Аира: другие произведения.

Фэрэй. Часть 1:параллельные вселенные пересекаются

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья

  Глава первая. Есть ли где-то волшебство?
  Даша
  Я сонными глазами взирала на преподавателя с последней парты, мысленно проклиная тот день, когда с чего-то вдруг решила стать бухгалтером. Нет, некоторые предметы курса были даже "ничего", но тихая скрипучая речь Зинаиды Ивановны вкупе с теоретической нудятиной, действовали на мозг как сильнейшее снотворное, так что уже по прошествии пяти минут с начала пары мне с трудом удавалось держать глаза, в которые кто-то кажется насыпал песок, открытыми. Сильнее смежив веки, дабы избавиться от неприятного чувства, я тут же получила тычок под ребра от соседки по парте Наташки, которая по объективному мнению всей группы откровенно тупила по всем предметам, но отчего-то свято верила, что быть бухгалтером ее судьба, а потому спать на уроках не смела. Встрепенувшись, я честно уставилась вперед, изобразив на лице живейший интерес к предмету, напрягая всю силу воли дабы вновь не закрыть глаза. Изображать интерес, а также думательный процесс я научилась довольно быстро - всего за неделю пребывания в стенах данного учебного заведения, называемого "Кооперативный техникум" - да-да, на институт у меня не хватило баллов, а у родителей денег, поэтому пришлось идти в сиё святое место, где спрашивали на каждом уроке как в школе, вызывая к доске. У доски, кстати, никого не оказалось, но мысль, что Зинаидушка свалила посреди урока в неизвестном направлении казалась меганевероятной, что заставило меня мгновенно заподозрить неладное, и только потому, услышав громогласный вопль над ухом, я не грохнулась в обморок, а всего лишь испуганно дернулась в противоположную сторону, боднув затылком ни в чем не повинную Наташку в чуть длинноватый тонкий нос.
  - Шорохова! Ты сюда спать пришла?!!!! - возмущенно вопрошала Зинаидушка, оттопырив свой внушительный зад в сторону окна, а всем остальным нехилым телом нависая над моей скромной персоной. Скажу честно - я струсила. Вообще, по моим собственным наблюдениям, я не страдала ни от избытка храбрости, ни от наличия супер тонкого юмора, ни от присутствия мега острого ума. Честно говоря, я вообще ни от чего не страдала, кроме мысли, поселившейся в моем мозгу еще в далеком детстве о том, что "Я - Избранная и меня непременно похитят инопланетяне" - страдала я, впрочем, от того, что меня так никто и не похитил. А жаль...
  Молча потаращившись в распыленное праведным гневом лицо препода, я всё же сочла необходимым ответить и тихо проблеяла нечто вроде "нееет", боясь отвести взгляд в сторону от суженных в припадке справедливости глаз Зинаиды Ивановны. Мой ответ ее, кажется, взбесил еще больше - честно не знаю почему, не хотела же она в самом деле услышать на свой вопрос положительный ответ?
  - Тогда почему ты разлеглась на парте с закрытыми глазами, да еще и посмела храпеть?! - обличительно вопрошала она, нависая надо мной еще больше.
  Я - храпеть? Я испуганно обернулась к Наташке, которая обеими руками держалась за травмированный нос. Та утвердительно кивнула со священным ужасом таращась то на меня, то на Зинаиду Ивановну.
  "Почему раньше не разбудила?" - спросила я ее одними губами, та лишь виновато пожала плечами, а мне вновь пришлось обернуться к старой ведьме.
  - Я не храпела, - решила я вдохновенно соврать. - У меня просто проблемы с дыханием. А сейчас осеннее обострение и все такое.
  - Про всё такое ты расскажешь директору прямо сейчас. Ты, вероятно, уже знаешь где его кабинет? Марш! - не дожидаясь моего вялого кивка, скомандовала Зинаидушка.
  К несчастью, где находится кабинет директора я и в самом деле знала, потому как не далее как позавчера имела честь посетить его. Конечно я не считаю, что в произошедшем в среду была моя вина и тем не менее - я подралась на физкультуре с каким-то придурком из параллельной группы. Дерусь я, кстати, гораздо лучше, чем подбиваю дебет с кредитом. Впрочем, это и дракой-то как таковой не назовешь. Ну пнули мы друг друга пару раз, ну упала я не очень удачно, зато очень удачно угодила при этом локтем тому самому придурку в глаз - уж сама не знаю каким именно образом. Хотя если задуматься, у меня талант наносить окружающим увечья совершенно случайно, а самое удачное, что сама я при этом остаюсь целой и невредимой. Я позволила себе улыбнуться - излишним человеколюбием я отчего-то не страдала. Единственные кто мне были искренне дороги это мои родители, двоюродная сестра Ирка и лучшая подружка чуть ли не с пеленок - Стаська, которой, в отличии от меня, хватило мозгов поступить в универ и теперь мы виделись не так часто как раньше, когда учились в одном классе и сидели за одной партой... Ах, да - есть еще Лешка. Также как и Стася мой лучший друг хоть и старше нас с Стасей на год , потому и учился он в школе в другом классе, зато мы все втроем живем в одном подъезде: Стаська на пятом этаже, Леша на восьмом, а я на седьмом.
  За размышлениями я не заметила как спустилась на первый этаж и автоматически повернула на право, оказавшись в широком коридорчике, в конце которого была всего одна дверь, такая же белая как и окружающие ее стены - зрелище довольно убогое.
  Сделав еще несколько шагов, я замерла возле двери с поднятой рукой, намереваясь постучать, но не решаясь. Припомнилась красная перекошенная рожа директора медленно выговаривающего, что его подчиненные набрали вместо студентов стадо баранов, ограниченных в мозгах и не имеющих понятия о приличном поведении. Он говорил что-то еще, должно быть еле сдерживаясь, чтобы не наорать на меня, но мой мозг благополучно заблокировался абстрагируясь от ругательств и уловил лишь то, что "жестоко избитый мною" придурок оказался директорским племянником. Племянником, а не сыном, причем не самым любимым похоже и, вероятно, именно поэтому меня не выперли из учебного заведения немедленно, но тут же пообещали вытурить, если я провинюсь еще раз. И вот этот "раз" наступил. С каким-то паническим ужасом я вдруг поняла, что являюсь студентом последние минуты, и рука моя безвольно опустилась, так и не коснувшись двери.
  Благоразумно решив, что лучше узнать свою судьбу как-нибудь в другой раз, а не перед выходными, на которые к тому же приходился День города, я решительно развернулась на 180 градусов и поспешила покинуть учебное заведение, захватив свою ветровку из раздевалки.
  
  На улице было непривычно тепло для конца сентября, солнце нещадно припекало макушку, назойливо заглядывая в глаза, заставляя их слезиться и щуриться.
  Домой идти не хотелось, одной гулять тоже. Достав из кармана голубых немного потертых джинс телефон, позвонила Чайке - конечно, время не подходящее и сейчас она скорей всего сидит на какой-нибудь скучной паре, но вдруг у нее окно?
  Три гудка спустя Стася все же ответила на звонок, сказав свое сухое и очень печальное "алло", так что вместо приглашения на прогулку мне пришлось спросить всё ли с ней в порядке.
  - У меня умерла двоюродная бабушка Алевтина. Помнишь я рассказывала тебе о ней, - немного помолчав ответила она тихо, так что я с трудом смогла разобрать ее слова. Пришлось спешно отходить подальше от дороги и шумящих на ней машин.
  Совершенно не задумываясь я отправилась на набережную. Вечерами и по выходным здесь гуляли толпы народа, включая молодых мамаш с чадами, студентов, школьников и стариков, желающих насладиться пока еще теплыми деньками. Но сейчас здесь было пусто и одиноко. Присев на прогретый солнцем камень, я уставилась на безмятежную гладь воды, пытаясь припомнить Стасину бабушку Алю. Но в голове словно образовался вакуум и я не могла ничего вспомнить о ней, кроме того, что она действительно была и жила в какой-то деревне у черта на куличках. Что поделать - мой мозг жил собственной жизнью, отсекая любую лишнюю на его взгляд информацию, дабы не засориться раньше времени. Должно быть именно поэтому я не смогла поступить в универ - мозг отсек всё лишнее, оставив лишь необходимое, но этого явно не хватило...
  - Помню, - ответила я Чайке, прикусив нижнюю губу. - Мне жаль...
  Было ли мне жаль незнакомую бабку, умершую от старости? Определенно нет, пусть это и звучит жестоко. Но мне искренне было жаль мою Стаську, чей голос был таким непривычно печальным.
  - Мы сейчас едим в Лошадкино, - вновь заговорила Стаська после продолжительного молчания. - В воскресенье только вернемся. Придешь?
  - Конечно, - с готовностью отозвалась я, соображая, что "поплакаться на свою горькую судьбу" мне теперь некому, да и День города как-то потерял смысл.
  Чайка отключилась. А я еще долго сидела на камне, прислушиваясь к своим чувствам - в душе чего-то не хватало.
  
  От самокопания меня отвлек знакомый голос.
  - Что ты здесь делаешь? - Наташка с удивлением смотрела на меня своими светло-карими глазами. Вероятно она решила, что не увидит меня уже никогда.
  - Сижу, - ответила я.
  Наташа кинула мне в руки мой рюкзак - а я о нем совершенно забыла, и присела рядом, брезгливо отряхнув облюбованный мною камень бумажным платочком. Маразм.
  - Тебя исключили, - как бы между прочим сообщила она, задрав голову к небу и прикрыв глаза.
  - Угу, - я и не сомневалась. Было обидно, до слёз - но я не плачу, я сильная - переживу. Оставалось только не ясным, что сказать родителям.
  - В понедельник можешь забрать документы, - продолжала Наташа, руки ее нервно перебирали пояс тонюсенького плащика темно-зеленого цвета.
  - Угу, - вновь ответила я. - Пойдем завтра на День города? - я сама удивилась каким ровным и спокойным оказался мой голос.
  Наташка открыла глаза и некоторое время смотрела на меня не мигая, став похожей на пригревшуюся на солнце ящерицу.
  - Пойдем, - наконец ответила она и улыбнулась. Глупо. Я не собиралась с ней дружить...
  
  
  Настроение с утра было паршивым. Мама на завтрак жарила блинчики, радостно светясь не хуже солнца за окном - я скоро возненавижу хорошую погоду, папа бодро интересовался моими успехами в технаре. Пришлось врать и радостно улыбаться. Врать я умею и иногда даже люблю, но врать родителям... Тем более когда у них такое солнечное - фу, настроение.
  Позавтракав, я с облегчением выползла из-за стола и направилась в свою комнату переодеваться. Натянув любимые голубые джинсы, фиолетовую футболку и светло-коричневую толстовку на молнии, я вылезла в прихожую и принялась натягивать кроссовки. Мы договорились встретиться с Наташкой и ее подружками (не хочу их видеть!), у памятника Ленина в парке - угу, место встречи изменить нельзя.
  Мама сунула в руки рюкзак, наверняка напичканный бутерами и соком - сок выпью, бутеры почти наверняка стухнут, и выпроводив меня за дверь, пожелала хорошо провести время. Боже, ну почему бабка Стаси умерла так не вовремя?!
  Устыдившись своих мыслей, медленно побрела вниз по лестнице. Я вообще стараюсь не пользоваться лифтом - говорят для здоровья полезно ходить пешком.
  На втором этаже меня настиг вихрь, едва не сбивший с ног. Вихрь звали Лешей.
  - Привет. Куда? - многословность явно не его конёк, но я привыкла к его манере общения, а уж когда встречались Леша и Стася их общение становилось похоже на разговор двух инопланетян, а вот многие другие девушки польстившиеся на внешность парня, а Леха - красавчик, впадали в ступор и вскоре отваливали, решив, что он им "не рад", да и вообще ненормальный.
  - В парк, - ответила я в его манере.
  - Зачем?
  - День города вообще-то, - не выдержала я, - хочу развлечься. И, в конце концов, там будет мои любимые Wolfband.
  - Стася?
  - Она уехала из города. У нее бабушка умерла, только в воскресенье вернется.
  - Подвезти?
  - Да! - с удовольствием ответила я. Что поделать - ехать на машине, гораздо лучше, чем трястись в автобусе. Тем более в компании мальчика-красавчика.
  Мы спустились на первый этаж. Лёшка предупредительно распахнул передо мной дверь и я, вся такая радостная, шагнула вперед, зацепившись носком кроссовка за небольшой порожек - на кой х**н его здесь сделали?! Мысленно обматерив свою невезучесть, а заодно и строителей, я приготовилась как минимум отбить колени и ободрать ладони, как максимум - расквасить нос. Чёрт!!! Как я в таком виде появлюсь перед своими любимчиками?
  Неожиданно падение прекратилось - сильная рука вцепилась в мое плечо, притягивая ближе к своему владельцу, а я автоматически схватилась свободной конечностью в Лёхину толстовку и так стояла несколько секунд, приходя в себя и вдыхая приятный аромат его одеколона.
  - Неуклюжая...
  Я задрала голову, чтобы посмотреть ему в лицо и понять вопрос это или простая констатация факта. Длинная челка темных волос спадала на лоб, бросая тень на красивые темно-серые глаза, которые смеялись, осыпая меня искорками дурашливого света, губы растянулись в улыбке, отчего всё его лицо казалось каким-то хитрым. Если бы я не знала его столько лет, влюбилась бы в эту самую минуту...
  Лёшка отпустил меня и сделал шаг назад, словно выходя из моего личного пространства. Отчего-то это его движение кольнуло сердце маленькими иголочками холода. Захотелось вновь прижаться к его большому телу, почувствовать приятное тепло.
  Развернувшись, я направилась к Лешиной машине - не слишком старой или, как любила говорить Стася, не очень молодой хонде темно-синего цвета. Отметив, что в салоне пахнет мандаринами, наконец поняла насколько соскучилась по Чайке - Стаська обожает этот запах. Сколько мы с ней не виделись? Со вторника вроде...
  Устроившись на переднем сидении, набрала ее номер. Надеюсь у них там не происходит чего-то важного в данный момент - например, зарывание трупа.
  - Как дела? - задала я самый глупый вопрос на свете, как только пожружка ответила на звонок.
  - Нормально. Уже похоронили, - мне показалось в ее голосе сквозило недоумение.
  - Что-то не так? - спросила я по привычке прикусывая нижнюю губу.
  - Всё как-то странно, - Стаська помолчала, видимо обдумывая свой ответ, - но я не могу понять, что именно.
  - Привет, - это произнес Лёха, не отрывая взгляда от дороги, просто поняв с кем я говорю
  - Лёша передает тебе привет, - послушно повторила я, радуясь возможности перейти на отвлеченные темы. - Тебе тоже "привет", Стаська по нам скучает, - посмотрела на Лешку, на его губах вновь блуждала улыбка. Какой он все-таки красавчик...
  Еще немного поболтав с Чайкой и выяснив, что ей неожиданно свалилось наследство в виде кучки книг на каком-то тарабарском языке, пожелала ей скорейшего возвращения и отключилась. К тому же мы подъехали к парку, возле которого на главной площади уже пестрели разноцветные палатки. Памятник Ленина находился здесь же, на краю площади. Вокруг него толпились кучки людей, так же вероятно выбравшие этот выдающийся элемент в качестве ориентира при встрече.
  Распрощавшись со Зверевым, заранее зная, что он не любитель подобного рода мероприятий, я направилась к Ильичу, высматривая Наташку или кого-нибудь из ее подруженций. Никого из них еще не было - я пришла первой.
  Ждать пришлось полчаса! За это время я успела изучить программу Дня города, вывешенную на большом деревянном стенде, убедившись, что Wolfband будут выступать в 13 часов, прослушать адское пение престарелого коллектива, и трижды наступить на ногу какому-то не особо везучему парню в солнечных очках с натянутым на голову капюшоном черной толстовки. Парень отчего-то решил, что я с ним подобным образом кокетничаю и признался, что его зовут Сергеем.
  Так и сказал:
  - Сергей, - очень серьезным голосом и протянул руку.
  Пробежавшись взглядом по его спортивной фигуре, облаченной в широченные штаны, белые кроссовки, черую толстовку и выглядывающую из под нее белую то ли майку то ли футболку, я решила, что он все же достоин знать моё имя. Вложив свою ладошку ему в руку, чуть сжала его ладонь, оказавшуюся теплой и чуть шероховатой на ощупь, очень приятной в общем.
  - Дарья, - в тон ему ответила я и постаралась состроить такую же серьезную рожицу, что и у парня. Он чуть сжал мою ладонь и широко улыбнулся, обнажая ряд белоснежных зубов.
  - Очень приятно, Дарья, - он кинул взгляд на большие электронные часы над входом в интернет-кафе, расположенное через дорогу и вновь посмотрел на меня, так и не отпустив мою руку. Вырываться я не собиралась, хотя и чувствовала себя смущенно и глупо. - Хочешь мороженого?
  Не дожидаясь моего ответа, Сергей потащил меня куда-то вглубь парка, проигнорировав стандартные повозки с мороженым.
  Уходить с площади не хотелось - Наташа должна была вот-вот появиться, но я отчего-то послушно шла за парнем, ловко маневрирующим среди веселящейся толпы. Через пару десятков метров мы свернули с главной аллеи на неширокую заасфальтированную дорожку, которая на общем фоне творящегося в парке беспредела казалась пугающе пустынной - только метрах в пятидесяти впереди, где дорожка делала очередной поворот, стояла тележка с мороженым, охраняемая грозного вида продавщицей, белый кружевной фартучек и чепец которой, делали ее вид еще более зверским. Мне стало как-то стрёмно, но Сергей продолжал упорно тащить меня в направлении тётки. Я смирилась, правда. Но тут из-за дерева прямо перед нами выскочил здоровенный пингвин - на две головы меня выше! Что мне оставалось делать? Не задумываясь ни на секунду, я сдернула рюкзак, висящий у меня на правом плече, и хорошенько размахнувшись, врезала пингвину по голове раз... потом другой... Третий раз не успела - сильная рука схватила мои конечности с зажатым в них орудием - рюкзаком, другая дернула назад, прижимая спиной к твердой теплой груди.
   - Тише, детка, - раздался над самым ухом смешливый голос, заставляя рой мурашек в диком темпе промаршировать по моему телу, - покалечишь несчастного актера... Чуть успокоившись, я все же смогла рассмотреть, что пингвин, бросающий на меня очумелые и очень обиженные взгляды, на самом деле переодетый в костюм высокий парень. Ну да, и в самом деле таких огромных пингвинов не бывает... наверное.
  - Извини, - буркнула я, глядя на 'пингвина', не испытывая ни малейшего чувства вины, лишь легкое смущение от того, что так опозорилась перед симпатичным вроде бы Сергеем. Лица я его так и не увидела, но отчего-то казалось, что он просто обязан оказаться как минимум о-оч-чень симпатичным.
  Актер ничего не ответил, лишь выразительно покрутил у виска, одним движением выражая мнение о моих умственных способностях. Я не обиделась - на дураков не обижаются. Сергей тем временем умудрился подтащить меня к тележке с мороженым и широким жестом предложил выбирать. А я, наконец, поняла, чем это мороженое отличается от всего остального в парке. Оно продавалось шариками, ага, и каждый шарик стоил как два нормальных мороженых в упаковке. Сама бы в жизни не купила эту фигню из соображений экономии, но раз угощают...
  - Пойдем обратно? - спросил Сергей, вновь по-хозяйски взяв меня за руку. Ощущать свою ладонь в его было приятно, но... не наглый ли тип?
  - Да, пойдем, - ответила я, с удовольствием поглощая мороженку. - Меня там уже наверно ждут.
  - Ждут? - маленькая толика растерянности проскользнула в его голосе - я уверена в этом! Но она тут же пропала. - И кто же? Парень?
  - Нет, не парень, - не стала я врать. И сразу же пожалела, наблюдая, как по его физиономии расплывается довольная улыбка.
  - Отлично! - сказал он, все еще демонстрируя свой безупречный оскал. - Мне сейчас нужно отойти ненадолго, а потом мы погуляем вместе, - сообщил мне Сергей, когда мы оказались на краю площади, на том самом месте, где познакомились. А мое мнение, похоже, волнует только меня.
  - Ну, конечно, - оскалилась я в ответ - нашел дуру, буду тут стоять и ждать, когда Его Высочество соизволят освободиться.
  Чуть сжав мою ладонь, он, наконец, отпустил ее и через несколько секунд растворился в толпе, принеся смятение от разнообразия наполняющих мою невинную душу чувств.
  - Что это за парень? - голос Наташки так неожиданно вырвал меня из задумчивости, что я едва удержалась от того, чтобы вновь не врезать ей по носу.
  - Так.. просто знакомый, - неохотно ответила я, с неудовольствием рассматривая Наташиных подружек. Все-таки я надеялась, что они не придут. Да и вообще непонятно, зачем я и Наташку то позвала сюда.
  - Не думала, что у тебя могут быть такие знакомые, - ехидно сообщила Полина, кажется. - Да у него одни кроссовки в три раза дороже, чем все, что на тебе надето.
  О, Боже! Опять всё измеряется количеством бабла - за это и не терплю подруг Наташки. Где она их вообще откопала, сама-то вроде нормальная.
  - Представь себе, - я постаралась пренебрежительно посмотреть на Полину - на фига не знаю, - у меня весьма обширный круг знакомых. В отличие от некоторых.
  По раздавшимся звукам от возведенной на площади сцены, я поняла, что едва не пропустила выступление Wolfband. Поэтому, не утруждаясь выслушиванием ответа Полины, я ринулась в толпу, понимая, что теперь уже вряд ли сумею пробиться достаточно близко к сцене, чтобы как следует рассмотреть выступление моих любимчиков. Признаться, я никогда в жизни не видела их ближе, чем на расстоянии 50 метров и не потому, что это было в принципе невозможно - очень даже наоборот, кто-то из этих четверых парней и двух девчонок даже учился в одном универе со Стаськой... Ах, Стаська... если б она была здесь вместо этих гламурных куриц, мы б тогда...
  В правое ухо мне восторженно пыхтела Полина, в другое попискивала Наташка, а в затылок мне должно быть дышит третий член этой неадекватной троицы - Юлька. Конечно, этой идиотке ничего не видно, и потому она похоже вот-вот заберется мне на плечи. Но удерживать на себе пусть и тощую, но совершенно чуждую мне тушу я была не согласна. Когда Юлька особо ощутимо повисла на мне пытаясь вытянуться и рассмотреть, в конце концов, хоть что-то из творящегося на сцене (а мои любимки танцуют просто суперски), я резко подалась вперед, нечаянно толкнув впереди стоящего молодого человека, который отчего-то грохнулся наземь, увлекая за собой своего приятеля, а тот, не будь - дурак, повалил еще кого-то, тоже далеко не дурака. Через три минуты валялась четверть фанатов Волков. А что? Такой коллективный нижний брейк - флэшмоб рулит.
  Сразу после выступления Wolfband Наташа и глэмКо потащили меня ближе к реке. Там по обе стороны дорожки, что шла вокруг Кремля расположились палатки с аттракционами. Такой маршрут меня удивил - стрелять из лука и забивать голы в ворота девчонки вряд ли собирались, хотя я с удовольствием посмотрела, как Юлька на высоченных шпильках бьет по мячу. Озвучивать свои желания я не стала, лишь молча топала вслед за девушками, размышляя будет ли Сергей меня искать или, не обнаружив на условленном месте, плюнет и познакомится с другой. Тем более, что для него, кажется, это вообще не проблема.
  До зуда в ступнях захотелось вернуться, дождаться и потом гулять с ним весь день, держась за руку и болтая о всякой ерунде... Ужаснувшись, что мои мечты насквозь пропитались розовыми соплями, тихо, но весьма красноречиво обругала себя. Тем более, еще совершенно непонятно, что на самом деле Сергею от меня надо - очень сомнительно, что парень воспылал неземной любовью с первого взгляда к такой... обычной мне.
  - Дашь, ну ты идешь? - Ната дернула меня за рукав толстовки и, когда я перевела на нее заторможенный взгляд, кивнула в сторону очередного аттракциона. Ничем не примечательного, на мой взгляд, кроме разве что наличия некоего подобия двери у входа в палатку. У двери стоял улыбчивый молодой мужчина, громко предлагающий всем желающим пройти испытание на внимательность и отыскать в лабиринте некую секретную вещицу. Исходя из того, что в качестве приза обещали какое-то абстрактное исполнение желания, а вход в лабиринт был абсолютно бесплатным, секретной вещицы там не было вовсе. Должно быть, это какой-нибудь розыгрыш и внутри куча скрытых камер, снимающих метания соискателей. Желающих получить бесплатное исполнение желания собралась целая толпа от мала до велика. Даже наши глэмки уже встали в очередь - запускали внутрь строго по одному. Интересно все эти люди действительно верят, что в случае удачи получат обещанный приз?
  - Вы реально хотите потратить кучу времени, чтобы попасть туда?
  - Очередь движется довольно быстро, - с сомнением произнесла Ната, уже с меньшим энтузиазмом разглядывая дверь. Но я недооценила степень ее наивности: - Даш, но ведь исполнение желания на дороге не валяется. Ты, например, можешь пожелать, чтобы тебя зачислили в любой универ - это ведь даже вполне реально.
  Я скривилась. Ну, в самом деле, зачем надо было напоминать, что меня выперли из технаря и портить настроение. Тем более что сама я об этом уже подзабыла. В кои-то веки права оказалась Наташка - наша очередь подошла быстро - я даже не успела прослушать весь плейлист своего плеера, а там было совсем немного песен. Улыбчивый мужчина распахнул передо мной дверь и пожелал удачи.
  - А как хоть выглядит эта неведомая вещица? - хмуро спросила я, даже не надеясь на ответ.
  - Если ты ее увидишь, то сразу поймешь, что это она и есть, - пообещал мужчина и, подтолкнув вперед, захлопнул за мной дверь.
  Я оказалась в длинном туннеле, через тряпочные стены и потолок которого просвечивало теплое сентябрьское солнце. Искать здесь что-либо было так же бесполезно, как считать звезды на небе с той лишь разницей, что звезд много, а здесь было абсолютно пусто. Я все же сделала несколько шагов вперед, понимая, что через вход меня все равно никто не выпустит, да и на подходе должен быть следующий искатель удачи... Кстати, ведь Ната вошла в туннель всего секунд на 10 раньше меня - куда она могла деться?
  Я постояла, подождала минуту, другую, третью... Никто более в туннеле не появлялся и мне стало немного страшно. Ладно, у меня началась паника! Я решила все же вернуться, но двери не было - место прохода было одним целым с тряпочным лабиринтом и входа-выхода не предполагало. Зато выйти захотелось в сто раз больше прежнего. Я вновь развернулась и медленно побрела вдоль туннеля, уже через 5 метров обнаружив ответвление вправо. Для человека с врожденным географическим кретинизмом выбор одного из двух предложенных маршрутов стал настоящей проблемой. В плеере зазвучал голос полюбившегося мне в последнее время Адама Ламберта, утверждающего, что границ нема, то есть there are no boundaries. К сожалению, в сложившейся ситуации согласиться я с ним не могла, но все же, с чего-то решила повернуть направо. Выхода там не было. Зато была куча ответвлений. С Наташкой я малодушно решила больше не разговаривать и не иметь никаких дел уже после четвертого. После седьмого поворота в неизвестность я перестала сожалеть, что хоть и нечаянно, но двинула ей по носу, а после девятого захотела сей опыт повторить... Эти гребанные повороты встречались на каждом шагу и я уже перестала придерживаться каких-либо правил, типа все время поворачивать направо, когда вдруг нечто необычное привлекло мое внимание.
  Это определенно была не вещь. Круглое, чуть размытое мерцающее облачко, зависшее в воздухе сантиметрах в двадцати от пола. Будь я в своем уме, ни за что не подошла бы к этой неизвестной фигне, но с умом я рассталась еще на пороге этого несчастного аттракциона. Так что... Попыталась дотронуться до мерцающего облака, но рука прошла сквозь него исчезнув из поля зрения. Выход! - смекнула я (ну, про свой ум я уже говорила...) и прыгнула в облако целиком.
  Тело скрутило, сжало, сдавило. Дышать стало неимоверно тяжело. Ослепительно яркое солнце ударило по глазам, наполнив голову болью. Под руками что-то мягкое, податливо сжимающееся в стиснутых в кулаки ладонях. Тепло, нет - жарко. И.. что-то невероятное, огромное, распирающее изнутри вдруг нахлынуло со всех сторон, что-то заставляющее почувствовать каждую клеточку собственного тела, выдавливая воздух из легких и не позволяя сделать новый вдох. Боль, боль, боль... распирающая, раздирающая, острая, быстро бегущая по венам вперемешку с кровью. Кровь и есть боль...
  - Тише, девочка моя, - кто-то сильный подхватывает, поднимает на ноги, крепко прижимает к груди, глуша волны боли, словно мягким коконом обволакивая своими объятиями.
  - Сейчас станет легче, обещаю, - прохладная ладонь нежно приподнимает мой подбородок, заставляя взглянуть в серьезные серые глаза симпатичного светловолосого парня. Вот он наклоняется, и его губы требовательно касаются моих, заставляя приоткрыть рот. У меня нет сил сопротивляться, но я и не хочу! И тут же чувствую, как парень вдыхает в мой рот прохладный, словно ментоловый воздух.
  Легким тут же стало легче, я, наконец, смогла нормально дышать. Боль уходила из сведенного судорогами тела, все еще прижимаемого к другому - сильному, заменяющему невыносимый жар приятным теплом...
  Не знаю сколько я простояла, вцепившись в своего случайного спасителя мертвой хваткой, когда он наконец почувствовал, что со мной все в порядке и я держусь за него просто потому, что не хочу отпускать.
  - Нам надо идти, - он улыбнулся. И его улыбка показалась мне знакомой.



  Стася
  Едва закончилась первая пара за мной приехали родители. Было видно, что мама недавно плакала - ее глаза были красными, а нос чуть опух, к тому же руки ее мелко дрожали, и она явно не владела собой. Видя такое ее состояние, папа тяжело вздохнул и буквально огорошил меня, заявив, что бабушка Аля умерла, и мы едем на ее похороны. Глядя на маму, я не посмела интересоваться подробностями, молча сев в машину и уставившись в окно. В голове у меня царил странный сумбур из обрывков непонятных мыслей. Кажется, я не верила, что бабушки Али больше нет. Только в груди вдруг образовалась какая-то пустота, словно из моей личной вселенной вырвали кусок, оставив на его месте зияющую черную дыру.
  В машине царило напряженное молчание. Сейчас мама сдерживалась, но я знала, что на похоронах она снова будет плакать и мне было невероятно жаль ее уже сейчас.
  Скинув кроссовки и подтянув колени к груди, я обреченно уставилась в окно, наблюдая как мимо проплывают полузаброшенные деревеньки. Лошадкино тоже маленькая деревня. И тихая - в стороне от основной трассы. Пока училась в школе, проводила там почти все три летних месяца, ужасно скучая по Дашке, интернету и прочим благам цивилизации. Немногочисленными развлечениями у меня тогда считались купание в лесном озере и собирание лекарственных трав, которыми баба Алевтина лечила всю округу от любой напасти. Ее вообще считали чуть ли не ведьмой, за ее спиной шептались, будто бы она продала душу дьяволу в обмен на вечную молодость. Но я только сейчас в полной мере поняла почему - ведь я думала, что бабушке Але лет 60, хотя выглядела она и того моложе, но при оформлении документов, необходимых для погребения оказалось, что той весной ей исполнилось уже 93! Мама тоже, кажется, была не в курсе истинного возраста своей родной тетки и не удивительно - баба Аля никогда не справляла Дня Рождения и даже отказывалась называть дату, считая это несусветной глупостью. А вот нам с Алисой на дни рождения всегда дарила хорошие подарки...
  Я уже знала, что и сейчас Алевтина оставила мне подарок - нежно любимые и оберегаемые ею книги на тарабарском языке, которого я, естественно, не знала, а бабушка не сочла возможным меня обучить. И почему она умерла так внезапно?
  Вспомнилось, что одну из этих книг она часто читала нам на ночь. Героев почему-то все время звали по разному, и бабушка каждый раз замирала на несколько секунд придумывая имя очередному герою, а вот история всегда была одна и та же. Я до сих пор помнила ее наизусть, правда в интерпретации своей сестрицы Алиски...
  'В одном прекрасном Королевстве, населенном различными существами, правил добрый справедливый король... Иван (Еремей, Додон - кому какое имя больше нравится). И все жители Королевства были довольны и счастливы. Но однажды, напали на Королевство злые маги-сарацины и уничтожили почти все прекрасное, потому что в Королевстве жили одни пацифисты и воевать умели плохо.
  И вот в один прекрасный день появились в Королевстве дундуки (честное слово, это бабушка их так обозвала). Никто не знал, откуда пришли эти высокие беловолосые маги с холодными, словно лед глазами. Но они бросили вызов тиранам и началась война, которая длилась очень долго - лет 50 точно.
  А потом один дундукский паренек влюбился в дочь короля Ивана (Еремея, Додона) и, спасая ее от вражеской армии, оказался вместе с ней на берегу озера в краю Тысячи озер. Из воды к ним вылез старый мудрец, который рассказал, что есть такой Лунной храм, с помощью которого можно победить любую даже самую многочисленную армию. Только для этого нужен волшебный камень, который находится в параллельном мире и человек без капли магии в крови. Узнав, где находится храм, молодой дундук отправился в параллельный мир искать камень и ведь нашел! Только половина его сопровождающих решила в том мире навсегда остаться. Мальчика без магии ему тот старый мудрец привел. И отправились они все Лунный храм искать.
  Идут-идут, а мудрец и говорит дундуку, что у него в команде соглядатай сарацинский. Потому как сарацинские маги могут разумным существам мозги промывать и на свою сторону склонять, оставляя на лбу отметину в виде двух красных пятен. Дундук соглядатая убил и пошли они дальше. Нашли храм, вставили камень куда надо, поставили мальчика в центр храма и всё - победили! Мальчика, правда, никто не видел больше, но зато столько людей спасли. А камень поместили в самой высокой башне в Дундуке. И жили с тех пор вполне себе счастливо'.
  Почему-то сейчас, после смерти бабушки, мне казалось, что в сказке есть какой-то смысл, который я так и не смогла понять, сколько бы бабушка нам ее не рассказывала. Звонок мобильника заставил вздрогнуть не только меня, но и моих родителей. 'What are you want from me?' - надрывался любимый Дашкой Адам Ламберт, возвещая, что звонит никто иной как моя любимая подружка.
  - Алло? - голос получился каким-то жалким и Дарья тут же поинтересовалась, что у меня стряслось. - У меня умерла двоюродная бабушка Алевтина. Помнишь я рассказывала тебе о ней, - должно быть мой голос был едва слышен, но сказать громче я это не могла. Само слово 'смерть' наполняло меня мистическим ужасом. В отличии от Даши я не могла трезво смотреть на жизнь и верила и в привидений, и в инопланетян, и даже в Деда Мороза - не совсем такого как его описывают маленьким детям, но кто-то подобный должен существовать - мои желания на Новый год почти всегда в точности сбывались.
  - Помню, - ответила Шорохова. Я представила, как она по привычке прикусила нижнюю губу, и улыбнулась. - Мне жаль...
  Она не помнила мою бабушку, я знаю. По какой-то невероятной рассеянности она умудрялась забывать даже самые простые вещи, например имя моей собаки, которую видела каждый день в течении вот уже 7 лет. Но мне были приятны ее сочувствие и забота. Я даже не совру, если скажу что мне стало легче.
  Я уже собиралась спросить как у нее дела, но мы подъезжали к Лошадкино и мама попросила выключить телефон. Договорившись встретиться с Дашей в воскресенье, я отключилась.

