Аира: другие произведения.

Фэрэй. Часть 4: невеста лин-аратха

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    ЗАКОНЧЕНО

   Глава пятая, очень короткая. Знакомство
   На место сбора во дворе Высшей школы Магов, Травниц и бла-бла-бла меня привезла тетя Мира. Да-да вот такую вот двадцатидвухлетнюю дурынду и привезла, и сдала с рук на руки куратору практики Вольгарду Стаханскому - весьма симпатичному мужчине около 70ти лет от роду. Выглядел он, правда, едва ли на 35... Тем обиднее было, когда тетя начала в красках рассказывать ему про моих тараканов в голове, жутко преувеличивая и привирая, и строя этому Стаханскому глазки, хотя сама была лет на 50 его старше. Хорошо еще, что мы прибыли первыми, и никого из тех с кем мне придется проходить последнюю зимнюю практику еще не было - такого позора я б, наверное, не пережила.
   Вообще-то тетя Мира была мне не совсем родной... Откровенно говоря, родством между нами даже не пахло - она просто подобрала меня на улице три с половиной года назад: голодную, холодную, несчастную, абсолютно слепую и, в сущности, никому не нужную. И даже не в этом мире. Хотя, что уж говорить - этот мир для меня тоже никогда родным не был. Я родилась и выросла на Земле и на Фэрэй попала, можно сказать, совершенно случайно. Ну, или почти случайно - все-таки Аскион тащил меня сюда в разгар войны с Сатариатом не просто так, а с вполне конкретной целью - моими руками управлять Лунным храмом, потому что управлять им могут только люди напрочь лишенные магии - хашти, пустые. В каждом, кто живет есть магия, правда много ее только у магов, а у большинства людей всего лишь мизерная крупица. А вот у хашти ее нет совсем - они как пустой сосуд, который можно наполнить чем угодно! Они могут управлять, хранить, хоть и не долго, пропускать через себя любую магию - воздушную, водную, огненную, магию земли, и переплетать ее между собой... Именно этому меня и учили в маленькой закрытой Школе хашти, расположенной в крохотном городке Анджейр, спрятанном от всего мира между Краем Тысячи Озер (милое название для такого жуткого места) и Поющими Горами. Вот только если рядом нет готового поделиться силой мага или хоть какого-то завалящего амулета-накопителя, хашти превращаются в практически беззащитных - воровать-то силу мы не можем. Поэтому и ходим с ног до головы обвешанные амулетами... много лет назад люди из-за этого путали нас с ведьмами. Настоящие ведьмы на Фэрэе вымерли, а за нами так и сохранилось это прозвание...
   С нарастающим чувством тревоги, я наблюдала, как тетя Мира, все-таки вспомнив, что она не ветреная девчонка, а вполне почтенная дама, распрощалась со Стаханским, обняла меня, шепнув, что все будет хорошо, и не спеша направилась прочь со двора Школы, вновь оставляя меня в одиночестве... впервые за эти три с половиной года.
   Борясь со страхом, я с надеждой повернулась к аль Вольгарду. Не знаю, что я хотела от него - поддержки, заверения, что все действительно будет отлично? Но он уже отчитывал за что-то симпатичного белобрысого парня, не такого, конечно, красивого как аминатольцы или пириэлле и все же напомнившего мне одного из них.
   Таэль...
   Думать о нем я себе запретила... Но сейчас под влиянием момента его образ вновь возник в моем сознании, вызвав болезненный спазм где-то в груди. Тетя Мира сказала, что он никогда не вспомнит меня. Никогда. И я верила ей, ведь мои собственные родители, мои мама и папа, оставшиеся там, на Земле, так и не признали во мне дочь, заявив, что у них, к сожалению, никогда не было детей... И значит, Таэль тоже не вспомнит. А весной он и вовсе женится на аминатольской принцессе Сумайе...
   - Что там у тебя? - куратор удивленно уставился на меня. - Ну-ка встань со снега и вытри сопли. Еще не хватало мне тут рыдающих девиц успокаивать.
   С ужасом я обнаружила, что действительно плачу. Здых, позорище! Я поспешно приложила к лицу пригоршню чистого снега, а после хорошенько вытерла его платком. И вовремя. К куратору подошел высокий широкоплечий парень, с короткостриженными темными волосами, слишком большими ушами, в каждом из которых торчало по несколько серебряных серег - именно эти уши первыми и бросались в глаза.
   - Ведунова, - обратился аль Вольгард ко мне. - Иди, знакомься с новым товарищем.
   Вздохнув, я подошла ближе, не стесняясь, рассмотрела парня внимательнее, отметив, что, несмотря на грозный вид, у него добрые карие глаза и ямочки на щеках симпатичные - в общем, он мне понравился.
   - Лека, - представилась я. - Ведунова. Хашти третий курс.
   - Стрэт Айов, Охотник пятый курс, - кивнул он, тоже с интересом рассматривая меня. Вряд ли, конечно, живя в столице Империи, он не встречал хашти, другое дело, что в наше время "ведьмы" маскируются под обычных граждан - вон, моя тетя Мира, например, на хашти вообще не похожа, а у нее пятый уровень, между прочим. Это еще одно отличие хашти и магов: маги уже рождаются с определенным уровнем магии и выше подняться могут максимум на один, редко два уровня; у хашти при рождении вообще уровня нет, из школы выпустят максимум с 15ым, а дальше сам - как хочешь, так и развивай...
   Следом за Стрэтом подошли еще двое практикантов. Девушка с темными волосами, убранными в идеальную длинную косу, и большими карими глазами, распахнутыми так широко, что казалось, будто она все время чему-то удивлена, смущенно представилась как Нарика Дриоро - травница-лекарь пятого курса. А второй парень, оказавшийся безумно красивым голубоглазым брюнетом сказал, что его зовут Киром... вот собственно и все, что он нам сообщил. Вообще, мне было абсолютно фиолетово, кто он такой, но элементарное уважение мог бы и проявить...
   Я думала, что все уже в сборе, но Стаханский продолжал стоять на своем месте, не обращая никакого внимания на нас, и видимо ждал кого-то еще. Собственно эта кто-то появилась минут через 20, когда у меня потихоньку начали отваливаться пальцы на руках... и на ногах тоже. Это была довольно высокая рыжая девчонка с ярко-зелеными глазами и явно высоким уровнем боевой магии... огненной, если мне не изменяют навыки, полученные в Школе хашти. Она улыбнулась хмурому куратору и нам тоже, одновременно пытаясь рассмотреть всех присутствующих - захотелось показать ей язык или скорчить какую-нибудь рожицу, но я мужественно сдержалась.
   - Замечательно, - язвительно произнес Вольгард Стаханский, с усмешкой глядя на рыжую и маячащего за ее спиной светловолосого красавчика. - Наконец-то, Ваша Светлость почтили нас своим вниманием и мы можем отправляться к месту вашей практики.
   О, она еще и "Светлость"...
   - А где мы ее проходить будем? - поинтересовался Стрэт.
   - Если название вам что-то скажет, то это Великое погорье.
   Лично мне название населенного пункта ни о чем не говорило и моим новым сотоварищам, кажется, тоже, но вот то, как хрюкнул за спиной рыжей светловолосый красавчик явно свидетельствовало, что ничего хорошего нам не грозит...

   Глава шестая и тоже короткая. Практиканты и с чем их едят
   Все-таки наш куратор по практике, этот Вольгард Стаханский, оказался не таким уж лапочкой. Не очень вежливо он вышвырнул нас из телепорта недалеко от крошечной деревеньки в какой-то глухомани. Судя по выданному каждому из нас дневнику на прохождение зимней практики, деревенька в самом деле должна была носить весьма поэтичное название - Великое погорье, как и сказал аль Вольгард. Горы действительно были.. километрах этак в 200 от огороженной частоколом деревни, а вот великого в округе ничего не наблюдалось, кроме, может быть, леса, который окружал деревню с трех сторон и какого-то совсем уж унылого бескрайнего поля, раскинувшегося прямо перед ней. Домов же в деревеньке насчитывалось едва ли больше четырех дюжин, да и те казались старыми и какими-то кособокими. У них, наверное, и мага-то приписного нет.
   Стаханский, кстати, тоже вышел из телепорта, но дальше сопровождать нас по всей видимости не собирался. Вынув из-за пазухи свиток из плотной бумаги, с болтающейся на синем шнурке сургучной печатью Школы, аль Вольгард нерешительно поводил им из стороны в сторону, решая кому доверить столь важную бумаженцию: Милане или Нарике (на парней и меня даже не взглянул - еще бы, после того, что наговорила ему про меня тетя Мира), все-таки сунул свиток в руки Нарике, велев передать документ старосте деревни. Потом буркнул на прощание что-то вроде того, что навестит нас недели через три, и, не обращая внимания на хмурые лица своих подопечных, исчез в телепорте, оставив нас перед закрытыми воротами "Великого погорья".
   А здесь только-только занимался рассвет, разбегаясь по полю, скрытому под толстым снежным настом веселыми солнечными лучами, с севера дул холодный ветер, из леса доносился протяжный вой... и вряд ли это волки. В деревне царила мертвая тишина - здых, их знает, может всех деревенских давно болотные мардолоки пожрали... и что тогда делать?
   Решение проблемы, казалось, нашел Стрэт без лишних заморочек несколько раз хорошенько "постучав" ногой в ворота. Немедленной реакции, правда, не последовало, но через несколько утомительных минут нетерпеливого ожидания, одна из створок ворот скрипуче отодвинулась в сторону ровно настолько, чтобы с той стороны можно было без опасения всяческих напастей выглянуть наружу. В проеме немедленно показалось бородатое лицо, снабженное внушительных размеров носом-картошкой и хитрющими черными глазами, выглядывающими из-под уже седых косматых бровей.
   - Чавой-то это вам надо? Чавой-то это вы туточки орете? Людям добрым спать не даете... - блестящие глаза просканировали нас с ног до головы и стали еще хитрее. - Али вы племени басурманского?
   Лично я отчего-то подумала, что раз Стрэт долбился в ворота, то и отвечать будет он. Но парень молчал и, по всей видимости, вести переговоры не собирался. Нарика, как я уже поняла, болтливостью тоже не отличалась, а у меня поговорить желание еще не настало, так что вся надежда была на Милану и Кира. Они как раз и пялились друг на друга, решая кому предоставить сомнительную честь ведения переговоров.
   - Практиканты мы, - наконец, сказала Миланка, улыбнувшись стражнику и тряхнув рыжей копной волос.
   - Практикантов-то мы ужо заждалися, - медленно протянул мужичок, разглядывая широкоплечую фигуру Стрэта, маячашего за спиной Миланы. - Токо шото ты, сынок, не особливо на мага-то похожий. Больше на головореза с большой дороги, - стражник с видом знатока кивнул в сторону неширокой колеи, начинающейся прямо у ворот, рассекающей поле на две неравные половины и исчезающей где-то вдали - видимо это и была местная "большая дорога". Затем старик внимательно посмотрел на Кира, Нарику и меня - видимо наше не внушающее опасения телосложение привело его к определенным выводам: - А коль из Школы магической пожаловали, то у вас докУмент иметься должон...
   Нарика с готовностью протянула стражнику свиток с печатью, радуясь, что избавилась от лишней заботы и несмело улыбнулась - видимо и в ней проснулся дипломат, убежденный, что позитивно настроенному человеку открыты все двери. И это, наверно, сработало. Дедок с удовольствием оглядел деваху, молодцевато провел по усам ладонью, а глаза бестыжие так и сияют, не нарадуются.
   - Та ж вы не серчайте, - сказал он, затворяя ворота, после чего послышалась какая-то возня и ворота распахнулись уже шире, пропуская нас внутрь. Свиток насильно перекочевал обратно в руки Нарике. - Поди скушно в такой глухомани-то жить. С кажным тутошним жителем по тыщу раз говорено, а новый человек всегда праздник - а вас аж пятеро прискакало, - дед выглянул за ворота в поисках ваших лошадей, не обнаружил оных, но виду, что удивлен не подал. - Прохаживайте, давайте, прохаживайте. Староста уж встал давно. Дом его прямо по улице, не промахнетеся - у него одного ставни синим цветом размалеваны, - старик усмехнулся. - Я б и сам вас проводил да только ворот оставлять не велено - пакости-то всякой и вправду развелося в округе. Ну идите, идите.. а я сосну еще часок, - закончил он тихо.
   Едва я шагнула за ворота, на меня тут же обрушились обычные звуки деревни: где-то орал как резаный петух, во хлеве ближайшего дома мычала корова, торопя хозяйку на утреннюю дойку, кудахтали куры, даже гуси гомонили где-то впереди по улице.
   - Ток, староста-то у нас глухой совсем, - заорал нам вслед дедок. - Вы громче в дверь-то его стукайте.
   Переглянувшись со своими новыми товарищами, я лишь пожала плечами и направилась вперед по довольно широкой для такого "великого" селения улице в поисках дома старосты. Остальные потянулись следом. Не прошло и пяти минут, как мы остановились перед довольно высоким, на общем фоне, домом. Ставни действительно были выкрашены синим, сам же дом оказался светло-голубым. В саду, расположенном за невысоким забором среди снегов паслась коза, косящая на нас недобрым глазом, чуть в стороне сидела большая ленивая собака, которой, судя по всему, было абсолютно все равно, кто это пришел в столь ранний час к ее хозяевам.
   Я вопросительно уставилась на Стрэта, полагая, что если надо стучать погромче, то это как раз к нему. Остальные, похоже, целиком и полностью разделяли мое мнение. Стрэт тоже оказался понятливым - пожал плечами и со всей дури начал колотить в дверь, благо она вроде как дубовая была и проломить так сразу ее было непросто.
   Колотить пришлось совсем не долго - дверь в дом распахнулась. И его, а также стоящую неподалеку рыжую девчонку, обдало ледяной водой из объемистого деревянного ведра. На меня, к счастью, ни капли воды не попало.
   - Попались, дети мардлочьи! Будете знать, как над старостой издеваться. Я вам всем покажу где гнильник ночует, - на пороге дома с пустой бадьей в руках стоял крупный краснолицый мужик в синей рубахе, черных штанах в полоску и кожаных башмаках. Мужик тяжело дышал и таращил на нас злые черные глаза, которые казалось вот-вот вывернуться из глазниц. Устрашающий момент испортил пес. До этого спокойно лежавший в сторонке, он поднялся с пригретого места, лениво подошел к двери и хоть и не без труда, но все-таки протиснулся между ног хозяина в дом, тем самым показывая, что староста "совершенно не опасен" даже в гневе и ничего страшнее легкого утреннего душа нам не грозит. Хотя ледяной душ посреди зимы, по-моему, итак достаточно жестоко.
   - Здрасти Вам, - решила я взять инициативу в свои руки, потому как, в отличии от Стрэта, изрыгающего всевозможные проклятья двух и трехэтажного характера, Милана от возмущения в данный момент говорить не могла вообще, а Кир пытался сдержать рвущий наружу смех. - А мы вот на практику к вам приехали. То есть телепортировались. Нам сказали, что здесь староста живет...
   Староста нас, похоже, вовсе и не ждал... ну, или ждал, но явно не сегодня, потому как некоторое время стоял в ступоре, молча пялясь на меня, словно у меня на лбу рог вырос. Затем он все-таки взял себя в руки и сообщил, что он староста тутошний и есть, только приветствует речь правильную, а не как у дядьки Антипа, что на воротах стоит - последнее замечание видимо относилось как раз таки к Стрэту...
   - Раз уж приехали, практиканты, так в дом проходите чего ж на улице стоять, мерзнуть, - улыбнулся он, пошире распахивая дверь. - Меня Аксинием Захаровичем зовут. Жить у меня будете... Давно мне Вольгард обещался студентов прислать, нежить местную пошугать, да все только посулы, а тут глянь - целый полк прибыл... Вот я и не признал вас, - откровенничал дядька, пропуская нас внутрь дома. - А за душ уж вы меня простите - повадился пакостник какой-то по утрам в двери да окна мои тарабанить, терпения никакого не хватает. А тут вы грохочите...
   - А что здесь правда так много монстров? - поинтересовался Кир. - И мардлоки водятся?
   - Все, все расскажу за завтраком, - пообещал староста. - Сейчас мы ваши вещички пристроим, сядем за стол и поговорим.
   Аксиний Захарович вошел в дом последним и прикрыл дверь. Староста провел нас сенями к широкой двери во двор, и распахнув ее, на этот раз пошел первым, предупредив, чтоб мы смотрели под ноги. Но, на мой взгляд, смотреть было как-то бесполезно - здесь было очень темно - свет проникал лишь из маленького окошка слева от широкой лесенки, по которой мы спускались. Аксиний чем-то щелкнул и через мгновение в его руках зажглась яркая лампа, осветившая поленницу дров у правой стены, натянутые веревки, на которых висело какое-то тряпье, разнообразный сельхозинвентарь, лестницу слева, ведущую на чердак и сеновал, дверь рядом с ней... Все это до боли напомнило мне деревенский дом моих бабушки и дедушки, те последние дни, которые я там провела вместе со своей семьей.
   - Там туалет, - сообщил Аксиний, кивнув на дверь, и повел нас дальше. Через пару-тройку шагов мы уперлись еще в одну дверь - сама по себе она была низкой, а порог имела высокий. - Хлев. Мурка-то наша ласковая коровушка, - с нежностью произнес староста, но тут же стал серьезным. - А вон там дверь в огород, - он кивнул налево - там действительно оказалась темно-синяя дверь. - Там в саду коза наша пасется - Зляка. Ух и злющая змеюка.. но молока много дает, да какого жирного...
   - А чего это она у вас зимой-то пасется? - задала я мучивший меня вопрос.
   - А-а ведьма, - староста внимательнее посмотрел на меня и сконфуженно скривился. - Прошу прощения... Гадина, в общем, пока не нагуляется, как бешеная в загоне прыгает, дрыгает и доить себя не дает... А жить вы вот здесь будете.
   Аксиний Захарович толкнул дверь справа от хлева, она бесшумно отворилась пропуская нас в залитое уже вовсю разгоревшимся солнцем гостинку. Помещение было, по правде сказать, небольшое, но от того что в нем почти не было никакой мебели (пара двухэтажных нар, стол, шкаф, да сложенная у стенки раскладушка), казалось просторным. Устраивайтесь в общем, а потом сразу в дом идите завтракать - не потеряетесь верно.
   Староста ушел, оставив нас одних.
   Некоторое время мы стояли молча, любуясь друг другом и испытывая некую неловкость. Мне и вовсе было не по себе в таком маленьком замкнутом пространстве рядом с чужими людьми. Хотелось скорее выйти отсюда.
   - Девчонки, - подала голос Милана. - Давайте перегородку сделаем, а?
   Ну да, ей после душа и переодеться не помешало бы. Я согласно кивнула. Но делать ничего не пришлось - большое цветастое покрывала посреди комнаты натянули парни. И раскладушку разобрали...
   - Я, чур, сплю на верхней полке, - заявила я, пока меня на эту самую раскладушку не определили. Никто, к счастью, возражать не стал.

   Аксиний Захарович уже ждал нас. В доме на кухне за большим дубовым столом, кроме него уже устроились двое мальчишек лет 7-8, которые без умолку гомонили, но при нашем появлении притихли, вытаращив на "магов" черные блестящие глазенки. Возле стола крутилась немного полная розовощекая женщина в нежно-голубом платье в цветочек.
   - А вот и гости дорогие, - заметила нас женщина широко улыбаясь. - Что ж вы встали у дверей? Проходите, садитесь. А я сейчас пирожков свеженьких принесу, да кашки пшенной, да молочка парного, - с этими словами женщина выплыла из дома на сени.
   - Жена моя, Онега Зиновьевна, - с гордостью сообщил староста, жестом предлагая усесться на свободные места на двух длинных лавках.
   Пока мы рассаживались, Онега Зиновьевна появилась вновь. Ловко расставила на столе глубокие глиняные тарелки, покрытые яркой оранжевой глазурью, поставила на середину стола большой чугунок с кашей, блюдо с пирогами, да пару кувшинов с молоком. Ложки и кружки уже были на столе.
   - Вы кушайте, кушайте, а я пока вас в курс дел наших введу, - Аксиний Захарович потер подбородок. - Знаю я, есть у вас список нежити да зверей магических, что по школьному плану поймать надо. Это уж Вольгард мне сообщил. Уж не знаю чего у вас там в списке, но уж очень мне б хотелось, чтоб вы мардолока болотного изловили. Жизни не дает никакой. Люди в лес бояться выйти. А недавно, буквально на днях, еще какие-то монстры в окресностях появились - я уж за ворота людям запретил хаживать. Уж не знаю чего там, но вы уж тоже поосторожней...
   - А кого-нибудь попроще у вас тут не водится? - робко поинтересовалась Нарика. Мне вот тоже кого-нибудь полегче хотелось для начала повстречать, чем сразу к мардолоку в лес лезть, поэтому я с надеждой уставилась на старосту.
   - А чего ж, - ответил Аксиний Захарович. - Есть у нас тут и поспокойнее нежить. Гнильник на кладбище завелся. Второй год поди уже живет, а откуда взялся не знаем. Мы и сами на него с мужиками ходили, да только хитрый подлец - не поймать нам его. Все время удирает. Потом правда месяц тихо сидит, даже живность в деревне не ворует, а затем опять шалить начинает.
   - С него, пожалуй, и начнем, - заявил Кир, сыто рыгнув. Бескультурщина.
   - Вот и ладно, - улыбнулся староста Погорья. - Сейчас я вам карту местности выдам и можете идти с Берлом.
   Аксиний сунул свиток, что ему Нарика вручила, за пазуху, и ушел куда-то с кухни. Но почти сразу вернулся со сложенной несколько раз картой, которую тут же торжественно вручил Киру.

   Карта оказалась рисована от руки и местность в смысле масштаба отображала весьма приближенно, но догадаться в какой стороне находится кладбище было можно. Пройдя обратной дорогой по деревне, мы вышли через те же ворота. Правда, сейчас охранял их не дедок, а здоровенный детина, даже побольше нашего Стрэта. Он окинул нас хмурым взглядом и молча пропустил, не собираясь вступать в разговоры.
   Так как карта была в руках Кира, именно он и повел нас по протоптанной в снегу тропинке, что вела к лесу слева от огораживающего деревню частокола.
   - Здесь не долго идти, - уверил Кир, старательно таращась в карту, с таким видом словно топать нам и топать... Но его слова неожиданно оказались правдой. Как только мы зашли за первые березки, являющиеся границей леса, тут же увидели погост.
   Не сговариваясь, разбрелись по кладбищу в разные стороны. Что конкретно искать мне сообщить как-то забыли, а спрашивать сейчас уже было лень, поэтому я просто брела между могил, рассеянно всматриваясь в даты захоронения. Новые могилки, почти одинаковые на вид - небольшие холмики с надгробиями в виде вырезанных фигурок богини Смерти, которые по идеи должны были защищать покой умерших, были разбросаны в беспорядке. А вот глубже в лес, на старом кладбище царил порядок. Могилы были выстроены стройными рядами с ровными дорожками между ними. Среди них выделялись 4 белых "домика"- склепа и несколько десятков каменных надгробий, чуть ли не с человеческий рост высотой. Порядок здесь поддерживался магически - нарушая тем самым естественный магический фон.
   - Гнильника больше на старых могилах видели, - донеслось до меня. Я удивленно подняла голову - Нарика. Когда успела разузнать? - Только и новые он тоже жалует.
   - А снег ему не мешает под землю зарываться? - спросила я. И тут же пожалела - все четверо из Школы магов уставились на меня, как на идиотку. А я виновата, что в нашей школе этого не преподают? Я вообще, если честно, как гнильник выглядит не знаю, и выскочи он прямо сейчас из-под земли буду стоять дура дурой...
   - Не мешает, - наконец, ответила Милана, но более развернутого ответа ожидать, похоже, не приходилось. Но я ошиблась. Правда, просвещать меня темную взялся Стрэт.
   - То, что гнильник обитает на кладбище, ты уже поняла? - Стрэт посмотрел на меня, явно ожидая положительного ответа. Пришлось кивнуть. - Светлое время суток он проводит в одной из могил и, как правило, меняет место ночлега раз в неделю. Но у нескольких лежанок гнильника может быть всего один выход, который он выкапывает вручную, снимая верхний слой большими пластами, причем все равно земли или снега. А здесь такой наст крепкий, что снимать его очень удобно. Света не боится, просто ведет ночной образ жизни. Имеет длинное худое тело коричневатого оттенка. Издали по виду напоминает человека...
   - Угу, - вставил Кир. - Такова тощего жителя Парийского полуострова за каким-то демоном пожаловавшим к нам в империю.
   Видимо это была какая-то известная шутка, потому что все 4 рассмеялись. Куда уж мне ограниченной до их чувства юмора...
   - Передвигается обычно на двух конечностях, хотя на четырех двигается гораздо быстрее, - продолжил Стрэт. - Вообще гнильники слабо агрессивны. На людей нападают редко - только на одиноких путников, детей, подростков. Но так-то они людей побаиваются, так что стараются избегать встреч с ними. Обычно питаются живностью, похищенной из ближайших поселений (куры, кролики, гуси, редко кто-то более крупный). Неравнодушны к парному молоку. И самое интересное, в отличии от другой нежити, падаль не едят. Гнильника можно просто призвать, но он абсолютно бесполезен и не слушается команд хозяина в отличие от того же зомби. Также его появление является побочным эффектом ритуала 'Круга звезд', - Стрэт осмотрелся вокруг и с сомнением почесал затылок. - Но не думаю, что кто-то проводил его здесь.
   - Почему? - опять ляпнула я, не подумав.
   - Мрых, чему вас только учат? - удивился Кир, окатывая меня волной презрения и собственного превосходства. Тоже мне...
   - Управлять магическими потоками, - все же ответила я. И лишь для того, чтобы полюбоваться, как Кир закатывает глаза.
   - "Круг звезд" можно провести только раз в 12 лет, - сжалилась Милана. - Когда звезды ложатся определенным образом, образуя ровный круг, и если на восходе замыкающей круг звезды принести в кровавую жертву младенцев человеческой, хандингской и вампирьей расы (обязательно мальчиков), то можно создать артефакт, который будет вытягивать магическую силу других магов, преумножать ее и вливать в хозяина. Это практически безграничная сила. Но.. уже лет 350 ни одного хандинга ни то что не видели, даже не слышали - они все исчезли в один день. У вампиров такая перепись населения, что фиг кто пропадет незамеченным. Ну, с человеческим младенцем, конечно, проще.
   Пока Милана разглагольствовала, мы добрались до старых захоронений и остановились возле четырех склепов, в которых, судя по всему, покоились останки магов, а ни как ни простых смертных. Пялиться на эти "пряничные" домики у меня желания никакого не было, кто такой Ракс Парг, смерть которого принялись активно обсуждать все четверо магонаделенных я не знала, а спрашивать не собиралась, особенно после того, как меня уже несколько раз к ряду опустили ниже плинтуса. Впервые мне пришло в голову, что от хашти по сути нет никакого толку - пустые, они пустые и есть...
   Я побрела в сторону от могил, ближе к лесу, заметив, что наст там вроде как проломлен и взрыт. Меня охватило желание найти ход гнильника первой, просто чтобы утереть магонаделенным нос...
   - Лека, далеко не уходи, - показалось или в голосе Миланы послышалось беспокойство? Хотелось показать язык, но я лишь кивнула.
   Снег на краю леса действительно оказался примят и взрыхлен, но на то, что здесь кто-то снимал верхний слой пластом похоже не было. Скорее здесь протащили огромную тяжелую тушу, продавившую наст своим весом. И тащили эту тушу вглубь леса.
   Признаться, идти одной по следу было довольно глупо, да и гнильником здесь, кажется, совсем не пахло...
   - Эй, ребята, - позвала я временных напарников, чувствуя себя немного неловко и глупо - что если опять начнут издеваться? - Здесь какой-то след.. вроде.
   Смеяться не стали. Все вместе подошли, и Стрэт с Киром долго и внимательно изучали снег. Что там можно было изучать столько времени, понятия не имею, но парни в один голос заявили, что здесь был мардолок. Я довольно улыбнулась.
   - Пойдем по следу, - предложила я. На этот раз господа "маги" были одного со мной мнения и с готовностью кивнули, тут же претворяя задуманное в жизнь.
   Идти пришлось не так уж долго, когда местность изменилась, превратившись из облезлого березняка в укрытое снегом болото. Правда, вместо сухого снега под ногами теперь чавкала размешанная мардолоком жижа, разрывая скованный тишиной воздух неприятными звуками, но это, как оказалось, было не самое плохое, что нас ждало.
   Мардолока, я думаю, мы увидели одновременно - сначала из воды показалась зеленая голова с загнутыми друг к другу рожками, выделяющимися на общем фоне неестественным красным цветом. Затем медленно, будто гипнотизируя, из воды появилось мощное тускло-зеленое тело, покрытое мелкими чешуйками, и в последнюю очередь длинный подвижный хвост, оснащенный четырьмя рядами ядовитых шипов, достигающих двух вершков в длину, который мгновением позже с громким "ЧВА-АК" опустился в паре шагов от Кира, в руках которого уже поблескивал магическими искрами меч - а я уж как-то подзабыла, что здесь холодным оружием в основном пользуются, хотя сейчас очень пригодился бы... гранатомет.
   Мардолок ощерился - встречи с нами он, казалось, был не рад, хотя 5 вкусных тушек с доставкой на дом, должны были прийтись ему по душе. Впрочем, кому ж понравится, что обед сопротивляется? Краем сознания я отметила, что выпад Кира оказался не слишком успешным и, отброшенный мощным толчком хвоста монстра, парень отлетел в сторону - не знаю, успел он хотя бы задеть мардолока мечом или нет... Я, конечно, свято верила, что 4 будущих выпускника Школы магов, травниц и бла-бла не дадут укокошить себя одному единственному монстру в первый же день практики, но мне вдруг стало страшно... особенно когда Охотник остался неподвижно лежать вниз лицом в растревоженной жиже.
   Как подскочила к нему, не помню - вроде нас с десяток метров разделял и раз, я уже возле Кира. Перевернула его лицом вверх, чтобы парень хотя бы не захлебнулся - к счастью, шею он себе свернуть не успел, но в сознание приходить не спешил. В надежде на помощь я поискала глазами Нарику - вроде как, она у нас за лекаря. Но девушка мирно лежала без сознания с шипом мардолока в груди и двумя в левой ноге, и в помощи нуждалась сама, в то время как от монстра отбивались только Милана и Стрэт.
   Я перевела взгляд на рыжую. По хорошему, именно она должна была "делиться" со мной силой для разносторонней магической атаки на монстров. Но договориться о моем вторжении в ее магический потенциал мы не успели, а сейчас Милана была слишком занята, хаотично разбрасываясь заклинаниями, пытаясь сдержать и отвлечь рассвирепевшего мардолока от Стрэта, который, судя по всему, вознамерился обкромсать хвост чудовища. Мысль здравая, даже на мой непрофессиональный взгляд. Только вот Стрэту грозило превратиться в утыканного иголками ежа, по примеру Нарики, гораздо быстрее, чем ему бы удалось подобраться на достаточное расстояние к мардолоку.
   Я опечаленно вздохнула - максимум, на что хватит потенциала моих простеньких, да к тому же полуразряженных амулетов, это на небольшой магический щит... в лучшем случае секунд на 40. Интересно, Стрэт успеет за это время перерубить бронированный чешуей все время мельтешащий толстый хвост? Ответ напрашивался сам собой, но я, вздохнув, все же сотворила прозрачную заслонку, прикрывая парня от выстреливаемых монстром ядовитых шипов, опустошая свои амулеты один за другим... И неожиданно почувствовала, как в меня словно вливается тонкая струйка магии... ммм... воздушная. Я удивленно подняла голову и тут же наткнулась взглядом на того светловолосого красавчика, что был с Миланой во дворе Школы. И кажется, он с трудом сдерживался, чтобы не наорать на рыжую и чтобы не оказать явную помощь, из-за которой практику нам могут и не засчитать, лишь поставив на девушку воздушный щит...

   В жизни не чувствовала себя такой разбитой. До деревни мы доползли в сумерках: усталые, голодные, потные и надо думать злые. Сначала мы честно пытались привести Кира и Нарику в себя, используя зелья из сумки травницы, но быстро бросили это занятие, испугавшись отравить их каким-нибудь ядом - здых знает, что у травницы в этих пузырьках. Потом мы ждали, когда Стрэт все-таки отпилит мардолоку его гребаные рога, которые согласно дневнику практики требовалось предъявить по завершении этой самой практики. А потом мы медленно брели к деревне, таща на себе бесчувственные тела.
   Муж Миланы (Берл, она уже замужем - чувствую себя старой девой) помогать нам не стал, лишь хорошенько наорав, обозвав нас идиотами, пустоголовыми неучами и другими неприятными словами. После чего исчез в телепорте, наобещав Милке такую разнообразную кару, что на ее месте я бы не стала возвращаться домой после окончания практики - судя по задумчивому взгляду Миланы, эта мысль посетила и ее.
   Староста и его супруга были дома и дожидались нас. Оба казались встревоженными, а вид бесчувственных Кира и травницы и вовсе не добавил им оптимизма.
   - Что случилось? Где вы пропадали-то так долго? - спросил Аксиний, подхватывая Нарику и помогая втащить ее в дом.
   Наших неудачливых напарников уложили на уже застеленные белоснежным бельем кровати и Онега Зиновьевна принялась хлопотать над ними, махнув рукой, чтоб мы шли есть. Конечно, надо было бы сначала умыться, но у меня лично не было ни сил ни желания лишний раз шевелиться. Единственное, на что меня хватило - скинуть куртку и сапоги, после чего я бухнулась на лавку возле стола и блаженно прикрыла глаза, не заботясь уже об окружающем.

