Etcetera: другие произведения.

Последняя башня (глава2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    По многочисленным просьбам читателей (всегда хотела это написать :) выкладываю продолжение.

  
  Последняя башня (часть 2).
  
  Хранилище впечатляло. Жаркие переливы драгоценностей грели душу даже в неярком свете магического светляка, вплетаясь в холодный отблеск проверенной стали. Оружие, в избытке развешанное здесь по стенам, было древним уже в те времена, когда подземелья Башни только начали заполняться редкостями, расчетливо созданными руками мастеров. И отнятыми у них, обманом ли, силой, впрочем это давно было неважно.
  За нашими спинами, давая дополнительное освещение, неспешно догорали останки клыкастой нежити, воняя на все хранилище горелым мясом. Рруховы из них вышли сторожа, да и вообще добраться до сверхохраняемых тысячелетиями сокровищ оказалось гораздо проще, чем я ожидала. И это меня совсем не радовало, скорее настораживало. Самоубийца я, да?
  Я в задумчивости подошла к самому большому сундуку и рассеяно поковыряла горку драгоценностей ногой. Сквозь дыру в сапоге ступню ощутимо кольнуло острой гранью какой-то брошки. Ругнувшись я оторвала от себя эту колючую дрянь и хотела было с досадой откинуть в сторону, но внезапно вгляделась в изумрудно-бриллиантовые переливы и аккуратненько запихнула себе за пазуху. На то я и порождение мрака, чтоб немного ограбить сокровищницу несчастного безвременного почившего Черного властелина. Я пошарила взглядом еще. Серебро, серебро, платина, золото, вообще медь, правда в сочетании с сапфирами, но при таком разнообразии выбора брать какой-то презренный металл... Мои шаловливые ручки загребли еще два парных браслета, ослепительно сверкающих вязью алмазов, и гигантское тяжелое ожерелье, выполненное в виде алых рубиновых цветов с зелеными изумрудами листвы. Наверняка эльфийская работа. Цветы смотрелись почти как живые, так и тянуло запихнуть их в вазочку с водой или в крайнем случае полить, чем попало.
  Браслеты я застегнула на предплечьях, прикрыв остатками рукавов, а массивное ожерелье провисло ощутимо ниже шеи, чуть ли не до пупка. Пришлось и это позорище закрыть курткой. Уж не знаю, на кого его ковали эльфы, но точно не на себя. Судя по парочке перворожденных, которые скоро перестанут быть моими попутчиками (как я этого жду), громадным ростом, в отличие от хлипкого телосложения, они никогда не страдали.
  После удачного взятия подземелий меня все разом покинули и забросили. Воины увлеченно принялись обдирать увешанные мечами стены, а эльфы во главе с магом перекапывали артефакты, амулеты только в стороны летели. И судя по раздосадованным возгласам нужного им пока еще не нашли. Вор жалобно кривился и порывался зарыдать. Драгоценные побрякушки уже торчали у него из-за пазухи, на голове была королевская корона, на шее висело несколько ожерелий, а набитая сумка была зажата в руках. Он изредка всхлипывал и горестно причитал, что мешок надо было брать побольше, растеряно выбирая какое из сокровищ оставить.
  -в зубах понесу! - наконец трагически выдохнул бедолага Никс.
  Лично я оценила свои зубы гораздо дороже каких-то жалких алмазов. Я не жадная. Лет на пятьдесят безбедной жизни мне уже хватит, а дальше... Дальше я может сюда вернусь. С тремя мешками. Нет, чего мелочиться, с пятью.
  Пока остальные были заняты, я прошлась вдоль стен хранилища, с интересом разглядывая поражающее своей изощренностью оружие. Рапиры, даги, нагинаты, фальчионы, палаши, стилеты, сарисы. У меня глаза разбегались. Хоть я и предпочитаю драться голыми руками, но образование у меня оч-чень разностороннее. Взгляд то и дело натыкался на зазубренные лезвия, раны от которых были нестерпимо болезненными и долго заживали или на острые как бритва наконечники на длинном древке, от чьих ударов не могли защитить даже гномьи доспехи. Односторонняя, двухсторонняя заточка, разукрашенные рунами лезвия и гарды.
  У одного клинка я задержалась. Дядя мне что-то рассказывал про особые линии закалки, и здесь на изогнутом, как у оркского ятагана лезвии они выглядели как волны на режущей кромке. Редкая заточка. Сильно, эффективно. Камень разрубить можно, как говаривал он, любовно поглаживая рукоять своего двуручника. Как и все в нашей семье, дядя выглядел мелковато, проще говоря дохлым недоростком, поэтому, когда он брал в руки свой громадный мечик, у нападающих случался легкий шок.
