Евтушенко Валерий Федорович: другие произведения.

Казак,дипломат,военачальник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
   Казак, дипломат, военачальник.
  
   Вступление
   Признаюсь честно,давно интересуясь историей запорожского казачества и прочитав еще в школьные годы трилогию М.Старицкого "Перед бурей", "Буря", " У пристани", роман Н.Рыбака "Переяславская рада", а позднее трилогию И.Ле "Богдан Хмельницкий" и роман П.Загребельного " Я, Богдан", я нигде среди прочитанного не встречал упоминания об Антоне Ждановиче. И это тем более удивительно, что, в бытность студентом Киевского государственного университета мне довелось довольно основательно изучать историю государства и права Украины, в том числе и периода Освободительной войны. О других выдающихся соратниках Богдана Хмельницкого Максиме Кривоносе, Иване Богуне в советские годы было написано немало, но все украинские писатели того времени об Антоне Ждановиче не обмолвились ни одним словом. Даже С .М. Соловьев приводит о Ждановиче весьма скудные данные.Фактически я знал о нем очень мало , пока не познакомился со знаменитой "Iсторieй русiв" и впервые узнал о легендарном рейде Ждановича, прошедшего всю Польшу и предавшего ее огню и мечу. Этот рейд по его значимости ассоциировался у меня с аналогичным рейдом 1-й Конной армии, прорвавшей оборону поляков под Киевом в июне 1920 года и прошедшей по их тылам не одну сотню километров. Любопытные сведения о Ждановиче содержатся также в "Iсторii украiнського вiйська", изданной в 1936 году во Львове. Позднее из сочинений Н.И. Костомарова мне довелось узнать более подробно о Ждановиче, однако известный историк, почему-то ограничился лишь описанием полководческой деятельности этого выдающегося сподвижника Великого запорожского гетмана, ни словом не упомянув о его деятельности на дипломатическом поприще. И лишь в 1998 году в киевском издательстве "КМ Academia" вышел капитальный труд А.Грубика "Полководци вiйська Запорiзького. Icторiчнi портрети", в первой книге которого помещена обширная статья "Антiн Жданович-дипломат и полководець часiв Хмельниччини" всесторонне отражающая деятельность знаменитого киевского полковника. К сожалению , эта работа издана на украинском языке и не все могут с ней ознакомиться. Именно поэтому я и решил подготовить отдельный очерк о Ждановиче для русскоязычного читателя, интересующегося темой казацких войн времен Б.Хмельницкого. Помимо указанных выше работ мною при подготовке данной статьи использованы и материалы собственного "Очерка истории малороссийского казачества"размещенного на моей странице Самиздата.
  
   Панове молодцi! Добре ви дбайте,
   Собi гетмана поставляйте,
   Бо я стар, болiю,
   Бiльше гетманом не здолiю!
   Коли хочете, панове, Антона Волочая
   Киiвського...
   Народна дума "На смерть Хмельницького"
  
   В этой думе, созданной в 1657 году вскоре после смерти Богдана Хмельницкого, он обращается к своим сподвижникам, предлагая им поразмыслить над тем, кого избрать себе в преемники и в качестве возможной кандидатуры называет Антона Ждановича ( Жданова), киевского полковника по прозвищу Волочай. На самом деле данных о том, чтобы Хмельницкий рассматривал Ждановича в качестве своего преемника не имеется, однако показательно, что в этой народной думе речь идет не о Пушкаре, Выговском, Юрии Хмельницком или знаменитом Богуне, а именно об Антоне Ждановиче, который, по мнению создателя думы, выражавшего настроение народных масс, вполне достоин гетманской булавы. И это не случайно, так как на протяжении 1648-1657 годов Жданович являлся ближайшим и верным соратником Б.Хмельницкого, проявив выдающиеся качества полководца, дипломата и государственного деятеля, способного блестяще решать стоявшие перед ним задачи.