   Проснулась от того, что кто-то немилосердно тряс меня за плечо. Тело ломило, голова трещала... С огромным трудом я разлепила веки и уставилась в сонное лицо Миланы.
   - Давай-давай, поднимайся. Завтрак ждет.
   - Подождет? - с надеждой поинтересовалась я. Сил подняться я в себе не ощущала.
   - Не подождет. Еще немного и нам ничего не достанется, - донесся из-за перегородки бодрый голос Кира.
   Я с удивлением взглянула на Милу. Та правильно расценила мой взгляд:
   - Да, с ними все в порядке, и с Киром и с Нарикой. Чем-то их Онега Зиновьевна таким напоила действенным. Надо будет рецептик узнать...
   - Уже, - к нам за перегородку зашла сияющая Нарика. Она уже умылась и выглядела до отвращения довольной жизнью.
   - А почему нам ничего не достанется? - лениво поинтересовалась я, с трудом сползая со второго этажа двухярусной кровати.
   - В Великом погорье великие гости... - скаламбурил Кир. - Скоро вы? - голос парня стал нетерпеливым и даже немного капризным. - Я есть хочу. Вы-то хоть ужинали вчера.
   - А что за гости? - полюбопытствовала я, уже одевшись - слава Берлу, одежда за ночь почти полностью просохла.
   - Принцесса Сумайя проездом, - хрюкнул Охотник. - Со свитой.
   - Очень смешно, - буркнула я. И, не обращая внимания на умоляющий взгляд Кира, все же направилась к умывальнику - не могу ж я второй день неумытая ходить.
   В кухне действительно было не протолкнуться - за столом чинно восседали две девушки-аминатолийки - беловолосые, сероглазые и нечеловечески красивые, напротив девушек сидела пожилая женщина с очень строгим выражением лица (вероятно, что-то вроде наседки), по бокам от них два аминатольца-охранника, еще один стоял у дверей. Аксиний Захарович, как и прежде, сидел во главе стола, пытаясь вести светскую беседу, но явно смущался, потому несказанно обрадовался нашему появлению.
   - А вот практиканты у нас, - сказал он, приглашая нас за стол. Гостям пришлось потесниться, что девушки сделали с явной охотой, а вот охранникам наше присутствие пришлось не по душе - вероятно в их глазах все мы были потенциальными преступниками.
   Я села напротив одной из аминатолек и принялась исподволь рассматривать ее. Интересно, неужели одна из них и в самом деле принцесса? Как это у них называется? Если принц - лин-аратх, то принцесса лин-аратхи? Что она забыла в такой-то глухомани?
   - Принцесса Сумайя с фрейлиной Мелиссой и уважаемой альей Банегеси направляются в Пириэлле, - тут же объявил Аксиний Захарович, словно заранее предупреждая наши муки любопытства и таким образом спасая.
   - Перед свадьбой молодым следует лучше узнать друг друга, - зачем-то пояснила алья Банегеси, на что девушка, сидящая передо мной, непроизвольно сморщилась. Интересно... Выходит они и не знакомы толком, а я думала Таэль женится по великой любви. На сердце отчего-то стало легче, но, в то же время, я чувствовала как медленно, но верно его захватывает зависть.
   Я вновь принялась рассматривать принцессу - на этот раз более пристально, придирчиво, надеясь найти хоть один недостаток. У нее были огромные серые глаза - у людей таких просто не бывает, аккуратные пухлые губы, не слишком яркие, но и не бледные, небольшой прямой носик, тонкие светлые брови, которые сами по себе мне лично были очень неприятны, но общего впечатления от красоты принцессы совсем не портили - как ни крути, передо мной сидела красавица. И она тоже с интересом рассматривала меня - пришлось улыбнуться, чтобы скрыть неловкость. И все-таки не ясно, что они в деревне-то забыли? Ехали, ну и ехали бы себе дальше. И неужели для принцессы не могли телепорт поставить?
   - Аксиний Захарович сказал, вы мардолока вчера изловили. Расскажите, пожалуйста, - фрейлина искрящимися от любопытства глазами уставилась на Милану. Показалось или они и в самом деле знакомы... И с принцессой, кажется, тоже.
   Но рассказывать отчего-то принялся Кир, жутко привирая и выдумывая невероятные подробности, ни словом не упомянув о том, что сам вырубился в самом начале боя с монстром.
   - А сегодня ночью мы пойдем на гнильника охотиться, - закончил повествование Кир.
   - На парное молоко подманивать будем, - добавил Стрэт. - Аксиний Захарович, Вы молоко-то нам выделите?
   Староста кивнул, довольный, что беседа вроде как складывается.
   Я вздохнула, не зная куда деть глаза - не пялиться же опять на Сумайю, итак охранники как-то нездорово косятся в мою сторону - небось чувствуют мои не слишком дружелюбные эманации в сторону принцессы. Сдержаннее надо быть...
   Засунув в рот кусочек блина, я принялась его сосредоточенно жевать, глядя в тарелку.
   - Извини, - обратилась ко мне принцесса отчего я едва не подавилась. - Никак не могу понять, какой стихии у тебя магия...
   - А ты у всех видишь стихию? - с интересом спросила до того молчавшая Нарика.
   - Да, - кивнула Сумайя. - Почти у всех, даже слабых магов. Но у вашей подруги почему-то не могу определить...
   - Потому что ее нет, - немного грубо ответила я, но мне тут же стало стыдно, поэтому я попыталась как-то смягчить свой выпад, искусственно придав голосу мягкости: - Я - хашти.
   - Правда?! - глаза лин-аратхи взволнованно засияли. Не к добру это...
   Кажется она хотела добавить что-то еще, но Миланка очень удачно увела разговор в сторону, поинтересовавшись самочувствием лин-аратха Эсеростаки, одно упоминание которого привело принцессу в смятение. Кстати, не тот ли это Стаки, который был капитаном "Лика Луны"?

   На охоту выходить было решено сразу после ужина. На этот раз я была умнее и, хоть гнильник и не такой страшный, как мардолок, детально обговорила с Миланой о выделении магии для меня. Все-таки эта рыжая отличная девчонка и мы могли бы даже подружиться...
   К тому времени когда мы все, наконец, собрались во дворе, прихватив свои причиндалы, необходимые для поимки гнильника, солнце едва маячило у горизонта, хватаясь румяным боком за верхушки деревьев, однако едва мы успели дойти до деревенских ворот, солнце ухнуло в пропасть, в миг погрузив окружающий мир во тьму. На воротах вновь дежурил дед Антип. Осмотрев наше воинство хитрющими глазами, он весело хмыкнул (наверняка прознал о нашем нелепом сражении с мардолоком - хотя победителей не судят), потер усы и все же удержавшись от лишних комментариев выпустил нас за ворота, велев по возвращении погромче стукать, а то мало ли что... Едва мы переступили невидимый порог все звуки деревни исчезли, так что отойдя от частокола на пару десятков метров, ни за что бы не нашли его в темноте, если бы не знали точно что он есть поблизости.
   На этот раз до кладбища добрались быстрее. Луна, время от времени показывающаяся в разрывах туч, высвечивала среди деревьев темные силуэты надгробий, в ночи казавшиеся чуть ли ни зловещими. Тишина. Мрачная, тягучая, без единого звука, словно все ночные жители попрятались по своим норкам или попросту ушли подальше от этого места... Неуловимое тревожное чувство, что кто-то наблюдает за нами... да нет! Вполне уловимое чувство... я даже с уверенностью могла сказать, что обладатель взгляда, буравящего мою макушку, спрятался за высоким надгробием чуть справа позади.
   "Неужели гнильник уже вышел на охоту?" - мелькнула в голове паническая мысль. Но я тут же успокоилась, вспомнив, что на толпу людей гнильник точно не попрет.
   Нарика меж тем спокойно поставила кувшин с молоком возле приглянувшейся ей могилки и отошла к нам, с интересом наблюдая за кувшином. Но почувствовав, что остальные практиканты как-то неестественно замерли и таращатся по сторонам, тоже насторожилась и занервничала. Я была уверена, еще немного и она грохнется в обморок. Беспокойно переминаясь с ноги на ногу между Миланой и Стрэтом, Нарика, в конце концов, наступила на сухую ветку, разразившуюся громким трескучим ругательством на все кладбище. Немедленно среагировав на резкий неприятный звук, незнакомец бросился бежать - по иронии в направлении, стоящего в стороне от нас Кира, который уже нашептывал какое-то заклинание. Почти все Охотники магами были весьма слабыми, но потенциала Кира вполне хватило, чтобы незнакомец, угодив в наколдованную парнем на манер зыбучих песков жижу, плотно увяз по щиколотку, без надежды выбраться ближайшие несколько секунд.
   Обнажившие на миг луну тучи, позволили рассмотреть высокого и очень худого человека, ну или не человека... ведь на Фэрэе, кажется, не бывает людей с такой темной кожей... по крайней мере, я чернокожих здесь ни разу не встречала. Хотя кто-то из парней упоминал что здесь есть и такие... Одет он был в какие-то лохмотья, разодранные во многих местах и, казалось, содранные с одного из обитателей Города мертвых.
   Пока я, раскрыв рот, рассматривала гнильника, Стрэт с азартом кинулся на "монстра" с сетью - последняя прочертила красивый полукруг над телом существа, приземлившись ему аккурат на голову, отчего наш противник стал похож на старую сушеную русалку с роскошными волосами, выкинутую на берег прибрежной волной. Для пущей эффективности Стрэт навалился на него сверху, прижав несчастного, который даже не собирался сопротивляться, к покрытой снегом земле. Мы с девчонками и Киром окружили их и с интересом уставились на плененного монстра.
   - Ну и кто будет ему руку отрубать? - бодро спросила Нарика, заставив стоящего рядом с ней Кира хрюкнуть от неожиданности.
   - Я не буду, - поспешно открестилась я, мало ли...
   - И я не буду, - Милана отпрыгнула подальше от пленника, на всякий случай, спрятав руки за спину, словно это ее собирались лишить конечности.
   - Наверное, это должен сделать парень, - высказалась Нарика и мы втроем уставились на Кира. Тот тяжело сглотнул и беспомощно уставился на барахтающегося возле его ног товарища.
   - Стрэт? - жалобно простонал он.
   - Это не он... - растерянно произнес Стрэт в ответ.
   Присмотревшись как следует к жертве Стрэт неожиданно обнаружил, что "гнильник" весьма отдаленно напоминает того гнильника, который так подробно описан в конспекте, и лапу или голову которого предлагалось представить преподавателям в качестве подтверждения того, что в корявые руки студентов действительно попался этот симпатичный и добрый представитель нежити, а ни кто-то другой.. На самом деле, жертва гнильника напоминала только цветом кожи да длинным худощавым телосложением... В общем Стрэт прижимал к земле совсем не добычу номер 2, и парень должен был это признать, а просто человека, того самого "...тощего жителя Парийского полуострова за каким-то демоном пожаловавшим к нам в империю...", которого совсем недавно упоминал Кир.
   - В смысле? - Милана недовольно уставилась на поднятого за шкирку Стрэтом "гнильника", тыча файерболом ему в лицо, чтобы лучше рассмотреть, что ж такое нам попалось в руки.
   К моему сожалению, это действительно был не гнильник, хотя я так до конца и не поняла, как он выглядит, несмотря на предоставленные мне Миланой конспекты, которые я изучала весь сегодняшний день.
   - И что нам с ним делать? - поинтересовалась Милана. - Эй, товарищ, ты откуда здесь нарисовался?
   - И куда дел нашего гнильника?! - возмущенно добавила я. Не хватало еще и следующую ночь не спать и проводить на кладбище. Хотя здесь, конечно, ничего так - тихо. Но ведь холодно.
   Но бедный несчастный беженец с далекого Парийского полуострова поведать нам что-либо умное не собирался, так как, по всей вероятности, не понимал местного языка, а потому, мог лишь ошарашено таращить на нас большие темные глаза и, судя по жалостливым нотам в голосе, умолять злых духов кладбища не убивать его. Здых, да кому он нужен? Разочарованно я осмотрелась по сторонам и скорее почувствовала, чем увидела легкое шевеление воздуха чуть в стороне от нашей компании, как раз там, где Нарика пристроила горшок с молоком.
   Забыв на время о псевдогнильнике, я ловко метнула в ту сторону сеть, выданную мне перед вылазкой Киром, без огорчения поняла, что та аккуратным шатром накрыла пустоту, и, выхватив легкий короткий меч - опять же одолженный у Кира, сломя голову понеслась к небольшому надгробию, которое стояло себе, никого не трогало и лишь бережно прижимало к груди кувшин с молоком...
   Собственно, что я собираюсь делать с гнильником я еще не решила, но почему-то была уверена, что доупокоить его мне не хватит душевных сил и, какого я тогда несусь за ним, не понятно. Впрочем, нежить, слава Берлу, меня дожидаться не стала и, лишь обиженно зашипев, кинулась бежать, ловко лавируя между могилок.
   Сразу за моей спиной пыхтела Милана, видимо позабывшая, что она вообще-то маг и пытающаяся, как и я, нагнать нарушителя спокойствия мирных граждан империи в лице жителей Великого погорья ногами, а не магией. А вот Стрэт с Киром оказались и быстрее и проворнее - они зашли с двух сторон по дуге и пока гнильник заполошно убегал от нас с Миланой, окружили его и принялись сужать кольцо, загоняя монстра на ошарашенную такой честью Нарику...
   - Уронили нежить на пол,
   Оторвали ей же лапу,
   Все равно ее не брошу,
   Как трофей нежить хорошая.
   Пока Кир декламировал стихи, размахивая лапой той самой нежити, которую вообще-то безжалостно укокошил и четвертовал Стрэт - ага, а глазки у него такие добрые-добрые, мы с Миланой пытались привести в чувство Нарику, которая наученная горьким опытом, вообще-то пыталась нас с утра чему-то там научить из своего травоядничества, но лично я ничего не запомнила. Будем честными - никто не фига не запомнил и поэтому мы просто хлопали девушку по щекам, даже не пытаясь трогать ее пузырьки.

   В дом старосты возвратились далеко за полночь. Вполне довольные и даже где-то счастливые. Вот только мне от пережитых волнений нестерпимо хотелось есть. Миланке, к счастью, тоже. Потому, мы вдвоем выползли на сени, стараясь не шуметь, чтобы не разбудить сонное царство. И ведь не шумели - тихо-мирно сидели жевали пироги с молоком, пока мне на плечо вдруг не опустилась чья-то рука. Что поделать: фантазия богатая, голос звонкий... Хорошо Сумайя, а это была именно она в сопровождении Мелиссы, успела накинуть звуконепроницаемый купол, вроде того, что висел над всей деревней, поэтому пострадали только мы вчетвером, пока Милана не очень вежливо не заткнула мне рот рукой.
   - Чего вы крадетесь? - сердито пробурчала я, как-то позабыв, что с принцессой следует говорить вежливо... Наверно, от того что ощущала я себя полной дурой. К тому же, даже посреди ночи Сумайя выглядела великолепно, в то время как я со 100 процентной уверенностью походила сейчас на родственника недавно успокоенного гнильника, только что не такая загорелая.
   - Я... - неожиданно смутилась Сумайя. - Мы просто завтра на рассвете уезжаем. То есть уже сегодня получается...
   Принцесса замолчала и с какой-то тревогой уставилась на меня, словно надеясь, что я сама догадаюсь, чего она хочет от меня.
   - Лека, Вы что-нибудь слышали об лин-аратхе Атаниэле? - неожиданно спросила она, заставив мое сердце испуганно и болезненно подпрыгнуть к самому горлу и крепче вцепиться в надкушенный уже пирожок с капустой. - Я вижу, слышали, - сделала свои выводы принцесса. - Дело в том, что отец отправил меня в Пириэлле, чтобы получше узнать моего будущего супруга... у нас свадьба через 2 месяца... Но дело в том, что я его видеть не очень то хочу. Мы встречались пару раз - характер у него довольно мерзкий и общаться мне с ним не очень-то хочется... поэтому вместо телепорта, я отправилась в конное путешествие, чтобы увидеть Атаниэля как можно позже...
   Сумайя вновь замолчала, косясь на Милану и видимо подбирая слова, чтобы уже, наконец, перейти к сути вопроса.
   - К тому же я люблю другого аминатольца, - призналась лин-аратхи и даже покраснела. Но при чем тут я до меня так и не допёрло... Сумайя это, кажется, наконец-то, поняла. Она набрала в легкие побольше воздуха и выпалила: - Не хочешь отправиться в Пириэлле вместо меня?!
   Мы с Миланой синхронно подавились.
   - Всего на три недельки... - умоляюще добавила девушка.
   Я представила, как принцесса будет эти три недели миловаться с другим аминатольцем... и отчего-то стало очень обидно за Таэля. Поэтому я уже открыла рот, чтобы отказаться, но... здых... я же смогу снова увидеть моего Таэля, поговорить с ним, просто побыть рядом... Берл знает, как мне этого хотелось! Но почему эта чокнутая выбрала меня?
   - Ты хашти, - верно угадала мои мысли Сумайя. - Я собираюсь наложить на тебя морок, так что ты будешь моей точной копией. Как тебе объяснить? - принцесса задумалась, пялясь на рыжую девчонку. - О! Смотри, если наложить на Милану морок, то выглядеть внешне она будет точно так же как я, но при более глубоком и детальном копании ее магическая сущность, которая у каждого индивидуальна, все же вылезет из-под моего морока. Тоже и с простым человеком, даже не магом. А у хашти ведь нет своей магии...
   - Поэтому, даже если залезут глубоко все равно найдут только твою магию, - закончила я. И вздохнула - тяжело, безнадежно. - Я согласна.
   - Ты не обязана, - тут же шепнула мне Милана, немного сердито глядя на принцессу.
   - Но я хочу!
   Мила заинтересованно уставилась на меня. Потом кивнула.
   - Потом расскажешь мне всё. Но.. ты ведь понимаешь, что это преступление выдавать себя за другого человека, тем более принцессу? И Таэль вовсе не мерзкий, - заявила она решительно, пронзив Сумайю уничижительным взглядом. - Просто кое-кто много о себе воображает...
   Повисла неловкая пауза, нарушить которую пришлось мне.
   - А как же моя практика?
   - Я за тебя ее пройду, - заявила принцесса радостно. Хм, а как же ее аминатолец?
   - Ладно, - осторожно кивнула я, кинув быстрый взгляд на Милку. Та кивнула в ответ - мол, присмотрю за этой сумасшедшей.
   - А тебе Мелисса будет помогать, - лучезарно улыбнулась Сумайя. - Приступим к наведению морока? Времени мало до рассвета осталось.

   Глава седьмая. Невеста лин-аратха
   - Сумайя, милая, с тобой все в порядке? - я не сразу сообразила, что обращаются ко мне, и лишь когда Мелисса незаметно пихнула меня локтем под ребра, наконец посмотрела на задавшую вопрос алью Банегеси, которая озабоченно смотрела на меня неизвестно сколько времени - так и спалиться недолго.
   - Да, конечно, - я улыбнулась пожилой аминатольке и вновь отвела взгляд к окошку кареты, за которым с самого утра мелькал однообразный пейзаж... хотя первые два дня пути были ненамного красочнее. Почему-то обманывать пожилую алью было стыдно. Скорей всего потому, что на самом деле она оказалась не такой суровой, как казалась на первый взгляд.
   - Ты непривычно молчалива, - произнесла алья. Я чувствовала, как ее взгляд задумчиво скользит по моему лицу.
   - Вероятно мысли о скором замужестве не слишком оптимистично влияют на настроение принцессы, - пробурчала Мелисса.
   Банегеси понимающе кивнула и вновь посмотрела на меня. Ее внимание заставляло меня нервничать еще больше - я буквально кожей чувствовала, как ее взгляд двигается по моему профилю, словно заново изучая миллиметр за миллиметром.
   - Ты ведь знаешь, ты мне очень дорога, девочка, - наконец произнесла она, и я почувствовала себя легче, словно с меня сняли обвинение в чем-то ужасном. - И, в конце концов, все может оказаться не так уж плохо. Ведь отец тоже любит тебя и не желает зла. Да, пусть этот Атаниэль немного странный, но ведь мальчик не виноват - эта странность результат ранения в голову на недавней войне!
   Я оторвалась от окна и заинтересованно уставилась на Банегеси. Что-то не припомню, чтобы Таэля в голову ранили... или это было уже после того, как мы... расстались?
   Алья, казалось, проигнорировала мой взгляд, продолжая гнуть свою линию.
   - Вам просто надо немного пообщаться, лучше узнать друг друга, - голос ее стал звучать как-то глухо и далеко. Мне даже показалось, что она пытается загипнотизировать меня. - Возможно даже, вы полюбите друг друга, - я хотела согласно кивнуть, но Мелисса громко фыркнула, разрушая чары.
   - Алья Банегеси, - сказала она, сердито уставившись на пожилую женщину. - Вы ведь прекрасно знаете, что Сумайя уже влюблена в другого.
   - Знаю... да, знаю, - алья устало откинулась на спинку сиденья и, наконец, расслабилась, словно ставя жирный крест на попытке убедить меня в чем-то. Интересно навсегда, или только на сегодня?
   Я хотела спросить еще, что за странность с Таэлем, но Мелисса молча покачала головой - видно, настоящая Сумайя была в курсе и спрашивать об этом сейчас было глупо. Ладно, потом поинтересуюсь, когда мы с моей "подружкой" останемся наедине.

   К вечеру мы неожиданно достигли границ Пириэлле. Нас встретил отряд стражи, и не скажу, что они были очень рады нашему появлению. Мне даже казалось, нас сейчас начнут досматривать.
   Но те лишь хмуро походили вокруг кареты, поводили руками, после чего седой пириэлле, стараясь выглядеть радушным и доброжелательным - получалось у него не очень, сообщил, что до столицы нам будет проложен телепорт, причем сказано это было таким тоном: мол, нечего по нашей земле без присмотра шляться. Охранники принцессы тоже выглядели недовольными, но огрызаться не решились - их было гораздо меньше пограничной стражи. Но по всему выходило, что аминатольцы и пириэлле не симпатизировали друг другу взаимно. Интересно почему? Записывать что ль начать вопросы для Мелиссы, а то потом что-нибудь да забуду спросить и снова буду мучиться...
   Телепорт создавал все тот же седой пириэлле - долго и с трудом, для него это, похоже, было гораздо сложнее, чем для нашего куратора Вольгарда Стаханского. Наверно и среди пириэлле телепортисты такая же редкость, как и среди людей, хотя по магии среднестатистический пириэлле был гораздо сильнее среднестатистического человеческого мага.
   Через пару минут портал был все-таки установлен - мерцающее окошко расширилось так, чтобы в него без проблем прошла карета и лошади медленно двинулись ему навстречу.

   Замок выглядел более внушительно, чем Логово Лазурного дракона, в котором мне посчастливилось провести несколько дней больше трех лет назад, но казался менее мрачным - возможно потому, что был построен из белого камня. Да и возведен он был наверняка с помощью магии - за три года отгрохать столицу с таким замком в центре без магии просто невозможно.
   Портал выходил прямо к дверям замка, так что, пройдя в него, нам ничего не оставалось, как выйти из кареты и отправиться внутрь, хотя я с удовольствием бы постояла на морозе, подышала свежим воздухом... откладывая момент встречи с Таэлем - отчего-то мне было невыносимо страшно: сердце глухим набатом стучало в ушах, в горле застрял комок, у меня даже руки тряслись от нервного напряжения.
   - Перестань, - хмуро велела мне Мелисса, стоя за моей спиной и чуть подталкивая меня вперед - к распахнутым дверям. - Сумайя не такая трусиха и точно не боится лин-аратха пириэлле, скорее просто недолюбливает.
   Ее речь меня не убедила - меня продолжало трясти, но я все же вошла в огромный полупустой холл, напротив дверей которого весело пылал огромный камин, отбрасывая на стены и лестницы, расположенные с обеих сторон от него, причудливые тени. Мне тут же стало тепло, даже жарко. Волнуясь, я быстро окинула взглядом встречающих. Аратх Аравир - его лицо выглядело добродушным, как и в нашу первую встречу, но на лбу добавилось морщин, а во взгляде зеленых глаз мелькала тревога и озадаченность, его первый советник, имя которого я забыла, также выглядел озабоченным, хотя пытался скрыть это за маской вежливого радушия. Аскион, такой же красивый, как я его запомнила, застыл слева от аратха вместе со своей молодой женой принцессой Ями, и с долей легкого любопытства рассматривал меня. К губам его приклеилась приветливая улыбка, но каким-то седьмым чувством я осознавала, что и он мне не рад... хотя не мне - Сумайе. Таэля среди встречающих не было вовсе. Бедная принцесса. Почему, если всё так, ее все же вынуждают выходить замуж за нелюбимого?
   - Политика, - прошептала мне на ухо Мелисса, словно прочитав мои мысли. - И не стой столбом, как дура. Улыбайся. С тобой уже поздоровались.
   Я тут же улыбнулась - наверное, кисло, и произнесла заготовленную заранее приветственную речь. К счастью, на этом торжественная встреча моей персоны была закончена. Аравир ободряюще улыбнулся и велел кому-то из слуг проводить меня в мои комнаты, чтобы я успела переодеться к ужину. Молодой парнишка, возникший за моей спиной, словно из воздуха, кивнул, подхватил часть вещей Сумайи и потащил их к лифту, скрывающемуся за одной из лестниц. Я поплелась следом. И лишь для того, чтобы секундой позже меня сбил с ног спускающийся по лестнице вихрь. Он громко выругался, но все же успел подхватить меня до того, как я распласталась на белом мраморном полу, поставил на ноги и, убедившись, что я в состоянии стоять самостоятельно, отступил на шаг, внимательно рассматривая меня.
   Это был Таэль. Красивый, любимый, родной. Чужой.
   С трудом подавила в себе желание кинуться ему на шею и лишь тупо пялилась на него во все глаза. Он изменился. Остриг свои длинные волосы так, что теперь они не доставали даже до плеч, наверно, подражая старшему брату, проткнул левое ухо и бровь и стал похож на отъявленного хулигана, отчего казался мне еще более привлекательным. Он тоже, казалось, изучал меня - внимательно и настороженно, и, встретившись с его серыми глазами (наверно, он был единственным сероглазым пириэлле), я судорожно втянула воздух и предательски громко сглотнула, в то время как он оставался спокоен и холоден.
   - Здравствуй, - тихо сказала я, пытаясь сдержать невесть откуда набежавшие слезы.
   - Ну, привет, принцесска, - хмыкнул он.
   - Атаниэль! - одернул парня Аравир. Но мне стало как-то спокойно. Что-то это его отношение напомнило мне... Ах, да. Штатный маг и лекарь "Лика Луны" кажется тоже поначалу невзлюбил какую-то там человечку... Зато потом. Что если заставить влюбиться его снова?

  Таэль
   - Сегодня приезжает принцесса Сумайя, - отец бесшумно вошел в мою мастерскую и без зазрения совести уставился через мое плечо на средних размеров белый лист, по которому я уже несколько часов водил угольным карандашом - сегодняшний сон был особенно ярким и я торопился запечатлеть увиденное пока оно еще хранилось в памяти до малейших подробностей. - Опять? - совершенно неподобающе высокому положению простонал аратх.
   - Не опять, а снова, - невольно огрызнулся я, потому что отец отвлекал меня и хранимый перед глазами образ начал таять, безвозвратно унося детали в густой туман, за которым было невозможно рассмотреть что-либо. Так случалось всегда: проснувшись утром я хорошо помнил увиденное, но стоило хоть кому-то вклиниться в мое пространство, заговорить со мной, как образ тут же пропадал, таял... до следующей ночи. А я каждый раз боялся, что навсегда.
   - Сегодня она выглядит как-то иначе, - задумчиво произнес отец, глядя на незаконченный рисунок. И это правда.
   Сегодня в моем сне эта девушка была несколько другой, чем обычно. У нее не было длинных почти белых волос, платья и туфель... и я окончательно разуверился, что она пириэлле, хотя глаза у нее по-прежнему были ярко-зелеными. Но теперь с холста на меня смотрела мелкая хулиганка с растрепанными светлыми волосами до плеч, над зелеными глазами домиком изогнулись брови, демонстрируя небольшой шрам над левой из них, уши у нее были проколоты, и в правое ухо была вставлена сережка с непонятной надписью "YES", что было в другом я не рассмотрел. Да и теперь уже все равно вряд ли смогу закончить рисунок...
   - Может пора прекращать это? - отец задумчивым взглядом обвел мастерскую, в которой было развешено несколько десятков портретов одной и той же девушки. Я не знаю кто она, но снится мне почти каждую ночь. - Даже слуги считают тебя сумасшедшим...
   - Но ты ведь сам придумал мне оправдание - ранение в голову, весьма правдоподобно, - я фыркнул. Но отец оставался серьезен.
   - Ты знаешь, что аратхом Пириэлле быть тебе, Атаниэль, потому что Аскион будет императором... Но я боюсь, что народ не захочет видеть во главе государства сумасшедшего... Я беспокоюсь за тебя, мой мальчик. И за наш народ.
   - Поэтому навязываешь мне свадьбу с принцессой Сумайей. Возлюбленной моего лучшего друга! - я знал, что Стаки страдает, хоть и пытался скрыть от меня свои чувства.
   - Это политика...
   - Политика?! Берл, папа! Ты думал о политике, когда встречался с мамой, в то время как пириэлле и аминатольцы в открытую враждовали между собой?
   Отец плотно сжал губы и надолго задумался. Я хотел было вернуться к портрету, но образ уже окончательно исчез из моей памяти.Я вздохнул и откинулся на спинку стула, но мне тут же пришлось вставать, чтобы открыть дверь, ведущую в мастерскую из моей спальни, пока скребущееся в нее чудовище не проломило ее.
   - Заходи уж, - сказал я лесху, пропуская его внутрь. Кси был уже совсем взрослым, то есть вымахал почти до размеров взрослого медведя, не слишком крупного, но все же... Половина обитателей замка жутко боялась моего любимца, вторая - обожала. А я даже не помнил откуда он у меня взялся, и кто додумался дать ему такое дурацкое имя - я даже пытался сменить его, но зверь лишь высокомерно фыркал и не на какое другое откликаться не соглашался.
   - Хорошо, - вдруг сказал отец, заставив и меня и Кси с недоумением посмотреть на него. - Если за эти три-четыре недели вы с Сумайей не сможете поладить, я поговорю с ее отцом и Императором о расторжении помолвки.
   Я с недоверием уставился на отца. Тот слабо улыбнулся мне, вероятно просчитывая в уме последствия такого решения, после чего покинул мастерскую, напомнив мне, чтобы я не опаздывал на встречу принцессы.
   - Вот и все, девочка моя, - сказал я портрету. - Через месяц я буду свободен, потому что ладить с Сумайей не собираюсь не через 4 недели, ни вообще когда-либо.

