Ежова Лана: другие произведения.

Когда плачут маги... (полностью)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Услышав словосочетание "школа магии", уже догадываешься, что речь пойдет о проделках юных чародеев, заставляющих своих наставников пить успокоительное. А ведь учителя - тоже люди и любят приключения не меньше своих воспитанников... Эта история о магистрах четырех стихийных школ, которые однажды собрались вместе, чтобы провести расследование, в который раз поругаться и между делом поспособствовать исполнению пророчества. ТОГО САМОГО пророчества о возвращении проклятого мага... ЗАВЕРШЕНО


   КОГДА ПЛАЧУТ МАГИ
  
  
   Четырнадцатый магистр ордена Воды внимательно слушала своего собеседника из зеркала. Его поверхность бездушно отображала дорогое ей лицо. С Каримом они последний раз виделись в школе его дяди, магистра Огня.
   - Сиелла, я сожалею, что снова принес дурные вести. Боюсь, у тебя сложится впечатление, что я объявляюсь только, когда случается какое-то несчастье, - арбитр из Мектуба невесело улыбнулся. Даже по отражению в магическом зеркале видно, как он устал. - Считаю, что о Ронарке ты должна узнать раньше, чем остальные в Магистрате. Ведь он твой ищущий.
   - И я благодарна, Карим, за чуткость. Надеюсь и на дальнейшее твое понимание. Когда мой маг придет в сознание, сообщи об этом - я сразу же прибуду в Мектуб, - поверхность зеркала вздрогнула и покрылась рябью, скрыв друг от друга напряженные лица магов. Прикоснувшись кончиками пальцев к раме, Сиелла Синеглазая быстро урегулировала изображение.
   - Замалчивая это происшествие, мы выгадаем всего лишь день. Однако мне и этого должно хватить, - арбитр с сожалением смотрел своей собеседнице в глаза. - Чем еще я могу помочь, не нарушая законов?
   - Поддержи телепорт для моего врачевателя. Знаю, ты приставил к Ронарку лучшего мектубианского целителя. Но ведь раны мага быстрее заживают под дланью собрата по стихии...
   - Хорошо, но кого ты пришлешь, Си? - арбитр утомленно потер воспалившиеся глаза. - Насколько я знаю, твои целители со своими учениками в Аг-Грассе ведут борьбу с красной лихорадкой. А остальные, естественно, разбросаны по форпостам всего пограничья. Кого ты можешь послать безболезненно для школы?
   На бледных скулах Сиеллы вспыхнули багряные пятна гнева. Зло прищурившись, магистр ордена Воды тихо, но твердо, словно чеканя слова, произнесла:
   - Все, что касается моей школы, Карим, не должно тебя волновать. Ты - арбитр, вот и занимайся своими делами.
   - Конечно, Си, ты права, я арбитр. Но также и твой друг. А это дает мне право предостерегать от возможных ошибок.
   - Я не считаю помощь Ронарку ошибкой. Со школой ничего не случится, если Мейган покинет ее стены на пару дней.
   Карим еле сдерживался, чтобы не расхохотаться:
   - Ты хочешь послать Мейган? Ту самую девчонку, которая до смерти боится перемещаться?
   - Она сильный целитель и почти переборола свой страх, - возразила Сиелла. - К тому же она сестра Ронарка. Так ты поддержишь для нее свой телепорт?
   Карим, улыбаясь, согласно кивнул и тихо произнес:
   - Сиелла, я не хочу обращаться в Магистрат с просьбой, чтобы они прислали мастера для восстановления Мейсианского оазиса. Да и к тому же, честно говоря, рассчитываю на твою поддержку...
   - Ох, ты не должен был об этом просить, - магистр в волнении закусила нижнюю губу. - Прости, я сама должна была предложить помощь, но за этими всеми событиями совсем забыла. Исправить причиненный Ронарком ущерб - мой долг. Вместе с Мейган мы отправим и мастера Воды.
   - Воспользуюсь моментом, пока ты испытываешь чувство вины, и попрошу об одной услуге, - Карим лукаво усмехнулся и продолжил: - Свяжись с Альбертом и договорись о мастере Земли. Он, наверное, не откажет мне, но я не сумею отвертеться от его вопросов.
   - Ах, Карим, я бы с радостью тебе помогла. Но магистр Земли не разговаривает со мной после последнего сбора Дюжины. Извини, мне очень жаль, - печально прошептала магесса и протянула руку к поверхности зеркала.
   Арбитр со своей стороны сделал ответное движение. Их ладони соприкоснулись. Но это была всего лишь иллюзия, подаренная чарами зеркала.
   - Ладно, не переживай. Моя мать сможет один день обойтись своими силами.
   - Да, Анна - великий мастер. Передавай ей мои извинения...
   - Си, дорогая, перестань себя винить - ты не можешь быть в ответе за каждого мага ордена, - тихо произнес арбитр и улыбнулся, признаваясь: - Знаешь, мне так не хватало тебя... И, стыдно в этом признаться, я даже рад, что твой маг разгромил мой оазис.
   - Да, это отличный повод, чтобы встретиться, - невесело пошутила Сиелла. Отняв руку от зеркальной поверхности, она бессознательно взъерошила свои короткие синие волосы. Как знал Карим, этот жест говорил о крайней степени растерянности магессы. - Что ж, часа через четыре жди гостей.
   Арбитр поклонился и нехотя попрощался.
   - До встречи, Эспинс, - прошептала Сиелла и затемнила зеркало.
   Некоторое время магистр неподвижно сидела в кресле, запустив тонкие пальцы, унизанные серебряными кольцами, в окончательно распавшуюся прическу. Приняв решение, она сжала кристалл вызова в руке.
   Старший наставник школы Марион вошел в ее кабинет спустя пятнадцать минут. Почему-то Сиелле вспомнилось, что он был одним из любимых учеников предыдущего магистра и одним из претендентов на его место. Но Хариус, тринадцатый магистр ордена Воды, передал свои полномочия, к большому негодованию Магистрата, девчонке еще так далекой до магической зрелости. Марион и Лидо, третий претендент на пост магистра, безропотно согласились стать хранителями ордена и, соответственно, старшими среди наставников школы. И, похоже, совсем не тяготились таким положением дел.
   - Извини, Си, что так долго, - маг беспардонно плюхнулся в одно из кресел для гостей. - Мальчишки устроили бой подушками - пришлось задержаться.
   - И кто победил? - спросила, ехидно усмехаясь, Сиелла. - Могу поспорить, что не ученики.
   Казалось, маг обиделся и открыто выразил свой благородный гнев:
   - Что за инсинуации? Ты за кого меня принимаешь, Си?!
   Побушевав для вида, Марион тут же заразительно рассмеялся:
   - Зря ты так. Я, конечно, люблю подурачиться, но отнимать победу у ребят не стану. Мое время прошло, и титул победителя подушечных боев по праву сейчас принадлежит Корвину.
   - Похоже, без участия Элевтийского теперь ни одна пакость не обойдется, - хмыкнула Сиелла. - Мальчишка совсем страх потерял, а ты непедагогично потакаешь ему вместо того, чтобы, поставив на место, перевоспитывать.
   - Ну-ну, поставь его на место - и он снова начнет думать о побеге, - недовольно скривился маг. - Вспомни, что говорил Хариус, счастливый ученик - послушный ученик.
   - Ага, Корвин - просто идеал послушания, - съязвила Сиелла. - По-твоему, чем бы ученик не тешился, лишь бы не поглядывал за врата?
   - Точно! - притворно радостно воскликнул Марион, хлопая себя по лбу. - Ты сформулировала новый педагогический принцип! Ну, да ладно, не думаю, что ты пригласила меня для разговоров о воспитании подрастающих магов, - вздохнув, старший наставник поднялся с кресла и перешел на более серьезный тон. - Что случилось, Си? Это так ужасно, что не могло подождать до утра?
   - Если вопрос о волонтерстве или, упаси нас Судьба, запечатывании Ронарка может подождать до утра, можешь идти спать, - холодно сказала Сиелла.
   Волонтерство, то есть бесплатное оказание магической помощи населению в сельской глуши, пугало многих молодых магов. Старшие, особенно те, кто долгое время охранял границы от порождений тьмы, порой мечтали о годике-двух подобных каникул. А вот запечатывание - принудительное лишение Силы - ужасало всех без исключения.
   Марион переменился в лице и снова упал в кресло.