   К сожалению, точных данных о времени и месте рождения Антона Никитича Ждановича в распоряжении историков не имеется. На Черниговщине известен дворянский малороссийский род Ждановичей, но по преданию он основан выходцем из Литвы Яковом Ждановским только в конце ХУ11 века. Находились ли Антон Жданович и Яков Ждановский в родстве между собой не известно. Первое упоминание об Антоне Ждановиче относится к 1649 года, когда он, бывший сотник Чигиринского полка, возглавил весьма важный в стратегическом отношении Киевский полк, насчитывавший 17 сотен казаков ( 1792 человека), сменив погибшего М.Кречовского. Произошло это уже после заключения Зборовского мира с поляками. Анализ этой информации позволяет сделать несколько выводов. Прежде всего, становится понятным, что, скорее всего, Б.Хмельницкий был давно знаком с Ждановичем, так как сам до декабря 1647 года служил сотником в Чигирине и вполне возможно, что тот был казаком именно его сотни.Учитывая это обстоятельство, с большой долей вероятности следует, что Жданович примкнул к Хмельницкому с самого начала восстания и сразу после формирования Чигиринского полка гетман назначил его туда сотником. Отсюда можно сделать вывод и о возрасте Ждановича, вряд ли Хмельницкий назначил бы сотником, а через год и полковником слишком молодого человека. С другой стороны, не стоит забывать, что спустя 10 лет Жданович возглавил рейд многотысячной казацкой конницы против Польши, а для такого похода он не мог быть и слишком старым. Следовательно, скорее всего, ко времени начала его карьеры Ждановичу было 30-35 лет, но в любом случае не более сорока. Жданович на всем протяжении Освободительной войны пользовался исключительным доверием Б.Хмельницкого. Запорожскому гетману был хорошо известен военный опыт Ждановича и сразу после назначения его киевским полковником Хмельницкий намеревался направить его на помощь крымскому хану против горцнв, но затем поручил это предприятие сыну Тимошу, решив с большей выгодой использовать дипломатические способности Антона Никитича. Дело в том, что после Пилявецкого сражения Турция, где великий визирь Мелек-Ахмет-паша управлял страной от имени малолетнего султана, направила посольство в Субботов для установления контактов с новым запорожским гетманом. Видимо, еще в то время Жданович, превосходно владея татарским и турецким языками (?) участвовал в ведении переговоров с посланником Порты Осман -агой, на которых была достигнута договоренность о беспрепятственном плавании казаков по Черному морю и Архипелагу с правом беспошлинной торговли на сто лет. Казаки в свою очередь обязывались не нападать на турецкие города. Важной договоренностью было обязательство о взаимной обороне от Польши, в случае нападения поляков на территорию Войска Запорожского турки обещали военную помощь казакам. Для утверждения этого договора, имевшего для Войска Запорожского важнейшее значение, в начале 1650 года в Стамбул было отправлено посольство, во главе которого Б.Хмельницкий назначил А.Н Ждановича. Но помимо заключения договора с Турцией в задачу Ждановича входило убедить турецкое правительство сменить молдавского господаря Василия Лупула, который плел интриги против казаков, на Моисея Могилу. В Стамбуле казацкое посольство было принято очень хорошо, со всеми подобающими почестями. Три месяца нахождения в столице Османской империи Жданович использовал с максимальной пользой. Помимо заключения договора и подтверждения обязательств со стороны Порты придти на помощь в случаеначала военных действий с Польшей, киевскому полковнику удалось завязать близкое знакомство с очаковским беем, от которого он много узнал о характере дипломатических отношений Турции с Крымом, подрывной деятельности поляков в Бахчисарае и о секретных переговорах, ведущихся ими с крымским ханом. В ноябре казацкое посольство в сопровождении Осман-аги с богатыми дарами возвратилось в Чигирин. Согласно договору в столице Османской империи должен был находиться резидент запорожского гетмана, а крымскому, молдавскому и валашскому турецким наместникам было дано указание в любое время выступить на помощь Хмельницкому. Таким образом, это был безусловный успех казацкой дипломатии, чему в немалой степени способствовали и личные качества самого Ждановича. К сожалению, между крымским ханом Ислам -Гиреем и Портой уже в то время начались осложнения. Несмотря на прямое указание великого визиря оказать всю возможную помощь Б.Хмельницкому "славе владетелей христианского мира, высокому избраннику нации, мессии, гетману казаков", хан, обиженный на гетмана за его отказ в совместном походе против московской Украйны, обещал прислать в помощь казакам только 12 тысяч татар, чего было явно недостаточно. Свою позицию турецкому правительству он объяснил трудностями предпринятого им молдавского похода и в целом в отношениях Порты и Хмельницкого наметилось охлаждение. Между тем, гетман понимал, что условия Зборовского договора никак не могут устроить польских панов и Речь Посполитая готовится к новой войне. Учитывая, что Москва занимала нейтральную позицию, не желая нарушать мира с Речью Посполитой, крайне важно было заручиться твердой поддержкой султана и оказанием им военной помощи. Именно поэтому в декабре 1650 года новое посольство во главе с А.Н. Ждановичем опять направляется в Стамбул. В результате дипломатических усилий Ждановича, Мелек -Ахмет-паша приказал крымскому хану лично придти на помощь Хмельницкому, что Ислам -Гирей весной 1651 года и выполнил. Однако он не скрывал, что в этот раз действует по принуждению султана и особенно усердствовать не будет. Татары открыто заявляли, что будут воевать только в случае, если военная удача будет сопутствовать казакам. В конечном итоге, такая позиция хана привела к тому, что позднее в самый ответственный момент битвы при Берестечке в июне 1651 года он со своими татарами оставил поле боя, чем обрек казаков на страшное поражение.
