Эверстов Максим Сергеевич: другие произведения.

Человек с зеленой кожей

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если хотите побольше узнать о Гарете - читайте "Правило и исключение".

  - Поверить в это невозможно, Прохвост! - раздался в ночи громовой голос Олафа.
  Один из караванщиков, вышедший из кустов, куда отправился по нужде, удивленно уставился на охранников.
  - Но, между тем, это так! - попытался перекричать гиганта собеседник со смущенной миной.
  Олаф на это только замахал руками и зашелся новым приступом смеха.
  - Человек с зеленой кожей, надо же! - усмехнулся в усы Маклудн.
  Горвинд, он же Прохвост, тощий человек с редкими волосами и затравленным взглядом, посмотрел на своих друзей жалко-жалко, совсем как щенок, после чего демонстративно отвернулся к каравану.
  Несколько крытых повозок одиноко стояли на обочине дороги. Некоторые из торговцев разбили палатку неподалеку, остальные спали прямо в повозках. Мулы паслись рядом, отпущенные под наблюдение охранников. Весной этот тракт оживал, не было ни дня, чтобы кто-нибудь не проезжал здесь и не оставлял свой след. Сейчас, ранней осенью, люди в основном пользовались другим путем, но эти торговцы шелком с востока не любили менять привычек.
  - Да заткнитесь вы, - вставила Тара, единственная девушка у костра, - дайте Прохвосту шанс. Пусть расскажет.
  Горвинд бросил благодарный взгляд на защитницу - высокую, статную и подвижную обладательницу копны прекрасных темных волос - и приободрился.
  Где-то вдалеке раскатисто прогремел гром. Мулы беспокойно затрясли головами.
  Маклудн, стройный мужчина с угловатым лицом и сединой на висках, похлопал Олафа, чтобы тот успокоился. Великан широко улыбнулся и утер глаза тыльной стороной ладони.
  Через минуту все внимательно смотрели на Горвинда.
  - Давай, сказитель, - иронично обронил Маклудн.
  
  - В общем, эту историю я услышал от человека с зеленой кожей, - начал снова Горвинд, подбросив в костер дров.
  Маклудн поднял руку, чтобы осадить начавшего было дрожать от немого смеха Олафа.
  - Да, это бы человек с зеленой кожей, - немного помедлив, продолжил мужчина. - И это была не краска или что-нибудь подобное, что делают варвары с севера, - это была его кожа! Говорю вам... Ладно, слушайте.
  