   - Рассказывай, Си, не томи!
   Магистр чуть слышно вздохнула и, нервно прохаживаясь по кабинету, сообщила то, что стало известно ей самой.
   - Около часа назад со мной связался арбитр Мектуба. И поделился пока еще не известной Магистрату новостью: сбесившийся маг иссушил Мейсианский оазис, смешал с песком поселение и попутно разгромил прибывший не вовремя караван. Число человеческих жертв еще точно не установлено, но, по подсчетам Карима, где-то с десяток набежит...
   - Ну и каким здесь боком Ронарк? - спросил удивленно Марион и тут же испуганно прикрыл рот ладонью. - Не хочешь же ты сказать, что отмочившие подобное маг - наш ищущий?!
   - Да, сбрендивший маг - наш безобидный, ранимый душой Ронарк...
   Сиелла истерично рассмеялась и, сев на подлокотник кресла Мариона, спрятала лицо в ладонях. Хранитель, видя, как едва заметно дрожат изящные пальцы магистра, сдернул ее себе на колени и крепко обнял.
   Магесса, уткнувшись ему в шею, горестно зашептала:
   - Я не переживу этого снова, Марион, не переживу. Если его признают виновным, не знаю, что со мной будет...
   - Ну-ну, Си, успокойся, - маг утешающее, с нежностью гладил ее по спине. - Я не верю, что Ронарк мог совершить такую мерзость, его оправдают... вот увидишь! Ну, не реви, пожалуйста, не надо...
   Сиелла перестала вздрагивать, подняла голову и зло посмотрела на Мариона сухими глазами:
   - Я не реву. Маги, как мне говорили, не должны плакать. Они обязаны отражать удары Судьбы и мстить своим обидчикам. Я все прекрасно понимаю, только вот обидно, что наши законы в который раз отбирают у меня надежду на спокойную жизнь. И почему лишь наш орден постоянно теряет ищущих? Словно заговор какой-то...
   Маг, не прекращая успокаивающих поглаживаний с незаметным вливанием толики своей силы, задумчиво-печально согласился:
   - Да, слишком много совпадений. Лишь у нас такие потери за последние семь-десять лет: Эрик, Хариус, а вот сейчас и Ронарк. Притом маг, далеко не безразличный магистру... Кстати, о небезразличных магах, - вдруг оживился Марион и гаденько захихикал: - А все же недаром ты привадила пустынного арбитра. Да, Карим еще тот фрукт! Надо же - ради твоего расположения водить за нос Магистрат!
   - Не обольщайся, Марион, он просто знает Ронарка. Если он и пошел против правил, то ради справедливости, - невозмутимо объяснила Сиелла.
   - А я-то грешным делом подумал, что благородный арбитр забыть не может, как вы вместе вампов гоняли, - снова захихикал маг и получил, словно невзначай, в подбородок макушкой Сиеллы.
   Магесса встала с гостеприимных колен и решительно заявила, что время проливать слезы закончилось - пора действовать. И обговорила с хранителем их последующие шаги. Чтобы не просочилась важная информация и не началась паника в ордене, отправить целителя и мастера к Кариму нужно тихо.
   Спальня и кабинет предыдущего магистра пустовали, и мебель покрывалась пылью. Лишь сильно разросшуюся паутину Сиелла смахивала раз в два-три месяца. Чаще заходить в покои Хариуса Громовержца ей не хватало духу. Но, а другим даже к двери подойти было не желательно.
   Первой Марион привел Мейган. Когда девушке объяснили, для чего с такой осторожностью ее провели в пыльные покои, голубые глаза целительницы заблестели от восторга. Да, все знали, что кроме боязни телепортов у Мейган был еще один грешок. Неуемное, порой даже нездоровое любопытство.
   - Но как же я без своей сумки? - возмутилась целительница, когда Марион отказался отпустить ее за необходимыми вещами. - Там же все мои инструменты и снадобья! Как я без них?! А ведь мы еще не знаем, что именно потребуется Ронарку из моего арсенала!
   Сиелла приложила палец к губам, призывая не создавать много шума.
   - Не переживай об этом, возьмешь сумку магистра Хариуса.
   У целительницы на пару минут отобрало речь. Она только испуганно смотрела на своего магистра и не могла поверить своим ушам. Нервно пригладив темно-каштановые волосы, коротко остриженные из-за соображения практичности, магесса несмело подошла к столу бывшего магистра. Она давно мечтала покопаться в его сокровищах и уже не помнила, сколько раз просила дозволения у Сиеллы. Но любимая ученица тринадцатого магистра никому не позволяла рыться в личных вещах обожаемого учителя. Хариус был по истине благословенным магом: обладая даром ищущего, он был и целителем-творцом. Творцом, потому что умел создавать артефакты и амулеты, которые никто не мог потом повторить. И вот все эти сокровища попали наконец-то в дрожащие руки одной из поклонниц его таланта.
   Пока Мейган, позабыв все на свете, собирала синюю сумку с эмблемой ордена, Сиелла кратко обрисовала ситуацию мастеру Воды. Невысокая, как и целительница, Ханна была все же крепче своей будущей спутницы. Наверное, сказывалось постоянное пребывание на свежем воздухе и возня с растениями и водоемами школьного сада.
   - Конечно, я согласна, - произнесла спокойно Ханна. - И я не боюсь гнева Магистрата. В конце концов, орден все равно должен будет заняться восстановительными работами в Мейсиане. Так почему не сейчас? Или на это нужно специальное благословение Альберта? А ведь чем дольше медлить, тем сложнее вернуть оазису первозданность.
   Мастер усмехнулась и с вызовом посмотрела на Сиеллу. Магистр подавила вздох и подумала о правоте дальновидного Хариуса. Много лет назад он вступился за Ханну и, не взирая на возмущение Магистрата, не стал выгонять из школы, оставив на должности садовода и учителя. Он открыл глаза Сиелле на скандальную магессу, готовую опровергнуть любые правила, но не отступиться от своих принципов. Он сумел объяснить юной ученице, как это важно, когда у школы есть такой человек.
   И вот спустя столько лет Сиелла пожинала плоды доверия Хариуса. Мастер Воды была готова нарушить закон ради истины по первой просьбе своего магистра.
   - Ханна, - окликнула Сиелла мастера, - задержись на пару минут.
   - Вы там поспешите, а то я умираю от желания поспать, - попросил недовольный Марион и добавил: - Мы с Мейган будем ждать возле телепорта.
   Магистр сняла широкое кольцо с указательного пальца левой руки и протянула Ханне.
   - Возьми, тебе пригодиться в Мейсиане. Этот артефакт силы сделал Хариус, и я еще ни разу не разряжала его. Кроме того, думаю, он не ограничился источником энергии и добавил еще какие-нибудь полезности.
   Мастер Воды трепетно приняла предложенный дар. Серебряное кольцо, покрытое изысканной вязью, еще хранило тепло прежней владелицы. Ханна поблагодарила и одела его на безымянный палец. Узор засветился синим - и погас.
   - Это так и должно быть? Или я ему не понравилась? - заинтересовано спросила Ханна, протягивая магистру руку.
   - Думаю, это как-то связано со сменой владельца, - предположила Сиелла и провела острым ноготком по кольцу.
   Артефакт снова вспыхнул.
   - Что ж, разберемся с этим явлением после твоего возвращения...
  

***

  
   Сиелла открыла глаза и сразу же зажмурилась. Солнечный свет, едва проникающий сквозь тяжелые шторы, казался нестерпимым. Голова была тяжелой и раскалывалась, как после жесткой попойки. Хотелось пить, есть, блевать - и все это одновременно. К симптомам магического отката ей было не привыкать. Но как же хотелось хоть однажды избежать подобной "радости"!
   На маленьком столике, приставленном к ее кровати, магистр увидела стеклянную пиалу с облегчающим магическое похмелье желе. Рядом лежала записка от Мариона: "Пока все спокойно. Думаю, тебе нужно немного отдохнуть. Но после ужина будь готова к педсовету: Корвин "выбил" в транс трех соучеников".
   Сиелла скомкала записку и нахмурилась - не хватало еще решать только такие мелкие вопросы. Да, по сравнению с судьбой Ронарка стычки желторотых магов ничто...
