Эверстов Максим Сергеевич: другие произведения.

Безумцы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Про всех и каждого


   - Короче, - следователь затянулся, - псих полный.
   - А где его нашли? - спросил высокий собеседник.
   Следователь, пухлый мужчина лет тридцати пяти-сорока, с лысиной, в сером плаще, выдохнул дым, чем заставил мужчину поморщиться. Комната была заполнена дымом, который лениво всасывали кондиционеры.
   - Да возле мусорных баков околачивался... Что-то там орал... Подожди-ка. - Он достал мятый блокнот и, зажав в зубах сигарету, процедил: - "Люди, блуждающие по этой земле... плебеи, простолюдины... склонитесь предо мной..." Хе, псих.
   Мужчина внимательно всмотрелся в человека за стеклом. Он мирно сидел на стуле и смотрел на них. Хотя, никак не мог их видеть, с его стороны это зеркало.
   - Он же нас не видит? - Неуверенно протянул высокий.
   - А?
   Следователь оторвался от чтения и дернул головой.
   - Что?
   - Я спрашиваю, он нас не видит?
   Толстячок вгляделся в стекло.
   - Нет, конечно. А жутко, да? - понимающе спросил он. - Смотрит, как будто видит. - Он весело улыбнулся.
   Однако собеседник ничего веселого не находил.
   - А что...
   - Стой! - он перебил его, подняв руку с зажатой в ней сигаретой. - Ты еще самое интересное не слышал. Вот... вот... где...Ммм! - Видимо, он обжегся пеплом и встряхнул рукой. - Черт! Ладно, слушай. "Человек на улице кричал, что является повелителем людей и ждет, пока мы вернем его обратно... в его мир". - Следователь гулко рассмеялся.
   - Не, ну ты слышал: в его мир! Чего только не придумают...
   - Не придумают для чего? - уточнил высокий.
   - А черт их знает! - Толстяк выбросил окурок.
   - А что его семья?
   - Да что? - Следователь вздохнул, на лице появилось кислое выражение, зажег новую сигарету. - Тут самое интересное... Семья-то его, но...
   - Но что?
   - Какая-то тарабарщина... Они утверждают, что он пропал два года назад, и ему было под двадцать...
   - Два года назад! - ужаснулся собеседник.
   - Ага, - без энтузиазма подтвердил мужчина. - И данные совпадают...
   Человек за стеклом смотрелся лет на сорок.
   - Ну, это... как-то вот, - неуверенно произнес пухлячок и затянулся.
   - Что это, думаете?
   - Ну, это нужно ОЧЕНЬ много пить, - авторитетно заявил следователь. - Плюс, бомжевал... И вообще.
   Но мужчина не разделял его теории и задумчиво потер лоб.
   - Ну, так что, доктор, вы его забираете? - Он выдохнул дым ему влицо.
   - Безусловно. Проведу кое-какие тесты и заберу... Очень интересно.
  