  Дверь отворилась с легким скрипом.
  Все посетители таверны по неписаному обычаю бросили скучающие, тяжелые или заинтересованные взгляды на вход. Фигура в плаще, с которого струйками стекала на пол вода, повела головой в поисках свободного места и направилась к стойке.
  Стена дождя скрылась из виду, едва захлопнулась дверь.
  Темный угол за камином в этот день не был занят. Обычно хозяин прибрежной таверны предлагал это место сам. Ему хватало одного взгляда, чтобы понять, с чем пришел посетитель и чего он хочет.
  И сегодня, стоило ему оглядеть - с высоких грязных сапог до глубокого капюшона - позднего гостя, чтобы спросить:
  - Вам место в углу, сэр?
  Капюшон утвердительно дернулся. Вытянулась ладонь, затянутая в перчатку - и на стойку упали монеты. "Меня не беспокоить", - прогудело из-под капюшона.
  Хозяин меланхолично проводил его взглядом до места и призвал к себе Трошку, одного из охранников:
  - Следи за ним, - приказал он. - Чтобы никто не приставал.
  Парень бодро кивнул и положил руку на рукоять спаты, когда возвращался на свой пост. Два других охранника играли в кости.
  - Как ты думаешь, кто он такой? - Спросил у него через некоторое время Хант, здоровяк с щетиной на хмуром лице, большой любитель подраться. Он прямо-таки сверлил взглядом спину незнакомца, Трошка даже удивился, как тот не почувствовал.
  - Я так думаю, это наемник, - выдал после мучительных раздумий Бак, второй верзила, когда бросил кости.
  Молодой охранник вздохнул и выдал страдальческую мину:
  - Тупица, а где его оружие?
  Он имел право оскорблять здоровяков, они находились в его прямом подчинении. Так уразумел хозяин таверны. Видимо, он считал, что мозги для охранника не менее важны, чем сила.
  - А, - только и сказал Бак.
  И правда, у незнакомца не было даже намека на оружие. Конечно, плащ мог скрывать кинжал или нож, но это не оружие наемника.
  - Тогда маг? - Предположил Хант.
  - А где мантия? - Возразил Бак.
  - С чего ему быть в мантии? - Нахмурился верзила.
  - Они же в мантиях ходят и с посохами... - Настоял на своем Бак.
  - Придурки, необязательно им мантии носить. Посохи тоже не нужны, - оборвал бессмысленный спор Трошка.
  Бак почесал затылок. Хант плюнул и схватил кости.
  Через час в таверну вошел высокий мужчина в мантии. Длинный нос, холодный пронизывающий взгляд, короткая борода. На груди - золотой медальон с четким иероглифом башни в центре круга.
  Все сразу притихли.
  - Я же говорил, что они в мантии, - прошептал Хант.
  Маги были вне закона. Просто потому, что в Законнике о них не было ни слова. Король, который ныне правил Старлином, никогда не был против магов, но и помощи он им не оказывал. У них был свой Город, и правила короны там не действовали.
  В Старлине же им ничего не могли сделать.
  Волшебник обвел ясным взглядом всех в таверне из-под кустистых бровей и направился к посетителю в углу.
  На его пути вырос Трошка.
  - Сэр просил не беспокоить, - с натянутой улыбкой сказал воин.
  Его ладонь на рукояти спаты вспотела, а сердце бешено застучало, едва маг опустил на охранника свой взгляд.
  - Сэр меня ждет, - произнес он негромко.
  Он сказал это так спокойно и уверено, что Трошка облегченно вздохнул.
  - Ну, тогда, конечно...
  - Мне горячий чай и чего-нибудь поесть.
  - Но я не... - Начал было воин.
  Маг пристально взглянул на него. Темные брови едва дернулись, и Трошка уже бежал в сторону кухни.
  
  Горвинд тогда праздновал с друзьями благополучное завершение контракта с катарейцами. Удача достала ему билет возле кулис, то есть, счастливый наемник сидел ближе всех к таинственной фигуре в плаще и магу, присоединившемуся к ней.
  Он был спиной к ним и говорил о чем-то с друзьями, но в отличие от последних, совсем не пил. Назавтра предстоял очередной контракт.
  В зале было не очень шумно, и он услышал:
  - Я рад, что ты смог прийти, - вырвалось из-под капюшона.
  - Это было не трудно.
  - Кто еще знает?
  Пятеро матросов у двери разразились дружным смехом, и Горвинд не расслышал ответа. Когда восстановилась тишина, он навострил уши:
  - Мастер мертв. Хватит. Сколько еще крови ты прольешь?
  В вопросе прозвенела сталь, и Горвинд позволил себе оглянуться.
  Магу принесли чай, и заинтригованный мужчина сделал вид, что хочет обратиться к разносчице.
  Капюшон слегка колыхнулся, и тогда он впервые приметил, что у существа в плаще кожа отливает зеленым.
  Он спустил это на игру света.
  - Можно мне еще жаркого, дорогуша? - поинтересовался Горвинд.
  Полненькая девушка с веснушками на крупном носу сонно кивнула.
  Когда она ушла, доморощенный шпик повернулся к своим друзьям и даже что-то добавил в беседу.
  Но на самом деле он внимательно ловил каждое слово.
  - Достаточно, - раздалось наконец из-под капюшона.
  Несколько минут полной тишины подтолкнули мужчину не прислушиваться к странному разговору двух посетителей таверны.
  Однако чуть позже странные слова, сказанные незнакомцем в плаще, заставили его превратиться в слух.
  - Я ненавижу магов.
  - Ты имеешь на это право, - дипломатично заявил маг.
  - Мне все равно, - зло отчеканил незнакомец. - Я не успокоюсь...
  Очередной шквал хохота в таверне. Да заткнуться когда-нибудь эти матросы?
  Капюшон склонился.
  - ... пока не свершится месть.
  Горвинд дрогнул.
  - Старина, ты чего? - Обратился к нему друг.
  - Да нет, - отмахнулся он, - курятина что-то в горле встала.
  Подвыпившие товарищи засмеялись.
  - Расскажи мне, что тогда случилось, - вздохнул маг.
  - Я расскажу тебе все с самого начала, маг.
  