   В дверь постучали. Магесса не стала отвечать и даже затаила дыхание. Несмелый стук снова повторился - и Сиелла спрятала голову под подушкой. В это утро, кроме Лидо и Мариона, ей не хотелось кого-либо видеть. Но Лидо находился с дипломатической миссией при дворе императора в Семиграде, а Марион, обычно заходивший без стука, сейчас вел урок.
   Убедив себя и совесть, что имеет законное право на отдых, Сиелла решила обезопаситься от нежеланных встреч. Наскоро ополоснувшись в бассейне, магистр надела простую светло-голубую тунику без каких-либо знаков отличия. Затем встала возле зеркала и не поленилась набросить на себя качественный морок. Синие глаза стали карими, волосы и брови сменили цвет индиго на темно-русый, нос стал чуточку тоньше. Окинув критическим взглядом свою внешность, Сиелла изменила длину волос, "вытянув" их до пояса. С таким мороком-маской ее точно никто не узнает.
   Зажав под мышкой "Дневник Магистров" и прихватив с собой желе, магесса спустилась в библиотеку. Орден Воды по праву гордился своим многотысячным книжным фондом, где некоторые рукописи были только в единичном экземпляре. Неудивительно, что частыми гостями здесь были и маги с других орденов.
   Быстро пройдя через зал, на треть заполненный алчущими знаний магами всех возрастов, Сиелла прошла в огромное библиотечное хранилище. Непосвященный мог легко заблудиться среди исполинских стеллажей, выстроенных, словно по принципу лабиринта. Но магистр в годы проказливого ученичества отбыла здесь много часов в наказание и знала, куда ей нужно повернуть.
   Хранилище свитков было в десятки раз меньше главного библиотечного зала. Определенная температура, влажность и уровень освещения позволяли ценным рукописям не рассыпаться в прах от старости. И попасть сюда читатель мог лишь по специальному разрешению, подписанному магистром. Нужную рукопись выдавал библиотекарь, а один из его помощников оставался с посетителем и следил за тем, чтобы древний манускрипт не был умышленно или нечаянно испорчен.
   Сиелла прошла под двусторонней складной стремянкой, стоящей возле стеллажа с рукописями ордена Огня. Оставив желе и книгу на дубовом столе возле кувшина с водой, вольготно расположилась в одном из глубоких кресел.
   Закрыв глаза, магесса составила план действий на остаток дня, выделив на отдых лишь один час. Однако и эту короткую передышку перед сражением за свободу своего ищущего она собиралась потратить на поиск в "Дневнике магистров" аналогичного случая. Положив книгу на колени, Сиелла мысленно описала ей ситуацию с Ронарком. "Дневник" вздрогнул - и страницы, медленно перелистываясь, тихо зашуршали. Это была уникальная, единственная в своем роде книга. На ее бесконечных страницах магистры запечатлевали свой опыт для последующих приемников. С ее же помощью их и выбирали: только тот маг, который мог прочесть написанное на страницах "Дневника магистров", считался идеальным претендентом на должность.
   Магистр невольно усмехнулась, увидев, где раскрылась книга. Она нисколько не сомневалась, что необходимая информация находится в разделе, написанном магистром-ищущим.
   При жизни Хариус, как рассказчик, составлял достойную конкуренцию Альберту Географу, который считал писательский труд одним из главных смыслов своей жизни. Но, по мнению Сиеллы, емкий стиль ее учителя выгодно отличался от велеречивой манеры магистра ордена Земли.
   Просматривая записи Хариуса, магесса не забывала и о желе. Так, совмещая приятное с полезным, она прочла пару страниц, когда ей почудился приглушенный чих. Сиелла оторвалась от книги и огляделась вокруг. Никого... Оставив ложку во рту, она перевернула еще одну страницу. Тоненький звук снова нарушил тишину.
   - Будьте здоровы, - машинально произнесла магистр и резко вскочила с кресла. - Кто здесь?!
   - Я. Извините, не хотел вас отвлекать, - донеслось откуда-то сверху.
   Сиелла посмотрела вверх. На площадке стремянки, подобрав под себя ноги, сидел худощавый мальчишка с ярко-рыжими волосами.
   - Ты что здесь делаешь? - задавая вопрос, Сиелла прекрасно знала, что ответит ей Корвин.
   - Отбываю часы своего наказания, - печально произнес малолетний хулиган и, обиженно шмыгнув носом, добавил: - Незаслуженного наказания...
   - Так уж и незаслуженного? - с усмешкой переспросила магесса. - Насколько я знаю, старший наставник Марион человек справедливый.
   - Справедливый, - легко согласился Корвин, - но сегодня что-то не очень. Наверное, не выспался этой ночью. Бедненький, он зашел в свою комнату в три утра, а вставать-то нужно к первому уроку. И где это можно шляться полночи?..
   Жалостливая болтовня мелкого негодника вывела Сиеллу из себя. Ей захотелось добавить пару часов к наказанию Корвина, но пришлось сдержаться, чтобы не выдавать свое инкогнито.
   - А вы что здесь делаете? - вдруг спросил мальчишка и обвиняющее заявил: - Рукописи не читаете, пришли со своей книжкой... странная вы какая-то. Наверное, мне стоит позвать Черепаху... тьфу ты! Я хотел сказать магессу-библиотекаря...
   Сиелла улыбнулась и пожала плечами:
   - Зови, если хочешь. Это, конечно, правильно, что ты такой бдительный и обращаешь внимание на подозрительных читателей. Но вся твоя внимательность напрасна.
   - Как это? - удивился Корвин.
   Магистр вернулась в кресло и с улыбкой объяснила:
   - Допустим, ты догадался, что посетитель замыслил что-то нехорошее. Ты позовешь Анессу, которая (ведь недаром ее прозвали Черепахой) придет слишком поздно, а злоумышленник тем временем успеет скрыться.
   - Не скроется, я придержу его, - серьезно пообещал одиннадцатилетний маг.
   Сиелла не стала травмировать детскую психику и сумела сдержать улыбку:
   - И как бы ты его придержал?
   - Долбанул бы "Утопией" - и всех-то дел, - гордо сообщил Корвин.
   - Да ну? - иронично подняла бровь Сиелла. - А не рано ли ты хвастаешься столь сильным боевым приемом? Ведь "Утопию" вам будут преподавать через несколько лет?
   Мальчик вначале смутился, но потом, гордо вскинув голову, объяснил:
   - Мне уже не будут. Я ее сам выучил. Не верите? Могу показать!
   И не дожидаясь согласия от незнакомки, мальчик сделал в ее сторону быстрый пас рукой. Заклятие еще такое неумелое и неотработанное, но все же, бесспорно, боевое окутало магистра с головы до пят. На миг Сиелла все же увидела размытые контуры жемчужно-серого замка на изумрудном склоне, прежде чем "утопия" рваными клочьями тумана уселась на пол и исчезла. Лишь запах прелой листвы разлился по всему хранилищу.
   Едва сдерживая праведный гнев, магесса взглядом подняла мальчишку со стремянки и подвесила под самым потолком.
   - Ты хоть понимаешь, что творишь, щенок? - рявкнула Сиелла, держа юного мага за шкирку силой мысли. - Ты напал на незнакомого человека! Может быть, я важный гость вашего магистра! Не боишься начать новую ссору между орденами?! Впрочем, что я говорю о чужих? Ты ведь сегодня напал на своих же сокурсников!
   Магесса легонько встряхнула малолетнего пакостника, но он все равно клацнул зубами. Извиваясь в воздухе, как червяк, нанизанный на рыболовный крючок, Корвин некоторое время мужественно молчал, а потом, перестав дергаться, жалобно захныкал:
   - Я больше не бу-у-у-у-ду!.. Госпожа магесса, отпустите меня!..
   Сиелла опустила хлюпающего носом ученика в свободное кресло. Почувствовав под ногами пол, Корвин тут же рванул к выходу. Натолкнувшегося на прозрачную, пружинящую стену мага с силой развернуло в обратную сторону. Корвин обреченно вздохнул и понуро побрел назад.
   - Учтите, это насилие над ребенком. Я буду жаловаться своему магистру! - пригрозил мальчишка, усаживаясь в кресло.
   Дальнейшие его запугивания стали беззвучны - магесса отобрала у него голос. Корвин, смешно открывая рот, словно рыба, беззвучно что-то произнес, по-видимому, ругательства в адрес незнакомки.
