Etcetera: другие произведения.

Артениус Карр и Похититель костей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 7.83*18  Ваша оценка:


   Глава 1
  
   Дружелюбных и добрых людей Артениус Карр не любил, потому что не знал, как с ними обращаться. С любым хамоватым и раздражительным человеком он справлялся в мгновение ока, вызывая у того либо еще большее раздражение, граничащее с припадком, либо отчаянное смирение, когда он мог еще и вволю позлорадствовать над несчастным. Но дружелюбные улыбающиеся люди, еще и завязывающие с ним не вежливую, а настоящую и даже милую беседу, которым он почему-то понравился и которые считали его своим собеседником (попутчиком, компаньоном, новым лучшим другом) вызывали у него стойкую головную боль.
   Нет, конечно, у Артениуса Карра были друзья. Настоящие живые друзья, с которыми он мог пойти в бар, позвонить им среди ночи или общаться на любые темы абсолютно свободно, судорожно не придумывая каждое следующее слово. Именно поэтому они и были его друзьями. Но дружелюбных почти-незнакомцев он просто не переносил.
   Из-за этого ему когда-то пришлось выбрать длинный кружной путь, чтобы добираться до работы, которая на самом деле была всего в пятнадцати минутах ходьбы, когда к нему стала присоединяться излишне дружелюбная соседка, выходившая из дома в то же время. Эти пятнадцать минут рядом его доконали. Ивлии Деккер было все равно, она могла идти и молча, наслаждаясь погодой и окрестностями, и даже не замечала, что Артениус чувствует себя, как уж на горящей сковородке, и изо всех сил извивается, чтобы общаться. Обязанность что-то сказать, пусть даже банальность вроде - как дела? - резало хуже ножа. Если он чем-то и интересовался, то интересовался досконально, а на дела Ивлии Деккер ему было плевать. Не выдержав молчаливой нервотрепки, он выбрал путь в два раза длиннее и теперь регулярно опаздывал на работу.
   Точно также он ненавидел, когда ему делали что-то безвозмездно. Оказывали какую-то услугу просто так, потому что ему это было нужно и не требовали какой-то оплаты. После этого он всегда чувствовал себя, словно его в чем-то надурили или он должен этому человеку по гроб жизни. Нет, ему и самому случалось помогать бесплатно, но только друзьям и хорошим знакомым. Как любой эгоцентричный человек, он заботился лишь о том, что ближе к телу. Долги всегда должны быть оплачены, говорила его покойная матушка. Если кто-то помогает тебе, то он будет рассчитывать на тебя в будущем. Арт Карр ненавидел, когда на него рассчитывали. И предпочитал оплачивать долги сразу же или заранее, чтобы после с удовольствием на просьбу сказать: НЕТ!
   И сейчас смотря на доставшийся ему даром довольно сильный артефакт он испытывал лишь сплошное раздражение.
   С магией у Артениуса отношения были сложные. С одной стороны, он этим зарабатывал. А с другой, это была совсем и не магия. По крайне мере, в определенном смысле. Он не имел дара бросаться огненными шарами, не мог вырастить дерево за пару мгновений и был почти также беззащитен в темном переулке, в окружении десятка вооруженных людей, как и любой другой. Но у Артениуса Карра получалось хорошо общаться с мертвыми, поэтому волей-неволей он был вхож в магические круги, куда остальным обычно путь заказан. В остальном же, недостаток магических способностей восполнял артефактами и прочими накопителями магической силы. Поэтому лежащий перед ним амулет он мог точно оценить как редкий и достаточно дорогой.
   -Это действительно передают мне? - спросил Карр.
   -Ну что ты жмешься, Арт. - раздраженно буркнул шеф. - Не всем так везет попасть под благотворительную программу неполным магам. Я тоже, может, хочу. Да возрастная категория уже не та. Поэтому забирай амулет с глаз моих. Тебе еще на следующей неделе, кажется, что-то перепадет. И по слухам, проезд на Черных для тебя даже не в полнолуние будет бесплатным.
   -Удивительная щедрость . - саркастически усмехнулся он. - А зачем он мне сдался не в полнолуние?
   -Не жмись, Арт. Забирай уже и пошел отсюда, Счастливчик. Работать. Клиенты уже заждались.
   Нарцисс Ветт всегда шутил мрачно. Клиенты сегодня вряд ли нетерпеливо поглядывали на часы, в ожидании. Лежали тихо и не шевелились. Такую работу Карр любил. Спокойную и не требующую особых навыков общения.
   Поэтому, когда вечером вслед за посыпавшимися на него из Фонда артефактами и поблажками пришло и приглашение к графу, он наконец почувствовал облегчение. У происходящего нашлась причина.
   -И одень что-нибудь поприличнее, Арт. Все-таки там все официально. Постарайся. - угрюмо вслед ему буркнул шеф. - Не позорь наше агентство.
  
   Выбирать одежду Артениус тоже не любил. Все хранящиеся в его шкафу вещи делились: для работы и не-для работы-но-пусть мне-только кто-нибудь-об-этом-скажет. Одежду он вообще выбирал только по принципу удобности и чтобы не выделять свою непритязательную внешность. Яркие цвета на себе вызывали у Карра сходные ощущения с направленным на него лучом прожектора, и желание содрать с себя проклятую шмотку. Хотя на других подобную же одежду переносил вполне сносно. Если сказать честно, ему было вообще плевать на то, что одевают другие. Поэтому выбрать что-нибудь стильное или по крайне мере официальное для визита к графу казалось ему делом проблематичным. Весь важный выбор теперь состоял в том, чтобы одеться отвратительно или одеться безвкусно.
   Он повертел в руках мантию выпускника Академии. Некоторые маги предпочитали одеваться пафосно, и являлись так даже на приемы, но представив себя в слегка потрепанной несколькими пересдачами мантии, Карр содрогнулся. Есть пределы человеческой жестокости. И на некоторые вещи он ни за что не пойдет.
   Оставался его обычный рабочий костюм - темно-синяя потертая рубашка и джинсы. Черный цвет, который сейчас бы ему так пригодился, он не покупал из-за черчения мелом и чудовищных белых пятен, когда он случайно касался одежды. В синей с пятнами рубашке он, по крайне мере, не походил на панду. Но учитывая, что за состоянием шмоток он следил плохо, а ему случалось в них и копать, а потом отстирывать от земли... Графу похоже предстояло побыть демократичным. Но и на уважительное отношение тогда можно не рассчитывать.
   Артениус Карр, уже почти смирившись, продолжил поиски и неожиданно для себя обнаружил последнюю неношеную рубашку, забракованную из-за зеленого цвета и шелковой ткани. Куплено вместе с Келланом, который, пользуясь невероятным успехом у девиц, в одежде разбирался. Рубашку он посоветовал, как модный и отличный вариант на встречу выпускников, куда потом Артениус так и не явился. На прием к графу в самый раз.
   Принимал Маккенус, Хозяин города и имеющий голос при восхождении, в своем особняке за чертой Мак-Кенала. Огромный особняк был скрыт за высоким забором и окружен обширным садом, куда было лучше не соваться. По слухам, там было проще простого натолкнуться на духов-стражей. С джаи-джасса или джевайви даже Карр предпочел бы не связываться.
   Внимание власти к своей персоне ему абсолютно не нравилось. Но следовало сжать зубы и постараться выдержать хорошую мину при паршивой игре. Внутри особняка было полно красного и черного дерева, янтаря и мрамора, что чем-то напоминало ему упаковку шоколадных конфет с узором-орнаментом. Приемная выглядела поскромнее. Ряд жестких стульев у стены и блондинка-секретарша в строгих очках за навороченным компом.
   -Подождите. - проскрежетала она довольно неприятным голосом. - Через несколько минут его сиятельство освободится.
   Он посмотрел на нее также неприязненно. Что хорошо Келлу, любимцу девиц, и привыкшему к этому, всегда следящему за модными тенденциями и носящему только стильные вещи, то смотрелось на непривычном Артениусе, как шерстной свитер на еже. Сидя в приемной графа Маккенуса и ощущая на себе недоумевающе-жалостливый взгляд секретарши, он примерно так себя и чувствовал.
   Граф оказался полноватым и лысеющим человеком с высоким лбом и умными, даже слишком проницательными глазами, что придавало его взгляду неприятную тяжесть. Он еще неплохо держался, выглядел, как человек средних лет, хотя, по возрасту мог сгодиться Карру в прапрадеды. До его прихода он занимался или, по крайне мере, делал вид, что занимается бумагами.
   -А, Артениус! - приветствовал он его, как давнего приятеля, чего маг терпеть не мог. - Садись.
   Кресло, на которое указал граф, выглядело гораздо удобней стульев в приемной. Но Карр не торопился.
   -Ваше сиятельство. - коротко поклонился он. - Я был рад откликнуться на ваше приглашение. Дело, по которому вы меня позвали, особенно срочное?
   -Не торопись так. Присядь для начала. Как тебе "лунная звезда", Артениус?
   -Я еще не успел опробовать артефакт, который вы прислали, ваше сиятельство.
   -Не я прислал. - усмехнулся граф. - Фонд предложил твою кандидатуру включить в список неполных магов, которым помощь совета наиболее необходима, и я согласился. Ты талантливый маг, Артениус. И представь, теперь любые редкие ингредиенты, любая помощь от единых магов по первому твоему требованию. Сможешь перемещаться в любую точку мира не только в полнолуние, но и даже среди бела дня.
   -И для этого мне требуется всего лишь...
   Для кого-то включение в благотворительный список Фонда было верхом мечты, потому что позволяло себя почувствовать единым магом. Карр тянул время и размышлял, как послать графа непривычным ему, вежливым способом. Его сиятельство Маккенус мог доставить ему крупные неприятности.
   -Тебе требуется всего лишь поговорить, Арти.
   -С нежитью? - холодно осведомился маг. "Арти" стало последней каплей, когда любой здравый смысл смывает бешенство.
   -Скажем так, да. Твой собеседник будет не совсем жив.
   -Конечно. - согласился он. - После заполнения формы о вызове, которая учреждена законодательством и отправлении копии в магистрат, я осуществлю общение с духом, как и обычно.
   -Артениус, ты, кажется, не понял, мой мальчик. Это будет самая обычная беседа. Ты же говоришь каждый день с призраками, не заполняя при этом форму, как например с покойной госпожой Астер. Или с кем-то на кладбище. Вот и сейчас ты просто по-дружески спросишь, как дела.
   -Я ценю ваше покровительство, граф. - сказал он так вежливо, что запершило в горле. - Но раньше я справлялся сам и, мне кажется, включить в список Фонда следует кого-то другого. Кому это более необходимо.
   Он положил на стол "лунную звезду", не чувствуя ни малейшего сожаления. Взгляд Маккенуса стал еще более жестким.
   -С вашим... другом я поговорю. Но если он сообщит, что это вы свели его... в то место, где он сейчас находится, я буду вынужден сообщить об этом органам правосудия.
   Граф зычно захохотал. - Правильно говорили. С тобой трудно общаться. Насмешил, Артениус. Давненько такого не бывало. Не хочешь помощи, не надо. И я не собирался нанимать тебя для издевательства над своими жертвами. Я тоже хочу узнать, как мой... друг умер. И не хочу пока привлекать к этой смерти лишнее внимание, как прессы, так и законников. Когда увидишь тело, сам поймешь почему. По понятной причине никого из магов гвардии я позвать не мог, а ты самый сильный независимый посредник. Все просто, господин Карр.
   -Что ж, тогда я буду рад оказать вам услугу, ваше сиятельство.
  
   Домой он вернулся под вечер, уставший и выжатый как лимон. Как увиденным, так и полученными сведениями. Больше всего ему требовалось отвлечься. Посмотреть соревнования полетов, хоккей или футбол, сходить куда-нибудь или просто немудрено купить бутылку какой-нибудь крепкой темновухи. Все, о чем он мечтал, это наконец добраться до дома. Но когда увидел поджидающую его дружелюбную соседку, чуть не повернул обратно.
   Ивлия Деккер, к сожалению, заметила его первой и уже вовсю махала руками. Он бы прошел мимо, но с этой пиявки станется побежать за ним.
   -Плохо выглядите, сосед. - сочувственно сказала она.
   После того, как Карр стал ее игнорировать и вовсю избегать, маг начал замечать с ее стороны какой-то совсем нездоровый интерес. Заметив свет у него в окне, Деккер иногда притаскивалась с горячей выпечкой или кастрюлей с супом. Который потом настороженному Карру не лез в горло. Следующие шаги с ее стороны были неотвратимы и так же не вызывали воодушевления, как зависший над головой топор. Ивлия Деккер была боевым заклинанием замедленного действия, которое вот-вот должно было рвануть.
   -А у меня как обычно выпечки немного осталось. Держите, Артениус. О нет, так у вас руки заняты. Давайте я помогу вам открыть дверь и занести... нет, нет, доставайте ключ, я держу.
   Очевидно, маневр был продуман давно, и теперь магу оставалось лишь быть одиноким зрителем спектакля.
   -О, какой у вас милый дом! Выглядит так... старинно. А где кухня?
   "Ну вот она и попала внутрь, - обреченно подумал Карр. - хорошо бы дать ей лопатой по голове." От дальнейших фантазий все же не настолько злой посредник мира нежити удержался.
   Ивлия уже вовсю суетилась на кухне, изображая бурную незаменимую деятельность.
   Одинокие холостяки в этом сезоне охоты, похоже, были на пике популярности. Даже такие, как он.
   История его романтических увлечений была удручающе запутанна и всегда плохо кончалась. Все его отношения дохли долго и мучительно, как крыса, застрявшая в каминной трубе. Он до сих пор помнит, как в девять лет стоял под дождем, комкая в руке несчастный цветок и смотрел, как в кафе напротив предмет его обожания развлекается с другим мальчиком. Хотя обещала пойти с ним. Потом оказалось, что Пенелопа просто забыла.
   Светлоглазый, неопределенно темноволосый и худощавый Артениус Карр был из тех, мимо кого спокойно пройдешь на улице и не запомнишь даже простояв полчаса рядом, если только с ним не заговорить. А если задержится в дверях ресторана, то ему вполне могут всучить пальто вместо швейцара. Келлан частенько выговаривал ему, что тут виновата не его, даже вполне приличная внешность, а сам стиль поведения. Артениус и не рвался измениться. Ему было плевать, что на нем девицы не виснут, как на его друге, потому что и имевшиеся отношения стояли поперек горла.
   Он никогда не мог уделить достаточно времени, как того требовали прихотливые подружки. Большую часть суток отнимала работа. А в остальное время Карр чувствовал явственные позывы тошноты, когда падающий от усталости приходил домой, а там его ожидал очередной "разговор по душам". Терпеливым его трудно было назвать, и он слишком ценил свое здоровье, чтобы копить раздражение внутри себя. Знание магических приемов значительно упрощало избавление от подружек. К сожалению, они всегда возвращались, если их напоследок не напугать, как следует. Иногда писали похабные надписи под окнами, доставали соседей или устраивали истерику. Одна зашвырнула мусорный бак ему на балкон, он потом натравил на нее призраков. Но это были еще цветочки.
   Пожалуй, самой худшей была попытка встречаться с Изабель. Карра всегда привлекали красивые звучные имена. Возможно, сказалась детская травма. С самой первой минуты знакомства она отчего-то решила, что они поженятся, и уже через неделю стала решительно перекраивать быт говорящего с нежитью. Артениус, остро реагировавший на присутствие чужаков на своей территории, за брошенный носок не там, где надо, мог и убить. И когда она начала обдирать обои, чтобы поклеить более светлые, он был очень близок к этому.
   Изабель сразу же была выставлена вон, остатки обоев склеены скотчем, а прорехи кое-где закрыты взятыми из кладовки картинами. Но мир в его жизни так и не воцарился. "Невеста" преследовала его на работе, дома и даже в пивных барах, беря измором. Она зачем-то стащила садового гнома у его соседа и подкинула ему, разрисовав сердечками и отпилив голову. Женской логики он понять так и не смог, но странности продолжились. Телефонные звонки, жаркое дыхание в трубку. Сожженный куст у его дома. Ее не остановили даже насланные призраки. Несчастного мага спас Келлан, переключив внимание девицы на себя, за что Артениус теперь готов был сделать для него что угодно. В разумных пределах.
   И теперь меньше всего хотел, чтобы курьер Страданий Купидон снова отправил в полет свою мерзкую стрелу.
  