  Тара, без особого энтузиазма вертевшая в руке клинок, вопросительно подняла руку.
  - Да? - Спросил Горвинд.
  - Так история начнется только сейчас?
  Мужчина сначала не понял, о чем она, затем кивнул.
  - Да, это... двойная история.
  Олаф страдальчески замычал.
  
  - Я только закончил Башню, - начал капюшон неспешно. - И хотел власти. Ужасно хотел власти. Понимаешь, кто-то хочет любви, кто-то денег, кто-то оставить свой след, иной не хочет ничего... Я же хотел власти.
  Ведь что такое магия? Это - очередной путь к власти. Самый сложный и самый дорогой...
  В конце власти - только смерть и одиночество. Так говорят... Я знал это... Я знаю это. Власть не приносит ничего, кроме власти. Вокруг тебя только подданные и рабы. Нет друзей. Нет никого... Но я хотел править. Хотел, чтобы меня боялись и падали ниц...
  Впервые открыв в себе магию в юношестве, я ликовал. Я понял, что не такой, как все. Я отличаюсь от простых людей...
  В университете я не показывал свою суть. - Мужчина оттянул край капюшона, но оглянувшийся Горвинд не видел его лицо, зато он оценил, как сменилось выражение лица мага. - В университете я был смирной овечкой... Такой же, как все. Как сотни других студентов. Самое настоящее стадо.
  Меня обижали. Меня никто не уважал. Учителя относились ко мне снисходительно.
  Но мне плевать. Плевать сейчас и плевать было тогда.
  Я хотел только знаний. Я вгрызался в долбаный гранит науки... - Сказал он зло. - Как червь. Я читал и штудировал огромные тома. Сколько часов я провел библиотеке? Глаза, бывало, отказывали мне, и приходилось делать специальные мази. Я спал мало - ровно столько, чтобы жить.
  Ты знаешь выражение: 'Молодость не терпит сна и ожидания'?
  Я испытал это на себе, но по своей причине.
  Я делал артефакты. Сам. Нам запрещали их делать, но никто не проверял... Я помню свой первый арт. Я забился в угол комнаты, защитил дверь всем, чем мог, обрисовал стены... Смешно вспоминать.
  Это был телепорт. Он переносил меня на какую-то скалу у моря... Я стоял один, обдуваемый ветром, и вдыхал запах свободы.
  Я часто переносился туда.
  Меня били. У меня были хитрые планы и какие-то теории, но они не работали. Нет ничего вернее силы... Да, маг, ты не знал о дедовщине в Башне? И о том, что нельзя применять магию против других вне Круга?
  Первые два курса было особенно тяжело. Грубые насмешки и никакой поддержки. Как я ненавидел их....
  Вначале учения нельзя вызывать на магический бой. Приходилось притворятся и терпеть. Это я умел. Потом... Пару раз я вышел в Круг. Тех ребят уносили в лазарет без сознания... их было много.
  Меня стали уважать... по крайней мере, я так думал.
  Мужчина замолк. Видимо, воспоминания нахлынули на него. В таверне было мало людей, но матросы постоянно срывали тишину громким смехом и веселыми криками. Он посмотрел на них.
  - Я был на четвертом, когда впервые убил человека. Да-да, человека.
  До этого были лорпы и драки. Красномордых и ящериц песков я уничтожал на практической магии. Потом человек... Мне нужен был человек для ритуала, - сказал он. - Не бойся, маг, ничего такого. Обычный вызов демона. А ты как думал?
  Кажется, это был шахтер. Не знаю. У него была кирка, кажется...
  Я очень нервничал в тот день. Руки дрожали очень сильно. Но я смог. Он умер быстро. Ты же знаешь, что есть заклинания быстрой смерти. Смерть взмахнула косой - и все...
  Когда я закончил Башню, магистр некронтов позвал меня к себе. Я вежливо отказал. Работать при Башне? - Он прыснул. - Еще чего! Я хотел знаний, и самый верный путь к ним в молодости - ученичество у мага. Не единственный, но самый верный.
  Я узнал у старших магов, к какому отшельнику лучше идти. Один был могущественный чернокнижник, другой хранил секрет вечной молодости, третий мог вызывать ифритов. Но мне нужно было другое.
  Один маг в краткие сроки учил всему, что знал. Кто знает, в чем его секрет? Я пошел к нему...