   С наступлением весны угроза возобновления активных военных действий стала реальной. Польские войска выдвигались в общем направлении на Сокаль, казацкая армия сосредотачивалась у Збаража в ожидании подхода хана с ордой. Из-за этого Хмельницкий упустил стратегическую инициативу, позволив полякам занять выгодную позицию у Берестечка. Соединившись 18 июня с татарами, Хмельницкий двинул свои войска к польскому лагерю. Однако в это же время со стороны Литвы к Чернигову подходила отлично обученная и отмобилизованная армия литовского гетмана Я.Радзивилла. С целью отражения этих войск Хмельницкий заблаговременно приказал киевскому, нежинскому, переяславскому и черниговскому полковникам организовать оборону своих северных рубежей. Выполняя этот приказ, Антон Жданович сосредоточил свой полк в районе Чернобыля, где к нему присоединились несколько подразделений казаков других полков . Черниговский полковник Мартин Небаба разбил свой лагерь на р.Сож. Контролируя переправу на реке Припять, Жданович со своими казаками в течении мая-июня сдерживал Радзивилла, не давая ему развить наступление. Все же в конце июня Радзивилл, подтянув свои силы и, смяв казацкие заслоны, предпринял штурм Чернигова. Оборонявший город полковник Небаба допустил ошибку, преждевременно перейдя в контратаку, в ходе которой погиб. Одновременно польный литовский гетман Гонсевский нанес удар в направлении Овруча. С учетом изменившейся обстановки Ждановичу пришлось отступить к Киеву, где он перешел к обороне. Между тем, Гонсевский , развивая успех, разбил отдельные казацкие подразделения, сосредоточенные в направлении Овруча, разгромил на Ирпене полковника Гаркушу и в начале августа встретился в пятнадцати верстах от Киева с Ждановичем. Вот как описывал этот бой 7 августа 1651 года русский посол Г. Богданов: "Киевский полковник Онтон с казаками, не допуская польских людей до Киева, встретил за 15 верст, и польские люди с казаками учинили бой и бились во весь день. И казаки польских людей побили и до Киева их не допустили.., и с ляхами бой у него был неодинова, и до Киева польских воинских людей не допускал".Однако несмотря на проявленный героизм сил для продолжительной обороны Киева у Ждановича не хватало. Да и город, в котором не было укрепленного замка, был для обороны мало пригоден. Тот же Богданов отмечал: "В Киеве города и крепостей никаких нет и в осаде сидеть от воинских людей негде". Киевский митрополит Сильвестр Коссов понимал это, поэтому во избежание напрасного кровопролития и бессмысленного разрушения Киева советовал оставить город без боя. Как отмечает Самовидец, такого же мнения был и печерский архимандрит Иосиф Тризна. Однако у Ждановича был прямой приказ гетмана оборонять столицу Древней Руси и поэтому он оказался перед нелегким выбором, как поступить. Зная крутой нрав гетмана, к тому же всего совсем недавно разгромленного под Берестечком, нужно было быть очень мужественным человеком, чтобы поступить наперекор его приказу. Но и для обороны Киева у полковника не было достаточных сил. В конце концов, по договоренности с корсунским полковником Мозырой, А.Жданович решил оставить город с тем, чтобы затем попытаться отбить его, напав на радзивилловское войско прямо в Киеве. Взяв с собой все ,что возможно и захватив многих мещан, не желавших оставаться в городе, казаки спустились на байдарах вниз по Днепру.25 июля 1651 года войска Радзивилла вступили в древнерусскую столицу.Позднее в летописи Самовидца об этом событии сказано, что виленский воевода "..место пустое застал, бо з козаками і мішане киевскіе уступили суднам - вниз Дніпра ку Переяславлю, Черкасом и к иним містам коло Дніпра где мог пройти байдаками и иними суднами. А метрополит кієвскій Силівестр Коссов не уступовал с катедри, але зоставал при церкви Свято Софі, также и архимандрит печерскій Іосиф Тризна з братією зоставали у монастиру у Печерском, любо великую шкоду и, небезпечность здоровя міли".Захватчики расположились в районе Софиевского собора, а сам князь занял резиденцию митрополита. Уберечь город от разграбления не удалось, так как литовские солдаты тащили все, что плохо лежало,не останавливаясь перед прямым разбоем.В городе начались пожары, сгорело несколько сотен каменных зданий и пять деревянных церквей. Богдан Хмельницкий, узнав о том,что Жданович сдал Киев, впал в ярость, грозил ему военным судом, написал гневное письмо митрополиту Коссову, упрекая его в том, что он вмешался не в свое дело. "ему, митрополиту, смерти боятися не годитца, хотя за православную християнскую веру и постражет, и он от господа бога венец воспримет".
