впуская нас туда. Куда именно? Точно сказать не могу ведь изнутри это место выглядело как храм. Будто выточенные реками стены уходили вверх, обволакивая длинные окна и смыкаясь голубоватым сводом вдалеке. Огромный зал заканчивался возвышением и роскошным витражным окном. Разные оттенки синего на нем складывались в изображение девы с трезубцем в руках и короной из ракушек на голове. Закрученные словно рога единорогов они стремились вверх к потолку будто прорастая из ее синих, как океан волос. Словно сошедшая с витража дама восседала на троне. Хотя восседала это было громко сказано, скорее находилась. Съехав на половину и задрав подол юбки, она рассматривала пучок ниток что безбожно портили платье. Мы уже подошли в плотную к трону, но ведьма не подняла взгляда. Синие, как и волосы глаза сосредоточенно собирались в кучу вокруг курносого носа. Словно ещё одна пара рук ее косы висели по обе стороны шевелясь сами собой. Люмосфир стоял почтительно склонив голову все это время, ожидая что девушка заметит его присутствие. Не в силах так больше стоять я кашлянул. Две пары глаз медленно и уверенно вонзились в меня гарпунами, от чего тело пошло мурашками. Учитель многозначительно закрыл глаза и собравшись с волей улыбнулся.
  - Ах, Ариэль, твоя юность и красота все никак не даёт мне покоя по ночам.
  Слова провозились в воздух как в бездну. Юбка, выскользнувшая из рук мягко скатилась по прелестным ножкам, прикрыв их от прохладного воздуха гуляющего по замку.
  - Ты же не могла забыть о нашем уговоре. Конечно нет! Твоя молодая и острая память не могла дать осечки!
  Щеки ведьмы порозовели. Она фыркнула и задрала вверх свой хорошенький носик.
  - Конечно нет!
  Сказала, как отрезала вползающая обратно на трон девушка.
  - Я просто немного задумалась и прорвала трезубцем новую юбку, только и всего. Ты прав это не может испортить мою неземную красоту и нечего жаловаться на то, что она не даёт тебе покоя, Люмос. Проживи ты хоть три тысячи лет, все равно нет ни малейшей надежды что я задумаюсь о тебе в таком плане.
  Закончив свою тираду, она открыла глаза и снова уставилась на меня.
  - Неужели ты стал на столько милосерден что начал подбирать котят с улицы.
  Учитель, не изменившись в лице начал подниматься вверх по ступеням.
  - Ариэль, грубость не красит юных дев, а вот верность своему слову, отнюдь.
  Девушка помялась и встала.
  - Извини, меня зовут юная ведьма потока Ариэль, а ты?
  Выпрямившись и набравшись всей галантности что смогла скопиться в моем теле от пребывания в доме Кросбоунс я поклонился.
  - Меня зовут Риир, не так давно я стал учеником чародея Люмосфира, о прелестная юная леди.
  Глаза ведьмы тотчас заискрились как река в солнечный день, и она подлетела ко мне.
  - Прошу меня простить за мой не подобающий вид,
  сказала она, краснея до кончиков ушей и приметная ногой порванный край юбки.
  - Может вы желаете чаю?
  Любезно спросила хозяйка замка, но учитель резко вмешался.
  - У нас нет времени на чай Ариэль, прошу исполни свою часть договора, если все ещё желаешь, чтобы я выполнил свою.
  Пригрозил он. Немного помяв руками юбку, девушка щелкнула пальцами, и мы все оказались во дворе напротив конюшни. Двое юношей покрытых то ли бликами, то ли чешуйками вывели вперёд белого как первый снег коня. У него были яркие жёлтые глаза со зрачком, напоминающим минус и шелковая грива. Заворожённый его красотой я сам не понял, как моя рука потянулась к нему, но ее перехватили. Моргнув, для точности зрения я отпрыгнул. Вместо белой лошади на том месте стоял чёрный как смоль монстр, не имеющий губ и увешанный спутанными клоками волос. Его ноги оставляли чёрные липкие пятна, а глаза леденили душу. Учитель твёрдо держал мою руку, не давая ей коснуться того существа.
  - Это Кэлпи.
  Сказала ведьма.
  - Ох, мальчик не стоит так бездумно трогать все красивое, ты что же не знаешь, что во всех сказках за это обычно платят жизнью.
  Глаза Ариэль расплылись в хитрой улыбке, и она погладила нечто по боку. Оно потерлось о ее рукав своей мордой, радостно приветствуя хозяйку.
  - Как и обещала одолжу его на один раз, но как только слезете с него лучше не пытайтесь дотронуться, иначе я вам уже не помогу.
  Чародей кивнул и достал из кармана не свежего вида носовой платок. Расшитый чёрными нитями он блестел инициалами господина дома Кросбоунс, вводя меня в ступор. Словно собака девушка радостно подскочила к учителю и тот разжал держащие платок пальцы.
  - Ах молодой господин, надеюсь мы ещё увидимся, а пока поберегу это для того что бы снова получить его, но уже лично от вас.
  Словно опьянённая ведьма терлась щекой о платок пару минут, а потом вспомнила про нас. Из складок юбки ее тонкие пальцы достали бумажку с символами и бросили в реку, точно у берега. Рисунки засияли синим и на том месте образовался водоворот.
  - Не ешь их сегодня Кэлпи.
  Томно сказала она и танцуя исчезла в сиянии воздуха, а нам предстояло взобраться на этого ужасающего монстра. Учитель, как и подобает старшим бодро ринулся вперёд. По дороге он захватил меня и просто кинул на спину монстра. Чёрная жижа как болото обняла ноги, сначала мои, а потом и учителя. Существо высокомерно взглянуло на нас и прыгнуло в водоворот. Вопреки ожиданием мы не захлебнулись и не пошли на дно топориком, а будто влетели в туннель. Чёрный хвост Кэлпи с шумом врезался в полоток, заставляя брызги лететь во все стороны. С каждой секундой становилось все темнее пока свет совсем не померк. Я схватился за ногу учителя, да видимо так что тот ущипнул меня за бок.
  - Погоди, скоро станет светло.
  Сказал он, и впрямь через пару мгновений тусклый свет снова разлился по туннелю, и мы вынырнули где-то посреди бесконечного моря. Страх отпустивший меня на мгновения вонзился в мою душу с новой силой. Чудище неслось сквозь волны так что вертел свистел в ушах.
  - Если так пойдёт и дальше мы точно вывалимся с края земли!
  Почти прокричал я зажмурившись. Спустя пару минут ушедших на осознание ситуации за моей спиной чародей разразился звенящим смехом.
  - Дурачок! Земля, она же круглая!
  Говорил он, прерываясь на смех и кашель от брызг. Немного поразмыслив уши сами зарделись.
  - Я знаю, просто забыл.
  Очень тихо произнес я и прижался ближе в крупу, что бы учитель не увидел моих ушей, но тут же на мою голову легла его рука.
  - Ха-ха-ха, как же с тобой интересно! Я лет сто так не смеялся!
  Хоть его слова и разжигали во мне огонь стыда, с другой стороны становилось как-то по-семейному тепло от его смеха.
  Брызги разлетались в стороны зажигаясь радугой вокруг пока не показался отвесный утёс. Выдающийся в перед острый каменный обрыв уходил в бушующее море и скалы, а наверху виднелся луг. Махнув хвостом Кэлпи выпрыгнул прямо на самый верх и обернулся белым конем. Он подвёз нас к небольшому каменному дому и остановился. Люмос слез и снял меня, после чего грозно посмотрел на коня, тот фыркнул и неспешно убрёл куда-то в море.
  - Это мой дом.
  С легкой ноткой гордости произнёс учитель и я повернул голову. Небольшой двухэтажный домик стоял точно посреди идеально зеленого луга, а за ним словно расчесанный гребнем рос ровный сосновый лес. Зелёная трава шёлковым ковром стелилась под порывами морского ветра поблескивая серебром и вновь загораясь зелёным.
  - Мы все ещё в королевстве людей?
  Поинтересовался я.
  - Нет.
  Быстро сказал Люмос и двинулся к дому. Приятная деревянная дверца уже была открыта, будто приглашая войти. Дверной проем оказался завешан шторой из сверкающих бусин и переливался всеми цветами радуги.
  - Это царство зверолюдей?
  Снова предположил я.
  - Нет.
  Опять отрезал учитель.
  - Неужели...
  Начал я говорить, когда чародей повернулся ко мне.
  - Нет Риир, этого места нет ни на одной карте. Тут нет ни завтра, ни вчера и в гости никто просто так не заглянет.
  С каплей одиночества закончил он. Обувь была тоскливо оставлена у порога. Дальнейший путь мы проделывали босиком. Слева находилась небольшая кухня, которая не часто использовалась, а справа туалет и душ. В глубине дома притулилась крохотная по меркам поместья Кросбоунс гостиная с большим окном и видом на лес, но мы шли не туда. Тёплые деревянные ступени привели на второй этаж. Здесь все двери были закрыты, но на каждой изображён венок. Ни одно растение не повторялось, отличая рисунки по цвету и настроению.
  - Видишь тот венок с голубой елью, шишками, цветами хлопка и красными ягодами?
  - Да!
  Незамедлительно ответил я.
  - Это твоя комната и личный кабинет для занятий.
  Учитель протянул мне ключ с желтоватой биркой и красной лентой на ней.
  - Не важно в какую замочную скважину ты положишь этот ключ, любая дверь приведёт тебя сюда.
  Глаза сами впились в этот не замысловатый ключик.
  - Это магия?
  Он улыбнулся.
  - Конечно! Только запомни предметы, сделанные чародеем, имеют особое название. Все что ты создашь, даже будь это бусина меняющая цвет в лунном свете это будет называться артефакт. Так же вещи, созданные ведьмой, называются сосуды, а бумажки по типу той, что Ариэль кинула в воду, или я прислал письмом заклинаниями, не в зависимости от того, кто их сотворил, хотя сами они различаются по сути.
  Впервые я услышал хоть какое-то разъяснение от чего взгляд устремился на учителя. Наверно я выглядел как щенок после слова 'гулять', но кажется Люмоса забавил мой интерес.
  - Иди и разбери вещи, поговорим ещё после ужина.
  Слегка расстроившись я пошёл выполнять назначенное. Пока раскладывал банки и склянки из рюкзака думал об Ариэль, кажется ей нравится Господин и определенна она падка на лесть. Почему же эта ведьма так зациклена на возрасте? Думал я. Оказываются кто-то держит таких страшных созданий как Кэлпи. Никогда таких не видел. Наверно потому что люди боятся всего магического в наших землях такие страшилища и не водятся. Чуть что, деревни вызывают Ведьмаков и платят им просто баснословные суммы. Хотя, понятно за что.
   Вскоре травы уже были развешаны, банки стояли на полках, а я лежал на новой кровати. Не думаю, что у чародея вообще были другие ученики, от чего удивительно что кровать совсем не пахнет пылью. Если нет времени, может и пыли нет? Удобно. В комнате были не высокие потолки с толстыми балками. Вокруг них обмотан то ли провод, то ли веревка с кристаллами. Наверно они сами загорались при наступлении темноты.
  Кто-то постучал. Потянувшись, я открыл дверь ногой, но там оказался один из птичьих слуг учителя.
  - Ужин подан юный господин.