   -У вас немного неубрано, сосед. - преуменьшила она. Уборку Карр делал раз в месяц, начиная тогда, когда мусор уже хрустел под ногами. Или когда... приходило напоминание. И сейчас месяц как раз подходил к концу, а значит, худшей помойки этот дом не видывал. - Хотите я помогу помыть посуду? Вы наверно очень устаете на работе и не успеваете? - зашумела вода. Ивлия трепалась беззаботно, почти не требуя ответов, и Артениус позволил себе прикрыть глаза, прислонить ноющий затылок к прохладной стене. Мыслей не было. Только шум воды.
   -Вы маг, да? Работаете в этом агентстве?
   -Неполный.
   -Что?
   -Неполный маг.
   -Не доучились?
   Ясно. Вопиющая безграмотность. Скорее всего, она сюда откуда-то переехала. Откуда-то, где магов мало. Возможно, из Ферна. Странно, что Деккер не представляет себе магов, как волшебников с бородой. Он так и не открыл глаза, но все же процитировал учебник. - Маги бывают единые и неполные. Единые владеют всеми стихийными силами, и им не требуются артефакты, потому что большинство чар они могут сотворить самостоятельно. Единые не обязательно самые сильные маги, но им доступен обширный набор заклинаний.
   Неполные владеют только специфическими чарами. Им подчиняется только один вид колдовства, а если требуется сотворить какое-то другое, то они должны покупать артефакт, расширяющий их способности. Или брать его в аренду. Иногда Фонд выделяет такие артефакты неполным магам безвозмездно. Теперь все понятно?
   Но падкая на магов соседка молчала, и он приоткрыл один глаз. Деккер стояла бледная, как полотно, уставившись в одну точку, почему-то чуть повыше головы появившейся. Словно надеялась разглядеть невидимые нити, поддерживающие ее в воздухе.
   -Устал, мальчик мой? - только от нее это обращение мага не раздражало.
   -Немного, мама.
   -Попей молочка, детка, и ложись. - прохладные пальцы коснулись его лба, унося боль.
   -Конечно, мама.
   -М-м-м... м-м-м? - попыталась что-то сказать Деккер.
   Он перестал, с непривычной для его лица, мягкой улыбкой смотреть на призрака. И обернулся к соседке.
   -Да, забыл сказать. Я - Говорящий с неживыми. Если пояснить точнее, моя матушка, госпожа Астер, вот уже более десятка лет находится в ином, лучшем мире. Лишь иногда меня навещает. Мой дар позволяет материализоваться поблизости...
   Ивлия наконец отмерла и унеслась с диким воплем. Его настроение слегка улучшилось. Карр опасался, что она грохнется в обморок и тогда ему придется тащить ее до дома. Или что еще хуже, устраивать у себя на кушетке. Любого другого он бы просто выкинул на улицу, но соседка была слишком близко и могла серьезно испортить ему жизнь. Теперь он ее к себе больше не пустит.
   -Тебе не нужно так перенапрягаться, детка.
   -Не волнуйся, мама.
   -Какой же мусор ты тут развел. Завтра живо за уборку!
   Она теперь всегда обращалась к нему, как к десятилетнему мальчишке. Хотя когда госпожа Астер перешла в иной мир, он уже был в старших классах. Но призраки всё немного воспринимают не так, и для нее он теперь всегда будет несмышленым ребенком. Впрочем, большинство родителей относятся к своим детям также.
   Мама почти не изменилась. Лишь появилась немного ядовитая зелень в когда-то серых, таких же, как и у него глазах. Волосы стали длиннее и светлее и развевались в воздухе, легкие как паутина. Его мать всегда была красива. Но в послежизни к ее облику добавилось нечто утонченно-аристократическое, что отличает мир без отягощающей дух плоти.
   Он помнил, как она появилась в первый раз. Артениус сидел и готовился к экзаменам, когда потянуло холодным ветром и в комнату вплыла его мать. Тогда прошел уже почти год после ее гибели, и горе немного притупилось. Он даже не удивился, потому что ожидал увидеть ее каждый день.
   -Учишься, детка? - она зависла рядом с ним. И помолодевшее безупречное лицо смотрело на него с ласковой тревогой. Он дотронулся до щеки матери, и кончики пальцев обжег стылый, непереносимый живыми холод междумирья. А он все не отнимал руку, пока боль не стала совсем невыносимой, заглушив даже боль где-то глубоко в сердце.
   Их не стоило называть мертвыми. Мертвые не мыслят, не чувствуют, не источают холод. Их просто нет. Но призраки и не дышат, не едят, у них не бьется сердце. Живыми их тоже назвать нельзя. Но все же термин "нежить" гораздо более близок.
   Не живые. Иногда уже даже не понимающие мир живых.
   Но Артениус Карр все равно любил свою мать.
   Он не стал зажигать свет в спальне. Свечения от госпожи Астер было вполне достаточно. От его матери всегда исходил ровный мягкий свет, успокаивающий как ночник в детстве. Он устало переоделся в ванной комнате, а потом рухнул на кровать.
   -Спи, моя детка. И пусть тебе снятся хорошие сны. Я посижу с тобой.
   Госпожа Астер ласково перебирала его волосы, стараясь не задевать ледяными пальцами кожу.
   -Будь осторожней, малыш. Этот Карстен, с которым ты говорил сегодня, такой неспокойный.
   -Что-то знаешь о нем, мама?
   -Знаю, что тебе в это дело лучше не соваться. И не возражай матери, Арти!
   -Как скажешь, мама. - устало согласился он.
   -Ты растешь таким красивым, детка. Весь в папу. Не характером, конечно. Хоть он и жив еще, подлец, ничего хорошего так и не сделал. Но раньше... каким же красивым он был...
   -Мама, только не говори, что ты снова ему показывалась.
   Госпожа Астер впервые показалась слегка смущенной. - Не показывалась, нет. Просто слегка напомнила о себе.
   Любимыми способами матери напомнить о себе были - спустить шины у машины отца, сломать телевизор во время спортивного матча или до смерти напугать его очередную подружку. Обычно, когда она у него появлялась, госпожа Астер и вспоминала о блудном бывшем муже. На их встрече в иномирье, когда она случится, он бы не хотел присутствовать. Впрочем, его отец был магом в отличие от матери, а значит, даже не будь того несчастного случая, проживет гораздо дольше.
   -Так все-таки, что ты знаешь о Карстене? Хоть намекни.
   -Я сказала: Нет! И даже не думай!
   Она торопливо растаяла в воздухе серовато-зеленым дымком. Словно боялась выдать что-то даже жестом.
   -Спокойной ночи, мама. - сказал он в темноту.
   В доме соседки, абсолютно во всех окнах горел свет. Кажется, Ивлия Деккер оказалась немного более впечатлительной, чем он думал.
  
   Убийство того, кого мать назвала Карстеном, а граф вообще предпочел умолчать имя, скорее всего, было ритуальным. Тело выглядело так, что на него второй раз лучше было не смотреть. Вызванный дух ужасал. Ритуал практически стер его, как личность, и чуть не превратил в горра. Но если в реальности, когда он его допрашивал, труп лежал тихо и неподвижно, а сморщенное страдающее нематериальное тело, скорчившись, скулило о своей боли, то в его сне Карстен стоял посреди допросной. И из всех надрезов, отметин, вызванных магией, всех ужасных следов, что Карр не мог не запомнить, сочилась не кровь. А стекала чернильная непроницаемая тьма.
   -Во мне семь душ. - сказал обращенный. Его губы очень быстро шевелились, но до мага долетали лишь отдельные слова. Глаза Карстена, еще окончательно не потерявшего материальную оболочку, светились голубым, режущим светом. - Черный камень, белый камень, потом синий камень и красный камень. Желтый камень, волшебный камень и кинжал воткнуть в живот.
   А потом голова его обвисла. Хотя тело еще стояло.
   Карр подошел ближе, зачем-то потянувшись проверить пульс, и острые зубы щелкнули рядом с его запястьем. Лицо жертвы изменилось, приобрело звериное выражение, и слова, с шипением слетавшие с заостренного языка, не принадлежали человеческому существу. Голова пыталась укусить его, но тело все еще стояло неподвижно, не давая этого сделать.
   Карр проснулся в холодном поту.
   В принципе, от призрака он тогда ничего особенного не узнал. Нападавших почти растерявшее свою личность привидение не видело. А потом один или два участника, а может и больше, были в масках. "Без лица, без лица" - бормотал Карстен. Зато смерть свою, медленную и мучительную, он помнил отлично. Ритуал был описан в подробностях, хотя Арт Карру ничего особенного не сказал. Жертвоприношение. Выкачивание силы, с определенными особенностями, но и не бывает двух одинаковых жертвоприношений. Ни о семи душах, ни о камнях он не упоминал. Что привело его к гибели, над чем он работал в последние дни жизни дух тоже не помнил. "Туман, пустота, как молоко. Дай руку, дай руку мне." Возможно, графу все эти подробности помогли. Тот недвусмысленно дал понять, что об этом деле не стоит вспоминать вновь... а Артениус Карр был настоящим скептиком по части вещих сновидений. Зато отлично знал, как чрезмерный стресс влияет на сознание. Поэтому перевернулся на другой бок и заснул снова.
   Последующие дни, как ни странно, прошли вполне спокойно. После "маленького" одолжения он напомнил Нарциссу, что тот должен ему неделю отгулов, которую маг потратил на уборку и подзарядку артефактов. Маккенус свое обещание выполнил, и из списка Фонда его имя убрали, зато на счет поступила неплохая сумма денег. Единым магом Карр был бы не против себя почувствовать, но ненавидел при этом зависеть от кого-то. Потом бы еще не раз пришлось побывать на побегушках у Хозяина города.
   Соседка тоже не показывалась на глаза. А в последний день недели отдыха, он заметил на доме объявление о продаже. Ни один вменяемый житель Мак-Кенала, где магией занимается чуть ли не каждый третий, если не второй, ни за что бы так не поступил. Просто бы ограничил общение, если не переносит призраков. Поэтому отъезд Деккер не произвел особого впечатления. Ему же лучше.
  
  
   Глава 2
  
   Новая соседка появилась, когда Карр, облокотившись локтем о почтовый ящик, читал первую полосу газеты, в которой говорилось об отставке Маккенуса с поста Хозяина города. По причине возраста. С подробностями обсуждалась намечающаяся грызня за власть, хоть Виктор Маккенус и оставил преемника, шестидесятилетнего внука. Но по сравнению, с более опытными племянниками и двоюродными братьями графа, у сопляка не было никаких шансов.
   В статье было все: грязные подробности жизни родственников, слухи об их дурных привычках, и рассмотрены шансы каждого из них получить наследный титул и должность от Совета. Все, кроме истинных причин ухода графа. Да и того, чем он собирается заниматься после. Маккенус был стар, но совсем не дряхл. Сколько Карр себя помнил, да и до его рождения, Виктор Маккенус был хозяином города, не считая тех нескольких лет, когда его должность занимали ревизоры Совета. И наверняка собирался просидеть на этом месте еще лет пятьдесят, как минимум.
   Прошло больше месяца, причины могли быть и совсем другими. Да и в конце концов, дело ритуальных убийств, да еще его подчиненных, не для слабонервных. Старик мог решить взять отдых. Но в это слабо верится, и ничего не объясняет.
   У Артениуса Карра было отвратительное предчувствие. И еще более отвратительное настроение.
   -Эй, ты мой сосед?
   Первой мыслью повернувшегося мага была "Келлан бы оценил". Даже ему, потенциальному женоненавистнику, было на что посмотреть и даже на время просмотра забыть о проклятом графе.
   Второй была "если бы он уже сейчас не знал о потустороннем мире, то в этот момент точно бы уверовал, что Небеса существуют".
   Разве только светлые небесные существа не могут выглядеть так порочно. С красотками Карр вообще предпочитал не связываться, потому что умел здраво оценивать свои шансы. Правда, смотреть ему ничто не мешало.
   -Я ска-за-ла, ты мой сосед? - рявкнула она. От вопля очарование почти выветрилось. Хотя взгляд все не хотел отрываться от гибкого тела, длинных ног в коротких шортах и небесно-голубом топике на довольно... неплохой груди. На миловидном личике в обрамлении светлых кудряшек было написано раздражение.
   Если бы кто-то спросил Карра, каков его идеал девушки, он бы ответил не задумываясь. - Черные волосы, тихий голос, мрачный характер и любовь к мертвецам и кладбищам.
   Но эта блондинка, возможно, попала бы на третье или четвертое место. Еще Карр любил рыжих.
   -Я живу в этом доме, - буркнул он. - И ни с кем его делить не собираюсь.
   Разве только с темноволосой поклонницей кладбищ, которая бы спокойно переносила визиты его матери.
   -Ну тогда мы, к сожалению, соседи. Я купила вон тот дом недавно.
   Надо же, удивился он. Ивлия продала свой двухэтажный коттедж в рекордные сроки. И с соседями ему опять не повезло.
   -Ясно. - он развернулся и пошел к дому.
   -Ты не поможешь перенести мне парочку коробок? - сменив тон, кокетливо спросила она в спину.
   -Нет. - с непередаваемым наслаждением ответил Карр и закрыл за собой дверь.
   Если бы кто-то додумался спросить его, то он бы с радостью ответил, что "нет" его любимое слово.
  
   Ночь дышала совсем не летними холодами и сыростью. Он стоял, ссутулившись, спрятав руки в карманы кожаной куртки, и пытался убедить себя, что чувствует воодушевление от предстоящей работы в эту омерзительную погоду. Позже он действительно почувствует. Когда разогреется. А пока зверски хотелось спать. Его вытащили прямо из постели, когда обычная проверка на наложенную на поле порчу, слишком уж явно там вяла трава, неожиданно выявила кое-что покрупнее картофельных жуков.
   -Альфа закончил. - наконец раздался голос в браслете.
   Через двадцать секунд отозвался следующий маг. - Дельта закончил.
   -Омега закончила.
   В агентстве главным ответственным за проведение боевых операций шеф назначил Каспара, бывшего гвардейца, немного дерганного вояку, который пришел скорее от безнадежья, потому что следующим местом, куда собирался пойти - это сторожем на склад. Он участвовал во множестве боевых вылазок, но однажды психологическая проверка выявила, что нервы у него уже ни к черту, развиваются всякие фобии и мании, и к дальнейшей службе он не годен. С таким диагнозом его не брали даже в самые захудалые вышибалы в барах. Кому охота связываться с психом. Когда этот задерганный, слегка опустившийся верзила заявился в агентство, он был небрит, в мятой форменной рубашке и устойчивым запахом перегара. А также заранее заготовленной речью, ах, вы сволочи меня не берете, ну и кто вы после этого?
   Нарцисс Ветт его нанял сразу, тот не успел даже рта открыть, потому что ветераны гвардии на дороге не валяются. Даже с психическими отклонениями. У него конечно была маниакальная подозрительность ко всем и ко всему, но хотя сам он был довольно слабым магом, операции планировал потрясающе, сильно облегчая всем жизнь. А на учениях шкуру сдирал даже с единых магов.
   Именно он и ввел эти непривычные "альфа, омега, воробей вылетел из гнезда" вместо нормальных выражений. Но позже они стали незаменимыми. Вместо того, чтобы долго расписывать: берите тварь в круг, а потом шарахните ее "веером", можно было просто сказать - ситуация 1-29, действуйте по обстановке.
   Код 1 соответствовал агрессивным действиям, прямой магической атаке объекта. Код 2 обозначал ловушку, западню, в которую заманивают объект. Код 3 - нейтральное наблюдение и самозащита. Всего четырнадцать, первые два месяца все ныли и жаловались, что не запомнят, зато сейчас Карр мог поспорить, они не уступят элитной гвардейской роте. А уж за тем, чтобы все знали применяемый шифр бывший гвардеец злостно следил. Пару раз его пытались переманить из других агентств, но в основном уходили с синяками и вывихами. Каспар по военной привычке презирал перебежчиков.
   -Икс закончил.
   -Зет закончила.
   Карр наконец вынул руки из карманов, поднес браслет ко рту. - Отлично. - Мог и не подносить, все равно было бы слышно, просто проклятая привычка. Никогда не знаешь, насколько сильны эти переговорные артефакты. - Ситуация два-девять. Раскидываем сеть.
   -Есть. Да, Артениус. Слушаюсь, о, великий. - вразнобой донеслось из браслета.
   Хекс никогда не прекращал придуриваться. Над полем полыхнула яркая пятиконечная звезда Эрефи, сеть была удачно активирована, значит, абаки не уйдет. Осталось его найти и уничтожить. Говорящий с неживыми вздохнул, проверил хорошо ли застегнута куртка и сошел с сухой дороги в сырое от ночной росы поле. Теперь был его выход.
   Артениус Карр, как говорящий с нежитью, занимался в агентстве всем от мелочевки, вроде бытовой нечисти, до призывания духов. Больше всего ему нравился спокойный размеренный распорядок дня, когда объект его работы лежал на одном месте, а сам он мог пойти домой в обычное для большинства людей время. Боевые задания он не особенно любил, но выполнял их также тщательно и методично, как и составление астрологических прогнозов и подзарядку артефактов.
   Сегодня не повезло, пришлось среди ночи тащиться в Карахим, небольшой городок, где объявилась эта тварь. Трое специалистов по крупной нежити как назло находились сейчас далеко отсюда, поэтому и обратились в агентство Нарцисса Ветта "Рука Судьбы".
   Абаки - подразновидность злого духа, обретшего плоть, комок сросшихся костей, глины, даже мусора, издали смахивающий на огромную обезьяну. Такие же непропорционально длинные передние лапы. Прячется умело, роет норы, как крот, и в этом поле в пригороде хрен его найдешь. Заводятся обычно редко, но если уж завелись, то вреда приносят немало. Жрут одиночек или даже по двое, трое людей сразу. Больших скоплений народа избегают. Если нет мага, то обычно их загоняют громкими звуками и выстрелами в какое-нибудь огороженное место, а потом поджигают.
   Карр тряхнул правой кистью, чувствуя, как браслет с запястья стекает в ладонь, удобно заполняет ее, течет вниз и медленно застывает холодной сталью. Со стороны кажется, что в его руке из ниоткуда появился меч. Знали бы другие, сколько тысяч вренов он выложил за метаморф, они долго упрекали бы его в бессмысленном расточительстве. Но при виде сложных магических артефактов жаба, которая обычно его душит, убирала свои лапы.
   Он пошел вперед, высокая трава царапала джинсы, сухо хлестала по коленям. Некоторые, да что там, большинство используют заклинания поиска или улучшения чувствительности, чтобы определить, в каком месте затаилась тварь. Говорящим с неживыми такие заклинания были не нужны. В энциклопедиях это вежливо называют шестым чувством, чутьем неполного мага, он же был более честен. Инстинкт темного мага он и есть инстинкт темного мага, как его ни назови. Понимание той стороны словно натягивает невидимую нить между ним и духом, которая безошибочно ведет сквозь ночь и сквозь темноту.
   Артениус Карр не особо гордился этим. Просто принимал, как часть своей натуры. Нежить он чувствовал с младенчества и в некоторых случаях даже бессознательно притягивал к себе. Для большинства нежить была хаотична и бессмысленна. Можно было выучить их привычки, знать места их лежки. Но все равно не предугадывать, не ощущать каждое движение темной сущности всей кожей, каждой частичкой себя, как это ощущал он.
   Земля под ногами дрогнула. Он выставил перед собой меч, пуская по нему разряд силы из второго артефакта-накопителя. Абаки перемещался тяжелыми длинными прыжками, кружа около мага, то отступая, то почти врезаясь ему в спину. Карр крутанул меч в руке, привычно наслаждаясь его выверенным балансом, настраиваясь на ощущение его в ладони. Абаки играл со своей добычей, а маг ждал, когда тварь, как качающийся маятник, наконец направится в его сторону.
   В окружающей темноте он его почти не видел. Только ощущал присутствие массивного тяжелого гниющего тела, слепленного из органических останков. Такого не бывает на светских вечеринках. Это не раут в платьях для коктейлей, это не обсуждения выставок и того, как круче пустить друг другу пыль в глаза. Это не сверкающий хрусталь от Эванчи и не залитый ослепительным светом зал особняка. Это гниющие помойки в доках, это зияющий провал рта подохшего и уже высушенного до состояния мумии стеххира, это вонь канализаций и ядовитая слизь повисших на стенах студенистых безглазых улитов. Это холодная ночь, это хруст костей, это вонь падали и мертвечины. Это обычная жизнь. Совсем неизысканно.
   Абаки, эта неуклюжая мертвая обезьяна, кинулся на него, и до того, как его тело закончило движение, еще по инерции двигающееся вперед, Карр рванул на встречу, сжимая меч. Лезвие пропороло пухлое плотное тело, на физические повреждения абаки плевать, но в артефакте сейчас было столько магии, что половина твари почти сразу обуглилась. Маг отскочил назад, абаки оглушительно заревел, беспорядочно размахивая в воздухе длинными конечностями, желая его задеть. Меч стремительно укоротился, тонкой змейкой снова скользнул на запястье, а Карр вытянул вперед ладони, сложил их знаком "таи" и, напитав силой артефакта, ударил огненным смерчем. Сгорбленную орущую тварь объяли языки пламени, она словно взорвалась изнутри. Стало жарко и светло. Абаки подох почти сразу, злой дух не может жить в огне, в каменеющей, объятой пламенем глине.
   -Все в порядке, Артениус? - поинтересовались сразу же. Наверняка столб огня сейчас далеко виден.
   Он облизнул губы. После этого заклинания у него всегда чудовищно пересыхало во рту. -Ситуация 14. Отбой. Собираемся у фургона и едем домой.
   -Ну и полыхнуло, Арти. - он узнал голос Хекса. - А мне такой фейерверчик на день рождения забацаешь?
   Он ненавидел, когда его имя так сокращали, но на Хекса невозможно было обижаться. Как маг, Харольд Эске был так себе, к тому же о нежити имел смутное представление (вроде того - ух ты, какой страшный!) но его энергия, бьющая через край, по природе сдержанного Карра всегда поражала и завораживала.
   -Сколько угодно, икс. - усмехнулся тот. В горле першило жутко, будто вместе с абаки пришлось поджариться и ему. - А первому, кто мне притащит бутылку воды, я может даже устрою его бесплатно.
   -Может даже, или устроишь? -пискляво и застенчиво поинтересовалась Лили, то бишь Омега. При разговоре с коллегами у нее всегда почему-то менялся голос. Раньше она работала в каком-то охранном агентстве и еще не привыкла, что во время боевой операции можно общаться неофициально, и чаще помалкивала, когда другие перебрасывались шуточками.
   -Кто первый принесет, тот и узнает.
   Собственное тело казалось ему легким и каким-то бескостным. За одну секунду он пропустил через себя огромное количество энергии, сконцентрированное в посыл огня, и еще полчаса ему будет плохо. Чем-то похоже на бесконечное падение с тарзанки, вот только к ногам привязан не резиновый трос, а обычная веревка, которая и дергает так, что кажется кишки через уши вылезут. Тот еще аттракциончик.
   Хекс подошел первым, даже скорее подбежал, сунул ополовиненную бутылку минералки, и Карр жадно осушил ее. Правилами магии не объяснялось, почему после этого заклинания всегда наступает это проклятое обезвоживание. Собственный дар не позволял ему сотворить и крошечной искры, имеющиеся артефакты слегка расширяли его возможности. Возможно, дело в них.
   -Все еще надеешься на фейерверк? - хмыкнул он, когда оторвался.
   -Да у тебя разве выпросишь?
   -И это называется друг. Бесплатно и стакан воды не подаст. Ужасные времена.
  
