Аира: другие произведения.

Фэрэй. Часть 2: потомственная ведьма

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    закончена

  
  Глава четвертая. Потомственная ведьма;
  Для твоего, голубчик, исцеленья
  От хворости, не знаю сам какой,
  Не знаю как, свари себе настой.
  Бог весть какие тут нужны коренья,
  А может быть, полынь иль череда?
  Не знаю, доля их нужна какая.
  По скольку раз, не знаю, принимая,
  Излечишься, не ведаю когда.
  Хуан Пабло Форнер



  Для приготовления эликсира, избавляющего от ночных кошмаров, вам понадобится: три березовых листика, сорванных в первый день весны, пучок сушеной крапивы, пучок сушеного тысячелистника, корень осины, шкура змеи, пятая лапка паука, хвост ящерицы, две с четвертью ягоды рябины и самое главное - хотя бы на два часа избавиться от родителей, иначе они просто не подпустят вас к газовой плите!
  Крапиву и тысячелистник смешать и мелко растереть, добавить лапку паука и ягоды рябины. Перемешать осиновым корнем, залить двумя стаканами воды и поставить на медленный огонь. Через 13 минут добавить хвост ящерицы и шкуру змеи. Как только отвар закипит, бросить листья березы, тщательно перемешать все тем же осиновым колом, то есть корнем, и дать покипеть три с половиной минуты, после чего убрать с огня. Накрыть крышкой и дать настояться полчасика, после чего пропустить через мелкое сито. Остудить и вот эликсир готов.
  М-м, не забудьте проветрить квартиру - запашок у эликсира тот еще...
  Употреблять за час до отхода ко сну.
  Фу, на вкус, как проба из канализации. Хотя могло быть и хуже. Зато от ночных кошмаров действительно помогает, впрочем, как и от хороших снов - я просто не смогла уснуть.
  Сначала в животе тихонько забулькало, затем забулькало сильнее, а после меня так скрутило, что пришлось бежать в туалет и обниматься с унитазом, словно он был моим самым близким родственником, и я не видела его лет сто, как минимум.
  Сколько всего раз меня вырвало точно не скажу, но родители вызвали скорую где-то между четвертым и шестым.
  Наверное, это все-таки это была не пятая лапка паука, а шестая. Надо будет выкинуть этот дурацкий рецепт к гхыру!
  - А-а, наша старая знакомая! - воскликнул Василий Семенович - и чему только радуется? - Что, опять отравление?
  Ну и не опять, а снова. И хотя за последний год я здесь уже восьмой раз, смотреть на меня, как на умалишенную не надо. И на родителей моих так сочувственно пялиться не надо тоже. Знаю я, о чем они за моей спиной судачат - девке 20 лет, а она вместо того, чтоб парня завести и по клубам таскаться - хотя бы, какой-то фигней страдает... Да и с отравлением я здесь всего лишь раз пятый. Еще раз я здесь оказалась только потому, что вывихнула руку, упав с крыши сарая из-за вредной мелкой птицы, которая не хотела делиться своими яйцами для моего зелья. Другой раз я просто разбила литровую банку с выращиваемой в ней плесенью и сильно порезалась. Плесень было жаль до слез, потому что приготовление эликсира идеальной памяти пришлось отложить на два месяца - ждать пока вырастет новая, а экзамены к тому времени уже закончились! Кстати, четвертый раз я оказалась в больнице с отравлением как раз из-за этой плесени - что-то они с моим желудком не поделили.
  "Сокамерники" на этот раз попались какие-то неудачные: женщина лет сорока и две бабульки с таким осуждением таращащиеся на мою скромную персону, что мне было впору провалиться сквозь землю.
  Ночью мне опять не спалось. Похоже, эликсир решил избавить меня ото сна навсегда. Спасибо, хоть не тошнит.
  Впрочем, может быть эликсир мой тут совсем не причем - одна из старушенций выводила такие рулады, что у меня уши закладывало и уснуть было практически невозможно.
  - Не спиться? - тихо спросила женщина с соседней кровати. Она лежала, повернувшись ко мне лицом, и в свете уличных фонарей ее глаза неприятно светились, а зрачки казались вертикальными щелочками. По спине пробежал холодок, говорить не хотелось, но женщина не сводила с меня глаз, и пришлось согласно кивнуть.
  - И мне, - вздохнула женщина и широко зевнула, обнажая длинные верхние клыки.
  Я боязливо поежилась - захотелось вскочить с кровати и бежать куда-нибудь подальше.
  - Да не бойся, я людей не ем, - хохотнула женщина, сверкая клыками.
  - А зачем Вам такие большие зубы? - спросила я, ощущая себя Красной Шапочкой на приеме у Волка.
  Женщина улыбнулась еще радостнее, словно только этого вопроса и ждала.
  - Красивые, правда?
  - Ага, - на всякий случай согласилась я.
  - И мне нравятся, - сообщила женщина. Она мурлыкнула что-то довольное себе под нос, отвернулась от меня и вскоре, кажется, уснула.
  Надо будет убедиться, не желтые ли стены у этой чудной больнички.
  Слава Богу, утром меня родители забрали.
  Сегодня, кстати, у моей лучшей подруги Оксанки день рождения, придется тащиться в клуб. Отличный повод испытать новый рецептик для изменения цвета кожи, который я нарыла на чердаке в деревне.
  Только представьте: зима, кругом все бледные и одна я такая вся из себя, сверкаю золотистым загаром.
  И ингредиенты все есть. Даже сушеные задние лапы мыши - интересно, ничего, что она своей смертью умерла?
  Крошим, крошим, крошим и мешаем, мешаем... Через полчасика будет готово. И пахнет приятно, и пить не надо - размазать по коже и всех делов - и тошнить не будет!
  Передержала малость - забыла. Интернет такая пакость - развивает склероз в сумасшедшей прогрессии. В общем, половина убежала (теперь придется плиту оттирать) и пахнет уже не так приятно. Ну да мне и оставшегося хватит, а запах дело привычное...
  Так, теперь смываем и... как ничего?!! Совсем ничего? Но как такое может быть?! Ведь вот здесь, прямо на этой странице, черным по белому написано - насыщенный стойкий цвет.
  Может еще разок намазаться и подольше подержать? Нет, не успею. Оксанка меня уже через 20 минут у себя ждать будет. Не могу же я заставлять ее ждать в ее собственный день варенья. Тем более, что я и так опоздаю.
  Эх, ладно, но в следующий раз...
  Меня уже ждали Оксанка, Сашка и незнакомый ушастый парень с ярко-зелеными красивыми глазами - люблю зеленоглазых. Он с интересом оглядел меня с ног до головы и, буркнув что-то вроде: "сойдет", представился:
  - Вячеслав.
  Все ясно. Ксюха опять пытается найти мне спутника жизни. Ну что ж, этот, по крайней мере, симпатичный более-менее... А все, что я думаю о сводниках, я Ксюхе потом выскажу...
  За столом сидели часа три, выжидая время до открытия клуба. Слава не умолкал ни на секунду, повествуя одну невероятную историю за другой, и хотя я сказочки-то люблю, тут отчего-то ничего, кроме того, что Славка обычное трепло на ум не приходило.
  Оксанка смущенно молчала, видимо искренне жалея, что позвала на день рождения Вячеслава, и испытывая вполне понятное желание придушить дорого гостя. Я злорадно улыбнулась - пусть помучается, а то пытаются всучить непонятно что. Вот месяца два назад, Ксюха пригласила меня на тортик. Я думаю, неспроста это, но на тортик соблазнилась.
  Прихожу, на диване у стола с... хм, кусочком торта сидит оно, то есть ОНО! Шкафик с ушками, подзаплывший и, чего уж там, утонувший жиром: нос - суперкартошка, волосики рыжие, жиденькие, конопушки размером с 5 копеек, губы не бантиком - бантом! И грудь больше моей на два размера - обидно, честное слово!
  И вот это самое ОНО вылупило на меня свои поросячьи глазки, надуло губы и спросило:
  - Баранину тушить умеешь?
  - Нет, - говорю. Я баранину вообще терпеть не могу.
  - Тогда ты мне не подходишь, - огорчился он.
  С Оксаной неделю не разговаривала - дольше на нее сердиться не могу.
  Между безымянным шкафиком и Славой были еще Юра и Коля, который очень хотел, чтоб его величали - Николя. Интересно, на какой помойке она их находит? Хотя я, конечно, тоже не подарок...
  К одиннадцати вечера мы, наконец, попали в клуб. Я должно быть впервые жизни так радовалась громоподобно орущей музыке, потому что теперь мне было не слышно Славика!
  Сашка с Оксаной тут же растворились в толпе. Я последовала их примеру. И сначала все было весьма неплохо. Пару раз меня пригласили потанцевать, и второй парень оказался весьма симпатичным. Я даже почти решилась спросить его имя, но тут он все испортил, задав совершенно идиотский вопрос:
  - Слушай, а кто из твоих родоков негр, то есть.. э-э.. африканец?
  Я очень вежливо сообщила ему, что он - дурак (он, кстати, не обиделся) и хотела послать его куда-нибудь, где редко бываю сама. Но любопытство победило, и я все же поинтересовалась, с чего это он взял, что кто-то из моих родителей негр, то есть африканец?
  - Ну как? - удивился парень и потом с восхищенным придыханием: - Ты же такая черненькая... У меня еще никогда не было черненькой!
  Шлепнув по потянувшейся к моему драгоценному телу конечности и буркнув напоследок, что надеюсь, что "черненькой" у него никогда и не будет, устремилась в туалет.
  Растолкав толпящихся у зеркала девчонок, я уставилась на свое отражение.
  Прямо на меня с удивлением смотрела... В общем, не понимаю, почему тот парень решил, что у меня только один родитель африканец? Судя по отражению, все мои ближайшие родственники до 10 колена являлись коренными жителями какой-нибудь Замбии.
  Я в панике открыла кран и попробовала оттереть "загар" водой. Наивная! Блин, надеюсь, запись в рецепте "насыщенный стойкий цвет" не означает, что я останусь такой навсегда...
  Не попрощавшись ни с Оксанкой, ни с Сашей, я забрала свою куртку из гардероба, и выскочила на улицу.
  Шел снежок легкий, пушистый - мне даже стало спокойнее. Глубоко вздохнув мягкий прохладный воздух, я отправилась домой.
  Автобусы уже не ходили, ну да мне и идти совсем не далеко: немного вдоль этой улицы, потом направо немного пройти, а там через торговый центр, дорогу и дворами. Хотя дворами лучше не ходить - боязно... Тогда по дорожке в обход домов - немного дальше, зато там светлее и, как мне кажется, безопаснее.
  Улицы хранили мрачное молчание, и мне все казалось слишком: слишком темно, слишком тихо, слишком безлюдно. Через несколько минут передо мной вырос торговый центр. Теперь мне надо пройти под аркой, где расположены небольшие магазинчики со стеклянными витринами. В неровном свете фонарей и уличных подсветок мое отражение казалось немного расплывчатым. Почему-то мне это было неприятно, и я решила поскорее пройти этот участок, стараясь смотреть вперед, а не по сторонам. Но случайно брошенный на витрину взгляд, заставил мое сердце сжаться.
  По инерции я сделала еще несколько шагов, прежде, чем до меня дошло, что же я, собственно, увидела. Я с тревогой всмотрелась в свое отражение в витрине - нет, сейчас все было хорошо... но в предыдущей! Если это был не глюк, то мое отражение осторожно кралось за мной низко пригибаясь к покрытому снегом асфальту! Вернуться? - сердце сжалось сильнее, и даже ладони вспотели. Нет, для меня это слишком... Хотя все же любопытно.
  Вспомнив поговорку о том, что любопытство не одну кошку сгубило, сглотнула вязкую тягучую слюну, и все-таки сделала три шага назад.
  Ничего необычного - просто мое отражение, такое же напуганное, как и я сама. Я облегченно вздохнула, испытывая при этом какое-то странное щемящее разочарование.
  Огорченно отвернувшись от витрины, я нос к носу столкнулась с какими-то лысыми гоблинами-качками. Или я сошла с ума, или одно из двух...
  Перекинув через плечо длинный конец серебристой цепи в полтора пальца толщиной, гоблины тащили за собой упирающуюся... меня. Только у меня, кажется, нет таких рожек. Или уже есть? - я сунула руку под шапку, но рожек не обнаружила. Не зная радоваться или огорчаться, я приворожено следила за гоблинами и их добычей. Они же меня, казалось, совсем не замечают, и я, дура, решила привлечь их внимание.
  - Здрасти, - ничего умного в голову не пришло.
  Гоблины никак не отреагировали на мое приветствие, словно меня вовсе не существовало. Мне стало обидно и как-то неловко. Но я решила идти до конца. Собрав волю в кулак и приказ себе не бояться, я решительно приблизилась к ближайшему гоблину и тронула его за плечо. Он оказался вполне осязаемым, и я обрадовано тряхнула его посильнее.
  - Ну ты, мрых, - не выдержал гоблин. - Вы, людишки, оборзели совсем. Шла бы ты отсюда спать. А то ходят тут полусонные, а мы потом полудрёмников вылавливать должны.
  - А что это за полудремники такие?
  Гоблин сердито дернул цепь и я уставилась на своего двойника с рожками. Она казалась мне несчастной и усталой, левый глаз распух, из разбитого носа медленно капала кровь.
  - Бедняжка.
  - Да уж, конечно, - гоблин презрительно скривил губы.
  - На меня похожа почему-то, - сообщила я, а то вдруг он не заметил.
  - Полудремник всегда похож на тех за кем охотится. Меняет оболочки на три счета, - на этот раз презрительная усмешка предназначалась мне.
  - Вы хотите сказать, она собиралась меня съесть?! - интересно она б меня в сыром виде есть стала или как?
  - Ничего я не хочу! Берл, это самая тупая ведьма, какую я видел...
  - Айлик, кончай трёп, - сердито прикрикнул другой гоблин. - Мы на месте.
  Я отлепилась от своего собеседника и осмотрелась. Оказывается вслед за гоблинами и их пленником я забрела в какую-то глухомань: старые кирпичные дома, ей-богу не знала, что в нашем районе есть такие, ряд гаражей какого-то затрапезного коричневого цвета, чахлые кусты, битые машины..
  Гоблины подошли к одному из подъездов трехэтажного дома. Идущий впереди гоблин просунул в овальную прорезь черной двери небольшой камень, по крайней мере, мне показалось, что это камень, вытянутой формы и повернул его на манер ключа. С легким щелчком дверь отворилась.
  Доведенная любопытством до крайней степени тугодумия и потери инстинкта самосохранения, я словно зомби двинулась к двери. Но Айлик оттолкнул меня.
  - Совсем страх потеряла? - заорал он и захлопнул дверь с той стороны. Как ни старалась, открыть дверь я не смогла.
  Потыкавшись в разные стороны, стараясь выбраться из этого заброшенного района, я, в конце концов, выбралась на родной проспект Знахаря и вскоре стояла перед родной дверью.
  Открыл папа. Он долго, но без всякого удивления, рассматривал меня, затем весело хмыкнул и, наконец, пропустил в квартиру.
  - Я, конечно, рад, что ты не расистка, но не до такой же степени, - усмехнулся он, наливая мне чай с медом. Вообще, мед я не люблю, но сейчас возражать не стала.
  Мама к 'смене расы' отнеслась не так благодушно. Она громко вздыхала и охала, припомнила все случаи, когда я оказывалась в больнице по собственной глупости, и как тяжело было ей, даже слезу выдавить попыталась. Потом напомнила мне про мой возраст, а то сама я склерозом страдаю, и очень некстати упомянула, что давно мечтает о внуках. Я о внуках совсем не мечтала, о чем тут же сообщила маме.
  - Ладно, - вздохнула мама. - Иди спать. Что завтра в университете скажут, ума не приложу.
  - Да ничего они не скажут, - я обняла маму, стараясь успокоить ее. - Там все уже привыкли. Похихикают, может, вот и все.
   - Пойдем, негритенок, покажу, что я тебе из Анохино привез, - покачал головой папа.
  Мы отправились в мою комнату. Там у кровати стоял большой деревянный сундук, судя по всему довольно старый.
  - Прабабушкин? - спросила я, с интересом поднимая крышку и заглядывая внутрь.
  - Ага, - папа тоже заглянул в сундук.
  Здесь были какие-то старинные побрякушки, бумажки, просто вещички. Много. Понадобится ни один день, чтобы разобрать все это. А пока возьму... ммм.. вот эту тетрадочку, почитаю. О, да тут рецептик противоядия к моей покраске...



  ***
  Сегодня родители укатили 'на горнолыжный курорт', то есть в деревню Болотово к бабушке с дедушкой. Тем лучше, никто не будет мне мешать варить противоядие к моему чудному 'загару'. Вообще-то, сначала я намеревалась побыть африканцем подольше, но потом передумала, потому что при свете дня оказалось, что я больше похожа на подкопченного погорельца, чем на жителя Африки.
  Быстро смешав ингредиенты - рецепт противоядия оказался даже проще, чем первый: череда, черемуха, чистотел и зеленый чай. Всё заварить, дать настояться полчаса и добавить в ванну. Отмокать в ванне до полного восстановления натурального цвета. Все очень просто. Только с лицом пришлось повозиться - дышать под водой я еще не научилась. Но и с этим я справилась, засунув в рот трубочку для коктейлей.
  Эффект изумительный! Когда я выходила из ванной комнаты, кожа у меня была абсолютно белой... ну может быть чуть более белой, чем хотелось бы... и волосы, вроде как, посветлели. Как бы за покойника теперь не приняли.
  Всё-таки обрадованная успехом, я решила съесть пару шоколадок и поваляться перед теликом часов до двух ночи. Первая прошла на ура, но вторая отчего-то не лезла, пришлось пристроить ее на краешке письменного стола до лучших времен. А пока можно сходить, чайник поставить.
  Но дойти до кухни я не успела - с неприятным дребезжащим звоном грохнулся самовар в маминой комнате, который, сколько я себя помнила, стоял на шкафу и доставался оттуда раза два в год, а то и реже. Сейчас этот самовар спокойно лежал на полу возле балкона, а крышка несмело выглядывала из-под кровати. Я состроила самовару недовольную гримасу, но она не произвела никакого впечатления на него. Придется лезть на стул и водружать его обратно. Интересно, как он грохнулся? Ладно еще у моей одногруппницы Ленки кошка Мурка вешается, где попало, и роняет на пол все, что под лапы попадет. Но у меня ведь даже хомячка нет. Мама категорически против животных в доме.
  Я подняла самовар и полезла под кровать за крышкой. Показалось, что что-то (или кто-то) мелькнуло перед глазами, скрывшись за хранящемся под кроватью большим чемоданом.
  Мне стало жутковато. Захотелось поскорее оказаться в другой комнате. Но я почти спокойно вытащила из-под кровати крышку, старательно водрузила ее на положенное место и спокойненько отправилась в большую комнату, доедать шоколадку - сладкое снимает стресс.
  Ну вот, шорохи какие-то - только шорохов мне и не хватало... для нервного тика. Но вообще-то у меня крепкие нервы... Поэтому не обращаем внимания - идем дальше. И заедаем стресс.
  Шоколада на столике не оказалось. Высказав, все что я думаю по поводу пропажи ценных продуктов питания, я слезла с кресла и заглянула под столик. Ничего интересного там не обнаружилось, так же как и вокруг него. С замиранием сердца я заглянула под диванчик, за креслице, за телевизор, даже в шкафик заглянула. Шоколадка испарилась. Стало как-то стремно, и я решила с ногами залезть на диван... ну чтобы мне их никто не откусил - ходят же по улицам гоблины с полудремниками, может и по квартирам кто ошивается...
  Хрум-хру - зашуршало под попой. Шоколадка! Но ведь ее только что не было здесь, я смотрела... и что это? Похоже, мой шоколад грыз кто-то с очень острыми зубами! Похоже, кто-то офигел! - Жрать мой шоколад! Блин, а зачем вернули? Брали бы всю - для хороших добрых монстров шоколада не жалко совсем...
  Я настороженно пялилась на поблёскивающую фольгу, пока не услышала звонок в дверь. Господи, хоть бы это родители решили вернуться. Я буду себя хорошо вести, делать уроки, гладить, пылесосить и мыть посуду... ну, иногда.
  На пороге стояли двое. Синеглазая девушка с длинными русыми волосами и светловолосый парень с проколотым в двух местах ухом.
  Минуту я пялилась на них, они - на меня. А потом девушка заявила, что им нужны незабудки.
  - Есть, сушеные. Подойдут?
  Девушка посмотрела на парня, тот согласно кивнул.
  - Подойдут, - сказала она.
  Странно, конечно, что они приперлись ко мне. Но незабудки у меня действительно были. Только интересно, зачем они им? Что такие молодые и красивые уже страдают склерозом?
  Я сбегала в свою комнату и принесла сушеные незабудки в небольшом мешочке. Гости пробормотали нечто вроде 'спасибо' и исчезли за дверью.
  В моей комнате что-то грохнулось и, похоже, разбилось; кто-то недовольно пискнул. Ночевать, пожалуй, буду в прихожей, у двери, чтобы в случае чего успеть выскочить из квартиры прежде, чем меня кто-нибудь съест.
  Присев на тумбочку для обуви, я едва не разревелась, но в дверь вновь позвонили, и я тут же распахнула ее, даже не заглядывая в глазок. На пороге стояли все те же парень с девушкой.
  Предложили поехать с ними. Я была так счастлива, что они вернулись, что даже не поинтересовалась куда они, собственно, меня зовут. Да и какая разница, лишь бы подальше отсюда.

  Едва мы оказались в машине, у парня зазвонил телефон.
  - Леха, - пробормотал он, и девушка попросила включить громкую связь, что тут же было исполнено.
  Далее следовал диалог двух сумасшедших, из которого я уловила только, что на этого Леху кто-то напал и нужно срочно забрать кого-то из больницы и провести ритуал. Слово 'ритуал' мне очень понравилось, и я замерла на заднем сидении, надеясь, что меня не выпроводят восвояси. Впрочем, выгонять меня никто, кажется, и не собирался. Парень позвонил кому-то и мы отправились к Областной больнице - дом милый дом... Туда же вскоре подъехала еще одна машина, из которой выскочили двое симпатичных парней. Наш водитель, велев нам оставаться в машине, вышел им на встречу и все трое растворились в темноте.
  Девчонка нервно сглотнув, обернулась ко мне. Сейчас, когда я хорошо рассмотрела ее, она показалась мне смутно знакомой, но как не напрягала я извилины, так и не смогла вспомнить, где могла ее видеть.
  Как тебя зовут? - спросила я, не выдержав мозгового штурма - может имя мне что подскажет.
  - Стася, - нервно улыбнулась она, тряхнув русыми волосами. - А тебя?
  - Лека Ведунова, - скорчила я рожицу. Имя девчонки мне абсолютно ничего не дало. Ей мое, видимо, тоже.
  Некоторое время мы сидели в тишине, всматриваясь в ночную тьму. Расспрашивать девчонку мне было неловко. Впрочем, скучать долго не пришлось. Со стороны больницы появились 'наши' парни. Тот, что был с нами в машине, тащил кого-то на руках, двое других помогали идти еще одному - незнакомому, которого похоже кто-то хорошенько отделал, что стало особенно заметно, когда он влез в салон: губы разбиты, под глазом хороший такой фингал... Ничего смертельного, но Стася отчего-то побледнела, и покинув переднее сидение, влезла к нам на задние - стало тесно.
  - Пересяду вперед, - пробормотала я. Меня не услышали - побитый отчитывал Стаську, за то, что она шляется по ночам, хотя он велел ей сидеть дома.
  Было уже далеко за полночь, когда мы с моими новыми знакомыми оказались в Стаськиной квартире. Парни, представившиеся, как Денис и Никита, под руководством побитого Лехи скатали палас в большой комнате и даже пол протерли - как бы мне их потом к себе в гости зазвать - и принялись рисовать на линолеуме большую пятиконечную звезду, чем-то красным, может даже кровью. Потом они расставили вокруг толстые красные свечи. Серега все это время держал на руках труп девушки - наверное, из больницы сперли, а потом, когда звезда была готова, положил ее в центр.
  - Садитесь к лучам звезды, - велел Леха, а сам исчез на кухне. Но скоро появился снова с небольшой кастрюлькой в руках. Там все еще кипела-бурлила вода, сам парень бормотал что-то на непонятном языке, наверное, заклинание.
  Леша протянул котелок Сергею и тот медленно отпил бурлящей жидкости, на голову и плечи ему тут же упали лепестки роз. Они продолжали падать, даже когда Алексей забрал у парня кастрюльку и протянул ее Стасе. Девушка тоже сделала глоток, лепестки упали на нее. Я задрала голову, но рассмотреть ничего не смогла - казалось, лепестки падают прямо из воздуха.
  Когда кастрюлька оказалась у меня в руках, я не задумываясь сделала глоток - внутренности опалило жаром, нестерпимо захотелось запить, но я с изумлением обнаружила, что не могу пошевелиться, а после меня начало клонить в сон. Я очень не хотела засыпать - мне нужно было узнать, что будет с трупом. Но держать глаза открытыми было так тяжело...

  Полжизни мне твердили, что людей будить надо мягко, даже нежно. Похоже, тот кто будил меня об этом никогда не слышал, по крайней мере, меня еще в жизни так сильно не трясли.
  Я с трудом разлепила веки и взглянула на своего мучителя. Им оказался Денис - вот уж от кого я совсем не ожидала подобной жестокости.
  - Вставай, - зашептал он мне, заметив, что я его вижу. - Стаськины родители приехали. Пора сматываться пока до смертоубийства не дошло.
  Ой, как у них тут все запущено...
  С великим напряжением обретя вертикальное положение, поплелась за Денисом в прихожую. Там было практически пусто - на аккуратном коврике у двери стояли только мои ботинки и белые кроссовки Дениса.
  Засовывая ноги в ботинки, попыталась вспомнить какой сегодня день недели, и не надо ли тащиться в универ. В голове царил полный вакуум, да и в любом случае вид у меня был, как после хорошей пьянки, так что вряд ли мне бы обрадовались в храме науки.
  Взяв мой номер телефона и клятву молчать о ритуале, Денис подвез меня до дома и уехал. Что случилось со вчерашним трупом, мне никто не сказал, но я надеялась, что мне еще повезет встретиться с этими милыми некромантами.

  Мысль о возвращении домой казалась мне ужасной, а воспоминания о неведомых монстрах заставляли передергиваться, словно я была серьезно больна. Но собственно больше мне идти было некуда.
  Из распахнутой двери квартиры на меня пахнуло чем-то странным. Заперев дверь и с трудом скинув боты, я направилась в свою комнату, по пути стаскивая джинсы. При этом меня не покидало чувство, что что-то не так... Джинсы отчего-то слезли с меня весьма охотно, и я с благодарностью запустила ими в неопределенном направлении, не особо заботясь, что они своим видом и местоположением нарушат идеальный порядок, царивший в комнате.
  Стоп. Какой такой порядок?!
  С ужасом осмотрев свою комнату, я выскочила в коридор и направилась в большую комнату - так и есть, тут тоже кто-то потрудился: палас вычищен, покрывала на диване и креслах лежат просто идеально, пыль в серванте вытерта, а книги в шкафу стоят в алфавитном порядке! И самое ужасное - занавески щеголяют идеально-пропорциональными складочками, а этого просто не может быть, потому как занавески, ну то есть правую из них, вешала я, перед этим содрав, когда закрывала форточку.
  И еще этот запах... На кухне кто-то печет пироги!
  С глупой надеждой на то, что вернулись родители, я потихоньку прокралась на кухню. Напевая какую-то омерзительную песенку у плиты крутилась... тетя Полина!!!
  - А, деточка! - заверещала тетка, заметив меня. - А я вот пирожки испекла. Садись кушанькать.
  Я осторожно опустилась на табурет, все еще надеясь, что тетя внезапно растворится в воздухе или на худой конец превратится в какого-нибудь монстра. Но она, к сожалению, не собиралась делать ни того, ни другого. Поставив передо мной полную тарелку щей и плюхнув в них столовую ложку отвратительного на вид майонеза, который жирным пятном плавал на поверхности и растворяться не желал, тетка вернулась к своим пирогам, часть которых, уже изрядно обугленная, остывала на подоконнике.
  - А как Вы в квартиру попали? - поинтересовалась я как можно доброжелательнее. Я что дверь не заперла что ли?
  - Твои родители оставили мне ключи. Они просили присмотреть за тобой.
  Никогда им этого не прощу.
  Немного поковырявшись в щах и утвердившись в мысли, что повар из моей тетки никакой, я уже собралась вылезти из-за стола и потихоньку смыться, решив поболтаться несколько часов по улице и вернуться ближе к вечеру, когда тетя уже уйдет - я искренне надеялась, что ночевать она у нас не будет.
  Но тут я вспомнила про книги. Тетя моя, конечно, рьяный приверженец чистоты и порядка, но все же не до такой степени, чтобы выставлять книги в алфавитном порядке. Да она и не успела бы.
  Книг у нас много: они стоят в шкафах, тумбочках, а те, что не помещаются туда лежат в коробках на балконе и в кладовке, валяются под моей кроватью - завались, одним словом. Мы и сами с папой хотели как-то составить список книг и расставить их так, чтобы потом было легко найти. Но уже после пятидесятой книги нам это вдруг резко опротивело и, не сговариваясь запихнув все книжки в шкаф как попало, к этому вопросу мы больше не возвращались.
  Как же тете Полине удалось одной за столь короткий срок разобраться с такой прорвой книг?
  Вопрос поставил тетушку в тупик. Несколько минут она раздумывала над ответом, в конце концов, заявив, что книги она не трогала и вообще дальше кухни еще не ходила, так как приехала всего час назад и торопилась приготовить мне завтрак в виде щей и ароматных пирожков.
  Вздохнув, я покорно поблагодарила тетушку за заботу о моем благополучии, косясь на нетронутые щи и гору угольков. Которые тетя Полина упорно величала пирожками, да еще и ароматными. Хотя аромат у них действительно имелся... весьма специфический. Интересно, как она сама от своей стряпни еще не загнулась?
  - Что же ты не кушаешь?
  - Я... э-э... очень тороплюсь, в универ мне надо, а еще себя в порядок привести, - пробормотала я, вылезая таки из-за стола.
  - Но сегодня суббота!
  - А мне в библиотеку надо. Реферат задали на 40 листов к понедельнику написать, а у меня еще ни словечка не написано.
  Запричитав о моей безответственности и несерьезном отношении к образованию, тетя заметалась по кухне, складывая в пакет провизию так, словно я решила поселиться в библиотеке не меньше, чем на неделю. И вообще, вряд ли мне разрешат хомячить в библиотеке...
  Когда я, приняв душ и, напялив джинсы и футболку, вернулась на кухню, узрела на табурете увесистый куль, в который, похоже, вместились не только все тетушкины 'пирожки', но и все содержимое холодильника, благо он был почти пустой.
  - Вот, перекусишь, - сообщила мне тетя в ответ на мой удивленный взгляд и впихнула куль мне в руки.
  Обреченно вздохнув, я поблагодарила тетю - все-таки она у меня заботливая, и поспешила удалиться, пока мне не предложили взять с собой и кастрюлю со щами.
  Не горя желанием таскать за собой чемодан с провизией, я наскоро поковырялась в пакете в поисках чего-нибудь действительно съедобного. Из 'съедобного' в пакете оказался только один-единственный свежий огурец и маленький кусочек хлеба, к которому с помощью масла была приклеена отвратительного вида гадость. Что это за гадость выяснять не стала, благополучно отправив ее в путешествие по мусоропроводу. Вслед за ней в мусоропровод отправилось и все остальное содержимое пакета - я, конечно, понимаю, зеленый лук - это витамины и все такое, но хавать его натощак, да еще и без всего... или тетя Полина думала, что я его ее угольками заедать буду?
  Диетический завтрак моему животу совсем не понравился и он злобно заурчал. Я уж было решила вернуться и все-таки съесть щи, но быстро одумалась, вспомнив, как однажды отведала тетушкин борщ. Да к тому же, как я теперь без пакета-то вернусь?
  Я с надеждой пошарила по карманам и нашла целых двадцать рублей. Что делать с таким богатством? Можно купить пирожок с повидлом...
  Вообще, это еще одна моя беда - стипендии мне хватало ровно на два дня, а потом она куда-то исчезала. Впрочем, как и любые финансы оказывающиеся у меня в руках. Бермудский финансовый треугольник какой-то...
  Съев пирожок, я с завистью посмотрела на сидевшую за соседним столиком парочку, аппетитно уплетающую за обе щеки мясо по-французски с овощным гарниром, окинула печальным взглядом дожидающиеся своей очереди пирожные (6 штук!) и кофе со сливками. Чуть слюной не подавилась!
  Господи!!! Ну где же мой принц с пюре, жареной курочкой с ароматной грибной подливкой, фруктовым салатом под йогуртом, стаканом ананасового сока и пирожным? - в отличие от этой девицы, мне вполне хватит одного.
  Хорошо. Согласна на макароны с сосиской под кетчупом, без салата, и чай вместо сока...
  Я подождала немного... потом еще немного... Принц отчего-то задерживался. В конце концов, мне стало казаться, что он вообще не придет... Пришлось тащиться на улицу. Там было холодно, угрожая разразиться очередным снегопадом, на землю смотрело хмурое небо.
  Снег так и не пошел, но его и так было более, чем достаточно. Поболтавшись по заснеженному парку два часа замерзла, как бездомная кошка. В кроссовки набился снег и уже успел растаять, отчего в ботинках было сыро и ноги замерзли до окоченения. Живот непереставая сыпал проклятьями в мой скромный адрес и я себя чувствовала абсолютно потерянной и несчастной.
  Позвонила Оксанке, надеясь погреться у нее, но та не брала трубку. И, в конце концов, я решила пойти в ту самую библиотеку и почитать что-нибудь интересное про волшебников, ведьм, вампиров каких-нибудь. По крайней мере, согреюсь.

