Евтушенко Валерий Федорович: другие произведения.

Очерк истории войны двенадцатого года.Раздел первый.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
  • Аннотация:
    Думаю, школьникам студентам -историкам будет интересно.

  
   Очерк истории войны двенадцатого года.
  
   "Гроза двенадцатого года
  Настала - кто тут нам помог?
  Остервенение народа,
  Барклай, зима иль русский Бог?"
  (А.С. Пушкин. "Евгений Онегин")
  
  
   Раздел первый. Накануне.
   Отечественная война 1812 года явилась самым ярким событием истории Российской империи начала 19 века, и о ней имеется множество мемуаров современников, тысячи исторических трудов, литературных произведений, статей, изданных у нас и за рубежом, но интерес к тем судьбоносным для нашей Родины событиям двухвековой давности не иссякает.
   Не вижу смысла подробно останавливаться на причинах и предпосылках войны Франции с Россией, о них хорошо известно из школьных учебников, добавить к этому в принципе нечего. Тильзитский мир не решил главной задачи, которую ставил перед собой Наполеон - завершить континентальную блокаду Англии, что совершенно не было нужно тесно связанным с Великобританией правительственным кругам России и наносило существенный вред интересам зарождающейся русской буржуазии, в первую очередь, в сфере торговли. Это неустранимое противоречие между устремлениями крупной французской буржуазии к монопольному рынку в Европе и несовместимыми с ними экономическими интересами России, остро обозначилось уже к 1810 году, когда для обеих сторон стало ясно, что разрешить возникшие противоречия мирным путем не удастся.
  
   Глава первая. Подготовка к войне.
   Предыдущие войны с Наполеоном, в том числе, битвы при Аустерлице, Пултуске, Прейсиш-Эйлау ясно показали царскому правительству, что необходимо проведение военной реформы во всех сферах жизнедеятельности войск.
   Подготовка к предстоящей войне началась фактически с того, что царь Александр I назначил военным министром генерала от инфантерии Михаила Богдановича ( Михаэль Андреас) Барклая де Толли, по происхождению выходца из шотландского рода, имевшего не только хороший полководческий дар, но и солидную теоретическую подготовку. Правда, отношение к нему среди высшего командного состава русской армии было неоднозначным, главным образом по той причине, что он был "немец", а во-вторых, при присвоении ему звания генерала от инфантерии, царь обошел 47 генерал-лейтенантов, имевших преимущественное право на это звание.
   Благодаря организаторским способностям нового министра были построены или улучшены стратегически важные дороги, в приграничной полосе возведены Динабургская и Бобруйская крепости, разработаны ряд учебных пособий для штабов, "Устав пехотной дивизии", учреждена Особенная канцелярия, фактически орган военной разведки и контрразведки, проведены топографические съемки приграничной местности. Важное значение придавалось изучению передвижения войск Наполеона за Неманом.
   Выросла численность русской армии К началу 1810 года в ее состав входило 437 пехотных батальонов и 399 кавалерийских эскадронов, но уже год спустя в ней числилось 498 пехотных батальонов,409 эскадронов кавалерии и 97 гарнизонных батальонов. По предложению военного министра в 1812 году был проведен рекрутский набор, позволивший сформировать две пехотные дивизии для действующей армии, а в 1812 году было проведено еще три рекрутских набора и под ружье было поставлено 2 % населения сельской части России. В результате этого к концу года численность армии была доведена до 1 млн 227 тысяч рекрутов, не считая 200 тысяч ополчения.
   Но это было позже, а непосредственно к началу 1812 года в рядах действующей армии насчитывалось- в пехоте 201 200 человек (215 батальонов), в регулярной кавалерии -41685 человек ( 41 полк), в артиллерии- 36 тысяч человек. По данным на март 1812 года в полевых войсках состояло 6 гвардейских пехотных полков,14 гренадерских,96 пехотных обычного типа, 50 полков егерей,4 полка морской пехоты, а всего 365 тысяч человек ( из них примерно 211 тысяч в первом эшелоне,45 тысяч во втором эшелоне, остальные в резервных частях или несли гарнизонную службу). Кавалерия состояла из 6 гвардейских,8 кирасирских,36 драгунских,5 уланских и 11 гусарских полков-всего 76 тысяч человек, не считая иррегулярной конницы ( казачьей, башкирской. калмыцкой и пр.) которой в начальный период войны было примерно 15 тысяч .