   Район на Парк-лейн, где жили еще родители его матери, а позже поселился и Родерик Карр, на время попавший в ловушку брака, был тихим приличным районом с аккуратными садиками на заднем дворе двух- или трехэтажных домов. Газон был всегда подстрижен и ухожен, у многих были распространены живые изгороди, цветущие весной и летом сладковатым мягким ароматом. Здесь редко кто-то кричал друг на друга, врубал громкую музыку после восьми или нарушал общее спокойствие.
   Но сегодня Артениус не узнал обычное сонное царство. Когда он наконец вернулся домой, у соседки во дворе вовсю гремела вечеринка. Там виднелся даже пенсионер Эрр Вердан, любитель подглядывать с чердака в бинокль за юными красотками, и толстушка Миллиэлис, которая показывалась в бигуди чаще, чем без них. Судя по всему, приглашены были все соседи, кроме него. Артениусу Карру было не привыкать не быть приглашенным. Если бы не его более общительные друзья, он вообще так и не побывал ни на одной из вечеринок.
   Даже отсюда ему было видно, что Вердан пялится на танцующую блондинистую соседку, забывая подтирать слюну и явно мечтая о бинокле. Визжа носились подростки, кажется, эта большая семья жила в окраинном доме.
   "Может и мне переехать?" морщась от громких звуков, позавидовал Ивлии он. Шел второй час ночи, но никто и не подумал вызвать полицию. Учитывая, что там были все соседи кроме него, похоже никто не возражал. "И почему я не купил артефакт блокирования пространства? Отрезал бы все внешние звуки... но сожалеть уже поздно".
   Потирая ноющие мышцы шеи (вздремнул все-таки в машине, за что и поплатился) Карр собрался войти в дом, когда его окликнули. Только чудовищным усилием воли он согнал неприязненное выражение с лица.
   -Арман! Эй, сосед!
   -Арман? - чувствуя приближение головной боли, переспросил он.
   -Вас конечно дружелюбным соседом не назовешь, но не хотели бы вы присоединиться к нашей вечеринке? - спросила блондинка. Артениус еще издали отметил ее короткое красное платье, (не облегающее, а из довольно простенькой дешевой ткани, которая, впрочем, при движениях танца отлично огибала ее тело) и постарался отвести взгляд. - Мы не думали, что она продолжится так долго, но похоже все... чуть-чуть увлеклись.
   Он бросил взгляд на увлекшихся соседей. Их состояние было таковым, что подлить им немного вина, поставить подходящую музыку, и на лужайке перед домом могла начаться настоящая оргия. Впрочем, может и нет. Глядя на соседку, возможно, его мысли приняли не то направление.
   -Пошли, Арман. Только не говорите, что придется вас уговаривать. - язвительно сказала она.
   -Я не Арман.
   -Арбитр?
   Он скрежетнул зубами.
   -Антоний? Алексис? Я, правда, не знаю. Кто-то говорил, но у меня такая ужасная память на имена. - попыталась сыграть "блондинку" соседка. Учитывая цвет волос, ей наверняка многие верили. Только взгляд и манера поведения у нее были гораздо умнее.
   -Артениус Карр.
   -О, вот и познакомились. Отлично, пошли уже! А то вам не достанется яблочного сидра. Наше знакомство началось неудачно, но я думаю, когда все веселятся, вам не стоит печально наблюдать за этим из окна.
   Список тех, кто его невыносимо раздражает, пополнился, - понял Артениус.
   -Ваше имя я тоже не знаю.
   -Пойдемте, познакомимся на вечеринке. - проклятая соседка уверенно пошла вперед, потом остановилась и оглянулась на него. Выбора, похоже, не оставалось.
   -Меня зовут Браун Дэсли. - снизошла все-таки она. Огни дома и вечеринки приближались.
   -Браун?
   -Ну не вам говорить, Артениус. - издевательски выделила она его имя.
   Скрежет собственных зубов - довольно неприятный звук, понял маг. Его назвали в честь основателя магического рода его отца, сделавшего достаточно многое, чтобы Карр гордился своим именем. Несмотря на то, что полным вариантом его называл мало кто, то ли ленясь выговаривать, то ли считая, что имя звучит напыщенно. Все старались сократить его имя не только в школе, еще в детском саду, не всегда удачно придумывая сокращения. Артес и Тен, к его облегчению, не прижились сразу. Коротко Арти слишком походило на дешевого комика Арти Дрейка, и когда его так называли, Карр чуть ли не готовился услышать свист и звук аплодисментов. Любые сокращения или насмешки не от тех, кто является родственниками или друзьями (их терпеть приходилось) были верным и наибыстрейшим способом вывести его из себя.
   -Заботиться о том, чтобы все в доме было в порядке, а все соседи были дружны -ваша привычка, Брауни?
   Она была ниже него, но в тусклом освещении трудно было разглядеть, темные ли у нее корни.
   -Ха-ха, это моя школьная кличка, и я ее обожаю.
   -Потрясающе, - буркнул он.
   Его появление на вечеринке прошло незамеченным. С соседями он общался редко и неохотно, а рядом с одетой в короткое платье, да еще и жизнерадостной блондинкой, значение его присутствия и вовсе стремилось к нулю. И к лучшему. Когда его с чего-то пытались дружелюбно разговорить, Карр чувствовал себя, как владелец осажденной крепости. А если это делалось еще и снисходительно и жалостливо, то скорее младенцем за обеденным столом, которого уговаривают сказать: "А". Оба этих чувства были довольно неприятными.
   Он отступил к столу с остатками закусок. Судя по всему, каждый из гостей приносил что-то свое. Заранее, что ли, планировали? Карр об этом ничего не знал. Впрочем, не знать подробности личной жизни соседей его вполне устраивало. Он взял на тарелку пару бутербродов и кусок пирога. Хоть перекусить удастся и восполнить часть потраченных сил.
   -Опять стремитесь к одиночеству? Почему вы совсем не веселитесь? Прекрасная погода, отличная музыка, веселые люди...
   У него раздраженно дернулась щека. Что она несет?
   -Да, прекрасная вечеринка.
   -Так почему вы не веселитесь? Потанцуем?
   -Я плохо танцую.
   Он запил кусок пирога яблочным сидром. Когда он стоял на месте, усталость брала свое, тяжело сдавливала затылок, клонила вниз голову, закрывала веки. Ночь пахла травой и кисловатыми яблоками. Артениус мечтал стать невидимкой.
   Вблизи он наконец разглядел блондинку получше. Не идеальные черты лица, как ему казалось раньше. Он не всматривался в ее облик, больше воссоздал его сам в своем воображении, как удобно ему. Но в нем не было ничего модельного с обложки журнала. Довольно простоватые черты. Чуть курносый нос, пара веснушек, мягкий овал лица. Ничего соблазняющего, вроде раскосых глаз или высоких скул, или чрезмерно пухлых губ. Ее лицо не было совершенно. Лицо девчонки-соседки из старших классов, которая гоняет с пацанами мяч и "свой парень" везде. Вздымающаяся грудь в большом вырезе платья наводила на другие мысли и слегка улучшала настроение. Но туда было лучше не смотреть. Глаза у нее были неуловимого цвета. Зеленый, сменяющийся искристо-голубым, а позже ловко прячущийся в золотистых искрах освещения от ламп, развешанных вокруг.
   Брауни казалась близкой, теплой, и даже... уютной. Сама мысль потанцевать с ней, просто положить руки ей на талию, провести по спине, чувствуя приятную шероховатость ткани ее платья - не казалась чем-то неестественным. И движения в танце были бы легки и предсказуемы, как плаванье в теплой речной воде. Но Артениус Карр действительно не умел танцевать. И не собирался сближаться с соседями.
   -Бри, может потанцуешь со мной? Видишь, он не хочет. - мотоциклист, живший с тетушкой и дядей через три дома от него, положил загорелую руку ей на талию и довольно насмешливо, с превосходством ему ухмыльнулся.
   -Ну давай, Дэн! - весело засмеялась она.
   Карр остался наедине с пирогом, к чему и стремился. Наконец от него все отстали. Милиэллис выплясывала со старушкой с розоватыми волосами танец, подозрительно напоминающий джигу. Подростки довольно похоже передразнивали, как танцуют Брауни и мотоциклист (его руки то и дело пытались сползти ниже талии, а она их поправляла) и заливались хохотом. Наверняка пиво протащили.
   Старик все еще мечтал о бинокле, кто знает, возможно у него дальнозоркость, и он просто не может разглядеть подробности в метре от происходящего. Семейная пара танцевала долгий медленный танец, обняв друг друга за шею. Они были женаты уже лет десять, но все еще выглядели счастливыми. Карр этого отчасти не понимал. Его родители за годы в супружестве достигли полного взаимопонимания в браке. Редко какой мужчина мог так ненавидеть женщину, и наоборот. Впрочем, их связывало что-то большее. Большее, чем неприязнь, рождение сына или семейные узы. Именно это "большее" и заставляло его мать даже в послежизни так часто возвращаться к казалось бы давно бывшему мужу. А его отца хранить ее фотографию на своем столе. Это была даже не любовь, любовь исчезла давно, в первые годы брака. Не страсть, не похожесть, не общие воспоминания. А недоступное его понимаю "что-то", чему он не мог найти название, но что соединяло их до сих пор.
   Через полчаса гости наконец стали расходиться. Брауни шумно и бесцеремонно прощалась с каждым из них, поэтому Карр предпочел потянуться к выходу одним из последних.
   -Спокойной ночи, Браун.
   -Спокойной. Кстати, Артениус... вы такой молчаливый замкнутый человек. Думаю, та часть слухов, что прошлая владелица моего дома страдала от неразделенной любви к вам, а когда вы ей бессердечно отказали, уехала - правда? Надеюсь, аура дома на меня не распространится, и меня не постигнет та же участь. Это было бы ужасно... Просто шучу. - расхохоталась Брауни.
   "Наше соседство будет невыносимым и кровопролитным", понял он.
  
   На следующий день в агентство Карр с чистой совестью опоздал. Во-первых, вчерашний поздний выезд давал ему на это право. А во-вторых, зрелище делающей утреннюю гимнастику соседки того стоило. Артениус, в конце концов, тоже был мужчиной. И, когда она в коротких, облегающих шортах, вышла на газон и, потягиваясь в утренних лучах солнца, начала разминаться, он отложил газету в сторону и устроился поудобнее. Зрелище действительно того стоило. Особенно в конце, когда она сбегала в дом, переоделась в купальник и с визгом стала прыгать, включив разбрызгиватель. Время приближалось к полудню, и солнце снаружи ощутимо припекало.
   Если бы он решил продать дом, то только за это соседство цену бы дали вдвое дороже.
   -Что это у тебя такое хорошее настроение? - спросил шеф. К хорошему настроению у сотрудников Нарцисс Ветт относился подозрительно.
   -Напротив меня поселилась блондинка, которая любит делать утреннюю зарядку в купальнике перед домом. - Не нашел причины, чтобы не поделиться, Карр.
   -Можно я у тебя переночую? - тут же поинтересовался Хекс. - Шеф, давайте по утрам устраивать у него дома плановые совещания!
   -Я женат. Чего и вам всем советую, шалопаи. - Начальник слегка заколебался. - Натуральная блондинка? Действительно в купальнике?
   За день ему поступило множество предложений помочь с ремонтом, садом, подзарядкой артефактов и переклейкой обоев, что он уже жалел, что проболтался. Хотя некоторыми вещами все же хотелось поделиться с миром.
  
  
   Глава 3
  
   Артениус Карр был гурманом. Ему нравился причудливый аромат специй, смешивать и отмерять черный и красный перец, базилик, корицу, гвоздику, даже малая толика которых могла существенно переменить вкус блюд. Его завораживал тонкий процесс готовки, когда приходиться тщательно выбирать и взвешивать, следовать своему чутью, отслеживать каждый оттенок вкуса, чтобы под конец с его плиты сошел достойный шедевр кулинарного мастерства. К сожалению, чаще всего питаться ему приходилось на скорую руку быстрозавариваемой лапшой.
   -Арт, я тут зашел... Боги великие! Как ты можешь тут спокойно есть?!
   Черноволосый смуглый Хекс поменял оттенок лица до бледного, а потом до зеленоватого. Карр втянул лапшу в рот и прожевал.
   -Они мертвые. Успокойся.
   -Я про это и говорю! Они МЕРТВЫЕ! Какого горра ты тут сидишь?
   Ничего странного с рождения общающийся с неживыми сущностями маг в этом никогда не видел. На ранних стадиях разложения, да еще при заклинании заморозки, запах не ощущался. Но в теории понимал, почему это поражает других. В детстве, когда он с пацанами на спор пошел на кладбище, то был единственным, кто вежливо поздоровался с призраком старика (матушкино воспитание) и даже уважительно поболтал с ним о погоде. В то время он еще искренне не понимал, почему так подвывают от ужаса остальные. После этого случая часть ребят прекратила с ним общаться, зато Келлан и некоторые другие до сих пор ржут, вспоминая ту ночь ("Хорошая погода сегодня, правда, холодновато... ну ты, Арт, даешь..."). Карр невольно усмехнулся воспоминаниям.
   -Мне два вызова еще заканчивать. Решил перекусить перед тем, как переходить к самой длительной части.
   -Боялся смутить призраков урчанием живота? - съязвил Хекс, все еще стараясь не смотреть в сторону лежащих. - Вот не понимаю я родственников, выкапывают, притаскивают, чтобы только спросить какую-то фигню.
   -Их еще не закапывали, Хекс.
   -Спасибо за подробности, Арт. - с чувством поблагодарил тот.
   -Трупное окоченение, конечно, есть, но сам видишь, прошло не больше двух дней. Бояться пока нечего.
   -Только не говори, чего можно бояться потом. Не говори, я сказал!
   Хекс пристроился на ступеньках лестницы. В депозитарии, расположенном в подвале агентства и еще соседствующим с хранилищем снаряжения, у многих могла развиться клаустрофобия. Выдвинутые столы практически не оставляли места для передвижения, по остальному же свободному пространству были раскиданы необходимые для обряда вещи. И любой входящий сразу оказывался лицом к лицу с временными, но уже никуда не торопящимися гостями.
   -Так зачем заходил в депозиторий, если тебя тут все не устраивает?
   -Вот демон! Из-за тебя все из головы вылетело. Шеф сказал, ты призрака вызываешь, но я же не думал, что по-живому... то есть, по-мертвому. А когда увидел, что ты пожираешь что-то белое, похожее на червей...
   -Заткнись, Хекс. - Карр отставил окончательно опротивевшую лапшу в сторону.
   Он был не уверен, сможет ли ее в ближайшее время вообще есть. И при этом не ощущать себя могильным личем. - Зачем пришел? Только давай скорей. Мне с ними надо закончить в течение часа.
   -Торопишься к своей блондинке?
   -Нет. Кровь силу потеряет. Вон, видишь знаки на полу?
   -И ты после этого можешь спокойно есть?! Хотя, я это уже говорил... Давай заканчивай побыстрее, а потом кое-куда сходим.
   -Сходим?
   -Потом расскажу. Дело важное.
   Карр вздохнул. Сколько раз зарекался есть при Хексе. Тот всегда отмочит что-нибудь такое, а он потом по месяцу не может перекусывать на работе.
   Он взял пакет с синей жидкостью, продающейся обычно в стандартной упаковке, надорвал край и влил первому объекту в рот.
   -Чтобы голос ты обрел. - прокомментировал вслух свои действия говорящий с неживыми. Обычно проговаривание каждой стадии помогало духу быстрее сориентироваться.
   -Э... я пошел... - прохрипел Хекс.
   -И не дашь Рональду своей жертвенной крови? - замогильно спросил он.
   -Арти, честно советую, тебе лучше отказаться от своих попыток шутить. Навсегда. А может быть, и останусь... можно доесть твоих червей? Э-э, в смысле, лапшу?
   -Ничего. Я себе еще накопаю.
   Харольд поперхнулся.
   Черной сажей он провел черты над глазами. - Чтобы узрел ты этот мир.
   Положил гроздь могильных цветов ему на сердце. - Чтобы вспомнил, чем ты жил. А теперь, Рональд Торнтон, приди.
   -А поп-корна у тебя нет?
   -Хекс, заткнись, пока не поздно.
   Родственники хотели уточнить подробности насчет распоряжения имуществом и банковским счетом, и им это требовалось, как можно скорее, в обоих случаях. Поэтому и обратились в агентство, чтобы говорящий с неживыми вызвал дух и спросил у него. Гвардия подобными пустяками не занималась. "Рука Судьбы" позволяла заказчикам присутствовать при обряде, но по пальцам можно пересчитать случаи, когда кто-то согласился.
   Дар говорящих с неживыми состоял не только в умении призывать и ощущать нежить. А еще и в том, что призраки материализовывались в их присутствии. Даже самые слабые становились видны обычным людям также ясно, как и окружающие их предметы. Если бы тогда мальчишки пошли на кладбище без него, то конечно не встретили бы никакого привидения. Восьмилетний Арт, не умевший контролировать свои силы, вызвал его появление одним своим присутствием.
   Он посыпал сухие цветы поверх нарисованных кровью знаков. - Появись.
   -Может станцуешь?
   Карр проигнорировал. В депозитарии потянуло холодком, почти морозцем, с неведомых ледяных пустошей. Но в чем-то этот холод был неправильным, ненастоящим. Потому что не чувствовалось притока свежего воздуха. Холод просто растекался по помещению. Неживой.
   Маг включил диктофон. Можно было и на видео записать, но зрительные искажения были слишком сильны. Половина клиентов не решалась слушать даже аудиозапись, предпочитали напечатанные ответы на вопросы. Аудиозапись больше делалась для доказательства слов, если понадобится.
   -Рональд Торнтон? - сухо поинтересовался он.
   Расплывчатый призрак потихоньку оформлялся в фигуру, но так как времени прошло еще слишком мало, подробности внешности было трудно разглядеть. Стать четкими сразу удавалось лишь особенно волевым при жизни личностям. И тем, кто пережил насильственную смерть.
   -Да... - неуверенно отозвался тот.
   -Ну как там? Бассейн? Пальмы есть?
   -Хекс, или заткнись, или вали отсюда.
   -Т-там н-неплохо.
   Госпожа Астер тоже говорила - хорошо. Спокойно.
   -С-спокойно. - повторил тоже самое дух.
   -У меня есть к вам несколько вопросов от ваших родственников.
   -У них все х-хорошо? - прошелестел Торнтон. На секунду прорезались черты его лица в смазанном световом пятне, и тут же снова сгинули.
   -Да, хорошо. Но они хотят узнать у вас, что делать с банковским счетом, точнее, счетами в "Элизиум-премиум" и "Банк-Стандарт", - начал зачитывать он первый пункт. - Снять деньги и вложить во что-то другое или продлить срок действия вклада? Им звонили оттуда и интересовались.
   -Они-и, что, думают, я им ясновидя-ящий хренов? Пу-усть найму-ут управляющего, кото-орый проверит изменение процентных ставо-ок, риски-и, и что будет выгодней.
   -Кого бы вы посоветовали?
   -Фирма "Э-эрис" предлагает непло-охие услу-уги. И пусть Венс не пы-ытается решать сам. Он мудак. - на удивление четко проговорил призрак.
   -Второй вопрос. Кому достанется следующее имущество. Ваши родственники предпочитают, чтобы все было разделено по-честному...
   Список имущества был внушительным. Бильярдный стол, клюшки для гольфа, профессиональная удочка, коллекция картин, чучело фароа, машина...
   -Боги, Артениус! Ты даже вызов духов можешь сделать занудным! Я пошел. Я тебя снаружи подожду.
   -Если ты уйдешь, я не расстроюсь.
   -И не надейся.
   Он закончил со списком вопросов, выключил диктофон и отпустил Рональда Торнтона. С Кристианом Лейттом он не стал проводить тех же церемоний, как и при Хексе. Просто положил кончики пальцев на лоб второму объекту, чувствуя, как на коже горит холодное рассыпающееся серебро.
   Стоило настроиться, и он мог поднимать духов даже взглядом. Карр относил это насчет того, что уже после первого обряда связь с потусторонним миром становилась крепче и чтобы его слова услышали, было достаточно произнести их даже мысленно.
   -Мамочка передает тебе привет, - произнес Лейтт. - И просит, чтобы ты сегодня был осторожнее. А теперь можешь задавать свои вопросы, де-етка.
   Карр поморщился и стер начало записи.
  