  В читальном зале было тепло. Я села поближе к батарее и уже совсем было задремала, но суровая библиотекарша в огромных роговых очках вежливо напомнила мне, что я забыла взять книгу. Пришлось подниматься и плестись к стеллажам.
  Взяв с полки книгу о ведьмах, подошла к библиотекарше, чтобы записать ее в свой формуляр. Тетка неприязненно посмотрела на меня, видимо, несмотря на наличие в библиотеке развлекательной литературы брать ее считалось зазорным. Но мне фиолетово на ее мнение.
  Я покрепче прижала книгу к груди. Как же мне хотелось быть похожей на героиню этого романа, быть такой же классной бесстрашной ведьмой, и как она сражаться с упырями, загрызнями там всякими и нцыгой... Хотя, нет... с нцыгой не хочу. Опыта надо поднабраться, да и пожить еще охота...
  В мечтательном состоянии доплыв до своего стола, обнаружила там какого-то придурка. И этот 'упырь проклятый' обнимался с МОЕЙ батареей!!!
  Застыв в нерешительности возле стола, лихорадочно обдумывала свои дальнейшие действия. Ругаться я вроде как и не умела особо. Может дать ему книжкой по башке и послать к лешему, подальше от моей батареи? Я взглянула на книгу, что держала в руках. Н-да, тонковата, да и жалко ее. Надо было 'Войну и мир' взять, Толстого.
  - Тебе помочь? - парень оторвался от своей книги и посмотрел на меня. Растрепанные темные волосы, левое ухо проколото, брови чуть 'галочкой', совсем чуть-чуть курносый нос и светло-карие глаза, серьезные и насмешливые одновременно. Милашка, аж смотреть противно...
  - Это мой стол, - выдавила я, отчего-то краснея.
  - Сядь с другой стороны, - пожал он плечами и вновь погрузился в чтение.
  Я с тоской посмотрела на стул, что стоял с другой стороны стола. Батареи там не было...
  Живот начал что-то недовольно урчать, и я поспешно зажала его рукой, но парень, похоже, услышал. От стыда и обиды я чуть не разревелась - я тут такая вся голодная стою, а теперь еще и от холода должна страдать по вине этого типа.
  - Что-нибудь еще? - осведомился парень, вновь отрываясь от книги и поднимая на меня глаза.
  - Я у батареи сидеть хочу, - выдавила я, не ожидая от себя такой честности. Впрочем, я уже решила, что пойду искать другой стол... Однако, окинув читальный зал взглядом, поняла, что это бессмысленно - все места отчего-то были заняты. Не наблюдала здесь такой активности по выходным...
  Меж тем парень молча собрал свои вещи и пересел на противоположный стул.
  - Спасибо, - буркнула я, и придвинув свой стул поближе к источнику тепла, открыла книгу. Замечательно...
  Однако, прочитав всего несколько страниц, не выдержала - осторожно выглянула из-за книги и попыталась прочитать название оромного фолианта у парня в руках. Кстати, совсем не понятно, зачем он такую книжищу на весу держит.
  Книга казалась очень старой, с потертыми временем краями и пожелтевшими страницами. Обложка была разделена на две равные части: черную и белую. Наверху тускло-красными буквами было написано: 'ЧЕРНАЯ и БЕЛАЯ МАГИЯ', а ниже буквами поменьше: 'Теория и практика'. На столе лежало еще несколько книг: 'Практическая магия', 'Магическое применение трав', 'Вода: живая и мертвая'.
  К рюкзаку парня был прицеплен круглый ярко-салатовый значок с надписью 'УЧУСЬ НА ВОЛШЕБНИКА'. У меня тоже такой был, только оранжевый.
  Да ведь он, наверно, старше меня, а мама говорит, что я веду себя, как ребенок. Интересно, что бы она про него тогда сказала?
  - А сама-то, разве не мечтаешь ведьмой стать? - вопрос прозвучал так неожиданно, что я даже подпрыгнула на стуле.
  - А ты всерьез веришь, что станешь настоящим магом?
  - Я им уже почти стал.
  - Ну, да, конечно, - усмехнулась я.
  - Хочешь я исполню любое твое желание?
  Ясен перец, хочу. Правда, в тот момент, ничего лучше курицы с пюре мне в голову не приходило.
  - А ты не могла бы озвучить свое желание? В телепатии я еще не разбираюсь...
  - Ну, да, - пробормотала я немного разочарованно, все-таки признаваться вслух, что я есть хочу не очень хотелось. - Пюре с курицей, оладьи с сиропом и чай черный, - скромно попросила я.
  Парень насмешливо хмыкнул, и я уже собралась обидеться, но он вдруг сказал:
  - Легко. Собирайся.
  - Куда?
  - Ты же не думаешь, что обедать здесь, хорошая идея? Библиотекарша и так на нас зверем смотрит. Поищем более подходящее место.
  - Книжку придется сдать...
  - Придется, - согласился парень и первым встал из-за стола.
  Подождав, пока я сдам книгу и оденусь, он нагло схватил меня за руку и потащил к выходу. Интересно мне, куда он свои-то книги дел? И я, кстати, таких книг в нашей библиотеке не замечала...
  Минут через 10 мы сидели в уютной кафешке. С замиранием сердца я следила за руками парня, боясь пропустить тот момент, когда он начнет колдовать. Вот парень взмахнул рукой и... подозвал официантку, продиктовал ей мой заказ, добавив антрекот и кофе, видимо, для себя.
  Я была так поражена гнусным обманом 'мага', что первое время даже не могла говорить. Когда же дар речи ко мне вернулся, я завопила так, что малохольный официантик уронил поднос с грязной посудой, которая тут же с радостным звоном разлетелась на черепки. А я что? Я ничего - я же не виновата, что у них такие официанты нервные набраны.
  - Это нечестно!!! - возопила я, уставившись на поставленные передо мной тарелки.
  - А в чем дело? - невинно поинтересовался парень.
  - Это не волшебство! - вполне справедливо возмутилась я.
  - Я обещал исполнить твое желание, - невозмутимо произнес 'колдун'. - Разве ты не этого хотела? - парень кивнул на стоящую передо мной еду.
  - Да, но...
  - Твое желание исполнено, - заключил парень. - Ведь исполнено?
  - Ну, исполнено, исполнено, пробурчала я, запихивая в рот кусочек курицы. - Но я не этого ожидала.
  - Сама виновата, надо думать, что загадываешь, - меланхолично заметил мой сотрапезник. - А теперь поговорим об оплате...
  - Об оплате?! - я едва не подавилась все той же курицей.
  - Ну, ты же не думала, что я буду исполнять твое желание просто так, за красивые глаза?
  Вообще-то, именно так я и думала!
  - Денег у меня нет, - быстро ответила я.
  - Это я и так понял, - насмешливо произнес парень. - Но деньги мне не нужны. Предлагаю расплатиться натурой.
  - Какой еще натурой? - ужаснулась я. За кого он вообще меня принимает?
  Парень внимательно посмотрел на меня, как мне показалось, задержав взгляд на моих губах, после чего расплылся в довольной улыбке.
  - Ну... скажем... научишь меня кататься на коньках, - сказал он и рассмеялся надо мной, потому как я уже успела вообразить совсем другое и должно быть покраснела. - И еще мне необходимы цветы.
  - С чего ты взял, что я на коньках умею кататься? - спросила я. Он долго смотрел мне в глаза, после чего как будто погрустнел, словно я невольно обманула его ожидания.
  - Догадался, - ответил он меланхолично.
  - Ну, ладно. А причем тут цветы-то? Мне что на каждое занятие по букету тебе приносить? Так у меня денег нет.
  - Незабудки. Мне нужны незабудки.
  - У меня нету, - удивленно ответила я. Что это все кругом незабудками посреди зимы заинтересовались?
  - Нету?! - парень вскочил со стула и схватил меня за руку.
  Я молча покачала головой, даже не пытаясь освободить конечность.
  - У меня были, - созналась я. - Но я отдала.
  - Кому?
  - Ну... - замялась я, вспомнив, что обещала Денису молчать о ритуале и вообще. - В принципе, не знаю. Они просто пришли и попросили незабудки. Я и отдала.
  - И всё?
  - И всё, - согласилась я, скрестив пальцы за столом.
  - И когда это было? - парень напряженно вглядывался в мое лицо, словно стараясь прочесть мои мысли. Хотя он же сказал, что телепатией не владеет.
  - Вчера вечером, - поддалась я на гипноз.
  - Кто приходил?
  - Парень и девушка...
  - Стася? - помедлив немного, спросил он.
  - Да, - Боже, я предатель. Зато парень сразу расслабился и отпустил мою руку.
  - Парень кто?
  - Сергей, - не язык, а помело какое-то.
  Мой собеседник нахмурился.
  - Пойдем к тебе.
  - За фига? - испугалась я.
  - Может ауру этого Сергея засеку. Пойдем.
  - Да он хороший, не переживай.
  - Дурочка, - сказал он, и выдернул меня из-за стола, как раз в тот момент, когда я пыталась запихнуть в рот целую оладью облитую сиропом - знала, что не даст доесть спокойно. И ведь угадала - подавилась и перепачкалась из-за этого колдунишки фальшивого.
  Расплатившись с подскочившим к нам официантом, он потащил меня к дверям. Не останавливаясь ни на секунду - даже в туалет меня не пустил умыться, он дотащил меня до остановки.
  - Какой автобус? - спросил, не обращая внимания на мой недовольный вид.
  - Желтый, - огрызнулась я.
  Куда я влезла? Сначала та странная кучка некромантов и эти гоблины. А теперь меня тащит ко мне же домой незнакомый чокнутый 'маг' - маньяк какой-то скорее. А дома, наверно, еще тетя Полина хозяйничает.
  Блин, я ведь даже не знаю как зовут этого типа. Украдкой посмотрела на него - а ничего такой... симпатичный очень.
  - Как тебя зовут-то хоть? - поинтересовалась я, пытаясь стереть с щек сироп грязным носовым платком.
  Парень задумался. Наверное, с памятью у него совсем плохо, раз он имя свое вспомнить не может. Хотя бы понятно зачем ему незабудки - склероз лечить.
  Через несколько минут приехал мой автобус. Кстати, действительно, желтый.

  - Егор, - вдруг сказал 'маг', уже стоя на пороге моей квартиры.
  - Чего? - испугалась я, совершенно забыв, что около получаса назад интересовалась именем мальчика.
  - Меня зовут Егор, - терпеливо повторил парень тоном, которым обычно разговаривают с душевнобольными.
  - А-а, очень приятно.
  - Ты не скажешь мне своего имени?
  - Ты же маг - угадай.
  - Лека, - не раздумывая, сказал он.
  - Как ты узнал?! - возмутилась я.
  - Я же маг - угадал, - очень похоже передразнил меня Егор.
  Ага, маг - небось на формуляре в библиотеке прочитал. Хотя нет, на формуляре-то мое паспортное имя указано.
  - Ты меня в квартиру-то пустишь? - Егор уставился на меня своими красивыми глазками.
  - Зачем? Они вот тут стояли - читай ауру сколько влезет.
  - И все же...
  В этот самый момент дверь распахнулась и на пороге нарисовалась тетя Полина. На ней был старый мамин халат, застиранный до состояния половой тряпки - мама его все выкидывала и выкидывала, а выкинуть никак не могла (папа говорил, что это тот самый предмет на случай ядерной войны - а вдруг пригодится?), широкий фартук в мелкий цветочек и белый платок, завязанный на лбу, из-под которого выбилась прядь темно-рыжих волос. Ну чисто - ведьма!
  Окинув меня беспокойным взглядом, тетя полностью переключилась на Егора. Закончив с осмотром незнакомца, тетя вновь вернулась ко мне. В ее взгляде отчетливо читалось требование разъяснений. Ну что ж...
  - Тетя Полина, - торжественно представила я родственницу. - Егор. Мой... э-э... друг. Мы с ним в библиотеке встретились. Решили, вот, вместе позаниматься.
  Тетя подозрительно уставилась на моего 'друга', с которым я вдруг решила позаниматься, хотя раньше очень не часто была замечена за этим занятием, тем более по выходным. Еще, наверное, она хотела узнать, где мешок из-под провизии и почему я пришла из библиотеки без книг или каких-нибудь записей, и как же, в таком случае, мой доклад?
  - Ну заходите, я как раз макарончиков сварила.
  - Не, спасибо, - поспешно отказалась я. - Мы уже пообедали. Хотя... Егор, кажется, говорил, что все еще голоден, - о, да, я буду мстить - и мстя моя ужасна.
  Тетя Полина без лишних слов схватила ничего не подозревающего Егора за руку и потащила на кухню. Если он погибнет, так и быть буду считать его коммунистом...
  Но он вырвался. Правда, только минут через 40. Злой, как черт, и с жуткой икотой.
  - Твоей тете только пытальных дел мастером работать, - пробормотал он, без разрешения заваливаясь на мою кровать пузом кверху. И лапки сложил. - А тебе быть ее главным помощником.
  - Зря ты так, - возразила я, не чувствуя за собой никакой вины, и усаживаясь рядом с парнем. - Она очень милая женщина. А я - вообще прелесть.
  - Да уж... сразу видно, что родственницы.
  - Покажи какое-нибудь волшебство или я скажу тете, что ты хочешь добавки, - нагло заявила я.
  - Совсем совесть потеряла? - испугался Егор, скатываясь с кровати на пол. Он закрыл дверь в мою комнату и попытался подпереть ее стулом. - Какое еще волшебство?
  - Любое. У тебя 5 секунд на размышление. Раз, два, три...
  - Стоп, стоп. Я согласен.
  Парень развел руки в стороны, что-то там пошептал, и резко дернул левой рукой, одновременно начертав что-то в воздухе правой.
  В тоже мгновение на моей кровати оказалось что-то среднее между бурундуком и морской свинкой.
  Я хотела завизжать от восторга, но у меня сбилось дыхание, поэтому я просто замахала руками, как полоумная птица, разучившаяся летать, и запрыгала.
  А потом я резко успокоилась, решив, что по сравнению с появлением гоблинов и того же полудремника, недоделанная морская свинка не такое уж и чудо. Похоже, маг-то из Егора не ахти...
  - И кто это?
  - Лесх, - гордо ответил парень.
  Я взяла зверька на руки. Шкурка мягкая, пушистая, когти длинные и острые, зубы, наверное, тоже. Интересно, эта пушистая монстра людей не ест?
  - Надеюсь, он не опасен?
  - Очень опасен, - заверил меня чародей. - Жутко ядовитый. Чтобы убить человека хватит одного укуса.
  - А-а, - понятливо протянула я, пихая зверя в руки Егору.
  - Можешь себе оставить, - великодушно отказался он.
  - Мне родители животных держать не разрешают, - настаивала я.
  - А они не заметят. Я им глаза отведу, а еще лучше - лесха заколдую, - Егор снова залез на кровать и попытался всунуть лесха мне в руки, которые я благоразумно спрятала за спину. Он запутался коленями в сбившемся покрывале и грохнулся на бедную меня, придавив к кровати своей мускулистой тушкой.
  Со скрежетом отодвигаемого стула, отворилась дверь и на пороге возникла тетя Полина, уже переодевшаяся. Домой, похоже, собралась. Давно пора - за окном уже темно.
  - Деточки, я вам не помешала? - спросила она, внимательно рассматривая нас с Егором.
  - Нет, - едва проблеяла я, потому что мне было тяжело дышать. Представляю, во что выльется наша безобидная поза в тетином рассказе моим родителям.
  - Быть может мне стоит задержаться? - вопрошала тетя, пытаясь запомнить малейшие детали.
  - Да нет, не стоит. Егор тоже уже почти уходит. Осталось только один вопросик решить.
  - Ага. А вопрос: что делать с этим 'зверем'? - хохотнула тетя и отчего-то густо покраснела.
  - Вы его видите?! - ужаснулся Егор.
  - Кого? - растерялась тетя и покраснела еще сильнее, хотя я думала, что такое уже не возможно.
  - Ну... этого зверя.
   Тетя Полина внимательно осмотрела парня, почему-то задержавшись взглядом в том месте, куда приличные девушки стараются не смотреть.
  - Ну, пока нет, - заключила она. - Я, пожалуй, пойду уже.
   Она вышла из комнаты, но тут же вернулась.
  - Мой вам совет, молодой человек, не нервничайте, иначе у вас ничего не получится. И... надеюсь, вы умеете пользоваться презервативами? - не дожидаясь ответа, тетя поспешно вышла из комнаты, а через минуту хлопнула входная дверь - тетя ушла.
  - Причем тут презервативы? - удивилась я. - Она что думает, что этот бурундосвин его не прогрызет?
   Егор пожал плечами, и мы вернулись к спору о местожительстве зверя.

   Этот загрызень недобитый оказался хитрее, потому что каким-то образом сумел убедить меня в совершеннейшей необходимости свинобурундука в хозяйстве. В общем, через полчаса я искренне удивлялась, как это столько лет прожила без лесха и ни разу не умерла?
  - Ауру-то читать будешь? - вспомнила я, наконец, чего Егор вообще приперся ко мне.
  - Уже, - лениво ответил он, но уходить не торопился.
  - Может чаю тогда? - решила я побыть радушной хозяйкой.
  - Если его не твоя тетя заваривала, - усмехнулся Егор. Он замер на пороге кухни и уставился куда-то мимо меня. Я с опаской проследила за его взглядом, но ничего интересного там не обнаружила - только фантик от шоколадной конфеты.
  - Интересно, - пробормотал парень, переводя задумчивый взгляд на меня.
   Я только пожала плечами.
   Потом мы долго пили чай. Время стремительно двигалось к ночи, и я некстати вспомнила о поселившихся в квартире пожирателей шоколада. Оставаться одной не хотелось... А Егор ведь такой большой, красивый... и наверно, вкусный. И если что, первым съедят его...
  - Поздно уже, - задумчиво пробормотала я. - На улице темно, - я тяжко вздохнула. Егор приподнял левую бровь, но промолчал зараза - не может сам что ли напроситься ночевать? Придется мне предлагать... - Может останешься ночевать?
   Егор странно посмотрел на меня - наверняка, что-нибудь не то вообразил себе. И точно:
  - С удовольствием. У тебя такая мягкая, удобная кроватка, - радостно поделился он своими наблюдениями.
  - А диванчик в большой комнате еще удобнее, - соблазнительно сообщила я. - Пойдем, опробуем?
  - Пойдем, - согласился Егор удивленно.
  Мы пришли в большую комнату, я усадила парня на диванчик и спрашиваю: 'Удобно?', он согласно кивнул и уставился на меня, словно ожидая чего-то. Кинула ему одеяло с подушкой. Но он , кажется, он ждал чего-то другого.
  - Понимаешь, мне одной в квартире страшно, - сказала я, испугавшись, что он передумает оставаться.
  - А с незнакомым парнем тебе одной в квартире не страшно значит? - усмехнулся он.
  - Нет, конечно. Я ж не одна теперь - нас двое, - радостно сообщила я. - Если что ты за меня заступишься...
   Тяжело вздохнув, Егор все-таки согласился остаться и завалился на диван спать.
  Натянув пижаму с мишками, я уже собралась залезть под одеяло, но тут обнаружила лесха, свернувшегося на краю кровати комочком. Наверное, его покормить надо...
   Превозмогая лень, поплелась в кладовку, отыскала там самую красивую морковку и, хорошенько вымыв ее, вернулась в комнату. Лесха на кровати уже не было. Пометавшись по комнате, обнаружила его на письменном столе. Зверек с упоением догрызал деревянную линейку. Надеюсь, деревянные предметы не являются основой рациона у лесхов - как-то не очень хочется проснуться на полу.
   Метнулась в комнату, поинтересоваться у Егора, но тот уже спал. В темноте при тусклом свете уличного фонаря его лицо казалось совсем другим, да и волосы выглядели светлее - подивившись игре света и тени, отправилась в свою комнату, не став его будить.
   Впрочем, и от морковки зверь не отказался, но я все равно назвала его Ксилофагом.

  Проснулась от того, что в доме умопомрачительно пахло едой. Это обстоятельство почему-то ужасно напугало меня, заставив подскочить с постели. Вооружившись хоккейной клюшкой (да-да, я еще и в хоккей люблю поиграть с бывшими одноклассниками и их компанией) я направилась на кухню. На столе уже поджидал завтрак! Не особо богатый - всего-то овсяная каша с клубничным вареньем, от которой поднимался аппетитный горячий парок и чашка чая с лимоном. И на том спасибо!
  Опасаясь какого-нибудь подвоха, я осторожно присела на краешек табурета рядом со столом. Еда не исчезла и даже не превратилась во что-нибудь гадкое. Ну что ж, надеюсь это не отрава.
  Зачерпнув ложкой кашу, отправила ее в рот... Изумительно вкусно!
  За пару минут расправившись с кашей, придвинула поближе к себе чашку с чаем. Жаль, ничего вкусного к нему нет... Пригубить чаек я не успела. Какие-то подозрительные звуки в прихожей отвлекли меня. Я замерла, боясь лишний раз вздохнуть и отчетливо услышала шлепанье по линолеуму.
  Понимая, что нужно что-то делать - ну, хотя бы схватить брошенную мной клюшку, но не в силах пошевелиться, я с испугом и интересом одновременно уставилась на проход между кухней и прихожей, ожидая увидеть жуткого монстра. И через несколько секунд из-за поворота действительно выскочил зубастый зверь с длинными острыми когтями...
  - Фу, - облегченно вздохнула я. - Кси, ты меня с ума сведешь...
  Зверек презрительно фыркнул и самостоятельно забрался на свободную табуретку. Принюхавшись, он недовольно пискнул и уставился на меня наглыми карими глазками, в которых отчетливо читался упрек, умирающего от голода животного.
  Я уже собралась идти в кладовку за овощами, но тут во входную дверь кто-то заскребся - на испуг у меня уже не было сил, поэтому я просто с интересом уставилась на нее, ожидая появления кого угодно от родителей до зеленых человечков. Но из распахнутой, кажется ногой, двери появился Егор. Обе руки у него были заняты объемными пакетами. Мое любопытство разгорелось с новой силой - чего он там принес?
   Кинув на меня хмурый недовольный взгляд, Егор бухнул на табуретки свои пакеты и начал выкладывать на стол продукты, заставив меня раскрыть рот от удивления.
   - У вас в доме шаром покати, - сказал Егор обвинительно, на что я лишь пожала плечами и отправилась греть чайник. Еще чуть-чуть и я влюблюсь в этого парня - он принес пирожные!
  Когда я объелась, как колобок и уже с трудом могла шевелиться, мечтая лишь о том чтобы тихо-мирно полежать и посмотреть какой-нибудь фильм, Егор заявил, что пора отрабатывать долги. Не сразу врубилась о чем он.
   - У тебя свои коньки? - спросил Егор шаря по моей комнате, как у себя дома. Я, конечно, слышала, что наглость - второе счастье, но офигевать-то не надо!



  ***
  Сегодня понедельник, значит, придется тащиться в универ. Очень хотелось стать прогульщицей, особенно после, вчерашнего, бурно проведенного в компании Егора, дня, в конце которого я с трудом стояла на ногах. Но совесть не позволяла - после каждого прогулянного занятия набрасывалась на меня с неистребимым рвением и начинала буравить мозг. Самое интересное, что при других неблагоприятных обстоятельствах - ну, там, неуд схвачу, зачет не сдам или еще что, совесть спокойно спит и даже не трепыхается.
  Завтрак мне сегодня никто не сделал, пришлось просто пить чай с печеньками, принесенными вчера Егором - ночевать вторую ночь у меня он отказался. Очень жаль - каша у него обалденная получается.
  Закончив чаепитие, поплелась в свою комнату. Там закинула в рюкзак пару учебников и тетради и стала одеваться. Вся моя одежда оказалась выстиранной, отутюженной и чуть ли ненакрахмаленной, и от этого казалась чужой и неуютной. Нет, чистая одежда это, конечно, хорошо, но меня немного беспокоила невидимость 'домработников'. При этом я совсем не была уверена, что действительно хочу их видеть, а потому потихоньку разрывалась между благодарностью и страхом.
   - Кси, фу, - лесх залез ко мне в сумку и вылезать категорически отказывался. - Вылазь. Не могу же я тебя с собой тащить. Ну, будь хорошим монстриком.
   'Хороший монстрик' не слушался - пришлось выворачивать рюкзак. Лесх плюхнулся на кровать и, недовольно пискнув, обиженно отвернулся от меня, но как только я запихнула в рюкзак вывалившиеся тетради, вновь полез в сумку.
  Так повторялось раз пять, пока я не поняла, что опаздываю и не плюнула на упрямого зверька. Поместила Кси в старую пуховую шапку - все-таки зима на улице - и только потом запихнула его в рюкзак. На всякий случай, взяла пару морковок, а то как бы с голоду Кси не начал грызть мои тетради. Лесх одобрительно хрюкнул и, свернувшись пушистым комочком, уснул.
  В коридоре перед аудиторией царил хаос.
  Непривычное оживление, как ни странно, создавал Анатолий Вячеславович - сердитый дядечка, обычно появляющийся в светло-сером мятом костюме. Лекции он читал быстро - именно поэтому я не успевала записывать примерно четверть того, что он диктовал, а половину из того, что я успевала записать, я потом не могла перевести на нормальный русский язык. И так у многих. В связи с этим возникали некоторые проблемы со сдачей экзамена, который лично я имела честь сдавать 3 раза, а моя подруга Оксана вообще 5.
  На третьем курсе, то есть в начале этого года, узрев в расписании фамилию сего замечательного преподавателя, мы с Оксанкой разработали систему конспектирования, согласно которой записывали лекцию через предложение - первое пишу я, второе - Оксана, потом снова я и т. д. Потом мы друг у друга списываем и все как будто в порядке...
  У дверей аудитории, в которой скрывался Анатолий Вячеславович, торчало человек сорок взволнованных и даже нервных. У окна в конце коридора наблюдалась отдельная группа людей. Эти казались совершенно убитыми. Ирка, светло-рыжая девчонка с крупными веснушками и большими голубыми глазами громко рыдала, изредка прерываясь на неясное бормотание. Ну, это понятно - Ирка известная плакса, но почему льют слезы Катька с Таней? И Витька бросает на аудиторию такие мрачные взгляды...
  Теряясь в догадках и чувствуя себя идиоткой (как же, весь поток собрался - я одна не в курсе), попробовала прояснить ситуацию. По счастливой случайности мне под руку попалась Вика Соловьева, которая популярно объяснила мне, дремучей, что всеми любимый Анатолий Вячеславович пришел сегодня в совершенно изжеванных брюках и рубашке в полосочку, которых на нем раньше никто не замечал, и в настроении средней паршивости, что само по себе странно, потому как настроение у нашего Любимого обычно конкретно паршивое, и объявил, что поставит сегодня досрочно зачеты тем, у кого в тетради имеются все лекции. У кого же вышеозначенных лекций нет, будет сдавать зачет после Нового года. А это, между прочим, 143 вопроса отборнейшей чуши, а с учетом того, что сдающих будет не так много как обычно, гонять их Любимый будет... м-м..
  Но у меня-то с этим все в порядке. Я встала в конец очереди и стала копаться в рюкзаке в поисках тетрадки.
  Дверь кабинета неловко скрипнула, выпуская смущенную, но явно довольную Юльку Орехову. К девушке тут же подскочил белобрысый парень и с немой мольбой в глазах уставился на мятую тетрадь у нее в руках.
  Переписывать Юлину тетрадь он, конечно, и не думал - все равно не успел бы. Парень просто собирался заменить обложку тетради и выдать ее за свою - многие преподы допускали к экзаменам только при наличии лекций, так что это была обычная практика.
  Намек Юля поняла, но лишь грустно улыбнулась в ответ. На непонимающие взгляды однокурсников, девушка молча открыла тетрадку, продемонстрировав умолкшим ребятам широкие полоски, оставленные преподом красным маркером почти на каждом листе. По раскисшим лицам некоторых студентов можно было догадаться, что число 'смертников' увеличилось - к тем, что стояли у окна присоединились еще пятеро.
  Я вернулась к поиску тетради. Ее почему-то не было. Но я же точно помню, что положила ее в рюкзак! Побледнев, от нехорошего предчувствия, я дрожащими руками перевернула рюкзак и вытряхнула все его содержимое прямо на пол. Так, пара учебников, тетрадь по английскому, еще тетрадь, огрызки карандашей, сломанная ручка, вполне целый ластик, гелевая паста непонятного цвета - и, похоже, засохшая, каучуковый мячик, ключи от квартиры, записная книжка, с одной единственной записью моего же домашнего телефона, лягушка-талисман и... Кси! О, нет, неужели я вытряхнула тетрадь по этому долбанному предмету, когда пыталась избавиться от лесха, а потом так и не сунула ее обратно?!
   - Ведунова, ты чё с ума сошла - таскать с собой хомяка? - вопросила невесть откуда взявшаяся Оксанка.
   - Это не хомяк, - огрызнулась я сквозь подступающие слезы. - Это свинья!
   Кси оскорблено фыркнул и залез обратно в шапку, из которой я его выпихнула преисполненная праведным гневом. Но наказать зверька не получилось - получилось только показать Ксилофагу язык и заплакать.
   - Не реви, - скомандовала Оксанка, запихивая мои вещи обратно в рюкзак и выслушивая объяснения по поводу жестокого обращения с животными. - Может еще домой успеешь сгонять?
  Я выразительно посмотрела на подругу. Оксане прекрасно известно, что я живу у черта на куличках и даже на такси, на которое у меня, кстати, нет денег, мне не успеть.
  Девушка окинула взглядом заметно подтаявшую толпу и недовольно прицокнула языком. Она о чем-то задумалась, а я, понимая бесполезность ее усилий, вновь разревелась.
   - Лека? - услышала я знакомый голос. Ну, конечно, как же без него? Подсунул мне эту скотину, а теперь пришел посмотреть на результаты ее бурной деятельности.
  Я попыталась встать с пола и вытереть слезы, вспомнив, что приличные девушки так себя не ведут, но у меня не получилось ни то, ни другое.
  Я уже собралась зареветь с новой силой, но Егор схватил меня за руку чуть выше локтя и одним рывком поставил на ноги. Я слегка пошатнулась, но все же устояла, уцепившись за парня. Он удивленно посмотрел в мое зареванное и, наверняка, красное лицо.
   - Вот уж не ожидал от тебя такого... Не стыдно тебе реветь?
   Реветь мне было как раз очень стыдно и очень досадно от того, что не смогла сдержать слезы. Я осторожно взглянула на одногруппников - действительно, все как один пялятся сюда. Ну да, Лека Ведунова ревет - необычное зрелище. Чего это меня в самом деле так развезло?
   - Рассказывай, что тут у вас случилось, - велел парень, принимая из рук многозначительно косящейся Оксанки мою сумку и шапку с лесхом, которого девушка не решилась запихнуть в рюкзак.
   Я, глотая слезы, которые готовы были вновь вырваться на свободу, второй раз за последние 10 минут поведала скорбную историю...
   - Это ты во всем виноват! - закончила я, вдруг решив, что бедная зверушка, т. е. Кси, ни в чем не виновата, а виноват этот нехороший тип, который эту самую зверушку мне всучил.
   Парень уставился на меня потрясающе невинными глазами - у меня даже дыхание перехватило от восхищения. Надо будет потом поучиться у него - буду родителям демонстрировать после очередной пакости.
   - Пойдем, - Егор потянул меня в сторону лестницы.
   Я бросила тоскливый взгляд на однокурсников - осталось человек 10, и покорно поплелась следом за парнем. Он вывел меня на университетскую стоянку и быстрым шагом потащил к черно-зеленому мотоциклу.
   - Только держись крепко-крепко, - сказал мне парень.
   - Мы все равно не успеем, - пробормотала я, забираясь на мотоцикл позади парня и чувствуя себя чуть ли ни самоубийцей - на мотоцикле зимой. Но Егору я почему-то верила - верила, что со мной ничего не случится страшного. И с удовольствием обхватила парня руками, крепко прижавшись к нему, как просил.
   - Ведьмочка, у тебя такая короткая память - разве ты забыла, что я маг.
   - Недоделанный... - буркнула я недовольно, но он, наверно, не услышал, потому что в этот самый момент взревел мотор, а в следующую секунду мотоцикл резко сорвался с места.
   Мне показалось, я попала в снежный вихрь - быстрый, неудержимый. Снег и ветер смешались в едином сумасшедшем танце, подхватив нас вместе с мотоциклом невидимыми руками. Я даже испугаться не успела, задохнувшись от переполнившего мою душу восторга... А в следующее мгновение все уже закончилось - мы стояли возле моего подъезда.
   - Ну и чего ты сидишь? - повернулся ко мне Егор. Его волосы растрепались и были покрыты снежинками. - Думаешь, Анатолий Вячеславович будет терпеливо дожидаться твоего появления?
  Я немного пришла в себя от потрясения и ломанулась в подъезд.
  Тетрадь валялась у кровати, и я изумилась, как сразу ее не заметила. Схватив тетрадку, я выскочила в подъезд, а потом и на улицу. Совершенно безумными от счастья глазами я уставилась на своего спасителя. Егор побледнел и тяжело сглотнул, по его лицу было отчетливо видно, что он уже не в первый раз пожалел, что связался со мной. Не обращая внимания, на его внешний вид, я забралась на транспортное средство и в порыве благодарности крепко обняла парня. Он как-то сдавленно охнул и поскорее завел мотор... Надо будет потом все-таки стрясти с него объяснения всех этих магических штучек...
  Возле аудитории уже никого не было, коридор был пуст и угнетал своей неестественной тишиной. Сердце упало вниз и теперь отчаянно бухало где-то в животе. Неужели я опоздала?
   Я вновь собралась всплакнуть, но тут услышала знакомые голоса: немного скрипучий Анатолия Вячеславовича и плаксивый Аньки Зудовой. Я приблизилась к двери вплотную и прислушалась...
   - Ну, поставьте мне зачет, - ныла Анька. - Вы же знаете, что у меня есть лекции, просто я тетрадь забыла.
   - Извини, правила для всех одинаковы, - спокойно заявил преподаватель.
   - Для всех?! Да я ведь знаю больше всех остальных вместе взятых! - завелась девушка. - Подумайте, Сёлову и Пантюкееву поставили зачет, а мне...
   - Анна, - раздраженно перебил девушку Любимый. - Если Вы все знаете, значит, Вам не о чем волноваться. Придете после Нового года и сдадите.
   - Я не хочу после Нового года! - взвизгнула Аня.
  Я размышляла - зайти мне сейчас или дождаться, когда Зудова уйдет. Судя по голосу, Любимый с каждой минутой пребывания наедине с Анькой, сердится все больше и больше. Еще немного и он разозлится окончательно, и тогда, плакал, мой халявный зачет.
   Поглубже вздохнув, я осторожно приоткрыла дверь и несмело заглянула внутрь. Спор тут же смолк и на меня уставились две пары глаз.
   Анькин взгляд не предвещал ничего хорошего - казалось, у нее сейчас пар из ушей пойдет от возмущения, что я, червь болотный, позволила себе вмешаться в разговор. Под таким взглядом захотелось стать маленькой и уползти куда-нибудь подальше. А еще мне вспомнилась Вика Журова, которая однажды обозвала Аньку стервозной ведьмой, и с тех пор Вику никто больше не видел. Смешно, но больше половины группы было уверено, что в исчезновении Вики виновата Зудова. Хотя сейчас мне это не казалось таким уж смешым.
   В глазах же преподавателя мелькнуло что-то вроде надежды, и я, слегка ободренная этим, смело шагнула к учительскому столу, без лишних слов шмякнув перед Анатолием Вячеславовичем свою тетрадь. Только после этого вспомнив, что забыла поздороваться, взволнованно выдавила из себя 'здрасте'.
   - Здрасте, - подхватил Любимый, с энтузиазмом раскрывая мою тетрадку. Он впился глазами в первый лист и долго читал написанное, затем перевернул страницу и принялся читать дальше, причем делал это так медленно, словно мог читать только по слогам.
   Минут 5 Анька молчала, но потом, испугавшись, что Анатолий Вячеславович будет читать всю мою тетрадь, протяжно вздохнула и плаксиво простонала:
   - Анатолий Вячеславович...
   Тот молчал.
   - Анатолий Вячеславович...
   - Аня, - препод устало оторвался от тетради. - Иди на занятия. Я своего решения не меняю.
   Зудова всхлипнула и мне стало жаль ее, особенно после того, как весьма ярко представила себя на ее месте. Но тут я поймала полный ненависти взгляд, обращенный к моей скромной персоне. В груди что-то неприятно ёкнуло и я поспешно отвернулась. Надеюсь, она все-таки не ведьма, иначе она как минимум сглаз на меня навела или порчу.
  Как только Зудова ушла, Любимый открыл мою зачетку, расписался и вернул мне.
   - Спасибо, - выдавила я, едва сдерживаясь, чтобы не взвизгнуть. - До свидания.
  Препод только махнул - мол, иди уже отсюда.
  За дверью меня ждал недовольный Егор. Почему-то когда хмурится, он выглядит особенно милым.
   - Я думала - ты ушел! - воскликнула я, непонятно отчего расплываясь в широкой улыбке.
   - Вещички свои забери, - проворчал парень, но мне почему-то казалось, что он совсем не сердится.
   Он протянул мне мой рюкзак и шапку с лесхом. Я их с готовностью приняла, и вопросительно взглянула на парня. Тот некоторое время пялился на меня не мигая, после чего тяжело вздохнул:
   - Ты сейчас домой или у тебя еще занятия будут?
   Почти с невыносимым отвращением я вспомнила, что занятия сегодня до самого вечера и раньше восьми я домой не попаду, о чем тут же сообщила Егору. Тот неопределенно пожал плечами, и было не понять, расстроился он или нет.
   - А как ты сюда попал? - спросила я.
   - Как и все, вошел через дверь, - усмехнулся он и посмотрел на меня, как на малолетнюю дурочку.
   - Я не это имела в виду, - раздраженно бросила я, пытаясь рассмотреть который час показывают настенные часы в конце коридора. До начала следующей пары осталось совсем мало времени. - Как ты вообще здесь оказался?
   - Если я скажу, что здесь учусь, ты мне поверишь?
   Я задумалась. А потом решила, что вряд ли, потому что за два с половиной года, что я нахожусь в стенах данного учебного заведения, я бы заметила такого красавчика... Ну, по крайней мере, Оксанка точно заметила бы...
   - Нет, не поверю, - ответила я. Он никак не отреагировал на мое заявление, попусту пропустив его мимо ушей.
   - Может сходим в среду в кино? - Егор заглянул мне в глаза и сердце отчего-то сбилось с ритма бешено заколотившись о грудную клетку... но тут же провалилось куда-то вниз, когда я осознала, что в среду никуда с Егором пойти не смогу, потому что вчера уже поздно вечером звонил Денис и просил прийти домой к Стасе на их встречу, и как раз в среду. Сейчас бы я от встречи, пожалуй, отказалась, но вчера клятвенно пообещала прийти.
   - Похоже, у тебя другие планы...
   - Понимаешь, я обещала, - сказала я, испытывая сильное желание оправдаться.
   - Да, ладно, забудь, - отмахнулся парень.
   Забудешь тут, как же...



