Ежова Лана: другие произведения.

Которое подают холодным (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 5.31*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда лучшую подругу буквально на ее глазах изрезал на кусочки маньяк, она почти сошла с ума. Старшая сестра, привлекательная бизнеследи, забрала ее к себе в другой город. Новый университет, новая жизнь, новые друзья... и новые кошмары. Она ведь не знала, что проклятая книга, из-за которой погибла подруга, переехала вместе с ней. И адептам культа Немезиды, богини мести, это известно. А значит, снова смерть стоит за ее спиной, и снова будут умирать близкие люди. Древнее проклятие сможет сломать только любовь. Если только эта любовь сильнее жажды мести...
    Добавила начало 7-й главы.
    Временно заморожено


КОТОРОЕ ПОДАЮТ ХОЛОДНЫМ

Пролог

  
  
   Квартира превращалась в бордель.
   Подобные метаморфозы раздражали, возмущали и даже пугали. После долгих размышлений Лиза все же решила заложить подружку хозяйке, как только та вернется из командировки.
   Елена Михайловна уезжала надолго и довольно часто, всецело полагаясь на честность своих квартиранток. Студенток подобные отлучки устраивали, поэтому в квартире всегда был порядок.
   Лишь в последнее время Яна слетела с тормозов и стала водить к себе парней.
   Решено, она расскажет все о проделках соседки. Пусть они поссорятся, но так будет лучше для всех. Иначе Яна закончит очень плохо...
   В этот вечер Яна вернулась непривычно рано. Подцепленный в баре мужчина, некрасивый, странноватый тип, как-то затравлено озирался, чем вызвал смутную тревогу в душе Лизы. Яна, шаловливо улыбаясь, увела очередного любовника одной ночи в свою комнату.
   Вскоре из-за двери послышались характерные неприличные звуки...
   Лиза вернулась на кухню, допивать свой кофе с мороженым, но в памяти всплыло отталкивающее лицо нового знакомца Яны - и она брезгливо вылила кофе в раковину. Бледно-серая кожа и крупные фурункулы нового Янкиного "возлюбленного" наталкивали на мысли о его возможном венерическом заболевании (и даже не одном!), впрочем, может, это было проявлением аллергии?..
   Поведенческие тормоза у Янки отказали полгода назад, после того, как ее бросил парень, с которым она встречалась с одиннадцатого класса. Воспоминания о годах страстно-нежной любви, последствия неудачного аборта и неустойчивая психика - вот и все, что оставил ей предатель.
   В присутствии Лизы, которая не раз отпаивала ее валерьянкой, Яна поклялась не доверять больше ни одному мужчине, использовать парней по назначению и бросать сразу же после первой близости. И, как ни странно, у нее это получалось на "отлично": никто не мог устоять перед ее сексуальностью. Разумеется, ее жертвы долго не могли прийти в себя после встречи с бессердечной нимфоманкой.
   Дикие крики экстаза (а орала Яна на зависть мартовским кошкам) заставили Лизу заткнуть уши ватой. Немного поразмышляв, девушка закрылась в комнате на внутренний замок и для подстраховки пододвинула к дверям дубовую тумбочку.
   С каждой ночью она спала все беспокойней и беспокойней. Да, с подобными бесчинствами подружки стоило начать войну.
   Лиза не считала себя пуританкой - каждый имел право жить по своим правилам и законам. Если, конечно, он не мешал жить другим.
   Дружба девушек трещала по швам, некогда выгодный симбиоз превращался в паразитирование.
   Самое неприятное то, что Яна, не признавая главное резиновое изделие свободной молодежи, рисковала не только своим здоровьем.
   Уже засыпая, Лиза подумала, что завтра попытается еще раз образумить Яну. Как бы там ни было, они оставались подругами.
  
   "Лунная соната" Бетховена вторглась в ее сон, вырывая из его сладких объятий.
   Мелодия была выставлена на номер телефона соседки по квартире.
   - Да, - сонно произнесла Лиза, мысленно ругая подругу за беспардонность. - Янка, ты с ума сошла?.. Четыре утра!
   - Помоги мне... помоги, - прохрипела Яна в трубку - от ужаса Лиза покрылась холодным потом, проснувшись окончательно.
   - Боже! Что случилось, Янка?! Яна! Яна!..
   - Если хочешь ее спасти, впусти меня, - чужой, грубый голос заставил девушку дернуться от неожиданности.
   - Вы кто?! Что с Яной?! - панически кричала девушка. - Что вам нужно?
   - Мне нужно, чтобы ты открыла дверь, - нагло заявил мужчина. - Если не выйдешь, твоя подружка умрет.
   - Зачем? Что вам нужно?..
   - Я хочу пообщаться с тобой, сладкая... Выходи, малышка...
   Бесстыдная насмешка в голосе Яниного любовника окончательно повергла Лизу в шок. Мужик, которого подружка притащила домой, оказался маньяком...
   - Я не хочу, - запротестовала девушка. - Убирайтесь! Иначе я вызову милицию!
   - Не вызовешь, малышка, иначе я убью ее... Ей и так уже больно.... Слышишь, как она страдает? И ей будет еще больнее.... Ну же, выходи! Я не съем тебя, хотя, может, покусаю - ты же такая сладкая на вид...
   Нахальные слова садиста сменили мученические стоны Яны.
   - Лиза, помоги мне... Пожалуйста, спаси меня... Ради Бога... помоги мне...
   Девушка, вжавшись в стену, глотала крупные слезы и не могла пошевелиться, чтобы сделать хоть что-то для спасения Яны.
   Страх сковывал все движения, отобрав способность мыслить. Боже, Боже! Как же это могло произойти?! За что им такое?!
   - Ты отказываешься помочь подруге? - вкрадчиво разорвал молчание маньяк. - Нехорошо, не по-человечески, малышка. Не расслабляйся, когда я закончу с ней, я вышибу эту проклятую дверь. Я как дуну, я как плюну! - он дико, в исступлении, захохотал. - Прямо-таки, как в сказке о поросятках... Слышь, Янусь, она отказалась тебе помочь, она предала тебя...
   Крики адовой боли стали слышны и без помощи телефона - вопли агонизирующей Яны заполнили квартиру, Лизин мозг и душу.
   Что-то щелкнуло в голове - милосердная тьма поглотила ее, ввергнув в пропасть бессознательности
  
   Запах нашатыря, прохладные легкие руки, бережно обтирающие мокрое лицо, пробудили ее от беспамятства.
   Лиза дернулась, резко вскочила с кровати, отбрасывая удерживающие руки.
   - Яна! Яна! Что с ней? - в расширенных глазах девушки стоял такой ужас, такой непередаваемый страх, что молоденькая медсестра невольно отшатнулась назад.
   Люди в белом... Два милиционера бледных, как привидения... Она поняла, что это был не сон. ЭТО БЫЛО НАЯВУ.
   - Нет, нет! Яна!.. Яна!.. Я не смогла! Прости!.. Яночка! - девушка, вырываясь, забилась в крепких руках медсестер.
   Врач прикрикнул на застывших медсестер - женщины суетливо закатали рукав Лизиной пижамы, наполнили два шприца и поочередно, слаженно ввели внутривенно лекарства.
   То ли лекарства были такими сильными, то ли она ослабла от перенапряжения, но глаза стали слипаться моментально.
   Носилки плавно покачивались, казалось, она плыла по неспешной реке. Приподняв веки, Лиза увидела залитый кровью коридор - пол, стены были исписаны алого цвета нецензурными словами и угрозами: "СУКА", "Я НАЙДУ ТЕБЯ", "Я ТРАХНУ ТЕБЯ "...
   Лиза закрыла глаза - она понимала, что значат эти слова, но ей было все равно. Лишь слезы продолжали бежать по запавшим за одну ночь щекам.
   Зарождался обычный весенний день. И хотя заканчивался месяц май, на улице было холодно. А, может, это ее просто морозило.
   У подъезда, не смотря на раннее утро, собралась толпа: соседи, врачи, милиционеры - все затихли, когда выносили носилки с девушкой. У дороги стояло несколько автомобилей - "скорая", две патрульные и "бобик" с зарешеченными окнами.
   Сквозь решетки на нее смотрел ОН. Его улыбка-оскал не пробудила никаких эмоций.
   Он беззвучно произнес: "Я УБЬЮ ТЕБЯ".
   И она поняла его по одним движениям тонких губ...
   - Ее повезут в психбольницу? - поинтересовались в толпе.
   - А куда же еще? - удивились в ответ. - После такого - только в дурку...
  
  

Глава 1.