  И тут мне пришлось притворятся. Вновь.
  Я был примерным мальчиком. Хорошеньким учеником. Я записывал и запоминал все, что он скажет. Эдакий гуттаперчевый мальчик. И при этом еле сдерживался, когда он совершал ошибку или допускал промах... Боже, как я хотел рассмеяться.
  Но учителям нельзя указывать на их промахи. Ты должен это знать, маг, как никто.
  Люди вообще не любят критики. Кто-то промолчит, затаив злобу, кто-то делает вид, что ему не обидно, а кто-то нервничает. Но никому не нравится быть объектом критики. Критика - это всегда неприятно.
  Маг закряхтел, но мужчина в плаще поднял руку.
  - Не надо, маг. Не утруждай себя.
  В общем, я был на середине срока ученичества, когда учитель сказал... -Мужчина сжал кулак. Кожа на перчатке натянулась.
  - Нет, ты подумай... Они же сами виноваты, что мы становимся такими. Общество виновато, что создает таких. Система виновата, что рождает таких людей. Мы становимся жесткими.
  Он сказал, что до конца учения дойдет только один.
  Я стал устранять учеников. Не убивать. Не морщись, маг. Кого-то я отправил домой, кого-то к другому учителю, кого-то вообще убедил, что магия - это не их дело. Запугал, угрожал, использовал все силы.
  Это кратчайший путь к власти. Не хочешь ждать - устрани соперников. Так быстрее. По телам всегда легче лезть в гору. Спроси у любого лидера.
  Я хотел узнать секреты старого мага. Он что-то хранил у себя... Что-то очень древнее. Я чувствовал это.
  Маг злился. Еще бы. Все его ученики стали исчезать незадолго до конца учебы. Не странно? Любимчики покидали дом.
  Я же был мышкой. Тихоней, кивающим и соглашающимся со всем.
  Он не понимал.
  Но один ученик не хотел уходить... Он не поддавался на уговоры, не боялся угроз и не желал покидать путь мага. Он сразу раскусил меня. Мне всегда было трудно управлять им.
  Он был весь такой правильный, хороший, - прошипел мужчина. - Все ему легко давалось... Он не прилагал усилий там, где я рыдал от напряжения.
   Он был горд... - Задумчиво протянул повествователь. - Не люблю гордецов. Они слишком слепы, чтобы заметить то, что происходит вокруг.
  Я ведь не хотел. Пришлось вызвать его на бой. Он сражался очень хорошо...
  Рассказчик замолк, в голосе проскочила боль.
  Бокал, из которого мужчина пил вино, лопнул, когда он сжал кулак. Под ничего не выражающим взглядом собеседника он вынул из кармана белоснежный платок и вытер перчатку.
  - Он победил. Мне пришлось его отравить.
  Я сделал вид побежденного и уязвленного мага. Собрал вещи. Он все время стоял рядом, чтобы я что-нибудь не выкинул... Как будто знал, гад. Я даже почти стал уважать его. Потом был ужин. Этот благородный человек решил, что я заслуживаю последнего застолья.
  Учитель закрылся в комнате и плакал...
  Когда маг уже раскусил меня и понял, кто я и на что способен, я решил, что надо заканчивать... Но так, оказывается, решил и он.
  Знание - сила. Знай больше - и станешь сильнее.
  Так я думал тогда... думаю и сейчас.
  Он хотел убить меня. Кухонным ножом! - Из капюшона раздался смешок. - Представляешь? Снял все мои заклинания, залез ко мне ночью и поднял нож над головой... Убить величайшего мага будущего только из-за страха выпустить его в мир... Все вы маги с придурью.
  Я знал, что он не сможет. Я долго смотрел в его глаза и читал в них доброту и сожаление. Он жалел меня! Жалел и хотел убить!
  Учитель почти сдался.
  Он готов был принять меня и раскрыть мне все секреты. Я так думал.
  Ученик прошептал последние слова и с минуту хранил молчание. Затем резко продолжил:
  - Он убил меня. Он убил себя, но убил и меня! У него был артефакт... Не помню, что это было... кулон? Я только помню яркий свет, ослепляющий зеленый свет. Режущий зеленый свет.
  И его глаза... такие грустные глаза. Полные противоречий и отцовской заботы. Я никогда не забуду выражение его лица.
  