  ***
   На самом деле встреча была дома у Лешки, куда меня очень вежливо послали Стаськины родители. Пришла я последняя, с трудом втиснулась между Денисом и вторым парнем, имя которого я уже забыла, и обратилась в слух и зрение, то есть попыталась как можно больше рассмотреть, стараясь ничего не прослушать.
   О чем говорят понимала плохо. Зато обнаружила трупешник той девчонки, который на выходных эти сумасшедшие сперли из больницы и который по-совместительству являлся главным действующим лицом памятного для меня ритуала. Сейчас этот труп выглядел весьма живенько и даже разговаривал, удобненько устроившись на коленях у Сереги.
   Говорили о каких-то сатарах. Якобы те начали конкретное преследование Стаськи, из-за чего никто понять не мог... Потом долго допрашивали труп девицы, который как оказалось вовсе и не труп уже... А очень жаль. Потом они долго трепались про какой-то супер крутой волшебный камень, который кто-то где-то спер, после чего Лешка притащил кучу карт и все, кроме ничего толком не понимающей Стаськи и меня, углубились в их изучение. Я почувствовала в девушке родственную душу, но она казалась сегодня слишком злой и стервозной, хотя в прошлую нашу встречу показалась мне весьма милой, и подходить к ней я не решилась, погрузившись в собственные мысли.
  Вчера вернулись родители и были приятно удивлены, обнаружив в квартире идеальный порядок, и не очень приятно, увидев Кси. И ко всему прочему обозвали его мутантом. Что б они понимали в мутантах-то?
  Я, конечно, пыталась убедить их, что сама буду ухаживать за 'морской свинкой', предки покивали, но, по-моему, остались при своем мнении. Правда, обнаружив в духовке какое-то замысловатое мясное рагу, вновь повеселели и поинтересовались, кто это научился готовить - я или тетя Полина? О том, кто готовил рагу, я не имела ни малейшего представления, но то, что это не я и не тетя Полина, это точно.
   После ужина мама поспешила обрадовать меня, сообщив, что все праздники мы проведем в деревне Болотово. Тоже мне новость. Каждый год одно и то же: лес, речка и деревенька с населением в 150 человек.
   А еще я вспомнила, что вчера не видела Егора, и сегодня тоже. И позвонить я ему не могу, потому что, как оказалось, у меня попросту нет его номера телефона! И он не позвонит тоже, потому как моего номера тоже не знает, да и обиделся, наверное... Я вот на себя очень обиделась - на фига надо было тащиться на эту встречу? Никаких трупов здесь больше не было, о чем говорят не понятно, Стаська какая-то бешеная - вон уже с Лешкой ругается, хотя он, как я поняла ее парень...
   От своих размышлений я отвлеклась только при звуках моего имени. Похоже, меня собирались куда-то брать - зачем не знаю, кажется, из солидарности. Ехать хотелось и не хотелось одновременно. Хотелось приключений... но в компании Егора... Да и все равно родители меня не отпустят, потому как деревня...
   Впрочем, мое сообщение о том, что я не смогу поехать никого не огорчило, а я чтобы скрыть разочарование, хлебнула чая из кружки, которую вдруг обнаружила в своих руках. Чай оказался холодным и слишком сладким, и от этого я расстроилась еще больше.
   Ребята еще о чем-то поспорили и, решив отправиться в путь в ближайшие два дня, разошлись по домам. И чего они меня, спрашивается, звали?

   Огромный деревянный дом посреди леса - вот то место, которое было выбрано для проведения новогодней вечеринки, и куда меня затащила хитрая Оксанка, путем умелых манипуляций.
   Последняя учебная неделя закончилась как-то неожиданно. А я, между прочим, так и не увиделась больше с Егором, хотя старательно таращилась по сторонам - он ведь сказал, что учиться в моем универе... Хотя да, я твердо знала, что это неправда, но надеяться никто не запрещал... А Оксанка видя мое расстройство промыла мне мозги и уверенно так заявила, что здесь он мол обязательно появится и я согласилась.
  Вообще-то, мы с Оксанкой и Сашкой только что приехали и теперь пытались пристроить свою одежду хоть куда-нибудь (интересно, я ее потом вообще найду?) и, в конце концов, достигнув в этом определенных успехов - кинули их в общую кучу, вошли в большой зал.
   Почти напротив входа рядом с широкой лестницей, ведущий на второй этаж, стояла гигантская живая, ну то есть в прошлом живая, елка, наполняя комнату ароматом хвои. Справа от нее, возле огромных окон, украшенных вырезанными из белой бумаги снежинками, стояли столы, заставленные закусками и даже алкоголем. За елкой, почти невидимые для остального зала стояли еще два стола, плотно придвинутые друг к другу. Здесь было скучновато, так как совершенно трезвые преподаватели чувствовали себя немного скованно. Да и вряд ли кто-то из них решится напиться в компании студентов.
   Слева от лестницы было гораздо занимательнее. Здесь столы, поставленные буквой П, были завалены картоном и всякими безделушками. Здесь же собралась основная масса студентов. Аксенова Вика проводила какой-то конкурс, в чем ей активно помогали ее подружки Таня и Аленка. Я тоже хочу...
   Схватив Оксанку за руку, потащила ее к столам... И тут увидела моего Егора! То есть, конечно, вовсе не моего... Он сидел на низком диванчике рядом с красавицей Змиевской, вытянув ноги вперед, и слушал ее вполуха. Он казался каким-то уставшим, и то и дело прикрывал глаза, под которыми наметились синяки от недосыпа.
  Сколько я стояла посреди зала, таращась на парня, не знаю, но Оксанка, потеряв надежду дозваться меня, попросту схватила мою руку и потащила к свободному столу у окна. Теперь Егор находился чуть с боку от меня, но мне все же было хорошо его видно, и я принялась буравить его взглядом, надеясь, что он обратит на меня внимание. К моему восторгу он откликнулся почти сразу - открыл глаза и посмотрел в мою сторону. Наши глаза встретились, и некоторое время мы просто играли в гляделки. Почему-то сейчас его глаза казались мне зелеными... В конце концов, я попыталась изобразить нечто вроде улыбки, но получилось видимо не очень, потому что Оксанка тут же поинтересовалась кому это я такую страшную рожу скорчила?
   Но Егор не испугался...
   Уже почти полночь. На черном небе сверкает россыпь ярких жемчужин. Под ногами скрипит снег и мороз, наверное, градусов 25, но мне тепло и весело...
   Егор рассказывает одну смешную историю за другой, вплетая в похождения веселого дремлика каких-то лойхойских лахм, жглотов и оссфуфов. Он говорит и говорит, не умолкая ни на секунду, словно боится остановиться. А вдруг понимаю, что, кажется, влюбилась в него... И я тут же решаю сообщить ему об этом - беру его за руку, заставляя замолчать и дать слово мне. Он неохотно подчиняется, смотрит мне в глаза, и я говорю ему, что он очень нравится мне - дура, наверное... А он молчит и смотрит на меня не мигая, и думает, наверное, что я дура...
   А мне вдруг становится стыдно. И отпустив его руку, я медленно бреду в сторону дома, где шумит и веселится толпа студентов. Я отчаянно надеюсь, что он меня догонит, остановит, скажет... что-нибудь... но он стоит там, где я его оставила и молчит.
   По щекам бегут мокрые струйки и как-то противно-щекотно капает с подбородка. Глаза щипает, и я с ужасом обнаруживаю, что плачу. Слезы противно застилают глаза, но я успеваю заметить быстрое движение за рядом молоденьких березок... А потом сильный удар, сдавленный полный отчаянья крик Егора... и пустота.

   Когда я пришла в себя, все еще было темно, из чего я заключила, что без сознания была совсем не долго. Где-то в стороне все еще шумели нестройные песни студентов, как-то по-особенному режущие слух в кажущейся безмятежной тишине. Рядом со мной сидел Егор и каким-то отрешенным немигающим взглядом постигал невидимую сущность мира.
   - Егор? - я легонько тронула парня за плечо. Он вздрогнул и безумными глазами уставился на меня.
   - Ты жива? - спросил он несколько удивленно.
   Я прислушалась к себе и, в конце концов, решив, что живее некуда, согласно кивнула.
   Парень недоверчиво заглянул мне в глаза и...
   - Где твой лесх?
   Видали?! Я тут чуть не умерла, а его интересует только, где это я лесха позабыла. Где - где, нажрался и спит небось в моем рюкзаке. А рюкзак... э-э... ну, лежит где-нибудь и ладно.
   Все это я тут же изложила Егору. Но тот вместо того, чтобы успокоиться, отчего-то стал еще подозрительнее и изъявил желание немедленно отправиться на поиски зверя. Вообще-то, я рассчитывала на более романтическое окончание вечера, но раз ничего лучше не предлагают...
   От смены полугоризонтального положения на вертикальное закружилась голова, а правое плечо отозвалось жгучей болью. Я попыталась как можно жалобнее всхлипнуть, но Егор и так уже подхватил меня на руки и понес в дом - интересно, до куда он сможет меня дотащить?
   Егор дотащил меня до спальни на втором этаже, войдя в дом не через парадную дверь, а через запасной вход на кухне, и довольно осторожно сгрузил на кровать, хотя мне казалось, что парень попросту бросит меня и после этого еще брезгливо отряхнется.
   - Я скоро вернусь, - сказал он, еще раз внимательно посмотрел мне в глазах и вышел за дверь. Через секунду щелкнул замок. Неужели он меня запер? Я с трудом скатилась с кровати и, ежесекундно постанывая, подползла к двери. Пару раз дернув за ручку, убедилась, что дверь действительно заперта. Очень интересно... Обозвав Егорушку нехорошими словами, попыталась встать, чтоб вернуться на кровать, но ноги почему-то расползались. Обидно... Здесь, тогда, подожду.
   Комнатка, кстати, очень даже ничего. И кроватка мягкая двуспальная, и коврик на полу тоже мягкий, и картина на стене симпатичная, правда непонятно, что на ней изображено, но это неважно.
   Я, кажется, задремала, когда дверь неожиданно распахнулась, довольно чувствительно приложившись к моему затылку, и миру явился Егор Долгожданович с моим рюкзаком в одной руке и лесхом в другой.
   - Убежать хотела? - с каким-то болезненным злорадством вопросил парень, заперев дверь изнутри и устраиваясь на кровати. Мой рюкзак он очень бережно устроил рядом с собой. - Отвечай!
   - Нет, - тихо ответила я, соображая, за что же он на меня так взъелся. Ничего умного в голову не приходило, впрочем, ничего глупого я тоже придумать не смогла.
   - На меня смотри, - резко велел парень, и я испуганно оторвалась от созерцания своих носков и подняла на него глаза. Господи, маньяк-убийца в третьем поколении... С кем я связалась?
   - Почему тогда на полу сидишь, да еще и возле двери?
   - Проверяла запер ты меня или мне послышалось, - я осторожно всхлипнула. Сижу здесь на полу, возле двери, как побитая собака, а он...
   - Думаешь на жалость надавить? - насмешливо спросил он.
   Такому надавишь... Зато самой себя так жалко стало... Я еще раз всхлипнула, но плакать не решилась. Зато Кси вырвался из рук этого злодея, плюхнулся на ворсистый ковер, вразвалочку подошел ко мне и ткнулся носом в коленку. Я взяла зверька на руки и благодарно чмокнула между ушек. Лесх изловчился и лизнул меня в щеку - хоть кто-то меня еще любит.
   И тут Егор издал такой душераздирающий стон, словно ему придавили жизненно важные органы. Он моментально слетел с кровати, подхватил меня на руки и бережно уложил на кровать. После чего с умоляющей миной на лице поинтересовался, как я себя чувствую. Чувствовала я себя паршиво, но у Егора проблем, по-моему, больше - головушка-то бо-бо. Я даже хотела промолчать, но решила, что Егор все равно не отстанет, поэтому пожаловалась на боль в плече. Парень тут же бессовестно стянул с меня и свитер и футболку, и принялся щупать мое плечо, одновременно пытаясь как-то объяснить свое невменяемое поведение - что-то невероятное про неких астральных паразитов мардов, которые почти мгновенно подселяются в тела убитых ярахами врагов и в последствии этими телами и управляют. Судя по всему, напал на меня ярах...
   - Ты меня простишь? - спросил Егор, заглядывая мне в глаза.
   - Нет, - решительно ответила я. Размечтался, понимаешь ли - издевался, издевался, а потом прости и все?
   - Нет? - опешил парень, отпуская мое плечо, которое, кстати, уже совесм не болело.
   - Нет, - я показала парню язык. - Так просто я тебя не прощу.
   - И что же ты хочешь? - Егор устало потер переносицу.
   - Научишь меня колдовать! По-настоящему!
   - Дурочка, - как-то грустно произнес он, чуть улыбнувшись. - В тебе ни грамма магии нет...
   - Что же, ты видишь у кого магия есть, а у кого нет?
   - У кого есть не вижу... - он задумчиво намотал прядь моих волос себе на палец и чуть дернул. - А вот тот, у кого ее совсем-совсем нет, в глаза бросается... Таких очень мало.
   - Хошь сказать кругом все волшебники, одна я, как лох?
   - Берл упаси, - улыбнулся Егор. - Просто в каждом человеке, почти в каждом, есть маленькая частичка магии, просто для того чтобы человек жил...
   - А как же я?
   - А ты живешь просто так без нее. Ты - ведьма.
   Я лишь фыркнула. Но очень захотелось сменить тему разговора.
   - Я есть хочу. Наколдуй что-нибудь.
   - Что ты хочешь? - устало поинтересовался парень, заботливо стаскивая с меня носки и стараясь не пялиться на мою грудь, пока я возвращала на законное место футболку.
   - Я мясо люблю...
   - Есть мясо на ночь вредно. Обойдешься...
   - И чай с тортом.
   - Какой торт, милая? Теплое молоко с медом и все, - заявил маг.
   Через несколько секунд передо мной и впрямь стоял поднос со стаканом молока и корзинка с шоколадными булочками. Некоторое время парень наблюдал, как я с удовольствием поглощаю булочки и, в конце концов, не выдержал - решил присоединиться.
   - А теперь спать ложись, - сказал Егор. Я ожидала, что он уйдет, но он стянул с себя штаны и свитер, и забрался ко мне под одеяло. Если честно, я немножко офигела, но находиться с ним в такой близости было довольно приятно. Особенно, когда парень решительно обхватил меня за талию и притянул ближе к себе.
   - Хочешь поехать со мной в деревню? - зачем-то спросила я. - Мои родители будут не против. Или ты хочешь провести праздники со своими родственниками?
   - С удовольствием поеду с тобой, - выдохнул он мне в шею, отчего я довольно зажмурилась.
   - Отлично, - пробормотала я, испытывая непонятную тревогу. А после быстро заснула...



  Стася
   Собрание хотели устроить у меня. Размечтались - мои предки еще и от предыдущего вторжения не оклемались. И то не понимаю, как все обошлось одним только лишением карманных средств и домашним арестом на два дня. А всё эти виноваты - не могли домой вовремя свалить. На фига было у меня в квартире спать заваливаться? Одно только и хорошо, что Дашка из комы вышла.
   Я осмотрела собравшихся - не так уж и много, всего-то семеро. Только зачем эту Леку позвали, ума не приложу. Вообще-то она симпатичная... Кто ее звал? Надеюсь не Лешка... Обернулась к парню - лицо озабоченно-сосредоточенное, на Леку не смотрит... на меня тоже. Что они там пытаются решить? Кажется, из города собираются уезжать. И куда?
   - А что взрослых магов в городе нет? - подала голос Дашка. О чем она вообще? До сих пор не могу понять, что это было в тот вечер, когда на нас с Лешкой напали... сатары? На вопросы он не отвечает, сам ничего не рассказывает... - Может к ним обратиться?
   - Я знал только Зарубского - профессор в универе. Его позавчера убили. И еще зам. директора в школе Вера Петровна... Она посоветовала город покинуть, потому что стационарный портал уничтожили вместе с домом, в котором находился наш мнимый институт, а другого здесь нет, и до конца войны скорей всего не будет, - Лешка устало потер глаза. - Где-то еще по пути к Питеру есть относительно стационарный портал... Погодите, у меня карта была.
   Лешка вышел из комнаты, но вскоре вернулся со стопкой карт. Все тут же начали их рассматривать. А я чего-то не врубалась, что за порталы они там ищут. Стало как-то обидно, словно они все на одной волне, а я на другой. Лека не в счет - ее я вообще второй раз в жизни вижу... ну, или третий.
   Негромко пиликнул мой мобильник, возвещая о пришедшем смс и я, обрадовано, полезла проверять, кто там написал мне. Смска была от Егора. Давно его не видела...
   Не тупи - сваливай из города. У тебя карта маршрута к Лунному храму. Возьми с собой. Будь осторожна.
   Некоторое время я тупо пялилась на сообщение, решая, стоит ли о нем кому-нибудь говорить. То, что Егор тоже замешан во всей этой странной истории и ежу понятно - только до меня все равно не доходит как? И вообще до меня много чего не доходит. Вот, например, озвученный только что рассказ Дашки о сатарах, которые искали у нее какой-то мега важный камень. Кажется, здесь разговоры не для средних умов...
   Закрыв сообщение, я убрала мобильник в карман и потопала на Лешкину кухню - налить всем чаю.
   - Устала от нашей болтовни? - Лешка появился на кухне так неожиданно, что я подскочила и пролила на пол немного чая из высокой черной кружки с серебристой надписью "BOSS" на боку. Зверев эту кружку терпеть не может, но я все равно собиралась подсунуть ее ему - почему-то было обидно, что именно он стал центром мозгового штурма... и так мало уделял времени мне. За последние дни я его видела едва ли больше Сергея, несмотря на то, что Зверев вроде как стал моим парнем, хоть мы и не говорили об этом так конкретно. И мы так ни разу и не поцеловались! Бесит...
   - Просто почти не понимаю о чем вы говорите... - честно созналась я. Лешка встал за спиной и, чуть помедлив, притянул меня к своей груди - блаженство. - Не понимаю, куда вы собрались ехать, что за порталы, что сатары сделали с Дашкой и зачем им какой-то камень?
   - Тебе придется ехать с нами, - глухо прошептал Лешка куда-то мне в шею. Может быть показалось, но в его голосе мне послышалась неуверенность.
   - Искать портал?
   - Нет, - парень тяжело вздохнул. - Мы поедим в Питер, там гораздо больше... людей, которые смогут защитить тебя.
   - Я до сих пор не поняла, что сатарам от меня надо было.
   - Я тоже... - Лешка развернул меня к себе и уставился в глаза, словно ища там ответ. Вздрогнул. Я вопросительно нахмурила брови, но он молчал, поэтому мне пришлось озвучить свой вопрос:
   - Что случилось?
   - У тебя глаза голубые, - сказал он расстерянно.
   - Ну и что? - они у меня вообще-то и раньше не зеленые были, с чего Лешка взволновался?
   - Раньше они у тебя были синими. Понимаешь, синими!
   Я пожала плечами - ну, подумаешь стали чуть светлее. Хотя, конечно, жаль - красивые были.
   - Это ненормально, - возмутился Лешка моему спокойствию.
   - Ты можешь с этим что-то сделать? - спросила я, совершенно не надеясь на положительный ответ. Леша отрицательно мотнул головой. - Тогда чего с ума сходить? Давай уже чай пить, а то остынет.

   Было еще очень темно, хотя фонари вдоль дороги пытались разогнать тихий, недоверчивый мрак. Автобус был полупустой, кроме нас в Питер ехали только пара пенсионеров, устроившихся на передних сидениях и молодая женщина с двумя детьми - девочкой лет шести и мальчиком года на четыре ее постарше.
   За окном не спеша падал снег, оставляя крупные бесформенные снежинки на холодном окне. Они не таяли, словно попутчики ехали с нами, пока очередной порыв ветра не уносил их в серую пустоту. Наблюдая за их мельтешением, я, наверное, задремала, а когда открыла глаза, обнаружила за окном какого-то монстра, напоминающего нечто среднее между лошадью и волком с рогатой головой и крыльями, неторопливо летящего вдоль дороги в каких-нибудь пяти метрах от автобуса. Орать я не стала - мало ли у меня глюки на нервной почве начались, зачем же остальным психику травмировать... Вместо этого я решила разбудить Лешу, мирно спящего на моем плече, которое, между прочим, уже изрядно занемело.
   - Лешь...
   Молчание.
   - Леша...
   Вновь молчание. Ну, ладно...
   - Лешка!
   Заняв удобную позицию лицом к парню, я сильно толкнула его в грудь. Парень слетел с моего плеча и чуть не вылетел в проход, но успел ухватиться за соседние кресла.
   - Что?!
   - Не ори, - я оглянулась на окно, чтобы удостовериться, что монстр на месте. Он все еще летел рядом. - Смотри.
   - Ну и что? Обыкновенный файтер, - спокойно произнес Зверев, потирая переносицу. А через пару секунд как заорет: - Файтер!!!
   Ребята повскакивали со своих мест - неужели они все в курсе кто такой файтер? Я перевела взгляд на стариков - те продолжали сидеть на своих местах, лишь с осуждением посматривая на "разбуянившуюся" молодежь. А вот молодая женщина, кажется, всерьез напугалась и теперь испуганно прижимала к себе обоих детей, хотя мальчишка пытался вырваться и как следует рассмотреть чудовище. А я только теперь заметила, что в автобусе появились новые пассажиры. Их было четверо - две девушки и два парня. Правда рассматривать мне их было некогда, да к тому же Серега заорал:
   - Сзади еще!
   Парни ломанулись к заднему окну, Дашка, к счастью, подскочила ко мне и я вцепилась в нее, как в спасательный круг, только после этого решившись посмотреть в окно. Из-за парней видно было плохо, но я все же смогла рассмотреть еще трех монстров.
   Водитель тоже, наконец, заметил летящих за автобусом тварей, и дал по газам, увеличивая скорость, но файтеры даже не думали отставать, скорей наоборот - начали активно приближаться. Не прошло и минуты как они набросились на автобус, скрежеща когтями по металлу, раздирая автобус на куски. Все пассажиры, как по команде, отскочили от окон, столпившись в проходе. Я почувствовала, как меня сжали крепкие руки, прижимая к груди - даже не оборачиваясь, я знала, что это Леша и мне, правда, стало немного спокойнее.
   - Сделай что-нибудь, - собственный голос показался мне жалким, но Зверев услышал.
   - Сейчас не могу, - с сожалением произнес он, прижимая меня крепче, когда автобус швырнуло в сторону.
   С жалобным скрипом отлетела крыша. Водитель сдавленно вскрикнул и исчез из поля зрения, утащенный одним из монстров в серое предрассветное небо. Остальные продолжали бомбардировать нашу консервную банку до тех пор, пока она не опрокинулась на бок на краю дороги.
   - Надо в лес бежать, - громко произнес Серега, ощупывая Дашку на выявление повреждений. - Там деревья близко растут, эти сволочам не продраться будет.
   - До леса метров 10 и канава, - засомневался Денис.
   - Другого выхода не вижу. Могу бежать первым. Леха прикроет, - Сергей посмотрел на своего нового друга, за последнее время ставшего чуть ли ни одним из лучших, и дождавшись кивка с его стороны, вопросительно посмотрел на остальных.
   - Со стариками и детьми поаккуратней надо. И лучше их в первых рядах пропустить, - сказал Лешка, судорожно вцепившись в мою руку. Кажется, он боится отпускать меня... И я тоже.
   - Ну, о стариках можешь не волноваться - они уже померли, - Сергей непринужденно кивнул на придавленного автобусом старика, и дерущихся за тело бабки файтеров.

   Как мы оказались в лесу, я не запомнила, наверное, от страха - просто вдруг очнулась посреди деревьев по колено в снегу, медленно шагающая вслед за Дашей. Файтеры какое-то время еще кружили над лесом, но вниз не совались - деревья здесь, в самом деле, росли слишком плотно, чтобы они могли пробиться к ним. Но я все равно чувствовала себя слишком уязвимой, беззащитной даже и от этого все больше росло раздражение на всех окружающих людей - по большому счету именно они и виноваты, что я оказалась здесь.
   Что нам делать дальше, если монстры так и не оставят нас в покое парни, кажется не знали. Из тихого разговора Леши и Сергея я поняла, что они ждут появления каких-то гворфов. Но даже три часа спустя никакие гворфы так и не появились, зато файтеры улетели сами, а мы вышли к какой-то деревне.
   Здесь царило сонное царство - даже огромные собаки, сидящие на цепи в крайних домах не стали лаять на незнакомцев, проводив нас равнодушными взглядами. Домов в деревне было немного, да и те казались довольно старыми. И все же было решено остановиться здесь, согреться и отдохнуть. Честно говоря, не думала, что нас кто-то пустит. Но в первом же доме пожилая женщина пустила нас к себе даже не спросив денег за постой. Странным это показалось только мне и женщине с детьми, которые все еще были с нами. Ну и ладно. Пока Лешка и Сережа о чем-то говорили с хозяйкой дома на сенях, мы с Дашей устроились на большом диване. Надеюсь, мы здесь задержимся до утра...