   Сиелла, откровенно насмехаясь, выдержала недолгую паузу и ехидно произнесла:
   - Видишь, как плохо хватать вершки знаний, игнорируя предложенный учителем материал. Как говорится, поспешишь - всех магов насмешишь. Вместо того чтобы воровать из книг запретные заклинания, вел бы себя хорошо и никогда бы не оказался в такой ситуации.
   Корвин желая, видимо, оправдаться, что-то беззвучно произнес. Магесса смиловалась и вернула ему голос.
   - Ничего я не воровал! Просто когда стирал пыль, нечаянно упустил книгу, а она и открылась на утопии... Я даже не заучивал слова - они сами вспомнились, как только Барик с ребятами снова стали дразнить меня "дикарем"...
   Мальчишка обиженно надулся и снова захлюпал носом. Еще чуть-чуть - и малолетний хулиган, доводящий сверстников до слез, мог зареветь и сам. Сиелла испытующе взглянула на Корвина и припомнила все, что знала об этом трудном ребенке.
   Его путь в школу был долгим. Сначала сирота, бродяжка, попрошайка, затем вор-карманник. Он прошел все стадии уличной жизни беспризорной детворы. И ни разу не попался на глаза магам, ищущих одаренных.
   Обучение в начальной школе с семи лет, Корвину же через пару месяцев после его обнаружения исполнялось девять. Он отставал от своих сверстников на два года. Но бывший вор, закаленный улицей, поставил себе за цель догнать свою возрастную группу. И за год он сравнялся в знаниях. Пока Корвин наверстывал упущенное, а затем еще год обучался уже вместе с одногодками, он радовал всех наставников. Затем его группа перешла в старшую школу, где адептов распределили по стихийным школам согласно их магическим сущностям. Встретиться снова им предстояло лишь в высшей школе - через шесть лет. С этого момента характер Корвина и испортился. Он стал грубить наставникам, не проходило и дня без стычек с соучениками. Но, что интересно, как его не допытывались, Корвин никогда не признавался, из-за чего происходила драка.
   - Они дразнили тебя "дикарем"? - переспросила Сиелла, пытливо заглядывая мальчишке в глаза.
   То, чего добивался Марион несколько месяцев, она получила за полчаса. Доверие Корвина и правду.
   - Вы и представить-то себе не можете, каково это, - мальчик запнулся, - быть не таким, как все. И мне постоянно об этом напоминают, каждый день! Сирота, вор, да еще и "дикарь"... Мне не дают забыть, что я всего-навсего отребье, случайно получившее подарок от Судьбы в виде магического дара...
   - Так говорят все ученики?
   - Нет, что вы! Только те, у кого непростые мамочка с папочкой, ребята попроще никогда не косились на мое происхождение. Но только и они понимают, что из "дикаря" ничего путного не выйдет...
   - Кто тебе такое сказал?
   - Учитель Вэффин, мастер Воды. Но и без него мне понятно, что раз орден нашел меня слишком поздно, я уже не стану великим магом. И никогда мне не стать воином боевой "четверки", - исповедь Корвина становилась все тише и оборвалась на трагической ноте.
   Потрясенная Сиелла молчала недолго.
   - Вэффин - старый дурак, нашел кого слушать! Из "дикарей" получаются такие же полноценные маги, как и из тех детей, которые попали в школу в семь лет. Главное, не лениться, а добросовестно учиться!
   Корвин с интересом смотрел, как разгневанная магесса расхаживает взад-вперед, взволнованно размахивая руками, с кончиков пальцев которых слетают искры.
   - Нет, это же надо такому случиться! Травля "дикарей" спустя годы возобновилась опять! И где?! В моей школе! Какая ирония!..
   Корвин, наконец, решился прервать разъяренный монолог магессы и робко задал мучающий вопрос:
   - Значит, я смогу попасть в боевую "четверку"?
   - Да хоть в Дюжину, - отмахнулась Сиелла, - только учись прилежно.
   - Вы меня не обманываете? Хоть я и "дикарь", я смогу стать боевым магом?
   - Но я же стала! - словно не замечая недоверие на вытянувшейся мордашке ученика, Сиелла налила себе стакан воды и залпом ее выпила.
   Немного успокоившись, магистр вернулась в кресло и благодушно посмотрела на Корвина.
   - Ну, давай, не стесняйся - можешь задавать свои вопросы, - милостиво предложила магесса. - Догадываюсь, что их, по крайней мере, два.
   - Вы взаправду "дикарь"? А ваша четверка - действующая? А кто вы в ней? Наверняка целитель?..
   Из Корвина вопросы сыпались, точно из рога изобилия. Сиелла улыбнулась и постаралась удовлетворить его любопытство.
   - Да, я была "дикарем" в полном смысле этого дурацкого слова. Меня обнаружили гораздо позже тебя, - магистр лукавила, обзывая себя "дикарем" - когда она появилась в школе, то оказалось, что у нее, обученной матерью, знания глубже, чем у сверстников. - Сознательно овладевать даром в таком возрасте очень тяжело. Но магистр Хариус помог мне его обуздать, всячески оказывая поддержку. Как и ты, я столкнулась с предубеждением против поздно открытых детей с магическим даром. Даже в высшей школе мне приходилось доказывать, что я не хуже других. Но, в отличие от тебя, я это делала не с помощью краденых заклинаний, - Сиелла прервала свой рассказ, с удовольствием наблюдая, как Корвин смущенно опускает глаза.
   - А как доказывали?
   - С помощью старой доброй физической силы. Может, это и банально, даже грубо для мага, но на меня смотрели с уважением. А мой дорогой учитель мог не бояться, что моя магия причинит кому-то серьезный вред... Забавно, однажды мне пришлось расквасить нос магу-огневику, который через год стал моим побратимом по "четверке", - Сиелла иронично хмыкнула и продолжила: - Как ты знаешь, боевые "четверки" - объединения магов разных стихий. Наша "четверка" была истинным квадратом, то есть мы могли меняться ролями. Но чаще всего мне доставались обязанности телепорта, огневик был боевиком, земляной маг - целителем, а воздушный ставил непробиваемые щиты. За четыре года практики мы стали настоящими друзьями...
   Магесса оборвала свой рассказ и, охнув, сорвала с шеи кристалл вызова. Он стал ярко-зеленым и ощутимо нагрелся. Посмотрев с сожалением на Корвина, Сиелла взяла кувшин со стола и резко выплеснула воду вверх. Нарушая закон земного тяготения, водный поток завис в воздухе, разделился на отдельные капли и вновь собрался в переливающийся всеми цветами радуги овал. Его поверхность на миг подернулась молочной дымкой и стала прозрачной. Но вместо книжного стеллажа это "окошко" показало совсем другое. В кресле с высокой спинкой сидел золотоволосый мужчина. Его красиво очерченные губы приветливо улыбались, но серые глаза оставались холодными.
   - Я приветствую тебя, Сиелла.
   - Приветствую, Альберт, - магистр успела сбросить морок и теперь едва заметно приглаживала свои синие вихры.
   - Итак, моя дорогая коллега, ты кое-чем забыла поделиться с остальными членами Дюжины. Не хочешь ли исправить это упущение?..
   - Понимаешь, Альберт, - начала оправдываться Сиелла и резко закончила: - Нет, не хочу. Зачем эти игры, Альберт?! Ты знаешь, что я сделала, и все остальные тоже. Но сейчас не время для оправданий... Хотя на всякий случай скажу следующие: вина только на мне.
   - Я это запомню, Сиелла. И напомню, когда будет нужно, - магистр ордена Земли, казалось, светился от счастья. - Я уполномочен сообщить, что суд над твоим ищущим состоится во дворце арбитра Мектуба. Карим был так любезен, что согласился побыть нашим радушным хозяином на время сбора Дюжины. Так что мы с нетерпением ждем магистра и хранителей ордена Воды уже этим вечером.
   - Бедный Карим - ему же еще восстанавливать Мейсиан! Зачем доставлять ему такие хлопоты, если в Мектубе прекрасные гостиницы?!
   - Увы, Сиелла, хоть ты и берешь на себя всю вину, избежать наказания никому не удастся...
   Альберт Географ ехидно улыбнулся и, не прощаясь, прервал связь.
   - Эвгустов ублюдок! - магесса в ярости грязно выругалась - и прикрыла рот ладонью.
   Но ушей, которые она могла бы травмировать непотребными словами, в хранилище не было. Корвин ушел, тоже не прощаясь.