  Сказал то ли мальчик, то ли девочка, развернулся и ушёл. Они странно двигаются будто вовсе не живые. Мне они не нравятся, но поесть надо. Внизу за столом ждал Люмосфир. Он терпеливо нарезал хлеб в ожидании меня.
  - Эх и дано я не ел с кем-то здесь. Готов поспорить сегодняшний ужин будет вкуснее обычного.
  Я улыбнулся и сел за стол. Эта еда была не похожа на то что готовила Сальери. Простая каша с мясом и салат, порубленный каким- то не уравновешенным человеком. Почему? Да потому что куски капусты больше походили на фарш из неё, редис нарезан полу кольцами, а луковица просто лежала рядом. Кажется, сейчас учитель понял ход моих мыслей.
  - Один из них совсем новенький, кажется он ещё не понял, что к чему.
  Снисходительно произнёс чародей. Я зачерпнул каши и положил ее в рот. Неожиданно прямо перед моим лицом появилась рука. Она будто нарисовалась в воздухе из неоткуда, и я подавился. Закашляв кашей добрую половину обеденного стола снова смог дышать. Надо убраться, только подумал я, как снова другая рука возникла перед лицом.
  - Не беспокойся, ты скоро к ним привыкнешь.
  - Учитель! Они живые?
  Серые глаза поднялись вверх, коснувшись пшеничной челки. Он задумался.
  - Они не то что не живые, скорее не совсем материальные. Это птичьи души, привязанные к глиняным черепкам с помощью магии. Их тела сотканы из магии и не совсем являются частью этого мира. Обычные люди их даже не видят.
  - А если они держат свечу к примеру? Люди видят летающую свечку или просто непонятный свет?
  - Хах, хороший вопрос ученик! Люди не имеющие тела и разума с магическими нитями не могут видеть их, но вот свечу они видят, да только мозг не находя логики просто игнорирует информацию от глаз, так что получается свечу и свет они видят и не видят одновременно.
  Это был интересный ответ. Такой интересный что я кажется пару раз промахнулся ложкой мимо рта. Чародею нравилось пояснять такие вещи и ещё больше нравилось то что я их понимал. За окном начинало смеркаться и в один миг все маленькие кристаллы, разбросанные по потолку, загорелись. Свет шёл со всех сторон, мягкий и рассеянный как зимнее солнце.
  - Пора спать Риир, завтра нас ждёт длинный путь и много дел.
  Произнёс тихий и приятный голос учителя отправляя меня в ванну и спать. Переполненный впечатлениями разум быстро заснул под успокаивающий шелест ветра и моря. Новый день начался рано, почти с восходом солнца один из слуг ворвался ко мне. Он принёс махровое полотенце для лица и чистое белье, а затем молча ушёл, не закрыв дверь. Люмос уже задумчиво ковырялся в каше, когда я пришёл завтракать.
  - Доброе утро учитель.
  Ответа не последовало. Искусно сделанная металлическая ложка со скрежетом вырисовывала на тарелке круги, пока чародей пытался проклясть овсянку взглядом. Нам точно предстояло нечто проблемное и не приятное, но видимо обязательное. Не в силах нарушить его раздумья я съел кашу молча, поставил тарелку в мойку, собрал кое что в рюкзак и только потом хлопнул учителя по плечу.
  - Ох, Риир, ты напугал меня. Завтрак на сто..ле.
  Приостановился он. Светлые брови морщинкой сошлись нам переносице.
  - Прости, кажется я задумался. Тут время совсем не движется, и я привык уходить в раздумья на дни или недели.
  Собрав кашу одним движением ложки, он вкинул ее в рот и встал.
  - Ладно! Выдвигаемся в ассоциацию немедленно!
  Гордо объявил одетый в ночную рубаху парень и засуетился. К удивлению, спустя пару минут он уже был готов, но зачем-то встал на против двери на втором этаже. Серые линии вырисовывали на ней венок из перьев и всякой мелкой всячины, вроде бусин, птиц и неведомых ягодообразных цветов. Он достал длинный белый ключ.
  - Риир! Не разговаривай без причины, все там сидящие считают, что полностью контролируют мир с помощью своих бумажек и правил, но назваться хозяином и быть им разные вещи. Говорить буду только я, ты отвечай на вопросы и не отходи ни на шаг. Там опаснее чем в озере с сотней Кэлпи.
  Вид Люмосфира говорил сам за себя. Кажется, по его коротко подстриженным вискам покатились капли пота, но ключ уже торчал из двери.
  - Ах да, Ханна, пока мы не получим гримуар помогай ему всем чем можешь.
  Девчушка вспорхнула мне на плаче.
  - Естественно, чародей!
  Уверенно сказал ее на удивление приятный голос. Ханна редко говорила, возможно для фей это было нормально, но я никак не мог понять почему она меня защищает. Пока раздумья захватили мою голову учитель повернул ключ и дверь распахнулась. Практически бесконечные стеллажи с бумажками и книгами уходили ввысь, и не думая заканчиваться. Вдоль них летали крылатые создания, о которых я слышал только песни, это были Серафимы. Мы устремились вперёд по коридору пока на пути не встал златовласый юноша в линзах и с блокнотом в руках.
  - Добрый день господин чародей. Мы рады приветствовать вас в обители знаний, но кажется я уже в тысячный раз повторяю, что стоит заблаговременно предупреждать нас о визите.
  Юноша двинулся вперёд. У него белые легкие штаны, обвивающие резинкой ногу чуть по ниже колена и легкая ситцевая рубашка из которой виднелись крылья.
  - Комиссия очень занята, но, полагаю для вас они выкроят время.
  - Не стоит беспокоится, я пришёл не с таки уж и важным делом так что не думаю, что вмешательство совета четырёх будет уместно.
  Мальчик приподнял одну золотую бровь, а затем выдохнул, проводя глазами круг вдоль таких же золотых ресниц.
  - Хорошо, как вам будет угодно.
  Незаметно для всех мы подошли к лифту. Чёрная кованная решетка открылась, впустив нас и скрипнув вновь срослась. К кабине не вело ни одного троса, от чего я страшно удивился, когда мы прямо-таки полетели вверх. В мгновение кабина донесла нас до другого этажа. Там была лишь пара лавочек и большие двустворчатые двери с надписью 'Архив'.
  - Заполните эту форму, я подойду к вам через десять минут.
  После этих слов юноша глянул на стеклянный кружок на груди и ушёл. Стоило его золотым волосам исчезнуть, как и улыбка учителя растворилась. Вздрогнув он достал перо и начал писать.
  Точно по будильнику юноша вернулся к нам спустя десять минут. Взяв в руку лист выданный ранее парень замер. Он приблизил листок к себе, а потом как-то заговорщетски глянул в мою сторону. Ханна тут же выпрямилась ещё сильнее и сделала серьезный вид, а я ничего не понял.
  - Господииин чародеей!
  Протянул он.
  - Это дело точно будет решаться комиссией! Вы серьезно думали, что разрешение на регистрацию ученика и нового гримуара вам выдадут обычные писари?!
  Мальчик потёр переносицу, а затем дунул в тонкий свисток. За дверью послышался тихий звон бубенчика и из закрытой комнаты вышла маленькая лисичка. Пушистая, с чёрным подпалом и бубенчиком в ухе она была просто прелестна. Наверняка Сальери выглядела так в детстве. Она мельком глянула на меня и быстро отвернулась.
  - Не глазей на гостей глупое животное!
  Сказал златовласый и отвесил лисичке хороший подзатыльник. Она молча склонилась.
  - Я полечу к комиссии, а ты проводи их в зал ожидания. И чай! Не смей забыть о чае для гостей, этот мужчина чародей!
  Он дотронулся до своих туфель, и они засветились. Тонкая нога толкнулась, и парнишка взлетел вверх, оставляя лишь золотые отпечатки, что рассыпались пылью через мгновение. Мы посмотрели ему в след и переглянулись.
  - А я так надеялся избежать этой встречи.
  С разочарованием и тоской проплакал учитель. В такие моменты он был очень похож на ребёнка. Некто потянул меня за рукав. Это была крошка лиса. Она смотрела в пол утягивая в кабину лифта. И снова мы летим вверх. Это точно магия! На новом этаже не было дверей, решетка впускала нас прямо в богато украшенную гостиную. Решётчатые арки окон были увешаны белой тканью и обрамлены золотом. Кучерявые ножки стульев и лавок будто прогибались под тяжестью расшитой золотыми лилиями ткани. Маленькая служанка сию секунду принесла чай и встала по правую руку от Люмосфира.
  - И что теперь нас ждёт.
   Он поднял глаза.
  - Ну, нудное слушание. Куча упрёков и условий, а потом запись тебя в истинные чародеи, полагаю.
   Я выдохнул. Звучало скучно, но терпимо. Ханна быстренько слетела с моего плеча, когда на столе появилось печенье. Светлое, с сушёными красными ягодами, оно пахло вполне аппетитно. Разложив крылья на столе и усевшись в блюдце, спиной к чашке девчушка принялась уплетать печенье. С хрустом она умяла добрую половину тарелки, а затем наверно решила, что негоже есть в одиночку и пихнула одно из них мне, другое учителю, а третье лисе. Малышка оторопела. Наверняка ей нельзя есть его, ведь такое угощение лишь для гостей. 'Понимаю её!' Я тоже обливался слюнями, когда нёс отборную сушеную оленину для заезжей знати.
   Однажды, один из них заставил меня съесть кусочек, а потом избил за то, что якобы я украл у него угощение. Служанка не двигалась, так и замерев с печеньем в руках. Крылья Ханны уже начали наливаться алым когда Люмос вмешался.
  - Ты можешь его съесть. Никто не узнает об этом, да и если что нельзя отказывать феям-проводникам.
  Чародей подмигнул и только спустя минуту, аккуратно лисичка откусила краюшек. Она выглядела очень счастливой кушая его. Через пару чашек чая златовласый парнишка вернулся. Выглядел он довольно измученно и не проронив ни слова подошёл к пустой стене. Вытащив из кармана перьевую ручку и чернила, он начертил какой-то символ и вдруг, на стене начал проступать силуэт двери. Мальчик отошёл, встав боком к дверям, и они распахнулись внутрь.
  - Совет четырёх ждёт вас, господин Люмосфир!
   Не мешкая мы вошли в зал. Точнее, мы вошли в огромный, будто бы стеклянный шар. Полукругом нас встретил парящий стол с четырьмя существами. Озарённый солнечным светом ровно напротив меня сидел серафим. Шесть его крыльев сияли и колыхались, будто ветер щекотал каждое перо. По правую руку сидел ещё один, но его крылья были небольшими и росли из головы. Вместо волос её покрывали белые перья, а его веки были опущены. Слева от шестикрылого сидела женщина с голубыми глазами и ушами как у лани. Она была безумно красива и чем-то похожа на господина Кросбоунса. Последнем председателем было нечто в чёрном капюшоне. Все четыре его руки что-то делали. Одна писала, другая мешала чай, третья держалась за капюшон, а последняя приглашалась нас подойти ближе. Белый мраморный стол опустился ниже и шестикрылый посмотрел на меня.
  - Сие чадо выбрано учеником, чародей?
  - Да!
  Незамедлительно и пугающе серьезно ответил учитель. Серафим вылетел из-за стола, тут же оказавшись возле меня. Его белая рука потянусь вперёд, как вдруг вокруг его запястья затянулся плющ.
  