  Не знаю, что меня дернуло, но чем-то клинок меня привлек... Заточкой, наверно, не размером ведь. Этот был скорее очень длинным кинжалом, чем полноценным мечом. Да и сталь подкачала, оказалась диковинного пепельно-серого оттенка, может и не железо вовсе. Но я все-таки протянула к нему руку и, встав на цыпочки, коснулась кончиками пальцев пыльной простой рукояти, провела по острию. Ни рун, ни каких-либо опозновательных знаков сковавшего его мастера я не нашла. Самый обычный меч, которым похоже до сих пор никто даже и не пользовался. Только лезвие от моего прикосновения словно темнее стало и потеплело. Я пригляделась получше и с облегчением выдохнула. Дубина я, ну и навоображала. Ведь всего лишь стерла с него пыль. Я отдернула руку и собралась перейти к соседней стене, как меч грохнулся, болезненно двинув меня по ноге. Я даже ругаться почти не стала, только приготовилась прочитать заупокойную молитву над многострадальным сапогом, от которого уже грозила отвалиться подошва. И замерла.
  Меч оказался ррухово легким. Как пушинка. Или легче, как будто и не отдавил мне только что ногу. От удивления я чуть не уронила его снова. Он весил как воздух, и если б я его не ощущала, я б подумала, что в моей руке ничего нет. Злобное и понятное желание запихнуть его на место или отшвырнуть в сторону сразу же растворилось без остатка. Я поплотней сжала рукоять меча и пару раз взмахнула им, примеряясь к незнакомой балансировке, но клинок неожиданно удобно устроился в моей ладони. Согревая.
  Я провела несколько выпадов, сделала дорожку шагов, в воздухе подземелья расцвели "лепестки лезвий", потом "поцелуй заката". Я никогда не выполняла эти приемы так идеально. Если вообще выполняла. Меч радостно разрезал воздух, застоявшийся после тысячелетия безделья. Его как будто под мою руку ковали, и прикасаясь к нему, появлялось странное ощущение, что... он ждал. Он словно терпеливо ожидал долгие годы, как верный пес ждет своего хозяина, тоскливо уставившись на запертую дверь. Дожидался своего часа в полной темноте и льдистом холоде заброшенного подземелья, оцепеневая под унылое подвывание стражей-нежити. Когда наконец, кто-то придет за ним и теплая рука коснется его лезвия, может из любопытства, может случайно, мелькнув на его стылой поверхности редкой лаской. И дождался. Меня.
  Необычное ощущение. Пугающее и пугающе приятное. Как будто хомячка себе завела, о котором нужно заботиться.
  От упражнений с мечом меня отвлекла тишина. Не было больше ругани воинов, обсуждающих достоинства очередного оружия и кому какой клинок достанется, не подвывал вор, делая свой трудный выбор, не шуршали амулетами эльфы. Я подняла глаза. Мои спутники застыли в самых нелепых позах и выглядели так, как будто битый час простояли в очереди в отхожее место после двух бочек пива. Я ни на что не намекаю, но глаза у них были такие же вытаращенные. Даже у эльфов, впервые превратившись из миндалевидных в почти человеческие.
  Я на всякий случай оглянулась по сторонам. Да нет, все пялились на меня, великолепную, совершенную и единственную.
  -чего? Ну подумаешь, руку немного размяла.
  -немного?? - обиженно возопил Нэд, кажется он был очень расстроен, - да, я мастер меча... а ты... а я не знал!!
  -он хочет сказать, какого демона, мы не знали, что ты так умеешь? - перевел гном.
  -ну не спрашивали, вот и не знали... - я недоуменно пожала плечами, - было бы из-за чего так удивляться. Да и не умею я почти ничего.
  Орк, после этой фразы, смерил меня взглядом и впервые на моей памяти заржал. Правда, в этот раз я и не думала издеваться.
  -так вот во что он переплавил...- пробормотал маг, нервно взъерошивая пепельную шевелюру. Он явно не знал, что делать дальше.
  -уважаемый Лейс хочет сказать, что он не ожидал, что результат наших поисков окажется в столь необычном виде. - теперь вклиниться решил вернувший себе прежнюю невозмутимость эльф.
  -пояснять не надо. То, как сказал уважаемый Лейс, было понятней, - я быстренько заткнула начавшего лекцию перворожденного. - ну и?
  -дай сюда этот меч. Посмотреть. Пожалуйста, - подумав, выдавил из себя Лейс.
  Поеживаясь под жадными взглядами эльфов, уставившихся на меч, я протянула его колдуну, недоуменно пожав плечами.
  -ну и чего в нем такого?
  -да абсолютно ничего, - глуповато хихикнул маг, также как и я до этого, проводя пальцами по лезвию. Только они у него дрожали, - просто властелин, этот наглый самоуверенный старикашка, сумел не просто удержать сумеречное вещество в этом мире, но и создать из него меч. А создать что-либо из сумерча... Его и просто в жидком виде держать смертельно опасно. Старик спятил, когда делал это. - он опять нервно усмехнулся, все еще не в состоянии оторваться от меча. Как и эльфы.