  Добротный трехкомнатный дом встретил нас непривычной суетой. Соседские старушки, из тех, что более лояльно относились к бабушке Але, помогали организовать и похороны и поминки, которые должны быть завтра.
  - Как на Алевтину похожа, - дергали они меня в разные стороны, словно первый раз увидели, и умильно, на их взгляд, но никак не мой, трепали за щеки. Хотя я и в самом деле похожа на двоюродную бабушку - такие же длинные темно-русые волосы до сидячего места, ярко-синие глаза, многие не верят даже, что это естественный цвет, утверждая, что я ношу линзы, и чуть вздернутый нос с редкими веснушками по весне. Вот только я в отличии от бабушки была довольно высокой - 177 см, а баба Аля хоть и не выглядела хрупкой, казалась довольно маленькой.
  Вырвавшись из цепких старушечьих рук - от всех этих дурацких 'нежностей' я чувствовала лишь раздражение, прошмыгнула в маленькую комнатку, в которой жила приезжая сюда. Всё здесь было точь-в-точь как прошлым летом (этим я не приезжала, потому что поступала в университет): большой комод из темного дерева, стол и стул у окна и старенькая полуторная кровать в углу.
  На комоде лежала стопка книг, а сверху простой белый конверт, адресованный мне. Эти книжки бабушка долгое время не давала мне трогать, словно страшась чего-то. И вот теперь они мои... Взяв книжки и письмо, я устроилась на кровати, стараясь не думать о том, что в соседней комнате стоит гроб. Письмо было запечатано и мне пришлось рвать конверт, чтобы достать небольшую белую бумажку, на которой оказалось совсем крошечное послание.
  'Здравствуй, маленькая моя Чайка. Оставляю тебе свои книги в надежде, что когда-нибудь ты сможешь их прочитать и вернуть мне. С нетерпением жду тебя с той стороны. P.S. Даже если мы никогда не встретимся - не печалься'.
  Несколько минут я с непониманием таращилась на бумажку. Написанное было слишком... странным. Неужели баба Аля хочет, чтобы я поскорей умерла и встретилась с ней.. где? На том свете? А для пущего эффекта мне предлагалось прихватить с собой и книги.
  Взгляд скользнул по книжкам. Такие необычные - все в темно-синих кожанных переплетах с рельефным тиснением и выведенным серебром названием. А внутри какой-то непонятный чужой мир, спрятанный за незнакомыми буквами чужого алфавита. В двух из них даже были картинки, на которых изображались разнообразные монстры и просто незнакоммые существа, из-за чего я решила, что это сказки или мифы, в другой - травы и прочие растения - должно быть какой-то лекарственный сборник. Остальные содержали только текст.
  Еще пару раз пробежавшись глазами по записке и так и не найдя в ней иного смысла, чем ранее, сунула ее в одну из книг. Книги запихнула в рюкзак, чтобы не забыть. Что делать дальше я не знала. Отсидеться в комнате? - до вечера осталось совсем немного времени. Или быть может маме нужна помощь?
  С трудом переборов себя, я все же выглянула из комнаты. В доме царила глухая тишина, словно все старушки одномоментно испарились, прихватив за одно и моих родителей. Хотелось позвать папу или маму, но нарушать эту вязкую тишину было страшно. И я с замиранием сердца на цыпочках направилась к выходу в сени, стараясь не смотреть в сторону закрытого крышкой гроба.
  Почему он закрыт?
  Пулей вылетев в сени, я наткнулась на маму, метавшуюся между плитой и печкой. Мне тут же стало спокойно и стыдно одновременно.
  - Мам, помочь? - робко спросила я, не зная в каком настроении пребывает родительница. Меня, как младшую в семье, то не допускали к готовке вовсе, мотивируя это тем, что я все делаю медленно, а надо побыстрее, то упрекали в неумении как следует готовить и тут же пытались восполнить пробелы в моем образовании.
  - А? - мама на секунду замерла, словно пытаясь уловить смысл сказанного мною. - Картофель почисти, - согласилась на помощь она, махнув в сторону огромной кастрюли доверху набитой крупной картошкой. Откуда она взялась не знаю - ни бабушка Аля, ни мамина мама бабушка Настя огород никогда не держали.

  Ночью пошел дождь. От переполнявших тревог и страхов мне не спалось, и потому, натянув джинсы и простую коричневую футболку с длинным рукавом, я села на подоконник, наблюдать за капельками дождя, бегущими по стеклу. Помнится в детстве это была наша с Алисой любимая игра.
  В доме царила обычная тишина, только в подполе шебуршали мыши - после смерти бабы Али куда-то пропал и ее кот Жозеф - соседские старушки почему-то были уверены, что он ушел в лес умирать. В подполе у нас ничего не было, кроме пары банок старого крыжовникового варенья, которое бабушка не любила, и активность мышей мне была совершенно непонятна.
  За окном мелькнуло что-то белое. Я не успела рассмотреть, потому что как раз в этот момент в полоборота пялилась на пол, решая боюсь я мышей или все-таки нет. Но даже то, что успела ухватить часть моего сознания мне не понравилось. По спине прошел холодок.
  Решив, что мыши не такой уж страшный зверь, я спустилась на пол и замерла прислушиваясь. Где-то на дворе хлопнула дверь, заставив мое сердце биться быстрее в несколько раз. Идти проверять, что там происходит я не собиралась, но и оставаться одной в комнате мне было страшно. Выглянув за дверь и не обнаружив ничего страшного, я вышла из комнаты на кухню. Прямо напротив моей двери было окно, справа - дверь на сени, слева вход в общую залу - там на крепкосколоченых табуретках возвышался гроб, и оттуда можно было пройти в комнату бабушки Али, где сейчас должны были спать родители. Надо было не выделываться и ложиться вместе с ними, но я ведь большая... и глупая.
  Пока я в нерешительности стояла посреди кухни, за окном вновь мелькнул силуэт. На этот раз я его разглядела гораздо лучше - невысокая плотная фигурка облаченная в белую рубашку и темную юбку, длинные, темные от дождя, волосы уложены вокруг головы...
  Комок в горле несколько секунд не давал вздохнуть и мне казалось, что я умру прямо сейчас, от переполнявшего меня ужаса. Но как оказалось, это еще далеко не всё, что приготовила для меня сегодняшняя ночь.
  Развернувшись в сторону залы, чтобы пройти в спальню к родителям, я услышала как за спиной тихо скрипнула дверь. Обернуться было страшно и я просто кинулась бежать, но меня тут же поймали, зажимая холодной мокрой рукой рот, другой удерживая мои руки и прижимая к промокшей насквозь одежде. Истерично задергавшись в наивной попытке освободиться, я добилась лишь того, что получила увесистую оплеуху, от которой потемнело в глазах и чуть закружилась голова.
  Когда в глазах прояснилось, неизвестный уже вытащил меня на сени. Прекрасно ориентируясь в кромешной тьме, дотащил до двери, ведущей во двор, где баба Аля хранила дрова и все то, что в принципе было не нужно, но было жалко выкинуть. Стащив с крутой лестницы вниз, похититель потащил меня к распахнутой настежь двери, ведущей в яблоневый сад, сразу за которым начинался лес.
  Дождь усилился. Ветер больно хлестал по щекам, бросая в и без того мокрое, от внезапно хлынувших слез лицо пригоршни холодной воды. Ноги без ботинок быстро промокли и замерзли, и не слушались меня, став ватными и тяжелыми - я и не особо старалась напрягать их, обмякнув в руках мужчины, которому, кажется, было всё равно - молча и упорно он тащил меня в лес в сторону озера. Не иначе как этот псих решил утопить меня. Но за что?! За что-о? Что я сделала не так? Лихорадочно попыталась припомнить всех мною обиженных, но на ум ничего не шло, кроме маленькой заплаканной девчонки с растрепанными косичками, с которой подралась, когда приезжала сюда на лето после первого класса. Помню, как мне тогда было стыдно и я пообещала бабушкам, что больше никогда не буду драться. Бабушка Настя похвалила меня, сказав, что девочки не дерутся, а баба Аля сказала всего одно слово: 'Глупости!'. Но с тех пор я действительно, ни с кем не дралась, даже когда меня сильно обижали. За меня всегда заступались Даша или Лешка. Но сейчас их рядом не было, а озеро становилось всё ближе. До него оставалось метров 50, когда мужчина вдруг передумал хранить молчание.
  - Где ты? - глухой, мертвый голос без капли каких-либо эмоций гулко разнесся по лесу, с легкостью перекрывая шум дождя, бодро барабанящего по еще зеленой листве и поверхности озера. - Отдай карту. Или девчонка умрет, - неестественно холодные пальцы сжали мое горло, лишая доступа кислорода, сильные руки без видимого напряжение приподняли меня над землей, наконец-то позволив взглянуть на моего мучителя. Им оказался дядя Ваня - местный рыбак-алкоголик. Его тщедушное хилое тело никак не вязалось с той силой, что сейчас держала мою немаленькую тушу над землей. На некрасивом, раньше времени состарившемся лице с обвислыми щеками, застыла мертвенно-бледная маска с двумя тускло-красными пятнами на лбу. Глаза его казались пустыми стекляшками, которые беспрепятственно омывал холодный дождь...
  Наверно я потеряла сознание. Потому что, когда вновь открыла глаза, на небольшой поляне возле озерка никого не было - только я и дождь. И странное мерцающее облачко продолговатой формы в нескольких десятках метров от меня, возле которого в нерешительности топталась.. бабушка Аля! Созерцание умершей родственницы не вызвало должного отклика в моей душе - я мужественно промолчала тупо глядя перед собой немигающим взором. Заметив, что я очнулась призрак бабушки (а что это еще могло быть?) принялся активно жестикулировать, словно приглашая пройти через мерцающее нечто вместе с ним. Но бабушка по папиной линии любила повторять, что если вас куда-то зовет покойник, лучше не ходить - не вернетесь. Да и не там ли находится 'та сторона', о которой писала баба Аля в своей записке.
  Я же не хочу умирать?
  Закрыв глаза, я некоторое время сидела на размякшей земле, ощущая как мокрая одежда неприятно липнет к телу уже нисколько не спасая от дождя. Холодно. Страшно. И одиноко. Но умирать я не хочу.
  От еле сдерживаемой истерики у меня затряслись руки. Казалось еще одна самая маленькая капелька и чаша терпения переполнится, и я взорвусь! Перед мысленным взором отчего-то нарисовалась картинка, как я падаю на колени и бьюсь головой о землю, громко хохоча, словно обкуренная баньши, а потом взрываюсь, разлетаясь на мириады маленьких кусочков... Надо хоть поцеловаться с кем-нибудь, а то так и умру нецелованная, а мне почти 18 лет... Стыд и позор... Лешку попрошу - друг он мне или не друг? И девушки у него сейчас вроде нет - ревновать некому... А умирать мне еще рано...
  Открыв глаза, я сделала вид, что не вижу ни бабушку, ни ту странную штуку рядом с ней. С трудом поднявшись на ноги, стараясь осторожно ступать по раскисшей земле, побрела в сторону дома. Уже светало. Возможно родители проснулись и, не обнаружив меня в комнате, встревожились. А может подумали, что я просто проснулась пораньше и пошла погулять... в одних носках. Что им сказать? Правду? Прокрутив в голове эту свою 'правду' я невольно усмехнулась - такое даже озвучивать смешно. Нет-нет, никому ничего не скажу! Утром позвонила Даша. Они с Лешкой ехали в парк и мне до слез захотелось оказаться в машине вместе с ними. Кажется, я превращаюсь в плаксу, но настроение было паршивым и к тому же я, кажется, заболела. Зато уговорить родителей не оставаться еще на одну ночь оказалось довольно просто и поздно вечером мы уехали из Лошадкино.

  Последнее воскресенье сентября выдалось солнечное, хотя в городе и в субботу не было дождя. Из приоткрытого окна доносились звуки улицы и изредка чириканье птиц. Мне казалось, я месяц не была дома и вот, наконец, вернулась.
  Укутавшись в два одеяла, я лежала на кровати с намотанным на шею колючим шарфом, под который мама запихала капустный лист измазанный медом, и с наслаждением болела, поглощая очередной любовно-юмористический роман. Мысль, что завтра мне не нужно идти на учебу одновременно тревожила и грела душу. Тревожила, потому что я совсем не люблю прогуливать занятия, пусть и по уважительной причине, а грела душу оттого, что заниматься ничегонеделанием как ни крути гораздо лучше, чем сидеть на парах.
  Однако ближе к вечеру я изнывала от скуки. Даша не приходила, телефон ее весь день механическим голосом отвечал, что абонент вне зоны доступа сети, впрочем, как и Лешкин. Мама, запихав в меня очередную порцию куриного бульона, накачалась успокоительного и завалилась спать. А папа... посидев со мной 15 минут и вслух поразмышляв о парнях и их отсутствии у меня, так достал, что пришлось выгонять его чуть ли не силой. Папа обиделся, но, похоже, чувствовал, что свой отцовский долг он выполнил.В отличие от родителей моих знакомых девчонок, мой папа считал, что у каждой девушки должен быть молодой человек, непременно хороший и непременно социально-активный. Что папа подразумевал под словом 'хороший' я затрудняюсь ответить, но наверно чтоб не пил, не курил и раньше времени к дочери не приставал со всякими непристойностями. А социально-активный - это чтобы дочь дома появлялась только чтобы переночевать. А всё остальное время дочь должна быть на учебе, на кружках-тренировках, в музее-кино- парке-кафе-клубе-хоть просто на пешей прогулке вокруг Земли. Учиться при этом позволялось хоть на одни тройки, главное чтоб из универа не выгнали. Кстати, Алиса с планом нашего папы успешно справлялась, при том, что жила она в развеселой общаге, училась на одни пятерки, да еще и классно готовила. Сестру я свою очень любила и гордилась, но рядом с ней чувствовала себя неудачницей, какой-то ухудшенной версией что ли.
  Уже в девятом часу, когда я досматривала 18 серию скаченного сегодня аниме, наконец-то появились мои друзья. От одного их присутствия мне стало легче и с радостью оторвав пятую точку от кровати, я пошла с ними на кухню - пить чай.
  Пока Лешка расставлял чашки и заваривал нам всем мой любимый зеленый чай с малиной, я размышляла над тем, что весь день провалялась в постеле и теперь должно быть выглядела как огородное пугало, а ведь собиралась приставать к парню с поцелуями... Фу, как это глупо. Постаравшись отогнать нарисованную воображением картинку, где мы с Лешкой самозабвенно целуемся под открытым звездным небом, я перевела взгляд на Дашу. Что-то было с ней не так. Короткие растрепанные волосы не скрывали нахмуренного лба, на котором словно диверсат посреди открытого поля разместилась вертикальная морщинка, прямой, и зимой и летом покрытый мелкими веснушками нос чуть сморщен, а зеленые глаза, в которых обычно отплясывали джигу бесенята, сейчас казались непривычно грустными и... виноватыми? Посмотрев на Зверева более внимательно, обнаружила, что он тоже какой-то весь виноватый - даже плечи опущены, и взгляд такой жалостливый что ли - как на ущербную какую смотрит. Что-то случилось... у них.. двоих.
  В голову забрела случайная мысля по этому поводу, но я испуганно прогнала ее прочь.
  - Что-то случилось? - спросила я осторожно, отхлёбывая горячий чай из своей кружки с картинкой в виде играющих котят на боку. Кружка была откровенно страшной - нам их одинаковые подарил Зверев на 8 марта лет 5 назад. Дашка свою разбила в тот же год - по-моему она это сделала специально, чтобы не видеть страшные котячьи морды, а моя до сих пор была жива.
  - Да! Я перевожусь в другое учебное заведение! - Дашка расплылась довольной улыбкой на пол лица, которая спустя несколько секунд вновь стала какой-то извиняющейся.
  - И где ты будешь учиться? На кого? - заявление подруги мне даже понравилось. Я ведь знала, что она терпеть не может свой технарь и выбранную случайно профессию.
  - Со мной, - подал голос Лешка, поставив на стол плетеную корзинку с круассанами и сев на табуретку рядом с Дашей.
  - С тобой? - глупо переспросила я, переводя взгляд с одного своего друга на другого. - Природопользование?
  - Да, - Лешка даже кивнул.
  Закончив школу, Зверев сразу же поступил в малоизвестный институт на факультет 'природопользование'. Мне это показалось странным тогда, потому что Лешка, хоть и любил ходить в походы, на яростного природовика не походил совершенно. Я скорее видела его каким-нибудь немногословным IT-специалистом. И всё же известие, что моя горячо любимая Дашка решила податься на ту же специальность, поразила меня гораздо больше. Дашка и природа вещи несовместимые.
  - Как? - спросила я глядя в серые глаза Алексея с плохо скрываемым ужасом.
  - Выгнали. Предложили. Стипендия. Общага, - пожав плечами отозвался парень в своей любимой манере. Когда мы только познакомились, Лешка разговаривал вполне нормально, но потом что-то с ним случилось и он стал общаться вот так вот... странно и убого. Так и представляю как он будет девушке в любви признаваться и звать под венец: 'Восхитительная. Люблю. Замуж'.
  Сейчас же выходило, что Дашку выгнали из технаря, а тут подвернулось предложение от факультета 'Природопользования'. Шорохова вряд ли была в восторге, но там предложили стипендию, да еще и место в общежитии и Дарья не устояла. А теперь бы с подробностями? Свою мысль я и поспешила озвучить, даже не глядя на Леху - подробности с него как со слона шерсть.
  Дашин рассказ начался вполне бодренько, даже с юмором, но потом она начала замолкать, оговариваться, с надеждой пялиться на Леху. Леха хмуро молчал и с каикм-то затаенным сожалением в темных глазах смотрел на меня.
  - Может мне тоже иняз бросить и к вам перевестись? Будем вместе учиться, - в шутку предложила я, но Даша отчего-то побледнела и также яростно, как только что убеждала меня, что 'природопользование' это супер как круто и классно, начала убеждать в обратном.
  - Вы меня за дуру держите? - в конце концов, рассердилась я, убедившись, что по крайней мере половина из сказанного здесь попахивает большой и толстой лапшой, которую пытаются наматать мне на уши.
  - Нет, - виновато сказала подруга. - Меня правда выгнали из технаря... Но родителям об этом лучше не знать, понимаешь? А это природоведение, конечно, ерунда, но меня ведь больше никуда не возьмут, тем более учебный год уже начался.
  - Ладно, - слова Дашки звучали вполне правдоподобно, а я слишком устала. Тело опять ломило, горло под вечер першило особенно сильно и мне хотелось поскорее забраться под одеяло.
  - Мы тогда пойдем, - Даша поднялась и дернула Лешу за руку, заставляя встать и его. Это движение не укрылось от моего ревнивого взгляда. А потом они просто ушли... вместе. Может они начали встречаться и просто не хотят мне сказать об этом, чтобы не обидеть. Хотя чем? Ведь о том, что мне очень нравится Лешка я не сказала даже своей лучшей подруге...



  Даша
  Отцепившись, наконец, от мягкой кофты, я чуть отстранилась от спасшего меня от неведомой участи парня, чтобы как следует рассмотреть его. Черная толстовка, белые кроссовки, да и широченные штаны держащиеся на попе за счёт честного слова, оказались мне знакомы. А вот симпатичную мордаху мне удалось рассмотреть впервые. Светлые волосы, коротко стриженые с боков и сзади и более длинные сверху, падают на лоб мелироваными прядками, серые глаза обрамлены тонким ободком более темного цвета по краю радужки, нос чуть широковат, левое ухо проколото в двух местах, а пухлые губы, как я уже убедилась, такие приятные на вкус, что мне вновь захотелось коснуться их. Почувствовав, как щеки начинают гореть, я поняла, что краснею и смущенно перевела взгляд на его кроссовки. Черт, не хватало, чтобы Сергей, а это был именно он, понял, что я хочу с ним целоваться.
  - Ну как, понравился? - голос парня был слишком серьезным и я невольно вновь подняла на него глаза.
  Лешка красивее, но этот парень тоже очень симпатичный и да, он мне безумно нравится. Врать я не собиралась, впрочем честно сознаваться тоже. Поэтому лишь неопределенно пожала плечами. Вышло совсем не плохо - я даже мысленно поаплодировала себе, буквально кожей ощущая неудовлетворение Сергея от моего ответа.
  - Где мы? - как мы сюда попали, я спрашивать не стала, логично рассудив, что мерцающее облако было чем-то вроде портала. Удивительно, но страха не было, лишь легкое беспокойство на грани сознания. Должно быть причиной тому было присутствие Сережи. Я вообще не считала себя храброй, но редко чего боялась находясь в компании знакомых мне людей, особенно в присутствии Стаськи, которую частенько приходилось защищать, и Лешки, который, я уверена, при необходимости защитил бы нас обеих.
  - Это Фэрэй, - скупо бросил парень, уже таща меня по еле заметной тропинке, идущей по кромке осеннего леса к окраине какого-то города.
  - О, мне это так о многом сказало!
  Но мы успели сделать не больше 10 шагов, как портал вновь активировался и из него выпала симпатичная длинноногая девушка. Хорошо-хорошо, она была просто красотка - это было заметно даже несмотря на то, что ее физиономию перекосило от нереальной боли, которую она сейчас испытывала. Внутри у меня всё сжалось в напряженный комок, но не от жалости, а от мысли, что Сергей сейчас подойдет к ней и будет успокаивать также, как и меня. Я даже схватила его за рукав, чтобы удержать, но тут же испуганно отпустила и сделала шаг в сторону от молодого человека, осознав, что просто не имею права мешать ему.
  Моих трепыханий Сергей, вроде как, не заметил и я была этому очень рада. Все его внимание было обращено к девушке - а вот этому не очень. Несколько секунд он наблюдал за ней, после чего все-таки подошел к ней вплотную и поднял на ноги, но прижимать к себе не стал.
  - Тише, малышка, сейчас тебе станет легче, - успокаивающе шепнул он ей. Это она-то малышка?! Да эта дурында на полголовы меня выше даже если снять с нее каблуки! Сердце обиженно ёкнуло - я знала, что последует за этими словами. Моё прекрасное настроение испарилось. Без следа! Я, кажется, дура...
  Сергей повернулся так, что оказался ко мне спиной и мне был виден лишь его наклоненный вперед затылок и маленькая татуировка в виде изогнутой ящерки у основания шеи. Остро захотелось придушить его.
  Через несколько секунд девушке стало лучше - по-моему мне было плохо гораздо дольше. Сергей отступил от девицы на шаг и кивнул на тропинку.
  - Пойдемте, пока еще кто-нибудь не вывалился на мою голову, - парень обворожительно улыбнулся девчонке.
  - Я на твою голову не напрашивалась, - недовольно пробурчала я и наградила парочку сердитым взглядом. Я просто должна была - иначе лопнула бы от злости.
  Показалось или улыбка Сергея стала хитрой и.. самодовольной?
  - Куда я попала?- глэмка (опять эти выдры драные встают у меня на жизненном пути) поправила короткую юбку, едва прикрывающую ее тощую задницу, после чего посмотрела на Сергея и похлопала длиннющими ресницами - честное слова, я думала она улетит.
  - Это параллельный мир, материк на котором мы находимся называется Фэрэй. Здесь кроме людей живут еще многие другие народы - вы сами увидите уже в городе. Не пугайтесь - никого опасного в столицу не пускают, - ответил Сереженька, чтоб его - я только рот смогла открыть от злости и тут же его захлопнуть - для меня ответ был гораздо короче. - Идемте же...
  Глэмка сделала неуверенный шаг по тропинке, но тут же пошатнулась - мягкая земля не располагала к хождению на высоченных шпильках. Мило, как ей наверно казалось, улыбнувшись, девушка привычным движением подхватила Сергея под руку и буквально повисла на нем.
  - Надеюсь ты поможешь мне, - она так интимно заглянула парню в глаза, что у меня кулаки зачесались, - на каблуках не очень удобно передвигаться по земле.
  Сергей лишь кивнул и потащил, теперь уже эту выдру, а не меня, в сторону города. 'А мне, типа, помощь не нужна?' - подумала я, но вслух ничего не сказала, потому что в помощи я действительно не нуждалась.
  Путь до города я провела в молчании. Сергей и глэмка о чем-то трепались, но мне было не слышно, а чтобы встревать в их разговор я была слишком обижена...