   Но в конечном итоге гнев гетмана угас и он поддержал план Ждановича по освобождению Киева, выделив в его распоряжение дополнительные силы- белоцерковский и уманский полк, а также подразделение татар. План Ждановича строился на точном расчете времени и согласованности действий всех формирований, привлекавшихся для освобождения Киева. Предусматривалось, что мещане подожгут несколько городских домов для создания паники и отвлечения литовцев на тушение пожаров. В это время казаки корсунского полка должны были подплыть по Днепру и уничтожить литовскую флотилию, подав факелами сигнал Ждановичу.. Полковник Гаркуша должен был нанести удар с юго-западного направления, а шеститысячный корпус Ждановича, скрытно поднявшись на челнах по р.Лыбедь, атаковать основные силы радзивилловцев. В принципе, для осуществления этого плана было достаточно сил и средств, однако он провалился в основном по вине Мозыры, который, не уничтожив литовские суда, преждевременно подал факелами сигнал Ждановичу. Бдительная литовская стража заметила это и эффект неожиданности был утрачен.Бой с Гаркушей и Мозырой завязался , когда казаки еще только подходили к городу, но им все же удалось отбросить литовцев к Золотым воротам. Здесь в битву должны были включиться татары, но они не форсировали Лыбедь и не пришли на помощь казакам, а флотилия Ждановича была атакована литовскими байдарами еще на Днепре и он вынужден был отступить. Тем не менее, оставаться дальше в наполовину спаленном Киеве, где не было условий для ведения нормальной обороны, Радзивилл в преддверии осени не решился , а вылазки литовского войска из города пресекались обложившими его со всех сторон казаками. Узнав о приближении основных сил польского войска к Василькову (местечко в 30 км от Киева), литовский гетман 3 сентября оставил Киев и соединился с поляками.
   После заключения Белоцерковского мира, сведшего на нет даже ту ограниченную автономию, которая предусматривалась по условиям Зборовского мирного договора, перед гетманом и генеральной старшиной остро встал вопрос о выборе одного из двух вариантов: либо принять протекторат Турции, либо перейти под царскую руку. В каждом из этих вариантов были свои плюсы и свои минусы. Турки не преследовали сторонников православной веры, так как согласно Корану между исламом и христианством нет большого различия и христиане стоят к мусульманам ближе, чем представители иных религий. Туркам не нужна была территория Украйны и, установив над ней свой протекторат, они тем бы и ограничились, не мешая старшине управлять этими территориями по своему усмотрению. Турецкий протекторат был выгоден и духовенству, так как константинопольский патриарх находился далеко и киевский митрополит подчинялся ему лишь номинально. Кроме того, при принятии турецкого подданства в распоряжении гетмана в любой момент находилась бы грозная татарская конница крымского хана и неустрашимая пехота силистрийского паши. Принятие московского подданства было более выгодно для народных масс, объединенных с русскими глубокими генетическими корнями и единством веры. Поспольство, уставшее от притеснений польских панов и своей казацкой старшины, предпочитало иметь над собой пусть и строгую, но зато одну царскую власть. С этим мнением народных масс тоже нельзя было не считаться. Сам Хмельницкий склонялся к тому, чтобы перейти под царскую руку и в этом его изначально поддерживала и большая часть старшины. Однако последовательный отказ Москвы от принятия Войска Запорожского в свое подданство, особенно в мае 1653 года, когда к царю было послано специальное посольство во главе с С.Мужиловским, заставило старшину склониться в пользу Турции. Генеральный писарь И.Выговский сообщал русским посланникам, что на раде подавляющее большинство старшины выступило за вхождение в состав Турции, только он и Жданович были против. В то время в гетманской ставке не знали еще, что вопрос о необходимости принятия Войска Запорожского под царскую руку, был положительно решен Боярской думой еще в феврале 1653 года. Просто Москва ,понимая неизбежность в таком случае войны с Польшей, хотела придать законность своим действиям и направила в Варшаву посольство к королю с требованием, в частности, соблюдать условия Зборовского мира и отменить унию на казацких территориях. Требования эти, как впрочем, и другие, касающиеся возмещения вреда за искажение царского титула и т.п. были заведомо невыполнимыми, однако они создавали правовую почву для объявления войны Речи Посполитой.