  Я очнулся на том утесе... Впереди было море, высоко над головой - яркое солнце. Не помню, что со мной случилось. Голова раскалывалась, перед глазами все плыло. Я не помнил ничего!
  Наверное, я сжал камень телепорта, который хранил под подушкой... Зачем? Я любил бывать у моря...
  Я НИЧЕГО НЕ ПОМНЮ! Ни одного заклинания, ни одного!
  Все то, чего я добивался. Все знания. Власть. Магия. Все!
  Я не мог даже вернуться назад... Артефакт распался в моей руке сразу после использования, мне повезло, что вечером проплывал корабль торговцев. А все этот проклятый зеленый свет.
  Что это был за артефакт? Какая-то древняя вещица, не иначе... Узнать бы.
  
  Мужчина что-то невнятно забормотал, но маг прервал его:
  - И что теперь? Как ты собираешься отомстить, если не умеешь колдовать?!
  Горвинд обернулся.
  - Ты сам признался. - Маг поднялся, сжал в руке амулет на шее. - Я заключаю тебя под арест от имени Башни. Я, Артариан Девятый, исполняю желание Троицы.
  Мужчина в плаще прекратил бормотать. Сложив руки перед собой, он вздохнул и поднял голову. Горвинд почувствовал, как от него стали исходить странные волны - у наемника всегда был нюх к таким вещам.
  Зеленая кожа открылась всему бару, когда посетитель скинул капюшон.
  Разносчицы ахнули, матросы залихватски выругались, охранники потянулись к оружию.
  Мужчина был не так стар. На вид ему не было и тридцати. Совсем юная кожа, пусть и зеленая... Мальчик, ни дать ни взять. Если бы не глаза. В них плескались нечеловеческая злоба и ненависть.
  Маг поднял руку.
  - Ты отправляешься со мной.
  - Все вы одинаковые, - сказал тихо бывший ученик.
  - Я оценил твою попытку исповедаться. Очиститься. Но я должен...
  В следующее мгновенье собеседник весь трясся. Все с удивлением воззрились на мага. Люди подумали, что тот колдует. Горвинд и его приятели убрались подальше от их стола.
  Через секунду истина стала ясна.
  Человек в плаще смеялся. Его тело тряслось от смеха. Он обхватил себя руками и сотрясался от беззвучного смеха. Когда он закончил, то смахнул несуществующую слезу и сказал:
  - Исповедаться? Очиститься? Ты сошел с ума, маг.
  - Ну, хватит. Пожалуй, пора заканчивать.
  - Тут ты прав. - В его голосе появился холод, глаза сузились, Горвинд увидел, как растянулась на его зеленом лице ухмылка.
  Маг не стал медлить. Прочитав заклинание, он взмахнул рукой. Светящаяся веревка, появившаяся из воздуха и намеревающаяся связать мужчину, исчезла, едва коснувшись неудачливого неофита.
  - Вот видишь, - отчеканил тот, поднимаясь. - Я не тронул тебя. А ты использовал заклинание. Разве это честно? Мало было магам из этой долбаной башни посылать ко мне своих неудачников - прислали старика... Внезапно один из мужчин, сидящих за столом возле двери, решительным шагом подошел к магу. - Именем Троицы! - Он выставил вперед вытянутую руку с толстым перстнем на среднем пальце. - Постой... - сказал старый маг, но тот уже начал заклинание. От стены отделились две плотные тени и приблизились к зеленому. Молодой прошипел последние слова. Тени с неясными очертаниями рук колыхались по бокам от зеленого. - Я приказываю схватить его и доставить в Башню! - закричал молодой маг. Тени не двинулись. - Они не могут, - пояснил зеленокожий и провел рукой через одну из теней. Та дрогнула и исчезла. - Забери его, - обратился он к другой тени и указал на мага, - если не хочешь так же... Тень бросилась на молодого мага так быстро, что Горвинд не успел даже понять, куда он делся. Будто на него накинули мантию-невидимку. Если бы не крик, разнесшийся по таверне... - Молодые - такие заносчивые... - Живым или мертвым... - тихо сказал оставшийся маг сам себе.
  Электрическая сфера, пущенная им, отскочила от выжившего и ударилась о камин, оставив темный след.
  Маг сложил руки и выдал огненную струю. Она обошла зеленого дугой, придав огню стену позади него.
  - Какого...
  - Все вы одинаковые, - повторил мужчина, делая шаг навстречу магу.
  Волшебник сглотнул.
  - На самом деле, я хочу, чтобы ты передал магам послание... - Он аккуратно стянул перчатку с руки. - Собственно, ты им и будешь.
  Он опустил руку на плечо мага.
  Крик разнесся по зале. Одежда загорелась, запахло паленой кожей...
  Все посетители и охранники не могли оторвать глаз от этого действия, способного ужаснуть любого. Трошка спрятался за остальных вышибал. Хозяин нырнул за стойку.
  А странный мужчина все не опускал руку. Маг кричал, из глаз его лились слезы, правая рука висела плетью.
  Мужчина склонился над его ухом и прошептал:
  - Я мог бы убить тебя.
  Он одернул руку.
  - Иди. Расскажи всем.
  Маг, обняв свою раненую конечность, исчез.
  Странный мужчина оглядел всю таверну и спокойно вышел.
  - Что стоите, олухи?! - Заорал хозяин, когда прошло некоторое время. - Быстро хватайте ведра и тушите! - Он указал на полыхающую стену.
  