  -он что взорвется? - поинтересовалась Рэн.
  -нет, сейчас он стабилен. Безопасен, - уточнил маг, когда я с испугом отскочила в сторону к самой стене. До которой было три метра.
  -да плевать, - я с досадой махнула рукой. - и это все ради чего вы тащились? Ради тупой железки, ржавевшей тут ррух знает сколько времени? Я ж говорила, психи. Нет, скорее буйно помешанные в последней стадии.
  Похоже, остальные были со мной согласны. Нэд покрутил пальцем у виска, потом красноречиво постучал себя по лбу, а затем по деревянной крышке сундука.
  -у тебя там Лейс одно и то же. Говорил же, после падения с той крыши надо к лекарю сходить.
  -да что ты понимаешь? Сумерч это вещество магов! - баюкая клинок на груди, огрызнулся тот. - это невероятная разрушительная мощь, пронизывающая все магические границы мира. Это тонкая прослойка между нами и Тьмой. И именно из него сделан меч. Кстати зачем он вам, Талассэ?
  Эльф даже не поморщился под напряженным взглядом Лейса. И ухом не дернул, лишь брезгливо улыбнулся.
  -я знал, что такой блистательный маг рано или поздно догадается. Да, я Задолжавший. На мне висит древняя клятва и каждый мой вдох в этом мире поддерживается только ею. Мы выполняем важную Миссию и во многом только от того, как она закончится, зависит существование моего народа. Нам нужен этот... меч.
  Черноволосый эльф осторожно разжал побелевшие пальцы колдуна, который, кажись, не очень хотел с ним расставаться, и взял клинок в свои руки. Задумчиво вгляделся в помертвевшее тускло-серое лезвие. Так смотрят не на спасение своего народа, а на веревку, на которой собираешься повеситься. Честно говоря, я б одолжила ему мыло. Чего не сделаешь для представителя обожаемой расы.
  -заканчивайте разграбление и выберемся отсюда через портал. Чую нам не стоит здесь задерживаться. Все силы уйдут... ну да ладно. - Лейс принялся рьяно чертить на полу пентаграмму, не очень уважительно расшвыряв опустевшие сундуки с драгоценностями. Его сумка мага показалась мне подозрительно тяжелой. Остальные быстро разбежались по хранилищу.
  -Талассэ это твое имя? - спросила я, так и не пошевелившегося эльфа. Заняться все равно было нечем, алмазы в мои шмотки больше не помещались. А тащить с собой оружие было лень. Я действительно не умею им как следует драться.
  Эльф не рассердился, просто скользнул по мне болезненно пустым взглядом. Он сейчас не видел перед собой щедро рассыпанных сокровищ Черного мага, ни пыльного и темного подземелья. Ни даже меня. В его зрачках отражалось прошлое, неспешной походкой, шаг за шагом выжигающее что-то внутри. Он вздрогнул и очнулся, снова смерил взглядом меня, будто оценивая, что я сумела увидеть.
  -никогда не смей называть меня так. Обо всем, нелюдь, мне напомнит и человечий перевод. Задолжавший. Но на нашем наречии не смей звать никогда. Иначе я тебя убью. - слишком спокойным и равнодушным голосом он это произнес, чтобы я ему не поверила. Хотя клятва уже больше не имеет силы и убить он меня вполне может и так. Ну по крайне мере попытаться. Но я шмыгнула носом и конечно припоминать ему не стала.
  -а как тебя зовут-то? Что так и вопят задолжавший, задолжавший?
  -меня зовут Сэлн иэрн Лест нирре Лотариэль. - эльф чуть дернул ушами, все еще не смотря в мою сторону. -просто Сэлн. Вы смертные всегда коверкаете наш язык.
  Я усмехнулась. То бишь эльф Сэлн из клана Танцующего огня, что в Лотариэлльском лесу. Свое исковерканное знание эльфийского я решила не демонстрировать, еще обидится.
  -а что это значит Задолженник?
  -задолжавший, - вздохнул просто Сэлн, и опять уставился в видимое только ему прошлое. - это значит, что кто-то ушел вместо меня. Хотя я этого не просил.
  Меня передернуло от холода, который скользнул в его безразличном голосе. И скрылся вновь. Я тихо порадовалась, что скоро больше никогда не увижу этого странного эльфа.
  
  Переход всегда действовал на гномов предсказуемо паршиво, с унынием подумал Гилбадир, вылезая из кустов после перемещения в пространстве, устроенного магом. Ррырг смотрел сочувственно, его самого мутило. А что еще можно почувствовать, когда кишки выворачиваются наружу, разрываются на тысячи мелких кусочков и переносятся в неизвестном направлении? Примерно так это описывал один знакомый маг, и после Гилбадир всегда торопился в кусты, только услышав одно слово телепортация. Слишком развитое у него было для двухсотлетнего гнома воображение.