   Со своей стороны и Б. Хмельницкий в этой неустойчивой политической ситуации не хотел форсировать разрыв с Польшей и входить в состав Турции, а предпочел оттянуть время, вступив с поляками в переговоры. С этой целью в первых числах июня в Варшаву было направлено казацкое посольство во главе с Ждановичем .Поручение , выпавшее на его долю, оказалось в этот раз довольно щекотливым, так как он должен был представить все таким образом, будто бы ведет основную часть переговоров от имени большинства генеральной старшины, недовольной Б. Хмельницким и втайне от гетмана. При этом Жданович должен был убедить польское правительство, что при выполнении условий Зборовского мира, казаки останутся с Польшей, а иначе перейдут в подданство русского царя или турецкого султана. Однако посольство королем Яном Казимиром принято не было, а направлено к коронному гетману Станиславу Потоцкому, в подчинении которого официально по условиям Белоцерковского мира находился Б.Хмельницкий. Ознакомившись с посланием запорожского гетмана, Потоцкий остался крайне недовольным, так как оно звучало довольно ультимативно: "Просим покорно, чтобы на будущее время его величество король благоволил сохранить Зборовский договор, данный Запорожскому Войску; чтобы наши русские церкви и монастиры, согласно с правами их оставались неприкосновенными с своими имениями, а уния была бы уничтожена, как в Польском Королевстве, так и Великом княжестве Литовском. Если же король и Речь Посполитая не будут к нам милостивы, то мы, не желая более кровопролития, иными способами будем промышлять о своей безопасности". Реакция коронного гетмана на послание Хмельницкого была заранее предвиденной и дала возможность Ждановичу перейти к тайной части своего поручения. Он в беседе с коронным гетманом заверил его, что большая часть казаков недовольна политикой Б.Хмельницкого и желает остаться в подданстве Речи Посполитой при условии соблюдения статей Зборовского договора, особенно в части ликвидации унии. Однако С.Потоцкий, собрав военный совет и обсудив это предложение , выдвинул несколько неприемлемых условий. В частности, он заявил, что взял бы на себя миссию ходатайствовать перед королем о возвращении льгот Войску Запорожского при условии выдачи Хмельницкого и задержании в гетманской ставке в Чигирине турецкого чауша, прибывшего принять присягу от запорожского гетмана. Кроме того, Жданович должен был бы остаться в его лагере,а ответ Войску пусть передаст кто-то из членов его посольства. Несмотря на отказ Ждановича остаться в польском лагере, он был там задержан с остальными членами посольства. Лишь четыре казака с резким письмом коронного гетмана Б.Хмельницкому были отправлены в Чигирин. Тем самым польская сторона продемонстрировала свою готовность решать существующие противоречия не дипломатическим путем, а с помощью военной силы. Хмельницкий неоднократно принимал меры к освобождению Ждановича, прибегая даже к помощи турок и татар, однако после поражения короля осенью 1654 года он был переведен в Варшаву, а затем передан Радзивилллу. Литовский гетман безуспешно пытался использовать Ждановича для дипломатической игры с Б.Хмельницким и, в конечном итоге, он был освобожден из плена лишь в сентябре 1654 года после поражения Я.Радзивилла от царских войск. Судя по письмам виленского воеводы запорожскому гетману, содержание Ждановича у литовцев было вполне удовлетворительным и чувствовал он себя там довольно неплохо. Это видно хотя бы потому, что в Чигирин из плена Жданович возвратился 23 сентября, а уже спустя пять дней вместе с Я.Сомко убыл с посольством в Москву. Одной из причин этого решения гетмана было желание информировать царское правительство посредством Ждановича, полтора года прожившего у поляков, о положении дел в Польше и Литве, планах правительства Речи Посполитой на обозримый период, о существующей угрозе вторжения турок и татар в московские пределы. В целом миссия Ждановича оказалась успешной и Алексей Михайлович удовлетворил почти все предложения запорожского гетмана. В ранге киевского полковника А.Жданович оставался до 1656 года, хотя во время его отсутствия полк возглавлял Яненко-Хмельницкий. За почти шесть лет управления Киевом и его окрестностями Жданович зарекомендовал себя хорошим администратором, пресекавшим всякого рода своеволия на территории полка и успешно охранявшего пределы киевских земель от вражеских набегов.