  

***

  
   Вода в самом большом бассейне школы была теплой, как парное молоко. Прощально помахав рукой коллегам, стоящим у края бортика, Сиелла поплыла на середину. После перемещения Мариона вода успела успокоиться, и даже след от прыжка успел померкнуть. Доплыв до центра (для точности место на дне обозначалось кругом из черных камней), магесса сделала глубокий вздох, нырнула и исчезла. Ни бурления воды, ни ярких вспышек, ни громких хлопков - магистр не любила показухи и всегда телепортировалась по-боевому - как можно тише и незаметнее.
   Вынырнув в чужом бассейне, магесса быстро огляделась и только потом поплыла к краю. Вода, обжигающе горячая, как в ванной, заставила ее поморщиться, и она в два быстрых взмаха достигла бортика. Марион помог ей выйти.
   - Как Ронарк? Ты его видел?
   - Увы, не получилось - Альберт приставил к его комнате охрану и велел пускать только целителей. Но Мейган и Лавджой божатся, что выглядит он неплохо.
   Магесса нахмурилась. Она надеялась, что Альберт не будет злоупотреблять властью Верховного мага Дюжины. Похоже, Географ был уверен, что продержится на этом посту еще срок, раз так яриться...
   - Кстати, ты последняя, - разорвал тишину маг. - Нам нужно поспешить, если тебе дороги остатки твоей репутации магистра. И, будь добра, высуши одежду, а то соски пикантно просвечивают...
   - Неужели Лидо явился раньше меня? - Сиелла, привычная к эротическим подколкам Мариона, сосредоточилась на важной информации. Но все же провела рукой по подолу туники, высушивая ее. - Он уже успел поделиться с тобой новостями из Семиграда?
   - Ну-ну, Лидо поделится новостями, - хмыкнул хранитель. - Ты неверно поставила вопрос, Си. Успел ли я вытянуть из него хоть что-то - вот что нужно узнавать. А Лидо только и успел, что удрать...
   - Куда и с кем?
   - Главный бабник нашего ордена не устоял перед просьбой Роны и Шелл и согласился их сопровождать на ночной базар в Мектуб. Лидо был уверен, что ты не будешь возражать, ведь и Вариор и Петер разрешили своим хранителям отправиться в город. Лишь Альбертовы хранители остались с ним, точно сторожевые собачки, - с ехидцей наябедничал маг.
   - Ты также можешь присоединиться к коллегам, я не буду брать пример с Географа.
   - Ну уж нет. Я ни за что не пропущу этот вечер. И не проси...
   - Конечно, мне бы хотелось расспросить Лидо о ситуации при дворе, - задумчиво произнесла магистр. - Но, что поделать, подожду до утра. О! Свяжись с Лидо, пожалуйста, пусть он прикупит мне коврик поворсистей для кабинета...
   Марион досушил одежду магистра со спины и распахнул дверь, ведущую в коридор. Тихо разговаривая о несерьезных вещах, они шли по широкому ярко освещенному (видимо, чтобы гости не заблудились) коридору. Марион провел магистра в отведенные ей покои и нерешительно остановился в дверях.
   - Си, ты будешь ужинать со всеми или распорядиться, чтобы тебе принесли сюда?
   - С моей стороны ужин в одиночестве будет расценен как слабость. Придется пойти. Ты же свободен в своем выборе.
   - Ну, нет, повторяю: пропускать такое зрелище я не собираюсь, - возмутился Марион. - К тому же то разнообразие блюд, что обычно готовит мама Карима, не поместиться на подносе.
   - Тогда зачем мне предлагаешь, искуситель?! Жаль, не удастся поговорить с Анной до ужина. А как там Карим? Он уже вернулся?
   - Нет. Он вместе с Ханной в Мейсиане. Только Анна покинула оазис, чтобы распорядиться на счет ужина. Поэтому скорее переодевайся - я зайду за тобой через полчаса.
   Для женщины тридцать минут на подготовку к встрече с давним недругом определенно мало. Но, увидев Сиеллу, Марион изменил свое мнение.
   Белая рубашка без рукавов с высоким воротником тесно прилегала к фигуре, очерчивая высокую грудь. Синяя юбка спереди едва закрывала бедра, а сзади шелестящий материал был уложен в форме турнюра со шлейфом до пола. Кожаный пояс с серебряной пряжкой охватывал поверх рубашки тонкую талию. Черные сандалии с цепочкой у щиколотки дополняли ансамбль магессы. Растрепанные локоны органично сочетались с легким макияжем - подкрашенными синим ресницами и карминными губами.
   - Как я тебе? - Сиелла кокетливо покружилась перед растерявшимся хранителем.
   - Альберту кусок в рот не полезет, - честно ответил Марион.
   Еще раз придирчиво осмотрев магессу, он решительно расстегнул три верхние пуговицы ее рубашки и с хитрой улыбкой объяснил:
   - Если уж бить, то наверняка. И так лучше видно знак магистра.
   Притаившийся в ложбинке между грудей символ ордена Воды - сапфир размером с перепелиное яйцо, ограненный в виде дождевой капли, соседствовал этим вечером только с кристаллом вызова. Остальные магические "побрякушки" магистр сняла, посчитав неуместными.
   - Ты тоже сегодня ничего, - милостиво кивнула магесса, одобрив его наряд.
   Уголки губ Мариона чуть приподнялись - он был одет, как всегда, в синюю рубашку свободного покроя и черные брюки. Слегка вьющиеся пепельные волосы блестели еще влагой, а лицо было чисто выбрито. Маг выглядел жизнерадостным и отдохнувшим, словно и не было последних тревожных дней.
   Взявшись за руки, они двинулись в сторону террасы, куда из-за жары был перенесен стол для позднего ужина. Открытая всем ветрам, просторная, она размещалась над ниже расположенным этажом и имела крышу из вечнобагряного плюща. Вид на роскошный сад матери Карима заставлял сомневаться, что за стеной дворца раскинулась бескрайняя пустыня.
   Когда они вышли на террасу, все разговоры сразу стихли. Маги уважительно поприветствовали их в ответ, и Сиелла немного прибодрилась. Это был хороший признак. Значит, Марион ошибался, и ее репутация магистра - по-прежнему больше, чем остатки.
   - Раз все в сборе, прошу всех к столу, - произнесла Анна, и гости поспешили к своим местам.
   Сиелла заняла место по правую руку от хозяйки дворца, сидящей во главе стола. Рядом с ней присели Мейган и Марион.
   Разговор за столом не клеился, да и пока никто не хотел его начинать, не утолив предварительно голод. Сиелла положила себе на тарелку рубленое мясо птицы, завернутое в конвертики из широких листьев кисло-горьких на вкус. Рядом насыпала горку из соленых и маринованных маслин.
   - Будешь? - Марион предложил ей мисочку с острой пастой из красного перца и оливкового масла, приправленную чесноком и тмином.
   Припомнив ощущение пожара во рту, Сиелла отрицательно покачала головой.
   - Ну и зря, - обиделся оскорбленный в лучших гурманских чувствах Марион и щедро намазал кусок ягнятины. - Очень даже рекомендуется к обильной жирной пище...
   - Не переживай, я не буду наедаться на ночь, - успокоила ценителя специй Сиелла.
   Делая вид, что увлеченно гоняет вилкой оливку по тарелке, магистр под прикрытием длинных ресниц незаметно наблюдала за вкушающими ужин магами.
   Альберт занял хозяйское кресло отсутствующего Карима и теперь с превосходством глядел на собравшихся. Серые глаза в открытую скользили по напряженным лицам. Точно споткнувшись на Сиелле, его взгляд замер. Побледневший от злости маг тихо прошипел нечто из своего скудного запаса ругательств - он терпеть не мог, когда магессы одевались нескромно. Одеяние Сиеллы было, пожалуй, даже чересчур смелым. Но обидные слова услышали лишь хранители, сидящие по правую и левую руку от него.
   Вейра, хрупкая девушка с черными волосами, собранными в конский хвост на затылке, оторвалась от омлета с сыром и презрительно сморщила свой аккуратный носик. Она была одета в светло-зеленое платье, простое и скромное, и, похоже, полностью разделяла взгляды своего магистра.