   Некоторое время я тупо пялился на портрет, пока Кси не направился к двери громко и противно шкрябая по полу когтями - я уверен, он делал это нарочно, потому из вредности даже не шелохнулся. У двери зверь замер и вопросительно уставился на меня. Что-то во взгляде его умных наглых гляделок заставило меня все же подняться со стула и тоже направиться к выходу - наверно, мысль о том, что дверь только в этом месяце меняли уже дважды.
   - Ваша Милость изволят прогуляться? - спросил я лесха. Тот неопределенно фыркнул и, если бы мог, я уверен - показал бы язык. Манеры у Кси никакие - в кого только? - Прошу, - я толкнул дверь, позволяя зверю пройти вперед. - Лин-аратх королевства к Вашим услугам. Да и Шакши надо прихватить - наверняка он тоже хочет размяться.
   Едва мы вышли к реке Арройе, возле моего лица вспыхнула маленькая серебряная звездочка, возвещая о получении маг-почты. От Стаки - лин-аратха Аминатоля Эсеростаки.
   "Привет", - хм, мой друг еще никогда не был так многословен.
   "Привет", - ответил я и, подумав, добавил: - "Да, она приезжает сегодня".
   Стаки долго молчал - наверно, пытался придушить свою ревность.
   "Не обижай ее", - наконец, написал он.
   "Не собирался даже. Вообще не собираюсь с ней общаться, Стак. Отец обещал поговорить с отцом Сумайи и Императором о расторжении помолвки, если за эти 3-4 недели, что она проведет здесь у нас не сложится хоть каких-то отношений. Она меня ненавидит, ты знаешь. А я просто постараюсь не общаться с ней больше необходимого. Все будет отлично".
   "Хорошо. Через две недели я сам смогу приехать к вам. Постарайтесь не поубивать друг друга"
   "Постараемся. До встречи".
   Серебряный огонек исчез и больше уже не появлялся. Я с облегчением вздохнул и выпрямился, оглядываясь по сторонам. Здесь, в северо-западной части Империи, большую часть года царила зима: кругом все белое, холодное и на первый взгляд однообразное, даже Арройя какая-то серая в Пириэлле. Можно, конечно, понять почему Сумайе здесь не нравится... Интересно, а ЕЙ бы здесь понравилось?
   - Ваше Высочество!
   Я оглянулся. Ко мне спешил помощник начальника замковой стражи. Интересно, что заставило старика вылезти из теплого кабинета, да еще и отправиться на мои поиски за черту города в одиночестве. Убедившись, что лесх и файтер заняты делом - они дружно и с азартом рыли канаву на берегу реки, я повернулся к вновь прибывшему.
   - Келхенн, рад Вас видеть. Правда, не ожидал...
   - О, я знаю, Атаниэль. Но я решил, что наша находка покажется вам весьма любопытной.
   - Находка? И что же Вы нашли?
   - Ну, не совсем находка, - смутился Келхенн. - Городские стражи сегодня утром арестовали перекупщика краденого. И вот одна вещица изъятая у него показалась мне весьма знакомой.
   Старик полез во внутренний карман тяжелого длиннополого пальто и вскоре достал небольшой серый мешочек. Помощник начальника стража неловко тряхнул им и там что-то нежно звякнуло. Какое-то украшение? Что могло показаться Келхенну настолько интересным, что он решил разыскать меня лично вместо того, чтобы послать письмо маг-почтой?
   - Про почту запамятовал? - тут же покаялся старик чуть краснея - то ли от мороза, то ли от смущения. - Да и все равно, я подумал, что Вам захочется поскорее взглянуть на вещицу.
   Заинтригованный, я протянул руку к мешочку и, когда тот оказался у меня, вытряхнул содержимое себе на ладонь. Это оказался амулет на тонкой цепочке из светлого металла - непосвященный подумал бы, что из платины или, возможно, белого золота, но я точно знал, что это сплав хандинговской руды, потому как точно такой же амулет болтался у меня на шее. Я повертел амулет в руках - действительно, точно такой же. Вот и замок, изображенный в мельчайших подробностях, с одной из сторон амулета, а на другой стороне должен быть небольшой кант по краю и надпись "иа тэйя". Я перевернул кругляш теплого металла. Надпись действительно была. Только немного более длинная, чем на моем.
   Я поднял удивленный взгляд на терпеливо молчавшего все то время пока я разглядывал амулет Келхенна.
   - Да-да, - кивнул старик. - Именно это и показалось мне интересным. Особенно с учетом того, что эта вещица 100% украдена из сокровищницы Вашей семьи.
   - Но я не понимаю... - я распахнул свою короткополую друку на пуху выхлика и вытащил свой амулет, заметив, как Келхенн осмотрел его цепким и не таким уж старческим взглядом. - На этом написано: "иа тэйя Таэль", а на моем только: "иа тэйя"... Что это значит? Мрых, Вы допросили скупщика? Откуда у него этот амулет?
   - Конечно, мои люди допросили его, - кивнул Келхенн, зябко ёжась на холодном ветру - то ли в самом деле ему было холодно, то ли намекал, что не плохо бы продолжить разговор в более подходящей обстановке. Так или иначе берег Арройи придется покинуть.
   Я с сожалением обернулся на Кси и Шакши - им было весело... а вырытая ими канава вполне могла сойти за небольшой пруд - зачем им только это надо было? Я коротко свистнул - две счастливые грязнющие морды вопросительно уставились на меня.
   - Простите, пора домой, - сказал я громко, готовясь к скулежу, но его не последовало. Оба зверя наперегонки понеслись в нашу сторону, заставив Келхенна побледнеть.
   Около получаса спустя мы оказались в маленьком кабинете помощника начальника замковой стражи. Келхенн с удовольствием плюхнулся в старое потрепанное кресло, с которым никак не желал расстаться несмотря на его непрезентабельный вид, я же опустился на высокий не слишком удобный стул.
   - Женом Олив, - растерев покрасневшие руки, старик бросил на стол пачку бумаг. Как я понял это был протокол допроса скупщика.
   Я взял бумаги и некоторое время внимательно изучал их. Ничего конкретного этот Женом сказать об амулете не мог, он даже не был уверен в том, кто ему этот амулет принес. Ни скупщик ни поставщик краденого даже не подозревали, что за эту побрякушку можно получить около десяти тысяч золотых или 30 лет тюрьмы. Впрочем, скупщик все же упоминал нескольких своих подельников - надо допросить и их.
   Я положил документы обратно на стол и посмотрел на Келхенна.
   - Уже ищем, - спокойно пожал плечами старик, но в его глазах горел азарт. Старый пес вышел на охоту... Скучно ему, наверное, было в последнее время.
   - Как только что-то станет известно, сообщите мне, - я поднялся, все еще сжимая амулет в руке. Отдавать его я не собирался.
   - Конечно, Ваше Высочество, - легко кивнул старик.
   И ту я вспомнил слова отца.
   - Скажите Келхенн, а Вы тоже считаете меня сумасшедшим? - старик казалось растерялся и некоторое время обдумывал ответ, но, в конце концов, посмотрел мне в глаза и уверенно ответил:
   - Нет, Ваше Высочество. Не сумасшедшим... лишь немного со странностями, но кто без них?
   Я кивнул. Не знаю устроил ли меня такой ответ или нет...

   Из-за размышлений над тайной оказавшегося у меня амулета, я совсем позабыл про приезд принцессы, поэтому очень удивился когда сразу после стука, дверь распахнулась и в комнату влетел запыхавшийся Эртон и возмущенно уставился на меня.
   - Ваше Высочество, Ваш отец очень недоволен Вашим отсутствием на встрече принцессы Сумайи, - это то, что он должен был мне сказать. Вместо этого он проорал тоже самое по смыслу, но совсем другими словами:
   - Ты что псих?! Аратх в бешенстве. Принцесска уже приперлась, а тебя нет!
   - А-а, точно! - я вскочил со стула, бросив альбом, где пытался запечатлеть развалившегося на моей постели Ксилофага, на стол и собирался выскочить за дверь, но Эртон весьма нелюбезно схватил меня за шиворот и дернул назад.
   - Ты че в этом пойдешь? - он красноречиво кивнул на коричневое пятно на моей рубахе. - Извини, но это похоже на...
   - Заткнись! - перебил я его, отлично понимая, на что это похоже, хотя прекрасно знал, что это постарался кто-то из выводка ихуаны. Эта кошка огромного размера (в самом деле, чуть меньше Кси) с крылышками на спине, которыми пользуется довольно редко, так как в принципе они не могут поднять ее на большую высоту, выбрала мою гардеробную в качестве идеального места для рождения своих детенышей и ничто не смогло убедить ее в обратном. И теперь она ютится там с пятью мелкими монстрами, готовыми сожрать или, по крайней мере, разодрать все, что попадется им под лапы. Хорошо, что их папаша остался там, где и был - еще одного огромного монстра выделенная мне жилплощадь не выдержит.
   - Вашему Высочеству помочь переодеться? - любезно спросил Эртон, как-то уж слишком заинтересовано пялясь на меня.
   - Нет, - поспешно отказался я. - Можешь идти.
   Мне было б неплохо поторопиться, но я скинул рубаху только тогда, когда убедился, что Эртон покинул мою комнату и плотно закрыл за собой дверь.
   И, конечно, я опоздал!
   Как мог быстро я сбежал по лестнице вниз, сбил кого-то с ног, впрочем, успев подхватить и отметить, что в руки мне попала весьма приятная на ощупь девчонка - жаль, что ее пришлось отпустить едва она смогла стоять самостоятельно. Но было б неплохо с ней встретиться как-нибудь потом... Я отступил на шаг и с ужасом обнаружил, что это Сумайя!!! Берл! Какая гадость! Хотя она, кажется, как-то неуловимо изменилась с нашей последней встречи... Не могу понять в чем дело... но девчонка, безусловно, по-прежнему красотка.
   Она так странно смотрела на меня и на секунду, когда наши глаза встретились, я вдруг подумал, что оказывается рад нашей встрече и на душе стало неуютно и тоскливо. Собрав волю в кулак, я сделал каменное лицо, а вспомнив, что Сумайя красивая, но вообще-то стервозная особа, и вовсе расслабился.
   - Здравствуй, - тихо сказала она, часто-часто моргая. Глазки что ль строит, дурочка?
   - Ну, привет, принцесска, - хмыкнул я.
   - Атаниэль! - тут же одернул меня отец. Ну, конечно, я всегда виноват. - Веди себя подобающе. И раз уж ты все-таки соблаговолил почтить нас своим присутствием, проводи принцессу Сумайю в ее комнаты.
   Я скривился. Почему у родителей есть склонность усугублять все вокруг?
   - Прошу следовать за мной, - улыбнулся я принцессе и, предложив руку, завел в лифт. Кажется, ее комнаты на одном этаже с моими. Было бы, конечно, лучше, если бы ее поселили где-нибудь в другой части замка, но и так все равно - замок большой и вряд ли мы будем видеться часто.

  Лека
   Едва мы вошли в лифт, Таэль скинул мою руку со своей, облокотился на стенку лифта спиной, засунув руки в карманы штанов, словно стараясь отгородиться от меня, и уставился куда-то в пространство. Я скопировала его позу, только карманов в моей шубе не было, зато в ней было очень жарко.
   Таэль приподнял одну бровь, но говорить ничего не стал. Так мы и доехали в молчании до нужного этажа - кажется, действительно где-то высоко.
   Он первым вышел из лифта, даже не глянув в мою сторону - все-таки он реальный хам...
   - Сама свою комнату найдешь? - спросил, даже не обернувшись. Блин, какие-то неправильные принцы в этом королевстве.
   - Нет, - поспешно ответила я. Сумайя здесь, конечно, может и была, но я-то нет, и плутать по длиннющим коридорам меня, конечно, прельщало - обязательно все потом здесь разведаю, но хотелось бы сначала скинуть шубу, надеть что-нибудь более удобное, чем дурацкое платье... и да, во сколько ужин-то и где?!
   Таэль неприязненно посмотрел на меня, но все же кивнул, соглашаясь проводить до нужной двери. К счастью, она оказалась не так далеко от лифта и значит заблудиться у меня меньше шансов.
   - К ужину тебя позовут, - буркнул пириэлле, напоследок окинув меня хмурым взглядом. И ушел. Правда, не далеко - его комната оказалась чуть дальше по коридору.
   Вздохнув я вошла в свою. Это была огромная полупустая комната, с большой кроватью, спрятанной под светлым балдахином, трехстворчатым шкафом из светлого дерева, круглым столом у одного окна и небольшим комодом у другого, еще здесь было 4 стула - вот и все. Неуютно.
   Стянув шубу, бросила ее на один из стульев, сама села на другой. Где интересно Мелисса и алья Банегеси?
   Через несколько минут принесли мой багаж - куча сумок и пара чемоданов. В одной из сумок я, кстати, видела подходящую одежду для вылазки по изучению местных достопримечательностей - удобные брюки и толстовка, но вряд ли такая одежда приветствуется за столом. Опять придется надеть какое-нибудь платье. Что-то я их не очень люблю в последнее время.
   - Хандришь? - в комнату заглянула Мелисса. Я неопределенно мотнула головой - сама не знаю что со мной. Как-то одиноко что ли. - Он тебя обидел? - с тревогой спросила девушка.
   - Да нет... Просто как-то все не так, как мне представлялось, - созналась я.
   - Новое место, толпа народа. Привыкнешь... Помочь тебе с платьем?
   Я неопределенно махнула в сторону чемодана, в котором эти самые платья обитали - пусть Мелисса сама выберет, все мне меньше мучиться придется: подобает платье случаю или нет.
   Подружка принцессы распахнула чемодан и, не задумываясь ни на секунду, извлекла темно-зеленое платье, аккуратно пристроила его на кровати, перед этим откинув балдахин, и критично осмотрела меня. Вздохнула.
   - Ты в душ хоть сходи, освежись. А я приду через полчасика причешу и уложу волосы - ты за ними совершенно не умеешь ухаживать... и не хочешь учиться, - сердито добавила она.
   Я тряхнула длинной копной светлых волос и сморщилась. Мои родные волосы были горааааздо короче и проблем с ними никогда не было - порой я их даже причесывать забывала и ничего - многие думали, что у меня на голове художественный беспорядок... Эх, тяжело быть принцессой.
   Кинув на меня еще один осуждающий взгляд, Мелисса ушла. Я немного посидела на месте из вредности, но в конце концов решила последовать ее совету, хотя больше всего на свете мне хотелось есть и спать, забравшись под большое теплое одеялко, а не мокнуть.
   Еле-еле я стянула с ног высокие сапоги на приличных размеров каблуке - все-таки принцесса натуральная извращенка, раз разгуливает зимой на таких ходулях, и с удовольствием откинула их подальше от себя. Видит Берл, без крайней необходимости я их больше не надену! Найду что-нибудь более подходящее - мужские сапожки, например, выглядят куда как удобнее.
   Следом за сапогами я стянула платье. Им я, правда, швыряться не стала, хотя очень хотелось. И вроде бы мягкое, и теплое, и даже не тяжелое... но, блин!!! Всю дорогу в платье, в то время как в штанах гораздо удобнее... да даже в туалет сходить - пока это гребаное платье задерешь...
   Кинув платье на стул, и размышляя о том, что принцессой быть все-таки не так уж и плохо - вот платье, хотя бы, не надо ни стирать, ни в шкаф убирать, я принялась стаскивать с себя чулки. Чулки были типа наших капроновых - полупрозрачные и не фига не греют, но принцессам без них ходить не подобает. Интересно только, кто ихним принцессам заглядывает под длиннющие платья, чтобы удостовериться, что чулки на них присутствуют?
   Справившись с чулками, я осталась в белой маечке на тонких бретелях и труселях а-ля стринг - я была в шоке, когда их увидела... и в заднице ужасно мешаются с непривычки. Я даже слезно умоляла Мелиссу оставить мне мои трусы, но та категорично заявила, что принцессе не подобает расхаживать в подобного рода убожестве. Опять же вопрос: кто... КТО такой умный проверяет какие трусы соизволила натянуть принцесса сегодня утром?!!
   Так или иначе, я направилась в ванную комнату. И тут дверь легонько так сотряслась от нехилого удара с той стороны.
   Первым делом я подумала, что на замок напали и надо бежать спасать Таэля. Но дверь сотряслась снова... и снова... а потом попросту проломилась и в проеме появился огромный монстр размером с медведя и такой же зубастой пастью и набором когтей. И это чудовище недвусмысленно бросилось ко мне, вывалив на сторону язык! Мне поплохело.
   - Только не ори! - то ли попросил, то ли приказал влетевший следом за монстром Таэль.
   Берл! Но я и не собиралась - у меня от страха, кажется, пропал голос! Особенно, когда зверюга повалила меня на мягкий бежевый ковер и аппетитно лизнула мое лицо. Кошмар! Я зажмурилась.
   - Кси, фу!!! Не смей! Назад! - приплясывал рядом пириэлле, пытаясь отодрать от меня, радостно вылизывающего мою физиономию... Кси?!!!
   Я приоткрыла глаза. Ну, если рассматривать монстра непредвзято... действительно очень похож на моего МАЛЕНЬКОГО свинобурундука. Кси словно бы понял, что я узнала его и принялся вылизывать мое лицо активнее, при этом жалобно поскуливая, будто прося прощение за что-то... ах, да - за то, что его не было рядом столько времени. Мне вдруг стало очень жалко и его и себя. А еще я поняла, что мой любимый маленький зверек был единственным кто меня помнил и до сих пор любил. Мой единственный мост в прошлое. И я как можно крепче вцепилась в его густую теплую шерсть, стараясь сдержать слезы, которые уже вовсю текли по моим щекам, и не обращать внимания на ошарашено замершего рядом с нами Таэля, которого мне хотелось обнять ни чуть не меньше.

  Таэль
   Избавившись от девчонки, я наконец-то отправился к себе. Кианы не было, наверно пошла подкрепиться, и ее детеныши расползлись по моей комнате уже успев обмусолить и порядком изодрать что-то из одежды... по крайней мере, я думаю, что это была одежда. Кси не было тоже - скорей всего, он прятался в гардеробной, потому что в мастерскую ему было не войти не сломав при этом дверь, или вовсе сбежал куда-нибудь в западное крыло - поближе к кухням.
   Скинув ботинки, я завалился на кровать, и некоторое время любовался потолком - на нем красовалась грустная парочка: большой лохматый медведь и девочка рядом с ним, нарисованные синей губной помадой. Появились они в ту самую ночь, когда я, после празднования дня рождения аратха, за каким-то здыхом пустил к себе ночевать Ника и Милану. Конечно, я понимаю, что желающих остаться ночевать в замке оказалось гораздо больше, чем гостевых комнат (именно до этого момента я считал, что у нас попросту огромный замок), но Роханские ведь могли запросто телепортироваться к себе домой, так нет... наклюкавшейся Милане захотелось остаться здесь... и почтить своим художеством мой потолок. Вообще-то красиво получилось, поэтому стирать я не стал. Но рисунок казался мне каким-то неправильным, незаконченным. Я уж не помню сколько раз спрашивал Миланку, что такое она изобразила на моем потолке, и просил дорисовать, но эта рыжая курица божилась, что к художеству не имеет никакого отношения и вообще, к сожалению, рисовать нисколечко не умеет...
   Распахнув дверь - из-за моего зверинца ее специально пришлось сделать такой, чтобы она открывалась в обе стороны, в комнату вальяжно вошел Ксилофаг. Он казался вполне счастливым, значит и в самом деле побывал на кухне, а заметив меня, и вовсе издал что-то вроде удовлетворенного мурлыканья - оставаться наедине с детенышами ихуаны лесх терпеть не мог, потому как они принимали его за что-то вроде мягкой игрушки и так и норовили погрызть, обслюнявить или просто залезть верхом.
   Кси направился к кровати, не раздумывая запрыгнул на свежее покрывало рядом со мной... И внезапно замер. Просто остолбенел... только нос шевелится как ненормальный, обнюхивая меня. Уж не знаю, что он там унюхал, но через несколько секунд лесх сорвался с места и вылетел в коридор. Я, естественно, побежал следом... чтобы стать свидетелем того, как Ксилофаг выламывает дверь в комнату принцессы.
   - Кси! Нельзя, - заорал я, не понимая, что нашло на зверя, но прекрасно помня, как Сумайя боялась и недолюбливала лесха в прошлый свой приезд. Что будет с принцесской, когда к ней в спальню ворвется этакий монстр, я даже представлять не хотел.
   Кси меня не послушался. Еще один мощный удар и дверь не выдержала. Вот зачем портить имущество? Если ему так хотелось сожрать эту истеричку, мог бы просто дождаться, когда она выйдет из комнаты... Мрых! Сюда сейчас ползамка сбежится, а виноват опять буду я.
   - Только не ори! - взмолился я, глядя на принцессу, хотя, каюсь, больше походило на приказ. Но это просто от шока, когда я рассмотрел во что была одета принцесса - теперь хотя бы понятно, что Стаки в ней нашел! Впрочем, особо полюбоваться прелестями принцессы Кси мне не дал, повалив девчонку на ковер и накинувшись на нее сверху - правда что ль жрать собрался?
   - Кси, фу!!! Не смей! Назад! - я схватил зверя за шкуру и попытался оттащить его от Сумайи, чувствуя, что еще немного и если уж Кси ее не загрызет, то она умрет от разрыва сердца - она даже глаза зажмурила - к смерти готовится. Молодец!
   Но глаза она неожиданно открыла, спокойненько так уставилась на Кси, который отчего-то начал жалобно скулить - магией она его что ли давит? А потом вдруг принялась обниматься с МОИМ Ксилофагом и реветь... Надо будет потом посоветовать Стаки сводить ее к хорошему лекарю...

   Оставив этих двоих ненормальных успокаиваться, я решил заняться дверью - все-таки лишние свидетели нам не к чему. Срастить дерево вот так сразу у меня скорей всего не получилось бы, я и пробовать не стал. Оттащив обломки внутрь комнаты и поставив в проем иллюзию, я только после этого принялся шаг за шагом соединять кусочки двери в единое целое. На это потребовалось приличное количество времени, зато девчонка за это время более-менее успокоилась, да и Кси перестал вылизывать ее, словно две недели до этого сидел на диете и соскучился по свежему мясу. Кстати, время-то идет - скоро ужин.
   - Ну, ты как? - довольно глупо спросил я, разглядывая выпуклости под тонкой маечкой. Я этого, конечно, не должен был делать, но Стаки ведь не узнает, к тому же глаза почему-то не слушались разума и смотреть куда-то еще отказывались.
   Принцесса кивнула. Что это значило понять было затруднительно, но она не истерила и я решил, что с ней все в порядке.
   - Скоро ужин уже... Тебе наверно следует одеться, - заметил я, и не смог удержаться от шпильки: - Хотя ты, конечно, и так ничего.
   Она даже не смутилась, словно привыкла вот так вот, полуголая, сидеть передо мной. Я тяжело вздохнул - надо бы уходить отсюда.
   - Кси, пойдем, - позвал я лесха. Тот не шелохнулся, каменной глыбой застыв рядом с Сумайей. - Эй! - возмутился я. От кого угодно, но от Ксилофага я такой подставы не ожидал. - Пошли. Не будешь же ты здесь ночевать?!
   Судя по пришибленному и виноватому виду зверя, именно это он и собирался делать - жить с девчонкой. Мрых! А как же я? Какая-то мерзкая волна одиночества, вдруг охватила меня. И Кси, словно почувствовав мое состояние подскочил со своего места, подбежал ко мне, потерся о мой бок, сунув лобастую голову мне под руку, заставляя гладить его по теплой лоснящейся шерсти. Я думал, зверь пытается меня успокоить, но Кси, оказавшись у меня за спиной, вдруг с силой пихнул меня. Под волшебной силой ускорения, я сделал несколько неловких шагов вперед, споткнулся, грохнулся на девчонку, хорошенько вжав ее в мягкий ворсистый ковер... И в этот неловкий момент по закону подлости отворилась дверь...

  Лека
   Вообще-то я понимала, что для приема гостей одета не слишком подходяще, но мне было как-то все равно. Особенно, когда Таэль повалил меня на мягкий ковер, подмяв под себя - обнаженную кожу обожгло приятным теплом и единственным моим желанием на тот момент стало прижаться к Таэлю еще теснее... Надо только как-нибудь вытащить зажатые между нашими телами руки и обнять пириэлле покрепче... Но я даже не успела приступить к осуществлению своего плана - починенная Таэлем дверь почти бесшумно отворилась. Кого там принесло в такой неподходящий момент мне было не видно, но я вполне могла предположить, что это либо Мелисса, обещавшая заняться моими волосами, либо кто-то из слуг, пришедших разобрать мои чемоданы или же пригласить меня на ужин. Да-да, есть мне очень хотелось, но, мрых, не в такой ведь момент! От всей души я пожелала, чтобы вошедший испарился...
   Дверь издала тихий звук, открываясь снова, и тут же закрылась. Мы с Таэлем остались одни, если не считать Кси, который, кажется, отошел к двери, пропав из моего поля зрения.
   Таэль взглянул сначала на лесха - Берл, да это же теперь настоящий медведь! и перевел удивленный взгляд на меня. Его глаза и губы были так близко... И только мысль, что принцессе не подобает бросаться на молодых людей с жадностью голодного тигра, сумела остановить меня от более, чем необдуманных действий.
   - Извини, - пробормотал парень, предпринимая попытку сползти с меня. Боже, если и дальше так пойдет, принцесса прославится своей аморальностью. - Я сейчас... сейчас уйду.
   Честно - я не специально мешала ему подняться, мои ноги это как-то сами проделывали. И только когда дверь снова скрипнула - будь трижды неладен тот, кто приперся, Таэлю более-менее удалось отползти от меня на четвереньках.
   Это была Мелисса. Бледная от страха, потому что Кси перегородил ей дорогу, издавая недвусмысленные звуки даже отдаленно не похожие на радостное приветствие, и в розовых пятнах от возмущения за поруганную честь подруги.
   - Я... мы... мы с Кси уже уходим, - смущенно пробормотал пириэлле, наконец-то поднимаясь на ноги и стараясь не пялиться на полуголую меня. - Кси, Кси пойдем, - звал он лесха, пятясь к двери в обход Мелиссы. Та пыхтела, не зная что возразить на его поспешное бегство, да и стоит ли.
   Кое-как вытолкав сопротивляющегося лесха за дверь, Таэль выскочил следом, оставив меня один на один с сердитой Мелиссой. Судя по всему, она уже и умылась и надела свежее платье, и даже сотворила нечто замысловатое у себя на голове. А вот я так и не успела добраться до ванной комнаты - и это еще один мой прокол, за который я сейчас огребу на орехи.
   - Это что было? - злобно зашипела фрэйлина Ее Высочества. - Ты чем здесь занималась в таком виде?
   - Понимаешь, я разделась и пошла в ванную, - начала я и сама удивилась как жалко прозвучал мой голос. Я откашлялась, но лучше от этого не стало. - А тут они пришли... внезапно... Ну, я опешила и не успела одеться.
   - По-моему, ты и не собиралась этого делать, - буркнула аминатолийка.
   - Но я же ОПЕШИЛА! И вообще, нечего одевать своих принцесс в полупрозрачные тряпочки, которые являются лишь подобием белья, а потом шипеть за развратный вид.
   - Хорошо еще, что вас никто не видел, - вздохнула Мелисса, кажется решив, что спорить со мной бесполезно.
   - Ну-у, - замялась я. - Если первый раз тоже ты приходила...
   - Какой первый раз?! - возмущенно возопила фрэйлина. - Я только что узнала, что если за две недели между принцессой, то есть временно тобой, и лин-аратхом Атаниэлем не возникнет никаких отношений, помолвка будет расторгнута и Сумайя сможет вернуться домой и быть счастлива вместе с лин-аратхом Стаки. А теперь ты говоришь, что кто-то видел тебя в таком виде рядом с Атаниэлем?
   - Под ним... - сочла я нужным поправить Мелиссу. Зря, наверное...
   - Что?!! Лека, ты идиотка?
   - Нет, - честно ответила я. - Я достаточно умная. Но обстоятельства сильнее меня. И не надо на меня орать, а то я ведь и уйти могу - разбирайтесь со своей принцессой сами.
   - Никуда ты не йдешь. Ты даже иллюзию не сможешь с себя снять. К тому же, если Сумайе за обман ничего не будет - ну, максимум накажут, то тебя за подлог как минимум посадят в тюрьму. На Кундеяре остаток жизни провести не желаешь? Хотя, что я говорю - в тебе ведь и так ни капли магии нет. Значит, тебя ждет тюрьма для обычных преступников - грязных вонючих разбойников и убийц. Я думаю, такая симпатичная малышка, как ты не останется там без внимания, - зло выплюнула Мелисса. Мне оставалось лишь сердито пыхтеть - в самом деле, Милана предупреждала меня о чем-то подобном... Мрых!!! - А теперь садись, я займусь твоими волосами, принимать ванну будешь в другой раз.
   Я молча бухнулась на один из стульев и некоторое время Мелисса также молча драла мои волосы, которые хоть и были плодом иллюзии, но вполне осязаемой, так что больно мне было точно также, как если бы они были моими родными, но я стиснув зубы терпела.
   Уже менее злобно сопя, Мелисса помогла натянуть мне платье - Сумайя выглядела в нем просто восхитительно. Впрочем, почти все тряпки принцессы подчеркивали ее красоту... Что там Мелисса сказала? Если ничего у них с Таэлем не получится, то помолвка будет расторгнута? Хорошо это или плохо для меня? Думаю, без разницы. Потому что моим Таэль все равно не будет - вряд ли мне кто-нибудь поверит, даже если я расскажу правду, ведь без доказательств я всего лишь аферистка, желающая прибрать к рукам наследника престола, который к тому же этого совсем не помнит и не желает. Но мысль, что Таэль не будет женат все-таки очень грела душу. Значит, план по завоеванию сердца лин-аратха отменяется. Надо наоборот!
   - Ладно, хватит дуться, - услышала я, едва отвлекшись от своих мыслей. - Прости, наговорила глупостей...
   Мелисса еще раз поправила на мне платье и принялась навешивать на меня какое-то колье с мелкими прозрачными камушками. На этот раз ее движения были более осторожными - наверно уже выпустила пар.
   - Ага, - согласилась я. - Мир, дружба, жвачка.
   - Какая жвачка?
   - Бананово-клубничная, - вздохнула я, но поймав недоумевающий взгляд фрэйлины, махнула рукой: - Это что-то типа конфеты... Забудь.

   Мне выпала высокая честь сидеть по правую руку от Таэля. Интересно, они всегда в таком бешеном составе ужинают - за огромным столом собралось человек 50, а то и больше. Все они как-то странно пялились на меня при моем появлении, но также учтиво расшаркивались со мной - особенно те, что сидели поближе. От такого внимания уже через полчаса у меня болела голова, и я все еще оставалась голодной - потому что есть, когда куча народа буквально заглядывает в рот, лично я не могу.
   - Как прошло Ваше путешествие? - обратился ко мне и аратх. Только этого мне и не хватало в купе с уже надоевшими разговорами о погоде и достопримечательностях Пириэлле, которые мне обязательно нужно посетить.
   - Спасибо, очень хорошо, - вежливо ответила я. Хотя первой моей мыслью было нагрубить, наерняка аратх не стал бы женить своего сына на принцессе-грубиянке. Но я подумала, что это было бы слишком нечестно по отношению к настоящей Сумайе. - Я очень люблю путешествовать, - и это правда. Только вот не в платьях - Берл упаси от еще одного такого путешествия.
   - Это замечательно, - непонятно чему обрадовался аратх и хитро подмигул мне. Ужас какой - не к добру это. - Я вынужден послать лин-аратха с посольством в соседствующее с нами небольшое княжество. Но дело в том, что они предпочитают иметь дело с женщинами - видишь ли, у них полнейший матриархат. Как ты смотришь на то, что бы составить Таэлю компанию? Заодно узнаете друг друга получше, - и аратх вновь подмигнул мне.
   - Нуу... - замычала я.
   - Принцесса утомилась - она ведь только приехала, - вмешалась Мелисса, вызвав недовольный взгляд Аравира.
   - Ничего. Посольство отправляется через три дня, так что принцесса успеет отдохнуть, - таким вот образом аратх сам ответил за меня.

   Честно говоря, я думала, что после такой утомительной поездки, да еще ужина похожего на своеобразную пытку, меня ни на что больше не хватит, кроме как завалиться на кровать и уснуть блаженным сном. И это на самом деле, наверное, было так. Но мне не дали...
   Я еле приползла в свою комнату, с огромным трудом стащила с себя платье и напялила мягкую уютную кофточку с темными штанами, надеясь, что более меня сегодня никто уже не побеспокоит, а значит и мой внешний вид никого не оскорбит. Но едва я развалилась на огромной постели, в комнату озлобленной гарпией влетела Мелисса.
   - Я тебя убью, - весьма убедительно пообещала она, глядя на меня сверху вниз. Не поверить ей было довольно сложно - я даже струхнула слегка, потому как если она меня и не убьет, то чем-нибудь тяжелым огреть вполне может. А вот спрашивать, чем вызвано ее "чудесное" настроение мне совсем не хотелось, тем более, что подружка принцессы и сама мне охотно поведала об этом. - Весь замок обсуждает подробности интимной жизни Сумайи и этого пириэлльского выскочки!!! Это кто-то из слуг видел вас в неподобающей позе и уже разнес свое видение ситуации по всему дворцу! Теперь я понимаю почему аратх так благосклонно на тебя смотрел. Он решил, что у вас с Таэлем все наладится, вы поженитесь и лин-аратху перестанет являться этот призрак по ночам!
   - Призрак? - переспросила я, скатываясь на пол по другую сторону кровати - подальше от Мелиссы.
   - Да! Его Высочество мучают ночные кошмары, - злорадно поведала Мелисса.
   Кажется она хотела сообщить мне что-то еще, но дверь моей комнаты вновь отворилась, явив пред наши очи моего любимого медвежонка Кси. Я радостно хрюкнула и бросилась его обнимать, зарывшись руками в теплый чуть жестковатый мех.
   - Ты пришел ко мне баиньки, мой хороший? - спросила я лесха, заглядывая в его умные глаза.
   - Фу-у, - протянула фрэйлина. - Сумайя этого зверя терпеть не может, - сказала она задумчиво. - И ведь он ее тоже. А с тобой отчего-то такой прям лапулька... Ты знаешь какой-то секрет в обращении с животными?
   - Ну, наверно, их можно просто любить для начала... и они будут любить тебя в ответ, - заумно заявила я. На самом деле, я не очень-то верила в то, что если полюбить, например, крокодила или какого-нибудь ррока, он возлюбит меня тоже... ну, разве что в качестве любимого обеда.
   Мелиссе мой довод тоже показался не слишком убедительным, но по крайней мере, она отвлеклась и успокоилась.
   - Лек, ну я прошу тебя, не мути ты ничего лишнего с Атаниэлем, а? - девушка устало опустилась на мою кровать. - Понимаешь ты, что Сумайя любит Стаки? Представь, как погано при этом быть всю жизнь замужем за другим - и это даже не ваши человеческие сто лет, это гораздо дольше...
   - Да понимаю я, - я сморщила нос. - Это правда вышло не специально.
   - И когда поедешь с посольством, тоже веди себя прилично, - строго сказала Мелисса, вставая с моей кровати.
   - А ты разве не...
   - А я не поеду, - сердито перебила меня аминатолийка. - И алья Банегеси тоже останется в замке. Аратх Аравир всерьез намерен вас поженить, а мы с альей нежелательный балласт, который мешает сближению двух сердец - это он мне сам заявил. И самое ужасное, алья Банегеси полностью на его стороне!
   - Ладно, - пообещала я. - Ничего страшного не произойдет, успокойся.
   Мелисса мне, кажется, не поверила, но ушла.
   Я вновь растянулась на кровати и блаженно прикрыла глаза. Кси устроился рядом, согревая правый бок приятным теплом. Но мне не спалось! Похоже, подружка Сумайи перебила мне сон и теперь он не скоро вернется вновь.
   - Эй, Кси, - позвала я лесха. Тот удивленно приподнял морду с подушки и с укором уставился на меня - мне даже стыдно стало на секунду, что я мешаю "человеку" отдыхать. - Может пройдемся по замку? - неуверенно предложила я, ожидая, что зверь сейчас совсем по-человечьи закатит глаза и покрутит когтистым пальцем у виска. Но лесх не стал делать ни того, ни другого - лишь нехотя сполз с постели на ковер, зевнул, потянулся и направился к выходу, лишь у самой двери с недоумением обернувшись на меня, мол: "Предлагала прогуляться, а теперь сидишь..."
   Я тут же подхватилась с места, натянула на ноги мягкие полуботинки и, подскочив к зверенышу, в порыве радости повисла на его мохнатой шее.
   - Кси, ты прелесть!
   Тот лишь фыркнул в ответ.