  Горвинд замолчал.
  - Вот ведь история... - Начал было Олаф, уставившись в костер.
  - Не врешь? - Спросила Тара, хитро глядя на наемника.
  Сказитель обидчиво выпятил губу.
  - Нет.
  - Значит, на него не действует магия? - Полувопросительно сказал Маклудн.
  Рассказчик быстро кивнул.
  Маклудн обратил свой взгляд на восток, где уже покраснел горизонт.
  - Интересно, где он сейчас... - Протянул воин.
  
  На берег озера вышел мужчина. Его плащ дрожал на ветру, и он снял капюшон. Занимался рассвет, вырвавший у тьмы кусочек прошлого.
  Недалеко были развалины. Сильный взрыв уничтожил невысокое каменное здание. Почти родные стены... Может быть, где-то под ними лежит учитель. А может, и нет.
  Перед его глазами пронеслась картина из прошлого.
  
  Безумный огонек вспыхнул в глазах мага, и мужчина запустил руку в карман и поднял вверх золотой амулет с крупным изумрудом внутри.
  - Я не смогу убить тебя, Гарет, но я в силах убить нас обоих!
  Маг сжал амулет, и тот вспыхнул зеленым огнем.
  Ученик понял, что это за артефакт и закричал:
  - Стой! Неееет!
  В двухсот шагах от дома мага, стоящего на берегу большого озера, рыбачил седой старик. Медленно, неспешно он дергал за удочку, проверяя улов.
  - Ну, ловись же рыбка... большая и маленькая.
  Неожиданная вспышка зеленого света заставила мужчину прикрыть глаза. Когда свет померк, он пригляделся: дом мага вдалеке превратился в руины. Ударная волна от взрыва разнеслась по озеру в виде сотен кругов.
  Сильный ветер ударил в лицо старика, и он зажмурился.
  - Проклятье! Опять эти маги... Всю рыбу распугали! - Он посмотрел на небо и воскликнул, потрясая кулаком: - Что же это творится?!
  Рыбак бросил тоскливый взгляд на круги, бегущие на воде.
Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"