   Полевая артиллерия насчитывала 40 тысяч человек при 1620 орудиях ( различных систем и калибров), в том числе, в 5 гвардейских артиллерийских ротах числилось 60 ( по другим данным 80) орудий, в полевых батарейных и легких артиллерийских ротах по 648 орудий. Еще 264 орудия находились в конноартиллерийских ротах.
   О том, что Российская империя серьезно готовилась к войне свидетельствует хотя бы то, что из общей суммы затрат государственного бюджета на 1810 год, составлявшей 279 млн рублей, на военные цели было израсходовано 147,6 млн рублей, то есть больше половины. Затраты на саму войну 1812 года по некоторым данным составили 155 млн рублей.
   На уральских заводах было заказано 4 млн артиллерийских снарядов. В городах Твери, Новгороде, Трубчевске создавались основные продовольственные базы для армии с огромными запасами провианта (353 тысячи пудов муки,33 тысячи пудов различных круп,469 тысяч пудов овса).
   В арсеналах Киева, Москвы, на оружейных заводах Сестрорецка и Тулы накапливалось большое количество огнестрельного оружия. Пехотные полки были перевооружены мушкетами современного образца.
   В штабе военного министра были разработаны два плана военных действий. Первый предусматривал переход русской армии в наступление в Пруссии с последующим переходом через Германию во Францию, второй-оборонительный, предполагал уклоняться от генерального сражения с Наполеоном, заманивая его в глубь России.
   Что касается организационной структуры полков, то Барклай де Толли добился, чтобы каждая воинская часть имела два батальона первой линии ( за исключением гвардейских полков) и третий учебно-запасной батальон. Эти батальоны либо объединялись в учебные дивизии, либо распределялись по 36 вновь созданным учебным лагерям для рекрутов, превращаясь затем в маршевые батальоны.
   В 6 отборных кавалерийских полках императорской конной гвардии имелось 4 эскадрона первой линии и один запасной ( в каждом по 159 кавалеристов).Такая же организация была введена в кирасирских и драгунских полках линейной кавалерии.
   Помимо орудий гвардейской артиллерии имелось 44 тяжелых батарей ( 18-вунтовые гаубицы и 12-фунтовые пушки),58 легких батарей ( 9- и 6-фунтовые пушки) и 22 конных (6-фунтовые пушки)
   Важной заслугой Барклая на посту военного министра явился отказ от прежних соединений в виде "смешанных дивизий". И первая и вторая армии состояли из армейских корпусов ( по типу наполеоновских), включавших в себя две пехотные дивизии, одну дивизию ( или бригаду) кавалерии, две артиллерийские бригады и одну батарею конной артиллерии.
   Несмотря на то, что в плане подготовки к предстоящей войне было сделано много, реорганизация войск практически не коснулась штабов. Некоторые направления их деятельности считались второстепенными, в частности, это касалось транспорта и интендантской службы, военная медицина находилась в зачаточном состоянии. Офицеры русской армии, за исключением. гвардейских и кавалерийских частей, были малограмотны, ленивы, предавались пьянству и азартным играм, хотя в бою проявляли личную храбрость и отвагу.
   Русские генералы, командующие корпусами, дивизиями и бригадами были отличными воинам, многие из которых учились военному мастерству под знаменами Румянцева и Суворова, некоторым из них, как, например, князю Багратиону, доводилось не раз схлестнуться с наполеоновскими маршалами и самим французским императором. На высшие командные должности их подбирал сам царь и, если не считать Фуля, прусского штабного генерала со способностями ниже среднего уровня, но находившегося в фаворе у императора, то Александр I ни в ком из своих генералов не ошибся.
   Такова в общих чертах характеристика русской армии накануне вторжения наполеоновских войск в Россию.
   К войне обе стороны начали готовиться практически одновременно. В 1810 году Наполеон под предлогом необходимости принять меры против возможного вторжения русских войск в герцогство Варшавское, приказал вооружить и обеспечить необходимыми запасами польские и германские крепости. К началу 1811 года, когда неизбежность войны с Россией стала очевидной, император отложил подготовку к вторжению в Англию и к экспансии в Малую Азию ( Турция,Египет и т.п) и занялся формированием Великой армии для восточного похода. Наполеон даже предпринял попытку договориться с британским правительством через международные банки,но это ему не удалось. Тем не менее, у восточных границ Франции было сформировано три обсервационных корпуса общей численностью 200 тысяч человек и в первые месяцы 1812 года занял шведскую Померанию, опасаясь возможного удара своего бывшего маршала Бернадотта, ставшего шведским королем, по левому флангу Великой армии.