   Второй хранитель ордена, Лавджой, огненно-рыжий нескладный малый с очень бледной кожей, попытался урезонить магистра. Но тот только махнул на него рукой. Целитель смутился и опустил глаза к столу. Будучи правой рукой Альберта и побратимом Сиеллы по "четверке", Лавджой пытался усидеть на двух стульях сразу: всем угодить и не с кем не поссориться. Но это ему удавалось крайне редко.
   - А, по-моему, Си выглядит просто чудесно. Согласен со мной, Вариор? - вкрадчиво произнес магистр ордена Воздуха.
   Петер Воронов происходил из рода охотников, и тонкий слух был одним из многих талантов, унаследованных от предков. Вечная двухдневная щетина на скуластом лице, легкая небрежность в одежде - Петер был верен своему стилю. Но, не смотря на показное разгильдяйство, это был волевой человек, привыкший повелевать и не раз смотревший в глаза опасности. В любой ситуации он излучал уверенность и силу.
   - Ты же знаешь, Петер, я не разбираюсь в моде, - дожевав кусок жаркого, произнес Вариор, магистр ордена Огня. - Единственное, что могу сказать, из этой юбочки выглядывают поистине дивные ножки...
   Анна, подавившись, закашлялась. Сиелла и Вариор, сидевшие ближе всех, одновременно постучали ей по спине и рассмеялись. Магесса с укоризной посмотрела на брата своего покойного мужа и попыталась перевести разговор в безопасное русло:
   - Между прочим, шелестящий шелк, из которого сшита юбка Сиеллы, снова подорожал. Вискурцы подняли налог на вывоз материи из страны, и модницы Семиграда рвут на голове волосы.
   - Я так понимаю, сестра, этой новостью с тобой поделился Лидо, - молвил заинтересовано Вариор.
   - Да, он был так мил, что рассказал все свежие сплетни. Представьте, на императора снова накатила волна паранойи: в каждом своем придворном он видит потенциального заговорщика и отравителя. А принцесса так вообще шокирует фрейлин...
   Злоречивые слухи редко привлекали Сиеллу. И она вернулась к еде, попутно украдкой разглядывая магистра ордена Огня. Вариор, бесспорно, был самым колоритным из присутствующих здесь мужчин. Как ни старалась Сиелла, она не могла привыкнуть, что магистр Огня был старшей копией Карима, своего племянника. Такие же иссиня-черные волосы, бронзовая кожа и глаза черные, как беззвездная ночь в пустыне. Нос с горбинкой, чувственные губы, красиво очерченные брови. И при всей этой утонченности черт его лицо казалось высеченным из камня. Одно лишь портило его облик и чего, (слава Судьбе!) не было у Карима - рваный шрам на левой стороне лица.
   Вариор перехватил ее взгляд и подмигнул. Сиелла без смущения подмигнула в ответ. Шрамы ее не отталкивали - она искренне считала их украшением для боевого мага, вступившего в неравную схватку ради спасения незнакомых людей.
   Окончательно расслабившись, магистр перестала следить за нитью разговора. Стол поражал разнообразием блюд - Анна была неподражаемо щедра в своем восточном гостеприимстве. Сиелла насчитала пять блюд из рыбы, два вида рагу, ассорти из морепродуктов и овощей, два слоеных пирога, пирожки из пресного теста и пирожные с миндалем и фисташками. Магистр малодушно порадовалась, что не увидела лишь одного варварского, на ее взгляд, блюда. Зажаренного целиком верблюжонка с жареным бараном внутри, в середине которого зашит заяц, начиненный рыбой, которая, в свою очередь, заполнена яйцами. Обычные вина из винограда соседствовали со сладким пальмовым вином и душистым финиковым ликером. Но к спиртному в этот вечер притронулись немногие: молчаливая Мейган и раздраженный Альберт.
   Слуги вынесли на террасу подносы с напитками: зеленый чай, заваренный вместе с мятой, и крепкий кофе с кардамоном.
   - Прошу меня простить... Вынуждена вас покинуть - мне до восхода солнца нужно быть в Мейсиане, - тихо произнесла Анна и удалилась в свои покои.
   Мейган пробормотала что-то пьяно-неясное и покинула не слишком теплую компанию. На террасе остались только члены Дюжины.
   - Думаю, что теперь, когда все наелись под завязку, стоит поговорить о том, ради чего мы, собственно, здесь и собрались, - Петер Воронов насмешливо посмотрел на Альберта, вальяжно откинувшегося на спинку кресла.
   - Присоединяюсь к твоему предложению. Ведь нехорошо как-то получается: магистр Воды вся извелась в ожидании обвинений Альберта. Наш же Верховный лишь пузо чешет, вместо головы, - съязвил Вариор.
   Альберт быстро убрал руки с живота, заметно увеличившегося после ужина.
   - Хотите рассмотреть дело? Пожалуйста! Буду только рад, если мы раньше осудим виновного.
   - Осудим виновного?! - задохнулась от гнева Сиелла. - Так ты уже вынес приговор? А может быть оправдаем оклеветанного?! Не спеши с выводами, Альберт!
   - Она права, Аль, - веско произнес Вариор. - Суд не может состояться, пока Карим не закончит расследование.
   Со словами магистра Огня Альберт всегда считался. Они были практически равны: по возрасту, времени пребывания во главе ордена, боевому опыту и многим другим показателям. Кое в чем Вариор даже достиг большего, нежели магистр Земли.
   - Хорошо, но некоторые аспекты дела мы можем рассмотреть прямо сейчас, - покладисто согласился магистр и попросил Вейру принести его заметки.
   Марион прошептал Сиелле на ухо:
   - Иногда завидую его трудоспособности. Прибыл на пару часов раньше нас, а уже собрал компромат на Ронарка и, в Храм Судьбы не ходи, на тебя тоже...
   Сиелла досадливо поморщилась:
   - Молчи уже, не каркай! И без тебя тошно, оракул Эвгустов...
   - Не поминай черных магов ночью, Си, - упрекнул Петер и вырисовал в воздухе ограждающий от несчастий светящийся знак.
   Хранительница ордена Земли принесла нужные записи. Альберт долго их раскладывал, сортируя на две стопки. Указав на большую из них, маг, сияя, пояснил:
   - Пишу новую книгу. Давно хотел рассмотреть особенность территориального распределения магической одаренности по Межграничью...
   Маги для вида вежливо порадовались за коллегу.
   - Все, я готов. Мне удалось собрать сведения людей-очевидцев из Мейсиана и магов, работающих над восстановлением оазиса...
   - Давай, Альберт, не томи, а то спать безумно хочется, - попросил Петер.
   Сверяясь со своими листочками, маг стал прояснять ситуацию:
   - Итак, Ронарк, маг Воды, ищущий, четыре дня назад пребывает в Мейсиан. Причина визита пока не выяснена. Через день после появления мага в оазис приходит торговый караван при котором два было мага, их уровни силы - желтый и зеленый лучи. Принадлежность к ордену пока не установлена. Между Ронарком и магами-охранниками происходит конфликт, основания которого устанавливаются. Ссора перерастает в боевое столкновение. Хотя уровень Ронарка - выше, голубой луч, он мог и не выстоять против двух бойцов. Поэтому ищущий произвел забор силы из окружающей среды, то есть центральной долины Мейсианского оазиса. Итог сражения - гибель мага-охранника и шести человек, оказавшихся не в том месте. Мейсиану также был нанесен серьезный урон: усохла пальмовая роща, выжжена плодоносная земля и нешуточно разрушены водоносные пласты...
   Альберт оторвался от записей и окинул взором собравшихся. Лица магов были мрачны, Сиелла огорченно спряталась за ладонями.
   - Может что-то нужно повторить? Нет? Согласно законам Антара-Микаэль, Ронарку светит и волонтерство, и запечатывание. Осталось определиться со сроками...
   - Ты забываешься, Альберт, обвиняемому полагается слово в свою защиту. До этого момента и речи идти не может о виде наказания, - возразил магистр ордена Воздуха.
   - Тогда давайте предоставим ищущему возможность оправдаться, - предложила немногословная Вейра.
   - Не думаю, что это хорошая идея, - оспорил ее предложение Лавджой. - Он находится в шоке. Еще рано для таких вопросов.
   Магистры все же посчитали, что время истины пришло. Возле комнаты, предоставленной Ронарку Каримом, два мага Земли стояли в карауле. Сам подследственный, бледный, с потухшими глазами, неподвижно, точно в ступоре, лежал посередине огромной кровати, а на ее краю прикорнула целительница. Разбуженная шумной толпой, Мейган резко вскочила.