  
   Лиза занесла последнюю сумку с вещами, села на низкую кровать с ортопедическим матрасом и наконец-то огляделась.
   Новая комната была довольно милой - все же вкус у ее старшей сестрички был неплох.
   Разбирать вещи не хотелось, но следовало как-то убить время до прихода сестры. Кроме Кати, она больше никого не знала в этом пока что чужом для нее городе.
   Завтра первый день в новом вузе, новой группе. Другая на ее месте переживала бы, нервничала, но Лиза, испытав ужасное потрясение полгода назад, больше ничего не боялась.
   Еще свежие воспоминания накатили холодными волнами, вызывая слезы. Упав на кровать и закрыв лицо руками, девушка беззвучно сотрясалась в рыданиях. Это был даже не плач в обычном его виде - это напоминало, скорее всего, нервные конвульсии.
   Она разучилась плакать, как обычные люди - после смерти Яны и лечения у психиатра слезы больше не текли из ее глаз.
   Дверь медленно приоткрылась - эффектная ярко-жгучая брюнетка в строгом сером деловом костюме тихо вошла в комнату.
   - Кто посмел обидеть мою маленькую сестренку? - воскликнула Екатерина и, положив черный пакет на пол, обняла Лизу за плечи. - Что случилось, Лиза?
   - Да, нет, все нормально, - Лиза поднялась с постели и, улыбнувшись, пояснила: - Вспомнила Яну...
   - Лизочка, детка, ты ни в чем не виновата, - Екатерина озабочено всмотрелась в лицо младшей сестры. - Лиз, ты как себя чувствуешь?
   Девушка улыбнулась и благодарно сказала:
   - Отлично. И, знаешь, я так признательна тебе: ты позаботилась о моем переводе в этот универ, предложила пожить у тебя. Ты просто ангел!
   - Ага, только из-под нимба проглядывают рожки, - усмехнулся Катя. - Я бы с удовольствием послушала еще комплементы, но мне пора на работу. Ты же не скучай. Разложи свои вещи, осваивайся потихоньку. Ты уже поела с дороги? Нет? Тогда поищи чего-нибудь в холодильнике, только маминых супчиков ты не найдешь - я питаюсь в основном мюсли, фруктами и соками. И еще, начинай готовиться к завтрашнему знакомству с новыми сокурсниками.
   - Всегда готова! - Лиза дурашливо отсалютовала сестре. - А ты надолго? Ведь я умру со скуки.
   - Можешь полазить в моей коллекции DVD-фильмов, только домашнее порно не трогай, - сказала Екатерина и, увидев замешательство младшей сестры, поспешно добавила:- Про домашнее порно - это шутка, у меня даже обычного нет.
   - Я и не думала, что ты смотришь подобные гадости, - облегченно молвила Лиза, а ее сестра отвела глаза и загадочно улыбнулась.
   - Да, чуть не забыла. У меня же есть подарок для тебя, - вспомнила Екатерина и протянула сестре коробок.
   Лиза с явным трепетом раскрыла его и достала новенький мп3-плеер.
   - О Боже, Катя! Я так давно мечтала о нем! Спасибо, не знаю, как и благодарить...
   - Только я не знала, какую музыку ты любишь, поэтому выбрала на свой вкус.
   Лиза уже вовсю занималась новой игрушкой и только кивнула.
   - Спасибо, я с удовольствием послушаю.
   - Я пойду переодеваться, а ты сходи перекусить на кухню.
   В холодильнике, конечно, мыши не вешались, но и съедобного, того, что привыкла кушать Лиза, было маловато.
   На полках огромного холодильника вальяжно расположились замороженные креветки, пучок зелени, две баночки оливок, зеленых и черных, три больших яблока, одно манго, бутылка оливкового масла и огромный кусок сыра бри.
   Девушка, наморщив нос, отрезала себе кусочек сыра, положила сверху зелени и, закусывая яблоком, начала это есть.
   Обмотанная бирюзовым махровым полотенцем Екатерина, заглянула на кухню и извинилась:
   - Для молодого растущего организма, конечно, мало. Когда вернусь, поедем в гипермаркет за продуктами. Кстати, возьми хлеб - он лежит в морозилке.
   - А что он там делает? - удивилась Лиза.
   - Хлеба я ем мало, поэтому храню его там, чтобы не пропадал. Разогрей его в микроволновке - будет, как свежий. Кстати, предупреждаю заранее: не ложи в микроволновку яйца - от этого она взорвется.
   - Что правда?!- восхитилась Лиза. - Неужели взрывается?
   Катя пожала плечами:
   - Может, надо мной пошутили - и с ней ничего не станется. Но все же проверять не стоит.
   - Хорошо, не буду, - согласилась Лиза. - Мне, в принципе, все равно. Я не люблю проводить эксперименты с техникой.
   - Ну, и ладушки. Я тогда побежала одеваться.
   Лиза посмотрела с одобрением на то, как сестра плавно, словно танцуя, вышла из комнаты.
   Она обожала сестру с самого детства, восхищалась ею. Екатерина была ее кумиром, идеалом девушки, которая всего добилась сама. Она поражала своим интеллектом, твердым характером, оптимистичной деловитостью, яркой внешностью и поразительным везением.
   В двадцать девять лет Екатерина зарегистрировала небольшую фирму, открыла две кофейни и работала над проектом ресторана.
   Но было одно обстоятельство, которое делало преуспевающую бизнесвумен несчастной и уязвимой. Это был давний конфликт с матерью. Причин неприязни между матерью и старшей сестрой Лиза не знала. Но ей было неприятно и больно видеть эти холодно-жесткие отношения, ледяное безразличие родных по крови, но чужих по духу людей.
   И вот, несмотря на данную ситуацию с матерью, Катя благородно решила многие проблемы младшей сестры: перевела ее в другой вуз, проставила академразницу, предложила комнату в своей квартире. В общем, окружила сестру заботой, сделав то, что входит в обязанности родителей. Поэтому Лиза была невероятно благодарна старшей сестре и мечтала каким-либо образом помочь уладить ее отношения с матерью.
   Девушка мечтательно дожевывала второй бутерброд, когда на кухню вошла готовая к выходу Екатерина.
   Серый брючный костюм подчеркивал безупречную фигуру красавицы-бизнеследи, легкий макияж, наложенный умело, подчеркивал сине-бирюзовые глаза и соблазнительные полные губы. Нужно сказать, что глаза у девушки были фантастично красивого цвета, многим казалось, что она носила контактные цветные линзы. Такой цвет - насыщенный синий, цвет предгрозового моря - считается очень редким.
   - Ну, как я тебе? - улыбнувшись, поинтересовалась Катя.
   - Отпад! - искренне восхитилась младшая сестра. - Ты красивее любой фотомодели престижного журнала. Круто!
   - Спасибо, мне приятно это слышать. А знаешь, я ведь, действительно, одно время подрабатывала фотомоделью. Но эта профессия мне не подходила - и через год я ушла на фирму менеджером по сбыту...
   - Ты молодец, Кать. Хочу, чтобы ты знала: я восхищаюсь тобой.
   - Спасибо, сестренка, - произнесла Екатерина и, взглянув на часы, добавила: - Мне пора бежать, так что пожелай мне удачи. Если дождешься меня, съездим за продуктами в "Атлант"...
   - Постой, Кать! - воскликнула Лиза. - У тебя классные серьги. Это настоящие сапфиры?
   - Конечно, это подарок, и у него увлекательная история - расскажу ее как-нибудь. Ну, все, пока.
   - Пока! Удачи! - крикнула в след сестре Лиза.
   Лиза убралась на кухне: вытерла стол, помыла посуду (свою и ту, что утром не помыла сестра) и немного расставила посуду в шкафу более компактно.
   Хотя посудомоечная машина у Кати была, Лиза помыла тарелки и чашки под краном, не рискнув без инструкции воспользоваться техникой.
   Да, кухня сестры могла вызвать зависть у любого. Кухонный гарнитур цвета орехового дерева, микроволновка, посудомоечная машина, кухонный комбайн, блендер, кофеварка, огромный, но, увы, полупустой холодильник, электроплита, дорогая посуда известной фирмы... И все это было новым, дорогим и качественным. Похоже, Екатерина не жалела денег на комфорт, или просто вообще не жалела денег.
   Закончив уборку на кухне, Лиза решила немного освоиться на новом месте, сделав для себя маленькую экскурсию по квартире.
   Огромный, просторный зал. Впечатление его больших размеров создавалось благодаря небольшому количеству мебели: длинный диванчик песочного цвета, стоящий на такого же цвета ковре, витый журнальный столик из голубого стекла и невысокая тумба с видеоаппаратурой.
   Дополняли интерьер четыре картины, висящие на каждой стене комнаты. На картинах один и тот же художник изобразил четыре времени года так, как он их воспринимал: чуть меланхолично - осень, мрачно - зиму, игриво - весну и красочно - лето.
   Почему-то Лизе решила, что сестра хорошо знает автора этих картин. Возможно, что, живя здесь, она тоже с ним познакомится.
   Поддавшись любопытству, девушка заглянула и в комнату Кати.
   В этой комнате в глаза сразу же бросалась роскошная кровать, застеленная белым меховым покрывалом. На полу, поверх пушистого ковра, лежала шкура белого медведя. Присмотревшись, Лиза разочаровано увидела, что это удачная имитация, синтетическая подделка. Наверное, сестра поддерживала взгляды защитников природы.
   Черный шкаф, массивный (по-видимому, из дуба) рабочий стол, на котором стоял компьютер, пять длинных подвесных полочек с книгами, дисками и какой-то документацией - вот и вся мебель.
   На стене, напротив шкафа, висело овальное зеркало в раме, оформленной в восточном стиле, а над кроватью - две фотографии.
   Лиза долго смотрела на снимки. На одном фото - вид города с высоты птичьего полета. А на втором...
   На смятой белоснежной постели, склонив голову и прикрывшись простыней, сидела ее сестра. Не то чтобы Лиза не видела изображения ню... Просто она не могла представить, что сняться обнаженной могла ее старшая идеальная сестра...
   Вид Екатерины потряс Лизу. Сестра открылась ей с незнакомой стороны. И эта сторона восхитила ее.
   Идеальный порядок в квартире, ее удобный интерьер без лишних предметов также поражали. Но, увидев среди книг монографию гуру фен-шуй, Лизе стало все понятно.
   Ее сестра была поклонницей восточных учений, которые требовали гармонии во всем: в душе, в жизни и в быту. Чем больше места в вашем доме, за словами мастеров фен-шуй, тем быстрее и больше войдет энергии в ваше жилище.
   Комната, выделенная сестрой, Лизе тоже понравилась. Кровать, стол, шкаф, тумбочка, полка для книг - все, что нужно студентке для учебы и отдыха. А теперь еще и этот подарок - плеер.
   Да, она задолжала сестре. Жаль, что мама не понимает, какая у нее чудесная старшая дочь.
   Сколько себя помнила Лиза, столько и конфликтовали мама с сестрой. Одно время девушка даже думала, что Катя - не родная, а приемная дочь. Однако, присмотревшись, увидела сходство между отцом и Екатериной.
   Ситуация усложнилась, когда Лиза нашла под матрасом у семнадцатилетней Катерины дневник и рассказала об этом маме.
   Естественно, что мать, прочитав его, еще больше рассердилась на старшую дочь. Екатерина, конечно, простила младшую, еще глупую сестренку, но с матерью отношения стали гораздо сложнее.
   Учеба в другом городе немного стерла конфликт. Ссоры возникали лишь тогда, когда Катя приезжала на зимние и летние каникулы.
   После третьего курса Катя вообще не приехала на лето домой, оставшись работать в городе, где училась. Так, уже на четвертом курсе старшая сестра полностью отказалась от финансовой помощи родителей и все реже, и реже стала приезжать домой.
   Родителям это не нравилось, но ни уговоры, ни ссоры не помогли - Екатерина держалась своего мнения. Она получила независимость - финансовую, психологическую - и не хотела терять ее.
   Окончив вуз, Екатерина нашла работу в фирме, которая и дала ей путевку в мир бизнеса. Город студенческих лет не хотел отпускать ее, крепко держа в своих сетях...
   Каждый приезд сестры для Лизы был настоящим праздником, а приезжала Катя два-три раза в год, всего на пару дней.
   И каждый такой день Лиза ждала с надеждой, нетерпением и радостью. Может, Екатерина и не была любимый дочерью, но зато она была любимой сестрой.
   Когда с младшей сестрой случилась несчастье, Екатерина приехала на помощь раньше родителей. Именно она забрала Лизу из больницы, куда доставили ее в состоянии шока. Испуганные родители были в растерянности, не зная, что делать дальше, Катя предложила вариант, который устроил всех.
   По понятным причинам, Лиза не могла продолжать учебу в городе, где стала знаменитостью номер один.
   Провинциальный городок, как и все такие городки Украины, был большой "кумовской" деревней, в которой все всех знают. Страшная популярность отравляла жизнь Лизе - и сестра уладила ее дела, забрав к себе.
   Слова песни, звучавшей с улицы, вторглись в сознание задумавшейся Лизы и досадно ошеломили: "Утекай - в подворотне тебя ждет маньяк..."
   Девушка поднялась с кровати и закрыла форточку. Как она ненавидела песни, фильмы и книги, где маньяки-убийцы идеализировались, окутывались романтическим флером!
   Люди не представляли, чем восхищались.
   В жизни маньяк совсем не вызывает романтических чувств. Она это хорошо знала.
   Накануне трагедии подружки заставили ее прочесть "Парфюмера" Патрика Зюскинда. Снятый по книги фильм тоже пришлось смотреть. И теперь Лиза не могла вспоминать об этом с отвращением.
   Господи, ну почему людей привлекает все страшное, уродливое, отвратительное? Неужели им нравятся чужие страдания? Или им самим хочется ощутить волну страха, которая окатывает с ног до головы, чтобы никогда не отпустить?
   Лиза продолжала бояться. Он пообещал закончить начатое дело. И она боялась, что когда-нибудь он придет за ней...
   Лично она хотела бы, чтобы в Украине ввели смертную казнь. Пока убийца Яны был жив, она не могла спать спокойно.
   Все лето ей снились кошмары. Дикий крик будил среди ночи всю семью, лишь она не просыпалась, продолжая видеть страшный сон. Теперь Лиза боялась засыпать, когда в доме находилась одна. Это так страшно, когда ты не можешь выйти самостоятельно из плохого сновидения...
   Лиза зевнула. Нет, она должна дождаться сестру - спать в пустой квартире, на новом месте, первый раз было страшно.
   Девушка начала разбирать вещи. Вот косметика, летние вещи, вот осенние (на случай похолодания), вот ее новые тетради, книги, которые понадобятся на этом курсе. Сумки собирала мама, поэтому Лиза боялась, что она что-то забыла положить.
   Каждую вещь Лиза разлаживала аккуратно, медленно, хоть и не была педантом, а, скорее всего, даже наоборот.
   Но вот вся одежда, средства по уходу за девичьей красой были на своих новых местах. И Лиза, вздохнув, взялась за красную спортивную сумку, где лежали вещи со старой квартиры.
   После той роковой ночи она не возвращалась на место трагедии. Поэтому за вещами приезжала мать.
   На самом верху лежал фотоальбом. Лиза начала перелистывать эти странички запечатленного прошлого. Вот фото, датированное первым сентябрем, где она перепуганная первокурсница жмется к новой знакомой - Яне, симпатичной уверенной в себе блондинке.
   Вот их совместный первый день студента, первая квартира, первая зловредная хозяйка, от которой они съехали, не прожив и месяца.
   Вот фото за второй курс. Третья квартира, моложавая хозяйка-челнок и ее персидская кошка Белочка, которую они с Яной должны были кормить в отсутствии кошачьей "мамочки".
   Смешные моменты, связанные с этой кошкой, всплыли в памяти и заставили улыбаться. Лиза вспомнила тот глупый случай, когда Яна спустила кошку в мусоропровод из-за того, что она обгадила им все туфли. Они проснулись утром, а идти на пары не в чем! Конечно, есть из-за чего злиться. Только все же им пришлось просить дворника достать несчастное животное из подвала, так как в тот день возвращалась хозяйка то ли из Турции, то ли из Белоруссии. За героическое "спасение" своей пушистой "доци" Ольга Николаевна подарила девчонкам кожаные юбки.
   А вот и фото Яны с ее первым парнем. На нем они такие счастливые, веселые и влюбленные...
   Дальше шли фотографии, сделанные во время разнообразных экскурсий: Святогорский монастырь, в Севастополь, Киев, Львов... Господи, сколько воспоминаний! Ну, за что им с Яной такая судьба?! Ведь все было так хорошо.
   Неприятности начались после того, как парень Яны отказался от своего ребенка.
   Пережив убийство не рожденной жизни, Яна не захотела больше его видеть. Она ненавидела его всем сердцем и душой, ненавидела так, что хотела отомстить любой ценой.
   И месть удалась. Вадим очень быстро потерял всех своих друзей (все они побывали в Яниной постели), лишился работы (шеф, соблазненный экс-девушкой своего менеджера, готов был выполнить ее любую просьбу), поссорился со своими родителями и уехал в другой город.
   Но спокойствия Яна не нашла. Она быстро летела в пропасть. Как бабочка, захваченная магией пламени, она неслась навстречу своей смерти. И лик этой смерти был ужасен.
   Лиза решительно захлопнула фотоальбом и положила обратно, на самое дно сумки. Господи, эти воспоминания!.. Неужели это было с ней?! Сейчас ей казалось, что это было в другой жизни. И не с ней...
   Девушка, добравшись до дна сумки, вынула из нее книгу, оформленную в черно-зеленых красках. С удивлением прочла необычное название: "Молитвослов Немезиды". Странно, она не помнила такой книги. Нет, точно, это не ее книга.
   Наверное, мама, когда собирала ее вещи, по ошибке положила Янину книгу к ней в сумку. Как же теперь ее вернуть матери Яны? Хотя стоит ли?
   На столике заиграл мобильный телефон. Звонила мама. Лиза радостно бросила книгу на полку, но промахнулась - и книга упала на пол, за тумбочку.
   - Мамочка! Мамуля! - счастливо повторяла Лиза. - Я так рада, что ты позвонила!
   - Лизок, как твои дела? - обеспокоено спросила Татьяна Викторовна. - Доехала хорошо? Как приняла сестра?
   - Мамуль, все хорошо, не беспокойся. Доехала отлично - всю дорогу спала. Катя выделила мне классную комнату, очень обрадовалась моему приезду.
   - Ты кушала? Точно, все хорошо? - беспокоилась мать. - Почему-то сердце не на месте.
   - Мам, все хорошо, правда. Я кушала, не волнуйся. Все будет в порядке. Ведь я с Катюхой.
   - Ладно, тогда. Но все равно будь осторожна и не нервничай. Будь умницей, дочка.
   - Буду, мамочка, буду, - пообещала Лиза и в свою очередь попросила: - Ты тоже не нервничай, береги себя и папку. Ему, кстати, огромный привет. Поцелуй его за меня, хорошо?
   - Ладно, поцелую. Позвони нам завтра сразу же после пар, - сказала мать и объяснила: - Хочу знать, как приняли тебя в новой группе. Ну, все, детка, позвоню завтра. Ложись спать. Сладких тебе снов, Лизок!
   - Спасибо, тебе тоже сладких снов. До завтра, мамочка!
   Лиза еще несколько секунд улыбалась своим приятным мыслям и эмоциям. Как же чудесно, когда тебя любят!
   Закончив раскладывать вещи, Лиза достала кошелек, чтоб посмотреть, сколько осталось денег после поездки. Ровно двадцатка. В принципе, незначительная сума. А ей же еще завтра нужно ехать или на метро, или маршрутным автобусом на учебу. Новая альма-матер находилась не близко.
   Ну, что ж придется идти искать банкомат, чтобы снять деньги. Мать большие суммы в дорогу ей никогда не давала, так как Лиза могла их потерять. Перевод на Лизину студенческую карточку, по которой она получала стипендию, гарантировал, что деньги все же попадут к ней в руки.
   Начало седьмого. Чужой город. Может, подождать сестру?
   Лиза мгновение подумала - и решила, что пора знакомиться с городом. А дорогу домой она найдет в любом случае.
   На лестничной площадке курил старик. Хилый, слабый на вид дед, но Лиза подозрительно посмотрела на него долгим изучающим взглядом. Увидев на его ногах домашние тапочки и заметив приоткрытую дверь соседней квартиры, успокоилась, вежливо поздоровалась и вызвала лифт.
   В шахте глухо зашуршало - лифт неохотно поднимался на восьмой этаж.
   - Деточка, вы, случайно, не Екатерины Ивановны сестра? Елизавета? - шепеляво произнес дед, сбивая пепел в хрустальную пепельницу, которую держал на ладони.
   Лиза слегка вздрогнула.
   Старику было далеко за шестьдесят, а, как она читала в газете, обычный возраст среднестатистического маньяка - это двадцать пять - тридцать лет.
   Так что, этот интеллигентного вида дед не мог быть маньяком.
   - Да, я сестра Екатерины, Лиза, - решилась ответить девушка и, напрягшись, всмотрелась в старика.
   Одетый в темные брюки и легкий пуловер, он все же выглядел интеллигентно и почему-то вызывал доверие.
   - Милая барышня, - начал церемонно дед, - позвольте представиться. Артур Филиппович, сосед Екатерины Ивановны. Иногда общаемся с вашей сестрой за чашечкой кофе...
   Поднялся лифт. Лиза нерешительно посмотрела на приветливо раскрытые двери.
   - Простите, Лизавета, я вас задерживаю... Удачи в ваших делах!
   - Спасибо! - воскликнула девушка, заскакивая в лифт.
   На потолке лифта черным маркером было выведено такое популярное на сегодня звучное слово из трех букв.
   Лиза усмехнулась, вспомнив любимое выражение Яны: "Если на заборе написано "Дрова", то это не означает, что они там, действительно, есть..."
   Боковые стены кабины лифта были расписаны граффити. В глаза сразу бросалось то, что создавал их талантливый человек. Лизе особенно понравилась сине-черная роза и надпись: "Мечты реальны". Хотелось бы поспорить с автором этого утверждения. Видимо, писал не обломанный судьбой оптимист.
   На улице было холодно. Тучи накрывали город тяжелым куполом. В воздухе ощутимо пахло приближающимся дождем.
   В детской беседке, за столиком, как раз напротив их подъезда, четыре мужика, грелись с помощью бутылочки сизоватого самогона. Копченая рыба, разложенная на газете, и нарезанные маринованные огурцы с луком говорили о серьезности и долгосрочности данного предприятия.
   Невдалеке от местных алкашей старушка в красном пальто и алом берете, (Лиза окрестила ее Красной Шапочкой) непристойно громко уговаривала каштанового пекинеса сделать "ка-ка" на кучу наметенного дворником мусора. Песика же тянуло к чистоте - и он сделал свое дело в детской песочнице.
   Мирная картина, привычная для ее родного города, даже и не скажешь, что это областной мегаполис.
   Темнело быстро. Лиза решила никуда не ехать, а, выйдя из спального района, просто прогуляться вдоль улицы.
   В первые недели их студенчества Яна "подсадила" ее на такие прогулки. Они, не спеша, бродили по городу, рассматривая яркие витрины магазинов. Когда же они получили стипендию, их прогулки получили продолжение - бездумные покупки до тех пор, пока не кончались деньги.
   Вот только кончались они очень быстро. В какой-то умной книге Лиза нашла дословный перевод латинского слова "стипендия". Можно было догадаться, что переводилось оно как милостыня...
   Переходить дорогу из-за оживленного движения пришлось по подземному переходу. Девушка не боялась замкнутого пространства, но чувствовала себя неуютно в подобных местах.
   В подземке было шумно: молодой светловолосый скрипач соперничал в игре со старым цыганом. Седой цыган играл на гитаре и пел приятным хрипловатым голосом старинный романс о свободе. Он выглядел гораздо обездоленней (да еще и с бельмом на правом глазу), чем скрипач. И Лиза потянулась к кошельку. Она всегда давала милостыню - так приучила ее мать. "Дающего рука не оскудеет", - говорила она.
   Лиза бросила пятьдесят копеек. Цыган улыбнулся ей, блеснув поразительно белоснежными зубами:
   - Бог с тобой, красавица! Счастливой будешь, если не сойдешь с пути! Хочешь, судьбу предскажу?..
   На его слова Лиза никак не отреагировала, наоборот, ускорила шаг. Она не верила в цыганские предсказания, но слышала о цыганском воровском гипнозе.
   На той стороне дороги, у самого выхода из подземного перехода, стояли киоски с живыми цветами. Георгины, розы, лилии и герберы... Белые, розовые, красные, пурпурно-рдяные, желтые, оранжевые... Глаза разбегались от их нежной красоты. Лиза дала себе слово, что со стипендии обязательно купит три огненно-красных герберы.
   Час-пик. Кто-то возвращался с работы, кто-то, напротив, шел в ночную смену. И только студенты, вольные птицы, вырвавшись из душных аудиторий, спешили на вечернюю прогулку.
   Уставшие, но довольные лица рабочих, осунувшиеся, озабоченные лица тех, кто занимается умственным трудом, радостные физиономии юношей и девушек, спешащих приступить к долгожданным развлечениям...
   Печаль, веселье, утомление, озабоченность - море человеческих эмоций захлестывало, напомнив те дни, когда ее оголенные нервы остро чувствовали малейшие движения чужой души. И это было так больно, словно острым осколком стекла провели по губам...
   Лиза стряхнула с себя оцепенение. Нет, она уже пришла в норму, все в порядке. Гиперчувствительность к чужим эмоциям давно исчезла.
   Хорошее настроение не вернулось. Девушка, припомнив, сколько у нее денег, зашла в продуктовый магазин. Чтобы улучшить расположение духа, она всегда ела шоколад, давно перестав беспокоиться о фигуре.
   Заказав, свой любимый (черный без всяких наполнителей и орешков) шоколад, она получила сдачу мелочью в два раза превышающую сумму, той, которой она оплатила покупку.
   - Девушка, вы дали мне больше, - ни секунды не колеблясь, произнесла Лиза.
   Она всегда возвращала лишнее, считая нечестным пользоваться ошибкой продавца.
   - Да? - немного растерянно, с удивлением молвила продавец и, осознав свой просчет, слегка покраснела: - Спасибо, девушка, спасибо вам...
   Лиза, смущенная благодарностью, поспешно вышла на улицу. Ну, не могла она переносить косые непонимающие взгляды окружающих. Яна тоже попрекала ее этой честностью, заверяя, что продавец сам виноват, и она не обязана возвращать полученное. "Не умеет считать - пусть увольняется и работает там, где не надо соприкасаться с деньгами", - говорила Яна.
   Лиза медленно добрела до пересечения улиц. Так и не найдя банкомат, вернулась назад.
   Дом сестры она нашла легко. В лифте ехала с той старушкой, которая выгуливала пекинеса. Они познакомились. Настоящее имя Красной Шапочки было тривиальным - Наталья Павловна.
   Словоохотливая Красная Шапочка настойчиво провела допрос.
   Лиза немного растерялась и рассказала дотошной сплетнице, кто она и из какой квартиры. В свою очередь Лиза узнала, что пса зовут Бейсик, и подарил его внук-программист. Еще Лиза узнала, что внук холост и на хорошем счету у начальства, поэтому получает много, и ко всему ему достанется квартира бабушки...
   Лиза облегченно вздохнула, когда вырвалась от болтливой пенсионерки. Красная Шапочка жила рядом с ними, и что-то Лизе подсказывало: любопытная старуха еще не раз будет "приседать ей на уши".
   Сестра еще не вернулась. Лиза переоделась в домашнюю одежду и пошла на кухню, чтобы заварить чаю.
   Может, в холодильнике сестры и можно было устраивать конкурс показательной чистоты-пустоты, но вот со шкафом дело обстояло иначе.
   Екатерина была настоящей фанаткой чая.
   Когда Лиза резко открыла дверцу шкафа, ей на голову посыпались всевозможных размеров и расцветок упаковки чая. Зеленый и черный, мате и ройбуш, травяные и смеси - казалось, что здесь были собраны образцы для чайной выставки-презентации.
   Вначале Лиза боялась, что эти чаи сестра приберегает для каких-то особых случаев. Но потом, вспомнив, что сестра разрешила кушать и пить все, что ей захочется. Конечно же, хозяйка кофейни могла (и должна была!) попробовать все сорта и вида чаев, которые предлагала своим клиентам.
   Лиза долго не могла выбрать чай - хотелось попробовать все. Свой выбор девушка остановила на элитном китайском зеленом с жасмином.
   Обдав крутым кипятком синий фарфоровый чайник, она бросила щепотку ароматной смеси. Первую воду она слила, как того требовали правила заварки. Залив чай горячей водой, долго не решалась прикрыть крышечкой - благоухание жасмина создавало иллюзию весны, казалось, что она стоит возле цветущего куста жасмина...
   Готовить правильно чай научила ее Катя. По сути, Катя была знатоком в области истории чая, чайных церемоний, чайного этикета, вкусовых характеристик разных видов и сортов чая. Еще Екатерина знала тридцать четыре способа приготовления кофе. Вот этому умения Лиза даже немного завидовала. Да, ее сестра была девушкой многих талантов.
   Лиза, налив себе большую чашку чая, захватила недоеденную плитку шоколада и пошла в зал.
   Удобно устроившись в мягком кресле, включила телевизор и удовлетворенно расслабилась.
   Шел какой-то сентиментальный женский фильм. Чай оказался чуть-чуть непривычно горьковатым, но все же необыкновенно вкусным. Лиза пила его небольшими глотками, чтобы полней ощутить его аромат и вкус.
   Чай, мягкое кресло расслабляли. Глаза слипались - и Лиза с еще большим вниманием стала вникать в ход событий картины.
   Как всегда, героиня, честная и чудесная девушка, страдала через несправедливость и какие-то глупые недоразумения. Герой же, как обычно, не мог переступить через свою гордость и позволял давить себе на жалость меркантильным нехорошим женщинам. Но настоящая любовь помогает преодолеть все, и хороших девушек в конечном итоге ждет награда... Типичный сюжет банальной истории Золушки. Когда же придумают что-то правдивое? Ведь добро и справедливость торжествуют не так уж и часто...
   Штора качнулась - и мелко задрожала. Это напомнило ей рябь на гладкой поверхности водоема.
   Дрожание шторы стало заметней. Лиза, окаменев, не могла встать с кресла, чтобы найти причину подобных вибраций.
   Сотрясание шторы стало сопровождаться глухим хохотом. И этот смех был знаком ей до боли, до ужаса, до темноты в глазах, до дурноты, до потери сознания...
   Штора, качнулась, открывая путь ему - УБИЙЦЕ. Он был на свободе. И он нашел ее...
   Лиза не могла пошевелиться от страха... Она не могла убежать... Она была беззащитной перед ним. Букашка под занесенным сапогом...
   Он приближался медленно. Он знал, что она полностью в его власти - об этом говорила его кривая злорадная улыбка.
   - Ну, вот и все, малышка. Я пришел за тобой, как и обещал. А ты думала, что убежала от меня?
   - Нет... нет... нет, - затравлено, едва слышно шептала Лиза.
   - Ты что-то хочешь мне сказать, сладкая? Может, хочешь поблагодарить за подарочек, который я тебе приготовил? - он смеялся, медленно вынимая из-за ремня джинсов выщербленный нож, тот, которым разрезал тело Яны. - От Резчика еще никто не уходил. Я буду с тобой всегда...
   Телефонный звонок вырвал Лизу из кошмарного жуткого сна. Мобильный телефон, вибрируя, подполз практически до края стола, грозя упасть на пол.
   Затравленно, озираясь, Лиза приняла звонок. Вначале она не могла понять, что и кто ей говорит. Сон был таким реальным, таким настоящим. Она даже все еще ощущала гнилостный запах, исходящий от одежды маньяка.
   - Алло! Вы слышите меня, Лиза? - настойчивый голос вернул ее к действительности.
   - Да, слышу, - слабым, надломленным голосом произнесла Лиза и бросила взгляд на номер, который высветился на дисплее.
   В ее телефонной книжке этот номер отсутствовал.
   - Лиза, я должен поговорить с вами. Это жизненно необходимо, - слегка хриплый мужской голос звучал для нее гимном спасения.
   - Я выслушаю вас, но сначала представьтесь, пожалуйста, - попросила Лиза, отирая со лба горячей ладонью холодный пот.
   - Я назову свое имя, если вы пообещаете не бросать сразу же трубку, а дать мне пару минут для разговора, - в голосе незнакомца проскользнули хитроватые нотки.
   - Обещаю, - твердо сказала девушка.
   Она рада была поговорить хоть с самим дьяволом в знак благодарности, если бы тот пробудил ее от ужасающего сна.
   - Денис Перов, - на одном дыхании произнес мужчина и замолчал, ожидая ее реакцию.
   Тот самый!.. Тот самый сучий журналист, который ради эксклюзива растрепал в своей газетенке ее имя, которое не называли в интересах следствия!
   - Кто дал вам мой номер? - морозным голосом спросила Лиза.
   Она всеми силами пыталась остаться спокойной.
   - Разве важно это? - вопросом на вопрос ответил журналист. - Лучше спросите, почему я звоню вам.
   - И почему же? - холодно безразлично поинтересовалась девушка.
   - Лиза, вы должны знать, что, сбежав, вы поступили весьма нехорошо и не ушли от опасности. Поймите, люди должны знать всю правду, знать, что же произошло в ту ночь на самом деле. Нет, вы не подумайте, что народ хочет знать подробности из-за праздного любопытства. Нет, конечно же, нет! Ваша история поможет избежать подобных ситуаций: девушки будут осторожней в общении с незнакомцами. Своим интервью вы можете спасти кому-то жизнь...
   Сладкоголосое пение Дениса Перов не обмануло его. Он так и не получил эксклюзивного интервью с ней, поэтому не мог успокоиться. Первое правило хорошего журналиста: выжми из своей истории по-максимуму. Сволочь...
   - Если вы думаете, что я собираюсь вернуться в тот бездонный ад, из которого едва выбралась, то вы ошибаетесь. Моя жизненная дорога больше не лежит через него, - зло заявила Лиза и решительно добавила: - У меня новая жизнь - к старым историям возврата больше нет. Прощайте!
   - Постой! - крикнул публицист. - Если ты думаешь, что, сбежав, ушла от мести Резчика, ты ошибаешься. Он поклялся найти тебя, чтоб подправить контуры твоего тела...
   Задыхаясь в объятиях нахлынувшего страха, Лиза прервала их разговор. Журналист еще несколько раз звонил ей, но она отбивала звонок.
   Господи, как мог этот журналист говорить ей такие гадости?! Господи, как же он нашел ее? Кто дал ему ее номер телефона?..
   Лиза задумалась, нервно грызя ногти. Екатерина вошла в квартиру незаметно.
   Младшая сестра ушла глубоко в себя, свои мысли. По ее нахмуренному лбу и обкусанным ногтям было ясно, что размышления, отнюдь, не из приятных дум.
   - Что случилось, сестренка? - Екатерина ласково обняла Лизу за плечи.
   Всхлипывая, девушка рассказала о своем сне и звонке Дениса Перова.
   - Дай мне свой телефон, - потребовала Катя.
   Екатерина перенесла номер Перова в свой мобильный. Потом, напоив сестру валерианой, позвонила журналисту.
   Любопытный писака имел привычку отвечать незнакомым номерам.
   - Да, слушаю вас, - деловито произнес Перов.
   - Вот именно, послушай меня, козел газетный! - Екатерина говорила быстро, не выпуская инициативу из своих рук и не давая журналисту прийти в себя.- Если тебе дорога твоя дерьмовая работа, не звони больше моей сестре! Если ты, крысак бумажный, хочешь ходить по улицам, не озираясь по сторонам, вообще забудь о ее существовании! Если хочешь сберечь свое гребаное здоровье, не суй свой любопытный нос, куда не следует! Иначе придется укоротить его, заодно отрезав все выступающие части твоего тела, чтобы ты почувствовал себя под ножом маньяка. Тогда-то сможешь поделиться впечатлениями со своими сволочными читателями! Ты меня понял, козлина пулитцеровская?!
   Собеседник Екатерины некоторое время молчал. Затем невозмутимо осведомился:
   - Простите, а с кем я имею честь общаться?
   Екатерина дала ответ все в такой же грубой форме:
   - С сестрой Лизы Снегиревой. Оставь ее в покое! Понял?! Если не хочешь, проблем, а я их могу тебе организовать, не пиши о ней больше. В противном случае тебе придется плохо. Мы поняли друг друга?
   - Да, я учту ваши пожелания, мадам, - тихо, но вовсе не испуганно (а даже с едва заметной иронией) произнес журналист и отключился.
   Лиза удивленно смотрела на сестру. Она не представляла, что Екатерина могла быть такой... такой вульгарной...
   - Что, я уже не ангел? У навязанного мне нимба быстро сели батарейки, - молвила Катя с усмешкой. - Мама была права, когда называла меня чертовкой?
   - Кать, зачем ты так! - запротестовала Лиза. - Мне приятно, что ты заступилась за меня... И все же... материлась ты зря...
   - О, детка, я не материлась, пощадив твои нежные ушки!
   Екатерина весело рассмеялась, наблюдая, как эмоции сменяют друг друга, отображаясь на лице ее младшей сестры.
   - А знаешь, Кать, ты так оригинально называла эту акулу пера: бумажный крысак, козел газетный...
   - Какая же из него акула пера? - возразила Катя. - Обыкновенная жаба... Хотя, должна признать, выдержка у него отличная. Наверное, такие панегирики в свой адрес слышит часто.
   Лиза задумчиво улыбнулась. Но вдруг улыбка превратилась в кривую гримасу.
   - О Боже! - выдохнула испуганно она. - Это был не сон! Он был здесь!..
   Екатерина непонимающе взглянула на сестру.
   - Кто был здесь? О чем ты?
   - Катечка! Он был здесь! Тот маньяк! Это был не сон! - Лиза истерически зарыдала, заламывая до хруста пальцы.
   Екатерина среагировала мгновенно: залепила Лизе пощечину и несколько раз встряхнула за плечи.
   - Успокойся! Он в тюрьме! И никогда не выйдет оттуда!
   Лиза, схватившись за покрасневшую щеку, выдала аргумент:
   - Я не знала его кличку до того момента, пока мне не приснился этот сон. Я не знала, что, обрезая тела своих жертв, он чувствует себя скульптором. Информацию из сна подтвердили слова журналиста. Откуда я могла узнать, что журналисты прозвали его Резчиком?
   - Элементарно, Ватсон! - воскликнула Екатерина и пояснила: - Из газет.
   - Я не читала статьи Перова, - возразила Лиза и грустно добавила: - Видимо, у меня с моим маньяком установилась ментальная связь - и мы общаемся на расстоянии...
   - Угу, - усмехнулась Катя. - Конечно, у вас кровавая связь с ТВОИМ маньяком. Ему сейчас не до тебя. Не мели глупостей! Его кличку ты могла услышать в автобусе или другом общественном месте, но сразу не придала этому значения. А вот сегодня эта информация всплыла в твоем сне. Звонок Перова - простое совпадение.
   Лиза неуверенно улыбнулась:
   - Правда?
   - Ну, конечно, глупышка, - старшая сестра погладила младшую по голове: - Извини, что ударила тебя - не знала другого способа остановить твою истерику.
   - А я знаю, как парень может вывести девушку из состояния истерики, - похвалилась Лиза, - он должен ее поцеловать!
   - Плохо, что многие парни также знают, как довести девушку до истерики, - добавила Катя - и сестры рассмеялись.
  
  

Глава 2.

   Лиза сладко потянулась. Она давно так спокойно не спала. Прилив сил, бодрость, хорошее настроение - все эти ощущения она почти забыла. На удивление, первая ночь на новом месте прошла более чем удачно.
   Сквозь штору проглядывало солнце. По-осеннему слабые холодноватые лучи мягко обрисовывали нежные черты лица девушки. В глазах девушки проглядывали безмятежность и умиротворение. Такие чувства давно не посещали ее.
   Может быть, она хорошо спала, потому что вчера очень сильно устала: сначала дорога из одной области в другую, потом прогулка по вечернему городу и покупки в "Атланте". Шутка ли, бродить по огромному гипермаркету четыре часа...
   А может, подобные изменения со сном наступили благодаря сестре. Да и сама возможность начать жизнь на новом месте, где ее никто не знает, тоже стала реальностью благодаря Кате. Да, все-таки менять место жительства и учебы не только страшно, но и полезно. Кстати, об учебе...
   Лиза, испуганно охнув, вскочила с кровати. Боже, да она опоздала не только на первую, но и на вторую пару!..
   Девушка не успела до конца впасть в панику, как в комнату, без стука, вошла Екатерина.
   - О, да ты уже проснулась! - обрадовалась сестра. - А я пришла тебя будить, соню.
   - Катечка, почему ты не разбудила меня раньше?! - спросила Лиза, спешно натягивая джинсы.
   Екатерина улыбнулась, наблюдая за тем, как младшая сестра с огорченным выражением лица натягивала на одну и ту же ногу второй полосатый носок.
   - Один умный человек сказал: опоздал - не торопись, иначе опозоришься. Опаздывать нужно уметь красиво, без суеты.
   - Это не забавно, Катя, я совсем не смеюсь, - пробормотала сердито Лиза, - в первый же день занятий опоздать!..
   - А я и не забавляюсь, - ответила Екатерина и добавила: - Сегодня ты не идешь на занятия, и об этом я предупредила декана. Так что не переживай, в универе все будет в порядке.
   Лиза удивленно воззрилась на сестру. Почему сестра не разбудила ее и для чего предупредила, что она сегодня не придет?
   - Сейчас ты все поймешь, - начала Екатерина, - ты только не обижайся, но по твоему внешнему виду можно подумать, что ты приехала из дикой, забытой Богом глубинки, где не делают не то что нормальные прически, но и банальный маникюр.
   Лиза слегка покраснела и спрятала руки с обкусанными ногтями под одеяло.
   - Понимаешь, Кать, я как-то позабыла об уходе за собой... Было совершенно не до этого...
   - Милая моя, помнишь наш давний разговор об успешности? Забыла? Ничего, сейчас освежу твою память.
   Екатерина говорила немного едким голосом. Лиза хорошо знала, что выражения "милая моя" или "милый мой", которые иногда употребляла в разговоре старшая сестра, свидетельствовали об ее недовольстве собеседником.
   - Так вот, неряшливый вид говорит о том, что у тебя крупные проблемы, возможно, ты на грани депрессии. Преуспевающий человек, отдающий предпочтение успеху, а не человеколюбию с сочувствием, с тобой постарается общаться поменьше. Лишь родственник, друг или психолог, которому ты платишь деньги, с пониманием отнесется к твоей неопрятности. Есть, конечно, уникалы-гумманисты, что пожалеют тебя. Но ведь жалость унижает. Ты со мной согласна? И вообще, в наше время могут пожалеть раз, два и все. С пессимистами и неряхами сейчас никто добровольно не общается.
   Елизавета немного приуныла. Она ненавидела, когда ей читали мораль. Особенно сестра. Лиза мечтала, что наступит рано или поздно день, когда сестра примет ее как равную, а не как глупышку, которой нужно давать советы. Очень хотелось, чтобы Катя прислушивалась к ее мнению, меньше давила своим авторитетом. Но, видимо, пока не судьба сбыться этому желанию.
   Екатерина была идеалом, женщиной, которой Лиза собиралась стать лет через пять-семь: сильной, уверенной в себе, обаятельной и независимой...
   Лиза, размышляя о не всегда приятной стороне отношений со старшей сестрой, невесело стояла возле подъезда. Екатерина пошла на стоянку за автомобилем, предложив подождать ее во дворе.
   Железная дверь подъезда хлопнула - и Лиза вернулась от грустных раздумий в реальность. Красная Шапочка с Бейсиком на поводке неспешно выплыли на улицу. Узнав свою новую знакомую, бодрая старушка радостно заулыбалась.
   - Доброе утро, Лизочка! Какой прекрасный день, вы со мной согласны?
   Интуиция подсказывала, что с Красной Шапочкой лучше не спорить:
   - Здравствуйте, да, необычайно хороший день - такой солнечный...
   Старушка наклонилась над псом, отцепила поводок и ласково предложила:
   - Побегай, Бейсенька, побегай, мой мальчик. Знаете, деточка, у меня сейчас в жизни только две радости: внук и Бейсик.
   Лиза с сочувствием посмотрела на Шапочку.
   - У вас больше нет родственников?
   - Родственники есть, конечно, куда ж без них в нашей жизни? У меня есть три сестры. Три племянницы и пять племянников, одиннадцать внуков и три внучки. А недавно появились две правнучки и четыре правнука, - с гордостью произнесла старушка. - Только своих детей Бог не дал, всю жизнь нянчила детей сестер.
   - Большой у вас род, - удивилась Лиза, - жаль, конечно, что своих детей у вас нет, но ведь и внучатые племянники - это же тоже неплохо!
   - Неплохо, - согласилась Красная Шапочка, то есть Наталья Павловна, - и все же обидно, что все плодовитые, лишь я, словно лаптем обведенная... Смотрю на Костеньку - и думаю, как было бы здорово, чтобы он был моим внуком. Но...
   Лиза почувствовала, как жалость цепко взялась за ее сердце.
   - Да, кстати, Лизочка, заходите-ка ко мне в гости сегодня вечером - я напекла очень вкусных блинов. И Костя должен прийти навестить меня, - старушка многозначительно посмотрела Лизе в глаза и добавила: - Я думаю, деточка, у вас с Константином получиться приятная беседа...
   Шуршание колес по гравию прервало их разговор. Екатерина подъехала вовремя. Лиза попрощалась со старой сводницей без сожаления и с легким сердцем уселась в салон, на сидение рядом с водителем. Что ни говори, старшая сестра всегда приходила своевременно.
   Екатерина находилась в приподнятом состоянии духа. Рассказывала смешные истории из своей жизни и из жизни своих знакомых. Почему-то Лизу больше всего интересовали истории из студенческой жизни Кати и байки про людей, связанных с бизнесом.
   - Так вот, говорит мне шеф, чтобы я узнала, кто именно из налоговиков курирует нашу фирму. Честно тебе скажу, мне, вчерашней студентке, было сложно, не вызывая подозрений, найти эту инспекторшу, узнать, что она любит, а чего терпеть не может. Перед Восьмым мартом шеф с замом, посовещавшись, решили отправить с посыльным для инспектрисы ее любимые духи и огромную коробку конфет. Для того чтобы парень не перепутал и вручил их именно той, нужной, женщине, на посылку приладили стикер с надписью: "Вручить толстой прыщавой тетке в рыжем парике, которая сидит возле окна". Парень спешил и забыл отцепить эту наклейку... Ну, короче говоря, через полгода я искала новую работу, так как фирма наша приказала долго жить...
   Екатерина все говорила и говорила. Старшая сестра этим утром была весела и от этого казалась прекрасной совсем по-новому: раньше Лиза считала ее красоту немного холодной, как и полагалось деловой леди. Но вот сегодня она поняла, что Катя должна нравиться всем мужчинам без исключения - она выглядела юной и беззащитной, а перед этим не может устоять ни один настоящий мужчина.
   Впрочем, многих тянет также и к сильным женщинам. Странные все-таки эти мужчины...
   - Катя, ты мне обещала рассказать историю, как получила свои сапфирные серьги, - произнесла Лиза и попросила: - Если есть настроение, расскажи ее, мне очень любопытно, за что дарят подобные вещи.
   На миг Екатерина призадумалась. А потом быстро и, как показалось Лизе, произнесла недовольным усталым голосом:
   - Я их получила в знак благодарности, когда не дала одному вредному человеку выиграть пари. Подробнее расскажу в другой раз, договорились, сестренка?
   Лиза, удивившись, согласилась, хотя услышать эту историю ей захотелось еще больше.
   Старшая сестра набрала номер на мобильном телефоне. Практически сразу ее звонок приняли - и Катя стала разговаривать через Bluetooth.
   - Приветик, ЭжениЄ! Как жизнь? У меня тоже все в норме. Это еще почему? Ах, значит, я негодница?! Так мне, что не приезжать? Я почти возле салона, - Екатерина весело говорила с подругой, и этот слегка шуточный тон вызвал в Лизиной душе легкое сожаление. Да, с ней сестра так никогда не разговаривала...
   - Кстати, познакомлю с младшей сестренкой. Поможешь сделать из нее конфетку? О'k, через пять минут мы будем у тебя.
   Екатерина отключилась. Улыбнулась сестре и ласково произнесла:
   - Хочу познакомить тебя с моей единственной подругой. Когда подрастешь, поймешь, как нелегко найти настоящего друга и, тем более, настоящую подругу...
   Катя замолчала. Грусть опустилась на нее неожиданно. Лиза тактично молчала, давая старшей сестре вспомнить что-то грустное из своего прошлого. Наверное, она вспоминала то, как искала настоящую подругу.
   Лиза поразилась бы, если бы могла проникнуть в мысли сестры - да, Екатерина вернулась мысленно в прошлое, но думала не о дружбе. Как ни странно, она припомнила то, как ей достались сапфирные серьги. И воспоминания затягивали, точно омут...
  