   - Фея?! Довольно редкое создание.
  
   Констатировал он вырывая руку из пут.
  
  - Раз она признала в нем хозяина значит мальчик силён, но настолько ли, чтобы вынести тяжесть мироздания?
  
   - Он ещё юн, но я возлагаю на него большие надежды.
  
   Практически белые глаза наконец отлипли от меня, вонзившись в учителя.
  
   - Мы здесь как раз для того чтобы посмотреть суждено ли твоим надеждам оправдаться Люмос.
   Создание вновь вернулось к себе на место. Следующая заговорила лань.
  
   - Мальчик, видишь ли, ты эту фею у себя на плече?
  
   Я взглянул на чародея, пытаясь понять можно ли отвечать. Он кивнул.
  
   - Да, вижу.
  
   - Опиши её мальчик.
  
  Её просьба звучала глупо, но я описал Ханну во всех мельчайших подробностях.
   - Хорошо, как давно ты видишь странные вещи?
  
   - Сколько себя помню.
  
   Она перевела взгляд на крылатого, и он кивнул, повернув голову вправо. Закрытые глаза второго серафима распахнулись и конечно же уставились прямо на предмет заседания. Светло-голубые радужки плавали из стороны в сторону, будто наблюдая за каким-то жуком, а потом снова закрылись.
  
   - В его душе много страха, печали и одиночества, но все же она прекрасна. Нет причин сомневаться в чистоте его помыслов.
  
  Сказал второй серафим.
  
   - Раз так, то думаю у совета нет причин отказывать в вашей просьбе...
  
  Хотел было шестикрылый закончить, как четыре ладони замерли в воздухе. Пепельные руки обрамлённые синий полосой на каждом запястье медленно опустились.
  
  - Сила, страх и боль могут дать ростки в слабой душе, стоит испытать мальчика.
  
  Произнёс ужасный голос. Чародей побледнел, как и все сидящие кроме главы совета.
  
  - Какое испытание вы предлагаете, господин Аид?
  
  Капюшон повернулся в сторону совета и всего на мгновение, там в глубине темноты изнанки его плаща я увидел три серых глаза светящихся желтым светом хищника. Дрожь четкой волной пробежала по телу, и оно замерло.
  
  - Кубический лабиринт, полагаю, вполне подойдёт.
  - Он ещё ребёнок! Лабиринт, это чересчур!
  
  Воскликнул учитель, но этих слов никто не услышал, как и всех последующих. Согласно решению совета четырёх меня, вместе с Ханной переместили в лабиринт. По словам чародея, это магическое измерение внутри одной из комнат этого здания. Там я окажусь в мире иллюзий прошлого, бушующего и собственных страхов. Всего внутри ждут четыре комнаты которые нужно пройти насквозь, что бы не происходило внутри. Совет будет наблюдать за всем испытанием и вынесет решение, как только я закончу.
  
   И вот моя первая комната. Абсолютная тьма ведёт вперёд тусклой тропинкой как вдруг вокруг разливается тусклый свет. Старенькая и низенькая лачужка обхватывает нас. Она мне знакома, именно там я родился. За столом, возле лучины сидит отец, поглаживая мозолистой рукой сутулую спину мамы.
  
  - За что нам такое наказание? Разве я недостаточно молилась?!
  
  Сквозь влажные руки бормочет Мама
  
  - Нет милая, ты не виновата, что он такой. Это ведьмы прокляли деревню за то, что мы выгнали их. Он ведь вовсе не плохой ребёнок.
  
  Спокойно говорит отец.
  
  - Ах, милый, как ты можешь говорить что он не плохой раз видит и разговаривает с монстрами, может он и сам демон! Может от того и болеет что в нашем праведном доме ему нехорошо?! Давай отдадим его, прошу!
  
  - Это ещё одни руки в доме, он ведь уже помогает тебе по хозяйству?
  
  - Да, но мне жутко с ним наедине! Иногда, ни с того не с сего он начинает говорить на другом языке с абсолютной пустотой! То спотыкается в чистом поле! То его тень начинает двигаться сама по себе, а иногда... иногда нечто шепчет мне на ухо пока я шью. Он проклят! Давай продадим его трактирщице!
  
  Отец опускается ниже, прямо к уху мамы.
  
  - Хорошо, раз таково твоё желание.
  
  Картинка меняется. Я стою посреди комнаты, мама одевает на меня единственную белую рубаху в доме и подвязывает поясом.
  
  - Мама, а куда мы едем?
  
  Она не обращает внимания, продолжая одевать ботинки. В углу комнаты сидит длиннорукое чудовище, оно смотрит на меня и смеётся.
  
