Этери Анна: другие произведения.

Все грани Хаоса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ив Пандемония, один из семи высших демонов, приезжает в Орден охотников. И сразу же происходит нападение на Орден порождения хаоса. Триллиан Эстериус, молодая девушка и наследница Ордена, уверена, что это дело рук Ива, но как ей быть, если теперь она обязана ему жизнью, к тому же тень подозрений может разрушить шаткий мир между демонами и охотниками, у которых есть общий враг - хаос. Но всё ли так просто, ведь у Ива свои планы на Триллиан, а Орден скрывает не самые безобидные секреты.
    __________
    Продолжение от 24.03 Всем спасибо за комментарии! Они очень вдохновляют =)


Анна Этери

Все грани хаоса

Requiem aeternam dona eis, Domine*

(Вечный покой дай им, Господи (лат.)*)

Пролог

  
   Дворец Садящегося на Востоке Солнца имел плавные изгибы и ажурные мостики, возвышаясь искусно вырезанной из камня громадой на фоне алого заката, окутывая прилежащий к нему сад густой тенью.
   Впервые я увидел его таким, стоящим на грани дня и ночи, в день приезда. Широкая аллея вела к мраморным бледно-алым ступеням, словно сам камень впитал некогда пролитую здесь кровь. Её запах явственно ощущался в воздухе, отдавая привкусом железа на языке, и исчезал, растворяясь в благоухании садовых роз.
   Дворец носил много названий, он олицетворял для охотников Ордена гавань, скрытую от бурь, сад надежды, последний приют для истомлённой души...
   Мой выход и знакомство с местным обществом должны были состояться вечером на следующий день после приезда. Предполагалось, что к этому времени гость отдохнёт после дороги и предстанет перед светом во всём великолепии. Меня это устраивало. Я не стал отлеживаться в своих покоях, отяжелевший воздух и сумрак комнат угнетали, и узнал, что праздник будет посвящён мне, Иву Пандемония из Огненных земель.
   Вечеринка в Ордене в мою честь?! Почётно, но меня это нисколько не волновало.
   Единственной моей целью являлось знакомство с наследницей Ордена, Триллиан Эстериус. Наследницей дворца охотников, несокрушимого и безмятежного. Но я знал, сколь мнимо его благополучие.
   Я был тем, кто должен всё изменить...
  

Струна 1 Огненная кантата

  
   Вечеринка в Ордене в честь гостя, принадлежащего древнему роду, была в самом разгаре.
   Зал наполняли приглашённые, сияли бокалы, слышались неторопливые разговоры.
   Охотники, начиная от едва вступивших на путь справедливости до элиты, прошедшей огонь и воду, носили на груди знак кровавой розы, как символ мужества и отваги. Те, кто не имел на него право, иной раз позволяли себе толику презрения во взгляде, особенно когда их взора удостаивались молодые охотники, не имеющие особых заслуг и статуса, только надежду, что горела в сердце под рдеющей на груди розой. Надежду, что "тьма падёт".
   Глядя на этих юных героев, мне было их жаль. Может, в следующий раз половина из них не вернётся из патрулирования инфернальных зон, оставив в память о себе только горстку пепла. И любимой вернут лишь "кровавую розу", почерневшую от адского огня. Смерть в Ордене была настолько естественным делом, что не проходило и дня без реквиема в стенах Зала скорби. А через несколько часов в другой части дворца могли устроить шумную пирушку те, кому посчастливилось уцелеть. Жизнь не стояла на месте, и в этом была вся её прелесть.
   Приподнимая край юбки из переливчатого атласа цвета заката, я проскользнула мимо "крадущихся за смертью" - группки молодых охотников, отмечающих праздник как в последний раз, и остановилась возле стеклянного столика. На нём стояли изысканные вина всех оттенков крови. Отец научил меня многое видеть другими глазами, всему искать второй смысл. Так было интересней, но иногда фантазия играла со мной злую шутку, превращая реальность в кошмары.
   Терпкое вино обожгло губы, во рту обозначился металлический привкус крови, но мгновение спустя напиток снова стал вином и ничем больше.
   Не успела я сделать и двух шагов, как услышала мягкий баритон отца.
   - Уверен, Аллен хорошо позаботится о Триллиан.
   - Не буду спорить. Этого молодого человека я видел всего раз. Тогда его белая форма "кровавой розы" в точности отражала названия. Нет, не из-за розы.
   Снова отец судачит со своим закадычным другом Филиппом и упорно делает вид, что не знает о намерениях Филиппа поженить нас с его сыном Артуром. Мне сделалось не по себе. Я люблю Артура, как брата, а может чуточку больше, но отец относится к нему, как будто его не существует. Это оскорбительно!
   - Роин, но когда же ты удивишь нас помолвкой?
   - Аллена нет в городе.
   - Очередное задание?
   - А вот этого я тебе не говорил, - отшучивается отец.
   Жаль, мне бы тоже хотелось узнать, где носит моего наречённого...
   Замкнутость Аллена, его угрюмость и задумчивость... В каких облаках он витает, находясь рядом со мной? Я могу со многим бороться, но что можно противопоставить мрачной решимости идти до конца, не замечая близких людей? Его стремление покончить с войной любой ценой пугает. Не станет ли такой ценой его душа? Хотелось крикнуть: я здесь! я рядом! посмотри на меня! Но его блуждающий взгляд всегда останавливает. Что он ищет в себе, вокруг?
   Аллен...
   - Опять мечтаешь о своём женихе? - Звонкий голос в самое ухо, и я поперхнулась вином. - И чего ты такая нервная? - Луон похлопала по спине, помогая прокашляться, но сделала только хуже. - Где тебя носило? Ты пропустила самое интересное! - В этом-то я и сомневалась. - Да поставь ты бокал! Всё равно не допьёшь!
   И почему она всё лучше меня знает?
   Бокал остался при мне.
   Луон слишком любит болтать, и заставить её замолчать практически невозможно. А ещё она обожает сладкое, особенно мороженное с карамелью. И украшать себя цветами. В её рыжих волосах всегда красуется лилия или роза. Сегодня она немного изменила себе, выбрав для вечера нежную магнолию.
   Меня кто-то толкнул, да так неожиданно, что рука с бокалом резко сжалась, раскрошив его на мелкие осколки. Вино брызнуло, как сок перезрелого плода. Разворачиваясь к нахалу, я была готова заставить его съесть стекло. На мгновение почудилось, что пятна на перчатках и платье - свежая кровь. Неприятное ощущение походило на предчувствие.
   Слова недовольства замерли на губах. Виновником происшествия оказался совершенно незнакомый мне человек. А человек ли? Тонкий рисунок демонической татуировки затрагивал висок, щёку и сползал к шее, теряясь за меховым воротником. Я едва подавила отвращение... не к нему, к силе тьмы, что пульсировала в его венах и в моём воображении имела вкус прогорклой воды и запах падали. Мысленно я представила, как нож взрезает горло незнакомца, выпуская чёрную кровь. Где-то там, в глубине моего сердца, жила лютая ненависть ко всем запечатанным. Их присутствие во Дворце было обусловлено Договором Мира, и я не имела право поддаться первому порыву, и загнала презрение куда подальше.
   - Простите, я вас не заметил, - проговорил он. Голос богатый интонациями, скрывал едва сдерживаемую силу и нотку превосходства.
   Конечно, он в Ордене, самом сердце правосудия, запятнанный грехом, но его никто не имеет право убить, пока он защищён договором. Никто, если он не вернётся к прежним своим занятиям, и тогда...
   - Не страшно, всякое бывает. - Трудно сдерживать себя, когда перед тобой живое воплощение порока.
   Он склонил голову, извиняясь, но, судя по неизменившемуся лицу, совсем не жалел о случившемся. Отошёл, и вскоре устроился на бархатной софе.
   - Он впечатляющ! Не находишь? Нет, правда... - вставила словцо Луон, бросая взволнованные взгляды на софу.
   - У тебя есть Вален. Вот вернётся он с патрулирования...
   - Да брось! Я сама всё знаю, - отвертелась она от разговора о женихе. - Кстати, ты ведь опоздала на открытие вечера и не знакома с ним, - кивнула она в сторону запечатанного. - Так вот, именно ради него и устроен праздник. Он и есть гость Ордена. Ив Пандемония!
   - И что?
   Луон страдающе застонала.
   - Фу! Ты такая скучная. Пойду поищу кого повеселее.
   Всё бы ей веселиться!
   Мой же выход на сём заканчивался. Одежда, запачканная вином, не позволял остаться. А переодеться и вернуться, не было никакого желания.
   Я направилась к двери, и вдруг в глазах потемнело, словно погасло солнце, погрузив мир во тьму. Один удар сердца и... Все вокруг по-прежнему веселились, смеялись и без конца пересказывали одни и те же шутки.
   Что это было? Это почувствовала только я?
   Обернулась и обнаружила, что софа опустела.
   Или не только...
   Пол под ногами неожиданно задрожал. Цвета погасли, словно выцвели за мгновенье. Ужасающий грохот раздался со стороны сада.
   - Вторжение! - разнеслось под сводами зала.
   Со страшным грохотом рухнул кусок стены, и в помещение ворвался едкий дым, затягивая пространство серой пеленой. Кто-то попытался открыть двери, но их заклинило.
   - Окна! Разбивайте окна! - Узнала я голос отца, но он затерялся среди панических криков и грохота с улицы.
   За секунды окружающий мир превратился в хаос. Девица с рыжими волосами, намертво прицепившись ко мне, кричала в самое ухо, чтобы её спасали.
   Завеса дыма не давала ничего толком разглядеть. Слышалось, как кто-то с увлечением разбивает окна. Не хватало воздуха, от накатившей дурноты я почти теряла сознание. В какой-то момент меня подхватили на руки, перекинули через подоконник и вытащили наружу; чистый воздух после удушающего дыма показался дивно сладким. Юноша со шрамом на щеке, мой спаситель, улыбнулся, усадив возле куста белых роз, подальше от паники.
   Он ещё улыбался, когда пламя охватило его, и лицо, такое красивое и юное, исказила гримаса боли и страданий. Через мгновение от парня осталась лишь горстка пепла.
   Я застыла, пронзённая ужасом. Сердце колотилось раненной птицей. Я с трудом встала на ноги. Синие плащи охотников мелькали возле разверзшейся в саду расщелины; она подступала к полуразрушенной стене дворца. Со дна поднимался чёрный дым, застилая солнце. Слышались крики, гам. Спасённые из заполненного зловонием зала люди ошалело оглядывались или, упав на колени, рыдали, звали кого-то... близких или друзей.
   Кто-то, не удержавшись на ногах, сорвался в пропасть...
   Из расщелины, проступая сквозь дым, сочилось красное марево.
   Монстр огня пробудился!
   Языки огня хлестали направо и налево, забирая чью-нибудь жизнь. Огненная плеть ударила рядом, обдав меня жаром. Все мышцы сковал страх. Впервые я видела опасность так близко. Впервые смерть подступила ближе, чем на шаг. Руки тряслись, и мне никак не удавалось активировать кольцо защиты. Оно помогало от стихийных атак, но вытягивало энергию своего подопечного. Даже с ним мне долго не продержаться.
   Рука на миг онемела, когда воздух вокруг меня уплотнился, создавая кристаллический щит. Дышать стало легче. И вдруг пространство взорвалось. Пошатнувшись от удара огненного хлыста, отражённого щитом, я разглядела очертания громады, выплывающей из провала в земле. Она походила на замок, выточенный из красного куска застывшей лавы. Остроконечные башни взвивались ввысь. Огненные вихри закручивались вокруг восставшего великана, неумолимо надвигающегося на дворец охотников.
   - Я уведу вас в безопасное место. - Чья-то рука опустилась мне на плечо.
   Я обернулась. Охотник стоял у меня за спиной. Его лицо и одежда хранили отпечаток гари и дыма.
   - А как же остальные?
   Я видела растянувшихся цепочкой ловчих, с помощью амулетов создавших сеть - сплетение тонких лучей, используя силу дневного света. Глыба замедлила натиск, упершись в солнечную преграду, возвышаясь над деревьями и часовней. Огненные хлысты беспорядочно метались, и часть сада занялась пламенем, словно закат облил его ярким багрянцем.
   Сколько выдержит солнечный щит?
   - У меня приказ генерала!
   Меня перекинули через плечо и понесли. Всплеснув руками и охнув, я потеряла контроль над щитом, и он осыпался осколками.
   Меня куда-то несли, земля быстро пролетала перед глазами.
   Звуки битвы стихали. Деревья заслонили обзор, и только алые башни громады, поднявшейся из самих глубин ада, маячили над их верхушками.
   Меня усадили на скамью рядом с фонтаном, украшенным купидоном.
   - Я должен вернуться, - отрывисто бросил охотник и, велев уйти дальше от сражения, исчез.
   Я прикрыла глаза, чувствуя напряжение и страх.
   Перед внутренним взором из темноты выплыло лицо погибшего охотника. Он спас меня, превратившись в пепел, закрыл своим телом. Он не мог иначе, не хотел. Сколько ему минуло лет? Как его звали? Кто скажет это теперь по горстке пепла?
   Я прикоснулась к лицу, мокрому от слёз. Как я была далека от всего этого. Знала, что охотники ведут сражение с безжалостным противником, что погибают в бою, но никогда, никогда не осознавала этого так ясно, как сегодня.
   Казалось, я помню, как в глазах моего спасителя разливалось голубое море, как в чертах его лица проступала детская наивность и благодушие. Он поклялся защищать этот мир, рискуя всем и жизнью тоже. Сколько он мог всего сделать, скольких защитить, но погиб из-за меня. Я стала финальной точкой в его жизни. А если бы наши судьбы не пересеклись? Я даже не помнила, видела ли я его сегодня на вечере. Он словно возник из воздуха, чтобы вытащить из задымлённого зала и уберечь от разрушительного огня. А теперь я сбегаю. Сбегаю, оставляя кому-то победить зло или умереть...
   Как во сне, не разбирая дороги, я бежала назад. К полыхающей жаром громаде, адскому замку, призванному испепелить всё и уничтожить всех. Кусты цеплялись за платье, словно пытаясь остановить. Камни подставляли подножки. Я спотыкалась и едва не падала. Но я должна вернуться. Должна. Почему же по щекам текут слёзы?
   В саду, возле разрушенной стены дворца полыхала кровавая зарница. Солнечные струны сети лопались с почти музыкальным звоном. Сколько времени потребуется охотникам, чтобы собрать силы для защиты дворца? Успеют ли они подготовиться?
   Атака была неожиданной. И так близко от обители созидания! Инфернальная зона - скопление тёмной энергии - находится в двух днях пути. Слишком далеко, чтобы огромная адская крепость могла питаться энергией оттуда. Да и барьеры на границе не дадут тёмной энергии просочиться внутрь защитной области. Значит, то, что питает монстра, находится близ дворца. Или в самом дворце. Но кто запустил процесс?
   Я протёрла глаза, слёзы высохли. Когда в бой вступает разум, эмоции теряются на втором плане.
   Взобравшись на мраморную подставку - основание статуи, куски которой обугленными черепками валялись повсюду, я сосредоточилась на группе людей, собравшихся под стенами дворца вдали от сражения. Среди них были пострадавшие: кто сидел, кто лежал. Им оказывали первую помощь. Там мог скрываться тот, кто призвал огненного монстра. Я заставила себя не отвлекаться на звуки: крики чётких команд, шипение чудовища, извергающего зловонный чёрный дым.
   Закрыла глаза и обратилась к внутреннему зрению, пытаясь увидеть, откуда идет энергия, питающая огненную махину.
   На энергетическом поле царил хаос. Мощь пламенного монстра сияла ослепительным солнцем на полотне энергетических потоков, точек и уплотнений. Но никаких ответвлений от яркого "светила" и даже ни намёка, откуда оно питается.
   Но почему? Как такое возможно?
   Что-то не так было с энерго-полем. И понаблюдав за ним, я поняла, в чём дело.
   Картинка почти не менялась. Энергия текла, пульсировала, но её узор лишь чуть сдвигался и возвращался на прежнюю позицию.
   Объяснение тому могло быть только одно - кто-то блокирует видение настоящего. Кто-то, кто обладает огромной силой...
   Внезапно я потеряла равновесие. Невидимые путы оплели мои руки и ноги и повлекли к пропасти, в бездну, куда погружалось в огненных всполохах сеющее безумие и смерть чудовище...
   Темнота.
  
   Помни, что я сделал для тебя. Всегда помни об этом...
  
   Я вздохнула, и этот вздох отозвался болью в груди.
   Думала, уже никогда не вздохну.
   Ещё чувствовала обжигающий жар бездны...
   - Она приходит в себя.
   Голос отца придал сил, и я открыла глаза.
   Кружевной балдахин на витых столбиках, обои с голубым цветочным узором и зеркало в позолоченной раме во весь рост - значит, моя комната не пострадала от разрушений.
   Отец сидел на кровати со сгладившимся беспокойством на лице и со стаканом воды в руке.
   В горле пересохло, как в Саалийской пустыне, и язык во рту ворочался с трудом. С благодарностью осушила стакан.
   Без воды я не смогла бы сказать и слова, а у меня было, что сказать. И немедленно!
   - Это Ив Пандемония! - припомнила имя почётного гостя. - Призыв монстра огня высшего уровня - его рук дело! Больше некому. Он блокировал видение энерго-поля, заметая следы.
   Отец изменился в лице и вскочил с кровати.
   Для него признать, что призыв совершил его гость, значило бы обвинить себя в беспечности. Не стоило принимать в святилище слугу дьявола, позволять ему бродить по освещённым залам, пить наше вино. Не стоило верить в хрупкий мир, установленный между Орденом и Запечатанными.
   - Что ты делала возле пропасти? - Голос отца прозвучал тихо и как-то зловеще. Я почувствовала вину. Но тот охотник... Он умер за меня, я не могла стоять в стороне. Должна была что-то сделать.
   - Из-за меня погиб охотник. Он спас меня, а сам сгорел заживо. - Мой голос дрогнул, и я опустила глаза, пряча слёзы.
   - И что с того? Это был его выбор - стать охотником. Он знал, на что шёл. Его родители получат хорошую компенсацию. Такая смерть достойней, чем быть обычным человеком и погибнуть во время Прорыва. Знаешь, сколько умирает мирного населения из-за аномалий каждый год?
   - Я читала статистику. - Не люблю, когда отец такой. Он напоминает Аллена. Взгляд становится чужим, холодным, кажется, он поглощает свет.
   - Статистику?! В ней и десятой части смертей не отражено. Нужны реальные цифры?
   Отец требовательно смотрел мне в глаза. Он был зол, нет, он был в ярости и не собирался этого скрывать. Мой поступок у провала был безрассудным. Я шла навстречу смерти и могла погибнуть, но в последний момент что-то изменилось. Проведение передумало, и я осталась жива? Но почему?
   - Просить тебя впредь не поступать так глупо, думаю, бесполезно, - продолжил отец, заложив руки за спину и прохаживаясь по комнате. Интонация его голоса заставила насторожиться. Он что-то задумал и это что-то мне вряд ли понравится, но перечить ему я, конечно, не стану.
   Отец остановился посреди комнаты. Его белая форма с золотыми цепочками - знаком отличия, и орденами, среди которых кровавой розой вспыхивала регалия высшей власти, носила следы недавнего сражения - разводы дыма и подпалины.
   - С этого момента у тебя будет личный охранник.
   Я открыла рот возразить, но отец поднял руку, призывая к молчанию.
   - Отказ не принимается. Считай, что это приказ, которому ты будешь следовать. - Он развернулся и кивнул. В затемнённом углу кто-то шевельнулся и, поднявшись с кресла, шагнул на свет. Волосы цвета вороного крыла падали на меховой воротник из горностая, полные, чувственные губы застыли в полуулыбке, а чёрные, как бархат ночи, глаза зловеще блеснули.
   - Ив Пандемония, - прошептала я на выдохе.
   - Он спас тебе жизнь, и в уплату долга просил назначить его твоим телохранителем.
   Отец проговорил это как бы даже равнодушно, но я отметила, что его это озадачило не меньше, чем меня. Он кашлянул, немного сконфузившись и со словами "Ладно, разбирайтесь сами" вышел из комнаты.
   Я растерянно посмотрела на тёмного, и он, заметив мой интерес, поклонился и открыл рот, видимо, намеревался начать заготовленную речь, но меня он волновал меньше всего. Вскочив на ноги, отчего перед глазами всё поплыло, я направилась следом за отцом. Он ждал меня в коридоре, привалившись спиной к стене. Слишком хорошо меня знал, чтобы оставить без объяснений.
   - Что это значит? Ты отдаёшь меня ему?
   Отец молчал, лицо его было напряжённым, тонкая морщинка залегла меж бровей. Он знал, что на карту поставлено слишком многое, чтобы доверять мою жизнь демону.
   - Это он всё подстроил, - продолжила я, - специально, чтобы...
   - Он спас твою жизнь, и тому есть десятки свидетелей. То, что он может быть причастен к огненному инциденту - лишь версия, которую мы будем отрабатывать.
   - Так нельзя ли подождать с решением в отношении меня? Я не нуждаюсь в опеке такого, как Ив Пандемония! Это унизительно!
   - Если я попрошу отсрочку, он подумает, что я ему не доверяю и в чём-то подозреваю.
   - С каких пор тебя волнует мнение осквернённых? - Обычно я не позволяла себе разговаривать так с отцом, но меня распирала обида и злость, и понимание - что бы я не сказала, как бы не просила отца изменить решение, он останется непреклонен. Потому что пока есть мир между запечатанными и охотниками, есть надежда выжить. Потому что за это дорого заплачено, и если Договор будет разорван, то весь мир утонет в крови.
   Отец не ответил.
   Вернувшись в комнату потрясенной, уставшей и злой, я бросила на демона испепеляющий взгляд и нырнула под одеяло.
   - Буду спать! - Отвернувшись, перекатилась набок, чтобы не видеть проклятого, надеясь, что он уберётся восвояси. Он же и не подумал. Скрипнуло кресло в углу, принимая тяжесть гостя.
   Спаситель!
   Лучше б мне сгореть!
  