  Сквозь грубую ткань походного мешка приятно грели новенькая секира и затерянные во времени эпох и всплывшие в небезызвестной Последней башне драгоценные безделушки эльфийской королевы. Или владычицы. Или повелительницы. Или хозяйки. Гномы изредка приторговывали с этими скрягами, поспешившими родиться, и были наслышаны об эльфийском этикете. Поэтому Гилбадир был стопудово уверен, что каким-то из этих слов следует обзывать Главную во всех зарослях остроухих тетку.
  Жилище Черного Властелина его не впечатлило. Он даже досаду какую-то почувствовал. Подземелья хлипкие, тьфу, Гилбадир старательно сплюнул, на этот раз тщательно метя, на тропинку под ногами. Похоже, из-за этой бешеной нелюди он теперь от этой дурацкой привычки не скоро избавится. Да если бы тогда на противостояние и Великую Битву с черным колдунишкой позвали их гномов, им даже поджигать башню бы не потребовалось. Один небольшой подкоп и сама бы рухнула, как миленькая. А они все, колдовство, магия, чары. Тьфу, одним словом. Глупый народ.
  Гном с умилением посмотрел, как здоровенный Ррырг играется с новеньким фламбергом. Орк раскачивал его в стороны, со свистом обрубал попадавшиеся ветки, а остальные, отскочив на значительное расстояние, опасливо наблюдали из-за деревьев. И чего испугались? Трусливые расы все, кто не гномы. И не орки. Меч-то всего с Гилбадира ростом. Вот помнится, участвовал он в одном походе к Одинокой горе, где драконы обретаются, и по пьяни натолкнулись они на одного драконоборца. Который в засаде сидел и тоже по пьяни... ну в общем, обознался он, извинялся очень, когда протрезвел. Вот у того был меч, и побегать от такого не стыдно.
  На перекрестке все остановились и вдумчиво посмотрели друг на друга.
  -ну, прощайте! И никогда мы больше не увидимся, - ехидно всхлипнула нелюдь, сморкаясь в развязавшийся бинт на плече у мага. - и на кого вы меня покида-аете, - еще сильнее, в голос, взвыла она, вытирая невидимые слезинки. - а до дома-то путь небли-изкий.... А я-а та-акая беззащитная!
  Нелюдь еще раз зашлась издевательским рыданием, плавно перетекшим в хихиканье. Сделала попытку высморкаться еще раз, но маг увернулся, и она припечаталась об дерево.
  -о вас у меня останутся только самые светлые воспоминания! - заявила она, потирая лоб, и чуть слышно пробормотала, - учитывая, что "светлый" у меня дома это ругательство.
  И развернувшись, зашагала по дороге в сторону Рильского Предместья. Никакой сумки или мешка, в котором она могла бы хранить награбле... в смысле на время одолженное из Последней башни, но гном своим нюхом на драгоценности чуял, что уходила та не с пустыми руками, причем уносила не самые плохие камешки.
  -а! - внезапно прошипел эльф и выпустил из рук задымившийся меч. Запахло горелой кожей.
  -я не могу его взять. Он раскалился! - удивился маг.
  -запечатление, - прорычал тот в ответ и выдал пару фраз на родном эльфийском. Ругался, наверно, предположил Гилбадир. Некоторые слова ему были знакомы. Сам слышал это от тысячелетних остроухих, когда вылил помои в какой-то их Чистый источник, а они обнаружили.
  -верни ее! Быстро!
  -Нэделас, - рявкнул маг, сам еле держащийся на ногах после этой проклятой телепор... перемещения, короче.
  -она меня убьет! Не пойду!! - проскулил мечник.
  -что испугался какой-то бедной слабенькой девочки? - попытался надавить на его чувство собственного достоинства колдун.
  -да испугался!! Да ты видел, что она там мечом выделывала? Пошел ты, Лейс! Я тебе говорил, что ты тронутый? Если нет, то повторяю. Ты псих!
  Пока они спорили, эльфы исчезли в зарослях, решив не доверять ничего бестолковым людям.
  -пошли, Ррырг! А-то вдруг она взаправду вернется, - гном схватил старого друга за лапищу и потащил в противоположное направление к Велгороду, а оттуда и до родных гор недалече. Уж и справят они находку эльфийских побрякушек! Гном ухмыльнулся в бороду. Уйти им ничто не мешало. Вторую часть платы для себя и Ррырга он затребовал сразу же, как они здесь оказались. На то он и гном, чтобы предусматривать все.
  -а ты пробовал Сивушную смесь? - вспомнил Гилбадир, в предвкушении потирая ладони.
  -еще как! - похабно расхохотался Ррырг. - такие розовые драконы казаться, друг Гилбадир.
  -ну это я к тому спрашиваю, что хотел сказать, что я ее усовершенствовал.
  Они понимающе переглянулись и хохотнули еще громче.