  - Глупый, глупый мальчишка. Тебя оставят в лесу, что бы волки не крали больше овец.
  Я кладу свою маленькую ручку маме на плече.
  
  - Ты ведь не скормишь меня волкам, правда мамочка?
  
  Женщина поднимает на меня глаза. Морщинистые руки останавливаются и её сероватые зрачки испуганно смотрят вперед. У неё измученный вид. Потрескавшиеся губы и темные круги вокруг глаз.
  
  - А ты хочешь, чтобы тебя съели волки?
  
  Неожиданно спрашивает она. Холодные капельки пота катятся по седоватым вискам к кривой улыбке. Трещинки на губах начинают блестеть красными каплями крови стекая на зубы. Женщина смотрит пока её зрачки не начинают дергаться. Монстр, недавно сидевший у стены стоит прямо за ней.
  
  - Видишь мальчик, я не вру тебе. Хочешь я съем её и того большого мужчину? Я могу съесть и волков если ты разрешишь мне.
  
  Его длинные руки берут мамин подбородок.
  
  - Давай же, скажи, я разрешаю тебе съесть этих людей хи-хи-хи и они больше не будут ругать тебя или наказывать.
  
  - Нет!
  
  Я с криком толкаю монстра.
  
  - Уходи! Я не позволю тебе никого съесть! Убирайся чудовище!
  
  Мама шарахается от меня и забрав остатки вещей выбегает из комнаты. Монстр снова садиться в угол.
  
  - Тогда я подожду, когда они выгонят тебя и съем их! Ха-ха-ха-ха-ха!
  
  Окружение опять меняется. Мы стоим у двери, мама тянет мою руку, а монстр придерживает дверь.
  
  - Пойдём, сынок, тебе там понравиться.
  
  Я делаю шаг.
  
  - Да иди от сюда страшный мальчишка, уходи, уходи!
  
  Вторит ей монстр. Я останавливаюсь и хватаю маму за руку.
  
  - Нет мам, если я уйду, он съест вас!
  
  Мамины глаза наполняются ужасом.
  
  - Я уже говорила, хватит пугать других! Быстро выходи и садись в телегу!
  
  - Нет, говорю же он сказал, что как только я уеду он может...
  
  Звонкая пощечина ударяет по щеке и мама с силой начинает тащить меня в проход. Руки сами хватают дверной косяк.
  
  - Нет! Я не поеду! Я не дам вас съесть!
  Кричу я, а монстр смеётся, смеётся над моими слезами и напуганной мамой. Хохочет во весь голос пока ноги не оказываются за порогом.
   Словно туман дом растворяется, и я снова в темноте. Видимо это была первая комната.
  Тяжёлое дыхание быстро восстанавливается и сознание успокаиваться.
  
  - Это просто иллюзия, просто кошмар.
  
  Говорит фея гладя меня по щеке. Я всегда знал что мама боялась меня, но совсем забыл про то чудовище.
  
  - Ханна, оно ведь не могло съесть их?
  
  Девчушка мотает головой.
  
  - Нет, это слабый монстр, он может есть только жуков и пыль. Но если бы ты разрешил ему, то он мог бы. Если сильный человек прикажет, даже такой слабый демон может съесть человека.
  
  - А ты?
  
  Со страхом спрашиваю я.
  
  - Да.
  
  Незамедлительно и спокойно отвечает фея.
  
  - Если я захочу, но теперь мы связаны, и ты можешь запретить мне есть людей.
  
  - Я запрещаю! Ханна, никогда, слышишь! Никогда не ешь людей!
  
  Она смеётся и садиться на плече.
  
  - Хорошо, хорошо, я совсем не люблю есть людей, они совершенно невкусные. Мне больше нравятся ведьмы. Вот они куда вкуснее.
  