   Кабинет. Вечер. Двое.
   В кабинете стояла жара. И потолочный вентилятор не делал легче. Он только гудел.
   Уныло.
   Навязчиво.
   - Питер, ты можешь говорить со мной, - мягко произнес доктор.
   Достал платок, вытер лоб.
   Сидящий перед ним мужчина смотрел в окно.
   - Ну, скажи, почему ты молчишь, Питер? - Мужчина до этого внимательно изучил его досье и знал многое о пациенте.
   Тишина. Гул вентилятора.
   - Хм, - прочистил горло доктор. Оперся на руки, пристально посмотрел на "больного". Невысокий, темноволосый, худой, но не костлявый, плечи широкие, лицо открытое.
   "Надменное", - отметил он.
   Тонкие черты лица, узкий подбородок, зеленые глаза.
   Неухоженный, щетина в изобилии на лице, мешки под глазами. Морщины... И глаза - такие тяжелые, сильные, властные.
   - Питер, если вы ничего не скажите, будет хуже только для вас...
   - А что говорить? - спросил мужчина, не отрываясь от окна. Голос сухой, шипящий.
   Доктор повеселел, приободрился, взял в руки ручку.
   - Ну, например, откуда у вас предметы... - Он бросил взгляд на список. - Эти: золотое кольцо с изумрудом, браслет с гравировкой в виде грифона, несколько золотых монет.
   Он поднял взгляд на мужчину
   - Это мое, - процедил он сквозь зубы.
   - Я понимаю, - дипломатично согласился доктор. - Но откуда у вас это?
   Молчание.
   "Да спер он все", - вспомнил он слова следователя.
   - Питер...
   - Я скажу, - твердо произнес собеседник. - Но вы мне не поверите.
   "Как часто я слышал это!"
   Доктор улыбнулся.
   - А вы попробуйте.
   - Я уже говорил этому вашему толстому...но он не поверил. Ладно, попробую. Я - принц земель людей, опора и надежда рода человеческого, последняя граница на пути зла. Я должен сражаться с тьмой до тех пор, пока не уничтожу ее. Это кольцо - символ моей власти. На нем написано, что я правитель северных земель и могу повелевать драконами. Этот браслет - подарок моей ревнивой жены, которая хочет знать, где я нахожусь. С помощью него найдут меня. Эти монеты - способ расплатиться на моей земле. На них мой портрет.
   Последняя фраза окончательно добила доктора. Он попытался скрыть свое недоверие, спрятать его, запихать подальше...
   - Вы не верите мне, - с улыбкой сказал пациент.
   - Нет, но почему...
   - Не верите, - отрезал тот. - Как и толстяк. Как и те, кто поймал меня.
   - А зачем, - поменял тему доктор, - кричал на улице? С какой целью?
   Человек, сидящий напротив, позволил себе ухмылку.
   На лбу пролегли морщины.
   - Сказать по правде, я потерялся... Я не мог понять, где я, кто рядом со мной, КОГДА я... Переход был слишком быстрым.
   - Переход?
   - Переход из одного мира в другой посредством магического переброса.
   - Питер, - врач вздохнул, бросил взгляд на фотографии, - а откуда у тебя на теле эти страшные отметины?
   Он сам осматривал "странный случай" и заметил шрамы.
   - Такие прямые, иногда несколько рядом, ну, и сквозные...
   - Это следы от мечей.
   - От чего? - доктор надеялся, что не правильно услышал.
   - От мечей, - объяснил тот. Терпеливо объяснил, будто идиоту. - Такие острые штуки на рукоятях, в ножнах носят...
   - Я знаю, что такое меч, - ответил врач.
   - Тогда зачем спрашивать?
   Доктор сглотнул. Вытер лоб.
   - А этот шрам на спине...
   - Когти дракона.
   - Когти дракона, - кивнул доктор. - Ну, конечно.
   И улыбнулся.
   Вентилятор гудел. Доктор пронзал взглядом пациента. Тот был как стена.
   "Монолит", - подумал он. Не сдвинуть, не напугать.
   Вся натура доктора говорила, что человек говорит правду. Но он научился бороться с эмоциями и чувствами. На то он и сидит в этом кабинете. А не в клетке.
   - Вы свободны, Питер.
   Мужчина встал, направился к двери. Взявшись за ручку, он повернулся и сказал ровным тоном:
   - И передайте моей семье, чтобы не приходили ко мне. Старый Питер исчез. А новый не знает их.
   Он вышел.
   Доктор взялся за голову.
   Он психолог. Он умный. Он любит логику.
   Однако его сердце говорило другое.
   - Заткнись, - произнес он вслух, - он просто шизик с раздвоением личности... не больше...
   Помогало.
   И кинул мячик в выключатель. Вентилятор замер. Достал.
  
   Охранник вел его по коридору.
   Молчаливый громила в белом толкал пациента вперед, в его камеру.
   Тот не сильно сопротивлялся. Но и не торопился.
   Проходя мимо очередной камеры, охранник вынужден был остановиться.
   Из камеры высовывалась рука, она схватила здоровяка за рукав.
   - Повелитель.
   Мужчина оглянулся.
   В камере, за дверью желтого цвета находился человек. Пациент. Бледный мужчина со светлыми волосами и голубыми глазами.
   Он втянул руки и тараторил:
   - Повелитель...владыка. Это я... Ваш слуга... Я здесь. Пропал много дней назад. Но здесь не так, не так. Здесь один день за десять дней там. Господин!
   Тот даже не повернул голову.
   - Повелитель! Это же я...
   Охранник толкнул мужчину, тот зашагал вперед.
   - Владыка... - доносилось жалобно позади.
  