  - Аминатоль, столица, - возвестил Сергей громко, когда мы пересекли городскую черту, наверное решил, что сей факт необходимо знать не только этой размалеванной кукле, но и мне.
  Столица походила на один из старинных европейских городов такими, как я их воображала, потому что никогда нигде не была дальше соседнего Питера. Узкие улочки с одно- редко двухэтажными домами из серо-бежевого камня по обеим сторонам, какие-то кабаки, в которые я нерешилась бы зайти в одиночестве даже днем, несколько пьяных людей возле них... Надеюсь так неприятно только на окраине города.
  - Так стрёмно, только здесь - на окраине, - словно прочитал мои мысли парень. - Обычно новичков встречают гуурды - ключники порталов и доставляют до ворот Школы телепортом, но так как я вспугнул ваших встречающих, нам придется пройти через город.
  Я ухватилась всего за два слова: 'новичков' и 'Школы'. Над этим стоило поразмышлять, как-нибудь на досуге.
  Мы тем временем вышли на довольно широкую, хорошо освещенную солнцем улицу. Здесь было гораздо приятнее и веселее. Туда-сюда по своим делам сновали люди и не совсем.. люди. Глэмка, я так и не узнала ее имени, несколько раз взвизгивала, узрев очередного жителя столицы, и сильнее стискивала руку Сергея - один раз он даже вскрикнул, скорей всего от неожиданности, и обозвал глэмку дурой, но она не услышала. Зато я была счастлива, хотя мне и самой пару раз хотелось орать от ужаса, глядя на местных жителей, но я сдерживалась. В конце концов, может я просто сплю...
  Таращась по сторонам, я шла следом за 'сладкой парочкой' ориентируясь на бубнящий голос Сергея, и не заметила как налетела на тощего уродца с большой головой. Глаза и рот существа оказались и вовсе огромны. Уродец грохнулся на темно-серую брусчатку и укоризненно посмотрел на меня, вероятно надеясь на помощь. Да Боже упаси, касаться не пойми кого в этом странном мире.
  - Подняться не поможешь, - не спросил, а констатировал факт монстрик. Голос у него оказался чертовски красивым, бархатистым и затягивающим, я даже подавилась воздухом от неожиданности. Наверно, если бы мне таким голосом вещали об истории мировой экономики я бы слушала очень внимательно и запомнила... хотя бы треть. Под влиянием этого прекрасного голоса, я вдруг передумала и решила срочно помочь неизвестному существу. Ринувшись на уродца в тот самый момент, когда он сам решил подняться, я хорошенько впечаталась головой ему в лоб. У меня-то голова крепкая, я даже пару лет в нежном подростковом возрасте боксом занималась и тренер всегда хвалил мою крепкую черепушку. А вот у монстра с этим делом было гораздо печальнее - он громко застонал, схватившись за покалеченное место и рухнул обратно на дорогу, видимо отбив еще и то, на чем обычно сидят, которое вряд ли успело оправиться с предыдущего падения. В порыве невероятной любви к ближнему и сожаления своей неуклюжести, я вновь кинулась помогать местному жителю, наступив на его неожиданно разлапистую конечность, споткнувшись об нее же и как результат распластавшись поверх спасаемого. Монстр взвыл! Громко и очень протяжно - вся бархатистость и сексуальная тягучесть мигом пропали из его голоса.
  Встать или хотя бы сползти с неизвестного уродца никак не удавалось, главным образом потому, что он тоже барахтался и ужасно мешал мне. Поэтому когда сильные руки приподняли меня и поставили на землю, я была очень благодарна спасителю.
  - Что ты тут творишь? - прошипел Сергей, сердито уставившись на меня.
  - Ничего, - я кивнула в сторону распластанного на брущатке местного жителя. Всё-таки мы были в разных весовых категориях, и ему здорово досталось.
  Сергей перевел взгляд на покалеченного и, изменившись в лице, кинулся помогать ему.
  - Извините, аль Биор, - произнес Сергей виновато, словно это он только что барахтался с этим Биором в придорожной пыли.
  - Мятников? - уродец наконец-то оказался в вертикальном положении и его голос вновь приобрел чарующие нотки. - Ничего страшного, - сказал и посмотрел на меня, а сам скривился, как от зубной боли. - Вы бы, молодой человек, получше смотрели за своей девушкой. Как бы она еще кого-нибудь не покалечила, - произнес он с достоинством и пошел... от нас подальше. Вот сглазил же. Ей-Богу...
  - Кто это? - спросила я, просто чтобы нарушить молчание, которое казалось мне зловещим. У Сергея было такое мрачное выражение лица, что мне начало казаться, что еще немного и он меня убьет. Но пареь, дождавшись, когда аль Биор скроется за высокими темными воротами, расположеными в 20 шагах от места происшествия, тоненько хрюкнул, после чего заржал как сумасшедший, согнувшись пополам.
  - П..п...п..п, - заело все еще смеющегося парня. Я уже всерьез стала беспокоиться за его умственное здоровье - мало ли этот тощий какой-нибудь профессиональный проклинатель. Я знала два способа выведения из истерики, правда они скорее относились к девушкам, но думаю и для парня сойдет: 1. поцеловать, 2. отвесить пощечину. Очень хотелось воспользоваться первым способом, потому что Мятников, это ведь его фамилия? мне безумно нравился даже вот такой сумасшедший. Но этот гад, целовал эту мымру-глэмку и всю дорогу чуть ли ни на себе ее тащил о чем-то мило беседуя. Кстати, где она?
  Я огляделась по сторонам и не обнаружив попутчицу даже немного встревожилась за нее. Сергей все еще ржал, позабыв, что является нашим провожатым, потому что кого-то там, кого я забыла, вспугнул - пришлось его стукнуть.
  Я замахнулась, но моя рука не успела коснуться его лица, так как оказалась до боли зажата в стальных тисках.
  - Не надо, - тихо произнес парень, ослабляя хватку и целуя мою ладонь. Бабник.
  Я вырвала руку и потерла то место, где секунду назад были его пальцы. Душу захлестнула волна обиды, к глазам подступили слезы - со мной такое редко бывало и с чем это было связано сейчас не знаю. Чтобы как-то разрядить обстановку, хотела спросить, где глэмка, но все никак не могла справиться с собой и потому молчала, боясь, что голос сорвется и выдаст мои расстроенные чувства.
  - Прости, - произнес Сергей тихо и притянул к себе, сжимая в объятиях. По телу пробежала волна тепла и удовольствия. Хотелось прижаться к нему сильнее, положить голову на грудь и просто стоять вдыхая его неповторимый аромат...
  - Пусти, - грубо сказала я, вырываясь. В глубине души я надеялась, что он задержит меня, но я тут же получила свободу - по перовому требованию, так сказать. - Обнимайся со своей красоткой, - зло добавила я.
  - Спасибо, что разрешила, - спокойно ответил Сергей, натягивая на лицо мерзкую маску равнодушия. - Но я бы и без разрешения как-нибудь обошелся. Привык, знаешь ли, сам решать с кем мне обниматься.
  - Ну и катись.. ищи свою глэмку..
  - Не сомневайся, найду. Её, кстати, Катей зовут, - он усмехнулся. - Не плохо бы научиться у людей имя спрашивать, вместо того, чтоб придумывать им не совсем корректные прозвища.
  - Ну и пошел ты к своей... Кате, - еще больше разозлилась я, чувствуя, что прав он, а не я. Еще будет меня манерам учить...
  - Пойду-пойду, - он схватил меня за плечо и потащил к воротам, за которыми недавно скрылся... аль... какой-то аль в общем - я так и не узнала, кто он такой. - В кабинет директора только провожу тебя, раз уж обещал.
  Он подтащил меня ближе к воротам, на самом верху которых было что-то написано большими буквами. Отчего-то эта надпись натолкнула меня на мысль о том, что устную речь местного населения я вполне понимаю... и это довольно странно.
  - К кому в кабинет ты меня тащишь? - не сразу дошло до меня. Что-то часто я в последнее время директорские ковры околачиваю. А мне этого совсем не хочется... опять.
  Сергей не ответил. Он все еще злился непонятно на что - ведь это он обидел меня своим поведением.. своим равнодушием.
  Прошмыгнув в ворота, мы оказались в довольно большом внутреннем дворе - справа и слева расположились два почти одинаковых многоэтажных здания местами заляпанных пятнами неизвестного мне происхождения. Внутренний двор представлял собой странную смесь культурно-облагороженного парка и место военных действий, потому как рядом с ровно подстриженными кустами встречались странного вида ямы (словно там взорвалась минибомба или граната), а под живописного вида... эм, фиг знает, как называется, это странное дерево с серебристым стволом и сине-зелеными листьями, деревьями, в общем, приткнулись полуразрушенные скамейки и фонтанчики. Третье здание, расположившееся между многоэтажками, было чуть ниже, шире и массивнее - даже дверь у него была тяжелая, словно дубовая, толщиной не меньше моей ладони.
  - Куда ты меня тащишь? - немного, совсем чуть-чуть, испуганно спросила я, уверенная, что ничего хорошего за такими дверями скрываться не может. Какая-нибудь местная тюряга?
  - Это Высшая школа Магов, Травниц, Пифий и Охотников, - если честно на ответ я даже не надеялась, но раз мне соизволили его дать...
  - А причём тут охотники? - полюбопытствовала я, так, что Сергей даже споткнулся. Он остановился и посмотрел на меня.
  - Это единственное, что тебя интересует, после того, как я обозначил место твоего нахождения? - спросил он, не отрывая от меня взгляда. Черт, у него такие красивые глазки..
  - Нет, - осторожно ответила я. - Но мне интересно, почему магов и охотников учат в одном месте?
  - Ты не веришь, что это всё на самом деле и всерьез? - Сергей склонил голову чуть на бок, отчего его лицо приобрело умильное выражение - няшка, одним словом (аниме я не люблю, но куда деваться, если их смотрит Стася?). А отвечать вопросом на вопрос не красиво. Хотя, если задуматься над ответом... То, что мы с Лехой попали в аварию, я теперь лежу в коме и мне все это чудится гораздо более вероятно, чем то, что все происходящее сейчас правда.
  По моему выражению лица, парень, видимо, понял ход моих мыслей и тяжело вздохнул, словно готовясь к битве.
  - Почему ты решил познакомиться со мной в парке? - спросила я, потому что, если б мне кто-то трижды наступил на ногу, я б его скорее прибила, чем решила представиться.
  - Почему бы не познакомиться с девушкой? - спросил Сергей, он уже успел затащить меня на второй этаж и теперь мы стояли перед закрытой дверью насыщенного коричневого цвета с более светлыми прожилками. Кажется, в палитре он обозначался как яблоня - у меня вся мебель в комнате была такого цвета.
  Не объяснять же ему, что я не слишком-то пользуюсь популярностью у противоположного пола. Поэтому пришлось вновь неопределенно пожать плечами. Этот ответ Сергея взбесил - он закатил глаза к потолку и, открыв яблоневую дверь, с силой втолкнул меня внутрь, пожелав всего хорошего.
  Сглазил. Едва влетев в кабинет, я врезалась в выпяченный в сторону двери зад человека, который стоял, согнувшись вдвое возле массивного стола, и что-то нашаривал под ним. Его поза как бы говорила: 'пни меня!', но сам человек, вероятнее всего, желал другого. Хорошенько приложившись об стол, он громко охнул и начал медленно разгибаться, схватившись почему-то не за ушибленный лоб, а за поясницу. Я же в это время наблюдала, как небольшая чашечка с чем-то темным, вероятно кофе, у него на столе пошатнулась.. пошатнулась.. да и завалилась на бок, щедро заливая разложенные документы - искренне надеюсь, что там ничего важного не было.
  Человек разогнулся и развернулся ко мне лицом, демонстрируя горизонтальную полосу на лбу - результат 'поцелуя' со столом, голубые, чуть выцветшие печальные глаза, тонкогубый рот и седую шевелюру.
  - Здрасти, - пришлось сказать мне, потому что ничего более умного в мою голову просто не желало приходить. Кажется, передо мной был никто иной, как обещанный Сергеем, директор. Но в отличии от техникумовского, этот не вызывал никаких отрицательных эмоций, кроме стыда, или это положительная эмоция?
  - Здрасти, - сказал он в ответ и, тяжело вздохнув, взмахнул рукой. В ту же секунду всё разлитое кофе собралось обратно в чашку - складывалось впечатление, что директор только и занимается тем, что целый день наводит порядок у себя в кабинете. Я же утвердилась в мысли, что это всё-таки сон. - Судя по одежде, Вы из параллельки. Способности к магии довольно сильные... Как Вас зовут?
  - Шорохова Даша, - ответила я, и директор что-то пометил в своих бумагах, наверно имя мое записал.
  - Будете учиться на мага?
  Я радостно кивнула.
  - Тогда Вам придется забрать документы из того учебного заведения, в котором Вы учитесь сейчас, - произнес директор строча в своих бумагах.
  - Меня оттуда уже выгнали, - честно ответила я.
  Директор посмотрел на меня и потер свой лоб, словно говоря: 'И я уже знаю почему'.
  - Учебный год у нас начинается 1 октября, - мужчина сунул мне в руки какую-то бумажку размером с половину альбомного листа. - Поэтому желательно, чтобы до 30 сентября Ваши документы уже были здесь, - интересно, зачем в этом мире мои документы? Словно прочитав мои мысли, мужчина продолжил: - Помимо магических наук 'параллельники' получают профессию пригодную для мира, в котором они живут. А это, - директор кивнул на бумажку у меня в руках, - направление на проверку магических способностей для выбора факультета, - мужчина посмотрел на массивные часы, висевшие над дверью. - А сейчас Вам лучше пройти в 305 аудиторию. Через 10 минут там будет собрание для новичков из параллельных миров...
  - Ааа, спасибо, - я встала и направилась к выходу. - До свидания, - добавила я и распахнула дверь, очень удачно попав какому-то неудачнику в лоб. Вверх взметнулась стопка листов и я, почувствовав легкий укол совести, кинулась помогать собирать их.
  Перед тем, как дверь в кабинет директора закрылась, я услышала полный усталости стон:
  - Еще один мелкий монстр на мою голову...

  - Ты криворукая лохха, - зло прошипел парень, выдирая из моих рук поднятые мною листы. - Я тебя...
  - Руки переломаю, - раздался спокойный голос у меня за спиной. Сердце испуганно замерло и даже коленки чуть дрогнули, когда на мое плечо опустилась тяжелая ладонь. Ушибленный тоже струхнул - забыв, какую расправу хотел учинить надо мной, захлопнул рот и быстро ретировался прочь по коридору.
  Я же немедленно обернулась, чтобы посмотреть кто стоит у меня за спиной. Красивый высокий парень, длинная челка падает на лоб прикрывая темно-серые глаза ...
  - Леша?! - чувство облегчения и восторга заставило меня на некоторое время замолчать, потому что я не могла выдавить из себя более ни слова, и мне лишь оставалось рассматривать не менее удивленного парня.
  - Собрание? - спросил Леха, первым пришедший в себя, и приподнял левую бровь - любопытно, это как-нибудь связано с тем, что он левша?
  - Да, точно! Давай поспешим, - я подхватила парня под руку и тут же в полной мере ощутила, как несколько десятков глаз со смесью зависти и недовольства прожгли мне спину. Не могу сказать, что так бывало каждый раз, когда Зверев оказывался в нашем со Стасей обществе, но случалось довольно часто, в зависимости от того куда мы направлялись - в ночных клубах нас с Чайкой дружно ненавидели почти все девчонки.
  - Давно ты здесь? - спросила я, пока мы поднимались на третий этаж.
  - Давно, - болтливость Зверева убивала. И сводила на нет всякую надежду узнать подробности об этом мире. К тому же парень казался немного грустным.
  - Почему ты раньше не сказал нам, что учишься в школе магов, охотников и кого-то там еще?! - возмутилась я. Тоже мне, друг называется. Мы со Стасей думали, что Леха с ума сошел, когда узнали, что он поступил в какой-то никому неизвестный институт природопользования. А уж в каком шоке, наверное, были его родители...
  - Нельзя, - вот и весь ответ. Бяка он.
  Проводив меня к нужной аудитории, Лешка к моему восторгу, остался со мной, пообещав после собрания устроить мне экскурсию по территории Школы, а потом проводить домой.
  Аудитория 305 практически ничем не отличалась от тех, что были в универе в нашем мире - такое же большое помещение, заставленное столами, впереди внушительный стол преподавателя с самой обычной доской на стене. Народу в аудитории было не так и много - всего человек 15. Среди них были даже африканец (ну, по крайней мере, он был чернокожим) и азиат.
  Разглядывая находящихся здесь людей, и гадая с кем из них мне придется учиться на одном факультете, я почувствовала чересчур пристальный взгляд справа. Должно быть какая-нибудь девчонка, влюбившаяся в Зверева, жаждет моей крови. Состроив рожицу понаглее, я обернулась в ту сторону, по-свойски облокотившись на Лёшика, и тут же наткнулась на сердитый взгляд Сергея. Он сидел за одной партой с глэмкой, но не обращал внимания на ее бесконечный трёп, буравя взглядом меня и сидящего рядом красавчика - Лешку. Душа моя наполнилась злорадством и я уже подумывала не повиснуть ли у друга на шее под каким-нибудь предлогом и не будет ли это перебором, но тут вошел тот самый аль, которого я сбила с ног у ворот Школы и поваляла в пыли. Пришлось сжаться, притворяясь предметом интерьера.
  - Добрый вечер, - произнес преподаватель, оглядывая аудиторию внимательным взглядом. Боже, кажется, он меня узнал! - Меня зовут аль Биор. Я преподаю в Школе историю и литературу и на первом курсе мы с вами часто будем встречаться. А сейчас я вам вкратце расскажу, как и почему вы здесь оказались...
  Суть длиннющего рассказа, который аль Биор, я всё-таки запомнила его имя, обозначил как 'вкратце', сводилась к тому, что лет 500 назад во время какой-то жуткой войны, часть войск-магов из этого мира перешла в наш и решила там остаться на ПМЖ, а мы, все тут присутствующие люди, их потомки, и потому в нас есть магическая кровь, которая не всегда проявляется в каждом поколении - наши родители, например, могут магией не обладать. В нашем мире магии крайне мало и мы можем спокойно там жить, даже не задумываясь о чем-то таком, хотя может быть тяга к каким-нибудь магическим штучкам, постоянное ожидание чуда что ли. Несколько раз в году в нашем мире устраиваются 'смотрины' - туннель с порталом в этот мир. Люди без магических задатков не видят порталы и не могут через них пройти, даже если их возьмут за руку... Любой, кстати, может отказаться от обучения в Высшей школе Магов, Травниц, Пифий и Охотников и продолжать как ни в чем не бывало жить в своем мире. Но это редкость. Магически одаренные родители сами приводят своих детей на 'смотрины', хотя еще чаще они просто переезжают сюда еще до рождения детей - если ребенок родится обделенным магией, его сюда уже будет не протащить.
  - Первым трем курсам выплачивают стипендию, - сказал аль Биор. - К тому же Вы получите место в общежитии - на учебной неделе желательно жить здесь, а уже на выходные можете отправляться домой. Хотя это скорее рекомендация, чем правило. Если вы не будете опаздывать на занятия с утра, можете отправляться домой каждый вечер. Место в общежитии сохраняется за вами... Каково бы ни было ваше решение относительно учебы, на каждого из вас будет наложено заклинание не позволяющее что-либо рассказывать об этом мире. Это сделано, в том числе, и для вашей же безопасности.
  Нас отпустили, объявив, что в понедельник необходимо пройти проверку магических способностей. В общагу можно было заселиться уже завтра.
  Внезапно пришедшая в голову мысль, заставила сердце болезненно сжаться.
  - Блин, - произнесла я, останавливаясь посреди лестницы и хватая Леху за рукав. - Я здесь, ты здесь, а Стаська... Почему-то чувствую себя предателем. Может мне следует отказаться от этой школы? - я заглянула в Лешкины глаза и содрогнулась от затаившейся в них боли. Показалось, что на моем месте он предпочел бы видеть Чайку и, черт побери, это было немного обидно. Хотя о чем я думаю - мне и раньше казалось, что он к ней неровно дышит и вот подтверждение. Только что-то мальчик слишком застенчив для такого красавчика.
  - Не должна, - произнес Леха, и я едва уловила ход его мыслей, потому что уже подзабыла о своих последних словах.
  - Послушай, но ведь ты каждый день дома ночуешь, значит, сможешь и меня тоже подвозить до этого подставного института, где портал находится, - эта мысль меня немного успокоила. Можно будет также часто общаться с Чайкой как и раньше. Хотя нет... я плохо встаю по утрам, могу и вовсе проспать и подставить не только себя, но и Зверева. Придется поселиться в общаге... Надеюсь Стасечка поймет меня. - Не надо, - озвучила я свои новые мысли. - Поможешь в общагу заселиться?
  Леха лишь кивнул.
  Некоторое время мы честно пытались изучить местные достопримечательности, но я думала о Стаське и, что уж скрывать, Сереге, Леха молчал и тоже о чем-то думал - наверное, тоже о Чайке, Серегой он вряд ли интересовался.
  Потоптавшись у мелкой скульптуры горгульи, которая вдруг ожила, когда я протянула к ней руку и чуть ни оттяпала мне пальцы, решили ехать уже домой.

  В воскресенье я проснулась поздно - около 11 и то только потому, что за мной зашел Леша, чтобы помочь мне с вещами - а я уже решила, что мне все это приснилось. Пришлось что-то срочно врать родителям про необходимость переезда в общагу. К счастью, много не пришлось - родители вполне удовлетворились моим желанием свободы и, поворчав, помогли собрать необходимое. Это оказалось совсем не легкое дело - найти среди вещей необходимые. Леха все время ворчал, что ему несвойственно, что я беру слишком много одежды и, в конце концов, огорошил меня, сказав всего два слова:
  - Форму выдадут.
  Я, конечно, заметила вчера, что внешний вид 'параллельников' сильно бросается в глаза на общем фоне местных жителей, но одевать форму? Стаська была бы в восторге, а я не очень - я против клонирования.
  Из дома мы выехали только после обеда. Мама порывалась отправиться с нами, чтобы посмотреть как я устроюсь. С трудом и не без помощи Лешки я смогла уговорить ее отказаться от этой идеи.
  Загрузив Лешкину хонду, мы выехали со стоянки перед нашим домом и поехали в сторону парка. Внимательно следя за дорогой, Зверев пересек главную площадь, свернул налево, потом направо на небольшую улочку с кирпичными двухэтажными домами за высокими заборами - чтобы добраться сюда самой, мне бы пришлось фиг знает сколько пилить пешком от ближайшей остановки и это, черт побери, не справедливо! Что, если у меня нет машины, то я и не человек вовсе?
  Въехав на огороженную территорию одного из коттеджей, Зверев пристроил машину между блестящей красной BMW и белой потрепанной десяткой. Здесь были и другие машины - всего я насчитала 8 штук, не считая ту, на которой приехали мы с Лешей, и на автостоянке оставалось еще достаточно места, чтобы припарковать машин 5-6. Неужели в нашем городе столько человек по другим мирам шляется?
  Вытащив мои баулы, Зверев молча потащил их к двухэтажному зданию, которое с натяжкой можно было назвать учебным заведением - угу, этот домик выглядел так, словно природопользование это суперэлитная специальность и обучаться тут могут только избранные. Хотя про избранных я абсолютно права.
  Из дверей "института" выглянул высокий подтянутый мужчина в черной форме охранника. На Зверева мужчина даже не взглянул, зато меня рассматривал с такой тщательностью, словно я была редким видом насекомого. Внутри всё сжалось от внезапной паники.
  - Шорохова Дарья, - сказал Лешка через некоторое время, загораживая меня собой, и охранник моргнул, словно занося меня в базу данных. Этот человек казался мне странным и каким-то неживым. Как я узнала позже, так оно и было на самом деле. Сейчас же он отступил в сторону, пропуская меня и Зверева, который повел меня вниз, в подвал. Там, спрятанный за двумя дверями, мерцал портал.
  - Один из немногих постоянно открытых порталов между мирами, - это было одно из самых длинных предложений произнесенных Лешиком за последнее время. Но сказать ему об этом я не успела - он скрылся в портале, оставив меня одну в темном помещении, освещенном лишь мерцанием портала.
  На меня внезапно накатил страх. Будет ли мне также больно, как в прошлый раз? И кто поможет справиться с болью? Леша? Почему-то теперь он воспринимался несколько иначе, чем прежде - сама мысль коснуться его губ казалась предательством. С другой стороны, Сергей говорил что-то о хранителях портала - возможно они помогут...
  - Кого-то ждешь? - похоже я стала слишком тормознутой, что все кому не лень с легкостью подкрадываются ко мне со спины. Я обернулась и увидела Сергея. На нем были его любимые джинсы - шире только море, цветная футболка с глупой надписью на английском языке и толстовка на молнии ядовито-салатового цвета. На плече у него висела большая спортивная сумка - наверное, тоже собрался заселиться в общагу после летних каникул.
  - Не могу решиться, - честно ответила я, глядя ему в глаза. - Опять будет больно?
  С напряжением ждала его ответа, до дрожи в животе желая, чтобы парень меня просто обнял, прижал к себе. И от этого желания чувствовала себя полной дурой! Это так... неправильно желать чего-то подобного от едва знакомого парня.
  - Не будет, - наконец ответил он, склонив голову на бок и разглядывая меня из-под полуопущенных ресниц. - Больно только при первом переходе. Когда попадаешь в тот мир магия пропитывает твою кровь. Чем сильнее боль, тем сильнее магическая сила... Идем.
  Он взял меня за руку и мягко потянул к порталу. Что ж, по крайней мере, вместе с ним было совсем не страшно.
  Лешка терпеливо ждал с той стороны, побросав сумки на траву и ковыряясь в своем телефоне - они здесь вполне себе работали, но дозвониться кому-нибудь было абсолютно нереально. Заметив на заставке счастливую Стаськину мордашку, я печально вздохнула - все таки как не вовремя умерла эта ее бабушка. Ведь если бы Стаська пошла со мной на День города, она возможно тоже оказалась бы здесь, а теперь... Ну уж в следующий раз я обязательно затащу ее в лабиринт!
  Заметив мой взгляд, Зверев нахмурился, и спрятав телефон в карман светло-голубых джинс, подхватил мои сумки и молча направился в сторону одной из двух многоэтажек, к той что находилась справа от учебного корпуса.
  Я только сейчас заметила, что портал вывел нас во внутренний дворик Высшей школы.
  Я кинулась за Лешей, надеясь что и Сергей пойдет следом. Кажется, на этот раз он решил оправдать мои ожидания.
  - Почему ты не вернулся за мной? - спросила я, шагая чуть позади Леши.
  - Не хотел мешать, - ответил он и недвусмыслено кивнул на Сергея. Кажется, я покраснела.
  - Но как ты узнал, что Сергей там будет?
  - Машина.
  Мы вошли в здание общежития и оказались в небольшом холле, из которого в разные стороны вели два коридора, а прямо напротив входа была лестница наверх. Леха уверенно повернул налево и нам с Сергеем ничего ни оставалось, кроме как последовать за ним. Отыскав коменданта, которым оказалась пожилая гномиха (Сергей заявил, что это рамнула, а понятия 'гном' в этом мире не существует, хоть это в принципе одно и тоже), и получив ключи от двухместной комнаты на третьем этаже, в которой на данный момент уже кто-то жил, мы отправились по месту моего нового проживания. С замиранием сердца, я представила, что, по законам жанра, моей соседкой должна оказаться уже ненавистная мне глэмка-Катя.
  Но мне повезло!
  Сгрузив мои вещи на пол посреди комнаты, Леша ушел, сказав, что сам меня найдет часа через три, чтобы отвезти домой. Он был молчаливее, чем обычно и какой-то мрачный. Вспомнилось вчерашнее утро (Боже, это было только вчера!), когда мы вместе выходили из подъезда его глаза смеялись.. что произошло с ним?
  Потоптавшись на пороге, Сергей вытащил меня в коридор. Его серьезные серые глаза с укором уставились на меня, заставляя почувствовать вину, уж сама не знаю за что. Должно быть этот парень обладает ментальной магией.
  - Что у тебя с этим? - Сережа, о да, мне хочется называть его именно так, кивнул головой в сторону лестницы. Там никого не было, но я знала, что он имел в виду Зверева. И мне не слишком понравился его пренебрежительный тон в сторону моего друга.
  - Мы друзья, - я в последнее время так часто говорю правду, что возможно все-таки попаду в рай.
  - И всё? - парень то ли не поверил, то ли хотел услышать еще что-то.
  - Да, и всё, - ответила я.
  - Всё равно моей будешь, - произнес он слишком серьезно, чтобы я могла усомниться в его словах. Но, черт меня побери, если я была против, несмотря на его самоуверенность и наглость, и его замашки бабника. Последнее огорчало меня больше всего. Он ушел, махнув на прощанье и не сказав даже, когда мы увидимся снова. Это раздражало и вновь наводило на мысли о том, чего в действительности хочет от меня этот парень?
  Я вернулась в комнату. Она оказалась больше, чем я ожидала и была обставлена вполне приличной мебелью, а не какой-нибудь рухлядью, которой самое место на помойке. Две одинаковых кровати по разным сторонам единственного, зато большого, окна, стол с ящичками между ними, явно рассчитанный на двоих, пара табуреток возле него, и два небольших шкафа. Так как на одной кровате уже сидела рыжая девчонка, вторая явно была моей.
  - Привет, - вспомнила я о вежливочти, подтаскивая свои сумки к шкафу. Я собиралась разложить свои вещи по полкам и посмотреть сколько еще места останется, и что еще следует притащить сюда.
  - Привет, - отозвалась девушка и, хотя в данный момент я стояла к ней спиной, почувствовала как она с любопытством рассматривает меня. - Меня зовут Илия Руфус, а тебя?
  - Даша Шорохова, - я повернулась к девушке и улыбнулась ей. Вроде она нормальная - надо налаживать отношения, в конце концов, столько лет вместе жить. Интересно, кстати, сколько? - Ты местная? Я имею ввиду из этого мира?
  - Да, - она радостно кивнула. - Из Данийска... Это большой город на северо-востоке. Там рядом океан и горы. И очень красиво, - девушка мечтательно закатила глаза, отчего у меня сложилось впечатление, что она обожает свой город и хочет немедленно вернуться домой. - Я здесь уже неделю живу одна, - печально добавила она. - Зато я уже прошла проверку способностей. Магии у меня маловато, - Илия вздохнула. - Но для факультет Охотников вполне достаточно и этого. В нашем районе охотников очень ценят.
  Девушка продолжала болтать, рассказывая уже о своей семье, а я тихо радовалась, что наконец-то обнаружила "находку для шпиона", готовую выложить все тайны этого мира.
  - Погоди, а почему ты тут уже неделю живешь? И кто такие охотники? - я уже распахнула шкаф и обнаружила свою новую форму: белую блузку с коротким рукавом, юбку в широкую темно-фиолетовую клетку и такую же жилетку - отчего-то пришло в голову, что в таком наряде, я буду походить на нежно-любимых Стаськой японских школьников из аниме. В качестве спортивной одежды предлагался темно-серый костюм с эмблемой в виде дракона.
  - Данийск далеко, - Илия вздохнула. Она успела переместиться к моему шкафу и теперь помогала раскладывать мои вещи, попутно детально рассматривая их. - Поэтому мои родители решили подстраховаться - приехать пораньше, мало ли какие накладки могли случиться в пути: вдруг поезд сломался бы...
  - Здесь есть поезда?! - мысль, что здесь есть поезда поразила меня даже больше мысли, что здесь есть магия.
  - Конечно, - Илия, кажется, обиделась моему изумлению. - На чем мы по-твоему должны ездить?
  - На лошадях, - расстерянно ответила я. На чем же еще?
  - На такие большие расстояния на лошадях не ездят, - авторитетно заявила Руфус.
  - А телепорты? Есть тут телепорты?
  - Есть. Но ими владеют только достаточно сильные маги, закончившие Высшую школу. А покупать слишком дорого для моей семьи. Некоторое время она молчала, а я наслаждалась тишиной, по которой оказывается успела соскучиться. Всё-таки Стаська в этом плане была идеалом - и не молчит, как отмороженная, и не болтает, как помело.
  - А как ты успела сразу с двумя такими классными парнями замутить? - прервала девушка свое "затянувшееся" молчание. Щеки ее покрыл легкий румяец, но она твердо смотрела мне в глаза, видимо, решив во что бы то ни стало постичь азы соблазнения.
  Я поперхнулась. Кого это она имеет в виду? Лешку с Сергеем?
  - Леша просто мой друг, - ответила я. - Мы с ним с детства знакомы, в одном доме живем.
  - Тогда почему ты его лёшша зовешь? - удивилась Илия.
  - Это его имя, - я моргнула. - А что с этим не так?
  - Просто на языке вадри это означает "единственный, любимый", - Илия пожала плечами. А я почувствовла, как мои щеки обжигает румянец от мысли сколько народу слышало как я таким образом называю Зверева. Всё, отныне он для меня Алекс.
  - А "Алекс" ничего такого на этом вадри не значит?
  - Неа, - Илия хихикнула. - Не переживай, язык вадри в Школе от силы человек 10 знают, а у вампиров свои Академии.
  О, тут еще и вампиры есть... Не знаю нравится мне это или пугает? Все же жаль, что Стаська не попала сюда - она бы точно была в восторге, по крайней мере, от магической школы точно, учитывая каким запоем она читала "Гарри Поттера" и "Верховную ведьму". Сердце тоскливо сжалось.
  - А что насчет второго парня? - эта болтушка не даст мне времени на печаль.
  - Ох, здесь всё сложно, - я потерла переносицу, вновь погружаясь в размышления о Сереже. - Но он мне определенно нравится.
  - Да, красавчик, - Илия мечтательно вздохнула и закатила глаза, но вспомнив о моем присутствии покраснела, потупив взор. - Говорят он танцует классно.. О, он, кстати, тоже на факультете Охотников учится. Правда на 3ем курсе уже.
  На мгновенье представила Сережу в его широченных джинсах и в черном фраке медленно кружащегося в каком-нибудь местном аналоге вальса, и чуть не заржала, когда парень настороженно замер и медленным движением вытянул из штанов охотничью двустволку.
  В дверь постучали и на пороге возникли "мои" парни: невозмутимый Алекс и нагломордый Сергей. Неужели уже три часа прошло? А я и не заметила.
  - Может сходим перекусим куда-нибудь? - спросил Сережа, перебив открывшего было рот Алекса. - Ты ведь еще не видела столицу? И твоя подружка, наверное, тоже? - парень улыбнулся Илии, колыхнув в моей душе не самые приятные чувства, подозреваю, что это была ревность. Какой же он все таки... Как можно доверять ему?
  Илия с надеждой посмотрела на меня. Я перевела взгляд на Алекса - тот лишь пожал плечами, как бы говоря, что ему всё равно. А я не могла отказаться.

  Уже в девятом часу вечера мы оказались у Стаськи дома. Лешка, т. е. Алекс, не привыкну похоже никогда, разливал по чашкам зеленый чай с малиной (терпеть его не могу), а Чайка сидела сбоку от меня в мятой домашней одежде, с колючим шарфом на шее и шухером на голове. В тусклом свете висящего над обеденным столом бра она казалась бледной и несчастной, и меня накрыла новая волна стыда.
  Полчаса назад, сидя в Лешкиной машине, я обнаружила 32 пропущенных вызова - три из них, были от мамы, а все остальные от Стаськи, которая прокатившись в Лошадкино заболела и ждала меня в гости. У Лешки также обнаружилась куча пропущенных от Чайки и тот факт, что вместо того, чтобы провести время с девушкой, которая ему нравится, он торчал в весьма забавной, на мой взгляд, таверне в компании вызывающе наглого Сергея, который даже меня попросту достал своими собственническими нападками, весьма его разозлил. И у меня было нехорошее чувство, что злился он в том числе и на меня, хотя сам дал согласие на посещение таверны. И это было обидно, потому что сам дурак и мямля, а я виновата!
  - Взял бы и признался ей в своих чувствах, - сказала я ему тогда. - И проводил бы с ней все свободное время в свое удовольствие, вместо того, чтобы на меня сейчас фычать.
  - И признаюсь, - сказал он сердито. Но вот мы были у Стаськи, пили чаёк, ели круассаны, а этот придурок молчал, только пялился на Чайку жалостливым взглядом, словно надеялся, что она сама бросится ему на шею. Ну и парни пошли - так посмотришь: нормальный и вроде ведь не трус, а как до дела доходит, так он весь из себя нерешительный. Вот Сережа вроде решительный, но тоже... дурак какой-то. Эх, тяжелая наша бабья доля... Зверев мне даже про этот мнимый институт природопользования врать не помог - пришлось самой... мне... врать.. своей лучшей подруге! В своё оправдание могу только сказать, что ни слова правды о Высшей школе я сказать так и не смогла - рот открывался, а от туда ни звука и язык словно к нёбу прилипал...
  Когда Стаську начало клонить в сон, а Леха сожрал последний круассан - волнение заедал, я решительно встала и потащила его в коридор, пора по домам. Нам завтра еще мои документы из технаря вызволять и эту проверку способностей проходить. Алекс ведь меня не бросит?



  Стася
  Утро понедельника радовало хмурым нависшим над самыми крышами домов небом и проливным дождем. Как раз под стать моему настроению.
  Я сидела на подоконнике утепленной папой кухонной лоджии, пила брусничный морс и пялилась в окно, сквозь скользящие по стеклу капли, на спешащих на работу и учебу людей. В голове крутились тихие ленивые мысли навроде тех, что "некоторые люди гуляют под дождем, а другие просто мокнут", и размышляла о том, что с Лешей я бы наверняка именно гуляла.. держась за руки и болтая о каких-нибудь глупостях... хотя болтать пришлось бы мне одной... Но это ерунда - я согласна с ним даже просто помолчать. От приятных мыслей по телу разлилось тепло, но тут я вспомнила, что мои друзья, Дашка и Леша, вроде как вместе... и в подтверждение этому, они выскочили из подъезда под широким Лешкиным зонтом и направились к немолодой синей хонде. В ней всегда вкусно пахло мандаринами, напоминая мне о Новом годе и словно заставляя верить в возможность чуда.
  Понаблюдав, как Леша держит зонт над Дашкой, пока та садится в машину, я печально вздохнула и отвернулась, чтобы не травмировать свою и без того неустойчивую психику. Мысли дернулись и на мгновенье вернулись в Лошадкино, к залитому дождем озеру. Наверное, вся эта ерунда мне всё-таки приснилась на нервной почве, в другом случае - я просто сошла с ума... Боясь странных воспоминаний, я отогнала неприятные мысли подальше.
  Когда я вновь выглянула в окно, немолодой хонды на месте уже не было. Сердце кольнула тоска от мысли, что я осталась одна в доме, хотя это и было глупо. Я закрыла глаза, прислушиваясь к доносящемуся из кухни приятному голосу:

  Сердцу моему любимая, милая
  Верю, мы с тобою будем счастливыми
  Для тебя одной хранится любовь моя
  Мы потом поймем, какими были глупыми...