  Пока мы болтали новая комната уже впустила нас. Это веранда в поместье Кросбоунс, где мы всегда ели, но сейчас тут абсолютно пусто. Сухие листья, скрипя, танцуют в малюсеньком вихре на полу. Вокруг всё поросло пылью так что можно рисовать узоры. Прозрачные когда-то окна перетянуты паутиной и разводами. Я тихонько иду внутрь дома, пока не оказываюсь в кухне. Раковина заставлена грязной посудой, а вокруг царит жуткий хаос. На кухонном столе стоит железное блюдо, накрытое такой же железной крышкой. Задняя дверь тихонько распахивается, и я иду вперёд, но замираю прямо перед порогом. В свете проема возникает восьминогий силуэт паучихи. Она стоит на лужайке заматывая чьё-то тело в паутину. Дверь открывается на распашку и становиться видно, что весь сад покрыт паутиной и там лежат коконы. Ужас начинает щекотать изнутри, и я отхожу, врезаясь в стол спиной. Железная крышка со звоном ударяется о пол и голова сама поворачивается.
  - О, мальчишка, ты уже нашёл главное блюдо!
  На тарелке отрубленная голова Сальери, вместо глаз лежат орехи, а во рту торчит яблоко.
  - Мы как раз собирались полакомиться ей, мои дети изрядно проголодались!
  Не знаю что именно я чувствовал, но оно было похоже на ураган. Страх, злость и ужас перемешались в единый поток. Такого со мной раньше не случалось. Это я виноват, что не смог увидеть монстра раньше и защитить дом. Это все моя вина. Рука сама открыла ящик и достала самый острый нож, что я точил. Теперь-то я знаю что нужно сделать. Повсюду ползали пауки.
  - Я спрошу один раз, это ты сделала, восмилапая?
  Голос на этот раз прозвучал очень незнакомо, но все же он был мой.
  За спиной раздался лишь смех. Костяшки на руке побелели, и я побежал, рванул так что Ханна слетела с плеча, но все исчезло, стоило ногам оказаться за порогом. Это была вторая комната.
  Мы шли по тропинке, белой тропе, состоящей будто из скорлупы. Впереди уже начал вырисовываться силуэт как вдруг все исчезло. Я снова стоял перед советом.
  - Мы видели достаточно Люмос! Хватит его оправдывать! Аид был прав!
  Почти кричит то ли лань, то ли олениха.
  - Мальчик не знал любви, естественно он злился на того, кто отобрал единственную её крупицу! Это ничего не доказывает!
  Белые крылья с шорохом поднимаются.
  - Довольно споров, мы не на базаре. Успокойтесь госпожа Илель. Это была жестокая иллюзия и все же чародеи должны поддерживать равновесие. Проявление ярости и тем более попытка убийства недопустимы. Мальчик не подходит.
  - А я не согласен!
  Говорит голос неприятный как скрежет гвоздя об метал.
  - Это нужно было сделать! Они убили всех обитателей дома! Разве это уже не нарушает баланс?! Кто вообще определил что вы должны решать мою судьбу.
  Я поворачиваю голову и ровно за моей спиной стоит ещё один я. Этот ужасный голос его? Вдруг он делает шаг вперед, и мы сливаемся. Рот открывается, но слова льются не мои.
  - Это чародеи должны решать что верно, а что нет, а не вы. Вам это всё не подвластно и ответственность не ваша. Я вырасту и стану великим чародеем. Я сам буду решать, что верно, а что нет! Кого правильно убить, а кого нет! И сгублю всех, кто посмеет мне противостоять! Мы пожрем вас вместе с Ханной, и никто не сможет остановить нас. Ясно!
  В ушах начинает звенеть. 'Что ты несёшь Риир! Так нельзя! Нет, я так не думаю, это не правда!' Мое тело будто вываливается из него, оставляя того Риира смеяться как сумасшедшего. Ханна на его плече сначала превращается в ламу, а потом начинает расти. Её узкая пасть наполняется острыми зубами и слюной, а алые глаза загораются. Красные перья покрываются кровью и из-под них начинают сочиться куски мяса. Я пячусь назад пока не вываливаюсь вон из кабинета.
  Словно пыль на ветру все исчезает. Но я не могу успокоиться сердце колотиться в ушах, а губы так и повторяют слово 'нет'. Страшно! Мне ни разу не было так страшно! Это Ханна и я? Что это было, если не мы? В темноте окружающего загорается зелененький огонёк и перед лицом появляется моя Ханна. Маленькая, с добрыми глазами она протягивает вперёд зеленую веточку. Это ветвь мяты.
  - Все хорошо Риир, это снова лишь иллюзия. Они испытывают твой разум.
  Тонкий свежий запах будто заползает в сознание и сердце успокаивается. Фея улыбается и ложиться на голову. Свесив вниз руку она гладит мой лоб.
  - Куб и придуман, для того чтобы понять, что таиться в твоей душе. Здесь нет ничего реального и настоящего.
  - Но они сказали что в иллюзиях может являться будущее, разве нет?
  Она зарывается в мои волосы.
  - Иногда то что показывает куб, сбывается, но это лишь случайное пересечение реальности и вымысла, больше ничего. Им не подвластно время и судьба-это не нить.
  Впервые она так много сказала, но душе стало легче.
  - Ты ведь не можешь стать монстром правда?
  Маленькая ладошка хлопнула меня по лбу.
  - Прекрати думать о всякой ерунде, даже если и могу это не имеет значения. Там был плот иллюзии и страха. Надо идти, вставай Риир.
  Шатаясь я побрел вперёд по стеклянной тропе, что появлялась под ногами. В этот раз мы шли и шли, но вокруг была лишь тьма. Я думал о словах Ханны. Судьба-не нить. Это значит она подвластна нам. Это хорошо. Меня всегда волновало, что нечто могло заранее решить все что мы должны сказать и какие решения принять. Не хочется думать, что все неизбежно и ты лишь танцуешь под дудку какого-то крысолова. Сзади раздался треск. Такой, как раздаётся под ногами перед тем как лёд треснет, и ты провалишься в холодный ад. Я успел повернуться, но мы уже летели стремительно вниз, а наверху, на оставшейся стеклянной тропе стояло нечто в чёрной одежде, с посохом и четырьмя руками. Я жмурился от ветра, как вдруг все вокруг засияло. Штаны трепало из стороны в сторону, и мы неминуемо летели на зеленую поляну. Это не было иллюзией ведь тело казалось таким тяжелым. Шелковая трава уже было коснулась лба, и подумалось, что это конец как поток ветра схватил тело. Отряхнувшись я встал и посмотрел в даль. Это был зелёный холм, такой яркий что глаза слезились, а чуть ниже текла лазурная река. Вдалеке виднелась каменная тропинка и мостик, на ту сторону. За рекой поляна продолжалась и исчезала в синеве неба. Я сделал шаг, быстрый поток вторя мне тоже пронёсся вперёд, щекоча травинки.
  - Ханна? Ты это видишь?
  Мне никто не ответил. На голове оказалось пусто, как и везде. Я пошёл вниз по тропе. Речка оказалась мелкой. В ней плескались рыбёшки, а камни сияли прямо со дна. Какое красивое место, жаль, что нет ни одного цветка. Стоило только подумать, как все от реки до горизонта покрылось мелкими нежно-розовыми и голубыми цветочками. Теперь они колыхались вместе с травой. Воздух тут был чист так же как и вода.
  - Где это я?
  Вслух произнёс голос. Это был мой голос, но более глубокий и низкий. Я повернулся, боясь увидеть там другого Риира, но сзади оказался лишь небольшой деревянный дом с верандой. На ней стоял мальчик лет десяти со смуглой кожей и белыми волосами. Отгородив солнце ладонью, он смотрел вдаль пока не расцвёл улыбкой. Мальчик махал кому-то в дали. Я повернулся посмотреть кому он машет, как вдруг все вокруг почернело. На небе облака нарисовали чёрную спираль, а ветер дул так, что в ушах свистело. Сверкнула молния, и в центре спирали мелькнул силуэт огромной птицы. Когда второй раз сверкнуло, нечто, напоминавшее птицу уже камнем летело вниз. Оно с грохотом рухнуло на землю и даже не знаю зачем я побежал к нему. Ноги беспощадно тонули в чёрной грязи, пока я совсем не пошёл на дно. Нечто чёрное, как тело Кэлпи тянуло вниз пока свет не померк. Мое тело висело в невесомости, между закатом и рассветом, небом и землёй, жизнью и смертью, как вдруг в ушах зазвенел голос.
  - Риииир! Давай руку!
  Я не знаю чей это голос, но руку я протянул, и чья-то другая влажно-холодная рука схватила её. Потом вторую, за тем и обе ноги оказались в чьей-то власти. Я ничего не видел, но некто ходил вокруг, шаркая и приговаривая.
  - Хорошо, хорошо.
  Повязка упала с глаз и перед лицом оказалось чудище. У него были огромные, оранжево-желтые глаза и чёрная, напоминающая исполинский череп морда. Чёрное нечто блистало кожистыми крыльями во тьме. Затем, оно дыхнуло и я исчез, будто и не было никакого Риира на этом свете.
  Очнулся я на руках у Люмосфира, посреди светлой комнаты. Он что-то обеспокоено говорил, но я не разобрал ни слова, будто речь на другом языке. Откуда не возьмись появился один из совета, серафим с крыльями из головы, он положил руку мне на лоб и тепло разлилось по телу.
  - Слышишь меня, мальчик?
  Я моргнул.
  - Хорошо, не бойся и спи, завтра силы вернуться к тебе.
  После этих слов глаза сами закрылись и я уснул.
  Перед взором оказался совершенно не знакомый потолок. Белый, расчерченный золотыми кругами и совершенно не знакомый. Что-то брякнуло не далеко от уха, и я вскочил. Возле прикроватного столика замерла лисичка. Её шерсть стояла дыбом, а глаза казалось, готовы выпасть. Я схватил её руку, отчего бедняжка напугалась ещё сильнее.
  - Прости, я не хотел тебя напугать.
  Все с таким же ошарашенным видом она помотала головой. Как только рука выскользнула из моей, лисичка убежала, оставив на столе лишь чай и печенье с миндалём. Ханна закопошилась в волосах.
  - Мм, сегодня другое? Пахнет вкусно.
  И лениво свалившись с моей головы пошла по кровати за печеньем. Набив щеки фея все таки спросила.
  - Как себя чувствуешь?
  Я лишь пожал плечами.
  - Выпей чаю, его наверняка сделал тот голубоокий. Чувствую в нем сильную лечебную магию, так что пей.
  И правда после чая по телу вновь разлилось это приятное чувство.
  - А меня надо от чего-то лечить?