Струна 2 Страждущие

  
   До блеска отполированная поверхность длинного п-образного стола в конференц-зале отражала постные физиономии заседающих с самого утра советников. На повестке дня - инцидент с огненным монстром. Разбирательства, анализ, версии. Мне с трудом удалось сюда пробраться. Отец решил, что мне лучше всего ещё пару дней побыть вне дел и уделить внимание здоровью. Он совершенно точно определил диагноз - крайняя степень нервного истощения. Одно не угадал, это не было напрямую связано с Днём пламени, хотя его последствия до сих пор маячило за плечами тенью в виде демона.
   За два дня я, как прогнозист, успела написать довольно красочный отчёт, сводившийся к тому, что Ив Пандемония - главный подозреваемый. Совет не отмахнётся от этой версии, тщательно её не проверив. И уж конечно не допустит, чтобы запечатанный находился рядом с наследницей Ордена, пока не закончится расследование. А когда оно закончится, я стану свободной. Как и прежде.
   Приближалось время обеда, а мне за всё это бесконечно долгое утро так и не удалось взять слово.
   - Кто ещё хочет высказаться? - наконец, спросил Альгерд, председатель совета, когда монотонный отчёт о предоставлении семьям погибших денежной компенсации с вычетом налогов был окончен.
   Моё время! Я сжала папку, собираясь вызваться, чувствую, как в груди от волнения подпрыгнуло сердце.
   - Думаю, пора устроить обеденный перерыв, - мягко заключил отец, поднимаясь на ноги. Он редко участвовал в дискуссиях, отведя себе роль пассивного наблюдателя и молчаливого слушателя, и почти никогда не принимал никаких решений за этим столом заседаний, но всем было и без того ясно, от председателя совета до кухарки, в чьих руках реальная власть в Ордене.
   Альгерд с лёгким недоумением взглянул на отца и, улыбнувшись, объявил перерыв.
   Я ждала отца в коридоре. Он не спешил выходить, вполголоса обсуждая что-то с Альгердом, уже не молодым, но всё ещё крепким мужчиной с ясным умом, светящимся в голубых глазах. Отец даже не посмотрел в мою сторону, когда я нетерпеливо заглянула через приоткрытую дверь в зал заседаний. Хочет довести меня до точки кипения? Что ж, уже близко!
   Я открыла рот, когда отец, наконец, показался в дверях, готовая обрушить на него своё недовольство, но по его быстрому взгляду поняла, что лучше промолчать. Пока. Он взял меня за локоть, не крепко, но настойчиво и увлёк за собой. Прикрыл за нами дверь своего кабинета и усадил меня в кресло. Здесь, среди тяжёлой тёмной мебели, инкрустированной резной пожелтевшей от времени костью, книг, пропахших пылью, стен, задрапированных винной тканью с золотыми узорами, я чувствовала себя особенно уязвимой. Тут авторитет отца, генерала армии Господней, казался непререкаемым. Плеснув в бокал вина, он присел на краешек стола, заваленного кипами бумаг. Впервые за сегодняшний день я заметила, что взгляд у него усталый. Думаю, не ошибусь, предположив, что он не спал несколько суток. Что я за дочь, если сразу этого не увидела?
   - Давай сразу к делу, - начал он. Его деловой тон подействовал как ушат ледяной воды.
   - Почему ты не позволил сказать то, что я должна? - Хмуря брови, за укоряющим взглядом я старалась скрыть внутренний трепет.
   - А что ты должна? - ровно и неторопливо спросил он.
   Я перевела дыхание. Он нарочно испытывает меня, хочет, чтобы я сорвалась и выплеснула обиду за проявленную ко мне несправедливость. Тогда ему будет проще оборвать меня на полуслове и выставить вон, ведь он слишком занят, чтобы тратить время на семейные драмы.
   - Нам обоим известно, что ты нарочно не дал мне возможность выступить в совете...
   - И обоим известно почему.
   Я закрыла рот. Нет, он не испытывает меня, он хочет поскорее со всем этим покончить.
   - Это несправедливо, - я всё же не сдержалась, опустив голову, чувствуя в глазах жжение.
   - Что ты хочешь? - устало, но с потаённой нежностью начал он. - Чтобы совет официально занялся расследованием действий Ива Пандемония в пределах территории Ордена? Чтобы его заключили под стражу, допрашивали, пытали? Он наш гость и имеет статус неприкосновенности, согласно Договору. Если мы отступим от соглашения, не имея на то веских оснований, то Верховный Правитель Огненных земель разорвёт Договор, который достался нам немалой ценой. Тебя тронула смерть молодого охотника, того, что спас тебя. А знаешь, сколько таких охотников гибло в период Экспансии хаоса? Прежде всего, ты должна понять, что возобновление войны с демонами нас обескровит, нам будет сложнее удерживать рубежи, и тогда хаос снова станет распространяться с небывалой скоростью, он захлестнёт города и унесёт тысячи жизней мирных жителей. Я прошу тебя сейчас, сегодня, ну потерпи ты этого Ива. А я обещаю, что займусь им лично, и буду докладывать тебе о продвижении расследования. Когда против него соберется достаточно улик, мы сможем выдвинуть официальное обвинение, и он понесёт заслуженное наказание. Но всё должно быть в рамках закона. Мы не можем позволить себе ошибаться.
   - Значит... ты мне веришь?
   Отец улыбнулся. Он всегда улыбался так искренне, полным сердцем, что во мне каждый раз загорался огонёк надежды на светлое будущее.
   - Конечно, милая. Только тебе я и верю. - Он легко оттолкнулся от стола и чмокнул меня в висок. Я растаяла от отцовской ласки, а он, воспользовавшись моментом, забрал мою папку. - У меня она будет в полной сохранности, - пообещал он. - Я приобщу её к делу Ива.
   Хотелось поспорить, забрать папку обратно, но... я сдалась.
   От отца вышла с чувством лёгкого сожаления: всё-таки он настоял на своём, а я поддалась уговорам. "Отделаемся малой кровью - моим терпением, чтобы не проливать багряные реки" - вот какова была позиция отца, нет, скорее Генерала, который обязан сделать всё, чтобы сохранить как можно больше жизней. А я его дочь. И должна понять.
   - Трилл! Триллиан!!! Стой! Вот и ты! Наконец-то я тебя нашла! - догнал меня звонкий голос, когда я сворачивала в библиотеку - то, что я пообещала отцу не сообщать о своих подозрениях совету, вовсе не повод не продолжать копать под Ива. Чем больше фактов против него, тем скорее затянется петля на горле темного. - Да стой же ты! - Луон налетела малиновым вихрем и повисла на моей руке, пытаясь отдышаться. - Где ты пропадала? Ищу тебя всё утро! - укоризненно начала она.
   - Да так, встречалась с отцом. - И почему впереди доводов рассудка выступает навязчивая сердечная привязанность? Может, и стоило ради собственных убеждений рассориться с отцом...
   - Вален возвращается! - просияла подруга. - Устроим вечеринку?
   - Э-э... Что? Ах... Да. Поздравляю! Он написал, что приедет?
   - Написал. Но не об этом. Вернулся его друг, Дарен. Может, знаешь? Охотник. Пресимпатичный молодой человек, правда, со странностями, но кто сейчас без них? Так вот, этот Дарен говорит, что встретил граад* (отряд из пяти человек*) Валена на Варгарском перевале... они возвращаются! Там у них еще какое-то дело, но вечером будут.
   - А... давай без меня.
   - Да брось! Нет повода отказываться. Понимаешь, он же возвращается. Живой! Я... - в глазах Луон блеснули слёзы. - Я его ждала, и думала, что, быть может, в этот раз он не...
   Я тягостно вздохнула. Мы дружили с детства. Каждый раз, как я приезжала во Дворец погостить у отца, Луон встречала меня с особенной теплотой и веселостью, и мне казалось, что она так навсегда и останется ребенком - беззаботным и счастливым существом, но теперь в её глазах стояли слёзы. Всё меняется и все меняются.
   - Что от меня нужно?
   - О! Я уже обо всём договорилась! Комната, ну та, что на женской половине, чайная, вот... она теперь в нашем распоряжении! Мадам Розана была так любезна, что позволила. Лиз и Габриель готовят глинтвейн. Карва отправилась в город, докупит кое-чего к празднику. На кухне печётся черничный пирог и готовятся кое-какие закуски. Мэт украшает комнату. А ты... Ты мне нужна для одного важного дела, - предупредила она мой вопрос, насчёт необходимости во мне, если у неё и так всё схвачено. - Ты ведь умеешь играть на клавесине... - вкрадчиво начала она. - Сыграешь?
   - Э-э... Не думаю, что это хорошая идея.
   - Это великолепная идея! Я подобрала тебе несколько музыкальных композиций, но ты, разумеется, и сама можешь выбрать, что захочешь.
   - Можно, да?
   - Да не будь такой врединой! Я тебе сэкономила кучу времени. Кстати, о времени. Мне еще нужно составить список гостей. Так ты придёшь? Хотя твой отказ не принимается. Можешь взять с собой спутника, если есть на примете, - прокричала она уже с дальнего конца коридора. - Но я обещаю, что тебе и так скучать не придётся - кавалеров будет хоть отбавляй. До вечера!
   Остолбенев в растерянности посреди коридора, я пыталась сообразить, что мне теперь делать. Неразрешённых вопросов оставалась много. Какие музыкальные композиции выбрать для вечера? Что надеть? И... к какому часу Луон меня ждёт? Луон всегда умела привнести элемент неожиданности в мою жизнь. Но отвлечься от проблем мне сейчас не помешает. Вот уже два дня ощущаю себя как на вражеской территории, под пристальным наблюдением... И некому излить душевные муки: отец просил по возможности не распространяться о нашем маленьком тёмном секрете, а если в совете возникнут вопросы - он сам всё уладит. И к чему этот танец над бездной?
   Стены дворца содрогнулись от протяжной и немыслимо скорбной музыки. Вибрации сотрясали пол, доходя до самого сердца, вырывая из него жгучую боль. Волнами накатывались звуки, обнажая чувства до пронзительной остроты. Передо мной возвышались двери из крепкого белого дуба с крестами на створках, ведущие в Зал скорби. Сама не заметила, как оказалась здесь.
   - Простите. - Меня потеснил служитель в белой рясе и торопливо вошёл внутрь, оставив дверь приоткрытой. Тяжёлые деревянные балки подпирали высокий потолок, огромный зал был украшен гирляндами белых цветов. Лучи солнца проникали в комнату через разноцветную мозаику окон, рассыпая радужные бриллианты. В этом переливающимся многоцветье на подставках рядами стояли белые гробы. Золотые кресты на их крышках отражали солнечный свет. Пахло благовониями и ладаном. В комнате было немноголюдно. Не у всех погибших охотников родня могла приехать на похороны. Я вошла в зал, отмечая, как странно в нём сочетаются жизнь и смерть: в лучах солнца, сквозь оконные витражи - одно; в печальных звуках органа - другое. Почти все гробы закрыты, кроме тех редких, возле которых плачут родные и близкие.
   - Откройте, я хочу видеть его. Пожалуйста, откройте, - просила у служителя юная девушка, заламывая руки. - В последний раз. Хочу видеть.
   - Нельзя, милая. На всё милость Господа Бога нашего. Смирись, - ответил он ей кротко с состраданием во взгляде.
   - Я прошу... пожалуйста...
   Служитель был непреклонен, но девушка продолжала и продолжала умолять.
   - Почему не откроют? - спросила я молоденького паренька, меняющего прогоревшие свечи в подсвечниках.
   - Так от него ничего не осталось.
   От ответа мороз пробежался по коже. Я дико огляделась - может и все гробы здесь пустые, а от охотников остались лишь имена? В одном из них, открытом, мне вдруг почудился Аллен... его лицо как гипсовая маска и покойно закрытые глаза...
   Я выскочила оттуда с жарко бьющимся сердцем, его удары причиняли боль. Если мне однажды придётся стоять там, возле его гроба...
   - Аллен... - губы дрожали, а по щекам катились слезы. - Если бы я знала, если бы я только знала, то ни на минуту не отпустила бы тебя!
   Подхватив юбки, я бежала по коридору, а в голове звенел неугасаемый хор голосов:
   "Господи, дай покой им. Милостью своей...
   Этот сад цветов напои росой топлёных жемчугов..."
  

Струна 3 Подкравшееся безумие

  
   - Ну и на что это похоже... удерживать рубежи?
   - На поцелуй с горьковатым привкусом глинтвейна.
   Лиз и Габри опять забыли вынуть цедру лимона, догадалась я, услышав обрывок разговора Дарена и белокурой красотки у него на коленях.
   Эта вечеринка сводит меня с ума! Луон не сочла нужным сказать, что пригласит всех своих городских подружек! А учитывая общительность Луон, таковых набралось с десяток. Спасибо не больше!
   Я сыграла две партии "Музыки небес", но публика откровенно скучала, ожидая чего-нибудь веселенького и незатейливого, чтобы разогнать в жилах кровь. От музыкальной программы, приготовленной Луон на вечер, я наотрез отказалась, проигнорировав её обиженно-поджатые губы. Но подруга не отчаялась и вскоре нашла какого-то бедолагу, согласившегося бренчать на клавесине весь вечер в угоду толпе. Немало народу танцевало посреди чайной, создавая тесноту, хотя и вполне терпимую. Меня пихнули под локоть, и я опрокинула на кого-то тарелку с кусочком черничного пирога. Ну вот, а я так надеялась хотя бы сладким скрасить этот нелепый вечер.
   - Осторожней, - предостерег нежный и мягкий голос. - Так недолго и на неприятности нарваться. - С куском моего пирога стоял Дарен. Он сжимал его в руке, отчего белая перчатка испачкалась в ягодной начинке. - Боюсь, этот кусок более непригоден к употреблению.
   Я смутилась. С этим охотником я была не знакома. О нём ходили сомнительные слухи. Говорили, что он немного не в себе... и это мягко сказано... то, как он убивает демонов, шокировало даже видавших виды простых охотников. Дарен был из элиты, что отличало его от других особой статью и ощущением спокойной силы. Таких, как он, посылали в самое пекло. Если он и в самом деле тронулся умом, то немудрено. Мне одного Дня Пламени хватит на всю оставшуюся жизнь, а Дарен... Трудно представить, что ему приходилось видеть за свою жизнь хаен-вентра*. (Хаен-вентры - охотники высшего уровня)
   На его губах замерла почтительная улыбка. Мне вдруг подумалось о том, сколько правды в слухе, что он пил кровь демона? Более мерзкой жидкости сложно представить.
   Дарен стянул испорченную перчатку и отбросил, не сводя с меня пристального взгляда. Он словно гипнотизировал. Внешность у него была аристократическая, тонкие черты лица и пронзительные серые глаза, особенно выразительные на фоне матовой кожи и ореола белых, как первый выпавший снег, волос. Белая форма охотника с длинными полами камзола подчеркивала сияющую чистоту и красоту юноши. Он был невероятно хорош собой. Наверняка редкая девушка могла устоять перед ним.
   - Кажется, мне ещё не выпадала честь быть вам представленным лично. Разумеется, я знаю, кто вы. Ведь однажды мы все присягнём вам на верность, наследница. Дарен Харсед, - представился он, склонив голову, и предложил руку. - Потанцуем. Вы мне должны. За испорченную перчатку.
   Отказаться было неловко, и я приняла приглашение. Его рука оказалась на удивление холодной. Приобняв меня за талию, он кому-то кивнул. Заиграла спокойная, лиричная мелодия, и он закружил меня с каким-то особенным терпением и тактом. Господи, как он напоминал мне Аллена... в повороте головы, в бережных, но сильных объятиях, развороте плеч и в этой отстранённости, свойственной всем высшим охотникам. Я почувствовала, как в глазах защипали слезы, и опустила голову.
   - Вы сегодня играли божественно. Это ведь из оперы "Музыка небес", не так ли? Мелодия, разрывающая сердца... - Я сбилась с шага. Он закончил с такой страстью в голосе, будто имел в виду не музыку, а нечто иное. - Слышал, что вы вернулись в Орден насовсем, и как вам здесь живётся?
   - Отец поручил мне работу в отделе прогнозирования - статистика, анализ ситуации - так что я не скучаю.
   Отец сказал, что лучшего применения моим способностям не найти. Что у меня особо тонкое восприятие мира - замечаю то, что другие еще не осознали. Говорил, что у всех охотников до определенной степени развита эта способность, а у меня к ней прямо-таки природная склонность. Не знаю. Пока не очень помогает. То, что я вижу знаки, не означает, что умею их правильно толковать. Сколько раз себя спрашивала: смогла бы я предотвратить гибель десятков людей в День Пламени, если бы вовремя предупредила об опасности? Если бы разгадала знаки. Подняла тревогу в тот миг, когда, перед появлением огненного монстра, потемнело в глазах... Ощущая всеми чувствами приближение раскола реальности, я не сделала ничего. Какой прок от такого дара?
   - Слышал, вы помолвлены с охотником.
   - Ещё нет. - Зачем он поднял эту тему?
   - Но об этом так давно говорят, что...
   - Аллен на задании, а когда вернётся тогда и... - жар прилил к щекам. Почему я обсуждаю это с Дареном?
   - Аллен Риц?! Почему он? Вы находите его привлекательным?
   - Я нахожу его тактичным. - Этот разговор становился неприятным.
   - И чем таким особенным он покорил ваше сердце?
   - Например, не задавал лишних вопросов.
   - Вы любите его?
   Это уже слишком! Я попыталась отстраниться и прервать танец, но Дарен держал меня неожиданно крепко.
   - Вы любите Аллена Рица?
   Да какое ему дело? С чего он решил, что имеет право меня допрашивать?
   Мы уже не танцевали. Он смотрел на меня в упор, и его глаза, отливающие серебром, пугали до дрожи. Что в них таилось? Безумие? Я не смогла бы ответить.
   - Простите. Я неважно себя чувствую.
   Дарен поклонился, приложив руку к груди:
   - Спасибо за танец.
   Прошелестев юбками, я прошла мимо него. На сердце лежал камень. Мне хотелось обо всём поскорее забыть.
   - Эй! Ты чего? Всё в порядке? - догнала меня Луон, обеспокоено оглядывая.
   О, явилась! Весь вечер жалась по углам с Валеном... И зачем, спрашивается, устраивать вечеринку, если хочешь побыть со своим женихом наедине? Я смерила её сердитым взглядом. Если бы она меня сюда не заманила, мне бы не пришлось вести неприятную беседу с этим типом...
   - Думала, ты будешь осмотрительней. Я же тебя предупреждала! - накинулась она на меня. - Дарен не тот человек, с которым можно так запросто общаться. С чего ты вздумала с ним танцевать? - Я открыла рот. А с чего мне сторониться её гостя? Зачем она тогда вообще его пригласила? - Луон схватила меня за руку и с нетерпением отвела в сторонку, подальше от любопытных ушей. - Мисс Магда попросила меня приглядеть за ним.
   - Смотрительница лазарета?!
   - Тс-с... не так громко. Все охотники, так или иначе, наблюдаются в лазарете. Но хай-охотники пользуются особыми привилегиями, - доверительно сообщила она. Эти "особые привилегии" мне ни о чём не говорили. - Господи, ты даже этого не знаешь, - разочарованно вздохнула она. - Тебе Аллен что, совсем ничего не рассказывал? О чём вы тогда с ним разговаривали? - В том-то и дело, что в последнее время Аллен стал совсем замкнут, а раньше... уже и не помню, что было раньше. - Почти все хаены сидят на транке*. (Транквилизатор*) А с Дареном - особый случай. Когда он возвращается в Орден, мы за ним наблюдаем с повышенным вниманием. Он "уникальный" пациент.
   - Хочешь сказать, что... он сумасшедший?
   - Я бы не использовала такие громкие слова в отношении охотника, - замялась Луон. - Но...
   - Говори как есть!
   - Знаешь, что он делает со своими любовницами?
   - Ест на обед?
   - Почти угадала. Он вырезает им сердца, - это прозвучало так буднично, что я похолодела.
   - И ты пригласила такого человека к себе на чай?
   - Он хаен-вентр, единственная надежда выжить в этом безумном, разрушаемом хаосом мире! Он нам нужен. Без него и таких, как он, мы все погибнем.
   О, Луон...
   - Ты сказала, что он "пресимпатичный молодой человек", что "скучать не придётся"...
   - Ну, прости... Я не думала, что ты захочешь с ним потанцевать...
   - А как же та девушка, с которой ты его познакомила?
   Она пожала плечами, отводя глаза.
   - Ты же не... О, Господи! Я не верю! Ты нарочно её пригласила. Кто она такая? Тебе её совсем не жалко? Ты всё знаешь и...
   - Я ничего не могу поделать.
   - Можешь. Скажи ей, чтобы она шла домой.
   - Не могу.
   - Тогда это сделаю я!
   Луон схватила меня за руку и испуганно заглянула в глаза.
   - Не делай этого. Ты ничего не изменишь. Вместо неё приведут другую. - Поймав мой потрясенный взгляд, она отступила и потупилась в пол. - Это приказ свыше.
   В бессилии я прислонилась к стене и закрыла глаза. Этого-то я и боялась. Свыше... Кто даёт такие распоряжения? Совет? Отец? Как они звучат? Удовлетворить все потребности охотников, какими бы они ни были? Убить молодую девушку... Невозможно! Чудовищно!
   - Хочешь, мы с Валеном проводим тебя до твоей комнаты?
   Я покачала головой. Мне хотелось пройтись по саду, подышать свежим воздухом. Подумать, смогу ли я что-то изменить.
   Неужели отец поддерживает этот кошмарный метод? Снимать стресс таким бесчеловечным способом... Дарен Харсед, да ты чудовище! Как можно защитнику иметь в душе такую тьму? Улыбаться девушкам, держать их на коленях, любезничать, а потом жестоко вырывать сердца! Для чего? Неужели тебе мало крови там, на войне?
   Бесцельно блуждая по саду, я вышла к разлому в стене дворца. Строительные леса и кучи камней - днём здесь во всю кипела работа, и шрам в стене постепенно затягивался. Сейчас, по позднему времени, рабочие уже отправились домой, и это место, оставленное без надзора, дышало воспоминаниями трагедии. Расселина в земле сомкнулась, но я помнила, как здесь гибли люди, падая в её раскалённые недра. Как я сама, оступившись, соскользнула в эти адские глубины.
   ...Помни, что я сделал для тебя, - прозвучало, как наяву, и я огляделась. Никого. Куда подевался тёмный? Весь день слонялся за мной, а теперь исчез. Испугался безумного охотника? Поделом! - подумалось с мстительностью. Помнить, что он сделал для меня... Неужели тогда я слышала его голос?
   Шагнув вперед, я замерла, словно все мышцы парализовало. Здесь я сорвалась, здесь неведомая сила повлекла меня вниз, всё случилось здесь. Сердце в груди отстукивало тяжёлые удары. Я ощущала на коже тот страшный жар. Откачнувшись и с трудом дыша, я неторопливо зашагала обратно во дворец, чувствуя, как наваждение отпускает.
   Помни, что я сделал для тебя...
   Ночь одела небо в чёрный бархат, расшитый звёздами.
   Всепроникающая тишина царила в стенах дворца - белый мрамор хранил тайны. Я пересекла огромный холл, освещенный световыми шарами. В голове вереницей проносились слова отца и Луон, смешиваясь в невероятный коктейль: "мы не можем позволить себе ошибаться... хаос станет распространяться... унесёт тысячи жизней... потерпи... его выбор - стать охотником... почти все хаены сидят на транке... он знал, на что шёл... такая смерть достойней, чем просто умереть... хаен-вентры единственная надежда выжить... пользуются особыми привилегиями... он вырезает им сердца... ты должна понять..."
   Боже! Боже! Боже!
   Впереди из-за колонны выскользнула высокая фигура и привалилась спиной к гладкому мрамору, сложив руки на груди. Я замедлила шаг, вглядываясь в полуночника, и остановилась. Дарен. Сердце пропустило удар, а в следующий момент застучало как сумасшедшее. Я огляделась по сторонам в поисках помощи - никого, пустой холл. До лестницы оставалось с десяток шагов, но для того чтобы до неё добраться, придётся миновать охотника.
   - Не спится? - спросил он.
   Я вздрогнула от его голоса, гулко прозвучавшего в пустынных стенах.
   - Мне тоже. Я слушаю тишину. Ночью она звучит по-другому. А в Ордене это особая тишина. Когда отец привёл меня сюда - мне тогда исполнилось восемь - она меня поразила. Я никогда не слышал настолько глубокой и пугающей тишины. Я боялся оставаться один, мне чудилось, что она хочет похитить мою душу. - Он передернул плечами, словно до сих пор ощущал ту дрожь. Я стояла ни жива ни мертва, наблюдая за охотником. Он оттолкнулся от колонны и двинулся ко мне. Лицо его было бледно, а взгляд рассеян. - Боишься?
   Я не могла вымолвить ни слова, глядя, как этот безумец приближается ко мне.
   - Кого? - хрипло вырвалось из моего горла.
   - Кого?! - озадачился охотник. - Я спросил, боишься ли ты тишины, но... Ты кого-то боишься? Здесь, в Ордене?
   - Нет. Я... - Господи, да что же это такое?
   - Я произвел на тебя плохое впечатление при нашем знакомстве? Понимаю. Иногда я не владею собой. Стресс...
   Я нервно усмехнулась. Он продолжил:
   - Магда называет это... плохими манерами, и говорит, что... нам нужно не к ней, а... к преподавателю этикета. Я с ней не спорю. Это бесполезно. У неё свои методы "обучения" контролю, а у меня свои. - Его глаза вспыхнули серебром. Один шаг отделял меня от него. Один! В его глазах безумие? Не знаю. Его взгляд проникал в меня острыми кинжалами. - Я провожу тебя. - Подставил он локоть. - Ну же, смелей. Я не кусаюсь.
   Не дожидаясь, пока я решусь, он взял мою окаменевшую руку и продел под свой локоть.
   И мы начали неторопливое восхождение по лестнице: я на негнущихся ногах, едва дыша, и Дарен Харсед, охотник, вырывающий сердца.
   Широкий лестничный пролёт. Еще одна лестница - и второй этаж. Быстро попрощаюсь с ним, поблагодарю, что проводил... Главное - говорить без остановки, чтобы он не успел ничего сообразить, а потом со всех ног бежать к себе. Запереть дверь на замок. Забраться под одеяло... Или это лишнее?
   - Триллиан, - остановившись, Дарен развернул меня к себе. - Почему Аллен?
   - Что? - опешила я.
   - Мне известно, что вы дружите с самого детства, и генерал Роин относится к нему как к сыну, но это же не повод выходить за него. - Он смотрел на меня в упор и завораживал своим взглядом. - Все эти годы я наблюдал за тобой. Ты ведь об этом и не догадывалась? Видел, как ты росла. Всегда знал, что ты наследница и однажды призовёшь нас всех на битву с хаосом. Тебе понадобится вся наша сила, сила каждого, но кто-то один будет к тебе ближе всех. Кого-то одного ты назовёшь по Имени. - Всё это время я в смятении отступала, а он надвигался, пока я не прижалась спиной к стене. - Триллиан... я буду заботиться о тебе, защищать, если ты позволишь... - Его губы приближались к моим. Это было как колдовство, наваждение, которое я не могла развеять. Дарен, что ты задумал?
   Оттолкнуть и убежать... убежать...
   Он застыл в волоске от меня, гипнотизируя взглядом, от которого я замирала в ужасе. Что если прямо сейчас ему взбредёт в голову вырезать мне сердце?
   Неожиданно он рванул белой молнией в сторону. Лязг стали. Запоздало вскрикнув, я вжалась в стену. В тенях стоял Ив Пандемония, сдерживая кинжалом занесенный меч охотника: вены вздулись на его шее и лбу от прилагаемых усилий. Я не успела заметить, как Дарен вытащил меч и нанёс удар. Вероятно, будь я на месте Ива, мне бы уже снесли голову. Охотник улыбался, удерживая подрагивающий от напряжения меч одной рукой:
   - Я то подумал, отчего так смердит... За тысячи лет никак не можете избавиться от мерзкого запаха...
   - Но вам это не мешает пить нашу кровь, чтобы обрести силу, - прохрипел в ответ демон.
   - Damnant rei*! (Проклятая тварь (лат.)*) - Дарен с силой оттолкнул кинжал темного и снова обрушил меч, встретив прежнее сопротивление. - У тебя десять секунд, чтобы объяснить, что ты делаешь рядом с наследницей.
   - Спроси её.
   - Ответ неверный.
   В сторону брызнули искры от наносимых ударов. Я ошарашено смотрела на этот дикий танец. Тёмному приходилось нелегко; охотника это, казалось, забавляет. Оставить всё как есть? Пусть разбираются сами. Они оба мне не друзья. Демон слишком самонадеян, если думает, что в Ордене ему позволено всё, в том числе ходить за мной по пятам. Пусть немного остудит пыл... если раньше времени не останется без головы.
   - Дарен, стой. - Не могу поверить, что я это сказала. - Он мой... - Да провалиться мне на месте, если я назову его телохранителем! - Наш гость. Гость Ордена! Не смей его трогать.
   Лезвие клинка застыло в дюйме от горла темного - похоже, эта была последняя секунда его жизни... если бы я не успела. Дьявол побери этот Договор! Впрочем, несмотря на близость смерти, в глазах Ива не было и тени страха, он словно знал, что я вовремя отзову охотника. Такая уверенность. Забери его тьма! Раздражение захлестнуло все чувства, в том числе и изумление, что Дарен послушался меня. Ещё ни разу я не отдавала приказаний, тем более хай-охотнику. Присягу, как наследнице Ордена, мне никто не давал. Он мог ослушаться.
   - Он живёт на одном этаже со мной, и просто поднимался в свои комнаты. Не так ли, Ив? - Я сверлила его взглядом. Пусть только попробует сказать что-то другое, и одно моё слово... Так просто сказать "убей его, Дарен!" От этого желания у меня свело скулы.
   Губы темного дрогнули в подобие улыбки или... насмешки?!
   - Я буду помнить, что ты сделала для меня.
   Горячая стрела пронзила мне сердце. Он... Что он подумал?... Что я... его... защищаю? Я! Его? "Убей его, Дарен. Убей!" Сжав кулаки и стиснув зубы, чтобы не сказать ничего лишнего, я стремительно развернулась и ринулась вверх по лестнице. Сзади послышался звук движения.
   - Меня не надо провожать, - предупредила я их явные намерения это сделать. Интересно, как они себе представляют процесс? С одной стороны под руку возьмёт безумный охотник, с другой - осквернённый демон. Меня передёрнуло. Нет, лучше сама дойду. Как-нибудь. Ступая тяжело и неуверенно, дрожащими руками цепляясь за перила, я молила Бога, чтобы не свалиться с лестницы.
   Какой кошмарный вечер!