   В коридоре было тихо и довольно темно - магические светлячки попадались редко, да и висели под самым потолком, кои во дворце были весьма высокими, отчего свет светлячков был тусклым и каким-то пугающим - если бы не Кси, я, пожалуй, вернулась бы в комнату.
   К тому же я не имела представления куда идти, я даже не была уверенна в том, что мне бы хотелось увидеть в этом замке... ну, может быть Таэля, но он наверняка спит... Зато у Кси проблем с ориентацией во дворце кажется не было вовсе. Лениво и как-то вальяжно, словно проводит экскурсию по своим личным апартаментам, он повел меня сначала к лестнице, полностью проигнорировав лифт, а потом куда-то вниз... все ниже и ниже - в подвал.
   Ничего страшного в подвале, правда, не оказалось - все такие же ровные коридоры и даже коврик на полу точно такой же, как и на верхних этажах. Меня это немного, ну самую малость, разочаровало и огорчило, хотя ожидать увидеть здесь метровую паутину и скелетов в цепях тоже было довольно глупо, потому как замок был построен всего года три назад и скелетами обзавестись еще не успел.
   Кси меж тем остановился перед одной из дверей, предоставляя право открыть ее мне. Обычная деревянная дверь, темно-зеленого, почти черного цвета из-за которой доносился оживленный спор двух приглушенных голосов.
   Разобрать о чем спор никак не удавалось, но, по крайней мере, один из голосов показался мне знакомым, и чуть помедлив, я немного приоткрыла дверь и несмело заглянула внутрь.
   Находящееся за дверью помещение, не в пример остальным частям замка, освещалось не магическими светляками, а обычными лампами дневного света и более всего напоминало смесь лаборатории и помойки. Да и запах здесь стоял довольно специфический - ядовито-горелый. Все углы были завалены книгами и какими-то странными предметами, лишь немногие из которых были мне знакомы и казались здесь совершенно неуместными. Проходить внутрь расхотелось, тем более, что недавно так бодро звучащие голоса смолкли и в помещении воцарилась гнетущая и даже какая-то зловещая тишина.
   Однако, мое мнение, кажется, не учитывалось. Кси надоело торчать в коридоре и он, как бы между прочим, подтолкнул меня вперед, заставив шире распахнуть темную дверь и влететь внутрь, от неожиданности едва не распластавшись на полу чуть в стороне от недавних спорщиков. От нахлынувшего чувства неуверенности голову пронзили миллионы иголок, да так там и остались, а приглядевшись к находящимся здесь индивидуумам меня еще и мороз по коже пробрал. Впрочем, почти сразу я заметила, что и они напугались ничуть не меньше моего и немного расслабилась. Но, блин, куда Кси меня притащил-то?
   - А ты что тут забыла?! - сердито поинтересовался один из местных, придя в себя, и я сосредоточила свое внимание на нем. Нуу, какой-то подкопченый зомбяк в разодранной в клочья одежде, с черной от гари физиономией и такими знакомыми серыми глазами. Я невольно улыбнулась, заставив Таэля подавиться следующей порцией возмущения.
   - По тебе соскучилась, милый, - хамовато заявила я, улыбаясь еще шире и с любопытством оглядываясь по сторонам. Так и есть - помойка. - А что это вы тут делаете?
   - Не твое дело, - также грубо ответил мой принц. Эх, где ж он коня посеял? - Шла бы ты отсюда. Маленьким принцесскам давно пора быть в постельках, - довольно мерзко просюсюкал Таэль. Но я все же заметила, что он с интересом изучает мой наряд - неужели не ожидал, что принцесса может напялить на себя штаны.
   Я обиженно выпятила нижнюю губу и жалостливо уставилась на пириэлле.
   - Мне одной так холодно, - как можно печальнее произнесла я, невинно хлопая ресницами. - Не поможешь мне согреться?
   У Таэля натурально отвалилась челюсть. Очень хотелось помочь ее подобрать, но я уж теперь не знала и как.
   - Так что вы тут делаете? - решила я вернуться в безопасное русло.
   Таэль моргнул и даже головой передернул, но промолчал, скорей всего, все еще находясь под впечатлением. Пришлось мне уделить внимание и второму подкопченому индивиду.
   К моему удивлению он оказался не пириэлле, а человеком, как и я, что само по себе вызвало в моей душе радостный отклик и невероятную симпатию к товарищу Таэля по несчастью. Ко всему прочему было ему хорошо за 60, а если человек был магом, то и гораздо больше. Я потянулась было пощупать старика на предмет наличия магии, но вовремя вспомнила, что на данный момент вроде как не хашти, а аминатольская принцесса.
   - Здрас-сти, - пробормотала я, чтобы скрыть смущение.
   - Добрый вечер, Ваше Высочество, - улыбнулся старик в ответ.
   - Я вам не помешала?
   - Конечно помешала!!! - возмутился оставшийся без внимания Таэль.
   - Кси притащил меня сюда, - зачем-то пояснила я, не обращая на обиженные вопли парня никакого внимания. - А что это вы такое делали? Похоже, у вас тут что-то неплохо так взорвалось.
   - О, мы с юным лин-аратхом ставили алхимический опыт, - с воодушевлением заявил пожилой человек. - Но немного просчитались с ингредиентами...
   Таэль фыркнул на "юного", но ничего поэтому поводу возражать не стал.
   - Аль Сигош, Вы не обязаны отвечать на вопросы принцессы Сумайи и, тем более, что-то рассказывать ей, - высокомерно произнес он, пытаясь стереть с лица следы копоти - получалось плохо, лицо по-прежнему оставалось черным, но теперь еще украсилось и разводами. Кси на подобное заявление лишь фыркнул, подражая самому же Таэлю, и пройдя мимо парня, как бы невзначай задел его мощным бедром, отчего пириэлле, не ожидающий подобной подлости, пошатнулся и удивленно уставился на зверя.
   Лесх высунул длинный розовый язык и продемонстрировал его лин-аратху.
   - Это что? - опешил парень, растерянно глядя то на лесха, то на аль Сигоша из последних сил сдерживающего рвущийся наружу смех. - Это ты научила его плохому, - обличительно тыкнул он в меня пальцем. Я едва не задохнулась от возмущения - вообще-то все эти годы Кси жил с ним и плохому мог научиться только у него!
   - Кхм, - кашлянул старик, приглаживая седые волосы. - Ну-ну, молодежь, не следует ругаться по пустякам, - заметил он, принимая из рук Таэля удивительно белое для этого места полотенце. - Если девушка хочет присоединиться к нам, - аль Сигош хитро посмотрел на меня, - а я по глазам вижу, что хочет, то лишние руки вовсе не будут лишними - простите меня за каламбур. Ваше Высочество, Вы что-нибудь смыслите в алхимии?
   Я с готовностью кивнула. Уж по алхимии-то у меня в Школе хашти всегда отличные оценки были - любовь ко всякому зельеварению во мне еще с детства живет.
   - Вам когда-нибудь встречалась подобная формула? - аль Сигош нацарапал какую-то абракадабру на небольшой школьной доске, которая к моему изумлению, казалось, висела прямо в воздух, и выжидательно уставился на меня.
   Я сдулась. И отрицательно мотнула головой, предвкушая злорадство Таэля. Но парень на этот раз оказался вполне адекватным и не стал прыгать по комнате с радостными воплями умственноотсталого бабуина.
   - Чудесно, - непонятно чему обрадовался аль Сигош. - Значит, мы все втроем скоро узнаем что-то новое! Так, Таэль будь любезен принеси новый котел из кладовой. А Вы...
   - Можно на ты, - вставила я.
   - Спасибо, - кивнул старик. - А ты, Сумайя, подбери ингридиенты вот по этому списку, - мне в руки перекочевала грязная замусоленная бумажка, на которой с огромным трудом можно было что-то прочесть.
   - А где...
   - В кладовой, в кладовой, - покивал мне аль Сигош и подмигнул.
   Странные здесь все.
   Пожав плечами, я поплелась следом за Таэлем в дальний конец комнаты, где обнаружилась обычная, ничем не примечательная дверь, которую и распахнул пириэлле. Пропускать меня вперед лин-аратх не стал и слава Берлу, иначе я бы наверняка вломилась прямиком в выстроенную у входа шаткую конструкцию из каких-то банок, и была бы погребена под ней. А так Таэль перевоплотился в храброго рыцаря и спас меня.
   - Глаза разуй, - прошипел он мне, больно хватая за руку и дергая в сторону от пирамиды.
   Я осмотрелась по сторонам, отметив лишь, что кладовая напоминает помойку еще больше, нежели лаборатория. Под ногами что-то хрупнуло и я едва не шлепнулась, поскользнувшись на темном стекле. Хорошо, что Таэль все еще придерживал меня и я с благодарностью повисла на нем.
   - Мрых, почему здесь такой беспорядок? - не удержалась и все-таки возмутилась я.
   - Аль Сигош весьма творческая личность, - ответил парень с интересом глядя на меня сверху вниз.
   - И что?
   Таэль еще некоторое время смотрел на меня, потом вдруг нахмурился и, поставив меня на ноги, поспешно отошел в сторону.
   - А то, что творческие личности - мастера творить беспорядки, - ответил он, примериваясь к небольшому котелку сантиметров в 30 в диаметре. - А вот прибираться не очень любят.
   Я озадаченно покивала и заглянула в свой список - без 100 грамм не разобрать, как говорится.
   - А ты...
   - А я тоже творческая личность, - перебил меня Таэль. И ворчливо добавил себе под нос: - Еще не хватало, чтобы лин-аратх полы драил.
   Я удивленно посмотрела на него - можно подумать, что он прямо лин-аратхом и родился, а ведь совсем недавно был всего лишь штатным корабельным лекарем. Похоже, у мальчика звездная болезнь.
   - А...
   - А слуг аль Сигош сюда не пускает, потому что они вечно все роняют и так раскладывают вещи, что потом ничего не найти.
   Я вздохнула - все эти тонкости меня никоим образом не интересовали.
   - А...
   - Мрых, ну что еще тебе не понятно? - Таэль оставил в покое свой котел и подошел ко мне так близко, что у меня свело живот судорогой - я конечно понимаю все доводы Мелиссы о том, что мне не следует сближаться с Атаниэлем, но как скажите на милость удержаться, когда он стоит так близко и буквально прожигает взглядом?!
   - Вообще-то, - я нервно облизала губы, наблюдая, как Таэля нервно передернуло, - я просто хотела сказать, что не могу разобрать почерк аль Сигоша, - для наглядности я помахала бумажкой перед лицом пириэлле. Тот немного покраснел и наконец отвел взгляд от моих губ, после чего взял у меня список ингредиентов. - Помоги?
   - Так и быть... а что мне за это будет?

  Таэль
   Эксперимент Тутаса Ликорса нам так и не удался. Мы с Сумайей, правда, были не против попробовать еще разок - не ожидал от нее такого энтузиазма в этом предмете, да и вообще не ожидал, но аль Сигош вытурил нас из своей лаборатории, заявив, что уже поздно, и настоятельно рекомендовал мне проводить принцессу до ее комнаты. На кой мрых, если по пятам за ней ходит Кси? Предатель... Но отказываться я не стал - все равно наши комнаты на одном этаже, так что проводить девчонку не составит особого труда... тем более, что не такая уж она и мерзкая... к сожалению...
   - Ну, что ты застряла? - оказывается Сумайя прилично отстала от меня, остановившись между третьим и четвертым этажами - выдохлась небось, неженка.
   - А ты не слышишь эти странные звуки?
   Я прислушался, хотя полагал, что у принцессы просто глюки от усталости, но почти сразу обнаружил, что девчонка права - какие-то подозрительные звуки доносились из коридора на четвертом этаже.
   - Это сатары? - шепотом спросила Сумайя, каким-то образом незаметно переместившись вплотную ко мне. Причем здесь сатары? - чушь какая-то!
   - Нет, конечно, - пожалуй ответил я слишком высокомерно - принцесса обиделась и отодвинулась от меня подальше. Слава Берлу! Скорей бы Стаки приехал... - Откуда здесь взяться сатарам? - как можно дружелюбнее спросил я.
   Сумайя лишь пожала плечами.
   - Пойдем посмотрим? - спросил я, заглядывая девчонке в глаза - они были серые, как у всех аминатольцев, но казались гораздо теплее.
   С минуту она, казалось, размышляла над моим предложением, но после отрицательно мотнула головой. Признаться, я всерьез ожидал, что она согласится, и потому ее отказ несколько разочаровал меня. Должно быть именно поэтому меня понесло в сторону детских дразнилок и подначиваний, хотя разумнее было бы просто довести ее до комнаты и распрощаться.
   - Трусиха, небось поджилки от любого шороха трясутся?
   Думал она взорвется и на зло мне пойдет проверять коридор первой. Но она так удивленно и растерянно посмотрела на меня, что мне мгновенно стало стыдно и неловко. Но если здраво рассудить, то чего могут бояться два мага высокого уровня в собственном замке, да еще и в компании лесха?
   Кстати, Кси никаких особых признаков беспокойства не выказывал и значит тем более было нечего опасаться. Я уже собирался все это выложить принцессе, но она заговорила первой.
   - Почему ты такой грубиян?
   Я едва не подавился от возмущения - и это она мне? Когда сама тоже как бы не Берлов одуванчик!
   - Да ты сама... - начал я. Но звук, привлекший наше внимание стал отчетливее и как будто ближе.
   Сумайя вздрогнула и вновь оказалась совсем близко от меня - почему-то эта мысль перевесила размышления о мнимой опасности, затаившейся в коридоре, тем более, что перед глазами весьма не кстати всплыли недавние сцены из спальни принцессы.
   - Что это может быть? - шепотом спросила она. Я пожал плечами - ничего путнего в голову не приходило.
   - Пойдем все же посмотрим, чтобы попусту не гадать, - сказал я и позорно бежал - странно, что раньше близость Сумайи не казалась мне столь... волнительной. Впрочем, и сама принцесса была какой-то другой, даже внешне в ней как будто что-то изменилось.
   Я вошел в коридор, освещенный ночными тусклыми светляками, спиной ощущая, что и Сумайя и Кси следуют за мной по пятам - это странным образом успокаивало, несмотря на то, что я и так знал, что бояться нечего.
   Мы прошли вперед мимо караульного помещения, стражников на месте не было - скорей всего они совершали обход, как всегда вовремя; миновали закрытые двери огромного зала, который мама смеясь называла "комнаткой для шитья" - наверняка Сумайю завтра утащат сюда с самого утра и заставят делиться сплетнями имперской столицы, дальше находилась малая столовая и как раз из нее доносились шорохи и подозрительный хруст. Берл, будет очень неловко, если кто-то просто решил перекусить посреди ночи, а мы с Сумайей вломимся в столовую.
   Я скосил глаза на принцессу - на ее лице смешались любопытство и страх, хотя любопытство, кажется, все-таки перевешивало. Меня тоже немного потряхивало от предвкушения - зачем-то глубоко вздохнув, я распахнул дверь в столовую, одновременно с этим зажигая светлячок, вспыхнувший в темном помещении яркой звездой. И едва успел заметить как от расположенного посреди помещения стола в разные стороны метнулись черные тени.
   - Это крысы? - с любопытством спросила напирающая сзади Сумайя. Да уж крыс она, похоже, не особо боится.
   - Нет. В Пириэлле крысы вообще не водятся, - ответил я. Вроде принцесса должна знать об этом...
   - Кто же это был? - она хвостиком преследовала меня, кажется не понимая, что от ее близости мне не совсем комфортно. Ощущение, что она специально действует мне на нервы не покидало. Только вот зачем ей это?
   - Я не успел рассмотреть, - грубо ответил я. - Можешь поползать по углам и посмотреть. Один из них точно забрался вон под тот комод, - я кивнул на высокий белый комод, на котором красовались наши семейные фото - это мама старалась придать дворцу обжитой вид. На самом деле не знаю получилось ли у нее это - дворец был слишком велик и я чувствовал себя комфортно лишь в своей спальне, библиотеке, лаборатории аль Сигоша и может быть еще в паре-тройке мест этой громадины.
   Не думал, что девчонка в самом деле полезет смотреть кого там мрых принес в эту столовую, но она действительно подошла к комоду, опустилась на колени и заглянула под него, выпятив свою сексуальную задницу в мою сторону.
   Пока я размышлял стоит ли пожаловаться Стаки на развратное поведение его любимой или лучше вообще не упоминать, что я оказался наедине с Ее Высочеством посреди ночи, она выпрямилась и уставилась на меня в нерешительности.
   - Там темно, - сказала она немного помявшись. Я пожал плечами - что, интересно, мешало ей создать такой же светляк, что я недавно для освещения столовой? Да даже меньше в десятки раз... - Но там и правда кто-то есть и шипит.
   Она с такой надеждой посмотрела на меня, что я сразу заподозрил неладное.
   - Если ты думаешь, что я полезу туда доставать тебе то, что шипит - ты заблуждаешься, - категорично заявил я.
   - Но ты сам чуть ли не заставил меня идти сюда, проверять, что здесь за шум, а теперь сам же на попятную идешь?! - возмутилась Сумайя. К сожалению, весьма справедливо...
   Пришлось мне тоже становиться на четвереньки и зажигать маленький светлячок, чтобы не лезть под комод руками совсем уж в слепую. Принцесса, конечно, тоже тут же сунула свой нос под предмет мебели, мешая мне что-либо рассмотреть и устроиться удобнее, чтобы как можно дальше просунуть руку между полом и комодом.
   - Уй, какая лапочка! - завопила она мне в самое ухо.
   - Да не ори ты, - прошипел я, пытаясь нащупать эту самую "лапочку" рукой. Пальцы то и дело касались чего-то пушистого и мягкого, но схватить это не получалось. - Весь дворец разбудишь.
   - Там киска! - примирительно и на этот раз шепотом произнесла Сумайя, пыхтя мне в то самое ухо. Лучше б орала...
   - Мне не достать ее, - наконец досадливо сознался я, вытаскивая руку и заглядывая под комод, чтобы все-таки посмотреть, что там за киска такая неуловимая. - Какого грыха?!
   Сжавшись в комок под комодом сидел один из детенышей ихуаны - судя по отметине на правом ухе - Грым. И так как он точно здесь был не один, когда мы пришли - значит, и весь выводок сейчас находился в столовой. Интересно, как эти обормоты выбрались из моей комнаты? А главное - с чего вдруг?
   - Он опасен? - с любопытством спросила принцесса, глядя на меня честными невинными глазами. Издевается, ведь, зараза! Я точно знаю, что у нее в любимчиках, по крайней мере, одна такая есть - Стаки как-то раз жаловался, что она изодрала его сапоги из ревности. Да и вообще, ихуаны не такая уж редкость в столице! Но раз девочка хочет поиграть...
   - Очень, - как можно правдоподобнее ответил я, наблюдая за Сумайей - она казалась несколько расстроенной. Берл меня дернул связаться с этой сумасшедшей, но я не собирался останавливаться. - У них смертельно опасный яд в кончиках когтей - любая, даже незначительная царапина может привести к летальному исходу в течении 10 минут, если не принять противоядие, - печально сообщил я.
   - Жаль. Хорошенький такой. Что же нам делать? Нельзя же такого опасного зверя оставлять свободно бродить по дворцу, - озабоченно пробормотала принцесса. - Позовем кого-нибудь? Или сами поймаем?
   Мрых! Врет, как дышит! "Позовем кого-нибудь? Бла-бла-бла". Пожалуй, отец прав, что решил отправить ее с посольством.
   - Лучше мы сами сделаем это, - "мужественно" заявил я. Я же не больной звать кого-то, чтобы вылавливать моих собственных подопечных - "Ах, вы слышали, Его Высочество не может справиться с котятами..." Меня и без того чокнутым считают. - Но хочу предупредить тебя - он здесь не один. Эти твари передвигаются исключительно стаей, в которой не меньше пяти особей. Ты ведь мне поможешь?
   Девчонка зачарованно кивнула - театр по ней плачет... Вряд ли бы она также кивала предложи я ей поохотиться на Гончих.
   - А куда мы их сажать будем? - она осмотрелась по сторонам. Я тоже. Ничего подходящего не было. Ну да не беда - магическую клетку в два счета создать можно. Я тут же озвучил свою мысль, предложив Сумайе создать клетку, пока я вытащу из-под комода первого диверсанта.
   - Что-то не помню как они создаются, - ответила она, помявшись для приличия и даже сумела покраснеть. Не-не-не, с такими девицами нельзя враждовать, с ними дружить надо, а то мало ли...
   - Ладно, я создам. А ты пока смотри, чтоб тварюшка не сбежала.
   Она кивнула и вновь уставилась под комод, все также выпятив свою пятую точку - ох, найдет она на нее приключения рано или поздно.
   Создать магическую клетку на самом деле дело пары секунд - для такой маленькой, как для детенышей ихуаны, даже основа не нужна. Потому я довольно быстро вернулся к девчонке и теперь уже бесцеремонно отогнав ее от комода, улегся на полу и в легкую достал зашуганного зверька - Грым вообще трусишка и добряк и потому ему почти все время достается от братьев и сестер.
   - Ш-ш, малыш, - еле слышно сказал я ему, слегка почесывая под подбородком.
   Подлетевшая Сумайя с восторгом уставилась на зверя, едва не пританцовывая от переполнявших ее эмоций. А я вспомнил, что по легенде вообще-то держу в руках страшно-ядовитую тварюшку.
   - Осторожно, - хмуро посмотрел я на принцессу. - Он может впасть в ярость в любую секунду.
   Сумайя с сомнением посмотрела на мирно устроившегося у меня на руках Грыма, но прикусив нижнюю губу, промолчала, уступив мне дорогу к клетке, водруженной посреди разгромленного стола. Слава Маиру, остальные ихуаны менее сговорчивые и более резвые, так что нам пришлось немало побегать по столовой пока мы поймали их всех, не выходя из образа великих и отважных спасателей мирного населения, даже Кси нам активно помогал, загоняя вредителей на меня или Сумайю.
   - Ты ведь не будешь их убивать? - принцесса сдула выбившуюся из прически прядь со лба и уставилась мне прямо в глаза. Мы уже топали по коридору верхнего этажа, где располагались наши спальни, так что еще немного и нам придется прощаться. Отчего-то мне этого не хотелось, хотя я ужасно устал.
   - Конечно, нет, - благородно заверил я. Вообще-то мы славно поиграли - в последний раз я так дурачился лет в 15 представляя себя грозным капитаном пиратов, и то стыдно вспомнить - всем остальным участникам игры было лет по 10-12, но пора бы и завязывать. - Переночуют у меня в гардеробной, а утром я их вынесу за черту города и отпущу на свободу.
   Мы остановились у дверей спальни принцессы и долго молчали.
   Мрых!!! Да простит меня Стаки...
   - Хошь посмотреть как они устроятся на ночлег?
   - Да!
   Моя спальня была совсем рядом, так что не прошло и минуты, как мы оказались в моем уютном мирке, в который вообще-то не каждый был допущен. И уж кого я точно не ожидал здесь увидеть, так это принцессу Сумайю.
   - Гардеробная там, - я кивнул на дверь цвета светлого дерева. - Поможешь открыть?
   - Конечно, - она распахнула дверь. Помогла устроить клетку в уголке из-за чего наши руки несколько раз соприкоснулись, и я чувствовал себя последней скотиной из-за мыслей, которые возникали у меня в голове при этом.
   Но мысли это всего лишь мысли, как вдруг она схватила меня за руку.
   - Давай отсосу.
   - В смысле? - я аж похолодел.
   - В прямом, - она задрала мою руку верх. - Кто-то из них тебя поцарапал. Я читала, что яд можно отсосать из ранки и это почти наверняка поможет. Или у тебя есть противоядие? Сколько интересно времени прошло?
   Она выглядела такой взволнованной и нервной, что мне тоже стало страшно... за ее психику - девочка, явно, заигралась. Хотя, ее губы на моем теле... Мрых!
   - У меня есть противоядие.
   - Где?!!
   Я кивнул на шкаф, в котором хранил кое-что из удавшихся опытов аль Сигоша и еще какую-то белиберду, но как-то не подумал, что Сумайя заставит меня выпить содержимое одного из пузырьков прямо сейчас при ней.
   - Таэль, что ты стоишь? Какой из них?! - с паникой в голосе спросила она, подлетая к шкафу и не зная, что схватить возвращаясь ко мне.
   Я обалдело пялился на банки - вот какого грыха я их не подписывал, как мне советовал все тот же аль Сигош? Интересно, что в этом синеньком пузатеньком пузырьке? Не, ну прикольно будет выпить противоядие от несуществующего яда и отбросить копыта?
   - Яд уже действует? - вопрошала принцесса, теребя меня за "раненую" руку. - Ты не можешь двигаться? И говорить?
   Она видимо проследила за моим взглядом, схватила синий пузырек и вытащив пробку, вылила его содержимое мне в раскрытый рот.
   И вот мне интересно... Какого такого мрыха я не сказал, что все происходящее последние два часа просто тупая детская игра в великих спасателей мирного населения?!

  Лека
   То что противоядие действует как-то не так или хуже того - не действует вовсе, я заметила практически сразу. Таэль вдруг упал на пол, сжавшись в комок. Я тут же опустилась рядом, но чем помочь не знала, поэтому просто обняла его, чтобы он не бился об пол - по телу Таэля одна за другой проходили судороги, вероятно очень болезненные, вызывая дрожь и в моем теле тоже. Но длилось все это не так уж и долго - я даже не успела сообразить кого следует позвать на помощь, а пириэлле вдруг затих.
   - Таэль? - позвала я тихо, боясь, что ему стало хуже, что он может быть умирает, а я как дура сижу рядом не зная, что делать. - Таэль!
   Я тряхнула его за плечо. И он вдруг весь выгнулся, вырываясь из моих рук и, издав протяжный стон, шлепнулся обратно на пол... Впрочем, это существо назвать Таэлем было уже весьма затруднительно. Скорее это был огромный лохматый белоснежный зверь с очень зубастой пастью и забавными висячими ушами. Чем-то он напоминал как раз тех милых кисок, которых мы изловили в малой столовой. Правда, отнюдь не габаритами. Неуверенно раскорячив крупные лапы он поднялся и встал передо мной со злостью и недоумением во взгляде уставившись мне в глаза.
   - Рраув, - рявкнул он, заставив меня тихо сползти по стеночке, но тут же подошел ближе и виновато ткнулся мордой в мои ноги, со смущением заглядывая в глаза. - Ряу.
   - Прости, - пробормотала я. Очень хотелось дотронуться до него тоже и я, наплевав на все доводы разума, провела ладонью по его голове и холке. Прижалась к нему ближе, чувствуя как совсем рядом хаотично бьется его сердце - быть может и ему сейчас страшно. - Я не хотела, я просто напугалась... Ты меня понимаешь?
   Он презрительно фыркнул, но вырываться из моих объятий не стал.
   - Ты на кисок похож, - сказала я, махнув рукой на запертых в клетке кошаков. Таэль тоже с недоумением уставился на них. - Это из-за их яда?
   Белоснежная голова повернулась ко мне - по взгляду Таэля я каким-то образом поняла, что он считает меня идиоткой - видимо, я все-таки не тот пузырек схватила, но ведь он не умер - мог бы хотя бы за это спасибо сказать.
   - Значит из-за пузырька... - сделала я вывод. - Что будем делать? Это обратимо?
   - Рарр... ар... рмя... - монстр безнадежно вздохнул, скорей всего похоронив надежду общаться человеческим языком. И уставился на меня - загипнотизировать что ли пытается?
   - Аль Сигош? - предположила я, потому что это был единственный человек во дворце, который казался мне способным что-то сделать с нашей проблемкой. Таэль кивнул и направился к выходу из гардеробной. Мне ничего не оставалось как последовать за ним.
   Кси, как оказалось, спокойненько дрых на кровати лин-аратха. И даже наше появление заставило его лишь лениво приподнять морду от одеяла и пошевелить носом, принюхиваясь. Кажется, он даже не собирался сопровождать нас, но я ошиблась. Едва мы с кошко-Таэлем оказались у дверей, лесх сполз с постели и последовал за нами.
   - Может на лифте спустимся? - заканючила я, когда оба зверюги невозмутимо направились к лестнице. - А то вдруг нас кто-нибудь увидит и напугается, - попробовала я воззвать к их чувству сострадания к окружающим.
   Кси и Таэль переглянулись, после чего Кошак в наглую уставился на мою филейную часть и, фыркнув, продолжил свой путь к лестнице. На что это он намекает? Да это вообще не мое!
   Спустились мы без приключений - дворец словно вымер, даже охранники, которым полагалось тусоваться на каждом этаже нам ни разу не встретились. Но и в лаборатории тоже никого не оказалось.
   - Что будем делать? - поинтересовалась я после того как каждый из нашей троицы убедился, что дверь в лабораторию заперта.
   Таэль задумчиво махнул хвостом и направился дальше по коридору, который как оказалось заканчивался не глухой стеной, как я отчего-то решила, а небольшой лестницей, гораздо более скромной, чем та, по которой мы спустились сюда. Мы поднялись на этаж выше, прошли каким-то глухим коридором и оказались... возле дворцовой кухни, со стороны черного хода.
   - Ты что жрать собрался в такой момент? - поинтересовалась я.
   Таэль раздраженно махнул хвостом и шикнул на меня. Я пожала плечами, но замолчала и прислушалась. На кухне уже кто-то был. Время от времени громко звякала посуда, что-то хрупало, падало... Складывалось впечатление, что на кухне засел небольшой оголодавший отряд гоблинов.
   - Какая-то странная ночь - все столовые заняты. Или у вас здесь всегда так? - спросила я. Таэль растеряно пожал плечами - видимо застать кого-то на кухне в такой час он никак не ожидал.
   Я подошла ближе к двери и постаралась как можно аккуратнее приоткрыть ее, чтобы заглянуть внутрь. Снизу пристроился Кошак, туда же пытался протиснуться Кси. Но на кухне никого не было видно.
   Я открыла дверь пошире, и высунулась из-за нее подальше - кухня казалась пустой. Но тут совершенно неожиданно распахнулась дверь слева от главного входа - того, через который готовые блюда выносили в обеденный зал, и на кухне появился Аскион. Растрепанный, в относительно белых свободных брюках и такой же белой наполовину расстегнутой рубашке он выглядел просто великолепно. Я даже залюбовалась - правда, картину немного портил перекинутый через плечо чей-то довольно щуплый труп.
   Хотя нет, не труп - нога доходяги дернулась и, ловко изогнувшись, почти треснула Аскиона по носу - в последнюю секунду пириэлле перехватил рецидивиста за ступню и легонько щелкнул по заднице.
   - Ай-яй-яй, тебе не стыдно? - спросил он свою ношу.
   В ответ прозвучало что-то нечленораздельное, но ни грамма раскаяния в нем не было. Мое любопытство достигло предела - я уже собралась выбраться на кухню целиком, вежливо поздороваться с Аскионом и все-таки выяснить кто это у него на плече, но Таэль ухватил меня зубами за рукав и потянул обратно за дверь. К счастью, Аскион сам сообщил "кому не спиться в ночь глухую", не дав мне умереть от любопытства.
   - Ями, если ты будешь брыкаться - я тебя уроню, - послышалась какая-то возня. - Ай, перестань сейчас же...
   Дальше я, к сожалению, ничего не слышала, потому что Кошак потащил меня дальше темным коридором к одним из наружных дверей дворца.
   - Так вообще-то не май месяц, - заметила я, не собираясь выходить на заснеженный задний двор, усыпанный небольшими строениями и домиками. Кошак удивленно посмотрел на меня и я, мысленно дав себе подзатыльник, исправилась: - Не лето на дворе. Тебе то что в шкуре теплой, а я замерзну.
   Таэль фыркнул.
   - Ряу, ряу, рруа, - забывшись сообщил он мне. Фиг знает, что он хотел этим сказать. Может есть какое-нибудь заклинание позволяющее ненадолго сохранить тепло вокруг тела, но мне от этого не легче - никаких амулетов я с собой не взяла, а единственная магия которая сейчас во мне была, принадлежала Сумайе и воспользоваться я ей не могла при всем желании, так как она поддерживала иллюзию и была мне недоступна.
   Кошак вздохнул. И демонстративно повернулся ко мне боком. Я удивленно приподняла брови - интересно, он имел в виду именно то, что я подумала? И как мне это поможет? Да и выдержит ли - размеры у него далеко не лошадиные... Таэль нетерпеливо пихнул меня головой и я со смесью недоверия и любопытства полезла ему на спину. И едва я уселась поудобнее и ухватилась руками за его шею, погрузив пальцы в мягкую теплую шерсть, Кошак стремительно помчался вперед по ровному белому полотну, разрывая его фонтанами снега.
   Прошло от силы 15-20 секунд, а Таэль уже замер возле одного из небольших домиков и не стесняясь хорошенько поскребся в дверь. Открыла нам невозмутимая старушка, такая же древняя как сам аль Сигош. Молча она пропустила нас внутрь и уже захлопнув дверь за запыхавшимся Ксилофагом, принялась распекать моего замечательного скакуна.
   - Ох, и не стыдно Вам, Ваше Высочество, девочку морозить? Сами не спите и ей не даете. Уж я скажу своему старику, чтобы запретил Вам являться в лабораторию по ночам. А то сам охламон и малышку с пути сбивает...
   И все в таком духе, пока не пришел сам аль Сигош.
   - Принцесса Сумайя, что случилось? - спросил он с любопытством рассматривая Кошака. Хм, интересненько - старушка сразу определила, что Кошак это Таэль, а аль Сигош значит нет? Я удивленно посмотрела на старушку, та с не меньшим любопытством смотрела на меня. Потом вдруг подмигнула.
   - Да это ж наш Таэль, - кивнула она на Кошака. - Опять ночью экспериментировал...
   - А-а! - обрадовался ее муж, как я полагаю. - Ерава у меня видящая, - пояснил он мне. - Истину видит за любым обликом. Очень редкий дар, - хвалился аль Сигош, внимательно осматривая преобразившегося лин-аратха. Мне поплохело. Что если алья Ерава сейчас... ну, или не сейчас, а скажем утром, возьмет и расскажет всем, что вовсе я не принцесса... - Что это такое Таэль выпил? - полюбопытствовал аль Сиош задумчиво.
   - Рру рау раоу, - пожаловался Кошак. Старик удивленно посмотрел на меня. Я пожала плечами.
   - Какой-то синий пузырек, - пояснила я. И чуть подумав подробно изложила, как мы с Таэлем ловили опасных зверьков и как один из них оцарапал лин-аратха, а я пыталась его спасти. Что смешного я сказала не знаю, но и аль Сигош и его жена хохотали до слез. А после алья Ерава поила меня чаем, а старик-алхимик пытался что-то сделать с Атаниэлем.
   Сразу скажу, что ничего у аль Сигоша не вышло. Сначала он долго не мог определить какое же из трех зелий превращения, которые они создавали когда-то в лаборатории, Таэль умудрился принять с моей непосредственной помощью - как оказалось "синий пузатенький пузырек" не такой уж хороший ориентир, как мне казалось, а лин-аратх кроме своего "рмяу рроу" ничего толкового выдать не мог и от этого нервничал и дергал хвостом как ненормальный. Впрочем, какими-то невероятными умозаключениями аль Сигош пришел к выводу, что это был скорей всего "Синий криаль". Ну что я могу сказать? Жидкость ведь в самом деле кажется может быть была синяя... И это хорошо, потому что анти-зелье для этого "Синего криаля" готовится очень быстро, плохо только, что ингредиенты есть не все и достать их трудно. Но они собственно и не нужны, потому что скорей всего действие зелья закончится само по себе уже через несколько часов.
   - Так что придется тебе потерпеть, - сказал аль Сигош Таэлю. - Если до утра не пройдет действие, то тогда уж будет добывать недостающие компоненты.
   Таэль приуныл. Еще бы - вдруг, действие зелья не то что к утру, а и вообще не прекратится... и анти-зелье не поможет, всякое ж может быть. Кошак жалобно посмотрел на меня и я, поняв его без слов, принялась вылезать из-за стола, косясь на пригревшегося возле небольшого камина Кси.
   - Мы тогда пойдем, - Кси встрепенулся и, потянувшись, вразвалочку подошел ко мне. - Спасибо за гостеприимство алья Ерава. Если Атаниэль не расколдуется естественным путем, мы завтра к вам снова придем, ладно? - я посмотрела на аль Сигоша, потому что на его жену мне смотреть было боязно. Пока мы пили чай она не спрашивала меня ни о чем таком, что могло бы меня выдать, больше рассказывая сама: про полугодовую зиму на территории Пириэлле, про Море Грез и Морозный океан, от которых столица королевства находилась на одинаковом отдалении, еще про что-то... Но мне было тревожно.
   - Конечно, - улыбнулся мне алхимик.
   - Вот, возьми-ка, - подошла ко мне алья Ерава, когда Кошак и Кси уже выскочили на улицу. - А то не приведи боги замерзнешь и заболеешь, - мне на плечи опустился теплый мягкий плащ густого синего цвета.
   - Спасибо, - благодарно кивнула я старушке и наши глаза встретились.
   Она мне хитро подмигнула.
   - Я все вижу, но ничего не скажу, - шепнула она.
   - Спасибо, - повторила я и выскользнула в снежную ночь к нетерпеливо ожидающим меня "мужчинам". Замерла в нерешительности, не зная следует ли мне опять лезть к Таэлю на спину - а мне очень понравился наш предыдущий опыт, или же на этот раз придется добираться до дворца своим ходом.
   А вот у Таэля сомнений по этому поводу, кажется, не было. Он невозмутимо приблизился ко мне и приглашающее повернулся боком... Минут через 15 мы уже были в его покоях.
   - Встретимся утром тогда? - я вопросительно уставилась на Атаниэля. Тот растеряно мотнул мохнатой головой. Уходить не хотелось. Я с тоской окинула взглядом поникшие уши и хвост хищника. Эх... - Хочешь побуду с тобой этой ночью? - спросила я, представляя, что скажет Мелисса узнав, что я провела ночь в комнате лин-аратха. А плевать...
   Кошак удивленно вылупил на меня и без того круглые глаза, но тут же поспешил согласно кивнуть. Я вздохнула со смесью облегчения и тревоги, скинула ботинки и как была в кофточке и штанах залезла на кровать молодого пириэлле.
   - А ты спи на диванчике, - сказала я Таэлю, кутаясь в его одеяло. Тот недовольно фыркнул и полез на кровать тоже. - Эй, я что сказала? - я попыталась столкнуть его на пол, но с такой тушей мне было не справиться. Потому, попрепиравшись, я сдалась - в конце концов, кровать у лин-аратха огромная - места хватит...
   Поняв, что я уступила, Таэль поворочался немного и, улегшись удобнее затих. Я вздохнула - ну вот я и в постели с любимым...
   А через минуту кровать вновь вздрогнула и прогнулась под тяжестью - к нам забрался Кси.