  Ханна усиленно зажевала.
  - В кубе, что-то пошло не так и тебя кинуло в поток времени и пространства. Я не успела ухватиться и твоё тело, не привыкшее к таким вещам, слегка пострадало. Но ты чародей, так что не страшно. Попади туда кто-другой на вечно потерял бы или разум или тело.
  За дверью копошились и к удивлению вскоре протиснулись: чародей, лань и головокрылый.
  - Вам нечего здесь делать, останови вы Михаэля и Аида мальчик бы не пострадал.
  - Нечего собственничать чародей, он принадлежит нашему дому от кончиков волос, до ногтей на ногах.
  Злобно бормотала женщина. А серафим беспомощно зажатый между двух упёртых баранов старался не разлить чай. Через пару минут возни они все же вошли.
  - Как ты, милый? Мару говорил что ты пугливый ребёнок, прости что пришлось такое пережить.
  Ласково сказала голубоглазая женщина-лань и погладила меня по голове. Её уши оказались покрыты белой шерстью с коричневыми пятнами и выглядели мягко. Мару. Наверно она сестра господина Кросбоунса, тем более сказала что я принадлежу им.
  - За то мы теперь точно уверены что мальчик чародей, и уже готовим разрешение на гримуар.
  Сказал наливающий чай Серафим.
  - Да лучше бы я заполнил тысячу форм, чем позволил моему ученику пережить такое!
  Возразил Люмос. Они ещё долго пререкалось в моей комнате и делали бы это дальше если бы дверь не открыла лисичка. Лицо Илель скривилось.
  - Чего тебе, грязное отребье?
  Потупив взгляд служанка начала бормотать.
  - Все готово для принятия мальчика в чародеи, вас просили пройти в комнату совета.
  Нехотя все собрались и еле втиснувшись в лифт поднялись к кабинету. За столом уже сидел шестикрылый и Аид.
  - В соответствии с решением совета, Риир Кросбоунс внесён в реестр чародеев и имеет полное право на гримуар. Прошу, подойди ко мне мальчик.
  Только я подошёл, как палец крылатого начертил ровный круг на лбу. Затем, с помощью пера и светящихся чернил серафим написал некое заклинание.
  - Это знак того что мы: Серафимы, зверолюди, люди и магические создания признаем тебя чародеем.
  После этих слов он склонил голову, как и все члены совета.
  - Мы верим что ты будешь использовать дарованную тебе силу благородно и правильно.
  После этой краткой церемонии нас проводили к выходу.
  - Отправьте Сил, как только мальчик найдёт свой гримуар.
  Люмос кивнул. Мы вышли и наконец очутились дома.
  Стоило оказаться за порогом, а двери захлопнуться, как учитель обнял меня.
  - Прости, Ханна рассказала обо всем, что там произошло. Стоило повременить с ассоциацией. Это моя вина.
  С души будто рухнул камень, и слезы облегчения покатились сами собой. Страх, грусть и все остальное растворилось в тёплых руках этого, почти не знакомого мне чародея. Мы долго обнимались пока за спиной не раздался кашель. Вполне симметрично и синхронно наши головы развернулись к стоявшей посреди коридора Микару.
  - Это конечно трогательно, подозреваю что может и важно, но смущающе.
  Сказала зарумянившаяся ведьма.
  - Ты уже здесь? Быстро...
  Неуверенно сказал он и сразу встал ровно, как будто внутри разогнулся железный прут.
  - Риир это...
  Уж было начал чародей.
  - Оставим формальности. Мы с ним знакомы и даже больше.
  Люмосфир заметно удивился, посмотрев сначала на неё, а затем на меня и снова на Микару.
  - Вот оно как.
  Девчушка пожала плечами и уверенным шагом направилась вниз в крохотную гостиную. Сидела ведьма так, будто это её дом и мы в нем прислуга, даже не гости.
  - Так значит он будет у меня учиться?
  Учитель кивнул.
  - Хорошо, это добрый мальчик. Тогда за эту неделю постарайтесь получить разрешение и сам, этот, ну как его!
  - Гримуар.
  Не выдержал я.
  - Да, верно мальчишка.
  И закончив фразу ведьма замерла. Её обычно болтающиеся среди чёрных волос ушки отодвинулись назад, а рука потянулась в карман платья. Учитель тоже напрягся, ну а я замер.
  - Что-то не так Мика?
  Взглядом девушка указала на меня, точнее на голову. Люмос прищурился, а затем вставил в один глаз, непонятно откуда взявшийся монокль.
  - Это не к добру.
  Тихо сказала она и бросила содержимое кармана в меня. Ханна резко закашляла и я тут же взял фею в руки.
  - Ты в порядке?
  - Да, да в норме, такой низкосортной связывающей пылью мне не навредить.
  Отмахиваясь говорила она пока ведьма таращилась на происходящие.
  - Что это за грубиянка, кидающаяся магическими порошками?
  - Ой, это ведьма полёта, может и грубая, но она хорошая. Только не надо её есть!
  С испугом произнёс мой дергающийся голос. Красные глаза Ханны прикрылись молочными ресницами.
  - Конечно не буду, ты ведь запретил и у нас контракт. Нечего так волноваться глупый Риир.
  - Контракт?!
  Вскрикнула Микару и вскочила.
  - С-с-с ней-то?
  Тыкая пальцем и заикаясь досказала ведьма. Не понимающие глаза всех присутствующих явно её озадачили.
  - А что не так?
  Микару выдохнула, рухнув обратно на диван.
  - Господи, Люмос, ты как пятилетнее дитя! Кто же в здравом уме позволяет своим недо ученикам заключать контракт с ВЫСШЕЙ ФЕЕЙ?!
  Последнее было сказано так громко что стеклянные пробирки на окне задрожали.
  - Высшей?
  С недоумением и в один голос произнесли мы с учителем. Мика стукнула себя ладонью по лбу так что даже след остался.
  - О великие ведьмы, дайте мне сил и терпения, ведь с этими чародеями ни того, ни другого не напасёшься! Это высшая фея, создательница Кокоро и сестра матери фей Касы, известная как карающая длань.
  Недоумение постепенно заполняло комнату, пока не уперлось в самый потолок.
  - Погоди, хочешь сказать это она покарала прошлую ведьму полёта?
  - Именно! Она опасна как никто другой!
  Теперь все смотрели на Ханну сидевшую на ладони и спокойно слушающую все обвинения.
  - И чего вы уставились-то? Сами уже все сказали. Чего от меня-то ждёте?
  Ничего не поменялось. Только я смог сформулировать вопрос, ведь он давно уже терзал сознание.
  - Ханна, почему ты мне помогаешь?
  Она развернулась. Взлетела, положив руки мне на щёки и прижалась.
  - Ты наверняка не помнишь. Тогда это тело было куда меньше. В те времена я скиталась и случайно попала на земли людей. Магии тут почти не было и приходилось много ходить пешком. В итоге, голодная и уставшая я свалилась в высокой лесной траве. Проснулась от криков и рыка. Передо мной стоял человеческий ребёнок и плача отгонял палкой потрепанную собаку. Она лаяла и кидалась, но он стойко махал веткой и дрожал. Вскоре на крики пришла женщина. Она прогнала собаку и успокоила мальчика. 'Что ты защищал?' спросила она, и малыш тыкнул пальцем прямо на меня. Человеческие люди не должны видеть фей, если те того не желают, но он видел. Боясь до дрожи сам, все равно защищал непонятное ему создание. Вот это смелость! Я решила, что навсегда запомню его и если встречу ещё раз, то отплачу всем, чем смогу.
  Все молчали.
  - Так это была не бабочка?
  Удивленно спросил я и Ханна заулыбалась.
  - Нет, совсем не бабочка.
  Она обняла меня, а за тем снова села на голову. Было ещё кое-что, волнующее и требующее разъяснений.
  - Ты правда убила ведьму?
  - Да.
  Быстро и четко прозвучал ответ.
  - Она нарушила баланс природы своим заклинанием и навсегда изменила ландшафт. Это непростительно и все ведьмы знают об этом.
  - Да, верно! Знают, но смерть это слишком!
  Вскрикнула Микару.
  - Ты ведь не была с ней знакома?
  Спросила фея, а Мика только потупила взгляд.
  - Ты судишь по тому что тебе рассказывали, а я по тому что видела сама. Сара упивалась могуществом своих заклятий и летающие горы были одни из вечных памятников её тщеславию. Тысячи не заметных ей жизней оборвались в тот день, и я не могла все так оставить.
  - Да, но можно было ведь и поговорить!
  - Хах, безумие не излечить словами, если оно появилось, то уже никуда не денется.
  Это Ханна сказала уже с тоской в голосе. Микару явно злилась и попыталась взглядом найти поддержки у учителя, но его глаза смотрели вниз.
  - Ханна права. Чем дольше живет ведьма, тем вероятнее что безумие захватит и её. Мне тоже не раз приходилось вмешиваться в такие ситуации и время показало, что помочь им можно только успокоив мятежные души навеки.
  Не выдержав ведьма быстро вышла на улицу. Никто не пошёл за ней.
  - Надо заварить мятного чая.
  С улыбкой сказал Люмос и пошёл на кухню, оставив меня наедине с грустными мыслями и шуршащим ветром за стеной.
  Птицы щебечут, а я учусь. Листва шелестит, а я учусь. Дождь стучит по крыше, а я, что я, конечно же учусь! Теперь пол года я проведу в доме Микару. Дни наполнились книгами и рунами, кругами, заклинаниями, зельями, справочниками и травами. Моя комната доверху набита, а прошла всего неделя. Люмосфир отправился по важным делам и пока не вернулся, следовательно, и поиск гримуара отложен на неопределенный срок. Книги заставили быстро научиться читать, а Микару способствует изучению заклинаний и зелий. В травничестве и изучении магических существ помогает Ханна. С утра до ночи занятия сменяют друг друга, день за днём пока с утра на кухне не появляется чародей. Практически касаясь носом каши учитель тоскливо смотрит внутрь, за тем берет вилку и тщетно черпает содержимое тарелки. Он вздыхает.
  - Доброе утро учитель.
  Не слишком бодро, чтобы не травмировать меланхоличное состояние души говорю я. Еле открытые, подпираемые синяками глаза устремляются на нас с Ханной. Словно резиновая кукла бледные губы растягиваются в улыбку.
  - А, Риир, я и забыл о тебе! Верно, верно, тут прошло около двух недель да?
  - Полторы, если быть точным.
  - Да, именно. Прости, задержался, завтра начнём обучение.