***

   Сад Ордена. Тёмный глянец листвы под светлоликой луной и блёстками звезд. Инородные запахи, вплетенные в свежесть ночного ветра... Неужели они их не чувствуют? Запахи крови и пепла...
   - Иди сюда, демон.
   Прижавшись к дереву, из тени я внимательно следил, как, аккуратно ступая, выверенными шагами по усыпанным листвой дорожкам ходит охотник. Тьма, ненавижу этих одержимых! С другими еще можно договориться, но хаены... У них, видимо, нет такого понятия как "запрет". Какое слово в сочетании "договор мира", говорит о том, что он может оторвать мне голову? Разговаривать с ним, очевидно, бесполезно. Сражаться? Что за бессмысленность... Не за тем я приехал в Орден, чтобы бездумно проливать реки крови.
   Он остановился напротив моего дерева, вглядываясь в листву разросшегося кустарника холодным, бесстрастным взглядом. И они еще смеют называть нас чудовищами? Бездушными тварями? Если хаос и изменил кого-то, в первую очередь это были охотники, соприкасающиеся с ним дольше, чем кто-либо другой. Чем мы. Он затекает в их вены, души, меняет взгляд и сердце. Превращает в зверей в облике человека. Демона проще заклеймить злом, он рождён нечистым. С теми, кто должен защищать, сложнее, у них изначально чистая душа и доброе сердце. Так принято считать, в это верят. Но кто по настоящему способен заглянуть так глубоко, чтобы увидеть ад? Кто в силах разглядеть свет в холодной тьме? Или зло в кончиках губ праведника? Тот, кто способен - несчастное создание, обреченное сострадать и тем и другим.
   Нельзя измерить степень чистоты сердца и понять, сколько в нём тьмы, а сколько света.
   Сильнее прижимаясь к дереву, я пытался слиться с темнотой. Губы охотника искривила усмешка:
   - Выходи, темный. У меня к тебе пара вопросов. Если правильно ответишь... я ничего тебе не сделаю. - На лезвии меча вспыхнул отблеск лунного света. - Ничего, что тебя бы убило.
   Проклятье! Почему он не оставит меня в покое? Неужели не может простить мне Триллиан? Да нет. Он ничего не знает, раз предлагал себя в защитники. Смех сжал горло. Защитничек... Место занято, глупец!
   - А я думал, что так и не найду тебя.
   Моя рука дёрнулась значительно быстрее, блокируя удар, чем я успел сообразить, что происходит. Лезвие меча полоснуло по коже.
   - Теряешь сноровку, - попенял он мне. - Ты хоть на что-то способен, кроме как прятаться по кустам? - Забыл ему сказать, что демонов не просто так называют "запечатанными", может он и сам вспомнит? - Пойми меня правильно, не каждый день попадаются такие как ты беспомощными младенцами. Неприятно чувствовать себя игрушкой, верно? Мою мать и сестренку убил демон, он долго с ними играл... Так что не строй иллюзий... я жду не дождусь когда ты распечатаешь свою силу, чтобы выпустить всю твою кровь. - Он изменил положение рукояти в ладони. - Теперь не сбежишь.
   Вот проклятущая тьма! Не думал, что всё так обернётся...
   - Дарен Харсед, вы нарушаете запрет! Немедленно уберите оружие! - раздалось из темноты, и в мгновение охотника окружили ловчие в синих одеждах, готовые в случае неповиновения накрыть его энерго-сетью. Разумеется, убивать не станут, но свяжут крепко, так что он и пальцем шевельнуть не сможет.
   - Diabolus bastardi* - зло выдал охотник, с непритворным разочарованием на физиономии. (Дьявольские ублюдки*(лат.)) - Мы еще вернемся к прерванному разговору, - пренебрежительно кинул он мне и, раздражённо отвернувшись, скрылся из виду.
   Облегченно вздохнув, я вышел из укрытия, счищая с одежды листья. Вот значит как быстро на нарушение реагирует система охраны. Любое проявление силы духа сразу фиксируется на энерго-поле.
   Ловчие всё еще были здесь и с подозрением смотрели на меня.
   - Со мной всё в порядке, - оповестил я, сомневаясь, что их это хоть каплю интересует.
   Кстати, о ранениях... О руке придётся позаботиться.
   Зажав ладонью кровоточащую рану, я зашагал прочь. Надеюсь, у этого Дарена достанет ума больше на меня не нападать. Иначе неизвестно, чем это закончится.
   Очутившись возле фонтанчика с карапузом-купидоном, я подвернул рукав и разглядел глубокий порез. Охотник действовал вполсилы, иначе отсек бы мне руку. В какие игры он играет? Что это за история о бедном мальчике, семью которого убил демон? Не хватало еще и мести этого сопляка!
   Промыв рану, перевязал её платком, сквозь который проступила кровь. Не правда, что у нас черная кровь, она просто слишком густая, что кажется чёрной.
   Луна освещала путь. Я свернул за угол. По отвесной стене дворца спускалась растительность. Ухватившись за выступ, я подтянулся, ища ногами опору. Выше, ещё выше. Иногда я цеплялся за стебли вьюна - на вид они выглядели крепко - и чуть не поплатился за самонадеянность. Карниз. Рывком поднялся на него - достаточно широкий, чтобы посидеть и перевести дух. Когда я был в её комнате последний раз, то поднял щеколду на всякий случай. Заметила ли она? Торкнулся в окно - открыто. Даже не потрудилась проверить на ночь, надежно ли оно заперто. Неслышно спрыгнув в комнату, я огляделся.
   Триллиан лежала на кровати с приоткрытым пологом, сложив руки на груди. Она спала. Я подошёл и склонился над ней, вглядываясь в лицо, обрамлённое мягкими, тёмными волосами, стараясь не разбудить дыханием. Тихая и спокойная. Никакой надменности и презрения - то, чем она одарила меня в первую нашу встречу. Как же, должно быть, она меня ненавидит. Демон. Я притронулся к её щеке, почти не касаясь. Она поморщилась, и ресницы дрогнули. Такая нежная.
   Я буду рядом, буду.
   До самого конца...
  

Струна 4 Западня

  
   Алый цвет. Почему всё кругом алое?
   Время замирает и рассыпается на осколки...
   Аллен? Ты здесь?
   Я зову тебя, зову, но ты не слышишь.
   Почему ты не слышишь?
   Почему огнём горит сердце?
   Мне так грустно и больно, но я не помню, что случилось.
   И только знаю - что-то непоправимое.
  
   Я проснулась в слезах. Один и тот же сон, он повторяется снова и снова. Кошмар, такой явственный и осязаемый, миг жизни, который мне предстоит пережить. И я знаю, изменить ничего нельзя.

***

   Нет, это невозможно! Разглядывала я чёрную каплю крови на ковре. Пандемония был здесь, пока я спала? Бродил по комнате, смотрел на меня... Со злости оторвала кружевной манжет на платье - пришлось переодеваться. Но как он сюда проник? Дверь я точно запирала. Специально проверила. Окна? С досадой заметила, что одно из окон не закрыто на щеколду.
   Демон. Тьма на его голову!
   За дверью в коридоре его, конечно, не оказалось. И это когда он мне так сильно понадобился! Ничего, знаю, где он обосновался. Пусть не думает, что может запросто вваливаться ко мне в комнату, когда ему заблагорассудится, и без последствий.
   Тёмная дубовая дверь с позолоченной инкрустацией. Я замерла перед ней, не решаясь постучать. Что я ему скажу? А если это был не он? Если служанка пролила чернила? Тем более, пока я шла до его покоев, злость как-то сама улетучилась, и я снова вспомнила тот жуткий сон и... Да, у меня есть заботы и поважнее, чем ругаться с тёмным с утра пораньше.
   Аллен, когда же ты вернешься? Мне без тебя неспокойно. Всё, что я знала об Ордене до переезда сюда, теперь кажется не таким правильным и настоящим. Но, может, я не так всё понимаю, и отец лучше объяснит?
   - Генерала нет на месте, - сообщил его секретарь Корнелиус. По каменному лицу совершенно невозможно прочесть лжёт он или нет. - Уехал в город. Будет не скоро.
   И мне ничего не сообщил.
   - А?..
   - Нет, вам ничего не передавал.
   - Спасибо. - Надо же быть таким бесчувственным. Я о Корнелиусе. Хотя отец тоже хорош. Знает, что за мной по пятам ходит демон, и оставил одну. Хотя по пятам ходит не только демон.
   - Доброе утро, Триллиан! - неторопливо подошёл Дарен. - Как спалось?
   После вчерашнего "чудесного" вечера странно, что я вообще уснула. Спросить его напрямик, правда ли, что он вырезает сердца? Интересно, какое у него будет лицо?
   - Ты подумала над тем, что я вчера сказал? Будем встречаться?
   - Что? - В своём ли он уме? Хотя почему я еще сомневаюсь? - Встречаться?! С тобой?!
   - Ну не с демоном же. Или... у вас с ним отношения?
   Что он несёт? Меня начинало всё это злить.
   - Да, у нас отношения. - Он мой телохранитель, а я подневольная жертва.
   - А Аллен знает? - Его это, судя по улыбочке, забавляло.
   - Знает. - Я заспешила прочь, но он поймал меня за руку.
   - Зачем же ты врёшь? Хочешь, я помогу тебе избавиться от демона? В Ордене убить не получится, но за его пределами закон слабеет. Для тебя я это сделаю с большим удовольствием.
   Вначале бы сделал удовольствие - избавил от собственного общества.
   - Дарен... так, кажется, тебя зовут... - сделала вид, что с трудом припоминаю его имя. Он усмехнулся. - Я не нуждаюсь в помощи, спасибо! - И освободила свою руку из его. - Прощай! - Надеялась, что больше его не увижу. Хотя бы сегодня.
   Прошла мимо и, завернув за угол, прижалась к стене, чувствуя, как мне нехорошо. Никаких нервов не хватит встречаться с Дареном на каждом шагу. И зачем только познакомились? "Все эти годы я наблюдал за тобой" припомнились его слова. Хотя если бы и не познакомились, это бы мало помогло.
   Дальше я направилась в библиотеку. Огромный белый зал, разделенный колонами, со столиками, на которых установлены сенсорные панели для любого желающего получить интересующие сведения. Впрочем, не для любого, а для обитателя Ордена или по специальному разрешению.
   - О, первый уровень доступа! - присвистнул Сэм, главный архивариус, выбившийся по молодости лет на такую высокую должность исключительно самозабвенным трудом и выдержкой в работе с "бумагами". Официально. А неофициально дед свалил на внука все заботы, а сам отправился подлечить спину... вначале на месяц, потом на год, и вот его уже пару лет никто не видел. - И что нужно сделать, чтобы заслужить такое доверие? - шутливо осведомился он, плюхнувшись в кресло по соседству.
   - Ты меня всякий раз спрашиваешь, - переняла я его несерьёзный тон, сидя за столиком перед сенсорной панелью, - не надоело?
   - Флиртовать? Нет. Каждый день практикуюсь и всё как в первый раз.
   - Заметно. Хотя бы вопрос смени для разнообразия.
   - Зачем? Лесть - главное оружие. Не о глазах же спрашивать... Кстати, откуда у тебя такие красивые глаза?
   - Лучше уж про первый уровень...
   - Вот и я так думаю. Кофе хочешь?
   - Не откажусь.
   Он встал и исчез. Наконец-то. Думала, не удастся покопаться в картотеке без него. А свидетели мне ни к чему. Теперь к делу!
   Повернулась к сенсорной панели. Посмотрим, что есть на Пандемония. В прошлый раз меня в библиотеку не пустили - по распоряжению отца. По его мнению, я должна была провести несколько дней в постели, а не собирать сведения о... госте.
   К общей информации прилагалась его трехмерное изображение. Мне удалось выяснить немного. Два года назад Ив был приговорён к смерти, но наказание смягчили в виду неуказанных в досье обстоятельств и ограничились запечатыванием его силы.
   Два года назад... Хм... тогда был подписан договор мира. Не это ли стало поводом к принуждению: либо смерть, либо печать? Жаль, что он не выбрал первое. Сейчас бы избежали стольких неприятностей. "Помни, что я сделал..." Силы небесные! Этот голос еще преследовал меня. Неужели до конца жизни придётся с этим жить? Возникла бы вообще необходимость меня спасать, если бы Ив никогда не переступал порог Ордена? У меня голова шла кругом!
   Пандемония - древний род демонов. Род, насчитывающий тысячелетнюю историю. Прародители Ива веками служили Верховным Правителям Огненных земель и занимали важные посты. Неудивительно, что сам он носит титул Звёзд семи Печатей, то есть является одним из семи демонов и стоит у самых истоков власти. Выше этой семерки только Правитель. Вопрос в том, с какой целью он приехал в Орден?
   И что ему нужно лично от меня?
   - Игрок. Серый кардинал. Ходят слухи, что за всеми мировыми заговорами стоит именно он.
   От неожиданности я вскочила с кресла, макушкой угодив подкравшемуся Сэму в челюсть. Отшатнувшись, парень пролил кофе.
   - Ой, прости, Сэм!
   - Да-да. Ты не нарочно, - ядовито произнес он, осматривая расплывающееся пятно на белой куртке из тонкой ткани.
   - Я действительно не нарочно! Попробую оттереть...
   - Ладно-ладно, - нетерпеливо перебил он, усаживаясь в моё кресло. - Не будем об этом. Если ты расскажешь, чем тут занимаешься. Для чего тебе данные о... нашем госте? - Сэм отпил глоток кофе из... моей кружки.
   - О, Сэмми... - простонала я, присаживаясь на краешек стола. Этот хитрец кого угодно обведет вокруг пальца. Вот попалась! И что теперь делать? Отец же велел никому не рассказывать о своих подозрениях. - Любопытство присуще не только кошкам, но и женщинам, - нашла я отговорку.
   Пепельные волосы упали на глаза Сэма, что, впрочем, не мешало разглядеть его недоверчивый прищур.
   - Я тоже тут работаю только для того, чтобы пить бесплатный кофе.
   - Правда?
   - Вообще-то да. Но ты же понимаешь, что не каждый этому поверит. Так что?
   - Хорошо. Скажу. Только не болтай об этом. Я поклялась никому не рассказывать. - Если бы отец услышал о подобной клятве, он бы, пожалуй, одобрил. - Луон нравится Ив.
   - О, какой ужас... - разочарованно произнёс Сэм. - Не думал, что ты будешь лгать мне прямо в глаза. И это после стольких лет нашей дружбы!
   - Сэм... ты работаешь тут два года, а до этого мы с тобой даже не были знакомы.
   - Да, но я знаю тебя достаточно, чтобы догадаться, что ты не будешь копаться в секретной информации, чтобы устроить амурные дела подруги. Тоже связываешь Пандемония с огненным инцидентом? Тебе бы стоило сразу обратиться ко мне, а не отсылать за кофе. Кстати, ход - так себе.
   - Но ты сам предложил мне кофе, - удивилась я, пытаясь усвоить то обстоятельство, что не только мне пришло в голову связать приезд демона и нападение на Орден.
   - Не важно. Так что ты нашла на Ива? - развернулся Сэм к сенсорной панели, включаясь в работу.
   - Не так много...
   - Вижу, ты совсем не умеешь работать с доступом первого уровня, - проворчал он. Недолгие манипуляции с его стороны и картинка на экране сменилась. - Пароль. Здесь нужен пароль. - Откатился Сэм от стола.
   - Пароль? Но у меня и так первый уровень доступа. Я запросто вхожу в систему.
   - Разве ты не знаешь, как всё это работает? Третий уровень - личная информация закрыта. Второй - тебе разрешат просмотреть списки и, может, даже с голографической фотографией. Первый - доступна картотека с наиболее полной информацией, но для особых случаев нужен...
   - Пароль.
   - Именно. Без него никак. Или взломать.
   - И? Ты сделаешь это для меня? - просительно заглянула в его глаза.
   - С какой стати? Я не администратор. Я храню информацию, сортирую. Но я ничего не взламываю! - рассердился он. - Что ты можешь предложить за пароль?
   Даже паузы не сделал между фразами.
   - Тебе же нравится Луон. Я бы могла замолвить за тебя словечко, - начала я мягко и с нежностью.
   - Нет. Она мне больше не нравится. С тех пор как я узнал, что у неё есть жених, да еще и охотник... это как-то остудило мой любовный пыл. А как насчёт тебя? Ты, конечно, не совсем в моём вкусе, но со временем я могу и привыкнуть.
   - Спасибо, что оставляешь мне надежду. Но ты совсем не в моём вкусе. И у меня тоже есть жених, охотник, между прочим! - Он ответил улыбочкой на мою любезную улыбку.
   - Аллен. - Моё сердце сжалось. Всегда так, стоит кому-то упомянуть его имя. - Он, может, и не вернётся. - Я вздрогнула. - В мире достаточно одиноких девушек, чтобы он выбрал одну из них. Сколько его нет? Два месяца? Три? Есть повод задуматься, не так ли? - Моё сердце забилось так сильно, что кроме его стука я ничего не слышала, не отводя взгляда от язвительной ухмылки Сэмюэла.
   "Он, может, и не вернётся". "В мире достаточно одиноких девушек, чтобы он..." - звучало в голове, когда рядом грохнула стопка папок, и я подскочила как ужаленная.
   - Да поосторожней ты, кретин! - выругался Сэм на рослого парня в синей куртке, который вяло принялся собирать документы с пола. - Вечно с этими стажёрами одна морока!
   Аллен...
   Как бы не хотелось признавать, но в словах Сэма есть зерно истины. Если бы я для Аллена что-то значила, он бы давно вернулся. Я ведь и сама ни раз об этом думала. Это сводило с ума!
   - О! Да ты влюблена в него, - огорчился парень. - Это меняет дело.
   - Ничего это не меняет! - покраснев, неожиданно для себя вцепилась в воротник Сэма. - Мы пойдём на свидание, и за это ты достанешь мне пароль!
   - Не так громко, - сдавленно просипел он. - И отпусти меня! - Вырвавшись, Сэмюэл возмущённо на меня воззрился. - Ты в своём уме? Нас же все слышат!
   Оглядевшись, заметила удивленные взгляды посетителей и работников библиотеки и сконфузилась. Повезло еще, что сегодня немноголюдно. Хотя если приглядеться, вон мисс Магда... видно, зашла за романом с красивой обложкой. Потому что помимо высокотехнологичных сенсорных панелей - то, что осталось от некогда развитой цивилизации, - тут находились и стеллажи с обычными бумажными книгами. Я растерянно помахала ей рукой, но она будто меня и не заметила. Как же я надеялась, что это действительно так.
   - Прости. Не знаю, что на меня нашло.
   - Конечно, - сузив глаза, желчно усомнился Сэм и встал с кресла. - В следующий раз, когда решишь зайти, предупреди заранее, чтобы я не надевал эту куртку. - На ней виднелось пятно от кофе и воротник был помят. - Мне она досталась от дедушки и дорога как память о нём.
   - Но твой дедушка еще жив. И он никогда не носил подобной одежды.
   - Господи! - сокрушённо покачал головой Сэмюэл. - Какая ты мелочная! Я больше не хочу с тобой разговаривать.
   - Сэм. - Я вцепилась в его рукав, беспомощно глядя в глаза. - Пожалуйста, помоги мне.
   С минуту он хмуро смотрел на меня, а затем протяжно вздохнул:
   - Завтра в три в "Нарциссе". Нет, до трёх я не успею - твой отец завалил меня работой. Но в пять! И не опаздывай. Не люблю ждать!
   - Сэмми... - обрадовалась я, готовая расцеловать его на месте. - Ты... ты прелесть!
   - Прибереги нежность и страсть на завтрашний день, а то сегодня мне еще работать, - проворчал он, отстраняясь от моей горячей благодарности. Никак его не разберу. Хотя, кажется, с ним надо еще немного поработать и он будет в моих руках.
   Уходя, Сэм мне подмигнул и всучил кружку остывшего кофе. Его любезность поражает!
   Я уселась в кресло, придвинувшись к столу. Что ж, с информацией об Иве пока ничего не выгорело. Те крохи, что удалось собрать - не в счёт. В конечном итоге праздная болтовня Сэма и то дала больше пищи для размышлений. Игрок. Серый кардинал. Эти прозвища как нельзя лучше подходят Иву в моей теории заговора. И теперь думаю, что отец, зная, какого гостя у себя принимает, вряд ли настолько ему доверяет, как пытается убедить. Больше похоже на то, что он не хочет меня в это впутывать. Но неужели отца совсем не волнует, что существо с проклятой кровью и неясными намерениями ходит всюду за его дочерью? Или теперь, когда Ив спас меня, отец считает, что моя жизнь принадлежит ему? Нет-нет. Я этого не вынесу! В конце концов, я не просила меня спасать. Он сам! Я ничего ему не должна. А если у него есть какие-то сомнения по этому поводу, то я их развею. Не бывать тому, чтобы какой-то демон распоряжался моей жизнью!
   Придя к такому заключению, почувствовала, как сразу полегчало. Теперь приступим к поиску другой информации.
   Дарен Харсед. Посмотрим...