  Таэль
   Растрепанные светлые волосы разметались по подушке, зеленые глаза под выгнутыми домиком бровями со смешинкой в глубине смотрели прямо на меня, аккуратный носик забавно морщился, когда она жмурилась от солнечного света, падающего прямо на подушку в распахнутое настежь окно в те моменты когда ветер заглядывал в комнату, раздувая светлые занавески... Я устроился удобнее, оперевшись подбородком на согнутую в локте руку и замер, молча разглядывая девушку. Желание дотронуться до нее было невероятным. Но мне было страшно - впервые она была так близко и я боялся спугнуть это видение.
   Но она улыбалась, манила и я не выдержал - осторожно провел пальцем по уже знакомому небольшому шраму над ее левой бровью. Осмелев, рука сама собой переместилась левее, к проколотому ушку с маленькой серебряной звездочкой, тыльной стороной скользнула по подбородку, пальцы осторожно коснулись чуть приоткрытых губ... Оказывается я очень скучал по ней. Действительно, сумасшедший.
   - И где же ты? - тихо спросил я.
   - Я здесь, - без тени улыбки ответила она также тихо.
   - Где здесь? - поспешно ухватился я за нежданный подарок - никогда прежде она не отвечала мне.
   Девушка вновь улыбнулась. Протянула руку к моему лицу, нежно провела по щеке теплой ладошкой, заставив мое сердце сбиться с ритма, и приоткрыла губы чтобы ответить...
   Но в этот момент я проснулся - кто-то настойчиво долбился в дверь, наполняя комнату раздражающим звуком. А, чтоб его...
   - Да войдите уже! - крикнул я и потянулся, спиной ощущая чей-то теплый бок. Наверное Кси опять нагло занял большую часть постели, спихнув меня почти на самый край.
   К моему удивлению в дверях появился Келхенн собственной персоной с любопытством осмотревший мою комнату, словно впервые попал сюда.
   - Доброе утро, Ваше Высочество.
   - Доброе, - скрипя сердцем согласился я и, решив, что вообще-то неприлично лежать неодетым в присутствии пожилого человека, да и прохладно, нащупал за спиной одеяло и попытался натянуть его на себя. Одеяло сопротивлялось, а Кси недовольно заворочался - вот наглое существо.
   - Я по поводу найденного амулета... - Келхенн запнулся и уставился куда-то мне за спину. - Или этот вопрос Вас более не интересует?
   - Почему же? - удивился я. И тоже обернулся чтобы посмотреть, что могло привести Келхенна к такому выводу.
   Прямо на меня смотрели испуганные зеленые глаза, обрамленные длинными пушистыми ресницами. Я изумленно моргнул и глаза стали серыми, но девушка закутанная в мое одеяло никуда не исчезла. Сумайя... Как я мог забыть?! Ночные события калейдоскопом мелькали у меня в голове пока мы с принцессой играли в гляделки, и я не выдержал первым - моргнул и отвернулся. Мрых! Позорище. Но она сама во всем виновата - не нужно было переигрывать.
   - Кх, кх... - раздалось у меня за спиной. Берл, какая неприятность...
   Я все таки отобрал у девчонки часть одеяла, тем более, что она оказалась под ним совершенно одета - и мне было ничуть не жаль по этому поводу, правда-правда - нисколечко, и вновь повернулся к Келхенну.
   - Ээ... Келхенн, Вы же никому не скажите, что видели эту девушку в моих покоях?
   - Разумеется, Ваше Высочество, - невозмутимо кивнул заместитель начальника стражи. - Но Вы должны понимать, что это лишь при условии, если Его Величество напрямую не спросит меня об этом.
   Я кивнул - куда деваться.
   - И не могли бы мы обсудить наше дело у Вас в кабинете... скажем минут через 20?
   Келхенн хмыкнул, но его лицо почти сразу вновь приобрело каменную невозмутимость.
   - Конечно, Ваше Высочество, - кивнул он и через несколько секунд, наконец-то, покинул мою комнату.

   Я с облегчением откинулся на подушку и некоторое время любовался рисунком на потолке. Сумайя тихонько лежала рядом и, кажется, занималась тем же самым. Почему-то от мысли, что мы вот так вот просто лежим на одной кровати и смотрим в потолок было спокойно и приятно на душе...
   - А кто это и почему они синие? - наконец спросила принцесса. Я пожал плечами. - А кто рисовал? - не отставала она.
   - Миланка...
   - Роханская? - Сумайя удивленно посмотрела на меня и я смущенно отвел глаза в сторону только сейчас осознав, что уже некоторое время пялюсь не на рисунок, а на нее.
   - Да, она, - кивнул я.
   - А когда дорисует?
   - Она заявила, что не умеет рисовать, - возмущенно сообщил я, наконец-то отыскав открытую для понимания душу, которой можно пожаловаться на эту нахалку.
   - Зря она так. У нее хорошо получается.
   - Ну, да.
   Мы вновь помолчали. Вообще-то Сумайе нужно было поскорее уйти, пока еще кто-нибудь не увидел ее здесь, но у меня язык не поворачивался сказать ей об этом.
   - Мелисса убьет меня, если узнает, что я была здесь, да еще и всю ночь, - грустно произнесла девчонка, первой выбираясь из постели. - Так что я пойду.
   - Погоди! - я едва не схватил ее за руку, чтобы задержать, но во время остановился. - Я тебя провожу.
   - О да, ведь моя комната очень далеко... - засмеялась она.
   И тут дверь распахнулась вновь. Мы с принцессой синхронно вздрогнули, но к счастью, это была всего лишь Тисса - мать тех нерадивых котят, что до сих пор сидели в магической клетке у меня в гардеробной. Интересно, где это она шлялась всю ночь, забыв о своих отпрысках?
   - Мяяа? - вопросительно уставилась она на меня, должно быть пораженная, что ее не встречает табун малолетних монстров. После чего перевела настороженный взгляд на Сумайю. - Мяаа? - спросила она и у нее. Едва сдержался, чтоб не засмеяться - такая забавная у нее при этом была морда.
   - Это что? - тихо спросила принцесса и я, наконец, обернулся к ней, чтобы познакомить с Тиссой.
   Сумайя слегка побледнела и не мигая смотрела на Тиссу большими круглыми глазами, стараясь не шевелиться. Хм, не понимаю в чем дело - взрослые ихуаны, особенно с любовью откормленные на дворцовой кухне, конечно, производят впечатление, но не до такой степени...
   - Ихуана, - сказал я. И замолчал не зная, что еще добавить.
   - А... - только и сказала принцесса, судорожно облизав губы. И пусть я трижды извращенец, это ее движение каким-то образом отозвалось у меня под ребрами странным тянущим чувством.
   - Это мама тех монстрят, что мы отлавливали вчера, помнишь?
   - Ага, - выдохнула она и стала еще бледнее. Что-то я совсем туплю или не понимаю чего-то... Играть во вчерашнюю игру мне как-то не хочется.
   - Май, ну чего ты? Тисса хорошая, - как с маленькой засюсюкал я, чувствуя себя при этом настоящим идиотом. Что если она придуривается надо мной, а потом будет смеяться... вместе с той же Мелиссой.
   - Хорошая? - Сумайя моргнула и кажется начала успокаиваться. - Я все таки пойду, ладно?
   - Ладно, - с непонятным разочарованием согласился я.
   Девчонка по широкой дуге обошла ихуану и выскочила за дверь. Странная она... И мне она, похоже, нравится. И это плохо. Очень.

   Одевшись и выпустив, наконец, котят на свободу, я как следует запер дверь, чтобы они вновь не сбежали, и направился к Келхенну.
   В животе бурчало, но я все же решил отложить завтрак на потом. Интересно, что заместитель начальника стражи смог так быстро разузнать по поводу кулона, ведь мы только вчера днем разговаривали об этом, хотя кажется, что уже прошла целая неделя.
   Келхенн меня уже ждал. Сейчас, когда ни я ни он не были смущены присутствием принцессы и Келхенн не видел необходимости держать лицо, было отчетливо видно его нетерпение.
   - Вчера вечером городской страже удалось задержать сразу четверых сбытчиков краденого, - довольно заявил старик, подсовывая мне под нос новые бумаги. - Причем двое из них оказались неместными и во время задержания пытались покинуть город, и если бы не мое распоряжение задерживать всех мало-мальски подозрительных личностей, им бы это удалось.
   Я кивнул.
   - Вы великолепно сработали Келхенн и весьма оперативно.
   - Паэл Вейен, - кивнул Келхенн на бумаги. Но мне читать не хотелось - все равно Келхенн сам расскажет то, что необходимо знать. - Именно он передал кулон Оливу всего за 750 золотых монет. Впрочем, и сам он купил его совершенно дешево - за 400 золотых.
   - Когда? У кого?
   - У Хаена Обывателя, как он сам себя называет, четыре дня назад. И ни где-нибудь, а в столице империи. Я уже связался с Аминатольскими стражами - они обещали отыскать этого Хаена в самые ближайшие сроки.
   - Я завтра-послезавтра уезжаю с посольством... Вряд ли они успеют до моего отъезда, - я вопросительно посмотрел на старика. Чего я от него ждал - не знаю - он же не провидец, в конце концов. Да и поездка не должна быть слишком долгой - всего несколько дней.
   Келхенн пожал плечами.
   - Я имел смелость сообщить Вашему другу Его Светлости Никаэлю Роханскому, что поимка Обывателя Ваша личная просьба. Его Светлость обещал сделать все возможное, чтобы задержать его как можно скорее.
   - Спасибо, Келхенн. Это все?
   - Пока, да, - старик поднялся, провожая меня. - Эмм... Ваше Высочество, простите мою дерзость... Я знаю - Вы молоды... но... Вы ведь понимаете, что принцесса не просто девушка на ночь?
   Я сморщился. Берл, конечно, я знаю об этом. Ответ Келхенн, видимо, прочел на моем лице.
   - До свидания, Ваше Высочество, - попрощался он.
   - До свидания.
   Я вышел из кабинета заместителя начальника стражи и направился к главному обеденному залу - вдруг я еще не опоздал к официальному завтраку, тогда я наверняка встречу там Сумайю и, здых меня побери, возможно мне удастся утащить ее гулять с Кси и Шакши.

  Лека
   Я влетела в ванную комнату ровно за мгновенье до того, как в мою комнату вошла Мелисса. Похоже, она всерьез решила взяться за меня, ни на секунду не оставляя в одиночестве - как бы она ночевать ко мне не пришла сегодня ночью. Но если что, я натравлю на нее Ксилофага... кстати, не видела его еще сегодня. Куда он мог подеваться?
   Поспешно скинув одежду, я забралась в ванну и включила воду. И как раз вовремя - Мелисса легонько постучала в дверь и тут же вошла, не дожидаясь ответа.
   - С добрым утром, - жизнерадостно произнесла она. Я почти физически чувствовала ее желание заглянуть за шторку, чтобы проверить одна я принимаю ванну или нет - за кого она меня, интересно, принимает?!
   - С добрым, - нехотя согласилась я.
   - Как прошла ночь на новом месте?
   - Спокойно, - без зазрения совести соврала я. Мрых, так и знала, что что-то забыла - надо же было перед тем как заснуть сказать: "Сплю на новом месте - приснись жених невесте". В половине романов девушки так делают - и ведь снится им... О, кстати... - Мелисс, а кто такие ихуаны? Они очень ядовитые?
   - Ихуаны? - удивилась подруга принцессы. - Да они вообще не ядовитые. С чего ты взяла? У Сумайи дома даже есть такая зверюшка - Екота, пакостная вредина. Помнится, как-то раз Стаки пришел к принцессе ноч... ээ.. в гости, так Екота подрала его сапоги в лохмотья - когти и зубы у взрослых ихуан, конечно, будь здоров. Но ядовиты? Нет, нисколько...
   - Ясно, - пробормотала я. И что же это у нас получается? Таэль, гад, обманул меня. Небось вовсю надо мной вчера потешался... Хотя какого лешего он тогда пил противоядие? Вообще не понятно. И что он будет делать с котятами тогда? Хотя... что он там говорил? - что Тисса хорошая и что она мама тех монстрят, которых мы ловили... Ну, Таэль... ну...
   - Эй, - отвлекла меня от составления плана мести Мелисса. - Ты вылезать-то думаешь? Завтрак подадут через пять минут - ты должна на нем присутствовать.
   - Берл! Опять терпеть всех этих скучных типов? - горестно вздохнула я.
   - Это что, - с легким сочувствием произнесла фрэйлина. - После завтрака нас, скорей всего, как обычно пригласят в "комнатку для шитья" - вот где настоящая скука. Тебя, кстати, наверняка будут расспрашивать о последних новостях и сплетнях столицы. Отвечай общими фразами, в конкретику не вдавайся...
   - А общими это какими? - спросила я расстеряно, потому как жизнь столицы меня как-то обошла стороной - я там и была-то от силы 5-6 часов, когда тетя привезла меня на практику... Интересно, кстати, как там моя тетя Мира поживает?
   - Общими, - очень понятно разъяснила Мелисса. - Только умоляю не опозорься.
   И все таки, пока я надевала очередное платье из гардероба принцессы, Мелисса поделилась со мной двумя нашумевшими в имперской столице сплетнями. Причем сама Мелисса затруднялась ответить правда это или нет, и мне рассуждать на эту тему не советовала. А я и не собиралась - какая мне разница есть у какого-то там герцога незаконорожденные дети или нет, и почему графиня Шмыр... Шырм... в общем какая-то графиня, хочет выдать единственную внучку замуж за вампира - может там великая любовь.
   За столом мне пришлось сидеть на том самом месте, что и вчера. Таэля еще не было - не знаю придет ли он вообще, но его отсутствие меня ощутимо расстроило, несмотря на то, что я все еще была сердита на него, а план мести никак не складывался. Интересно, что за дело у него с тем стариком?
   Одно счастье: народу в столовой сегодня было совсем немного - только королевская семья, алья Банегеси, Мелисса, я и еще две какие-то пириэлле на вид лет тридцати пяти - сорока, сколько им на самом деле затрудняюсь даже предположить. И ко мне даже никто не приставал - лишь мама Таэля алья Элеста поинтересовалась, как мне спалось и не беспокоило ли меня что-нибудь. Я ответила, что спалось мне прекрасно и все. Обо мне словно забыли, дав спокойно позавтракать и не подавиться от смеха, когда они начали обсуждать привидение "Прекрасной девы" в сопровождении двух жутких монстров, появившихся этой ночью во дворце. Причем те две незнакомые пириэлле, отчего-то катили бочку на Атаниэля, в один голос заявляя, что это какая-то девица из его снов вырвалась на свободу. И это продолжалось до тех самых пор, пока аратх Аравир в не очень вежливой манере не заткнул им рты...
   Таэль появился лишь тогда, когда я уже основательно подкрепилась и допивала зеленый чай со вкусом какого-то незнакомого фрукта, отдающего мятой и лимоном, но с привкусом еще чего-то сладкого и непривычного. Он бухнулся на свое место справа от меня, намеренно задев мою коленку своей, и сходу предложил погулять с ним и с Кси на берегу Арройи.
   - Пойдем, - увещевал меня лин-аратх, не обращая вниманя на удивленные взгляды своих родичей. - Я познакомлю тебя с Шакши, это файтер. Ты когда-нибудь видела настоящего файтера? - я согласно кивнула, но поймав уже на себе изумленные взгляды всех присутствующих, тут же отрицательно замотала головой. - Так что?
   Разумеется я собиралась согласиться, но Мелисса сделала мне страшные глаза.
   - Разве Ее Величество не собиралась пригласить всех нас в Дамский зал? - спросила она фальшиво любезным голосом. Честно говоря, в этот момент мне очень хотелось пристукнуть фрэйлину чем-нибудь тяжелым, но я сдержалась.
   - Ну что ты Мелисса, - возразила алья Элеста с улыбкой и как-то по-новому разглядывая меня. - Скорей всего принцессе будет скучно в нашем обществе, пусть молодежь гуляет. Сегодня чудесная погода.
   Я благодарно улыбнулась ей в ответ - теперь не придется тухнуть в обществе незнакомых теток, выслушивать глупый треп и не надо ничего говорить самой. Я повернулась к Таэлю, чтобы дать ему официальное согласие на прогулку, но не успела. Возле его лица вспыхнула маленькая светящаяся серебром звездочка маг-почты.
   - От Эсеростаки, - ответил Таэль на вопросительный взгляд отца. - Я выйду для разговора...
   Он медленно поднялся из-за стола и также медленно, словно нехотя, покинул столовую залу, бросив на меня хмурый взгляд. Что-то подсказывало мне, что ничего хорошего из этого "разговора" не выйдет. И, как ни печально, я оказалась права.
   Атаниэль так и не вернулся.
   Минут через 20, справившись уже с третьей по счету чашкой чая, который пила не желая уходить не дождавшись возвращения Таэля, я все таки решила покинуть столовую. Тем более, что мне надоели многозначительные взгляды присутствующих.
   Что-то мне подсказывало, что прогулка отменяется, но идти в Дамский зал я не собиралась, вместо этого отправившись на поиски Таэля.
   Он оказался в своей комнате, по которой, казалось, прошел ураган, разбросав вещи и кое-что сломав даже. А сам Таэль лежал на своей постели в какой-то странной неживой позе, уставившись в потолок немигающим взглядом.
   На мгновенье мне стало страшно, что он что-нибудь сотворил с собой, опустошив еще какой-нибудь пузырек из своих запасов. Но грудь его медленно, но уверенно вздымалась и опускалась, успокаивая разыгравшееся воображение.
   - Таэль? - позвала я его, подходя ближе и присаживаясь на край кровати. Он моргнул и уставился на меня, как мне казалось, печальными глазами побитого щенка. Я ошибалась.
   Он был зол. Нет. Он был в бешенстве. К сожалению, я не сразу поняла это.
   - Таэль? - не удержавшись, подняла руку и погладила его по волосам. Пальцы покалывало от удовольствия, заставляя терять осторожность. Рука поднялась вновь, на этот раз скользнув по его щеке.
   Он судорожно вздохнул. А в следующее мгновенье меня сжали в стальных объятьях, а в губы больно, до слез, впились чужие, перекрыв доступ кислорода. На мгновенье, мне показалось, они стали мягче, нежнее, а в следующий миг он с силой оттолкнул меня в сторону. Я зацепилась обо что-то ногой и упала.
   - Можешь и об этом написать Стаки, - зло прошипел Таэль, тяжело дыша и с ненавистью глядя на меня, даже не пытаясь помочь мне подняться.
   - Я?
   - Ты! - он медленно надвигался на меня и вскоре грозовой тучей навис надо мной. - О чем же ты уже писала ему? Я тебя, оказывается, преследую? Проходу не даю, пристаю? Может хочешь написать ему, что я тебя насилую? - парень жестко схватил меня за руку и дернул вверх, поставив на ноги, которые держать меня отказывались и я неловко ухватилась за его предплечье, когда он внезапно отпустил мою руку.
   Против ожидания, он не стал стряхивать мои ладони с себя, а дождался, когда я, наконец, обрету равновесие и сама отпущу его.
   - Уходи... - прошептал он глухо. - Видеть тебя не хочу. Убирайся! Зачем ты вообще приехала сюда?!
   Оглушенная я вышла за дверь, добрела до своей комнаты и рухнула на застеленную свежим покрывалом постель.
   - Да потому что я люблю тебя... - прошептала я, глотая непрошенные слезы. - Даже вот такого придурка...

  Таэль
   На душе было паршиво. Пожалуй в жизни не чувствовал себя такой свиньей, но... зачем она написала всю эту ерунду Стаки? Это... это подло, мерзко... дура!
   Одним движением перевернулся на живот, уткнувшись носом в подушку - я зачем-то запретил менять сегодня утром постельное, и теперь она пахла ее волосами - легким цветочным ароматом... и этот запах буквально душил меня, разрывая грудь...
   Может я сам дурак? Можно же было спокойно поговорить. Может быть Стаки что-то не так понял... А теперь в груди тяжело и больно - надо сходить к лекарю.
   Мрых, я же сам лекарь! Все со мной в порядке. Только губы саднит и покалывает. Наверно, ей я тоже сделал больно...
   С трудом оторвавшись от подушки, сел. Осмотрел царящий в комнате беспорядок - неужели все это натворил я? Даже Тисса с малявками боится показаться из гардеробной. Точно - псих!
   Вновь бухнулся на постель. В животе как-то странно тянуло и скручивалось - примерзкое чувство... Даже девчонка с медведем на потолке, кажется, смотрят с осуждением...
   Надо...
   Надо попросить прощения.
   Вызвав маг-почту быстро, пока не передумал, набрал сообщение... Отправил. Я думал она не ответит, но уже через несколько секунд возле моего лица вспыхнула фиолетовая звездочка... Берл, я кажется даже перестал дышать, когда щелкнул по ней, чтобы прочитать ответ...
   Ни за что!!! И никогда больше не подходи ко мне, идиот!
   Мрых!!!
   Что-то снова разбилось о стену. Плевать! Плевать на нее.
   Она всего лишь глупая девчонка. Но почему же так больно-то?

   Где-то в окрестностях Великого погорья
   Лежать на снегу было холодно, к тому же несколько пригоршней этого белого кошмара каким-то образом попали под одежду и уже успели растаять, что вовсе не добавляло оптимизма. И было скучно, и хотелось спать - уже второе утро подряд принцессе приходилось встречать в засаде в облезлых кустах, вместо того чтобы нежиться на жесткой и неудобной, но все таки теплой кровати. На кого охотятся ее товарищи по несчастью на этот раз она забыла, да и не очень-то старалась запомнить - почему-то в книгах, которые очень любила принцесса, все эти приключения практикантов магической школы казались более захватывающими, чем скучное многочасовое лежание на снегу. Именно на захватывающие приключения надеялась Сумайя предлагая человечке Леке поменяться с ней местами, но реальность оказалась жестокой... и унылой.
   А виноват был во всем этот противный Атаниэль! - именно так искренне полагала принцесса.
   Поэтому, когда всего через несколько минут возле лица Сумайи вспыхнула маленькая бледно-голубая звездочка, возвещающая о получении маг-почты с коротким виноватым посланием: Май, прости меня... , ответ получился более, чем не сдержанным... о чем принцесса, вообще-то, тут же пожалела, но было уже поздно - послание ушло адресату.
   Сумайя вздохнула, поразмышляла несколько секунд о том, чтобы отправить новое сообщение лин-аратху, но никак не могла придумать, что ему написать. Поэтому вместо Атаниэля написала Мелиссе.
   Доброе утро. Что там у Леки с Этим?
   Доброе утро, Сумайя. Не знаю. Но он пригласил ее сегодня на прогулку со своим зверем... - многозначительно сообщила Мелисса.
   Она согласилась? - с неожиданным любопытством поинтересовалась принцесса.
   Не успела. Но, я уверена, согласилась бы, если бы Этот не получил маг-письмо от Стаки. Этот ушел и не вернулся
   Сумайя задумалась, вспоминая, что писала Стаки на основе коротких сообщений от Мелиссы... и сморщилась. Выходило, что писала она какую-то гадость - Берл знает, правдивую или нет, но на самом деле ей не хотелось, чтобы из-за нее Стаки ссорился с лучшим другом. Но выходить замуж за лин-аратха пириэлле ей тоже очень не хотелось, а Атаниэль, приглашающий Леку в ее образе на прогулки, да еще в компании своего любимого зверя, Сумайю откровенно пугал.
   Думаешь Лека нравится ему? - спросила она, чуть прикусив нижнюю губу в ожидании ответа.
   Без сомнений. И он ей тоже
   Ответить Сумайя не успела - разрывая снег в стороны, из сугроба, всего в нескольких метрах от нее, появился огромный монстр и Миланка, засевшая в кустах где-то слева от принцессы, скомандовала атаку. Ну, может не так уж и скучно здесь... все ж лучше, чем Дамская зала.

   Глава седьмая и, наверно, последняя
   Лин-аратх и его любимая

  Лека
   Все побережье Моря Грез было усыпано снегом - несмотря на подходящее для мелкопесчанных пляжей название, курортом здесь и не пахло. Нет, пляжи, конечно, были, и песок тоже.. а еще жуткий холод уже с середины лета, ядовитые сети крокозябр и ненасытные маринги. Рыболовством и морским делом в таких условиях занимались в основном гидрохи, но до ближайшего их поселения было не меньше 200 километров.
   Ну, а здесь царило обманчивое уныние и одиночество. На самом же деле, где-то там впереди, спрятанное высоким кустарником и цепью покрытых снегом холмов, находилось самое крупное поселение вциг - Ладоль - столица вцигского княжества, которое вроде и входило в Империю, и даже вроде как находилось на территории Пириэлле, но в то же время было само по себе. Во-первых, развитие у вциг застряло на уровне какого-нибудь земного африканского племени; во-вторых, в племени этом царил беспрекословный матриархат и у мужчин было почти столько же прав сколько у детей, что их, видимо, вполне устраивало, потому как мужчин было мало и женщины-вциги их всячески холили и лелеяли, не редко устраивая настоящии бои за свободных "самцов", даже не спрашивая их мнения по этому поводу... Все это мне сообщила Мелисса уже перед самым отъездом, недовольно сверкая на меня холодными серыми глазами, словно идея отправить меня с посольством принадлежала лично мне, а не аратху.
   Кстати, что понадобилось аратху Аравиру от вциг я так и не поняла. Впрочем, меня не особо и просвещали, выразив общую цель моего визита на побережье Моря Грез как "налаживание дружественных отношений". Собственно мне было почти все равно - главным послом доброй воли выступала женщина лет 50ти на вид, с крепким тренированным телом военного, а я так... на подхвате, а скорее просто для развлечения...
   Мне было скучно, тело ныло от непривычно долгого сидения в седле - после последнего привала прошло уже несколько однообразных часов и когда будет следующий неизвестно. Слева от меня ехала та самая женщина-посол - алья Игава, справа молча ехал на своем Иргире Таэль, делая вид, что меня не существует в природе. Я старалась отвечать ему тем же, но получалось у меня гораздо хуже - взгляд нет-нет, да и соскальзывал на его хмурое сосредоточенное лицо, в то время как тело аж передергивало от желания прикоснуться к нему, чтобы стереть эту невыносимую маску. Мы не разговаривали с того самого утра... Причем, Таэль вел себя так, словно в случившемся была исключительно моя вина.
   Все остальные мои спутники также насуплено молчали и мне ничего не оставалось, кроме как размышлять на отвлеченные темы под задорный скрип под копытами Метели - спокойной белоснежной кобылки, которую мне выделили для путешествия в Ладоль. Например, почему вциги не любят хищников вообще и лесхов в частности, из-за чего пришлось оставить Ксилофага во дворце на попечении Аскиона и его жены, или о том, что мне так и не удалось повидать Шакши, и еще о том, что совсем скоро Новый год, а я не представляю где и в какой компании мне предстоит его встречать...
   Вскоре мне все это откровенно надоело до тошноты. Поэтому, когда алья Игава неожиданно скомандовала остановку, я невероятно обрадовалась, хотя никаких поселений в обозримом пространстве так и не наблюдалось. Но алья Игава тут же развеяла все мои сомнения, громко заявив:
   - Прибыли.
   Должно быть у меня было очень изумленное лицо, потому что алья Игава весело хмыкнула и пояснила:
   - Лучше подождать на расстоянии, не в коем разе не покушаясь на личное пространство оборотней, - заявила она, заставив меня приоткрыть рот. Как-то никто не удосужился сообщить мне, что вциги - оборотни. - Вциги присмотрятся, уверятся, что мы не представляем для них опасности, по крайней мере, на этот раз, и в конце концов, кто-нибудь из них выйдет к нам, чтобы сопроводить в Ладоль. Уверена - это будет самка. Общаться с чужаками удел самок, как наиболее рассудительных и спокойных.
   Ждать пришлось довольно долго - я успела продрогнуть стоя на открытом ветру, когда не потревожив ни единой ветки кустарника к нам вышла вцига. Молодая самочка была прекрасна - гибкое тонкое тело, грация дикой кошки, большие чуть раскосые зеленые глаза, длинные волосы.
   - Что вы хотите, другие? - голос мелодичный, приятный. С такой внешностью и голосом можно покорять и герцогов и королей... - Что вы ищете так далеко от ваших поселений?
   Выглядела девушка довольно безобидно, на мой взгляд, но стражницы, сопровождающие нас, ощутимо напряглись, бросая на вцигу настороженные взгляды, словно ожидали, что она внезапно бросится на нас. Мне их опасения казались несколько надуманными - у девушки даже оружия никакого не было, да и с оружием нападать в одиночку на такую толпу? Если только где-то здесь засели ее сородичи...
   Пока выступившая чуть вперед алья Игава, произносила хвалебную оду вцигам, я осмотрелась по сторонам. Далеко впереди виднелся краешек моря - темно-серого и неприветливого - надо будет все-таки спросить у Та... у кого-нибудь, почему же ему дали такое неподходящее название. Слева кусты, уходящие сплошной вереницей далеко в сторону, в конце концов, сливаясь и превращаясь в сплошную серую массу. Справа тоже кусты, но здесь они обрывались через несколько сотен метров и дальше ничего как будто бы не было - пустое белое поле. Кусты едва заметно шевелились, причем все сразу, так что виновен в этом был скорее ветер, чем затаившаяся в укрытии засада, но чувство тревоги или скорее настороженности, которой были охвачены стражи, отчего-то передалось и мне.
   Я перевела взгляд на вцигу - та, казалось, внимательно слушает алью Игаву, но ее немигающий взгляд был прикован... к моему Таэлю. В душе болезненным комком заворочалась ревность, разом лишая прекрасную представительницу необычного народа своего очарования. А та, словно почувствовав мое внимание, перевела глаза на меня и наши взгляды пересеклись. Интерес, насмешка, легкое пренебрежение... Справедливости ради замечу, что вцига была такой же красивой как и Сумайя (что уж говорить обо мне - до обеих девушек моему истинному обличью было далековато), но на фоне какой-то однообразной красоты и пириэлле и аминатолиек, вцига выглядела гораздо эффектнее и интереснее. И она прекрасно понимала это.
   Послав мне кривую улыбку, больше похожую на усмешку, вцига вновь перевела взгляд на лин-аратха. Я тоже невольно скосила глаза на Таэля. Парень с интересом разглядывал девицу, медленно скользя взглядом по ее обтянутой меховым комбинезоном фигуре, с таким видом, словно мечтал увидеть ее без оного... Ну и пусть!
   Я сердито отвернулась от них и хотела потрепать Метелицу по холке, чтобы как-то успокоиться, но руки у меня ощутимо дрожали, так что пришлось их спрятать. Хотя если что, всегда ведь можно сказать, что это от холода.
   К счастью, алья Игава, наконец, закончила свою речь и вцига, благосклонно кивнув - похоже "Что вы ищете так далеко от ваших поселений?" и ответ на сей вопрос было просто частью приветственного ритуала и не более того, повела нас направо. Как оказалось, там, среди кустов скрывалась довольно широкая дорожка, постепенно спускающаяся вниз к морю, затем сворачивающая в сторону к крутому высокому обрыву, в основании которого темным пятном выделялся вход в пещеру. Именно к нему мы и направились.
   - Лошадей придется оставить здесь, - сказала вцига, кивнув в сторону от пещеры. Там, чуть прикрытые десятком хилых деревьев, жались к скале три небольших домика и еще что-то вроде сарая или конюшни - по крайней мере, именно там, похоже, придется ночевать нашим лошадкам.
   В самом деле, тащить лошадей в пещеру, а именно там, видимо, и находилась Ладоль, было довольно жестоко. Пириэлле безропотно спешились и я вместе с ними - наконец-то! и двое из десяти стражниц, которым Таэль приказал присмотреть за лошадьми, увели их к временному убежищу. Мы же, и в самом деле, направились в пещеру.
   Клаустрофобией я никогда не страдала, а вот эклуофобия преследовала меня вот уже три года, после того как мне пришлось провести несколько долгих месяцев в непроглядной тьме, поэтому чувствовала я себя в пещере не совсем уверенно, хотя и не было здесь той беспросветной темноты, которую я ожидала увидеть в подобном месте. Тем не менее, я вдруг обнаружила себя хвостиком следующую за Таэлем по узкому полутемному коридору, испытывая невероятную потребность вцепиться ему в руку. Это было немного унизительно, тем более, что парень шел вперед не оглядываясь и, кажется, вовсе не обращал внимания на мои неожиданные мучения. Ну, почему все вот так вот? Хорошо, что оставшиеся стражи следовали за моей спиной надежно прикрывая тыл и значит неожиданное нападение каких-либо монстров мне не грозит. Интересно, василиски здесь водятся?
   Коридор закончился внезапно, просто вдруг расширившись до невероятных размеров, явив мне и всем остальным настоящий подземный городок с небольшими одноэтажными домиками из темно-серого камня, которые близко стояли друг к другу, образуя своеобразный лабиринт, ведущий к внушительных размеров каменному же сооружению в центре поселения. Не трудно было догадаться, что вожак стаи ожидает нас именно там.
   - Великая Кахаль приглашает вас на трапезу, чужие, - произнесла сопровождающая нас девушка с таким видом, словно нам оказывалась великая честь. Возможно так оно и было. Алья Игава произнесла слова благодарности и наша процессия двинулась дальше сквозь лабиринт.
   То ли расстояние до центра на самом деле было не таким маленьким как мне показалось, то ли лабиринт был слишком запутан и извилист, а может вцига специально пыталась нас сбить с толку, но путь до главной "хижины" занял неожиданно много времени. По мере продвижения к центру к нашей процессии присоединялись все новые и новые любопытные вциги - одни только молоденькие самки. Большеглазые, длинноволосые, гибкие, опасные и очень красивые они следовали за нами с живым любопытством рассматривая Таэля, словно это был породистый скакун на столичной ярмарке.
   Такое внимание к лин-аратху заставляло нервничать не только меня, но и алью Игаву и стражниц - только теперь до меня дошло, почему весь наш эскорт составляли женщины. Сам же Таэль, казалось, сохранял каменную невозмутимость и старался ни на кого не смотреть.
   - Говорила я аратху, что зря он отправляет с посольством своего сына. Что за дурацкая блажь? - сердито проворчала алья Игава справа от меня.
   Такое откровенное возмущение действиями повелителя со стороны сдержанной пириэлле, заставило меня сбиться с шага и споткнуться. Чувствуя, что сейчас я живописно растянусь, став всеобщим посмешищем, сердце испуганно сжалось. Но упасть я не успела - с показной непринужденностью, Таэль подхватил меня за талию, удерживая в вертикальном положении и на одну короткую секунду прижал к себе, заставив сердце на этот раз помчаться в бешеном ритме.
   - Сум-сум, - прошептал он мне на ухо, опалив его своим дыханием. Я моргнула и уставилась парню в глаза, не сразу сообразив, что он имеет в виду маленького и очень трусливого зверька с большими круглыми глазами и просто огромными ушами, обитающего в основном на территории Дремлина. Но отвечать все равно ничего не собиралась. Атаниэль вздохнул, скользнул взглядом чуть ниже и, наконец, отпустил меня. Берл, как жаль - в его руках было уютно и спокойно...
   Я растерянно осмотрелась, поймала на себе несколько завистливых взглядов, среди которых были и не совсем доброжелательные, заметила заинтересованный взгляд альи Игавы и виновато улыбнулась ей. Посольствующая дама хмыкнула и подмигнула мне.
   - Сделаешь, как я скажу, - шепнула она мне и уже более расслабленно направилась дальше.