***

  
   Волна Черного моря ласкала ее тело. Белопенные барашки докатывались до самых плеч.
   Вода - самый нежный любовник. Ни один мужчина не мог бы подарить столько ласки и неги, как эти теплые волны. И вода никогда не уставала дарить свою нежность.
   Катя знала, что давно пора возвращаться в особняк - прошло больше часа, как она ушла купаться. Она, конечно, не хотела заставлять волноваться Влада, но просто не могла не найти в себе сил, чтобы встать с берега, выйти из воды. Наверное, кожа сморщилась, как шкурка на сухофруктах, но даже это не могло заставить ее отказаться от водяного релакса.
   Вчера она подслушала спор Влада с Рустамом, хозяином коттеджа, где они отдыхали.
   Рустам готов был поклясться на талмуде, что все женщины имеют свою цену и идут к тому мужчине, который предложит больше. Влад же ставил на неподкупность Екатерины: несмотря на то, что она любовница, он не сможет переманить ее на свою сторону.
   Тогда Рустам предложил поверить их гипотезы, поставив на кон пять тысяч долларов. И Влад, смеясь, согласился.
   Вначале Катя хотела выйти из своего укрытия и возмущенно заявить, что она не породистая лошадь на ипподроме, на которую можно ставить. Однако потом сдержалась, решив поиграть в свою игру, заставив понервничать обоих мужчин.
   Екатерина злилась на Влада, но сделала все, чтобы он ничего не заподозрил. Правда, чуть-чуть не выдержала - и во время секса укусила Влада за плечо. Он, разумеется, отнес это на счет вызванной в ней страсти...
   За утренним завтраком Екатерина с неподдельным интересом незаметно следила за Рустамом. Черноглазый обаятельный татарин был и так не равнодушен к ней, а теперь, пытаясь выиграть пари, стал и вовсе проявлять активность.
   Когда друг подарил Кате роскошный букет белых роз, Влад сделал вид, что в этом нет ничего плохого...
   Подобное разозлило Екатерину еще больше - и девушка подбадривающее улыбнулась Рустаму. Окрыленный, он стал форсировать события: предложил искупаться вдвоем в полночь. Катя, немного грустно вздохнула и ответила отказом.
   И вот теперь, лежа в объятиях волн, думала, правильно ли она поступила, не сказав Владу, что подслушала их разговор, что возмущена его поведением. Влад был справедлив: по их давнему уговору, она могла требовать объяснений и не делать то, что считала для себя неприемлемым. Да, нужно было потребовать объяснений и попросить уехать с Крыма.
   Солнце медленно катилось к закату. Розово-голубые тона окрашивали небосвод. Морская гладь правдивым зеркалом отображала неповторимо-завораживающие оттенки неба.
   Влад, скорее всего, уже проснулся, проспав три часа. В свои двадцать два года она не могла понять его любовь к сиесте, а он утверждал, что для него, старика (а ему всего-то сорок три!), эти несколько часов сна - лучший источник сил.
   Катя поднялась с песка. Пора возвращаться. Влад с Рустамом обещали показать самый популярный ресторан полуострова. Поэтому следовало успеть принять душ, надеть вечернее платье и накраситься.
   Этот пляж входил в территорию частных владений Рустама, и девушка, зная, что она здесь одна, сняла купальник. Обтершись насухо и отжав бикини, Катя стала надевать на голое тело легкий сарафан.
   Горячие губы жадно впились ей между лопаток. Вскрикнув, девушка оттолкнула локтями целовавшего мужчину и, быстро натянув платье, развернулась лицом к Рустаму. Татарин удивленно-растерянный потирал живот в области солнечного сплетения.
   "Поделом тебе, придурок", - подумала злорадно Катя и возмущенно спросила:
   - Что с вами, Рустам?! Перегрелись на солнце?
   - Ты богиня, девочка! Венера, выходящая из пены морской...
   - Возможно, - милостиво согласилась Екатерина и грубо уточнила: - Но я богиня Влада, вашего друга. Неужели забыли об этом?
   - Нет, я не забываю об этом ни на минуту. Но это же поправимо, правда? - вкрадчиво спросил Рустам и приблизился к девушке почти вплотную. - Ты не хотела бы поменять хозяина?
   В глазах мужчины светилась надежда и ожидание. К своему большому ужасу, Екатерина неожиданно поняла, что действительно очень нравится ему. А что, если это пари - всего лишь предлог, чтобы увести ее у Влада? А вдруг Влад все прекрасно понимает? И ему она просто-напросто надоела? И именно по этой причине он и согласился на это глупое пари?
   Девушка с отвращением посмотрела в масляно-угольные глаза татарина, ожидавшего на ее ответ, резко отвернулась и пошла в сторону коттеджа.
   Да, нужно было ехать домой, а не отдыхать в обществе перезрелых распутных мужиков...
   Влад принимал душ. Екатерина, не снимая сарафан, скользнула в душевую. Влад, словно давно ее дожидался, быстро схватил девушку в свои объятия и нежно поцеловал.
   - Как ты, малыш? Хорошо погуляла?
   - Почти хорошо, если бы не пришел Рустам - он нарушил мое одиночество. Представь, задавал глупые нетактичные вопросы о том, хотела бы я сменить любовника? Точнее, хозяина? Ты представляешь?
   - Не обращай на него внимания, звездочка, подобные глупости он говорит в силу своего менталитета. Не бойся, он не съест тебя.
   Катя хотела сердито сказать, что татарин уже пытался "съесть" ее там, на пляже, но Влад не дал ей договорить, закрыв рот нетерпеливо-страстным поцелуем.
   Он крепко ее обнял, и девушка, позабыв обиды, спрятала лицо на его груди. Глубоко вздохнула, погружаясь в его запах, такой родной и желанный, отдаваясь его прикосновениям. Его губы касались ее волос, его руки поглаживали ее спину, плечи... А затем, шепча нежности, Влад вдруг поднял ее на руки и понес в спальню.
   Возвращаясь с пляжа, она планировала побыть немного холодной и неприступной. И сдалась сразу, как только ощутила себя во власти его рук, почувствовав его губы и услышав его хрипловатый голос:
   - Как же ты мне нужна, звездочка моя...
   И поцеловал ее жадно, страстно. Разве можно оставаться равнодушной?.. Можно страстью отвечать на страсть. Катя льнула к Владу всем телом, а его длинные тонкие пальцы уже ласкали ее так, что вскоре она изогнулась в упоении.
  
   Весь вечер Рустам не отходил от нее ни на шаг. Следил, чтобы из ее бокала не убывало красное вино. Трижды приглашал на медленный танец. Екатерина жалобно смотрела на Влада, но тот лишь снисходительно улыбался, не собираясь спасать от ухаживаний Рустама.
   Как назло, в ресторан через два часа после их прихода пришла компания из двух мужчин и трех женщин. И этих людей, как, оказалось, хорошо знал Влад. Поручив обрадовавшемуся татарину свою девушку, Влад подсел за столик к знакомым.
   Рустам расточал комплименты, и не всегда они были приличными, на взгляд смущенной Екатерины.
   Девушка, словесно отбиваясь от настойчивого поклонника, не упускала из поля зрения Влада. Ее мужчина о чем-то увлеченно разговаривал со светловолосой дамой. Волна ревности накатила на Екатерину, накрыв с головой.
   Пунцовея от злости и смущения, Катя оставила Рустама, оборвав его на полуслове, и подошла к Владу.
   - Дорогой, можно тебя на минуточку? - в ее голосе показная нежность смешалась с раздражением.
   - Конечно, любимая, - мягко произнес Влад и представил Екатерину своим знакомым.
   - Мне очень приятно, - вежливо пробормотала Екатерина.
   Влад обаятельно улыбнулся и произнес:
   - Прошу нас извинить, я еще к вам вернусь.
   Заиграла знойно-страстная музыка танго. Влад легко повел Екатерину в танце. Сверкая ослепительно-синими, необычайно яркими от злости, глазами, Катя решительно спросила:
   - Я еще нужна тебе? Или ты уже потерял ко мне интерес? Скажи мне правду, пожалуйста!
   - Я когда-нибудь говорил тебе неправду? - серьезно спросил мужчина. - Или тебе напомнить наш договор?
   - Спасибо, не надо, помню. Главное правило: не обманывать и честно сказать, когда понравиться кто-то другой, - прошептала Екатерина и прогнулась назад, наклоненная в фигуре танца Владом.
   Она не любила танго. Этот танец казался слишком интимным, потому что открывал посторонним глубину истинных чувств танцоров. Но в этот раз ей хотелось выплеснуть свои чувства до конца: боль, сомнения, страх, ревность и страсть.
   Он умел танцевать и вести женщину в танце так, чтобы показать, кто в их отношениях главный. Он научил ее покорности, но он же и сделал ее независимой. Он научил ее ценить свободу и всегда давал право выбора. У него была над ней власть, но он не пользовался этим.
   Ее учитель, ее покровитель, ее господин... такой многоликий, такой многогранный... Ее защитник, ее возлюбленный... ее МУЖЧИНА...
   Екатерина смотрела в его спокойные серые глаза, не чувствуя пола под ногами, доверяя ему всецело. Не слыша ни музыки, ни других звуков, она различала лишь только его слова...
   Она любила его первой любовью, со всей страстью юности. Ведь он - человек, который открыл ей глаза на многое непонятное в этом мире, он обучал ее всему, что знал сам...
   "Любимый, единственный... Желанный... я так люблю тебя и так боюсь потерять тебя..."
   Он снова покорял ее, как шестнадцать месяцев тому назад, когда они впервые увиделись. Он покорял ее своими словами, терпением и волной силы, что исходила от его жаркого тела, своей харизмой...
   "Любимый, полюби же меня когда-нибудь, ну, пожалуйста, полюби, как люблю тебя я..."
   Он вел ее в танце, и казалось, что так будет всегда, навеки.
   Но всему есть конец. Музыка оборвалась нежданно, подчеркивая, что истинная страсть не может угаснуть медленно и незаметно.
   Влад слегка коснулся губами ее щеки, улыбнулся и отвел обратно, за столик к Рустаму.
   Татарин не сводил с нее горящего взгляда. Екатерина открылась для него с другой стороны. Теперь он понял, что нашел его друг в этой миниатюрной интеллигентной девушке, чересчур скромной на его взгляд. Страстность, достоинство и гордость - сочетание, которое встречается так редко. Покорить такую женщину - несравнимое удовольствие.
   Щеки пылали. Она все еще интересна Владу. Она нужна ему! Он не собирается ее бросать!
   Екатерина вышла не веранду. Ночной ветер освежил горящее лицо. Боль и переживания отступили. Но надолго ли? Влад никогда не будет ее по-настоящему...
   - Катя, - тихо позвал Рустам.
   Девушка обернулась. Мужчина выглядел не таким решительным, как обычно.
   - Ты должна быть моей, - хрипло произнес он, - я знаю, что ты давно с Владом. Но он не сможет дать тебе то, что собираюсь предложить я...
   - И что же вы хотите предложить? - усмехнулась Екатерина. - Особняк и свой ягуар вы уже предлагали. Мне ничего из этого не надо...
   - Я предлагаю тебя замужество, - решительно выдохнул Рустам.
   Он не шутил. Катя еще не видела его таким испуганно-жалким. Интересно, он понимал то, что произнес только что? И боялся того, что она откажет или же, наоборот, того, что согласиться?
   - Рустам Магорламович, я очень благодарна вам за оказанную честь.
   Екатерина недолюбливала этого мужчину. Но наносить смертельное оскорбление, посмеявшись над ним, не хотела. Она должна была помочь ему выйти из этой щекотливой ситуации с честью.
   - Вы заслуживаете искренних чувств, а я люблю другого мужчину. Вы чудесный человек, поэтому я не могу принять ваше предложение, ведь так будет нечестно по отношению к вам.
   Темные глаза Рустама распахнулись от удивления. Поклонившись, он с почтением поцеловал ей руку.
   - Владу повезло, - прошептал грустно мужчина и вернулся в помещение.
   Слезы. Она стыдилась плакать даже в одиночестве. Тот, кого любила, никогда не предложит стать его женой...
   Через три дня они возвращались с Владом домой. Любовник заключил две выгодные сделки - с теми, бизнесменами из ресторана и с Рустамом. Печаль не покидала татарина все эти дни. Казалось, он заболел.
   Перед самым отъездом, когда погрузили последний чемодан, Рустам преподнес Екатерине подарок.
   - За честность, - протягивая черную замшевую коробочку, произнес тихо Рустам.
   Екатерина нерешительно взглянула на Влада - он слегка кивнул. Открыв коробочку, девушка не сдержала вздох восхищения - на черном фоне сверкали серьги с сапфирами в форме слезы.
   Дома Влад также удивил ее - сразу по приезду он сообщил, что открыл на ее имя счет в банке, и там лежит пять тысяч долларов. И еще он рассказал о пари с Рустамом и, улыбаясь, сообщил, что их ставка по справедливости принадлежит ей...
   ***
   Над внешностью Лизы колдовали четыре часа. Девушка побывала в руках косметолога-стилиста, парикмахера, мастера маникюра и педикюра. В компании сестры и ее подруги, хозяйки салона "Нефертити", она потела в сауне и плавала в бассейне.
   Лизу потрясли три вещи: то, что с нею сделали профессионалы (а она преобразилась до неузнаваемости!), вкус мартини, которое она впервые попробовала в кабинете ЭжениЄ, и сама ЭжениЄ.
   ЭжениЄ была мулаткой, редкостной красоты женщиной. Кожа цвета капучино, вьющиеся шоколадные волосы и точеная фигура - такая внешность сразу бросалась в глаза. Округлые формы ее фигуры, сто процентов, завораживали мужчин, вызывая восхищение у всех без исключения.
   Как рассказала Лизе Катя, ЭжениЄ была дочерью украинки и темнокожего студента из Замбии, который, закончив учебу в СССР, вернулся на родину, "позабыв" о временной подруге с не рожденным ребенком. На удивление, девочка Женя никогда и ни в чем не знала недостатка: ни в родительской любви, ни в каких-то материальных благах - обо всем этом позаботилась ее мать, выгодно устроив свою судьбу.
   Богатый отчим любил падчерицу, как родную дочь. И когда девушке исполнилось двадцать пять лет, подарил салон красоты. Через десять лет салон "Нефертити" стал одним из самых престижных в городе, что было уже полностью заслугой ЭжениЄ.
   Правда, был маленький нюанс, о котором старшая сестра умолчала. ЭжениЄ фатально не везло в любви, и она несколько раз пыталась бросить свое дело. Екатерина несколько раз спасала подругу, вытягивая ее то из состояния затяжной депрессии, то из неприятной истории. Да, получалось, что даже самые успешные люди могут быть в шаге от пропасти...
   Лизу, уставшую от процедур, стало клонить в сон. Сестра с ЭжениЄ о чем-то увлеченно разговаривали. Слова их тонули в странном приятном шуме, который затягивал, заставляя закрыть глаза...
   Мир накрыло темной дымкой, окрашивая все в серо-черно-белые тона. Такие цвета бывают в старом кино...
   Холод сковывал ее тело, замораживая душу.
   Шевельнулась - и открыла глаза.
   Голые выбеленные стены.
   Затхлый запах ограниченного пространства.
   Холод пронизывал насквозь.
   Натянула старое покрывало до самых плеч. Все равно не стало теплее.
   Таракан, быстро шевеля длинными усами, нагло побежал по одеялу в направление к ее лицу.
   Ее чувства (гадливость, страх) смешались с чужими эмоциями (ненависть, ярость) и окрасили сознание в багряно-красные тона, вызвав желание причинить живому существу боль.
   Таракан хрустнул, растертый между ее пальцами.
   - Лиза! Проснись! - настойчивый голос сестры проник в сознание, вырывая из серо-черно-белого мира сновидений.
   Лиза растерянно смотрела на Екатерину. Сон был таким реальным! Этот холод, запах и таракан, бегущий по ней...
   Неужели этого не было? Такое странное сновидение!
   Екатерина и ЭжениЄ собирались пройтись по магазинам. Одежда Лизы их также не устраивала, поэтому главной целью было подобрать новые вещи именно в ее гардероб.
   Еще полусонная и немного расстроенная странным видением, Лиза беспрекословно согласилась с решением подруг.
   Сидя на заднем сидении авто, Лиза вдруг заметила, что чем-то испачкала пальцы. Такой след остается, когда удается задушить назойливую муху.
  

***

  
  
   Лиза весело впорхнула в квартиру, захлопнула двери и ликующе закричала:
   - Катя! Я влюбилась!
   Голос Екатерины донесся с кухни:
   - А с этого места, пожалуйста, подробней!
   Лиза, сияя белозубой улыбкой, поспешила на кухню.
   - Сестричка, я, кажется, влюбилась!
   - Так влюбилась, или нет? - смеялась Катя, наливая младшей сестре свежезаваренный зеленный чай.
   Ей было несказанно приятно видеть Лизу такой беззаботной и радостной. Словно ничего страшного никогда и не было. Словно ее маленькая сестричка и не увидела самую страшную темную сторону жизни.
   - В первый же день занятий я не только отличилась, подружилась с несколькими ребятами, но и познакомилась с парнем свой мечты. Катенька, спасибо тебе, что перевела меня именно в этот вуз! Спасибо!
   - Не стоит так часто благодарить, ты же моя сестра, и я хочу, чтобы тебе было хорошо...
   Сестры обнялись. Екатерина даже почувствовала, как наполняются слезами глаза.
   За экзотическим ужином (Екатерина купила блюда китайской кухни), Лиза рассказала, как приняла ее новая группа. Вначале ее восприняли не очень хорошо, натянуто: кто-то пустил слух, что новенькая - протеже проректора, дочь влиятельного "нового украинца", у которого огромные связи. Потом, уже после второй пары, когда на философии Лиза приоткрыла свои взгляды на жизнь, не побоявшись вступить в спор с преподавателем, на нее посмотрели с интересом.
   На большой перемене, возле буфета она разговорилась с миловидной кареглазой девушкой из своей группы. Татьяна, так звали девушку, предложила дружбу, но предупредила, что в группе она считается белой вороной. На эту предупредительность Лиза ответила, что подобное для нее не имеет значения, ведь главный критерий, по которому она выбирает друзей, - не популярность, а симпатия и общие интересы.
   Общие интересы нашлись. В конце занятий выяснилось, что Лиза общалась не с белой вороной, а наоборот, с одной из самых авторитетных девушек группы, старостой. Говоря, что с ней дружить не престижно, Татьяна проверяла новенькую "на вшивость". И Лиза выдержала это испытание.
   На экономику (это была последняя пара) пришел ОН. Извинившись перед лектором за опоздание, он спокойно, метко отвечая на шутки товарищей по поводу своего отсутствия, прошел на свободное в аудитории место.
   И это свободное место было рядом с Лизой.
   Приветливо улыбнулся и, быстро окинув ее внимательным взглядом, тихо произнес:
   - Ты новенькая, да? Я - Макс.
   - Лиза, - слегка краснея, произнесла девушка.
   С первого же взгляда Максим ей понравился. И она очень боялась, что он догадается об этом...
   Время от времени украдкой поглядывала на него, все больше подпадая под его обаяние. Красивый, модно и со вкусом одетый, слегка циничный, остроумный, Макс, однозначно, был любимцем девушек.
   Такой парень никогда не обратит на нее внимание. Ведь она всего лишь серая мышка, ничем не примечательная, хоть и симпатичная.
   Лиза окончательно влипла, когда увидела, как лучи солнца падают на светло-русые волосы Макса, подчеркивая белозубую улыбку и искрящиеся смехом синие глаза. Как же она хотела узнать его лучше! Но этому желанию не дано было сбыться.
   После пар Лиза неспешно собирала в сумку тетради, стараясь не глазеть на нового знакомого. Словно прочитав ее тайные мысли, парень решительно предложил:
   - Хочешь посидеть в кафе? Расскажу тебе о нашей группе.
   На миг девушка даже потеряла дар речи. Когда же смогла ответить, согласие дать не успела - ее опередила Татьяна.
   - Увы, Макс, ты опоздал. Лизу уже пригласили мы. Пойдем, Лиза, а то все тебя заждались.
   Парень немного растерялся, а потом, подмигнув, весело произнес:
   - Мне, увы, за тобой не угнаться, Танк! Ну, тогда в другой раз. Ты согласна, Лиза?
   Девушка только молча кивнула в ответ. Ситуация была непростой. Явно, что между Татьяной и Максом шла негласная война. Но из-за чего? Это ей еще придется узнать.
   Сидя в студенческом кафе "Натали", в компании Татьяны и ее "свиты" - Юли, Сони и Олега - Лиза все же решилась задать мучающий ее вопрос:
   - Почему вы не дали мне прогуляться с Максимом? Мне он понравился...
   - Это плохо, - хмуро изрек Олег и замолчал. Этот молодой человек, молчаливый и серьезно, органично вписывался в компанию симпатичных сокурсниц, так что вопроса по поводу их дружбы даже и не возникало.
   - Кто расскажет Лизе правду о Максе? - спросила Татьяна друзей. - Никто не хочет? Тогда это сделаю я. Видишь ли, наш Максимка любит коллекционировать девичьи сердца. Повстречается немного - и бессовестно бросает. Да еще и рассказывает на каждом углы гадости про свою бывшую. Ты же не хочешь попасть в список нашего донжуана?
   Соня хихикнула, услышав подобное сравнение. Олег укоризненно посмотрел на нее и тихо произнес:
   - Макс обожает новеньких, ведь они - по его словам, "загадка в загадке". Ты хорошая девушка, поэтому мы решили предупредить тебя.
   - И мы хотим, чтобы ты стала нашей подругой, - добавила Татьяна.
   - Ты хочешь с нами тусить? - напрямик спросила Юля.
   Лиза широко улыбнулась и согласно кивнула.
   - Скажи, Таня, почему Максим назвал тебя танком?
   Ребята дружно рассмеялись.
   - Это прозвище Татьяны, - пояснил Олег. - У каждого в группе оно есть. Зная Макса, могу пообещать, что он придумает и тебе какое-нибудь.
   Лиза улыбнулась:
   - Вы не обидитесь, если я попрошу рассказать об этом подробнее?
   Таня пожала плечами:
   - Мое прозвище мне даже льстит - оно полностью отвечает моему характеру: ради достижения цели я готова идти, как танк, напролом.
   - А мне обидно, - призналась Юля, поправляя белокурый локон, упавший на глаза. - Не успела я проучиться и двух недель, как Макс окрестил меня Блондинкой.
   - Так ты тоже новенькая? - обрадовалась Лиза. - Как приятно!
   - Да, недавно я перевелась в этот универ по личным причинам, - вздохнула Юля, - и все было хорошо, пока Макс не стал доставать меня своими шутками.
   - Сама виновата, - возразил Олег, - не надо было косить под блондинку-дурочку. Знаешь ведь, что в понимании многих блондинка - не цвет волос, а количество извилин...
   - Зато, какое удивленное лицо было у Макса, когда я сделала его на первом же семинаре! - засмеялась девушка, заражая весельем остальных.
   Обо всем этом Лиза и рассказала сестре за ужином.
   - Ты знаешь, Кать, чем больше они говорили гадостей про Макса, тем больше он мне нравился. Он такой остроумный! Прозвища, которыми он наделят сокурсников, совсем не злые, а просто ироничные. Олега он прозвал Бабником, за его дружбу с девчонками. Соня стала Колючкой не столько из-за того, что поет в молодежной группе "Шип", сколько из-за непокладистого характера и нелюдимости, - Лиза окончила свой восхищенный монолог и, подумав, добавила: - Я, точно, влюбилась в Макса.
   - И если он будет оказывать знаки внимания, ты не будешь от него морозиться? - сделав глоток кофе, догадалась Екатерина. - Слова твоих новых друзей совсем не убедили тебя?
   Лиза шаловливо улыбнулась. Ее глаза сияли счастьем. Нежданная влюбленность необычайно красила ее, делая манящей и загадочной.
   - Может это глупо, но я верю, что если ловелас по-настоящему влюбится, он изменится к лучшему.
   - Сестричка, ты начиталась дамских романов! - воскликнула Екатерина. - В жизни так не бывает, поверь моему опыту...
   - А я попытаюсь опровергнуть это мнение. Вот увидишь, он полюбит меня и изменится.
   На эти слова старшая сестра скептично улыбнулась.
   Хорошо, пусть Лиза немного поиграет в любовь - это ей будет очень полезно. Но обидеть младшую сестру этому донжуану она не позволит.
  
  

Глава 3.

   Лиза постепенно втягивалась в новый коллектив, понемногу привыкала к новым преподавателям.
   Дни проходили бесконечной вереницей. Дни иногда похожие, иногда необычные и яркие, порой просто-напросто стирались из памяти.
   Девушка лучше узнала новых друзей и поняла, как ей повезло познакомиться с ними в первый же день занятий. Каждый из четверки имел определенный талант: Олег - бесспорный умник, которому предстояла учеба в аспирантуре и блестящая карьера на преподавательском поприще.
   Соня, писавшая стихи и музыку, была солисткой молодежной рок-группы "Шип" и могла достать билет на любой рок-концерт в городе.
   Татьяна - лидер их маленькой "банды" легко находила общий язык с любым преподавателем, даже с теми, кого студенты причисляли к категории стервецов.
   Юля, натуральная блондинка, была не только красавицей, но и отменным психологом от Бога. Ее любимая забава - игра с незнакомыми парнями в блондинку из анекдотов. Изумление, когда оказывалось, что Юлькин IQ зашкаливает, сражало парней наповал.
   Лиза привнесла в их компанию больше душевности и тепла. Стоило девушке сочувствующе взглянуть на человека, как на душе становилось теплее и чище, а плохое настроение улетучивалось само собой. Ребята чувствовали, что какая-то трагедия в жизни Лизы сделала ее очень ранимой и тонко чувствующей.
   О том, что с нею когда-то случилось, Лиза никому из новых друзей не рассказывала. Да и зачем? Чтобы об этом узнал весь университет? Такая "популярность" ей ни к чему. И жалость окружающих ей тоже не нужна...
   Дни проходили незаметно. Учиться, общаться с сокурсниками интересно и легко. И еще Лизе нравился интерес, который оказывал ей Максим.
   Парень, хотя и знал, что Лизе много чего известно из его прошлого, все же продолжал неотступно оказывать ей знаки внимания. Постепенно это внимание переросло в настоящее ухаживание, и Татьяна устала с этим бороться. А раз с этим смирилась Татьяна, то и остальные махнули на это рукой. Вот теперь Максим мог праздновать победу...
   Но он не стал этого делать. Лиза казалась неприступной - дальше легкого флирта и невинных прогулок дело не шло. Он даже поцеловать не смог ее! Стоило ему выбрать момент, как девушка его обламывала, не замечая его пристального взгляда на ее губы...Парень применил весь свой арсенал обольщения, изменил тактику поведения, но дружба не перерастала в то, чего он добивался...
   А Лиза просто наслаждалась их общением. Она не заглядывала в прошлое, жила настоящим днем, не строя планы на будущее. Она прекрасно усвоила свой жизненный урок: есть только настоящее, и завтрашний день нам не подвластен.
  