   - Что думаете, доктор?
   - Не знаю. Не знаю.
   Его собеседник, старый, похожий на грифа профессор поправил очки на клювоподобном .носу. Он был весь морщинистый, опухший, кожа свисала... Под глазами залегли мешки.
   - Как же так? - удивленно спросил он. - Вы же можете любому дать диагноз. Даже мне.
   Доктор оскалился, налил в кружки вино.
   - Маразм на почве одиночества и частичная потеря памяти, - припомнил профессор.
   Доктор отмахнулся.
   - Как же так... - профессор выпил.
   - А вот так, - доктор тоже выпил, поморщился.
   - Дайте-ка мне эти наблюдения.
   Тот протянул ему бумаги.
   С минуту слезливые глаза старика бегали по строкам, а затем он обхватил острый подбородок и отдал документы доктору.
   - Сложный случай.
   Доктор кивнул.
   - Но понять можно. Устроим встречу с родителями, позовем друзей... Окунем в родную обстановку...
   - Но он сказал...
   - А когда нас интересовало, что сказали пациенты?
   Он пристально посмотрел в глаза ученику.
   - А что написать?
   - Ну... - Старый задумался, прикрыл глаза, все его лицо сморщилось. - Напиши пока, знаешь, "шизофреник". Он им точно является... - Он скрипуче засмеялся.
   Доктор кивнул.
   - А вы не допускаете...
   - Еще одно слово, и я подумаю, с той ли ты стороны клетки? - задумчиво произнес гриф.
   Доктор умолк, покосился на старика, вздохнул.
   Общество строится на страхе. На страхе слова.
   Стоит болтнуть лишнего, и ты будешь осмеян, опозорен, облит грязью.
  
   - Ты, и правда, псих?
   Марк, шизофреник с ярко выраженной катотонией, ренегат, боящийся одиночества, как он сам утверждал, перевернулся на спину и посмотрел на Питера. Тот сидел на окне. Широко улыбнулся.
   - Нет. Хотя... да.
   - Как это? - не понял Марк.
   - Я не псих там. Но в вашем понимании, это определенно так.
   Марк улыбнулся, коснулся носа.
   - А там лучше, чем на этой грешной и грязной земле?
   - Да.
   Он снова коснулся носа.
   - Зачем ты трогаешь нос?
   - Я же катотоник, - просто ответил он.
   И ему казалось, что это все объясняет.
   Питер нахмурился, его губа чуть подогнулась.
   - А знаешь, ты надменен, - с видом знатока сказал Марк.
   Он коснулся лба.
   - Ты так и не ответил, - произнес Питер.
   - Я же сказал: я катотоник, - с той же улыбкой ответил шизофреник.
   - Я спросил, зачем ты это делаешь, а не как это называют люди.
   Марк просиял.
   - А ты умен.
   - И не люблю лесть.
   - Понял... Зачем? Скажи, зачем земля крутится? Зачем вода течет? Зачем растут деревья? Нет? Ну, вот и я не могу сказать... А трогаю я свой нос, чтобы... не было больно.
   - Тебе больно?
   - Ужасно.
   - Так вылечись.
   Смех.
   - Такое не лечится. Нигде. Мне больно, когда я не касаюсь носа.
   Питер задумчиво почесал нос.
   - Вот-вот, - демонстрируя белые зубы, сказал Марк.
   Питер встал, медленно прошелся по комнате, сел нас стул.
   - Это что-то психическое?
   - Да. Иначе бы я не сидел тут. Хотя, знаешь, что я тебе скажу: гении и психи - это одни люди, просто гении не показывают, что они психи, а психам не дают свободы, чтобы они доказали, что гении.
   - Ты очень много говоришь абстрактными фразами...
   - Я знаю, - кивнул больной. - Это нормально для шизофрении.
   Он снова улыбнулся.
   - Ты часто улыбаешься.
   - Это чтобы люди не видели, как печальны мои глаза. Люди смотрят на что угодно - губы, зубы, волосы... Но не глаза. Они не видят... Ut ridentibus arrident...
   Питер кивал.
   - А ты? - неожиданно спросил Марк. - Как ты попал сюда?
   Он кивнул на карточку у кровати Питера.
   - Там пока ничего не написано.
   Питер проследил за его взглядом, усмешка змеей поползла по его лицу.
   - А человек без бумажки не человек, - заключил Марк.
   - Только здесь, - поправил его Питер.
   - Это хорошо. Хоть где-то живут...
  