   Картинные галереи - особые места. Этот аромат лака, которым покрывают картины, запах масляной краски, напоминавший ему почему-то, как пах свежеокрашенный забор в колледже. Рай токсикоманов. Но самое большое отличие - здесь люди пытаются выглядеть умнее, в отличие от других мест, куда они приходят просто посплетничать, продемонстрировать наряд и потратить деньги на ненужную безделушку.
   Здесь же потомки старых родов Мак-Кенала еще и закатывают глаза, оценивающе проходятся взглядом по рядам картин и пытаются выдать очередную глубокую мысль об импрессионистском символизме или еще о чем-нибудь, которую до этого усердно заучивали из журнала по модному искусству. Это он точно знает, Себастьян да и Келлан делают то же самое. Несколько дней перед выставкой усердно бродят по комнате, вслух зачитывая наиболее удачные фразы, чтобы выучить, а потом ввернуть в разговоре. Бред.
   В искусстве, особенно прошлых эпох, Артениус Карр разбирался довольно сносно, но в таких картинах ничего не понимал. Нет, определенно талант у художника был, думал он, наклоняя голову влево. Потом вправо. Нарисовано все... интересно. И цвета подобраны неплохо. Вот только не понятно, что это. Он снова глотнул шампанского. Хотя, пришло понимание - если надраться, то абстракция понемногу начнет обретать смысл.
   В этот раз выставлялся Алистер Макс, знаменитый художник. Магистр иллюзий, его работы завораживают и зачаровывают, но от этого не становятся осмысленней. Артениус был уверен, подобные картины ценятся только потому, что их никто ни черта не понимает. Конечно, все новые работы магистра уже были куплены за баснословную цену, и здесь висели просто до конца выставки. Их новым владельцам льстила наклейка на стене, внизу картин "продано тому-то, тому-то".
   Хекс часто подкидывал подобные халтурки, Нарцисс Ветт не возражал. Если дело бывало удачным, это приносило славу и новых клиентов "Руке Судьбы". Если нет, он всегда говорил, что его подчиненные действовали на свой страх и риск, и сами виноваты. И сейчас Карр вынужден был исполнять роль живого детектора потусторонней активности. Владелец галереи отчего-то боялся насланных проклятий.
   Проклятий он не обнаружил, но к окончанию вечера познакомился с основателем самой галереи и давним предком нанимателя - который в призрачном виде решил посетить свое детище. Галерею, то есть. На потомка ему было плевать, он его вообще раздражал. Как и Карр, старый Вермортен был истинным поклонником классического искусства, и у них нашлось немало общих тем для разговора. Чему поспособствовала притащенная призраком бутылка хорошего выдержанного вина.
   За отслеживание проклятий и за сведения о тайном погребе в подвале галереи Тобиус Вермортен позже неплохо заплатил. Домой Карр возвращался довольный и расслабленный. По крайне мере, внешне. Госпожа Астер никогда не предупреждала его просто так, и сейчас он раздумывал, какая гадость его ожидает. В галерее ничего особенного не произошло, а значит, случится либо по дороге к дому, либо... впрочем, хорошо бы все произошло по дороге. Лежать без сна всю ночь и ждать какой-то мерзости не казалось ему самым отличным способом провести время.
   Хекс довез его до галереи и обратно, высадил в десяти минутах ходьбы пешком от Парк-Лейн и сразу же свернул на шоссе. А Карру теперь предстояло пройти район семиэтажных, кучно стоящих новостроек, чтобы добраться до своего дома. Это был знакомый и много раз хоженый путь, который никогда не преподносил особых сюрпризов. Только сейчас показался гораздо длиннее, чем обычно.
   В темных погашенных витринах магазинчиков мелькала его худощавая высокая фигура. Тени следовали по пятам, обтекали его, затягивали в себя. Он чувствовал себя почти уютно.
   -Эй, чувак! Закурить есть? - поинтересовались из темного переулка. Кажется, двое или трое.
   -Да, конечно. Огоньку дам.
   Он зачерпнул силы из амулета и зажег знаком "таи" призрачный огонек в ладони. Который в любую секунду мог разрастись до приличного пламени.
   -Фокусник хренов. - презрительно высказались из переулка, и троица ушла.
   Арт понадеялся, что на этом все закончится. Не захватил бы боевой амулет и быть ему сегодня ограбленным. Хотя может и не быть. Он нес с собой слишком приличную сумму (получивший собственный винный погреб Тобиус оказался на редкость щедр) и просто так бы не дался. А матушка никогда не предупреждала его о грабителях раньше. Только о... другом. И это не радовало.
   До дома он добрался без приключений. Увидев знакомый забор, тихий и никем не потревоженный дом, Карр даже слегка успокоился. Но входить не торопился, пытаясь прочувствовать - завелась какая-нибудь нечисть в доме или нет. Что-то было не так. Но ощущалось настолько слабо и непонятно, что определить точно не удавалось.
   -Дышишь свежим воздухом, сосед? Трудная работа? Почему ты всегда так поздно возвращаешься домой? - зевнули рядом.
   Он обернулся. Брауни была в спортивном костюме, правда, мало что прикрывающем, подмышкой зажат бумажный сверток, и темной силы в ней не ощущалось.
   -Да. Задержался по работе. - буркнул Карр.
   Ожидание подлянки уже начинало надоедать. От Брауни пахло молоком и жимолостью. Странный, но довольно приятный аромат.
   -Другие от подружек в такое время возвращаются. В твоем возрасте пора бы уже.
   -Ты пьяна? - холодно осведомился Карр, закипая. - Или по своему опыту говоришь?
   -Я трезва и гетеросексуальна. Просто меня настораживает одинокий сосед-неврастеник, который боится зайти в свой собственный дом.
   -Чтоб тебя... - даже и не подумал понизить голос он.
   -Если хочешь, я могу зайти первой. Включить везде свет. Развеять призраки прошлого. Интим не предлагать.
   -Призраки это меньшее, что меня волнует. И подержанные вещи тоже...
   -Не ты держал, не тебе и судить.
   "Какого демона я стою здесь и еще трачу время на эту ходячую головную боль?" - вдруг удивился про себя он. Развернулся и пошел к дому.
   -И тебе спокойной ночи, сосед. - издевательски пожелали в спину.
   И вдруг сдавленно, изумленно вскрикнула. "Пусть, когда я повернусь, там будет гуль, отгрызающий ей голову", - понадеялся Артениус. Но когда повернулся, по-прежнему все было тихо и спокойно.
   -Что? Ноготь сломала? Или крашеные корни отросли? - поинтересовался он.
   -Между прочим, - язвительно усмехнулась Брауни, - я натуральная...
   -...дура. - пробормотал он.
   -Сам кретин, - вполголоса отозвалась она.
   Они злобно переглянулись. Он уже решил плюнуть на все предсказания и уйти, когда она, неожиданно смирившись, добавила. - Мне показалось, в кустах что-то шевелилось.
   -Шевелились... может, это кусты. Подул ветер, зашелестели листья.
   -Ветра не было! - огрызнулась Брауни. - И если меня прикончит маньяк на пороге моего дома, то прежде всего подумают на тебя!
   -Ну да, блондинистых неврастеничек всегда убивают первыми. - не остался в долгу он.
   -Сам ты!
   В кустах действительно что-то зашевелилось. Карр подошел ближе, засунув руку в карман и сжав амулет.
   -Я же говорила!
   -До того, как ты переехала, все было тихо и спокойно. Правильно говорят, от блондинки добра, как от козла молока.
   -Ты это сам придумал! - зашипела она.
   -Исключительно по личному опыту.
   -Знаем, знаем... порножурналы так холодны и неотзывчивы...
   "Пусть это будет гуль. Гуль, тоскующий по блондинкам. Пусть будет в жизни хоть какая-то справедливость."
   Но очевидно, справедливости в жизни Артениуса Карра не существовало. Он придвинулся ближе к кустам и оттуда вдруг выскочило что-то небольшое, взъерошенное с горящими зелеными глазами. Не обычный зверек. Явно какая-то нечисть. На Парк-Лейн. Такого раньше не случалось.
   Он на автомате бросил ему вслед "петлю", затянул и дернул на себя. Тварь была чуть больше кошки, поймать ее не составило труда. Она гнусаво выла, вырывалась и пыталась продрать его куртку, его руки и его самого до костей. Карр перехватил нечисть за загривок, держа подальше от себя. Зажег "мотылек".
   В свете появившегося огонька наконец разглядел добычу. Это действительно был кот. Самый обычный, когда-то, кот. По тем местам, где сохранилась шерсть, можно было судить, что он был серым в полоску. Там, где шерсть выпала, кожа приобрела зеленоватый оттенок и казалась грубой, как подметка ботинок. Одно ухо было обглодано и разорвано, по уродливой морде проходили три крупные царапины, глаза горели ядовитым зеленым огнем, присущим нежити. Правда, духом тянуло не особенно темным, да и частично животные повадки он сохранил. Редкое явление. Полуобратившийся котяра.
   -Спокойно, котик. Молоко будешь? - мягко спросил Арт. Нежить обычно отличалась гораздо большей разумностью, чем обычные животные. И во взгляде кошака он разглядел проблески сознания.
   -Ты маг? - спросила соседка то, что он совсем не ожидал.
   -Неполный. - педантично поправил он. - А это милое создание в моих руках тебя совсем не интересует?
   Кот глухо, утробно завыл. Насмешку он похоже отлично понимал.
   -Спокойней. Красавец, красавец. Помоем, приведем тебя в порядок.
   -И еще животных любишь. А ты полон сюрпризов, сосед.
   -Я просто специализируюсь на нечисти. Которой этот кот и является. Не знаю, кто его обратил, но судя по царапинам на морде произошло частичное заражение. Наверняка раньше был домашним, поэтому потянуло обратно. К людям. Впрочем, точно не знаю. Нежити в окрестностях больше нет, можешь спать спокойно.
   -А что будешь делать с этим?
   Страха блондинка не выказывала совершенно. Тайно лелеющий надежду увидеть ее личико перекошенным, Карр слегка расстроился.
   -Я же сказал, накормлю, помою. Потом, скорее всего, определим в питомник.
   -В питомник? Слышала я про эти места. Где над ним будут ставить эксперименты? Отдай котика мне. Я буду о нем заботиться. Отдай! - Брауни вцепилась в его руку, которой он держал полукота-полугуля, или еще демон знает кого. Потом следует разобраться. Он досадливо стряхнул ее с себя.
   -Ты, что, не слышала? Я сказал, это нечисть. Он может перегрызть тебе глотку, пока ты спишь, если проголодается.
   Кот дернул хвостом, прижал уши и протяжно мяукнул. Голос у него был глухой гулкий, будто он выл из закрытого погреба.
   -Видишь, он возражает. Я его возьму.
   -И заразишься от него какой-нибудь могильной язвой? Вначале я его осмотрю. Потом, если также будешь хотеть завести домашнее животное... - кот еще сильнее завилял хвостом. - Мне больше интересно, что он делал около твоего дома.
   -Да, почему сразу не пошел к твоему. - огрызнулась Брауни.
   -Ладно, неважно. - он посмотрел на кота. - Надо тебя как-то назвать. Будешь Элиссанаром?
   Кот мяукнул. Скорее, согласно.
   -Что? Как ты его назвал?
   -Элиссанар. Великий темный маг прошлого. Думаю, ему подходит.
   Кот мяукнул еще более согласно.
   -Пошли, Эли. Молоко, ванная и спать. - он поудобней устроил уже не возражающую нечисть на плече и отправился домой. Артениус Карр не был бы говорящим с неживыми, если бы не умел найти с ними общий язык.
   С живыми, по большей части, всегда были проблемы.
  
   Кот молоко лакал жадно, давясь и захлебываясь, что подтверждало мысль о его полуобращенности. Был бы настоящей нежитью, предпочел бы сырое мясо и кровь. Он нарезал ему кусочки сыра, ветчины, поставил блюдце на пол рядом и тут же отдернул руку. Элиссанар с утробным рычанием вцепился в добычу.
   -И давно это у тебя, котяра?
   Впрочем, даже более разумный, по сравнению с обычными домашними зверьми, он бы вряд ли ответил. Кот был крупным, костистым, на загривке, морде, спине и лапах шерсть более-менее сохранилась. Зато бока были голыми, покрыты грубой зеленой кожей, служащей нечисти лучшей защитой. Под ней проступали острые ребра. Позвоночник жалостливо выпирал. Похоже, превращение у кота было в полном разгаре, и ему требовалось много пищи.
   Подумав, он разрезал всю имеющуюся ветчину на несколько крупных кусков, потом сыр, и положил на пол. Элиссанара упрашивать не пришлось.
   Интересно, кто его так? И хорошо бы это произошло далеко отсюда. Только около дома ему нечисти и не хватало. Учитывая близость волшебных агентств, а также популярность этих мест у магов, район Парк-Лейн и другие близлежащие улицы были надежно защищены от любой нечисти, и здесь практически всегда было спокойно. Происходящее Карру не нравилось.
   Он долил молока, потом порылся в холодильнике и постепенно скормил коту остатки своих запасов.
   -Завтра еще куплю. - успокоил он.
   Хотя Элис, кажется, более-менее насытился и стал сонно потягиваться, впуская огромные зеленоватые когти в линолеум. Маг против воли умилился. Котяра был довольно забавным. Он наскоро помыл его в ванной - ни могильной земли, ни крови, ничего, что свидетельствовало бы о темном ритуале, не вымылось.
   Кот, учитывая ситуацию, был не таким уж и грязным. Держали его, что ли, раньше где-то. Тоже, хорошо бы узнать. Может, Элиссанар потом сам и покажет.
   Засыпал Карр с непривычным чувством умиротворенности. Носящий имя древнего повелителя зла полукот-полунежить спокойно дрых у него в ногах, поверх одеяла. Его тихое размеренное сопение было уютным, как дыхание любой кошки. Какая-то нужная мысль вертелась по поводу соседки. Странная, неоформившаяся, но смытая нахлынувшим сном.
   Сегодня Артениусу Карру снились хорошие сны. Кошки, пусть даже не совсем живые кошки, отгоняют любые кошмары.
  