  Песня закончилась, телевизор пронзительно пикнул сообщая, что уже 9 часов. Надо бы покормить собаку.
  Я спрыгнула на пол, вытирая мокрые щеки - интересно, как дождь умудрился проникнуть за стекло?

  Послонявшись по квартире, я, кажется, уснула и проснулась только после трех часов дня от того, что кто-то настойчиво трезвонил в дверь.
  Не знаю почему, но у меня всегда душа уходит в пятки при звуках нашего дверного звонка, поэтому я поспешила сползти с дивана и отправилась открывать, чтобы неведомый посетитель, не дай Бог, снова не нажал на заветную кнопку.
  За дверью стоял какой-то парень. Нет, не то чтобы он совсем не был мне знаком - это определенно был мой одногруппник, но ни имени, ни фамилии, ни какой-либо другой информации в моей голове о нем не сохранилось. И зачем он приехал, когда на улице твориться всемирный потоп мне было совершенно не понятно.
  - Привет, - сказал он, разглядывая бардак на моей голове.
  - Привет, - ответила я, размышляя стоит ли впускать его в дом такого мокрого.
  - А я тебе витамины принес, - парень тряхнул мокрым полупрозрачным пакетом. Мандарины. А я люблю мандарины.
  - Заходи, чего на пороге стоять, - я улыбнулась ему и некоторое время наблюдала, как на его лице расплывается ответная улыбка. А он симпатичный пожалуй. Особенно, когда вот так улыбается и на его щеках появляются примиленькие ямочки, а в светло-карих глазах загораются маленькие звездочки. Как бы половчее узнать, как его зовут?
  Парень шагнул в прихожую и, сунув пакет с мандаринами мне в руки, принялся стаскивать мокрые насквозь кеды. С одежды и волос тоже текло и вскоре вокруг парня образовалась приличных размеров лужа - она оказывала какое-то странное гипнотическое воздействие на мой организм и я на некоторое время выпала из реальности, глупо таращась на нее.
  - Где у вас тряпка? Я вытру, - вырвал меня из анабиоза молодой человек.
  - Да ты мне всю квартиру зальешь, пока одну эту лужу вытирать будешь, - сердито ответила я, направляясь в ванную комнату.
  Вернулась я с половой тряпкой и салатовым махровым халатом (и пусть скажет спасибо, что я не люблю розовый цвет). Пока парень, как же его всё-таки зовут?, скидывал мокрые вещи и облачался в халат, я вышла на кухню, чтобы поставить чайник.
  В то время как я возилась с чашками и заваркой, на кухне появился наш пес Рейк. Он не моргая уставился на меня как бы спрашивая, что это за человек копошится у нас в прихожей. Я неопределенно пожала плечами. Откуда мне знать, что это за человек? К моему стыду за месяц учебы я запомнила имена едва ли 10 одногруппников.
  - Не ешь его пока, - сказала я псу тихо. Тот махнул хвостом соглашаясь. Умная морда уставилась на светло-коричневый шкаф-пенал в углу кухни, где хранились не только человеческие, но и собачьи вкусняшки. Хитромордая попа. Тяжко вздохнув, чтобы показать собаке, как нехорошо он поступает вымания вкусности, я направилась к шкафику, вытащила из пакета сахарную косточку и протянула Рейку. Пес благодарно схватил угощение и удалился, после чего я, наконец, услышала странные звуки доосящиеся из прихожей.
  С замиранием сердца я выскочила в коридор, уже успев вообразить 4 различных варианта происходящих там событий, самым безобидным из которых было ограбление. Каково же было мое удивление, когда я обнаружила этого знакомого незнакомца со шваброй в руках, намывающего коридор. И так у него хорошо получалось - наверное, он в армии отслужить успел... И тут во мне сказалось Дашкино влияние - я не стала его останавливать, а тихонько постояла в сторонке, пока он не закончил. Было немножко стыдно, но я постаралась задушить свою совесть на корню. Я ж его не заставляла в самом деле. Зато я его сейчас чаем напою с печеньками...
  Усадив, вымывшего полы, парня на табуретку, я некоторое время исподтишка наблюдала за ним. Я даже не догадывалась, что босой растрепанный парень в женском халате так мило смотрится в углу кухни. А он, как ни в чем ни бывало, пил обжигающе горячий чай маленькими глотками, не притрагиваясь к конфетам и печенькам, и молчал, вынуждая меня первой начать беседу.
  - Так и зачем ты пришел? - спросила я с любопытством.
  Было видно, как парень напрягся, взгляд заметался по кухне, словно именно здесь он пытался найти ответ на мой вопрос. Ага, что-то типа: "У вас такие красивые кастрюли, я не мог не зайти, чтобы взглянуть на них".
  - Ну, ты ведь не пришла на учебу, - наконец, сказал он. Очень интересно. Я б его отсутствие вряд ли заметила. - И я подумал, что ты заболела... И... и решил принести тебе конспекты, - закончил он.
  Парень просто супер! Конспекты - это великолепно! Я-то уж расстроилась, что потом придется всё скопом переписывать между парами, сидя на подоконнике в коридоре. А тут такой подарок судьбы.
  - Спасибо, - искренне поблагодарила я. - И где они? - пока переписываю, глядишь и его вещи подсохнут на батарее. О! Заодно можно посмотреть как его зовут - ну подписывает же он свои тетради.
  Парень подавился чаем и долго кашлял, после чего всё-таки сполз с табурета и нехотя продефилировал мимо меня в коридор к своему рюкзаку. Слава Богу, он у него водонепроницаемый. Покопавшись некоторое время в недрах своего чемодана, парень вернулся с тремя толстыми тетрадями - ну да, сегодня у нас три пары по расписанию.
  Налив этому замечательному человеку еще чайку, я сбегала за своими конспектами, села поудобнее и взяла в руки первую тетрадь. Угу, философия... А вот и ФИО на обложке...
  Фамилию я так и не разобрала - не успела. Просто неприлично дольше 5 минут пялиться на обложку тетради. Но зовут парня Егором. По крайней мере, других имен на букву "Е" мне в голову не пришло, ну разве что "Ефим", но на "Егор" эта каракуля была больше похожа. С внутренним трепетом раскрыла тетрадку... Нда... и написано вроде немного, но и того, что написано не прочитать... Парню в пору криптографический салон открывать.
  Наверное, я слишком долго и недоуменно пялилась в тетрадь, потому что Егор начал нервно елозить по стулу.
  - О! - пришла мне в голову гениальная идея. - Давай ты мне диктовать будешь, - я сунула тетрадь в руки Егора.
  - Ээ... - парень растерянно посмотрел в тетрадь. И отложил ее в сторону. - Я, в общем, не очень прилежно лекции пишу. И я вообще не за этим пришел... Я... в общем... Ты.. красивая... и умная, - я представила свой шухер на голове и поняла, что парень нагло льстит. Раз льстит, значит ему что-то надо. И лекции он пишит плохо. А раз я умная, наверно, сам с меня списать хочет. - В общем, да... давай куда-нибудь сходим вместе. Ну когда ты выздоровеешь, конечно...
  Ну, конечно... Признаться, мне стало страшно и одновременно так странно... волнительно, что ли. На самом деле, мне еще никогда парень не предлагал куда-нибудь сходить вместе, по крайней мере, в том смысле, который, как мне кажется, имел ввиду Егор. У меня возникла потребность отвернуться от него, вскочить и отбежать подальше. От части для того, чтобы он не видел моего покрасневшего лица, от части для того, чтобы дать себе время подумать, а ему - одуматься.
  Пробормотав нечто неразборчивое про невыключенный утюг, я выскочила из кухни. Теперь он точно решит, что я невменяемая идиотка! Хотя какая мне разница? Ведь Лёша... Да ведь Леша с Дашей, и даже если они расстануться (О Боже, я не должна этого хотеть!!! но хочу.. я - предательница..), кто сказал, что Зверев захочет встречаться со мной? Никто. И он наверняка не станет...
  Я вскочила в ванную комнату и уставилась на свое отражение: лицо из-за болезни бледное, глаза лихорадочно блестят, надеюсь тоже из-за болезни, на голове прическа а-ля "я упала с сеновала" - и это тоже из-за болезни. Удобная штука, эта болезнь - что угодно на нее списать можно. Кстати, мое неадекватное поведение тоже.
  Схватив расческу, я некоторое время размышляла стоит ли мне причесаться. А вдруг Егор решит, что это я для него марафет навела? С другой стороны, так оно и есть - ведь, если бы он не пришел, я бы так и ходила с сеновалом на голове. Взвыв, я принялась расчесывать волосы.

  Когда я вышла из ванной комнаты, Егор уже натянул свои полусырые вещи и смущенно пряча взгляд в пол, засовывал свои конспекты в рюкзак. Кажется, он собрался уходить. Мне стало стыдно. И безумно жалко его.. и себя.
  - Егор, я согласна... ну, сходить куда-нибудь вместе, - сказала я и постаралась улыбнуться искренне.
  Он поднял на меня свои красивые светло-карие глаза и улыбнулся так, что на щеках появились симпатичные ямочки. А после кивнул и ушел, сказав, что позвонит.



  Даша

  Утром начался какой-то нереальный потоп. Нет, против дождя я ничего не имею, но только в том случае, когда могу спокойно сидеть дома, пить чай и торчать в интернете. А сейчас, мало того, что пришлось без толку встать несусветную рань - в полдевятого, соврать родителям, что мне ко второй паре, так еще под проливным дождем тащится в техникум за своими документами. И что-то там меня ждет? Стремно немного. Хотя, что уж теперь-то? Ничего хуже они мне сделать уже не могут... Хорошо еще, что я Алекса успела припахать к своим нуждам - надо будет ему тоже что-нибудь хорошее сделать.
  Зверев явился без 10 минут 9, даже позавтракать мне не дал, потащил на улицу, едва дождавшись, когда я обуюсь. Конечно, я забыла зонтик. Стесняюсь спросить, как я в такой спешке голову свою не забыла? И куда спрашивается торопиться? Спросила у парня. Тот, как всегда немногословно объяснил, что в последний день перед началом занятий комиссия работает только до полудня, чтобы за оставшееся время успеть разобраться со всеми документами.
  Минут через 20 мы подъехали к техникуму и я приготовилась к битве, но мои бумажки достались мне на удивление легко. Их просто отдали, словно бы каждый день у них появлялись вот такие вот неудачники, которых исключили через месяц после начала учебного года. Даже не прочли лекции о моей загубленной жизни. Тем лучше - больше нервных клеток сохранилось в неприкосновенности. Сунув документы в свою сумку на длинной лямке перекинутой через плечо, я выскочила из кабинета, скатилась на перилах на первый этаж и, подхватив, ждущего меня Алекса, вылетела за дверь.

  Очередь на комиссию казалась мне просто огромной. А мне хотелось есть... хотелось пить... хотелось в туалет... В очереди стоял Лёха. Просто стоял - невозмутимый, с каменной мордой лица. А я вместе с Илией скакала то в столовую, где мне удалось ухватить пару булочек и чашку чего-то напоминающего сладкий кофе; то в туалет; то на улицу к мороженщику - пломбир с шелой (каким-то местным то ли фруктом, то ли овощем) жуткая дрянь. Местные деньги мне, кстати, тоже дал Леха.
  Когда, наконец, подошла моя очередь, мне резко поплохело. Не люблю экзамены, хоть Илия с Лехой на пару и утверждали, что ничего спрашивать с меня не будут - только посмотрят, ручками поводят и всё. Но, блин, они забыли сказать, что в небольшом относительно помещении соберется весь преподавательский состав из двадцати с лишним человек и нечеловек, и все они будут очень внимательно разглядывать одну-единственную меня. Даже аль Биор, который при моем появлении страдальчески закатил глаза, был здесь. И директор, имя которого я как-то подзабыла узнать.
  - Студентка Дарья Шорохова, - произнес молодой преподаватель, сидящий в первом ряду. На его столе были разложены аккуратные стопки бумаг, а прямо перед ним еще несколько бумажек - предположительно мои документы. - Садитесь, пожалуйста, на стульчик, - он указал на расположенный в центре комнаты высокий деревянный стул, - и расслабьтесь, - издевается!
  Я послушно села, стараясь ни на кого не смотреть, и даже попыталась расслабиться и думать на отвлеченные темы. Вспомнилась больная Стаська с закрученным вокруг горла шарфом - надо обязательно к ней сегодня зайти, а то потом до пятницы даже по телефону будет не поговорить. И надо как-то всё-таки Лёшу, тьфу ты, блин, Алекса к активным действиям подтолкнуть. И Сережу я сегодня не видела, хотя еще вчера мне казалось, что он обязательно явится поддержать меня. А он даже не появился. И как тогда понимать его слова, что я его буду? Или в каком он это смысле имел в виду? На один раз что ли?
  - Студентка Шорохова, - директор недовольно посмотрел на меня, но отчего-то было совсем не страшно от этого взгляда, только неловко. - Не могли бы Вы не думать о посторонних вещах - очень отвлекает.
  Я нервно сглотнула. Очень надеюсь, что никто из этих многоуважаемых замечательных во всех отношениях преподавателей, вон тот справа даже очень симпатичный, не умеет читать мысли. Постаралась не думать. Хватило секунды на две, а потом мысль о Сереже вернулась обратно. Надеюсь, в конце концов, что он хотя бы ни с какой-нибудь другой дурой... Не в том смысле, конечно, что я сама дура... хотя раз я думаю о всяких наглых самоуверенных типах, то так оно и есть.
  - Ну что ж, Дарья, - директор устало посмотрел на меня. Кажется, усталость у него во взгляде это нечто профессиональное. - У Вас довольно средние способности к магии огня, - эй, они же еще ручками надо мной не поводили, а уже такие выводы обидные, - с Вашей сомнительной усидчивостью и отсутствием внимания к деталям, эти способности выше среднего Вам не развить. Пророческие способности в Вас отсутствуют абсолютно, - а вот и не прав директор - я, например, могу с уверенностью предсказать, что завтра будет вторник, а послезавтра среда. - У травников требуется усидчивость и хорошая память, да и огневиков там не жалуют. Оптимально для Вас пойти учиться на факультет Охотников.
  Стало обидно. Реально. Я почему-то решила, что меня уже взяли на факультет магов, и осталось только специализацию, так сказать, выяснить. А тут оказывается и способности средние до неприличия, и память плохая (а она у меня не плохая, а просто своеобразная) и вообще к каким-то охотникам отправляют...
  Я представила, как выдадут мне ружьишко, и буду я по лесу за оленями гоняться. Но тут я вспомнила, что Илия тоже вроде как на этот факультет поступила. И самое главное - Сережа тоже! Ну и что, что на пару курсов старше - будет помогать учиться. На душе полегчало и я, как китайский болванчик закивала головой, соглашаясь.
  Из кабинета выползла с трудом, только теперь ощущая, что в мозгах моих основательно покопались. Было не противно, но как-то неприятно - в голове словно летали мушки... и перед глазами тоже. Поэтому я не сразу сообразила, что встречают меня ни Алекс с Илией, а довольный, как объевшийся сливочным маслом Стаськин пес, Сергей. В руках он держал какой-то веник, над которым возвышались пять крупных сиреневых колокольчиков, довольно симпатичных между прочим. И вот этот веник он вручил мне с таким самодовольным видом, словно, как минимум бриллиантовое колье пожаловал. Я от веника отказываться не стала, но в душе поселилась обида, что он незнамо где столько времени шлялся, вместо того, чтобы вместе со мной постоять в очереди... ну то есть, вместе с Лешкой... Нда..
  Букет перекочевал в мои руки, колокольчики чуть качнулись, издав тихий мелодичный звон. Из бутонов выплеснулась золотисто-желтая пыльца, на некоторое время зависнув над цветами, а после полетела вверх, наполняя помещение сильным цветочным ароматом, от которого тут же закружилась голова. Присутствующие девчонки из местных зачарованно вздохнули, и Илия, судя по ее выражению лица, тоже была в восторге, причем не понятно отчего больше - от цветов или от парня их притащивших. И Сергей того же ждал, видимо, и от меня - восхищения, я имею в виду. Разочаровывать его было жаль, но...
  - Спасибо, - скупо поблагодарила я, наблюдая, как довольная ухмылка сползает с его лица, первращаясь в нечто злобно-раздраженное. Даже на лице невозмутимого Лешки сейчас читалось осуждение. Про Илию вообще молчу.
  Нет, ну а что? Я должна была броситься ему на шею с воплями всемирного счастья только из-за какого-то букета, пусть и красивого?
  Воздух меж тем всё больше наполнялся пьянящим ароматом. Голова кружилась сильнее и я тихо хихикнула, чувствуя как напряжение медленно покидает меня.
  - Лучше уйти, - Лешенька нервно посмотрел на Сереженьку, тот согласно кивнул, и подхватив меня под руку, потащил на улицу. Лешенька тащил совершенно счастливую Илиюшечку, льнувшую к нему всем телом. Это мне не понравилось - в конце концов, я должна блюсти интересы подруги.
  Резко развернувшись, я зарядила Руфус в лоб своей сумкой. Но то ли я такой тормоз, то ли у Лешика реакция получше моей - он дернулся в сторону, загораживая рыжеволосую девушку от моего снаряда, за что собственно и поплатился сам, по полной огребя по кумполу.
  - Тише, детка, - Сергей прижал мои руки к моему же телу, фиксируя в неудобном положении. - Не дай, Берл, покалечишь своего просто друга, - Сереженька кинул помутившийся взгляд на Лешу.
  - Думал, куда тащишь? - недовольно спросил Алекс. - Выпендриться.
  Я думала Сережа не поймет, что Алекс имел в виду, но тот, кажется, отлично всё понял, даже лучше меня.
  - Я несколько другого эффекта ожидал, - Сережа икнул и хихикнул. Мы выбрались во внутренний дворик Школы на свежий воздух и дышать сразу стало легче. Веник с цветами уже казался неприлично тяжелым и хотелось выбросить его, но меня что-то останавливало.
  - Угу, - хихикнула Илия, ничуть не расстроенная мыслью, что я хотела ее пристукнуть. Я бы как минимум обиделась. - Думал, она тебе на шею броситься в порыве страсти. За такое и выгнать могут.
  Сережа с негодованием уставился на мою соседку, но по появившемуся на его щеках легкому румянцу было понятно, что именно на это он и рассчитывал. С какой стати я поняла несколько позже, выслушав подробную лекцию о необычных цветах Фэрэя, в частности о "лунной удаче", чья пыльца, как и следует из названия, являлась главным ингредиентом для эликсира удачи, а также обладала слегка дурманящим свойством при вдыхании, вызывающим опьянение и, у более слабых организмов, неконтролируемую потребность в физической близости с противоположным полом - это он меня что ль слабым организмом считает? Но восхищаться я должна была, конечно, не этим, а просто тем фактом, что цветочки мне подарили, потому как достать их, оказывается, было очень нелегко.
  Цветочки, кстати, экспроприировали травники, пообещав пузырек эликсира удачи взамен.

  - Ну и куда тебя, в конце концов, определили? - спросила Илия, жуя что-то до отвращения неаппетитное. Мы сидели в уже знакомой мне таверне "Ветвь меана" и обедали. Днем здесь было относительно пусто, и мы смогли занять лучший столик у непривычно большого окна. Парни заказали мясо с овощами. Илия возжелала какое-то стремное блюдо из морепродуктов. А я долго не могла решиться на что-либо из меню, отчасти из-за того, что не понимала ровным счетом ничего из того, что там было написано, пока Сережа не сжалился надо мной и ни заказал мясную запеканку с зеленым салатом - очень вкусную, кстати, похожую готовила Стаськина мама.
  - Ф офофники,- ответила я с набитым ртом и вполне счастливо улыбнулась, словно это было то, чего я на самом деле хотела.
  Илия взвизгнула от восторга, что мы будем учиться вместе, и кинулась мне на шею, отчего я чуть не подавилась. Сережа был более сдержан, но я видела, что и он рад, словно бы принадлежность к одному факультету делала нас ближе. А его фраза: "Не переживай, детка, я помогу тебе с учебой" меня просто добила, но было заметно, что он просто дурачится. Зато Илию вновь накрыло восторгом - должно быть пыльца этих лунных колокольчиков из нее не до конца выветрилась. Леха был невозмутим. Он единственный среди нас был магом, причем, как оказалось, довольно сильным даже с не до конца раскрытым потенциалом. Потенциал мог никогда и не раскрыться полностью, но и так иметь мага среди хороших друзей было очень здорово, на мой взгляд.
  - А чем они занимаются-то? Эти охотники? Ловят дичь к королевскому столу? - поинтересовалась я, когда принесли вкусно пахнущий черешней черный чай и блюдо с маленькими пирожными.
  Видимо я сказала что-то очень смешное, потому как даже Леха подавился и выпучил на меня изумленный взгляд, а Сережа и вовсе согнулся пополам от смеха.
  - Дурочка, - сквозь смех произнес светловолосый парень. Захотелось треснуть ему по лбу, тем более, что сидел он рядом со мной. Но Сергей вновь согнулся от очередного приступа смеха, практически полностью скрывшись от меня под столом.
  - Факультет Охотников выпускает охотников на магических существ, а также существ магической деятельности, - заумно произнесла Илия, когда, наконец, смогла говорить.
  Мне стало обидно. Я же не виновата, что не местная. А что про этот факультет подумал сам Сережа при своем поступлении два года назад нам теперь наверно и не узнать, потому что он вряд ли признается.
  - А чем отличается магическое существо от существа магической деятельности? - спросила я. Пока Илия с Сержем ржали, я успела съесть половину пирожных, половину оставшихся схомячил Леха - значит, еще было за что побороться.
  - Магические существа - это живые рожденные магические животные. Например, рохля какая-нибудь, вцига или болотник, - вновь взяла на себя роль просветителя Руфус. - А Существа магической деятельности - это неживые существа, созданные магами. Например, те же зомби, гнильники, големы. Это всё со второго курса проходят, на первом всякая лабуда общеобразовательная...
  - Эй! Где все пирожные?! - возмущенно заорал Сережа. Если честно этого вопля я ждала от Илии. Впрочем, парень тут же успокоился и заказал еще вкусняшек - у меня уже болел живот, но я с энтузиазмом принялась ждать, когда их принесут.
  - Может Стаське парочку захватить? - осенило меня. Я ж знаю, Чайка такая же сладкоежка как и я. А таких пироженок в нашем мире точно нет.
  Леха печально вздохнул и отрицательно мотнул головой. Ну да, как-то я не подумала, что если б это было возможно, он уже завалил бы подругу всякими магическими штучками. Всё таки так странно осознавать, что один твой друг любит другого совсем не дружеской любовью.
  - За контрабандой строго следят, - подтвердил Сережа печально. - И сюда практически ничего протащить нельзя. В списке дозволенного на перемещение совсем немного вещей, в основном личного характера.

  Когда мы покинули таверну было уже около пяти часов. Повздыхав, Илия отправилась в общагу, а мы втроем к порталу во дворе Высшей школы.
  - Я тебя до дома подвезу, - ревниво произнес Сережа, глядя в упор, но почему-то не на меня, а на Лешу. Тот пожал плечами и перевел взгляд на меня, предоставляя право выбора.
  Мне в свою очередь очень хотелось поехать вместе с Сережей, но это было так глупо, учитывая, что с Лехой мы живем в одном подъезде, а Сереже потом еще домой куда-то ехать.
  - Сейчас не поздняя ночь, - словно прочитал мои мысли Сережа. - И даже, если бы было и так, я не маленький мальчик, и до дома доберусь вполне нормально.
  И я сдалась, бросив виноватый взгляд на Лешку. Тот весело хмыкнул и подмигнул мне, на миг превратившись в того самого принца из девичьей мечты, каким казался всем нашим со Стаськой одноклассницам.
  Заехав в магазин за тортиком (меня уже откровенно тошнило от одного вида сладкого) и мандаринами, мы поехали к Чайке - Лешкина машина впереди, мы хвостиком сзади. Правда, в гости Сережка идти отказался, сказав, что ему надо на тренировку.
  Я решила, что он сразу уедет, но парень вылез из машины, проводил до подъезда. Затем дождался, когда Лешка скроется за дверью, и взял меня за руку, запустив волну покалывающих искорок гулять по моему телу. Честно, думала, он меня поцелует - и хотела этого... И боялась. Я, конечно, не сентиментальная дурочка и уже целовалась, но Стаська, зачитывающаяся книгами, любила время от времени понудеть, расписывая в красках особо понравившиеся ей романтические моменты. Я ее не слушала в большинстве случаев. Но сейчас, когда в животе все сжалось от предчувствия чего-то невероятного, а голова слегка кружилась от одного ожидания поцелуя, я готова была поверить в любой любовный бред, излитый на бумаге.
  Вот он наклонился, заставив нетерпеливо вздрогнуть от теплого дыхания, скользнувшего по моей шее. Сердце замерло, пропуская удар, и я почувствовала, как напряглась каждая клеточка моего тела в ожидании... А он... Он быстро чмокнул меня в щеку.. и сбежал, за секунды успев оказаться в машине, тут же сорвавшейся с места.
  Кто бы знал, как мне хотелось разреветься прямо там, на улице от обиды и разочарования! Я чувствовала себя маленькой и униженной девочкой, которой вместо обещанного живого пони подарили маленькую деревянную лошадку, на которой даже куклу не покатать. Возможно ли, что в последний момент он передумал, потому что ему стало противно?
  Еще горше становилось от мысли, что Лешка с Чайкой сейчас вдвоем, пьют чай и мешать им не стоит - быть может подруге повезет больше...
  Но этот трус стоял в коридоре перед Стаськиной дверью, переминаясь с ноги на ногу, и с тоской смотрел на меня, поднимающуюся по лестнице. И это было странно, ведь раньше он спокойно приходил к ней домой и проводил ни один час, просматривая фильмы или помогая с уроками... Хотелось кричать и топать - такими темпами их первый поцелуй состоится в предпенсионном возрасте, что, конечно, романтично, но до первой брачной ночи можно попросту не дожить...

  Стаська была какая-то растерянная. Отвечала невпопад, косилась на принесенные мандарины, отчего-то вздыхала, но едва я спрашивала, в чем дело, на ее лице тут же расцветала сияющая улыбка и подружка уверяла, что всё прекрасно. Несколько раз пыталась оставить ее наедине с Лешкой, но как только я направлялась к выходу, Стаська бросалась на меня и тащила обратно на кухню, с уверенностью маньяка убеждая меня, что всё наладиться и мы обязательно помиримся. Лично я ни с кем не ссорилась, о чем и заявила подруге, но та с улыбочкой поднаторевшего в своем деле психиатра кивала и успокаивающе (это она так думает) похлопывала меня по руке.
  Так или иначе, завтра был первый учебный день в Высшей школе траля-ля и охотников, и Леха грозился зайти за мной уже в 7 утра, так что я собиралась как можно раньше лечь спать. Распрощавшись с Чайкой и пообещав придти на ее день рождения, намечающийся на этот четверг, ушла раздраженная.





  Глава вторая. Волшебство определенно есть или тяжело в ученье...
  Даша
  Торжественной линейки не предполагалось. Едва я успела переодеться в форму и схватить свою сумку с новенькими тетрадями (учебников нам пока не полагалось, да и всё равно я бы не смогла прочитать их), Илия потащила меня в учебный корпус. По ее соображениям мы жутко опаздывали, хотя вокруг сновали толпы студентов абсолютно никуда не спеша - это наталкивало на мысли, что Илия обыковенная паникерша.
  И всё таки хорошо, что мы с Руфус в одной группе оказались - самой мне нужный кабинет было б не найти. А так мы оказались в огромной аудитории, стены которой были завешаны картами и схемами каких-то сражений, почти за 15 минут до начала лекции, и сумели занять неплохие места в середине - и видно хорошо, и преподавателю глаза не мозолишь.
  Бухнувшись за стол, расчитанный на четырех че... студентов, я с энтузиазмом достала одну из своих тетрадей и пару ручек. Внутри у меня все пело от предвкушения новой интересной жизни, которая уже началась, но еще не набрала полные обороты.
  Посчитав свою степень готовности к занятиям удовлетворительной, я принялась рассматривать разношерстную массу студентов. Здесь было три группы - у первокурсников многие занятия проходят совместно, так как профильные предметы появляются в основном на второй год обучения. Подавляющее большинство студентов были людьми, среди остальных, по словам Илии, были бауны, ласы, рамнулы, оборотни, шоры и даже парочка эльфов, которых я узнала сама. И все они дружно гудели до тех самых пор, пока в дверях аудитории не показался мой давний знакомец - многоуважаемый аль Биор.
  Переместив свое тощее тело от двери к преподавательскому столу, он легким движением подскочил и уселся на него же, свесив ноги вниз, и вперил в нас большие карие глаза.
  - Доброе утро, - бархатистые нотки его голоса невероятно затягивали, заставляя прислушиваться и внимать. - Я ваш преподаватель истории и литературы. Зовут меня Биор Арэ Мантисен, но вы можете называть просто аль Биор. Сегодня у нас история. И если вы непротив начнем с общих понятий. Кто знает в каком году была основана Империя Фэрэй?
  Я сжалась, хотя прекрасно понимала, что меня точно не спросят, и чуть вопросительно посмотрела на Илию, надеясь, что та в курсе о чем речь. Но девушка пожала плечами, показывая, что сия дата ей неведома. Леса рук в аудитории также не наблюдалось.
  Баун печально вздохнул, спрыгнул со стола и направился к большой школьной доске, возле которой стояла небольшая трехступенчатая лестница, навроде стремянки. Вскарабкавшись на нее, аль Биор накарябал на доске несколько цифр и вернулся на свое прежнее место.
  - Записываем, империя Фэрэй была основана хандингами в 1021 году до Великой войны (в. в.) и включала в себя 18 княжеств. Перечислим их: Айлифское княжество, Аквайлис, Алутия, Бешойское княжество, Вадрийское княжество, Ванирское княжество, Гозельд, Дремлин, Край Тысячи Озёр, Мирги, Пенуарское княжество, Сатарийское княжество, Сония, Туманная пустыня, Хонклиф, Шамирское княжество, Шаэль и, наконец, Венижское княжество, где собственно хандинги и проживали.
  Аль Биор некоторое время молчал, давая возможность дописать отстающим, к коим, к моему неудовольствию, относилась и я. "Если тут будут так диктовать, мне придется все конспекты переписывать у Илии", - подумала я, но бросив плотоядный взгляд в сторону тетради соседки, разочарованно вздохнула - Руфус карябала быстро, но на неведомом мне тарабарском...
  - Продолжаем, - произнес преподаватель и, мне показалось или нет?, состроил мне проказливую рожицу. - Почти через 300 лет, в 732 году до Великой войны под влиянием Сатарийского княжества от империи отделились несколько княжеств с образованием новых отдельных государств, агрессивно настроенных против Фэрэя: Сатариат, Бешойская республика, Ванирская Федерация, Гозельд, Пенуарская республика, Туманная пустыня и Шамирское государство. Таким образом, взгляните на карту, - баун указал на карту позади себя, - Фэрэйская империя оказалась в кольце недружественных государств. А теперь самое интересное и загадочное... В 245 году до в. в. все до единого хандинги бесследно исчезли в один день, вместе со своими учениками из рода людей: Лексом Заложским, Паритом Тироном, Полоном Вагским, Вагнессой Райни...
  После исчезновения хандингов, Венижское княжество полностью перешло во владение людей под предводительством Даигона Зохана (Даигон I 238-215 годы правления). После ему же подчинилась и остальная часть Фэрэйской империи и Даигон Первый провозгласил себя Императором. Кто знает какую долю населения империи на данный момент составляют люди? - баун обвел аудиторию скучающим взглядом, явно разочарованный новым набором студиозов - только одна поднятая рука. - Прошу, - аль Биор кивнул девушке, разрешая ответить.
  Чуть левее за третьей партой сидела очень красивая девчонка с круглым бледным личиком, на котором сияли огромные синие глаза, ее длинные светлые волосы, из которых выглядывали чуть заостренные ушки, густой волной спадали по спине.
  - Кто это? - поинтересовалась я у Руфус, выпрямляясь. В душе шевельнулось какое-то удивленно-тревожное чувство.
  - Это Аллисия Нногээйтес, - восхищенно ответила Илия, как и я рассматривая девушку. - Она - тайфу, это близкие родственники эльфов. Они все такие хорошенькие, - Руфус умильно сжала ручки. - К тому же у них сильный магический потенциал - Аллисия как раз с факультета магов земли. Но они редко в человеческих школах обучаются - должно быть ее отец посол их княжества Сонии.
  - 43% - меж тем ответила Аллисия и, видимо, правильно, так как заслужила благосклонный кивок аль Биора.
  - Правильно, молодец Аллисия, - Биор удобнее устроился на столе. - Во времена Даигона Первого население людей составляло 84% от всех жителей империи. Кто знает причину такого сокращения численности людей?
  И вот тут вверх взметнулись несколько десятков рук - ответ на вопрос, кажется, не знали только "параллельники", то есть те, кто пришел из других миров. Баун долго выбирать не стал, махнув тощей конечность с крупной широкой ладонью в сторону сидящего прямо передо мной оборотня.
  - Великая война, - глухим низким голосом ответил тот и выжидательно замолчал, видимо ожидая услышать подробности из уст самого преподавателя.
  - Верно, - ответил баун без улыбки. - Подробнее о Великой войне мы поговорим на следующем занятии, так как на сегодня урок окончен.
  И в этот самый момент раздалось оглушительное "бааммм-м", возвещая о начале перемены. Пробираясь к выходу, мы с Илией наткнулись на красавицу-тайфу и я смогла рассмотреть ее получше... И обнаружила, что эта Аллисия чертовски похожа на мою Стаську!