   Мужчина закинул руки за голову.
   - Вот это да. Столько денег - и все у одного безумца.
   Он рассмелся.
   - Это невероятно, - сказал он, хотя в комнате никого не было.
   На столе перед ним лежало кольцо, браслет и мешочек.
   Он сделал пометку в тетради. Почесал затылок, вздохнул.
   - Но это не мое.
   - Конечно, не твое, - подтвердил вошедший следователь. С ним вошел и дым. Он держал в руках дело "сумасшедшего", во рту сигара.
   - С каких пор ты куришь сигары? - буркнул эксперт-криминалист.
   - С тех пор, как взятки дают ими.
   Эксперт недолюбливал его, но приходилось мириться.
   - Что там с монетами? - спросил толстяк.
   - Да вот, - он высыпал их на стол - из мешочка.
   - Ого.
   Действительно, ого! Кучка монет сияла в свете лампы. Чистое золото.
   - 999 проба, - пролепетал курящий.
   - Не, - произнес мужчина, - выше.
   - Что значит выше?
   - Чистое золото. С минимальными примесями, естественными... Такие лет сто назад делали, двести... а может, и пятьсот.
   Следовать задумался.
   - Это что получается, он музей ограбил?
   Эксперт взял в руки монету, повертел.
   - Не знаю, но он сильно на него смахивает...
   - Да бред все, - следователь все не отрывал взгляд от монет.
   "Точно лапы наложит", - подумал мужчина и пожалел, что сам не наложил.
   - А его порезы?
   - С бомжами подрался...
   - А как со шрамом на спине? - уточнил эксперт.
   Следователь взял сигарету в руку, задумчиво пожевал губы.
   Вдруг его осенило:
   - На бутылке уснул!
  
   Марк улыбнулся:
   - То есть, ты уверен, что за тобой придут?
   - Уверен.
   Марк еще больше повеселел, почесал нос.
   -. Когда? - уточнил он.
   - Не знаю... Скоро.
   - Magnum ignotum. Точно?
   Питер кивнул. Марк откинулся на спинку кровати, задумался, дотронулся до губ.
   Дверь открылась. Вошел тот же громила, что провожал Питера в камеру. В руках он нес два подноса с едой.
   Питер повернулся, Марк повел носом.
   Охранник бросил подносы на стол.
   - Фу, жаркое, - с кислым лицом произнес Марк, когда дверь за ним закрылась.
   Питер отвернулся к окну.
   - Ты что же, не будешь? - спросил он, запихивая в рот хлеб.
   - Нет.
   - А мармелад отдашь?
   Питер кивнул, не поворачиваясь.
   Марк просиял.
   - А что так? - Он подвинул к себе его порцию. - А... за тобой же приедут...
   - Да.
   На некоторое время комнату заполнила тишина, только изредка раздавались чавканье и мычанье.
   Где-то за стенкой завыл человек, послышались глухие удары о камень.
   - О, Таталин опят... - сказал с набитым ртом больной. - Зафел.
   Крики раздались и из других палат.
   - Началось... Веселый дом.
   Этаж заполнился гулом. Кто-то орал, кто-то плакал.
   - Не надо! - заголосил ребенок.
   Питер оглянулся:
   - Тут держат детей?
   - А пошему нет? - Марк отправил в рот картошку. - Homo proponit, sed Deus disponit. Человек - вещь такая... Он все может. Даже гения в клетку.
   Марк вытер рот, выдохнул.
   - Меня с собой возьмешь?
   Питер повернулся, серьезно посмотрел на знакомого, ответил:
   - Ты хочешь этого?
   Шизофреник весело мотнул головой.
   - Конечно.
  
   - Господа, господа, - профессор постучал увесистым учебником по тумбе.
   В зале, полной белых и желтых халатов, стало тише.
   - Продолжим обсуждать дело 366... Сейчас мы приведем его сюда.
  