  
   Глава 4
  
   На следующий день он взял Элиса на работу, слишком боялся, что тот сбежит или разворошит что-нибудь ценное в доме в его отсутствие. К тому же, кота следовало просканировать, чтобы узнать, к какому типу нечисти он относится. Умиление Карра котярой в агентстве никто не разделил. Шеф с порога поинтересовался, что за гадость тот притащил, за что удостоился обиженного утробного воя. Но изучить его в лаборатории все же разрешил. Кота нашли слишком близко к агентству, и если где-то рядом они проморгали рассадник нежити, это создаст плохую репутацию.
   Элиссанар быстро сообразил, что на новом месте его побаиваются и, учуяв еду, долго и гнусаво мяукал около жертвы, пока человек не понимал, что единственный способ избавиться от кота - скормить тому свой обед.
   Сожрав почти все запасы еды в агентстве, он стал игриво и довольно тереться о ноги магичек, которые убегали от него с визгом. Или стояли, окаменевшие от ужаса, и только тихо просили - кто-нибудь, уберите эту тварь, кто-нибудь.
   Сканирование Элиса ничего не дало. Круг обнаружил присутствие малых темных энергий, но точнее определить их разновидность не получилось. Все, что удалось узнать, относилось к "дерегорр знает, какая-то нежить". Но в лаборатории выяснилось, что и от кота есть польза. Элиссанар интуитивно чувствовал проклятые предметы или предметы с наложенной на них порчей или искажением, и даже как-то разрывал слабое темное плетение, если его попросить. Впрочем, на такое взаимодействие была способна любая нечисть. На заклинания более сложные и опасные кота не хватало, но в исследовании незнакомых мест и быстром обнаружении проклятий он был незаменим.
   Нарцисс Ветт мгновенно понял выгоду и официально зачислил Элиссанара в штат, как служебное магическое животное, вызвав разочарованный вздох у почти всех сотрудников. И досадливые взгляды в сторону Карра. Как сказал Хекс (шепотом и когда кот не слышал), они все надеялись, что больше эту наглую прожорливую бестию не увидят. Вслух высказаться побоялся.
   Элис был умным и чертовски злопамятным котом.
   Когда Патрик, шумный крупный мужчина, громогласно обозвал котяру дохлятиной и тупой нежитью, уже через пять минут обнаружил сзади на своих штанах аккуратно вырезанные когтями полоски, открывающие полосатые трусы. Когда и как кот это сделал, никто не заметил. Но все прониклись. Особенно, если учесть остроту и длину его когтей.
   Домой Карр дотащил Элиса с трудом, за пазухой куртки тот больше не помещался. Котяра, дорвавшись до еды, ощутимо набрал в весе и, кажется, стал еще крупнее. Похоже, придется завести переносную клетку или замаскировать его как-нибудь, чтобы не пугались прохожие. На него и так косились странно, а, встретившись взглядом с ядовито-зелеными глазами разумного хищника, и вовсе прибавляли шаг.
   -И откуда ты такой взялся? А главное, что мы сегодня будем есть?
   В холодильнике было удручающе пусто. Кот-нежить лениво мяукнул и свернулся клубком на стуле. Свою порцию еды и развлечений он сегодня получил и остальное его не интересовало. Сквозь тусклую серую шерсть проглядывали пластины позвоночника. Маг осторожно погладил кота по спине, чувствуя заостренные шипы. Потом также медленно изучил лапы с острыми когтями, более вытянутую, чем у обычных кошек морду - клыки тоже выросли, челюсть деформировалась и стала более мощной. Такого кота мог испугаться и волкодав. Но агрессии Элиссанар не выказывал. И чутье на нежить подсказывало магу, что и не будет. По крайне мере, пока к нему относятся по-доброму. На кошачью преданность рассчитывать не приходилось.
   Некоторые маги искусственно выводили полуобращенных животных, которые были умнее, сильнее и живучее обычных, но это относилось к темным наукам, и официально не одобрялось властями. Хотя и не запрещалось до конца. Спутники-животные ведьм и колдунов были испокон веков, и хотя, темное колдовство сейчас было не в почете, животных, как отличных помощников, продолжали выводить. Правда, кот-гуль... это уже относилось к области запрещенных экспериментов. Впрочем, его раны на морде, скорее всего, говорили о том, что заразился он случайно. И непонятно от кого.
   В принципе, можно было выяснить район заражения. Кошки редко отходят далеко от своих домов, и если поискать его владельца... кто-то, возможно, давал объявление о пропаже.
   От размышлений Карра отвлек звонок в дверь. Он выглянул в окно, но вместо так раздражающей его блондинки (наверняка заявится!) обнаружил мужчину в давно не глаженном пиджаке. На усталом и невыспавшемся лице которого можно было без труда прочитать - Правоохранительные органы.
   -Скройся. - буркнул коту он, размышляя, неужели соседка настолько выжила из ума, что решила отсудить полугуля по закону. - Когда этот тип уйдет, возвращайся. А пока погуляй за домом.
   Элис неохотно, но все же спрыгнул со стула и выскользнул через кухонную дверь.
   -Артениус Карр? - сверившись с какой-то бумажкой, спросил человек. Мятая несвежая рубашка, одутловатое лицо, щетина и мешки под глазами не смягчали цепкого проницательного взгляда и жестких складок рта.
   -Да. Чем могу...
   -Можете ответить на мои вопросы. - с бесцеремонностью, присущей всем полицейским, незнакомец отодвинул мага с дороги и вошел в дом, еще не закончив фразы. - Пока я ждал вас с работы, я успел опросить вашу соседку, поэтому общение с вами у нас будет номинальным. Алиби у вас уже есть.
   -Алиби? - Карр замер. - Про что вы говорите?
   -Ну это вам лучше знать. - светловолосый устало прислонился к косяку, весь обмяк, как пыльный мешок. Растянутая мятая одежда довершала сходство.
   -Может, кофе? - предложил Карр, чувствуя некоторую солидарность с до смерти заезженным полицейским. - Больше ничего нет. Холодильник пустой.
   -Живете один? - уточнил тот. И тут же без перехода добавил. - Можно и кофе. С сахаром. Без сливок. Растворимый?
   -Молотый.
   Полицейский устроился на стуле, на котором до этого дремал Элис, вытянув вперед коротковатые ноги. - За весь день первая передышка. - с тщательно рассчитанным доверием сообщил он. - Молотый... настоящее блаженство. Эта растворимая бурда просто достала.
   -Да? Что-то случилось в нашем районе?
   -Вам повезло, что ваша соседка видела вас как раз на момент совершения преступления, между двенадцатью тридцатью и часом ночи. Она возвращалась от подруги, заметила вас и, по ее заверению, вы довольно долго болтали.
   -Да, она сказала, что возле ее дома что-то в кустах... и попросила проверить.
   -И ничего не нашли?
   -Нет. - буркнул Карр, скрепя сердце. Если про нежить Брауни разболтала, он сейчас окажется в полной...
   -Да, госпожа Дэсли тоже так сказала. А также упомянула, что вы терпеть друг друга не можете, и наговорили вчера друг другу множество неприятных вещей. Она и сегодня о вас... кхм... Но тем не менее, вам стоит быть этой девушке благодарным. Она ваше самое надежное алиби. Где вы так долго задержались, кстати?
   -По работе. Если надо, это может подтвердить несколько человек, а мой друг подвез меня до дома.
   -Не сомневаюсь, не сомневаюсь. Не стоит так напрягаться, господин Карр. Как я уже сказал, алиби у вас есть, и мы вас ни в чем не подозреваем.
   -Может, уже скажете, что случилось? - огрызнулся он. Детектив посмотрел на него с пристальным интересом, не изменяя расслабленной позы.
   -Как насчет кофе? Думаю, это будет долгий рассказ.
   Все время пока варил кофе в турке, а потом разливал по чашкам, спиной Карр чувствовал оценивающий взгляд полицейского. Словно тот надеялся на нервные вопли, признания или явственную дрожь рук. Ни на то, ни на другое, ни на третье у мага настроения не было.
   Поставил чашки, сел напротив него. Блондин продолжил тянуть раздражающую паузу.
   -Как я уже сказал, это длинная история. Все началось... с вашего визита к долгой памяти покойному графу Маккенусу.
   -Он умер? - уточнил Карр. - Я слышал, он вышел в отставку.
   -Так часто случается. - усмехнулся детектив. - Вначале мы жалуемся на несправедливые налоги, потом они уходят в отставку, а потом и... но не будем о грустном.
   -Так при чем тут граф?
   -По порядку, успокойтесь, Артениус. Насколько известно от службы безопасности покойного графа, вы помогали ему в щекотливом деле. Появились один раз, и больше в окружение графа не возвращались. Конечно, Виктор Маккенус сильно сдал еще перед... отставкой. Вам было известно, что его скорейший и "добровольный" уход - хмыкнул он, - был вызван тем, что граф, скажем так, был не в себе? А ведь какой был крепкий старик. Ни компромат, ни налоги, ни обвинения в домогательствах, подстрекательствах и чем еще демон ни шутит. Он и глазом не моргнул бы... а тут.
   Карр медленно отпил кофе, который показался ему еще более горьким, чем обычно. - Что бы вы ни думали, поясню заранее. Меня граф ни во что не посвящал. Я был лишь вызван допросить призрака и до сегодняшнего дня ни о чем не знал. Если вы думаете, что я посвящен в историю, то вам лучше не распространяться дальше. Чтобы не выдать секретную информацию случайно.
   -Н-да... кого ни допросишь, все такие хитрозадые... все ничего не знают и слышать не хотят. Но выслушать меня в ваших же интересах, Артениус.
   -Ну так говорите, а не ходите вокруг да около. Я уже пояснил, что не знаю ничего.
   -Зря бы вас граф не вызывал. Что-нибудь, да знаете. К тому же, знание вас похоже изрядно напугало, раз вы отказались от всех осыпаемых на вас благ. Вышли из Фонда, только получив туда доступ. Вы первый неполный маг за несколько лет, кто так сделал.
   -Не преувеличивайте. У меня много знакомых, кто не хотел бы быть мальчиком-на-побегушках ради нескольких вшивых артефактов. Я отказался заранее, еще не зная в чем дело. Такая милость подозрительна.
   -Тогда вы умный и... не жадный человек, Артениус. - примирительно сказал полицейский, хотя Карр уже начал подозревать, что тот скорее всего относился к более высоким и информированным службам. - Граф, как ни странно, таким не был. Ну да ладно, все по порядку. Заглянем за две недели до вашего визита.
   В Мак-Кенале прямо из Фонда похищаются какие-то очень нужные и опасные... вещи. Граф заминает это дело, ну и понятно почему. Вещички были специфическими, даже не артефакты, так, скорее к начертательной магии относились. И казались почти бесполезными. Вообще было непонятно, как их стащить умудрились и почему не тронули, например, тот же Меч-Разрубатель, который стоит в сотни раз больше и лежал почти рядом. Да и само проникновение в неприступное хранилище... в общем, действия графа все одобрили и поняли. А вот потом началось что-то непонятное... Виктор Маккенус бросил все силы службы безопасности и подчиненных на расследование значения похищенного, как можно использовать и где. И конечно же что-то раскопали. У Хозяина города связи были побольше, чем у некоторых Высших. А потом кто-то начал убивать его помощников. Причем убивать страшно. Вы сами видели первого. От остальных осталось еще меньше. Даже Говорящие гвардии не сумели дозваться до их духа.
   Смерть помощников граф изо всех сил скрывал до последнего. Даже от своих. Похоже ставки были очень высоки, а он очень хотел довести дело до конца. А потом... то ли возраст, то ли долгое нервное напряжение. Но однажды утром Виктор Маккенус оказался не совсем дееспособен, за поступки с него спросить было нечего.
   -Ничего не знал об этом.
   -Я уже понял, - отмахнулся полицейский. - Можно еще кофе? А пож... перекусить точно ничего нет?
   Карр демонстративно раскрыл холодильник.
   -Н-да, жениться вам надо, вот что.
   -Так что случилось сегодня ночью?
   -Переводите тему? А зря. Я вот женился и счастливый человек. К сожалению, ни готовить, ни стирать она не умеет. Но в остальном...
   Трепотня была ни о чем, детектив то ли пытался его заговорить и ослабить внимание, то ли размышлял, как лучше его огорошить новой информацией, чтобы увидеть, как подозреваемый прореагирует. То ли просто тянул время, что по-настоящему замешанного в этом деле наверняка бы нервировало.
   Карр спокойно долил кофе, опять сел напротив.
   -А что за предметы пропали? И что раскопал покойный граф?
   -Не мой уровень доступа. Сплошная секретность. Но кажется, любому магу это даст невероятное могущество, а значит, любой одаренный становится подозреваемым. И каждый, кто замешан в этом деле и узнает что-то сверх обычных сведений, подвергается серьезной опасности. После смерти графа все будто затихло, но сегодня ночью один из сотрудников службы безопасности был убит похожим, явно ритуальным способом. Парень продолжал копать это дело. И докопался. Если что-то знаете, или узнаете... не держите в себе, Артениус. Это дело тоже пытались замять, но смерть несчастного парня доказала, что лучше проверить всех.
   -Я понял. Спасибо за предупреждение. Но до вашего прихода я действительно ничего не знал.
   -Позвоните, если вдруг... необязательно что-то конкретное.
   -Обязательно. - буркнул он, чувствуя, что вот теперь начинает по-настоящему осознавать, во что он влип. В позвоночник, словно втыкались ледяные острые иглы.
   Некоторое время Карр смотрел вслед уходящему детективу, потом вышел на задний двор.
   Когда-то ухоженный сад на заднем дворе, который так любила его мать, зарос высокой сорной травой и чертополохом. От цветника, гордости госпожи Астер, конечно же, ничего не осталось. Гортензии, астелии, карны - все это сгинуло. Только одичавшие розовые кусты все еще жались к стенам дома. Но мать, в свои редкие визиты, никогда не упрекала его. На сад у него просто не хватало времени. Сначала учеба, тренировки, потом работа в агентстве. Да и несмотря на шуточки Хекса, к земле его не тянуло.
   -Элис? - позвал он.
   Костистый хребет кота мелькал в зарослях, как плавник акулы в лазоревых водах.
   -Я тебя вижу, Эли.
   Кот недовольно выглянул из травы и чихнул. Маг усмехнулся. Ничего, разберется как-нибудь. В конце концов, он не лез в это дело. Прошло уже более полутора месяцев, и ничего не случится. И все-таки граф Маккенус, этот старый хрыч, погнавшийся за лишним могуществом... большей подлянки ему еще никто и никогда не делал.
   И если в момент смерти он был не в себе, то его дух, скорее всего, магам из гвардии тоже ничего не сказал кроме бессвязного бреда. Отсюда все вопросы и подозрения. Убийца отлично себя защитил.
   Кот вопросительно, тревожно мяукнул. Карр слишком долго стоял без движения, задумчиво смотря вдаль.
   -Что-то я проголодался. В магазин?
   -Мяу. - коротко подтвердил кот.
  
   Соседка ждала его около дома, нетерпеливо и раздраженно постукивая ногой.
   -Ну и куда ты его ведешь? Отдай кота немедленно! Я не дам сдать его в приют!
   -Были кое-какие дела... и в приют он не попадет. Теперь Эли будет жить у меня. - про полицейского Брауни не говорила, и он решил ей тоже об этом не напоминать. Главное, что алиби она ему удачно обеспечила.
   -А если он не захочет жить с тобой?
   -Мы, кажется, не в тех отношениях, чтобы делить... кота. Но так и быть, можешь навещать его по субботам.
   -Котик, кис, кис, кис, хочешь пойти ко мне? - Элиссанар вяло дернул обгрызенным ухом. Но для блондинки это, похоже, стало делом принципа. Она злобно зыркнула на Карра и снова засюсюкала. - Хочешь молока? А сосиску?
   -Хорошая идея. - согласился Артениус. - Один я его, пожалуй, не прокормлю. Очень мило с твоей стороны предложить.
   Они с котом переглянулись и отправились к ее дому.
   -Эй... Эй! - возмущенно завопила она вслед. Арт ожидал, что она точно его в дом не пустит, если надо, ляжет поперек порога или вызовет полицию. Но Брауни просто открыла перед ними дверь и даже слова больше не сказала. Умение вовремя отступать и сохранять лицо - Карр считал главным достоинством, его магу как раз и не хватало. У других это качество он уважал.
   В бывшем коттедже Ивлии Деккер он никогда не бывал, поэтому не мог сказать, сильно ли тот изменился после смены владелицы. Обои в цветочек, клетчатые занавески, пасторальные картинки с бабочками и цветами, удобный темно-синий диван в гостиной и маленький камин.
   Кухню, в свободное время любивший готовить, Артениус оценил. Она не была особенно навороченной или дорогой, но все стояло на своих местах, там уютно пахло специями и травами, а кастрюли и сковородки явно были куплены не для комплекта. Судя по тонкому, еще сохранившемуся аромату, тут недавно пекли потрясающий яблочный пирог.
   -М-я-а-а-у-у-у... - тягуче, душераздирающе и требовательно взвыл котяра. Карр про себя усмехнулся. За один день Элис выдрессировал магов в агентстве так, что по первому воплю ему сразу тащили еду. Только бы он заткнулся. К концу первого дня уже все вздрагивали.
   В "Руке Судьбы" собрались маги разных специализаций, некоторые однодневки, другие из старинных и уважаемых родов, но по большей части, все терпеливые и незлобливые. Другие в их команде просто не задерживались. И к причудам друг друга относились снисходительно. Поэтому Карр пока мог не откладывать деньги на телохранителя и травматологию для себя и кота. А через неделю, когда к полугулю-полукоту привыкнут, никто уже не будет воспринимать зверюгу с его воплями и угрозами всерьез. В конце концов, странные магически создания в агентстве появлялись довольно часто.
   Брауни, вопреки его ожиданиям, даже не вздрогнула.
   -Сейчас, котик. Вот отбивная осталась, запекала в яблоках. А вот куриной грудки хочешь? Или остатки пирога?
   Кот, конечно, хотел.
   Артениус Карр тоже. Все выглядело настолько аппетитно и вкусно приготовлено, что он уже начал завидовать дерегорровой нежити, у которой сейчас было пиршество. Проглоченный котом яблочный пирог все еще стоял перед глазами. И ему конечно не предложили. Именно в этот момент он наконец уверился - соседка его искренне ненавидит.
   Чтобы отвлечься, Карр начал скучающе разглядывать кухню.
   -Ну и как тебе изменения? - усмехнулась Брауни.
   -Изменения?
   -Я содрала эти идиотские розочки и розовые занавески. По-моему, стало лучше. - она гордо огляделась вокруг.
   -Я никогда здесь раньше не бывал, поэтому не могу судить. - разочаровал ее Карр.
   -А как же ваша таинственная и печальная история любви? Что, так ни разу и не зашел к предмету своего обожания?
   Он промолчал, но про себя констатировал, что вторая - идиотка похуже прошлой. И было страшно даже подумать, что о нем болтают придурковатые соседи.
   -Почему никто не знает, что ты маг?
   -А никто не знает, что я маг? - удивился он. - Я не начинаю знакомство со слов - приятно познакомиться, я Говорящий с неживыми. Кому надо, знают обо мне все.
   -Говорящий с неживыми? Я что-то слышала про вас. Редкий дар. Почему ты еще живешь в захудалом домишке, а не имеешь собственную резиденцию, общаясь с упокоенными родственниками шишек в Правительстве?
   -Потому что у меня работа в пятнадцати минутах ходьбы от дома. И агентство меня всем устраивает.
   -Ну надо же. Маг. Агентство. Какой у меня крутой сосед.
   -А ты? Чем ты занимаешься, если почти постоянно торчишь дома? - задал он давно интересующий вопрос.
   -Я художница!
   Карр презрительно скривился. Опять непонятная абстрактная мазня.
   -И неужели платят?
   -Платят. - огрызнулась она. - Конечно, на дом я долго копила, но когда появилось это предложение, сразу же согласилась на него. Продажа была срочной и цена почему-то сильно занижена. Я думала, тут может грохнули кого. А потом оказалось, во всем виновата печальная история любви. Бедняжка встречала тебя по утрам и по вечерам, готовила тебе, не покладая рук, - она смахнула невидимую слезинку и трагически продолжила. - А ты мерзко использовал ее и сразу же бросил. Напоследок ты сказал ей что-то такое, что разбило ей сердце, и она сразу уехала. Потому что не могла здесь находиться. Даже мебель не всю забрала. - жестко продолжила она. - Если она тебе не нравилась, ты мог бы обойтись с ней помягче. И не оскорблять ее. Ты хоть понимаешь, насколько это подло и низко то, что ты сотворил?!
   -А я смотрю, ты невероятно разбираешься в ситуации. - неожиданно для себя развеселился Карр. - Просто она не понравилась моей маме.
   -Все у вас зашло так далеко? И ты потом...
   -Моя мать умерла больше десяти лет назад. - на раскрасневшееся смущенное лицо Брауни было забавно смотреть. - Но часто навещает меня. Деккер в первый и последний раз побывала у меня в доме, познакомилась с моей матушкой, а потом с воплями выбежала. И сразу же решила переехать. Что я считаю верхом идиотизма. И нет, у нас не было отношений. Никаких. А теперь избавь меня от проповедей.
   -Почему ты никому не сказал?
   Больше всего он ненавидел оправдываться за то, к чему никогда не имел отношения. Это его раздражало. Артениус Карр никогда не тратил время на убеждение непонятно кого, предоставляя право раздумывать, догадываться и портить себе нервы другим людям. По его опыту, правда рано или поздно выплывала.
   Если ситуация запутывалась окончательно, то он обычно выделял пару минут на объяснение. Когда моральные страдания других уже были достаточной компенсацией за его собственные.
   -Что? Что иногда ко мне по вечерам заглядывает матушка, что еще во младенчестве вокруг моей колыбели собирались призраки? Быть необщительным такое преступление?
   -Хочешь посмотреть мои картины? - перевела разговор Брауни.
   -Почему бы и нет.
   Напряжение схлынуло. Осталась только усталость.
  