   Наполеон в целом понимал всю грандиозность стоявшей перед ним задачи, его тревожили необозримые русские просторы, отсутствие дорог, резкие перепады климата и погодных условий, отсутствие продовольственных ресурсов, но, конечно всех масштабов предстоящих трудностей он не предвидел. Император тщательно ознакомился с историей кампании Карла XII в 1709 году, плачевно закончившейся для шведского короля, но нынешние масштабы предстоящего похода не шли с ним ни в какое сравнение. В самом деле, все силы шведов в то время не превышали численности одного только корпуса довольно слабого военачальника маршала Удино ( 37 тыс. человек), да и у Петра I войск было не намного больше. Сейчас же, по самым скромным подсчетам, французскому императору необходимо было не менее 600 тысяч солдат, хотя до этого ему не приходилось командовать более чем 200 тысяч. Поскольку он не мог находиться везде одновременно, пришлось перейти от чисто корпусной тактики ведения войны к созданию армейских группировок, в которые включалось два или более линейных корпуса под единым командованием. Это была очень трудная задача, поскольку маршалов с полководческим талантом, близким его собственному можно было пересчитать по пальцам. Большинство как Ней или Ланн ( уже погибший к тому времени) были великолепными исполнителями воли Наполеона, "храбрейшими из храбрых", смелыми и отважными воинами, но все же даже близко не достигали его полководческого уровня. Хотя с другой стороны, Наполеон сам гасил в них любое проявление инициативы, требуя в точности выполнять его приказы и инструкции, что в прошлом не раз приводило к казусным ситуациям.
   Поэтому на первый план выдвигалась необходимость решения задачи управления войсками и не менее важной- организации нормального снабжения Великой армии, которая неминуемо должна была растянуться на сотни километров по русскому бездорожью.
   Казавшуюся вначале сложной задачу поиска людских ресурсов для будущей армии, удалось решить довольно быстро. Все же за два с половиной года мира успело подрасти новое поколение рекрутов, которых было время и обучить, и подготовить для будущих сражений. Численность императорской гвардии была доведена до 50 тысяч, чего прежде никогда не было. Прежние полки и дивизии были реорганизованы и пополнены призывниками. Среднестатистический пехотный полк под командой бригадного генерала теперь состоял из пяти батальонов первого эшелона по 800 человек в каждом, и батареи из 10 пушек.
   Союзным монархам была поставлена задача готовить новое пополнение, которое в случае необходимости могло быть использовано в действующей армии.
   Все вооруженные силы Франции, численностью примерно 449 тысяч человек император в 1811 году организовал в три линии. Первая линия включала в себя три армии, которые должны были стать острием клина при наступлении. Главная из них, под личным командованием самого императора, в количестве 250 тысяч человек, состояла из императорской гвардии, двух кавалерийских корпусов (примерно 40 тысяч кавалеристов) под командованием маршала Мюрата, короля Неаполитанского, и трех армейских корпусов. I -м армейским корпусом, численностью 72 тысячи человек командовал маршал Даву, III-м корпусом командовал маршал Ней, а самый маленький из них -II-й (37 тысяч человек) возглавил маршал Удино. В основном эта главная армия состояла из французов, хотя для несения конвойной службы и охраны коммуникаций были привлечены союзнические войска.
   По замыслу императора, главная армия должна была явиться той основной ударной силой, которая взломает оборону русских войск, поэтому для защиты ее флангов и тыла было создано еще две вспомогательных армии. Одной из них, состоявшей из итальянцев и баварцев численностью 80 тысяч человек командовал Евгений Богарнэ, неплохо зарекомендовавший себя в предыдущих войнах, но до уровня командующего таким крупным объединением явно не дотягивающий. Второй армией, численностью 70 тысяч вестфальцев, саксонцев, поляков и пр. командовал брат императора Жером, вовсе не обладавший талантом полководца. Наполеон знал качества обоих, поэтому пасынку назначил начальником штаба Дезоля, а брату- Маршана, рассчитывая, эти опытные военачальники восполнят недостатки полководческого мастерства обоих. Поручить командование кому-то из прославленных маршалов он не хотел, не желая допустить ссор и грызни между ними. Левый флаг Великой армии прикрывал X корпус маршала Макдональда (32 500 человек), а правый -австрийский корпус князя Шварценберга (34 тысячи).