***

   Прислонившись в коридоре спиной к стене, казалось, слышу, как гудит камень от дневной суеты, царящей в Ордене.
   Проведя три часа в библиотеке, заглянула в расположенный поблизости отдел прогнозирования, где работала. Двух минут не прошло, как меня оттуда выставили с пожеланиями скорейшего выздоровления. И что я им сделала? Отец и тут постарался. Одного не учёл - чем больше у меня свободного времени, тем больше я думаю о Дне Пламени. А чем больше о нём думаю, тем сильнее хочу докопаться до истины. А чем сильнее хочу, тем решительней действую!
   Хотя, по правде сказать, у меня мало что выходило. И если Сэм откажется сотрудничать, придётся начинать всё сначала. Было бы проще, будь у меня союзник. Луон, например. Но она обязательно проболтается Валену, и хорошо, если только ему. Ну почему в Ордене нет никого, кому бы я могла полностью доверять? Как бы мне сейчас не помешал надежный друг! Прошли те времена, когда со мной рядом был Аллен... Почему снова о нём думаю? Всё, хватит! Если ему хорошо без меня, то и мне без него отлично! Если уж на то пошло, всё это время я как-то без него обходилась. Когда училась в пансионе, мы не виделись месяцами, и ничего. Правда, я писала ему каждый день, а он хорошо, если раз в неделю. Он никогда не любил писать письма. А теперь...
   Сэм прав. Я дура раз так часто... постоянно думаю об Аллене...
   Ну, почему он не возвращается?
   - Триллиан. - В коридоре, придерживая объёмную коробку, стоял Мэт. В жёлтом жилете поверх серой рубашки и в чёрных штанах, заправленных в сапоги. Рыжие лохмы торчали во все стороны, но его, как и прежде, это не волновало. - Привет! Что ты тут делаешь? Все пошли на обед!
   - Мне не хочется. - Живот возмущённо заурчал. Если подумать, я сегодня даже не завтракала.
   - Кажется, твой организм другого мнения, - догадливо прищурился Мэт. - Я бы тебя проводил в трапезную, но мне еще тащить коробку с письмами на почту. Нужно отправить их сегодня.
   Каждый раз, когда разговор касался писем, Мэт выглядел виноватым. Но его ли вина, что Аллен мне не пишет? Мэт был всего лишь посыльным, чтобы брать на себя ответственность за другого человека.
   - Навалилось столько работы... ну, после того дня. Извещения о смерти. Соболезнования родственникам. Это всё так печально, - грустно покачал головой Мэт. Если он хотел отвлечь от мыслей об отсутствие писем от Аллена, то ход довольно странный. - Ну, мне пора.
   - Мэт... - я пристально посмотрела в его васильковые глаза. - Эти письма адресованы родственникам погибших в День Пламени?
   Он с минуту таращился на меня. За объёмной коробкой его щуплая фигурка выглядела какой-то детской. И у меня возникло ощущение, что я запугиваю ребенка, хотя Мэт был младше меня всего на год.
   - Не знаю. Может быть, - опасливо подтвердил он. - А что?
   - Можно мне их... посмотреть? - шагнула к нему.
   - Зачем? - Отпрянув, он крепче вцепился в коробку, будто всерьёз опасался, что я её отберу.
   - В тот день кое-что произошло. - Опустила глаза, потому что говорить об этом и ничего не чувствовать - не могла. - Из-за меня погиб охотник. И я хочу узнать о его семье. Сказать им спасибо за то, что... - В глазах защипало.
   - Послушай, Триллиан, - осторожно начал Мэт. - Ты же понятия не имеешь, как его звали, так? - Я кивнула. - Это бесполезно. В тот день погибло много охотников, и какой из них тебя спас - уже не узнать.
   - Но ведь имеются какие-то списки. Да и в этих письмах наверняка есть адресованное его семье. Я бы могла просмотреть их все и выписать имена и адреса. А потом...
   - Это займёт много времени, а я и без того опаздываю. К тому же... - он замялся. - Я ничего не обещаю, но есть один список, который, наверное, смог бы тебе помочь.
   - И как мне его достать?
   - Это непросто. То есть для меня это непросто, а для тебя - невозможно. Секретарь Рэйно мнительный человек, и все списки с именами и адресами хранит под замком. На случай если кому-то взбредет в голову их просмотреть.
   Отец говорил, что данные официальной статистики и реальные цифры несколько разнятся. Охотников в рейдах погибает больше, чем принято говорить. По адресам, на которые родным отправили письма с соболезнованиями, с сообщениями о дотациях, компенсациях и прочем, можно установить реальные цифры. Если задаться целью.
   Рэйно Ленци занимался бумажной работой, связанной с извещениями родственников охотников, и имел прямой доступ к спискам погибших. Мэт частенько выполнял его поручения по доставке писем на почту, поэтому был вхож к мрачному секретарю канцелярского отдела.
   Если кто-то и поможет узнать имя погибшего охотника, то это Мэт.
   - Мэт... - Улыбнулась самой добродушной улыбкой, но его это, похоже, только испугало.
   Что он обо мне думает? Что я ем младенцев на обед и не прочь перекусить подростком?
   - Если ты достанешь список, то проси о чём угодно. - Конечно, в приделах разумного. Но он не Сэм, чтобы просить чего-нибудь из ряда вон выходящего. - Ты меня понимаешь?
   Мэт, глядя на меня во все глаза, облизнул губы. Коробка выскользнула из ослабевших рук, и он с трудом её удержал.
   - Да-да, я всё понял. Я непременно... Я... - Он заспешил дальше по коридору, унося коробку - если бы она была полегче, то наверняка припустил бы бегом.
   Всегда знала, что он расторопный, но не думала, что обещанная награда пробудит в нём столько энтузиазма.
   Он завернул за угол и пропал из виду.
   Пожалуй, схожу пообедать.
   - Триллиан.
   Остановившись на полпути, я огляделась. В коридоре не было ни души, а светлый камень стен, казалось, поглощал любые звуки, оберегая непроницаемую тишину.
   - Триллиан.
   Этот голос шёл словно отовсюду. Лёгкий озноб пробежал по спине. Что за игры? Кому взбрело в голову меня пугать? Может, демон развлекается? Игрок, да? Ну, тогда я его разочарую. Меня не испугаешь каким-то потусторонним голосом, произносящим моё имя.
   Незаметно для себя прибавила шагу. Поскорее бы добраться до трапезной, а там... И почему в обеденное время в Ордене так пусто? Неужели всё настолько оголодали? Повернув за угол, вскрикнула, натолкнувшись на рослого парня.
   - Бог ты мой! Как ты меня напугал!- выдохнула облегчённо.
   Не мигая, он смотрел на меня... вернее, даже будто сквозь меня. Какой странный. Хотя чего удивляться? Я теперь каждый день открываю что-то новое, чего раньше не знала об Ордене.
   - Я слышал ваш разговор в библиотеке, - заговорил он неожиданно, когда я уже собралась пройти мимо.
   - Правда? Не думаю, что тебе есть чем гордиться.
   - Я могу помочь достать пароль.
   - С чего бы?
   - Иди за мной, - оставил он вопрос без ответа.
   Не успела я ничего сообразить, как его рука сжала мое запястье, и он двинулся по коридору, увлекая за собой. Замечательно! Ещё одного безумца не доставало. Попробовала освободить руку, и мне это, как ни странно, удалось.
   - Разве ты не хочешь узнать пароль? - обернулся он, ища в моих глазах ответа.
   - Ещё как хочу. Но кто ты?
   - Ты меня не узнала?
   В самом деле. Стажёр. Интересно, а Сэм знает, какие за его спиной дела творятся?
   - Как тебя зовут?
   Мы снова шли. Гулкие шаги разносились по пустым коридорам.
   - Не важно.
   - А почему ты хочешь мне помочь?
   Он промолчал, и от его молчания стало совсем не по себе. Чтобы получить помощь - надо постараться, но когда она сваливается тебе на голову, то поневоле задумываешься, что это неспроста.
   - Куда мы идём?
   Эта часть дворца мне была совершенно незнакома - стены облицованы грубо обтёсанным камнем, сырой воздух пахнет плесенью. А мой провожатый в синей куртке, обтягивающей широкие плечи, не особенно словоохотлив. Есть повод повернуть назад, но вдруг я на правильном пути?
   Сзади послышались быстрые шаги, мой спутник неожиданно втолкнул меня в боковую дверь, и я оказалась в новом помещении. В комнате царил полумрак. На окнах висели обветшалые пурпурные портьеры, на выцветших розовых стенах - картины в потрескавшихся рамах и горящие светильники. Но самым необычным было чёрное зеркало. Настолько чёрное, что в нём, казалось, заключена сама тьма.
   Вглядываясь в него, почувствовала, как меня затягивает в его глубину. Вздрогнув, обернулась на спутника, прислонившегося к закрытым дверям, собираясь спросить, что бы это всё значило.
   Внезапно дальние двери распахнулись, и в комнату вошли трое мужчин.
   Один из них с полноватым лицом в белой рясе и затканной золотом тиаре с ходу закричал:
   - Чего вы стоите, олухи! Хватайте её!
   С этого момента я видела всё, как в тумане, в нереальном мире, похожим на сон. Сердце отчаянно колотилось - бежать, бежать! Но ноги, словно парализовало, и я в онемении наблюдала за приближением незнакомцев в синих куртках. У каждого в левом глазу горел красный символ - яркий, будто начерченный огнём. Никогда прежде я не испытывала такого ужаса, всеобъемлющего и глубокого.
   Крепкие руки, как оковы, обхватили мои запястья и подтащили к зеркалу, под надрывный речитатив священнослужителя.
   По зеркальной поверхности прошла рябь, словно по водной глади, и из неё потянулись чёрные жгуты. Извиваясь, как змеи, они оплели мои руки и ноги, увлекая в чёрный омут.
   Я не могла кричать, не могла пошевелиться.
   Помогите мне кто-нибудь!
   Помогите...
  

Струна 5 Скользя по крови

  
   - Триллиан... Эй, Триллиан!
   Кто-то похлопал по щекам, и я открыла глаза. Как в тумане мне виделось склонённое лицо Дарена - оно не было обеспокоенным, скорее заинтересованным.
   - О, ты очнулась! Как себя чувствуешь?
   Я совсем себя не чувствовала. Никак. И только при упоминании о чувствах тело начало наливаться свинцовой тяжестью.
   Попробовала ответить, но во рту так пересохло, что ничего не вышло.
   - Понимаю, - отозвался Дарен. - Тебе лучше полежать, пока ты окончательно в себя не придёшь. Я о тебе позабочусь.
   Его тонкие пальцы скользнули по моему лбу, убирая прядь волос. Его улыбка... едва заметная, тающая... Кончики волос, испачканные... кровью...
   - Дарен... - позвала шёпотом. Он склонился, вслушиваясь в моё неглубокое дыхание. - Откуда?..
   Зрение сфокусировалось над его головой, на узорно расплескавшейся по потолку крови, стекающей со стен багряными разводами. От её вида я похолодела, ощущая под рукой липкую жидкость и металлический привкус на губах.
   - Тише. Ничего не случится. Я рядом. - Он гладил меня по волосам, и в его прозрачно-серых глазах таилась безмятежность.
   - Ничего не случится? - прозвучал надтреснутый голос, и из тени шагнул Ив Пандемония. - Зеркало Тенебрис в Ордене охотников, в самом сердце мира и покоя, а ты говоришь, ничего не случится. Уже случилось! И может повториться не раз.
   Белая рубашка тёмного пропиталась кровью. Он ранен... или это не его?
   Запах крови был вездесущим, вызывающим тошноту. Попробовала встать и желудок скрутила спазма.
   - Дыши медленно, это пройдёт, - ровным голосом приободрил Дарен, придерживая меня за плечи.
   На лбу выступил холодный пот, и я почувствовала, как по виску скатилась капля.
   Комната в багряных тонах... Вся комната залита кровью.
   - Ей плохо оттого, что ты тут натворил! - раздражённо проговорил демон. - Тебя не учили убивать аккуратно?
   Дарен резко встал.
   - Ты будешь указывать, как мне делать мою работу? - неторопливо произнёс он. - Давай подумаем: я шел за Триллиан и увидел, что эти мрази хотят принести её в жертву... Действительно, я не поздоровался, когда вспарывал брюхо первому попавшемуся. Потом как-то забыл. Но это скорее на тему вежливости, не так ли? А что ты имел в виду под аккуратностью? Я почти не запачкал свою одежду. Или это была шутка? Я плохо понимаю шутки слуг дьявола - и им тогда не до смеха. А теперь меня устроит один твой точный ответ. И слушай внимательно. Я не буду повторять вопрос. Почему я второй раз спотыкаюсь об тебя рядом с наследницей Ордена? Не торопись с ответом, - предостерегающе поднял руку охотник. - Оглянись вокруг и подумай - положение для тебя проигрышное. Что мешает мне прирезать тебя здесь и сейчас и сказать, что ты был с ними заодно? Не напрягайся, это был риторический вопрос. Пока. Итак?
   Ив приоткрыл рот. Неужели скажет?
   - Я её телохранитель.
   Демон!
   - И зачем тебе это надо? - презрительно хмыкнул Дарен. - Телохранитель... Или ты думаешь, что это повод оставить тебя в живых? Как раз наоборот!
   В его руке сверкнул обнажённый меч, и он молниеносно обрушил его на Пандемония. Я никогда не видела такой скорости. Даже при первой стычки с Ивом, охотник двигался медленнее. Он проскользил по разлитой на полу крови, оставляя позади красные брызги.
   Демон отразил атаку, он явно был к ней готов.
   - Ты повторяешься, - скучающе произнес Пандемония.
   - Я никогда не повторяюсь. - Слова Дарена не несли эмоций. Он злится или ему нравится игра?
   Пандемония усмехнулся. Он тоже считает это игрой? Напрасно.
   Один точный взмах - Ив лишился оружия и отлетел к стене, но не успели его ноги коснуться пола, как на него налетел белый вихрь, нанося стремительные удары кулаками. Его швырнуло в другую стену, подкинуло вверх. Я могла проследить путь Дарена только по брызгам крови, летящим с пола. Он подпрыгнул, рождая кровавый водоворот, и демона припечатало к потолку.
   Дарен развернулся в полёте и, улыбнувшись мне, нанёс удар ногой - брызги, и Ив распластан на полу. На него мягко приземлился охотник и, придавив его грудь коленом, приставил лезвие к горлу.
   - Триллиан, мне его убить? - Я вздрогнула, выныривая из наваждения. - Одно твоё слово...
   Становилось трудно дышать. Мир перед глазами затухал.
   Так сложно не потерять сознание...
   Убить демона? Убить?..
  

***

   - Нет!
   С криком подскочила на постели, лихорадочно пытаясь отыскать страшные следы крови.
   Ничего нет. Это был сон? Кошмар?
   За окном громыхала гроза, освещая ночь таинственным светом.
   Опустила ноги с кровати, чувствуя, как бешено колотится сердце, и нашарила на столике графин с водой. Налила стакан и выпила.
   Нет, это был не сон. Дарен приставил лезвие к горлу Пандемония. "Одно твоё слово, Триллиан..." Я сглотнула вставший в горле ком. Что я ответила? Что я могла ответить?
   Боже, как раскалывается голова! Вернуться бы обратно в пансион Святой Елены, чтобы снова видеть прежний, привычный мир, чтобы понимать, что происходит...
   Меня кто-то переодел: я уже была не в платье, испачканном красным, а в ночной сорочке, но запах крови всё ещё неотвязно преследовал.
   Дрожь не желала отпускать, и я знала, что до самого утра мне не уснуть.
  