   Размышляя над словами альи Игавы (что она имела в виду?), я не заметила как мы дошли до главного здания поселения. Оно не было какое-то особенное или хотя бы красивое - обычное каменное сооружение, такое же как и другие домики вокруг него, только гораздо - гораздо больше.
   А, нет, все таки особенное - вокруг него ощущалось мощное магическое поле и магия была не стихийной, а какой-то совершенно иной, незнакомой. Во мне тут же проснулось любопытство, заворочалось в груди подзабытое чувство нетерпения - интересно, смогу ли я ее поглотить также, как магию воды или огня? По сути, дом ведь не является живым объектом, у которых хашти не могут брать магию без их на то позволения...
   Прикинув, сколько еще будет продолжаться обрядовое расшаркивание на пороге, я все же решилась попробовать. Глубоко вздохнула, на секунду прикрыла глаза и, вновь распахнув их, мысленно потянулась к незнакомой магии...
   Поглощение магии - основная дисциплина в Школе хашти в Анджейре... Иногда я размышляла над тем, смогла бы я поглотить или перенаправить магию того проклятья, которое наложил на меня Рамииль, если бы уже в то время обладала нужными навыками. Размышления эти были довольно глупы и не имели никакого смысла, хотя бы по той простой причине, что прошлого все равно не вернуть, к тому же они отравляли душу, заставляя меня чувствовать себя еще более несчастной, чем то было на самом деле. "Жалеть себя - плохая затея", - так всегда говорила тетя Мира, видя мои терзания. Я соглашалась с этим, на время забывала о прежней жизни, старательно задвигая мысли о Таэле, родителях и подружках-друзьях куда-то в задний ящик своего сознания. Я даже пыталась завести новых друзей, но с такой со мной - зашуганной и странной - по-настоящему дружить никто не хотел... а может это я не желала впускать кого-то в свой мир из страха новой потери? В прошлый раз это было очень больно... Я даже как-то созналась тете Мире, что завидую мертвым - их нет, но все равно их помнят и любят, а я есть, но никому не нужна. Тетя тогда сердито обозвала меня идиоткой, пожалуй, это был единственный случай, когда она действительно разозлилась на меня и ведь была абсолютно права. Кто знает как сложится жизнь дальше - могла ли я хотя бы помыслить, что когда-нибудь все таки увижу Таэля вновь, а вот теперь стою всего в полуметре от него!
   Магия наконец откликнулась и я поспешно откинула воспоминания в сторону, ухватившись за тоненький ручеек, плавно потекший в моем направлении.
   Мрых!!! Больно!
   Я, конечно, тут же отпустила поток, но сознание уже обожгло яркой черной вспышкой, на время лишив меня зрения, что совершенно не способствовало моему душевному спокойствию. Все таки не научила меня жизнь не трогать неизвестные предметы и не только предметы...
   - Что ты творишь? - сердито проворчал Таэль мне в ухо, вырывая меня из омута паники. Я вновь почувствовала на себе его руки - кажется, он помогал мне стоять.
   - Не отпускай меня, ладно? - прошептала я вместо ответа, хватаясь за его руку.
   Я почти физически чувствовала его растерянность.
   - У тебя глаза зеленые, - произнес он.
   - Зеленые... - повторила я в замешательстве.
   - Почему? - требовательно спросил пириэлле и даже немного встряхнул меня.
   Если б я знала. Возможно этот поток неизвестного происхождения сбил часть иллюзии, наложенной Сумайей. И это было довольно странно. Маяком, привязывающим иллюзию ко мне, был небольшой кулон и, собственно, снять его с меня могла только сама принцесса. Также существовала небольшая вероятность разрушить кулон физически, но и в первом и во втором случае иллюзия спала бы полностью и Таэль орал бы не так...
   - Я не знаю, - созналась я устало.
   - Ты меня видишь? - задумчиво спросил пириэлле после некоторого молчания.
   - Нет, - вновь созналась я, чувствуя как паника снова накатывает на меня, словно огромная волна на песчаный берег.
   - Я сообщу алье Игаве...
   - Нет! - испуганно пискнула я.
   На это Атаниэль ничего не ответил - просто стоял рядом, не отпуская мою руку и, вероятно, размышлял. Я тоже хотела бы все как следует обдумать - наверняка, потом придется как-то объяснить мое нежелание обращаться к алье Игаве. Но мысли путались, пальцы на руке, которую парень сжимал в своей ладони - покалывало, а зрение, к моему невероятному облегчению, вернулось также внезапно, как и исчезло...
   - Пошли, - дернул меня за руку Таэль. - Эти дурацкие церемонии, наконец-то, временно закончились, - тихо пробурчал он себе под нос, заставив меня улыбнуться.
   Мы вошли в просторное помещение, охватить которое целиком я не могла, но вполне была способна представить его масштабы - оно занимало почти все пространство огромного дома. На полу в центре на какой-то циновке были расставлены блюда и горшочки, а вокруг накиданы шкуры животных. Великая Кахаль уже сидела с той стороны "стола" с каменным выражением лица, взирая на гостей - даже не знаю, званные мы или же нет? Она была довольно стара, сухощава, все еще довольно грациозна, также, как и все виденные мною вциги, большеглаза и должно быть очень красива в молодости.
   - Приветствую вас, чужие, - глухо произнесла она. - Разделите пищу с моим народом и да не коснется вражда наших сердец.
   Алья Игава с готовностью уселась на одну из шкур напротив Кахаль, Таэль, взглянув мне в глаза чуть заметно скривился, но все же помог устроиться слева от главного посла, а сам уселся справа от нее. Куда подевались наши стражницы я упустила.
   Зато по ту сторону циновки появилась сопровождающая нас девушка и еще две вциги постарше, расположившиеся слева от Кахаль друг за дружкой так, что самая младшая сидела почти рядом с лин-аратхом.
   Проглотив досаду на это маленькое обстоятельство, я последовала примеру альи Игавы и руками отломила кусочек мяса на одной из тарелок - ни вилок, ни ложек поблизости не наблюдалось. Мясо оказалось неожиданно вкусным и я без зазрения совести съела довольно много, тем более, что последний раз мы ели ранним утром в небольшой таверне, где останавливались на ночлег по пути на побережье и, если честно, там кормили гораздо хуже, хоть и со столовыми приборами, а сейчас уже был вечер.
   Через некоторое время трапеза закончилась и вновь понеслось: "Что вы ищете так далеко от ваших поселений?"... С ума сойти.
   Как объяснила мне потом алья Игава, вциги никогда не ведут настоящие переговоры в день приезда гостей, ибо "духи праматерей и покровителей должны убедиться, что у появившихся в пещере Ладоль чужаков нет дурных мыслей, а для этого чужакам необходимо остаться на ночлег".
   Закончились дружественные расшаркивания уже ближе к ночи. Не передать словами, как я была рада окончанию этого бреда - не дай Берл, мне еще когда-нибудь придется ехать с посольством - легче сразу повеситься от тоски. Таэль тоже выглядел утомленным, да и барашни-вциги не сияли восторгом по поводу потраченного впустую времени, и только Великая Кахаль и алья Игава, выглядели вполне довольными. Надеюсь, завтра они ограничатся обществом друг друга, ну или пусть, на крайний случай, Таэля возьмут в свой тесный круг общения по интересам, мне же там делать абсолютно нечего.
   С трудом удержавшись, чтобы невежливо не потянуться, расправляя уставший позвоночник, я бросила вопросительный взгляд на нашу алью. Та, умело подавив понимающую усмешку, мелькнувшую было на ее губах, как-то завуалированно намекнула Великой Кахале, что утро вечера мудрее и уже пора идти отдыхать. Вцига согласно кивнула. И все бы хорошо, но девушка, сидящая рядом с Таэлем вдруг встрепенулась и умоляюще уставилась на Великую Кахаль. Та нахмурилась, но все же, как-то тяжело, совсем не по протоколу, вздохнув, бросила быстрый взгляд на меня, потом посмотрела на Таэля и только после этого на алью Игаву.
   - Уважаемая знает, что мы живем под покровительством Великой Матери Калисы, в свое время поссорившейся с Даугом, покровителем мужского начала, и от того род мужской скуден среди нашего народа, - издалека начала она. Алья Игава кивнула, кажется уже догадываясь куда старушка клонит. Я тоже вполне себе представляла, что речь сейчас пойдет о Таэле и эта мысль заставляла меня нервничать. Моя больная фантазия как бы между прочим подкинула мысль, что Атаниэля сейчас попросят оплодотворить пару-другую самок - для улучшения породы, так сказать, а эта маленькая вцига, нетерпеливо ерзающая на шкуре какого-то пятнистого зверя рядом с моим принцем, будет первой... Коза. - Внучкам моим, - Кахаль кивнула на девушек слева от себя. Стоило догадаться, простых-то вциг за "стол" переговоров вряд ли бы пустили, хотя кто их знает, - пришелся к сердцу юноша, сопровождающий вас... И потому хочу спросить: есть ли у него спутница в Великой охоте?
   - О, да, - не моргнув глазом заявила алья Игава и радостно улыбнулась, словно то, что она собиралась сообщить Кахаль и остальным было самой замечательной новостью за последние 100 лет. - Некогда враждовавшие два народа решили закрепить дружеский союз и добрые отношения, связав судьбы своих детей священными узами Эжданы. И эта счастливица перед вами, - алья Игава недвусмысленно указала на меня, уставившись мне в глаза предупреждающим взглядом.
   Я моргнула. "Сделаешь, как я скажу", - всплыли у меня в голове слова посольствующей дамы. И я зачарованно согласно кивнула, подтверждая ее слова.
   Секунду спустя в помещении раздался разочарованный волчий вой и маленькая вцига, вскочив со своего места, помчалась прочь из помещения.
   - Молодость не сдержана, - с легкой досадой произнесла Кахаль. - Вас проводят к месту ночлега.

   На этот раз проводником стала старшая внучка Кахаль. Она, как и ее сестры, казалась разочарованной, но всеми силами старалась скрыть свое душевное состояние, и вполне вежливо проводила нас до крохотного домика неподалеку от главного дома.
   - Дом для дорогих гостей, - сказала она, пропуская меня, Таэля и алью Игаву внутрь и только после этого зайдя следом.
   В доме "для дорогих гостей" ничего не было кроме мягких пушистых шкур, видимо, представляющими собой постель, графина с водой на небольшой циновке в уголке и двух сумок с нашими вещами. Здесь и развернуться-то было негде - постель занимала почти все пространство.
   - Сладкой ночи, - улыбнулась девушка, с легкой завистью скользнув взглядом по Таэлю. И повернулась к алье Игаве: - Ваши апартаменты чуть дальше.
   Алья Игава кивнула и вышла из домика. Таэль вышел следом. Слава Богу, я уж думала нам здесь втроем ютиться придется. Хотя остаться в одиночестве в таком странном месте, где меня, кажется, невзлюбили все молодые самочки-оборотни... Я поежилась, от всей души пожелав, чтобы кто-нибудь из моих спутников вернулся.
   - Вам следует остаться здесь, - вдруг услышала я голос внучки Кахаль. - Муж ночует в доме жены.
   Ошарашенный Таэль влетел обратно, видно не без помощи альи вернувшись обратно в домик, и уставился на меня с каким-то странным выражением лица, которое мне никак не удавалось расшифровать.
   - Пожелаю подопечным спокойной, то есть сладкой ночи, - алья Игава вновь оказалась рядом. - Видите себя прилично, - зашипела она, - если не хотите оказаться посреди разборок и дележа лакомого кусочка, - алья насмешливо посмотрела на Атаниэля. - Спать под одной шкурой, в обнимку, и неплохо бы перед этим что-нибудь такое изобразить под этой самой шкурой, - закончила пириэлле. Одно радует глаза размером с золотой были не только у меня, но и у Таэля.
   - А? - пискнул он.
   - Я что, непонятное что-то сказала? - удивилась послиха. - Если вциги увидят, что вы спите в разных углах домика, они решат, что вы плохие спутники в Великой охоте - такую пару можно легко разбить не рассердив Великую праматерь Калису... До мрыха ж у них здесь великого, - добавила она шепотом. - Интересно, Аравир все это наперед рассчитал?
   И ушла.
   А мы с Таэлем остались, озадаченно таращась друг на друга.
   Как ни странно первой очнулась я. Все таки я и в самом деле очень устала за этот бесконечный нудный день и во что бы то ни стало желала вытянуться на постели, пусть даже она была из шкур. То что рядом будет Таэль, конечно, создавало определенные трудности, но, стоило признаться, эти трудности были скорее приятными - никаких негативных эмоций сие обстоятельство во мне не вызывало.
   - Отвернись, пожалуйста, я переоденусь, - сказала парню, направляясь к своей сумке. Где-то в ее недрах должна быть простая белая туничка чуть выше колен - то, что надо для сна.
   Искомое нашлось в два счета. Я разложила туничку на шкурке и взялась за верхнюю пуговицу удлиненного жилета, когда поймала на себе заинтересованный взгляд лин-аратха.
   - Я же просила отвернуться, - возмущенно напомнила я.
   - Да что я там не видел, - нагло заявил этот охламон, кажется и не собираясь исполнять мою просьбу.
   Я пожала плечами - а и в самом деле, расстегнула одну пуговицу, другую, третью... медленно стянула жилет с плеч, оставшись в одной белой рубашке - почему-то только сейчас заметила, что она очень тоненькая, почти полупрозрачная... Таэль тяжело вздохнул, но старательно держал на лице наглое выражение. Ну-ну... Не глядя на "мужа" расстегнула верхнюю пуговицу на теплых брюках - Таэль тяжело сглотнул. Подождала немного, позволяя воображению пириэлле как следует разыграться... медленно расстегнула нижнюю...
   - Злыдня! - проворчал парень, наконец отворачиваясь от меня. Слава Берлу!
   Быстренько стянула с себя и брюки и рубашку, напялила тунику и, нырнув под мягкую теплую шкуру, отвернулась к каменной стене домика, чтобы не видеть как переодевается Таэль.
   Через минуту парень плавно скользнул под одеяло рядом со мной, а магический светлячок погас, погрузив домик в кромешную тьму, отчего мне тут же стало неуютно.
   - Ну что, будем изображать "что-нибудь такое"? - спросил Таэль, притягивая меня спиной к своей груди. В его голосе слышалась откровенная насмешка, но мне было плевать - оказаться в его объятиях было безумно приятно и я лишь прижалась к нему теснее, чувствуя как все его тело мгновенно напряглось.
   - Думаю не стоит, - все же ответила я. - Все равно в такой тьме ничего не видно, даже если какая-нибудь чрезмерно любопытная вцига решит удостовериться такая уж ли мы идеальная пара.
   - Ну, ты можешь хотя бы сладострастно постонать, - шепнул мне на ухо Таэль, запустив хоровод мурашек в свободное плавание по моей коже.
   Это было нечестно - играть в одни ворота. Я решила перевернуться к нему лицом, чтобы чувствовать себя на равных. Неуклюже заворочалась в его руках, локтем задев по носу. Таэль застонал.
   - У тебя у самого неплохо выходит, - хихикнула я.
   - Злыдня, - с затаенной болью в голосе повторил он. Я всполошилась, что и в самом деле сделала ему больно. Подняла руку чтобы ощупать его поврежденный орган, Таэль отчего-то дернулся, впечатавшись носом в мою ладонь и застонал громче... - Ве-едьма...
   - Таэльчик, ну я же нечаянно. Хочешь подую? - я подалась вперед.
   - Лежи на месте, женщина, - меня скрутили по рукам. - Думаю, нашу страстность мы уже доказали всем желающим.
   Я не удержалась, хихикнула снова.
   - А теперь рассказывай, почему у тебя глаза были зеленые, но при этом незрячие, - потребовал лин-аратх.
   - Удар под дых, ничего не скажешь, - чуть слышно пробурчала я и зажмурилась. Интересно, если я его сейчас поцелую, он забудет о своих дурацких вопросах? Вздохнула и тут же отогнала эту опасную мысль подальше.
   - Что? - переспросил Таэль, вновь задев мое ухо потоком теплого воздуха.
   - Я не знаю, - почти честно ответила я, но помолчав добавила: - Этот большой дом в центре Ладоли окутан какой-то странной магией, ты... видел?
   - Скорее почувствовал, что там что-то есть... Мне интересно, как ты смогла ее увидеть?
   Я прикусила язык. Фиг знает какие там способности у этих аминатольцев, к которым относилась Сумайя. Вот тетя Мира всегда мне говорила: собираешься врать - изучи вопрос, иначе попадешься на самом простом... Мама с папой мне вообще врать не велели...
   - Это наш фамильный секрет, - буркнула я. Таэль ничего на это не ответил, и поверил он мне или нет осталось для меня тайной.
   - И что же эта магия? - спросил он после некоторого молчания.
   Руки у меня начали затекать - я шевельнулась, пытаясь выбраться из захвата пириэлле, о котором тот кажется забыл. Таэль со вздохом отпустил мои руки и я, не зная куда их деть, одну прижала к его груди, а вторую просунула под его руку, обняв парня - лин-аратх удовлетворенно хмыкнул мне в ухо и обнял меня тоже.
   - Она меня укусила, - пожаловалась я сонно и обиженно. - Больно.
   Таэль крепче сжал объятия.
   - Спи, - шепнул он. - Завтра попробуем разобраться, что там кусается...
   Тепло, уютно... под ухом размеренно стучит сердце Таэля, убаюкивая.
   - Спокойной ночи, мой хороший...

   Проснулась с неприятным чувством чужого взгляда. Кругом по-прежнему царила непроглядная тьма, над ухом тихо и размеренно сопел Таэль, левой рукой прижимая меня к себе - все вроде как и было, когда засыпала... но чувство неуютности не проходило.
   Мелькнула мысль, что это младшая внучка Великой Кахали чудит. Вциги вроде в темноте лучше людей видят...
   Вздохнув, заворочалась, переворачиваясь лицом ко входу - зачем, сама не знаю - я-то уж точно в темноте не вижу ничего. Таэль что-то недовольно буркнул во сне, крепче прижимая меня к груди, так что даже больно стало немного, но все равно приятно...
   - Любимый, - выдохнула я ему в ухо. Таэль улыбнулся, хватку ослабил, нежно провел по моей спине ладонью, носом уткнувшись куда-то в шею - совсем как тогда... давно.
   И тут мой взгляд наткнулся на нечто светящееся мягким приглушенным светом, достаточно бледным, чтобы не бросаться в глаза во тьме, и все же довольно ярким, чтобы с ней не сливаться. Сердце испуганно ёкнуло, сжалось, когда я поняла, что это "нечто" имеет вполне себе четкие очертания гуманоида и мало того - с любопытством рассматривает меня.
   - Видишь, слышишь меня? - спросило оно, заметив мою реакцию, и приближаясь ближе.
   Я не ответила.
   - Видишь, слышишь? - чуть громче повторило существо.
   Видимо, привлеченное его словами, в домик влетело еще одно такое же существо, с неменьшим интересом уставилось на меня, но свой недоверчивый вопрос адресовало своему сородичу.
   - Видит, слышит?
   - Видит, слышит? - еще одно... за ним еще... и еще... Бестелесные, какие-то полупрозрачные существа в мгновение ока заполонили крохотный домик, вися в воздухе чуть ли ни друг на друге, как заведенные удивленно повторяя: - Видит? Слышит? Видит? Слышит? Видит? Слышит? Видит? Слышит?
   За пределами домика уже, кажется, собралась целая толпа и все они тоже бубнили это "видит-слышит", заставляя меня все больше нервничать.
   - Таэль, - я нервно дернула парня за плечо. - Ну, Таэль!
   - А? - проснулся он. Ошалело завертел головой, соображая, где находится. Я ожидала, что сейчас он увидит этих "ктотамов" и... ну, не знаю, успокоит меня, сказав, что они безобидные. Но парень лишь сонно улыбнулся мне, скользнул губами по моей щеке... - Ты чего не спишь?
   И вот тогда мне стало по-настоящему страшно.
   - То есть ты ИХ не видишь? - уточнила я, хотя это и так было ясно.
   - Кого? - пириэлле крепче прижал меня к себе, словно отгораживая от опасности и это было безумно приятно даже в такой ситуации, но совершенно бесполезно. Существа, кажется, совершенно потеряли терпение - некотрые из них уже попросту висели над нами, а те, кому не хватило места в домике, заглядывали внутрь прямо через стены.
   - Надо идти, надо идти, надо идти... - твердили они теперь, сердито и озабоченно таращась на меня. Впрочем, за руки не хватали и не тащили, так что была слабая надежда, что они и в самом деле бестелесные на сколько казались и не могут причинить физического вреда.
   - Здесь целая толпа каких-то странных бестелесных существ, полупрозрачных и еле-еле светящихся в темноте, - осторожно сообщила я Таэлю. А вдруг я сошла с ума и эти чудики мне просто кажутся... или же у меня галлюцинации - Берл знает, чем нас накормили вциги, хотя ела я тоже, что и все.
   Таэль ощутимо напрягся, мгновенно теряя сонное настроение, поцеловал меня в щеку, успокаивающе гладя по спине и, вероятно, обдумывая мои слова. Вскоре в двадцати сантиметрах от наших лиц вспыхнул небольшой светлячок, разгоняя тьму, но "ктотамы" никуда не делись - свет их не тревожил.
   - Чего они хотят?
   - Не знаю, - я вцепилась в пириэлле, как в спасательный круг. - Сначала они бормотали "видит - слышит", теперь переключились на "надо идти". Хотят чтобы я пошла с ними куда-то... Это не глюк?
   Таэль вновь прикоснулся к моей щеке губами - не знаю кого из нас двоих он хотел успокоить этим, но мне и в самом деле стало как-то спокойнее - вероятно, я эгоистично решила, что рядом с пириэлльским лин-аратхом мне ничего не грозит.
   - Я думаю, это те самые духи и покровители вциг, о которых упоминала алья Игава. Если честно, не думал, что они существуют в таком буквальном смысле, - произнес парень. - Видимо, и в самом деле пришли проверить не замышляем ли мы зла... и вдруг обнаружили, что ты их и видишь и слышишь, - Таэль с удивлением посмотрел мне в глаза. - И глаза у тебя зеленые опять... Почему-то такие знакомые... - добавил он тише.

  Таэль
   Тряхнул головой прогоняя остатки сна. Но ощущение, что вот эти самые глаза уже когда-то смотрели на меня со смесью тревоги, даже страха, но и огромного любопытства одновременно, не проходило.
   - Так мы пойдем, посмотрим куда они зовут? - поинтересовалась принцесса.
   Чувствовать ее вот так близко, в своих руках было безумно приятно и это обстоятельство несколько сбивало с мыслей - сообразить куда призраки могут желать привести девушку не получалось. Впрочем, идти, вероятно, все равно придется - иначе духи попросту изведут Майю.
   - Пойдем, - согласился я, поднимаясь с постели вместе с уцепившейся за меня принцессой.
   - Им обязательно это делать? Причем всем одновременно? - Майя страдальчески поморщилась.
   - Что?
   - Повторять какое-нибудь слово. У меня такое ощущение, что эти жужжащие голоса раздаются прямо у меня в голове...
   - У примитивных духов коллективный разум, - пожал я плечами. - Так им проще.
   - Они обиделись... на примитивных, - сообщила Сумайя.
   Я опять пожал плечами - ну и что? Мне они вряд ли могут сделать хоть что-нибудь серьезное, а Майю так и так достанут своим жужжанием.
   - Одевайся.
   Майка не шелохнулась, продолжая стоять рядом со мной немного скукожившись - весьма миленькая туничка, кстати... и просвечивает... особенно, если светляк расположить вот так - за ее спиной и чуть слева. Красота.
   - Ну что? - спросил у девчонки, которая продолжала страдальчески переминаться с ноги на ногу.
   - Они все таращатся, - выдавила она смущенно. - И ты тоже.
   - Я отвернусь, а на них просто не обращай внимания.
   В самом деле отвернулся, хотя было очень жаль делать это. Но мне же не 15 лет, в конце концов, подсматривать за девчонкой...
   - Ага, не обращай внимания, - бурчала принцесса за моей спиной, шурша своей одеждой. - Чувствую себя эксгибиционисткой посреди площади в праздничный день...
   Нет, все таки она прелесть - и совсем не такая как прежде. Словно две разных девушки... и ведут они себя по-разному. Невольно вспомнилась вся та ересь, которую Майка написала Стаки. Зачем? А теперь словно ничего и не было... И я ведь повел себя как последний кретин - сделал ей больно. Стало невыносимо стыдно. Перед глазами как наяву всплыло растерянное испуганное лицо Сумайи, ее полураскрытые, красные от жестокого поцелуя губы...
   А еще нестерпимо захотелось вновь завладеть ими.
   - Закрой глаза, - посоветовал я, чувствуя, что меня опять занесло не туда.
   - Ну, знаешь, - возмутилась она, - мне не 5 лет и правило "я никого не вижу, значит и меня никто не видит" уже не работает.
   Зато собралась минуты за три - настоящий рекорд для девчонки. Вопросительно уставилась на меня своими странными глазами.
   - Попробуй спросить куда надо идти?
   - Они и тебя прекрасно слышат, - съязвила принцесса. - Но твердят только "надо идти, надо идти".
   - Ну пусть ведут, - вздохнул я. Все таки они примитивные.
   Сумайя кивнула, смущенно взяла меня за руку и вывела из домика...