   Став генеральным судьей Войска Запорожского, А.Жданович с присущей ему рассудительностью проводил по поручению гетмана следствие по ряду актуальных уголовных дел, рассматривал жалобы на полковников и других представителей старшины. Известно, что гетман посылал его в Белоруссию для разбирательства жалобы царских людей на И.Нечая. зятя Б.Хмельницкого. Внимательно вникнув в суть конфликта, Жданович сумел урегулировать возникшие разногласия с царскими ратными людьми, несмотря на то, что пришел к выводу о невиновности Нечая в инкриминируемых ему проступках.
   Но , безусловно, апофеозом всей военно-политической деятельности А.Н.Ждановича в ходе Освободительной войны стал знаменитый рейд возглавляемого им казацкого конного корпуса по территории Польши, участие в составе коалиционных войск в штурме Кракова и Варшав и захвате обеих столиц польской державы. Антон Никитич как-будто ждал своего часа, чтобы навечно войти в историю Хмельниччины, как один из самых ярких и талантливых военачальников в окружении Великого запорожского гетмана. Предыстория этого славного подвига Ждановича уходит корнями в сложные переплетения московско-польских отношений , сложившихся к 1656 году и непростую общественно-политическую и военную ситуацию в самой Польше. К середине 1655 года положение Речи Посполитой оказалось критическим. На протяжении ряда последних лет Хмельницкий предпринимал попытки втянуть в войну с Польшей Швецию, однако, пока страной правила миролюбивая королева Христина на это нельзя было рассчитывать. Но в конце 1654 года она отреклась от короны в пользу своего племянника Карла Густава, который занял шведский престол под именем Карла Х. Воинственный король прислушался к советам бывшего коронного подканцлера Радзеевского, который сбежал в Швецию, и еще с 1652 года подстрекал ее правительство к войне с Речью Посполитой. В качестве предлога для начала военных действий было использовано присвоение Яном Казимиром титула шведского короля и летом 1655 года шведы, как потоп, хлынули на территорию Речи Посполитой.Моральный дух шляхты оказался чрезвычайно низким, так как недовольство Яном Казимиром в широких слоях населения к тому времени достигло своего критического уровня. Познань и Варшава сдались без боя. Краков,древняя польская столица, обороной которого командовал Чарнецкий, продержался до 7 сентября и тоже сдался. Король Ян Казимир с немногими оставшимися ему верными вельможами покинул Польшу и бежал в Силезию. Великий гетман Литовский воевода виленский Януш Радзивилл и его двоюродный брат Богуслав изменили Яну Казимиру, как и многие польские магнаты, признав своим королем Карла Густава.
   Между тем, после вступления в войну с Речью Посполитой шведов, обстановка на северном театре польско-литовско-русских военных действий существенно переменилась. Януш Радзивилл осенью 1655 года, перейдя на сторону Карла Х, заключил под стражу литовского польного гетмана Гонсевского, а также тех литовских военачальников, кто выступал против союза со Швецией. Воспользовавшись этим, шведы заняли литовские города, установив в них свои гарнизоны. Мало того, они захватили также города Друю и Дриссу, занятые ранее русскими войсками, и подступили к Ковно. Несмотря на то, что Вильно оставалась в руках Москвы, Януш Радзивилл продолжал официально именовать себя Великим гетманом Литовским и воеводой виленским.
   Не желая открытой конфронтации со Швецией, царь Алексей Михайлович вступил в переговоры с генералом Делагарди и вновь назначенным королем Яном Казимиром Великим гетманом Литовским Павлом Сапегой относительно статуса занятых царскими войсками бывших литовских территорий, но к каким-либо результатам эти переговоры не привели. Усилившемуся раздражению против Швеции способствовали и сведения о закулисных переговорах Хмельницкого с Карлом Х.
   Польша не преминула воспользоваться изменившимся отношением царского правительства к Швеции. В октябре в Москву прибыли посланники австрийского цесаря Аллегретти и Лорбах, явление до сего времени небывалое. Аллегретти, сам по национальности славянин, ловкими речами сумел расположить к себе патриарха Никона, а также и многих бояр. Он убеждал московских дипломатов в том, что длительный мир со шведами не возможен, ввиду их коварства, напоминал о давних обидах, вызванных захватом исконно русских территорий, призывал к союзу с Польшей. Активность цесарских послов легко объяснима- Австрия опасалась потерять своего давнего союзника католическую Польшу и поэтому готова была идти на любые заигрывания с Москвой, чтобы втянуть ее в противостояние со Швецией. В переговорах был использован решающий аргумент- обещание, что после смерти Яна Казимира на польский престол будет избран московский царь. Алексей Михайлович, не случайно получивший прозвище Тишайший, не был приверженцем решения территориальных споров военной силой. Шанс стать польским королем мирным путем показался ему заманчивым.