***

   Отец прошёлся по кабинету и тягостно вздохнул.
   В тишине комнаты громко тикали настенные часы, отмеряя двенадцатый час дня. Солнце освещало обитые пурпурной тканью стены, живо напоминавшие мне о вчерашнем...
   Я отвела взгляд, уставившись на свои руки, теребившие подол платья.
   - Это всё? - сухо прозвучал голос отца. - Ты пошла за этим человеком, потому что он обещал дать редкую книгу? - В его устах такая отговорка звучала форменным идиотизмом. А что мне было делать? Сказать, что я хотела открыть засекреченный файл Ива Пандемония, и мне нужен был пароль? Боже, храни меня! - Ты в самом деле считаешь, что эта была хорошая идея?
   - Плохая. - Отец поверил? На него не похоже. Может, я научилась лучше врать?
   - Рад, что ты понимаешь. - Один долгий взгляд, и я отвела глаза. Нет, лучше не научилась.
   Он отошёл к окну и, отвернувшись, заложил руки за спину.
   - Удалось что-нибудь выяснить об участниках? Личности установили?
   Корнелиус, секретарь отца, серьёзный и стройный, как тростник, пошевелился у двери, поправив очки и папку с бумагами.
   - Раймондо Стихс, перевелся к нам из Порубежья три недели назад, занимал пост младшего священнослужителя. Отвечал за погребение и отпевание. Личность весьма заурядная. Близко его никто не знал. Держался обособлено. При обыске келье нашли запрещённую книгу...
   - Ладно-ладно, - нетерпеливо перебил отец, отходя от окна и хмурясь. - Отчёт положи на стол. Что с остальными?
   - Пайро Пайро появился в Ордене с неделю назад. Стажёр. Помогал в библиотеке. Имя вряд ли настоящее.
   - Сэмюэла Гордона допросили?
   - Разумеется. Плачет и клянётся, что ничего не знал, даже не догадывался.
   - Ещё бы! Сказал бы он что-то другое...
   Корнелиус сдержано улыбнулся.
   - Кто ещё?
   - Больше никого опознать не удалось.
   - Никого?! - Отец неодобрительно взглянул на Дарена, с закрытыми глазами развалившегося в кресле и греющегося под дневными лучами как кот на солнышке.
   - Ну, хорошо, - отозвался охотник с ленцой, не меняя позы, - в следующий раз я разделаю их аккуратно.
   - Было бы замечательно. Корнелиус, проверь, не заявлял ли кто за прошедшие сутки о пропаже родственника или знакомого.
   - Уже проверил. Пока - нет. Но я распорядился, чтобы сообщили, если заявление поступит.
   - Прекрасно. Ты обо всём подумал.
   Боже, как отец терпит этого дотошного типа?! Ещё бы он не подумал! Уверена, он подумал даже о том, что ни одному здравомыслящему человеку и в голову не придёт.
   - Триллиан не пострадала? - уставился на меня отец, и пока я соображала, что ответить, это сделал Корнелиус:
   - Внешних повреждений нет. Осмотр не выявил ничего серьёзного. Пара синяков и царапин.
   - Осмотр? - Это уже не влезало ни в какие рамки. - А, позвольте узнать, кто давал вам право осматривать меня? - Я буравила секретаря взглядом, чувствуя, как лицо заливает глубокий румянец, а губы дрожат. Это он меня переодевал и... и?..
   Лицо Корнелиуса осталось бесстрастным:
   - Мисс Магда оказала вам эту честь.
   У меня дёрнулся глаз. Невозможный человек! Не удивлюсь, если однажды он окажется приспешником хаоса.
   - Вы что-нибудь имеете против мисс Магды?
   Я вскинула голову, пытаясь удержать крупицу достоинства.
   - Нет.
   Он и так обо мне не слишком высокого мнения, а теперь это. Должно быть, я в его глазах не больше капризной девчонки, которая вертится под ногами и совершает разнообразные глупости. Да будь его воля, он бы наверняка держал меня взаперти круглые сутки, чтобы, когда появится необходимость, затребовать как какой-то файл с данными.
   Ледяное спокойствие и педантичность в работе - вот его кредо!
   Склонившись к отцу, он что-то неторопливо зашептал. Его тёмные волосы были прихвачены кожаным шнурком. На фоне окна отчётливо выделялся его точёный профиль.
   Корнелиус внезапно поймал мой пристальный взгляд, и я поспешно отвернулась.
   - Терпеть его не могу, - прошипела сквозь стиснутые зубы.
   - Хочешь, я его убью? - подкрался неожиданно Дарен.
   - Что? - растерянно уставилась в ответ, наткнувшись на неподражаемую спокойную улыбочку.
   "Одно твоё слово, Триллиан..."
   Нет, он, правда, псих. У меня от него мурашки по коже. Он что теперь постоянно будет за мной ходить и спрашивать, не хочу ли я от кого-нибудь избавиться?
   В дверь кто-то постучал и сразу вошёл, не дожидаясь приглашения.
   Напряжённо вздохнула, чувствуя, как пристываю к креслу в глухой неподвижности. Ив Пандемония собственной персоной. До этого момента даже не знала, что с ним случилось и жив ли он вообще? Но... как от сердца отлегло. Видимо, тогда я сказала "нет".
   - Удачно, что вы здесь все собрались. Генерал Роин, - приветственно кивнул Ив. - Не против, если я присоединюсь к собранию? - он обвёл всех взглядом, задержав его на мне.
   - Конечно. Располагайся. Я думал пригласить тебя, но твоё ранение...
   Ранение? В самом деле, едва заметная повязка на шее, прикрытая стоячим воротничком.
   - Пустяки, - отмахнулся тёмный, и в краешках его губ мелькнуло что-то злобное, - всего лишь мелкая царапина. Можно? - указал он на кресло рядом со мной. Я была так поражена его появлению, что только и смогла - безмолвно смотреть.
   - Да-да, присаживайся, - выручил отец, продолжая о чём-то тихо совещаться с Корнелиусом.
   Под демоном скрипнула мягкая обивка кресла. Я слушала, как тёмный возится, усаживаясь поудобней, и моё сердце громко стучало. Человек он или нет - неважно. Но он тот, кого я чуть не приказала убить. Я палач? Да, я ненавижу тёмных. Всех тёмных! Я ненавижу и его. За проклятую кровь, за извращённую душу... если она есть у демонов. Я знаю, что творилось до Перемирия, как демоны вырезали целые деревни, не оставляя в живых никого. Знаю, но... Как я могу судить и приговорить кого-то к смерти? Как я могла попробовать сделать это с Ивом? Теперь он знает, какой выбор мне пришлось сделать - жить ему или умереть.
   - Зеркало Тенебрис - артефакт созданный из материи хаоса, - заговорил отец, и я облегчённо вздохнула.
   Сколько бы я еще смогла вынести это мучительное напряжение и немой укор? Демон, конечно, не смотрел на меня, но я чувствовала, что он думает обо мне. По крайней мере, я бы на его месте только и делала, что думала о том, кто в страшный час решал мою судьбу.
   - Присутствие этого зеркала на территории Ордена даёт представление о том, что случилось в День Пламени, - продолжал отец. - Блокировка энерго-поля со ста процентной вероятностью происходила за счёт особенной настройки этого артефакта. Вероятно, что зеркало так же служило проводником тёмной энергии, вливаемой в порождение хаоса, было своеобразным коридором между вызванным монстром и инфернальной зоной, расположенной в двух днях пути от Ордена. Это следует из срочного отчёта исследовательского отдела. Есть, что добавить?
   Открыла рот, но только чтобы вздохнуть. Что я могла добавить к тому, о чём ещё секунду назад не имела ни малейшего представления? Хотя, может быть, с тёмным зеркалом была знакома больше, чем все здесь присутствующие.
   - Как оно попала в Орден? - скучающе поинтересовался Пандемония.
   Еще и спрашивает. Не ты ли его привез?
   - Сейчас пытаются выяснить. Но те, кто бы мог ответить, уже отправились в объятья хаоса.
   Дарен даже не пошевелился, разглядывая свои руки в перчатках. Не расслышал или думает, что раскаяний с него на сегодня достаточно? Но раскаяние ли то было или одна видимость?
   - Генерал Роин, - обратился Ив, - вы же понимаете, что присутствие адептов хаоса под кровом Ордена подрывает доверие, которое оказывает вам наш повелитель в связи с договором мира. Адепты хаоса в Ордене это неприемлемо. Можете ли вы гарантировать, что среди вас их больше нет?
   - Разумеется, не могу. Их невозможно отличить от обычных людей. Служителем может оказаться почти любой.
   Так и знала!
   Корнелиус удивлённо приподнял брови, поймав мой подозрительный взгляд.
   - Значит, любой... - повторила я, не отводя глаз от Корнелиуса. - Даже, например... - Я выведу этого секретаришку на чистую воду! - Например, Дарен?
   Охотник усмехнулся, продолжая изучать свои снежно-белые перчатки. А что смешного я сказала? Или он заметил на ткани пятнышко, которое его так развеселило?
   Отец взглянул на меня слегка изумлённо, и я почувствовала, что спросила глупость.
   - Дарен - нет. Он хай-охотник, - спокойно ответил Роин, будто это всё объясняло. Может и так. Насколько мне известно, приверженцы тёмного культа проводят какой-то ритуал, чтобы всецело предаться хаосу. Возможно, хаент-вентры тоже делают что-то подобное, только направленное на защиту от воздействия хаоса.
   Вспоминая этих ужасных существ со светящимися глазами, существ, в которых, казалось, нет ничего человеческого, чувствовала, как внутри всё сжимается. О чём думали те люди, отдавая свои души на явную погибель? Впервые столкнувшись с ними, я до сих пор ощущала ужас. Что бы со мной случилось, не приди Дарен на помощь? А ведь я еще не поблагодарила его за спасение. И как это должно происходить в нашем случае? "Спасибо, что поубивал моих обидчиков!" "Да не за что, обращайся ещё". Что за идиотизм.
   Я прислушалась к словам отца. Он говорил, что у культа хаоса есть собственные представления о деятельности Ордена - они считают, что охотники, сопротивляясь распространению хаоса, мешают очищению мира от скверны и последующему его перерождению. Действия культа направлены на разрушение Ордена любым способом. И подрыв доверия - один из них. И он, как глава Ордена, надеется, что попытка культа пробить брешь во взаимном доверии людей и демонов не будет считаться успешной.
   В дипломатии отцу не было равных. Даже мне захотелось пообещать, что я приложу все усилия, чтобы договору мира ничто не угрожало. И пусть для этого мне бы пришлось... Впрочем, мне и так приходится идти на жертвы.
   Пандемония безучастно выслушал речь, будто эта тема его совсем не волновала, но в конце кивнул и заметил, что желание генерала он разделяет, правда, ему бы хотелось разъяснить спорный момент. Но прежде он должен сделать одно заявление.
   Видимо, только за тем и явился, насмешливо подумалось мне. А что если он расскажет о том, что случилось в комнате с зеркалом Тенебрис? Ведь я и не пыталась остановить Дарена. Мне, конечно, тогда было не до того, но учтёт ли это темный или использует ситуацию против Ордена? Мы сейчас не в дальнем уголке дворца, где охотник, пользуясь случаем, может творить произвол. В кабинете генерала все пункты договора мира должны соблюдаться неукоснительно. И Ив, как представитель своего государства, имеет право на статус неприкосновенности. Что случится, если выяснится, что за пределами этой комнаты всё далеко не так радужно? И за исполнением условий договора не следит даже дочь главы Ордена!
   - Вчера мне пришлось использовать силу, - проговорил Пандемония, чеканя каждое слово, видимо, на тот случай, если у кого-то возникнет подозрение, что он ослышался.
   У меня, например, возникло, и я уставилась на демона, открыв рот. Ив выглядел совершенно бесстрастно, словно только что не признался в самом сердце Ордена охотников, что нарушил закон - если условия перемирия для него таковыми являются. Но что-то я сомневаюсь. Может, Дарен вчера его слишком сильно приложил головой об стену? На самоубийцу он не похож, хотя и на чокнутого тоже. Открыто признался, что снял печать.
   - В этом возникла настоятельная необходимость, - пояснил демон хладнокровно, глядя исключительно на генерала, словно нас с Дареном тут нет.
   - Понимаю, - отозвался Роин. - Учитывая вчерашние события - нападение на мою дочь - полагаю, речь идёт о самообороне...
   - Да, - ответил тёмный. - Договором не запрещается использовать силу, если есть опасность для жизни.
   - Конечно, - раздумчиво ответил генерал. - Надеюсь, случившееся не поставит под угрозу существование самого договора. - В голосе отца послышалось сомнение. Неужели он знает, что нападение вчера было не только на меня?
   - Договора - нет. Вопрос в другом: насколько вы мне доверяете?
   Спросил бы он меня об этом.
   - Условия перемирия таковы, что мы обязаны доверять друг другу, - ответил Роин, тщательно, как мне показалось, подбирая слова. - Если есть подозрения, что с нашей стороны кто-то нарушил условия - я готов выслушать. И принять меры.
   Интересно, а что грозит Дарену? Ссылка в Приграничье? Думаю, для него это стало бы сущим развлечением!
   - Подозрения? Именно этот момент я хотел бы прояснить, - по-прежнему спокойно уточнил Пандемония. - Со дня приезда меня не оставляет ощущение, что здесь мне не рады. Понимаю, что война между нашими расами длилась достаточно долго, но кровь лилась не только с вашей стороны, и не только ваши семьи подверглись жестоким расправам. Историю многолетней вражды забыть не так-то легко. Но сейчас всё иначе. Мы вступили в союз не для того, чтобы продолжать взаимное уничтожение. Теперь у нас общий враг. И вы знаете его имя - не так давно пострадали от его адептов. Ваша дочь дважды едва не погибла. Знаю, насколько она важна для Ордена, как наследница, и хочу уберечь её от опасности. Если желаете - это дань уважения. Стремление доказать мирные намерения моего народа. - Он поднялся с кресла, поправляя плащ, обшитый мехом. - Генерал Роин, надеюсь, Дарен Харсед больше не будет заступать мне дорогу. - Ив протянул руку, и отцу ничего не оставалось, как её пожать.
   - Не могу ничего обещать, - неожиданно заявил генерал с самой искренней улыбкой. - Дарен и Триллиан дружат уже много лет, они почти как брат и сестра. Боюсь, разлучить их будет невозможно.
   Торжествующая улыбка растаяла на губах Ива, как мираж, и он впервые за утро взглянул на меня. Я была так ошарашена словами отца, что дико уставилась в ответ широко открытыми глазами. Не знаю, что в них прочёл демон, но он слегка отпрянул, и его лицо смягчилось.
   - Да. Конечно. Если это так, то... хорошо. Пусть.
   - Рад, что мы всё прояснили. Если снова появятся какие-то подозрения, то - приходи. В Ордене ты желанный гость, - отец снова крепко пожал руку немного растерявшемуся демону и взглянул на часы. - О, как летит время. Пора на совещание.
   Всей гурьбой мы высыпали в коридор. Мне хотелось задать отцу десятка два вопросов, но на это, как обычно, у него не было времени.
   - В следующий раз я тебя прикончу, - шепнул Дарен демону.
   - Спасибо за предупреждение, - отозвался тот и, не дожидаясь продолжения диалога, зашагал прочь по коридору.
   Отец глядел ему в след.
   - Сладко поёт, - сказал он. - Дарен, всё в силе.
   - Безусловно, - откликнулся охотник и, крутнувшись на каблуках, направился в противоположную сторону.
   Корнелиус закрыл кабинет на ключ, и они вместе с отцом, переговариваясь, направились по делам.
   Я осталась одна посреди коридора, не зная, что мне-то делать.
   Отец вряд ли отложит свои дела, чтобы прояснить неясные моменты, да и захочет ли? Всё чаще думаю, что человек, которого знаю всю жизнь, на самом деле - закрытая книга, написанная на неизвестном языке. Может быть, если бы я его выучила, то смогла бы и сама многое понять.
   Ив Пандемония... Даже не представляю, что должно случиться, чтобы я первая с ним заговорила. И тем более начала задавать интересующие вопросы.
   В таком случае остаётся только один человек, которому придётся со мной поговорить.
  

Струна 6 Ответ

  
   Быстро шла за охотником, не желая упустить из виду. Он шагал медленно, с ленцой, дразня уверенностью, что вот-вот настигну. Свернул за угол. Я за ним, и... Он пропал. Коридор тянулся вдаль, и нигде ни следа человеческого присутствия. Упустила? Сбежал? Заметил, что я за ним иду, и дал дёру. Надо было его окликнуть.
   Шорох за спиной. Развернувшись, я испуганно отпрянула.
   - Дарен, - выдохнула, прижимая руку к груди, чувствуя, как сильно бьется сердце. - Ты напугал меня до смерти.
   - До смерти, говоришь, - начал он, наступая. - Твоя комната находится в другой стороне, почему бы тебе не пойти туда? Гулять по коридорам Ордена с недавних пор небезопасно. Ищешь новых неприятностей? Или... - Отходя назад, я уперлась спиной в стену, вглядываясь в серые глаза охотника. Он навис надо мной, облокотившись на стену. - Или преследуешь меня? Всегда знал, что я неотразим.
   - Иди к демону, Дарен! - отпихнула его в грудь.
   - Боюсь, он будет не рад меня видеть.
   - Почему ты себя так ведешь? - разозлилась я.
   - Прости. Не хотел огорчить. Что случилось? Почему ты здесь? - Он выглядел обеспокоенным. Действительно сожалеет? - Можешь мне всё рассказать. Мы ведь друзья с самого детства.
   Придурковатой улыбкой он разрушил иллюзию раскаяния.
   Я вспыхнула. Зачем он меня злит? И почему мои щёки пылают? Попробовала взять себя в руки и глубоко вздохнула.
   - Что происходит? - Мне удалось произнести это спокойно. - Зачем отец лжёт? Что ещё за друзья с самого детства?
   Я знала Дарена не больше сорока часов. И между нами не было никакой дружбы!
   - Беспокоишься за демона? Бедный. Его надули.
   - За себя беспокоюсь. Потому что все вокруг врут!
   Дарен прислонился к стене, сложив руки на груди.
   - Я не вру.
   - Неужели? Отец послал тебя за мной шпионить?
   Он взглянул на меня; его глаза сияли.
   - Не совсем. Я и сам был не прочь за тобой приударить. Скажем так, это задание пришлось мне по душе.
   Значит, я права! Отец убеждал, что я должна доверять демону, а сам приставил ко мне охранника. Боже, да он сам ему не верит! Чего же он хочет? Что хочет генерал Роин, прячась за заверениями в дружбе? Выяснить, для чего Пандемония прибыл в Орден? Может, он тоже думает, что легат правителя Огненных земель замешан в нападении на Орден?
   "Сладко поёт" вспомнились слова отца.
   - Дарен, расскажи, что знаешь. - Меня трясло от нетерпения, я готова была вцепиться охотнику в воротник. - Я хочу узнать всё, что тебе известно!
   - Всё?! Тогда мы и до утра не управимся.
   - Генерал Роин не доверяет Пандемония? Считает, что тот причастен к призыву огненного монстра? Есть какие-нибудь доказательства? Ив связан с культом хаоса? Может, и в западню я попала по его вине? Почему он вызвался меня охранять? Что ему нужно? - Я замолчала, заметив, что Дарен, прикрыв глаза, улыбается.
   - Не хочу тебя расстраивать, но я не знаю ответов. Хотя, как по мне, они были бы не нужны. Если бы демон был мёртв. - Он открыл глаза, и от его взгляда всё внутри похолодело. Человек ли он?
   Его способности... они превышают все человеческие нормы... скорость, навыки боя. Стрессоустойчивость. Он убил троих и даже не поморщился, залив стены кровью. И теперь стоит тут и размышляет о том, как бы еще кого прикончить. Может, он уже принял транквилизаторы?
   Внимательно к нему пригляделась.
   - Чего ты так смотришь?
   Не могу же я прямо спросить?
   - Что произошло, пока я была без сознания? - озвучила первое пришедшее на ум и осеклась. Меня действительно это мучило. Вот уже несколько часов. Я хотела знать правду и боялась. Боялась услышать ответ. Что если он выполнял... мой приказ?
   Дарен словно прочёл мои мысли, улыбаясь этой своей понимающей и какой-то ненормальной улыбкой, сводящей с ума, заставляющей учащёно биться сердце. Что я делаю с ним в пустынном коридоре? Я даже не знаю, что у него на уме. В голову упорно лезли мысли о том, что говорила о нём Луон. Что бы она сказала теперь, узнай об устроенной им бойне? А я там была. Я там...
   - Хочешь услышать "нет", пусть так и будет. Но что если ты сказала "да"? "Да, убей его, Дарен! Пусть сдохнет!" Потому что ты ведь тоже их ненавидишь? Ненавидишь их всех. И, может, даже больше, чем я. - Он улыбнулся. - Вопрос только - почему?
   - Почему? - Я нахмурилась. Никогда раньше об этом не думала. - А разве чтобы ненавидеть нужна причина?
   - Причина есть у всего. Даже солнце встаёт потому, что таков закон природы.
   - Значит, это закон природы.
   - Значит - у тебя нет причины. - Он продолжил, меряя шагами коридор. - Чаще всего в жизни мы стараемся делать так, как нам удобно. И так же чувствуем. Легче ненавидеть того, кого считаешь врагом, или думаешь, что все так считают. Просто. Без всяких объяснений. Ничего не понимая и не пытаясь понять. Бездумно.
   Я внимательно следила за Дареном и сейчас не понимала только его.
   - Для чего ты мне всё это говоришь? Хочешь, чтобы я по-другому относилась к демонам?
   Он покачал головой.
   - Чтобы ты разобралась, что на самом деле чувствуешь.
   - С чего такие тонкости?
   - Разве ты не наследница? Однажды настанет время, когда тебе придётся решать - кому жить, а кому умереть. И я хочу, чтобы ты сделала правильный выбор. Не сомневаясь.
   Наследница! Отец, кажется, и забыл об этом. Постоянно что-то скрывает, недоговаривает, пытается оградить от чего-то. Он словно боится, что я не выдержу, что слишком слаба, чтобы принять правду. Думает, что я не вижу, как он обрывает себя на полуслове, меняет тему, когда становится "горячо". Отдел прогнозирования... складывается впечатление, что меня туда просто сослали, на периферию, где от меня нет никакого толку. Для чего я училась? Могла бы никуда не уезжать, всё равно приходится исполнять роль комнатного растения.
   - Когда наступит время, я пойму как действовать. - Если оно когда-нибудь наступит. - А у самого-то есть причина ненавидеть демонов или тоже придерживаешься общественного мнения?
   - Если следовать логике мира, то причина должна быть, не так ли?
   - Не знаю. Думаю, можно ненавидеть и безо всякой причины.
   - Но это неестественно.
   И это говорит человек, который ведет себя как полный псих и ему это нравится.
   - Нормально - испытывать эмоции, имея на то причину. Если будешь смеяться просто так - тебя сочтут чокнутым. Потому что есть определенные правила. И если ты не будешь им следовать - тебя не поймут.
   К чему он клонит?
   - И что за причина движет тобой?
   - Выбирай любую. Может, мне просто не нравятся демоны. Или я всего лишь выполнял чей-то приказ...
   - Всего лишь?
   Считает, что приказ убить Пандемония пустяковый? Неужели я всё же его отдала? Или Дарен просто хочет свалить всю вину на меня? А, может, это отец приказал - проверить, удастся ли избавиться от Ива?
   - А разве тебе не досаждает один только вид демонов, не выводит из себя? - "...так, что ты теряешь самообладание", - прибавила мысленно.
   Дарен улыбался, словно услышал что-то веселое.
   - По-твоему, я сумасшедший?
   - Немного. - Он сам спросил.
   - Боишься меня?
   Я смотрела в его глаза, в них плескалось веселье, веселье, за которым, возможно, скрывалось более глубокое безумие, чем я могла представить.
   - Нет.
   - Странно. - Он обошёл вокруг меня, словно пытаясь определить, что я за зверь такой. - А я был уверен в обратном.
   Припоминает мне встречу после чая у Луон, когда я, при виде выходящего из-за колонны охотника, остолбенела от страха, а он предложил проводить, будто не понимал, что я чувствую. Дарен... Может, ты замечаешь больше, чем я думаю? Ты ведь знал, что из кабинета отца я последую именно за тобой, потому что только ты можешь ответить на вопросы, не дающие мне покоя. Но ответишь ли?
   - Чего ты хочешь? - спросила напрямик.
   Его взгляд был долгим... веселым, искрящимся, таящим неведомые опасности. А потом охотник откинул полу камзола и легко опустился на колено, сжав мою руку.
   - Триллиан Эстериус, я присягну тебе на верность.
   Моя рука дрогнула. Что он такое несёт?
   - Только тебе. Если ты пожелаешь.