  
  Как только я скрылась из виду, то вместо неспешного шага припустила изо всех сил. Клятва клятвой, но ррух они меня догонят. До городка Рилиана я добиралась огородами, сперев где-то на окраине потертую рубаху и еще не до конца просохшие штаны, висевшие во дворе на веревке. Выглядеть стала менее раздетой, но еще более оборванной. Штаны вообще пришлось подвязать той самой бельевой веревкой и закатать несколько раз внизу. Иногда мне нравится, что я такая миниатюрная и хрупкая. Сама не помню, когда это было, но по-моему пару раз в жизни я все же этому радовалась. Сейчас это был явно не тот случай. Стражники проводили меня подозрительными и такими насмешливыми взглядами, что я не удержалась и показала им язык. Потом, конечно, пришлось сматываться со всех ног, придерживая сползающие штаны. Веревка, ррух бы ее побрал, развязалась. Язык мой, враг мой.
  Вроде бы меня никто не преследовал или этим остроухим, нянчившимся со своим мечом, не было до меня дела. Я даже немного обиделась от такого невнимания, но быстро решила их благодушно простить. Я вообще миролюбивая. Когда не отрываю никому головы и лишние конечности.
  К перекупщику и по лавкам с готовыми шмотками я решила прошвырнуться попозже, а пока перекусить, точнее сожрать столько, чтобы последние два голодных дня не аукнулись на моем и без того тощем тельце. Хозяин трактира посмотрел на меня настороженно, а когда я показала деньги, просто жалостливо. У, заморыш, совсем не кормят бедняжку, так и было написано у него на лице. Я скрипнула зубами, уселась поудобнее и стала ждать свое рагу, окорок, пирог с вишней и две чашки горячего шоколада. В трактире для этого времени дня оказалось на редкость много народа.
  От голода я стала рассматривать их всех, в то время, как на меня ни один даже и мельком не глянул. Ну и что, что хромающая, грязная и нечесаная. Зато если меня помыть, приодеть и наложить пару магических иллюзий привлекательности, то я превращусь в прекрасную девушку, ну не из жабы, конечно, я все-таки покрасивей. Просто из немного неопрятной личности. Я ковырнула дырявым носком ножку стола. Подумаешь, сапоги вообще незаметно, а так я почти прилично выгляжу.
  В таверне обреталась группа пьяных наемников, похоже проводящих здесь свое свободное время и маявшихся от жестокой скуки. Странно, будто ждут кого-то. Это с виду они в стельку, но я таких знаю. Если, что реакция у них будет отменная, чуть зазеваешься и здравствуй моя любимая голова, валяющаяся отдельно на полу. Не знаю, выживаем ли мы, лиссы, после потери такой дорогой для памяти части тела. Но я проверять этого не собиралась.
  Еще здесь сидела парочка магов средней руки, меня они даже не заметили, хотя я рефлекторно дернулась, увидев их. Тоже похоже кого-то ждали, тихо обсуждая свои дела за кружкой пива. Я прислушалась и покраснела, быстренько отрубив свой сверхчувствительный слух. Ужас какой. А еще маги, приличные такие. С виду. Чему их там вообще в Академии учат?
  Я огляделась дальше. Один пещерный тролль в компании одноглазого орка, очень недружелюбно скалящиеся друг на друга. Хоть эльфов нет, спасибо претемные боги! Я принесу вам подношение в храм. Кучу подношений!
  Служанка наконец принесла мне тарелки с едой, и я вцепилась в них так быстро, что она едва успела отдернуть пальцы, кинув на меня опасливый, но тоже жалостливый взгляд. Угу, хилая я, несчастная и недокормленная. Я проглотила почти половину окорока, когда подняв взгляд вверх, решила еще раз обозреть окрестности. И подавилась, сползая от кашля под стол. А вдруг не заметят? Я потянула на себя кусок скатерти. Черноволосый и его подружка с серебряной шевелюрой стояли на пороге и, морщась под заинтересованными взглядами, вертели своими длинными ушами в разные стороны, явно выискивая меня. А кого ж еще, вряд ли они прибежали на неземные ароматы здешней кухни.
  А вот ррух им, не дамся! - прошипела я, сжимая в зубах кусок окорока и заползая еще дальше под стол. Ну претемные боги вы от меня получите! Точнее не получите никаких подношений.
  -какие нелюди в нашем скромном заведении! - подал голос один из наемников с наполовину седой косматой гривой. Глаза у него были голубые, ледяные и жесткие. Он явно знал, за что получал свои деньги.
  -мы ищем одну... девушку, - высокомерно посматривая по сторонам, начал эльф. - возможно, она заходила сюда. Низкорослая для человека, хрупкая на вид, лицо обычное, волосы русые с рыжиной, всегда по-идиотски улыбается.
  Ах ты ж, эльфийская морда! Я чуть головой стол от возмущения не пробила, но вовремя успокоилась. Как и маг, он у меня потом получит. Ух, отловлю и... Нет, после обеда лучше о таком не думать.