  Лека
   Егор моим родителям сразу понравился. Ну, а когда мы добрались до деревни, вообще влюбились, как в родного...
   Деревня наша находится в стороне от трассы и папа предложил выйти посреди дороги и идти до нее пешком, но мама воспротивилась. Мне тоже совсем не улыбалось топать по какой-то лесной дороге зимой, не зная расчистили ее или нет. Поэтому мы сначала добрались до райцентра - большого поселка, и были вынуждены некоторое время ждать автобуса до Болотово. К слову, мы были ни одни такие и некоторых я даже знала. Но точно не этого красавчика в темно-синей куртке, который повертев головой по сторонам, с радостным воплем кинулся к нам.
   - Егор! Какими чертями тебя сюда занесло? - восторженно затарахтел он, вызвав в моей душе удушающую волну неприязни. - Хоть одно знакомое лицо в этой глухомани!
   Егор был совсем не рад встрече - я это прекрасно видела. Более того он был раздражен, и даже как-то взволнован что ли. Но радостью там не пахло точно.
   - Так ты как здесь оказался-то? Меня вот предки к бабке столкнули, а сами в Австрию укатили на лыжах кататься.
   - Что ж тебя с собой не взяли? - недовольно буркнул Егор, но красавчик проигнорил его реплику.
   - А это кто? - безумно красивые зеленые глаза внимательно осмотрели меня, задержались на небольшом шраме над левой бровью и, остановившись на стриженной-перестриженной челке, радостно засияли. Мне и самой этот выкидыш парикмахерского искусства казался полным извращением, но я же не виновата, что маме за полтора часа до автобуса вдруг взбрело в голову, что мне челка в глаза лезет и пофиг, что она модная - ее немедленно надо укоротить. А что мама подстригать не умеет, это дело десятое. Вот и стрижет: то справа длиннее, то слева. Так и осталось у меня от челки сантиметра три справа и чуть больше слева. Но смеяться над этим совсем не обязательно.
   - Егор, может ты нас все-таки представишь? - спросил парень, когда пауза явно затянулась.
   - Лека, - как от сердца оторвал Егор. - А это, - недовольный взгляд в сторону красавчика, - Вадик.
   - Я его лучший друг, - похвастался Вадик, протягивая мне руку.
   - Ну, допустим, не лучший, - с выражением 'лучше б я тебя никогда не видел' произнес Егор, перехватывая мою ладонь и пытаясь отодвинуть меня как можно дальше от нового знакомого.
   Вадик, казалось, не заметил странного поведения 'лучшего друга', продолжая молоть какую-то чепуху о деревне, бабушке, собачьем холоде и вселенской скуке.
   Подъехал автобус и Егор с явным облегчением потащил меня внутрь, усевшись так, что места сразу за нами были заняты незнакомыми людьми. Вадик сел почти в конце, бросая в нашу сторону обиженные взгляды. На красивой мордашке отражалось такое искреннее страдание, что мне даже стало жаль его, но Егорка почему-то заявил, что я дура и жалеть Вадика запретил, а заодно подходить к нему, разговаривать с ним и просто смотреть в его сторону.
   - Егор, за что ты с ним так? По-моему он милый... и мне его жалко. Он похож на брошенного щенка.
   - Ты даже в людях не разбираешься, а все туда же...
   - Куда? - повезло Егору, что обижаться мне лень.
   - Ты его совсем не знаешь, - чуть более миролюбиво заметил парень, видимо почувствовав, что перегнул палку. - Нельзя же всем так верить.
   - Вовсе я не всем и верю, - возразила я, соображая сколько новых знакомых появилось у меня за последние несколько дней, которым я верила. - И вообще, если настроение плохое, то нечего его и всем остальным портить. Сейчас будешь с моей семьей знакомиться, так что расслабься - нервы тебе еще пригодятся...

   Зимой сеновал не самое подходящее место для ночлега, и если с вечера холод был еще не так заметен, то под утро откровенно пробирало до костей. Тася, Ванька, Лера и Артем скучковались в трех метрах от меня, укутавшись в несколько одеял, и сладко посапывали. Мы сами вчера выпросили это удовольствие - ночевать на сеновале. Только Даньку на сеновал не пустили - слишком маленький.
   Я лежала одна под зеленым пуховым одеялом, которое мне всегда нравилось. Егора было не видно. Только слышно, как под сеном шуршат мыши, а за спиной крадется кто-то осторожный. Скорей всего, Семеныч, крупный дымчато-серый кот устроил здесь охоту, но мне все равно стало как-то неуютно, страшно. Воображение тут же создало несметные полчища огромных крыс-людоедов, вместо маленьких мышек, а за спиной у меня, конечно, монстр метра два высотой, с длинными когтями и острыми зубами, по которым медленно течет слюна и капает на солому... От таких мыслей по спине пробежал холодок и, хотя видеть монстра мне совсем не хотелось, находиться к нему спиной мне хотелось еще меньше. Собравшись с духом и досчитав до трех, я резко обернулась.
   За спиной никого не было: ни монстра, ни Семеныча. Никого, только голые доски крыши, да кучи сена. Но законное облегчение по поводу отсутствия монстров почему-то не приходило. Спать расхотелось, а просто лежать было в тягость.
   Выбравшись из-под одеяла и поежившись от холода, направилась к маленькой дверке, выходящей на лестницу, которая одновременно вела к чердаку и сеновалу. Дверка была узкой и низкой, но находилась в метре от пола, и вылезать на улицу было неудобно. Крупногабаритная Лерка всегда застревала в ней в какой-нибудь замысловатой позе и ее долго приходилось освобождать из проема... или проем от нее.
   На лестнице было темно, а выключатель находился почему-то на ее середине, и мне пришлось осторожно нащупывать ступеньки ногой, руками ухватившись за шероховатую стену.
   Через несколько ступенек нога уперлась во что-то мягкое и я тут же решила заорать или упасть в обморок... хотя неплохо было сделать и то и другое.
   - Тише, - шепнула темнота знакомым голосом.
   - Егор? Почему раньше не сказал, что ты здесь сидишь?!
   - Хотел сделать тебе сюрприз, - невинно пробормотал он, подтягивая меня к себе. Сидеть рядом на лестнице было невозможно и парень решительно устроил меня к себе на колени.
   - Почему не спишь? - спросила я и он в ответ пожал плечами. Я не видела, но почувствовала, как шевельнулись его плечи - чуть приподнялись и тут же опустились. Мне это очень понравилось, и я прижалась к Егору сильнее.
   Стало слышно, как бьется его сердце и мне показалось, что он улыбается. Я прикоснулась кончиками пальцев к его губам и убедилась, что это действительно так. И это мне понравилось еще больше и я заулыбалась в ответ. И не хотелось никуда идти, хотелось просто сидеть в объятиях парня и улыбаться, слушая, как бьется его сердце...
   Прошло, наверное, около получаса и ночь стала стремительно отступать, превращаясь в предрассветные сумерки. За стеной, в сенях, раздались голоса бабушки и мамы, забрякали кастрюли, глухо хлопнула входная дверь. Заквохтали разбуженные курицы. А еще несколько минут спустя отворилась дверь во двор и вспыхнул такой обычно тусклый, и показавшийся таким ярким сейчас, свет...
   Наступило утро.

  ***
   - У нее лесх, - как бы между прочим произнес Вадик, раздраженно разглядывая снежное пространство вокруг. Он ненавидел холод и снег.
   - Я знаю, - апатично ответил его собеседник. Ему на холод было плевать, но он хотел как можно быстрее избавиться от неприятного общества.
   - И, наверное, знаешь откуда он у нее?
   - Знаю...
   - Зачем?! - Вадик схватил Егора за воротник куртки и резко дернул на себя. - Зачем ты подарил ей лесха?
   - А что такое? Обыкновенный хомяк для девчонки, - спокойно произнес Егор, высвобождаясь из цепкой хватки Вадима.
   - Ты что рехнулся?! Или играешь на стороне людишек?
   Егор лишь фыркнул в ответ.
   - Он будет защищать девчонку, - продолжал Вадик сердито. - Мы не сможем контролировать ее.
   - У меня все под контролем, - отмахнулся Егор.
   - Если ты все испортишь... На тебе и так висит убийство Артримви...
   - А это ты уже сам виноват, - зло прошипел Егор. - Зачем ты наслал на Леку этого яраха?
   - Ты сам говорил, что от девчонки не будет толку. Кстати, ты солгал, Аскион. Девчонка идеально подходит для нашей цели.
   - Только попробуй ее хоть пальцем тронуть...
   - И что ты мне сделаешь? Я твой лин-аратх, Аскион. Ты должен подчиняться мне. А девчонке я не сделаю ничего... смертельного. Она нужна живой... и хотя бы с одной целой рукой.
   - Не тронь ее, понял?
   - Не груби мне...

  ***
   - Где ты был? - я подлетела к Егору и, схватив его за руку, потащила на кухню завтракать.
   - Эмм... в местах задумчивости.
   - Ааа, - промычала я, почувствовав себя идиоткой - могла и сама догадаться.
   Мы уселись за большой стол, где уже вовсю орудовали ложками мои братья и сестры.
   - Пойдем в лес гулять, я покажу тебе свои любимые места, - предложила я Егору. Яичница с сухариками, кружка парного молока и большой ломоть хлеба - просто нямка.
   Егор к еде отчего-то не притрагивался, с подозрением косясь куда-то в сторону. Я удивленно проследила за его взглядом и едва не подавилась от внезапно пришедшего озарения.
   - Не волнуйся, завтрак готовила моя мама, а не тетя Полина, - успокоила я парня. Тот неопределенно мотнул головой и набросился на еду.
   - Пойдем сразу после завтрака, - согласился Егор.
   - А мы с вами... - начал было Данька.
   - Не хотим, - твердо закончила Тася и строго посмотрела на брата. Почему он не хочет идти с нами, мальчик не понял, но на всякий случай согласно кивнул. Так что в лес мы пошли все-таки втроем: я, Егор и Кси...
   Лес начинался густым березняком почти у самого нашего дома. Он тесно прижимался к деревне с трех сторон, на востоке и севере уходя далеко от Болотово. За березняком был овраг, за которым начиналась полоса смешанного леса, тянущаяся вглубь леса на несколько сотен метров, и неожиданно обрывающаяся у Заячьей опушки. Кроме того, в округе было полно болот. Самые большие: Зеленая пустошь и Конское болото. Но демонстрировать их Егору я не собиралась. Гораздо больше мне нравилось небольшое озеро правильной продолговатой формы, в котором даже самой морозной зимой не замерзала вода. Да и было оно совсем не далеко от деревни - за час мы вполне должны были до него добраться.
   Утро выдалось солнечное и морозное. И настроение у меня было чудесное... ровно до того момента, когда нас догнал Вадик. Вчера мне его, конечно, было жаль, но сегодняшний день я собиралась провести только с Егором, и появление нового знакомого меня не очень-то обрадовало. Зато он радостно подлетел к нам и с ходу сообщил, что направляется к озеру, так что отделаться от него не стало никакой возможности.
   Но едва я смирилась с вынужденной компанией Вадика, который тарахтел без умолку и довольно ощутимо доставал своим присутствием, как вдруг на довольно большой поляне, совсем недалеко от озера, сейчас скрытого из вида густым кустарником, мы натолкнулись на целую группу молодых людей. И лица-то все знакомые...
   Егору встреча не понравилась. Я буквально кожей ощущала его недовольство и напряжение. Но он старался не показывать виду - сухо поздоровался со всеми, словно впервые в жизни видел их, хотя я точно знаю, что со Стасей они были знакомы давно. И Леша об этом тоже, кажется, знал - он собственническим жестом схватил девушку за руку, что той очень не понравилось, и притянул ближе к себе. Остальным вроде было до фени наше появление - они старательно пялились в карту, пытаясь там что-то отыскать - судя по кислым минам, безрезультатно. Не радостной, в общем, вышла встреча...
   А кто обрадовался так это Вадик. Не знаю, как я это ощутила - внешне он оставался абсолютно спокойным, но какие-то волны злого веселья буквально изливались в пространство с его стороны. Я вопросительно взглянула на Егора, надеясь, что он что-то объяснит мне или, по крайней мере, как-то успокоит что ли. Но парень на меня не обращал никакого внимания, пристально и с какой-то тревогой наблюдая за Вадимом.
   - Вадик, не надо... - начал Егор, видимо поняв, что задумал этот неприятный тип, но тут же замолчал, сообразив, что уговаривать красавчика бесполезно, и просто дал тому в морду, заставив свалиться с ног и потерять сознание.
   Но было поздно. На другом краю поляны один за другим возникали высокие человекоподобные существа с безобразными, какими-то крысиными головами. Они медленно, но верно надвигались на нас, в то время как за их спинами появлялись новые монстры.
   Парни, кажется, собрались защищаться. Сумасшедшие! Этих монстров раз в 10 больше...
   - Здесь где-то нестабильный портал должен быть, - сказал Денис, бросив на Егора полный надежды взгляд. - У озера. Тока мы озеро найти не можем.. По карте оно где-то здесь, а так...
   - Да оно вон там, за кустами, - не выдержала я, махнув в сторону спрятавшегося за растительностью озера.
   Егор кивнул, приглашая всех незамедлительно проследовать в указанном мной направлении. Дружно ломанулись туда.
   Озеро появилось в поле зрения сразу, как мы обогнули кусты. Честно говоря, никаких порталов я возле него не видела в упор.
   - Ну, что ты встала, - подтолкнул меня Никита. - Скорей, скорей.
   - Куда?
   Никита неопределенно махнул рукой в сторону правого берега озера. Там ничего не было, честно-честно. Но парень подпихнул меня сильнее, и я подчинилась, с трудом соображая, что рядом нет ни Егора, ни Лехи, ни Сергея.
   Позади что-то бабахнуло и я невольно обернулась, замедляя шаг, как раз вовремя, чтобы заметить, как парни выскакивают из кустов. Егор и Алексей пытались отстреливаться, если это можно так назвать, Сергей почти тащил на себе Дениса - все его лицо было залито кровью, левая рука безвольно болталась вдоль тела.
   - Ну, что ты встала, дура? - рассердился Никита, подхватывая Дениса с другой стороны. - Иди в портал.
   - Я его не вижу! - нервно заорала я, крепче прижимая к груди разволновавшегося Кси. - Не ви-жу, понимаешь?
   Лешка нервно дернулся, кинув на меня испуганный взгляд, а потом обернулся на маячивших у самой кромки озера Дашу и Стасю.
   - Стася тоже... - прошептал он, растерянно уставившись на Егора, словно надеясь, что именно он решит все проблемы.
   - К озеру отступаем, - спокойно произнес он, посылая в появившихся в поле зрения крысоголовых воздушную волну, тут же сбившую их с ног.
   Несколько секунд спустя мы все столпились у самой воды. Крысоголовые исчезли, но их место заняли еще более ужасные монстры - правда, их было совсем не много, и несколько высоких существ, которых Даша обозвала сатарами.
   - Что мы делать будем? - нервно спросил Сергей, прижимая к себе Дашку.
   - Вы идите через портал, - Леха скосился на Стасю и меня. - А я останусь со Стасей и Лекой и прикрою... пока он не захлопнется, - смущенно добавил он, понимая, что сил удерживать такую толпу у него не хватит.
   - Почему мы все не уйдем? - спросила Даша, плохо соображая, зачем кому-то оставаться.
   - Лека со Стасей не видят портал...
   - Лека пройдет, только ее кто-то должен взять за руку, - сказал Егор. Он с трудом удерживал воздушный щит, уже не пытаясь атаковать сам.
   - Если вы имеете в виду это мерцающее облако, то я его вижу, - хрипло прошептала Стася. Она казалась невероятно бледной и напуганной, но что пугало ее больше - монстры или портал было непонятно.
   - Тогда, какого черта вы еще здесь? - прошипел Егор. Сквозь его щит пролетел светящийся сгусток, приземлившийся позади наших спин в темную воду озера.
   Первыми в портале исчезли Никита и Денис, следом Сергей втолкнул Дашу и вопросительно посмотрел на Леху. Тот кивнул и Сергей тоже исчез в портале.
   - Лека, иди сюда, - позвал меня Леша и я вздрогнула, уставившись на Егора.
   - Быстрей, малышка, я следом, - через силу улыбнулся он.
   Очередной сгусток пробил щит, потом еще один и еще... Леха больно дернул за руку, втаскивая в мерцающее полотно...
   ... Последнее, что я видела, как несколько снарядов пронзают грудь Егора и он падает на рыхлый усеянный выжженными проплешинами снег...

  Стася
   Я отчего-то знала, что будет больно. Знала. И все равно, накинувшаяся в первую же секунду после перехода боль, оглушила. Тело скрутило. Дышать стало неимоверно тяжело. И в то же время по венам словно бежит расплавленный свинец, растягивая их до предела. Вокруг что-то мокрое, холодное до отвращения, тягучее. Холод. И.. что-то невероятное, огромное, распирающее изнутри вдруг нахлынуло со всех сторон, что-то заставляющее почувствовать каждую клеточку собственного тела, выдавливая весь воздух из легких до последней капли и заполняя их чем-то вязким и густым. Боль, боль, боль... распирающая, раздирающая, острая, быстро бегущая по венам вперемешку с кровью. Словно кровь это и есть боль...
   - Стася, - знакомый голос успокаивает, но боль не проходит, даже когда сильные руки подхватывают, поднимают, словно вытаскивая из густого киселя. - Любимая, слушай меня, - это Леша, я знаю, крепко прижимает к груди, обволакивая своим теплом, заставляя слепо цепляться за него, чтобы вновь не оказаться в объятьях холода. - Скоро станет легче, потерпи, - он пытается отстраниться, но я не хочу, не хочу, не хочу... - Подними голову, - не хочу... Кто-то хватает меня за подбородок, насильно поднимает голову вверх. Больно... Да это Леша, его красивые серые глаза, любимые... - Открой рот, - просит он шепотом, наклоняясь к моему лицу, касаясь моих губ своими. И я чувствую, как Леша вдыхает в мой рот теплый воздух с привкусом земли после проливного дождя. Становится легче, но совсем немного. Вязкая муть уходит из легких, но вдохнуть нет сил. И я прижимаюсь сильнее к Лешкиному рту, желая получить еще один глоток живительного тепла. И тут же получаю желаемое. Вот так хорошо, так не больно... еще... и еще...
   Проснулась от звука чужих всхлипываний. Тело ломило и села я с большим трудом, и даже не могла определить, где мы находимся. Пол мерно качался из стороны в сторону, и я никак не могла понять на самом деле это так или просто мне кажется.
   Всхлипывала Лека. Если честно, она всегда казалась мне немного сумасшедшей, хотя после всех этих монстров я уже засомневалась и в собственном психическом здоровье, но видеть ее плачущей было для меня более, чем странно. Она лежала на узкой кровати справа от меня, прижимая к груди своего печального хомяка, вымахавшего уже до размеров хорошей кошки. Из бездумно уставившихся куда-то в пространство зеленых глаз, медленно текли слезы, уже проложившие мокрые кривоватые дорожки на ее лице.
   - Ты как? - ко мне подскочила Даша и крепко сжала в объятьях.
   - Нормально... Что это было? - спросила я, имея ввиду ту нереальную боль после перехода. - Так всегда? Мы умерли? Где остальные?
   - Не умерли, - Даша скосилась на Леку и понизив голос еле слышно добавила: - Только Егор... А боль это, как выразился Сережа, от пробуждения магии в крови. Больше больно не будет. Денис в лазарете, а остальные у капитана... Мы на корабле.
   - На корабле? - удивилась я. - Как мы сюда попали?
   Если вкратце, рассказ Дашки сводился к тому, что тот полустабильный портал, в который мы вошли, выкинул нас на какой-то небольшой островок в Морозном океане, и если бы не счастливая случайность в виде проплывающего мимо аминатольского корабля под поэтичным названием "Лик Луны", мы бы наверняка там и загнулись от голода и холода.
   Я хотела еще спросить, что же там случилось с Егором, но в этот момент практически бесшумно отворилась дверь каюты, которую мы делили на троих с девчонками, и в помещение вошли "наши" парни в сопровождении двух незнакомых типов: красивых, беловолосых и сероглазых. Бросив сочувствующий и какой-то виноватый взгляд на Леку, Лешка тут же подсел ко мне, позволяя прижаться к своему теплому боку, а Дашку умыкнул Серега.
   - Это капитан корабля кеаль Стаки, - шепнул мне на ухо Леша, кивнув на более худощавого молодого человека в темно-синей военной форме. - А это главный маг на корабле и по совместительству целитель, - Леша кивнул на второго - он был чуть выше первого и более мускулистый, хмурый и сердитый, и на целителя не очень-то и походил. - Аминатольцы направляются к Русалочьим островам, - зачем-то добавил Зверев, словно это название о чем-то могло сказать мне. - Там есть портал, и если он работает мы телепортируемся в столицу империи.
   А я все смотрела на незнакомцев и в голове сам собой возникал образ того странного беловолосого парня спасшего нас с Лешкой от сатаров... И целитель был особенно на него похож, только глаза у того парня были зеленые и волосы подлиннее.
   - Я вижу, Вы в порядке, - неожиданно обратился ко мне капитан, заставив испуганно дернуться - я стала слишком нервной в последнее время и, должно быть, выглядела смешно. Но никто не смеялся. Я кивнула. Кеаль Стаки перевел свое внимание на Леку. - Таэль, что с девушкой? - обернулся он к своему подчиненному.
   - Перенервничала, плюс эмоциональная травма.
   - Успокоительное?
   - Она отказалась принимать, - равнодушно ответил целитель.
   - Дай насильно, - ответил через некоторое время капитан. - И займи ее чем-нибудь. Книжки свои дай почитать...
   Таэль почти с ненавистью посмотрел на не реагирующую ни на что Леку, и полез в маленькую сумочку, которую держал в руках. Достав оттуда небольшой мутно-зеленый шарик, подошел к девушке, наклонился и замер, давая возможность Лекиному хомяку обнюхать и его и лекарство...