   Браун Дэсли любила рисовать людей. Все, кого она знала, даже просто мельком видела, рано или поздно оказывались на ее картинах, набросках, небрежно сложенных в папку эскизах. Там были десятки хмурящихся, радующихся, удивляющихся лиц. Очень точно нарисованных и в чем-то непохожих на себя. Словно Брауни заглянула гораздо глубже внешней оболочки и вытащила совсем другие, непривычные эмоции. Пожилой сосед Эрр Вердан неожиданно показался тонко чувствующим эстетом, Миллиэлис выглядела чуть худее и раскованнее, Полли Варноун - та милая старушка с розоватыми волосами смотрелась довольно хищно. Будто собиралась своей тростью кого-то отдубасить. Дэн Картрайт, гонявший на своем мотоцикле круглые сутки и любивший резко и эффектно тормозить, выглядел трусоватым и неуверенным.
   У Карра мелькнула мысль, что с людьми Брауни знакомилась, прежде всего, через свои рисунки, а уж потом через личное общение. И так, даже выходило вернее. Карр раньше не приписывал этих черт характера своим соседям, но глядя на их портреты, неожиданно понял, что они действительно могут быть такими. Просто он никогда достаточно не знал их.
   Ее рисунки как-то умудрялись проникать в самую суть, раскрывать потаенные черты, поэтому свой набросок Карр искал с легким опасением. То, что она рисовала его, он мог поспорить на что угодно. В кипе эскизов был даже местный почтальон, чуть сутуловатый, согнувшийся под тяжестью кипы газет, с недовольным и немного шкодливым видом. Будто часть пути он эти газеты пропинал ногами или где-то ронял.
   Сама Брауни ушла на кухню, продолжать кормить кота, предоставив ему рассматривать ее мастерскую. Странно, конечно, откуда такая любовь к животным, превышающая любые пределы. У Артениуса Карра снова мелькнула какая-то мысль насчет соседки, но опять не успела оформиться. Он нашел свой портрет.
   Весь эскиз был выполнен в мрачных тонах, хотя ей как-то удалось передать на рисунке, что стоял яркий солнечный день. Но вокруг самого Арт Карра словно была беззвездная ночь. Или скорее гибельная аура, настолько темной штриховкой она прорисовала все, что его окружало. Не хватало только дохлых птичек и зверушек у его ног нарисовать (что все живое дохнет в подлете к нему), настолько явно она передала атмосферу.
   "Это же надо так меня ненавидеть," - удивился Карр. - "Хотя при первой встрече мы обменялись едва ли парой фраз."
   На рисунке он стоял угрюмый, нахмурившийся, одним локтем опирающийся о почтовый ящик и читающий газету. Первый раз, когда они столкнулись. Неужели другие люди действительно видят его таким? Волосы выглядят небрежно и явно нуждаются в хорошей стрижке (он машинально потер шею, концы уже касались воротника) - давно он не заходил в парикмахерскую. По сравнению с темной шевелюрой глаза кажутся неестественно светлыми, почти отталкивающе, и невероятно холодными. Надменно сжатый рот, напряженная поза. Сплошные резкие штрихи и темные тени. Чертополох, цепляющийся за джинсы, такой же по виду колючий, как и он сам на рисунке. Не подходи, не заговаривай, а то загрызет.
   Он с неприязнью перевернул рисунок. Конечно, он не из самых дружелюбных людей, но и монстром себя как-то раньше не считал...
   Второй набросок заставил его выругаться. Приглашение в мастерскую не было жестом доброй воли и приближающегося перемирия, как он посчитал - просто еще один способ поиздеваться.
   Второй рисунок явно был сделан на вечеринке. Облитый светом развешанных по лужайке фонариков, Карр почему-то казался не живым человеком, а утонченно изысканной фигурой из льда. Холодный, тонко и тщательно вырисованный. Кусок ледяного сероватого камня. Рядом с другими нормально прорисованными людьми был чуть ли не полупрозрачен и, казалось, вот-вот растает в грязную лужу. Неприязнь к соседке усилилась.
   Перевернул Арт страницу нехотя, но все же решил досмотреть до конца.
   Он на пороге своего мрачноватого дома. Ремонт пора бы сделать - констатировал Карр, - ставни покрасить, газон постричь, черепицу на крыше перестелить, антенна криво стоит, будто вот-вот свалится. Смотря на свой дом снаружи, а делал он это частенько, уходя и приходя с работы, ничего настолько ужасного он не замечал. Браун Дэсли поиздевалась, выделив все недостатки почти гротескно.
   Детское желание отплатить той же монетой - навечно останется неисполненным. Рисовал он паршиво.
   Талант у проклятой соседки есть, это да. И ненавидит она его всерьез, это тоже да. Что ж, чем меньше он будет на нее натыкаться, тем лучше. Переезжать Карр точно не собирался. Он спустился вниз, обнаружив соседку, сюсюкающую над котом. Элиссанар недовольно морщился, на еду уже смотрел с отвращением и оживился только поняв, что они уходят.
   -Милые рисунки. Но мне уже пора.
   -Котик, может останешься? - перегородила дверь Браун.
   "Зачем ей этот кот?"
   От нее снова явственно пахло жимолостью. Довольно странный выбор духов. Если это духи...
   Элис ломанулся мимо соседки в закрытую дверь, чуть не вынеся ее.
   -Нам пора, - повторил Карр.
   Браун Дэсли открыла дверь, выпуская их. И даже умело скрывая досаду. Да, умение отступать в проигрышный момент - довольно неплохое качество. По крайне мере, ему это сейчас жизнь облегчило.
   Жимолость в ритуалах использовали маги, которые пытались привлечь к себе нечисть, достигнуть ее расположения. Можно было бы остаться и уточнить, но у него не было никакого настроения заморачивать себе голову сейчас еще и этими делами. Понадобится - спросит в любой момент.
   Соседка явно ожидала появления этого кота. И намеренно скрыла вчерашние события от полицейского, хотя другая бы упомянула хоть мельком. Возможно, даже знала, кто сидит в ее кустах. Только не знала, что ее ненавистный сосед - маг, и что более чувствительный Элис кинется, скорее, от него, чем на него. Возможно, после неприятного разговора этого кота она хотела на него натравить. Вряд ли, чтобы тот загрыз его насмерть, но любого, не подготовленного человека напугал бы изрядно.
   И куда ходила постоянно сидящая дома художница так поздно ночью?
   "Ненавижу своих соседей," - думал Карр. - "Как я их ненавижу."
  
  
   Глава 5
  
   Артениус Карр любил поспать в выходные. Нет ничего лучше сонной утренней тишины и возможности никуда и ни зачем не спешить. Сероватый свет, пробивающийся из-за занавесок, довольное мурлыканье кота, пригревшегося сбоку, медленно, снова закрывающиеся веки...
   Его утреннюю дрему на острые осколки разбил громкий стук в дверь. Колотили так, что отдалось в ушах и заныла челюсть. Элис сонно дернул головой, тревожно оскалился и залез под одеяло. Карр посмотрел на свисающий до пола хвост и выглянул в окно, размышляя, неужели опять кого-то убили. Но обнаружил только до отвращения бодрую соседку, стоящую в стороне. И кажется, еще одна девушка колотила в его дверь с этой жуткой силой.
   Глядя на них сверху, Артениус довольно живо вспомнил уроки истории и как долгую осаду снимали кипящей смолой, выливаемой на головы врагов. Он пошарил взглядом по комнате. К сожалению, не было ничего, что не жаль было выкинуть. Такими темпами скоро двери у его дома не будет. Он одел первые попавшиеся джинсы и футболку и, как был, босиком побрел вниз, сонно моргая каждый раз, когда кулак соприкасался с дверью.
   Открыв, на пороге Карр обнаружил девушку своей мечты. Злобную, бледную, как нежить, темноволосую и одетую во что-то черное и трудноопределимое. То, что она стучала, а не орала, давало надежду на тихий голос. Девушка его мечты замерла с поднятым кулаком, а потом прошипела:
   -Отдай кота, подонок.
   Карр не пошевелился. Явный идиотизм ситуации требовал осмысления. Но без чашки кофе размышлять он не мог. Чтобы сделать кофе, нужно было закрыть дверь перед ненормальными, которые опять начнут в нее колотить. Нужно ли ему это?
   Можно было спросить - ты кто? Вы совсем сдурели со своими темномагическими экспериментами? Вы всегда ломитесь за котами в незнакомые дома? А полиция знает, чем вы промышляете?
   Разум застыл над решением дилеммы, поэтому он просто закрыл дверь обратно.
   -А ну открой! - зашипели с той стороны двери. - Это наш кот!
   Голос все-таки тихий. Но пронизывающий.
   -Это мой кот. - уточнил он, снова открывая дверь. - Почему вы решили, что он ваш?
   -Я его выходила! Я часами над ним сидела, лечила, когда его ранила нежить, чтобы он не обратился в чудовище! А позже его хозяйкой должна была стать Брауни, потому что он ей нужнее. - ее темные глаза вдруг полыхнули болотной зеленью. - Ведьма не может без спутника. И никто не смеет отнимать магическое животное у ведьмы, а то мы тебя проклянем, ты никогда не очистишься... - мрачно и довольно убедительно прошептала она.
   -Хм... Лей, - тихо пробормотала черноволосой как-то придушенно молчавшая все это время Браун. - Я тут не успела сказать. Он - говорящий с неживыми... ну я хотела сказать...
   -Ясно. Отдай кота, подлый некромант! - с праведным негодованием взвилась та.
   Назвать говорящего с неживыми некромантом - было настоящим оскорблением в среде магов. Некроманты были истинно темными, предпочитали работать преимущественно со злыми духами и при вызове подчиняли, сминали чужую волю, превращая обычного призрака в горра. Говорящие вызывали духов и нечисть мирно, не прибегая к насильственным ритуалам, и предпочитали договариваться, а не приказывать. Но он пропустил слова мимо ушей. Незнакомка была слишком взбешена, чтобы пояснять ей это.
   С другой стороны, если Деккер тоже посчитала его некромантом, ее побег понятен.
   -Вы альтернативно колдующие? - зевнув, поинтересовался Карр.
   -Мы истинно колдующие! Ведьмы - родоначальники всей магии! И тебя твои жалкие фокусы не спасут. Кота мы готовили для Брауни, верни его ей!
   -Гм, Лей... - попыталась ее дернуть за рукав блондинка.
   -У вас секта, да? - спросил маг. - С удовольствием бы послушал, но я сейчас занят. Можешь кинуть буклет в почтовый ящик. Потом куплю печенье... или что вы там продаете.
   -Ах ты, темный мерзавец! Мы спасали, учили, столько сил вложили в него, а ты теперь решил пользоваться сам?! Верни, или я прокляну тебя прямо сейчас!
   Кажется, ведьма не на шутку разбушевалась. На проклятья Карр плевал. Они на него просто-напросто не действовали. А если что и цеплялось, снимал с легкостью сам. Насланных злых духов с удовольствием переправлял отправителям.
   Спор оборвал сам Элиссанар, которому явно все это надоело. А может, вырвавшись от них, возвращаться обратно - не казалось ему заманчивой идеей. Магическим спутникам ведьмы расслабиться некогда, да и по чисто женской привычке коту наверняка не давали спать на чистых простынях и сидеть на столе. К тому же, где бы он еще нашел целое агентство магов, готовых исполнить любое его желание.
   Кот вышел из-за спины Карра и зашипел на обоих ведьм. Артениус видел его клыки, даже щупал, но сейчас они ему показались раза в полтора длиннее.
   -Ты, что, с ним сделал, подонок?! Он никогда на меня не шипел! - отпрянула и возмутилась черноволосая.
   -Абсолютно ничего. Но насколько я знаю, - монотонно начал цитировать он учебник. - Магические спутники выбирают себе хозяев сами. Хотя, обычно выбор у них небольшой. Первый достаточно долго находящийся маг рядом и становится хозяином. Принуждать их нельзя. Так как раньше я ничего особенного вблизи не чувствовал, позавчера Элис появился здесь впервые. - Он вспомнил то тонкое ускользающее ощущение, тонкую нить магии, которую уловил, вглядываясь в темноту около своего дома. Но не смог тогда распознать.
   -Могу предположить, что когда моя соседка возвращалась от подруги, кота за ней вел зов, потому что связь между магом и животным еще не окрепла, и он застыл в кустах у ее дома. Я должен был увидеть нежить и... впечатлиться, верно, Браун? Но все пошло не так. И теперь отдай кота, чудовище... Вот только Элис возвращаться к вам не хочет.
   -Иди сюда, котик. Он больше не будет тебя обижать. - сделала вторую попытку Лей. Возможно, она была хорошим целителем. Просто сейчас очень возмущенным целителем.
   Элиссанар шикнул в ее сторону и вздыбил остатки шерсти. Потянуло темной магией, он явно готовился к обороне. Или атаке.
   -Спокойно, Эли. Никто тебя не заберет.
   -Ты! Не смей указывать моему...
   -Пошли, Лей. Ну пошли... - Браун искренне пыталась оттащить подругу. Но делала это довольно уважительно. Наверно, та была более старшей ведьмой. В их иерархии он не особенно разбирался.
   -Кстати, - вспомнил свои жизненные цели Карр. - Могу я спросить, Лей?
   -Не называй меня так! Для тебя я Лейевия. - огрызнулась та.
   Звучное, но некрасивое имя. Но с другой стороны, идеальный образ все равно попадался ему чертовски редко. Если сказать точнее, до сегодняшнего утра никогда. Потом будет жалеть, если упустит этот шанс.
   -Лей, что ты делаешь сегодня вечером?
   У девушки его мечты сделался удивленно-возмущенный вид. У соседки почему-то тоже.
   -Да ты...
   -Я пойду с тобой с радостью. Я редко встречал таких девушек, как ты. Может, дашь мне свой телефон? Нет? В любом случае, ты знаешь, где я живу. - Карр нагловато-развязно прислонился к косяку двери в стиле Келлана и улыбнулся ей. Выдал ту же улыбку, которой обычно сверкал привычный приятель, соблазняя девиц сотнями. По крайне мере, надеялся, что выдал. Соседку его улыбка вогнала в какой-то парализованный транс. Хотя, Лей не отшатнулась с ужасом. Значит, еще не самый худший вариант. Если откажет, он по крайне мере, пытался.
   -Люблю черноволосых, - пояснил он молча смотрящему на него коту, когда те ушли, так ничего и не добившись. - К тому же, целительница в доме это полезно. Да и все ведьмы хорошо ведут хозяйство, готовить умеют... тихая, мрачная, наверняка любит кладбища...
   Кот выразительно фыркнул и пошел на кухню.
   -Хотя, может прав и ты. - пробормотал Карр.
  