***

  
   С самого утра лил холодный дождь. Сумрачное небо вызывало соответствующее настроение и у людей. Как назло, лекции в этот день были нудными, преподы - скучными. И Лизе хотелось сбежать домой, лечь в постель и спать, спать, спать... Но, увы, по этим предметам предстояли экзамены. Ощущая себя сонной мухой, девушка неохотно записывала монотонные слова преподавателя.
   Татьяна по каким-то причинам зависала в деканате, Юлька болела ангиной, а Олег с Соней поссорились и не разговаривали друг с другом. Даже Макс куда-то подевался, поэтому Лизу, что называется, заедала тоска зеленая.
   На перемене Лиза получила sms-ку от Макса: "Привет, сладкая! Ты, наверное, сейчас скучаешь? Собирай вещи - я жду тебя в холле!"
   Лиза призадумалась: оставалась еще одна пара (это была лекция по психологии), но ей так хотелось увидеть Максима! Олег пообещал, что даст переписать ей свой конспект - и Лиза с легким сердцем сбежала с пары.
   Максим подарил ей цветы - белые хризантемы с розовой сердцевиной. Перекусив в кафе, они несколько часов гуляли по городу, не замечая бег времени.
   Время струилось неслышным потоком, чье мерное течение незаметно, пока не начнется шторм. Время - точно струи воды, которую никто не сможет удержать в ладонях...
   Ночь приближалась, окутывая город своим сумеречным плащом. Прохожие спешили домой, не обращая внимания на влюбленную пару, которая неспешно брела, обнявшись, по мокрым тротуарам.
   Девушка совсем забыла о том, что сестра будет беспокоиться, если она не придет вовремя домой. Честно говоря, выключив мобильный телефон, она забыла обо всем. В этот день она все-таки попала под чары обаяния Максима. В этот день парень был особенно искрометно-обольстительным.
   Пообещав девушке незабываемый вечер, Максим привел ее на крышу шестнадцатиэтажного здания.
   Дул холодный ветер - и Максим обнял Лизу, чтобы немного согреть. Разговаривая обо всем на свете, они и не заметили, как ночь вступила в свои права, щедрой рукой разбросав звезды по темному небосводу.
   Здесь, на кровле современного здания, совсем не чувствовался ритм огромного города. Можно даже представить, что они находятся на вершине высокой горы в абсолютном одиночестве...
   Объятия Максима становились все крепче и жарче. В его горячих руках Лиза таяла, как плитка шоколада. По сути, она шоколадом и была...
   Максим не любил ее. Она ему, бесспорно, была симпатична. В особенности ему нравились ее глаза. Нежные глаза беспомощной лани, которую так хочется спасти, спасти даже от самого себя...
   Кроме Лизы, ему нравились и другие девушки. И если бы в этот день она продолжила дичиться, он начал бы охоту за другой жертвой.
   Лиза ощущала необычные, противоречивые чувства: с одной стороны, голова кружилась от любовного хмеля, которым опоили слова Макс, а с другой - она опасалась подвоха с его стороны, полностью ему не доверяя. Жизнь научила, что верить нельзя никому, только сестра и родители никогда не предадут ее...
   Сомнения постепенно таяли от нежно-трепетных поцелуев юного Казановы, которыми он осыпал ее лицо. И, казалось, эти поцелуи длились целую вечность.
   Впервые Лиза поцеловалась на первом курсе со старшекурсником. Между второй и четвертой парой у их группы оказалось "окно", поэтому их отправили на конференцию по философии.
   Как и ее сотоварищи, Лиза мало чего понимала из услышанного, но все же не могла отвести взгляда от высокого русоволосого парня. Григорий, так его звали, уверенно и даже немного нагло отвечал на вопросы своих оппонентов. Парень заметил, какими глазами смотрит на него симпатичная первокурсница, и взял ее себе на заметку.
   Примерно через неделю подстерег девушку на выходе и провел домой. Возле подъезда, сидя на лавочке, они долго говорили о жизни, о людях, о чувствах. Григорий философствовал долго, пока не решился ее поцеловать. Это было так неожиданно и странно! Поцелуй получился слюнявый и волосатый - Гриша, "засасывая" Лизины губы, захватил и прядь ее волос...
   После того гадкого поцелуя девушка долго избегала не только своего целовальника, но и других парней.
   Когда Максим впервые приблизил свои губы к ее губам, Лиза обреченно закрыла глаза в ожидании разочарования...
   Но поцелуй вскружил ей голову.
   Мягкие теплые губы нежно прикоснулись к ее устам, словно пробуя на вкус. К исследованиям губ присоединился язык - осторожность перетекала в смелую наглость. Макс обладал богатым опытом в искусстве кружить голову девушкам.
   Лиза таяла в его руках, растекалась теплою рекой, покорной рекой, плененная его нежностью. Она теряла разум, теряла стыд, теряла страх, приобретая нечто новое. Она постепенно открывала свою истинную сущность - нежную и податливую женственность.
   - А ты совсем не умеешь целоваться, - заявил вдруг Макс, оторвавшись ее губ.
   Краска стыда залила щеки девушки.
   - Понимаешь, - нерешительно начала объяснять она, - я еще никогда ни с кем серьезно не встречалась, а размениваться по пустякам как-то не хотелось...
   Максим усмехнулся. Его не прельщала возня с девственницей, но Лиза была такой красивой, и он столько потратил сил, чтобы добиться хоть каких-то результатов в их отношениях. Поэтому он твердо решил не отступать перед препятствием в виде ее невинности.
   Максим крепче обнял ее и весело произнес:
   - Солнышко, мне будет приятно стать твоим учителем в науке поцелуев! Я не только объясню, но и покажу, как нужно целоваться...
   И он показал, минуя теорию, это на практике.

***

  
   Катя давно не волновалась так сильно. Она вернулась с работы, а Лизы все еще не было. Мобильный телефон не отвечал, но Екатерина продолжала набирать номер сестры каждые пятнадцать минут.
   Внезапно к ней пришла мудрая мысль: у нее был номер Татьяны, старосты Лизиной группы.
   После долгих гудков Татьяна наконец-то ответила на звонок:
   - Да, слушаю...
   - Татьяна? Здравствуйте! Я - Екатерина, сестра Лизы Снегиревой.
   - О! - обрадовались на том конце провода. - Лиза рассказывала о вас. Что-то случилось?
   - Моя сестра, случайно, не у вас?
   - Нет, а она, что не дома? - удивилась староста. - Уже поздно...
   - Вот именно, поздно. У меня сердце не на месте. С ней, наверное, что-то случилось - мобильный телефон выключен.
   - Не волнуйтесь - я, кажется, догадываюсь, где Лиза и с кем.
   - Да? И где же она?
   - Давайте я вам перезвоню через некоторое время. Только не волнуйтесь, хорошо?
   Таня позвонила через двадцать минут.
   - Екатерина? Не волнуйтесь - Лиза скоро будет дома.
   - Где она была? И, главное, с кем? - возмущенно поинтересовалась Катя.
   Лизина староста немного замялась. Видимо, девушка решала: обмануть сестру сокурсницы или все же сказать горькую правду.
   - Вы знаете, что у вашей сестры появился парень?
   - Да, его, кажется, зовут Максим. Татьяна, не кружите вокруг да около, говорите все как есть.
   - Дело в том, что... как бы это правильнее сказать? Одним словом, ваша сестра влюбилась в очень нехорошего человека.
   Катя иронично улыбнулась:
   - И чем же он плох?
   - Максим из тех парней, которые относятся к девушкам, как к призам. Он встречается до тех пор, пока не достигнет определенной цели. Ну, вы меня понимаете?.. Он даже ведет дневник своих побед в интернете.
   - Интересно... А вы уверены, что и Лиза - не больше, чем очередной трофей?
   - Да, уверена на все сто процентов. Мой вам совет: поговорите с Лизой. Она должна перестать встречаться с ним.
   - Хорошо, я подумаю, как это сделать лучше. Значит, Лиза скоро будет дома? Огромное спасибо, Таня!
   - Не за что, - пробормотала девушка в ответ и попрощалась.
   Оставалось только ждать возвращения "блудной сестры". Минуты ожидания тянулись ощутимо долго.
   Екатерина сварила кофе с корицей, устроилась удобно в кресле, укрыла ноги пледом и стала ждать. Ожидание смерти - хуже самой смерти.
   Девушка не выдержала и полчаса бездействия - достала старый фотоальбом и принялась рассматривать запечатленные мгновения свой жизни.
   Правду говоря, она не любила возвращаться воспоминаниями в прошлое. Но сегодня ей захотелось вспомнить то, что хранила в дальних уголках своей памяти. И она, всматриваясь невидящим взглядом в старую фотографию, вызвала в памяти тот день, когда познакомилась с Владом. Прошло немало времени, а она помнила тот день, как будто это произошло вчера.
  

***

  
   Черный джип плавно катился по отвратительной сельской дороге. Пейзажи за окном мелькали так быстро, что Катя не успевала их рассмотреть. Она так увлеклась своими наблюдениями, что не прислушивалась к разговору, который велся в салоне авто.
   Они ехали впятером: Артем, хозяин джипа, Лика, его подруга, и три ее знакомых. Симпатичные девчонки, сидящие на заднем сидении, учились с Ликой в одной группе, но не были особо дружны с ней. И очень удивились, что на свой день рождения Лика пригласила именно их.
   Почему она согласилась поехать на пикник с Ликой и ее другом, Катя для себя так и не уяснила. Но то, что планы немного изменились, она, оторвавшись от своих созерцаний, приняла с едва скрытым возмущением. Услышав, что вместо поездки загород они поедут на дачу к другу Артема, девушка испугалась не на шутку.
   Какая же она гусыня! Ну, зачем, спрашивается, она согласилась поехать с ними? Она ведь близко не общалась ни с Ликой, ни с Витой, ни с Олей?!
   Хотя на то есть одна причина: она не поехала на выходные домой и не хотела сидеть в общежитии в полном одиночестве. Но все же, Господи, что она делает в одной машине с Ликой?!
   В принципе, она могла попросить остановить авто, поймать попутку - и вернуться в город. Но что-то останавливало ее. Пожалуй, это была трусость. Кому будет приятно, когда над ним станут потешаться?..
   Дача друга Артема оказалась впечатляющей. Большой двухэтажный дом из красного кирпича как-то не вписывался в ее представление о дачах. Для Кати дача - место, где летом сажают картошку, давят колорадских жуков и загорают до ожогов третье степени...
   Но эту дачу построили совсем не для труда. Сауна, настоящая русская баня и огромный бассейн - все это поразило воображение девушек.
   Хозяин "дачи", симпатичный мужчина в возрасте Катиного отца, радушно встретил гостей, нисколько не удивляясь их приезду.
   Смутное подозрение закралось в душу Кати, но свои размышления она оставила при себе, не желая зря пугать Олю с Витой...
   Лика взяла на себя роль хозяйки, что тоже не понравилось девушке. Казалось, Лика бывала здесь довольно часто - она поразительно хорошо ориентировалась в планировке дома и была в неплохих отношениях с другом Артема.
   Мужчины занялись приготовлением шашлыка в саду под роскошными арками, обвитыми диким виноградом. Девушки взялись готовить стол. Продуктов было так много, что Катя от удивления широко распахнула глаза. Шесть человек, по ее подсчетам, даже с хорошим аппетитом не смогли бы съесть такое количество ветчины, колбасы, сыра, рыбы, икры, оливок и прочих деликатесов.
   Еще ей не понравилось, что спиртных напитков тоже было слишком много: дорогая водка, еще более дорогой коньяк, три ящика пива. Это как-то не вязалось с утверждениями Лики, что ее день рождения будет настоящим девичником, куда затесался единственный мужчина - парень именинницы.
   Катя вдруг ясно поняла, что впуталась во что-то нехорошее. Она с подозрением посмотрела на Ольгу и Викторию. Но девушки, по-видимому, тоже ничего не знали, и это немного ее успокоило.
   Катя посмотрела на часы - половина первого.
   Отозвав в сторону развеселившуюся Лику, Екатерина поинтересовалась:
   - Лика, ты ведь точно отвезешь нас домой к шести часам вечера, как и обещала?
   Лика усмехнулась, как-то странно взглянув на Катю, и ответила:
   - Катюш, не глупи, если я пообещала, что в шесть ты будешь дома, значит, так оно и будет.
   Лика снова улыбнулась странной кривой улыбкой. Если бы Катя знала, что она не обманывает, а просто не уточняет, в какой именно день отправит их домой...
   Когда шашлыки аппетитно запахли, у ворот просигналила машина. Эдуард - так звали хозяина - пошел встречать новых гостей.
   Катя в отчаянии хрустнула пальцами - она поняла, в какую ловушку заманила их Лика.
   Она слышала о подобных вещах: глупых девчонок увозили далеко за город и делали с ними все, что вздумается...
   Девушка твердо пообещала себе, что не допустит никаких гадостей по отношению к своей персоне. Как она это сделает, Катя не знала, но приказала себе держаться стоически, не показывая страх.
   Эдуард вернулся с тремя мужчинами, которые, пожав руку Артему, поздравили Лику с днем "Варенья", щедро одарив подарками.
   Затем они были представлены подружкам Лики. Новоприбывшие, не таясь, откровенно рассматривали девушек. Катя вместе со всеми смеялась над шутками, осторожно, из-под ресниц, изучая новых знакомых.
   Алексей и Сергей, близнецы тридцати - тридцати пяти лет, в любой другой ситуации понравились бы ей, но сейчас их откровенные заигрывания, чрезмерная веселость пугали, настораживали.
   Третий мужчина, Влад, мог бы даже заинтересовать ее, но не сейчас. Во всем его облике сквозила властность и деловитость. Хотя он и был одет в серый джинсовый костюм, в нем сразу угадывался бизнесмен.
   Перезнакомившись, они перешли к столу. Именинница сияла, как новогодняя елка.
   Артем предложил всем шампанского - лишь Катя твердо отказалась от спиртного, объяснив, что пьет гомеопатическое средство для улучшения иммунитета. В ответ на ее заявление посыпались шутки. Близнецы уверяли, что лучше всего укрепляет иммунитет коньяк и баня. Лика же припомнила последний день студента, где Катя пила наравне со всеми.
   Катя осталась непреклонной - и ей в бокал налили ананасового сока. Бесконечные тосты, казалось, никогда не прекратятся. Ольга с Витой опьянели быстро - сказывалось то, что они не позавтракали.
   Когда шампанское закончилось, мужчины принялись за напитки покрепче. Девушкам предложили мартини. Екатерина, обожавшая этот напиток, ела одни оливки.
   Время текло быстро и незаметно.
   Посмотрев на часы, Катя с ужасом поняла, что они застряли на этой даче надолго - стрелки показывали ровно семь вечера. Праздник вызывал в ней тягостную тревогу, тем более она видела, что остальным девушкам очень нравилось происходящее.
   Слегка опьяневшие близнецы стали заигрывать к Оле и Вите. Катя, сидевшая между Владом и хозяином, порадовалась, что ее никто не трогает.
   Похоже, она сама себя сглазила. Пока Артем обсуждал с Владом какую-то сделку, Эдуард стал оказывать Кате знаки внимания.
   Когда мужчина, как бы нечаянно, положил руку ей на колено, Екатерина поперхнулась соком, почувствовав неотвратимый приступ дикой паники. Извинившись, она попросила Эдуарда рассказать, как пройти в ванную. Вежливый хозяин живо предложил сопроводить ее туда. Делать было нечего - Катя сама загнала себя в ловушку.
   Подхватив девушку под руку, Эдуард практически потащил ее за собой. Похоже, это заметил только Влад, бросивший в их сторону быстрый взгляд.
   Эдуард провел Катю к санузлу, но не ушел, оставшись терпеливо ждать ее невдалеке.
   Катя, усевшись на унитаз, призадумалась. Мысли лихорадочно скакали в голове. Она не представляла, как можно было спрыгнуть с того крючка, что подбросила им Лика.
   Бизнесмены сейчас были в том состоянии, когда кажется, что ты всемогущ, и чужие желания тебе по барабану. Девушка также подозревала, что банкет не прекратится до тех пор, пока все не напьются до поросячьего визга. А в таком состоянии даже порядочный человек не отвечает за свои действия...
   Катя вышла из туалета - и сразу же оказалась в крепких объятиях Эдуарда.
   - Прекратите! - возмутилась Катя, вырываясь из рук хозяина. - Как вы смеете?!!
   - Еще скажи, что тебе не нравится, - хрипло проговорил Эдуард, крепче сжимая хрупкое тело, на удивление, сильными руками.
   - Не нравится! - крикнула девушка, задыхаясь от гнева и уклоняясь от нежеланного поцелуя.
   - И ты даже не знала, на что шла, когда согласилась сюда приехать? - хмыкнул презрительно Эдуард и впился жестким поцелуем в ее обнаженную шею.
   - Нет! Не знала! - в слезах крикнула Екатерина, не переставая вырываться.
   В ответ Эдуард глумливо рассмеялся и продолжил осыпать ее поцелуями, одновременно толкая к низенькому дивану.
   Катя с ужасом почувствовала, как упала на мягкие подушки, и он оказался на ней сверху. Раздался звук рвущейся ткани. Слюнявые губы закрыли ей рот, не давая вырваться крикам.
   -Оставь ее, - прозвучал спокойный голос над ними, - Она, действительно, не знала о том, что здесь будет происходить.
   Эдуард ошарашено вскочил с тела своей жертвы и испуганно вытаращился на Влада:
   - Что ты здесь делаешь? Эта - моя! Выбери себе другую или встань в очередь!
   Вся в слезах, Катя попыталась стянуть на груди разорванный топ.
   - Ты переходишь границы, - продолжал Влад. - Ты знаешь, я против насилия.
   - Это ты переходишь границы, - наконец пришел в себя Эдуард. - В этом доме я пока хозяин!
   - Сейчас неважно, кто хозяин, а кто гость, - веско промолвил Влад, - за насилие есть статья. Хочешь сесть и потянуть всех за собой?
   Грубая отповедь застигла Эдуарда врасплох.
   - Иди к остальным, - приказал Влад и добавил: - Если не хочешь неприятностей, никому ничего не говори. Ты понял?
   Хозяин дома, бросив недобрый взгляд на Катю, вышел из комнаты.
   - Как тебя зовут, звездочка? - поинтересовался спаситель.
   - Катя... Похоже, что у вас появился враг, - прошептала девушка. - Я вам так благодарна! Спасибо, я это буду помнить всю жизнь...
   Влад усмехнулся:
   - У тебя впереди длинная жизнь, не стоит долго помнить неприятный день. Надеюсь, скоро ты забудешь это приключение.
   - Не думаю, что когда-нибудь забуду такое...
   Спустя секунды после происшедшего девушка испытала шок. А что если бы Влад не зашел в дом? Или не обратил на них внимание? Или (о, ужас!!!) присоединился бы к Эдуарду?! Но Влад ни в коем случае не напоминал насильника.
   Увидев, что девушка все еще не пришла в себя, Влад взял ее за руку и повел на кухню. Катя шла с ним как в тумане. Достав из холодильника начатую бутылку коньяка, Влад налил ей полстакана - и заставил выпить.
   Жгучая жидкость обожгла горло, дыхание перехватило. На глаза выступили слезы, превратившиеся в неудержимый поток.
   - Ну-ну, девочка, хватит плакать, ведь ничего не случилось, - Влад, смущаясь, похлопал Катю по плечу. - Нужно уметь держать себя в руках. Ты ведь носишь гордое царское имя - Екатерина. Поэтому бери пример с императриц - у них были ситуации и ужаснее.
   Катя послушно вытерла слезы. Сама налила себе еще коньяку - и на одном дыхании осушила стакан. Влад, наблюдая за ней, невесело усмехнулся.
   - А теперь признавайся, императрица, как ты оказалась в подобной компании?
   Катя, пьяно икнув, рассказала, что не устояла перед предложением Лики поехать отметить ее день рождения, так как поссорилась с матерью, и чувствовала себя безумно одинокой в полупустом общежитии. А вообще она не дружит с такими девушками...
   Влад задумался, между его бровей пролегла глубокая складка. Когда он, наконец, принял какое-то решение, мышцы на лице расслабились.
   - Пойдем, - сказал он, подхватывая ее под руку, - а то нас скоро буду искать.
   Он ошибался - их никто не собирался искать.
   Катины глаза распахнулись от удивления - компания разбилась на пары: Оля сидела на коленях у Сергея, Вита самозабвенно целовалась с Лешей. И только Лика, не потеряв голову, поглядывая на подруг, оживленно общалась с Артемом и Эдуардом.
   Катя пьяно хихикнула. В голове не укладывалось: как могли скромные девчонки так быстро позволить вольности малознакомым мужчинам?
   Она подошла к Вите. Затормошив подружку за плечо, спросила, когда они поедут домой.
   Вита пробурчала что-то недовольное и даже обидное. Андрей был более грубым: он просто-напросто послал ее в ...в общем послала подальше.
   Влад легонько потянул Катю за собой:
   - Ты разве не видишь? Они все для себя решили. Они никуда не уедут, потому что не хотят.
   - Но ведь... - начала было возражать Екатерина.
   - Никаких "но", - строго произнес Влад, - забирай свою сумочку - я отвезу тебя домой...
   Уже сидя в ланосе своего спасителя, Катя вдруг начала понимать, что происходило вокруг. Лика в некотором роде исполняла роль сутенера, поставляя для богатых друзей своего бой-френда глупых девочек-студенток, неиспорченных и неприхотливых. Скорее всего, девушки, побывавшие на таких вот "днях рождениях", потом молчали, опасаясь за свою репутацию...
   Страшные мысли поползли ей в голову. Она вспомнила дикую в своей жестокости историю, которую шепотом рассказывали всем первокурсникам, распробовавшим вкус свободы и начавшим "отрываться на полную катушку".
   Как говорили, одна симпатичная девушка возвращалась поздно на съемную квартиру, когда остановилась иномарка, и ее насильно затянули в автомобиль. Через сутки ее нашли за чертой города, полуживую, обгоревшую, сошедшую с ума. Как установило следствие, девушку изнасиловали четверо, жестоко избили и, оставив без сознания в машине, подпалили...
   Только чудом девушка выбралась из авто. Тот, кто ее видел, считал, что для нее было бы лучше и милосерднее умереть. Сгоревшая машина находилась в розыске, описать своих мучителей девушка не смогла. Конечно же, извергов не нашли, уголовное дело зависло...
   Путь домой казался бесконечным.
   Этот день на многое открыл Кате глаза. Она впервые поняла, что в этом мире иногда можно нарваться на такие неприятности, из которых самой просто не вырваться. В этом мире никому нет дела до простой девчонки, и если сегодня ей повезло, то завтра она так просто не отделается легким испугом...
  

***

   Когда Лиза пришла домой, Катя сделала вид, что ничего не произошло. Младшая сестра пребывала в состоянии эйфории, и Катя решила пока не разбивать ее мечты.
   Мечта - хрупкая субстанция. Без мечты человек не может жить в полную силу. Иногда мечта не только окрыляет, но и заставляет жить, наполняя смыслом каждый день.
   И Екатерина это хорошо знала. Также она знала, что бывает, когда мечта по каким-то причинам умирает.
   Пусть иллюзорная мечта Лизы хотя бы несколько недель согревает ее сердце.
  

Глава 4.