  Лека
   То, что в рот засунули какую-то дрянь, я поняла только тогда, когда мне с силой сжали челюсть, заставляя раскусить довольно твердый шарик. В рот тут же хлынула горькая отрава, раздражая все вкусовые рецепторы и заставляя судорожно сглотнуть, проглатывая добрую половину вязкой мерзости, оказавшейся у меня во рту. Остальное я благополучно выплюнула в чью-то злорадно ухмыляющуюся физиономию, слишком близко наклонившуюся к моему лицу. Раздавшийся вслед за этим красочный матерный монолог поражал воображение - я даже заслушалась. И мне стало так хорошо-хорошо, несмотря на то, что меня грозились умертвить всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Я улыбнулась, заставив говорившего подавиться собственным ядом, и почувствовала себя еще более счастливой. Чем это они меня таким накормили? Плевать. Зато теперь я, наконец, смогу поспать.
   Утром следующего дня вновь пришел этот белобрысый. То, что его зовут Таэлем, я узнала от Даши и Стаси - мне 'целитель' не имел никакого желания представляться. Он вообще был довольно груб со мной по неизвестной мне причине. Но Кси почему-то полюбил его...
   В это утро Таэль вновь предложил мне мутно-зеленый шарик, и я не стала отказываться. Аминатолец, про них и про фэрэйцев вообще, нам со Стасей в течение всего путешествия до Русалочьих островов рассказывала Даша перед сном, когда мы оставались одни, криво усмехнулся, но опять же комментировать никак не стал, лишь сухо пригласив меня посетить свою библиотеку, чтобы выбрать несколько книг. Уже тогда я почувствовала какой-то подвох, но согласилась. Таэль недовольно кивнул, после чего, не говоря ни слова, развернулся и зашагал прочь. Я поплелась за ним.
   Аминатолец ждал меня возле своей каюты. Дверь была уже распахнута и изнутри веяло приятным теплом и ароматом свежесваренного кофе. Здесь было гораздо уютнее, чем у нас с девчонками. Вдоль стен стояли стеллажи, заставленные разнообразными по размерам и толщине книгами, всех цветов радуги вплоть до серо-буро-малинового... Посреди всей этой прелести, несомненно наполненной волшебными знаниями, стоял мягкий диванчик и низкий деревянный столик возле него.
   - Можешь брать любые книги, - любезно разрешил Таэль, пытаясь скрыть ухмылку на своей красивой физиономии, но я заметила, хотя значения поначалу не придала, потому что находилась в состоянии легкой эйфории, то ли от количества книг, то ли от съеденного лекарства - не иначе, как на наркоту подсадили...
   Направившись к стеллажу с самыми огромными фолиантами, я приметила для себя красивую книжищу в темно-коричневом переплете на самой верхней полке. Ко всему прочему она, должно быть, была здесь и самой тяжелой, потому что снять мне ее удалось с огромным трудом и едва не надорвавшись. Таэль мне помогать, конечно, не собирался. Но я и сама девочка сильная - сняла. Только для того, чтобы через несколько секунд разочарованно застонать - книга оказалась на каком-то неизвестном природе языке. Чуть позже я убедилась, что все книги здесь были на этом самом неизвестном...
   Глядя на сердитую и раздосадованную меня, Таэль радовался, словно малолетнее дитя, только что в ладоши не хлопал от восторга. И наверняка думал, что скоро избавится от моего общества.
   - Будешь здесь читать или с собой возьмешь? - полюбопытствовал он сладким голосом. Интересно, как догадался, зараза, что я на фэрэйском читать не умею, говорить-то могу.
   - Здесь буду, - сказала я, а после совершила не очень хороший поступок. Да-да, стыдно-стыдно, честно-честно. Пошла и пожаловалась кеалю Стаки. Ага, и ведь тот пришел и приказал Таэлю, как своему подчиненному, обучить меня фэрэйской грамоте. Надо ли говорить, что после этого целитель 'возлюбил' меня еще сильнее.
   Впрочем, учил он очень даже хорошо. По крайней мере, все то время, что мы не ругались, мы вполне спокойно осваивали алфавит, я даже читать по слогам смогла уже через день и то Таэль обозвал меня жуткой лентяйкой.
   Он в принципе не любил людей и меня в частности, как человека, и потому что от меня много хлопот. Но ругались мы в основном из-за Егора. Почему-то аминатолец был на 100% уверен, что мой Егор лявир. Я на 100% была уверена, что Таэль истеричка, к тому же понятия не имела кто такой этот самый лявир, но с пеной у рта доказывала, что Егор хороший и вообще... Леша и все остальные подтвердили, что Егор отличный парень, что, правда, не заставило аминатольца заткнуться, но мне стало легче...
   Через пять дней мы добрались до Русалочьих островов. Сооружений на островах практически не было, только на Хрустальном и Изумрудном приютились несколько домиков для гостей. А на самом большом из них - Хрустальном, располагался еще и стационарный портал. Русалки, само собой, жили в воде, и свои города располагали на дне вокруг островов. Столица Аквариаль расположилась между Хрустальным, Лазурным и Ишбарко. Корабли сюда не пускали, и 'Лик Луны' пришвартовался в небольшом заливе у Хрустального острова.
   Капитан в сопровождении Таэля, Аргиса и пожилого Вилльиуна, еле запомнила это имя, отправились в Аквариаль к аратху, это здесь так король называется, Прикэву. Мне тоже хотелось посетить столицу, Даше со Стасей аналогично, но нас никто не спрашивал, а сами мы промолчали - мне не очень хотелось общаться с корабельным целителем, а девчонки должно быть постеснялись. К тому же русалками можно было полюбоваться и с корабля. Им, как и нам было любопытно посмотреть на незнакомцев, и те, кто был посмелее и понаглее, повылазили из воды.
   - Алекс! - воскликнул звонкий мальчишеский голос и из воды вынырнул синеглазый русал.
   - Марс, это ты?! Привет!
   - Привет, - смущенно улыбнулся Марс, обрадованный, что его узнали.
   - Как поживает Шарк? - Лешка, да и все остальные, включая меня и полностью выздоровевшего Дениса, все-таки Таэль хороший целитель, перевесились через борт.
   - Отлично! Да вот он, - русал заливисто свистнул и тут же из воды высунулась зубастая акулья пасть. - Он уже много команд знает.
   - Ага, - ухмыльнулся Серега. - И любимая у него: 'Сидеть!'.
   - Сидеть? - смущенно повторил Марс, растерянно хлопая ресницами. Он был довольно няшный, впрочем, как и добрые три четверти его народа. Оставшаяся четверть, русалы-воины, выглядят совсем иначе. - Нет, - наконец, сказал Марс, - Шарк не знает такой команды. Но он хорошо освоил команды: 'ко мне', 'принеси', 'взять', 'чужой' и 'фу!!!'.
   - Наверно, 'фу!' тебе приходится говорить чаще всего, - я высунулась подальше, потому что мне было плохо видно Шарка, а ведь это первая акула, которую я вижу живьем. Где-то я слышала, что если взглянуть на акулу не предвзято, может показаться, что она улыбается. У меня непредвзято что-то не получалось...
   - Да, - с грустью согласился русал. - Но это из-за того, что он еще маленький...
   - Конечно, - легко согласилась я, высовываясь еще немного.
   - Упадешь, - сказала Стася. И я тут же свалилась в воду.
   - Я же тебе говорила, - заявила Стаська. Угу, накаркала, а теперь радуется. Хорошо все-таки, что я плавать умею... и что вода теплая, и что я куртку не одела, и кроссовки тоже... Носки немножко мешают, но это мелочи.
   - Класс! - ко мне подплыл русал. - Давно прыжками в воду занимаешься?
   - Да нет, только что начала, - призналась я.
   - Только что? - не поверил Марс, недоверчиво косясь на меня. - А хочешь Шарк тебя подбросит? - вновь оживился водный житель.
   - Хочу, - тут же согласилась я. Особого доверия Марсова 'собачка' мне не внушала, но я решила, что потом пожалею, что не дерзнула покататься на акуле, а посему...
   - Здорово! - обрадовался парнишка. - Шарк еще ни разу двуногих не подбрасывал, - сообщил он в порыве откровенности. Решительности во мне поубавилось, но отказываться, на мой взгляд, было поздно.
   - Приготовься, - скомандовал Марс. - На счет три. Раз, два... три!
   В тот же миг мощная акулья морда оказалась у меня под ногами и резко толкнула вверх. Как на самом деле не знаю, но по ощущениям я подлетела метров на пять над водой, совершила невероятный пируэт, честное слово не специально, при виде которого Марс просто запищал от восторга, и плюхнулась обратно. Удивительно, но я практически не пострадала - подумаешь воды наглоталась и синяки теперь, наверно, по всему телу будут - приложилась-то я об воду не слабо так. Зато сколько впечатлений!
   - Лека, вылезай, - Лешка обеспокоенно пялился на меня, словно ожидал, что я в любую минуту могу утонуть.
   - Нет, - заартачилась я. - Все равно капитан и все остальные еще не вернулись, а я хочу хоть одним глазком на русалочий город взглянуть. Марс, покажешь?
   - Конечно!
   Кто бы сомневался.
   - А как ты дышать под водой собралась? - поинтересовалась Даша, с оттенком легкой зависти в голосе.
   Я оглянулась на маячивших на палубе аминатольцев, которым вроде как не было до нас никакого дела, и понизив голос сообщила:
   - Так же как и остальные.
   - Как? - заинтересовался Сергей.
   - Элементарно, - я сунула руку в карман мокрых штанов и с большим трудом достала оттуда синий пористый камень. - Вот. Надевается на нос и рот, активируется посредством кодового слова, позволяет дышать под водой.
   - Ну ты нахалка, - сказал Леха задумчиво.
   - И ты знаешь это слово? - спросил Никита, неужели ему тоже хоть что-то интересно.
   - Ага, - гордо подтвердила я. На самом деле, просто подслушала, когда Таэль произносил...
   Я поднесла камень к лицу и произнесла 'красъяни'. Камень стал мягким, каким-то желеобразным, тягучим и охотно расползся по моему лицу, плотно обхватив нос и рот. Дышать через эту фигню было невозможно, и я решила, что задохнусь прямо здесь, не погружаясь.
   - Ладно, Лек. Только не долго, - благословил на подвиги Лешка, когда я уже собралась отказаться от этой затеи с осмотром местных достопримечательностей и попросить помощи.
   Марс восторженно фыркнул и, схватив меня за руку, потащил на дно - в город. Его 'песик', радостно виляя хвостом, плыл впереди, время от времени возвращаясь к нам и вновь уплывая. Вода оказалась удивительно прозрачной, так что видно было далеко: башни, арки, мосты, невероятного вида колонны и даже фонтаны, из которых вместо воды били мощные струи мелкого песка. Справа, в небольшой низине правильной округлой формы раскинулся городской парк, произрастающие там водоросли мерно колыхались вслед за медленным южным течением. И самое главное - здесь я могла дышать!
   - Нравится? - русал отпустил мою руку и непоседливо закрутился на месте.
   - Еще бы! Здесь все такое... - договорить я не успела.
   - Марс! - в нескольких десятках метрах от нас возникла стайка молоденьких русалок. Они весело шушукались и хихикали, поглядывая на меня.
   - Это мои сестры, - пояснил русал, махнув девчонкам рукой.
   - Что все? - я насчитала 11 русалок.
   - Да, - гордо ответил Марс, словно это была его личная заслуга и заговорщически добавил: - Они людей никогда не видели.
   - А это кто? - с любопытством спросила я, ткнув пальцем в неизвестных огромных существ, быстро выдвигающихся из-за нагромождений коралловых рифов, которые здесь, должно быть, выступали в качестве гор. У существ были умильные ласковые мордашки, длинные шеи и гигантских размеров ласты, наподобие тех, с помощью которых передвигаются морские черепахи.
   - М... мА... маринги, - побледнел Марс. Я отчего-то сразу поняла, что знакомиться с ними поближе нежелательно. - Маринги! - что есть мочи завопил Марс, придя в себя.
   Его сестренки со всех плавников бросились наутек. Я с такой скоростью плавать не могла, я, вообще-то, и по человеческим меркам плаваю весьма средненько, а уж за жителями океанских глубин мне и вовсе не угнаться. Но насмерть перепуганный Марс и не собирался меня бросать. Он свистнул Шарка, и велев мне взяться за его плавник, потащил нас вниз, к рифам, где можно было укрыться хоть на время.
   К рифам мы едва поспели. Маринги надвигались на город со стремительностью реактивных самолетов - на окраинах Аквариаля они будут уже минуты через три-четыре, наверно.
   - Надо разбудить колокол, - прошептал Марс, беспокойно пританцовывая на месте.
   - Какой колокол? - должно быть, от страха русал совсем спятил.
   - Колокол на площади, - Марс махнул рукой в сторону города, до которого мы так и не успели доплыть. - Надо предупредить всех.
   - Может быть кто-нибудь из твоих сестер сделает это, - предположила я заражаясь страхом мальчишки.
   - Нет. Они еще маленькие. И вообще... Это мужская работа и я же не трус, - неуверенно закончил он.
   - Я тоже, - поддержала я его, еще более неуверенно. - Но до площади ни один из нас доплыть не успеет.
   - Надо их отвлечь, - в глазах русала загорелся огонек азарта. И мне это очень не понравилось.
   - Да? И кто у нас такой смелый?
   - Ты, - храбро сообщил Марс.
   - Я?! - вот это да! А я-то думала, что Марс настоящий джентльмен, а он меня в пасть к чудовищам отправляет.
   - Дело в том, что на людей морок марингов почти не действует, - быстро проговорил русал, видимо опасаясь, что я его сейчас покалечу.
   - Морок?! - возмутилась я. - Эти монстры итак размером с кита, а у них еще и гипноз есть?!
   - Ага, - виновато кивнул Марс. - Но на людей не действует, - повторил он, - ... почти.
   - Да он им и не понадобится - они меня без всякого гипноза догонят и позавтракают!
   - Тише, - шикнул на меня русал. - Времени спорить у нас нет... В общем, ты плывешь вон туда под прикрытием скал, а потом, когда я тебе дам сигнал, ты резко выскочишь и поплывешь... эм... да вот к 'Лику Луны' и плыви. Там тебя кто-нибудь спасет... наверное.
   Круто спланированный план Марса мне, конечно, жутко понравился, особенно это его 'наверное'. Но я все же послушно поплыла 'вон туда' 'под прикрытием скал' в надежде, что меня 'кто-нибудь спасет', а все потому, что Марса бросить мне отчаянно не позволяла... ну, скорей всего, это была совесть.
   Цепляясь за выступы подводных скал, отплыла от Марса метров на 30 и замерла в ожидании команды. Маринги к этому времени приблизились вплотную к городу и грозными тенями нависли над городским парком. Неужели никто кроме нас с Марсом не заметил этих гигантов? Впрочем, поразмышлять на эту тему более подробно мне не удалось, потому что Марс отчаянно замахал руками, подавая сигнал.
   Сердце в груди заколотилось, как бешеное и я с трудом нашла в себе силы для исполнения своей части плана. Сильно оттолкнувшись от скалы, я свечкой взмыла вверх в каких-нибудь трех метрах от удивленной морды маринга. У меня от страха затряслись поджилки, но я не позволила себе паниковать, смирившись с мыслью, что мне крышка.
   Некоторое время я изо всех сил работала руками и ногами, но когда до поверхности оставалось совсем немного, я решила оглянуться посмотреть, что там происходит, потому как по моим расчетам маринги уже давно должны были меня нагнать и съесть.
   За мной никто не гнался. И вообще в обозримом пространстве не было ни одного живого существа. Это обстоятельство слегка сбило меня с толку. Я растерянно застыла на месте, не зная плыть ли мне искать Марса или все-таки плыть к кораблю, как мы и договаривались с русалом...
   Я посмотрела на поверхность океана и попыталась найти темное пятно, обозначающее корабль. Но 'Лика Луны' тоже было не видно. Меня охватил страх - липкий, колющий, замораживающий изнутри... И хоть бы какой знак, подсказавший куда мне двинуться теперь...
   Словно в ответ на мою мольбу, внизу что-то робко сверкнуло, будто чешуйки на русалочьем хвосте, и в следующее мгновенье на том месте возник Марс. Он помахал мне рукой, пару раз перекувырнулся через себя и, поманив за собой, не спеша двинулся вдоль рифовых нагромождений.
   Я не задумываясь бросилась следом за русалом - не хватало еще потерять его снова. И тут меня кто-то схватил за руку и резко дернул назад так, что от страха меня буквально скрутило, даже в глазах потемнело, и я не сразу сообразила, что отбиваюсь от растрепанно Таэля, который рычал и скалил на меня огромные клыки - того и гляди цапнет.
   Испугавшись клыкастого мага ничуть не меньше, чем марингов, я отчаянно завизжала и со всей дури врезала ему кулаком в плечо - целилась вообще-то в челюсть, но уж куда попала... Рассерженный Таэль даже не подумал меня отпускать, наоборот, схватил побольнее и сильно тряхнул.
   - Ты совсем дура что ли?! - возмутился он, дыхнув пламенем мне в лицо.
   Отвечать я не собиралась. Хотя нет, сначала я собиралась ему ответить, но меня отвлекли красные кривые рожки, которые я вдруг увидела у Таэля на лбу. Ничего особенного, так, рожки как рожки, даже чересчур маленькие, на мой взгляд. Просто не ожидала увидеть их на светлом челе аминатольца.
   Пока я пребывала в состоянии легкого шока, Таэль нагло воспользовался моей беспомощностью и потащил в противоположную от Марса сторону. Туда, где неподвижной глыбой замер гигантский маринг с открытой пастью. Похоже, этот маг недоделанный решил скормить меня монстру под шумок. Вот уж фигушки...
   Извернувшись, я постаралась ущипнуть как можно сильнее его за руку - сначала хотела укусить, но вовремя вспомнила о той штуковине на лице, которая позволяла дышать под водой. Аминатолец даже остановился от неожиданности, но отпускать меня явно не входило в его намерения. В следующий миг я чуть не прикусила свой язык, потому как этот злобный белобрысый гад отвесил мне хорошую пощечину.
   - Хватит, - зло прошипел он и я с удивлением воззрилась на его перекошенное в гневе, но вполне обычное лицо. Никаких рогов, никаких красных глаз, пылающих адским пламенем, да и клыки куда-то исчезли - втянулись в челюсть наверное... Кроме всего прочего, оказалось, что Таэль почти дотащил меня до 'Лика Луны', до которого теперь оставалось не более двух десятков метров. Расклад немного портили монстры, дружной стайкой окружившие нас со всех сторон. К тому же сейчас маринги действительно выглядели, как чудовища - умильные физиономии куда-то исчезли, словно сорванные маски, явив моему взору узкие зубастые морды, обтянутые черной кожей.
   Я напугалась, правда, и только поэтому с такой силой схватила аминатольца за руку, желая чтобы он и дальше тащил меня на корабль. Сердито сбросив мою руку, уж не знаю как он смог разжать мои судорожно сжатые пальцы, Таэль пустил по воде едва заметную магическую волну бледно-желтого цвета. Она быстро закружилась вокруг нас, с каждым разом все увеличивая диаметр вращения, пока через несколько секунд не достигла ближайших к нам марингов, откидывая их назад - прочь от корабля, с которого в нескольких направлениях уже велась стрельба короткими яркими вспышками. Когда маг подтащил меня ближе к кораблю, я, наконец, заметила, что "Лик Луны" оказывается полностью погружен под воду и вокруг него сияет полупрозрачный желтоватый купол. Мы подплыли вплотную к этому мерцающему куполу со стороны кормы, там где на борту был виден ярко-синий замысловатый узор, и нас втянуло внутрь. В тоже мгновенье я почувствовала, что мне перекрыли кислород, стало совершенно нечем дышать...
   - Ну, что же ты, дура? - обеспокоенно спросил Таэль или беспокойство в его голосе мне почудилось из-за нехватки воздуха? - Снимай скорее фарту.
   - Как? - с трудом прохрипела я.
   Маг безнадежно закатил глаза, но вспомнив, что я вообще-то задыхаюсь, не стал закатывать долгих истерик.
   - Второе кодовое слово.
   Опа, их что два должно быть. Чувствуя, что в глазах начинает темнеть, я отрицательно замотала головой, желая сказать, что второго слова у меня не было. Удивительно, но аминатолец понял мою пантомиму.
   - Не городи ерунду. На них защита от дураков, - это он не иначе меня имел в виду, - без второго слова, фарту не наделся бы.
   Я хотела сказать, что Таэль придурок сам, потому что я вот никакого второго слова не говорила, и, тем не менее, этот "фартук" недоделанный на мне прекрасно сидит. Но смогла выдавить только хриплое "Таэль...", после чего фарту попросту отвалился от моего лица, мгновенно превратившись в небольшой камень, с характерным стуком упавший на палубу корабля. В легкие хлынул поток воздуха так, что я едва не захлебнулся им.
   Отдышавшись, увидела рядом с собой все того же садиста - Таэля. Физиономия его оставалась предельно равнодушной, но глаза были до отвращения хитрые.
   - Очень льстит, конечно, - сказал он елейным голоском. - Но использовать имя в качестве кодового слова неимоверно глупо даже для такой, как ты. А если бы тебе взбрело в голову позвать меня, находясь под водой? Делай выводы, дурочка... - закончил он шепотом, низко наклонившись к самому моему уху, наверняка, чтобы подошедший капитан не слышал, что он обзывается на несчастную меня. А уж выводы-то я сделаю.
   - Что дальше будет? - более-менее спокойно спросила я, поднимаясь на ноги. Боже, Таэль даже руку мне предложил, чтоб помочь подняться - целитель все-таки, не может бросить болезных на произвол судьбы.
   - Что будет? - переспросил он. - Отстреляем марингов сколько сможем... Ничего глобального Аквариалю сейчас не грозит...
   - Эмм... - к ним подошли Стася и хмурый Леша.
   - Что? - капитан удивленно посмотрел на молодых людей. Леша дернул девушку за рукав, и та нехотя достала из кармана бумажный листок сложенный несколько раз. Бумажку она протянула капитану и чуть виновато улыбнулась.
   - Я тут случайно услышала, что никто не знает маршрута до Лунного храма, - тихо сказала Стася, схватив Зверева за руку для моральной поддержки. Тот тут же притянул девушку спиной к своей груди и крепко обнял. - Это карта к нему как раз и должна вести.
   Кеаль Стаки быстро развернул бумагу и некоторое время ошарашено изучал ее.
   - Еще б и Камень света сюда, - пробормотал он.
   Вырвавшаяся из объятий Лешки и пытающаяся сбежать, Стася споткнулась и растянулась на полу. Из левого кармана ее штанов вывалился прозрачный камень размером примерно с кулак. Капитан поднял его и во все глаза уставился на девушку.
   - Обалдеть, - пробормотал и Лешка. - А теперь мое желание исполняй.
   Леша подскочил к Чайке, помог ей подняться, не давая сбежать. Поднял лицо за подбородок, заглядывая в светло-голубые глаза.
   - Вот почему у тебя глаза стали такие... Камень 'высасывает' краски.
   - И портит характер, - поддакнула появившаяся в компании Сергея Даша.
   Стася показала им язык и отвернулась.
   - Придется заняться перевоспитанием, - вздохнул Леша, и потащил девушку куда-то внутрь корабля. Целоваться небось.
   На душе стало как-то тоскливо. Я потопталась на месте, соображая что мне делать - идти к себе в каюту и сидеть в одиночестве, или остаться на палубе и следить за окончанием битвы - в Аквариале оказывается были магические пушки и маринги уже вовсю драпали от города.
   - Иди ко мне в каюту, почитай, - неожиданно произнес Таэль, таким спокойным голосом без намека на насмешку, что я с удивлением подняла на него глаза, но он уже отвернулся.
   Что ж почитать, пожалуй, не такой плохой вариант...

   Когда я проснулась 'Лик Луны' входил в небольшую бухточку. И с правого и с левого бортов глухими стенами встали скалы и лишь впереди, за легким изгибом берег казался более пологим. Когда же 'Лик Луны' приблизился к берегу почти вплотную, стали видны мраморные ступеньки тускло-зеленого цвета с редкими вкраплениями красно-бурого оттенка, словно засохшие капли крови на пожухлой траве. Ступеньки начинались у самой воды и резко уходили вверх, обрываясь, казалось, у самых облаков.
   Первым на берег сошел кеаль Стаки. За ним потянулись остальные аминатольцы - больше половины команды корабля. За ними на берег перебрались и мои новые друзья, и я тоже уже ступила на небольшой узкий мостик, когда услышала голос капитана:
   - Лека, ты останешься на корабле.
   - Почему? - попробовала возмутиться я, но мне уже было ясно, что решение принято давно и мое мнение интересует только меня.
   - Это не увеселительная прогулка, там опасно, - заявил кеаль Стаки.
   Я с сомнением уставилась на Дашу и Стасю. Похоже, меня просто наказывали за мои похождения на Русалочьих островах.
   - Не волнуйся, ты будешь не одна. За тобой присмотрят, - насмешливо произнес Таэль.
   Я фыркнула и попробовала изложить свою точку зрения, но мне вежливо посоветовали заткнуться, сесть где-нибудь и дожидаться их возвращения. Обиженно надув губы, села возле мачты с самым несчастным выражением лица, на какое была способна. На что надеялась, не знаю - может, что они передумают и возьмут меня с собой, но никакого эффекта не последовало.
   Когда я, наконец, решила встать со своего места и посмотреть, где они - их уже и след простыл. Отчего-то почувствовала себя униженно-обиженной... Всхлипнула... и испуганно замерла, всеми силами пытаясь отогнать подступившие к горлу слезы. Получилось - я сильная. И умная. Потому что вспомнила про одну забавную вещицу, которую я заметила в каюте Таэля в тот самый раз, когда одна 'читала' там книгу. Вообще-то безделушек в каюте Таэля было много, трогать их он мне строжайше запретил, пригрозив страшными карами. Но я все равно не удержалась, хотя и понимала, что среди красивых вещиц могут быть опасные. С другой стороны, целитель их практически не прятал...
   Примеченный мной медальон и вовсе лежал на самом видном месте и сам просился в руки. Я и взяла. И примерила и так, и сяк, глядя в небольшое круглое зеркало. Оказалось, что когда сверху находилось изображение солнца абсолютно ничего не происходило, но стоило перевернуть медальон вверх луной и мое отражение тут же исчезало. Теперь только и оставалось, что пробраться в каюту Таэля, взять медальон и... Ну... пойти за ними следом, наверно.
   Я поднялась на ноги и непринужденной походкой направилась в каюту целителя.
   - Пойду почитаю, - сказала я в ответ на вопросительные взгляды двух аминатольцев, оставленных на корабле. Те кивнули и потеряли интерес ко мне...
   Радостного запала от ощущения свободы хватило едва на половину скользкой заледенелой лестницы. Потом крылья, словно кто-то обрезал, к ногам привязали по пудовой гире, рюкзак с закутанным в мой шарф Кси, казался таким тяжелым, будто вместо морского... енота, там сидел целый слон. Чем ближе была вершина, тем больше мне хотелось присесть... Но я упрямо доползла до самого верха, и лишь для того, чтобы увидеть перед собой крутую заледенелую горку, которая по сути являлась единственным спуском. И кругом только покрытые снегом и льдом стоящие плотно друг к другу не слишком высокие, но все-таки горы, и никакого Лунного храма, и даже ребят было не видно - возможно они вообще сюда не полезли, а какую-нибудь другую дорогу нашли. Мне оставалось одно из двух: или вернуться на корабль, или съехать вниз.
   Сняв рюкзак, крепко прижала его к себе, в надежде, что с моим бурундосвином ничего не случится, и села на край ледяной горки. Несколько минут не могла решиться на спуск, но задатки самоубийцы, вероятно, все-таки присутствовали во мне в той или иной степени, и судорожно вздохнув, я все же оттолкнулась, стремительно покатившись вниз.
   Приземление оказалось неожиданно мягким - сугробы внизу были большие, снег совершенно нетронутый, что навело меня на печальную мысль о том, что кеаль Стаки все-таки выбрал другой путь для исследования острова. А отсюда выхода не было - горы стояли вплотную друг другу, кольцом овивая небольшую поляну, словно я оказалась внутри вулкана.
   Расстроенная и напуганная почти до слез, я залезла в рюкзак, чтобы убедиться, что со зверьком все в порядке. Кси ткнулся носом в мою дрожащую от страха и холода руку, черные бусинки глаз сочувствующе смотрели на меня.
   - Попали мы с тобой, - пробормотала я. - Прости...
   Кси не ответил, позволяя в полной мере ощутить нехватку человеческого общения. Я вздохнула, который раз поежилась от холода, и медленно поплелась вдоль каменной стены.
   Казалось, выхода здесь нет.

  Таэль
   Уже на самом верху лестницы я вдруг понял, что что-то не так. Совсем не так, как я ожидал. Во-первых, остров казался слишком маленьким, во-вторых, никогда не слышал, чтобы дуолниги, которые и возвели Лунный храм для своей верховной богини Селестины, хоть когда-нибудь строили на кундеярах, в-третьих, храм в принципе не может быть построен на кундеяре. Берл, да на этих островах-кундеярах, где совсем нет магии, вообще никогда ничего не строили, кроме тюрем для магов. А магии здесь не было - это мерзкое чувство пустоты внутри ни с чем не спутаешь.
   Стаки тоже почувствовал. Мы отошли в сторону от лестницы, прошли по узкому краю, ища какой-нибудь более-менее приемлемый спуск с возможностью обратного подъема, но такового не нашлось - похоже, вниз можно было попасть, только съехав по заледенелой горке. Но дураков нет. Потоптавшись по верхней площадке, Стаки дал команду спускаться обратно к кораблю. Любопытно, это карта не настоящая или мы что-то не так поняли...
   Спустились быстро. Капитан разочарован, хоть и старается делать равнодушный вид, я вижу, что он переживает. Я бы тоже, наверно, переживал, если бы мой старший брат находился на передовой, а мне в руки скользнула и исчезла возможность быстро закончить войну... Хорошо, что старшего брата у меня нет... то существо, что упоминала мама не в счет.
   - Отчаливаем! - голос старпома разнесся над бухтой. Корабль радостно встрепенулся, нетерпеливый ветер наполнил серебристые паруса и 'Лик Луны' покинул негостеприимный скалистые берега.
   - Что не так? - спросил Стаки, когда мы остались одни у него в каюте. Собственно откуда мне знать? Я пожал плечами.
   - Давай еще раз взглянем на карту, - предложил просто так, не особо надеясь на успех.
   Карта тут же оказалась на столе. Некоторое время тупо пялились на нее и лично я ничего нового не увидел - судя по карте недавно мы покинули нужный нам остров. Карта все-таки фальшивка...
   - Смотри, а это что? - Стаки тыкнул пальцем в какую-то кляксу в углу. Приподнял карту, присмотрелся внимательнее. Мрых! Кажется, это экриз - полумагические письмена.
   - Сейчас, схожу в свою каюту за книгой, - бросил я капитану и выскочил из его каюты. У меня точно был справочник с расшифровкой экризов.
   Через несколько минут уже перевели, сделали поправки в карте - оказалось, Лунный храм находился немного западнее и гораздо севернее нашей предыдущей цели. Стаки повеселел - плыть до туда, конечно, далековато, но, по крайней мере, карта настоящая.
   В дверь постучали и открыли, не дожидаясь ответа. В проеме показались взволнованные лица людей - не люблю людей...
   - Что случилось? - а вот Стаки лоялен ко всем. А я бы их на Русалочьих островах оставил, ну и что, что портал не работает, бывают же там случайные корабли, да и патруль дня через три прибыл бы - забрал бы их на большую землю.
   - Мы Леку не можем найти, - испуганно пробормотала.. эмм.. Даша, вроде.
   Почему-то стало неприятно...
   - Там парень сказал, что она пошла читать к Таэлю в каюту, - сказал Леша и все уставились на меня.
   - В моей каюте ее нет, - так и знал, что на меня все свалят. Должно быть от этого на душе так беспокойно и паршиво. Тем более все так смотрят на меня, будто я ее придушил и за борт кинул.
   - Куда она могла деться? - Даша почему-то спрашивала именно меня. - Мы уже весь корабль облазили...
   - Ну, не могла ж она мимо Экина и Мираена пройти. Я им велел за ней смотреть, - пожал я плечами. В голове почему-то ни одной связной мысли, только какая-то паническая бурда, вроде той, что мы Леку на кундеяре забыли. А ведь это я просил Стаки оставить ее на корабле, знал, что эта полудурочная что-нибудь натворит. Но надо было ее, наверно, с собой тащить, тогда хотя бы под нормальным присмотром была.
   Пришли Экин с Мираеном - идиоты.
   - Где девушка? - Стаки спокойно так спрашивает, а сам чуть зубами не скрипит. И ведь знаю, что эта девчонка ему нравится только потому, что на сестру его Сиби похожа, а все равно противно... аж бесит.
   - Она сказала, что пойдет читать к Таэлю. И в самом деле, пошла, я проследил за ней, - начал Экин. - В каюту вошла и не выходила, я неподалеку сидел.
   - А я у сходней дежурил, - вставил Мираен. - Она не проходила. Я не отлучался ни на секунду.
   - Но в каюте ее нет, я только оттуда, - знаю, что слишком резко ответил, но что-то мне не по себе. Мрых!
   Всей толпой пошли проверять мою каюту. Книги даже не тронуты. Лека как начнет что-нибудь трогать, так все разворотит будь здоров и на место никогда ничего не положит... Хотя... похоже эта пакостница в моих амулетах копалась, засранка!
   - Амулета виэжу не хватает, - констатировал я. Этот амулет позволяет становиться невидимым, стоит лишь его повернуть лунной стороной наружу. Интересно только, Лека с ним на корабле прячется или все-таки у нее хватило глупости на острове с корабля сойти?
   Попробовал призвать ее лесха. Зверь довольно милый и самое главное понимает, что для хозяйки лучше. Но сейчас откликаться не стал, значит, в радиусе 100 метров его нет. Вот дура непробиваемая!!!
   - Похоже, на острове она осталась, - сказал я. А на душе так гадко-гадко. Это у меня интуиция хорошо развита...
   - Таэль, - капитан смотрит на меня после минутного размышления. - Возьмешь аденку и заберешь Леку с острова.
   - Я?! - я ошарашено посмотрел на капитана. - Я думаю, что буду полезнее в Лунном храме, - говорю, а сам понимаю, что согласен. Конечно, посреди океана на спасательной лодке только я и смогу себя нормально чувствовать. Надо с собой провизию взять и теплые вещи какие-нибудь...
   - Это приказ, - это мне Стаки говорит, с которым мы в одной песочнице в детстве сидели. - Выполняйте!
   - Есть выполнять приказ! - рыкнул я. Стася даже в сторону отпрянула. А нечего меня при людях распекать...
   Собрав сумку, пересел в аденку, трехместную лодку на КДВХ (коротко-действующем волшебном ходу) и направился к покинутому ранее острову. Надеюсь, правильно направление выбрал.
   Мрых! И надеюсь, с этой безголовой ничего не случилось...

   КДВХ хватило на две трети обратного пути до острова. Теперь можно было грести вручную - это для тех, у кого нет терпения, или же ждать два-три часа, когда волшебство восстановится. У Таэля терпение было... в определенных количествах. Но сегодня явно был не тот случай -ему нестерпимо хотелось, как можно быстрее оказаться на острове. Но это, конечно, совсем не потому, что он хотел поскорее спасти девчонку. Она ведь человек... А Таэль ненавидит людей...
   Мало того, что его отец Амит, бросил мать ради какой-то сильно потрепанной жизнью тетки с тремя сопляками в комплекте, так он его еще и ударил, когда Таэль попытался открыть ему глаза. Поняв, что уговоры не помогут, аминатолец, прекрасно сознавая, что отец как маг гораздо слабее, попробовал остановить его силой. Тот просто взорвался от ярости...
   Молодой маг прикрыл глаза, вспоминая, как тот, кого он всю жизнь называл папой, кричал, разбрызгивая слюну, что Таэль вовсе не его сын, а ублюдок какого-то грязного лявира, которому его мать отдалась по собственному желанию и вероятнее всего не один раз. И что его, Амита, попросту заставил жениться на матери дедушка...
   Позже Таэль наивно успокаивался тем, что как заведенный повторял про себя, будто Амит сказал это от злости, что на самом деле это не правда, не может быть правдой, не должно... Но тогда он просто взбесился, поднял руку на... отца? и чуть не убил его. А после бросился к матери за ответом.
   Она сидела в саду на дубовой скамейке, хотя удобнее было бы на меановой. Это, казалось, вполне невинное обстоятельство разозлило юношу еще больше. Меаны росли только в Аминатоле, Дремлине и иногда встречались в Блуждающем лесу. А дубы росли везде, даже на Земле и в Урунае, где жили ненавистные лявиры...
   Таэль уже набрал в легкие воздух, чтобы накричать на мать, но она была так печальна, что он не решился. И лишь некоторое время спустя тихо обратился к ней. Она не перебивала его - ни словом, ни взглядом, ни единым движением не подтвердив, но и не опровергнув обвинений Амита. И только когда Таэль выдохся и умолк, спокойно, но твердо сказала:
   - Я очень люблю твоего отца.
   Таэль все понял, но верить не хотел. И он без устали обманывал себя вновь и вновь... И виноватыми в своем несчастье Таэль считал людей. Ведь это все из-за той тетки... стремя сопляками в комплекте...
   Аденка дернулась и вновь поплыла сама, так что необходимость грести отпала и Таэль вытащил весла...

   Подхватив длинную веревку, заплечную сумку и привязав аденку к небольшому выступу в скале, я вылез на берег.
   Ступени засыпало, видимо, ночью здесь шел снег, и подниматься было тяжелее, чем вчера. Оказавшись наверху, закрепил один конец веревки у самого спуска - теперь и спускаться можно медленно и обратно вернуться получится - в самом деле, надеюсь, с веревкой ничего не случится.
   Девчонки внизу не оказалось. Я, конечно, не ожидал, что она будет ждать меня прямо у заледенелого спуска - это было бы слишком оптимистично. Но я надеялся, что она шляется где-нибудь неподалеку и ее будет легко найти. Но я обшарил уже всю поляну, заключенную среди скал, даже взбирался на одну из них, чтобы осмотреться с высоты, а девчонку или хотя бы ее следы так и не нашел. Попробовать позвать ее? Я поежился от одной только мысли об этом. Почему-то мне казалось, что произойдет что-то страшное, непоправимое, если я вдруг решусь крикнуть: 'Лека' в этом пустом мире острова.
   Но кричать не пришлось. Словно из-под снега появился лесх. Зверек вперевалочку подошел ко мне, обнюхал и, в конце концов, признав, повернулся ко мне спиной и не спеша повел вдоль скалистого кольца.
   Пройдя с полсотни метров, зверек юркнул в небольшую расщелину, которую сам я не заметил, за что тут себя и выругал. Расщелина была слишком узкой для того, чтобы я мог свободно пройти в нее, а что если дальше проход еще и сужается? Застрять между скал мне совсем не улыбалось.
   Пока я размышлял, из темноты появился лесх и недовольно заверещал, призывая поторопиться. Никогда не думал, что буду подчиняться мелким грызунам...
   С трудом протиснулся внутрь и оказался в пещере, насколько большой не знаю - темнота не позволяла рассмотреть хоть что-то, в том числе девчонку, но я слышал ее слабое дыхание и мог, наверное, отыскать ее на ощупь.
   Я двинулся к левой стене, но тут же ударился головой о выступ в потолке пещеры, шарахнулся в сторону, зацепился ногой обо что-то твердое и распластался на полу, словно беспомощный младенец.
   - Мрых, и все из-за этой бестолочи, - пробормотал я, пытаясь нащупать в сумке светящиеся кристаллы - апри. Нащупать удалось только два из четырех, взятых с собой, но, думаю, и этого вполне хватит. Легонько тряхнул апри и они ярко вспыхнули, но уже через секунду поубавили свой пыл и теперь распространяли мягкий мерцающий свет.
   Осмотрелся. И тут же отпрянул назад, обнаружив, что стою на краю черной пропасти. Похоже, я успею поседеть прежде, чем найду девчонку...
   А ее, кстати, в пещере не было. То есть, нет - была, но я ее не видел. Посреди пещеры сидел один только лесх и нетерпеливо дергал носом, отчего его длинные усы смешно шевелились. Видимо, решив, что я готов следовать за ним, зверек не спеша направился к левой стене, куда с самого начала я и собирался пойти. Он остановился, наверно, в метре от стены, оглянулся на меня и, убедившись, что все мое внимание принадлежит ему, сделал очередной шаг и... исчез. Нет, я конечно, знал, что лесхи весьма загадочные и волшебные существа, но что они еще и невидимыми могут становиться стало для меня полной неожиданностью. Я даже додумался подойти к тому месту, где зверь исчез, и пошарить в воздухе руками. И почти сразу наткнулся на теплую мохнатую мордочку. Потом отвел руку чуть в сторону и почувствовал под своими пальцами чужие - холодные, как лед. На секунду мелькнула мысль, что я опоздал, и сердце сдавила непотная боль, но девчонка дышала, слабо... и все же.
   Вспомнив о пропавшем амулете, понял, почему не вижу ее. Пришлось лезть Леке под куртку и нащупывать его - девчонка оказалась чуть теплой, скорей всего задержись я еще на час и было бы поздно. Снял с нее амулет и, наконец, смог рассмотреть бледное лицо. Она была именно такой, какими мне и представлялись все люди: беззащитной, слабой и абсолютно беспомощной.
   Осторожно приподнял ее, перетащил к себе на колени - надо ж додумалась улечься спать на холодном каменном полу... Вытащить из сумки теплое одеяло из шерсти синего жглота оказалось довольно не просто, но я все же сумел укутать в него Леку. Она проснулась, открыла глаза. Обиженные, грустные, невинные озера цвета цветущих по весне вод океана Дождей уставились на меня и какое-то время изучали.
   - Я знала, что ты жив, Егор, - проговорила она охрипшим голосом, ближе прижимаясь ко мне.
   - Дура, - я постарался влить ей в рот горькую настойку черной живицы. Она отчего-то сопротивлялась и глотала лекарство очень неохотно. Что взять с человека? Кинув на пол свою длиннополую друку на пуху выхлика, осторожно опустил девчонку на нее. Теперь я был уверен, что через несколько часов она придет в себя и мы сможем покинуть этот остров.