   Одновременно к Хмельницкому для переговоров прибыл польский польный гетман Станислав Лянцкоронский с просьбой короля о помощи против шведов. Запорожский гетман на это предложение ответил отказом и о предложении поляков тут же сообщил в Москву, призывая не поддаваться на их уговоры. Однако направление московской политики в отношении союза с Польшей уже изменить было не возможно. Активные переговоры царским правительством велись и с Сапегой, и непосредственно с Яном Казимиром через его посла Петра Галинского. В конечном итоге, в октябре 1656 года в Вильне собрались уполномоченные с обеих сторон для заключения мирного договора. Послов Хмельницкого на них не пустили, заявив, что Хмельницкий и казаки- подданные государя, который и будет решать их судьбу. Узнав об этом унижении своих послов и о заключенном мире с поляками, Хмельницкий в первые часы после получения такого известия рассвирепел и заявил, о том, что выйдет из московского подданства и перейдет под руку турецкого султана, но, немного успокоившись, обратился с письмом к царю, предупреждая его, что "ляхам верить нельзя", они все равно обманут.
   Запорожский гетман понимал, что с заключением мирного договора в третий раз упускается уникальный шанс окончательно поставить на колени Речь Посполитую и отобрать у нее все ранее отошедшие к Литве и Короне исконно русские территории. Однако к его мнению в Москве не прислушивались, а германский император с угрозой требовал от него мира с Польшей. Турецкий султан и крымский хан находились в союзе с Речью Посполитой и заключенный королем мир с Москвой их нисколько не беспокоил, так как они твердо знали, что со стороны поляков это не более, чем обман.
   Хмельницкий был уверен, что как только Польша окрепнет и освободится от шведского нашествия, ее политика в отношении Московского государства круто изменится и новое порабощение Малороссии поляками неизбежно. Чтобы попытаться не допустить этого, он решился на отчаянный поступок, который мог быть в Москве расценен как государственная измена. В начале 1657 года им был заключен тайный договор со шведским королем Карлом Х и семиградским ( трансильванским) князем Юрием (Дьердем 11) Ракочи о совместных действиях против Речи Посполитой. По существу это был сепаратный договор о разделе Польши. Королю шведскому должна была отойти ее северная часть, включая Великую Польшу, Ливонию, Гданьск и приморские области. Ракочи по этому договору получал Великое княжество Литовское и Малую Польшу, княжество Мазовецкое и часть Червонной Руси. Вся Украйна, большая часть Червонной Руси, Волынь и Подолия навсегда получали независимость от Польши. О том, каковы были бы дальнейшие действия Хмельницкого в случае осуществления этих планов, остается только догадываться.
   В соответствии с упомянутым договором Антон Жданович получил приказ гетмана выступить на помощь Юрию Ракочи и действовать совместно с его войсками, имея конечной задачей возведение Ракочи на польский трон. Правда поначалу командование казацким корпусом гетман планировал поручить своему сыну Юрию, но казаки воспротивились этому, не желая вручать свои судьбы шестнадцатилетнему мальчишке, не имеющему малейшего военного опыта. Под их давлением гетман остановился на кандидатуре бывшего киевского полковника. Вспомогательный корпус Ждановича насчитывал 12 000 человек ( по другим 15 000 или даже 20 000), однако состоял он в основном из охотников. Надо полагать, Хмельницкий не рискнул отправить на помощь Ракочи регулярные казачьи полки, оставляя в случае чего для себя возможность оправдаться перед царем самовольными действиями Ждановича. Тем не менее, по свидетельству автора "Истории руссов" в числе заместителей последнего находились полковники Иван Богун и Ференц Рац, одни из высших представителей казацкой старшины. В феврале 1657 года Жданович перешел Днестр и встретился с князем Ракочи под Стрыем. Соединившись с венграми, он перешел реку Сан ( приток Вислы) и вторгся в Малую Польшу.
   Не встречая на своем пути серьезного сопротивления, союзники заняли Тарнов, Божню, Ланцут и вышли к древней польской столице Кракову. Краков, который за два последних года не менее трех раз переходил из рук в руки, серьезного сопротивления не оказал.