  
  
   Осень плакала золотом облетающих листьев. Каждый день шли дожди, о прогулках по канареечно-багряному ковру из кленовых листьев следует забыть. В такое время легко попасть в цепкие лапы депрессии.
   Лиза готовилась к контрольным работам, Катя занималась расширением фирмы, подготавливая новые контракты.
   - Лизонька, чем будешь заниматься вечером? - спросила Екатерина, на ходу выпивая чашку кофе.
   - А что? - в ответ спросила Лиза, хитро прищурив глаза - этот вечер она планировала провести с Максимом, познакомиться с его друзьями.
   - Вроде бы у нас не было в семье шпионов, - усмехнулась Катя, поправляя прическу. - Кто тебя научил отвечать вопросом на вопрос?
   - Да ты же! - возмутилась Лиза. - Ты за собой никогда не замечала подобной черты?
   Катя нетерпеливо отмахнулась от провокационного вопроса и повторила:
   - Ну, так как? Что будешь делать вечером?
   Лиза необдуманно произнесла:
   - Увы, еще не знаю, пока в голове никаких идей. Может, буду готовиться к экзамену...
   - Нужно иногда и отдыхать, - заявила старшая сестра и добавила: - Нас пригласили в гости. Тебе там понравиться.
   - Да? - переспросила Лиза, стараясь, чтобы Катя не заметила ее досаду. - А к кому мы пойдем? Что-то Женя к нам давно не заходила. К ней?
   - Нет, нас пригласил на чаепитие наш сосед. Ну, все, я побежала, а то опаздываю...
   Сестра как угорелая помчалась в офис, а Лиза, расстроившись, призадумалась.
   Что же так не везет?! У Максима родители уехали к родственникам, должна была состояться классная вечеринка. И, возможно, кроме "пати", Лиза получила бы свой первый сексуальный опыт.
   Девушка считала, что морально готова перейти с Максом на более интимный уровень отношений. Тем более ему этого так хотелось. Ей, впрочем, тоже. Поцелуи и объятия - тоже неплохо, но этого мало.
   И еще она сгорала от любопытства, желая наконец-то открыть для себя все то, что полагала запретным, временно недоступным. Она знала: ее чувства к Максиму взаимны и навсегда.
   Не повезло. Лиза отправилась на занятия - у них было всего две пары, - на ходу придумывая, как объяснит Максу свой отказ. Единственный выход - сказать правду.
   Так она и сделала.
   Максим, как всегда опоздав, пришел под конец пары.
   Игриво ущипнув Лизу за бедро, парень спросил:
   - Как поживает моя малышка? Все хорошо? Ты ко мне придешь вечером?
   - Увы, не получается. Так получилось, что сестра подловила меня на слове пойти с ней в гости. Извини...
   У парня резко поменялось настроение.
   Он разочаровано хмыкнул и подчеркнуто безразлично заявил:
   - Если честно, то я был уверен, что ты не придешь. Ты ведь делаешь только то, что одобряет твоя сестра. Своей головы у тебя нет, да и вряд ли когда-нибудь появится.
   Он углубился в чтение конспекта, а Лиза, уязвленная в самое сердце, обиженная до глубины души, не смогла ничего сказать в ответ.
   Она не заслуживала такого обращения! Максим это, конечно же, понимал, но не смог сдержаться и не выместил на девушке свою злость.
   Он видел, что Лиза обиделась, заметил, как сузились ее глаза и надулись губы. Она не умела притворяться. Макс, осознав свою оплошность, попытался исправить положение - на перемене он извинился.
   - Прости, малыш, я гад и подонок, - смиренно произнес Максим. Если бы Лиза знала, что он впервые сказал о себе правду!- Поверь, я очень расстроился! Я так хотел провести с тобой этот вечер, даже приготовил сюрприз...
   Лиза нехотя приняла его извинения. Она не была злопамятной, но очень долго отходила от незаслуженной обиды.
   Именно из-за этого она не приняла приглашение Макса посидеть после пар в кафе, как они обычно это делали. Также отказалась от предложения Татьяны зайти к ней поболтать.
   Лиза в полном одиночестве провела семь часов до прихода сестры и выучила почти все лекции. Екатерина пришла пораньше и принесла торт.
   Сестра в своем белом пальто, опушенном мехом песца, так напоминала Снегурочку, что навеяла хорошие мысли о выходных, праздниках и подарках. Понемногу плохое настроение ушло, и Лиза с радостью отправилась к Артуру Филипповичу в гости.
   Квартира веселого старика-соседа напомнила Лизе о советских фильмах. Да и сам хозяин являл собою образец советского интеллигента: большие очки в черной роговой оправе, белая рубашка, черные брюки и неизменно вежливая полуулыбка на лице.
   И только оказавшись в его кабинете, Лиза изменила о нем первоначальное мнение. Три стены были заставлены шкафами с книгами, низенькая длинная софа, четыре кресла, мощный стол, где стоял новейший компьютер.
   Все это восхищало, но поразила одна вещь: на низком восточном столике стоял самый настоящий кальян!
   Лиза замерла на пороге, опешив от неожиданности. Екатерина толкнула сестру локтем - только тогда Лиза прошла в кабинет.
   - Присаживайтесь, милые барышни, - Артур Филиппович выглядел немного взволнованным. - Вот уж потешили старика - не ожидал, что и Елизавета придет, ведь молодежь ныне не любит общество таких динозавров, как я.
   - Вам до динозавра далеко, - любезно возразила Катя, ставя торт на стол. - Помните, как долго я у вас просидела, когда впервые пришла в гости? Такое может произойти и с Лизой - выгонять придется.
   "Ну, это уж вряд ли, - подумала иронично девушка и улыбнулась своей мысленной шутке: - Меня никогда не интересовали древности, так что в клуб антикваров вступать не собираюсь..."
   Через час Лиза устыдилась своим мыслям - Артур Филиппович оказался самым интересным человеком, которого она встретила в своей жизни.
   Екатерина на кухне варила турецкий кофе, резала торт, а хозяин квартиры тем временем учил Лизу готовить кальян.
   Очаровательный старик в совершенстве знал историю экзотического курительного прибора, умел занимательно рассказывать о своей жизни, подавая даже печальны события весело и увлекательно.
   Четверть своей жизни Артур Филиппович проработал судьей. Он утверждал, что вершить человеческие судьбы - тяжелое и неблагодарное занятие, что выбрать эту профессию - значит, согласиться на добровольную каторгу. Но у девушки сложилось верное непреодолимое впечатление, что Артур Филиппович не хотел бы прожить свою жизнь иначе.
   Судья успел не только показать Лизе, как готовить кальян, но и рассказал несколько увлекательных историй из своей практики. Поэтому, когда Катя принесла на подносе чашки ароматного кофе и нарезанный торт, Лиза смотрела на старого судью по-настоящему влюбленными глазами.
   - Я же говорила, что вы очаруете мою сестренку! - воскликнула весело девушка и подмигнула соседу.
   - Нет, вы не правы - я никого не чаровал, просто ваша сестра очень внимательный собеседник. И также, по моим наблюдениям, весьма и весьма зрелая девушка для своего возраста.
   Слова Артура Филипповича доставили Лизе настоящее удовольствие - польщенная лестной характеристикой, она слегка покраснела.
   За чашечкой кофе они разговаривали о политике, о росте цен, мизерности заработной платы, о людях - говорили обо всем, что волновало всех вокруг.
   Лиза молча жевала торт - разговор ей стал казаться скучным и бесполезным.
   Но вот судья снова вернулся к своим воспоминаниям. С беспечной улыбкой он вспомнил одну истеричную женщину, которая телефонными звонками так напугала его маленькую дочку, что девочку пришлось везти к знахарке. Вспомнил, как едва не лишился работы, когда смело пошел против прокурора и вступился за молодого бизнесмена, чья вина была лишь в том, что слишком хорошо умел зарабатывать деньги.
   После кофе они курили кальян. Вернее курили судья и Катя. Лиза только смотрела, ведь старшая сестричка пообещала, что зашьет ей рот черными нитками, если узнает, что та курит... У каждого курильщика был индивидуальный мундштук. И церемония напоминала своеобразную медитацию. Медитацию, которая позволяла остановиться и заглянуть себе в душу и понять свою сущность.
   Екатерина вдохнула ароматный дым и ощутила приступ дежа-вю. Казалось, ситуация повторялась снова. Она также сидела за этим столиком, вдыхала аромат абрикос, слушала тихий ровный голос старого судьи и незаметно наблюдала за другим гостем...
   Катя встряхнула головой, прогоняя непрошеное видение. Нет, это не дежа-вю. Приятное воспоминание, частичка ее жизни.
   Именно в гостях у Артура Филипповича она познакомилась с идеальным для себя мужчиной. Андрей пришел к старому судье на кофе и кальян - это была у них давняя традиция, возникшая после того, как Артур Филиппович помог ему в одном щекотливом деле.
   Любовь накрыла их, как цунами. Андрей не сводил с нее глаз, Катя весь вечер сидела как в тумане.
   Они покинули радушного хозяина вместе. Возле дверей ее квартиры он нерешительно напросился на чашечку чая. И Катя не смогла устоять перед соблазном.
   После проведенной вместе ночи Андрей получил также и утренний кофе. И вот уже полтора года они тайно встречались. Почему-то Екатерина боялась чужих глаз, боялась, что их любовь еще хрупкая, поэтому об ее отношениях с Андреем знал лишь только Артур Филиппович.
   Иногда девушке казалось, что старый судья - ангел-хранитель их с Андреем чувства. Молодые люди, по своей природе сильные личности, и когда возникала конфликтная ситуация, неохотно шли на уступки. Никто не хотел первым признавать свою неправоту, и только Артуру Филипповичу удавалось их помирить, разложив ситуацию по полочкам.
   Полтора года - немалый срок для отношений, но Катя все же страшилась вспугнуть свое счастье. Уж слишком долго она его ждала. И, как это ни было смешным, не хотела раскрываться даже перед сестрой.
   Для Екатерины любовь Андрея была самым большим сокровищем в мире. Она точно знала, что истинную любовь находит не каждый. А тот, кому повезло, должен понимать: за столь дорогой подарок часто приходится расплачиваться в самый неподходящий момент.
   Ей повезло вдвойне - она любила дважды. Но первая любовь принесла не только радость...
   Другие воспоминания, о другом, безумно любимом мужчине, нахлынули на Екатерину всепоглощающей волной...
  

***

  
   Самым любимым днем недели Катя считала субботу. Этот день она обычно посвящала целиком себе, своим увлечениям.
   Но эту субботу, чудесный июньский день, девушке пришлось провести в читальном зале центральной библиотеки. Зловредный преподаватель политологии, невзлюбивший ее с первых занятий, не только подшучивал над ней, но и часто занижал оценки. Темы рефератов и докладов мистическим образом оказывались чересчур сложными, а нужная литература - малочисленной.
   Вот и сейчас Катя должна до понедельника подготовить десятистраничный реферат о взглядах Никколо Макиавелли на государство. Все три экземпляра его трактата "Государь" странным образом в университетской библиотеки отсутствовали. Те сведения, что она нашла в энциклопедиях и журналах, были недостаточными для получения "автомата". Похоже, преподаватель получит прекрасную возможность помучить ее на экзамене...
   Катя стояла на троллейбусной остановке, прижимая к груди толстую тетрадь. Уставшая, голодная, до глубины души обиженная на судьбу, девушка сердилась на весь мир.
   И, следуя закону подлости, пошел дождь. Не смотря на начало лета, он был противно-холодным.
   Все, кто ждал транспорт, спрятались под навес, и лишь Катя упрямо осталась мокнуть под дождем. Ее разочарование переросло в печаль, печаль - в апатию, поэтому она практически не замечала холод дождя, переросшего в ливень.
   Она скоро промокла насквозь. Холодные капли, проникшие под одежду, еще больше усилили ее раздражение на судьбу. Катя чувствовала, что еще чуть-чуть - и она разрыдается от обиды.
   Она подняла голову вверх - темно-синее небо плакало безутешно, грозясь рассердиться и наказать землю молниями.
   Асфальт быстро скрылся под потоками воды.
   С десяток человек жалось в плотную кучку, стараясь, чтобы брызги из-под колес бешено несущихся автомобилей не попадали на одежду. Всем хотелось быстрее попасть домой. И только водитель троллейбуса, похоже, никуда не спешил...
   Катя, промерзшая насквозь, собралась присоединиться ко всем, зайдя под навес, когда у остановки притормозил серебристый ланос.
   Влад приоткрыл дверь и весело предложил:
   - Катя, карета подана!
   Чувство признательности заполнило ее продрогшую душу. Набирая полные туфли воды, девушка поспешила воспользоваться любезным предложением Влада.
   - Спасибо, я думала, что буду стоять там до скончания веков.
   - Да, времена меняются, а общественный транспорт - пример незыблемого постоянства, - белозубо улыбнулся Влад.
   Катя поправила мокрую прядь, упавшую на глаза, и тихо прошептала:
   - Я поражена - вы все еще меня помните...
   - Тебя не так-то просто забыть, - произнес Влад и добавил: - Если помнишь, после той вечеринки мы перешли на "ты", глупо возвращаться к официальному тону.
   - Согласно с вами... с тобой, - нерешительно пролепетала девушка.
   Ей было неловко разговаривать с таким человеком на равных - с теми, кого она почитала, ей было нелегко фамильярничать.
   - Что-то случилось у тебя, Катюш? - не отрывая взгляд от дороги, спросил Влад. - Проезжаю мимо, смотрю, а ты стоишь сама не своя, вся зеленая...
   - Зеленая? - испугалась Катя и попыталась осмотреть себя в боковое зеркало.
   - Вернее синяя, - исправился Влад, улыбаясь ее испугу: - синяя от холода...
   Одной рукой управляя автомобилем, он снял с себя пиджак и накинул его на плечи девушки:
   - Хоть немного согреешься... А теперь рассказывай, что у тебя произошло.
   - Спасибо, - прошептала Катя, покраснев.
   Черный пиджак, сшитый с дорогой ткани, хранил тепло тела Влада и терпкий аромат его туалетной воды. Она немного смутилась: казалось, что, укутываясь в его одежду, она переходит некую границу, за которой начинается личностное пространство Влада. И входить в это пространство она не имеет права...
   - Так что же у тебя случилось? - спокойный голос Влада вернул Екатерину к реальности. - Проблемы с учебой или в личной жизни?
   - Тебе, правда, интересно? Простое любопытство или тоска по студенчеству?
   - Не угадала. Возможно, я хочу помочь?
   - Зачем тебе мои проблемы, - вздохнула девушка. - Я и так до конца жизни обязана тебе. Да и не люблю попадать в зависимость от кого-то.
   - Знаешь, если кто-то хочет помочь тебе, не стоит искать в этом что-то дурное.
   - Извини, я не думаю, что ты можешь быть неискренним, ведь ты мой спаситель...
   И Катя вкратце обрисовала сложившуюся ситуацию. Увлеченно рассказывая о своих непростых отношениях с политологом, она не сразу заметила, что они едут в противоположную общежитию сторону. Влад, отвозивший ее домой после той жуткой вечеринки, прекрасно знал нужный адрес.
   - А куда мы едем? Ты не перепутал дорогу?
   - Испугалась? - наигранно-плотоядно усмехнулся Влад и, заметив страх в ее глазах, объяснил:- Я могу помочь тебе, в моей домашней библиотеке есть нужная книга.
   Сердце девушки забилось быстрее, жар прилил к щекам. Она не хотела признаваться в этом даже себе, но Влад ей очень нравился. И поэтому побывать у него дома было верхом ее тайных мечтаний. Провести с ним еще немного времени... Разве могла она мечтать об этом?!
   Странно... Раньше она побоялась бы пойти домой к незнакомому мужчине. А теперь с нетерпением ждала того момента, когда Влад отворит ей дверь в свою квартиру и, возможно, приоткроет дверь в свою жизнь.
   Катя с волнением вошла в распахнутую дверь. Если бы она не была поглощена своими ощущениями, то заметила бы странный взгляд Влада. Мужчина смотрел на нее с неподдельным интересом. Казалось, он старался заметить в ней что-то очень важное для себя.
   И, похоже, он обнаружил в ней это - он вдруг расслабился и улыбнулся теплой спокойной улыбкой старого знакомого.
   Искренность выражаемых чувств девушки помогла сделать ему важный выбор, важный для них обоих.
   - Проходи, на кухне выпьем кофе, а потом я найду тебе книгу, - произнес Влад и слегка подтолкнул Катю, застывшую на пороге, дальше в коридор.
   - У тебя так классно!- девушка, зайдя на кухню, не сдержала слов восхищения.
   Кухня, действительно, впечатляла: мебель цвета кофе с молоком, крутая быттехника - мечта любого повара - и потрясающие порядок и чистота. На подоконнике разместились в длинном пластмассовом горшке кактусы разных размеров и видов. Один даже цвел, выкинув вверх продолговатую стрелку белого цветка.
   Усадив гостью на уютный кожаный диванчик, Влад достал с верхней полки медную джезву и стал варить ароматный напиток.
   В ожидании кофе Катя, так некстати растерявшись, молчала, но атмосфера все же оставалась легкой.
   Влад, сварив кофе, достал из холодильника блюдо с пирожными.
   - О, Влад, этим ты меня покорил! - произнесла девушка, с удовольствием откусывая кусочек эклера. - М-мм... Просто блаженство... Ты, оказывается, сладкоежка?
   - Совсем нет, даже, пожалуй, наоборот, - сказал Влад и, усмехнувшись, пояснил: - Эти пирожные я купил сразу же после нашего знакомства - уже тогда знал, что приглашу тебя на кофе...
   Екатерина замерла, держа эклер у самых губ.
   Влад рассмеялся:
   - Извини, это шутка, так что не ищи на них плесень - они свежие, - и в знак подтверждения с аппетитом принялся за заварное пирожное. - Моя сестра не представляет свою жизнь без сладкого, она вчера приходила в гости, и это все, что осталось после ее набега.
   - Приятно иметь заботливого брата. А вот моя младшая сестричка добровольно никогда не поделиться сладостями. Она, как хомячок, прячет конфеты под подушку, и потом точит их по ночам...
   Влад улыбнулся, словно представил эту картину.
   Странное дело: хотя Катя пила обжигающий напиток, она не могла никак согреться, наоборот, ее начала бить мелкая дрожь. Когда она дважды чихнула, Влад решительно отобрал у нее чашку и отправил в ванную, под горячий душ.
   Екатерина, сама не зная почему, вспыхнула алым румянцем, но возражать не стала.
   Стоя под теплыми струйками, она с волнением думала о том, что будет между ней и Владом, когда она выйдет из душа. С первого дня знакомства она фантазировала, представляя пламенные поцелуи Влада, его сильные руки, жарко ласкающие ее тело...
   Что означает "фрустрация" (по народному - облом), девушка испытала на себе. На кухне Влад безмятежно пил кофе, уж точно не собираясь ее пламенно целовать.
   Спокойный взгляд серых глаз вернул Катю на землю. Вручив девушке нужную книгу, Влад налил ей новую чашечку кофе и сказал, что как только она ее допьет, он отвезет ее в общежитие.
   Немного разочарованная Катя смирно сидела в авто, внимательно слушая рассказ Влада об эпохе Макиавелли. У нее была книга, много интересных сведений об этом политическом деятеле, но ей почему-то было грустно.
   И все же Влад перед прощанием поцеловал ее. В лоб...
  

***

  
   Екатерина улыбалась своим приятным воспоминаниям, совсем не следя за нитью разговора судьи и сестры. Воспоминания о Владе всегда грели ее сердце, придавали сил. Встреча с подобным человеком - подарок судьбы, который она полнее оценила только тогда, когда стала старше.
   Отношения с мужчиной, старше ее практически в два раза, посторонним казались подозрительными. Сокурсники, не раз видевшие, как Влад подвозит ее к общежитию, или неодобрительно кривились, или же завистливо вздыхали вслед. Второй вариант, по большому счету, касался сокурсниц.
   Удивительно, но Катя в свой адрес никогда не слышала ни похабных слов, ни открытого обвинения в аморальности. Причиной могли быть или до этого момента безупречная репутация девушки, или же тот ореол всемогущества, окутывающий Влада.
   Возможно, все-таки окружающие чувствовали, что их отношения гораздо больше, нежели просто банальная связь красивой девочки и влиятельного "спонсора".
   Что за отношения между ней и Владом, Катя тоже не знала. Это не было любовью - Влад ни разу не прикоснулся к ней. Это не было дружбой - на друзей не смотрят такими больными глазами... Платонические отношения за полгода ни во что так и не перешли.
   Порой ее это тяготило. Она знала, что может рассчитывать на помощь и поддержку Влада, знала, что хотя бы раз в неделю, но он позвонит ей и пригласит куда-нибудь отдохнуть. Он знакомил ее со своими друзьями, водил в лучшие клубы города, оставлял у себя на квартире на все выходные. Но он никогда не говорил о своих чувствах к ней, редко рассказывал о своей семье. Кто она ему? Что будет дальше? Девушка терялась в догадках.
   Мысленно она сравнивала Влада с айсбергом: лишь малая часть находится на поверхности, все остальное - глубоко-глубоко под водой. Только в те минуты, когда Влад был уверен, что Катя не наблюдает за ним, в его глазах появлялось нечто, что было трудно объяснить. Точно скрытые чувства разрывают ему сердце, причиняя почти физическую боль.
   И только случай расставил все по местам...
   Сестры ушли от старого судьи в прекрасном настроении. Лизу переполняли впечатления - она всегда считала, что только в компании своих сверстников можно провести время так весело и беззаботно. Как приятно иногда ошибаться!
  

****

  
   Раннее субботнее утро для Лизы стало кошмарным - стоило ей проснуться, как сразу закружилась голова, и потемнело в глазах. Составленный с вечера план полетел в тартарары. Грипп, как говориться, подкрался незаметно.
   Девушка с трудом вышла из комнаты. Сестра уже ушла - в последнее время она даже выходные проводила в офисе фирмы.
   Выпив зеленого чая, Лиза почувствовала себя лучше. В доме никаких лекарств она не обнаружила. Нехотя девушка собралась в аптеку, повезло, что ближайшая находилась на первом этаже их дома.
   На этом везение и закончилось.
   Очередь протянулась до самых дверей. Люди стояли нервные, злые, кашляющие и чихающие, казалось, в их доме - целая эпидемия.
   Лиза, приготовившаяся к скучному получасовому ожиданию, поневоле обрадовалась появлению Красной Шапочки. И так, как Лиза была последней в очереди, бойкая старушка радостно пристроилась за ней.
   - Здравствуйте, Лизочка! Вы последняя? Тогда я буду за вами!
   - Доброе утро, Наталья Павловна. Вы заболели?
   - Что ты, детка! Слава Богу, нет. Хочу, детка, купить лекарств на всякий случай, чтоб было дома. Моя племянница, терапевт, говорит, что в этом сезоне грипп страшный!
   - Да вы что? - наигранно испугалась Лиза.
   - Да, деточка, и последствия гриппа тоже страшные! Так что лучше не болеть. Вот мой внук никогда не болеет! У него на работе - ни одного прогула за год!
   - А как же у него так получается? - заинтересовалась ближайшая соседка по очереди. - Он, наверное, закаляется?
   Красная Шапочка, польщенная вниманием, принялась объяснять, что внук, действительно, заботится о своем здоровье. Перспективный программист не курит, не пьет, занимается спортом...
   Лиза почувствовала облегчение - ее обязанность удивляться добродетелям молодого человека взяла на себя незнакомая женщина. Но, увы, Наталья Павловна, заполучив нового слушателя, продолжала посматривать на Лизу.
   И девушке пришлось с головой окунуться в животрепещущие проблемы внука-программиста. Не позволяя никому вставить даже слово в свой монолог, пожилая женщина сетовала на легкомысленность и аморальность нынешней молодежи, в связи, с чем внук уже так давно и безрезультатно ищет подходящую невесту. А вот Лиза, на взгляд Красной Шапочки, была именно той девушкой, которая по всем параметрам подходила к идеалу будущей жены внучка...
   Лиза не без оснований подозревала, что подобную лапшу активная бабка вешает не одной девчонке, играя на их природном желании выйти замуж. Вот только интересно, знал ли внук, что им призывно, точно пряником, машут перед каждой женщиной репродуктивного возраста? Похоже, хвастая внуком, старушка получала ни с чем не сравнимое удовольствие...
   Постепенно приближаясь к заветному окошку с уставшим фармацевтом, Лиза с удивлением заметила, что очередь за их спинами растет в геометрической прогрессии. И только сейчас она поняла смысл выражения, известного на территории всех постсоветских государств: радует не столько уменьшающаяся очередь перед тобой, сколько возрастающая за тобой.
   Девушка наконец-то добралась до аптекаря. Купив нужные лекарства от простуды, она засовывала их в сумочку, невольно прислушиваясь к разговору старушки с фармацевтом.
   - Милая, дайте мне лекарство от всех-всех вирусов гриппа, а то мне болеть нельзя - внук на стажировке в Америке, некому будет ухаживать, коль заболею.
   - Разве ж такое есть? - устало отмахнулась женщина. - Попейте лучше витамины.
   - Нет, - заупрямилась старушка, - внук сказал, что самое лучшее средство от всех вирусов это... Как же оно называется? Сейчас, деточка, найду, я специально записала...
   Вся очередь затаила дыхание - узнать название новой панацеи было как нельзя кстати.
   - Вот, нашла! - торжественно произнесла Красная Шапочка и прочла с бумажки: - "Антивирус Касперского"!
   Лизу и половину очереди скрутило от еле сдерживаемого смеха.
   Фармацевт задумчиво поправила очки на переносице и простодушно выдала фразу, от которой окружающие едва не задохнулись от смеха:
   - Пока не слышала, но закажу на базе...
   Вечером Лиза с огромным удовольствием рассказала, как она покупала лекарства. Сестра, смеясь, несколько раз переспросила, действительно ли это было, а то подобный анекдот давно бродит в Сети. Отсмеявшись, предупредила, что соседка, точно, положила на нее глаз и теперь не избежать знакомства со знаменитым племянником.
   Внимательно глядя на сестру, Екатерина попросила ответить честно, как она себя чувствует.
   - А что? - встрепенулась Лиза.
   - Нет, мне не нравиться твоя манера отвечать старшим, - притворяясь грозной, возмутилась Катя. - Сознавайся, какое у тебя самочувствие?
   Девушка на секунду задумалась: солгать или ответить правдиво?
   Решила не обманывать.
   - Честно говоря, я не заболела, как показалось утром - просто легкое недомогание.
   - Правда должна быть вознаграждена! - улыбнулась сестра. - А раньше, в школьные годы, ты любила посачковать, чтобы не идти на учебу.
   - Но это же было в школе, - возразила Лиза, - теперь мне нравиться учиться, - и хитро поинтересовалась: - Так что за награда мне полагается?
   - Ах ты, корыстная маленькая негодница! - расхохоталась Катя. - Хочешь устроить Хэллоуин и пригласить всех своих друзей?
   - Ты самая лучшая сестра в мире! - Лиза повисла у Екатерины на шее.
   На подготовку у них ушло несколько дней. Первым делом, девушки приобрели несколько огромным тыкв, диск с коллекцией фильмов ужасов, фейерверки и ящик пива. Для колдовского антуража они также купили несколько десятков черных, оранжевых и белых свечей.
   Придумывая конкурсы для молодежи, Катя вспомнила один чудной с применением туалетной бумаги, но не стала подробно объяснять его правила сестре.
   Почти все друзья Лизы обрадовались приглашению на праздник и пообещали прийти. Только Соня огорченно сообщила, что сможет подъехать где-то к полуночи: "Шип" проводит генеральную репетицию, и она никак не сможет уйти раньше.
   Максим согласился только после долгих уговоров - он очень не хотел отдыхать в одной компании с Татьяной, утверждая, что ее присутствие испортит ему весь вечер...
  

***

  
   За день до вечеринки Лиза пыталась вырезать из тыквы устрашающую личину, но лишь порезала руку.
   Екатерина успокоила расстроенную сестру, пообещав найти "специалиста" по тыквам.
   Андрей приехал через час после Катиного звонка. Высокий, загорелый, со спортивной фигурой он надолго приковывал взор. Темно-русые волосы, зеленые глаза и располагающая улыбка. Лиза, выглянувшая из кухни в коридор, увидела взгляд, которым гость окинул ее сестру. И почувствовала, как сердце учащенно забилось. Страстное выражение хищных горящих глаз предназначалось Екатерине, но и постороннюю наблюдательницу кинуло в жар...
   Сестра представила их друг другу и рассказала, зачем его пригласили. Мужчина, притушив демонические огоньки в глазах, с любопытством осмотрел импровизированную мастерскую и принялся за дело. В его руках дело пошло живо. Мерзкая рожица стала быстро проявляться на тыквенном боку.
   - Каким ты хочешь, чтобы он был? Злым? Добрым? - Андрей, вырезая мистический символ праздника, обращался исключительно к Лизе.
   - Это же колдовской предмет, какая же здесь может быть доброта? - удивилась девушка.
   Знакомясь с младшей сестрой своей любимой, Андрей сразу попросил говорить ему "ты". Лиза, сначала запиналась, а потом уверенно придерживалась его просьбы.
   Наблюдая за работой умелых рук своего любовника и неприкрытой радостью сестры, Катя порадовалась своему решению познакомить их именно сейчас и собственно таким образом.
   Когда Андрей закончил возню с тыквами, лицо Лизы выражало неприкрытый щенячий восторг. Польщенный столь очевидным восхищением, Андрей, прощаясь с Катей на пороге, заявил, что сестренка у нее хорошая, и он рад с ней, наконец, познакомиться. Воровато бросив взгляд в сторону кухни, он неожиданно прижал Екатерину к двери и поцеловал на прощание длинным собственническим поцелуем.
   Лиза искренне поздравила, узнав, что Андрей больше, нежели друг, и отозвалась о нем очень положительно. По придуманной Яной классификации, он у нее получил самый высокий балл - "десятку", наравне с голливудскими красавцами. Но, естественно, сестре она в этом не призналась.
   Ночью девушка долго не могла уснуть. Перед глазами навязчиво стоял образ Андрея. Его сильные смуглые руки, аккуратно вырезающие хэллоуинскую тыкву, назойливо преследовали ее в мыслях. Девушка чувствовала, как краска стыда заливает ее щеки, но ничего не могла с собой поделать. В итоге, уже засыпая, она решилась - и честно призналась самой себе: да, ей нравиться мужчина старшей сестры. Но ведь ничего безнравственного в этом нет? Она же не соперница родной сестре!..
  