   Мы быстро шли обратной дорогой прочь из Ладоли и я, решив, что нам придется покинуть пещеру, даже пожалел, что верхнюю одежду мы оставили в домике. Но почти у самого выхода, Майя уверенно свернула направо, туда, где казалось была сплошная каменная стена.
   "И что теперь?" - хотел я спросить, когда мы замерли возле нее, но девушка уже надавила на какой-то камень чуть выше своего плеча и часть скалы бесшумно отодвинулась перед нами, открывая уходящий куда-то вниз проход, из которого ощутимо тянуло затхлым спертым воздухом. Без тени сомнения Майка ломанулась туда.
   - Эй, - дернул ее обратно. - Ты уверена? Мы выйти оттуда сможем?
   Майя растерянно уставилась на меня, крепче стискивая мою ладонь - похоже, мысль, что мы может застрять под землей в скале, ей даже в голову не приходила.
   - Ктотамы говорят, что с обратной стороны тоже надо на камень нажать, - сказала она через некоторое время. Смешно сморщила нос. - Они так трещат - сразу не разобрать чего говорят.
   Я вздохнул. Было любопытно и немного страшно - и почему-то за Майю гораздо больше, чем даже за Аскиона, когда тот безвести пропал вместе с Ями после нападения сатарских выродков. А здесь и страшного ничего не случилось, а в животе все сворачивается...
   - Ладно, - наконец решился я, проверив наличие айкхо - амулета с единичным зарядом телепорта в определенное место - в моем случае во дворец в Пириэлле. Жутко дорогая штука, но опять же после приключений Аскиона весьма актуальная... - На всякий случай, шагаем одновременно.
   Майя с готовностью кивнула.
   Ничего сверхъестественного не произошло. Стена, конечно, задвинулась обратно и тьма здесь была как-то гуще, так что светляк пришлось увеличивать и делать ярче, но это ожидаемые мелочи. Так что нам ничего не оставалось кроме как просто спускаться вниз по пустому проходу, явно искусственного происхождения. Удивительно, но Майя тоже заметила это.
   - Такой ровный, его вциги сделали? - спросила она, теребя мою ладонь своими пальчиками, словно пытаясь убедиться, что я действительно здесь и никуда не делся.
   - Нет. Вциги не умеют работать с камнем. И никогда не умели. Раньше они жили в лесах на самом севере империи, но потом им пришлось уйти оттуда, они нашли эту пещеру и посчитали ее довольно безопасным местом. И что-то подсказывает мне, что никто из них про этот коридор не знает.
   - Духи знают...
   - Они не в счет. Видишь же, что со своими духами вциги говорить не умеют. Раньше общением с ними занимался мужчина-шаман, но они давно не рождались.
   - Мужчины?
   - Шаманы. Наверняка заметила, что мужчин у них очень мало...
   - Поэтому они хотели наброситься на тебя как стая голодных волков на ягненка... - Интересно, показалось или в ее голосе действительно прозвучала ревность? - А кто же его сделал тогда?
   - Не знаю, - сознался я. - Понятия не имею сколько этим ходам лет и кто мог их сделать... Точно ни люди, ни аминатольцы, ни вампиры и ни дремлики.
   - Пириэлле?
   - Сомнительно. До того, как пириэлле были изгнаны в Урунай, они жили на большом острове где-то в Морозном океане и вряд ли могли затеять строительство на материке... Спроси у призраков, - пошутил я.
   - Они не знают, - расстроенно произнесла девчонка, словно это действительно было важно для нее.
   - А идти еще далеко?
   - Нет. Совсем чуть-чуть осталось.
   Идти действительно осталось недолго. Коридор резко свернул в сторону и через пару десятков шагов вновь уперся в сплошную стену.
   - Сезам откройся, - непонятно буркнула Майя и с азартом принялась метаться вдоль стены, время от времени нажимая на нее в определенных местах. Я честно пытался запомнить последовательность - так, на всякий случай. На сколько верно у меня получилось, не знаю - надеюсь все таки, что духи не бросят нас здесь.
   - Таэль? - позвала Майя и только тогда до меня дошло, что она уже некоторое время просто стоит рядом со мной, задумчиво покусывая нижнюю губу.
   - М?
   - Последняя точка открывающего механизма находится слишком высоко - мне не достать...
   - Понял.
   С легкостью подхватил Майку на руки, крепко прижав к себе, приподнял над полом, чувствуя как приятное тепло разливается у меня под кожей, сердце быстро-быстро стучит в груди, а ее лицо так близко... Никому не отдам. Не смогу. Моя.
   - Эй! Уснул что ли? - Майка потрепала меня по макушке и хихикнула.
   - Май, прости меня... ну за то, что я сделал в моей комнате тогда, - прозвучало как-то глупо.
   - Простила, - легко согласилась она. - Духи ждут, - добавила она отстраняясь, когда я совсем уже собрался ее поцеловать. Мрыыых. - Подними повыше.
   Духов она, кажется, совсем перестала бояться.
   Поднял выше - принцесса шлепнула по стене рукой и та тут же откликнулась, дрогнула. Медленно и тяжело в сторону отъехала высокая тяжелая дверь. Снова темень. И холод.
   И вдруг мне в голову пришло...
   - Дуолниги.
   - Что? - Сумайя с любопытством заглянула во вновь открывшийся проход, но на этот раз прыгать в неизвестность не спешила.
   - До последней метки мог достать только дуолниг или лас, но белые великаны, ты же знаешь, не любят подземелий. Значит, остаются дуолниги.
   - Они ж сгинули 27 веков назад, - усомнилась Сумайя, чуть прикусив губу.
   - Ну да, - усомнился и я в своем предположении. - Но пириэлле тоже вымершими считались... Пойдем?
   - Угу... Только не шуми, - заявила принцесса, по-хозяйски хватаясь за мою руку.
   Мы переступили порог, сделали несколько шагов вперед в почти кромешной темноте - светляк не помогал, его свет то ли рассеивался, то ли поглощался в этом странном месте.
   - В смысле не шуметь? - удивился я. Неужели призраки пещерного обвала боятся?
   - Духи говорят - здесь кто-то спит, - пожала плечами девчонка.
   - Спит?
   - О, Берл, - фыркнула Сумайя. - Только не надо уподабливаться духам. Они и так извели меня этим своим: "спит, спит, спит". Кто-то большой. Просто огромный... и не один... Таэль? - голос у Майи дрогнул, кажется до нее наконец дошло, что она только что мне сообщила. Я приготовился к тому, что принцесса сейчас разразится истерикой, но она несколько раз глубоко вздохнула и задумчиво спросила: - Кто это может быть?
   - Драконы?
   - Неа... Цитирую: "Рогатые, высокие, крылатые, с длинным хвостом, огромными когтями".
   - Я ж говорю - драконы.
   - Неа, - повторила Майка, кажется целиком и полностью перейдя на сторону мерзких невидимых нормальным пириэлле существ. - Духи говорят - ты сам примитивный, и как выглядят драконы они знают. Это не они.
   Максимально увеличил мощность светлячка. Помогло мало - лицо Сумайи стало лучше видно и то, только потому, что она стояла совсем рядом со мной. И все.
   - Ладно, - весьма разумно не стал психовать я. Я же спокоен... спокоен. - Чего духи здесь забыли-то? Зачем нас сюда притащили?
   - Каулукху.
   - Мм, как... интересно, - удивляться сил не осталось.
   - Ты знаешь что это? - с любопытством спросила Майя, в очередной раз спотыкаясь обо что-то во тьме. Перенаправил светляк ей под ноги (и чего она свой не зажжет?) - какие-то ящики, много ящиков...
   - Древний артефакт, - помог перебраться девчонке через очередное препятствие. - Как раз из-за него по легенде и случился разлад между Калисой, покровительницей вциг, и Даугом. Дауг был влюблен в богиню и в знак своих чувств подарил ей некую безделушку - за сотни лет историки придавали ей самую разнообразную форму от кольца до статуэтки белого слона. Слон - это такой крупный иномирный хищник с большими ушами, длинным носом и огромными клыками, - пояснил я Майке. Та удивленно посмотрела мне в глаза и почему-то расхохоталась. - Что?
   - Ничего, - хрюкнула она. - Продолжай, пожалуйста, о Великий знаток иномирной фауны.
   В чем именно не понял, но показалось, что Майя издевается. Покопался в памяти - слона я описал верно... Чего она хохочет?
   - Таэльчик, миленький, не обижайся, - просительно произнесла принцесса и порывисто обняла меня, видимо в целях "пожалеть". А я не против - я ж не дурак. Прижал ее крепче. Руки сами собой скользнули вниз по спине, а я наклонился вперед, чтобы было удобнее ее...
   - Не надо, - чмокнула меня в нос и отстранилась, заставляя что-то внутри болезненно сжаться. - Духи нервничают. Давай быстрее найдем эту "безделушку" и покинем данное место.
   Почему она так?

  Лека
   Блин, вот если он сейчас меня поцелует, это он поцелует все таки меня или Сумайю??? При такой жизни у меня скоро начнется раздвоение личности. Уже сейчас, между прочим, как-то не по себе и такое странное беспокойное чувство... ревности, но получается, что к самой себе. Бред! И опасно для психического здоровья.
   Не удержалась - все таки чмокнула его хотя бы в нос. Но духам наши разборки как-то по боку - тоже поскорее хотят заполучить свой артефакт и слинять отсюда. И не страшные они все же. Но надоедливые - это да.
   - Духи нервничают. Давай быстрее найдем эту "безделушку" и покинем данное место.
   - Это из-за Стаки, да? - спросил Таэль, ловя меня за руку и вновь притаскивая ближе к себе. Нашел, блин, место для выяснения отношений...
   - Мне здесь страшно, - почти не соврала. Местечко действительно жутковатое - даже светлячок почти не горит. Хорошо еще, что Таэль не просит свой зажечь. У меня, конечно, есть очень даже хороший амулетик с запасом магии, подаренный от щедрот самой принцессой, но что-то как-то никто не озаботился обучить меня такому простому заклинанию, как светляк. В школе все больше на боевые натаскивали...
   Подействовало. Все таки влюбился он в эту Сумайю как ни крути...
   - Хорошо, - кивнул Таэль. - Духи знают где артефакт находится и как он точно выглядит?
   "Знаем, знаем, знаем, знаем" - накинулось на меня со всех сторон нетерпеливо. Интересно, они сами-то этих неведомых "спящих" разбудить не боятся? Или спящие этих духов, как и Таэль, не видят и не слышат? Одной мне такое наказание.
   - Пойдем...
   На самом деле мы были почти на месте. Преодолев несколько десятков метров, мы с Таэлем оказались возле высокого стола, скорей всего, меанового - иначе он бы просто не сохранился в таком хорошем состоянии спустя столько лет. Таэль тут же принялся изучать предметы сваленные кучей на столе.
   - Звезду какую-то им надо, - шепнула я пириэлле. Тот кивнул и продолжил увлеченно шарить по столу руками. Чуть помедлив, я к нему присоединилась - под слоем километровой пыли действительно пряталось множество интересных вещиц. Судя по восторженным восклицаниям лин-аратха, все они были какими-то артефактами, утерянными много веков назад. Странно как-то, что все они оказались собраны в одном месте, но приставать к парню с доводами разума не стала.
   - Как Кащей над златом, - буркнула я. Парень хрюкнул что-то неразборчивое в ответ. Ну и ладно, Берл с ним. Мне и самой интересно порыться в артефактах и звезду сама найду.
   Я отошла чуть в сторону от пириэлле, решив начать поиски с другой стороны стола, да и духи надоедливо зудели, что искать нужно именно там. Забралась на стол, уселась на край столешницы - ноги уже гудели от усталости, притянула к себе ближайшую кучку барахла и принялась неспеша ее разбирать - все равно Таэля теперь отсюда не вытащишь пока он все не облапает. Светляк, кстати, остался рядом с пириэлле, так что видимость была совсем никудышняя, но меня и это не сильно огорчало - все равно мои познания в мире археологии и артефактологии сильно уступали Таэльским, так что опознать какой артефакт попал мне в руки я все равно не смогу, разве что звезду и узнаю, если она мне попадется. Опять же сгрудившиеся вокруг меня духи не дадут ошибиться.
   "Дальше, дальше" - трещали вышеупомянутые, едва ли не подталкивая меня в руки. Устало вздохнув, встала на коленки и поползла к середине стола - там действительно вроде как поблескивало что-то остроконечное - может и звезда...
   - Интересно все таки, зачем здесь такую кучу амулетов собрали? - буркнула я, хватаясь за четырехконечную звезду.
   "Да, да, да, да" - обрадованно загудело со всех сторон.
   Дернула. Не поддалась - тонкая металлическая цепочка, к которой была прикреплена звезда, застряла в общей кучи барахла.
   "Скорей, скорей, скорей" - зудели духи.
   Дернула сильнее - интересно, если цепочка оторвется, артефакт испортится?
   Цепочка не оторвалась. Подергала сильнее - бесполезно. Пришлось подниматься и, хорошенько уперевшись ногами в стол, дернуть на себя сопротивляющуюся безделушку изо всех сил.
   Получилось! Проклятая вещица легко, как по маслу, выскользнула из кучи барахла, в которой до недавнего времени плотно сидела и я, лишившись опоры, полетела назад себя, уже предчувствуя, что сейчас хорошенько приложусь о каменный пол и наделаю ужасающего грохота.
   Но приземление моё оказалось... не то чтобы совсем мягким, но и не таким жестким, как должно бы.
   - Не ушиблась? - раздался у меня над ухом замогильный голос, заставляя сердце опуститься в пятки и трусливо трепыхаться где-то там.
   Мозг помахал ручкой, оставив на прощанье единственную мысль, что "спящие" все таки проснулись и, вероятно, хотят кушать после долгого сна. А так как кушать здесь кроме меня и Таэля некого... Взгляд метнулся к столу, где всего пару секунд назад копошился пириэлле, но парня там уже не было... Паника черной волной охватила меня, сердце замерло, а в животе сжался болезненный комок...
   - Май, может уже слезешь с меня? - спросило чудище сдавленно. - Мне, конечно, приятно держать тебя, но подо мной какая-то железная х... штука, весьма болезненно впивающаяся в ммм... мягкие места.
   Я подскочила с места, развернулась и обнаружила перед собой пириэлле, восседающего на каком-то прямоугольном ящичке.
   - Нууу ты... Нуу... дурак.
   - За что? Я, между прочим, от падения тебя спас, - Таэль тоже поднялся, крякнул и болезненно сморщился. Мне стало стыдно.
   - Не от падения, а от удара об пол, - из вредности поправила я его.
   - Одно и тоже, - буркнул парень и принялся с интересом рассматривать на что же такое он приземлился своим сидячим местом. - Нам повезло, - сообщил он через некоторое время.
   - Неужели? - усомнилась я.
   - Я нашел фонарь, - гордо сообщил лин-аратх, поднимая с пола ту самую штуковину, на которой имел честь восседать, и демонстрируя ее мне.
   - Сможешь зажечь? - поинтересовалась я, стараясь не обращать внимания на зудящих призраков, которым нетерпелось вернуться в Ладоль.
   - Конечно, - хмыкнул парень.
   Таэль водрузил металлическую конструкцию на стол, немного повозился с ней - фонарь вспыхнул ярким желтым светом на несколько мгновений ослепив меня и Таэля, наверное, тоже.
   - Другое дело, - довольно произнес пириэлле, легонько щелкнув меня по носу.
   Я открыла прищуренные глаза. С интересом осмотрелась по сторонам. Нет, фонарь не осветил всю пещеру, но теперь хорошо было видно на несколько десятков метров вокруг - и стол с разложенными по кучкам артефактами, и множество пустых железных на вид ящиков, и две какие-то непонятные штукенции неподалеку от нас, напоминающая неровные обломки стены, от которых духи предпочитали держаться подальше.
   - Это что? - поинтересовалась я у парня, почему-то абсолютно уверенная, что он знает ответ.
   Но пириэлле не ответил. Нахмурившись, он сосредоточенно изучал заинтересовавший меня объект, что-то просчитывая в уме. Потом вдруг дернулся, чтобы подойти ближе, но остановился, встревожено обернувшись ко мне.
   - Каулукху нашла?
   Я кивнула, продемонстрировав ему четырехконечную звезду, которую ради удобства повесила себе на шею. Он молча взял меня за руку и потащил к выходу - не знаю уж, как он запомнил где тот находился - я бы вряд ли смогла сориентироваться без помощи духов.

   Мы быстро миновали те непонятные штукенции, свернули направо и пошли вдоль длинного ряда ящиков. Я обернулась...
   Споткнулась и едва не упала от удивления - "обломки стены" оказались стопами огромного существа, в самом деле сейчас мирно спящего на спине.
   Итак, огромный, с плотным бронированным панцирем закрывающим спину и грудь, крылатый, с длинным мощным хвостом, длинными пальцами, оканчивающимися впечатляющих размеров когтями...
   - Таэль, это что астар?
   - Тсс, - Таэль прикрыл мне рот ладошкой, нежно провел по щеке. - Я не суеверен, но, на всякий случай, лучше не будем упоминать демонов, тем более в такой близости от них... И Сумайя... никто не должен знать, что они здесь... Никто, кроме быть может моего отца и императора. Если кому-нибудь взбредет в голову их разбудить...
   Я кивнула, подтверждая, что никому не скажу.
   - Они ведь не проснутся сами?
   - Нет, не думаю. Все эти артефакты там, на столах, они пусты, выкачены полностью до малейшей крупицы - все ради того, чтобы погрузить демонов в сон. Вряд ли им удастся самим выбраться из этого принудительного капкана... И постарайся больше не спотыкаться. Я точно не понял, но кажется все эти ящички из мулониевой стали представляют собой некий замкнутый узор, служащий дополнительным препятствием для Спящих.
   - Как пентаграмма?
   - Да, примерно. Пойдем.
   - Таэль, а как же каулукху? Он тоже пуст?
   - Да... но он был таким всегда.
   - Ммм?
   - Это скорее амулет на удачу у вциг. Просто Дауг приревновал и рассердился, что Калиса его отдала или потеряла и лишил ее племя своего покровительства, поэтому у них стали редко рождаться мужчины.
   - То есть духи надеются, что если амулет вновь будет у них, то и мужчины станут рождаться чаще?
   - Ну да... и знаешь что?
   - Что?
   - Я тебя все таки поцелую...
   Не смогла возразить.

  Полторы недели спустя
   Я сидела на широком подоконнике в своей спальне и расчесывала волосы, наблюдая как за окном весело кружаться крупные хлопья снега. В такую погоду невероятно здорово летать на Шакши, спиной ощущая тепло Таэля, потом играть в снежки на берегу Арройи и уже вечером пить горячий чай в библиотеке или лаборатории аля Сигоша. Именно подобным образом мы проводили последние дни, находясь почти все время вместе, кроме тех нескольких часов в день, когда лин-аратх занимался какими-то государственными делами...
   - Завтра приедет Стаки, - вздохнула Мелисса, откинувшись на мою кровать. После нашего с Таэлем возвращения из Ладоли она почему-то перестала приставать ко мне по поводу подобающего поведения и общения, то есть его необходимого отсутствия, с Атаниэлем. За последнюю неделю мы с ней даже сдружились как-то и все наши разговоры сводились к обычному девчачьему трепу о тряпках, парнях и последних сплетнях. И ни разу до этого момента Мелисса не упоминала Стаки. - Совсем скоро Рождение Нового года...
   Я вздрогнула. Зимняя практика как раз была рассчитана с таким условием, что заканчивалась за день до Нового года, чтобы ученики могли вернуться домой до праздника, и значит...
   - Три дня осталось, Лек, - с неожиданным сочувствием произнесла Мелисса. - Сегодня, завтра... послезавтра бал Уходящего года и сразу после него тебе придется обратно поменяться местами с Сумайей. Милана уже договорилась со своим мужем о телепортации - уж не знаю чего она ему там наплела...
   Я разочарованно кивнула, чувствуя как от хорошего настроения остаются лишь жалкие ошметки. И словно почувствовав мое состояние, Кси приподнял морду от ковра, совсем по-человечески вздохнул и, вперевалочку подойдя ко мне, бухнул свою тяжеленную голову мне на колени.
   Мне не нужна жалость - я сильная, я справлюсь. Но снежинки уже не казались такими радостными... Кси потыркался мордой мне в руки, принуждая гладить его. Умные глаза с безграничой преданностью смотрели на меня. И что же будет дальше с моим лесхом? Единственным существом, которое помнит и любит меня - Леку Ведунову с Земли? С ним тоже придется расстаться?
   - Но ты не волнуйся, - влезла в мои страдания Мелисса. - Мы с девчонками уже все придумали...
   Я удивленно обернулась к фрейлине. Та задумчиво пялилась в полог над моей кроватью и жевала фугуау - сочное зимнее яблоко странного на мой вкус синеватого оттенка.
   - Что всё? - поинтересовалась я.
   - Всё, - уверила меня фрейлина, меняя положение на сидячее. - В Ночь Рождения Нового года в замке будет еще один бал. Нам с Сумаей все равно придется остаться здесь, а потом и Милана приедет - она уже и приглашение на оба праздника получила.
   Я пожала плечами - мне-то с того какая радость.
   Мелисса недовольно закатила глаза, поражаясь моему тугодумию.
   - Милана тебя с собой возьмет. Познакомишься с лин-аратхом заново, влюбишь его в себя опять...
   - А если он не захочет? Он уже в Сумайю влюбился...
   - Глупости, где он и где Сумайя... В общем. Не печалься девица-красавица, - молвила Мелисса, придурковатым голосом. - Ступай себе с миром, - и уже нормальным добавила: - Тебя там принц, между прочим, ждет.
   Ааа, точно!
   Я спешно заплела косу - будь трижды неладны эти длинные лохмы, и, напялив сапожки, выскочила за дверь, едва не треснув по носу устремившегося за мной Ксилофага.
   Парень уже ошивался в коридоре, нетерпеливо расхаживая туда-сюда, словно часовой на посту.
   - Наконец-то! - воскликнул он, подлетая ко мне. Порывисто прижал к своей груди, поцеловал в висок. Приятно... Берл, мне будет безумно не хватать его рук, губ, тепла... Я не хочу с ним расставаться!
   - Давно ждешь? - спросила я, с удовольствием прижимаясь к нему в ответ.
   - Давно! - парень потрепал Кси по лохматой голове, чуть отстранил меня в сторону, придирчиво вглядываясь в лицо.
   Таэль никогда не говорит об этом прямо, но я знаю, что при каждой нашей встрече он невольно проверяет цвет моих глаз. Сейчас они серые - такие, какими и должны быть у Сумайи. Да и не менялся он с тех пор как мы вернулись от вциг, безумно благодарных за внезапное возвращение своей реликвии - настолько, что даже поклялись в безграничной преданности пириэлльскому народу, но так и не смогли объяснить природу той странной магии, которой было защищено главное сооружение Ладоли - якобы оно уже было, когда вциги переселились в пещеры...
   Вот и на этот раз ничего сверхъестественного не обнаружилось - Атаниэль вздохнул и, схватив меня за руку, потащил к лестнице. Иногда просто не могу его понять.
   - А чего не зашел? - удивилась я.
   - Так у тебя там эта... - Таэль очень похоже закатил глаза и я без стеснения расхохоталась.
   Нахмурив брови Таэль покосился на меня, но тоже засмеялся. Подхватил меня на руки и с шумом-гамом мы спустились на первый этаж, едва не свалившись с лестницы, когда лин-аратх запнулся об лесха тоже желающего принять участние во всеобщем веселье.
   - Завтракаем и гулять, - изложил программу мероприятий Таэль.
   Я согласно кивнула.
   Мы дружненько свернули к замковой кухне, привычно распахнули двухстворчатую дверь, врываясь в ароматное царство старушки Еравы, каждый раз встречающей нас так, словно мы были ее любимыми и единственными внуками, недавно сбежавшими с голодного острова, что, впрочем, не мешало ей ворчать на нас, когда настроение ее было далеко от радужного. Видимо сегодня был тот самый случай.
   - Что-то поздновато вы сегодня, - пробурчала она, выкладывая на стол перед нами горку толстых блинов и две тарелки с вареньем ярко-зеленого цвета - рамокша, она же чудо-ягода с невероятно приятным освежающим вкусом и легкой кислинкой. Ням-ням... - Опять небось всю ночь куролесили, охальники...
   - А-алья Ерава, - осуждающе протянул Таэль.
   Я усмехнулась. Но ведь и в самом деле почти всю ночь не спали. Занимались, правда, не тем в чем нас заподозрила повариха, а всего лишь проводили очередной опыт в лаборатории ее мужа - аль Сигоша... а потом еще сидели на заснеженной крыше и пытались сосчитать огромных тридцатисантиметровых шипастоногих светлячков, направляющихся на брачные игрища к Морю Грез до тех самых пор, пока Таэль не решил, что я достаточно подморозилась и пора спать.
   Впрочем, на алью Ераву предупреждение лин-аратха не произвело ни малейшего впечатления - она лишь пожала плечами, всем своим видом говоря, что нам ее не обмануть и она останется при своем мнении.
   - Ваше Высочество? - на кухне возник подтянутый старик в военной форме. Кажется Таэль говорил, что это заместитель начальника замковой стражи... Келхенн вроде.
   Таэль несколько удивленно взглянул на него, из чего я сделала вывод, что лин-аратх увидеть старика здесь никак не ожидал.
   - Что-то случилось, Келхенн? - спросил любимый.
   - Несколько часов назад мы получили важную информацию по интересующему Вас вопросу... Не желаете ли взглянуть? - старик почти дрожал от нетерпения.
   А вот Атаниэль кажется растерялся и потерянно взглянул на меня.
   - Если хочешь иди конечно, - кивнула я, чувствуя, что он сомневается стоит ли оставлять меня одну. - А я пока узнаю у альи Еравы рецептик этого замечательного варенья, - я демонстративно помахала ложечкой с зеленым желеобразным содержимым и ободряюще улыбнулась парню, хотя у меня у самой в животе отчего-то начало крутить...
   - Я быстро, - пообещал Таэль и вместе с Келхенном покинул кухню.
   Ерава поворчала немного на "неугомонного старика" и, к моему удивлению, действительно принесла бумагу. Ну что ж буду учиться готовить...
   - Записывай, "Заживляющее зелье на основе бадонского мха", - продиктовала старушка.
   Я удивленно подняла на нее глаза.
   - Пиши - пиши, нечего здесь бездельничать.

  Таэль
   Мы с Келхенном поднялись в его маленький кабинет - тут мало что изменилось. Да и времени-то прошло совсем немного с тех пор как я был здесь в последний раз.
   Старик по привычке плюхнулся в свое древнее кресло, предоставив мне право занять одно из оставшихся свободных сидячих мест - выбор был невелик: жесткий неудобный стул с высокой спинкой и... еще один жесткий неудобный стул с высокой спинкой. Выбрал первый вариант - поближе к двери, в надежде, что разговор окажется достаточно коротким и моя Майя не успеет заскучать без меня...
   - Можете начинать, - нетерпеливо произнес я, чувствуя, что Келхенн сегодня как никогда настроен на демонстрацию своего театрального искусства с многозначительным молчанием и трагическим шепотом. Алья Ерава как-то упоминала, что в молодости Келхенн мечтал стать артистом и выступать на сцене, но Урунай оказался не самым подходящим для этого местом.
   - В столице империи... - начал старик, но дверь в кабинет так некстати отворилась снова и на пороге возник мой отец в сопровождении двух стражей.
   - Келхенн... - начал он сходу и замолчал, заметив меня. - По какому поводу собрание?
   Не то чтобы я не хотел посвящать отца в это дело, но был абсолютно уверен, что он не одобрит всю эту затею с амулетом. И Келхенн считал также, иначе аратху давно все было бы известно. Но сейчас все равно придется рассказать... и в подробностях. И вот тут-то любовь заместителя начальника стражи к трагическим оборотам придется весьма кстати.
   Старик как бы извиняясь взглянул на меня - я кивнул. Куда деваться? И Келхенн начал повествование с того самого момента, как обнаружился второй медальон...
   - Весьма любопытно, - папа с легким укором посмотрел на меня. Я опустил голову, показывая всю степень своего раскаяния. - Весьма... - повторил отец. - И очень интересно, как ты сумел добраться до семейной сокровищницы?
   Я сморщился.
   Почему-то то, что амулетов в сокровищнице было два я забыл, а вот то, как я туда попал помнил прекрасно. Было это чуть меньше четырех лет назад, как раз после окончания войны с сатарами... Со старым казначеем что-то случилось - вроде он был тяжело ранен во время переворота, и временно вместо него был назначен новый - какой-то старик - даже имени его не запомнил, но он был не дурак до хорошего вина, а в благодарность был готов оказать новоиспеченному лин-аратху небольшую услугу - подумаешь проводить парня в сокровищницу, которая все равно так и так принадлежит его семье.
   - Что ж, - отец вздохнул всего на мгновенье позволив себе показать, как он устал от свалившихся на него забот за эти в общем-то короткие для пириэлле 4 года. - Хорошо, что аль Едон быстро поправился и сменил Алеба в нелегком деле по обеспечению сохранности и казны и сокровищницы...
   Я понуро кивнул, уже начиная беспокоиться, что собрание затянулось и это, похоже, только начало.
   - Могу я взглянуть на найденный амулет? - меж тем поинтересовался родитель. Я полез во внутренний карман жилета с каким-то изумлением обнаружив, что все еще таскаю амулет с собой.
   Аравир взял амулет аккуратно, не так как лапал его я, а лишь двумя пальцами. Внимательно осмотрел его со всех сторон, особенно тщательно изучив надпись "Иа тэйя Таэль".
   - Надпись магическая, - констатировал отец и, наконец, вернул амулет мне. Чувствуя непонятное облегчение, я засунул безделушку обратно в левый карман. - Причем использовалась очень сильная магия. И это странно. Зачем на простую надпись на амулете тратить столько сил? - папа вопросительно посмотрел на меня, но ответа у меня не было. Отец недовольно нахмурился. - Хм... - взор его обратился к казалось позабытому всеми Келхенну. Старик встрепенулся. - Я так понял, есть что-то новое по этому вопросу?
   - Да, Ваше Величество. В Аминатоле задержали Хаена Обывателя, - сообщил Келхенн. - Его уже допросили.
   Заместитель начальника стражи с любопытством уставился на меня, вероятно ожидая моей реакции. Я попробовал изобразить живой интерес, но беспокойство от того, что внизу меня ждала Майка, которую я обещал покатать на Шакши, немного притупляло мое любопытство.
   - Кулон он снял с шеи молоденькой девушки возле Высшей школы Магов, Травниц, Пифий и Охотников. Мы составили фотопортрет девушки, основываясь на остаточном образе выловленном из памяти Хаена... - Келхенн сделал многозначительную паузу, нарочито долго доставая рисунок из папки. - Вот взгляните, Ваше Высочество.
   В моих руках оказался обычный альбомный лист, какими пользовался и я в моменты творческого вдохновения. Я опустил взгляд на рисунок, чувствуя как сердце сковывает необъяснимая тревога, даже паника...
   Простым угольным карандашом, быть может лишь с легкой примесью магии ради длительной сохранности изображения, была нарисована симпатичная девушка с большими печальными глазами и, хотя черно-белая зарисовка не передавала цвет, я знал, что они зеленые. Та самая девушка из моих снов... И значит, она существует на самом деле... Сумасшедшим я себя и так никогда не считал, но это стало для меня настоящим открытием: изумительным и в то же время мучительным... мучительным теперь, когда у меня есть Сумайя, такая восхитительная, умная, добрая, нежная, смешная, странная, слегка сумасшедшая и... любимая.
   Отец вынул листок из моих рук и некоторое время с интересом изучал рисунок.
   - Весьма загадочно, - пробормотал он в конце концов, бросив на меня быстрый взгляд, по которому я безошибочно определил, что и он узнал ее тоже. И не удивительно: даже кое-кто из слуг видел нарисованные мною портреты девушки из снов, а уж они растрезвонили о них на весь дворец, а то и за его пределы. - Выяснили кто она?
   Келхенн виновато развел руками.
   - Уже опросили половину преподавателей Высшей школы, но пока никто из них ее не узнал. Вероятно девочка не является ученицей Школы - скорей всего просто проходила мимо...
   Отец еще немного покрутил лист в руках и, в конце концов, аккуратно положив его на стол, задумчиво посмотрел на одного из замерших у дверей стражников.
   - В чем дело, Алаэн? Вы уже видели эту девочку раньше?
   Я тоже оглянулся на стражника. Тот неловко переступил с ноги на ногу - отвечать ему видимо не очень хотелось, но по растерянному выражению его лица легко можно было прочитать ответ - да, видел.
   - Так точно, Ваше Величество, видел, - наконец ответил стражник. - Дважды.
   - Даже так? Подробнее...
   Алаэн печально вздохнул, словно надеялся, что подробностей все же удастся избежать.
   - Первый раз это было около четырех лет назад. Через несколько дней после того как мы расположились в Логове Лазурного дракона и был убит Рамииль... Уже рассвело. Мы с моим напарником Егоном стояли на посту у ворот замка, когда к нам подошел аль Румук и велел следовать за ним. Мы вошли в замак, поднялись наверх к спальне лин-аратха Атаниэля, - Алаэн чуть заметно кивнул в мою сторону и вновь вздохнул. - Аль Румук заявил, что к лин-аратху пытается проникнуть в доверие шпионка, возможно диверсантка... Ну знаете, как женщины обычно в доверие проникают... - Алаэн запнулся и покраснел.
   - Продолжай... - поторопил его отец.
   Алаэн опустил голову и с волнением продолжил.
   - У нас не было основания не верить ему... Мы вошли в комнату лин-аратха. Вы спали, - парень неуверенно посмотрел на меня. - И та девушка спала... с Вами. Аль Румук велел забрать ее, отнести к нестабильному порталу, недавно открывшемуся на берегу моря неподалеку от замка, и бросить ее туда... - Алаэн умолк, с опаской скосив на меня зеленые, болотного оттенка, глаза. А я вдруг обнаружил, что с силой сжимаю кулаки, едва сдерживаясь от невероятного желания как следует врезать этому... придурку. Выход у нестабильного портала может быть где угодно - хоть посреди океана, хоть в безлюдной пустыни или на Кундеяре. Алаэн испуганно сглотнул, но продолжил: - Егон пытался возразить, спрашивал, что будет, когда Вы проснетесь и не обнаружите девушку? Но аль Румук уверил, что Вы никогда о девушке и не вспомните даже... И мы сделали то, что он велел... отнесли и бросили ее в тот портал... Берл ведает куда он вел.
   Алаэн замолчал пряча от меня глаза, и глядя исключительно на моего отца, с надеждой, что на этом его мучения закончатся и его избавят от пристального внимания сильных мира сего. Он сильно заблуждался на этот счет.
   - Хм.. Тот самый Румук, который сейчас начальник стражи? - хмуро спросил Аравир.
   - Так точно.
   - И что же, никогда прежде ты девушку эту не видел?
   - Нет, Ваше Величество, никогда.
   - И как зовут ее не знаешь?
   Алаэн отрицательно замотал головой, окончательно позабыв как положено себя вести по уставу.
   - Егон может подтвердить твои слова? - поинтересовался отец.
   - Н-нет, - стражник побледнел, должно быть решив, что его в чем-то подозревают. - Через месяц Егон погиб во время нападения на лин-аратха Аскиона и принцессу Эстаями.
   - Вроде и ты должен был быть в эскорте лин-аратха... - заметил Келхенн.
   - Да, - согласился Алаэн, и тут же поспешно добавил: - Но накануне я подхватил вихревую лихорадку и Вы лично заменили меня Кажегом... который тоже погиб в тот день.
   - А в эскорд вас тоже начальник стражи назначил... - скорее утвердительно, чем вопросительно произнес отец.
   - Так точно - аль Румук.
   - Любопытно... Когда же ты видел девушку во второй раз?
   - Это было примерно год спустя. Я тогда служил на границе. И вот где-то в конце зимы эта девушка пыталась попасть на территорию Пириэлле, - Алаэн как-то затравленно посмотрел на меня, отчего у меня почему-то сжалось сердце. - Выглядела она весьма... потрепанно, в каких-то лохмотьях... и голодная очень. Я тогда подумал, что может быть обознался - в первый-то раз у нее волосы были длинные, да и выглядела она как принцесса, а тут... Документов у нее не было, да и на территорию Пириэлле было велено никого не пускать без специального пропуска... И ее, естественно, не пустили - накормили и отвезли в ближайшее людское поселение...
   - Пока можешь идти Алаэн, - вздохнул мой отец. - Найди капитана Дэнгеэра, пусть он придет сюда.
   Стражник с облегчением удалился.
   - Прикажешь арестовать Румука? - спросил я, вновь возвращаясь к портрету. Казалось, девчонка смотрит прямо на меня: грустно и печально. Беспокойство, охватившее меня в последнее время, усилилось. Кто она? Почему я ее не помню... вернее помню, но как-то кособоко? Почему НИКТО ее не помнит? Не прятал же я ее в подвале - хоть кто-то должен был ее видеть. Зачем Румук приказал похитить ее?
   - Пока задержать... - пожал плечами отец. И чуть мягче добавил: - Не переживай, мы ее обязательно найдем.
   Я вздрогнул, чувствуя себя так, словно между двух огней оказался... А как же Сумайя? На мгновение, всего на одно мгновение, захотелось, чтобы эта знакомая незнакомка никогда не нашлась...
   - Меня Сумайя ждет. Я обещал ей прогулку и на Шакши покататься...
   - Придется отложить... - аратх повернулся ко мне и внимательно посмотрел в глаза. Никогда не мог догадаться о чем думает отец. Разве не он хотел, чтобы наши отношения с принцессой наладились? Да, прежде я сопротивлялся этому, но теперь, боюсь, уже не смогу с ней расстаться. - Я все понимаю, сынок. Но прежде чем вступать в будущее, необходимо расстаться с прошлым... если ты этого действительно хочешь. Иди, скажи, чтобы Сумайя тебя не ждала и возвращайся. У нас много дел.
   Я слетел с лестницы, едва сдерживаясь, чтобы не побежать, прошел по коридору до замковой кухни и чуть помедлив приоткрыл одну из створок двустворчатой двери.
   Майка сидела за столом, чуть наклонив голову набок и, прикусив кончик языка от усердия, с удовольствием записывала замысловатый рецепт, который ей диктовала Ерава. Рядом с девушкой уже возвышалась целая стопка исписанных бумажек и, кажется, это был далеко не предел. Что ж, вроде бы и без меня она неплохо проводит время.
   - Можно прервать вас на минутку? - шагнул я в двери и улыбнулся, заметив вспыхнувшую в глазах Майи радость от одного моего появления.
   - Да уж как будто простая кухарка может что-то запретить лин-аратху, - проворчала алья Ерава и, подхватив маленький чайничек, что стоял на столе перед Майкой, с независимым видом удалилась к кухонной печи.
   Майка тут же выпорхнула из-за стола, порывисто прижалась ко мне, заставив все внутри трепетать от какого-то глупого детского восторга.
   - Все отменяется? - прошептала она мне в рубашку так, что я с трудом смог разобрать ее слова.
   - Да, прости... У нас с отцом возникли кое-какие дела... Только к вечеру освобожусь - сможем посидеть на крыше и вновь полюбоваться на светлячков, раз уж они так понравились тебе в прошлый раз. Сегодня их должно быть больше... А завтра с утра все таки сбежим и покатаемся на Шакши.
   - Завтра Стаки приезжает...
   - И что? - немного грубо поинтересовался я, на мгновенье забыв как дышать и чувствуя, как вместо веселых бабочек в душу залетают колючие снежинки.
   - Ничего, - соврала она, прижимаясь крепче. Мрых, это слишком походило на прощание... Не отдам!
   С трудом отстранив девчонку от своей груди, приподнял ее лицо. Так и есть - в глазах блестели слезы.
   - Глупышка, - пробормотал я, вытирая соленые дорожки на ее щеках. Поймал ее губы своими, чуть прикусил, чтобы она и не думала сбежать. Я люблю ее. - Иа ла... - начал я. Но Майя испуганно дернулась, отстраняясь и прикрывая мне рот ладошкой.
   - Тебе пора, - сипло произнесла она, отступая к столу.
   Словно в подтверждение ее слов, возле моего лица вспыхнула маленькая звездочка - сообщение от отца. В самом деле пора...
   С глубоко засевшим смятением в душе, я развернулся и вышел из замковой кухни, уловив лишь как алья Ерава ставит чашку с каким-то горячим отваром перед моей принцессой.
   - Глупость какую-то вы творите, - сказала кухарка. - Без успокоительного не обойтись...