   Вторая линия войск, численностью 165 тысяч человек предназначалась в основном для пополнения всех трех армий и являлась резервной. В нее входил IX корпус маршала Виктора ( 33 тысячи человек), две крупные дивизии из XI корпуса, польские и литовские ополченцы, германские части. Предполагалось, что этот резерв будет использован в зависимости от развития событий в ходе войны.
   Третья линия войск, состоявшая из части дивизий XI корпуса маршала Ожеро, гарнизонов, оставленных в Данциге и вдоль Вислы, а также других тыловых частей, предназначалась для охраны тыла в герцогстве Варшавском и в Германии.
   Непосредственно во Франции, оставшейся по сути беззащитной, было мобилизовано 80 тысяч призывников в возрасте от 20 до 26 лет, зачисленные в 100 когорт. При необходимости к ним могли примкнуть два полка молодой гвардии,24 линейных и 8 иностранных батальонов,8 эскадронов кавалерии и 48 артиллерийских батарей. Еще имелось 156 учебно-запасных батальонов, таможенники, охраняющие побережье, полки Национальной гвардии.
   Численность Великой армии, созданной для похода на Россию потрясала воображение, с такой огромной военной силой прежде Европа никогда не сталкивалась. Но размеры этого войска являлись и его ахиллесовой пятой. К началу военных действий в 1812 году в войсках первой и второй линий ( в общей сложности 614 тысяч человек) французов насчитывалось примерно 302 тысяч. Порядка 190 тысяч составляли немцы, австрийцы, пруссаки, то есть недавние союзники русских. Многие из них, особенно пруссаки и австрийцы не особенно охотно шли воевать за славу Франции, которая превратила их в своих сателлитов. Поляков и литовцев насчитывалось в армии Наполеона примерно 90 тысяч человек и они яростно сражались с русскими, видя в них своих заклятых врагов. Но в любом случае управлять этим разношерстным войском было довольно трудно, тем более, что Наполеон настолько централизовал руководство, что маршалы, обладая превосходными качествами военачальников, разучились самостоятельно принимать решения. Ощущалась и нехватка боевых офицеров, поэтому на некоторые офицерские должности приходилось назначать наспех обученных сержантов либо же необученных и неумелых младших офицеров. В пехотных частях было мало ветеранов, прошедших предыдущие баталии, они состояли из новобранцев, прошедших лишь курс обучения и армейскую жизнь представлявших по учебникам. Наполеон любил и ценил кавалерию, но в будущей войне с Россией именно кавалерия понесла самые значительные потери, причем отнюдь не в боях и сражениях. Когда император покидал Москву, из 80 тысяч лошадей у него осталось лишь 15 тысяч Основной причиной падежа лошадей являлось отвратительное состояние дорог и отсутствие фуража. Невозможно было раздобыть не только овса, но и соломы. Между тем, коню требовалось в день 2 килограмма овса в обычное время, а в случае сражения или при передвижении на дальние расстояния-4 килограмма. Лошадям нужна была и солома, поэтому французам иногда приходилось разбирать даже крыши сельских домов, чтобы накормить лошадей. В Великой армии имелось 1422 пушки, но из-за падежа коней часть конных упряжек была загублена. Нельзя сказать, что Наполеон не предвидел все эти трудности, просто реальная действительность оказалась гораздо сложнее, чем он мог предположить. И виной тому были даже не погодные условия или нехватка фуража, а небывалый героизм русского народа, поднявшегося на борьбу с захватчиком, стойкость и мужество русских солдат, полководческое мастерство русских генералов. Хотя, надо признать, что и качество французской армии были ниже уровня 1805 -1806 годов.
   Большое значение император придавал вопросам снабжения войск. Он не рассчитывал на местные ресурсы, поэтому было необходимо предусмотреть перевозку провианта, сухарей, риса, овощей ,водки и всего другого в чем будет нуждаться армия, оторванная от своих баз снабжения на протяжении длительного времени. С этой целью было образовано 26 транспортных батальонов, четыре из которых состояли из легких телег вместимостью 600 кг,еще четыре из тяжелых повозок вместимостью в одну тонну. Остальные батальоны имели 252 четырехконные повозки вместимостью по полторы тонне. За войсками следовали неисчислимые стада быков и волов, которые предназначались для обеспечения войск мясом. В некоторых ротах даже заменяли лошадей на тягловых волов. В общей сложности быков и волов было не менее 200 тысяч, а лошадей примерно 80 тысяч. Накормить такое количество животных при отсутствии фуража было сложно, поэтому император наметил время для вторжения в пределы России тогда, когда русские равнины превратятся в сочные пастбища. Наполеон возлагал надежды также на большие реки Западной России , по которым предполагалось пополнять запасы продовольствия. За организацию обеспечения армии провиантом отвечал главный интендант генерал Матье Дюма.