   - Оставь нас, пожалуйста, - попросила Сиелла и вдруг с ужасом заметила на шее своего ищущего серебряный ошейник с напылением из мелких белых кристаллов.
   - Альберт! - в гневе магистр повернулась к Верховному магу. - Зачем ты приказал надеть на него хианит? Он и так никуда не денется!
   - Таковы правила, Си, - попытался успокоить магессу Вариор, - и они придуманы задолго до нашего рождения, предтечей магов - Антаром.
   Марион помог Ронарку приподняться и удобно устроиться, опираясь на гору подушек.
   - Вы пришли выяснить, что случилось в Мейсиане? - скривил в полуулыбке разбитые губы маг. - Вынужден вас огорчить: я и сам не могу разобраться, что же произошло.
   - Тогда просто расскажи все, что помнишь, - предложила Сиелла. - Постарайся восстановить все детали.
   Ронарк очарованно засмотрелся в глаза своего магистра, сейчас темно-синие, как грозовое небо, от переполнявшей их печали.
   - Я не знаю, как это произошло. Я просто шел по следу дара. Это как одержимость: ты не можешь нормально ни спать, ни есть до тех пор, пока не отыщешь избранного. Я чувствовал, что цель близка, но что-то мешало мне видеть ее ясно, как прежде. Дойдя до Мейсиана, я, наконец, их обнаружил - трех одаренных, пропущенных во время праздника Радужных Шаров...
   - Что?! - перебил ищущего Альберт. - Это невозможно! Все дети были обнаружены и разосланы по школам...
   На магистра зашикали, заставив замолчать, и Ронарк продолжил свой рассказ:
   - Я был так рад, что не стал в ту же минуту сообщать Магистрату о своей находке. Мне хотелось раскрыть причину такой вопиющей халатности. Но тут пришел караван... Какие-то выскочки хотели помешать избранным попасть в школы. Мне пришлось силой доказывать, что они не имеют на это право... Дальше я ничего не помню... Очнулся от ледяного холода и понял, что вокруг нет ничего живого: ни людей, ни животных, ни растений... Иссушенная в сражении земля. Меня тошнило, все тело горело режущей болью, так, что я не мог думать... Я снова отключился и пришел в сознании только во дворце Карима...
   На лице ищущего отображалась гамма чувств: боль, гнев, страх, отчаяние...
   - Мы услышали все, что нужно, - заявила Сиелла. - Пойдемте, пусть Ронарк отдыхает.
   Маги возвратились на террасу. Зной немного спал. С севера дул охлаждающий ветерок. Запахи сада в цвету наполнили ночной воздух.
   - Полный бред, - высказался первым Альберт. - Он нагло врет. Месяц назад все дети Мейсиана были проверены: одаренные отсеяны, обычные детишки заклеймены. Рождаемость избранных в оазисе за последние десять лет заметно понизилась, но винить в этом проверяющих будет глупо.
   - А я бы поостерегся обвинять Ронарка, он тоже может обмануться, - задумчиво произнес Вариор. - По крайней мере, дождемся Карима - он отличит правду ото лжи.
   - Арбитр тоже может обмануться, - перефразировал магистр Земли.
   - Не может. Арбитра, читающего правду в душах, нелегко обмануть, - вступился за племянника огневик. - И не забывайте, судить ищущих нужно осторожно, лишь скрупулезно все проверив.
   - Боишься пророчества про конец света? - улыбнулся Петер и дурашливо, в напевной манере процитировал: - "И в тот час, когда искателя дара обвинят несправедливо, Эвгуст Проклятый обретет свои силы. И повергнет мир в хаос, и придут сонмы теней из-за края. И рухнут Грани, смытые монаршей кровью..."
   - Зря ты так, все пророчества Микаэль исполнились...
   - Ну, сестра Антара была великим магом. Но даже оракулы ошибаются. Пойдемте спать, - предложил сонный Марион, и первый ушел с террасы.
  
  
   Сиелла нервно расхаживала по комнате. Остатки сна прогнали тревога и ощущение какой-то неведомой опасности. Обнаженная магесса, завернутая в одну алую простыню, остановилась у зеркала и вгляделась в свое отражение. Взлохмаченные волосы, влажные глаза, бледная кожа - и не скажешь, что это магистр. Просто испуганная беззащитная женщина...
   Сиелла рассердилась на себя за глупые мысли, бросилась в постель и хлопком ладоней погасила свет. Несколько минут лежала в кромешной тьме, внимая едва слышным шорохам, доносящимся из коридора. Снова хлопнув в ладоши, магесса зажгла камни-светляки, льющие матово-желтый свет, и встала с постели. В недрах своей бездонной сумки она отыскала маленькую серебряную шпильку и воткнула в край постели. Погасила свет и вернулась в постель, застеленную приятно холодившим тело шелковым бельем.
   Сиелла в ожидании закрыла глаза и не сразу почувствовала, как прогнулась пуховая перина под дополнительным весом. Мускулистое тело внезапно навалилось на нее сверху.
   - Попалась, - прошептали у самого ее уха горячие губы, пахнущие кардамоном.
   - Попался, - согласилась Сиелла и, ловко перекатившись, оказалась хозяином положения. - Думала, ты уже не придешь.
   - А я думал, что ты уже не позовешь, не активируешь маячок телепорта. И чуть не умер от горя, - дразнящее произнес насмешливый, такой родной теплый голос.
   Сиелла с нежностью потерлась губами о его заросший жесткой щетиной подбородок.
   - Что ты обо всем этом думаешь?
   - Си, давай не будем о делах, - тяжело вздохнув, попросил он. - Сейчас мне хочется думать только о нас. Хочется мечтать о том недалеком дне, когда мы сложим с себя ненавистные обязанности магистров. Дне, когда сможем любить друг друга в открытую, не таясь под покровом ночи. Сможем жить вместе и нарожать кучу детей...
   - Только и остается, что мечтать. Семья, по закону, не для магистра... Ты хоть уже растишь себе смену, а у меня ни одного ученика на примете. Обидно, в школе сейчас учится девять "фиолетовых" магов - и не один не подходит на роль пятнадцатого магистра!
   - Может, стоит их перепроверить?
   - Петер, ты неисправимый оптимист...
   - Ничего не могу с этим поделать...
   Дальше слова им были больше не нужны. Только их губы и руки говорили прикосновениями. Его пальцы неутомимо скользили по ее спине, гладили бедра. Она и не заметила, как снова оказалась снизу. Петер прикоснулся кончиком языка к животу, несколько раз обвел пупок, затем стал двигаться ниже. Он целовал ее так яростно-жадно, что в пору было испугаться его напора. Жидкий огонь проносился под ее кожей, гася сознание, заставляя забыть о проблемах и прислушиваться лишь к тому, что происходило сейчас...
   - Стой, подожди, пожалуйста, - Сиелла сумела первой вернуться к реальности.
   Тайные любовники удивленно смотрели на одновременно засветившиеся кристаллы вызова.
   - Эвгуст их всех подери! Никакого покоя! - возмущалась магесса, поспешно натягивая одежду.
   - Не переживай так сильно, когда все уляжется, устроим для средних классов какие-нибудь соревнования на неделю - и нагоним все упущенное сегодня, магистр ордена Воздуха успокаивающе поцеловал ее в щеку и перенесся назад в свою комнату.
   Верховный маг рвал и метал. В буквальном смысле этого выражения: Альберт в гневе срывал шторы, бросал подушки и вазы в стены. И все никак не мог успокоиться.
   - Как же это так?! Как это могло произойти? Как?!
   Марион в двух словах разъяснил ситуацию Сиелле:
   - Ронарк сбежал.
   - Но как?! Ведь на нем был хианитовый ошейник - он никак не мог призвать силу...
   - С помощью телепорта, подробностей сам не знаю, - прошептал маг и, наклонившись ближе, насмешливо произнес: - Подними воротник повыше - засос у тебя на шее, конечно, распаляет воображение, но лучше его спрятать. Пока его не увидел кто-нибудь гораздо завистливее меня...
   Магистр натянула халат почти до ушей.
   - Не мельтеши, Альберт. Лучше расскажи, как сбежал мой маг, - попросила Сиелла.
   Альберт сделал резкий разворот в ее сторону и с удивлением переспросил:
   - Как сбежал твой маг? А то ты не знаешь! Или скажешь, что ты ни при чем?! Говорил же Хариусу: не оставляй бывшей любовнице такую власть! Нужно было меня слушать... Магистерская подстилка!!!