   Магазин был не особенно большим. Разделенный на две части торговым прилавком: складское помещение и сама лавка. Ее пожилой владелец, Иоганус Малвер, придерживался старомодных взглядов, что спички, батарейки, носовые платки и подзарядники для амулетов будут нужны всем и всегда, даже если небо упадет на землю. И не особенно в этом ошибался. Его магазинчик нужных по хозяйству вещей не процветал, но стабильно держался на плаву.
   Мага он встретил на пороге своей лавки, с простодушным любопытством разглядывая Карра сквозь стекла очков. Кутаясь в растянутый коричневый свитер, провел в прохладный полумрак магазина. Для покупателей лавка сегодня была закрыта. В последнее время по ночам какая-то нечисть вверх дном переворачивала все товары, но и не только... хуже были проявившиеся знаки тьмы на стеклянных поверхностях. Старик конечно их не распознал, но Арт Карр сразу узнал эти небрежные закорючки. Похожие на несколько смазанных, шершавых царапин, будто походя просто неаккуратно задели чем-то острым стекло. Без злого духа не обошлось. Но повезло, довольно слабого.
   Такие задания его шеф, Нарцисс Ветт, называл благотворительностью. С аристократов и разбогатевших дельцов агентство зарабатывало достаточно, чтобы позволять себе это. Карр тоже считал, что каждый имеет право на помощь квалифицированного мага, а не ту фальшивку, которую они якобы могут позволить за свои деньги. И с жителей более бедных районов города следует брать столько, сколько просящий мог заплатить, при этом не продаваясь в рабство, не влезая в долги и не отправляясь на панель.
   Не то чтоб шеф был так уж добр, это скорее было для тренировки. Задания от малообеспеченных жителей города всегда серьезнее и интереснее, чем от богатых. У тех обычно скучные, яйца выеденного не стоящие пустяки, специализироваться только на этом - значит перейти в разряд шарлатанов. Такие агентства тоже есть. Для гламурных князьков и впечатлительных дамочек. Количество способных предоставить настоящее боевое воздействие агентств с каждым годом, как ни прискорбно, все мельчало. Шеф часто говорил, как ему обидно за развитие магии как в Айхалаге, так и на всем континенте, скоро совсем не останется людей способных справиться с неприятностями вроде взбесившихся выворотней и прочей нечисти. Если же обращались в "Руку судьбы", то хотя бы могли рассчитывать на настоящую квалифицированную помощь.
   О благотворительности в агентстве не распространялись. Только другим не хватало знать, что за одно и то же магическое вмешательство с господина Аллери было взято пятьсот вренов, а с обычного горожанина из трущоб всего пятьдесят. Засудят.
   Старик еще раз пригляделся.
   -Быстро вы поймали эту тварь! Только появились и сразу поймали! Какая страшная же тварюка. Опасная, да? Мертвяк-оборотень? Проклятый кадавр...
   -Это мой кот. - оборвал его Карр.
   -Ч-что?... э-э... да? Ваш... кот?
   -Обученный. Чувствителен к темным силам. Он будет помогать искать причину разрушений в вашем магазине.
   -Это точно... кот? - бесхитростно уточнил Малвер. - То есть, полностью кот?
   Инстинкта самосохранения ему явно не хватало.
   Элиссанар молча сверлил человека мрачным пристальным взглядом и раздраженно бил хвостом по дну корзины. - Красивый, красивый. - Карр погладил его по взъерошенной морде. - Мы сейчас возьмемся за обследование помещения. И вам лучше бы выйти, пока мы не закончим. Мало ли.
   Вряд ли Малверу могло что-то сейчас повредить в самом магазине. Если что и грозило хозяину лавки, то только со стороны Элиссанара, который таких замечаний никому не прощал.
   -Э, да, наверно я тут не понадоблюсь... - старик протер очки и снова с любопытством уставился на кота. - Ну да, наверно вы профессионал, с такой зверюгой-то раз таскаетесь. Дрессированная, да?
   Элис с утробным воем попытался выдраться наружу из переносной корзины, не сводя глаз с владельца лавки. И выражение в них не обещало тому ничего хорошего.
   -По-моему, вам пора идти. - посоветовал Артениус.
   -Да иду я, иду. Ну и зверь у вас, боги великие!
   Когда дверь закрылась, он наконец выпустил кота на пол.
   -Что-нибудь чувствуешь?
   Элис недовольно фыркнул, повертелся в центре помещения, а потом пошел исследовать углы. Обычно маг все проверял сам, но Элиса надо было испытать на пригодность к работе в незнакомых местах.
   Карр подошел к стеклянной витрине, на которой особенно четко проступил Восьмой знак. Злой дух уже был достаточно близок к тому, чтобы обрести плоть. Стекло выглядело матовым и теряющим прозрачность. Сам вид знака был настолько чужим, что долго вглядываться в его линии, даже коснуться его на мгновение казалось непереносимым.
   Артениус Карр осмотрел пол - старомодный хозяин оставил его деревянным, что было к лучшему. В иных местах приходилось рисовать чуть ли не на стенах и столах, лишь бы найти поверхность, за которую мог зацепиться мел. Вытащил артефакты из сумки, разложил на столе. Серебряная привязь, пустой кварц, обработанный хрусталь... нет, не годится. От знака тянуло чем-то иным. Он повертел в пальцах тяжелый шарик, вытесанный из окаменевшего дерева вуршу - этот, пожалуй, подойдет.
   Потом достал мел, зажег свечи и стал деловито чертить на полу. Ему нравилась начертательная магия. Она была спокойная, упорядоченная и отлично поддавалась расчетам. Одна линия закономерно вызывала другую и завершалась в третьей, плавно и понятно. В ней не было никаких неприятных сюрпризов, достаточно знать - какое созвездие сегодня в силе, и лишь слегка разбираться в том, какую стихию выбрать направляющей. Не особенно сложно, но от ритуала изгнания все в агентстве обычно отказывались. Предпочитая спускаться в канализации с гниющими отходами, идти на опасные вылазки по поимке выворотней или отправляться к клиенту и объяснять, почему при уничтожении нечисти половина дома сгорела.
   Заготовку из вуршу положил в центр пересечения линий. Чуть прищурившись, когда мир слегка расплывается и теряет очертания, позволил нормальному зрению перетечь в потустороннее, и некоторое время наблюдал, как серебристые линии силы потихоньку оплетают черное дерево. Теперь связь установилась, и начертательная магия сработает, как насос, перекачивающий в заготовку злую сущность дерегорра.
   Горры были искаженными духами живых существ. После насильственной смерти или затаив особенно большое зло на кого-то, призрак мог стать горром - мстительным безумным созданием. И часто им было абсолютно безразлично на кого нападать. Горра можно было либо очистить, избавив от ненависти, либо изгнать в потусторонний мир. И то, и другое было одинаково сложно. Но это безумное, наполненное злобой создание, было вполне понятно людям. Ненависть и жажду мести, если не испытывал, то понимал каждый.
   Дерегорр, появившийся в лавке, - изначально чуждая тварь. Хотя тоже является злым духом. Самые слабые из дерегорров часто представляют собой не имеющих разума паразитов из-за грани, пытающихся присосаться к какому-то источнику. Сильные - умны, расчетливы. Иногда даже обладают примитивной речью, могут обмануть, втереться в доверие, убедить в чем угодно. Но они абсолютно чужды людям, не плоть и кровь, а сотканные из пепла и тумана, голода и тьмы. Чистое зло, не рассуждающее, несущее только смерть всем, к кому прикоснется.
   Когда повернулся, кот уже сидел рядом, внимательно наблюдая. И в его потемневших глазах, как в зеленом зеркале, отражались трепещущие огоньки свеч.
   -Что-нибудь нашел?
   Элис медленно оббежал лавку вдоль стен, время от времени останавливаясь и мяукая.
   -Знаки нашел. Молодец, Эли.
   У потустороннего мира свои законы. Иногда нелепые, часто даже кажущиеся бессмысленными, но при этом каждый из них работает. И не стоит ими пренебрегать.
   Старику повезло. Присосавшаяся с изнанки к продающимся на его складе подзарядникам тварь была из низших. Более сильных такое слабое скопление энергии не заинтересует, а для "зародыша" в самый раз. Карр прикинул, что следует позже прочитать лекцию по технике безопасности.
   Никаких зеркал рядом с сильными амулетами, никаких открытых отражающих поверхностей. Чаще всего обойдется без неприятностей, но если делать это постоянно, рано или поздно какая-нибудь тварь все-таки соблазнится дармовой энергией. Зеркала и сами по себе воруют энергию. По чуть-чуть, каждый день, один вдох, один удар сердца - человек даже не заметит и не почувствует, разве только долго глядя в глаза своему отражению, может ощутить подступающую головную боль. Но зеркала также лучшие проводники и концентраторы потусторонних сил. Чем чаще в него смотришься, чем больше в нем отражается, тем больше энергии оно потихоньку накапливает. Серебряное зеркало и забытый напротив него амулет гарантированно ни к чему хорошему не приведет.
   Когда злой дух поселяется в каком-то месте, он начинает потихоньку накапливать силы, чтобы материализоваться. И на поверхности зеркал, вызванные резонансом бунтующей энергии, проявляются знаки (великая и ужасная девятка Восхождения). С одной стороны, проявившись в материи, они позволяли сразу обнаружить нечисть. С другой, давали ей дополнительную силу. Начертательная магия, простая и четкая, медлительная и на вид безобидная, не требующая особых сил и не особо популярная для изучения, на самом деле была одним из самых опасных видов магии.
   Девятка символизировала бесконечность и возвращение. Идеальное число, чистое и аккуратное, оно подходило для любого колдовства. Карр подошел к Восьмому, предпоследнему знаку. Еще один, и нечисть бы вырвалась, обрела плоть и смогла бы спокойно разгуливать по городу уже без подпитки амулетов. Теперь ей подошла бы и кровь. Такие мелкие воплотившиеся твари обычно начинали с мышей, вырастая, переходили на крыс и домашних животных, и если вовремя никто не спохватился... обычно заканчивалось это плохо. Он наложил пальцы на потрескавшееся стекло, на горячий, словно состоящий из раскаленных нитей знак.
   Кот прижал уши и запрыгнул на прилавок, тревожно наблюдая за магом. В этом ловля духа чем-то сходна с рыбной ловлей. Знание места, хорошая приманка и вовремя подсечь. Он терпеливо привлекал внимание, подманивал дерегорра, медленно наполняя знак доступной ему силой.
   Стеклянная поверхность "поплыла", окончательно потеряла прозрачность, и только белесым светом на ней разгорался знак. -Иди, иди же...
   Зеркальный знак притянет его к себе через отражение, остальное дело техники. Элиссанар тревожно завыл, на пределе звука, и когда вопль кота оборвался, Карр резко прижал раскрытую ладонь к ставшему жидким податливым стеклу и поймал тварь. К безжизненному холоду междумирья ему было не привыкать. Шелковисто-скользкие, едва ощутимые отростки обволокли его запястье, но Карр не отпускал, понемногу наполняя нечисть своей энергией. Пока в нематериальном междумирье, само тепло, живая сущность мага были худшим ядом для твари. Если сейчас успеет вырваться и пройти грань обращения - наоборот.
   Вселившийся, обретший плоть дерегорр своей сути не утратит и будет одержим лишь одной целью - жрать. Утолять свой беспредельный голод, поглощая все живое, теплое и дышащее, что попадется вблизи. Низшие дерегорры обычно материализовались в относительно безобидных стеххиров или улитов. По одиночке они были довольно трусливы, но сбившись в стаю, представляли серьезную угрозу для человека. Агентство довольно часто занималось зачисткой канализаций и прочих темных заброшенных мест, подходящих для сбора стай.
   Карр потянул нечисть на себя. Нужно было притянуть достаточно близко, чтобы применить ловушку, и достаточно аккуратно, чтобы случайно не помочь ему воплотиться. Склизкая тварь сделала сильный резкий рывок, и рука ударилась о стекло. Полки затряслись, образцы, закрытые в витрине, попадали. Он зашипел от боли в немеющей от холода конечности, уперся коленом в шкаф и дернул в ответ на себя.
   "Зародыш" оказался сильнее и умнее, чем обычно. Похоже, достаточно наглотавшись энергии, уже был очень близок к следующей ступени. Не рассчитал. Такого голыми руками не поймаешь. Но отступать было поздно. Все зависело теперь исключительно от выносливости, кто сдастся первым. Соприкосновение ослабляло обоих. Рука по локоть горела ледяным огнем, но он заставлял себя стискивать пальцы.
   Тварь внезапно обмякла в его ладони, но он не обманулся этим, и последовавший резкий рывок не стал неожиданностью. Артениус начал медленно подтягивать дерегорра к заготовке. Злой дух потихоньку начал перетекать в мертвую оболочку. Еще чуть-чуть, совсем немного, и ловушка наполнится достаточно, чтобы укрепить связь с дергающейся тварью и начать тянуть ее в себя самостоятельно. И тогда не уйдет.
   В прошлом пойманные злые духи считались отличной основой для создания сложных артефактов. Сейчас этот способ считался устаревшим и отсталым, и что более важно, гораздо более опасным. Но самодельные вместилища по-прежнему оставались отличными накопителями энергии, которую позже мог использовать маг.
   Но дерегорр внезапно сделал то, что ни один нормальный "зародыш", ведомый только инстинктом выживания, не сотворил бы. Вцепился в руку Карра, глотая ядовитую для себя кровь, и сумел вырваться. Маг ослабил хватку скорее от неожиданности, но твари и того хватило. Противника он похоже недооценил.
   Он с досадой поморщился, глядя в пустое стекло. Междумирье вытянуло из него много силы, а толку... Теперь придется ловить по-другому. Быстро закатал рукав, перетянул рваную рану на запястье эластичным пластырем. Проблем с этим не было, кровь вытекала едва, а рука стала абсолютно бесчувственной от холода. Одеревеневшими пальцами Карр начертил Девятый, зеркально перевернутый знак на темной поверхности вуршу. Все-таки часть энергии духа в заготовку попала, и этим можно воспользоваться. Главное, успеть.
   Все, что было стеклянным в лавке, дрожало, напитанное невидимой злостью и силой междумирья. Краем глаза, если не поворачиваться, было видно, как бешено, рябью, снует тварь в далеком зазеркалье, мечтая вцепиться в глотку обидчику. Этим и стоило воспользоваться. Присутствие врага пока не даст ей сбежать, слишком сильно нечисть жаждет мести.
   Судя по повадкам, это уже не "зародыш". А как он и опасался, готовый "всход". А материала для обращения в лавке было предостаточно. Кот наблюдал внимательно за снующей тварью, как за аппетитной мышью, и пока Карр позволил себе полностью сосредоточиться на знаке. Если что, Элис предупредит.
   Связывающее колдовство было почти закончено. Он не успел на долю мгновения. Злой дух успел добрать силы, нечеткий девятый знак неожиданно резко проявился на поверхности и стекло, не выдержав напряжения взорвалось острыми брызгами.
   Осколки мазнули по лицу, переносице, кровь потекла в глаза, мешая видеть. Маг слепо взмахнул рукой, пытаясь сжечь тварь, но не попал. Отскочил в сторону, приготовившись к обороне, одновременно стирая рукавом кровь. Кинуть "петлю", затянуть, а потом воспламенить, пока тот еще не успел нарастить плоть.
   Но обороняться не пришлось.
   Зрелище было тошнотворное, хотя он повидал всякого. Элиссанар сидел на полу и, придавив лапой дергающийся, обрастающий плотью костяк, с аппетитом хрустел челюстями.
   -Я буду кормить тебя лучше, Эли. - пробормотал Карр, снова стирая рукавом кровь. Кота в следующий раз стоило ставить в паре главным.
  
   Машину Харольд водил всегда осторожно, самым опасным моментом при езде с ним была только парковка. Выплаты компенсаций владельцам задетых машин, неполный маг со специализацией на огне регулярно делал каждый месяц. Хотя бы раз в пару недель Хекс с радостным воплем вваливался в агентство - А угадайте, кого я разгромил сегодня?
   И все сразу судорожно вспоминали, где оставляли свою машину. Возможно, еще Харольд Эске и Артениус Карр так легко сошлись вместе, потому что у последнего не было машины. Хекс с радостью согласился подкинуть его до дома. Сил добираться на общественном транспорте у Карра не осталось.
   Артениус Карр не любил машины. Он не боялся их, вероятность смертельного исхода любой поездки очень близка к нулю. Его неприязнь к любой машине от смирного побитого "катуса" до великолепного "спектрум дентро" была сродни неприязни к пробегающему у тебя по тарелке таракану. Гадливость и желание передернуть плечами, забыть, что когда-либо видел это. Любая машина будила в нем неприятные воспоминания. Запах кожаной обивки, бензина, резины колес.
   Его мать очень гордилась новеньким купленным автомобилем, повсюду возила сына, даже если было недалеко и можно было с легкостью пройти пешком. В ту неделю они много смеялись, мать часто лихо открывала дверцу, подражая гонщикам из фильмов, или эффектно тормозила около него, снимала черные очки и спрашивала - подбросить, красавчик? Можно сказать, это была счастливейшая неделя в их жизни, по крайне мере, она казалась такой. Каждый день находился маленький повод для радости, и все они вертелись вокруг машины. Ее покупка словно перечеркнула все прежние трудности. Казалось, в этой машине они въедут в новое, совершенно счастливое будущее. Чтобы опробовать крошку, мама даже предложила съездить на побережье на выходные, и Арт с нетерпением ждал их. Обычно нелюдимый и неразговорчивый, в ту неделю он тоже словно заразился этим всеобщим весельем.
   Но выходных госпожа Астер не дождалась. Банальная автомобильная авария. Дорога слишком скользкая после дождя, а мать была еще очень неопытным водителем.
   Нет, Артениус никогда не винил ни машины, ни производителей автомобилей в катастрофе. Это было паршивое сочетание. Новичок-водитель, дождь и слишком резко начатое торможение. Но машину он так и не купил, и не собирался этого делать в будущем, хотя средства позволяли. И внутрь всегда садился со смесью гадливого омерзения и горечи, и боли, когда хочется ударить кулаком по тонкой обивке.
   Потом ему пришлось на время переселиться к отцу, чтобы отстали социальные службы, и окунуться уже совсем в другой мир. Та жизнь, к которой привык Родерик Карр, до сих пор казалась ему удручающе бессмысленной...
   -Будешь рыбку, хвостатый? - Хекс порылся в пакете, валяющемся на заднем сидении, и выудил несколько небольших свежих рыбин, которые опасливо запихнул коту в корзину. Оттуда послышалось довольное ворчание.
   На удивленный взгляд Карра пояснил. - Я боюсь с ним ездить, если у меня под рукой нет еды. Ешь, ешь, серый.
   Хекс коту явно нравился, по крайне мере, смотрел на него Элис гораздо благожелательнее, чем на остальных. Хотя в этом ничего странного не было. Хекс нравился всем.
   -Ну как прошла тренировка, Арт?
   -Элис меня очень сильно выручил. - признал маг.
   -Ну тогда держи еще одну рыбку, полосатый. Заслужил! - из корзины послышалось еще более громкое мурчание, будто прорвало расшатанную ржавую трубу. - Видок у тебя, конечно, Арти, как у твоей любимой нежити. - Оценивающе прошелся по нему взглядом Хекс. - Под глазами синяки, но синеватый цвет лица чудесно оттеняет твои заплывшие глазки и ссадину поперек носа тоже. Все смотрители кладбищ будут в восхищении, Арт. Советую тебе и завтра отдохнуть. Я шефу передам.
   -Как скажешь, Хекс. - Сил сопротивляться уже не было. Он осторожно откинулся на сидении и закрыл глаза.
   -Вот так бы всегда все меня слушали!
  