***

  
   Хэллоуин. Чуждый славянам праздник, однако, такой притягательный для молодежи! Не считая дня студента, празднество поистине мистической силы...
   Квартира пропахла яблоками, корицей и воском. Катя с Андреем, немного понаблюдав за молодежью, ушли к судье, оставив Лизу единственной хозяйкой праздника.
   В компании все были свои. Лишь Юля привела с собой младшего брата, а Максим - подкрепление против Тани в виде лучшего друга, Антона. Ребята дружно проголосовали за просмотр фильма ужасов, только Татьяна упрямилась, настаивая, на проведении конкурсов. Но, как всегда, победило большинство.
   Выбор остановили на классическом вампирском ужастике. Интересно, если бы Брэм Стокер мог видеть этот фильм, он одобрил бы выбор актеров? Наверное, то, как Киану Ривз и Вайнона Райдер сыграли главных героев, ему бы понравилось.
   Ребята сидели, где и как придется. Кто-то успел занять диван и кресла, кому не повезло - восседал на полу, опираясь спиною о ноги сидящих на диване.
   Татьяна не без волнения наблюдавшая за сценой поцелуя Дракула с рыжеволосой подругой героини, вдруг содрогнулась от неожиданности. Она в панике чувствовала, как Максим, неожиданным образом оказавшийся у ее ног (увы, в прямом смысле слова!), осторожно гладит ее коленку.
   Такого нахальства она стерпеть не могла. Как и он, воспользовавшись покровом темноты, девушка больно ущипнула за ласкающую руку и сразу же поднялась с дивана и ушла на кухню. Налив стакан холодной воды, стала дожидаться своего врага.
   Парень себя долго ждать не заставил. Криво улыбаясь, Максим беспардонно и без лишних слов, отняв у девушки стакан, сделал большой глоток.
   - Фу, какая гадость! - смешно сморщился он, распробовал, что это простая вода.
   - А ты думал, это что-то из горячительных напитков? Водка, например? - съязвила Татьяна.
   - Да нет, думал, мартини. Ты же не перестала его любить? - парировал парень, намекая на тайну, известную только им двоим.
   Он не успел увернуться от пощечины.
   - Какой же ты урод! - изумилась девушка. - Но чего от тебя еще ждать? Не благородства же!
   - Благородство? А что это такое? - молодой человек напустил на себя притворно задумчивый вид. - Я хотел кое-что с тобой обсудить, поэтому и привлек твое внимание...
   - Мило же ты привлекаешь внимание, - съехидничала Таня, - прости, думала, ты просто меня лапаешь...
   - А как еще завладеть вниманием девушки, исходящей слюной при виде смазливого актера? - в свою очередь съязвил Макс - и на этот раз успел увернуться от молниеносной оплеухи. - Ладно, давай поговорим о серьезных вещах. Мне надоело, что ты настраиваешь Лизу против меня.
   - Я? Настраиваю? - притворно изумилась девушка. - Я не настраиваю! Я только предупреждаю!
   - Настраиваешь или предупреждаешь - неважно. Главное то, что мне это не нравиться! Прекращай это, поняла? Мне нравится Лиза, я добьюсь ее любой ценой.
   Татьяна давно не видела Максима таким злым: бледные губы плотно сжаты, в синих недобро суженных глазах плавали никогда не таящие льдинки.
   Зная его очень хорошо, она испугалась, но не смогла себе сдержать в желании подергать свирепого тигра за хвост:
   - Любой ценой, говоришь? Даже такой, как добился меня?..
   Они стояли, неотрывно глядя друг другу в глаза. Ненависть соединяла их жизни даже сильнее, нежели некоторых любовь. Еще чуть-чуть и из глаз полетят искры, поджигая все на своем пути.
   В заднем кармане джинсов Тани зазвенел мобильный телефон. Девушка, временно отступив с поля боя, приняла звонок.
   - Да? Нет, конечно, смогу. А это где? Отлично, буду через пару секунд, - дав отбой, она снова вернулась к нетерпеливо ждущему Максиму. - Ты извини, мне нужно отлучиться. Но ты не переживай - мы вскоре вернемся к этому разговору.
   Она с облегчением быстро вышла из кухни. Максим удивленно смотрел ей вслед. Что-то здесь было не так. Его противница имела слишком довольный и уверенный вид.
   Если бы парень знал, что Таню пригласила для разговора сестра Лизы, он бы ее не отпустил. Но этого он не знал. И его враг приобрел влиятельного союзника.
  
   Катя с нетерпением ждала Таню на лестничной площадке. В ее тонких пальцах нервно подрагивала сигарета. Она курила редко, лишь когда ощущала свою беспомощность.
   Екатерина, наконец, осознала, как попала ее младшая сестричка. Снова попала в неприятности, и чем это может закончиться для ее израненной психики, она боялась даже предположить.
   Ей достаточно было одного взгляда, чтобы понять: избранник сестры принадлежал к редкому, и оттого еще опаснее, виду хищников. Внешне страстный и чувственный, он, не задумываясь о причиненной боли, хладнокровно оставит Лизу, как только та ему надоест. И начнет охоту за новой жертвой.
   Татьяна не наврала - он опасен, это правда, а не, как она вначале думала, пустые домыслы брошенной девчонки. Макс обманул Таню, оскорбив ее чувства, также поступит и с Лизой.
   Екатерина, кусая губы, вспомнила свой опыт общения с таким хищником. Ей было семнадцать, т ОН обратил на нее внимание. Статный парень, удивительно красивый, такие позируют художникам, с таких лепят свои шедевры скульпторы. И такие легко, словно играя, разбивают сердца. Именно такими изображены боги в древнегреческих мифах. Пришел, увидел, покорил. И бросил, не заботясь о чувствах покоренных...
   В свое время она, покинутая таким "богом", думала, что умрет. Ничего, быстро оправилась, недаром Влад называл ее сказочным фениксом.
   Татьяна вышла на площадку, не скрывая своего волнения. Одно дело высказывать свои опасения по телефону, другое - при встрече.
   Но сестра Лизы, похоже, сама поняла, что представлял собой Макс. Екатерина предложила обсудить возникшую проблему в квартире судьи и поинтересовалась: не смутит ли Таню присутствие при разговоре еще двоих человек. Девушка отрицательно покачала головой.
   И все же, чувствуя пристальное внимание мудрого судьи и участливого Андрея, она слегка краснела, рассказывая историю своих отношений с Максимом.
   - Моя дорогая, почему вы не заявили в милицию? - возмутился старый судья. - Место молодчика на скамье подсудимых!
   - Будь вы девушкой, смогли бы пойти на такой позор? - поинтересовался Андрей. - Таких нужно наказывать, пользуясь их же методами.
   - Ты неправ, Андрей! - горячился судья. - Самосуд - не выход, для этого существует закон.
   Молчаливая Екатерина проникновенно посмотрела на него и тихо спросила:
   - Вы бы смогли отправить свою Вику на медэкспертизу и дотошные допросы следователей? Или же сами, применив все связи и средства, наказали негодяя? Тихо, не привлекая внимания, не подвергая дочь еще одному, возможно большему, унижению?
   Представив единственную дочь в подобной ситуации, Артур Филиппович смутился.
   - К сожалению, за меня некому было вступиться, - грустно вздохнула Таня, - я же сирота. Мой брат, единственный родственник, постоянно на заработках за границей. Поверьте, с вашей Лизой Макс подобное не сделает - он просто соблазнит ее.
   - Успокоила, - печально произнесла Катя. - Давайте придумаем, что делать. Грубо действовать нельзя - по себе знаю, что в таком влюбленном состоянии она поверит скорее Максиму, чем нам. Поэтому не хочу выглядеть в глазах родной сестры врагом.
   Ничего стоящего в голову не шло. Андрей предложил пригрозить парню расправой, если он добровольно не оставит Лизу в покое.
   Таня тут же объяснила, что этот план не подходит: Максу есть, что предоставить как контраргумент. Это он скорее напугает их своими родственниками: отец Максима - преуспевающий бизнесмен, а дядя - далеко не последний человек в прокуратуре.
   - Постойте, милая барышня, - всполошился судья, - его фамилия случайно не Артемов? Недаром я, увидев его на лестнице, подумал, что лицо больно знакомо...
   Картина обрисовывалась занятная: молодой человек предстал неуязвимым подлецом, противостоять которому, увы, открыто нельзя.
   Некоторых людей судьба одаривает несправедливо щедро. Красивая внешность, изощренный ум, харизма и влиятельные родственники - все, что нужно для счастья. Но, по-видимому, такова участь всех мажоров: не участвуя в борьбе за место под солнцем, умирать от скуки и вследствие чего пускаться во все тяжкие. При этом утягивая за собой других.
   - Да, - задумчиво протянула Катя, - а с виду и не скажешь, что "золотой мальчик", обычный вроде парень. Ни соответствующего прикида, ни крутой тачки...
   - Автомобиль ему не позволяет иметь отец - несколько лет назад мать Максима погибла в аварии, - пояснила Таня. - А так это вполне самодовольный, уверенный в себе, ревнивый тип.
   - Повтори, что ты сказала! - быстро потребовала Катя.
   - Самодовольный, уверенный в себе, ревнивый тип, - удивленно произнесла девушка, не понимая, в чем дело.
   Артур Филиппович тоже понял ход размышлений Екатерины и, хитро прищуриваясь, уточнил:
   - А насколько он ревнивый? До шекспировского Отелло дотягивает?
   Татьяна задумалась. Кажется, она тоже поняла, на чем хотят сыграть ее новые знакомые.
   - Да, он, пожалуй, ревнив, как мавр. Только вот где вы найдете кандидата на роль Яго?
   - Нет-нет! Я - пас! - возмутился Андрей, увидев обращенные на себя взоры невесты и судьи. - Нет, я никогда не был и не буду наживкой!
   Умоляющий взгляд любимой женщины заставил его смягчиться в принятом решении.
   - Хорошо, как вы это себе представляете? - спросил недовольно мужчина. - Если план будет глупым, я умою руки. Мне проще сделать звонок - и паренек надолго сляжет в больницу...
   - Андрей! - сердито оборвала его Катя и строго потребовала: - Милый мой, прекрати говорить гадости!
   - Да, не надо привлекать криминальный элемент - как бы ни было хуже, - ввязался судья.
   А Татьяна еще добавила:
   - И еще неизвестно, кто попадет в больницу, если все раскроется...
   Четверка заговорщиков принялась обсуждать план.
  
   А в это время вечеринка достигла своего апогея. Пиво выпито, игры и конкурсы потеряли свою привлекательность перед предложением потанцевать. Идея принадлежала Максу, и он, злорадно поглядывая на старосту, с полным на то правом обнимал Лизу, ведя ее в медленном танце.
   Девушка была как-то по-особенному хороша в этот миг. Ее миндалевидные глаза, в старинных романах такие называли глазами лесной лани, лучились неприкрытым счастьем. И такого теплого взгляда Максим не встречал ни у кого ранее.
   Очарованный, парень нежно прижимал ее к своей груди. Он чувствовал, что еще чуть-чуть - и задохнется от счастья. Ему впервые захотелось, чтобы выбранная им девушка узнала его только со светлой, лучшей стороны, чтобы она всегда улыбалась, вспоминая о времени, которое провела с ним.
   И он, одной рукой ласково поглаживая по волнистым волосам, другой крепче прижал ее к груди.
   - Солнце, - прошептал Максим девушке на ушко, - мне никогда не было так легко и спокойно. Ты делаешь меня добрее...
   Ему до боли в сердце захотелось сделать так, чтобы ее вечно печальные глаза всегда светились счастьем. Он даже подумал о том, что должен уйти из ее жизни, чтобы невзначай не причинить боль. Подумал - и в тот же час прогнал глупую думу. Кто, как не он, сможет защитить любимую от боли и невзгод? Любимую... Он мысленно снова и снова произносил это слово, словно пробуя на вкус. И вкус был незабываемо сладким...
   Когда медленный танец закончился, Юля решительно разъединила Максима с Лизой, практически вырвав из его собственнических объятий.
   Только когда они уединились в спальне Лизы, Юля извинилась за бесцеремонность и поинтересовалась:
   - Ты помнишь о моей просьбе?
   Лиза, понятное дело, не помнила. Виновато улыбнувшись, принялась рыться на книжной полке в поисках нужной книги. Искала она довольно-таки неаккуратно: с полки упало несколько книг.
   Юля наклонилась, чтобы их поднять, и замерла. На миг, в комнате повеяло холодом. Стало тихо, словно само время остановило свой бег, заморозив весь мир. Это длилось всего лишь миг. И девушки ничего не почувствовали.
   - Ух, ты! - восхитилась блондинка. - Какая чудная книжечка! Дай и эту почитать, хорошо? Обещаю, что скоро верну.
   Лиза, стоя на кончиках пальцев, добралась наконец-то до нужного справочника и, осторожно вытаскивая его с самого низа стопки, скосила глаза в сторону подруги. В Юлиных руках оказалась давно позабытая книга Яны - "Молитвослов Немезиды".
   - Да забирай, пожалуйста. Читай, сколько хочешь.
   - Лизочка, ты - настоящее чудо! Я ведь обожаю книги по античной мифологии! - Юлия благодарно стиснула девушку в объятиях.
   Вскоре Юля с братом и извечным другом-хвостом в образе Олега засобирались домой. Антон, который безуспешно подбивал клинья к недавно пришедшей Соне, настойчиво попросил Макса тоже собираться.
   Парень взглянул на часы. Действительно, пора домой. Подавив вздох разочарования, он согласился с другом.
   Гости, прощаясь, благодарили Лизу за приятно проведенное время.
   Максим, улучив удобный момент, также выказал свою благодарность жарким поцелуем. От неприкрытой страстности этого поцелуя девушку долго бил приятный озноб.
   Именно такой, задумчиво-мечтательной, плененной глубоким чувством, и увидела ее сестра. От тревожных мыслей, что они опоздают с планом избавления, не было спасения. И она решила поделиться ими с Андреем, который отвозил Татьяну, жившую в другом конце города, домой.
   Ночь - самая верная пора, чтобы переубедить в чем-то любимого мужчину. Катя воспользовалась этим временем продуктивно... И Андрей, скрепя сердце, согласился помочь.
  
  

Глава 5.

   Зима подкралась незаметно. Снег выпал в середине ноября. Резкое изменение погодных условий заставило людей испытывать тоску по теплу. Даже дождливая грязнуля-осень казалась теперь не такой уж противной, как раньше.
   Поменялась погода - наступили изменения и в природе. Молчаливый молочно-снежный парк рядом с домом нагонял на Лизу уныние. Когда она проходила по нему, возвращаясь с занятий, возникало такое чувство, что природа сговорилась с людьми. И сговор этот предполагал ввести Лизу в состояние глубокой и затяжной депрессии. Иначе, чем можно было объяснить поведение окружающих?
   Юля приходила на занятия злой и раздраженной. Все объяснялось тем, что ее брат подхватил воспаление легких. Ребята, узнав причину, стали более снисходительными и терпимыми.
   Соня откровенно забила на учебу. Редко появляясь на парах, девушка оставалась безучастной к замечаниям, как преподавателей, так и друзей. Любительница альтернативной музыки теряла вес и бледнела на глазах. Большие темные круги залегли под глазами. Взгляд, совсем недавно такой живой и смеющийся, поражал своей мертвенной глубиной, ничего не выражающей пропастью.
   На все расспросы друзей Соня безразлично отвечала, что у нее все в порядке, чего и им желает. Нужно было что-то делать. Но что? Лиза сама придумать ничего стоящего не могла, а друзья, странным образом, увязли в собственных проблемах.
   Взять, к примеру, хотя бы Таню. С каждым днем она становилась подозрительнее. Расспрашивая Лизу, как та провела минувший вечер, внимательно вглядывалась, стремясь поймать ее на лжи.
   Лиза прекрасно понимала, что дело в Максиме. Если бы Таня прямо спросила ее, как у них складываются отношения, честно рассказала бы все, как есть. Но подруга вела себя так, будто бы вокруг полно вражеских шпионов. И Лиза не нашла оптимального выхода, как принять правила ее игры. Разумнее переждать, чем пытаться переиграть организатора игры...
   Похоже, только Олег оставалась спокойным, как всегда, хоть и не оставался безучастным по отношении к страданиям друзей. Он переживал больше всего за Юлю. И волновался не столько из-за того, что боготворил ее, сколько потому, что знал ее лучше, чем остальные.
   Многие на их потоке недолюбливали девушку - в их глазах она казалась холодной стервой. Красивая, умная, невозмутимая, она вызывала зависть своими вольными взглядами и независимым поведением. Рядом с ней многие чувствовали себя частью серой массы, а подобное невыносимо злит. И лишь близкие друзья знали о ней правду.
   Юля была фактически сиротой. Мать умерла сразу после вторых родов. Отец, оставшись один с четырнадцатилетней дочкой и грудным сыном, вынужден был снова жениться.
   Так получилось, что Юля не нашла общего языка с мачехой, но в то же время никаких ущемлений с ее стороны не чувствовала. Лишь год назад родительская квартира перестала быть для нее домом. Отца, занимающегося не совсем легальным бизнесом, подставил новый партнер, и он получил внушительный срок. Вот тогда мачеха показала свои коготки. Нет, детей в материальном плане она не ущемляла, не превратила Юлю в Золушку. Просто девушка вдруг узнала, какая она глупая, бездарная, злая, неблагодарная, подлая тварь... Мачеха умела подбирать характеристики! Моральное унижение не могло оставить глубокий след в душе сильной натуры. Единственное, за что беспокоилась девушка, это душевное здоровье младшего брата.
   Детская психика - чистая доска, на которую опыт общения с мачехой наносил глубокие губительные знаки, вследствие чего мальчик рос меланхоликом, истеричным и нелюдимым. Юля, увлекающаяся психологией, переживала за брата, опасаясь, что благодаря стараниям мачехи он может вырасти маньяком.
   Ольга Николаевна не была злой женщиной. Ее поведение объяснялось просто: она завидовала падчерице, ненавидела ее за то, что та была молодой, чистой и талантливой. Женщину раздражала неуязвимость девочки, ее равнодушие. Единственным слабым местом Юлии был Славик.
   И Ольга Николаевна, жалея свою неудавшуюся судьбу, била по этому месту, вымещая на детях свою злобу...
  
   Юля вернулась домой поздно - после пар она зашла к Соне. Подруга беспокоила ее своими бесконечными прогулами, и она попыталась вызвать ее на откровенный разговор. Соня душу открывать не захотела - по-хамски потребовала оставить ее в покое и еще больше замкнулась в себе...
   В квартире тихо, мачехи, не смотря на позднее время, дома не было. Юля бесшумно, чтобы не разбудить брата, прошлась по коридору и, так как ужинать совсем не хотелось, сразу пошла в свою комнату.
   Включила свет - и ахнула. В комнате все было перевернуто верх дном. Похоже, мачеха снова устроила проверочный рейд. Вредная баба постоянно лазила в ее вещах, ища что-нибудь такое, за что можно наказать падчерицу. Не находя запретного, Ольга Николаевна начала отбирать у нее книги. Стоило ей решить, что эта книга вредна для ее "любимой доченьки", и Юля попадала под домашний арест.
   Увидев в комнате привычный уже разгром, девушка обреченно вздохнула и принялась разлаживать вещи.
   На этот раз мачеха у нее ничего не нашла. Сегодня Юля отнесла к Соне книгу, которую Ольга Николаевна уж точно отобрала бы.
   "Молитвослов Немезиды" Юля прочла на одном дыхании, не отрываясь, и сразу же попала под власть этой книги. Главная мысль "Молитвослова" о том, что месть - неотъемлемое право любого обиженного существа импонировала. А идея - попросить богиню отмщения наказать своих недругов - вообще восхитила девушку, она даже на несколько секунд почувствовала себя язычницей, живущей по древнему закону "око за око, зуб за зуб".
   Разлаживая вещи на место, она услышала странный звук. Замерла, испуганно прислушиваясь. Всхлип раздался снова.
   Девушка заглянула под кровать - сердце в груди болезненно сжалось. Младший брат спал на голом полу, сжавшись в комок и всхлипывая сквозь сон.
   Юля обеспокоено разбудила брата.
   - Славик, солнышко, что ты здесь делаешь? Нельзя же лежать на холодном полу - ты еще болен...
   Мальчик испуганно протер глаза - и с облегчением выполз из-под кровати.
   - Юлечка, тебя так долго не было! Я так ждал тебя, так ждал!
   - Солнышко, что случилось?
   Брат молча обнял Юлю, уткнувшись головой в ее плечо.
   - Снова Олька кричала на тебя? Не переживай, зайчик, все образуется, меньше обращай на нее внимание. Слышишь? Игнорируй ее - и она перестанет тебя трогать.
   Девушка успокаивающе с нежностью гладила его по голове и плечам. Мальчик слегка вздрогнул, стоило ей провести по спине.
   - А ну снимай свитер! - резко потребовала сестра.
   Спину мальчишки покрывали багряные, синие полосы и квадратики.
   - Это она? - едва слышно прошептала Юля.
   Губы девушки побелели и слегка дрожали.
   - Я не виноват, - пряча лицо на груди сестры, произнес Славик. - Я не трогал ее! Она вышла из твоей комнаты и стала молча бить меня выбивалкой...
   Мальчик горько расплакался - до этого дня мачеха его никогда не била. И он не мог понять, за что его наказали.
  
   Юлия сидела на кухне в темноте, освещенная только лишь луной. Причудливые тени, сплетаясь, заползали в комнату сквозь окно. Мачеха задерживалась. Вспоминая все случаи унижения, девушка подогревала в себе гнев. Как же она ненавидела эту женщину! Ненависть душила ее, ярость мешала думать трезво.
   Мачеха подняла руку на ее брата. Она ударила беззащитного больного ребенка, которого обещала своему мужу беречь и любить. Разве после этого она не зверь?! Куда же ты смотришь, Господи?!
   Но, Бог, вероятно, ничего не видел. Или Ему было все равно... И ничто не могло помешать черным мыслям, опутывающим ее.
   В дверях дважды провернулся ключ. Юля напряженно вслушивалась, как мачеха, раздеваясь, весело напевала себе что-то под нос. Она всегда мурлыкала песенки, когда возвращалась от своего любовника.
   В письмах к отцу Юля никогда даже словом не обмолвилась, что жена изменяет ему. Никогда она не писала том, как мачеха относится к его детям. Никогда... Ей хотелось, чтобы он не беспокоился о них.
   Ольга Николаевна, не включая свет, зашла на кухню - и застыла, увидев застывшую фигурку падчерицы. В свои сорок шесть лет она оставалась привлекательной, моложавой женщиной, полнотелой, но с величественной осанкой балерины. Женщиной, которая боялась старости и хотела прожить годы увядания, опираясь на крепкое мужское плечо. Но мужчины у нее больше не было. Зато на шее висел досадный груз - своевольная девчонка и ее болезненный брат...
   - Чего уставилась? Марш спать! - прикрикнула мачеха на девушку.
   - Я не уйду, пока не получу от вас ответы, - спокойно произнесла девушка, подливая себе в чашку горького чая.
   Мачеха натянуто рассмеялась, поправляя выбившуюся из прически черную кокетливую прядь. Женщина неожиданно услышала в голосе падчерицы что-то новое и пожалела, что не сдержалась, выместив раздражение на сопляке.
   - Ты из-за пацана? - догадалась Ольга Николаевна. - Щенок получил по заслугам - пусть знает, как крутиться у взрослых под ногами.
   Юлия задрожала от гнева.
   - А отцу вы расскажете о новых метолах "воспитания"?!
   - Можешь забыть о своем папочке на много лет, - презрительно скривилась мачеха. - Я разговаривала с адвокатом - на вашего папулю завели еще одно дело...
   Девушка побледнела.
   - Пусть так, но это не дает вам право изменять ему и избивать его детей.
   - Что ты сказала?! - взвизгнула Ольга Николаевна. - Я? Изменяю?! Да как ты смеешь, шлюшка белобрысая?!
   Мачеха внезапно схватила падчерицу за волосы и с силой ударила ее лицом о стол.
   - Я вобью эту клевету обратно тебе в глотку! - и она снова приложила Юлю головой о стол.
   Кровь из разбитого носа, капающая на пеструю клеенку, словно пробудила ее ото сна.
   Крича от боли, девушка вырвалась из захвата, оставляя в руках мучительницы клок волос, и отскочила в угол, к мойке.
   - Вы с ума сошли! Что вы делаете?!
   - Воспитываю тебя, дрянь, чтобы знала свое место, - гадливо отряхивая пальцы от прилипших волос, сказала Ольга Николаевна и рассмеялась.
   - Вы сумасшедшая, - прошептала обреченно Юля, - я ненавижу вас! Будь ты проклята!
   Сумрачная тень отделилась от стены. Скользнула к девушке. Коснулась крыльями-лоскутьями тьмы, овладевая ее сознанием. Древняя сила подтолкнула вперед. Наполнила холодной ненавистью и жаждой причинить ответную боль.
   Мачеха от удара, нанесенного в живот, пошатнулась и, глухо охнув, опрокинулась навзничь, затылком ударяясь о чугунную батарею.
   Юля на миг застыла. Тень отделилась от нее и вернулась во тьму. Все еще не понимая, что наделала, она наклонилась к мачехе, пытаясь ее поднять.
   Побелевшие губы беззвучно шевелились. Лицо женщины серело на глазах.
   Девушка не могла отвести взгляд от ее ужасающих глаз. Жизнь уходила сквозь них, светло-карие глаза гасли, темнея, становясь стеклянными...
   Спазмы скрутили ее желудок, она едва не вырвала рядом с трупом мачехи, все же успев добежать до туалета.
   Вернувшись на кухню, Юля, замерев, смотрела на труп. Ее посадят. Господи, ее посадят!
   Сев на пол и обхватив голову руками, девушка стала, раскачиваясь вперед-назад, негромко выть.
   Вдруг что-то припомнив, она замолчала. Удивленно-растерянным взглядом посмотрела на свои руки - и дико расхохоталась. Она наконец-то поняла, что богиня мщения исполнила ее желание...
  
  

***

  
   Лиза планировала после пар посидеть в кафе с Максимом. Весь день она чувствовала себя брошенной и одинокой: на занятиях из всей их компании присутствовала она одна.
   Девушка разослала друзьям по эсэмэске: "Народ! Ау! Вы обо мне не забыли???" Но никто не ответил. Впервые с момента их совместного обучения даже педантичный Олег оставил ее послание без ответа.
   Это было либо откровенное гонение, либо с друзьями произошло что-то страшное. Но не со всеми же сразу?!.
   Преподаватель на последнюю пару не пришел - и осчастливленные студенты, выждав положенные пятнадцать минут, покинули аудиторию. Толпа "гранитогрызов", уподобляясь призракам, бесшумно проскользнула мимо деканата и растворилась на улице.
   Максим с Лизой вышли из университета, держась за руки, и, завернув за угол альма-матер, в сторону автомобильной стоянки, стали с упоением целоваться.
   Твердый снежок больно ударил Макса по спине. С ругательствами парень обернулся - и замолчал, натолкнувшись на странный взгляд Тани.
   - Максим, оставь нас с Лизой наедине, - даже не поздоровавшись, попросила девушка. - Пожалуйста, Макс! Нам нужно поговорить с глазу на глаз.
   Ни Лиза, ни Максим еще никогда не видели старосту настолько бледной, поэтому слова возмущения так и не были произнесены вслух. Мысленно чертыхаясь, парень отошел подальше и уселся на обледеневший бортик клумбы.
   - Что случилось, Тань? Ну, что ты молчишь? - тусклый вид подруги испугал Лизу всерьез.
   - То, что я сейчас скажу, ты не должна передавать даже Максу, - начав разговор издалека, произнесла Татьяна. - Скоро об этом будут гудеть все, но ты пока молчи...
   - Да не томи ты так! - возмутилась Лиза. - Меня кондратий сейчас хватит!
   - Мне ночью позвонил Славик, Юлин брат, и попросил приехать к ним... Я вызвала такси, приехала, а там... А там труп мачехи лежит на кухне... и Юлька невменяемая скулит под столом...
   - Это шутка? - прошептала, бледнея, Лиза.
   Таня покачала головой. Опухшее лицо без капли косметики, красные глаза подтверждали, что это вовсе не злой розыгрыш.
   - Олег упросил врача разрешить ему быть рядом с Юлей, когда ее повезут в больницу. Я хотела, чтобы ты все узнала от меня, а не от кого-то постороннего, поэтому и приехала...
   В глазах потемнело. Все поплыло, завертелось, разбиваясь на осколки яви и нереального. Действительность, размываясь, ускользала от ее сознания.
   - Ах ты, Боже мой! - вскрикнула Таня, подхватывая Лизу под мышки. - Максим! Ей плохо!
   Вместе они усадили Лизу на высокий бортик клумбы.
   - Что ты ей сказала?! - гневно воскликнул Макс, придерживая Лизу. - Что ты опять наплела?!
   - Да отстань ты! Мы разговаривали не о тебе! - возмутилась староста, сильно хлопая подругу по щекам.
   - А о чем тогда? - не унимался парень, прижимая к себе бесчувственную девушку. - До твоего появления с ней все было в порядке!
   - Это не твое дело! Оставь ее в покое! - в свою очередь кричала Татьяна, отталкивая парня от Лизы.
   - Ты с ума сошла?! Не видишь, что ей плохо? Нужно вызвать "скорую"!
   Макс достал мобильный телефон и стал лихорадочно набирать номер.
   - Спокойней - это простой обморок, - произнес уверенный голос за их спинами.
   Татьяна несказанно обрадовалась, узнав в высоком мужчине Андрея.
   Кивнув студентам, он, легонько отстранив Максима, невозмутимо склонился над Лизой и подтвердил:
   - Да, обморок вызван потрясением. Ничего страшного.
   - Спасибо, что приехали, - поблагодарила Таня. - У Екатерины телефон отключен - я не знала, к кому еще можно было обратиться за помощью.
   - Ты правильно сделала, у Кати налоговая проверка, так что о Лизе позабочусь я.
   Услышав самоуверенное заявление, бой-френд Лизы презрительно фыркнул, правда, никто не обратил на этот звук внимания. И тогда Макс выказал свое возмущение громче:
   - А с чего это ты будешь о ней заботится? У Лизы есть друзья и парень!
   Андрей удивленно приподнял бровь:
   - Парень? Хм, Лиза не говорила, что у нее есть парень, - мужчина задумчиво потер квадратный подбородок. - Замечательно, когда есть друзья, парень... Только вот я - почти родственник Лизы. И у меня есть ключи от Катиной квартиры.
   - Объясни, что происходит? - нервно поинтересовался Макс у Татьяны. - Кажется, лишь я не в курсе происходящего.
   - А тебе и не надо, - язвительно возразила Таня. - Андрей, так вы отвезете Лизу домой? Мне пора возвращаться к Юле...
   Максим со злостью посмотрел на сардонически улыбающуюся врагиню. Андрей тоже не нравился ему, особенно возмутило то, как по-хозяйски он подхватил бесчувственную Лизу на руки...
   - Эй, мальчик, как там тебя?.. Помоги мне, открой дверь, - окликнул студента Андрей, направляясь с Лизой к своему автомобилю.
   Максим, ощущая себя побитым псом, поплелся за ними.
   Минуту спустя серебристый мерседес понесся в сторону центра. Парень провожал автомобиль взглядом, пока тот не затерялся в потоке машин. Обернувшись, он понял, что Татьяна незаметно сбежала, так и не дав ответы на его вопросы.
  