   Оскорбления в адрес Сиеллы заставили магов замереть. Петер весь подобрался, готовясь заступиться за честь возлюбленной магессы, но не успел.
   Волна точно направленной "сырой" силы сбила Верховного мага с ног, отправив его в обморок.
   - Простите, не сдержался, - Карим быстро вошел в комнату, устало вздохнул и добавил: - Слишком велик был соблазн, да и нервы после недосыпания сдают...
   Маги понимающе закивали. Приступы неуместного гнева Альберта достали всех. Лишь Вейра бросилась к магистру, чтобы привести его в чувство.
   Арбитр Мектуба расспросил о последних событиях и предложил осмотреть комнату Ронарка. Пару долгих минут Карим ползал на коленях по пестрому ковру. Наконец он триумфально поднял вверх руку с обычной запонкой для рубашки.
   - Посмотри, дядя, - арбитр бережно положил находку Вариору на ладонь. - Чувствуешь?
   - Да, остаточная магия присутствует. Давно я не видел таких штучек. Похоже, Ронарк использовал древний артефакт переноса, позволяющий сбежать даже в хианитовых оковах...
   Маги долго рассматривали использованный артефакт. К членам Дюжины примкнул сумрачно-молчаливый магистр ордена Земли.
   - Абсурдная ситуация. Зачем невиновному человеку совершать такой дерзкий опасный побег? - спросил удивленно арбитр.
   - Ронарк невиновен? - оживилась Сиелла.
   - Да, доказательства со мной. Прежде всего, объясните мне, почему он сбежал?
   Лавджой пожал плечами и не стал таить перед побратимом по "четверке" правду:
   - Его побег на совести Альберта. Когда все разошлись по спальням, он потребовал, чтобы мы с Вейрой пошли вместе с ним к Ронарку. Магистр сообщил, что его участь уже решена и завтра его запечатают на пятнадцать лет...
   Сиелла с ненавистью рванула к магистру Земли. Петер успел ее перехватить и крепко прижал к груди, не давая вырваться.
   - Ищущий вынул из рукава запонку и бросил себе под ноги. Волна силы едва не впечатала нас в стену...
   - Чего ты добивался, провоцируя моего мага? - возмутилась магесса.
   - Он должен был сознаться в преступлении...
   - Не было никакого преступления. Ронарк наоборот помешал негодяям делать их черное дело. Подождите, я сейчас приду.
   Карим вернулся вместе с Ханной и темноволосой девочкой семи-восьми лет. Ребенок, увидев столько незнакомых людей, спрятался за вымазанную землей юбку мастера Воды.
   - Знакомьтесь, это Чарити, - мягко произнес арбитр. - Чари, покажи этим добрым дядям и тетям свою правую ладошку.
   Оказавшаяся в центре внимания девочка засмущалась еще больше.
   - Не бойся, Чари, здесь никто не причинит тебе зла, - Марион присел на корточки и протянул свою широкую ладонь. - В этой комнате собрались самые добрые маги в мире.
   Альберт, не сдержавшись, презрительно фыркнул. Но девочка доверчиво протянула руку хранителю. Маг осторожно провел большим пальцем по детской ладошке. Под кожей засветился магический символ - пустой круг.
   - А теперь смотрите внимательно, - Карим, как ярмарочный фокусник, вытащил белый шар и протянул девочке.
   Чарити с готовность взяла Радужный шар. Он вдруг ярко вспыхнул синим - и засветился ровным белым светом.
   Тишина была Кариму наградой за труды. Маг довольно улыбнулся и пояснил, опережая вопросы:
   - В Мейсиане осталось еще два мальчика, как и Чари, помеченные знаком отсутствия дара. Но один принадлежит к стихии Огня, а второй - к стихии Ветра. Обнаружить избранных мне помогла Ханна.
   Мастер Воды слегка кивнула и продолжила рассказ Карима.
   - Чари, заинтересовавшись моей работой, подошла ко мне и предложила свою помощь. Я разрешила ей поиграть рядом со мной в мастера Воды. И вдруг девочка поскользнулась и упала прямиком в грязь. Я помогла ей подняться и заметила, как на нее реагирует кольцо, данное мне в дорогу Сиеллой. Узор кольца светился синим. Я позвала Карима, а он сориентировался быстро...
   - Получается, кто-то метил одаренных детей знаком пустышки, а потом куда-то их увозил, - подвел черту Вариор. - Ронарка клеймо не убедило, и он сцепился с теми загадочными магами... попутно вспугнув остальных заговорщиков. Да, Карим, дело темное, но наверняка концы уже спрятаны, и до истины мы теперь не докопаемся.
   - И маг, без которого мы не узнали бы и этого, исчез, - грустно закончила Сиелла.
  

***

  
   Она сидела на подоконнике в садовой беседке и обрывала красные лепестки с бутонов вьющейся розы. Растение так сильно заплело постройку, что дверной проем напоминал вход в темный грот. Здесь Сиелла не боялась быть обнаруженной: мало кто знал об этом месте, да и на улице лил дождь. Время от времени магесса высовывалась из окна и глотала дождинки. Капли были соленые, как и ее слезы.
   Ронарк пропал бесследно. А для Межграничья наступили черные времена. Не проходило и дня, чтобы на границе не происходил разрыв силовой стены. Боевые "четверки" с немыслимыми усилиями сдерживали наступление тьмы. Казалось, древнее пророчество начало сбываться, и появление проклятого мага Эвгуста не за горами.
   Альберт попросил у нее прощения. Магесса не стала настаивать на дуэли, а сразу приняла извинения. Члены Дюжины одобрили решение магистра, хоть многие склонялись к мысли, что прощение Верховный получил слишком легко. Магистр Хариус относился к Сиелле, как к дочери, ведь именно он спас их с дядей из плена захудалого клана степняков, где с юными магами обращались, как с рабами.
   И только Карим знал, с какой болью в сердце прощала Сиелла оскорбившего. Он единственный знал ее семейную тайну, случайно забравшись в самые сокровенные уголки памяти во время одного ритуала. Тринадцатый магистр был больше, чем просто наставник.
   Магистр выбросила в окно оборванные лепестки и потянулась за своим желе.
   - А вы все едите и едите, - весело прозвучало за спиной магессы.
   Сиелла обернулась и увидела промокшего насквозь Корвина. Немного подвинувшись, магистр помогла мальчишке забраться к ней на подоконник.
   - Хочешь?
   - Нее-ет! - наморщил курносый нос мелкий пакостник. - Что это такое страшное?
   - Страшное? - удивилась Сиелла и помешала желе ложкой. - По-моему, наоборот красивое. Прозрачное... зеленое и слегка дрожит...
   - Фу! Все, теперь мне обед в рот не полезет, - возмутился Корвин. - Подозреваю, это вы специально, чтобы сэкономить на мне харчи!
   Сиелла рассмеялась. Слезы давно высохли. Рыжий негодник вызывал в ее душе десятки самых разных эмоций, но уныние в их число не входило.
   - Почему ты не на уроке? - магесса придала своему голосу больше строгости.
   Корвин жалобно засопел.
   - Марион меня выгнал - я подбил Барику глаз...
   Магистр не знала плакать ей или смеяться - Корвин, воспринявший ее советы всерьез, начал воплощать их в жизнь.
   - Кстати, госпожа магистр, - оживился мальчишка, - вы в хранилище забыли свою книжку. Я не подозревал, что там есть секреты, и немного почитал. Я и не знал, что сильные эмоции мага могут влиять на природу. Вот, например, когда вы плачете, идет дождь! Но вы не бойтесь, я умею хранить секреты. Особенно чужие...
   Корвин вытащил из-за пазухи "Дневник магистров" и протянул ошеломленной Сиелле.
   Да, в те дни происходили не только грустные события. Она наконец-то обрела своего ученика.
  
  
   КОНЕЦ

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Любимка "Рисующая ночь" (Приключенческое фэнтези) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | Т.Тур "Женить принца" (Любовное фэнтези) | | К.Кострова "Соседи поневоле" (Молодежная проза) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-2" (ЛитРПГ) | | С.Волкова "Жена навеки (...и смерть не разлучит нас)" (Любовное фэнтези) | | I.La "Игрушка для босса 3: Стрекоза" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"