   Перейдя на левый берег Вислы, Ракочи встретил уже более организованное сопротивление. В ходе боев и венгры, и казаки стали нести потери. Под Сандомиром Ракочи и Жданович встретились с Карлом Густавом. Шведский король благосклонно принял казацкого полковника, но поразился отсутствию дисциплины в войсках Ракочи, посоветовав ему перенять шведскую организацию войск.
   От Сандомира Ракочи возвратился вновь на правый берег Вислы и через Замостье и Люблин вышел к Бресту. Свое непродолжительное пребывание на Полесье Жданович использовал для того, чтобы присоединить эти территории к Войску Запорожскому. Под его влиянием пинский округ принял протекторат Хмельницкого.
   От Бреста союзники вновь повернули на запад. Выйдя к Бугу и Нарве, они под Закрочимом перешли Вислу и осадили Варшаву. 19 июня 1657 года столица Речи Посполитой сдалась объединенной венгро-шведско-казацкой армии. Казаки и шведы крепко пограбили город, однако на этом успехи союзников и закончились.
   Король Ян Казимир сообщил Алексею Михайловичу о действиях казаков против Польши в союзе с Ракочи и шведами. Царь немедленно отреагировал, направив в Чигирин окольничего Федора Бутурлина и дьяка Василия Михайловича со строгим выговором гетману.
   Послы прибыли в гетманскую ставку в начале июля и застали Богдана Хмельницкого тяжело больным. Тем не менее, он еще 15 июня отправил приказ Ждановичу вместе с Ракочи возвратиться к Каменец-Подольскому. Однако с самого начала похода отношения между союзниками складывались не важно. Венгерские военачальники к казакам относились свысока, дело доходило до вооруженных конфликтов. Жданович сообщал об этом Хмельницкому и тот даже грозился двинуть против Ракочи 50 тысяч казаков. Тем не менее, Жданович продолжал подчиняться семиградскому князю, но в мае-июне отношения между ними обострились до предела.
   Во многом это объяснялось тем, что дела у семиградского князя шли не важно. Он не только не получил польский трон, но брошенный Карлом Густавом на произвол судьбы под натиском коронных войск вынужден был оставить Варшаву и отойти к Сандомиру, а поляки в это время совершили опустошительный набег на Трансильванию. Втайне от казаков Ракочи вступил в сепаратные переговоры с коронным гетманом С. Потоцким От Сандомира Ракочи и Жданович отошли к Замостью, затем к Раве Русской, где в бою с поляками погиб казацкий полковник Ференц Рац. Пройдя Львов, Зборов и Тернополь, войска Ракочи на краю казацкой территории были окружены поляками и князь вынужден был заплатить большой выкуп, чтобы ему разрешили вернуться домой. Однако еще раньше Жданович, трезво оценив обстановку и видя, что Ракочи готов к сепаратному миру с поляками, оставил семиградского князя и увел свой корпус в Чигирин. Трансильванское правительство сообщило Хмельницкому об "измене" Ждановича и тот, не зная всей правды, даже пообещал предать Ждановича смертной казни. Однако угрозы своей гетман не осуществил, уйдя в мир иной 27 июля.Хотя рейд отважного полковника и не достиг своей главной цели, однако благодаря этому смелому предприятию была вписана еще одна славная страница в историю Освободительной войны. Поход казацкой конницы продемонстрировал также Речи Посполитой силу и стойкость духа малороссийских казаков, а также наличие у них талантливых полководцев.
   По всей видимости, Жданович появился в Чигирине не ранее августа 1657 года и сразу же после избрания Ивана Выговского гетманом Войска Запорожского, стал выполнять его дипломатические поручения, возглавляя казацкие посольства в Турцию и Польшу. После измены Выговского в сентябре 1659 года А.Н.Жданович вместе с ним перешел на службу польскому королю, где ему прощаются все прежние прегрешения перед Речью Посполитой. В то же время царское правительство, пересмотрев в октябре 1659 года Переяславский договор с Войском Запорожским дополнило его статьей десятой, где прямо указано, что те, кто был в сговоре с изменником Выговским, в частности "Антошка Жданов", никогда не могут входить в состав старшины в Войске и принимать участие в общей и тайной радах.
   Видимо, польской Короне Жданович послужил недолго , так как в начале 1660 года он в составе войск С.Потоцкого принимал участие в осаде Могилева ( на Днестре) и был захвачен в плен оборонявшими город сторонниками Ю.Хмельницкого. О дальнейшей судьбе славного казака ничего не известно.
   апрель 2011 года
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"