   В корпусе Даву предполагалось, что у каждого солдата в ранце будет иметься четырехдневный рацион питания, а на повозках будет храниться 20-дневный запас продуктов. То есть, в течение 24 суток корпус мог не нуждаться в пополнении запасов продовольствия. Но все это предполагалось использовать лишь после форсирования Немана. Собственно говоря, каждый полк представлял собой автономное хозяйство со своими каменщиками, плотниками, пекарями. сапожниками, оружейниками и т.п Однако, военные медики с самого начала кампании не имели самого необходимого. С самого начала похода начались повальные заболевания тифом и дизентерией, с чем врачи не могли справиться из-за отсутствия лекарств. В результате, например, баварский корпус потерял половину своего состава еще до начала боев с неприятелем. Наполеон исходил из того, что война не будет продолжительной и закончиться еще до наступления холодов, поэтому заготовке теплой одежды внимания практически не уделялось. Император считал, что " с такими ресурсами мы будем пожирать расстояния", однако гигантский обоз не позволял ему применять обычную тактику молниеносного передвижения, а огромные русские пространства поглощали и ресурсы и живую силу.
  
   Глава вторая. Операционные планы сторон.
   Важной особенностью операционного плана Наполеона являлось то, что он не имел возможности наступать на Россию сразу по всему фронту, а ему приходилось выбирать либо северное, либо южное направление. В центре находились практически непроходимые болота, образованные реками Припятью, Стырь, Горынь и Днепр в верхнем течении. Восточнее Вислы текут реки Неман, Вилия, Березина и Днепр, которые также не очень удобны для их форсирования. К северу и югу от припятских болот имелось много дорог, но большинство из них были в плачевном состоянии и фактически можно было выбрать только два направления: либо двигаться от Люблина на Киев, откуда повернуть к северо-востоку на Смоленск или же наступать от русской границы через Ковно, Гродно и Брест-Литовск. Предпочтительнее было северное направление, прежде всего потому, что полякам и пруссакам Наполеон доверял больше, чем австрийцам и мог не опасаться за свои коммуникации, проходящие через Германию и герцогство Варшавское, где планировалось сосредоточить основные базы снабжения. Кроме того, овладев Вильной за Неманом, он имел возможность выбрать один из двух вариантов дальнейших действий-либо наступать на Москву, либо повернуть в сторону Петербурга. Таким образом, наступление на северном ТВД представлялось более выгодным с точки зрения, как стратегической безопасности, так и свободы маневра.
   Александр I и его советники с самого начала делали ставку на оборону, хотя, если бы у них было больше времени на подготовку, то можно было бы предпринять наступление на Варшаву. Но времени для таких планов не было, поскольку царь лихорадочно работал весь март и апрель над созданием двух армий из разбросанных вдоль западной границы частей и соединений. В крупнейшей из них-Первой Западной армии Барклая де Толли было 127 тысяч человек, в том числе 19000 кавалеристов. Она включала в себя шесть армейских корпусов, три кавалерийских корпуса и казачью дивизию. Артиллерийский парк Первой армии насчитывал 584 орудия. Она была растянута широкой дугой от балтийского побережья до Немана. Ее балтийским флангом ( собственно I корпусом) командовал генерал-лейтенант граф П.Х. Витгенштейн, штаб которого находился в Россиенах. Центр Первой армии был образован II, III и IV корпусами, располагавшимися вдоль границы с операционной базой в Ковно. Впереди корпусов действовали казачьи полки Платова, создавая кавалерийскую завесу. Левым флангом командовал генерал от инфантерии Д.С.Дохтуров ( VI армейский и III кавалерийский корпуса) со штабом в Лиде. Ставка самого Барклая де Толли находилась в Вильно. Второй эшелон армии состоял из I кавалерийского и V армейского корпусов, а также нескольких дополнительных частей.
   Вторая Западная армия под командованием генерала от инфантерии князя П.И.Багратиона (VII, VIII армейские и IV кавалерийский корпуса, а также 4000 казаков, всего 48 тысяч человек) вначале дислоцировалась у Луцка к югу от припятских болот.