***

   Чёрно-белый коридор тянулся вдаль, пустынный и тревожный. Я шла одна, вспоминая минувший разговор. Творилось что-то неладное. Ни с того ни с сего Дарен вдруг заявляет такое! Что это? Проверка? Они вместе с отцом задумали узнать, пойду ли я на такой шаг? Или Дарен всерьёз намерен сделать то, что предложил... обходить прямые приказы главы Ордена и выполнять мои? Он вообще имеет право это делать? А как же клятва, которую он давал Генералу Армии Господней? Она ничего не значит? Её так просто заменить другой?
   Как сложно разобраться в том, что на уме у Дарена.
   - Триллиан... - донёсся плаксивый голос, и на мне повисла Луон, заливаясь слезами. - Мисс Магда сказала, что тебе стало плохо... что ты упала в обморок... - всхлипывая, сообщила она, вцепившись в меня насмерть.
   - Беспокоиться не о чем. Со мной всё в порядке. - Мысленно поблагодарив смотрительницу лазарета за медвежью услугу, попыталась я высвободиться, но ничего не вышло.
   - Ты что-то скрываешь. А я волнуюсь. Расскажи, что случилось? - потребовала Луон и понизила голос до шёпота: - Это Дарен?
   - Что - Дарен? - насторожилась я. Может, она слышала наш разговор?
   - Это он так сильно тебя напугал, что ты потеряла сознание? Что он сделал?
   А ведь и правда он кое-что сделал там, в комнате с зеркалом, что меня напугало. Но можно ли его в этом винить?
   - Нет, это не он. Это... это одно из видений... - солгала я. Луон знала, что меня посещают видения. Часто это только сны, но иногда они приходят в момент бодрствования. Однажды Луон даже пыталась помочь мне разгадать одно из них.
   - Боже мой! Что-нибудь ужасное? Что я могу для тебя сделать? - Она глядела на меня мокрыми от слез глазами.
   - Ничего. Всё уже позади. - Улыбаясь, мягко отстранила Луон. И зачем Магда сказала ей об обмороке? Может, и еще что-нибудь добавила? - Тебя мисс Магда прислала? - спросила я осторожно, собираясь выведать это "еще что-нибудь".
   - Да, она велела узнать, как ты себя чувствуешь, - не задумываясь, выложила Луон и нахмурилась. - Ты ведь не думаешь, что она зря мне сказала? Ты ведь и сама хотела всё рассказать?
   - Разумеется.
   Подруга хмыкнула и обиженно сложила руки на груди.
   - Ты плохо врёшь. А я, между прочим, за тебя беспокоилась!
   Именно поэтому я и не собиралась ничего говорить.
   - Но теперь ты видишь, что со мной всё хорошо.
   Я зашагала дальше по коридору, зная, что не в привычках Луон долго дуться по пустякам, и усмехнулась, заметив, что подруга последовала за мной, печально вздыхая и шмыгая носом. И вскоре снова улыбалась, поправляя цветок магнолии, вплетенный в её рыжие волосы.
   - Я буду ухаживать за тобой, пока ты окончательно не поправишься, - довольно сообщила она.
   - Это ещё зачем? - Я нахмурилась. - Мне не нужно.
   - Это нужно мне! Ложись в постель и отдохни, а я схожу за чаем. Тебе цветочный или ягодный? - Она умолкла, запнувшись на ровном месте. - А он что здесь делает?
   Возле моей двери подпирал стену Ив Пандемония. И вид имел такой, будто мог стоять только здесь и нигде больше, хотя места в холле было предостаточно.
   Вот дьявол! Было лучше, когда он меня избегал... по крайней мере, я надеялась, что избегал. Теперь-то ему что понадобилось?
   Остановившись в раздумьях, взглянула на Луон. Её глаза сияли, и их свет ослеплял. Так могла выглядеть влюблённая дурочка. Но у Луон уже есть Вален!
   - Он здесь! - счастливо выдохнула она.
   - Конечно. Он поселился поблизости. - В гостевых апартаментах. А поскольку я тоже живу в гостевых, приходится терпеть такое соседство. О том, чтобы переехать на женскую половину или на этаж выше, поближе к отцу, не могло быть и речи. Мне слишком нравились здешние комнаты, и я не собиралась ничего менять. Пусть сам проваливает туда, откуда пришёл!
   - Я слышала, он тебя спас... в тот день. Это правда?
   - К сожалению, да. - Лучше б мне было сгореть в адском пламени бездны, чем каждый день терпеть мучения от встречи с ним. "Нет причины их ненавидеть..." - вспомнился разговор с Дареном. Бред какой-то. У меня она есть!
   Направившись к своей двери, словно решив покорить неприступную крепость, остановилась в сомнениях. Мне придётся с ним говорить?
   - И вы близко знакомы после того случая? - отвлекла от мыслей Луон, о которой я успела забыть. - Может, ты и меня с ним познакомишь? А-то я в тот раз не успела...
   В тот раз? Ну да, в день праздника в его честь. Луон так радовалась, что он приехал в Орден. Она его не ненавидит, хотя и знает, что он демон. Что он мог лишить жизни и её Валена, если бы они встретились на поле боя. Почему она так беззаботно говорит о демоне? Не понимает, что он такое?
   - Как-нибудь в другой раз. У тебя что, нет никаких дел? За мной ухаживать не надо, я не больна, - не смогла скрыть раздражения из-за типа у моей двери.
   - Хочешь избавиться от меня? - весело подмигнула Луон, ничуть не обидевшись. - Понимаю. Когда Аллен вернётся, я ему ничего не скажу.
   Пока соображала, к чему она клонит, её как ветром сдуло. Проклятье! Что она себе навыдумывала?
   Бросив взгляд на Пандемония, который всё той же недвижимой статуей стоял у входа, поглубже вздохнула и двинулась к двери. А то еще заподозрит, что я из-за него медлю.
   Сделав вид, что не замечаю никаких посторонних "предметов" рядом со своей дверью, достала из складок платья медный ключик и неспешно, будто у меня в запасе целая вечность, открыла замок.
   Хорошо, если этот молчаливый страж явился не по мою душу. Может, ему действительно некуда деваться, и холл единственное место, где он чувствует себя в безопасности? Знает, что рано или поздно я сюда приду, и тогда Дарен не посмеет... Значит ли это, что моим ответом было "нет"?
   Случайно обронила ключ, и его мелодичный звон словно разбудил демона. Нагнувшись, он поднял его и протянул мне.
   Никогда не думала, что придётся взять что-нибудь у демона. Но ключик-то мой!
   - Я войду? - На этих словах он немного потеснил меня и переступил порог, оказавшись в моей гостиной.
   Однако.
   - У вас в Огненных землях все такие вежливые? - съязвила я.
   - Разве я мог зайти без спросу? - не понял он намека, рассматривая комнату.
   - Ночью тебя это не остановило. - Не буду с ним церемониться!
   Он развернулся, бросив делать вид, что заинтересован мебелью из розового дуба и жёлтыми шторками, удивленно уставившись на меня.
   - Я не был здесь ночью.
   - Ещё как был! Пролез в окно!
   Ни один мускул на его лице не дрогнул, но я видела, как в глазах разгорается интерес.
   - Ты видела меня?
   Неопределенно пожала плечами.
   - Не в твоих правилах отвечать на вопросы? - спросил он.
   - В твоих правилах их задавать?
   - Хорошо, тогда давай поговорим на твоих условиях.
   - Хорошо. А если я не хочу говорить?
   - Не хочешь ни о чём спрашивать?
   - А ты?
   Демон покачал головой и усмехнулся:
   - Как ты узнала, что я был здесь?
   - Твоя кровь.
   - Кровь?
   - Ты оставил пару капель на полу. Тебя Дарен ранил?
   - Откуда ты знаешь, что это моя кровь?
   - Она темнее, чем у людей.
   - Вот тьма! А я думал, что никаких следов не оставил, - улыбнулся он.
   И я тоже невольно улыбнулась.
   - В следующий раз будь аккуратней. - И нахмурилась. - Хотя, надеюсь, следующего раза не будет. - Значит, вот как они действуют. Не успеешь оглянуться, а уже во всём с ними соглашаешься. Надо быть осторожней. - Что тебе нужно? Ты ведь пришёл не для того, чтобы обозреть интерьер. Выкладывай сразу. Как ты мог заметить, я не в восторге от твоего общества.
   - Даже так, - он снова усмехнулся. - Я присяду? - кинул он взгляд на кресло.
   - Валяй.
   - У вас в Холодных землях все такие вежливые?
   - Да. Прежде чем убить врага, мы спрашиваем, куда лучше всадить нож.
   В его глазах мелькнуло удивление, и он замер в полусогнутом состоянии, не успев сесть.
   - Это была шутка, - опустилась я в кресло напротив, подкрепив фразу приторно-вежливой улыбкой.
   И демон, расслабившись, сел.
   - Я так и понял.
   - Сожалею, но чаю не предложу.
   - Мне и не надо.
   - И вот ещё что... насчёт моего спасения в тот день... Я не испытываю никакой благодарности, так что если ты на что-то рассчитываешь, то, увы...
   - Я ни на что не рассчитываю. Просто так вышло, что я спас твою жизнь.
   Это прозвучало вовсе не как "я не на что не рассчитываю", а именно "помни о том, что я сделал". Оставалось только зубами скрежетать, но я продолжала улыбаться, мысленно спрашивая у него, куда лучше всадить нож...
   - Ладно. И что ты хочешь за свою "услугу"?
   - Я же сказал - ничего.
   - Так не бывает, - покачала головой. - Все чего-то хотят. Тем более, когда речь идет о вас... демонах.
   - Невысокого же ты о нас мнения. Хотя это не мне бы не помешало немного поостыть, - коснулся он повязки на шее, - а твоему другу.
   Я сжала подлокотник кресла.
   - Болит?
   - Жить буду. Но это не очень приятно, когда тебе пытаются отрубить голову. Нет, я не жалуюсь, но ты ведь, наверно, не знала, что попытался сделать твой друг...
   Улыбаться как ни в чем не бывало становилось сложнее.
   - Рассказал со всеми подробностями.
   Демон покачал головой, снова усмехнувшись.
   - Не правда. Я видел твоё лицо в кабинете генерала: когда я вошёл, ты побледнела и на секунду перестала дышать. Ты не знала, что со мной случилось.
   - Какая разница? Мне было всё равно, - легкомысленно пожала плечами. - Если у тебя всё, то можешь идти.
   - Нет, не всё. - Он перестал улыбаться и тихо и проникновенно шепнул: - Это не твоя вина.
   Горло сдавило, и я не смогла вздохнуть, чувствуя в глазах жжение.
   Он больше ничего не сказал, поднялся и вышел. А я ещё долго сидела в гостиной, слушая тиканье настенных часов и глотая слёзы облегчения. Господи, спасибо!
  

Струна 7 Пирожные и дети

  
   За окном кофейни "Нарцисс" цвела розовая бегония. За два часа я успела изучить каждый её цветочек, каждый листик. И исследовать взглядом помещение, пропахшее терпким ароматом кофе и сладостями. Удивительно, что ни одного нарцисса я не заметила, разве что так можно было назвать управляющего, приглаживающего свои смоляные, блестяще волосы по пять раз за каждые четверть часа.
   Персиковые стены кофейного зала напоминали заварной крем, а лепные украшения в виде завитушек и листьев на потолке - поверхность сливочного торта. Отполированные столики и изящные стулья блестели как глазурь на пирожных. Люстра же была словно изваяна из белого шоколада, как и статуи в нишах стен.
   Скучно. Я вздохнула. Невыразимо скучно!
   Кельнер принес чашку кофе, увенчанную пышной шапкой взбитых сливок, и пирожное, перекочевавшее за соседний столик: бисквитный коржик, украшенный кремом и клубникой. "Как она у тёмного в горле не застрянет!" - проводила я ненавистным взглядом ягоду демону в рот. Если бы это случилось, удалось бы избавиться от многих проблем. И не мне одной. Отец тоже бы вздохнул с облегчением. Демон в Ордене не самый лучший расклад, а отделаться от него законным путём не так просто.
   И как только пронюхал, что я собралась в город? Выскочил как из табакерки! Поглоти его хаос!
   - Хочешь? - предложил он мне клубнику.
   Я отвела взгляд, уставившись на бегонию за окном.
   Знал бы он, чего я хочу. Правда, этим мои желания не ограничивались.
   Сэмюэл Гордон, назначивший мне свидание в "Нарциссе" в пять по полудни... С удовольствием бы переломила ему хребет! Он не пришёл! А жаль! Хотелось бы полюбоваться на его вытянутую физиономию при виде моих двух провожатых. Демонов он ещё как-то переносил... без анестезии, верно, мало их повидал, или вообще не видел, только сказки про них читал, но охотников... Меня всегда удивляло: почему он работает в Ордене, если боится охотников? Это противоречило здравому смыслу. Хотя если вспомнить, как порой ведет себя Дарен... Кому понравится, что всегда есть шанс быть размазанным тонким слоем по стене?
   Ждать дольше не было смысла. Злило только, что не предупредил. Знал же, что буду ждать. Или именно поэтому не предупредил?
   В сердцах хлопнула ладонями по столешнице, сожалея, что это всего лишь стол, а не чья-то вполне конкретная физиономия, и взвилась на ноги. Ко мне тут же подлетел кельнер, предъявив счёт. Увидев цифру, снова чуть не села, округлив глаза. Странно, что, проглотив столько пирожных, демон ещё способен шевелиться.
   - Платить будет он! - указала на Пандемония. Голос подвел, выдав какое-то карканье. Но, откашлявшись, повторила фразу, не собираясь от неё отказываться. Нужно иметь целое состояние, чтобы оплатить счёт. Я выпила всего три чашки кофе!
   Дарен, откинувшись на спинку стула, дремал, проводя время с большей пользой. Увидев, что его ноги покоятся на столе, тщательно отполированном, управляющий направился было к нему, собираясь призвать к порядку, но, разглядев багряную розу на камзоле, прошёл мимо. Неудивительно, что он приободрился, сообразив, что мы уходим, и пожелал счастливого пути, вместо привычного "приходите снова!". Это он ещё не знает, что его посетил демон. Татуировка на щеке Ива была едва заметной - печать пока не полностью восстановилась, а без неё он выглядел как приезжий из южных земель, где тёмные глаза и чёрные волосы обычное дело.
   В дверях меня застал грохот. Обернувшись, увидела, как Дарен поднимается с пола и спокойно отряхивается. Рядом валялся перевернутый стул.
   - Упс! Как неудачно. Ножка подломилась, - с полуулыбкой прокомментировал Пандемония.
   Рука охотника плавно легла на рукоять меча, и я поняла, что будет дальше.
   - Дарен, не здесь!
   Ещё одного кровавого зрелища я не вынесу.
   Собиралась встать между ним и демоном, когда на меня кто-то налетел. Незнакомка скинула капюшон зелёного плаща, и я её узнала.
   - Луон, что ты здесь делаешь?
   - Наконец-то я тебя нашла! - радостно возвестила она. - Искала по всему городу, была в кофейнях "Глициния" и "Белый ирис" на набережной, и никаких следов. Глупый Сэм забыл название цветка.
   Мне подумалось, что это не Сэм забыл.
   - А при чём тут Сэм?
   - Не сейчас! Сначала я хочу выпить чашку кофе и съесть пирожное. - Пройдя в зал, она остановилась, уставившись на Пандемония, как зачарованная.
   - Подождите на улице, - попросила я, окинув взглядом демона и охотника.
   Надеюсь, они не натворят глупостей. А нам с Луон лучше поговорить без свидетелей. Я не сообщила им о цели визита в "Нарцисс", да они и не спрашивали, увязавшись молча, не реагируя на мои протесты. Правда, Дарен при выходе из Ордена сказал, что если без него, то вообще никак. Это его отец подучил? Ну-ну. Дарен ещё не знает о моих методах исчезновения из дворца. В следующий раз мне удастся уйти незаметно.
   Усевшись за столиком напротив Луон, заметила, что она расстроена.
   - Ив что, не мог остаться? - с обидой начала она.
   - Не мог, - отозвалась я сухо. Что за странная привязанность?
   - А что он здесь делал? - с подозрением спросила она.
   - Ну... - О том, что Ив напросился в телохранители, говорить нельзя, и о нападении на меня фанатиков хаоса - тоже. Что ответить?
   - У вас свидание?
   - Что? Кого? С кем? - От возмущения у меня чуть пар из ушей не повалил.
   - А ты покраснела, - прозорливо подмигнула Луон, подливая масла в огонь. - А Дарен здесь зачем? - Лицо её изменилось. - Только не говори, что... Ты встречаешься с ними обоими!!! - взвилась она на ноги, оповестив о моей невероятной ловкости всю кофейню.
   - Тихо. Тсс. - Я попробовала её утихомирить, усаживая обратно и одновременно виновато улыбаясь немногочисленным посетителям.
   - Ты мне расскажешь? Расскажешь? - требовала подруга, с трудом поддаваясь моим усилиям вернуть её на прежнее место.
   - Расскажу, - с неохотой согласилась я. А рассказывать-то и нечего.
   Луон с горящими от нетерпения глазами опустилась на стул.
   Вот вечно с ней так.
   - Что тебя интересует? - По-деловому сцепила я руки на столе.
   - Всё!
   Могла бы и не спрашивать.
   - Так не пойдёт. Точный вопрос - точный ответ.
   - Хорошо. - Она задумалась. - С кем из них двоих ты встречаешься?
   Вообще-то, я должна была встретиться здесь с Сэмом, но вряд ли её устроит такой ответ. А отвечать всё равно придётся. Луон не слепая, и рано или поздно заметит, что эти двое слишком часто шатаются поблизости. Сказать, что Дарен мне по сердцу? С ним, пожалуй, я могла бы договориться. Он бы мне подыграл. Но какова тогда роль Пандемония? У него нет никакой видимой причины ходить за мной. Никакой, о которой я могла бы рассказать. Надеяться, что скоро всё изменится, тоже не выход. Неизвестно сколько Пандемония пробудет в Ордене, а отступаться от своих странных пожеланий относительно меня он явно не собирается. Так что остаётся?
   - Ни с кем.
   Луон скисла.
   - Но... - продолжила я. - Просто не хочу торопить события. - Почему врать так сложно?
   - Не хочешь торопить? А... как же Аллен?
   - Что Аллен? - Почувствовала, как деревенеют мышцы от напряжения.
   - Разве ты не с ним? Одно дело, встретиться с кем-нибудь пару раз от скуки, пока его нет. А другое - бросить! Ты ведь не поступишь с ним так?
   В этом вся Луон - противоречивая и непредсказуемая. Вначале вынуждает соврать, а потом удивляется вероломству.
   - Я буду на твоей стороне в любом случае, - продолжила она. - Но Аллен... Подумай хорошенько, прежде чем его бросить. Пофлиртовать с кем-нибудь на стороне это одно, а любить - совсем другое. Понимаешь?
   - Кажется...
   - Но если ты запуталась, я помогу.
   - Да. - Запуталась, и еще как!
   - Я сделаю всё, чтобы облегчить твои страдания.
   Её лицо выражало невероятную готовность, и, сжав зубы, я кивнула. В конце концов, она может думать всё что хочет, а я всегда могу сказать, что она ошиблась.
   Расправившись с десертом и выпив чашку кофе, Луон приободрилась. Она, верно, обдумывала, как мне помочь разобраться. Но я не была уверена, что хочу об этом знать. Лучше бы к минувшему разговору больше никогда не возвращаться.
   Подруга положила конверт на стол, и я сразу догадалась, что это от Сэма. Он писал, что волею судеб не может выполнить обещание, и чтобы я забыла об этом навсегда. Далее жаловался, что он несчастный человек и что его попирает ногами любой, кому придёт охота... Отец явно взялся за Сэма всерьёз. Это же его стажёр оказался адептом хаоса и заманил меня в ловушку. Ему оставалось только посочувствовать, но жалости я не испытывала. Он разочаровал. И ни слова извинений! А написано как в пьяном угаре - некоторые буквы скачут, как ненормальные.
   - Господи, какой он жалкий! - не выдержала я и смяла записку.
   - Что пишет?
   - Ничего. - Огляделась в поисках урны, но не нашла. - Обещал разыскать кое-что и не смог.
   - Сэм такой зануда и шуточки у него глупые. Как ты с ним дружишь?
   - Уже никак. И давай закончим на этом. - Я встала. - Ты с нами или?..
   - С вами?! - озорно прищурилась Луон. Проклятые идиоты! Вечно приходится из-за них краснеть! - Нет, не с вами. Мне нужно заскочить к подруге, она в городе живет. Мы с ней давно не виделись. А тебе желаю приятно провести вечер!
   Луон накинула плащ и исчезла, а мне пришлось возвращаться к прежним проблемам.
   Несмотря на предчувствие, что на улице меня ждёт кровавый дождь, провожатые дожидались мирно. Демон, привалившись к фонарному столбу, меланхолично разглядывал голубей на мостовой, а Дарен, сидя на каменном парапете, обрывал лепестки бегонии. Странно. Складывается впечатление, что бойня не доставляет им удовольствия, если нет зрителей. Или если нет меня?
   Не объявляя о своих намерениях, я направилась обратно в Орден, держа в руке коробку с пирожными. На случай, если отец спросит, где была - откуплюсь. В конце концов, нет большого греха - сходить в кофейню и поесть сладкого. Отвлечься от плохих воспоминаний. От адептов хаоса. Что толку сидеть в четырех стенах?
   Про себя звучит неплохо, настолько ли убедительно будет для отца?
   Шаги сзади. Идут. Не отстали. А казалось, каждый занят своим делом. Хорошо, что хватает ума не приближаться. Это создает иллюзию, что иду сама по себе, а не с ними. Не под конвоем.
   Я прибавила шагу. И они тоже.
   Боже, кого я обманываю? Они будут преследовать меня вечно! И когда доберусь до своих комнат. И когда лягу отдохнуть. И когда надумаю принять ванну. Всегда. Неотступно. И неотвратимо.
   - Триллиан. - Я вздрогнула, когда Дарен возник рядом. - Сбавь ход.
   - А ты что, устал? - съехидничала я. - Ну, посиди на скамеечке, передохни.
   - Да дело не в этом. - Он качнул головой, указывая вперед, на дорогу.
   Посреди мостовой растянулись цепью дети. Самому старшему едва ли исполнилось двенадцать, а младшему вряд ли пять. Одетые в поношенные штаны и куртки, но выглядели опрятно, и не подумаешь, что нищие, добывающие таким хитрым способом кусок хлеба.
   - О чем и хотел донести, - насмешливо сообщил Дарен. - Постой-ка тут, пока я с ними разберусь.
   Я схватила его за рукав.
   - Разберёшься?! Это всего лишь дети. Понимаешь - дети! И они хотят есть. - Возможно, он сообразит, что здесь не место его штучкам. - Отнеси им вот это. - Сунула ему пирожные. - И будь вежлив.
   Он усмехнулся, не отводя взгляда от коробки, аккуратно перевязанной красной лентой.
   - Не беспокойся, буду сама любезность.
   Мне не понравился его тон, и я отняла коробку.
   - Лучше я сама. - Шагнула навстречу ребятам и наткнулась на Пандемония. Это ещё что? - В чём дело? - Мало того, что приходится терпеть его общество, так он ещё и мешает! Не знаю, заметил ли он в моих глазах презрение - а его я тщательно пыталась изобразить - но лицо демона осталось неподвижно-каменным. Раздражает!
   - Он тебя обидел? - тут же вклинился Дарен. Ещё одно испытание для моих нервов!
   - Нет, не обидел. - Наставница Майра учила, что добродетель каждый уважающей себя девушки в умении контролировать свои чувства. И если даже я захочу настучать по головам этим болванам, то должна держать себя в руках. Как же трудно быть добродетельной!
   - Одно твоё слово... - опустилась рука охотника на эфес меча.
   Терпение!
   - Не думаю, что тебе следует идти к ним. Это может быть опасно, - заговорил со мной Пандемония как с маленьким ребенком, которому нужно объяснять очевидное. Не следует идти! Интересно, а кому это сделать? - Я сам с ними поговорю и выясню, что им нужно. Если мне, конечно, никто не будет мешать.
   - Кто ещё кому мешает, - не остался в долгу Дарен. - Я тоже много чего могу выяснить, и даже не разговаривая с ними. Например, что эти голодранцы вряд ли пришли нас поприветствовать. Налицо неестественная для детей организованность, странное построение, что наталкивает на определенные мысли.
   Знаю я, на какие мысли тебя это наталкивает - распотрошить и узнать, что внутри, - подумалось мрачно. А ведь дети могут просто играть и вести себя сообразно придуманным правилам. Не понимаю, как охотникам ещё не запретили свободно разгуливать по улицам - они не умеют вести себя в общественных местах! Впрочем, возможно, в этом отличился только Дарен. Как говорил отец: легко ошибиться, делая выводы обо всей партии оружия по одному неудавшемуся экземпляру.
   - Как видишь, я могу такое, что тебе и не снилось, - тем временем заключил Дарен, внимательно глядя на демона, словно рядом больше никого не было. Пандемония отвечал ему тем же внимательным взглядом.
   - Охотно верю, но твои возможности тоже ограничены, - притронулся он к воротнику, за которым скрывалась повязка - как символ того, что охотник всё же не смог отрубить ему голову.
   - Ты не имеешь никакого представления о моих возможностях, - самодовольно сложил руки на груди Дарен. - О моих истинных возможностях, - призывно шевельнул он бровью.
   Конечно, а накануне он избивал демона вполсилы и голову ему не оттяпал, потому что пожалел?
   Это что, новый метод справиться с противником? Запугать выдуманными способностями?
   - Не волнуйся, тебе ещё представится случай мне их продемонстрировать.
   - Жду с нетерпением.
   - Даже так.
   Господи! Как они мне надоели! Пусть уж скорее перебьются насмерть. Сил моих нет!
   Отступив назад, воспользовавшись тем, что "конвоиры" заняты друг другом - третий им бы только помешал, я обошла по дуге демона и направилась к детям. Мужчины пусть сами решают свои дела. У женщин есть свои.
   От цепочки отделился мальчик. Предводитель? Его бледное по-детски припухлое лицо было на удивление сосредоточенным. Светлые, вьющиеся волосы. Невысокий, он едва доставал мне до локтя. В жёлтой курточке с заплаткой на кармашке. Чем-то неуловимо он походил на Дарена, и это умилительное сходство располагало. Невольно улыбнувшись, я ускорила шаг. Никогда особенно не ладила с детьми. Наши интересы всегда лежали в разных плоскостях и не пересекались. Стоит попробовать подружиться? Или просто отдать пирожные? Не странно ли это будет?
   - Привет! Что ты здесь... - начала я, доброжелательно улыбаясь. Вспышка боли в руке, и меня отдернули назад. С удивлением я заметила у мальчика нож.
   - Осторожней, - запоздало предупредил демон, удерживая меня на расстоянии от детей. Краем сознания я отметила, что он снова это сделал, снова уберег от опасности, но мысли занимало другое.
   Отстранившись от демона, я изумлённо глядела на мальчиков, пытаясь понять, что происходит. Левый глаз детей сверкал мистическим алым пламенем. Всё так же, как тогда, когда меня схватили адепты хаоса. Красный огонь в левом глазу. Невозможно! Не может быть!
   - Теперь ты понимаешь, что я должен их всех убить? - сказал Дарен, мягко извлекая меч из ножен. - Bastardi chaos!
   Время словно замедлилось, и мир подернулся туманом. Тягучий шаг Дарена, его застывшая на губах улыбка. Щелчок рукояти - меч в боевом положении. Ещё секунда и я увижу как...
   - Стой, - выдохнула я одними губами. Не могу позволить. Не могу! - Подожди. - Голос окреп: - Не с места, Дарен Харсед! - Окрик разнесся по пустынной вечерней улице, отражаясь от плотно прилегающих друг к другу домов.
   Дарен замер.
   - Они заражены.
   Моё сердце сжалось.
   - Они - дети!
   - Для них всё кончено.
   Я тряхнула головой, не желая признавать правоту Дарена.
   - Только попробуй им навредить, и я буду знать, что твоё предложение - пустая болтовня!
   Он стиснул рукоять меча.
   - Приказ, подвергающий твою жизнь опасности, выполнять не буду.
   Мятеж? Ненадолго же его хватило.
   - Я говорю - назад!
   Охотник проворчал что-то о возомнившей о себе невесть что девице и резко вогнал меч в ножны. Когда он оглянулся, во взгляде читалось - ну что, довольна? "Да, довольна", хотелось ему ответить, но внезапно малолетние адепты, словно скинув с себя оцепенение, стремительно бросились в атаку. Я успела подумать, что они действуют будто одержимые, и меня какой-то невероятной силой повлекло прочь. Демон тащил меня за руку. Выругавшись, я вцепилась в коробку с пирожными, решив, что ни за что с ними не расстанусь. За другую руку меня подхватил охотник, и под ногами замелькала мостовая. Я абсолютно ничего не могла сделать. Ничего. Даже если бы мне захотелось остановиться. Эти двое бежали очертя голову!
   Мы выскочили на перекресток. В ушах от быстрого бега стучала кровь.
   - Налево! - скомандовал охотник. Его дыхание даже не сбилось.
   - Направо, - спокойно уточнил демон.
   - Вперед! - испугалась я, что меня разорвут на части.
   - Там тупик.
   - Ерунда, - возразил Пандемония.
   Я бежала что есть духу. Казалось, если замедлюсь, эти двое потащат волоком, не обращая внимания на вопли. Всего лишь объект, который надо охранять. Чтобы освободиться от рук, стискивающих локти, не было и речи. Почему, бога ради, я должна терпеть такое обращение? Бессилие злило больше, чем необходимость убегать. Уверена, я бы убедила детей не нападать. Мы бы нашли компромисс. Для чего им вообще нападать? Бессмыслица!
   Переулок сужался. Вдалеке замаячила высокая кирпичная стена.
   Стена!
   Преследователи не отставали, словно обладали поистине непостижимой силой. Силой самого хаоса, из которого родился мир, хаоса, который теперь его методично пожирал. Как такому противостоять?
   Стена приблизилась быстрее, чем я ожидала. На улицу выходили задние фасады старых, пустовавших домов, лишая надежды на спасение. Мы здесь все умрём! Умрём! Явилась паническая мысль. "Конвоиры" замедлились и остановились, отпустив меня. Я вырвалась, с трудом переводя сбившееся дыхание, готовая упасть от слабости. Чтоб я ещё хоть раз... с ними... Да ни за что!
   Дети тоже остановились, выстроившись в определенном порядке, словно их расставил на шахматной доске дьявольский гроссмейстер, чтобы атаковать фигуры противника. Чтобы атаковать нас!
   - Я с ними разберусь, - равнодушно бросил Дарен, будто дело касалось назойливых насекомых - мух или комаров, которых не жалко прихлопнуть.
   - Не смей, - выдохнула я и с трудом выпрямилась, выравнивая дыхание. - Они дети.
   - Они давно уже не дети, они - монстры.
   - А кем будешь ты, если их убьёшь?
   Казалось, на секунду Дарен растерялся, приоткрыл рот, собираясь возразить и...
   Как я ненавижу эту его идиотскую ухмылочку!
   - Так и думал, что ты будешь моей головной болью, - сказал он.
   Кто ещё чья головная боль?
   - Поступим так: я их задержу, а ты попытайся дотянуться вон до того окна.
   - До того окна... - проследила я взгляд охотника. - До окна на втором этаже? Я что, похожа на хаен-вентра?
   - Не волнуйся, я тебя подсажу.
   Да он издевается!
   Мимо просвистел нож, шевельнув прядь моих волос, и воткнулся в зазор меж кирпичей.
   Преследователи стояли в десяти шагах от нас. В тени переулка их юные лица с горящими глазами казались зловещими. Внезапно я поняла, что боюсь не за себя. Что могут дети, пусть и одержимые хаосом, против демона и охотника? Взглянув на Пандемония, прислонившегося спиной к стене дома и отстранённо наблюдавшего за происходящим, я исправилась... Что они могут даже и против одного охотника? Тем более такого бесчувственного как Дарен. У него не дрогнет ни рука, ни сердце. Только Господь знает, скольких запятнанных хаосом он уже убил. Остановит ли его осознание того, что перед ним дети?
   Он двинулся на них.
   - Дарен!
   - Я ведь и правда могу аккуратно, - отмахнулся охотник с легким раздражением.
   Скользящий шаг. Как бы играючи он отнял нож у симпатичного малыша в коротких штанишках. Изящный пируэт, и вот уже половина мальчуганов недоуменно разглядывает свои опустевшие грязные руки. Мягкая подсечка. Взмахнув руками и выронив нож, ребенок начал заваливаться на спину, и над самой землей его подхватила рука охотника.
   Наблюдая за опасным приемом, я облегченно выдохнула. Не думала, что Дарен может быть таким обходительным. Умеет же, когда хочет!
   Неожиданно раздались аплодисменты.
   Дарен резко вскинул голову, устремив гневный взгляд на демона.
   - Браво! Не знал, что ты так можешь. Брал уроки танцев? Ты действительно потрясающ! - усмехнулся Пандемония.
   В руке охотника хищно блеснули раскинутые веером отобранные ножи, недвусмысленно давая понять, что ещё миг, и они полетят в одного зарвавшегося демона.
   Дарен рывком поставил мальчика на ноги.
   - А может, ты заткнешься для разнообразия? - предложил он темному и, не глядя, словно отмахнувшись от помехи, всё же послал смертоносные трофеи в цель.
   Демон легко увернулся.
   Они когда-нибудь прекратят? Скоро добьются, что я сама собственными руками их придушу!
   Вдруг передо мной возник мальчик. Он появился словно из воздуха. Ещё мгновение его не было, и вот он! Левый глаз пылал огнём. Занесенный надо мной нож тускло блеснул. Потрясенная, я отпрянула назад и...
   - Ещё один, - буднично пробормотал Дарен, удерживая ребенка за воротник жёлтой курточки как нашкодившего котёнка. - Спустился с крыши по трубе. Отчаянный малый. И сообразительный. Не то что некоторые. Тупик - ерунда? - поддразнил он Пандемония, хотя вряд ли считал иначе.
   Демон насмешливо хмыкнул.
   - Сейчас не время с этим разбираться, - попыталась я утихомирить охотника. Отчего темный так сказал, еще надо выяснить. Но если он нарочно заманил нас в ловушку, то... у меня появятся вполне очевидные доказательства против него. А это... Это то, что нужно, чтобы вышвырнуть его из Ордена раз и навсегда!
   Шагнув к захваченному ребенку, я наклонилась, чтобы поближе рассмотреть пульсирующий в глазу красный огонёк. Казалось, я ощущаю его жар. Привезти бы мальчика к мисс Магде, чтобы она его осмотрела и определила, что с ним не так. Если бы она смогла его вылечить... Если бы...
   Мальчик дёрнулся. Я не успела ничего сообразить, как почувствовала весьма ощутимый толчок в лоб. Ногой. Пошатнулась, как дерево на ветру, и переулка перед глазами неожиданно стало два. "Метаморфоза! Прикосновение хаоса!" - пролетели путаные мысли и я начала падать.
   - Что ты как замороженный?! Держи её, придурок! - Кажется, голос охотника.
   Голубое небо закружилось, и я упала на что-то мягкое. В отдалении отчаянно ругался Дарен. А мне... Мне было хорошо. Еще бы не так громко звенело в ушах... Завораживающе-медленно вращались искрящиеся небеса, темнея. Пахло солнцем и травами. И чем-то горьким. Так пахнет пепел, оседающий на губах.
  