  Еле закончив фразу пшеничная голова падает на стол за мертво. Понимая что будить его смысла нет, остаётся накрыть стёганным одеялом, что вечно кочует по дому и отправится к Микару. Оказалось хижина ведьмы может сложиться в коробочку и переместиться в обычном рюкзаке. В разное время года Мика ставит её в различных местах. Сейчас как раз только переехала. Сам я добираюсь до неё с помощью заклинания перемещения. Они сложные, по тому пользуюсь готовыми, заранее оставленными учителем, только время меняю. Первое время летнем лежал после перемещения, то час, то два, а сейчас передохну минутку и все, живее всех живых. В настенном календаре написано что сегодня день сбора горицвета. Ханна говорит что травы нужно собирать по утрам, так силы больше и просить разрешения у местных фей. Если злоупотребить их добротой они лешему пожалуются. А он и проклясть может! Будешь всю жизнь медведем оборачиваться, да людей обижать, останется путь только в ведьмаки или в лесничие. Утро мы провели на соседнем холме, день с книгами и зельями у Мики, а вечер рисуя заклинания. Вернулся без сил и уснул так и не разобрав кровати. Утром по дому стал витать больно уж аппетитный аромат и верно, на кухне почти летал Люмосфир, вместе с парой птичьих слуг. Не в силах поверить в происходящее я даже глаза потёр.
  - Утречка, ученик! У страшной ушастой ведьмы я тебя на денёк выменял, так что забрасывай в себя завтрак и собирайся.
  От такого лучезарного вида, даже слова растерял, от того просто сел и съел все что увидел. Собрав походный набор спустился прямо к стоящему у выхода чародею. Он улыбнулся и зашагал вперёд прямо к обрыву.
  - Мы снова на Кэлпи?
  С долей ужаса поинтересовался я.
  - Нет, это была вынужденная мера, сегодня полетим на Сил.
  Я вытаращился на крохотную птичку, а потом на сияющего улыбкой Люмоса. Неужто рехнулся? Крошка пересела на палец, и завязав на неё забавную повязку чародей положил её в траву и дал в клюв печать заклинания. Пуф, и птица стала размером с огромную лошадь!
  - Ого! А все гримуар так могут?
  - Ха-ха, если научишься это заклинание рисовать то любой сможет, запрыгивай.
  Повязка стала седлом. Теперь лапки-ниточки были внушительными лапищами и подпрыгнув птица взмыла ввысь. Мы взлетели и будто вырвались из большого мыльного пузыря прямо в темноту. Тут было тихо, темно и тепло, но вдруг мы снова очутились в небе. Его будто нарисовали вокруг. Под ногами мелькали ровные квадраты полей и обширные пятна леса, пока мы не приземлились в их глубине, на небольшой опушке. Стоило нам слезть как Сил опять стала малюткой. Высокие сосны и озерцо встретили гостей прохладой и комарами. Люмосфир вздохнул полной грудью и закрыл глаза, а за тем и Ханна. Тут дышалось легко, так будто воздуха чище и не сыщешь.
  - Здесь проходит магическая вена.
  - Вена?
  - Да, именно. Словно вены и сосуды такие вот реки силы есть везде, но тут одна из самых больших и полных. Со временем и они пересыхают, но появляются в других местах. Тут магию творить проще, так что такое место тебе в самый раз.
  Я тоже вдохнул. Сладкий и свежий воздух полился по телу и вся недельная усталость исчезла, а Ханна заметно потяжелела.
  - Так, нам тут ещё сидеть и сидеть, так что к делу. Риир доставай бумагу, вымоченные в свету нити и темные еловые ветки, ах и ручку с чернилами!
  Все выложилось на пенёк.
  - Оторви две чёрные ветки и обвяжи их нитями. Теперь сам придумай магический круг и начерти прямо на этой бумажке, привяжи, а дальше капни крови в центр.
  Задание было длинное, но непонятнее всего было с кругом.
  - Как это самому?
  Учитель улыбнулся.
  - Закрой глаза и попроси лес, скажи что тебе нужен помощник и добавь от себя все что посчитаешь нужным. Рука сама нарисует, не переживай, ты не ошибёшься! Тут как в жизни, нет правильного ответа.
  Звучало туманно, как и всегда, но сейчас свойственное мне обычное замешательство прошло тут же. Я закрыл глаза и начал говорить.
  'Дорогой лес. Нет! Уважаемый лес, мне очень нужен помощник. Я не очень умный, да и смелости во мне особо нет, но я правда хочу помочь кому-нибудь, если это в моих силах. Монстры страшные и могут навредить, но если я могу их прогнать или спасти чью-либо жизнь мне не справиться в одиночку!'
  Перед глазами уже лежал красивый, узорчатый круг. От каждой линии шёл оранжевый, чуть-ли не красный свет. Порезав палец о травинку я капнул крови и веточки вместе с привязанным кружочком взлетели. Они замерли, но потом резко полетели в лес.
  - Не беги, заклинание само приведёт того, кого нужно. Мы подождём.
  И мы ждали. Чародей взял с собой котелок с горячей едой и заварной чайник. Он насыпал в него заварки и начал смотреть по сторонам, за тем раскрошил медовое печенье на лужайку возле. Спустя пару минут, светящиеся крошки-феи слетелись на запах. Люмос вежливо попросил их помощи и одна наполнила чайник водой, а вторая нагрела его. Так мы выпили чаю. От скуки я пошёл прогуляться, ведь все время сидеть на той поляне невозможно. Мягкая лесная подстилка похрустывала под ногами и зайдя вглубь леса я понял что не только под моими. Нечто, очень аккуратно проследовало нас с Ханной. Я глянул на фею, а та лишь улыбнулась. Так мы шли пока не встретили огромное, просто громадное дерево. Его ствол будто сросся из десятка других уходил ввысь, распускаясь зеленой кроной, так высоко что приходилось прогнуться.
  А ты знаешь что у дерева прожившего больше сотни лет есть своя душа?
  Неожиданно сказала Ханна. Таких вещей я конечно не знал, от того молча выразил отрицание вышеизложенного факта. Вдруг девчушка соскочила с плеча и выросла до размеров среднестатистической девушки. Её обычная незамысловатая одежда из юбочки с топом превратилась в нежное платье, с фиалковым отливом, а волосы, обычно разбросанные кудрявыми прядями собрались в прическу, украшенную ветками и кристаллами. Она подошла к дереву и приложила руку к коре.
  Если хочешь, давай прогуляемся вместе. Наверняка грустно, вот так стоять посреди леса, совсем одной.
  Сказала Ханна дереву. Как-то незаметно такие странные вещи вошли в мою жизнь и перестали удивлять. Говорить с пустотой стало привычным делом. Словно воздушный змей, из дерева вылетела девушка. На её лице была одноглазая повязка, закрывающая все кроме рта, из головы торчала пара тонких рогов, напоминающих молодые ветки с готовыми вот-вот лопнуть почками, а они утопали в нежно-зеленых волосах. Она поклонилась, посмотрела на меня и отгородила мою же фею, будто защищая от кого-то. Даже повернулся, что бы глянуть, не стоит ли кто-нибудь за спиной, но кроме пары зверей никого не было. Это их лапы шуршали по дороге сюда. Ханна нежно положила руку на плече древесной девушки и улыбнулась.
  - Иди сюда.
  С каждым шагом вперёд она все больше напрягалась, пока мои ноги не остановились на достаточном для рукопожатия расстоянии.
  - Добрый день, моё имя Риир.
  Сказал я и поклонился, но меня проигнорировали.
  - Чго здесь забыл человек?!
  Вопрос был фее.
  - Он не забыл и он не человек, а чародей и мой хозяин. Мы здесь за гримуаром.
  Такой ответ не сильно удовлетворил духа и она протянула руку вперёд к моему лбу. Стоило коснуться его как свежая печать засияла словно звезда. Девушка отдернула руку, поклонилась мне и встала возле Ханны.
  - Прошу прощения за грубость, обычные люди не ходят в этот лес, а если и забредают то ничего хорошего не приносят. Последний был ведьмаком и охотился на магических существ, еле выгнали.
  Ведьмак, да? Отчаянные люди или проклятые, промышляющие охотой на магических существ. Мало кто из них переживает своё первое задание, но если уж удастся, то приобретя сосуд или артефакт он заработает себе целое состояние. Такие поставляют товар империи Кросбоунса и всем подпольным торгам. Слышал что они ещё ведьмам помогают, но кто знает сколько правды в паяных бреднях гвардейцев.
  - Да, они опасны для магических существ, хорошо что вы справились.
  В новой компании мы побрели по лесным тропам и вернулись к учителю. Разлегшись на опушке и жуя травинку он явно был погружён в приятные мысли. Судя по кучке веток на его животе он лежит так довольно давно.
  Сил как раз заканчивала гнездо когда Люмос заметил нас, пьющих чай вместе с древесной леди и тучей фей. Различные создания лишь прибывали принося с собой дары, выпивку и интересные истории. Лошадиная голова с бубенчиком в ухе принесла сушеной рыбы, лисы-оборотни ягод, орехов и грибов, остальные тащили все что им самим казалось съедобным. В итоге к темноте все напились и уснули. Возбужденный историями да новыми знакомствами я все никак не мог сомкнуть глаз, как вдруг в лесу засиял свет. Попытался разбудить Ханну, но ничего не вышло, а он так и манил. Не помню как подошёл и увидел реку света. Словно сияющие пылинки кружились возле, а внизу переливались золотые струны. Не знаю сколько я так смотрел туда пока по реке не поплыла ягода хурмы. Оранжево-красная и спелая она сияла и неосознанно рука сама схватила её. Стоило находке попасть ко мне как плод раскололся. Внутри оказалось крохотное создание с огромными рыжими глазами. У него была чёрная вытянутая лисья морда, такие же кожистые крылья с когтями и уши. На шее переливался золотистый мех. Оно держало меня за палец, пошатываясь, пока вовсе не заснуло. Потом и я начал шататься пока сонная нега не захватила тело.
  Проснулся уже на Сил и по пути домой. Тело казалось ватным и ноги совсем не слушались, поэтому учитель сам донёс меня до комнаты.
  - Ничего, ничего! Вот отдохнешь пару деньков тут и полегчает.
  С улыбкой говорил чародей, укрывая нас одеялом. Я, Ханна и чёрный зверёк так и проспали три дня. На четвёртый силы вернулись и мне предстояло идти в Микару. Мы как раз завтракали, когда мысли начали приходить в порядок.