  - Привет, - доброжелательно произнесла тайфу, заметив мое внимание к своей персоне. Пришлось отвечать также вежливо.
   - Привет.
  - Ты ведь "параллельник"? - с энтузиазмом, коего я не разделяла, поинтересовалась Аллисия.
  - Так заметно? - немного грубо поинтересовалась я. Сама себя не люблю, когда вредничаю, но остановиться... не в силах я остановиться.
  Аллисия пробежалась по мне внимательным взглядом и улыбнулась, тепло так улыбнулась - по-доброму. Отчего себя я ощутила настоящей стервой.
  - Нет, не очень, - ответила девушка. - Меня зовут Аллисия, а вас? - теперь она улыбнулась и Руфус. Та тут же растаяла.
  - Я Илия Руфус, - с готовностью сообщила она, улыбаясь во весь рот. - А это Даша Шорохова, - представила она и меня, видимо решив, что сама я с этим не справлюсь. - Хочешь будем вместе сидеть на следующем уроке?
  Конечно, Аллисия согласилась и они, как закадычные подружки, направились в сторону очередной аудитории. Закатив глаза, я поплелась следом.
  Второй на сегодня предмет именовался "Магическая этика". Вела его пожилая магиня, долго и заунывно рассказывающая, почему нельзя без особых санкций применять магические действия к населению, не имеющему магических способностей. Нудятина. Единственная интересная мысль, услышанная мною на данном предмете к предмету как бы и не относилась. Заключалась она в том, что магов в последнее время стало не так много как до Великой войны и даже меньше, чем после нее. Оказывается лет 100 назад тут была еще одна война - практически только магическая, с Шамирским государством, где этих самых магов и полегло немерено что с одной, что с другой стороны...
  - Сегодня в восемь в "Ветви Меана", - донеслось до моего слуха и я, наконец, оторвалась от собственных мыслей и посмотрела на что-то внушающую мне Руфус.
  - Что? - переспросила я.
  - Сегодня в восемь в "Ветви Меана" будет отмечаться начало учебного года, и плюс еще первокурсников будут посвящать в студенты, - повторила Лиса. Шестой урок благополучно закончился, и мы сидели в столовой наслаждаясь долгожданным обедом. У девчонок на сегодня занятия закончились, а вот меня, как и всех пришельцев-первокурсников, еще ждали занятия по письменному общефэрэйскому и чтение, как в первом классе.
  - Как это в "Ветви Меана"? - изумилась я, вспомнив размеры обеденного зала таверны и представив сколько студентов учится в Высшей школе. - Да там даже все первокурсники не поместятся! Не легче устроить торжество в столовой школы?
  - Ну что ты, какое торжество в столовой? - за моей спиной возник Сергей. Я так обрадовалась его появлению, что некоторое время не могла вымолвить ни слова, тупо наслаждаясь его присутствием, позабыв, что вроде как собиралась обижаться на него за испорченные ожидания. А этот садист еще и привлек меня к себе, прижав спиной к своей груди, вытесняя из меня последние крупицы мозговой деятельности. - Мм... познакомишь со своей новой подружкой? - спросил он, низко наклонившись к моему уху. И я тут же напряглась, почувствовав ощутимый укол ревности.
  - Я Аллисия, - кивнула девушка Сергею. - Можешь звать меня просто Лиса.
  - Сергей, - представился парень и тихо, мне в самое ухо добавил: - А она хорошенькая...
  Ну, бабник же. Я отчаянно дернулась, пытаясь вырваться. Мятников злорадно хихикнул, а после.. его губы коснулись моей щеки, потом шеи... И мне стало так хорошо-хорошо, в животе расплескалось что-то теплое, а по коже побежали мурашки и, если бы Сережа не прижимал меня к себе так крепко, я наверняка бы рухнула прямо ему под ноги, потому что колени у меня дрожали.
  - Возьми себя в руки, девочка моя, - чуть хриплым голосом прошептал Сережа, намерено, словно дразня, касаясь моих волос губами, - не то одна из твоих подружек в обморок грохнется...
  Я, наконец, сообразила, что мы здесь совсем не одни, и не без труда отлипла от Мятникова, разглядев, какими глазами на нас смотрит Илия. А мне она скромницей не показалась...
  - Пойдем, я провожу тебя на общефэрэйский, - насмешливо произнес парень, хватая меня за руку. - Там какой-то новый преподаватель.
  Через 5 минут мы стояли возле 207 аудитории. Чуть коснувшись моей щеки губами, Сережка убежал готовится к празднику посвящения, а я направилась в кабинет. Преподавателя еще не было, но в маленьком кабинете почти все места оказались заняты, потому мне пришлось сесть на первой парте у окна, из которого был виден спортивный стадион Школы (а ведь завтра 2 урока физкультуры подряд) и кусочек девчачьей общаги.
  Преподавательница появилась через минуту. Это была невысокая женщина лет 40 с длинными темно-русыми волосами, уложенными замысловатой прической вокруг головы. Ее нос казался немного курносым, а глаза неестественно синими, такими же синими, как у тайфу... и у Стаськи!
   - Здравствуйте, - женщина улыбнулась демонстрируя белоснежную улыбку. - В Школе я преподаю травничество. Но у вас я буду вести общефэрэйский письменный и чтение. Меня зовут Алевтина Петровна Васильева, но по сложившейся здесь традиции вам следует называть меня алья Алевтина.



  Стася
  Сегодня я чувствовала себя вполне сносно, но тащиться в универ всё же не хотелось, да и мама с папой настаивали чтобы я отлежалась. Но лежать мне надоело еще вчера! Выпроводив родителей на работу, я попила чайку с кусочком тортика, принесенного вчера друзьями, и пошла гулять с Рейком.
  Гуляли мы обычно на пустыре за школами. Рядом протекала небольшая речушка Веряжка, по которой и называли пустырь, за речушкой начиналось поле, когда-то очень давно там даже пасли коров - мне хорошо запомнилось черно-белое стадо, расползающееся во все стороны.
  Многие собачники из ближайших многоэтажек выгуливали четвероногих на Веряжке, но сегодня здесь было тихо и одиноко - всё-таки рабочий день уже начался. Тем лучше - чужие собаки не то чтобы пугали меня, но я их опасалась, боясь, что какая-нибудь агрессивная псина набросится на моего тактичного и умного Рейка - что делать в такой ситуации я не представляла, хотя моя старшая сестра Алиса пыталась что-то внушить мне по этому поводу.
  День выдался солнечный, но под ногами нещадно хлюпало, напоминая о вчерашнем ливне. Мочить ноги мне совершенно не хотелось и, выбрав местечко посуше, я отстегнула поводок от ошейника Рейка. Пес активно заработал хвостом, радуясь свободе, и через несколько секунд исчез в ближайших кустах. Я же, осмотревшись по сторонам и не обнаружив ничего необычного, вставила в уши капельки наушников. Заиграла мелодия, значащаяся у меня в плэйлисте как Sky doom piano - понятия не имею настоящее ли это название, в музыке я полный профан, но под эту мелодию хотелось танцевать что-нибудь эдакое.. из репертуара Дашкиных Wolfband.
  Если честно, я искренне верила, что у Шороховой всё-таки выйдет что-нибудь с этим Серым Волком - капитан он у Wolfband или кто.. Он же ей явно нравился и я уже успела вообразить себе романтичную историю неземной любви.. Хотя.. она вроде так и не рассмотрела его как следует - всё боялась поближе подойти. А ведь как было бы хорошо, если б Дашка влюбилась в Серого Волка.. Вчера, когда они пришли со Зверевым, Даша выглядела сердитой и обиженной, и я решила, что она, должно быть, поссорилась с Лехой, тем более, что тот тоже выглядел как-то странно пришибленно. Я даже обрадовалась немного... Бооожее, ну какая из меня подруга? Я просто отвратительный человечешко! Просто кошмар! Ужас!!! Хорошо, что я вовремя осознала это и не позволила Дашке сбежать, хотя она не раз порывалась смыться. Нет-нет, всё у них будет хорошо... А мне надо перестать думать о Леше, тем более, что я обещала встретиться с Егором... Да и Лешка с Дашей почти сразу помирились, пусть я и слышала уже из-за дверей, как она называла его дураком, когда они уходили по домам.
   Несмотря на то, что осеннее солнце вполне себе припекало, холодный ветер сводил на нет его попытки как следует прогреть воздух, и стоять на месте оказалось слишком зябко. Я сделала пару шагов в сторону, ближе к низине, в которой шумела речушка, и едва не упала, поскользнувшись на чем-то гладком. Кажется, бутылочное стекло или что-то похожее. От "нечего делать" я подобрала палочку и принялась ковыряться в размокшей от дождя земле и глине, проще говоря - грязь месить.
  За этим занятием меня и застал Рейк, вылетевший из-за моей спины грязный как свинья и абсолютно счастливый. Заметив мое занятие, пес весьма заинтересовался и, по доброте душевной, решил мне помочь. Забравшись в жижу, он принялся активно работать лапами, разбрасывая в разные стороны куски липкой грязи до тех самых пор, пока мне под ноги не выкатился абсолютно прозрачный камень размером чуть меньше моего кулака.
  Находка немного разочаровала меня - я уже успела вообразить, что нашла нечто ценное. Но пес явно ждал благодарности и восторга от проделанной работы. Пришлось сунуть эту фигню в один из широких карманов моих брюк защитного цвета. Потрепала пса по лохматой голове.
  - Спасибо, Рейк, - произнесла я, выпрямляясь. И почувствовала, как сверхъестественный ужас наполняет все мое существо...
  Всего в 20 шагах от меня, у самой реки, вдруг появилось маленькое мерцающее облачко, за пару-тройку секунд увеличившееся в несколько раз так, что через него мог свободно пройти взрослый человек.
  Моргнув, я пропустила момент, когда возле облака появился высокий странно одетый мужчина с длинными белыми волосами, убранными в свободный хвост. Но тут же появился еще один, гораздо моложе. За вторым - третий, потом четвертый..
  Я бросила обеспокоенный взгляд на Рейка. Но тот, не обращая внимания на пришельцев, словно их и не было вовсе, задорно играл в палку, которой я недавно ковырялась в грязи. Сердце сжалось от новой порции страха - пес у меня, конечно, не агрессивный, но вовсе не обращать внимания на людей он был не способен.
  - Не смотри на них, - едва слышно прошептала я сама себе, и, сделав усилие, отвернулась. - Их нет.
  Похлопав пса по бокам, я отобрала у него палку и запустила ею в противоположную от речки сторону, желая направить собаку на обратную дорогу домой. Рейк принял правила игры, уносясь за палкой. Стараясь сохранять внешнее спокойствие, я не спеша направилась за ним. Но внутренне меня всю трясло!!!
  Шаг, другой.. Ничего не происходило. Через пару минут, показавшихся мне вечностью я, наконец, добралась до дороги, за которой начиналась школьная территория и уже слышались голоса мальчишек. Рейк подотстал и я, как бы невзначай, обернулась. Около десятка беловолосых, удивительно похожих друг на друга людей что-то искали на пустыре. Все кроме одного - тот стоял, выпрямившись во весь рост, и смотрел прямо на меня...
  Улыбнувшись, надеюсь, это не выглядело слишком жалко, и стараясь не смотреть на беловолосых людей, я похлопала по коленке, подзывая пса. Грязный и чумазый, он вразвалочку подошел ко мне и позволил пристегнуть поводок. Домой! Скорей, скорей, скорей... Бегом!
  Медленно и не спеша я направилась к дому.

  Едва добравшись до квартиры и отперев дверь, я пулей влетела внутрь и, захлопнув последнюю, рухнула на пол - от напряжения меня попросту не держали ноги. Посидев немного на коврике в прихожей под недоуменным взглядом Рейка, я всё-таки нашла в себе силы подняться, хотя меня все еще трясло. Я такая трусиха... Надо расслабиться - ведь все позади. Мытье собаки отличный способ - не расслабляет, но позволяет забыться на время.
  Как только я засунула собаку в ванну, раздался звонок мобильного. Номер был незнаком, и сердце снова испуганно ёкнуло - похоже, мне следует запастись седативными средствами.
  - Да?
  - Привет, это Егор, - голос был искажен, но все же вполне узнаваем, и я с облегчением вздохнула. - Как дела? Ты уже поправилась? Может сходим погулять?
  Я бросила удивленный взгляд на часы - было только начало двенадцатого.
  - Прогуливать нехорошо, - улыбнулась я, уже зная, что соглашусь. Сидеть дома одной мне совсем не хотелось.
  - Болеть тоже, - весело отозвались на том конце. - Я буду через час.
  - Хорошо.
  Я сбросила вызов и направилась мыть собаку.
  К приходу Егора я почти успокоилась. Пока я грела чайник, механически выставляла на стол чашки и вазочки с печеньем, заваривала зеленый чай с малиной, мой мозг успел найти достаточное количество объяснений произошедшему на Веряжке. С чего я вообще решила, что эти парни вылезли из мерцающего облака? Рядом были кусты, и эти странные люди могли просто выйти из-за них, а облако плод моего больного воображения. Что же касается самих чудиков - то мало ли на свете всяких ролевиков или дозорников? Тьма-тьмущая!
  Егор в самом деле появился через час. Он стоял на пороге немного смущенный с тремя большими овальными шарами вместо цветов в одной руке и коробочкой пирожных в другой. Сегодня на нем были темно-коричневые джинсы, черная кожаная куртка и неизменные кеды. Темные волосы казались растрепанными, словно с ними поиграл шаловливый ветер, глаза приобрели тягучий медовый оттенок, левое ухо оказалось проколото - вроде в прошлый раз оно было целое - но такой Егор мне нравился гораздо больше прежнего...
  - Салют, выздоравливающим, - улыбнулся он, вручая мне шарики. И откуда только узнал, что я люблю этих разноцветных воздухоплавателей.
  - И прогуливающим, привет, - я рассмеялась, наблюдая как лицо Егора проказливо скривилось. - Что у нас в планах? - спросила я, соображая, что мне надеть: юбку или все-таки джинсы, в них гораздо удобнее.
  - Это секрет, - ухмыльнулся парень. - Но советую одеться потеплее.
  - Мы отправимся на Северный полюс?
  - Нуу... может как-нибудь в другой раз. Сегодня так тепло одеваться не надо - достаточно джинсов и куртки, - парень кивнул в прихожую, где висела его кожанка.
  Я кивнула, показывая, что поняла его.

  Через 40 минут я сидела позади Егора, плотно прижавшись к его спине, намертво вцепившись в его куртку, словно от этого зависела моя жизнь. Впрочем, так оно и было. Его мотоцикл на бешеной, на мой взгляд, скорости нес нас по улицам города. И сердце мое замирало от страха и восторга - я уже много лет мечтала покататься на двухколесном звере, но до сих пор такой возможности у меня не появлялось. На самом деле существовал целый список моих хотелок уже осуществленных или же еще нет. И в этот день Егор основательно прошелся по этому списку - и это было довольно странно (как еще позавчера незнакомый мне человек мог так точно догадываться о моих желаниях) и безумно приятно... и отчего-то грустно.
  День слился в череду ярких событий, мелькающих словно картинки в быстро вращающемся калейдоскопе: вот мы на теплоходе, курсирующим по реке до озера и обратно, ветер неистово треплет волосы, бросает в лицо мелкую водяную пыль, а в следующую секунду мы уже на скалодроме и я с ужасом смотрю вниз с пятиметровой высоты на смеющееся лицо Егора, убедительно внушающего мне, что ничего плохого со мной не случится - ведь он рядом. После скалодрома мы заехали в суши-бар, и я, наблюдая как ловко Егор орудует палочками, беспомощно тыкала во вреднющий ролл никак нежелающий отправляться в рот.
  Уже вечером мы оказались в Ледовом дворце. Желающих покататься было много и я невольно оробела - не хотелось позориться перед такой толпой людей.
  - Я на коньках не умею, - призналась я парню, наблюдая как он шнурует свои ботинки.
  - Я тоже, - беззаботно ответил он и улыбнулся.
  - Правда? - с сомнением спросила я. Мне уже казалось, что на свете нет ничего такого, чего бы Егор не умел.
  - Правда-правда. Вместе научимся.
  Он подождал пока и я справлюсь со своими шнурками, и направился к узенькой дверце, ведущей на лед, где с невероятной скоростью сновали счастливые конькобежцы. Я последовала за ним. Шаг, другой - ноги слушались неохотно, растопыриваясь в разные стороны, отчего я походила на объевшуюся утку. Хихикнув над самой собой, я уже взялась за край прохода, как вдруг почувствовала тяжелый холодный взгляд, буравящий мне спину. Испуганно обернувшись, я едва ни растянулась на полу, устояв лишь благодаря невероятной везучести. Позади шумно переговариваясь, переобувалась большая компания молодежи - две девушки и несколько парней. Ничего необычного я в них не нашла, пока не наткнулась на взгляд холодных серых глаз. Их обладатель, черта за чертой прорисовывался вокруг глаз: вот появились светлые брови и чуть длинноватый тонкий нос, словно красным фломастером на бледном лице прорисовались губы, из небытия возникли высокие скулы, чересчур крупные уши, длинные белые волосы, схваченные в хвост... И в следующее мгновенье я узнала его - это он неотрывно смотрел на меня там, на Веряжке, пока его товарищи что-то искали в пожухлой, смешанной с грязью, траве.
  Меня охватила паника. Хотелось бежать как можно дальше, но ноги вдруг стали такими тяжелыми, что я с трудом отрывала их от пола, еле передвигаясь, как при замедленной съемке.
  - Эй, у тебя всё в порядке? - одна из двух девчонок шумной компании подошла ко мне, ловко переставляя переобутые в коньки ноги. Ее искрящиеся зеленые глаза с интересом уставились на меня, растворяя страх. - Давай я помогу, - она подхватила меня под руку и потащила на лед.
  Кататься мне уже не хотелось, но я послушно плелась следом, гадая, куда подевался Егор.
  - Во даёт! - хохотнула девчонка, перехватывая мою руку поудобнее. Она с легкостью держалась на льду, и рядом с ней я невольно чувствовала себя уверенней, повисая на ней своей немаленькой, в общем-то, тушкой. Словно не замечая балласта, девчонка присвистнула, со смешинками в глазах рассматривая что-то в центре катка, и я непроизвольно проследила за ее взглядом.
  Егор зажигательно отплясывал на льду, активно махая руками, и ногами, и попой. И чувствовалось, что хочется ему остановиться, но никак. Случалось, что он замирал на несколько секунд, но любое, даже самое крохотное движение, рождало целую череду махательно-вилятельных конвульсий. Так продолжалось до тех пор, пока парень не упал обессилено на лед, и уже не решаясь подняться, на четвереньках пополз в нашу сторону.
  Уткнувшись зеленоглазой в ноги, Егор поднял на нее растерянный взгляд потерявшегося щенка, и та, не удержавшись, вновь рассмеялась, теперь уже ему в лицо. Несколько секунд парень заворожено смотрел на хохочущую девушку, пока до него, наконец, не дошло, что смеются над ним.
  - Что, так смешно? - спросил он сердито.
  - Очень, - ничуть не смущаясь, ответила она, и, наклонившись, подхватила под руку и его, стараясь поднять. Но сил на нас двоих у девушки явно не хватало, и вся наша компания сложилась как карточный домик: первым на спину рухнул Егор, потащив за собой зеленоглазую девчонку, а уж следом грохнулась и я, хорошенько припечатав товарищей по несчастью ко льду. Боясь задеть кого-нибудь коньками, я старалась не шевелиться, но вот Егор и новая знакомая страстно желали выбраться, копошась как безумные тараканы.
  - Ведунова в своем репертуаре, - произнес спокойный наигранно усталый голос. И в следующее мгновение меня подхватили подмышки и поставили на ноги. Через несколько секунд рядом стояла Ведунова, счастливо улыбаясь от уха до уха. Сейчас, когда ее глаза сияли весельем она казалась мне необыкновенно красивой, хотя ничего особенного в ней как будто и не было: светлые волосы до плеч с короткой косой челкой, открывающей брови домиком и шрам над левой из них, прямой аккуратный носик, чуть пухлые губы, в ушах серебряные сережки - одна в форме слова YES, другая - NO...
  Егора тоже подняли. И он, юморя над самим собой, благодарил парней из компании Ведуновой, стараясь не смотреть на саму девушку. А я старалась не смотреть на ее друзей, боясь наткнуться взглядом на того белобрысого... Но его, кажется, и не было уже.
  - Ну что, будем учиться кататься? - Ведунова с энтузиазмом хлопнула в ладоши и, хитро сощурившись, потерла одну об другую. Егор умоляюще посмотрел на меня.
  - Нет уж, - улыбнулась я. - Как-нибудь в другой раз. На сегодня с нас хватит.
  Егор благодарно кивнул мне и, распрощавшись с честной компанией, потащил меня переобуваться. Здесь мне опять почудился чей-то пристальный взгляд. Чувствуя себя последним параноиком, я заозиралась по сторонам.
  - Что-то не так? - Егор тоже осмотрелся по сторонам и нахмурился. - Ты готова? Пойдем отсюда.
  Я с готовностью схватила протянутую руку и вслед за парнем направилась к выходу.
  Потом мы кружили по городу. Мне казалось, что мы заметаем следы, но на мой вопрос, Егор удивленно ответил, что просто хочет подольше побыть со мной. Ответ мне был приятен, однако звучал несколько фальшиво, но я не стала настаивать.
  - Ничего не хочешь мне рассказать? - спросил Егор уже у подъезда, заглядывая мне в глаза, словно там хотел прочитать ответ.
  - Нет, - пожала я плечами. Не рассказывать же ему о своих бзиках в самом деле...Хотя они, кажется, приобретают всё большую реальность.



  Даша
  Удивительно, но общефэрэйский пришелся мне по душе. Всё это переплетение забавных закорючек казалось таким смешным и непонятным, но стоило найти ключ, а проще говоря алфавит в розданных альей Алевтиной учебниках, как закорючки в миг превращались в слова. И мне вновь стало ужасно жаль Стаську, которая училась на инязе и учила никому неинтересные английский и французский. Да она бы пищала от восторга, получив возможность выучить общефэрэйский и какие тут еще есть языки...
  А вот с преподавательницей было еще интереснее. Конечно, она не тянула на умершую от старости старуху, но чувство странного зуда не оставляло меня, подначивая спросить не знает ли уважаемая алья некую Стасю Чайку. Что я теряла? Да ничего! Зато можно было узнать кое-что инетерсное.
  Дождавшись конца урока, я лениво собрала вещи, позволяя студентам, спешащим подготовиться к празднику, покинуть помещение. Алья Алевтина уже вопросительно смотрела на меня, словно ожидая вопроса и я немного струхнула, но все же нашла в себе силы задать интересующий меня вопрос.
  - А Вы случайно не знаете Стасю Чайку? - проблеяла я, поражаясь как тихо и до противного пискляво прозвучал мой голос. Но вопрос возымел эффект - преподавательница побледнела, а после ее щеки запылали взволнованным румянцем, из чего я заключила, что алья Стаську очень даже знает, еще до того как она открыла рот, чтобы самой сообщить мне это.
  - Я ее двоюродная бабушка, - сказала она возбужденно и, мне показалось, что еще мгновенье и она схватит меня за плечи, чтобы вытрясти все, что я знаю о ее... внучке. Мне этого совсем не хотелось, поэтому я сделала несколько шагов в сторону от альи Алевтины.
  - Что-то Вы на старушку не очень похожи, - пробормотала я, разглядывая алью с подозрением. Хотя чего уж там, я почему-то была уверена, что это та самая бабушка Аля, которую всего несколько дней назад оплакивала моя подруга!
  - Маги живут гораздо дольше обычных людей, - как само собой разумеющееся сообщила Алевтина Петровна. - Откуда ты знаешь Стасеньку? Хотя постой... Даша Шорохова... Да, точно, Стас рассказывала о тебе не раз - ты ее лучшая подружка! - преподавательница внимательно посмотрела на меня, словно решая достойного ли человека выбрала ее любимая внучка себе в подруги. Если я что-то понимаю, меня одобрили. - Как она? С ней всё в порядке? - а вот теперь в голосе "старушки" слышалась непрекрытая тревога.
  - Она вернулась немного странной из Лошадкино, - уклончиво ответила я. И это было правдой - смерть бабушки, конечно, тоже не совсем пикник, но что-то там еще произошло, но этим чем-то делиться подруга никак не хотела. В этом была и моя вина - то что я несла про "институт природопользования" было откровенной лажей и подруга не могла не почувствовать это, а значит могла решить и мне не открывать полной правды... Но я-то не могла рассказать всё!
  - В мире творятся не совсем хорошие вещи, - сказала алья Алевтина после недолгого молчания. - Я бы даже сказала совсем нехорошие. Непонятные.
  - В каком мире?
  - В обоих... И, к сожалению, по моей вине моей маленькой Чайке может угрожать опасность.
  Я терпеливо ждала продолжения. Но алья молчала слишком долго, гораздо дольше, чем позволяло мое терпение.
  - Какая? Скажите толком в чем дело?
  - Вы уже проходили Великую войну? - женщина посмотрела на меня и, когда я отрицательно мотнула головой, сама себе ответила. - Нет, конечно, когда бы вам успеть. Еще только один день занятий прошел. Видишь ли, существует... или существовал некий Лунный храм, возведенный хандингами в честь богини Селесты, которой они поклонялись. Этот храм, на самом деле, ни что иное, как мощное оружие и победителя в любой войне определяет лишь тот факт, в чьих руках он окажется. Во время Великой войны повезло имперцам... Но после храм был утерян и лишь малая горстка посвященных знает, где его искать. А найти желают многие, - Алевтина Петровна замолчала. А мне оставалось лишь хлопать глазами - что она хотела этим сказать? Что Стаська знает, где этот храм есть?
  - По собственной глупости я оставила карту у внучки, надеясь, что у нее она будет в большей безопасности, но я ошиблась. Берл, как же я ошиблась!
  Она молчала. Я сидела рядом и молчала тоже. Сколько прошло времени? Я не знаю - черепушка у меня варила как-то слабо.
  - У Стаси день рождения послезавтра. Ты ведь пойдешь? - я с готовностью кивнула и алья продолжила: - Зайдешь ко мне перед этим. А сейчас беги. Праздник уже скоро.
  Ну да, теперь и о празднике думать не получится!
  Но я ошибалась...