  
   Лиза открыла глаза. Потолок комнаты привлек ее внимание - девушка бездумно бродила взглядом по его белоснежным просторам.
   - С возвращением, - произнес, тепло улыбаясь, Андрей и протянул чашку.
   Лиза с удивлением посмотрела на него, но без раздумий потянулась за зеленым чаем.
   - Что ты здесь делаешь? Где ребята? И как я оказалась дома? - Лиза, сделав глоток, засыпала Андрея вопросами, а потом, точно вспомнив, с замиранием сердца спросила: - Юля, действительно, убила свою мачеху?! И что теперь...
   - Стоп! Теперь говорю я. Мне позвонила Таня, предположив, что ты можешь неадекватно прореагировать на случившееся. Она не ошиблась - ты и впрямь потеряла сознание. Мне пришлось привезти тебя домой
   Лиза неторопливо перебила Андрея:
   - Что с Юлей?
   - Ничего хорошего, - печально признался Андрей. - Она в больнице - сама, понимаешь, какой...
   - А ее мачеха? - тихо спросила девушка.
   - Мне удалось кое-что узнать... Как рассказал Славик, мачеха таскала Юлю за волосы, а потом, отшвырнув девушку, зацепилась за дорожку - и ударилась затылком о батарею. Обыкновенный бытовой несчастный случай.
   - Бедная Юлька... Андрей, ты можешь меня оставить одну? - нерешительно попросила Лиза.
   - Да, конечно, отдыхай. И не переживай сильно - все наладится.
   За Андреем закрылась дверь. Все наладится?! Вот придурок! Ничего не наладится! Мысленно обругав парня сестры, девушка накрыла голову подушкой и беззвучно заплакала.
   Да, подругу жаль, но еще больше жалко себя. Ведь жизнь, казалось бы, только наладилась, а смерть снова подбирается к тебе. Поплакав пару минут, девушка решительно вытерла слезы, достала из сумочки мобильный телефон и набрала номер Максима.
   - Привет... Да, мне лучше, ты не волнуйся, правда, все нормально. Какой цербер? А, ты имеешь в виду Андрея? Да я же тебе говорила, что он парень моей сестры. Ну, прекрати дуться... Ты же знаешь, что я люблю только тебя...
   Лиза долго ворковала с Максимом. Ей, действительно, мнилось, что она безумно его любит, а он - ее. И тот, кто посмел бы возразить ей, автоматически стал бы врагом номер один...
  
   Екатерина приехала раньше. Разрумяненная, в белой шубке она излучала энергию и силу. Вместе с ней в квартиру проник и свежий воздух, наполненный зимней чистотой. Андрей, зачарованный ее красой, радостно закружил девушку в каком-то диком танце. Потом помог ей раздеться и подробно рассказал о трагедии Лизиной подруги.
   Чужое горе не испортило молодой паре ужин, и они попрощались, счастливые, как все влюбленные.
   После ухода Андрея Екатерина, разогрев пиццу, постучалась в комнату сестры. Лиза не ответила, и Катя, решив, что тишина - молчаливое приглашение, открыла дверь.
   - Лизочка, как ты?
   Младшая сестра лежала на кровати, с головой накрывшись одеялом.
   - Лиза, может, хватит жалеть себя? - резко произнесла Екатерина и сдернула одеяло.
   Девушка спрятала опухшее лицо в ладонях и залилась сердитыми слезами.
   - Я жалею не себя! С чего ты взяла? Мне жаль Юлю!
   - Я не верю тебе, - спокойно произнесла Екатерина. - Я слишком хорошо помню, как ты сокрушалась по поводу своего лечения в психбольнице. Юлин случай напомнил, что и у тебя был нервный срыв. Так вот, хватит себя жалеть!
   - Я не жалею себя! Отстань от меня со своим психоанализом!
   - Тогда докажи мне, что я ошибаюсь, - промолвила Катя и поднесла к Лизиному лицу тарелку: - Съешь это - и я поверю, что ты переборола свои комплексы.
   - У тебя все так просто, - прошептала девушка, рассматривая содержимое тарелки. - Но ты права, потому что я жалела и себя тоже. Когда ты пригласила меня к себе, я думала, что все забуду, если ничто не будет напоминать о прошлом. Но я ошибалась! Я не могу забыть, что мою лучшую подругу порезал на куски маньяк. Я не могу забыть ужас той ночи. Возможно, если бы я открыла дверь, Яна не умерла. Но я так боялась, что позволила маньяку убить ее... Разве после этой подлости у меня есть право жить?! Знаешь, Кать, эта мысль снова не дает мне покоя. Мне кажется, что это я накликала несчастья на головы своих друзей.
   Старшая сестра привлекла к себе Лизу и успокаивающе стала гладить по голове.
   - Ты не виновата в трагедии с Юлей. И не ты пригласила в квартиру маньяка. И не было никакой подлости, был лишь инстинкт самосохранения и шок. А если бы ты открыла дверь, то, как и Яна, лежала бы в могиле, и наша мама тоже носила бы на кладбище каждый день цветы... Теперь давай ешь!
   Отповедь сестры - точно отпущение грехов, надуманных и настоящих. Девушка с минуту молча гипнотизировала пиццу взглядом... А потом с неожиданным аппетитом вонзила зубы в ароматный кусок.
   - Какая вкуснотища! Ты купила мою любимую - без кошатины!
   Это была их давняя шутка: Лиза ела только куриную пиццу, ведь мясо птицы нельзя подменить мясом бродячих кошек или собак.
   - Без кошатины, - усмехнулась Катя, - зато с двойной порцией грибов.
   Поев, Лиза снова стала грустной.
   - Я хочу завтра поехать к Юльке в больницу. Думаю, что смогу сохранить спокойствие, находясь среди мрачных стен...
   - Не думаю, что тебе стоит навещать ее сейчас, - возразила Катя. - Бывают такие мгновения, когда человек хочет побыть один, и близкие люди будут только мешать. Понимаешь, упав, хочется подняться самостоятельно. Чужая помощь, сочувствие или советы раздражают и унижают, ухудшая ситуацию.
   Лиза растерянно заморгала. Иногда старшая сестра говорила на непонятном языке.
   - Ты уверена? Думаешь, она не захочет меня видеть? - переспросила Лиза.
   - Не думаю, что ошибаюсь. Я знаю точно, - грустно улыбнулась Катя. - Спокойной ночи, сестренка. Желаю хорошо отдохнуть.
   Поразительно, Лиза уснула быстро, словно и не было треволнений этого дня.
   А Екатерина, удобно устроившись в кресле и прикрыв ноги полосатым пледом, долго не могла уснуть. Из тайников памяти всплыли воспоминания о Владе, ее первой любви. И слова, которые она сказала сестре, все не шли из головы. О да... бывают такие мгновения, когда человек хочет побыть в одиночестве, и дорогие сердцу люди только расстраивают, лишая душевного равновесия. Бывают такие раны, которые нельзя показывать никому. Иначе они кровоточат сильней. Об этой истине Катя знала не понаслышке. Знала, понимала, но не могла принять.
  

***

  
   Влад, просыпаясь, привычно провел рукой по ее волосам. Он всегда так делал, когда думал, что она еще спит. Но Катя чувствовала его ласки даже ночью, сквозь сон. Нежные прикосновения, легкие поцелуи сквозь дымку сна ценнее, нежели страстные ласки во время занятий любовью. Нежность украдкой говорит больше правды, нежели откровенная чувственность.
   - Ты уже проснулась? - удивился Влад, заметив, как девушка сладко потягивается под тонким покрывалом.
   - Нет, мне еще снится сон, - донесся приглушенный тканью ответ. - А во сне можно делать все, что хочется.
   - И что же тебе хочется? - поинтересовался Влад.
   - О, это великая тайна! - прозвучал вкрадчивый ответ.
   Нежные девичьи губы горячей дорожкой из поцелуев прошлись по его груди. Улыбнувшись, Влад нырнул под простыню, присоединившись к Катиной великой тайне...
   Много позже Влад покинул номер, чтобы узнать у администратора об экскурсии в долину Фараонов.
   Катя вышла на балкон, чтобы подставить разгоряченное лицо дыханию весеннего ветра. Сухой и жаркий ветер, конечно, не мог принести настоящей прохлады. Но он давал возможность прочувствовать, что это все-таки не сон, а реальность.
   Целых двенадцать дней они с Владом были только вдвоем. Влад подарил ей сказку, мечту ее детства - Египет. Девушку зачаровывали экзотика улиц Луксора, мистический ореол над экспонатами музеев, печать вечности на руинах храмов и гробниц. Однако не это было главным.
   Она засыпала и просыпалась в объятиях любимого человека. Видела в его грустных глазах неподдельную нежность, ежеминутно ощущала тепло его родных рук. И чувства переполняли ее, хотелось петь от счастья, надеяться, верить, что так теперь будет всегда.
   Ветер хамсин игриво трепал ее прическу, страстно приникал к рдяным губам и знойно обнимал за оголенные плечи.
   - Екатерина, - позвал негромко возвратившийся Влад. - Куда спряталась императрица моего сердца?
   Она затаилась за белопенной гардиной. Белое льняное платье позволяло слиться с драпировкой, став незаметной.
   Но Влад все равно быстро нашел ее и заключил в объятия.
   - У нас около часа, собирайся, если хочешь поехать.
   - Час? Это так много на сборы... Это время можно потратить на что-то более полезное, - лукавая улыбка заиграла на ее губах.
   - Я тебе когда-нибудь говорил, что ты - моя богиня искушения?
   - Нет, никогда не говорил. Но можешь сказать это сейчас. А лучше - докажи...
  
   - Как вы уже знаете, западная окраина Луксора - это часть территории древних Фив. Уасет, как называли его древние египтяне, был одним из крупнейших городов и центров культуры Древнего Египта. При фараонах двенадцатой династии он стал столицей царства, - гид выглядел до обидного бодрым в изнуряющей жаре.
   Катя сегодня была не так увлечена историей, как раньше. Ей гораздо интереснее было держаться за руки с Владом, отвечая на его ласковые поглаживания.
   - С течением времени Фивы утратили свою значимость как столица. Но длительный период оставались религиозным средоточием Египта, ведь именно здесь находились множественные храмовые ансамбли и некрополи.
   Большой палец левой руки Влада вырисовывал волнующие знаки на ее ладони. Волны приятного тепла, нежности подхватывали ее тело, увлекая в страну неги. Стараясь не остаться в долгу, Катя чертила на его ладони ответные послания ласки. Эта детская игра в незаметные знаки внимания посреди толпы захватила их обоих.
   Гид предложил экскурсантам обратить внимание на архитектурный стиль храма. Влад с Екатериной вместе с остальными туристами рассматривали древние колоны. Но их руки продолжали занимательную игру.
   - В этом стиле вы можете заметить стремление зодчих к грандиозности пространственной композиции, её развитие по продольной оси, торжественность архитектурных форм, щедрое использование колонн.
   - Прости, а известны ли имена архитекторов? - поинтересовался пожилой мужчина, постоянно щелкающий дорогим Nikon-ом.
   - Да, конечно, - оживился благодарный гид. - Истории известны имена Аменхотепа Младшего, братьев Гори и Сути, ведавших декоративным оформлением храма, а также имя зодчего Бекенхонсу, построившего второй пилон и двор, окруженный семидесяти четырьмя колоннами со статуями фараонов между ними.
   Экскурсия продолжалась. После осмотра храма желающие получили возможность узнать подробности о джип-сафари.
   Вечером, утомленная длительной экскурсией, Катя не захотела спускаться в ресторан, поэтому Влад заказал ужин в номер.
   Девушка наслаждалась каждой секундой этого вечера. Она пыталась запомнить все свои ощущения, словно губка, впитать каждый миг бытия, разделенный с Владом. Она не думала ни о чем другом, только о своем мужчине и своих чувствах к нему. Прошлого не существовало. Будущее казалось туманным миражем. Есть только настоящее. Настоящий только этот вечер, казавшийся целой жизнью, прожитой с любимым человеком. Чувства переполняли ее, казалось, что так теперь будет постоянно.
   Влад был не таким, как обычно. Он не скрывал свой нежности - и девушка тонула в ней, теряя ощущение реальности.
   И в то же время иногда ей казалось, что он временами, задумавшись, отдаляется от нее. И там, где витали его мысли, ей не было места.
   Катя, утомленная насыщенным яркими событиями днем, уснула на диване. Влад осторожно взял ее на руки и перенес на кровать. Девушка пробудилась ото сна, но не стала открывать глаза, решив сделать Владу сюрприз, когда он присоединиться к ней.
   Влад еще долго мерил легкими шагами расстояние между дверью и балконом. Потом с тяжелым вздохом, точно решившись на нелегкий поступок, включил позабытый на время отпуска мобильный телефон и вышел в ванную. Дверь осталась приоткрыта.
   Катя не собиралась подслушивать, просто признаваться в том, что она не спит, было поздно.
   - Здравствуй, Игорь, - голос Влада звучал приглушенно. - Я так полагаю, результат уже известен? Да, я хочу знать это. Нет, я не могу так долго ждать...
   Тягостное молчание. Екатерина даже немного приподнялась на руках с кровати.
   - Спасибо, - наконец-то произнес глухо Влад. - Ты был прав, сказав, что надежда - продажная сука, сначала поманит, потом обманет. До встречи, Игорь...
   Влад выключил телефон, быстро разделся и присоединился к старательно сопящей подруге. Его теплые руки нежно прошлись вдоль ее тела. Игнорировать столь удобную возможность "проснуться" нельзя упускать.
   Сделав вид, что его прикосновения вырвали ее из страны грез, девушка с наслаждением ответила на его ласку.
   - Извини, я разбудил тебя, - покаялся довольный Влад.
   - Ничего, ты лучше самого сладкого сна, - возразила Катя. - Да и можно ли спать в такую ночь?
   Она прижалась к нему, как маленькая испуганная девочка в поисках убежища. Его надежные сильные руки окутали ее, сомкнувшись вокруг талии. Сразу стало легко и спокойно, будто они слились воедино. Некогда разделенные половинки, вечно стремящиеся друг к другу, снова стали одним целым.
   - Влад, - еле слышно прошептала Катя, - скажи, все в порядке?
   - Да, все хорошо, звезда моя. А почему ты спрашиваешь?
   - Просто как-то неспокойно на душе, - ответила девушка, не решаясь признаться, что подслушала его телефонный разговор.
   Две родственных души, половинки одного целого не смогли преодолеть жизненные убеждения двух гордых одиночек - и полное единение душ не наступило.
   Две половинки одного целого искали другой путь единения - и нашли в физическом единении тел...
   Лучи египетского солнца настойчиво проникали сквозь шторы. Катя зажмурилась, потягиваясь с наслаждением всем телом. Простыня сползла с обнаженного тела, напоминая о прошедшей ночи. Девушка слегка покраснела. Ей все еще была присуща такая черта, как стыдливость перед самой собой. Влад часто шутил, что она разыгрывает целомудренную монашку, хотя по сути своей - бесстыдная одалиска.
   - С возвращением из царства Морфея, - поприветствовал ее вернувшийся в номер Влад. - Уже далеко за полдень, проспишь все на свете.
   В руках у мужчины был поднос, плотно заставленный тарелками, чашками, блюдцами, чайниками.
   - Кофе? Чай? - спросил Влад, наливая себе неизменно горький напиток.
   - Чай, - выбрала Катя и потянулась к любимому за утренним поцелуем.
   Поцелуй длился вечность. Так не хотелось разрывать объятий!
   После легкого, но сытного позднего завтрака (или уже обеда?), состоящего из салатов и бутербродов, Влад сообщил, что им нужно серьезно поговорить.
   Девушке не хотелось думать ни о чем серьезном, когда рядом мужчина ее мечты. Но Влад озадачил, протянув черную папку. И Катя без вопросов углубилась в чтение документов.
   Влад терпеливо ждал пока она полностью ознакомиться с содержимым.
   - Не понимаю, что ты хочешь от меня? - оторвавшись от документов, удивилась Катя. - Что это?
   - Это документы на "Императрицу", - тихо произнес Влад. - Я хочу, чтобы ресторан принадлежал тебе.
   "Императрица" была их общим детищем. Катя подала идею, а Влад воплотил ее в жизнь. Их общее дело сближало еще больше, поэтому было обоим одинаково дорого.
   - Когда вернемся домой, зайдешь к моему нотариусу и подпишешь документы. Во избежание в дальнейшем ненужных разговоров я хочу оформить все не как дарение, а как покупку.
   - Но почему? - изумилась девушка. - Почему ты отдаешь его мне?
   Влад тяжело вздохнул и нехотя объяснил:
   - Это мой подарок перед расставанием.
   - Я не могу принять столь дорогой подарок, - начала Катя и осеклась, не закончив фразы. - Перед расставанием? Расставанием? Влад? Я не пойму, что ты говоришь...
   Влад снова тяжело вздохнул. Он старался не смотреть ей в глаза.
   - Катя, дорогая, прости...
   - Не понимаю, - шептала девушка, задыхаясь от боли, не дававшей свободно дышать. - Ты бросаешь меня? Почему?
   - Катя, пойми, - Влад выдавливал из себя слова, пряча глаза, - так надо. Нам не суждено быть вместе. Ты же знала об этом, когда наши отношения переросли дружеские.
   - Нет, - возразила девушка, - не знала. Когда я поняла, что люблю взаимно, я верила, что мы будем вместе всю жизнь.
   Ее губы кривились от боли, наполнявшей ее сердце, словно чашу до краев.
   - Весна и осень не могут провести вместе всю жизнь, - горько произнес Влад. Меж его бровей пролегла глубокая морщина. - Девочка, я - почти старик, нам не по пути. Разве ты этого не знала? Тебе следует выйти замуж за своего сверстника, нарожать ему детей и быть счастливой...
   Катя упрямо покачала головой:
   - Я хочу ребенка только от тебя, хочу быть лишь твоей женой, Влад! Ты же знаешь!
   - Пойми, я - повидавший жизнь мужчина. Через пару лет я не смогу удовлетворять твои женские потребности. Разве тебе это надо?
   - Ты думаешь, что мне нужен от тебя только секс? - истерично взвизгнула девушка, размазывая по щекам слезы. - Или мне нужны твои деньги? Мне нужен ты! Только ты!
   Влад решительно поднялся с кровати.
   - Нам не по пути, поверь. Юному цветку не место рядом со старым пердуном...
   - Ты не старый, - жалобно произнесла Катя, хватая его за полы светлого пиджака. - Влад, я люблю тебя! Если ты меня бросишь, я не смогу больше жить...
   Влад отцепил ее руки от своего пиджака. И жестко произнес:
   - Похоже, ты не слушаешь меня. Хорошо, я не буду искать оправданий и причин. Я скажу правду.
   - Правду? - растерянно переспросила девушка.
   Ее полные слез глаза, нереально синие, темнее грозового неба, не могли поколебать принятое им решение.
   Он, наконец, посмотрел ей в глаза и твердо спокойным голосом произнес:
   - Я не люблю тебя. И никогда не любил. Прости, но ты - всего лишь одна из моих многочисленных игрушек. И ты мне надоела. Я устал от твоих чувств, твоей щенячьей привязанности. Твоя любовь, прости, приелась, надоела. Давай расстанемся друзьями.
   Каждое слово точно гвоздь, вбиваемый могильщиком в гроб. Он собственными руками убивал ее любовь и тут же хоронил...
   Екатерина молча поднялась с кровати. Молча накинула на нагое, уязвимое как никогда, тело халат и вышла на балкон.
   Влад видел ее вмиг высохшие глаза, большие лишенные жизни глаза, но не произнес ни слова. Он знал, что эта женщина выдержит все. Феникс, сгорающий в собственном пламени. Феникс, возрождающийся из пепла...
   Влад улетел через час. Оставшись одна в оплаченном на много дней вперед номере, внезапно ставшим таким огромным, Катя вылила в бокал остатки коньяка и призадумалась о своей жизни. В голову лезли гадкие, нехорошие мысли. Быстро пьянея, девушка не могла избавиться от чувства потерянности.
   Ее мир рухнул. Жизнь за пару секунд превратилась в ничто. Она с ужасом поняла, что Влад занимал все ее мысли, и она разучилась жить без него.
   Бокал опустел. Екатерина быстро оделась в черное (под цвет ее размышлениям) платье и спустилась в бар.
   Заказав себе бокал ароматного коньяка, она бездумно рассматривала висящую на стене репродукцию смутно знакомой картины.
   Грустная девушка в платье с вызывающим разрезом на бедре, одиноко сидящая у стойки бара и пьющая коньяк, - заманчивая добыча. И охотник нашелся быстро.
   - Привет! Скучаешь? - симпатичный соотечественник пристроился рядом, подмигнул бармену и заказал себе пиво.
   - А что? Хочешь развеселить? - усмехнулась Катя и, оторвавшись от созерцания картины, повернула голову к дружелюбному незнакомцу.
   Парень был одет в светло-голубые рваные джинсы и белую футболку с изображением сфинкса. Одежда плотно облегала его широкий торс, подчеркивая рельефность мускулов качка.
   - Такую очаровательную девушку хочется веселить всю жизнь, - банальный комплимент в устах парня прозвучал искренне.
   Вблизи он рассмотрел ее лучше и, оставшись довольным, старался ее не спугнуть. Словно охотник в погоне за боязливой дичью, мужчина начал тривиальный, ни к чему не обязывающий разговор.
   Екатерина почти не слушала его восхищенного трепа. Она смотрела в пустеющий бокал и думала о своей жизни. Спиртное не помогло забыться. Влад предал ее, нанеся удар в спину, когда она, убаюканная его мнимой любовью, этого совсем не ожидала. Он предал ее. И она должна отомстить, предав его в ответ.
   - Я нравлюсь тебе? - заданный в лоб вопрос сбил парня с толку.
   - Очень... Ты очень нравишься мне, - он облизал вмиг пересохшие губы.
   - Так чего мы ждем? - криво усмехнулась девушка и взяла его за руку. - Пойдем, мне надоел этот бар.
   Встав с высокого стула, Катя слегка пошатнулась - мужчина еле успел подхватить ее под локоть, не дав упасть. От выпитого кружилась голова. Хотелось спрятаться в какой-нибудь темный уголок и уснуть. Но месть не ждет.
   Затащив все еще не пришедшего в себя мужчину в номер, девушка быстрым движением приникла к притягательному телу, не давая его хозяину сказать ни слова.
   Оказавшись в таком сладком плену, он не сопротивлялся, а быстро включился в процесс. По варварски грубо стянув платье, он опрокинул ее на диван и, оказавшись сверху, принялся осыпать нетерпеливыми поцелуями шею и грудь...
   Утром болела голова. Все тело ныло, словно его били ногами. Екатерина осторожно, чтобы не разбудить, выползла из-под тяжелой мускулистой руки. Брезгливо осмотрев ночное поле "битвы", скрылась в ванной.
   Холодная вода душа отрезвила ее. Она отомстила? Она предала бывшего любовника? Нет, она чувствовала, что это не так. Она сделала хуже, ее поступок был ужасным и непоправимым. Она предала саму себя, отомстив своей наивности и ранив еще больше свою душу. Гадливо намыливая оскверненное тело, она старалась меньше к себе прикасаться.
   Она изменила себе. Влад был честен, когда прекратил свою игру в чувства. Она же пошла против своей природы, решив, что большей грязи уже не будет. Она ошибалась - и окунулась в болото с головой. Теперь стоило опасаться, что трясина может поглотить ее окончательно.
   Девушка с ненавистью драила покрасневшее тело. Слезы застряли где-то в горле, и ничто не приносило облегчение.
   Слабый стук, вернее нерешительное царапание, в дверь заставили ее замереть.
   - Э-э... эй, малышка, ты там не утонула? Скоро ты там? - ночной гость, видимо, хотел продолжения.
   Ночью они так и не познакомились. Катя криво улыбнулась. Вот теперь она поняла, как такое может быть: просвети ночь с мужчиной и не узнать его имени.
   Нерешительный стук повторился. Она снова не ответила, надеясь, что незнакомцу свойственны не только наглость, но и такт.
   Он ушел - Катя услышала раздраженный хлопок закрывшейся двери. Быстро обернувшись полотенцем, она вышла из ванной.
   Она снова осталась одна. Номер-люкс огромный для одного человека давил на нее своими стенами.
   Достав из-под кровати чемоданы, она принялась укладывать вещи. На журнальном столике наткнулась на черную кожаную папку - и замерла. Бросив вещи, девушка снова стала читать документы.
   Понимание, сродни озарению пришло, точно морской прилив. Она должна принять этот подарок. Как там ни было, она помогала Владу в этом проекте. Без нее не было бы "Императрицы".
   В ее жизни снова появился смысл. И самое странное, цель появилась благодаря человеку, отнявшего прежний смысл жизни.
   Два чемодана стояли возле двери в ожидании. Одетая в легкое платье жемчужного цвета, она прощально оглядела номер, место, где она поднялась на небо и чуть позже, сломав крылья, упала в ад.
   Внимательный взгляд наткнулся на использованный презерватив. Девушка иронично усмехнулся. Нет, она все-таки не полная дура, раз не забыла о предохранении.
   Бросив скользкий латекс в мусорную корзину, она покинула номер.
  

***

   Екатерина улыбнулась своим горьким воспоминаниям. Да, Влад оказался прав, называя ее фениксом. Она сумела найти покой в своей душе и даже смогла договориться с совестью. Строительство ресторана заняло все ее время. Она всецело, четырнадцать часов в сутки, отдалась работе - грустным размышлениям просто не было места в ее жизни. Ну а потом она встретила Андрея, и боль притупилась.
   Все реже бывали мгновения, когда ей хотелось выть, как волчица, на луну. Стоило вспомнить, какую она сделала глупость, проведя ночь с незнакомцем, - появлялась злость. Она злилась на Влада, что он бросил ее, злилась на себя, что позволила ему уйти. Еще она злилась на судьбу, которая несправедливо часто била ее.
   Она жаждала отомстить Владу. Но месть была созидающего характера: она хотела достигнуть в бизнесе такого же уровня, как он. Она верила, что он будет восхищаться ею и однажды пожалеет, что покинул ее.
   Месть - страшная штука, особенно, если ты умеешь ждать...
  