   - Триллиан... держись за мою руку... я спасу тебя...
  
   Хлынувшая волна темноты внезапно отступила и я открыла глаза, плохо понимая, где нахожусь и что со мной.
   - Триллиан.
   Я вздрогнула. Демон смотрел на меня с... участием?
   - Ты что-то сказал?
   - Позвал по имени.
   - И всё?
   Он удивленно приподнял бровь.
   Кажется, я медленно, но верно схожу с ума.
   - Поставь на землю, - потребовала сквозь сжатые зубы, обнаружив себя на руках у демона. Какого дьявола он меня схватил?!
   На его лице мелькнуло подобие улыбки. Он неохотно поставил меня, словно делая великое одолжение.
   С достоинством оправила платье, сверля демона, как думалось, пылающим взором.
   - И впредь не хватай! - предупредила его, стараясь выглядеть разозленной. Но обескураживало, что голос из видения принадлежал ему.
   Он поймал мой взгляд, и я отвернулась - неизвестно, что он там способен разглядеть.
   Переулок был неожиданно пустынным. Никаких следов юных преследователей.
   - А где дети?
   - Не смотри на меня, - подошёл Дарен с угрюмым видом. - Я сорвал с одного из отродий вот это, и они все разбежались, как кролики, почуявшие лису.
   Он показал медальон, болтающийся на цепочке.
   - Что это? - протянула руку, но поймала лишь воздух.
   - Плохая идея прикасаться к этой дряни. У них всё отравлено хаосом. Неизвестно что ты подцепишь.
   - Сколько я была без сознания?
   - Минуты две-три.
   А казалось - миг.
   - Дарен. - Раскрыла ладонь. - Отдай медальон.
   Он колебался. Я призывно выгнула бровь.
   - Кроме прочего, я еще и наследница, и ты должен выполнять мои приказы. Если больше никаких нет. Насколько понимаю, отец не приказывал, не давать мне медальон.
   - Вообще-то... у меня один приказ: оберегать тебя от опасности. И он распространяется и на эту отравленную хаосом штуковину.
   А попробовать стоило.
   - Хорошо. Но что ты станешь с ним делать? Расскажешь генералу, где его взял? Признаешься, что проигнорировал приказ, довел ситуацию до критической и меня едва не убили?
   - О чём ты? Ты сама просила не трогать это проклятое исчадье хаоса! Если бы ты сначала думала, - живописно постучал он пальцем по виску, - а потом говорила, всё бы кончилось там, где началось. И, - он усмехнулся, - не думай, что меня удастся шантажировать. Я поражён, что ты на это пошла. Что бы и когда я не сказал - могу взять слова обратно. Ещё не поздно.
   Что ж, он дал понять, насколько хорошо знает, где та грань, переступив которую, не сможет вернуться. Но почему у меня пылают щёки?
   Демон с интересом следил за нами. Он умел быть тихим и незаметным. Опасный навык. Неизвестно, что он сделает, догадайся, какие слова Дарен хочет взять назад. Некоторым демонам присуща невероятная сообразительность. А Ив один из лучших - Игрок. С ним надо быть вдвойне осторожней. А то и втройне.
   - Выглядишь не очень, - сообщил Дарен.
   Хотелось ответить грубостью, но я только сложила руки на груди, мол, не твоё это дело, приятель. Он перехватил мою руку.
   - Рана неглубокая, и всё же, я думаю... - начал он, сосредоточенно разглядывая порез, уже покрывшийся корочкой.
   Светловолосый мальчик поранил меня ножом.
   - Пустяки, - выдернула руку, чувствуя, пульсирующую в ней боль. - Царапина.
   - Царапина, - эхом отозвался охотник, не отводя раздумчивого взгляда.
   Медальон соблазнительно покачивался в его руке, и я сделала вторую попытку им завладеть.
   - И не мечтай! - Спрятал Дарен его в карман. - Идем обратно, пока не стемнело. Пока Его Сиятельство не решил, что кирпичная стена не преграда и не попытался пробить её головой. Хотя я бы с удовольствием ему в этом помог.
   Демон усмехнулся и посмотрел на охотника, будто тот шут гороховый.
   - И ведь действительно помогу, - припечатал Дарен, повыше натягивая перчатки.
   - Ну, хватит, - вклинилась я. - Не надоело? Мне так очень. И потом, я устала.
   Устала от вас обоих!
   - Ладно, идем в Орден, - неожиданно смирено согласился охотник и направился прочь из переулка. - Я тоже не хочу время терять.
   Будто я заставляла за мной тащиться!
   Не успела сделать и шага, как сзади послышался шелест. За спиной демона распростерлись огромные черные крылья.
   Сильные руки подхватили меня. Демон оттолкнулся от земли.
   Мощный взмах крыльев - и он взмыл ввысь, в закатное небо.
  

Струна 8 В его власти

   П/о от 14.03
   Страшно. По-настоящему страшно. В груди грохочет сердце, гулким стуком отдаваясь в висках. Сейчас демон разомкнёт руки, и я полечу вниз, в бездну. Небо, обливаясь кровью заката - отражало мрачные мысли.
   Как угораздило попасть в его ловушку? Он давно это планировал? Похитить, когда казалось - рядом с ним я в безопасности, и... убить?
   Внизу раскинулся Саваярд, город с белокаменными домами, покрытыми красной черепицей, с зелеными деревьями и голубой змейкой реки. От головокружительной высоты прерывалось дыхание и замирало сердце. Ветер обдувал разгоряченное лицо. И я не смела поднять взгляд на демона, страшась прочесть в его глазах приговор.
   Глупая! Повернулась к врагу спиной, зная, что он не упустит случая воткнуть нож. Посчитала его неопасным. За самонадеянность бывает дорогая расплата. И смерть на плитах мостовой не самое страшное, но она ужасала!
   Вдруг почувствовала твердь под ногами и пошатнулась.
   - Осторожней! Вниз лететь высоко, - предупредили меня и придержали за руку.
   Часовая башня стремилась шпилем в небеса и опадала белокаменными кружевами к своему подножью. Она олицетворяла процветание и надежду на будущее. Построенная почти столетие назад - всё также ослепляла великолепием. Выше и прекрасней был разве что Дворец Садящегося на Востоке Солнца.
   Я стояла на её крыше. Цветник внизу пестрел тысячами цветов. То приближаясь, то удаляясь. Отпрянула от края и прижалась спиной к каменной венчавшей строение башенке.
   - Прекрасный вид, не правда ли?
   Хотела ответить, но язык пристыл к нёбу.
   Демон сидел на краю крыши, спустив ноги вниз. За его спиной трепетали крылья, отливая багрянцем заката. Они выглядели настоящими - перо к перу - но на месте сочленения - чёрное марево. Словно у него за спиной притаилась тьма.
   - Присядь рядом. Здесь хорошо.
   Голубой шёлк моего платья раздувал ветер, и я боялась отойти от башенки, чтобы не унесли попутные потоки воздуха.
   - Мне и тут неплохо. - Хотелось, чтобы голос звучал холодно, с вызовом, и почти удалось.
   Демон усмехнулся и поднялся на ноги.
   Вжалась в слегка наклоненную стену, желая с ней слиться. Жалея, что нет ножа. Всегда считала, что он мне не нужен. Зачем проливать кровь, если в мире и так много жестокости?
   Лёгкий шаг по самому краю крыши и смешинки в глазах. Демон будто наслаждался моим страхом. Как бы спрашивал каждым движением над бездной: ну посмотри, разве есть чего бояться? А ты боишься.
   Ненавижу! Но сейчас ему об этом не скажу. Потом.
   Он протянул руку.
   - Иди сюда, не бойся. Я удержу, если будешь падать.
   Это кто боится? Однако я не могла пошевелить и пальцем.
   - Ты помнишь, что моя обязанность тебя защищать?
   - А ты? - взглянула в его глаза.
   - Снова не доверяешь, - покачал он головой.
   - С чего бы по-другому?
   - Если бы я хотел что-то сделать - сделал бы.
   Я вскинула голову.
   - И почему не сделал?
   - Не хотел причинить вреда.
   - Ваш народ никогда не отличался милосердием. - Для чего я это сказала? Чтобы уязвить? Опасно.
  
   П/о от 15.03
   - А ваш? - Он вздохнул. - Впрочем, странно сравнивать тебя с Дареном. Вы оба люди, но отличаетесь не только принадлежностью к разным полам, но и взглядами на жизнь. Ты никогда не причиняла боль живому существу, верно? Даже ребенку, одержимому хаосом. Охотник совсем другой. Он бы не задумываясь расправился с ними...
   - Дарен никогда бы ...
   - Конечно. Благородный охотник. - Едва заметная усмешка звенела в его словах. - Я удивлен, что он послушался тебя. Таким, как он, чужд голос разума.
   - Тебя это не касается. - Что ему известно? Вряд ли он знает о предложении Дарена. Только и остаётся, что делать выводы из собственных наблюдений и играть словами, надеясь, что испуганная жертва проболтается. Демон!
   - Тогда поговорим о другом, - сдался он, но взгляд его остался по-прежнему пытливым и нервировал. Он снова протянул руку. - Хочу взглянуть на твой порез.
   Я не двигалась.
   - Не считаешь же ты, что я сброшу тебя с башни? - насмешка звучала в его голосе. Может, он так и поступит. Прижала руку к груди, прикрывая порез другой. - Харсед прав - вещи хаоса опасны. Даже маленькая царапина может убить. Я только взгляну и...
   - И - что? Что ты сделаешь? Что ты можешь сделать? - Я качнула головой. - Верни меня обратно. На землю. - Но представив, что снова придётся пережить головокружительный полёт, передумала. Где выход с крыши?
   - Я не шучу, Триллиан. Хочешь погибнуть от пустяковой царапины? - Я не шелохнулась. - Понимаю, - продолжил он. - Ты никогда не задумывалась о том, почему среди демонов нет одержимых хаосом.
   Зараза к заразе не прилипает.
   - В нашей крови уже есть частицы хаоса. Кто-то называет нас Детьми Хаоса, но это неверно. Мы умеем его контролировать, в этом всё дело. В крови демонов есть антитела способные не только сдерживать хаос, но и уничтожать. Именно поэтому иные охотники нашей кровью покрывают свои клинки. Свежей. - На его лице появилась жёсткость, но быстро исчезла. - Если нож был заражён, я могу нейтрализовать яд в ране.
   - Нейтрализовать? Как?
   Он повернул свою руку ладонью вверх и острым когтем разрезал запястье. Из раны засочилась густая темная кровь.
   Я вскинула голову.
   - Ты... ты что?
   - Не волнуйся. У демонов высокая регенерация. Заживет быстро.
   - Я не об этом... - В горле встал комок. Мне что придется пить его кровь? - Не буду.
   - Что не будешь?
   - Пить твою кровь.
   Краешки его губ дрогнули в улыбке.
   - Я и не предлагаю.
   Демон бы побрал этого проклятого демона!
   - Чего ты тогда хочешь? - Почувствовала приливший к щекам жар.
   - Обезвредить частицы хаос, если они попали в твою рану.
   - А если нет?
   - Моя кровь безвредна.
   Я сглотнула. Как можно верить демону? Но он не столкнул меня с крыши, не уронил по дороге сюда... и много еще чего не сделал, хотя мог. Вдруг он говорит правду? И хаос меня убьет. Или сделает одержимой. Не знаю, что хуже. А демон... он спасет... Не об этом ли видение?
   Тяжелые темные капли упали на мою руку и жадно впитались.
   Демон нахмурился.
   - Что-нибудь не так? - спросила я.
   Он покачал головой.
   - Нет, всё хорошо.
  