  -а ты у нас спроси, остроухий. Может, мы знаем? - подключился к издевательству и гоблин. Я задумчиво откусила от зажатого в ладони окорока. А может и повезет. Ясно ж, если останутся, им сейчас так влетит.
  -может уйдем? - спросила на родном наречии молчавшая всю дорогу эльфийка.
  -я чувствую ее здесь. Магия опознания еще ни разу не подводила. Либо она была здесь недавно, либо... - тут он натолкнулся взглядом на мой пустующий стол, заставленный всякой снедью. Я скорее кожей ощутила, чем услышала его шаги. Он откинул в сторону скатерть и встретился со мной недобрым взглядом. Я подавилась уже не лезущей ни в какое горло свининой и раскашлялась. Вся таверна напряженно молчала. Я закончила кашлять, еще раз посмотрела на эльфов и выдала такой визг. В отличие от меня, они свой острый слух контролировать не умеют, поэтому я им не завидовала.
  Я быстро метнулась на другой конец стола, попутно прихватив вишневый пирог, проползла на коленях мимо оглушенных недругов, перемахнула через стол наемников и поняла, что тратить время на пирог мне не следовало. Безымянная эльфка стояла, загораживая собой выход из таверны, а Сэлн уже пробирался ко мне, кошачьим шагом, обходя наемников и магов.
  -а-а-атвалите! - выдала я и попыталась выпрыгнуть в окно. Нет, ну какая скотина вздумала законопачивать окна на зиму в середине лета?! Не вышибалось, да и само стекло не тонкое, а толстый слюдяной пузырь, по прочности спорящий с алмазом.
  -вы остроухие совсем совесть потеряли? Уже на малолеток нападаете?
  -да ей сто лет, - справедливо парировал эльф, продолжая скользить ко мне.
  -уууу, в маразм совсем впал! Ну сперла я у вас кошелек, ну и что?! Так мне что сто лет в тюрьме сидеть? Не убивайте, п-жалуста-а! Там и денег-то всего ничего было! Они из-за трех серебряных взбесились, - вполне искренне возмутилась я, отгораживаясь наемниками. Была в их гильдии какая-то мутная история, связанная с несколькими монетами серебром, из-за которых такой бунт разгорелся, даже пять лет спустя все вздрагивали. И сейчас к их сочувствию мне и нелюбви к эльфам примешалась та застарелая капля мести, оказавшаяся последней.
  -давно мы не тренировались, ребята, - вопросительно рыкнул седовласый, доставая из ножен меч. Ребята кровожадно кивнули.
  За спинами наемников я развязно подмигнула Сэлну иэрн Лест нирре Лотариэль, отчего его уши зло оттопырились из под копны темных волос. Чтобы закрепить результат, я подмигнула еще раз.
  Должна признать, дрались эльфы красиво, как это могут только они, умеющие с поэтической красотой ломать челюсти и выворачивать суставы. Даже хруст сломанных костей был мелодичным. Вот только не повезло им, что маги тоже не любили перворожденных и время от времени стали взбадривать потасовку легкими молниями. Тролль с орком тоже временно забыли о неприязни, на почве общей нелюбви к эльфам и достав дубины, стали развлекаться. Будь ты даже быстр и ловок как бешеная кошка, будь у тебя даже тысячелетний опыт драки, против кучи озлобленных посетителей таверны не попрешь. Плюс я еще изредка подбаривающе вопила, мочи ослоухих! И от моих воплей они глохли еще больше.
  До прихода стражи я успела тихо ускользнуть в освободившийся проход, и притаившись в переулке, довольно ухмыляясь и дожевывая пирог, наблюдала, как блюстители правопорядка выволакивали скованных эльфов под одобрительные вопли толпы. По-моему это был первый и единственный раз, когда их в таверне встречали с радостью. Окровавленный и избитый Сэлн из последних сил приподнял голову, безошибочно определив место, где я пряталась и чуть слышно просипел:
  -мы просто хотели поговорить. Это важно. Вопрос жизни и смерти. Мой народ заплатит тебе. И будет обязан. Просто поговорить.
  Я в который раз за сегодняшний день поперхнулась. Странные они все-таки, эти эльфы.
  
  Их протащили скованными через весь город и грубо, с издевкой кинули в каменное зарешеченное помещение. Кажется, у людей это называется тюрьма.
  -ну впервые у нас уважаемые высокородные гости, - заржал начальник стражи, потрясая ключами. Потом приходили и другие, и их хохот долго раскатывался под низкими сводами темницы. Сэлну было все равно. Он не понимал их насмешек, а если бы и понимал... Какое ему дело до этих ничтожных смертных? Правда, когда он выберется отсюда, то пожалуй не откажет себе в удовольствии оставить в этом гостеприимном месте какое-нибудь редкое эльфийское проклятье. Он как раз, находясь здесь, успел вспомнить парочку.