  

Глава 6.

  
  
   Лиза безбожно опаздывала. Оставался, конечно, маленький шанс, что она все-таки каким-то чудом успеет, или же Таня в свою очередь опоздает тоже.
   Снег серебряным ковром укрыл город. Солнце светило прямо в глаза, и девушка недовольно щурилась. Хороший день, просто замечательный! Жаль, что она, вне сомнения, испортит его своим опозданием.
   Татьяна ненавидела, когда кто-то приходил не вовремя. Она считала это верным признаком непочтения или несерьезности. Лиза Таню уважала, временами побаивалась и, естественно, не хотела прослыть ветреным человеком.
   Завернув за угол многоэтажного дома, девушка едва не врезалась в Красную Шапочку.
   - Здравствуйте, Наталья Павловна! - задорно крикнула девушка, надеясь, что общительная старушка не успеет сориентироваться, и ей удастся проскочить мимо.
   Но, увы, разговора не избежать.
   - Здравствуйте, Лизочка! - искренне обрадовалась Красная Шапочка. - Вы-то и нужны мне, деточка!
   Лиза обреченно остановилась, поворачиваясь к старушке. Краем глаза она заметила подъезжающий к остановке троллейбус, ее, блин, троллейбус...
   - Милая, посмотрите, пожалуйста, эту распечатку, - попросила Красная Шапочка. - Выстояла в "Укртелекоме" длинную очередь пока смогла получить эту бумажку, а очки забыла...
   - Извините, я спешу, - неуверенно произнесла Лиза. - К сожалению, очень тороплюсь, а так я бы с радостью помогла вам.
   Старушка сделала вид, что не расслышала начало фразы, и, вынув из пакета распечатку, сунула под нос Лизе.
   - Вы такая милая, деточка, всегда вежливая, обходительная. Эх, вот бы такую жену моему внуку! Да, ныне молодежь ведет себя по хамски, не уважает старших.
   Лиза мученически вздохнула, взяла документ и стала его изучать. Второй троллейбус уехал без нее.
   - Что вы хотите узнать?
   - Беда у меня случилась, милая, беда! - запричитал старушка. - Пришла бумажка, что у меня международные переговоры были, затянули аж на триста семьдесят две гривны!
   Лиза присвистнула.
   - А я ведь никуда не звонила, - объяснила Наталья Павловна. - Я же только в Чулым Власу Данииловичу звоню, но звоню бесплатно девятого мая. Вот думаю, это соседи назвонили - у нас-то телефоны спаренные. Нет, не звонила я никуда, это они, но, бессовестные, не признаются...
   Лиза, внимательно изучив документ, слегка улыбнулась, стараясь, чтобы старушка не заметила ее реакцию.
   - Должна вас огорчить, Наталья Павловна, но здесь написано, что три звонка были совершенны именно в Чулым. Интересное название...
   Проявив любопытство, Лиза совершила непростительную глупость: старушка оживилась и быстро затараторила:
   - Ах, точно, я звонила в Чулым! Даниилович под лед провалился - я интересовалась его здоровьем. А вы, милая, видать, и не слышали о таком городе? Да это же в Новосибирской области России, на реке Чулым! Тоже не слышали? Какой невежда учил вас географии?!
   - Простите, что вынуждена это сказать...- нерешительно вклинилась в ее монолог девушка, с тоской глядя на остановку, к которой подъезжал очередной троллейбус.
   - За что же прощать, милая? Не твоя это вина! - перебила ее удивленная старушка. - Эх, не та теперь школа, перестали учить детей. Я вот до сих пор помню, что это правый приток Оби. А у нее притоки: Сереж, Урюп, Кия, Яя, Большой Улуй, Кемчуг, Чичкаюл, - старушка увлеченно загибала пальцы, а Лиза обреченно проводила глазами третий троллейбус. - Или нет? Это другая река? Точно! Любимая река Данииловича - Чулым новосибирская, а не красноярская. Эх, года-года! Совсем голова перестала работать! Благодарю, Лиза, за помощь...
   Девушка, пробормотав что-то невразумительное, проворно побежала на остановку, опасаясь, что Красная Шапочка опять ударится в мемуары о еще одних Урюпах и Чичкаюлах. Махнув рукой на экономию, она не стала ждать троллейбуса и заскочила в маршрутку. Только оказавшись в ее салоне, она позволила себе немного отдышаться.
   Лиза спустилась в подземку метро, перепрыгивая через две ступени. Возле условленного места встречи стояла, зябко придерживая капюшон серебристой шубки из нутрии, угрюмая Таня. Радостный Олег находился немного в стороне, словно делая вид, что он сам по себе, а не с этой злобной девушкой.
   - Привет, ребята! Извините, что опоздала...
   - Извиняться будешь перед следователем, - хмуро произнесла Татьяна и пошла к турникетам.
   - Что с ней? - шепотом спросила Лиза у Олега.
   Парень, солнечно улыбаясь, объяснил:
   - Мы с ней поспорили: опоздаешь ты сегодня или нет. Я выиграл!
   Всю дорогу Таня не обращала на Лизу никакого внимания, общаясь исключительно с Олегом. И только, когда они подошли к Горотделу МВД, сменила гнев на милость.
   - Так, ребята, вы должны помнить, что от ваших слов зависит судьба Юлии. Следователь ушлый, все никак не признает, что это несчастный случай. Поэтому следите за тем, что говорите. Понятно?
   Лиза с Олегом дружно кивнули.
   - А почему Соню не вызвали? - поинтересовалась Лиза.
   - Вызывали, но ее невозможно застать дома. Видимо, загуляла наша подруга, - печально вздохнула Таня. - Я была у нее в этот четверг, но с ней невыносимо говорить. Она просто послала меня! Поэтому после разговора со следователем поедем к Соне вместе.
   На проходной дежурный, молоденький сержант с красивыми синими глазами, долго изучал их студенческие. Позвонив следователю, он убедился, что их действительно ждут, записал фамилии в журнал и объяснил, как пройти в нужный кабинет.
   Следователь первой вызвал Татьяну. Друзья маялись под дверью кабинета где-то с полчаса. Бледная девушка вышла из кабинета и зло прошипела:
   - Вот урод! Робот, а не человек!
   Дверь открылась, и милиционер в звании старшего лейтенанта пригласил зайти в Олега кабинет.
   - Тань, что он спрашивал? Че ты такая злая? - Лиза нетерпеливо дергала старосту за край шубки.
   - Какие все-таки бывают люди! Сердца у них нет! Ладно, я понимаю, что для следствия важно знать употребляла ли Юля наркотики, часто ли пила. Но при чем тут ее сексуальные предпочтения?..
   Олега допросили быстрее, чем Таню. Вместе с парнем вышел и старший лейтенант.
   - Огородникова, не устраивайте представлений - иначе будете ждать друзей на улице. Снегирева, пройдемте со мной.
   Лиза робко последовала за ним.
   Кабинет следователя не впечатлял размерами. Два массивных стола занимали практически все пространство. Недурственные компьютеры с жидкокристаллическими мониторами. Один стол - рабочее местом старшего лейтенанта, другой - его коллеги, который и проводил допрос.
   Второй следователь, одетый в серые джинсы и черный свитер с оранжевым геометрическим узором, что не позволяло узнать его звание, и был немного старше коллеги. Высокий лоб с залысинами, странным образом, не портил его внешность, придавая импозантный вид.
   Вопросы были простыми, ничего возмутительного он пока не спрашивал. И Лиза слегка расслабилась, продолжив осмотр кабинета.
   Тюль, висящая на окне, пожелтела от сигаретного дыма. На подоконники стоял всего один цветок, зато он сразу привлекал внимание: высокая комнатная роза была увешана на манер елки фальшивыми стодолларовыми купюрами. Похоже, следователи верили в законы фен-шуй, раз сделали "денежное дерево".
   Понятые, парень и девушка, внимательно вслушивались в вопросы следователя. Лиза спокойно отвечала, вонзившись взглядом в пыльный сейф. Ее ответы следователь быстро фиксировал, проворно ударяя по клавиатуре двумя указательными пальцами.
   Экран второго компьютера погас. Краем глаза девушка уловила прикольную заставку - на черном фоне плавала фраза с объемными буквами: "Будьте людьми! Отпустите меня в отпуск!"
   Милиционерам не чужды людские чувства, чтобы там не говорила Таня.
   - И последний вопрос, - произнес следователь. - На ваш взгляд, Бондаренко Юлия Витальевна способна на убийство человека?
   Удивленная странным вопросом, Лиза твердо ответила, что нет. Следователь отправил документ в печать. Вынув из лазерного принтера еще теплые листы, он вручил их Лизе, предложив прочесть.
   - Теперь распишитесь вот здесь... еще в этой строчке...
   После Лизы расписались понятые. Парень с девушкой вышли, а Лизу попросили задержаться.
   - Теперь вопрос, который не относится к делу вашей подруги.
   Лиза приготовилась услышать любой странный вопрос, но то, что спросил следователь, вызвало шок.
   - Вы та самая Лиза Снегирева, несостоявшаяся жертва Резчика?
   Комната поплыла у нее перед глазами. Ее побелевшее лицо говорило лучше всяких слов.
   - Простите за мой бестактный вопрос, но вы должны кое-что узнать.
   - Что? - выдохнула Лиза, прислонившись к стене.
   Следователь, внимательно в нее вглядываясь, тихо произнес:
   - Во время следственного эксперимента Резчик сбежал.
   Старший лейтенант поспешил утешительно добавить:
   - Да не волнуйтесь вы так! Вы переехали в другую область, наш город не маленький - здесь человека найти нелегко. Тем более, находясь в розыске, он не станет вас искать.
   - Но ведь вы узнали, что я - это я. Что мешает маньяку найти меня?
   - Вы забываете, что мы представители закона, да и то мы сделали всего лишь предположение. На самом деле Лиз Снегиревых в стране не меньше десятка.
   Их доводы ее не успокоили. Лиза, быстро, не прощаясь, вышла из кабинета.
   - Пойдемте скорее отсюда, - попросила Лиза друзей.
   На улице, отойдя от здания Горотдела, они поделились впечатлениями о служителях закона, и далеко не лестными.
   Уже сидя в вагоне метро, Лиза попросила ее простить, так как пойти к Соне у нее совсем не осталось моральных сил.
   - Может, тогда увидимся завтра вечером? - предложил Олег. - Попьем пива, поболтаем о последних событиях...
   - Завтра? Не смогу, я пообещала Максу провести с ним весь день.
   Таня опустила взгляд, боясь выказать любопытство.
   - Кстати, Соня кое-что передала тебе, - староста достала из своей необъятной сумки "Молитвослов Немезиды". - Она сказала, что книгу занесла Юля как раз накануне трагедии. Говорит, книга прикольная, но жуткая. Я тоже немного прочла, и, на мой взгляд, это полный бред!
   Олег, такой же книжный червь, что и Юля, с жадностью посмотрел на "Молитвослов". Но Лиза, быстро бросив ее в сумочку, не заметила его интерес.
   Когда она вышла из метро, уже наступил вечер.
   Быстро ступая по тротуарам темнеющих улиц, девушка не могла заставить себя время от времени не оборачиваться назад. Ей было так страшно и одиноко, что воображение разыгралось не на шутку. В каждой подворотне мерещился маньяк...
  
  

***

   Услышав о сбежавшем психопате, Екатерина решила, что следователь не прав, и меры предосторожности принять стоит. Первым делом она купила сестре газовый баллончик. Потом заказала установку сигнализации на квартиру.
   Также с понедельника Лизу будут забирать с занятий. Девушка хотела возмутиться, но промолчала. Не время ссориться с сестрой...
   На воскресенье Лиза строила особые планы: Катя уезжала на пару суток по делам, поэтому квартира оставалась в полном ее распоряжении. События этого дня затуманили радость завтрашнего, и только звонок Максима напомнил о намеченном шаге.
   Звонок застал девушку на кухне, где она готовила ужин.
   - Привет, малыш. Как прошел день? Следователь не сильно доставал?
   Прижав телефон подбородком к плечу, Лиза продолжила чистить картошку.
   - Не переживай, в милиции я была с ребятами. Парочка вопросов - и мы пошли домой.
   - Про Юлю ничего не слышно?
   - Нет, ничего. Знаешь, Макс, мне как-то не верится, что все это по-настоящему. Кажется, еще чуть-чуть - и я смогу проснуться...
   - Нет, не просыпайся, - запротестовал Максим, поддерживая игру. - Если ты проснешься, я останусь один в этом сне, а без тебя я не смогу.
   Лиза, закончив чистить картофель, принялась за лук.
   - Не сможешь без меня? А как же ты жил до встречи со мной?
   - О, малыш, это был не сон, а кошмар! - высокопарная фраза Макса заставила ее улыбнуться, хотя из-за лука бежали слезы.
   Максим, видимо, услышал ее всхлип и забеспокоился:
   - Лиза, что случилось? Ты плачешь?
   Девушке не хотела признаваться, что во время его поэтических признаний она занимается таким недостойным делом, как приготовление еды. И она солгала:
   - Я не плачу, просто мне пена попала в глаза. Извини, но твой звонок застал меня в ванной...
   Для большего правдоподобия девушка слегка поплескала рукой в миске, где плавали лук и картошка.
   - Вау! Как мне повезло, - в голосе Макса появилась легкая хрипотца. - Но, честно говоря, я, увы, не могу представить тебя сейчас. Наверное, плохая у меня фантазия. Может, поможешь мне как-нибудь с ней?
   - Все, что в моих силах, мой сладкий, - проворковала Лиза, усмехаясь.
   Картошка, лук, морковка почищены и помыты. Жаль, что во время телефонного разговора она не сможет их нормально нарезать.
   - Так что нужно мне делать? В чем заключается помощь?
   - От тебя требуется совсем немного, - вкрадчивым голосом произнес парень и объяснил: - Ты пригласишь меня когда-нибудь потереть тебе спинку - и в дальнейшем твой образ в пене не нужно будет выдумывать...
   Лиза рассмеялась:
   - Какой ты хитрый! Тебе - мед да еще и ложкой! Придешь завтра, я посмотрю на твое поведение - и тогда, возможно, получишь должность моего спинотера...
   - Время нашей встречи остается неизменным? Мы сначала идем в кино, а потом ко мне, на мою вечеринку? - уточнил Максим.
   -Да, я все в силе, Макс.
   - Тогда жди меня, малыш, и я приду, только очень-очень жди. Жди - и я прилечу...
   - Конечно, буду ждать, мой Карлсон, и приготовлю большую банку варенья, - ласково пошутила Лиза.
   - Ты - мое варенье, - таким же тоном ответил Макс.
   - К сожалению, мне пора... Будем прощаться? Сладких снов, Макс.
   - Да, до завтра, моя фея...
   Положив мобильный телефон на кухонный стол, Лиза, улыбаясь своим радужным мечтам, быстро побросала овощи в кипящую воду и засмотрелась в окно.
   Огни ночного города всегда ее зачаровывали. Глядя на загорающийся в окнах соседних домов свет, можно думать о чем угодно. Она любила смотреть на ночной урбанистический пейзаж, когда ей грустно. Ночь гипнотизирует, затягивает в свои сети тех, кто доверчиво открывается ей навстречу...
   Лиза оторвалась от созерцания, услышав шипение бульона, заливавшего огонь газовой конфорки. М-да, вот и сварила вкусный супчик! В кухне сильно запахло гарью. Пока сестра не увидела ее кулинарный позор, Лиза быстро вымыла печку, долила в суп кипяченой воды и открыла форточку. Потоки морозного воздуха скоро уничтожили последние следы ее маленького гастрономического "преступления".
   Вообще она любила готовить, но частые случаи рассеянности мешали создавать кулинарные шедевры. Впрочем, ее таланта хватало на то, чтобы даже из испорченной еды сделать что-то приемлемо съедобное. Ее друзья об этом знали и, по-доброму посмеиваясь, никогда не отказывались от угощения.
   Лиза любила рассказывать, как на первом курсе она пыталась готовить совместно с Яной. Вот тот суп был ужасным: две хозяйки по очереди посолили несчастный суп и в конце варки щедро "сдобрили" вкусовой приправой... Готовое блюдо по солености могло соперничать с рассолом для таранки. Голодные студентки пытались спасти ужин, разбавляя суп кипятком. В итоге, из пол-литровой кастрюли у них получилось три литра жидкого, но все равно нестерпимо соленого варева... После того случая в основном готовила Лиза, Яна же взяла на себя обязанности посудомойки.
   На этот раз повезло - суп, на удивление, оказался вкусным. Они с сестрой быстро поужинали и разошлись по спальням -- Катя хотела выспаться перед дорогой, а Лиза -- подумать о завтрашнем дне.
   Засыпая девушка, улыбнулась. Бедный Макс, он даже не подозревает, что его завтра будут соблазнять...
  
  

***

  
   Утро было хмурым. Девушка проснулась пораньше, практически сразу после того, как уехала сестра. Ей нужно было многое успеть: приготовить что-нибудь вкусное и обязательно сексуально-возбуждающее и приготовиться самой...
   Начала она с себя: приняла ванну с ароматной пеной и морской солью и вымыла волосы. Затем слегка подсушила их феном и накрутила на мелкие бигуди. Почему-то ей казалось, что вьющиеся локоны сексуальнее прямых. Достав любимые духи (они очень нравились Максиму, и он не раз ей об этом говорил), надушила запястья, зону декольте и за ушами...
   Как метеор, Лиза быстро приготовила салаты и бутерброды. Спрятав их до времени в холодильник, занялась своим макияжем. До прихода Макса осталось чуть больше часа...
   Она не сразу услышала звонок в дверь - так увлеклась нанесением бежевых теней на верхние веки. Лиза, все еще зажав в ладони коробочку с тенями, осторожно подошла к двери и заглянула в глазок. За дверью стоял Андрей с большой коробкой.
   - Минутку! Я сейчас! - крикнула она и быстро стала снимать с волос бигуди. Побросав их в ящик трюмо, наконец, открыла дверь. Первой попала в квартиру коробку, которую молодой человек выставил перед собой практически на вытянутых руках.
   - Привет, красавица! - слегка запыхавшись, сказал Андрей и вручил Лизе пакет с киевским тортом. - Это тебе.
   - А за что? - удивилась девушка.
   - Просто так, - шутя, произнес Андрей почти позабытую фразу из мультфильма. - На самом деле это магарыч.
   - Магарыч? В смысле?
   Андрей, все еще стоя на пороге, недовольно хмыкнул:
   - Может быть, ты пригласишь меня войти? А то как-то неудобно говорить о таком деликатном деле при открытых дверях.
   Лиза слегка закусила губу, потом посторонилась, впуская мужчину своей сестры вглубь коридора.
   - Вообще-то у меня мало времени - я должна через час уйти, - солгала она, нерешительно опустив глаза в пол.
   - Не переживай, это много времени не займет, - пообещал Андрей и прошел на кухню. - Раз ты такой занятой человек, перехожу сразу к делу. Я хочу сделать твоей сестре предложение руки и сердца...
   Лиза, визжа от счастья, бросилась ему на шею.
   - Это круто! Поздравляю!
   Улыбаясь, молодой мужчина слегка отстранился от девушки, не выпуская из объятий, и серьезно произнес:
   - Хочу сделать все необычно, а для этого мне нужна твоя помощь.
   Улыбаясь, Лиза пообещала сделать все, что попросит.
   Прикинув, что до прихода Макса еще есть предостаточно времени, предложила Андрею попить чаю с тортом. Тот не отказался, но попросил сварить ему кофе. Через пятнадцать минут кофе был готов, и Лиза смогла удовлетворить свое любопытство. То, что придумал будущий жених сестры, было вполне осуществимо, но требовала, как он и сказал, помощи близкого Кати человека.
   - О, черт! - взглянув на часы, Андрей раздраженно вскочил со стула.
   Чашка с недопитым кофе, зацепленная его рукой, перевернулась, проливая на стол и его светло-серые брюки коричневую жижу.
   - Осторожно! - Лиза поднялась из-за стола вслед за ним и, быстро намочив под краном мойки полотенце, протянула ему. - Попробуй потереть, пока не успело впитаться!
   Стало только хуже. Пятно, размазавшись по ткани, стало больше.
   - Вот и накрылась моя встреча, - вздохнул Андрей. - Я не успею съездить домой и переодеться за то время, что осталось...
   - Думаю, пятно можно замыть, - тихо произнесла Лиза и предложила: - Иди в ванную, подержи под струей холодной воды. Должно помочь. И сразу возьми фен, чтобы высушить одежду.
   Андрей согласно кивнул и пошел в ванную. Через пару секунд Лиза услышала звуки льющейся воды. Вытирая стол, Лиза подумала, что они открыли новый способ гадания - на кофейной гуще, разлитой по столу.
   Звонок в дверь заставил ее вздрогнуть. Странно, для прихода Максима еще рановато. Лиза заглянула в глазок. На лестничной площадке стоял Макс с огромным букетом белых лилий.
   - Привет, - прошептала Лиза и порывисто поцеловала Макса в щеку.
   - Привет, любимая, - тоже почему-то прошептал парень и протянул ей цветы. - Это тебе. А почему мы разговариваем шепотом?
   Заинтригованный он с любопытством смотрел на Лизу.
   - Это чтобы тебя Андрей не услышал. Тебе придется уйти, пока он не заметил. Я позвоню, как только он уберется, - настойчиво и все так же шепотом говорила девушка, выталкивая поклонника из квартиры.
   Макс попытался упираться:
   - Парень Кати? Что он здесь делает? Ведь твоей сестры нет?
   - Посоветоваться пришел, кофе попить, - ответила Лиза и почему-то покраснела.
   Какая-то неловкая ситуация вышла.
   - Значит, кофе попить? - натянуто переспросил Макс и посмотрел девушке за спину.
   Лиза медленно, внутренне обмирая, повернулась назад. В коридоре стоял Андрей. В одном полотенце, обернутом вокруг бедер.
  
  

Глава 7.

  
  
   Допивая третью чашку кофе, Таня неотрывно смотрела на дисплей телефона. Ни звонка, ни эсэмэс, а время то идет. Девушка боялась, что Андрей не справиться со своей ролью, слишком уж прямым был этот мужчина. Таким нелегко хитрить и переступать через себя даже ради благой цели.
   Впрочем, сейчас Таня не уверена, что рассорить Лизу с Максом - правильно. Парень, на удивление, изменился. Стал спокойнее, уравновешеннее, вежливее, чаще появляясь на парах, он не третировал своими придирками ни преподавателей, ни соучеников. Да и на девушек реже заглядывался, словно Лиза застилала ему весь свет. Даже завидно...
   Таня тряхнула темными волосами, сколотыми на затылке, прогоняя дурные мысли. Нет, конечно же, нет, она не завидовала Лизе. Она переболела страшной болезнью по имени Максим давно и не собирается допускать рецидивов. Нет, она набила шишки и больше не повторит старые ошибки.
   - Привет, - Андрей сел за столик напротив девушки и как-то растерянно улыбнулся: - Это оказалось сложнее, чем я думал.
   - Максим не ушел сразу, а начал качать права? - староста всем корпусом поддалась вперед.
   - Да нет, - покачал головой мужчина, - облив Лизу грязью и швырнув ей в лицо цветы, он сбежал, как будто за ним гнались черти. А мне пришлось около полчаса удерживать девочку, чтобы она не побежала вслед за этим придурком. Потом еще минут двадцать успокаивал ее, отпаивая валерианой.
   - Как ты объяснил свой поступок?
   - Как и договаривались, сказал, что Максим показался недостойным сестры моей невесты. Поэтому получив шанс открыть ей глаза, воспользовался им. И доказал, что парень не так уж и хорош, как пытается казаться. Мне кажется, я сумел ее убедить, что по-настоящему любящий мужчина даст своей избраннице возможность оправдаться и не за что не обидит так, как это сделал Макс.
   Татьяна усмехнулась. Ну да, как же, когда ревность застилает глаза, интеллигентность опадает сухой шелухой, обнажая ярость и гнев.
   - Твоя очередь выходить на сцену. Желаю удачи.
   - Я все продумала до мелочей, она мне не понадобиться. Два звонка - и про пару Лиза и Максим можно забыть, - с пафосом заявила девушка и набрала первый номер.
   - Привет, Антон, как дела? Что так невесело? да ладно тебе, хватит бурчать, я к тебе по делу, - Таня разговаривала с лучшим другом Максима откровенно игриво. - Твоя девушка сдала зачет по философии? Понятно... сочувствую... Да, если Зотов выбрал себе жертву - это серьезно, пересдавать придется раз десять-пятнадцать. Кстати! Слышал, что он через пару дней уезжает по семейным делам в столицу? Не слышал? Так вот, передай девушке, чтобы завтра шла на пересдачу.
   Некоторое время девушка с тонкой улыбкой выслушивала жалобы Антона, что его подружка к зачету не готова и вообще порой превращается дерево. Нет, не в сосновое бревно, с этим у нее все в порядке. Временами она становится дубом.
   - Я могу тебе помочь, - вкрадчиво произнесла Таня, перерывая словоизлияния Антона. - Ты же знаешь, я дружу многими преподами. Зотов - корефан моего куратора. Что за это я хочу? Маленькую услугу, тебе даже не придется напрягаться.
   Староста выдвинула условия их сделки и, положив телефон на стол, победно улыбнулась Андрею.
   - Вот видишь, все просто.
   - Ты же говорила про два звонка, - поддел ее мужчина, - а вдруг со вторым звонком тебя постигнет неудача?
   Татьяна пожала плечами.
   - Конечно, все бывает, но если честно, я не думала, что удастся уговорить Антона. Ладно, сейчас сделаю последний звонок и пойду утешать Лизу.
   - Удачи, - пожелал сообщник, - сообщи, как все пройдет. А мне пора бежать.
   - И тебе удачи, - ответила студентка, провела взглядом удаляющегося мужчину и набрала номер человека, без которого разлучить Макса с Лизой, скорее всего, не получиться.
   Длинные гудки заставили ее кусать губы. Таня упрямо звонила трижды. Когда ей ответили, девушка с трудом избавилась от раздражения, чтобы милым голоском затянуть собеседницу в свою авантюру.
   - Привет, Маришка! Как давно мы с тобой не виделись, дорогая! Надеюсь, у тебя все хорошо? Ты сейчас с кем-то встречаешься? Нет? Отлично! Подожди, не обижайся, сейчас сама поймешь, что это, действительно, замечательно!
   Некоторое время она слушала обладательницу тонкого, чуть визгливого голоска.
   - Марин, послушай, Артемов расстается со своей девушкой. Ага, с той малахольной. Тебе он все еще нравится? Чудесно! Пока Макса не занял кто-то другой, у тебя есть шанс его заполучить. У него вечером вечеринка, приходи. Ага, адрес и номер друга Макса, который тебе откроет двери, вышлю в эсэмэс. Ага, Мариш, будешь должна. Удачной охоты, дорогая!
   Таня радостно улыбнулась, подозвала официанта и, расплатившись, вышла на улицу.
   Настало время игры в заботливую подружку. Утешив бедную Лизу, нанести удар в самое сердце, чтобы с корнями вырвать любовь к Максу. Жестоко? Ничего, переживет. Так будет лучше.
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.31*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Демина "Одинокий некромант желает познакомиться"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Л.Вет., "Мой последний поиск."(Постапокалипсис) LitaWolf "Любить нельзя забыть"(Любовное фэнтези) Ю.Руни "Близнец"(Научная фантастика) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Э.Холгер "Шесть мужей и дракоша в придачу 2 часть"(Любовное фэнтези) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"