   Генерал от кавалерии А.П. Тормасов в это время создавал 3-ю обсервационную армию на Волыни у Кобрина,но Наполеон откровенно не придавал ей значения, так как она находилась в стадии формирования.
   Принято считать, что строительство Дрисского укрепленного лагеря было ошибкой царя Александра послушавшегося Фуля, но такой упрек вряд ли обоснован. Ведь даже в мае 1812 года Наполеон еще точно не определился с направлением главного удара и вполне возможно, что он мог двинуться к Петербургу, а не на Москву. Да и помимо Дриссы укреплялись Динабург, Борисов, Бобруйск. Царь исходил из плана удержать Наполеона на рубеже Рига- Киев, для чего предполагалось соединить обе западные армии в одну, которая постепенно бы отходила на восток, где в это время формировались бы новые русские армии для мощного контрнаступления. Тем более, что 28 мая на турецком фронте был достигнут мир и высвобождались боевые соединения войск, воевавших в Молдавии. Но как в Великую Отечественную войну не хватило времени на полную подготовку к войне, так и в 1812 году не хватило времени на соединение армий Барклая и Багратиона, а также полного укомплектования войск. Именно поэтому стратегический план русского командования пришлось менять по ходу войны на полях сражений, а не в высших штабах.
   Наполеоновская разведка работала хорошо, поэтому дислокацию обеих русских армий император хорошо представлял. Он знал, что армия Багратиона в северной части припятских болот отстоит от армии Барклая примерно на 200 миль. Заманчиво было разгромить 48 тысячную армию Багратиона, включавшую в себя 7 тысяч регулярной кавалерии, но он помнил действия князя после Аустерлица, поэтому не хотел опять за ним гоняться в бескрайних русских просторах. Проще было нанести удар по Первой Западной армии, не дав Багратиону соединиться с Барклаем. Именно поэтому император сосредоточил Великую армию у Ковно в готовности к броску на Вильно. Стратегический замысел императора заключался в том, чтобы не только вклиниться между Первой и Второй западными армиями, но и рассечь армию военного министра, растянувшихся на 250 миль от Шауляя до Слонима, на две части, отделив их друг от друга и уничтожив по отдельности. Одновременно предполагалось перерезать его коммуникации, идущие к Петербургу. Рассматривая возможные ответные варианты действий русских военачальников, он исходил из предположения, что Барклай станет медленно с боями отступать на восток, а Багратион начнет из-под Луцка контрнаступление на Варшаву. Поэтому 30-тысячной армии Шварценберга и VII корпусу генерала Рейнье, наступавших от Люблина, ставилась задача обозначить ложное направление главного удара французов через Волынь на Киев, а Жерому провести соответствующее маневрирование у Варшавы. Этим самым император предполагал отвлечь Багратиона против Шварценберга и сковать его у Буга, в то время, как на самом деле главный удар будет наноситься много севернее. Через 12 дней после начала наступления, Жером должен будет отойти к северу на соединение с принцем Евгением и I корпусом Даву, оттягивая за собой и Багратиона. Тем самым Наполеон предполагал сконцентрировать в одном месте до 400 тысяч своих солдат и устроить русским Гродненско-Слонимский котел, подобно тому как в 1805 году он поступил с Маком. Хотя этот план и казался безупречным, но он требовал точного и безусловного согласования действий всех командующих. Сам Наполеон 5 июня писал Жерому, что " ...успех может быть завоеван только при помощи хорошо продуманного плана, в котором все составные части находятся в полной гармонии". Но как показали реальные боевые действия, гармонии достигнуто не было, а кроме того, опытные полководцы Барклай и Багратион не попали в уготованную им ловушку.
   Считая, что для наступления все готово, Наполеон к 15 мая сосредоточил основную массу своих войск в районе Двнцига ( Гданьска)-Варшавы вдоль Вислы, а 26 мая стал наступать в направлении Немана. Официальная пропаганда объявила, что вхождение в Польшу объясняется просьбой самих поляков.
   Так начался восточный поход Великой армии, двигавшейся тремя своими основными частями, выстроенными в эшелоны, под кавалерийской завесой конницы Мюрата и с корпусами Макдональда и Шварценберга на флангах.

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Невеста для герцога"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Е.Кариди "Одна ошибка"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) С.Суббота "Шесть тайных свиданий мисс Недотроги"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Eo-one "Система"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"