  Эльф полулежал, прислонившись избитой спиной к холодной каменной кладке, и усилием воли прогонял из мыслей боль. Кларинг спала, уткнувшись лицом в несвежее сено и усиленно регенерировала. О побеге, когда она в таком состоянии, не могло быть и речи. К тому же Сэлн надеялся, что эта нелюдь услышала и придет, ведь если она скроется из города сейчас, пока они не в силах ее преследовать... Все пропало. Эльф прикрыл глаза, стараясь не думать о плохом. Он, как никто в своем клане умел надеяться, хотя эту способность в мрачном, вечно сосредоточенном типе трудно было заподозрить с первого взгляда.
  И дернуло же самолюбивого старика, превратить добытое сумеречное вещество в меч. Да еще и в живой волшебный меч, способный выбирать себе хозяина. Или хозяйку. Ну почему именно она? - убивался эльф. Он же на какую-то долю секунды успел почувствовать бурную радость после освобождения от нее. А потом его ладони словно обожгло огнем, и меч, переставший чувствовать рядом с собой владелицу, решил избавиться от чужаков. Теперь его в руки не возьмешь и заклятием не подцепишь, пока она не будет рядом или пока не пройдет еще несколько столетий. В другом случае Сэлн предпочел бы подождать, лишь бы не связываться с этой изворотливой нелюдью, натравившей на них всю таверну, но сейчас у них просто не оставалось времени. Он вздохнул.
  Задолжавший. Он уже века был Задолжавшим и его соплеменники давно не смотрели в его глаза, но почему-то особенно больно это резануло его только сегодня. "Талассэ, тебя зовут, Талассэ?" Да как она смеет, эта жалкая нечисть называть его так. Так его не называли даже близкие родичи, опасались, да и не осмеливались произносить вслух, первое и самое главное слово древней клятвы. Не произноси, и тогда беда обойдет тебя стороной. Задев другого.
  "Задолжавший, я ухожу вместо тебя, я отдаю тебе свою вечность, чтобы ты успел"
  Он помнил свою боль и эту ее хрупкую улыбку, пробившуюся сквозь дымный чад ритуального костра. Вместе с ней ушло и все, что их связывало. Редкие жесты, отрывочные фразы, вот и все осколки прошлой жизни, что он сумел вырвать из лап забвения. Остальное стерлось из памяти, словно отгороженное пеленой той давней вязкой боли. Задолжавший. И теперь она назвала его этим словом, та, которая и близко не имела права произносить.
  Возможно, сородичи про себя именовали его только так. Талассэ. В их речи достаточно часто проскальзывали оговорки, чтобы считать их случайными.
  Он был единственным Задолжавшим и, как надеялся последним. Если только все выйдет, если Сэлн вернется с дыханием сумерек домой... Невыносимо больно и жестоко расставаться с вечностью, он видел это, прочувствовал на своей шкуре. Слишком страшно жить с осознанием того, что каждый свой вздох ты должен ей. Самому близкому на свете существу, ушедшему за порог. Эльф вздохнул, наконец забываясь тяжким сном и спрятав лицо в коленях. Нелюдь придет. Из любопытства или, ради возможности еще раз над ним поиздеваться, но придет. Он умел надеяться.
  -господин стражник, ну что ж вы хотели от глупых остроухих? - эльф проснулся от знакомого голоса и дернул больной со сна головой. -тсс, они ж мои наниматели, а я такое болтаю. Отпустите их пожалуйста, - хриплым шепотом проговорила она.
  -эти остроухие меня наняли, чтоб я их к целебным источникам проводила, да к чародею еще, от одной заразной болезни их вылечить. Да не волнуйтесь вы так, господин стражник, - доверительно завозражала она, - они мне таблетки против болезни дали, чтоб не заразиться. А если что, сказали тот чародей и меня тоже вылечит. Вроде с ними надо пару дней вместе побыть, чтоб перекинулось. А вы только несколько часов. У них слюна уже текла? - озабоченно продолжила она. - Слюна это особенно заразно.
  С гулким шумом торопливо заворочался в замке ключ.
  -я заплатить за них могу, только у меня с собой мало денег. Я через пару дней вернусь, когда в гномский банк съезжу. Вы главное следите, чтоб они на вас не плюнули, а то все. А-а... что все? Ну лысеют вначале, а потом... хм не хочу расстраивать, но никакого супружеского долга в жизни не выполните.
  Дверь распахнулась с такой силой, что ударилась о стену и закрылась обратно. Начальник стражи за стеной взревел белугой. -ничего сочтемся! Люди должны помогать друг другу. Ты их главное забери, многоуважаемая.
  -а ключик от камеры? Угу, спасибо! Ну это я мигом. Главное от двери отойдите, они даже если чихнут на вас... Иду, иду, и нечего толкаться.