  Едва я влетела в комнату в общежитии, на меня коршуном налетела Илия. По ее красному разгоряченному лицу было заметно, как сильно она возмущена моим долгим отсутствием. Присутствующая тут же Лиса была куда как спокойнее, хотя тоже выглядела несколько возбужденной.
  Обе девушки были в платьях далеко не бальной длины, открывающей не только щиколотки, но и коленки. Я удивленно икнула, на что Илия подбоченясь заявила:
  - А что? Девятый век на дворе, как никак, - и недоуменно вздернула брови над взрывом моего хохота. Объяснять, как смешно это прозвучало для меня, я не стала.
  Вместо этого я задумалась, что же одеть мне? Платья и юбки я не любила и они хоть и были у меня, я ни одного не взяла с собой сюда. Пойти в джинсах глупо, пойти в школьной форме - сверхглупо. Я приуныла.
  - Ну ты переодеваться будешь? - нервно спросила Руфус.
  - Во что? - я жалобно посмотрела на девчонок, надеясь, что они предложат свои варианты. Может у них еще какое платьишко завалялось...
  - Так вон, - Илия кивнула на мою кровать. Я подозрительно присмотрелась. Там в самом деле что-то лежало. - Сергей принес.
  Я стала еще подозрительней, но к кровати все-таки подошла. На тонком клетчатом покрывале лежало... Хум, пышная короткая юбка темно-коричневого цвета, с торчащим белым кружевным подъюбником, белая блузка с фигурным вырезом, едва прикрывающим грудь, черная жилеточка, белый "фартучек", если так можно назвать эту тряпочку, белые гольфики и...
  - Это что? - спросила я тихо, двумя пальчиками приподнимая последний аксессуар. Девчонки как-то странно посмотрели на меня - то ли с сочувствием, то ли с завистью.
  - Шапочка, - также тихо ответила Лиса.
  - Красная, - добавила Руфус.
  - Я вижу, что это шапочка красная. Я спрашиваю, чего это за извращение такое? Чего это он мне костюм извращенческий принес, тогда как вы... - я посмотрела на девчонок с сомнением, но все-таки закончила, - в нормальных платьях.
  - Дашенька, миленькая, - взмолилась Илия, подскакивая ко мне. - Одевайся во что есть, а то мы опоздаем! - истерически закончила она.
  - У нас тоже костюмы, - более спокойно заявила Лиса, проигнорировав слово "извращенческий". - Вот, видишь, - девушка повернулась ко мне спиной, демонстрируя маленькие полупрозрачные крылья, - мы с Илией озерные феи.
  Странно, но это меня немного успокоило.
  - Там все в костюмах будут? - переспросила я.
  - Все, все, - заверили меня девчонки дружно. - Переодевайся.
  Пришлось подчиниться. Тем более времени и в самом деле оставалось мало.
  Размер оказался мой, хотя поначалу мне казалось, что я попросту не влезу в костюмчик, но пышная юбка была еще короче, чем у моих новых подружек, что не добавляло мне оптимизма.
  - Блин, в таком наряде не к бабушке с пирожками ходить, а на панели капусту рубить, - мрачно пробормотала я. Но девчонки, не слушая моё бормотание, уже подхватили меня под руки и потащили на улицу.
   'Ветвь Меана' находилась совсем рядом, поэтому не прошло и 10 минут, как мы вбежали в предусмотрительно распахнутые двери. Что случилось с таверной я затрудняюсь объяснить, но размеры обеденного зала, утопающего в приятном полумраке, со вчерашнего дня увеличились в несколько раз, так что здесь теперь вполне хватало места для всех студентов, большинство из которых уже устроились по 6-8 индивидов за одинаковыми круглыми столами. Барная стойка исчезла, впрочем, как и камин, зато появилась не слишком большая сцена, сейчас еще пустая, но обещающая некое представление. К счастью свои места нам долго искать не пришлось - столики для первокурсников располагались как раз в первых рядах вокруг сцены.
  Покрутив головой в поисках Сережи и Алекса, но так и не увидев ни первого, ни второго, я опустилась на стул, стараясь чтобы юбка при этом не слишком задралась. Однако мои попытки сохранить остатки целомудрия не увенчались особым успехом - юбка радостно скользнула вверх, до неприличия оголяя ноги, и хотя, никому, кажется, до этого не было дела, я вплотную придвинулась к столу, чтобы спрятать их.
  Наш стол был сервирован на 7 персон. Одной из этих персон был тот самый широкоплечий оборотень, за которым я пыталась спрятаться на истории и которого до сих пор видела только со спины. Он оказался довольно симпатичным смуглолицым, с темными, почти черными глазами. И имя у него красивое - Раэль. Правда, мне он показался немного необщительным, зажатым каким-то, но откуда мне знать - может магические оборотни все такие.
  Другим представителем мужского пола за нашим столиком оказался настоящий эльф. Его полное имя я не запомнила, да даже и не старалась - знала, что бесполезно. Сокращенно же оно звучало как Ён. Строго говоря Ён даже красивее Алекса, и определенно болтливее раз так в миллион. Парень вообще болтал не умолкая, развлекая двух девчонок: азиатку-параллельницу и местную девушку, по словам Илии, из какого-то Хункая - что интересно, у них с азиаткой был одинаковый разрез глаз, видимо, на этой почве они и сдружились. Девушка из Хункая представилась как Таймока, азиатку звали Чиаса - их имена я запомнила только потому, что за этот вечер сидящий напротив меня эльф повторил не менее тысячи раз каждое из них, и задолбал не только меня, но и всех остальных тоже.
  Ровно в восемь вечера на сцене появился молодой преподаватель - за задними столами, где сидели старшекурсники, раздались благоговейные вздохи-ахи.
  - Какой лапочка, - прошептала и Руфус, таращась на препода сияющими глазами. Я вообще заметила, что ее на мужиков все время тянет - то ли у них в Данийске дефицит мужского населения, то ли просто Илия такая озабоченная.
  - Он для тебя слишком старый, - попробовала я утихомирить подругу.
  - Да ты что?! Ему всего 63 года! - возмутилась подружка и вновь уставилась на "героя девичьих грез" местного разлива. Мне же оставалось только сидеть с раскрытым ртом, наблюдая как белозубый "дедок" скачет по сцене разогревая почтенную публику.
  - Как настроение? - спрашивал он у зала. И зал взрывался от разноголосого: "Отлично!", "Замечательно!", "Супер!". - Вы готовы повеселиться? - и зал единодушно отвечал: "ДААА!". - Тогда встречайте наших гостей. Группа "Между мирами"!!!
  Преподаватель исчез, в буквальном смысле растворившись в воздухе. Сцену поглотило густое облако разноцветного дыма. Зал замер. И в наступившей тишине отчетливо прозвучал перестук барабанных палочек, отсчитывающий традиционное "раз, два, три", после чего пространство взорвалось громкой энергичной музыкой.
  Дым рассеялся, слетев со сцены в зал легкой белой поземкой, обнажив одетых в черное пятерых музыкантов.
  - У них новый барабанщик! - прокричала Лиса Илии, восторженно внимающей словам песни, неудержимо быстрым потоком вырывающимся из уст фронтмена группы.
  Невольно я тоже прислушалась. Слова оказались до боли знакомыми и в следующую секунду меня, словно током шибануло - так ведь это же популярная среди молодежи группа из МОЕГО мира, та самая, которую слушает даже Стаська, хотя обычно у нее в плэйлисте зависает какая-то попса. Я всмотрелась в фигуру вокалиста - благо сидели мы ближе некуда. Высокий мускулистый парень, волосы темные, коротко стриженные, только слишком длинная челка зачесана на правый бок. Ухо проколото в двух местах, подбородок, правда, жестковато очерчен, но парень без сомнения красавчик. Мик. От него без ума Алиска - Стаськина сестра.
  Я перевела взгляд на бас-гитариста. Больше всего он походил на отъявленного хулигана, возможно из-за растрепанной прически. У этого парня волосы тоже были черные. Нос совсем чуть-чуть курносый, в левой брови пирсинг. А глаза желтые, яркие. Да-да, это Флэйк!!! Обожаю его!
  Взгляд метнулся к остальным членам группы: Риан - гитара, Аики - клавишные, и барабанщик... незнакомый. Да и вовсе девчонка!
  Кто бы мог подумать, что я окажусь на их концерте? Ведь почти полгода назад, в апреле, когда они выступали в нашем городе, мы с Чайкой не смогли пойти, в чем, в сущности, была моя вина. И вот теперь я тут, а Стаська опять в пролете... И я, наконец-то, знаю, почему их группа так называется! Но Чайке, опять же, рассказать не смогу. Может взять для нее автограф? Было бы неплохо... Хотя, что я ей скажу? 'Знаешь, к нам в институт природопользования на посвящение в студенты приехала группа 'Между мирами', вот я тебе автограф взяла...' Звучит не правдоподобно.
  К тому же на мне такой наряд, что я, пожалуй, вообще из-за стола выходить не буду.
  - Эй, первокурсники! Грызя гранит науки, не забывайте веселиться! Желаем удачи!!! - произнес Мик, спев несколько песен. - А старшекурсникам желаем не забывать об учебе, в процессе веселья!
  С громким хлопком рок-группа исчезла, оставив после себя медленно осыпающиеся искрящиеся звездочки. А место на сцене вновь занял 'молодой' преподаватель - аль Вольгард. Сделав несколько пассов руками, аль Вольгард 'наколдовал' рядом с собой трех парней, среди которых я с восторгом увидела и Лешку.
  - А теперь наши талантливые мастера иллюзий покажут вам свое шоу, - доверительно сообщил Вольгард и снова исчез.
  Парни рассредоточились по сцене, на которой вновь возник туман. Тяжелым влажным полотном он медленно стекал на пол таверны, заволакивая столики, поглощая притихших студентов...
  В какой-то момент я обнаружила себя сидящей на большом валуне, чуть подернутом мхом. Полуголой попе было холодно сидеть на камне, к тому же мне показалось, что во мху кто-то копошится - пришлось вскакивать на ноги. Но отходить далеко я не стала, боясь наткнуться на чей-нибудь столик или еще чище - своротить его, что с моим особым талантом вполне ожидаемо.
  Справа подул теплый ветер, донося до моего слуха еле уловимый протяжный волчий вой. Туман стал бледнее, позволяя рассмотреть окружающие меня вековые деревья с мокрой от утренней влаги корой. Чуть в стороне от валуна, на котором я недавно сидела, петляла неширокая тропинка - справа она поворачивала за высокие кусты, слева растворялась в тумане. Но я никуда идти не собиралась, с каждой секундой чувствуя себя все более неуверенно.
  - Илия, ты здесь? - голос показался жалким мне самой, но я повторила попытку. - Лиса?
  Ответом мне был лишь волчий вой, уже более громкий ... и близкий. А через секунду кусты зашевелились, и на тропинку выскочил крупный серый.. заяц! От облегчения я глупо хихикнула и, сама не знаю зачем, попыталась приманить зайчика к себе. Зверюшка некоторое время принюхивалась растопырив свои уши, словно локаторы, но раздавшийся совсем близко вой вспугнул зайца, и он тут же исчез укрывшись в траве и тумане. Мелькнула мысль, что неплохо бы спрятаться и мне. Но я не успела...
  Я всего лишь моргнула, а на тропинке уже стоял довольно высокий широкоплечий... я бы сказала - человек, но голова у существа была абсолютно точно волчьей. И этот монстр приблизился ко мне. Его морда растянулась в ухмылке:
  - Здравствуй, Красная Шапочка. Куда ты идешь? - 'волк' облизнулся и недвусмысленно уставился в вырез моей до отвращения откровенной блузки. Если я выживу, Сергей-сволочь получит по своей глупой черепушке...
  - Никуда, я на месте стою, - не стала я поддерживать игру про пирожки и маслице, тем более, что ни того, ни другого у меня не было.
  - А разве тебя не ждет больная бабушка? - поинтересовался монстр.
   - Нет, - уж моя-то бабушка здорова как бык и, как любит говорить папа, еще всех нас переживет.
  - Как это нет? - возмутился волк, в мгновение ока оказываясь в опасной близости от меня. - Она, между прочим, пирожки ждет... и соль... то есть маслице, - волк заглянул мне в глаза и мне почудилось, что он пытается отыскать там совесть. Глупец, ее там отродясь не было!
  - А у меня все равно нету ни пирогов, ни масла, - я беззаботно махнула рукой и позволила себе улыбнуться, чувствуя, что туман растворяется, а вместе с ним исчезают деревья... кусты... тропинка... валун... и только волк почему-то остался. Сердитый.
  Он протянул ко мне свои конечности и, схватив за талию, притянул к себе. Не больно, но ощутимо цапнул за ухо, влажным языком прошелся по шее, словно намечая место, куда вонзятся острые белоснежные клыки.
  И тут заиграла ритмичная музыка, и спасительный голос произнес:
  - Эй, Серый волк, давай на сцену.
  И монстр ушел, шепнув напоследок что-то неразборчивое, что-то похожее на 'все равно моею будешь, все равно тебя я съем'...
  Я с облегчением грохнулась на свой стул.

  Находящиеся за столом первокурсники выглядели вполне довольными, из чего я сделала выводы, что монстроволки приставали только ко мне. Это, и еще то, что именно на мне был извращенческий, но все же костюм Красной Шапочки, наводило на определенные мысли, но оформить я их не успела.
  Под очередные радостные вопли на сцену выбежали парни и девушки, одетые в подобие нашей школьной формы: темно-фиолетовые пиджаки, галстуки, белые рубашки и широченные темные штаны вместо темно-фиолетовых прямых брюк.
  - Только не говорите мне, что это Wolfband, - простонала я, но Илия с Лисой радостно кивнули, продолжая дергаться из стороны в сторону а-ля подтанцовка. Я хрюкнула - случайно. Правда.
  - Если тебе станет легче, - сочувственно произнесла Илия, - то из той команды, что выступает в вашем мире, в этой всего два человека, а остальные местные и даже совсем без магии, и попросту не могут пройти через межмировой портал.
  Лиса согласно кивнула, а потом хитро добавила:
  - Капитан у них такая лапочка...
  - Ага, - мечтательно вздохнула Таймока. - И имя у него такое необычное, - сказала она и добавила с придыханием и четко по слогам, - Сер - гей.
  Я снова хрюкнула, ощущая себя уже не Красной Шапочкой, а Ниф-Нифом из сказки о трех поросятах...
  А после аль Вольгард попросил вновь поступивших пройти на сцену для посвящения в студенты Высшей школы Магов, Травниц, Пифий и Охотников. И улыбается, главное, так ласково-ласково.
  А нас не так уж много и оказалось - всего человек 60 со всех четырех факультетов. Правда, сцене все равно пришлось подрастянуться, чтобы все студенты-первокурсники смогли на ней уместиться.
  - Итак, - Вольгард хитро улыбнулся, глядя в зал. - Надеюсь, все помнят правила. Соблюдаем приличия и все предусмотренные ограничения. Магией не пользоваться. Заклинание активируется в момент зачитывания имени студента и действует ровно сутки.
  Столы в зале вдруг исчезли и все студенты со второго по пятый курс с азартным блеском в глазах встали посреди зала, разминая конечности, словно готовясь к забегу.
  - Пять... четыре... три... - студенты замерли в напряжении, даже те, кто до этого нервно пританцовывал на месте, - два... один. Старт!
  С потолка пролился дождь из маленьких золотых шариков, судя по тому, как они начали прыгать, каучуковых. Большинство старших студентов с энтузиазмом принялись их ловить, толкаясь и ругаясь между собой, впрочем, не особо агрессивно.
  Прошло довольно много времени - я устала стоять, Илия и Лиса тоже, когда все шарики, наконец, нашли своих обладателей. Глупость несусветная. Зачем им интересно эти мячики? Ни мои подружки, ни кто из рядом стоящих не знали ответа на этот вопрос и также, как и я с интересом ждали дальнейшего развития событий.
  Два рамнула притащили большой котел, заполненный какими-то маленькими книжечками. Мне было не рассмотреть их названия, да и читать я за один урок общефэрэйского никак не могла научиться. Зато Руфус тоненько пискнула и сообщила, что в котле студенческие билеты первокурсников. Мне стало как-то не по себе...
  - Ну что ж, приступим к распределению, - Вольгард улыбнулся. Назвать его алем уже язык не поворачивался. Куда другие преподаватели смотрят? - Этой традиции уже несколько десятков лет, не тормозим, - словно отвечая на мои мысли, сказал преподаватель и пригласил к котлу первого счастливчика: - У кого шар с номером 1, прошу к котлу.
  Вышел довольный долговязый парень, явно чистокровный человек. Демонстративно задрав рукав, он неглядя опустил руку в котел и долго шарил там, пока, наконец, не выудил новую серебристую книжечку. Со скрипом раскрыл ее и громко прочитал:
  - Дориэль Партуз.
  Воцарилась тишина.
  - Ну же, - Вольгард посмотрел на наше хранящее молчание воинство, - кто Дориэль Партуз. Выходи. С данного момента и ровно сутки, ты находишься в магическом подчинении у Лога Васкеса, - кивок в сторону долговязого. Дориэль не отзывалось - уж не знаю кто это по половой принадлежности. - Не бойся, - уговаривал препод-работорговец, - ничего противозаконного он тебе не сделает - ну помоешь посуду пару раз, сбегаешь в библиотеку...
  - Дориэль Партуз подойди ко мне, - произнес Лог, когда всем в зале уже надоело ждать. И откуда-то из-за спин нехотя, словно против собственной воли вышла невысокая хрупкая девушка с большими испуганными глазами. Также нехотя она спустилась со сцены и встала рядом с долговязым Васкесом, едва доставая ему до пупка. Зал дружно захохотал. Лог весело подмигнул малявке и, подхватив ее за руку, утащил в сторону, освобождая место у котла.
  Место Васкеса заняла симпатичная девушка с четвертого курса. Она также сунула руку в котел, но копалась там гораздо меньше предыдущего.
  - Эльха Фойёр, - мелодично произнесла она. И вышеозначенная тут же с облегчением слетела со сцены.
  А потом к котлу вышел тот страшный волкомонстр, и сердце мое невольно сжалось от предчувствия. Вот он сунул руку в котел, быстро и уверенно вытащил сверкнувшую серебром книжицу, раскрыл ее...
  - Шорохова Дарья, - с усмешкой произнес он и посмотрел прямо на меня. А в моей голове вдруг пролетела кинутая им фраза: 'все равно моею будешь, все равно тебя я съем'... Он же не может меня съесть, в самом деле?
  В то время, как ноги несли меня навстречу моему временному "рабовладельцу", в голове моей кусочек за кусочком складывалась довольно любопытная логическая цепочка. Костюм принес Сережа, монстроволка кто-то называл Серым Волком, а Серый Волк капитан Wolfband, но девчонки сказали, что капитана зовут Сергеем, а значит...
  Когда я оказалась около недоволка, я уже точно знала с кем имею дело. Вот только нафига ему все это надо было? Не знаю...
  Сергей нахально схватил меня за руку. Всё его существо прямо-таки излучало самодовольную наглость, но тут он, видимо, прочел что-то в моих глазах и хватка стала слабее, неувереннее. Я позволила себе победную улыбку. И это была моя ошибка.
  Сережа взвалил меня на плечо и потащил к выходу.
  - Вау!
  - Супер!
  - Классная попка!
  - Бл*... - меня поставили на пол. Злой Сергей, уже без своей страшной маски, сердито посмотрел на меня, словно это не он, а я откопала где-то это подобие платья, и, схватив пышную юбку за подол, дернул ее вниз.
  - Ты что совсем дурак? - вполне искренне поинтересовалась я, схватившись за юбку на поясе.
  - Бл*... - лаконично повторил Сергей и, отпустив юбку, схватил меня за руку. - Как отсюда уже выйти?
  В городе царила ночь. Но на центральных улицах горели магические фонари, освещая дома мягким голубоватым светом. Город спал. Но иногда до настороженного слуха теплый южный ветер доносил голоса его неспящих жителей - пьяные, злые и веселые, громкие и тихие, едва уловимые, хвастливые и неуверенные... Голоса шептались, дразнились, спорили, раздаваясь то дальше, то опасно близко, иногда прорезаясь неприятными криками.
  - Не замерзнешь? - губы почти коснулись настороженно вслушивающегося в полумрак уха, заставив меня вздрогнуть. Но отстраняться я не стала - приятно... очень.
  - Нет, - ответила я тихо.
  Он улыбнулся, поднял мою руку, осторожно провел ею по своему лицу, коснулся губами ладони, в который раз заставив меня вздрогнуть.
  - Тогда давай поторопимся, - шепнул он. - Скоро начнется.
  - Что?
  - Увидишь...
  Он повел меня вверх по улице и вскоре мы оказались на центральной площади. Фонарей здесь было гораздо больше, и свет от них был не голубой, а скорее серебряный, волшебный. И в этом волшебном свете высокий фонтан, выполненный в виде дерева, чьи листья заменяли летящие во все стороны сверкающие брызги, выглядел поистине великолепно. Я остановилась, заворожено любуясь мелодично звенящей красотой. Но Сережа нетерпеливо дернул меня за руку, уводя куда-то в сторону, в темноту.
  Парк. Большой и, словно в противовес хорошо освещенной площади, тихий и темный - мягко мерцающие фонари встретились нам всего 2 раза, хотя Сережа, кажется, затащил меня в самое сердце парка. Мы обошли небольшой пруд, вихрем промчались по какой-то аллеи, перелезли через кусты, чтобы, в конце концов, замереть посреди кромешной тьмы.
  - Успели... - пробормотал Сережа, отряхивая с меня невидимые, по крайней мере, в темноте, пылинки. - Стой здесь.
  - Зачем ты придумал всю эту ерунду с Красной Шапкой и волком? - спросила я отчего-то шепотом, пытаясь рассмотреть лицо парня.
  Он замялся, и я уже думала, что так и не ответит мне.
  - Нуу... это романтично, - неуверенно произнес он и серьезно добавил: - девчонки любят романтику... Хотя да, это было глупо. Извини.
  - Извиняю, - улыбнулась я, чувствуя, как руки Сергея обнимают меня за талию, притягивая в уютное тепло его объятий. - А что мы тут делаем?
  - Тсс... Потерпи, тебе понравится, - и легко поцеловал меня в нос.
  - Мне уже нравится...
  Я прижалась к Сережиному плечу и подняла взгляд к небу. Маленькая звездочка сорвалась с небес и медленно летела к нам - осталось только загадать желание. Испытывая нечто схожее с эйфорией, я не успела ничего придумать - звездочка приземлилась мне на нос. За ней, кружась и раскачиваясь на теплом ночном ветерке, с неба сорвалась еще одна... вторая... третья... четвертая... А после пространство над головой вспыхнуло мягким золотисто-желтым светом - миллионы звездочек срывались с ветвей окружающих нас деревьев, кружились и переливались, танцевали над прудом, теплой позёмкой стелились над аллей, окутывали нас с Сережей золотым дурманящим туманом снова и снова. А после рассеивались, гасли... Но на смену им уже спешили другие, подхватываемые южным ветром и все повторялось опять...
  - Что это? - выдохнула я парню в лицо. В свете сверкающих 'мотыльков' его было видно очень хорошо.
   - Меаны цветут, - с улыбкой ответил он.
   Его руки бережно рисовали на моей спине множество маленьких огненных змеек, словно повторяя узор танцующих звездочек, заставляя мое тело дрожать и теснее прижиматься к нему. Губы коснулись моей щеки, прокладывая осторожную дорожку к уголку моих губ. Все внутри меня сжалось от предвкушения. И вот его губы нежно коснулись моих, словно электрическим зарядом пронзая тело. И уже в следующую секунду его губы неистово терзали мои, накрывая все новой и новой волной дрожи, заставляя сердце то замирать, то радостно биться, и самое главное так же неистово отвечать...



  Звук бьющегося стекла, поставленный у меня вместо обычного писка будильника на мобильном телефоне, едва не свел меня с ума, заставив подскочить в постели и безумно распахнуть глаза. Некоторое время я осматривала комнату шальным взглядом, пытаясь сообразить, где нахожусь. Вспомнила, улыбнулась - несмотря на то, что спать я легла всего три часа назад, чувствовала я себя великолепно.
  Илии в комнате не обнаружилось. Зато обнаружилась записка от нее, в которой сообщалось, что некий 'господин Эрхер', которому посчастливилось вчера вытащить из котла студенческий Руфус, нынче утром возжелал персональный завтрак из трех блюд, в связи, с чем Илия убежала ни свет, ни заря готовить. Надеюсь, у Сережи не возникнут подобные бредовые идеи...
  Парень уже ждал меня в коридоре - веселый и довольный сам собой. И я тут же поспешила сообщить ему о моих соображениях.
  - Надеюсь, ты не думаешь, что я буду тебе готовить сегодня, или торчать вместо тебя в библиотеке, или штопать твои драные штаны? - спросила я, неловко коснувшись щеки парня губами.
  - Почему это, нет? - переспросил он с возмущением. Ну, знаете ли...
  В конце концов, мы договорились, что Сережа приносит мне все свои старые конспекты, а также помогает с рефератами. А пока поможет мне с общефэрэйским письменным и чтением - прямо сегодня и начнем заниматься... где-нибудь в парке. Я же в благодарность, буду оказывать ему моральную поддержку каждый раз, как он соберется в библиотеку.
  Завтракали мы в столовой. И кормят там, кстати, очень даже вкусно. По крайней мере, гораздо вкуснее, чем вышло бы у меня, даже если бы желание готовить у меня вдруг прорезалось - кулинария совершенно не мой конек.
  Первым уроком на сегодня опять значилась история. Сережа проводил меня до аудитории, сообщив, что история очень интересный предмет. И убежал, прижавшись к моим губам на прощанье, заставив меня покраснеть - кажется, все находящиеся в аудитории студенты дружно пялились на меня.
  - Рассказывай! - две пары глаз выжидательно уставились на меня.
  - Что?
  - Где шлялась всю ночь! - припечатала Илия без всякого стеснения.
  - В парке гуляла, - не стала отпираться я.
  - Подробности, - требовательно произнесла Лиса, с нетерпением ерзая на стуле.
  - Ночью в парке очень красиво, - поведала я подробности. Девчонки синхронно открыли рот, чтобы возмутиться, но тут в аудиторию зашел аль Биор и рты им пришлось также синхронно захлопнуть.
  - После поговорим, - прошептала Илия. Я лишь улыбнулась.
  - С добрым утром, - произнес аль Биор насмешливо, рассматривая осунувшиеся лица невыспавшихся студентов. - Вижу ночь не прошла даром. Зато теперь вы можете полноправно называть себя студентами Высшей школы. И я, конечно, понимаю, что вы бы с удовольствием вздремнули, но очень прошу не засыпать у меня на уроке. Тема сегодняшнего занятия, как и намечалось, Великая война. Готовы?
  Некоторые студенты печально закивали головой, мол, готовы. Я до подобного опускаться не стала, но тоже была вполне готова к лекции, по крайней мере, больше, чем раскисшие Илия и Лиса.
  - Начнем с того, что в 17 году до Великой войны императором стал Натан II. Он к тому времени был уже взрослым семейным человеком, и жители Фэрэйской империи весьма благосклонно отнеслись к его восхождению на престол, особенно после не очень удачного правления Борлиоза I Яростного, - вещал аль Биор даже не пытаясь задавать вопросы по ходу повествования. - Спустя 17 лет правления Натана II на Фэрэйскую империю совершила нападение объединенная армия Сатариата, Пенуарской республики и Гозельда. Как должно быть большинству из вас известно, сатары единственная раса в нашем мире поголовно обладающая магией, то есть каждый сатар в той или иной степени владеет магией. Чаще очень сильной магией. Поэтому удар, нанесенный империи в первые дни войны, был весьма сокрушительным, особенно с учетом того, что на тот момент армия Фэрэйской империи была не в самом лучшем состоянии, а магического подразделения в те времена и вовсе не существовало, - аль Биор обвел аудиторию взглядом, видимо, собираясь спросить, не знает ли кто-нибудь, в каком году появилось это самое магическое подразделение, но сдержался, и тяжело вздохнув, продолжил:
  - С началом войны началось так называемое 'безвременье' - это 37 лет Великой войны, не вошедшие в общую систему летоисчисления - запишите.
  - Спустя почти 16 лет с начала войны, когда три четверти Фэрэйской империи было разрушено или захвачено Сатариатом, на поле боя появилась новая раса - аминатольцы, полностью изменившие ход событий. Откуда они появились до сих пор неизвестно, несмотря на то, что они по сей день проживают в империи - есть только предположения. Кому интересно, могут взять книги по Великой войне в библиотеке и подробно изучить этот вопрос. Или же, может быть, алья Тиарония затронет данный вопрос на географии.
  - Итак, война продолжалась. Жители Фэрэйской империи под предводительством аминатольцев отвоевывали город за городом у сатаров, к которым к тому времени присоединились Бешойская республика и Ванирская Федерация. Победа медленно, но верно склонялась на сторону имперцев. Именно в этот период времени, по непроверенным данным, Сатариат решил прибегнуть к помощи астаров, ныне Спящих. Отвлечемся немного от Великой войны и поговорим о Спящих, - видимо аль Биору все-таки надоело вещать в притихший полусонный зал. Преподаватель жаждал общения. - Кто-нибудь может хоть что-то сказать об астарах?
  Вверх неуверенно поднялось несколько рук, и аль Биор обрадовано оживившись, дал право ответить худенькой девушке с бледной полупрозрачной кожей.
  - Астары, ныне Спящие - это демоны Бездны, существа огромного роста, пришедшие в 4700х годах до Великой войны из-за Предела с целью поработить все живое, - ответила она неожиданно резким громким голосом. - На сохранившихся с тех времен гравюрах и магических свитках астары изображаются, как рогатые существа высокого роста, с плотным бронированным панцирем, закрывающим спину и грудь, крылатые, с длинным мощным хвостом, длинными пальцами оканчивающимися впечатляющих размеров когтями. Все они обладают магическими способностями огромной силы, которой не владеет ни один из ныне и прежде живущих. Предположительно бессмертны.
  - Верно! - непонятно чему обрадовался преподаватель и продолжил уже сам: - Астары были помещены в сон совместными усилиями хандингов - мы о них говорили на прошлом занятии, пириэлле - согласно летописям, их родина огромный остров Пириэлле в Морозном океане был затоплен астарами в 4200х годах до Великой войны вместе со всеми жителями, и дуолнигов - согласно тем же летописям, были полностью истреблены в тех же 4200х годах до Великой войны. Некоторые ученые считают, что дуолниги и пириэлле принесли себя в жертву, дабы победить астаров и погрузить их в сон. И вот представьте, сатары решили этих бессмертных разбудить...
  По аудитории прошла волна ропота - похоже, присутствующие здесь фэрэйцы были поражены, возмущены, обескуражены, даже несмотря на то, что слышали эту историю про Спящих явно не первый раз. Даже мне стало интересно, как же имперцам удалось справиться с астарами.
  - Чтобы разбудить Спящих демонов, сатарам нужен был всего лишь Камень света, - аль Биор совершил замысловатые манипуляции руками и рядом с ним возникла объемная иллюзия в виде абсолютно прозрачного ничем, в принципе, непримечательного камня. - Реальный его размер - примерно с женский кулак, - пояснил преподаватель. - Это очень опасный предмет сам по себе. Он высасывает все светлое из обладателя, который со временем становится подозрительным, мстительным ненавистником всего сущего... У всех рас разная устойчивость к действию Камня света, но рано или поздно сдаются все. Поэтому без необходимости к Камню запрещено приближаться и, тем более, запрещено прикасаться. В данный момент Камень света хранится в самой высокой башни королевского дворца, под усиленной защитой... Но во время Великой войны он, к сожалению, не охранялся столь тщательно, так как никому и в голову не могло прийти, что кто-то возжелает пробудить Спящих, и был похищен. Волею судьбы Камень оказался на Земле, это параллельный мир, кто не знает. За ним и отправился отряд лучших магов под предводительством молодого аминатольца Аритриэля. Камень Аритриэль отыскал, но многие его соратники, пораженные новым миром, решили остаться на Земле - именно их потомки, обладающие магией, и попадают на Фэрэй через межмировые порталы.
  - На 36 году Великой войны, Аритриэль, к этому времени уже командующий одной из армий империи, узнал о существовании Лунного храма. Предположительно его построили дуолниги. И также по недостоверным данным этот храм являлся мощным оружием, запускаемым все тем же Камнем света. Собственно, благодаря Лунному храму Фэрэйская империя одержала победу. Позже она была переименована в Аминатольскую империю, но правителями все также являются люди. Аминатольцы предпочитают жить обособленно и практически не вмешиваются в жизнь империи, - немного сумбурно закончил аль Биор и тут же прозвенел звонок. Я с облегчением направилась к выходу из аудитории.



   На следующий день после уроков я подошла к алье Алевтине. Ее урок общефэрэйского весьма удачно был последним. Выглядела алья немного печальной и очень взволнованной - сейчас ей, пожалуй, можно было дать и 40 лет - лицо осунулось, вокруг рта появились мелкие морщинки.
  - Дашенька, - она хотела меня обнять, но передумала, протянув вместо этого небольшой сверток. - Это очень мощный амулет, защищающий от незваного вторжения негативно настроенных существ, - пояснила она. - Надо найти какое-нибудь место поукромнее, чтобы мои родственники не выкинули его ненароком.
  - Хорошо, - я кивнула, прижимая сверток к груди. Внутри у меня отчего-то все дрожало от необъяснимого возбуждения, словно меня не к подруге на День Рожденья отправляли, а шпионом в чужую страну с секретной подрывной миссией.
  - Ах, да, - женщина сунула мне в руки какую-то бумажку. - Разрешение на межмировое перемещение. Не потеряй - его достать гораздо сложнее, чем сам амулет, - алья слабо улыбнулась. - И вот еще, - в ее руке блеснул небольшой кристалл на кожаном шнурке, - это Стася должна носить не снимая.
  Я кивнула, принимая и кулон.
  Отвезти на день рожденья меня должен был Сережа, потому что Алекса отчего-то вызвали в учебную часть, но он обещал приехать сразу как освободится.
  Сережа ждал меня в коридоре, хотя мы договорились, что он придет к нам в комнату в общежитии. Выглядел он раздраженным и нервным.
  - Твои подружки меня достали! - заявил он, едва я приблизилась к нему. Я даже опешила от такого заявления. - Задолбали своими расспросами! - пояснил он в ответ на мой невысказанный вопрос.
  - Спрашивали, чем мы занимались позапрошлой ночью? - понятливо хмыкнула я.
  - Нет!!! Спрашивали, когда свадьба!!! - парень сорвался на крик, хорошо, что в коридоре уже никого не было.
  - Ну ты сам говорил: 'Все равно моею будешь', - произнесла я, едва сдерживая рвущийся наружу смех, глядя, как лицо Сережи растерянно вытягивается. - А теперь что же, на попятную, да?
  - Так ты согласна? - тихо спросил парень, успокаиваясь и притягивая меня к себе. Я испуганно икнула. - Согласна, да? - мое лицо покрыли легкими поцелуями, а после особо тщательно остановились на губах. От эйфории переполнившей меня, чуть не ляпнула 'да'.
  Сережа отстранился, и некоторое время разглядывал мое растерянное лицо. По его губам пробежала наглая усмешка.
  - Испугалась?
  Я только кивнула.
  - Ты уже моя, - заявил он все с той же нагловатой улыбочкой. Вновь притянул к своей груди, позволяя почувствовать, как размеренно и спокойно бьется его сердце. И прошептал в самое ухо: - Я Дашулю ам, никому не дам.
   - Ты неуравновешенный псих, - сказала я ему, когда он совершенно спокойно потащил меня к порталу.
  - И я знаю об этом, - довольно заявил он.