   П/о от 16.03
  

* * *

   Дворцовые массивные двери открывали провал в звездную ночь, благоухающую ароматами цветов и зелени. Большой холл с белыми колонами и фонтаном посередине освещался тусклыми лампами.
   Отца сопровождали ловчие в синих наглухо застегнутых формах. Лицо генерала Роина сегодня казалось особенно напряженным. Кровавая роза на груди приковывала внимание, и я невольно глядела на неё, чтобы не встречаться глазами с отцом.
   - Что ты забыла в городе? - проговорил он с интонацией извлекаемой из ножен стали.
   Присутствовал и Корнелиус, погрузивший нос в отчеты. От каких дел я отвлекла отца, что он направился на мои поиски, прихватив секретаря? Срочных, очень срочных.
   - Ходила за пирожными.
   - Что? Не слышу.
   - За пирожными! В кофейню!
   - Интересно. Сколько надо съесть пирожных, чтобы вернуться ночью?
   Опустила глаза в пол. Не рассказывать же, что демон взгромоздил меня на часовую башню, откуда пришлось спускаться пешком и возвращаться во дворец, проделов не самый короткий путь.
   Пандемония, правда, предложил доставить обратно с ветерком, но... Жаль, у него нет рогов - с удовольствием бы пообломала! Ничего. С ним разделаюсь позже.
   Порез на руке болел. Сделал ли темный, что обещал, избавил ли от заражения хаосом? Понять невозможно. Интересно, что сказал бы отец о лечении кровью демона? Или о нападении странных детей? Наверное, ничего. Просто запер бы в комнате, пока не станет безопасно. То есть до конца жизни.
   - Ив, есть что сказать? - спросил Роин, не удовлетворившись моим молчанием.
   - Я сопровождал Триллиан. С ней бы ничего не случилось.
   Конечно бы, не случилось... Во время нападения детей хаоса спокойно подпирал стенку, а потом пронес над городом - от страха чуть не умерла. Прекрасно провела день. В полной безопасности.
   Сжав зубы, постаралась не прожечь в темном дыру и поспешно отвела взгляд, чтобы отец не заметил.
   Генерал кивнул, будто мои жалкие оправдания не шли ни в какое сравнение с заверениями темного. Отец снова играет в игру "доверяй демону" или вправду считает меня беспечной и легкомысленной? Ну да, "ходила за пирожными" звучит не так же здравомысляще, как "пыталась достать пароль, чтобы взломать файл на Пандемония". Хотя теперь сомневаюсь, что это не так же глупо. А то и еще глупее. Если отец узнает... А что, собственно, он тогда сделает? Закроет в комнате?
   - Где Дарен?
   Этот вопрос заставил всё нутро перевернуться. Зная нрав охотника - сносит дома в городе, ища... не меня... демона. Чтобы заставить его пожалеть обо всём, что плохого он сотворил в своей досрочно заканчивающейся жизни.
   Скрип дверей, тронутых нечаянным ветерком, и в проёме показалась невысокая фигура. Ещё до того, как она вышла на свет, я знала, кто это, и внутренне сжалась.
   В руке он тащил... чью-то голову?.. нет, всего лишь коробку с пирожными, изрядно помятую и потрепанную.
   Я выдохнула. Какие надо иметь нервы, чтобы всё воспринимать как должное?
   Коробка опустилась на край фонтана.
   - Дарен... А мы тут как раз подумали - где же пирожные? - с удивлением услышала я свой голос.
   Отец хмыкнул. Пандемония едва заметно шевельнулся. А ловчие остались неподвижными истуканами.
   Дернув за ленту, отец снял крышку, обнажив нутро коробки. Я с любопытством заглянула. Буро-серая масса с вкраплениями красного представляла загадочное зрелище, даже отдаленно не напоминающее исходные изделия.
  
   П/о от 17.03
   - Что это? - поинтересовался отец.
   У меня язык не повернулся сказать, что это ему подарок. Откуп за прогулку в город.
   - Корнелиус, - подозвал отец.
   Секретарь спешно подошёл к предлагаемому объекту для исследования. Оглядел так и этак. Понюхал. Затем сунул палец в серую массу и облизал его.
   - Это пирожные, - объявил Корнелиус с беспристрастным видом.
   - Значит, ты действительно была в кофейне, - заключил отец. - Что там произошло?
   - Ничего. - Пожала плечами. Ну да, демон подломил ножку стула и Дарен грохнулся на пол. Но это же ничего? Неясно, зачем темный вообще так сделал? Вряд ли ему хотелось познать гнев охотника.
   - Ничего, - в раздумье повторил отец. - Откуда же на твоём мраморном лобике след от ботинка?
   Я открыла рот, собираясь сказать... А что, собственно, сказать? Какой еще след?
   Вот демоны! Тот ребенок!
   - Дарен, - отвлек генерал охотника от созерцания Пандемония. Тот отвел от демона тяжёлый взгляд, будто до этого предавался фантазиям, как пластик за пластиком сдирает с него кожу. - Завтра жду от тебя подробный отчёт. Сегодня уже поздно. Глэн, - окликнул отец одного из ловчих - юношу с золотистыми волосами и холодным взглядом палача. - Проводи Триллиан до её покоев. И проследи, чтобы она никуда не выходила, пока я её не навещу.
   Глэн шагнул вперед. На поясе ловчего висел энергетический кнут. Не активированный. Он положил на него руку, затянутую в чёрную перчатку. Ждёт, что я последую указанию генерала, а иначе... Что ж, выбора не остаётся. Но что значит "пока я её не навещу"? Меня всё-таки запрут в комнате?
   - Я, - подал голос Дарен, - составлю им компанию.
   Отец кивнул.
   С радостью оставила генерала и его свиту позади. Удача, что отец не допытывался дальше. Напишет ли Дарен о встрече с детьми хаоса - дело другое. А рассказывать всё самой... лучше в комнате посижу. Пандемония за нами не пошёл и это тоже плюс. Ещё бы Дарен по дороге потерялся.
   Поднимаясь по лестнице, мы с охотникам как бы случайно оказались позади ловчего.
   - Что произошло? - зашептал Дарен, удерживая меня за руку. - Где ты пропадала вместе с проклятым демоном?
   - На крыше. Наслаждалась красотой города.
   - Издеваешься?
   - Говорю правду.
   - Жаль. Попытайся он открутить тебе голову - было бы о чём писать в отчёте.
   - А разве не о чем?
   - Хочешь, чтобы... о детях?
   - Дело твоё. Меня не касается.
   - Неужели? - насмешливо приподнял бровь Дарен.
   - Представь себе.
   - Значит, никакого поощрения, если я вдруг забуду значительный кусок сегодняшнего дня?
   Запнулась о ступеньку.
   Ловчий озадаченно обернулся, я мило ему улыбнулась, и мы продолжили путь.
  
   П/о от 20.03
   - Чего ты хочешь? - спросила шёпотом, уже сама цепляясь за локоть охотника.
   - Не знаю, еще не придумал. - Издевается в отместку? - Ах, да! Расскажи-ка, что ты забыла в "Нарциссе"?
   Нахмурилась и отпустила его руку. Чего захотел!
   - Не думаю, что... - Из его кармана свисало что-то блестящее, привлекая внимание.
   - Что? - поторопил он.
   - Что это хорошая идея. - Мысли крутились возле кармана охотника. Блестящим могла быть цепочка. С медальоном. - Есть кое-что получше.
   - Да? - удивился охотник.
   Подошла к нему ближе.
   - Я хорошо играю на клавесине.
   - И что? - подозрительно сощурился он.
   - Твои пальцы. - Взяла его руку в свою. - Они ловкие, как у меня, и подходят для игры. Хочешь, я тебя научу? Это несложно.
   - Да, но... - он отстранился. - Я не хочу играть на клавесине. Если это единственное, что ты можешь предложить, то забудь об отчёте. Вернее, именно об этом отчёте ты никогда не забудешь. Уж я постараюсь, - пообещал он злорадно.
   - Что ж, мы уже пришли. Приятной ночи!
   Вошла в комнату и закрыла дверь перед носами провожатых. Привалилась к ней спиной.
   Получилось. И так легко.
   Тускло сияя в лунном свете, с руки на цепочке свисал медальон.
  

Струна 9 То, что скрывает ночь

  
   - Всё хорошо. Мы просто погуляли по городу. - Генерал смотрел прямо в глаза. И не верил. Не верил ни единому моему слову. Но кивнул.
   - Рад, что прогулка удалась.
   Он пожал мою руку, словно мы давние приятели. Но я знал, читал в архивных донесениях, что ещё совсем молодым он возглавлял налет на поселение Тайнак*, ныне полностью уничтоженное. И его слова, врезавшиеся в память: "ничего не кончится, пока хотя бы одна демоническая тварь жива". Думаете ли вы теперь по-другому, генерал? Вряд ли. Просто лучше скрываете мысли. И чувства. (Тайнак* - поселение демонов в Огненных землях.)
   - Хотелось бы обсудить вопросы, связанные с Огненными землями.
   - Завтра я полностью в вашем распоряжении.
   - Тогда до завтра. - Он прощально кивнул и ушёл вместе со своими людьми. Что было бы, если бы вам не понравился ответ Триллиан, если бы она меня в чём-то обвинила? Тогда у ловчих нашлось бы дело?
   Ничего не кончится, генерал. Всё только начинается.
   Их шаги вскоре стихли. И я нырнул в один из коридоров, ведущих во тьму. Туда, где сам мрак шепчет о тайнах, что хранят стены. Ранее я тщательно и придирчиво изучил все изгибы коридоров и секретные ходы. Сколькими жизнями заплачено, чтобы схема дворца, этого бесконечного лабиринта, попала ко мне в руки, трудно сосчитать. Но всё не зря.
   Холодная плита под ладонью продавилась в стену и открыла проход. Со знанием тайных ходов проще следить за Триллиан. Оказываться в нужном месте и в нужное время. Что она об этом думает? Наверняка фантазирует, что это демонические фокусы - скрываться в тенях, становиться невидимым. Но из-за печати мои способности ограничены, они почти сведены на нет. Почти. Особенно в свете того, что благодаря Харседу печать слетела. И пока полностью не восстановилась - мне кое-что доступно. Странно, что охотник об этом забыл. Самовлюблённый олух! Хотя его и не стоит недооценивать. Вряд ли он забудет, что я унёс его подопечную прямо у него из-под носа. Охотничья гордость. Хаен-вентры... они как занозы в заднице! А Харсед... Явился в комнату с зеркалом Тенебрис. Хотя спасти наследницу от фанатиков должен был я!
   Надо избавиться от него, пока не поздно.
  
   П/о от 21.03
   Я шагнул в коридор, освещенный факелами. Нижний уровень дворца. Подвалы, крысы, плесень на стенах. Запах гнили и сырость. Неплохое местечко для встречи, ничего не скажешь.
   Из стенной ниши выплыла закутанная в плащ фигура с надвинутым на глаза капюшоном. Сложила перед собой руки ладонями крест на крест. Знак хаоса.
   - Мои глаза видят тебя.
   Ну нет, не собираюсь играть в их игры.
   - Давай без любезностей.
   - Как скажешь.
   - Я просил содействия. Содействия! А что вы? Вначале подослали к наследнице неопытного адепта, который не заметил слежки охотника - и поплатился за это. Потом направили детей. Детей! Вы серьёзно? - Триллиан, похоже, не понимает, что они такое. - Что было бы, обрати я против них оружие? - Да если бы с их головы хоть волосок упал... - На этом бы всё было кончено! После этого Триллиан никогда бы не поверила в мои благородные намерения. Кто вообще додумался посылать детей?
   Фигура молчала.
   - Обстоятельства требовали изменить подход, - заговорила она холодно. - Мы не можем постоянно жертвовать своими людьми, не достигая цели.
   Будто это я виноват, что они не заметили крадущегося за их человеком охотника. И в результате трое адептов превратились в кровавую кашу. Со мной, возможно, им повезло бы больше.
   - Если вы продолжите действовать так же неосмотрительно, боюсь, я буду вынужден отменить сделку.
   По бледным губам скарда** скользнула улыбка. (Скард** - человек тени; тот, кто скрывает лицо.)
   - Попробуй. Огненный инцидент ещё расследуется. И кто знает, к чему это приведёт.
   - Ты мне угрожаешь?
   - Напоминаю. Никогда нельзя знать наверняка, какие выплывут факты. Тем более если они ведут к истине.
   - Не понимаю, о чём ты. Разве это я колдовал с зеркалом Тенебрис? Разве я призывал тварь хаоса?
   - Мы оба знаем правду. К чему вопросы?
   Действительно. К чему? И откуда у скарда уверенность, что именно я на крючке?
   - Хорошо, - начал миролюбиво. - Если у вас всё схвачено, почему каждый ваш план оборачивается провалом? Вы посылаете не тех людей, и всё происходит не так. Может, я ошибся и вы не те, кто мне нужен? - Фигура обеспокоено шевельнулась. Хотел бы я знать, кто скрывается под капюшоном. - Меня заверили, что я могу положиться на вас. - Но правда состояла в том, что адептам хаоса доверять нельзя. - Мне казалось, условия сделки выгодны обеим сторонам. Вы помогаете мне, а я вам. Вы информируете меня, я - вас. - Если сочту нужным. - Так в чём же дело? Хотите меня подставить? Может нарочно выбрали тупицу для задания, чтобы охотник застал меня в компании адептов вашего культа? Или - что интересней - отправили детей, зная, что я ничего не смогу сделать. Всё что я хочу - завоевать доверие Триллиан. Смогу ли я этого добиться в таких условиях?
   - Дарен Харсед. Вот неизвестное в уравнении, - отрешенно проговорил скард.
   Еще бы назвал его ошибкой природы. Которую надо исправить.
  
   П/о от 22.03
   - Он помешал плану в комнате с зеркалом, - продолжил адепт. - И мы решили, что его нужно устранить из окружения наследницы. Нам известно, что он не терпим к любым проявлениям хаоса, будь то создание, призванное из недр бездны или одержимый ребенок. Мы посчитали, что он способен проявить себя не с лучшей стороны, столкнувшись с ведомыми хаосом детьми, и лишиться доверия наследницы...
   Да плевать он хотел на её доверие! А вот я там действительно мог проявить себя не с лучшей стороны.
   - Если бы он убил кого-то из детей...
   - Но он не убил, - закончил я. Не убил, потому что в уравнении есть еще одно неизвестное. Стремление Дарена слушаться Триллиан. Насколько он ей предан? Если смиряет гордость и не пытается расправиться с демоном... скинувшим его со стула. Сколько власти над ним имеет наследница? Или я забиваю голову ерундой и всё не так серьёзно? Не хотелось бы ошибиться. Но чутьё меня редко подводит.
   - И не убьёт. - Пока Триллиан ему не позволит. - Вам придётся... как вы это называете... изменить подход. Убрать его из окружения наследницы... более решительными методами.
   Фигура склонила голову, ни то обдумывая, ни то соглашаясь на предложение.
   Факелы мерцали, заставляя тьму двигаться на каменных сводах и дышать.
   - Мы обсудим этот вопрос и сообщим о решении.
   Конечно, ощерился я про себя. Буду смиренно ждать, когда "владыки" хаоса снизойдут до обычного демона.
   - Если это всё, то я прощаюсь, - поклонился скард.
   - Есть ещё кое-что. - В тишине мой голос прозвучал громче, чем я хотел. - Триллиан... Почему моя кровь странно реагирует на неё?
   Тишина стала ещё более пронзительной.
   - Мы не спрашиваем тебя о твоих целях, и ты не спрашивай нас. В конце концов ты отдашь нам наследницу. Целой и невредимой. Таков уговор.
   Скард растворился в тенях, а я ещё долго блуждал по коридорам дворца, размышляя об услышанном.
   Я выясню, что они скрывают. Обязательно выясню.
  

Струна 10 Медальон

  
   Солнечный луч отразился от крышки медальона, который я осторожно держала за цепочку - он медленно вращался, маня провести пальцами по выпуклой поверхности с изображением знака хаоса - восемью стрелами, направленными во все стороны света. И отстраненно размышляла о том, как он работает, и что будет, если я его надену или просто дотронусь...
   Протянула руку, не решаясь преодолеть расстояние в волосок.
   За дверью послышались голоса. Кто-то явно спорил с ловчим, поставленным отцом возле входа.
   Дарен?! Обнаружил пропажу и идет разбираться?!
   Вскочила на ноги, не зная, куда спрятать трофей. В шкаф? Под подушку? Ну почему так не вовремя?
   Металась по комнатам, не представляя, что делать с медальон. Охотник мог найти его везде. Везде!
   И тогда появилась идея...
   - Что за шум? - открыла дверь, пытаясь выглядеть невинно - откуда же я знаю, где он посеял медальон?
   Но за дверью ждал вовсе не Дарен.
  
   П/о от 23.03
   Луон, воспользовавшись заминкой ловчего, проскользнула в комнату.
   - Доброе утро, Триллиан! Как спалось? - поприветствовала она, улыбаясь.
   - Дверь должна быть закрыта, - хмуро напомнил ловчий.
   - Луон моя подруга и она останется.
   То, что у него приказ меня не выпускать, не значит, что и я не могу принимать гостей. Или и насчёт визитов есть распоряжение? О чём и спросила.
   - Нет, - неохотно сознался он. - Но будет лучше, если...
   - Я сама знаю, что лучше. - Получилось неожиданно грубо, но Глэн мне чем-то не нравился. - В следующий раз спроси, не хочу ли я принять гостя, а потом...
   Юноша вскинулся и пристально посмотрел мне в глаза. Прикусила язык и покраснела. Очевидно, он хотел сказать, что не ливрейный слуга выполнять подобные поручения, но промолчал, тихо прикрыв дверь.
   - Кто это? Не хотел меня пускать. А он хорошенький! Я его, кажется, уже где-то видела, - протараторила Луон, присев на подлокотник кресла.
   - Глэн, мой персональный сторож.
   - Я заметила, как он на тебя посмотрел, и ты покраснела. У вас отношения?
   Я закашлялась, мне внезапно перестало хватать воздуха.
   - Тебе везде мерещатся тени. Он мне настолько же приятен, как нож у горла.
   Луон недоверчиво хмыкнула.
   В двери тактично постучали.
   Дарен?
   Встала с кресла с бьющимся сердцем.
   - Нет-нет, сиди. Сама открою, - подскочила Луон, её рыжие локоны задорно подпрыгнули. Она озорно подмигнула. - Я знаю, кто это.
   - Ты кого-то ждёшь?
   На пороге стояла служанка с подносом.
   - Подумала, что ты ещё не завтракала, и попросила подать сюда, - просветила Луон.
   Оставив на столике чайник с двумя чашками, булочки, варенье и кусок жёлтого масла, служанка ушла. Луон принялась за завтрак с большим энтузиазмом, чем я, намазывая маслом булочку за булочкой и неустанно подливая себе чаю. Я же обдумывала, как бы побыстрее выставить её за дверь и заняться изучением медальона, пока Дарена не принесло.
   Вчера устала, еле добралась до подушки, понадеявшись на утро. Но время шло, охотник мог явиться в любой миг. Чудо, что ещё не тут.
   - Грустишь? - спросила Луон.
   - Что?
   - Ничего не ешь и задумчивая.
   - Да так... Ничего особенного.
   - Ничего особенного, говоришь?! - лукаво улыбнулась подруга, навалившись локтями на стол. - Я-то вижу, что с тобой что-то происходит.
   - В самом деле? - Её пытливость начинала нервировать.
   - С тех пор как появился Ив Пандемония, ты сама не своя.
   Тут она права. Но забыла упомянуть Дарена. Эти двое сводят с ума! Когда это кончится?
   - Не знаю, о чём ты, но давай прекратим, - сделала глоток чая, стараясь выглядеть невозмутимой.
   - Я кое-что выяснила об Иве, - будто не слыша моих слов, продолжала Луон доверительным шёпотом. - Он один из семи высших демонов. Богат, красив и умён. Мне бы польстило его внимание.
   - Что? Прости, я прослушала половину монолога.
  
   П/о от 24.03
   - Триллиан, ну почему ты такая? Счастье само плывёт в руки, а ты...
   - Не думаю, что это счастье. Для тебя Пандемония, может, и представляет интерес, а для меня - одна головная боль. Он демон, пойми ты, наконец! И не приставай ко мне с глупостями!
   Луон обиженно надула губки. И принялась за варенье.
   - И тебя ни капельки не волнует, что на родине его почитают героем? - сделала она ещё попытку.
   - Нет. - Сжала в руках чашку. - Хотя ты права, волнует. - Луон просияла. - Думаю, в открытой схватке с ним будет сложно справиться. - Подруга непонимающе захлопала глазами. Я улыбнулась. - Пей чай, а то остынет.
   Она проглотила ложку варенья, повеселела, и снова принялась превозносить несомненные достоинства Ива Пандемония, мечтательно вздыхая и улыбаясь. Я слушала вполуха, не прерывая. Её счастливый голос убаюкивал. Если бы можно было и вправду поверить в благородство демона...
   Стук в дверь... Нет, это был даже не стук, а настоящий грохот. От удара дверь распахнулась и, хлопнув о стену, повисла на одной петле.
   Сонливость мигом слетела, я взвилась на ноги. Через порог как ни в чём не бывало переступил Дарен.
   - Привет, Триллиан! А, в бездну приветствия! Ближе к делу. Где медальон?
   - Какой, к демонам, медальон?! Ты выломал мою дверь!
   - Что? - Он непонимающе огляделся. - Ах, это. К демонам дверь! Медальон!
   - Что медальон?
   - Верни.
   - Не верну! - Запнулась на слове. - В смысле у меня его нет.
   - Вот как? Тогда я буду сидеть прямо тут и ждать, пока... Ты кто? - обратил он внимание на Луон, стоящую за креслом, как за баррикадой. Девушка икнула.
   - Луон. Не узнаёшь? Ты был у неё на вечере, где мне не посчастливилось с тобой познакомиться.
   - Что-то припоминаю. Ну, не важно, - повернулся он ко мне. - Так где ме... Луон, да? - обратился он снова к ней. Девушка опять икнула. - У тебя к Триллиан какое-то дело? Нет? Тогда - на выход! Мне нужно кое о чём потолковать с наследницей без свидетелей. То есть наедине. Всё понятно? - Луон сдавленно крякнула, борясь с икотой, и вышла из укрытия.
   - Если что, я тебя за дверью... - Она бросила взгляд на висевшую на петле страдалицу и исправилась: - В холле подожду.
   - Не надо. Со мной ничего не случится. Дарен будет любезен, - улыбнувшись, нахмурилась я.
   - Да, я буду очень нежен, - подтвердил охотник, плюхнувшись в объятья мягкого кресла, и положил ноги на стол. - Милая, налей мне чаю, - обратился ко мне.
   Демоны бы его подрали!
   - Тогда я пойду? - робко спросила Луон и, проходя мимо, шепнула: - Охрану позвать?
   Я подавила смешок.
   - Он и есть моя охрана. - Моя проклятая, ненавистная охрана. Чтоб ему провалиться!
   С трудом закрыла за Луон сломанную дверь и гневно воззрилась на охотника.
   - Если хочешь меня отсчитать - оставь нравоучения на завтра; сегодня я не в настроении их слушать, - пресек Дарен готовые вырваться слова. - О, мне нравятся эти булочки, - схватил он одну.
   - Выметайся!
   - И варенье из персиков я тоже люблю.
   - Я сказала, выметайся!
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Торубарова "Василиса в стране варваров" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Романова "Ступая по шёлку" (Любовное фэнтези) | | Каралина "Магическая академия компаньонов-ёкаев (МАКЁ): Ритуал слияния" (Любовное фэнтези) | | А.Олефир "Знак змея" (Попаданцы в другие миры) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | А.Миллюр "Сбежать от судьбы или верните нам прошлого ректора!" (Любовное фэнтези) | | Ш.Галина "Глупые" (Любовные романы) | | А.Хоуп "Тайна Чёрного дракона" (Любовная фантастика) | | Н.Волгина "Мой секси босс" (Современный любовный роман) | | О.Чекменёва "Доминика из Долины оборотней" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"