  Дверь во второй раз открылась неторопливо, и незнакомая из-за обилия дорогой и неплохо подчеркивающей тонкую фигурку одежды, порождение Тьмы скользнула внутрь и присела на корточках, небрежным движением подтянув ткань дорожных штанов и сверкнув новенькими кожаными сапогами. Улыбнулась, насмешливо глянув Сэлну прямо в глаза, отчего разом всколыхнулось все накопившееся раздражение. Провела пальцем по железной решетке, и тихо, так, что расслышать мог только он, с неповторимым сочувствием стала его отчитывать.
  -и как вы докатились до жизни-то такой? Всего на пять минут-то оставила и уже в тюрьме. Какое быстрое падение нравов у эльфов. Но ничего, вот выйдем отсюда, я свожу вас к знакомому лекарю, он в больнице для буйных практикует, и вы об этом поговорите. Говорят, помогает.
  Сэлн не выдержал.
  -чудовище! Если бы не это треклятое запечатление...
  -меня зовут Кайенн. Лучше просто Кай, и я ведь уже представлялась, ты забывчивый маразматик. Еще раз назовешь меня как-нибудь по-другому, и я оставляю тебя гнить в этой камере. Даже посоветую стражникам экскурсии водить. Ррух, и почему мне не пришло это в голову раньше?
  Она поднялась на ноги и направилась к двери.
  -хорошо, обещаю... Кайенн, - убийственно далеким от дружелюбия голосом прошептал он.
  Она вернулась и снова устроилась около решетки.
  -ну, так в чем дело? Чем заплатит ваш щедрый эльфийский народ?
  Что я вам сделал, Высшие силы? Нет, ну что я вам сделал, на мгновение отвлекся от темы разговора Сэлн.
  
  Ну надо же не ожидала. Какой-то бред про волшебный меч, про старое проклятье, про то, что эльфам позарез нужно закрыть какой-то пространственный ход, иначе плакала их роща, плакали их источники силы, и вообще все они плакали. Как и тот стражник, пустивший слезу счастья, когда я вытащила эльфов из камеры и зажимая им рты успокаивающе бормотала:
  -ну вот не пускайте здесь слюнки. Хорошие ушастики. Милые ушастики.
  Эльфийка была полудохлой и ничего не соображала, но Сэлн... Удивляюсь, как он меня не укусил. Мы вернулись пешком по дороге к тому перекрестку, где я от них с такой радостью избавлялась сегодня утром. Эх, надо было мотать подальше из города, а не заходить перекусить. Тот пирог того не стоил, хотя сейчас вспомнив ароматно пахнущую горячую выпечку, я сглотнула. Есть хотелось ужасно. Возможно, он и был немного достоен моих мучений.
  Вернувшись обратно, я разглядела в отблесках костра, что состав команды сильно поредел. Осталось только трое, маг, мечник и воительница, все еще масляно поблескивающая глазками в сторону чародея. Надежда умирает последней.
  Сказала вера и пристрелила любовь.
  Я хмыкнула и присела рядом с огнем, натолкнувшись на сперва не узнавший меня взгляд колдуна.
  -есть что поесть? - тот молча протянул мне остатки сухой лепешки.
  -нет, я вообще-то имела в виду поесть. А, ну да ладно. - я вцепилась в нее зубами. - кафется мы нафолфо длуг с длугом.
  Я прожевала.
  -кто из вас тащиться в Элинор?
  -что-о? - не донес до рта скудный ужин Нэд, - ты опять за старое? Ты ж сказал мы платы дожидаемся?
  -ну, - скромно заметил маг, - не могу же я оставить такой мощный артефакт без присмотра в руках... В их руках.
  Он, не сумев подобрать достойные слова, просто кивнул в сторону осторожно усаживающихся около костра оборванных, пострадавших в драке и только вышедших из тюрьмы эльфов. Лично я этим подозрительным личностям не доверила бы даже протухший лет двадцать назад у дяди в кладовке компот. Не то что какой-то там дико важный меч.
  -к тому же, уважаемый, - Лейс закашлялся, стараясь скрыть смех, - высокородный эльф, просил меня помочь с доставкой артефакта в его родные леса. И я согласился.
  -надеюсь, ты написал завещание? - рявкнул Нэделас и кинулся душить мага. Они покатились по траве, чуть не упав в костер. Рэн мучительно размышляла, как вырубить воина и спасти полюбившегося ей колдуна, не заехав тому случайно по черепушке.
  -дружеский вечера у костра это так мило, правда? - великосветским тоном спросила я у уставшего до полного безразличия Сэлна. Он как-то дико на меня взглянул и я подумала, что чувства, которые мы друг к другу испытываем, взаимны. О таком взаимопонимании можно только мечтать.
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Пятая "Безмятежный лотос у подножия храма истины"(Уся (Wuxia)) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Х.Хайд "Кондитерская дочери попаданки"(Любовное фэнтези) Н.Пятая "Безмятежный лотос 4"(Боевое фэнтези) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"