  - А вот это и есть гримуар?
  Спросил я смотря на чёрное нечто с аппетитом уминающее клубнику. Люмос задорно кивнул.
  - Да, любопытный зверь, кажется это называют летучей лисицей или собакой, точно не вспомню. Погоди, вот пройдёт неделька, вы пообвыкнитесь и начнёшь его понимать. Только имя дай, иначе ослабнет!
  Каша сегодня была с клубникой от чего не сильно хотелось отвлекаться на посторонние мысли, по тому и не стал думать о его имени сейчас. Собрав свой обычный набор я нырнул в печать и появился ровно посреди лавки в которой оказалось полно народу. Деревенские со страхом глянули на меня, сделав круг отчуждения.
  - Ой, Риир, ты уже тут?!
  Послышалось из мастерской.
  - Помоги ка мне и достань с верхней полки фиолетовый порошок.
  Тяжело вздохнув я посмотрел наверх, под потолком стояла стеклянная банка, которую мне и предстояло достать, но стремянки у ведьмы не имелось. Вот это задачка.
  - Она слишком высоко, не достанутся. Попроси помощников!
  Люди так и стояли молча, от чего ворчание Мики в кладовой было слышно замечательно.
  - И чему я тут учу тебя уже которую неделю! Напиши заклинание и достань мне эту чёртову банку со связывающим порошком! Бесполезный мальчишка!
  Последнее она прокричала. Вот же крольчиха заклинание ведьм и чародеев только изначально похожи, но делать нечего. Достав бумагу и чернила я начал рисовать саму обычную печать полёта. По всем законам магии она должна поднять заклинаемое где-то на метр вверх и опустить через минуту, но в моих руках она не работала.
  - Ничего не выходит! Обычная печать гравитации не работает!
  В глубине каморки послышался грохот.
  - Так ты само заклятье то напиши, чудила!
  Стоило ей это сказать как я к своему стыду вспомнил что и впрямь не написал в печати заклятье. Каждое заклинание состоит из трёх частей. Первое-это так называемые печати, то есть знаки обозначающие часть мира на которую или которой воздействуют, если это заклинание творит ведьма то печать будет одна, соответственно типу мировой магии что этой конкретной ведьме подвластна, а вот если чародей то их может быть несколько. Вторая-это руны, словно алгоритм действия они описывают род воздействия его силу, направление и так далее. Третье-это само заклятье, слова написанные на магическом языке связывающее все воедино и создающие заклинание. О третьем пункте я как раз и забыл. Стоило моим ногам оторваться от пола как зеваки тот час ахнули. Банка оказалась добыта и я пошёл в мастерскую, там раскорячившись стояла ведьма. Она одновременно надевала на шею увесистый кулон с белым камнем и растирала какие-то растения в ступе. Ведьмы могут использовать и другую магию, которую накапливают растения или магические существа. Так создаются зелья и всякие магические порошки.
  - Насыпь три грамма порошка в ступу и дай мне твой заготовленный огнецвет!
  Взвесив все на весах я добавил необходимое. Мика собрала растертые растения и порошки в колбочку и капнула туда светящейся красной жидкости.
  - Теперь готово. Ханна с тобой?
  - Д-да, а что?
  - У нас нет времени ждать ведьмака, к его приходу уже пол деревни погибнет, надо действовать самим!
  - Микару, о чем ты!
  Она нахмурилась.
  - Видел толпу в лавке?
  Кивнул.
  - Это все кто ещё может ходить. В воду деревни попали миазмы, это темные частицы магии, из-за них то и заболели деревенские. Через воду они заразились и теперь миазмы размножились в телах людей, заставляя их ноги чернеть. Мы отправляемся в деревню!
  Звучало страшно и непонятно чем мы сможем помочь.
  - Может лучше позвать Люмоса?
  - Чародеи не занимаются такими вещами, это дела ведьм или ведьмаков. Не думаю что там нечто совсем страшное, но Ханна подстрахует. Для начала надо напоить всех жителей отваром свежего огнецвета и душистой липы.
  Мы собрали все запасы и вместе с деревенскими направились на выручку больным. В каждом доме лежали люди с чёрными ногами. Дети, старики, женщины и мужчины, болезнь не щадила никого. Чёрное существо пряталось под пальто, а фея пристально наблюдала за моими действиями. После отвара чернота уходила, но мы знали что это лишь полумеры. Надо найти то, что распространяет эту дрянь. Для этого, закончив с отварами мы направились в лес, где берет своё начало река омывающая деревню. Чем глубже в лес мы заходили, тем удручающее выглядели растения. Птицы валились с деревьев, а олени дремали и кашляли. Темный туман расползался по земле, мы приближались.
  - Гадкие люди, ненавистные букашки! Пожру! Всех уничтожу!
  Бубнил женский голос. Он становился все ближе, как и шум ручья. Мы шли тихо стараясь не спугнуть, пока не увидели нечто. Частично оно напоминало девушку в длинном платье. Её чёрные волосы краснели на концах, а с каждой стороны головы росли по три отростка, напомнивших папоротник по форме. Перепончатые чёрные руки гладили по голове юношу. Круглые, напоминавшие бездну колодца глаза полнились слезами, а вокруг расползались миазмы. Ханна спустилась на моё плечо.
  - Это аксолотль.
  Тихонько прошептала она.
  - А на её коленях местный дух реки, кажется он ослаб и в этом виноваты люди. Они не думают о последствиях, как и всегда в прочем.
  Микару достала ранее приготовленное зелье. Стоило ей занести руку как аксолотль нас заметила, но пробирка уже брошена. Стояло стеклу разбиться как вокруг загорелось пламя. Оно кругом окружило нас всех.
  - Ведьма?
  Прорычала девушка.
  - И ты с ними за одно?! С этими отвратительными созданиями! Сколько бы они вас не презирали и прогоняли из домов вы все равно на их стороне! Погоди, погоди, они и тебя на костёр обрекут!
  Между рук у неё возник чёрный шар и он было уже полетел в нас, как паренёк очнулся.
  - Погоди, этот огонь не даёт миазмам распространятся по горе, он нам не во вред, так ведь?
  Напряженная как тетива лука ведьма кивнула, но девушка не опустила рук.
  - Да плевать я на это хотела, и на гору, и на ведьму!
  После чего шар таки полетел в нас с Микой. Защитный кулон засиял и отразил заклятье, но ведьма оказалась в отключке. Наверно в мыслях защитить меня сама подставилась под удар. Огонь затих, но сбежать с Микару на спине мне точно не удастся. Мысли усиленно бегают по черепушке, доставая из головы все что я знаю про духов воды и аксолотлей. Оказалось там пусто.
  - Погоди! Может нам удастся договориться с людьми! Расскажи от чего ослабел дух реки!
  Девушка сморщилась смотря на меня, но из чёрных глаз потекли огромные слёзы.
  - Я живу в пещере на соседней горе, а этот дух мой единственный друг. Когда река наполнялась мы могли провести пару недель вместе, смотря как распускаются цветы, и зеленеет трава. С каждым годом это время становилось все короче и короче, но даже час с ним был подобен сну. Но в этом году он не пришёл. Я отправилась на поиски и нашла моего дорогого друга в таком плачевном состоянии! Эти люди! Вредители! Они строили водяные мельницы и дамбы ослабляя течение реки, я давно говорила что стоит затопить их, но, но, он не хотел причинять вред людям. Посмотри, теперь ему даже на ноги не подняться и во всем виноваты они! О чём с ними можно договориться, а мальчик?
  Я обескуражен. Она права, если мы поможем людям дух воды совсем исчезнет, а помоги мы им деревня или будет затоплена, или останешься без воды. Нужно сделать так что бы и людям было где строить дамбы с мельницами и так чтобы это не мешало течению, но это невозможно! Одно противоречит другому! Что же делать?! Прохладная рука Ханны ложиться на мою щёку.
  - Риир, чародей же уже говорил, в жизни нет правильного ответа. Кто-то всегда обречён на страдания.
  - Нет, нет! Я не могу обречь кого-то на смерть Ханна! Должен быть другой выход!
  - Но какой? Река всего одна, она не может одновременно и быть закованной и свободной.
  Аксолотль обняла мальчика. Её любовь к нему такая сильная что ненависть отравила все вокруг.
  - Всего одна река, да? А что если будет две реки?
  Ханна удивленно посмотрела на меня.
  - Что ты хочешь сказать мальчик?
  Спросил дух запертый в объятьях.
  - Что если мы разделим поток на две части? И деревне будет достаточно воды и река сможет течь свободно?
  - Да, это выход, но разве такое возможно?
  - Возможно!
  Неожиданно отвечает Микару. Ведьма отряхивается и поправляет когда-то белый кулон.
  - Если в достаточно узком месте поставить большой камень и прорыть достаточную по глубине траншею, то можно.
  - Мика, ты в порядке?
  Она улыбается и хлопает меня по плечу.
  - Я займусь камнем, а ты найди и договорись с ветряным змеем.
  - С чего бы господину Фуджину ответить на зов мальчишки?
  Крольчиха ехидно улыбается и даёт мне какой-то мешочек,к котором шевелиться нечто.
  - Да, может мальчику из деревни он и не ответит, а вот зов чародея вряд ли проигнорирует.
  Все смотрят на меня, от чего краснеют сначала щёки, а потом и уши. Аксолотль отпускает мальчика и подходит ближе. Ее блестящие глаза рассматривают одежду и волосы, затем Ханну. Она отходит.
  - Раз здесь чародей, то и впрямь может сработать.
  Констатирует девушка. Ведьма подходит ко мне и шепчет на ухо.
  - Поднимись выше, туда где нет деревьев и есть только камни. Представься и попроси ветряного змея Фуджина помочь. Я буду ждать внизу реки. В мешке благодарность ему.
  Я кивнул и почти бегом направился вверх по склону.
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Шихорин "Создать героя 2. Карманная катастрофа"(ЛитРПГ) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) О.Герр "Невеста на подмену"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"