  Лека
   Мне не было так плохо, с тех пор, как... да нет, мне вообще никогда не было так плохо. Голова раскалывается от малейшего движения, ужасно хочется есть, но при этом от одной мысли о еде тошнит так, что лучше умереть голодной смертью. Все тело ломит, словно меня самое меньшее неделю колотили палками и, по крайней мере, в трех местах сломали каждую кость.
   Зато тепло. И одеялко мягонькое такое... Интересно, откуда оно взялось? Да и лежу я на чем-то мягком, теплом...
   Я попыталась вспомнить, откуда взялось это богатство, но ничего толкового на ум не приходило. Тогда я попробовала восстановить ход вчерашних событий с самого начала.
   ... Итак, мы с Кси остались одни. Было холодно и ветрено, и вскоре я продрогла до костей. Ко всему прочему к вечеру пошел снег. Мне очень хотелось есть и я чувствовала себя самым несчастным человеком на свете.
   К счастью, у меня был Кси. Он весьма живенько носился по снегу, холод его, кажется, совершенно не трогал, так что зря я его все это время кутала то в шарф, то в шапку. Именно Кси нашел крохотное озеро в восточной части скального кольца. Пришлось повозиться, прежде чем получилось пробить более-менее приличную прорубь, зато немного согрелась и вода оказалась в озерце пресной и вкусной, хоть и холодной.
   А пещеру я нашла сама! Ну, я так думаю. По крайней мере, зверь очень убедительно делал вид, что в упор не замечает щель в скале, через которую мы и влезли в пещеру. Здесь было так тихо и темно, что мне тут же захотелось поскорей выбраться наружу, но я так устала, что просто рухнула на пол, радуясь, что под попой, наконец-то, нет снега. Потом я отыскала фонарик в рюкзаке, в котором теперь остались только бесполезные спички, потому что разжигать на острове было решительно нечего, и перочинный нож.
   При свете фонарика пещера оказалась не такой уж страшной, да и не такой большой, как мне казалось. Правда, справа от входа был какой-то не очень симпатичный и должно быть глубокий провал, по крайней мере, дна я так и не смогла рассмотреть сколько ни светила туда фонариком...
   А потом я поступила не очень умно, завалившись спать на полу у левой стены пещеры - подальше от черной пропасти и входа. Сначала мне было жутко холодно, и Кси верещал, как сумасшедший, даже хватанул меня за одежду зубами. А потом ничего, даже как-то тепло стало.. А после я заснула, наверное... Вот и все.
   Откуда взялось одеяло и пуховик я не знаю...
   Егор! Здесь же был Егор! Или мне приснилось?
   Я с трудом поднялась, закуталась в одеяло, предварительно натянув на себя пуховик - мне казалось, что если я оставлю это сокровище здесь, то его обязательно не будет, когда я вернусь. И направилась к выходу. Мне даже в голову не пришло, что щель между скалами, открывающая проход пещеру, слишком узкая для того, чтобы я во всей своей амуниции смогла протиснуться в нее. Пришлось снимать лишнее и идти налегке.
   Снаружи во всю светило солнце. Ветер казался теплым, каким-то весенним. Но около пещеры никого не было: ни Егора, ни Кси. Зато со стороны озерка доносились какие-то странные звуки, и я, недолго думая, направилась туда. Близко подходить не стала, остановившись под прикрытием одного из снежных сугробов, и стала наблюдать за происходящим. Из озера вылез абсолютно голый парень, громко фыркая, как взаправдашняя лошадь, отошел от него на несколько метров и с разбегу сиганул обратно. Меня аж передернуло от накатившей волны холода. Бр-р... Нет, этот извращенный ненормалец Егором быть никак не может. И что же мне делать? Подойти? Вроде Кси находит его не опасным и даже симпатичным. Вон, как ластится предатель...
   Подошла ближе. Он снова вылез из воды и некоторое время просто стоял не шевелясь, позволяя каплям воды яркими жемчужинами скатываться на снег, плавно скользя по голому телу. Меня опять передернуло - мир не без психов. Хотя тело у него, конечно, красивое - я даж залюбовалась. А что ж не посмотреть, раз показывают?
   - Что, нравлюсь? - спрашивает язвительно так.
   - Нравишься, - честно отвечаю из упрямства.
   По-моему, он смутился. По крайней мере, начал поспешно вытираться куском какого-то полотна, повернувшись ко мне спиной, ну или просто хотел продемонстрировать мне свою задницу. Неужели хочет, чтобы я и ее похвалила?
   - Есть хочешь? - спрашивает аминатолец, облачившись в серые полуобтягивающие брюки, мягкие темно-серые сапоги и серую же рубаху из шерсти неизвестного зверя. На меня не смотрит - игнорирует, наверно.
   - Не хочу, - знаю, глупо себя веду, словно мне 5 лет. Тем более в животе предательски урчит, и я тут же меняю свои показания, - хочу.
   Таэль как-то злорадно улыбнулся, словно всю сознательную жизнь мечтал задать мне этот вопрос, чтобы потом ответить: 'Хотеть не вредно' или еще что-нибудь в этом роде. Но он молча направился в сторону пещеры и мне ничего не оставалось, кроме как последовать за ним.
   - Как ты здесь оказался? - на самом деле этот вопрос не сильно волновал, просто надоело сидеть молча. Гораздо больше интересовало, как мы отсюда выберемся.
   - Мимо проплывал, дай, думаю, загляну на остров, посмотрю, чем ты тут занимаешься, - голос ровный и лицо такое серьезное в тусклом свете кристаллов. Но все равно врет.
   - Ну и как, посмотрел? - в тон ему спрашиваю я.
   - Лучше б не видел...
   - А как мы отсюда выберемся? - несмотря ни на что, я Таэлю очень рада, но ему об этом ни за что не скажу.
   - Так же как попали.
   - Я летать не умею, - чистая правда, между прочим. Я проверяла... классе в восьмом. Я тогда еще сильно ногу рассадила, даже швы накладывали. Надо было для первого раза, наверное, что-нибудь пониже выбрать, чем крыша дома. Хорошо еще зима снежная была, сугробы.
   - Я подозревал, - произнес так презрительно, будто сам по сто раз на дню летает. Показала ему язык - пусть подавится. Он и правда поперхнулся от возмущения - жаль не сильно. - Отдыхай, через пару часов выходим, - пробурчал он и ушел. Обиделся? Ну и что, сам дурак.

   Было хорошо за полдень, когда мы с Таэлем оказались возле знакомой мне горки. Канатик, болтающийся на этой самой горке, между прочим, минимум в четырех метрах над землей, я сразу заметила. И тут же взглянула на Таэля, пытаясь придать взору наибольшую вопросительность. Он что, хочет, чтобы я доверху по канату карабкалась? Неужели вообразил меня суперкрутым скалолазом?
   Мой взгляд остался без внимания. Таэль продолжал самозабвенно укладывать вещи в свою заплечную сумку. Еще в пещере он сумел затолкать туда одеяло, кристаллы-апри, остатки обеда и мой рюкзак со всем содержимым. Теперь он снял с себя пуховик и, аккуратно его сложив, заталкивал в необъятное чрево сумки. Следом за пуховиком отправился Кси. Мелкий гад даже не сопротивлялся, подчиняясь наглому аминатольцу, словно это он его родной и горячо любимый хозяин, а не я.
   И тут мне в голову пришла гениальная мысль, которую я поспешила озвучить.
   - Таэль, а я в твою сумку не влезу?
   Нет, я, конечно, согласна, что смех продлевает жизнь и все такое, но согласитесь, что не очень приятно, когда кто-то продлевает свою жизнь за ваш счет. Таэль ржал как конь и никак не мог остановиться - лет 50 он точно себе прибавил. А влезу я в сумку или нет, я так и не поняла.
   - Ты полезешь первая, а я тебя подстрахую, - произнес парень и выжидательно уставился на меня. - Ты лезешь или как? Или, может, предпочитаешь остаться здесь?
   - До веревки мне не достать...
   - С разбега...
   - Горка очень крутая...
   На последнее мое замечание Таэль ничего отвечать не стал. Молча сложил руки замком... Но до веревки я смогла дотянуться только забравшись парню на голову, в прямом смысле - и этому обстоятельству он был несказанно рад.

   Ненавижу. Всё! Этот дурацкий остров, чертовы скалы, мерзкий скользкий лед, противный ветер и долбанный океан вокруг всего этого. Ах да, еще этого недоумка, который ползет следом, все время тыкается в мои ноги и верещит, как... как не знаю кто, чтобы я двигалась быстрее. Хорошо, что я уже почти доползла до вершины, только вот подтянуться... э-э, за что б тут ухватиться?
   - Не трогай узел!
   - А? А-а...
   'Тормозной' сугроб с тех пор, как мы встречались с ним последний раз, немного подрос из-за вчерашнего снегопада. Впрочем, мне-то все равно - я приземлилась прямиком на Таэля.
   - Дура, - мрачно произнес он, после того как веревка приземлилась мне на спину, смачно щелкнув аминатольца по лбу.
   - Дура, - согласилась я. - Но и ты, блин... Кто ж так веревку завязывает, что ее одним движением развязать можно?
   - Просто у кого-то очень кривые руки.
   - Видимо, у тебя.
   - Слезай с меня, - проворчал парень.
   - Таэль, - вкрадчиво произнесла я, низко наклонившись к лицу молодого аминатольца, и не думая слезать с него. Тот отчего-то судорожно вздохнул, глядя мне в глаза, но мне было не до того. - А на этом острове драконы живут или другие какие монстры?
   - Да откуда им тут взяться, - раздраженно произнес Таэль, спихивая меня на снег.
   - Полагаю, оттуда же откуда взялся и этот, - прошептала я, пытаясь развернуть Таэля лицом к монстру.
   Признаться на дракона это чудовище не тянуло, что тут же подтвердил Таэль.
   - Это файтер, - заявил он. Парень старался не показывать виду, но у меня все же сложилось мнение, что встрече он не рад. - Совсем молодой... и голодный.
   - Ты хочешь сказать: 'Сейчас нас будут кушать'?
   Вместо ответа Таэль сбросил с плеч свою сумку и начал в ней рыться.
   - Ты что, собрался скормить ему Ксилофага?
   - Слушай, ты на самом деле дура или просто так хорошо притворяешься?
   - Сам дурак, - обиделась я, на всякий случай, отбирая у Таэля вытащенного из рюкзака зверька. Кстати, Егор говорил, что у лесха укус смертельно ядовитый - может заставить его пару раз цапнуть монстра? Но Кси на файтера даже внимания не обратил - удобно устроился у меня на руках, и казалось, задремал.
   Таэль тем временем добрался до съестных запасов - не доеденное копченое мясо полетело в файтера. Тот, не будь дурак, подхватил его, проглотил, даже не разжевав, и с надеждой уставился на моего спутника. После чего в маленького (всего-то размером с лошадь), беззащитного (огромные клыки и когти не в счет), пока еще ничем не провинившегося (ну, не успел он) монстрика полетели сыр, вяленая рыба, какие-то сухари, пирожки, свежие овощи и даже фрукты - монстра ни от чего не отказывался... Хм, а меня аминатолец накормил намного скромнее...
   - Чтобы ты не лопнула, - прочитал мои мысли Таэль. - Тебе, между прочим, еще в гору лезть предстояло.
   Он сунул мне в руки крошечный арбуз и вернулся к общению с файтером. Если он хотел откупиться этим, то у него ничего не вышло. И вообще, я эту гадость есть не буду. Зато проснувшийся Кси проявил жгучий интерес к необычному фрукту и слопал его, даже не задумавшись хочу ли я отведать неземное лакомство - я только и успела заметить, что 'арбуз' и внутри выглядел, как самый обычный арбуз, но пахло от него бананом и чем-то еще сладким.
   - Эй, балбеска, очнись, - по-моему, Таэль задался целью внушить мне мысль о моей полной мозговой бездарности. - Я договорился. Он подкинет нас до цивилизации.
   - Э-э... кто?
   - Шакши.
   - Шакши?
   - Ну да. Этот милый малыш, - Таэль кивнул в сторону файтера.
   - Милый? - я критично осмотрела монстра. Страшила, что и говорить. - Ну, допустим. Но уж никак не малыш.
   - Я имел в виду возраст, - раздраженно бросил парень.
   - Ладно. Не нервничай.
   - Я спокоен, - прорычал аминатолец с таким зверским видом, что я начала беспокоиться за свою жизнь. - Закрой рот и залезай на Шакши. Пока он снова не проголодался.
   - Я первая на него не полезу, - нашел идиотку, небось, хочет проверить сожрет меня файтер или нет.
   - Тебя спрашивать никто не будет, - оскалился Таэль. Он уже натянул свой пуховик, отобрал у меня Кси и запихнул его в сумку.

   - Где это мы? - спросила я шепотом. Мы летели несколько часов без остановок, и у меня затекло все, что только можно.
   - Я откуда знаю? - Таэль досадливо растирал то, на чем сидел всю дорогу.
   Шакши аминатолец отпустил почти сразу, как мы приземлились. Монстра так облизывал парню лицо, что я реально боялась, как бы он его не съел, и скулил, как взаправдашний щенок. Но Таэль был непреклонен. Жаль. Я в Шакши почти влюбилась.
   - И что мы делать будем? Ждать утра? - осведомилась я.
   Таэль который раз проигнорировал меня. Молча полез на огромное ветвистое дерево, чтобы осмотреться. А я осталась на земле, хотя, по-моему, по деревьям лазаю намного лучше. Но лезть наверх не вижу смысла - все равно ничего не вижу в темноте. Интересно, а Таэль-то видит или просто от придури полез?
   Через несколько секунд парень скрылся в темноте, оставив меня наедине с собой, и мне отчего-то стало жутко. К тому же мне почудилось какое-то движение за спиной. Но обернувшись, я не заметила ничего странного, да и вообще я смогла рассмотреть только несколько веток в полуметре от меня... хотя раньше их там, вроде бы не было.
   - Да нет, конечно же, были. Иначе откуда бы им там взяться, - пробормотала я, отворачиваясь. И в этот самый момент что-то плавно скользнуло по правому боку и обхватило меня за талию. Я вцепилась руками в схватившего меня монстра, но оказалось, что это всего лишь толстая ветка, которая, однако, никак не желала меня отпускать. Кора под пальцами была мягкой и теплой, почти как кожа, и я должно быть могла легко расцарапать ее ногтями, но я была уверена, что такое обращение вряд ли понравится 'дереву', а мне вряд ли понравятся последствия. Поэтому я решила не сопротивляться. Тем более, ничего плохого мне пока не делали - подумаешь, подняли метров на 15 над землей.
   - Ты как здесь оказалась?! - едва не в полный голос заорал Таэль у меня из-под ног. Я от неожиданности чуть с дерева не упала, тем более, что ветка меня отпустила и теперь приходилось держаться самой.
   - Залезла, - зачем соврала не знаю.
   - Да ты полминуты назад еще на земле была, я сам видел.
   - Ну не все же лазают по деревьям так же медленно, как ты.
   - Не ври, - Таэль устроился на соседней ветке и уставился на меня выжидательно. У него был такой забавный вид, что у меня прям руки зачесались щелкнуть его по носу. Я даже руку протянула уже, но он в последний момент повернул голову и у меня вышло нечто, вроде погладить его по щеке.
   - Меня подсадило дерево, - созналась я, чтобы скрыть неловкость. К моему великому ужасу, мне понравилось касаться его лица. - Вероятно, оно испугалось, что я полезу следом за тобой, а ты лазаешь, как слон, и сломаю ему столько же сучьев, сколько сломал ты.
   - Я ничего не сломал, - возмутился Таэль, едва не падая с дерева.
   - Хм, а пока я стояла внизу, на меня постоянно что-то летело.
   Парень долго думал, что бы такое ответить, но ничего оригинального, видимо, так и не пришло ему в голову, поэтому он промолчал.
   Первой не выдержала я.
   - Ну, что ты видишь?
   - Ничего, ветки мешают, - пробурчал аминатолец и потянулся к замысловатому сплетению мелких веточек. Но не успел даже коснуться их, как они сами расплелись и раздвинулись в разные стороны, давая обширное пространство для обзора.
   - Ну?
   - Похоже, мы в Блуждающем лесу, - неуверенно произнес Таэль.
   - Блуждающем? В каком смысле?
   - В прямом, - вполне дружелюбно ответил Таэль, наверно, был слишком удивлен, чтобы ворчать. Он передвинулся ближе к стволу дерева. - При смене времени года деревья Блуждающего леса срываются с места и кочуют: весной к восточному побережью Моря Грез, летом - поближе к Поющим скалам, обычно останавливаясь недалеко от Хункая, осенью они обычно отправляются в Тинату или Заколдованный лес - там особенно чудесно осенью: только-только начинают проклевываться зеленые листочки и по всему лесу разносится дурманящий аромат любви-травы.
   - А зимой?
   - В том-то и дело, что зимой Блуждающий лес предпочитает укрываться в долине Эпикор среди Радужных Гор. Ты видишь здесь хоть какие-нибудь горы?
   Я отрицательно помотала головой, потому что не видела решительно ничего.
   - Вот и я, - горестно вздохнул Таэль, всматриваясь вдаль, словно все же надеясь заметить потерявшиеся горы.
   - Ну, может быть... - начала я, но Таэль внезапно зажал мне рот рукой и сильно придавил к стволу дерева своим телом. Он приложил палец к губам, и когда я кивнула, убрал руку от моего лица, но сам отодвигаться не стал.
   Внизу что-то хрустнуло.
   - Я слышал голоса, - шепеляво произнесли под деревом.
   - Ты уверен? - раздался другой, немного писклявый голос. - Я ничего не слышал.
   - Да нет, я точно слышал. Где-то здесь.
   - Но здесь никого нет. Скорей всего ты слишком много выпил перебродившего вина, - насмешливо произнес второй.
   Незнакомцы замолчали, прислушиваясь и вглядываясь в шуршащую темноту. Но через несколько минут все же решили, что кругом все спокойно и удалились в неизвестном для меня направлении.
   - Кто это был? - спросила я из-под Таэля - он так погрузился в свои раздумья, что забыл с меня слезть.
   - Вардаки.
   - Чудно, мне стало легче, - съехидничала я.
   - Крысоголовые, - уточнил Таэль. - Обычно входят в гвардию лин-аратха лявиров, которой он лично и командует.
   - А кто такой лин-аратх?
   - Наследник короны... Ты замерзла. Нам лучше спуститься.
   Ну надо же, забота о моей скромной персоне. Боже, как приятно...
   Самим спускаться не пришлось. Дерево ловко подхватило нас с Таэлем за пояс с помощью гибких ветвей и легко опустило на землю. Таэль от восторга даже звука из себя выдавить не мог, а еще имеет наглость называться фэрэйцем. Правда, будучи уверенной, что меня не пытаются убить, я тоже получила удовольствие, жаль совсем недолгое.
   - Мы так ничего и не узнали, кроме того, что находимся в Блуждающем лесу, который, по твоим же словам, может быть где угодно, - произнесла я, пытаясь на ходу разгрызть непонятный фрукт, сорванный с ближайшего дерева. - Что мы делать будем?
   Думаю, нам следует дождаться утра, - парень задумчиво отобрал у меня фрукт, легонько надавил пальцем на маленькое темное пятнышко на скорлупе фрукта (или это и не фрукт вовсе?), и та тут же развалилась на равные части. Внутри скорлупы оказалась ярко-зеленая мякоть, источающая восхитительный аромат так, что рот мгновенно наполнился слюной, и я отобрала лакомство у Таэля, не дожидаясь пока он сам его вернет.
   - Может лучше под покровом темноты выбраться отсюда куда-нибудь подальше, где нет вардаков?
   - Глупая, - как-то подозрительно мягко произнес Таэль. И почему не 'дура', я что, теряю квалификацию? - Почти все урунайцы в темноте видят гораздо лучше, чем при свете солнца. В Урунае вообще солнца нет, только луна и та бледная в основном. У них только одни харугийцы и лявиры видят одинаково хорошо и в темноте и при свете. Харугийцы охраняют аратха и очень надеюсь, что мы их не встретим. Лучше дождаться утра, - повторил Таэль, отправляя в рот очередной кусочек фрукта, который я ему подсунула.
   - Что такое Урунай? - полюбопытствовала я, старательно вскрывая еще одну вкусняшку.
   - Еще один мир. Вроде Фэрэя и твоей Земли. Плохо дело, раз сатары урунайцев позвали. Интересно, что они им пообещали?
   Я пожала плечами. Сунула Таэлю прямо в рот очередной кусок древесного плода. Кажется, он съел уже три или четыре эти штуки, а я всего две - непорядок. Я сорвала с дерева крупный плод, отыскала пятнышко - с трудом, между прочим, и привычно надавила на него. Плод раскололся. М-мм, вкусняшка...
   - Советую не налегать на арайву, - произнес Таэль, растягивая слова и как-то подозрительно косясь на меня.
   - Почему? - возмутилась я. Сам больше меня схавал и ничего, а мне видите ли нельзя. Правда, глаза у него как-то странно... блестят.
   - Просто арайва обладает сильным дурманящим свойством и одновременно действует на подобии афродизиака.
   - Афро чего?
   - ... дизиака, - выдохнул Таэль мне в самые губы, притягивая меня к себе.
   Приставать ко мне?! Честной девушке!
   На все согласна...

   - Что это тут у нас? - раздалось в темноте за моей спиной.
   - Похоже, сладкая парочка, - хихикнул кто-то в ответ.
   - Аминатолец! - хохотнул первый. - А девчонка, видимо, из Батуарана или Алевиата.
   Меня больно схватили за волосы и дернули назад.
   - Короткостриженная, точно из Алевиата.
   - Отпусти ее, - прорычал Таэль. Он уже успел снять пуховик и теперь был в одной шерстяной рубахе. Холодно, однако. - Иначе...
   Четверка крысоподобных высоких существ, надвигающихся на Таэля замерла в нерешительности.
   - Да ничего он вам сейчас не сделает, успокоил товарищей тот, что держал меня. - Вы на него посмотрите - этот молокосос под действием арайвы.
   Вардаки оскалились и смело двинулись к Таэлю, на всякий случай, уже вшестером.
   Каким образом аминатолец смог справиться с полудюжиной вардаков, каждый из которых, по крайней мере, на голову был выше него, не знаю. Они просто летели от него в разные стороны. Таэль даже успел хорошенько накостылять тому, что меня держал, и я уж совсем было подумала, что все обойдется. Но тут из темноты появились... вобщем Таэль назвал их харугийцами. Они довольно быстро, что обидно, скрутили аминатольца, и надели на него наручники из черного металла с редкими золотыми вкраплениями, на длинной тонкой цепочке.
   Ух, блин, я кажется, когда-то считала аминатольцев и лявиров красавчиками... Забудьте. Харугийцы были просто нереально красивы, и какого черта они кому-то служат, когда любая девушка готова...
   - Закрой рот, - глухо прошипел Таэль. - И перестань пялиться на них, - добавил... ревниво?
   - Это еще почему? - возмутилась я шепотом.
   - Потому, - буркнул Таэль обиженно. Точно ревнует что ли? Ну и зря, все равно он мне больше нравится - он такой милашка. А у этих харугийцев... у них такие ямочки на щеках миленькие... причем у всех двадцати... раздражает же. А вот у Таэля нету!
   Я с гордость, ну мне так показалось, посмотрела на аминатольца. Тот отчего-то покраснел, слегка наклонился и куснул меня за нижнюю губу, отчего по всему телу прошла приятная дрожь, после чего попросил на него так больше не смотреть, потому что он и так на взводе и боится, что сделает со мной что-нибудь неприличное прямо при свидетелях.
   Стыдно признаться, но мне тут же захотелось, чтобы Таэль это неприличное сделал.
   - Кто вы? - я так замечталась, что успела позабыть, где нахожусь, а потому голос раздавшийся в нескольких сантиметрах от меня заставил не только вздрогнуть, но и подпрыгнуть.
   Вардаки радостно захихикали, так что Таэль невольно выступил вперед, загораживая меня.
   - Кто вы? - повторил харугиец. Спокойно, отступив на шаг. - Что вы здесь делаете?
   - Мы заблудились, - ответил Таэль. - Мы хотели попасть в долину Эпикор.
   - Радужные горы совсем в другой части Империи, - ответил харугиец недоверчиво. - Мы на берегу Морозного океана.
   - Да? - Таэль сделал удивленное лицо.
   Я таки решила поднять его куртку и накинуть на него, пока он совсем не замерз. Не удержалась и обняла его - когда же действие этой арайвы пройдет. Чувствую себя идиоткой! Но так приятно, ммм...
   - Ты - аминатолец, а девочка не отсюда, - харугиец повернулся ко мне. - Откуда ты?
   Я бы ему ответила, но честно говоря, не знала, стоит ли ему говорить правду. Поэтому я сделала то, что обычно делала моя одногруппница Аня, когда не знала, что ответить на заданный ей вопрос - попыталась мило улыбнуться.
   Не знаю насколько мило у меня получилось, но Таэль заорал, чтобы я не смела строить глазки прислужникам лявиров.
   Я подавилась. Харугиец понимающе улыбнулся и, скомандовав возвращение в замок, подтолкнул нас с Таэлем к едва заметной в предрассветных сумерках тропе. Но только когда окончательно рассвело, среди деревьев я смогла рассмотреть замок из хрупкого на вид голубоватого камня. Северная башня с длинной вытянутой крышей была и вовсе синей и на солнце переливалась искрящейся лазурью...

   Харуийцы проводили нас с Таэлем в темницу, вернее в не очень грязный винный погребок и, снабдив водой и кое-чем из еды, оставили одних.
   - Если будут допрашивать, ты ничего не знаешь ни про Лунный храм, ни про Стаки. Ладно? - Таэль сидел на мягкой, хоть и старой подстилке из шерсти какого-то местного зверя, уткнувшись взглядом в пол.
   - Ладно, - согласилась я, присаживаясь рядом. - Ты сердишься на меня, за то, что нас схватили? - спросила я виновато.
   - Нет, - поспешно ответил он. - Я сержусь только на себя. Ты тут не причем.
   - Ничего бы не случилось, если бы я не накормила тебя арайвой...
   - Глупышка, - Таэль перетянул меня к себе на колени, коротко поцеловал в висок. - Если бы я не хотел, я бы просто не стал ее есть... Так что это ты должна меня простить, мы здесь из-за моей глупости.
   Было очень приятно ощущать его руки на своей талии, и вообще всего его так близко. Я едва сдерживалась, чтобы не замурлыкать от удовольствия.
   - Но ведь ты можешь колдовать...
   - Нет.
   - Ну, это сейчас из-за арайвы. А завтра...
   - А завтра я не смогу колдовать из-за этих мрыховых браслетов...
   - А мне здесь даже нравится, - попробовала я успокоить немного парня.
   - Не думаю, что тебе понравится, когда лявирский аратх прикажет отрубить нам головы, - зло выдохнул аминатолец. Но тут же, словно одумавшись, прижал меня крепче к себе, покрывая мою шею нежными поцелуями.
   - Прости... Иа ла тэйя... Я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Прости меня.
   - Давай спать, - зевнула я, сворачивая разговор.
   Аминатолец кивнул, и я с удовольствием растянулась на подстилке, чувствуя, как Таэль устраивается рядом, вновь обнимая меня.
   - А может, здесь можно найти пилу, напильник или еще что-нибудь в этом роде? И снять с тебя наручники.
   - Глупая, - отозвался парень, целуя меня куда-то в макушку, но, по-моему, хотел сказать 'дура' - похоже, действие арайвы совсем выдохлось, жаль. - Браслеты Ирдэ вообще ничем нельзя распилить, разломать и снять их может только тот, кто знает кодовое слово.
   - Как у фарту?
   - Как у фарту. Спи.

   Проснулась от ощущения, что по голове бегает рота солдат с молотками вместо автоматов наперевес и периодически так мило постукивает ими где-то в районе висков. Во рту пересохло и...
   - Пить хочешь, - это был не вопрос, а констатация факта. Таэль помог мне принять сидячее положение и подал кружку с водой. - Не торопись - еще захлебнешься.
   Опустошив кружку, я почувствовала себя много лучше. Только вот рота солдат осталась. Правда, бегали они и стучали не по моей голове, а где-то выше.
   - Что это? - спросила я, взглянув на аминатольца. Он выглядел каким-то... смущенным что ли.
   - Не знаю. Похоже, у них там дворцовый переворот, - Таэль встал у двери, безнадежно пытаясь услышать что-нибудь кроме шума.
   - Это хорошо?
   - Без понятия.
   - А давно у них переворот? - я с трудом поднялась и тоже подошла к двери, нечаянно задев Таэля. Тот вздрогнул и отпрянул от меня. Обидно...
   - Началось примерно через два часа после того, как нас сюда бросили.
   - И сколько времени прошло с тех пор?
   - Чуть меньше суток. Скоро вечер. Ты настоящая соня, - улыбнулся Таэль.
   Парень резко отпрянул от двери, потащив меня за собой. Я, с грацией беременного бегемота, запуталась в собственных ногах и грохнулась на аминатольца, повалив его на каменный пол.
   - Развлекаетесь? - раздалось от двери.
   Я приподнялась с Таэля и с интересом уставилась на знакомого харугийца. Кажется, несмотря на переворот, настроение у него было вполне радужное. Таэль тем временем, сердито фыча, снял меня с себя и поднялся на ноги.
   А что у вас там происходит? - поинтересовалась я, не обращая внимания на предупреждающие взгляды парня. - Вы пришли, чтобы отрубить нам головы по приказу вашего аратха.
   Настроение у харугийца подпортилось и он как-то очень задумчиво посмотрел на Таэля, отчего у меня по коже забегали мурашки и я попыталась прикрыть парня собой. Но тот решительно спрятал меня за свою спину, выпрямившись и независимо подняв голову, словно его собирались не убивать, а как минимум короновать.
   - Нет, - наконец, произнес харугиец. - Вам повезло, у нас новый аратх и он намерен заключить союз с Империей... Так что убивать вас никто не собирается, - он насмешливо посмотрел на Таэля. - Меня зовут Джеер. Я провожу вас в ваши комнаты. Там вы подождете, пока аминатольская сторона не заберет вас...
   - Как это новый аратх? - влез Таэль. - А куда ж вы старого дели?
   - Сместили, - неохотно ответил Джеер.
   - И кто у вас теперь? Прошлого, кажется, Рииданом звали...
   - Не думаю, что должен обсуждать данную тему с пленниками.
   - Но ведь мы теперь гости, - возразил аминатолец.
   Джеер вновь окинул Таэля оценивающим взглядом и, видимо, удовлетворившись, сказал:
   - Да, его звали Рииданом. Теперь аратх его двоюродный брат Аравир.
   - И вы теперь служите Аравиру? - спросила я. Меня прямо-таки распирало от любопытства.
   - Да, - немного озадаченно ответил Джеер.
   - Таэль сказал, что харугийцы, то есть вы, - я обвела взглядом шестерых сопровождающих нас харугийцев взглядом. Мы вышли в коридор и двигались в неизвестном мне направлении, - охраняете аратха и, по сути, являетесь самой верной гвардией своего короля. Но раз его сместили... и он, должно быть, еще и мертв, а вы живы и служите другому, значит вы его предали!
   Харугийцы сбились с шага и все, как один неласково посмотрели на меня. И Таэль туда же.
   - Если аратх в стремлении поработить мир забывает о своем народе, то это он - предатель. И предательство - служить такому аратху, - мрачно произнес Джеер. Остальные согласно кивнули.
   - И что же этот Аравир много лучше? - не сдержал иронии Таэль.
   - Я понимаю, что между аминатольцами и пириэлле существует давняя вражда... - начал Джеер, неодобрительно косясь на Таэля, но я его перебила:
   - Пириэлле - это кто?
   - Вы называете их лявирами...
   - А какая у них вражда с аминатольцами? - опять перебила я.
   - Давняя, - ответил Джеер, и все-таки продолжил свою мысль: - Но ты, парень, - это он Таэлю, - не имеешь права говорить что-то плохое об аратхе Аравире. Это очень справедливый пириэлле. К тому же, к аминатольцам он весьма лоялен. Я даже слышал, что его сын Аскион наполовину аминатолец...
   - Да и вся разница между аминатольцами и пириэлле это цвет глаз, - подмигнул мне еще один харугиец. - У пириэлле зеленые, у аминатольцев серые, а в остальном ни за что не различишь, если плохо с ними знаком.
   Таэль на это угрюмо промолчал.