   В седьмом часу мы с Сережей радостно звонили в Стаськину дверь. Чайка открыла почти сразу. Вид у нее был немного странный, но вероятно, это было следствием того, что она еще не до конца оправилась от болезни. Впрочем, в своем желтом сарафанчике с короткими рукавами она выглядила очень мило.
  - С Днем Рождения!!! - завопили мы с Сережей в унисон, и Мечников протянул Стаське букет из фиолетовых хризантем.
  - Наконец-то!!! - завопила она, бросаясь мне на шею и чуть ли ни душа в объятьях. Я тоже была безумно рада ее видеть - даже не думала, что могу так соскучиться по подруге. - Что у тебя с телефоном?! - возбужденно спросила она с подозрением разглядывая Сергея, помогающего мне раздеться. - Где Леша?
  - Алексу пришлось по учебе задержаться, он обязательно приедет сразу, как освободится...
  - Алексу? - вытаращилась Стася.
  - Ну, - что-то я не подумала, что для Стаськи это будет звучать странно, - я решила называть его по-новому... правда, креативненько?
  Стася подозрительно посморела на меня, и под ее взглядом я отчего-то почувствовала себя сумасшедшей.
  - Что с телефоном? - повторила она, переводя тему.
  - Представляешь, оказалось, что и институт и общага находятся вне зоны доступа, какая-то яма там... волны не доходят, - я слабо улыбнулась, потому что забыла, что конкретно мне следовало по этому поводу врать, а Сережа не торопился мне помогать. Кстати, хорошая идея отвлечь подругу. - Знакомься, это Сергей.
  Чайка подозрительно уставилась на моего парня... ммм... моего... Пожалуй мне нравится, как это звучит. А вот Стаська стала какая-то нервная.
  - Очень приятно, - слабо улыбнулась она.
  - У тебя все в порядке? - запоздало поинтересовалась я.
  - Да, конечно, - чуть помедлив ответила она, и я подумала, что опасения альи Алевтины не так уж беспочвенны, хотя, каюсь, до этого мне именно так и казалось.
  Меж тем мы прошли в большую комнату, где был накрыт стол и уже сидели гости - две Стаськины двоюродные сестры, убей не помню, как их звать, наши бывшие одноклассники Маринка и Юра, симпатичный незнакомый парень с серьгой в ухе и еще две девчонки - наверно, это Чайкины одногруппники.
  - Это Даша и Сергей, - представила нас Стася. - Ну, Марину и Юру ты помнишь, - подруга кивнула на одноклассников. Конечно, помню - не совсем же я беспамятная. - Это мои сестры Люда и Лена, а это одногруппники Катя, Ира и Егор.
  Как-то странно этот Егор на Стаську смотрит. Задумчиво так, заинтересованно... И Стаська села рядом с ним, улыбается... Подождать пока он уйдет, и хорошенько расспросить Чайку о том, что это за парень такой нарисовался... Надеюсь уйдет он до того, как появится Алекс.
  Время буквально пролетело. Сестренки Стаськины давно по домам укатили, Маринка с Юрой тоже ушли, одногруппницы еще раньше восвояси отправились, только Егор сидит и уходить не собирается.
  - Даш, нам пора, - Сережа мягко дернул меня за рукав, привлекая внимание. И когда я посмотрела на него, начал выписывать что-то невероятное глазами - голова у него что ли бо-бо? - Подарки подарить не хочешь? - устало произнес парень через несколько минут.
  Я тупица.
  Метнувшись в прихожую, обнаружила и коробку и сверток в полной неприкосновенности, и облегченно вздохнула. Вообще, мы с Сережкой долго думали, чтоб такое подарить Чайке и, в конце концов, остановились на красивом серебристом платье, на которое у меня бы никогда не хватило финансов, поэтому подарок спонсировал Сергей, долго и упорно добивающийся, чтобы я призналась, что тоже люблю платья. Щаззз...
  Сунув коробку Сергею, я незаметно (я верю в это) спрятала сверток под футболку, став похожей на беребенного крокодила, и заявив, что мне надо в туалет, потопала в сторону Стаськиной комнаты, надеясь, что Сережа отвлечет скучающую парочку.
  Пробравшись в комнату, я огляделась, размышляя куда бы засунуть совсем не маленький амулет в виде... Кхм.. я, кстати, до сих пор не потрудилась его рассмотреть. Достав сверток, я плюхнулась на Стаськину кровать рядом с ее псом. Тот лениво приоткрыл один глаз, посмотрел на меня и, кажется, вновь уснул. Ну и охранничек!
  Развернув темно-зеленую плотную ткань, я, наконец, узрела... тридцатисантиметровую темно-красную вазу, судя по весу - металлическую. Блин, и куда эту бандуру засунуть? Стаська в жизни ваз не держала, также как ее маман и сеструха - цветочки они обычно, не парясь особо, засовывали в трехлитровую банку.
  Печально вздохнула, обежав комнату глазами. На шкаф запихать что ли - типа там и было?
  Пододвинув Стаськино кресло на колесиках к шкафу, ловко забралась на него, но до верха не достала. Пришлось слезать (кресло, зараза, в разные стороны крутится, только мешает) и поднимать сидение до максимума. Если что просто закину вазу на шкаф - не стеклянная - не разобьется.
  Со смачным "пфффф" кресло подросло и я вновь полезла на него. Оно было против! Но я же человек! Я - повелитель мебели! Водрузившись на стул, я привстала на носочки - осталось только подтолкнуть вазу и всё.
  И всё. Ваза толкнулась, этот недоделанный стул на колесиках почему-то тоже поехал, в прямом смысле лишая меня почвы под ногами. Я не удержалась и грохнулась, долбанувшись подбородком о край компьютерного стола, а ногой задев спинку кровати. Даже не знаю какому месту было больнее...
  Ваза хитро посматривала на меня с самого краешка шкафа. Ну и ладно! Судя по слою пыли свалившимуся на меня сверху, туда не часто кто-нибудь заглядывает.
  В комнату вернулась злая и хромая. Вручила ошарашенной Стасе кулон, велев носить не снимая, и платье. Еще раз посмотрела на Егора - где спрашивается шатается Леха, когда Чайку окучивают какие-то посторонние субъекты?! И потащила Сережу на выход, стараясь не реагировать на его дурацкие шутки. Впрочем, тот поиздевавшись еще немного, все же подхватил меня на руки и потащил к машине сам.



  Стася
  Сегодня у меня День рождения. Совершеннолетие. Дата, конечно, не круглая, но значимая.
  Я уставилась в зеркало пытаясь обнаружить там хоть какие-то изменения по сравнению с днем вчерашним, но их не было. Разве что круги под глазами стали еще синее - плохо сплю, мучают кошмары и беспричинные страхи. Мама уверена, что у меня психологическая травма из-за потери близкого человека. Может быть. К тому же, я который день не могу дозвониться до Дашки, сама она мне тоже не звонит и вообще не напоминает о своем существовании.
  Так о психологической травме... Может быть. Но! Мне кажется, что я просто сошла с ума. В прямом смысле. Вчера рано утром, когда и родители и я еще были дома, в дверь позвонили. Открыл папа - дверь почти всегда открывал папа, мы с мамой отчего-то боялись открывать незнакомым - вдруг там маньяк, вор, алкоголик. Папа никого не боялся и дверь открывал смело, почти никогда не заглядывая в глазок.
  На пороге стояла молодая симпатичная женщина в длинном бежевом плаще. Она вежливо поздоровалась, одарила всех нас сияющей улыбкой, а что она говорила дальше я не знаю, потому что мое внимание поглотили небольшие красные пятна, расположенные на лбу у самых волос женщины. Эти пятна казались очень знакомыми и почему-то ассоциировались у меня с опасностью... Родители тем временем предложили женщине войти. И она вошла. Улыбаясь, скинула с ног красивые черные туфли на высоком каблуке, и пошла гулять по квартире, заглядывая в каждую комнату и внимательно изучая их содержимое.
  Да она попросту что-то искала! Но что ей могло понадобиться в нашей квартире?
  Проторчав у нас почти час, женщина ушла не сказав ни слова. Родители зачарованно проводили ее, словно так и надо, и уже через 10 минут не могли понять о ком я говорю, потому как по их мнению никто в квартиру к нам не приходил. Мне стало страшно. Наверно поэтому, когда за мной заехал Егор, я все ему рассказала, внутренне сжимаясь от мысли, что вот сейчас он назовет меня сумасшедшей и рассмеется. Но смеяться он не стал, только долго заглядывал мне в глаза и молчал, отчего мне стало еще страшнее. А после притворился, что этого разговора и вовсе не было... Словно забыл...
  Сегодня пар было немного, поэтому гостей решили звать к пяти часам. Родители предлагали забронировать столик в каком-нибудь кафе, но мне не хотелось куда-то идти, вообще не хотелось веселиться. Постоянное чувство преследования сводило меня с ума - вроде бы и нет никого рядом, но чужой взгляд буквально чувствуется кожей, прожигает спину, не давая спокойно дышать. Паранойя. Может быть.
  Зато Егор почти все время был рядом. Не знаю, что он там себе надумал - может все-таки решил, что я сумасшедшая и за мной нужно приглядывать, но я искренне была благодарна ему.
  Он же и отвез меня домой после лекций, помог накрыть на стол, очень серьезно пообещав моим родителям, собравшимся провести сегодняшний вечер у маминой подруги, чтобы не мешать молодежи, присматривать за мной.
  - Что это за книжки у тебя? - спросил Егор развалившись на моей кровати и рассматривая книги, оставленные мне бабой Алей.
  - Бабушка подарила, - честно ответила я, немного переживая за их сохранность, хотя они вовсе не выглядели старыми и требующими особого обращения.
  - Ты понимаешь, что здесь написано? - парень выжидательно посмотрел на меня. Очень хотелось выпендриться, но я опять ответила честно:
  - Нет, к сожалению. Понятия не имею о чем они...
  Показалось или в глазах Егора мелькнуло разочарование пополам с облегчением? Наверно, показалось - мне уже мерещится заговор, там где его нет.
  Он сказал лишь только:
  - Жаль, - и продолжил методично просматривать страничку за страничкой.
  Мне было неинтересно. Книжки я уже пролистала, но так ничего и не поняла из написанного, что естественно - вообще, не понимаю, зачем бабушка оставила мне их. Может их лучше отнести в какой-нибудь музей?
  И тут из просматриваемой парнем книжки вывалился сложенный несколько раз желтоватый от времени листок бумаги. Некоторое время мы с Егором завороженно пялились на него, после чего я все-таки подняла бумажку и осторожно развернула ее.
  Это была какая-то карта - край незнакомого материка, океан, острова, несколько маршрутов и помеченный черным крестиком небольшой кусочек суши на самом краю карты.
  - Что это? - зачем-то вслух спросила я.
  - Карта, - ответил Капитан Очевидность, судорожно вглядываясь в листок.
  - Я вижу, что карта, - улыбнулась я, глядя на расстерянно-возбужденную физиономию парня. - Я не пойму, что это за океан изображен - Северный Ледовитый?
  - Что-то типа того, - ответил Егор. Я хотела уточнить, что он имел ввиду, но в этот момент раздался звонок в дверь, пришлось срочно идти открывать. Карту я прихватила с собой.

  В седьмом часу явилась Дашка... без Лешки, но с каким-то незнакомым симпатичным мальчиком. И отношения у них были явно далеки от дружеских. Сердце неприятно кольнуло.
   - Где Леша?
  - Алексу пришлось по учебе задержаться, он обязательно приедет сразу, как освободится...
  - Алексу? - удивилась я. Дашка никогда в жизни так не величала Зверева.
  - Ну, - замялась моя подруга, - я решила называть его по-новому... правда, креативненько?
  По-моему, весьма тупо. Уж не из-за этого ли нового парня, маячищего у нее за спиной, Даша решила звать Лешу "креативнеьким" именем. Может и сам Зверев задерживается только потому, что не хочет видеть Дашу с ее новым парнем.
  - Что с телефоном? - я поспешила перевести тему, решив поговорить об этом с Дашкой наедине.
  И ту она начала нести какую-то откровенную лажу про ямы и волны. Кажется, подруга просто не горит желанием со мной общаться - ну какие могут быть "ямы и волны" в городе?
  К десяти гости разошлись, остались только самые стойкие: Егор, Дашутка и Сергей. Лешка так и не появился, что меня безмерно огорчило. Трудно и страшно признаться, даже самой себе, что я все еще на что-то надеялась, на какой-то волшебный поворот судьбы что ли. Похоже, никем более, чем другом Егор мне стать не сможет. По крайней мере, пока я влюблена в Лешку. Да, черт побери, я влюблена в Зверева - хоть себе-то я могу в этом признаться! А он не пришел. Даже не позвонил. Наверно, у него тоже "ямы и волны".
  - Даш, нам пора, - Сергей дернул мою подругу за рукав, а та даже ничего не сказала ему, хотя до этого в подобной ситуации хорошенько припечатала невеже. Она изменилась. - Подарки подарить не хочешь? - устало произнес парень, после того как несколько минут изображал из себя мима.
  Подруга метнулась в прихожую, откуда через секунду раздался ее победный клич, а еще через пару она вернулась, сунув Сергею какую-то коробку, и вновь ускакала. Сумасшедшая - люблю ее...
  Не было ее довольно долго. Сергей нервно косился на дверь и рассказывал какие-то истории, которые казались смешными Егору, но не мне, потому как половина сказанного ускользала от моего сознания.
  Отчаявшись меня развеселить, Сергей вручил мне коробку. Положив на диван, я ее тут же раскрыла, обнаружив очень красивое платье. Настроение мгновенно поднялось на несколько пунктов. Я даже собралась пойти его примерить, но тут в комнату влетела злая и хромая Даша. Вручила мне красивый кулон на кожаном шнурке, велев носить не снимая, и уже пустую коробку из-под платья, предварительно схватив ее с дивана.
  Бросив недовольный взгляд на Егора, Даша потащила подшучивающего над ней Сергея на выход, даже не попрощавшись со мной.
  - Это ты об унитаз подбородком приложилась? - доносился из подъезда веселый голос Сергея. - Стесняюсь спросить, что ты там делала в такой замысловатой позе?

  Дождавшись, когда придут мои родители, Егор засобирался домой. Я решила его немного проводить и мы вместе вышли из подъезда.
  Город укрылся тьмой. Похолодало. Ветер носился над головой путаясь в волосах, бросая в лицо невидимую влажную пыльцу начинающегося дождя. Егор, оперевшись на свой мотоцикл, неуверенно притянул меня к себе, заключив в теплое кольцо своих рук, защищая от пронизывающего ветра. Я знала, что сейчас будет мой первый поцелуй и сердце болезненно сжалось, противясь этому.
  Но я не могла уйти. Уже примерно полгода мне снился поцелуй с парнем, такой реальный, исполненный сладкой истомы, что мне казалось, я чувствую его вкус, уже проснувшись. И я должна... я хочу ощутить его наяву..
  Егор притянул меня ближе, наклонил голову, и чуть помедлив, его губы коснулись моих. Нежно, трепетно, ненавязчиво, даже приятно... но в груди все взбунтовалось. К горлу отчего-то подступили слезы и я с трудом сдерживалась, чтобы не оттолкнуть парня. Он, словно почувствовав что-то, с облегчением отпустил меня сам. Прижал к груди, и долго гладил по голове, как маленького ребенка, успокаивая.
  - Прости, - прошептал он мне в ухо. - Ты мне правда очень нравишься, но... Ведь ты сама знаешь, что у нас ничего не получится.
  - Прощаю...
  Я дождалась, когда Егор уедет и медленно побрела к подъезду. Дождь пошел сильнее, капли монотонно ударялись об асфальт разбиваясь на мелкие брызги... как и мои глупые надежды. У подъезда, омываемый разбушевавшейся стихией, валялся огромный букет алых роз. Красивый, но такой же несчастный и брошенный, как я. Оглянувшись по сторонам, я подняла букет, медленно вдохнула слабый цветочный аромат и прижала его к груди. Возьму домой, пусть папа думает, что мне его подарил парень...
  Отыскав на шкафу красную металлическую вазу, еле всунула в нее букет, расправила поникшие под дождем бутоны, наткнувшись дрожащими пальцами на маленькую открыточку в виде сердца. Чувствуя, что заглядывая в чью-то чужую личную жизнь, медленно раскрыла его. Там было всего два слова. "Люблю тебя".
  И почему-то эти два слова не давали мне уснуть всю ночь, заставляя беззвучно рыдать в мокрую от слез подушку.



  Леша
  Погодка выдалась на редкость пакостной, видно сам Берл велел провести этот вечер в одной из местных таверн. 'Ветвь меана' - единственное заведение, находящееся в непосредственной близости от Школы, но идти туда не хотелось - даже в столь поздний час там могло быть слишком много знакомых лиц. В приличных заведениях города студентам старались не продавать алкоголь, но именно это мне сейчас было нужно больше всего - хотелось тупо напиться. Поэтому пришлось тащиться на окраину столицы, чтобы тихо посидеть за кружкой арлута, хотя на самом деле очень хотелось что-нибудь сломать, разбить, разорвать. А все потому, что я полный дебил...
  В "Яростном мардолоке", по сравнению с другими недорогими заведениями такого сорта, было довольно чисто, да и кормили вкусно. К тому же хозяин таверны был моим старым знакомцем, что собственно и сыграло решающую роль при выборе таверны на сегодняшнюю ночь. И как всегда здесь было не протолкнуться - к вечеру сюда стягивались жители двух ближайших кварталов, чтобы послушать старую сказочницу Аггриэлу, насладиться новой песней приблудного эльфа-барда и иногда посмотреть на торговца легендами. Эти самые торговцы всегда появлялись неожиданно - просто в один из вечеров на пороге таверны возникала высокая сутулая фигура с ног до головы укутанная в темные одежды с проблесками изумрудной нити по краям, безошибочно указывающая на то, что перед вами шор. Похоже на то, что в 'Яростном мардолоке' был как раз такой вечер.
  Посреди зала на стуле, взгроможденном на стол, сидел шор и вещал благодарной публике одну из легенд, самую простенькую, которую оплатил хозяин таверны, чтобы развлечь посетителей. Сказание по меркам шора стоило гроши, а потому легенду эту уже слышала чуть ли не половина собравшейся публики - мол, где-то в горах хандинги оставили "апрейо" - "последнюю лазейку". Лазейку для тех, кто ушел на ту сторону, умер; лазейку через которую можно вернуться назад... если ушел не слишком далеко.. и если кто-то поможет с этой стороны. Многие искали "апрейо", но чтобы кто-то нашел.. в общем, сказка про доброго ррока.
  Трактирщик, пожилой болтливый полуэльф по имени Форел, меня узнал и подозвал к барной стойке - здесь были места для избранных, а чтобы попасть в круг этих избранных всего-то и стоило, что спасти трактирщика от того самого мардолока, в честь которого был назван трактир. Правда яростью там уже и не пахло - старый усталый монстр, иначе я бы не справился с ним в одиночку, на втором-то курсе.
  - Давненько тебя не было видно. Нашел что-нибудь интересное в своих древних бумажках? Роханский, помнишь, этого высокого старикана - главу Гильдии магов, интересовался артефактами. Так прямо не сказал, но доходчиво намекнул, что не пожалеет определенной денежной суммы за достоверные сведения о местонахождении Обручей Валара. Дела у наших магов неахти, а сатары, говорят, уже, считай, постучались к нам в двери.
  - Думаешь, война? - изобразил я интерес. На самом деле сейчас мне было откровенно плевать и на сатар и на Роханского.
  Попросил бутылку арлута. Форел странно посмотрел на меня - да, обычно я алкоголь не пью, но поставил передо мной бутылку с темно-зеленой жидкостью и низкий восьмигранный стакан.
  - Что, из-за девчонки? - ухмыльнулся Форел. Отвечать я не стал. Молча выпил первый стакан, поморщившись с непривычки, когда зеленая, мерзкая на вкус жидкость обожгла горло.
  Перед глазами всплыл Стаськин образ. Нежный, невесомый и чувственный... Как в тот день, почти полгода назад...

  У Дашки День рожденья приходился на 4 мая - субботу. Ее весьма либеральные родители уехали в гости на все выходные, оставив дочери полную свободу действий и забитый едой холодильник. А гостей к ней пришло не мало, многих я видел впервые, хотя с Дашкой и Чайкой мы общались практически всю жизнь.
  Не все из ее приятелей мне понравились. Некоторые притащили алкоголь, и я почувствовал себя старым ханжой, следящим за моральным обликом малолеток. Впрочем, на общую массу мне было плевать. Но Дашка со Стасей пили тоже, хотя я до последнего думал, что Стася не решится... Но она выпила бокал, потом второй... третий я едва успел отобрать, но она уже была абсолютно пьяной. Бесшабашно веселой, с горящими возбужденно глазами и легким румянцем на щеках.
  Какой-то парень достал гитару и начал играть. Он тоже был немного пьян, но выходило у него весьма неплохо. И Чайка начала подпевать ему ни капли не смущаясь, таращащейся на нее толпы... Никогда не думал, что у нее такой красивый чистый голос...
  А потом я застал их обжимающихся в Дашкиной комнате. Этот ублюдок прижимал ее к стенке, пользуясь ее невменяемым состоянием, а левая рука уже лезла к ней под юбку... В тот вечер во мне действительно проснулся зверь. Мне хотелось придушить этого придурка, а после спустить с лестницы вниз головой, но хватило всего пары крепких ударов, чтобы он сбежал сам...
  И что же я сделал?
  Да, я сволочь! Но Стася была безумно красивой с растрепанными волосами, обрамляющими ее возбужденное личико. Ее губы чуть приоткрылись, навязчиво предлагая задуматься каковы они на вкус, а синие глаза так пристально смотрели на меня, что я не смог устоять. Боже, какие у нее глаза... словно безбрежное море в ясный солнечный день...
  Всего несколько мгновений спустя я сам, как безумный, прижимал ее к стенке, всем телом ощущая ее тепло, ее прерывистое дыхание на своей шее, чувствуя как испуганно-восторженно бьется ее сердце. Я сволочь, также лез к ней под юбку, чувствуя бархатистую кожу под своей рукой, и сходил с ума еще больше... целовал ее лицо, шею, руки... А потом впился в ее губы - мне до сих пор мерещится тот сладковатый привкус малины... И она ответила - страстно, безудержно. И я целовал ее снова и снова, не в силах остановиться, сгорая от ярости при мысли, что на моем месте мог быть тот, другой, и она также страстно отвечала бы ему...
  Тогда я с трудом отпустил ее... Отвел домой, и долго сидел перед ее дверью ощущая себя последним гадом и побитой собакой одновременно...
  А еще я жалкий трус!
  Наутро мне было страшно смотреть ей в глаза. Несколько дней я старался не пересекаться с моей маленькой Чайкой, но меня как магнитом тянуло к ней. И я не выдержал...
  А она забыла. Просто забыла... как вчерашний сон.
  Не знаю, обрадовался я или огорчился тогда... Но я струсил снова. Каждый день я старался не сболтнуть лишнего, боясь, что она поймет, вспомнит и никогда не простит меня... Я научился молчать, но Стася научилась понимать меня без слов, она радовалась моему приходу, как маленькая, льстя моему самолюбию, заставляя думать, что те поцелуи, быть может, были не просто так, что может быть и она что-то чувствует ко мне.
  И все же если б не Даша, я не решился признаться Стасе в своих чувствах.
  Сегодня... Я хотел это сделать сегодня - в ее День рождения. Я собирался подарить ей тот маленький артефакт, замаскированный под женский браслет из полудрагоценных камней, что я получил в оплату за информацию о местонахождении Молота Ормонта Великого - некоторым магам попросту лень заглянуть в старые общедоступные издания... И эта банальщина - розы, целый букет этих чертовых роз. Если б я только мог, я б подарил ей все цветы Фэрэя... И ведь я опять струсил - написал на открытке 'Люблю тебя', в надежде, что так я не смогу пойти на попятную.
  Но я опоздал!!! Я так опоздал... Она целовалась с другим... под дождем... Я ей не нужен.. Я чертов идиот!!!

  Я, кажется, выпил уже полбутылки. Мерзкое пойло не действовало - я прекрасно все помнил и мне было больно. Где-то в груди продолжало сжиматься кольцо. Глазам почему-то было горячо и влажно...
  И я с трудом разглядел, как в таверну влетел один из городских стражников.
  - Война! - орал он безумно. - Сатариат напал на западные границы империи...



  Глава третья. Грёбаное волшебство
  Около двух месяцев спустя

  Даша
  Где-то на западной границе империи идет война. Здесь в столице это почти не заметно, хотя кругом только и разговоров, что про войну. Но единственное ущемление для нас - студентов, это то, что сразу после официального объявления войны указом императора перекрыли все порталы и навесили какой-то магический полог от телепортации без особого, надо полагать тоже магического, разрешения. Проще говоря, я уже два месяца не была дома и ни разу за это время не общалась ни с родителями, ни со Стаськой. Что они интересно там себе навыдумывали насчет моего внезапного исчезновения? Впрочем, куратор моей группы, им оказался обожаемый Илией аль Вольгард, обещал, что кто-нибудь из магов, оставшихся на Земле, обязательно сочинит для родителей всех студентов-параллельников какую-нибудь замечательную сказочку про полевые работы студентов-природопользователей где-нибудь подальше от дома в глухой тайге, где не ловит мобильная связь.
  А теперь о приятно-неприятном. Учебу никто не отменял, потому что неизвестно, на сколько опять затянется война (судя по курсу истории для здешних войн норма полтора-два десятка лет), а маги империи нужны всегда. В связи с чем, в середине декабря намечалась первая сессия и это, безусловно, было очень печально, хоть я и втянулась в учебу и мне здесь безумно нравилось. Но присутствовал и приятный момент - десятидневные каникулы для подготовки к экзаменам. И эти каникулы можно провести у себя дома - завтра в полдень во дворе Школы по разрешению императора откроют портал минут на 15-20, а потом вновь закроют до 14 декабря.
  Уже предвкушаю встречу с сердитыми родителями и Чайкой - наверняка обижаются, что я не предупредила их заранее о своих 'полевых работах'. Но оправдываться я потом как-нибудь буду, а сейчас мы с Сережей переписывали все те лекции, которые благополучно прогуляли вместе. Я неплохо уже овладела фэрэйским письменным и чтением на этом же языке, спасибо алье Алевтине и терпению Сережи, и потому у меня проблем с добычей нужных конспектов не возникло - у Илии очень красивый понятный почерк, да и Сережины тетради за первый курс радовали наличием всех лекций. А вот моему любимому мальчику не повезло - похоже, охотников к третьему курсу учили криптографической защите информации, и разобрать подчерк большинства студентов, кроме них самих, не мог никто.
  Закончив со своими конспектами, решила помочь Сереже. Он сидел рядом со мной, сосредоточенно таращась в очередные каракули с высунутым от усердия языком, и левой рукой гладил мою коленку - интересно, кого он пытается таким образом успокоить меня или себя? Скорее второй вариант...
  Я вытащила из стопки конспектов одну из тетрадей и открыла ее, сверяя записи с тетрадкой Сережи, чтобы найти с какого места начать переписывать.
  - Тебе вместе с комментариями переписывать? - спросила я, вчитываясь в определение какого-то гнильника. Местный 'бестиарий' мне изучить еще как-то не довелось. И я от этого совершенно не страдала.
  - Угу, - благодарно буркнул Сережа, целуя меня в висок, отчего по телу пробежалась теплая волна... А если повернуть голову и немножко приподнять подбородок, то наши губы встретятся... Но этого делать нельзя, иначе Сережи придется ехать домой без лекций.
  Итак...

  Из конспекта студента III курса
  Факультета 'Охотников'
  Высшей школы Магов, Травниц, Пифий и Охотников

  Гнильник обыкновенный (*)
  Место обитания
  Обитает на кладбище.
  Светлое время суток праводит в одной из могил - как правила, миняет место начлега раз в седмицу. У нескальких лежанок гнильника может быть всего один выход. Лежанку гнильник выкапывает вручную, снимая верхний слой большими пластами. - ваабще-та папаша мне сказал, что он на самой могиле рыть начинает для отвода глаз, а настоящий ход делает на траве, там и пласты сразу с травой легче снять. (походу прафессар в этай теме не очень рубит))))
  Света не баится, просто ведет ночной образ жизни.
  Внешнее строение и характер
  Имеет длинное худое тело каричневатого аттенка. Издали по виду напоминает человека. - аха, такова тощего жителя Парийского полуострова за каким-то демоном пажаловавшим к нам в империю
  Передвигается обычно на двух канечностях конечностях, хотя на четырех двигается гораздо быстрее. - ну да, на четырех конечностях, он человека еще больше напоминает
  Слабо агрессивен. На людей нападает редко - только на одиноких путников, детей, падростков. Хитер зараза. Людей пабаивается, так что старается избегать встреч с ними. - угум, как увидит человека сразу на четвереньки и в кусты... а патом так глядь (из кустов), а чел один - ну тада его мона съесть)))
   Питание
  Обычно питается живностью, похищенной из ближайших поселений (куры, кролики, гуси). Неравнадушен к парному молоку (интересна, что каровыкоровы, каторые вообще-то чувствуют и не любят всякую нечисть, могут спокойно позволить гнильнику подаить себя). Падаль не ест (ну я б тоже есть ее не стал)
   Возникновение гнильника
  Гнильника можно просто призвать, но он абсолютно бесполезен и не слушается каманд хозяина в отличии от таго же зомби.
  Также появление этой нежити является пабочным эфектом ритуала 'Круга звезд' чё за ритуал?). Спросить у Брина с факультета магов-практиков
   Методы поимки
  Ловят обычно путем расставления магической ловушки на территории кладбища, падманивая молоком. - надо ж как лаканична локанично
   Фу, ему всего то присвоена одна звездочка по степени опасности - берите голыми руками таварищи
  ЗЫ С практики привисти голову или лапу

   Мардолок балотный (*****)
   Место обитания
   Обитает близ челавеческих посилений в балотах.
   Охотится в сумирках, реже днем, прекрасно чувствует себя ночью. - так бы и писали, что на время сутак иму пливать с высокой колакольни калокольни
   Внешнее строение и характер
   Достигает 7 лактей в холке (обычна 5-6), передвигается на читырех лапах, шкура плотная тускло-зеленова цвета, на галаве голаве растут небольшие рожки загнутые по направлению друг другу (рага являются ценым магическим продуктом, так как входят в состав многих зелий), длиный падвижный хвост наиболие опасная часть тела мардолока как балотного, так и речнова - имеет читыре ряда едавитых шипов, достигающих двух вершков в длину. При опасности, шипы могут выстреливаться в разные стораны (яд вызывает онемение, а при отравлении бальшова участка тела -смерть) - ну не знаю, где прафесар Мигнур такова мардолока видал, у нас в музее естестваведения стоит такой мелкий (локтя 3 всего) и зачуханный. Или уважаимым прафесорам зверюшку побольше не поймать было?
   Обладает слабым гипнотическим даром - угу, Брин мне расказывал как они аднажды с их куратором (исчо на прошлай практики) возвращалися с таверны да места праживания и их мардолок прям посеред диревни загипнозил так, шо они пришли домой без денег и пьяные
   Питание
   Плотоеден. Охотится на крупных лесных животных, людей, эльфов, рамнулов, а также других магических существ - жрет все что видит кроме растений и всякой мелочи
   Размножение мардолока
   Самка сама находит самца для размнажения, которое происходит достаточно редко (раз в 7 лет). После спаривания идет период вынашивания, длящийся 13 месяцев, после чево самка мардолока приносит двух - трех детенышей. В возрасте нескольких месяцев самый сильный загрызает братьев-сестер и далее мать вскармливает его одного. - пра размножение как-то вяло описано.. а то что они друг друга исчо в младенчестве душат, так это они палучается нашу работу выпалняют?
   Методы поимки
   Ловят обычно на живца перед расветом, опутывая магическими ситями. Очень опасин. - ну да, паэтаму студенты обычно проста скидываются и покупают в лавке или у опытных охотников рага этой тварюги и везут в школу типа сами его замачили
   ЗЫ стоимасть рагов 700 золотых - ппц
   ЗЗЫ выпрасить у папани 175 золотых на покупку рагов

   Рохля (**)
   Место обитания
   Живут в горах на всей територии Аминатольской империи. Вьют гнисдовия гнезда диаметрам до 10 локтей. Живут небальшими семействами (6-12 особей) - это не только теплый пух, но и 55-110 пудов диитическова свежеусваяимова мяса в одном месте
   Внешнее строение и характер
   Огромная птица, ее рост дастигает 5,5 локтей. Размах крыльев до 14 локтей. Плотнае апирение каричневова, серова или темно-серова цвета; голава, брюшко и хвост более светлова атенка. Мощный чуть изогнутый клюф, острые когти в ладонь длиной. Отвратительный жуткий голас - да она и по виду на певчую не пахожа
   В северных районах империи рохля широко упатребляется в пищу. Имеет чуть грубоватое, нежно-розовое мясо - угу, зато паштет из ее печенки, с удовольствием хомячат и при дворе Его Величества
   Питание
   Хищник. Охотится в основном на крупных грызунов типа зайца-хохмача, рогавки, лошары обыкновенной. Не брезгует рыбой, если удается поймать - а если не удается, воротит клюф и пищит: фуу, пратииивная
   Размножение рохли
   Раз в год, ближе к весне самка откладывает 5-7 яиц, длиной чуть меньше локтя и диаметрам в 0,5 локтя.
   Высиживают яйца исключитильно самцы, каторые, как правило, крупнее самки, но обладают более кротким нравом и никакой роли в иерархии семейства не играют.
   Методы поимки
   Подманивают на лошару обыкновенную - ну а дальше, надо понимать, как на того же оленя
   ЗЫ рохля ТУПАЯ, как валенок и я даж не знаю за что ей вторая катигория присвоина

   Вислоух (***)
   Место обитания
   Обитает в лесах на всей територии Аминатольской империи, кроме самых северных ево владений. Плоха переносит воду.
   Внешнее строение и характер
   Эта плотнае существо в 2 лактя высатой. Пакрыто жесткой темно-каричневой шерстью, чуть клачковатой. На передних и задних конечностях небольшие капытца, вакруг задних ног колышется небольшое красное пламя. Голова крупная, напоминает кабанью. Отличается большими висячими ушами и более подвижной нижней челюстью. Быстро передвигается, плюется жидким огнем.
   Питание
   Как не странно существо вполне себе траваядное. С другими видами местной фауны канфликтует редко, в основном в период гона, а также при отстаивании своей територии.
   Размножение вислоуха
   Самка вислоуха абустраивает гнездо в начале весны, сооружая его из ободранной с деревьев коры, листьев, мягких веток и травы. - гнездо они делают в вырытой ямке или в стволе поваленного дерева
   Потомство приносит в конце весны - начале лета (2-5 детенышей). 10% из них погибают до следующей весны в зимние холода, а также в результате охоты естественных хищников. Еще около 40% молодняка гибнет при охоте на вислоухов браконьеров из-за ценного жидкого огня находящегося в малом желодочке.
   Методы поимки
   Списать о кого-нибудь
   ЗЫ: с практики привезти этот самый огонь в жидком виде, то исть в желудке. Разрешение на охоту получить вместе с направлением на практику.