  
   Глава 6
  
   Разбудил его восхищенный свист.
   -Смотри-ка, у твоего дома наконец появились достопримечательности! Это, что, твоя соседка? - Браун стояла в коротких шортах и топике и поливала кусты, посаженные у дома. - Какая... нет, тебе точно повезло, Арт! На твоем месте, я бы вообще из дома не выходил, а только караулил бы ее с биноклем... говоришь, в купальнике делает зарядку? - со счастливым видом поинтересовался Хекс.
   -При ней этого, главное, не скажи. Она ведьма. Проклянет еще.
   -Не хотел тебе этого говорить, Арти... но по-моему, с тобой что-то не в порядке. Все девушки, с которыми ты встречаешься, абсолютные ведьмы.
   -Спасибо за ободрение, Хекс. Но с ней я не встречаюсь.
   -А зря, очень, очень зря. - Как-то странно оживился тот. - Давай-ка я тебя до дома провожу, свалишься еще в обморок.
   -Какая забота, - саркастически отозвался Карр. - Только если свалюсь, постарайся на меня не наступить, пока будешь разглядывать... достопримечательности.
   Хекс не ответил. Он уже выскочил из машины.
   Харольд Эске, по праву, мог бы считаться бабником, как Келлан. Темноволосый мощный детина с искренней, подкупающей улыбкой и ясными синими, как небо в хорошую погоду, глазами. Он часто притягивал взгляды. Но тем не менее, бабником в отличие от Келлана не был. Со своими бывшими девушками он оставался друзьями, и во всей его манере общения никогда не было ничего фальшивого или заранее отрепетированного. Он просто любил общаться. К таким как он, люди тянулись сами по себе.
   И с Браун они были лучшими друзьями уже через пару секунд. Вот он выскакивает из машины, подходит к ней, что-то говорит, и вот они уже вдвоем над чем-то увлеченно ржут. И даже никакого следа неприязни или неловкости.
   Карр уже привык к тому, что то, что с легкостью выходит у других, никогда не получается у него, поэтому досады даже не почувствовал. Он вылез из машины, потом выпустил из корзины Элиса. Тащить его сейчас на руках он вряд ли бы смог. Кот, только увидев Браун, что-то для себя решил и моментально скрылся в зарослях позади дома мага.
   Артениус облокотился локтем о крышу машины и попытался набрать побольше воздуху в легкие, ожидая, когда улица перестанет медленно вращаться. Как любой эгоцентричный человек, Карр считал, что мир вращается вокруг него, но сейчас проблема была в том, что он делал это на самом деле.
   Справляясь с тошнотой, он пропустил момент, когда к нему подошла Браун. Но вместо ожидаемого вопля - Верни кота! - или еще какой-нибудь гадости насчет его внешнего вида, она довольно тревожно спросила, как он себя чувствует.
   Карр долго и подозрительно на нее смотрел.
   -Хорошо. - буркнул он.
   -Не слушай его, Бри. - усмехнулся Хекс. - Он головой ударился.
   Артениус ожидал комментария, что его вообще роняли головой вниз в детстве. Но не дождался.
   -Ему нужно полежать, я могу сделать лечебный чай...
   Карр еще более подозрительно посмотрел на нее. Он бы лучше сразу выпил яд. Хотя бы потом не будет мучиться догадками, чем его отравили.
   Браун продолжила на него смотреть... почти с сочувствием. Обычной неприязни во взгляде он не видел - искал и не находил. Артениусу стало действительно не по себе. Он не привык, чтобы соседка так на него смотрела.
   Либо она не хочет начинать ссору при Харольде, либо он выглядит настолько жалко, что оскорблять его уже смысла нет. Зная Браун, он бы скорее склонился ко второму варианту.
   -Отличная идея! - озвучил Хекс. - Мы позаботимся о тебе, Арти, детка!
   Если бы Карр мог, он бы сейчас скрылся там же, где и кот.
   После того, как его проводили до спальни и всучили кружку с травяным чаем, ни Хекс, ни соседка никуда не ушли, а остались на кухне. "Присмотреть за ним. Вдруг что-то еще понадобится". Как же. Но маг был не настолько мелочным, чтобы спускаться и выпроваживать их. К тому же, голова все еще кружилась. Горр с ними, пусть сладкая парочка сидит.
   -Как он заполучил эту ссадину во всю... лицо? Наша работа опасна, прекрасная леди! Ведь мы спасаем людей. Помню, был однажды случай, когда я участвовал в операции по спасению нескольких человек... - скорбным голосом начал Хекс. - Так со мной было еще хуже. Вот видишь, тут до сих пор видно. Не видно? Нужно просто придвинуться поближе. Вот так. Теперь видно? Болело жутко. А случилось все это совсем недавно, когда я...
   Артениус еще около получаса лежал на кровати, пил проклятый чай и слушал, как Хекс травит байки, большую часть из них безжалостно перевирая в свою пользу. В них он спасал сирот и стариков, организовывал благотворительные пожертвования и не знал, куда складывать кубки, благодарственные грамоты и медали. Судя по тому, что содержание вымысла в его историях уже давно перевалило за половину, соседка глубоко запала Хексу в душу. Что ж, он его предупреждал.
   Запястье ныло. Заклеенная пластырем переносица тоже. К зеркалам не тянуло приближаться не только из-за того, что он опасался появления нечисти.
   Элиссанар воровато прокрался в комнату и пристроился на одеяле рядом. Очевидно, кухня его сейчас особенно не привлекала. Наверняка были еще попытки вернуть блудного кота, о которых Карр уже не знал. Кот положил голову на его здоровую руку и замурлыкал. Постепенно под это гулкое скрипучее сопение маг провалился в долгожданную дрему без сновидений.
   Ласковая ладонь провела его по волосам. Неожиданно теплая, такая живая... Он чуть было не позвал мать, всем своим существом потянувшись к ее обретшей плоть руке, но, открыв глаза, обнаружил сидящую на своей постели Брауни.
   Прежде, чем понял, что делает, Карр резко отсел и отодвинулся. Сейчас для него она была, прежде всего, враждебно настроенной ведьмой, а потом уже блондинкой в удивительно коротких шортах и чуть сползшем топике.
   -Все в порядке, Артениус. Я не собиралась над тобой жестоко и с воображением надругаться. - сообщила она, продолжая нагло сидеть на его кровати. - Просто проверила температуру. Повышенная, кстати.
   -Спасибо за заботу. - неохотно буркнул Карр. - Где Хекс?
   -Уехал. Уже поздно, не может же он сидеть с тобой всю ночь.
   Хекс и уехал? Потому что захотел спать и испугался опоздать на работу? Карр не знал, что она сделала - связала его, оглушила, заколдовала, но то, что спровадила Хекса, а сама осталась, было настораживающим чудом.
   Пока ее никто не контролировал, могла основательно порыться во всех комнатах и поискать компромат на ненавистного соседа. Другое дело, что у него практически ничего интересного не хранилось. Карр мало следил за обстановкой. Некоторые вещи, купленные еще его дедом с бабкой, спокойно продолжали стоять на своих местах до сих пор - вроде массивного двухдверного гардероба и парочки увесистых тумб из темного дерева. Они ему не мешали и выкидывать он их не собирался. Внушительный стол и вазы из зеленоватого камня были той же эпохи. На чердаке было множество запыленных фотографий, доставшихся от Элтонов, родителей его матери, старые распашонки, одеяльца, детские игрушки, которые у него рука не поднималась выкинуть. Умеренно неубранная спальня, практически не использующаяся гостевая, комната, приспособленная им под подзарядку артефактов... Единственное, о чем говорил его дом, так это об его одиночестве, увлеченности работой, о том, что он маг. Никаких кожаных плеток в нижних ящиках.
   Но Карр ненавидел, когда в его вещах рылись чужие. Око за око, зуб за зуб, месть за кота. Сведения вряд ли имели ценность, но, что бы она ни раскопала, поиздеваться она в будущем над ним сможет.
   Он искоса глянул на нее. В любом случае, исправить уже ничего нельзя.
   Сон или, может, восстанавливающий силы чай сделали свое дело, и Карр чувствовал себя гораздо лучше. Он попытался встать с кровати, но его резко толкнула обратно Брауни.
   -Я не для того тебя караулю, чтобы ты в таком состоянии разгуливал по дому!
   Он поискал взглядом кота, но Элис благоразумно куда-то смылся.
   -В каком состоянии? Пара порезов, небольшое магическое истощение - ничего смертельного. Если бы Хекс не поднял такое волнение... - исключительно, чтобы познакомиться с ней, - я бы спокойно справился сам.
   -Ну да. Обычное поведение истинного героя. - язвительно усмехнулась Брауни. - После спасения старика от полчища чудовищ, он не будет даже тратить время на зализывание ран! Ведь это немужественно.
   Карр мучительно размышлял, как бы ее выпроводить, то и дело, сбиваясь на другие мысли. От Брауни уютно пахло солнцем и полевыми травами, сладковатый, насыщенный, терпкий запах. Светлые выгоревшие пряди, словно солнечный свет навечно остался в ее волосах. Веснушки, загорелая кожа глубокого медового оттенка, взгляд совсем не хотел отрываться от нее, продолжал скользить, как по чему-то знакомому и странно успокаивающему.
   -Я в порядке, - хрипловато сказал он. - Не хочу разочаровывать, но полчищ чудовищ не было. Лишь один злой дух, которого я, к сожалению, недооценил. За что и поплатился.
   -А как же спасение мира вашим агентством? О нет, только не говори, что это не правда. - Она наклонилась к нему чуть ближе, словно ловя ответ.
   -Хекс гораздо более сильный маг, чем я. Он может порассказать многое. - Главное, чтобы Хекс потом сам не забыл и не перепутал, о чем он ей рассказал.
   Брауни неуловимо усмехнулась. Такая легкая быстрая усмешка, что трудно обидеться или утверждать, что она действительно была. Только в меняющихся зеленовато-янтарных глазах плясали искорки веселья.
   -Уже поздно. Думаю, тебе тоже пора отправляться к себе. Не хочу задерживать из-за пустяков, и, конечно же, спасибо за помощь, Браун.
   Она не пошевелилась, продолжая с затаенной издевкой его рассматривать.
   -Ты наверное совсем низкого мнения обо мне, сосед, если думаешь, что я брошу тебя в таком состоянии. - С каждым словом она наклонялась все ниже и ниже к нему, так что он чувствовал тепло ее тела, заглянула ему в глаза. Ему показалось, что часы перестали идти. Время застыло, растянулось, как тягучая патока, и вдруг осталось только одно долгое мгновение - это. - Ты весь горишь. Я же говорю, у тебя температура... - ласковым полушепотом продолжила она, наклоняясь к его губам. Светлые мягкие пряди коснулись его щеки.
   Карр закрыл глаза, забываясь, с головой ныряя в этот близкий, знакомый, одуряющий плен, из которого он уже не мог вырваться, да и не хотел. Слегка подался вперед, намереваясь поймать ее дыхание, и обнаружил, что она уже снова сидит на значительном расстоянии, с издевкой наблюдая за ним.
   -Хотя может ты и прав. Спокойной ночи, сосед.
   Брауни спокойным шагом вышла из комнаты.
   С досадой он выбрался из кровати, подумал и направился под холодный душ. Ведьмы...
  
   Артениус Карр не любил кому-то уступать. Это вызывало досаду на самого себя. Его никогда не волновало, насколько лучший он или сильный маг, потому что всегда найдется кто-то талантливее и сильнее. Значение имели только личные ошибки... это делало его настроение просто омерзительным. Стоит признать. Он изрядно вчера позабавил проклятую соседку.
   Отражение, впрочем, почти радовало. Синяки под глазами прошли, цвет лица возвратился в норму, только заклеенные переносица и запястье все еще напоминали о случившемся. От магического истощения Карр еще ни разу не оправлялся так быстро. И сейчас не знал, то ли помог долгий сон, то ли незнакомые ведьминские травы. То ли холодный душ так хорошо возвращает силы.
   Он сварил себе обжигающий кофе и с удивлением обнаружил в холодильнике половину пирога и запеченное мясо. Закрыл холодильник. Открыл снова. Еда никуда не делась.
   Представив, как злорадно смеется Браун над тем, как он сомневается - отравлено все это или нет, спокойно разогрел в микроволновке и съел несколько кусков. Летальный исход, потеря сознания и чесотка не наступили. Хотя эксперимент стоил ему нескольких неприятных минут.
   -Будешь, Эли?
   Кот в отличие от него не раздумывал. Артениус задумчиво погладил полугуля по лоснящимся, упитанным бокам. Тот выглядел явно довольным жизнью. Еще недавно у Элиссанара резко проступали ребра, но сейчас их трудно было даже нащупать. Шерсть отросла и блестела, когти были длинными и еще более острыми, а хребет не таким костлявым. И сейчас, когда кот неожиданно спрыгнул со стола, Карр мог поспорить, это было слышно даже на верхних этажах.
   -Доброе утро, сосед!
   Он вздрогнул, обнаружив Брауни на дорожке, ведущей мимо его дома.
   -Как себя чувствуешь сегодня? - продолжила приветливо (но с явной издевкой) скалиться она.
   -Отлично. - откашлялся Карр. - Спасибо за заботу.
   -Да, видок у тебя получше. Не хочешь со мной на пробежку?
   "Только через чей-то труп", подумал он.
   -Не настолько отлично, - буркнул вслух.
   -Ты меня так расстраиваешь. - По ее глумливому тону он понял, что именно этого ответа Браун и ожидала. Происходящее ее забавляло, и она будет продолжать над ним издеваться до скончания времен. Чтобы понаблюдать, как он ее избегает, или, сломив его сопротивление, как ненавистный сосед за ней бегает. Окончательно потеряв голову, как и остальные встреченные ей кретины.
   -Я хотел спросить, Браун. - крикнул он ей в спину.
   -Да? Что, Арт?
   -Твоя подруга, Лейевия, не думала над моим предложением? У нее... кто-то есть?
   Издевательски радостная физиономия Брауни слегка помрачнела.
   -Нет. И нет. Ты не в ее вкусе.
   -Жаль. - изобразил крайнее расстройство Карр. - Никогда прежде не встречал такой красивой девушки. Что ж, по крайне мере, это был честный ответ. - он продолжил пить кофе. - Удачной пробежки, Ле... гм, Браун.
   -Угу. Спасибо, сосед. - проскрежетала она.
   Карр с наслаждением отхлебнул кофе. Настроение как-то незаметно улучшилось. Утро больше не казалось омерзительным.
   Необычно отличное настроение продержалось ровно до третьей страницы газеты. Первые две полосы были посвящены продолжающимся выборам и возможному введению новых налоговых льгот. На третьей же с умеренно кровавыми подробностями (заслуга государственных служб был уверен Карр) было расписано таинственное, совершенное неизвестным маньяком убийство. Пока единственное, как утверждала газета. Утечка информации произошла либо случайно, либо, скорее всего, намеренно. Пока он прохлаждался, власти все еще отчаянно продолжали искать убийцу нескольких человек. И судя по всему, если дошло до частичной огласки, без особого успеха.
   Взбудораженные появлением мага-маньяка горожане будут более внимательны к подозрительным личностям, чаще сообщать в полицию о необычных случаях, и возможно зацепка найдется.
   Жертвой стал скромный архивариус Бастиан Марус, сорока лет, живущий с матерью и работающий в библиотеке Фонда на низкой должности с умеренной оплатой уже более пятнадцати лет. О личной и не особенно разнообразной жизни было всем известно практически досконально. Он работал два через два дня с девяти до девяти, но практически всегда задерживался до десяти, иногда даже до двенадцати, разбирая какие-то особенно интересные материалы и составляя каталог. Домой он обычно не торопился. Ни в чем скандальном или преступном никогда замечен не был.
   В тот вечер он опять собирался остаться внеурочно, и Ронда Виллоу, главный архивариус Фонда, как обычно оставила ему свои ключи, чтобы тот закрыл помещение. И она же была первой, кто на следующее утро обнаружила произошедшее и позвонила в полицию.
   "Это был самый обычный день! - в слезах говорит коллега убитого. - Мы долго разбирали новые поступления, потом принесли еще две поврежденные рукописи, и Бастиан остался приводить их в порядок. Я еще пошутила, как бы он не увлекся и не заночевал... о нет, это ужасно. Утром... я еще удивилась, что дверь открыта. Бастиан всегда был таким ответственным. Он никогда не забывал закрыть. Я еще подумала, шутка удалась, и он там действительно спит наедине с рукописью. Иногда Б-бастиан был таким рассеянным... это ужасно. То, что произошло. И дверь еще приоткрылась с таким противным скрипом. Мы вечно говорим хранителю, что следует смазать, выделить какие-то средства на ремонт, но все никак, никак... этот жуткий скрип все еще стоит у меня в ушах. Дверь только чуть-чуть распахнулась, и я увидела, что она размазывает кровь. Там на п-полу была ч-чудовищная лужа. Библиотека представляла собой кошмарное зрелище... Все разорвано, и в крови. Человек не мог такого сделать! Это какой-то умалишенный! Б-бастиана я не видела. Я... я так и не заставила себя войти, сразу позвонила в полицию. Не верю, что это произошло с ним. Ему никто никогда не угрожал! Со всеми у него были ровные дружеские отношения... тот, кто это сделал, просто маньяк!"
   Фонд хорошо охранялся, но библиотека является публичным местом и в тот день была доступна всем желающим. Полиция выдвигает предположения, что убийца мог спрятаться среди стеллажей, дожидаясь, когда Марус останется в одиночестве.
   Полицией выдвигается также версия о попытке ограбления библиотеки Фонда членом одной из сект, так как, по не подтвержденным официально данным, смерть скромного архивариуса носила явно ритуальный характер.
   Нетрудно было понять, почему архивариус ввязался в эту рискованную авантюру с похищенными артефактами. Карр искренне посочувствовал бедняге. Только полные идиоты считают, что сотрудники низших должностей, не знают, что творится наверху. Слухи наверняка какие-то доходили, а работая с каталогами и наверняка имея под рукой не официальный, но все же свободный доступ к закрытым секциям, Бастиан Марус решил разнообразить не радующую неожиданностями жизнь. Но перестарался.

Оценка: 7.83*18  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Кофф "Не молчи " (Короткий любовный роман) | | Д.Данберг "Элитная школа магии. Чем дальше, тем страшнее..." (Попаданцы в другие миры) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Попаданцы в другие миры) | | ЛавДи "Противостояние Том II" (ЛитРПГ) | | А.Довлатова "Геомант" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Каламацкая "Попаданка с бабушкой" (Любовное фэнтези) | | К.Юраш "В том гробу твоя зарплата. Трудовыебудни" (Юмористическое фэнтези) | | С.Торубарова "Василиса в стране варваров" (Попаданцы в другие миры) | | Лаэндэл "Заханд. Метисация" (ЛитРПГ) | | Н.Королева "Не попала, а... залетела! Адская гончая" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"