   В конце коридора появилась группа людей, то есть, наверно, это все-таки были пириэлле. И среди них... Нет, ну точно... только глаза стали зеленые, а волосы светлыми совсем, а так...
   - Егор!!! - завопила я, не помня себя от счастья.
   Я побежала парню навстречу и остановилась в полушаге от него, нерешаясь броситься ему на шею... Но он сам подхватил меня на руки и закружил над полом.
   - Убью! - закричал Таэль. Он дернулся было вперед, но Джеер и еще двое харугийцев скрутили его, останавливая.
   - Уведите его, - велел высокий статный пириэлле. Его зеленые глаза сияли гневом и я сильно усомнилась в лояльности аратха Аравира, а я была уверена, что это он, к аминатольцам.
   - В комнаты для гостей, - уточнил Егор, с усмешкой глядя на растерянные физиономии: мою и Джеера.
   - Браслеты не снимать, - добавил Аравир.
   Я взволнованно пялилась то на Егора, то на удаляющегося Таэля.
   - С ним все будет в порядке, - пообещал Егор, только теперь опуская меня на пол.
   - А ты значит все-таки лявир...
   - Пириэлле, - сморщившись, поправил Егор.
   - Аскион, я вижу ты знаком с этой девушкой? - уже довольно миролюбиво поинтересовался Аравир.
   - Да, это Лека.
   Аравир кивнул. И представился.
   - Извините, но о Вашей судьбе мы поговорим позже. Сейчас у нас важное дело, - сказал аратх и пошел дальше.
   - Мы встречаем послов из Империи, - шепнул Егор или Аскион, не знаю, как его теперь называть. И убежал догонять процессию.
   Мне велели ждать в обеденном зале и я, непосмев возражать, поплелась вслед за Эрке - приставленным ко мне харугийцем.
   Зал был огромен настолько, что я с трудом смогла рассмотреть его противоположную стену, да и то, только потому, что на ней яркими пятнами светились оконные проемы. Далекий потолок походил на майское небо, в котором резвились диковинные птицы, притягивая к себе взгляд. Неожиданно, справа от меня, от небольшого белого облака отделилась какая-то птичка, которая стала быстро приближаться к нам, разрастаясь при этом до невероятных размеров. Сначала мне показалось, что это файтер, но я быстро разубедилась в этом, обнаружив, что одна только голова приближающеося монстра больше файтера в два раза.
   - Дракон! - наконец поняла я. И рухнула на пол. Дракон скользнул в полуметре над моей головой и взмыл в небо.
   - Вставай, - позвал Эрке.
   - Дракон! - ткнула я в небо.
   - Он ненастоящий, - равнодшно заметил Эрке. - Вставай. Не позорься.
   Я встала. Дракон сделал круг и вновь ринулся ко мне. Я скосила глаза на Эрке, но тот оставался невозмутимо спокойным. С трудом подавив желание кинуться на пол, я подскочила поближе к харугийцу, надеясь, что в случае опасности он меня спасет.
   Сверкающий лазурью дракон, не останавливаясь, пролетел сквозь нас, обдав легкой прохладой и едва не лишив меня чувств. Взглянув на мое искаженное страхом лицо, харугиец рассмеялся.
   - Видишь, он ненастоящий, - повторил он. - Мне пора. Будь здесь.
   - Э, я думала, ты останешься со мной.
   - Извини, у меня много других дел. Подойди вон к тому пузатому аквитанцу, - Эрке махнул рукой в сторону какого-то странного желеобразного существа в темно-синем костюме. - Он найдет, чем тебя занять. Удачи.
   Эрке ушел. А я, потоптавшись на месте, неуверенно пялясь на аквитанца, все же набралась храбрости к нему подойти.
   - Простите, - обратилась я к нему тихо. Конечно, он не услышал. - Извините, - сказала я громче. - Мне сказали к Вам подойти.
   Аквитанец с удивлением взглянул на меня, придирчиво осмотрел с ног до головы. Мой внешний вид явно его не устроил - он недовольно цокнул языком и сморщился.
   - Новая прислуга? - спросил он. Я не обиделась почти, но меня вроде никто не нанимал, так что я отрицательно помотала головой.
   - Эм, я как бы гость, - сказала я неуверенно. - Меня зовут Лека.
   - Ах, Лека, - пузан расплылся в широкой улыбке, довольно приятной, что удивительно, но совершенно неискренней. - Идите за мной.
   Я пошла. Он вывел меня из зала, провел длинным коридором, и, в конце концов, толкнул ничем не примечательную серую дверь. Это была гардеробная, как сообщил мне аквитанец. Еще раз недовольно сморщившись, он перепоручил меня двум весьма симпатичным квнамкам и испарился.
   Квнамки с энтузиазмом вытряхнули меня из моей же одежды и напялили красивое платье серебристо-синего цвета. Беда в том, что на мне платье как-то не смотрелось - представьте себе: длинное платье с красивой пышной юбкой, разодранные ладони, синяк под глазом, кстати, не помню, откуда он взялся, потрескавшиеся от мороза губы и короткие волосы торчком - такое впечатление, что я это плате укрыла.
   - Страшно, - произнесла одна из квнамок задумчиво.
   - Да, - подтвердила другая, и они дружно принялись стаскивать с меня платье.
   Расправившись с платьем, квнамки усадили меня в ванну. Я не сопротивлялась - помыться в самом деле не мешало. Одна из них, кажется Тиала, куда-то убежала и вернулась с целым подносом разномастных склянок, так что мне сразу стало ясно, что малой кровью я не отделаюсь. Последующие 2 часа в меня неустанно что-то втирали, чем-то терли и мазали, потом во что-то оборачивали и, в конце концов, вновь засунули в платье, уложили волосы и поставили перед зеркалом.
   Ну-у, синяк прошел, ссадины на руках тоже, кости ломить перестало - это хорошо. Теперь о плохом: кожа стала бледной, как у вампира, а я, между прочим, всегда мечтала о красивом загаре, волосы до попы достают и тоже как-то сильно посветлели - подергала - не отвалились, типа натурально мои, и вообще, стала я похожа то ли на пириэлле, то ли на аминатолийку, то ли на куклу Барби, осталось только сделать такое же глупое выражение лица и глазками активнее хлопать. Я уже собралась попробовать, но в этот самый момент в комнату влетел недовольный аквитанец. Тот самы й. Он схватил меня за руку и, на ходу выговаривая мне за мою медлительность, потащил обратно к обеденному залу.
   - Очень некрасиво являться позже короля, - буркнул он напоследок, останавливаясь возле дверей, после чего чинно распахнул их и пропустил меня вперед.
   Народу в зале заметно прибавилось. Почти все места за огромным П-образным столом были заняты. Аратх Аравир сидел в центре рядом с седым, но еще довольно крепким пожилым мужчиной - я так подумала, что это должно быть Император или его представитель. С другой стороны от аратха сидела незнакомая мне очень красивая женщина, рядом с ней Аскион, он же Егор.
   Аквитанец усадил меня далеко от Егора - похоже, будь его воля он бы меня не то, что в обеденный зал, в замок не пустил, так что есть мне пришлость можно сказать в одиночестве, довольствуясь только ободряющими улыбками Аскиона, и парой фраз, которыми меня одарили соседи. Я заскучала.
   Зато потом, когда официальная часть обеда закончилась и было дозволено встать, что все тут же и сделали, и пойти пообщаться, Аскион направился прямиком ко мне в компании той самой красивой женщины.
   - Прекрасно выглядишь, малышка, - улыбнулся он ехидно. - Познакомься, это моя мама Элеста.
   Женщина улыбнулась мне, став еще прекраснее, но мне показалось, что в ее серых глазах скользнула печаль. Почему-то мне казалось, что она очень похожа на Таэля и, в конце концов, я решила, что мать Егора не пириэлле, а аминатолийка, что тут же и ляпнула.
   - Ты права. И из-за этого мы виделись очень редко. Но после подписания всех бумаг о заключении союза, родители смогут пожениться и мы будем вместе.
   - Так поэтому твой отец решил заключить союз с Империей? - спросила я первое, что пришло в голову.
   - Ты такая балбеска, - сообщил Аскион, засмеявшись. - Мы просто не хотим жить в Урунае, тем более, что Фэрэй изначально родина пириэлле. И в войну ввязались только поэтому. Риидан скрыл, что Император предлагал мирное решение проблемы - выделение территории под Новый Пириэлле хотя бы. Теперь, когда мы покинем сатар, их армия сильно ослабеет, потому что, как ни крути из сильных магов у сатар были только мы, шенги и они сами, и за нами уйдут многие другие, которым от Фэрэя в сущности ничего и не надо, просто Риидан держал их в страхе, и, возможно, война сама собой сойдет на нет.
   - Но ведь есть еще Лунный храм, - шепотом сказала я.
   Егор не ответил - видимо, этот вопрос волновал и его, и он никак не мог найти на него ответ.
   - Я не думаю, что сатары найдут его прежде твоих знакомых аминатольцев, - медленно произнес он, внимательно глядя на меня. Я притворилась деревом. Блин, вот почему Таэль с Егором ни на одной стороне... изначательно, у меня просто мозг разрывается от желания все подробно рассказать Егору, задать ему кучу вопросов и в то же время не стать предателем в глазах Таэля. Кстати, о предательстве - меня вдруг охватило черное липкое подозрение.
   - Как тебе удалось... выбраться оттуда? - Аскион понимающе хмыкнул. Казалось, он понял куда я клоню и взгляд его стал немного холоднее. А мне стало нестерпимо стыдно и больно, захотелось обнять его, прижаться сильно-сильно и сказать, что я ему верю... всегда. - Просто все считали, что ты погиб. Даже Леша...
   - А ты?
   - А я нет, - честно ответила я.
   - Харугийцы не позволили добить меня, - наконец сказал Егор, после долгого молчания. - Как раз отряд Джеера прибыл на зов лин-аратха, - Егор усмехнулся, - а он очень хорошо относится к моему отцу... Собственно именно харугийцы и начали переворот.
   Некоторое время мы молчали, следя за игрой-полетом дракона. Сердцу было тоскливо, а еще я обнаружила, что соскучилась по Таэлю - как-то он там? Наверно, весь издергался... И чем его так Егор разозлил, что он прелюдно убивать его собрался?
   - Спать пора, поздно уже, - сказал Егор тепло. Я ту же вскинулась, заглядывая ему в глаза. Он улыбнулся. - Пойдем, провожу тебя к комнате твоего приятеля. Ты же не против сегодня переночевать с ним в одном помещении? - парень насмешливо посмотрел на меня. Я, кажется, покраснела, но согласно кивнула.
   - Что в замке больше нет свободных комнат? - поробовала я пошутить, чтобы скрыть неловкость.
   - Полно, просто не хочу, чтобы парень напридумывал себе лишнего, а это обязательно произойдет, если ты провведешь эту ночь не у него на виду.
   Я удивленно посмотрела на Егора.
   - С каких это пор спокойствие аминатольцев так тебя заботит?
   - Да плевать мне на аминатольца, - жестко сказал Егор, отворачиваясь. - Я забочусь о тебе. Тебе ведь не все равно, что он подумает?
   - Не все равно... - отстраненно ответила я. - Егор, мы же друзья?
   Я дернула парня за руку и он тут же обернулся, вновь улыбаясь.
   - Конечно, самые лучшие...
   - Тогда почему ты не скажешь мне, что тебя так тревожит?
   Парень вздохнул, устало потер переносицу.
   - Завтра, - сказал он. - Завтра расскажу...

   Таэлю выделили большую довольно уютную комнату на седьмом этаже. Туда меня и привел Егор, пожелал 'Спокойной ночи' и ушел.
   У дверей стояли двое незнакомых мне харугийцев. Один из них отпер дверь и пропустил меня внутрь. Дверь закрылась и я осталась наедине с двумя разъяренными мужчинами.
   - Что у тебя на голове?! - заорад Таэль.
   Я даже растерялась сначала. Потом все же опомнилась.
   - Волосы.
   - Это... это... не волосы!!! - продолжал беситься Таэль. Ему согласно подсвистывал Кси.
   - И что же это?
   Таэль молчал, сверкая на меня злыми глазами.
   - Ради лявира стараешься? - спросил он тихим обреченным голосом. - Похожа на глупую куклу.
   - Егор тут совершенно не при чем... Это все тот аквитанец и квнамки. Они решили, что я не слишком подобающе выгляжу для ужина в честь имперских послов.
   - Послы? Здесь? Так скоро?
   - Да, - оживилась я. - 17 послов. И даже сам Император Сариен приехал. Они заключат мир с пириэлле, тогда армия сатар сильно ослабеет, а может и вовсе разбежится. Так что завтра-послезавтра тебя отпустят и ты сможешь вернуться домой.
   - А ты? - подозрительно сощурился парень.
   - Что я?
   - Ты что останешься здесь?
   - Ну-у, я не знаю. Нет, наверное...
   - Слушай, а может этот Егор все-таки врет тебе и послы ненастоящие, - произнес Таэль, присаживаясь возле меня на огромной кровати.
   - И зачем ему это надо? - поинтересовалась я, поглаживая лесха, который сменил гнев на милость и теперь уютно устроился на моих коленях.
   - Может хочет чтобы ты рассказала ему о Лунном храме? - без особой надежды предположил аминатолец.
   - Господи, да я об этом храме не знаю ничего абсолютно!
   - Ну-у, - парень задумался, пытаясь придумать еще что-нибудь. - Может он хотел просто, чтобы ты думала о нем лучше, чем есть на самом деле?
   - Такой сыр-бор просто для того, чтобы я что-то там думала? - изумилась я фантазии Таэля. - Слишком сложно. К тому же я и так знаю, что Егор хороший.
   - Да какой он, к мрыху, хороший?! - вскочил Таэль.
   - Обыкновенный, - я тоже слезла с кровати. Мне ужасно хотелось спать, но делать это в платье было крайне удобно, поэтому я решила отыскать что-нибудь более подходящее для сна.
   В одном из шкафов я обнаружила вполне подходящую просторную белую тунику и, спрятавшись за ширму, облачилась в нее.
   - Если твой лявир такой хороший, что же ты ночевать пришла сюда? - язвительно осведомился Таэль.
   - Да просто он попросил. Или ты хочешь, чтобы я ушла? - я удивленно посмотрела на парня.
   - Нет, - поспешно ответил он, стаскивая сапоги. Больше ему было ничего не снять из-за наручников и он лег на кровать как был одетый. Я помогла ему укрыться, хотя он не хотел.
   - Таэль, - позвала я через несколько минут тишины. - Ты ведь знал, как арайва подействует на нас и в частности на тебя. Почему же ты не остановил меня?
   - Да потому что мне хотелось...
   - Чего? - спросила я так и не дождавшись продолжения.
   - Есть мне хотелось, - выдавил парень и отвернулся от меня. - Спокойной ночи.

   Утром за мной пришел аквитанец. Его, кстати, звали Гливк.
   Таэль, конечно, был недоволен и хмуро молчал, пока я переодевалась в принесенное Гливком зеленое платье. Оно мне тоже очень шло, особенно в сочетании с изумрудными звездами, которые мне вплела волосы Киана.
   - Возьми с собой Кси, - выдавил Таэль недобро косясь и на Гливка и на Киану.
   - Зачем? - удивилась я.
   - На всякий случай.
   - Ладно, - согласилась я, соображая какой такой всякий случай Таэль имел ввиду. - Я скоро вернусь. Не дуйся. В конце концов, ты сам виноват, что сидишь под арестом...
   Таэль сердито фыркнул и больше со мной не разговаривал.
   Мы с Кси в сопровождении Гливка покинули комнату. Он привел нас в большой Зимний сад, где нас уже ожидал Егор. Он сидел за накрытым к завтраку столом под сенью огромного меана. Чуть в стороне журчал фонтан, а стены и потолок у Зимнего сада были прозрачными и потому хорошо был виден Морозный океан с одной стороны и седой лес с другой.
   Я села напротив лин-аратха на удобный плетеный стул. Есть мне, конечно, очень хотелось, но еще больше голода меня терзало любопытство. И Егор понимал это. Однако, откровенничать не спешил. Он дождался когда слуги уйдут, порезал на мелкие кусочки аламанские фрукты, похожие на толстые ярко-желтые блины и только после этого взглянул на меня.
   - Отлично выглядишь, - произнес он задумчиво.
   - Ты тоже. Не томи.
   - Ну и что ты хочешь знать, Любопытный Нос? - вздохнул Егор, бросив вилку и откинувшись на спинку стула.
   - Ну, мне любопытно до чего договорились короли и почему ты такой печальный?
   - Аратхи? У них все благополучно. Они еще вчера подписали мирное соглашение. Император выделил для Пириэлля территорию на северо-западе Империи.
   - Большую?
   - Ну, с твоей родиной, конечно, не идет ни в какое сравнение, но да - большую - гораздо больше, чем у нас было в Урунае.
   - Так это ж хорошо! - обрадовалась я. - Что ж такой кислый?
   - Для укрепления договора принцесса Ями должна выйти замуж за меня, - с горечью произнес Егор.
   - Ну и чего? Ты боишься, что она окажется толстой, одноглазой стервой, хромой занудой, лысой горбатой великаншей или просто тупой уродиной?
   - Нет!!! - Егор в ужасе уставился на меня. - До этого я просто боялся, что не смогу полюбить ее или, что она никогда не полюбит меня. Но теперь...
   - Э-э... - замялась я. - Не бери в голову.
   Чувствуя, что болтаю слишком много и совсем не то, что надо, попыталась заткнуть себе рот кусочком аламанского фрукта. Вышло не очень - твердые с виду фрукты буквально растворялись во рту, оставляя приятный немного мятный вкус.
   - В конце концов, вы можете съесть арайву и никаких проблем с влечением друг к другу у вас не возникнет, - предложила я.
   - Личный опыт? - улыбнулся Егор и я покраснела.
   Ничего ответить я не успела - из замка до нас долетели звуки борьбы, и мы с Егором не сговариваясь бросились туда.
   Как оказалось, шум доносился с седьмого этажа, как раз оттуда, где была наша с Таэлем комната. Мы со всех ног помчались туда, но бежать в платье было очень неудобно и я почти сразу отстала от Егора. Когда же я запыхавшаяся добралась до комнаты, бой уже утих. У открытых дверей лежали окровавленные тела незнакомых мне пириэлле, мардов и одного из вараков, что стоял на страже у дверей с утра.
   Я вошла в комнату и замерла в нерешительности - по-моему, на вчерашнем ужине народу было меньше. С трудом отыскав взглядом Егора, подошла к нему.
   - Егор, эти пириэлле... - начала я.
   - Лявиры, - зло прошипел лин-аратх. - Это мрыховы лявиры.
   Я хотела что-то спросить, но тут увидела Таэля. Он лежал возле окна с тремя стрелами в груди, на боку виднелся длинный разрез, из которого обильно текла кровь, лица тоже было почти не видно из-за крови... Сердце у меня в груди испуганно сжалось, потом вдруг что-то словно лопнуло и оно быстро-быстро забилось.
   - Таэль, - позвала я тихо, опускаясь с ним рядом на пол и тронув парня за руку. Он вздрогнул и приоткрыл глаза. - Таэльчик, миленький, только не умирай, - слезно попросила я, слушая как где-то далеко то ли Егор, то ли его отец велит позвать лекарей и какого-то дремлика из имперских послов.
   - Что случилось? - спросил мягкий голос. Я невольно обернулась, но тут же вернулась к Таэлю.
   - Элеста, тебе не стоит здесь находиться, - аратх Аравир попытался остановить мать Егора, но она уже оказалась рядом со мной на полу.
   - Великий Берл! - воскликнула она бледнея. - Атаниэль, мальчик мой...
   Таэль перевел мутный взгляд на женщину и, кажется, узнал ее.
   - Мама... это Лека,- он даже попытался улыбнуться. Сумасшедший!
   - Где лекари?! - заволновался аратх. - И снимите с него эти мрыховы браслеты.
   Егор все-таки опустился с другой стороны от Таэля и что-то спросил у него. Парень пару раз глубоко вздохнул и, поморщившись от боли, выдавил:
   - Рамииль...
   - Мрых! - выругался Аскион. Я так поняла, что в нападении был замешен сын прежнего аратха пириэлле. Он же Вадик.
   В комнату влетели три не знакомых мне существа. Судя по всему, самый маленький из них был дремликом, а двое других варги - по крайней мере, именно так я их себе представляла исходя из описания Аскиона. У варгов были большие лопухообразные уши и маленькие синие рожки между ними, глаза казались слишком большими для их узкого лица, а нос... нос я вообще-то не нашла.
   Варги разогнали всех присутствующих, выдворив их за дверь и разрешив остаться только аратху, его сыну, Элесте и мне, по просьбе Аскиона.
   Через несколько томительных минут лекари вытащили стрелы, смазали раны зеленоватой гелеобразной мазью, источающей аромат сосны, и объявили, что жизнь пациента вне опасности, но в ближайшее время его лучше не беспокоить, а при должном уходе дней через семь Таэль будет абсолютно здоров.
   Вздохнув с облегчением, я подошла к распахнутому окну, решив не мешать воссоединившейся семье. Шел снег - большие белые хлопья медленно ползли мимо, накрывая внутренний двор, крыши каменных построек, поле далеко за замковой стеной и кусочек океана, который было видно отсюда. И среди этого белого царства ярким пятном выделялся Блуждающий лес с его зелеными деревьями, которые нет-нет, да и отряхивались от навалившегося на ветки снега. Сегодня лес был немного дальше от замка, чем в тот день, когда мы с Таэлем появились в этих местах. На самом краю его начинался довольно крутой длинный склон, заканчивающийся почти на берегу океана. Вот бы по этому склону скатиться на санках вместе с Таэлем... есть же у них тут санки?
   Постояв у окна еще немного, я хотела, наконец, вернуться к Таэлю - его оказывается уже перенесли в другую комнату, здесь остался только Егор и несколько воинов, которые убирали трупы. Но тут заметила темно-коричневый шарик, лежащий на подоконнике.
   - Егор, а что это? - я взяла шарик и поднесла поближе к лицу, чтобы рассмотреть.
   - Брось немедленно! - заорал мой друг, но шарик уже взорвался на миллиард частичек. В глаза ударил ослепительный свет, но мгновенье спустя меня поглотила темнота...

   Проснулась я от того, что просто не могла больше спать. В комнате было очень темно, так что я не могла ничего рассмотреть. Но я знала, что в комнате я не одна, потому что отчетливо слышала неторопливое дыхание в нескольких метрах от меня.
   Устав лежать, я потянулась и села.
   - Выспалась?
   А, Егор. Я примерно так и думала.
   - Хочешь чего-нибудь? - спросил он уже ближе.
   - Пить, - я протянула руку, но Егор сам поднес стакан к моим губам. - Сейчас что, ночь?
   - Нет, - негромко ответил парень. Что-то в его голосе заставило меня насторожиться. - Сейчас как раз полдень.
   - В комнате, что, нет окон? - не отставала я.
   - Есть.
   - Солнечное затмение? - на всякий случай спросила я, уже заранее зная ответ.
   - Нет же, Лека. Ты ослепла. Вот какого мрыха, ты хватаешь все, что не просят, а?! - взорвался Егор. - Да еще к лицу всякую дрянь тянешь?
   Я молчала. А что тут скажешь?
   - А что, лекари ничего сделать не могут? - с волнением поинтересовалась я. Таэля вон проткнули в нескольких местах и ничего - через недельку бегать будет, наверно ж, и слепоту у них тут как-то лечат...
   - Могут, конечно, - сердито сказал Аскион. - Но на это потребуется время.
   - Ладно, - расслабилась я. - А как Таэль?
   - Он пытался встать, чтобы навестить тебя и из-за этого у него вновь открылось кровотечение, - с осуждением произнес Егор. Кого из нас двоих он осуждает было не понятно, но мне стало стыдно. - С ним сейчас мама, да и отец пару раз заглядывал.
   Я задумалась. Оказывается, я уже давно родителей не видела, да и всю остальную мою многочисленную семейку - они наверно, думают, что мы с Егором в лесу заблудились и нам уже крышка. Мне стало грустно. И Новый год уже, наверно, прошел.
   - А почему мы с ним не в одной комнате? - спросила я у примолкшего, видно тоже о чем-то размышляющего, Егора.
   - Это лучшая комната в замке. Ее готовили для принцессы Ями, но в связи со сложившейся ситуацией, решили, что ей пока здесь лучше не появляться, - выложил Аскион с облегчением. Видно, встреча с принцессой лин-аратха пугала не на шутку.
   - А где Кси?
   - Бедный зверек разрывается на части, перебираясь каждые 10 минут из твоей комнаты в комнату Атаниэля и обратно, - засмеялся Аскион.
   - Атаниэль? - переспросила я. Имя мне очень нравилось.
   - Да, - подтвердил Аскион. - Ты ведь, наверно, догадалась, что мы с ним родные братья... У пириэлле, да и у аминатольцев тоже, сыновей принято называть на первую букву имени отца, а дочерей - на первую букву имени матери.
   - Ясно... Когда я смогу его увидеть?
   - Как только сможешь оторваться от постели, - засмеялся мой друг.
   - Похоже, я готова сделать это прямо сейчас.
   - Я позову кого-нибудь, чтобы тебе помогли одеться...

   Ветер разъяренно стучал в окно, завывал в каминной трубе и, кажется, бродил по ночным коридорам. Мне не спалось.
   Мрых, и ведь знаю, что ничего не увижу, но глаза закрыть страшно. Да еще ветер все звуки заглушает - так и кажется, что со всех сторон подбираются огромные многоножки с клювообразными челюстями.
   Я перевернулась на другой бок. Завтра же скажу Егору, что не могу спать одна в комнате. И вообще... я темноты боюсь!
   Натянув одеяло до подбородка, замерла, прислушиваясь к бушующей непогоде. В перерывах между ударами ветра о стекло мне слышались приглушенные голоса. Неужели кто-то не спит, как и я сейчас? И бродит по коридорам... Но, по-моему. Голоса доносятся с левой стороны, а там окна. Блин, блин, блин, ну почему Кси решил ночевать сегодня у Таэля?
   Я решительно села в постели, но на большее меня не хватило, хотя вообще-то, собиралась бежать в комнату Таэля. Но только до двери было метров 5 не меньше, а в коридорах я, верно, и вовсе заблужусь.
   С приглушенным стоном распахнулось одно из окон и, в комнату ворвался пронзительный порыв ветра, обдав ледяным холодом лицо и задорно дернув меня за волосы. Мне было плевать, даже если окно распахнулось из-за ветра - я собиралась кричать. Но поздно... Тяжелая рука закрыла мне рот, почти лишив возможности дышать. Я дернулась в надежде вывернуться, но тщетно.
   - Тише, принцесса, - засмеялся мой пленитель. - Ты же не хочешь разбудить своего женишка. Иначе мне придется убить его.
   Я же вовсе не принцесса! Я отчаянно затрясла головой, что должно быть разозлило одного из похитителей - он крепко приложил меня по голове чем-то тяжелым, отчего я чуть не потеряла сознание. А после меня оторвали от пола и наполовину высунули из окна, заставив съежиться от холода и страха.
   - Дебил, свяжи ей руки и рот заткни.
   - Чем? - поинтересовался тот, что держал меня и я оказалась в исходном положении.
   - На вот, - проворчал второй и через несколько секунд у меня во рту оказалась вонючая тряпка. Потом мне связали руки и вновь высунули из окна.
   Сердце у меня испуганно сжалось в груди, потому что до земли было очень далеко, а я точно знаю, что летать не умею... Но я не успела пролететь и метра - меня поймали чьи-то не слишком аккуратные руки и усадили в грубое кожаное седло. Поймавший меня что-то сказал, повидимому обращаясь к животному, на котором мы сидели, раздалосьхлопанье крыльев и мы медленно поплыли по воздуху в неизвестном мне направлении...
   - Идиоты! Кого вы притащили? - надрывался невидимый для меня урунаец. Голос у него был знакомый и, в конце концов, я догадалась, что это Вадик. Правда, похитители мои называли его почтительно аратхом Рамиилем.
   Сама я сидела на тоненьком старом матрасике, в котором было полно дыр. Кроме того, я ужасно замерзла, потому что на мне была только тонкая туника, которую я использовала вместо пижамы. И руки затекли - пальцев я не чувствовала уже давно, а теперь и кисти онемели, а развязывать меня, похоже, никто и не собирался. Вадик орал на своих подданных и до меня им не было дела. Как я думала. Поэтому, когда меня, вдруг дернули вверх, одним рывком поставив на ноги, я вскрикнула от неожиданности и чуть ни упала обратно.
   - Где принцесса Ями?! - выплюнул Вадик мне в лицо.
   Во-первых, где принцесса мне было неведомо. Во-вторых, отвечать с кляпом во рту несколько проблематично. Я промолчала.
   - Говори, - возмутился Вадик, хорошенько тряхнув меня. Но все же выдернул кляп у меня изо рта.
   - А-а, - прошипела я, радуясь, что наконец могу свободно дышать.
   - Где принцесса Ями? - повторил Вадик сердито.
   - Я-то откуда знаю, - буркнула я, желая чтобы мне и руки развязали или хотя бы ослабили узел.
   Некоторое время 'аратх' видимо изучал мое лицо, после чего несколько растерянно произнес:
   - Лека? Ты что здесь делаешь?
   Я понадеялась, что теперь меня отпустят, но Вадик усмехнулся и резко оттолкнул меня. Я не удержалась и упала на свой матрасик, больно ударившись головой о каменную стену.
   - Надо же на что способны квнамы. Из такого чучела сделать почти красавицу...
   Он помолчал, видимо ожидая, что я что-то отвечу. Но я молчала. Тогда он недовольно выругался и велел, чтоб меня заперли вместе с какой-то 'другой' девчонкой, после чего, кажется, ушел.

   На новом месте было немного теплее и, хотя меня все еще била дрожь, мне хотя бы развязали руки. Пальцы и кисти тут же начали отходить - от этого их, словно, пронизывала тысяча иголок и я старалась как можно активнее шевелить ими, чтобы поскорее разогнать застоявшуюся кровь.
   В комнате я была не одна. Где-то справа пыхтела та самая 'другая' девчонка, не решаясь подойти или заговорить со мной. Я решила идти на контакт первой.
   - Давно ты здесь? - обратилась я к пустоте, потому как точное местонахождение девчонки мне было не определить.
   - Не знаю, - ответила она тихо, после долгого напряженного молчания. - Мне кажется с полмесяца. А ты кто?
   - Меня зовут Лека. А тебя?
   Я почувствовала, как она подошла ближе и все еще недоверчиво стала обходить меня кругом, разглядывая с ног до головы.
   - Ну, ладно, - смилостивилась она. - Меня Юлей зовут.
   - Юлька-шпулька, - откликнулась я. Видимо от напряжения у меня в мохгах что-то переклинило и я не смогла сдержаться. Но девушка от моего замечания, казалось, оттаяла окончательно.
   - Иди сюда, садись, - она похлопала почему то мягкому.
   Я неуверенно сделала шаг по направлению к Юлиному голосу и нерешительно замерла.
   - В чем дело?
   - Видишь ли, я в некоторой степени, слепая, - скаламбурила я.
   - В какой степени?
   - М-м, в полной степени.
   - И чего, совсем ничего не видишь?
   - Совсем, - согласилась я, хватаясь за предложенную Юлькой руку.
   - А как ты вообще ходишь тогда?
   - Ну, меня за руку водили.
   - Что, всю жизнь за руку?
   - Да какую жизнь?! Я слепая от силы дня два.
   - И как ощущения? - с любопытством поинтересовалась девушка, помогая мне усесться на мягкий топчан.
   - Хр*новые ощущения, - вздохнула я, с удовольствием кутаясь в какой-то плед. - А ты не знаешь, где мы находимся?
   Неа, не знаю. По-моему, мы вообще уже не в России даже.
   Если она в этом еще сомневается...