   Крокозябра (****)
   Место обитания
   Встречается исключительна в пригорных лесах, и то довольно редко - агась, папашка мой ни адной не видал и вабще считает эту кроказябру мифическим существом
   Внешнее строение и характер
   Мелкае гадливае существо в поллоктя длиной. Юркая, аки ящерица, быстрая, аки стрела, зубаста, аки щука, ядовита, аки змея. - и почему она ни тупая, аки наш професар?
   Тело гибкае, лапы кароткие, тонкие, шкура зиленая, реже каричневая, савсем редко черная. На носу маленький ражок. Оставляет на земле невидимую сеть небольшого диаметра из танчайших паутинок неразличимых для неваоруженого нивоаруженого глаза - при наступлении на такую сеть охотник чувствует резкую ломящую боль, поднимающуюся от канечности вверх к самой галове. После чего наступает оцепенение, длящееся от 3 секунд до минуты. Укус смертелен, если не выпить противоядие в течении полуминуты. Ее молоко необычайно полезно, поэтому крокозябра занесена в Красную магическую книгу, в каторой собраны существа, коих убивать нельзя под страхом смертной казни.
   Питание
   Питается всем, что попадется, очень любит яйца домашней птицы сваренные всмятку (без скорлупы!)
   Размножение крокозябры
   Откладывает до 25 яиц, зарывает их в сухой перегной и оставляет, лишь инагда навищая будущее патомство - если она стока яиц откладываит, почму они таки редкие?
   ЗЫ: с практики привезти молоко крокозябры ЗЗЫ: интересно как ее доить-то..

  - Покажусь родителям на глаза и через пару часиков заеду за тобой - поедем, познакомлю тебя с моими друзьями, - сказал Сережа, обнимая меня. Мы уже стояли возле моего дома, у ног валялась сумка с конспектами и теми немногими книгами, которые разрешили пронести через портал - можно подумать кто-то не владеющий фэрэйским сможет их прочитать... - Надеюсь, меня еще не выгнали из Банды, хотя я бы их понял...
  - Уже скучаю, - искренне шепнула я. Расставаться с Сережей совсем не хотелось.
  - У нас еще больше недели впереди - будем вместе к экзаменам готовиться. Еще надоесть тебе успею, - улыбнулся парень, прижимая к себе теснее. - Если хочешь, можем и твоего друга позвать, - неожиданно предложил Сергей, и я с немым удивлением воззрилась на него. Тот лишь кивнул в сторону припарковавшейся неподалеку синей хонды. Из нее уже вылез Лешка, и не глядя по сторонам, направлялся к подъезду. - Что-то он в последнее время все время хмурый.
  Я с грустью проследила взглядом за скрывшимся в подъезде парнем - мне причина плохого настроения Зверева была более чем понятна. Но он сам во всем виноват.
  - Это из-за Стаськи, - сказала я и решительно отошла от Сережи, позволяя ему уехать.
  Дома никого не было - родители работу работали. Впрочем, мама имела обыкновение приходить на обед домой, так как работала совсем рядом. Должно быть, минут через 40 уже и появится.
  Чайки тоже дома не оказалось. Она была на учебе, но я все же решила ей позвонить... и лишь за тем, чтоб сначала послушать ее радостные вопли, за что ее, кажется, попросили из аудитории, а затем целый поток ругательств и угроз в моей скорой расправе.
  Выложив тетради и книжки на свой письменный стол, решила чего-нибудь перекусить, наверняка же у мамы, как всегда приготовлено что-то вкусненькое. С этими мыслями я и направилась на кухню. Достав из холодильника мясную запеканку и хорошенько разогрев ее, я устроилась за столом напротив телевизора - ощущение, что я его уже лет 100 не смотрела, и как раз в этот момент раздался звонок в дверь. Мама пришла! Сейчас она обрадуется, и будет кудахтать, как наседка, вокруг меня.
  Но за дверью отчего-то оказались два совершенно незнакомых мне человека...

  ***
  - Камень в этом доме, - высокий мужчина натянул шапку ниже на лицо, скрывая его, то ли от холода, то ли от посторонних взглядов.
  - Тоже самое ты твердил про соседний, - недовольно ответил его собеседник, с сомнением разглядывая, выкрашенную в зеленый цвет дверь. - Но на этот раз ты, кажется, прав - из этого подъезда прямо-таки фонит магией.
  - Тогда пойдем, посмотрим, - высокий мужчина первый шагнул к подъезду, не сомневаясь, что его недовольный спутник последует за ним.
  Магией фонило уже на пятом, но совсем немного и как-то размыто - с верхних этажей магией несло гораздо сильнее, и мужчины не сговариваясь поднялись на пару этажей выше. Похоже, здесь жил кто-то из магов - молодых и не опытных...
  Ворчливый спутник высокого мужчины нажал кнопку дверного звонка. Стандартная мелодия, заставила его недовольно поморщиться, и он молча посетовал на однообразие мышления людишек.
  Дверь открыла совсем молоденькая девчонка - пришедшие уже предполагали, что маг молод, но все же ожидали увидеть кого-то постарше. Тем лучше. Наверняка получить камень от нее будет достаточно просто.
  Девушка явно ждала совсем не их, значит, следует поторопиться. Лучшим способом надавить на жертву Недовольный считал страх. Поэтому первым делом он скинул личину, поддерживаемую искусной иллюзией, явив изумленному взору девушки почти двухметрового темнокожего сатара с темной татуировкой во всю левую щеку, указывающую на то, что этот сатар более маг, чем воин. Второй также скинул личину, но не охотно - накладывать ее ему было сложнее, чем спутнику, да и татуировка на правой щеке, подтверждала, что высокий - гораздо выше первого, сатар воин.
  - Где Камень света? - сразу задал вопрос Недовольный, решив, что девчонка достаточно впечатлилась. Главное не переборщить.
  Девушка лишь замотала головой. Понять, что она имеет в виду - 'не знаю' или 'не скажу', сатар не смог.
  - Говори, - грубо потребовал он.
  - Я не знаю, - пискнула девчонка, заставив мага поморщиться - он не любил людей, считая их слабыми и очень трусливыми.
  - Если ты не скажешь добровольно, мне придется применить давление. Ты же не думаешь, что мы просто так уйдем?
  Девчонка опять затрясла головой. Сопровождающий Недовольного воин нетерпеливо рыкнул.
  - Хватит с ней расшаркиваться...
  Маг недовольного посмотрел на него, но согласно кивнул, решив, что добровольно от девчонки ничего не добиться. Сосредоточившись, он чуть надавил на сознание девушки ментально, но никакого эффекта не добился. Что ж возможно девчонка также, как и он являлась ментальником - значит, следует надавить сильнее. И еще чуть-чуть сильнее, и еще... и еще..
  - Ты убить ее собрался? - невозмутимо спросил воин, разглядывая распластавшуюся на полу человечку.
  Маг открыл глаза, рассматривая девушку без всякого интереса. Нет, она совершенно не знала местонахождение Камня света - зря потраченное время...
  - Идем, мы опять ошиблись.
  - А человечка?
  - Думаю, ей не вернуться...

  Стася
  С облегчением покинув университет, я направилась прямиком к остановке, на ходу вставляя в уши капельки наушников. Включила плеер, выбрав дорожку наугад, и поразилась, как точно музыка отражает окружающее.
  Подъехал мой автобус. Хриплый голос вокалиста Тараканов у меня в ушах надрывался, сообщая, что
  Кто-то из нас двоих
  Точно сошел с ума
  Осталось лишь определить
  Весь мир или я.
  Ответ на этот вопрос уже второй месяц интересовал и меня. Я стала параноиком. Меня постоянно кто-то преследовал. После той женщины заявившейся к нам в квартиру в канун моего дня рождения, кто к нам только не приходил. В основном это были мужчины. Они звонили, папа открывал, как я не просила его не делать этого, приглашал войти. Но они не могли переступить порог! По первости это дарило мне огромное облегчение, но потом оказалось, что все эти весьма как сомнительные типы, дожидаются меня где-нибудь за углом, и следуют сзади хвостом, куда бы я не направилась. Они меня не трогали... вроде бы. Но за прошедшие два месяца меня 11 раз чуть не сбила машина - каждый раз другая!, 7 раз нападали какие-то маньяки, а уж сколько чего мне падало на голову я уже сбилась считать. Мне везло - словно у меня появился персональный ангел-хранитель! Но мне все равно было страшно. Отчаявшись, я пыталась обсудить свою проблему с родителями. Они предложили посетить психотерапевта, и больше на эту тему я с ними не разговаривала.
   Но сегодня, наконец-то, вернулась Дашка из своей тайги. И Леша... Сегодня я обязательно поговорю с Шороховой - она придумает что-нибудь дельное.
  Автобус не торопясь довез меня до нужной остановки, и я, вспомнив поручение мамы, направилась к молочному киоску, которых в этом году понатыкали на каждом углу. Солнце еще радостно сияло, под ботинками весело хрустел снег и я невольно задумалась над тем, в чем приехала Дашка - ведь когда она уезжала было еще тепло... Но чувство внезапной тревоги мгновенно выбило все посторонние мысли из моей головы. О да, за последнее время у меня до неприличия развилось чувство опасности...
  Их было двое - очень высокий немного тощий мужчина с натянутой по самые глаза шапкой и какой-то приземистый невзрачный мужичок средних лет. Они стояли на углу соседнего дома, недалеко от молочного ларька, и что-то тихо обсуждали. Я не стала ни притормаживать возле них, ни прислушиваться к их разговору, боясь, что они меня заметят и тогда мне не миновать очередных неприятностей. Но их слова сами собой влились мне в уши, когда плейлист закончился и в наушниках наступила внезапная тишина. Их разговор казался мне бредом, но мозг сам собой улавливал и запоминал и про камень света, и про очередную неудачу с какой-то девицей, и про то, как осторченел им наш город и как хочется вернуться домой в Сатариат...
  Расплачиваясь за кефир и молоко, я невольно бросила еще один взгляд на этих неприятных типов. На иностранцев они походили мало. Неужели у нас в стране есть такой город - Сатариат? Нужно будет спросить у Дашки... или лучше у Леши, а то Шорохова такой же спец в географии, как и я. И Лешу очень хочется увидеть - даже не знаю по кому я соскучилась больше - по Дашке или по нему. По крайней мере, при мыслях о Даше мое сердце не сбивалось с ритма, грозясь получить какой-нибудь инфаркт или сердечный приступ.
  Добравшись до квартиры, первым делом потрепала за уши соскучившегося в одиночесте Рейка, затем сняла верхнюю одежду и направилась в ванную. Наклонилась помыть лицо - висящие у меня на шее кулоны дружно звякнули о раковину. Даже смешно, что и Даша и Егор подарили мне эти кулоны на день рождения с одинаковой формулировкой: носить не снимая. Глупо. Но я, в самом деле, носила не снимая, даже на ночь.
  С тревогой прошлась по квартире, проверяя все ли в порядке - к сожалению, появилась у меня такая вот параноидальная привычка. Рейк следовал за мной, громко облизываясь с намеком, что пора бы и покушать.. Все было как всегда. Даже розы подобранные мною два месяца назад у подъезда ничуть не изменились с тех пор, словно их только что срезали.
  Но чувство тревоги не покидало меня.
  Насыпав Рейку корм, задумалась над тем стоит ли и мне пообедать или скорей уже идти к Дашке. Ответ нашелся сам собой - в животе недовольно заурчало, и я полезла на балкон за супом, невольно бросив взгляд за окно.
  У подъезда стояла Скорая. В ее распахнутые двери двое мужчин заталкивали каталку. Возле суетилась болезненно-скукоженная фигура, в которой я с удивлением узнала Дашкину маму. Кому у них могло стать плохо? Дяде Жене - Дашкиному папе? Нет, вон он выскочил из подъехавшего такси и бросился к жене...
  Сорвав куртку с вешалки, я выскочила в коридор. Меня трясло - я знала, что не успею - слишком долго рассматривала происходящее из окна. Но я все же слетела вниз по лестнице, так глупо оступившись на последней ступеньке, запутавшись в незавязанных шнурках.
  Меня поймали. Крепкие руки прижали к родному теплому телу, позволяя вдохнуть знакомый аромат.
  - Они уехали, - шепнул Леша, крепче сжимая объятия, заставляя чувствовать себя почти счастливой в такой неподходящий момент. С отчаянием я обняла его тоже, чуть не плача от желания большего.
  - Что... что случилось? - спросила я, едва справившись с голосом.
  Он некоторое время молчал, шумно сглатывая, словно в горле у него что-то застряло. Потом все же ответил чужим хриплым голосом.
  - Она в коме...
  - Но почему?!
  - Не знаю, - шепнул он.
  - Поедем к ней? - чуть отстранившись, заглянула ему в глаза. Его лицо казалось осунувшимся и усталым.
  - Конечно, - мягко ответил он, также жадно рассматривая меня. - Только оденусь.
  И лишь теперь я заметила, что парень стоит в одной футболке. Мне стало стыдно, и я поспешно кивнула. К тому же мне, вероятно, следовало запереть квартиру...
  Едва мы сели в не слишком молодую хонду, во двор въехала машина Сергея - ее узнал Зверев и тут же вышел, попросив меня подождать внутри. О чем они говорили, мне было не слышно, но догадаться было совсем не трудно. В больницу Сергей поехал вслед за нами.
  Пошел снег. Редкие снежинки цеплялись за окно и я старательно рассматривала их, стараясь не смотреть на Зверева, чувствуя некоторую неловкость, повисшую между нами. Негромко пиликнул мобильник, возвещая о пришедшем смс. От кого интересно?
   - От Егора... - удивленно прошептала я, и кинула быстрый взгляд на Зверева, краем глаза заметив, как он вздрогнул.
  Мне нужно на пару дней уехать. Будь умницей - не ходи одна, держись на виду у людей. Постарайся к моему возвращению остаться целой и невредимой))
  Следом пришла еще одна.
   Я серьёзно
  Мы никогда не обсуждали с Егором эту мою проблему - значит, он заметил сам. Хотя, признаться, за эти два месяца мы общались не слишком часто. Пару раз я видела его наблюдающим за зеленоглазой девчонкой с косой челкой - той самой, с которой мы познакомились в Ледовом дворце. Наверно, девушка эта его зацепила, но отчего-то глядя на нее Егор чаще хмурился, чем улыбался...
  - Приехали, - вывел меня из задумчивости Леша.
  Втроем мы долго шатались вокруг больницы, потом, когда, наконец, поняли куда положили Дашу, нас к ней попросту не пустили. А случайно встреченные в коридоре Дашкины родители так и не смогли нам ничего толком объяснить, потому что ничего не понимали сами. Хмурый Сергей остался с ними, а мы с Лешей, потолкавшись немного в коридорах, решили ехать домой.
  Возвращались уже в сумерках. Снег усилился, и сосредоточенный на дороге Зверев, снова молчал. Тишина меня угнетала.
  - Леш, а что такое Сатариат? - спросила я, решив разбить молчание праздной беседой. Но Зверев отчего-то дернулся, едва не впечатавшись в едущую впереди машину.
  Припарковавшись у обочины, он с тревогой в глазах посмотрел на меня. Затем открыл рот собираясь что-то сказать, но словно внезапно онемел не в силах выдавить из себя ни звука. Попытался еще раз... с тем же успехом.
  - Откуда знаешь? - наконец, спросил он.
  Я подробно описала и обоих мужчин, и все что запомнила из их разговора. Рассказ вышел какой-то куцый, но Леша, кажется, что-то понял для себя - мне, правда, ничего объяснять не стал. Подумав, не стала настаивать, хоть и было обидно.
  - Мне просто кажется, что в состоянии Даши виноваты эти двое, - вдруг сказал Леша, уже проводив меня до квартиры. Очень много слов в одном предложении... - Но я не могу объяснить тебе большего, просто не могу, понимаешь? - взяв меня за подбородок, он заставил посмотреть ему в глаза. - Не обижайся...
  - Не буду, - ответила я, с трудом сдерживаясь, чтобы не потереться о его руку.
  - Прошу тебя, будь осторожна, - бросил он на прощанье и ушел.

  Наконец-то пообедав... или скорее поужинав, я кое-как заставила себя сесть за уроки. Бесполезно потратила около часа и плюнула на это занятие. Лучше уж в самом деле с собакой сходить, пока не очень поздно - да и так на улице уже темно.
  - Долго не болтайся, - крикнул папа из комнаты.
  Я долго и не собиралась - в последнее время стала трусихой и старалась как можно быстрее пробежать наш с Рейком маршрут. Пес был откровенно недоволен, но перебороть себя, и по полчаса стоять статуей в темноте возле каждого дерева, было выше моих сил.
  Влекомая нетерпеливой псиной, я пулей вылетела из квартиры, едва успев захлопнуть дверь. И собралась уже вприпрыжку скакать по ступенькам, но глухо прозвучавший в тишине подъезда голос меня остановил, заставив испуганно подпрыгнуть:
  - Куда-то собралась?
  - Ты меня напугал, - осуждающе произнесла я, с облегчением рассматривая парня, рассевшегося на ступеньках между лестничными пролетами.
  - Я ведь просил тебя быть осторожной, - ничуть не смутившись, произнес Леша. - Это значит - не шляться одной по темным улицам...
  - Пойдешь со мной гулять? - с готовностью поинтересовалась я.
  Он лишь грустно усмехнулся.
  - Куда я денусь...
  Мы шли рядом по темной, замерзшей от одиночества дорожке, иногда замирая в желтом свете фонарей. С Лешей что-то случилось - он говорил... много... что-то рассказывал про снег и воду, наверное, какая-нибудь лабуда, которую преподают в их природопользовательском институте. Я не слушала слова, я слушала его голос... и мысленно умоляла взять меня за руку... хотя бы.
  Он услышал. Остановился, нерешительно протянул руки к моим, и спрятал мои замерзшие ладошки в своих больших и теплых, посылая миллионы счастливых мурашек бродить по моему телу. Но видимо, посчитал это недостаточным, потому что поднял мои ладони к лицу и принялся дышать на них, согревая. А после коснулся моей ладони губами, отчего у меня в животе взорвался праздничный салют, и стало трудно дышать. Но все мое существо капризно требовало большего, и мне казалось, что если Леша сейчас не поцелует меня по-настоящему, я просто напросто задохнусь.
  Но он вдруг отстранился, а после и вовсе толкнул в сугроб, заставив меня практически утонуть в свежевыпавшем рыхлом снеге.
  Мимо пролетел какой-то яркий светлячок, врезавшийся в столб школьного забора, и выбив приличный кусок из него. Второй полетел чуть левее - туда, где секунду назад был Лешка. Он увернулся и, прошептав что-то, махнул руками в сторону.
  Я вскочила на ноги. Зверев одним движением пихнул меня себе за спину, и вновь что-то сосредоточенно зашептал, глядя перед собой. Там полускрытые вечерней тьмой возвышались два невероятно высоких существа. Один то и дело посылал в нашу сторону мерцающих светлячков, большинство из которых разбивались о невидимую стену, другой - более высокий, пытался прорваться к нам, но его не пускал точечный метеоритный дождь.
  - Я так долго не смогу, - сквозь стиснутые зубы выдавил Леша, и я с удивлением заметила, что его лицо покрылось испариной. - Тебе, наверно, лучше бежать пока я еще могу их сдержи...
  Очередной светлячок, пролетев сквозь невидимый щит, врезался в Лешкину грудь и парень начал заваливаться на меня. Я поймала, но удержать не смогла, и мы вместе повалились на снег. Из жуткой открытой раны густым потоком хлынула кровь, окрашивая все кругом темно-красным цветом. От ужаса меня парализовало, но я быстро опомнилась, подскочила к стремительно бледнеющему Леше и попыталась руками зажать рану... Боже, это было бесполезно - кровь продолжала сочиться сквозь мои сомкнутые пальцы. Из глаз хлынул поток слез, хотя я усиленно моргала, пытаясь прояснить зрение.
  - Люблю тебя, - чуть слышно прошептал Леша, не открывая глаз, заставив мое сердце испуганно оборваться.
  - И я тебя очень-очень люблю, только не умирай... Ну, пожаааалуйста...
  Как в меня попал светлячок я не заметила. Лишь почувствовала, как на шее дернулся шнурок с одним из амулетов, которые мне велели не снимать. И больше ничего, кажется, не происходило. Но спустя несколько секунд я услышала испуганный вопль одного из нападавших и невольно подняла глаза. Тот из нелюдей, что был выше, уже лежал на снегу бесформенной кучей, другой все еще пытался сопротивляться, но неизбежно отступал под напором давящей на него невидимой силы. Я перевела взгляд на неожиданного заступника - это был высокий, должно быть красивый (в темноте было не очень хорошо видно) парень с белыми растрепанными волосами чуть выше плеч, с застывшем на лице садистским выражением человека, давящего надоевшего таракана. Я невольно поежилась и опустила взгляд на Лешу. Он, кажется, все еще был жив. В душе шевельнулась робкая надежда, что может быть этот беловолосый, закончив со вторым нападавшим, поможет Леше.
  Я вновь подняла глаза и увидела, что парень уже направляется к нам. Злой, как демон.
  - Ты идиотка!!! - начал он без особых предисловий, даже не глядя на Зверева. - Я тебе, дуре, что велел делать? - он склонился надо мной, буравя своими ярко-зелеными глазами. Но мне отчего-то было все равно.
  - Что?
  - Дома сидеть!!!
  Я с сомнением посмотрела на белобрысого - определенно я видела его впервые в жизни.
  - Помоги Леше, - попросила я, стараясь не смотреть на его взбешенное лицо.
  Кажется, он его впервые заметил и, брезгливо скривив губы, отступил чуть в сторону, чтобы не запачкать в крови белые зимние кроссовки. Но все-таки обошел с другой стороны и сел рядом. Быстро проверил пульс.
  - Я что, целитель тебе что ли? - проворчал он, прикасаясь растопыренной ладонью к развороченной Лешкиной груди. Казалось, ничего не происходило, но через некоторое, довольно продолжительное, на мой взгляд, время я заметила, что рана стала гораздо меньше. Белобрысый недовольно вздохнул - вероятно, целителем он все-таки не был.
  - Давай оттащим его куда-нибудь... домой или к тебе, - сказал он вскакивая. - Я и так задержался здесь слишком долго.
  Покрутившись вокруг Зверева, зеленоглазый поднял его на руки и недовольно крякнул, едва не уронив свою ношу обратно.
  - Тяжелый зараза, - пробормотал он.
  - Он не умрет?
  - Конечно, нет, - возмутился парень. - Зря я что ли, с ним столько возился?
  Мы медленно брели в сторону нашего дома. В голове у меня один за другим пролетали вопросы, но с какого начать я не знала. К тому же, чем больше времени проходило, тем больше злился белобрысый, и под конец мне уже начало казаться, что еще немного, и он Лешку попросту бросит.
   - Куда его? - сквозь стиснутые зубы прошипел парень.
  - Ко мне давай, - поспешно ответила я, раздумывая, что скажу родителям.
   Кое как втиснувшись в лифт, мы доехали до пятого этажа, и выгрузив Зверева возле моей квартиры, белобрысый злобно прошипел:
  - Дома сиди, - и ушел.
  Дома оказалась только взволнованная мама... и Рейк. А я совсем забыла про собаку. Мне даже стало стыдно перед четвероногим другом, но тут Лешка застонал и о Рейке я вновь благополучно забыла.
  - Где ты ходишь?! - начала кричать мама, - Рейк прибежал один! Папа пошел тебя... - но я ее перебила, предъявляя раненого Зверева:
  - На нас хулиганы напали, - пробормотала я, первое, что пришло в голову.
  Конечно, мама тут же сменила гнев на милость, и кинулась помогать мне, устраивать Лешу на диване в большой комнате. А после побежала звонить в скорую, потому что Леша до сих пор не пришел в себя, и папе, чтобы он шел домой. А мне велела сходить к родителям Зверева, которые тоже должно быть волновались.
   В конце концов, Лешку забрали в больницу. Меня, правда, родители не пустили, но я отчего-то верила белобрысому, что Лешка теперь точно не умрет и потому особо не настаивала - завтра навещу его. И быть может Дашу тоже, если меня к ней пустят.

  На следующее утро, проигнорировав приказ нежданного спасителя сидеть дома, я выползла на улицу, и направилась к остановке. В конце концов, днем на улицах полно народу и вряд ли на меня вновь кто-то нападет.
  К Дашке меня опять не пустили. Зато я встретила расстроенного Сережу, которого, кажется, тоже никуда не пускали, сообщив лишь, что делают все возможное для выяснения причины внезапного коматозного состояния и ее устранения. Постояв, помолчав, потому что говорить нам, как оказалось, по сути и не о чем, я пошла навещать Лешку - от его родителей я уже знала, что лежал он на втором этаже в седьмой палате.
  Он лежал в палате один. И выглядел гораздо лучше - бледность почти прошла, дыхание ровное и спокойное, только грудь замотана бинтами, словно его готовили к съемкам в очередном фильме про мумию. Сердце сжалось - так захотелось его обнять, прижаться к его теплому телу. Но я вдруг вспомнила, что мы вчера наговорили друг другу и почувствовала неловкость. Он, кажется, тоже был смущен, но взгляд настойчиво искал встречи с моими глазами, словно боялся, что вот сейчас я откажусь от своих слов. Дурачок...
  - Стась... - неуверенно произнес он.
  - У? - я, кажется, задержалась, у порога.
  Закрыв за собой дверь, я подошла к его кровати и села на край. Не удержалась - нежно провела рукой по его щеке. Он поймал мою ладонь, поднес к губам целуя ее с внутренней стороны.
  - Прости, - тихо шепнул он.
  - За что? - подняла на него удивленные глаза.
  - За все, - он напрягся подтягивая меня ближе, и я с удовольствием обняла его, чувствуя как по телу разливается приятное тепло. Лешка судорожно вздохнул, и я решив, что ему должно быть больно, хотела отстраниться, но он не позволил, обнимая меня еще крепче. - Я люблю тебя, -шепнул он куда-то мне в шею, заставляя мое сердце биться испуганно и радостно.
  - И я тебя люблю, - слова, давно вертящиеся у меня на языке, легко сорвались в свободное плаванье, наполняя Лешкины глаза счастливым блеском. Надо, пожалуй, почаще говорить ему об этом.
  Потом он, к счастью, потянулся к моим губам, а то мне пришлось бы самой его целовать. Но не успели наши губы встретиться, в палату вкатилась симпатичная полная медсестра с металлическим подносом в руках. Блин, это карма какая-то!
  - Эй, голубки, - пророкотала она. - Время свиданий окончено, больному нужна перевязка и отдых. Приходи вечерком, - подмигнула она мне и я почувствовала, как мои щеки заливает румянец.
   Быстро поцеловав Лешу в щеку и шепнув, что обязательно зайду вечером, я направилась к выходу.
  - Серегу увидишь, скажи чтоб зашел, - крикнул мне вслед Леха. Я лишь кивнула в ответ.



  Леша
  Серый зашел через час, когда я уже собирался тащиться искать его сам - знал, что он ошивается где-то здесь, в больнице. Выглядел он весьма плачевно, пожалуй даже хуже, чем я. А уж с каким аппетитом он набросился на валяющиеся на тумбочке апельсины, принесенные Стасей... надеюсь у него крепкий желудок. Достав из шкафчика пакет с едой, который утром притащила мама, боясь как бы я не умер здесь с голода, сунул его Сереге. Тот лишь благодарно кивнул, вгрызаясь в бутерброд. На фига, он спрашивается здесь торчит безвылазно? Хотя... Ладно, пожалуй, я его понимаю.
  - Чефо фдесь делаеф? - спросил он с набитым ртом, с интересом рассматривая мои нарядные повязки.
  - С сатарами столкнулся на вечерней прогулке, - Серый поперхнулся, пришлось ему бросать бутылку с минералкой. - Я думаю, и Дашу они обработали. Скорей всего менталом забили.
  Сергей с интересом посмотрел на меня - ага, слишком много знаю. Но я же не виноват, что в последнее время мне в руки то и дело попадалась весьма занимательная литература по Сартариату вообще и магии сатар в частности.
  - И что можешь вывести ее из этого состояния?
  - Лучше бы, конечно, в Фэрэй ее отправить к опытному менталисту или ведьме.
  - Порталы еще долго будут закрыты, - с сожалением произнес парень, задумчиво вертя в руках банан. По-моему он уже обожрался.
  - Ритуал можем сами провести, надо только ингридиенты собрать. Там вроде не очень трудный...
  - Что у магов на третьем курсе уже и травничество преподают? - ехидно поинтересовался Сергей. - Или ты ведьминскую школу во внеурочное время посещаешь?
  - Тебе не все равно откуда мои знания? - спокойно поинтересовался я. Да мне за вход в архив пришлось кругленькую сумму отвалить, а этот еще издевается!
  - Всё равно, - буркнул он недовольно. - Интересно только, как ты после встречи с сатарами живехонек остался?
  Весьма интересный вопрос, кстати. Что-то я не помню... Надо у Чайки будет спросить... у моей Чайки... МОЕЙ! Я улыбнулся - на душе вдруг так хорошо стало, тепло. Даже есть захотелось. Интересно, этот проглот уже все продукты сожрал?
  - Эй, ты чего лыбишься, как идиот?
  - Кто бы говорил... Там чего осталось еще? - спросил я, пытаясь заглянуть в пакет.
  - Неа, - сыто рыгнул этот... упырь.
  - Ты не мог бы Стасю вечером привезти, чтоб она одна не болталась в темноте? - я решил не комментировать обжорство некоторых. - Заодно тетрадь с записями привезете, в коричневой обложке, толстая такая.
  - Окей.



  Стася
  Тетрадь я сходила, попросила у тети Насти - Лешкиной мамы еще в обед, сразу после того, как он мне позвонил. И с тех самых пор сидела и ждала, когда приедет Дашкин парень. Но Сергей приехал за мной только в начале восьмого. Мне было обидно, что так поздно - теперь пока еще доедем, совсем мало времени с Лешей проведу.
  Но и по прибытии в больницу меня ждало легкое разочарование - заключив меня в объятья, Лешка погрузился в изучение своих записей в тетради. Я из написанного не могла понять ровным счетом ничего - какая-то тарабарщина на иностранном языке, вроде того, на котором были написаны бабы Алены книги.
  - Вот список трав для зелья восстановления. Довольно распространенные - должны найти, - Лешка протянул Сереже листок бумаги.
  - Лимонник китайский, родиола розовая, кровохлёбка, - прочитал Сергей. - Ты уверен, что эта фигня поможет?
  Леша неопределенно пожал плечами - мол, не знаю, не пробовал.
  - И где мы их возьмем?
   - В аптеке.
  - Что и незабудки? Ладно, розы, но незабудки-то мы где возьмем посреди зимы?
  - Можно и без них, - огрызнулся Зверев. - Только тогда у Даши памяти будет ровно столько же сколько у новорожденного. Будешь ее опять учить ходить, говорить и ложкой есть.
  - Ладно, понял.
  - Завтра к вечеру, надеюсь, справитесь...
  - Эй, погоди, - Сережа почему-то покосился на меня. - А где взять те растения, которые не отсюда?
  - Съезди в институт, может там есть кто-то, кто подскажет, - ответил Леша. - И Стасю домой отвези, пожалуйста.
   - Хорошо.
  Вскоре мы вышли из больницы. Сергей с сомнением посмотрел на меня. Мне отчего-то показалось, что его совсем не прельщает таскаться по аптекам в одиночестве. И я оказалась права.
  - Может со мной покатаешься? - с надеждой и опаской спросил он.
  Я задумалась. Вообще-то родители мои опять укатили в деревню, забрав Рейка с собой, чтобы мне не пришлось с ним гулять, так что дома меня никто не ждал. Правда, мне не единожды велели сидеть дома, но... Похоже, за последнее время у меня сильно испортился характер, поэтому, наплевав на это, я согласно кивнула Сереге.
  Сначала мы посетили аптеку при больнице - там многого не было, к сожалению. Потом мы посетили какой-то странный коттедж с приличной стоянкой на территории, где Сереже выдали целый список адресов аптек, по которым мы и отправились, в конце концов, купив почти все необходимое, кроме незабудок. К незабудкам прилагался отдельный адрес и, судя по всему, находилась по нему не аптека, а обычная квартира.
  Уже поздно вечером мы приехали на проспект Знахаря 51 и отыскали нужную квартиру. Сергей с сомнением нажал кнопку звонка. Долго никто не открывал, но потом на пороге все же появилась девушка лет 18-20 со светлыми волосами до плеч и короткой косой челкой. Она уставилась на нас немного испуганными зелеными глазами.
  - Извини, - сказала я, разглядывая ее белую футболку, запачканную шоколадом и черничным вареньем. - Возможно, это покажется тебе странным, но нам нужны незабудки. У тебя есть?
  - Есть, сушеные. Подойдут?
  Я посмотрела на Сережу, тот согласно кивнул.
  - Подойдут...

   Эта часть закончена. Продолжение во второй части "Фэрэй 2: Потомственная ведьма"

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"