   Ночь. Благословенное безмолвие. Даже сверчки не играют.
   Свет фонаря едва доходил до окна. Мягкая темнота.
   Марк сладко посапывал, дергал во сне рукой.
   "Катотоник", - припомнил Питер, зевая.
   Вдруг в комнате раздался низкий гул. Воздух зазвенел. Фонарь потух.
   - Наконец-то.
   Он встал с кровати, поправил одежду, подошел к двери и подпер ее стулом.
   Гул усилился, пол задрожал. Марк перевернулся на бок, заворчал.
   От угла отделилась тень, последовала к центру стены, где растянулась.
   И возросла.
   Больше. Больше. Еще больше.
   Тень заняла всю стену.
   По лестнице загрохотали ботинки громил.
   Марк проснулся.
   - А? Что? - сонно вопросил он.
   - Смотри.
   Тень растянулась, углубилась. Гул пропал. В центре стены возникла воронка.
   Марк пополз назад, но сзади была только спинка кровати.
   Воронка всосала цветы вместе с вазой, стоящие на тумбочке возле стены.
   - Что это?!!
   - Проход.
   Из стены появилась рука. Затянутая в железную перчатку рука. Сжимающая меч. Марк открыл рот, на его лице, привыкшем к улыбке, отразился страх.
   По лестнице бежали охранники.
   Уже ближе.
   За стенкой завыли.
   За рукой появилась голова, затем торс, другая рука. Ноги остались в стене.
   Молодой человек в несуразном латном доспехе, с мечом в руке, со шлемом на голове... Марк побледнел.
   Мужчина оглядел комнату, прищурился, прикрыл рот рукой.
   - Принц... - трепетное благоговение озарило лицо воина. - Счастье видеть вас...здесь.
   - Доложи как следует, рыцарь.
   Тот подтянулся, ударил рукой о плечо и отсалютовал:
   - Офицер третьей дивизии под командованием командира Эшера.
   Принц отсалютовал ответно.
   - Эшера? Старый вояка смог-таки меня найти...
   - Да... То есть, разумеется, принц! - счастье так и распирало воина.
   Принц поднял голову, оглядел напоследок комнату, улыбнулся и сказал:
   - Тогда идем.
   Марк все еще молчал.
   - Ты идешь?
   На лицо его заиграли мириады эмоций. Страх. Надежда. Неверие.
   Сомнения. Понимание. Вера. Улыбка.
   Шизофреник замотал головой.
   - Точно?
   В дверь забарабанили. Стул, которым принц подпер ее, задрожал.
   - Конечно, - улыбнулся он. - Мне и здесь хорошо
   Принц кивнул, вошел в стену.
   Перед уходом оглянулся, сказал:
   - Вы любите навешивать на всех ярмо безумцев, так как сами боитесь оказаться таковым. И я безумец? На самом деле, безумны вы...
   Марк присел на кровати.
   - Valete, amicus.
   Воронка затянулась.
   Охранники выбили дверь.
   Осмотрелись.
   - Где он?!
   Марк засмеялся и сказал:
   - Там, - его палец указывал на стену.
  
   - И что пишем? - хмуро спросил доктор.
   - Пиши: сбежал через окно, - ответил профессор зло.
  
   Мужчина быстро шел по улице, опасаясь "ночных гостей".
   Однако двух он пропустил. Они возникли прямо перед ним.
   Из тени.
   - Монету! - закричал один.
   - Быстро! - продолжил второй.
   Они были высокие, все в черном, с клинками руках.
   "Клинками?"
   Один из них ударил его, он упал.
   Острие уперлось ему в горло.
   - Монету! - повторили они в один голос.
   Не думая, он вынул из кармана желаемое и отдал им.
   - Уф! Это последняя... И почему это повелели сделать Гильдии Воров?
   - Да, брось, пойдем лучше, выпьем...
   - Погнали.
   Проход захлопнулся.
   "И откуда они узнали?"
   - Толстяк! - он ударил кулаком по земле.
  
   Следователь дрожащими руками пытался зажечь сигарету... Не получилось. Да и сигарета сломалась.
   "И ты больше никогда не сможешь курить..." - раздавалось в его голове проклятье странного человека в балахоне.
   Он открыл коробок. Спичка сломалась.
  
   - То есть, вы уверены, что можете жить в обществе?
   - Да, - уверенно ответил он.
   - И работать в нем?
   - Да, - твердо произнес он.
   - А вы... больше не чувствуете...боли, когда не касаетесь лица?
   - Нет, - после секундного замешательства сказал он. - Не чувствую.
   - А как сбежал ваш друг?
   Марк поерзал на стуле.
   Люди за столом ждали. Терпеливо. Шанс.
   - Он сбежал через окно.
   Они кивнули. Поверили.
   Как и все в этом месте. Не мог же он сбежать через проход в стене, как утверждал его сумасшедший сосед? Нет, конечно, он сбежал через окно, пусть там и решетки. Через окно, за которым собаки. И забор-проволока.
   Легче поверить, чем принять.
   - Тогда, Марк Альпстов, вы свободны. Вы можете жить... в мире людей.
   Марк улыбнулся.
  
   Когда за ним закрылись ворота, он сказал, оглянувшись на желтый дом:
   - На самом деле безумны вы...
   И пошел по улице, улыбаясь дороге.
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"