   Утро выдалось на редкость морозное. Одеяло, которым со мной поделилась Юлька, было отчего-то слишком коротким и почти не грело, а ноги у меня вообще, кажется, превратились в ледышки. Зато нам принесли поесть. Варево воняло болотной тиной и имело вязкую консистенцию. Засовывать это нечто в рот было страшно, тем более, что я не видело из чего оно состоит - может там сверху червячки ползают... Правда, Юлька заверила меня, что есть сие кушаньебезопасно и мне пришлось согласиться - ничего другого никто предлагать не спешил. Но даже попробовать не успела.
   Явился Вадик. Он был взбудоражен и, кажется, рад, но и ежу было понятно, что нам его радость ничего хорошего не сулит.
   Я не ошиблась. Меня схватили за руку и куда-то потащили. За спиной недовольно сопела Юлька, время от времени комментируя мне происходящее, за что я ей была безумно благодарна, хотя все эти ее "повернули - налевво, повернули - направо", мало чем могли мне помочь.
   Когда коридор закончился, мы оказались в огромном зале. И я подумала, что должно быть в этом мире все коридоры заканчиваются огромными залами.
   - Вот это дверка! - восхищенно прошептала Юлька.
   - Дверка? - переспросила я.
   - Она больше двухэтажного дома, - заверила меня Юлька. - Кому может понадобиться такая дверь?
   Словно отвечая на ее вопрос, дверь распахнулась с громким протяжным стоном, от которого я едва не оглохла. Но входить никто не стал, мы - вышли.
   Под босыми ступнями я почувствовала снег и удивилась, что еще хоть что-то могу чувствовать ими. Мелкий снег падал и с небес, неприятно ударяясь в лицо при порывах ветра. Откуда-то снизу доносился гул тысячи голосов, крики животных и звон металла. Похоже, мы стояли на каком-то возвышении, а внизу сворачивался лагерь. Пахло дымом кострищ...
   Неожиданный порыв ветра чуть не сбил меня с ног. Что-то огромное приземлилось на площадку, отчего пол под ногами содрогнулся и несколько мгновений я не могла отделаться от мысли, что не умею ровно стоять.
   - Что это? - спросила я подругу по несчастью, но та не ответила. - Юль? - нервно позвала я. Черт, как же плохо быть слепой - у меня от воображения не опровергнутого реальностью может запросто инфаркт случиться.
   - Дракон, - наконец, услышала я благоговейный Юлькин шепот.
   - Голодный? - полюбопытствовала я, вспомнив знакомство с файтером.
   - Не знаю, - беспечно ответила эта балбеска. - Огромный, как раз для тех дверей... Желто-зеленый... Хорошенький.
   Мы помолчали. Я думала о том, хватит ли дракону, чтобы наесться двух девушек, о чем думала Юля не знаю. Мне было немного завидно - тоже хотелось взглянуть на настоящего живого дракона. Не вовремя я ослепла...
   - Его седлают, - прервала поток моих мыслей Юлька.
   - Дракона?
   - Ага, человек 10... то есть не человек, а каких-то крысоголовых монстров. И, по-моему, дракоша не слишком доволен.
   Еще бы, чему тут быть довольным, если точно знаешь, что сейчас придется переть на себе уйму двуногих, бескрылых уродцев, хотя гораздо лучше было бы ими перекусить. Интересно, что его останавливает?
   Через несколько минут, я со смешанным чувством восторга и страха обнаружила, что одними из этих двуногих уродцев, которых потащит на себе дракон, будем и мы с Юлей. Нас заталкали в седло и понеслось...

   Ночь подходила к концу, когда мы начали снижаться. По словам Юльки, внизу плескалось море или океан. На некотором расстоянии от берега острова, к которому мы подлетали, располагалось странное, но довольно красивое сооружение круглой формы. Стены представляли собой цепочку резных колонн. Крыша отсутствовала, но рассмотреть, что там творится внутри Юлька, конечно не смогла.
   Сооружение соединялось с островом длинным узким перешейком. И у самого перешейка шло сражение. Силы явно были не равны - нападающих было гораздо больше.
   В бухте, за изгибом береговой линии Юлька разглядела корабль. Я поинтересовалась нет ли на корабле флага, и Юля ответила, что да, есть - темно-синий с семью звездами, неровно расположенными вокруг серебряного круга в центре. На самом круге было изображено голубое дерево. Это были аминатольцы! И скорей всего это корабль кеаль Стаки. Но если так, то положение у них хуже некуда, и они не только не спасут нас с Юлей, но и сами скоро попадут в плен или погибнут!
   Дракон тяжело приземлился, сделал несколько шагов по земле и замер. Несколько секунд спустя меня грубо стащили с летающего монстра, и не заботясь поставить меня на ноги, потащили вверх на холм. Когда же мы, наконец, остановились, мне очень хотелось поскулить от боли из-за многочисленных ранок, ушибов и синяков, оставленных на моем теле камнями, кустами и пинками конвоиров. Не знаю как, но мне удалось сдержаться.
   - Смотри, - толкнула меня в бок Юлька.
   - Ага, щас, очки протру, - огрызнулась я.
   - Оу, извини, - неискренне смутилась девушка. - Им крышка.
   - Кому?
   - Аминатольцам твоим. Их вот-вот скрутят.
   Юлька замолчала, должно быть пристально следя за тем, что происходило внизу. Вероятно, там действительно все было плохо, потому как девушка без конца вздрагивала, всхлипывала и разочарованно стонала. Через некоторое время она заявила, что сражение вроде как стихло...
   Пришел Рамииль. Недовольный, злой - почему? Он что-то сказал нашим конвоирам, и нас заставили подняться на ноги, потащили вниз к берегу, ближе к Лунному храму. Рамииль злился и торопил нас. Смекнув, что его беспокоит время, я порой специально падала от каждого легкого тычка и долго не могла подняться, приводя липового аратха в настоящее бешенство.
   Но вот мы, кажется оказались совсем не далеко от храма. Юлька сказала, что он, пожалуй, красив, но распространяться на эту тему не стала. А мне, признаться, было откровенно плевать на все красоты этого места.
   Рамииль и еще около дюжины лявиров направились внутрь Лунного храма, утащив с собой и Юлю. Я осталась одна на попечении двух или трех крысоголовых вардаков. Стоять у меня уже не было сил и я опустилась на землю, уже не чувствуя ни холода, ни боли... Наверно, я умру здесь...
   Сквозь накатившую апатию, я слышала, как оживились вардаки - что-то обеспокоило их, но сдвинуться с места они не посмели. А в следующее момент что-то прожужжало у самого уха и тут же один из охранников упал рядом со мной. Несколько мгновений и упал второй монстр, еще секунда - третий. Я оказалась как-будто свободна, но двигаться в какую-либо сторону не спешила полностью дезориентированная в пространстве.
   - Давай сюда, - мне помогли подняться и отвели чуть в сторону от трупов. Вскоре мне на плечи опустилась тяжелая куртка и я вздрогнула от внезапного тепла. - Ты кто такая, малышка? - почти с нежностью поинтересовался смутно знакомый голос.
   - Лека, - чуть подумав, честно призналась я.
   Я каким-то образом догадалась, что мой спаситель улыбнулся.
   - Ну ты и шило в одном месте, - сказал он, усмехнувшись. - Сиди здесь, поняла? Я тебя очень прошу, хоть раз послушайся старших.
   - Да поняла я, чего уж... - сморщилась я.
   Кеаль Стаки вздохнул и ушел, а я осталась одна. Если честно, мне было страшно. Я получше закуталась в его теплую куртку, случайно задев рукой болтающуюся у меня на шее цепочку. Мрых! Как я раньше не вспомнила о нем? Амулет невидимости, который я стащила у Таэля все еще ыл у меня! Решив, что невидимый невидящий это весьма эпично, я сняла амулет и надела его вновь другой стороной наружу...

  Стася
   Корабль стремительно несся сквозь морское пространство, унося нас все дальше от острова-кундеяра, на котором осталась Лека. Было немного не по себе - а вдруг Таэль ее не найдет. Но мне искренне нравился этот морской вояж - плешущая вокруг вода необъяснимым образом придавала мне сил и успокаивала. Лешка заявил, что это должно быть от того, что я маг воды, и когда закончится война, а это, конечно, будет очень скоро, я буду учиться вместе с ним и Дашей в Высшей школе Магов, Травников, Пифий и Охотников здесь на Фэрэе.
   Путешествие наше заняло не один день и все это время я проводила в основном с Лешей. Оказывается он очень много знал об этом странном магическом мире. Мы садились в нашей с Дашей каюте на пол, на толстое мягкое одеяло - Леша сзади, а я перед ним, прижавшись к его груди спиной и парень что-нибудь рассказывал: про разные расы, проживающие не только в Аминатольской империи, но и по всему Фэрэю, про местных богов, про интересные изобретения, вроде того фарту, в котором Лека плавала под водой, а еще на Фэрэе были и поезда и что-то вроде самолетов - айроканги. А потом он учил меня писать и читать на фэрэйском - Стаки выдал нам несколько книг из тех, что были у Таэля, не решившись пускать кого-то в каюту мага без разрешения хозяина. Хотя Лешке очень хотелось прошерстить библиотеку - похоже, страсть к книгам у них с Таэлем одинаковая. На мой вопрос, почему он не попросил посмотреть книги, когда Таэль еще был на корабле, Лешка ответил, что не хотел мешать им с Лекой налаживать отношения. На мой недоуменный взгляд, Зверев лишь хитро улыбнулся, заявив, что Лека понравилась магу с первой встречи, поэтому он так бесился при упоминании Егора.
   А по вечерам мы сидели на палубе, любуясь уходящим за горизонт солнцем, обнимались и целовались до боли в губах. И вместе с остальными смеялись над шутками пожилого аминатольца - помощника капитана, иногда пили что-то вроде густого горячего киселя с легкой примесью алкоголя... и все это больше напоминало неспешный морской круиз, нежели что-то иное.
   Но в конце концов, впереди показалась суша и вероятно цель нашего пути - остров, вблизи которого на воде должен был быть расположен Лунный храм. Мощное опасное оружие.. разрушительное. И не только мы хотели найти его...
   Это действительно оказался тот самый остров, что мы искали. Стаки велел спускать шлюпки. Пришлось подсуетиться, чтобы не остаться в стороне. И через несколько томительных минут мы стояли на промерзлой земле, покрытой ровным слоем инея. Холод, пробирающий до костей ветер и мертвая пустота встречали нас. Кругом подернутые снежной крошкой холмы, одинаковые во все стороны, да небольшие заледенелые озерца - тоже как ни крути похожие одно на другое.
   - Придется пересечь остров пешком, - сообщил Стаки, внимательно осматривая мертвые земли. - Это не должно занять много времени - остров небольшой. И надеюсь сатаров здесь еще нет. Нас слишком мало, чтобы вступать с ними в открытый конфликт... Ну что ж, - аминатолец внимательно осмотрел наш небольшой отряд и кивнул в сторону идущих от берега белесых холмов. - Нам туда. Вперед.
   Шли долго. Из-за промозглого пробирающего до костей ветра, казалось, что слишком долго. Вокруг царила отчужденная тишина - остров казался пустым и в то же время... неприятный тягучий осадок смоляным пятном тяжело садился на душу - вот-вот что-то произойдет.
   Но время шло, а вокруг царила все та же тишина и холодный завывающий ветер.
   Встали на привал. Какое время суток понять было невозможно, но как бы там ни было, здесь кажется, всегда царила луна - непривычно яркая, освещающая все вокруг не хуже солнца, но вносящая в этот морозный мир дополнительную бледность и полупрозрачность, дополнительный холод... Аминатольцы тоже выглядели напряженными, но что именно творилось в их красивых черепушках понять было невозможно.
   Но снова ничего не произошло - отдохнули и пошли дальше. Шаг за шагом взбираясь на очередной холм и спускаясь вниз.
   - Крысоголовые? - это тихо произнесенное слово полное искреннего недоумения произвело эффект лопнувшей тетивы - аминатольцы не вдаваясь в подробности и не мучая капитана расспросами бросились в укрытие, но было поздно. Нас заметили. Двухметровые костлявые существа, которых может быть можно было бы спутать и с людьми, если бы не их покрытые серой шерстью головы... в самом деле, крысиные головы! Откуда такие монстры в этом мире?! И похоже их здесь целая стая... десятки, а то и сотни.. А нас всего ничего: 40 воинов, 12 лучников и всего 3 достаточно сильных мага, ну еще мы - четверо недоученных парней и две девчонки, которые скорее создадут проблемы, чем действительно смогут помочь... Я это четко ощущала сейчас.
   - Дела наши не так хороши как хотелось бы, - Стаки стоял довольно далеко от нас с Лешей, но его слова произнесенные тихим спокойным тоном удивительно отчетливо донеслись до моих ушей. - Поэтому сейчас я их немножко отвлеку, а вы тихо и незаметно покидаете это негостеприимное место. Надеюсь все помнят, что приказы не обсуждаются и что главная наша цель Лунный храм? Роувик за старшего... - Стаки передал ему небольшой мешочек, в котором, как я знала, хранился найденный мной на Веряжке камень, размером с кулак. - И на счет три. Раз.. два.. три!
   Казалось на секунду исчез весь воздух, но лишь для того чтобы в следующий же миг сильнейшим ураганным потоком хлынуть, обрушиться на крысоголовых всех разом, сбивая их с ног, унося далеко назад. Некоторым наверняка переломало кости... С полдюжины таких заклинаний и победителями из битвы вышли бы мы. Но кажется и одно оно стоило капитану не малых сил... И видя как Стаки устало собирается с силами для может быть последнего боя, аминатольцы беспрекословно уходили прочь и мы вслед за ними..
   - Это лишь уловка... - сказал мне помощник капитана Роувик, подталкивая вперед.
   Погони не было. Куда подевались все крысоголовые было неизвестно. Судьба Стаки также оставалась загадкой. Но цель ясна. И вскоре она замаячила на горизонте - Лунный храм был совсем близко, оставалось лишь спуститься с холма, пересечь небольшую долину и перед нами берег, с которого ведет узкая дорожка к расположенному в нескольких десятках метрах от суши храму.
   Сейчас с высоты холма был виден и сам храм - небольшой, кажется круглый... и какой-то невзрачный.. Без крыши, с внезапно обрывающимися колоннами он казался всего лишь руинами нелепо торчащими из воды. И по всем ощущениям он был мертв...
   От созерцания местных красот отвлек Роувик, заприметивший в долине неведомого мне яраха. Как оказалось он был не один, хотя и не такой толпой как крысоголовые, но связываться с ними Роувик не пожелал, приказав идти в обход. Ну что ж - чуть больше времени и мы все же у цели...
   Переход прошел на удивление спокойно. На берегу никого не было и это обстоятельство отчаянно нервировало нашего нового командира. Да и так было ясно, что что-то не так.. Но что делать? Остаться на берегу? Отойти в безопасное место? Или все же пройти последние метры до храма?
   Кто-то из аминатольцев предложил разделиться: одной группе отправиться по неширокому каменному перешейку к храму, второй прикрывать их отход..
   Роувик вновь с сомнением осмотрел "развалины" и свой не такой уж большой отряд - не такой большой как хотелось бы...
   - Пойдемте уж все сразу, всё равно мы тут как на ладони - хоть стреляй, хоть магией бей.. - и словно сглазил, хотя аминатольцы этим никогда не грешили..
   Едва не угодив в задумчиво молчащего молодого аминатольца, огненная стрела взрыла прибрежный гравий практически у его ног. Дольше размышлять было весьма неразумно и Роувик скомандовал отход к Лунному храму.
   Храм как укрытие был довольно плох, но из-за колонн все же было довольно удобно контролировать узкий каменный переход между ним и берегом. Вероятно на это и рассчитывал наш командир..
   В храме царил полумрак, отливающий синевой предгрозового неба. Через отсутствующую крышу в большой круглый зал заглядывала луна. Она даже не пыталась разогнать застоявшийся веками сумрак, освещая лишь небольшой круг в центре храма. И только оказавшись здесь, внутри храма, я рассмотрела, что врагов не так уж и много по сравнению с недавним полчищем крысоголовых. На этот раз по ту сторону оказалось десятка 4... опять мутанты. Тело вроде как человечье, а голова волчья и руки, покрытые густой черной шерстью, больше на лапы с огромными когтями смахивают.
   - Что делать? - спросил Денис. Мне казалось, ему было страшно, но и мне тоже!
   - Отбиваться, - просто ответил Роувик. - И ждать. Думается мне, ярахи просто отвлекают наше внимание, тянут время пока не подойдут основные силы. Ну, а мы должны активировать храм.
   - Мы не сможем, - вдруг сказал Лешка, прижимая меня ближе к себе, словно собирался своим телом закрыть от всех неприятностей.
   Все удивленно уставились на него.
   - Храмом может управлять только человек начисто лишенный магии, - пояснил Леша. - Вы видите здесь такого человека? - все молчали. - Я тоже. Скорей всего, это была Лека. И Егор знал об этом. Но сейчас у нас Леки нет... У нас нет направляющего энергии.
   Меж тем на берегу появились сатары, вардаки, еще какая-то нечисть, и все они медленно, но неотвратимо начали свой путь по узенькому каменному "мосту" ведущему к храму... к нам.. а здесь и без того тесно...
   Через некоторое время нас откинули к задней части храма - монстры напирали со страшной силой, освобождая пространство вокруг небольшого постамента для вошедших в храм лявиров. С ними была перепуганная девушка-человек, и я сразу догадалась, что это их "направляющий энергию". Теперь им осталось только отобрать у Роувика камень. Интересно, лявиры знают, что камень в храме?
   - Отдайте Камень Света, и я возможно сохраню вам жизнь, - произнес один из лявиров. Рассмотрев его получше, я узнала в нем старого знакомца - Вадика. Значит, о присутствии камня он в курсе. Но Роувик, конечно, его не отдаст.
   Что происходило дальше я не видела - меня загородил Лешка, а потом я, кажется, и вовсе потеряла сознание. Когда очнулась, Камень Света уже был у Вадика, а Роувик и еще несколько аминатольцев были серьезно ранены - Леша не разрешал мне смотреть в их сторону, старательно загораживая мне обзор.
   Девчонку подтолкнули к постаменту, всунув ей в руки камушек и что-то объясняя. Она не слушала - плакала, стараясь не смотреть на израненных аминатольцев. А вот я все-таки рассмотрела Роувика и непрошеные слезы сами собой потекли из глаз, хотя я пыталась сдержать их, крепко вжавшись в спину своего любимого...
   - Тшш, - успокоительно прошипел он, положив свою руку поверх моей. - Я тебя люблю, моя девочка... Ты ведь понимаешь, что мы не можем позволить лявирам разбудить храм?
   Я не очень соображала куда Леша клонит, но мне это не понравилось. Я сжала свои руки на его талии крепче, но он мягко расцепил их, оттолкнув меня к стене к Дашке, прежде, чем я успела сказать, что тоже очень люблю его, очень люблю. Как во сне я подметила, что и аминатольцы готовятся к последней схватке, судя по всему, не надеясь выбраться отсюда живыми...
   И вдруг все изменилось. Снаружи послышались звуки новой схватки и, мне казалось, что на этот раз нашим врагам не сдобровать. Мне хотелось в это верить. Мне просто хотелось верить, что Леша останется со мной.
   Вадик тоже почувствовал опасность, он заорал на девчонку, призывая ее поторопиться. Та завороженно смотрела куда-то в сторону берега - наверно, с ее места сражение было видно гораздо лучше. И вдруг она подняла камень и со всей силы швырнула его об пол...
   На мгновение я, кажется, ослепла - такой нестерпимо яркий свет вспыхнул в том месте, где разбился в облако брызг Камень Света, словно каждая мелкая песчинка, частичка его самого превратилась в яркий лучик.
   - Больше никто не сможет воспользоваться Лунным храмом, - прошептал один из аминатольцев.
   - Вот и хорошо, - прошептала я, устало опускаясь на пол рядом с Дашкой.

   Мы с Дашей вышли из храма. Шум и гвалт тысячи воинов с обеих сторон разрывал наступающий день. Аминатольские и пириэлльские маги удержали воинов Рамииля в подрагивающих, пульсирующих разноцветными огоньками магических сетях. Те недовольно рычали, но казалось, оставили надежду вырваться. Битва за бесполезный теперь храм была одержана.
   Перебравшись по перешейку на большой остров, я растерянно осмотрелась. Глаза выхватили из толпы кеаль капитана. К нему все кто-то подходил, что- то докладывал и, точно хвост, плелся следом, если аминатолецне отсылал докладчика. Он слишком устал - слушал, кивал, но был погружен в свои мысли. Почему-то было жаль его.
   Меня подхватили на руки, закружили. Лешка прижал меня к себе, наконец-то.
   - И я тебя люблю, - прошептала на ухо, крепко обнимая его за шею. - Очень люблю.
   - Я знаю, - прошептал Леша в ответ.
   Вместе мы поднялись вверх от берега ближе к капитану. Он как раз встретился с представителями пириэлле. Среди них почему-то был Таэль, а еще один был похож на Лекиного Егора, только волосы стали светлее и глаза у этого парня были зелеными.
   - Стаки? - дернулся вперед Таэль, но в полуметре от аминатольца остановился.
   - Лин-аратх Аминатоля Эсеростаки, - неприязненно поправил один из незнакомых аминатольцец - его точно не было на корабле. Стаки сморщился, а Таэль растерянно уставился на кеаль капитана, а потом на поправившего его аминатольца, кажется, понимая, что ему не все рады.
   - Я думал мы друзья, - наконец, пробормотал Таэль.
   - Мы друзья, - уверенно подтвердил капитан, то есть этот лин-аратх Эсеростаки - родители садисты у него не иначе, так родного ребенка обозвать.
   - Лин-аратх пириэлле Атаниэль, - поправила красивая девушка-пириэлле, кажется она обиделась за Таэля.
   Стаки дернул бровью, больше никак не выразив своего удивления.
   - А Вы? - он осторожно кивнул в сторону Егора.
   - Лин-аратх Аскион, - улыбнулся тот. Что-то меня это сборище лин-аратхов смущает и подавляет как-то.
   - Леку не видели? - тихо спросил Атаниэль.
   Все молчали. Я вообще не знала, что она здесь.
   - Я оставил ее там и велел оставаться на месте, пока не приду за ней, - Стаки кивнул куда-то на прибрежную линию. - Но ее там уже нет.
   Все дружно выругались, после чего воцарилась тишина, которая, впрочем, длилась не долго. Вдоль берега дюжина аминатольцев гналась за убегающим Вадиком, который то показывался, то пропадал в густых хлопьях расползающегося тумана.
   - Пальнуть в него? - спросил Атаниэль, оглядываясь на второго пириэлле. В его руках перекатывался небольшой синеватый шарик, напичканный маленькими молниями.
   - С такого расстояния промажешь, да еще упаси Берл, в своих попадешь, - решил Аскион.
   - Но ведь этот гад уйдет!
   Аскион развел руками. Он мог сетью удерживать около полусотни урунайцев, но поймать этой же сеткой одного человека было невозможно - слишком маленький и слишком далеко.
   И вдруг Вадик упал, споткнувшись на ровном месте. Он попытался подняться и ему это почти удалось, но в последний момент лявир замер в какой-то странной позе, оперевшись на отставленную в сторону ногу, и словно из зыбучих песков стараясь вытащить другую, дергая изо всех сил.
   Подбежавшие аминатольцы осторожно обошли стороной то странное место, где застряла нога Вадика, и схватили его за руки. Нога несчастного тут же перестала выделываться и безвольно упала на землю.
   Через мгновенье рядом с Вадиком возникла растрепанная девушка в белой тунике.
   - Лека, - выдохнул Таэль и помчался вниз с холма со скоростью реактивного самолета. Если бы он с такой скоростью за Вадиком бежал, непременно догнал бы.
   Атаниэль подлетел к растерянной девушке, подхватил ее на руки и закружился вместе с ней по мокрому песку, время от времени громко смеясь от счастья и обуревающих его чувств. Лека тоже радостно хихикала и вырываться явно не собиралась.
   Когда мы спустились с холма и добрались до берега, парочка самозабвенно целовалась, не обращая внимания на окружающий мир.
   - Как ты умудрилась его поймать? - спросил Аскион, когда Лека и Таэль разлепились чтобы отдышаться.
   Атаниэль поставил девушку на землю, но отпускать не собирался, крепко прижимая к себе. Раскрасневшаяся веселая Лека невидящим, каким-то рассеянным взглядом окинула собравшихся, на всякий случай, захватив часть океана и пустое пространство слева от себя.
   - А он пока бежал, матерился. Я его по голосу узнала, - улыбнулась она.
   Тем временем поднятый на ноги Рамииль пробуравил Леку злым взглядом. Два дюжих аминатольца пытались сдвинуть его с места, но он упирался и сквозь зубы цедил какую-то тарабарщину, светясь при этом желтоватым светом - видимо это был щит, потому что Таэль никак не мог пробить его магией.
   - Тебя все забудут, даже имя твое. Навсегда. И ничто не отменит проклятье мое. Никогда. И не изменит его. Ты одна, - закончил он и рухнул на землю то ли без сознания, то ли замертво.
   - Это правда? - прошептала Лека испуганно.
   - Иа ла тэйя, - нежно прошептал Таэль. - Я люблю тебя, остальное не важно.
   - И я тебя люблю, - сказала Лека и парень крепче обнял ее.

  Вместо эпилога
   Одевшись потеплее, Таэль и Лека вышли за ворота замка и отправились на берег Морозного океана, находящегося совсем близко от "Логова лазурного дракона". Там их уже поджидал Шакши. Таэль был без ума от этого монстрика и тот, похоже, испытывал аналогичные чувства, бросившись к парню и девушке с восторгом молодого пса, завидевшего любимого хозяина.
   Наигравшись со зверем, и угостив его, прихваченным из замка лакомством, Таэль помог девушке забраться на файтера и влез на него сам, устроившись позади Леки и крепко обняв, чтобы поддерживать ее.
   - Готова? - тихо спросил он, наклонившись к ее уху. Неудержался, поцеловал в щеку, прижав к себе еще сильнее.
   - Готова, - кивнула девушка, поворачивая голову так, чтобы Таэлю было удобно целовать ее губы.
   Поездка грозилась быть отложенной на неопределенное время, но Шакши недовольно подал голос. Молодые люди оторвались друг от друга, вздрогнув от резанувшего слух звука, и рассмеялись.
   - Бандит, - Атаниэль щелкнул зверя по уху и тот дурашливо рыкнул. - Ну, давай. Вперед.
   Шакши встряхнулся и взлетел. Немного покружил над прибрежной линией и, повинуясь Таэлю, полетел на юг, в Аэльтойян. Этот город младшим лин-аратхом был выбран не случайно - именно здесь трудились самые искуссные в наложении магической рунописи маги. Но пириэлле интересовал пожилой княф Куер Облодик - магический талант третьей степени говорил сам за себя.
   Файтер приземлился на окраине Аэльтойяна - как и во многих других городах, полеты над городом для всех кроме Стражей были запрещены, особенно учитывая, что империя до сих пор находилась на военном положении.
   Они прошли узкими шумными улочками, уже укутанными легким покрывалом сумерек и остановились перед небольшим красивым домиком. Таэль смело постучал в желтую резную дверь с фигурными вставками какого-то металла и недорогих на вид камней темно-синего и мутно-зеленого цвета. Звук удара глухим эхом разлетелся по улице и растворился в воздухе уже после того, как распахнулась дверь.
   На пороге стоял пожилой княф с коротко стриженной седой бродой, без усов, но с длинными, заплетенными в три толстые косы волосами густого черного цвета без намека на седину. Его живые карие глаза внимательно обследовали сначала девушку, а потом и юношу. Кажется княф остался вполне доволен увиденным, потому отступил в сторону, пропуская гостей внутрь дома.
   - Что желают молодые? - спросил Куер, усаживаясь в зеленое мягкое кресло, напротив такого же зеленого дивана, на который он кивнул, приглашая и молодых людей присесть.
   Атаниэль выпустил девушку из объятий и достал из внутреннего кармана своего пуховика два одинаковых амулета из светлого металла - то ли платина, то ли белое золото, а может что-то еще, на тонких цепочках.
   - Я бы хотел, чтобы Вы с помощью чар написали на одном из амулетов "иа тэйя Лека", - парень протянул оба амулета княфу. Тот с готовностью принял небольшие кругляши и внимательно осмотрел их. С одной из сторон амулетов был изображен в мельчайших подробностях замок, с другой был лишь небольшой кант по краю.
   - Отличная работа, - сказал Облодик. - И амулеты старинные. Из семейного фонда? - он с интересом посмотрел на молодых людей, видимо, пытаясь убедиться, что они их не украли.
   Таэль чуть улыбнулся и кивнул. В том, что он действительно украл оба амулета из семейной сокровищницы всего полчаса назад, он признаваться не собирался.
   - А на втором? - кивнул княф, успокоенно.
   - А на втором, - ревниво произнес Таэль, скосившись в сторону девушки, - "иа тэйя Таэль".
   Княф усмехнулся, а Лека прыснула в кулак, наощупьнашла руку пириэлле и крепко сжала ее.
   - Вы ведь гарантируете, что надпись не сотрется? - обеспокоенно поинтересовалась Лека.
   Княф неколько расстерянно посмотрел на них.
   - Есть что-то, что мне нужно знать? - спросил он.
   - Заклятие забвения, - тихо сказал Таэль. - Завтра с первым лучом солнца.
   Княф долго молчал что-то обдумывая. Потом все же немного растроенно покачал головой.
   - Я попытаюсь сделать все, что в моих силах, но вы должны понимать, что сила противодействия, как правило слабее, чем сила самого заклятья.
   Таэль кивнул.
   - Жду вас через два часа. Можете входить без стука.
   Влюбленные покинули дом Куера и остановились посреди улицы. Сумрак стал гуще, но город все еще оживленно шевелился, разнося по улицам смех и аромат свежеиспеченых булочек из ближайшей таверны.
   - Есть хочется, - скорчив невинное личико сказала Лека...
   В замок вернулись далеко за полночь. Старались не шуметь, но бутылка ярко-оранжевого светящегося вина, где-то прихваченная Таэлем и уже больше, чем на половину опустошенная, не самым лучшим образом скзалась на координации движений, отчего Лека, которая ко всему прочему еще и не видела ничего, поминутно спотыкалась, при этом громко хихикая и икая, повисала на фэрэйце, который и сам держался на ногах одной только мыслью, что он - мужчина.
   Свою комнату они нашли только с третьего раза, перед этим напугав кого-то из имперских послов, ввалившись к нему в спальню с жутким тарарамом. А еще раньше побывав в кладовой, где радостно решили задержаться и подкрепиться. Подкреплялись около часа и в основом большим трехэтажным тортом, который, кажется, был приготовлен для завтрашнего торжетва... Они немного увлеклись и потому, по окончании перекуса половина крема, между прочим, клубничного, оказалась на их лицах, в волосах, на одежде и даже под ней...
   В таком виде хихикать было уже просто не прилично, поэтому оба принялись громко хохотать, иногда все же вспоминая о соседях и, дабы не мешать им, поочереди закрывали друг другу рот поцелуем.

  ***
   Таэль очнулся почему-то под кроватью, с жуткой головной болью. Рядом валялась пустая бутылка из-под дорого вина "Кровь саламандры" и чье-то грязное, перемазанное в розовом креме платье. Размышляя, выпил ли он вино один или здесь все же был кто-то еще, Атаниэль попытался сесть. Мрых, как же болит голова!
   Сесть удалосьне сразу, а о том чтобы встать не было и речи. Поэтому лин-аратх перевернулся на четвереньки и таким образом попытался взобраться на кровать, чтобы устало рухнуть на мягкое ложе, едва не раздавив спавшего поверх толстого одеяла раздобревшего зверька.
   - Кси! - улыбнулся фэрэец, скатываясь на край кровати, и задумчиво добавил: - Кто ж тебя несчастного так обозвал?
   Зверь что-то пискнул в ответ. Атаниэль хмыкнул и потянулся почесать зверька за ухом, но тут же резко выпрямился, стараясь подавить внезапный позыв тошноты. На груди что-то звякнуло.
   Парень сунул руку под рубашку и вытащил белый кругляш - один из семейных амулетов с изображением родового замка на одной из сторон. На другой оказалась нарисована снежная лилия и надписть "иа тэйя"...
   Таэль задумался. Что это могло значить? Ради какой такой любви, он решился подпортить семейную реликвию?
   Поломав над этим вопросом голову, но так и не найдя ответа, Атаниэль сморщился, решив сгонять к тому чарнику, что делал надпись и спросить у него, а сейчас неплохо бы лекаря найти...

  ***
   Лес сердито уставился в хмурое небо - скоро будет дождь. Где-то недалеко шумит море, слизывая с берегов мелкую гальку. Маленький шустрый зверек, ловко взбежал по стволу дерева, уселся повыше с какой-то шишкой в передних лапах, глаза бусинки с удивлением уставились на светловолосую девушку слепо и беспомощно озирающуюся по сторонам. Холодно. Здесь наверное осень...

  Конец

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"