   Вернувшись к кабинету Келхенна, я обнаружил там только самого старика и отца. Оказывается аратх уже успел давать распоряжение задержать начальника стражи Румука и капитан Дэнгеэр с отрядом стражников уже ушел его исполнять.
   - Будешь допрашивать Румука прямо здесь? - с интересом поинтересовался я, словно впервые разглядывая тесное пространство кабинета.
   - Нет, его отведут в допросную на первом этаже.
   - Зря поднимался, - с детской обидой пробормотал я.
   Отец насмешливо потрепал меня по голове.
   - Пошли...
   Мы направились к двери, но она сама неожиданно распахнулась нам навстречу, впуская еще довольно молодого пириэлле с длинными волосами, безошибочно свидетельствующими о его высокородном происхождении и закоренелом консерватизме.
   - Ваше Величество, аль Румук сбежал, использовав амулет айкхо!
   - Найти. Любым способом.
   - Так точно.
   Проблем прибавилось. Но сбежав, Румук подтвердил свою вину...

  Лека
   Проснулась от настойчивого стука в дверь. Глаза разлепились с огромным трудом, что и не удивительно - за окном было темно, значит еще раннее утро, а спать я легла не так чтобы давно... Буквально часа полтора назад.
   И кто мог возжелать встречи со мной в такой ранний час для меня тоже оставалось загадкой. Разве что Таэль, с которым я, собственно, и провела большую часть ночи, сидя на крыше самой высокой башенки замка, внезапно вспомнил, что забыл пожелать мне приятных снов или уже успел соскучиться, как и я по нему.
   Я выползла из-под одеяла, в предвкушении оказаться в теплых нежных объятьях, и без тени сомнения распахнула дверь - бояться мне все равно было нечего, так как на кровати за моей спиной вольготно расположился Кси, кажется только и дожидающийся, когда постель окажется в его полном владении.
   Мои ожидания подтвердились! Меня легко, словно пушинку, подхватили на руки, прижали к мощной теплой груди, убаюкивающе покачали из стороны в сторону, целуя куда-то в макушку.
   - Я так скучал, - шепнул на ухо знакомый ласковый голос.
   И все бы хорошо... Но, мрых, принадлежал этот голос совсем не Таэлю!
   Я панически дернулась, чувствуя как за спиной насторожился лесх, соображающий представляет ли друг Атаниэля для меня угрозу или же я дергаюсь просто так.
   Стаки опустил меня на пол, но не от себя.
   - А ты, смотрю, сумела подружиться с этим зверем? - удивленно произнес он со смесью восхищения и... ревности в голосе.
   Я кивнула, плохо соображая, что ответить, да и вообще как себя вести с ним. Упереться ему в грудь и попробовать оттолкнуть от себя? По меньшей мере глупо... Ко всему прочему во мне вдруг проснулась совесть и я вспомнила, что портить отношения настоящей Сумайи и Стаки не имею права... да и желания. Только зачем вот аминатольский принц ручонки распускает?
   - Не пустишь меня в комнату? - поинтересовался Стаки.
   - Нет! - мотнула головой, решительно убирая конечность принца со своего полупопия.
   - Нет? - озадачился тот. - Ты что по мне не скучала?
   - Скучала - скучала, - на всякий случай заверила я. Сумайя-то наверняка уже вся извелась в деревенской глуши...
   - Так в чем же дело? - спросил парень наклоняясь и пытаясь поймать мои губы своими. Ужас! Не дай Берл, сейчас Таэль из своей комнаты выползет, хотя его, конечно, и так ждет большое разочарование.
   - Стаки, понимаешь... это... не прилично, - выдавила я. Точно! - Не прилично целоваться... и все такое... тут же кругом люди... то есть пириэлле...
   Аминатолец посмотрел на меня как на умалишенную, и на всякий случай пощупал лоб губами, заставив меня сжаться еще больше. Но температура это как раз единственное с чем у меня был полный порядок.
   - То есть, - насмешливо произнес Стаки, заглядывая мне в глаза, - как у меня дома подо мной стонать, - Берл, избавьте меня от подробностей, - так это прилично... А тут...
   А тут Таэль все таки выполз из своей комнаты.
   Вообще я еще 4 года назад заметила, что мой пириэлле ревнив до бешенства, и потому хорошо представляю, что увидев любимую девушку в полупрозрачной ночной рубашке в объятиях другого мужчины он вряд ли пришел бы в восторг. Но то что он сходу кинется на своего лучшего друга с целью мордобитья не ожидали ни я, ни тем более аминатолец, который не иначе как от неожиданности отлетел от меня на несколько метров, потому как был куда крупнее Таэля и в другой ситуации наверняка устоял бы. Зато поднялся быстро и с вполне определенной целью двинулся на пириэлле, который, впрочем, тоже не казался удовлетворенным одним нанесенным ударом.
   Что делать в такой ситуации я представляла смутно. Почему-то во мне была жива надежда на стражников, которые по идее должны были дежурить на каждом этаже замка. Но тех как всегда не было на месте - что-то у пириэлле совсем служба безопасности хромает... Зато мне вдруг вспомнилось убежденность тети Миры, что дерущихся кошаков лучше всего разгонять, облив их водой. А у тети Миры большой опыт в этом деле - ее дом в Анджейре находился как раз в том месте, где дикие коты любили собираться по весне для своих брачных игр и тетя не раз пользовалась сим незамысловатым средством, но по правде сказать, помогало оно весьма не надолго - кошаки разбегались в стороны, но через десять минут возвращались и устраивали новую потасовку... Но принцы ж не кошаки...
   Я побежала в ванную комнату. Волнуясь из-за доносящегося из-за дверей грохота, набрала тазик с водой и вернулась в коридор, отметив, что у "рыцарского турнира" за сердце прекрасной дамы появились зрители: нервная Мелисса и совершенно спокойно взирающий на драку Келхенн. Старик с интересом заглянул мне в таз и одобрительно кивнул. Приободренная, я одним движением выплеснула ледяную воду на все еще мутузящих друг друга парней - хорошо, что у них хотя бы хватило ума не применять магию - замок, конечно, был не такой красивый как Логово Лазурного дракона, но все же довольно симпатичный...
   Удивительно, но подействовало ничуть не хуже, чем на котов. Принцы отскочили в разные стороны, и тяжело дыша, уставились друг на друга: Таэль со злостью, Стаки с недоумением.
   - И как это понимать, уважаемые? - как можно строже поинтересовался Келхенн, но мне почему-то казалось, что старику до неприличия смешно и он с трудом сдерживает себя, чтобы не расхохотаться, глядя на помятые лица лин-аратхов. Таэль, кстати, пострадал меньше, хотя я всерьез переживала, что Стаки его покалечит.
   Долгое время парни молчали. Но в конце концов, аминатолец пожал плечами, болезненно сморщившись от этого незатейливого движения.
   - Я просто пришел к своей девушке, а Таэль...
   - Это моя девушка!!! - нервно перебил его пириэлле и замолчал.
   На меня выжидательно уставились четыре пары глаз. Это было не слишком приятно даже без учета того как я была одета...
   - Принцессе нехорошо, - пришла в себя Мелисса, загораживая меня своим щуплым телом, и оттесняя к дверям спальни, откуда наконец лениво высунул нос Ксилофаг.
   Я с готовностью кивнула, так как мое состояние и в самом деле было далеко от чудесного, и попятилась еще больше.
   Печально, что оставшиеся два дня моего прибывания в замке мне пришлось провести в своей комнате в компании Мелиссы и Кси, но на тот момент мне казалось, что так действительно будет лучше для всех...

  ***
   За окном медленно кружился пушистый снежок, освещенный множеством разноцветных праздничных огней. Снизу, из распахнутых окон огромного зала на третьем этаже, уже доносились веселые голоса многочисленных гостей, приглашенных на бал Уходящего года. Еще позавчера там поставили гигантскую елку, которую я, кстати, еще даже не видела, а только слышала какая она восхитительная от Мелиссы, да альи Еравы, приходящей лечить меня от моего мнимого недуга... Все веселились.
   А мне было грустно и тоскливо... и страшно - всё вместе.
   - Жаль, что Вы заболели перед самым праздником, - сочувствующе произнесла совсем молоденькая пириэлле, вот уже битый час сооружающая мне нечто грандиозное на голове, рождая в моей душе глухое раздражение, хотя все ее движения были весьма точны и аккуратны. - Должно быть Вы и сейчас еще не совсем оправились... - она ждала ответа и я послушно кивнула. - Очень жаль... Но уверяю, Вы не зря идете на бал. Вас ждет сюрприз, - девушка перешла на заговорщический шёпот и подмигнула мне, но видимо заметив на моем лице лишь легкое недоумение вместо восторга, сочла нужным добавить: - Я слышала лин-аратх Атаниэль собирается сделать Вам официальное предложение...
   Я нервно дернулась, кажется побледнев еще больше. Берл, умоляю пусть к этому моменту мое место уже займет настоящая Сумайя - малодушно, но пусть уж она сама разбирается со сложившейся ситуацией - уверена, у нее получится гораздо лучше.
   - Представляю как Вы рады, - неверно оценила мою реакцию стилистка. - Только умоляю, не выдавайте меня.
   - И в мыслях не было, - заверила я ее. Скорей бы эта парикмахерская пытка закончилась...

   Минут через двадцать за мной зашла Мелисса. Зачем-то поправила и без того идеально сидящее на мне бледно-голубое платье - наверное тоже нервничает.
   - Улыбайся, со всеми здоровайся... Помнишь как я тебя учила? - фрейлина озабоченно посмотрела на меня. Я кивнула - что-то у меня сегодня входит в привычку со всем соглашаться. - Ладно... Ну и народищу там собралось. Оказывается и Император прибыл на бал... А вот бал в Ночь Рождения Нового года будет уже в столице империи, в Аминатоле... Но ты не переживай, Миланку и туда пригласили, так что и тебя она как-нибудь да протащит. А теперь пойдем, а то и так задерживаемся...
   Послушно поплелась следом за Мелиссой. Ужасно хотелось вновь увидеть Таэля... и одновременно сбежать отсюда подальше. Особенно, когда лакеи распахнули перед нами двустворчатые двери зала, пропуская нас в сумасшедший грохочущий мир, переполненный голосами, музыкой и яркими красками.
   - А вот и ты! Ну, как дела у моей маленькой принцессы? - мужчина лет 35 на вид, аккуратно взял меня за плечи с тревогой всматриваясь в мое лицо. Я смутилась. Но тут же одернула себя и, чуть прихватив пышную юбку своего платья, еле заметно присела, как учила меня Мелисса.
   - Здравствуйте, - елейным голоском произнесла я - мало ли кто это. Но судя по скорченной физиономии Мелиссы сделала я что-то не то.
   - Юморишь, значит уже здорова, - улыбнулся мужчина. - А я уж хотел забрать тебя домой или на крайний случай прислать алью Моримэль лечить тебя.
   Эээ...
   - Спасибо, я здорова.
   Мужчина рассмеялся, после чего притянул меня ближе к себе и обнял.
   - Ладно, - подмигнул он мне, отпуская. - Иди веселись. Только не забудь поздороваться с мамой, а то она обидется, ты же знаешь, - и дурашливо закатил глаза.
   - Угу, - кивнула я. Наверно, это Майкин старший брат. Ничего так, хорошенький...
   - Ужас, - прокомментировала Лисса, утаскивая меня в укромный уголок поближе к окну. Народу здесь было мало, зато зал просматривался очень хорошо - была отсюда видна и елка, в самом деле очень высокая и красивая, и подарки под ней уже лежали - интересно, настоящие или муляжи? И Таэль беспокойно шарящий по толпе взглядом - наш с Мелиссой приход он прозевал и теперь пытался отыскать Сумайю в толпе раньше, чем это успеет сделать Стаки, который, судя по выражению лица, тоже настроен весьма решительно - наверное, о сюрпризе пириэлльского лин-аратха ему уже тоже "добрые люди" рассказали. Как же мне все это надоело... Вот бы подойти к Таэлю сейчас, сказать, кто я и что люблю его, прижаться крепко-крепко и никогда не отпускать. Но так страшно, что он не поверит, не поймет... оттолкнет. А раньше я не была такой трусишкой.
   - А кто это был? - спросила я, чтобы отвлечься и не нервничать так сильно.
   - Отец Сумайи...
   - Хорошо выглядит, - без особого удивления заметила я, уже привыкнув, что маги, а тем более нечеловеческие маги, выглядят гораздо моложе своих лет. Может этому дядечке уже лет сто, а он все как мальчик выглядит.
   - Двести семнадцать, - словно прочитав ход моих размышлений, заметила Мелисса. И тут же пожаловалась: - Не по себе как-то.
   - Из-за чего?
   - Не знаю. У меня предчувствие... чего-то...
   Я сморщилась. Знала бы она как мне не по себе...
   - Ты пифия? - уточнила я на всякий случай.
   - Нет.
   - Слава Берлу... Послушай, а разве Стаки может жениться на Сумайе? Они не родственники? А то он аминатольский лин-аратх, она - аминатольская принцесса...
   - А, - махнула рукой фрейлина. - Какой-то там прадедушка Стаки родной брат какого-то так прадедушки Сумайи. Только у Стаки правящая линия, а у семьи Сумайи только титул из поколения в поколение передается "принц или принцесса". И отец ее принц, и вряд ли аратхом когда-нибудь станет, если только переворот устроит. Но он не будет...
   - Так им должно быть выгодно детей поженить и от лишней головной боли избавиться...
   Мелисса пожала плечами, но ничего не ответила.
   Вздохнув, я отвернулась к окну. Снег все также игриво танцевал на ветру, опускаясь на деревья и тщательно расчищенные дорожки парка, или нет-нет, да и залетая в распахнутые окна и оседая на широких подоконниках, встретив невидимый глазу магический барьер, не позволяющий холоду проникать внутрь помещения. Внизу бледно, едва уловимо засияло облачко телепорта, расширяясь и разрастаясь пока не стало подходящего размера для того, чтобы в него мог спокойно пройти взрослый человек. Мгновение... и из портала выскочили три укутанные в зимние плащи фигуры. Вряд ли они привлекли бы мое внимание - ну гости и гости, если бы не яркая рыжая шевелюра одной из них... Миланка... Они уже здесь.
   Сердце болезненно сжалось. Еще несколько часов, а может минут, и мне придется покинуть это место... быть может навсегда. Потому что, чтобы ни говорила Мелисса про новое знакомство с Таэлем, вряд ли его царственный отец захочет видеть рядом со своим сыном простую человечку, к тому же напрочь лишенную магии... Да и чего уж там - меня до сих пор терзал вопрос, как я оказалась посреди леса вместо комнаты Атаниэля в Логове дракона...
   И с Таэлем я попрощаться не успела...
   - Лек... - позвала меня фрейлина Ее Высочества. Я оттолкнулась от подоконника и развернулась к девушке, вопросительно приподняв брови. Мелисса сделала большие глаза, показывая мне за спину.
   Но в силу заторможенности реакции, обернуться я как всегда не успела.
   Сильные руки обвили мою талию и мягко притянули к чьей-то груди. Теплые губы нежно коснулись открытой шеи, пробуждая рой мурашек от зимней спячки, заставляя их кружиться в замысловатом хороводе. Таэээль. И вырываться из плена, конечно, нет ни сил, ни желания...
   - Мне так плохо без тебя, не убегай снова, - прошептал он на ухо. - Я люблю тебя...
   Я беспомощно уставилась на Мелиссу. Та лишь закатила глаза - Берл знает, что она хотела этим сказать, но легче мне не стало ни на йоту. Хотелось сказать глупое: "Я тебя тоже. Очень". Но где-то в замке уже была настоящая Сумайя... Надо поскорее ее найти и поменяться местами!
   Так и не дождавшись от меня ответа, Таэль тяжело вздохнул.
   - Что ты делаешь со мной? - пробормотал он куда-то мне в затылок. - Я же чувствую, что и ты меня любишь.
   А после решительно отстранился и, взяв меня за руку, потащил в конец зала, где мирно общались сильные мира сего во главе с Императором Сариеном.
   - Что ты задумал? - предчувствуя неприятности спросила я, семеня за парнем и стараясь не обращать внимания на провожающие нас любопытные взгляды.
   - Сейчас узнаешь.
   - Таэль, прошу тебя, не надо, - умоляюще произнесла я, но пириэлле не внял моей просьбе.
   Он упрямо подвел меня к отцу Сумайи, и от волнения сжав мою руку крепче необходимого, во всеуслышание произнес те страшные слова, которые я боялась услышать.
   - Ваше Высочество Аэртон Ллойер Маанли, я лин-аратх Пириэлле Атаниэль Снэг Роэль прошу руки вашей дочери...
   Судя по выражению лица этого самого Аэртона, несмотря на то, что именно ради женитьбы он и прислал свою дочь в Пириэлле, он никак не ожидал подобного поворота событий, а потому удивленно повернулся ко мне.
   - Сумайя?
   А что Сумайя? Сумайя шляется где-то... А я еле сдерживалась, чтобы не разреветься от волнения и уж говорить точно не могла - горло сжал болезненный спазм.
   - Сумайя, - отец Майки высвободил мою руку из ладони Таэля и отвел чуть в сторону, - ответь мне: ты хочешь выйти замуж за лин-аратха Атаниэля? Ты его любишь?
   - Сумайя любит меня, - раздалось сбоку ревниво. О Боже, только Стаки здесь и не хватало.
   Таэль дернулся, но вопреки моим опасениям, что пириэлле снова накинется на друга с кулаками, он сдержался, и лишь упрямо стиснув зубы, уставился на меня в ожидании ответа.
   - Дадим девушке время подумать, - неожиданно мягко вмешался аратх Аравир, за что я была ему безумно благодарна. - А сейчас как раз время праздничного торта.
   - Хорошо, - кивнул Таэль. - Но я знаю, что Сумайя любит меня. И я докажу это.
   Интересно, как?
   - Снежные лилии... - произнес Таэль, удовлетворяя всеобщее любопытство.
   Снежные лилии... Действительно, сейчас как раз время цветения этих почти сказочных цветов, являющихся символом истинной любви. Ведь по легенде, если сорванная лилия, от природы имеющая невзрачный серый цвет, в руках двух молодых существ вспыхнет искрящимся серебром, значит их любовь настоящая. Поэтому уже за несколько ночей до празднования Ночи Рождения Нового года на несчастные цветочки начиналась настоящая охота - желающих доказать свою любовь или проверить свою вторую половинку, было в избытке, и если бы королевские маги не поддерживали популяцию снежных лилий искусственно, они б давно исчезли с лица Фэрэя.
   Только мне казалось, что эти цветочки растут исключительно в Королевском парке в столице империи...
   - Отлично, - кивнул Стаки. - Принимается. И для чистоты эксперимента я отправлюсь за лилиями с тобой.
   Таэль возмущенно набрал воздух в легкие, но ничего не сказал. Молча развернулся к дверям зала, через которые уже ввозили огромный двенадцатиярусный, по числу месяцев в году, торт, и бросив на меня полный затаенной боли взгляд, ушел.
   Прости, любимый...

  Таэль
   В Королевском парке было темно и казалось безлюдно. Впрочем, довольно скоро я убедился, что заблуждаюсь - здесь и без нас со Стаки хватало охотников до снежных лилий, блуждающих среди меанов в поисках неприметных, особенно в темноте, цветов. Как бы я тоже хотел вот так пошататься среди деревьев... подумать... Ведь что-то не так. Как? Не пойму. Но странное, практически необъяснимое чувство не покидает меня вот уже несколько дней. Я ведь вижу! Вижу, что Майка любит меня. Она могла молчать, могла лгать, но тело ее послушно откликалось на любую ласку... на каждое прикосновение, так что сдерживать себя стало настоящей пыткой. Но почему, почему она не сказала, что любит меня тоже?!
   - Зачем ты это делаешь, Таэль? - голос друга заставил меня вздрогнуть.
   Я обернулся, внимательно глядя на Стаки. Аминатолец казался усталым и несчастным. Удивительно, но лишь теперь я осознал, что не хочу причинять ему боль. Но и с Майей расставаться не хочу... не могу - она мне необходима как воздух. И сейчас я чувствую, что задыхаюсь...
   - Что?
   - Все это... - Стаки развел руки в стороны, пытаясь показать мне это его "всё". Мрых! Это же мой лучший друг! - Ты же обещал, что все будет хорошо, что не будешь обижать Сумайю, что через пару недель мы с ней спокойно уедем, а теперь...
   - Я ее не обижал! - возмутился я.
   - Я вижу!!! - заорал Стаки в ответ так, что с ближайших деревьев сорвались птицы, устроившиеся здесь на ночь.
   Пошататься среди деревьев захотелось сильнее... но мрыховы лилии торчали из сугроба прямо у моих ног... нелепо и некрасиво...
   - Давайте быстрей... без верхней одежды здесь довольно прохладно, - спокойно окликнул нас Ник, поддерживающий телепорт обратно в Пириэлле чуть в стороне от нас со Стаки.
   - Да... Идем.

   Нас не было совсем недолго. "Счастливый" торт еще только разрезали и все желающие получить кусочек "счастья" толпились вокруг него. По идее здесь должна была бы быть и Майка - насколько я успел узнать ее за то время, что было у нас, она была неисправимой сладкоежкой.
   Но вместе со своей фрейлиной она стояла в конце зала, как всегда прекрасная, немного взволнованная... Платье на ней было другое - красивое, нежно-лиловое, прическа тоже изменилась - теперь волосы были распущены и тяжелыми волнами падали ей на плечи и спину - эта незамысловатая прическа нравилась мне гораздо больше той сложной конструкции, что была сооружена у нее на голове полчаса назад. Сама девушка казалась как будто легче, нежнее... И хотя при взгляде на меня в ее глазах все также плескалось сожаление, сейчас оно словно отошло на второй план, уступив место иным непонятным мне чувствам, от которых мне вдруг стало страшно, а вся моя затея показалась мне настолько бредовой, что я хотел отказаться от нее немедленно...
   - Эй, привет! - меня хорошенько долбанули в плечо.
   Я нервно обернулся и замер, явно не готовый к встрече с жизнерадостным фисом, в упор уставившимся на меня ярко-желтыми наглыми глазами.
   - Привет, Флэйк, - вяло поздоровался я, стараясь спрятать лилию за спину. - Яра.
   Светловолосая девушка фиса приветливо кивнула головой и улыбнулась.
   - Что-то ты какой-то скучный, - заметил Флэйк, критически разглядывая меня с ног до головы. - Проблемы?
   Я открыл рот... но делиться своими проблемами не стал. Мне только сочувствия и чужих советов не хватало.
   - Да нет, все отлично...
   - А снежная лилия тебе нафига? - с детской непосредственностью поинтересовался фис, не обращая внимания на то, что более тактичная Яра дергает его за рукав, намекая, что не плохо бы Флэйку заткнуться. Очень правильно намекает между прочим...
   - Надо, - невежливо ответил я.
   - А... ну ладно. Я чего хотел-то. Может помнишь мою прабабку Теру.
   Я кивнул. Молодящаяся, сумасбродная старушка с легкой сумасшедшинкой на фоне довольно редкого дара ясновидения врезалась в память в ту самую секунду как я ее впервые увидел на Дне рождения Флэйка в позапрошлом году. Она стояла на мокрых камнях возле небольшого пруда и что-то выговаривала этху - мелкому водяному и, конечно, поскользнулась и свалилась бы в воду, если бы я не подхватил ее... за подол платья. Старушка была мне искренне благодарна... и весь праздник таскала меня за собой без всякой возможности вежливо отделаться от нее и отпугивала всех мало-мальски симпатичных девиц, при этом наобещав мне великую любовь и неземное счастье. На вопрос же когда ждать столь щедрых подарков судьбы невозмутимо заявила, что обещанного три года ждут... Не знаю на сколько уж алья Теру хорошая провидица, но так или иначе ждать мне неземного счастья еще около года.
   - Твою прабабку трудновато забыть.
   Флэйк понимающе хмыкнул.
   - Да уж ты теперь в числе ее любимцев. И она просила передать, что в ночь Уходящего года найдешь свой потерянный ключ от счастья... Берл знает, что это значит, но передаю как Теру велела.
   - Спасибо.
   - Ну, это в общем все, что я хотел. Ты, я вижу, торопишься, так что до встречи.
   - Пока, Таэль, - улыбнулась Яра, сверкнув на меня хитрыми зелеными глазами.
   - Счастливо, - кивнул я, сознавая, что немного жалею, что эта короткая передышка закончилась и на меня вновь накатывает волна сомнения и тревоги.
   Впрочем, раз Теру сказала, что я найду ключ к счастью, значит так и будет, тем более, что отец уже приглашающе кивнул, предоставляя мне возможность действовать.
   Зажав цветок в ладонях, я подошел к Сумайе. Теперь, когда я стоял так близко от нее она казалась какой-то другой... Жалость, любопытство, нетерпение, беспокойство... Эмоции одна за другой сменялись на прекрасном лице принцессы.
   Я встал ближе. Протянул к ней руки, чувствуя, что ладони вспотели от волнения и странного позорного страха.
   Бросив взгляд на Стаки, принцесса тоже прикоснулась к цветку и... И ничего не произошло. Лишь я почувствовал как в груди сжалось и вдруг взорвалось рассыпаясь на тысячи стеклянных осколков мое обиженное сердце. А серый неказистый цветок так и остался невзрачным и безликим. Почему?
   - Почему?!! - этот крик сорвался с моих губ сам собой, заставив вздрогнуть не только переживающую за меня мать, но даже отца. К Мрыху, всех остальных! - Почему?
   - Таэль, тихо, тихо. Только не плачь, - заполошно зашептала Сумайя. Дура! Неужели она думает, что я буду реветь, как какая-нибудь девчонка? - Все будет хорошо, потом... Я обещаю...
   К нам подошел Стаки, и мне пришлось сделать шаг в сторону. Он протянул ей свой цветок... и я сделал еще один шаг назад... А через мгновение их лилия вспыхнула чистым серебряным светом - я знал это, хоть и не видел, потому что уже бежал прочь из зала...
   Мне действительно хотелось плакать... А пифии врут.

   Выскочив в коридор, я на мгновенье замер, решая куда идти. Можно было бы спуститься к аль Сигошу, который, несмотря на праздник, собирался проводить сегодня очередной эксперимент, но видеть никого не хотелось. Мне хотелось тишины и одиночества.
   Я поднялся к себе на этаж, прошел чуть по коридору и замер у дверей Майкиной спальни. Из головы никак не шел тот поцелуй в подземелье, на который она вполне определенно ответила - неужели это была ложь? Все ложь? Прогулки, игры, сидение на крыше в моих объятьях по полночи... совместные завтраки, обеды и ужины... полеты на Шакши, когда она с готовностью прижималась к моей груди... все те приятные и как будто незначительные мелочи, наполняющие каждый день ее присутствия в моей жизни. Притворялась? А теперь там, внизу, она радуется вместе со Стаки их вероятной скорой женитьбе, потому что теперь то уж точно никто не заставит ее выходить за меня...
   Со злости я долбанул дверь и она с грохотом распахнулась...
   - Милана, это ты? - услышал я неожиданно. - Это дурацкое платье...
   Из ванной комнаты выглянула... Сумайя. Волосы ее были распущены и тяжелыми прядками падали на спину как и 5 минут назад, но платье было снова голубое - то самое, в котором она впервые появилась на сегодняшнем балу. Но она не могла быть здесь... Вероятно, от отчаяния у меня помутился рассудок...
   - Сумайя? - на всякий случай спросил я, заходя в комнату и осторожно приближаясь к девушке, на хорошеньком личике которой отражалось неподдельное смятение. Безумно хотелось обнять ее и успокоить, сказать, что все будет хорошо...
   - Вот!!! Смотрите, я же говорил! - в комнату шумно ворвался Эртон, следом за которым устало вошел Келхенн, оставив двух стражников за пределами спальни принцессы. - Глядите! Мрых! Это самозванка!
   Первоначально вроде скептически настроенный Келхенн, вцепился в девушку въедливым взглядом, миллиметр за миллиметром сканируя внешность несчастной и такой беззащитной Майки. Моей Майки... Почему-то я был уверен, что именно эту девушку я полюбил, а ненастоящая та, другая, оставшаяся в зале.
   - Ах****ть! Это я ее поймал! - тем временем возбужденно орал Эртон. - Небось эта ***** хотела убить настоящую...
   Не выдержал - хорошенько вмазал Эртону по лицу, заставив его немного отдохнуть на ковре.
   - Спасибо, - сухо поблагодарил Келхенн, кивнув стражникам, чтобы они утащили Эртона прочь из комнаты, после чего вновь уставился на Сумайю. - Вы понимаете, что выдавая себя за другое существо совершаете преступление? - девушка чуть заметно кивнула. - Тем более умышленно выдавая себя за персону королевских кровей... - девушка вновь лишь кивнула. - Будете настаивать на том, что Вы настоящая принцесса?
   Я замер. Но девушка отрицательно мотнула головой, разбивая мои последние надежды.

  Лека
   Когда Таэль и Стаки покинули зал, я почувствовала невероятное облегчение, получив даже такую, скорей всего, недолгую передышку. Мне и самой хотелось сбежать отсюда - под внимательным и немного расстроенным взглядом альи Элесты я чувствовала себя настоящей предательницей, да у меня и без того от переживаний немного кружилась голова. Видно поэтому я не сразу заметила спешащую ко мне Милану.
   На мой взгляд, она слишком наигранно обрадовалась нашей встрече, кинувшись обнимать меня как любимую подружку, с которой давно не виделась, хотя на самом деле я что-то не заметила особо теплых отношений между ними с Сумайей.
   - Пошли отсюда, - шепнула она, скосив глаза на родителей Атаниэля, и легким движением руки опрокинула на меня бокал с чем-то красным, который до этого аккуратно сжимала в руке.
   - О, Берл! Какая я неуклюжая, - заверещала она. - Прости, Сумайя.
   - Ничего - ничего, - заверила я громко, радуясь, что у меня появилась вполне удобоваримая причина покинуть праздник...
   - Пойдем, я провожу тебя в твою комнату и помогу переодеть платье. Мне правда так жаль...
   С Миланкой и Мелисой мы вышли из зала, но вместо лифта направились почему-то к лестнице, хотя подниматься по ступенькам в платье было очень неудобно. Впрочем, почти сразу мне стало понятно почему девочки выбрали такой странный способ передвижения - из округлой ниши между этажами на лестницу скользнула темная фигура в плаще и присоединилась к нам. Мне не составило труда догадаться кто это был...
   Вчетвером мы добрались до моей комнаты и, захлопнув дверь, все вместе с облегчением выдохнули.
   - Ужас какой-то, - пожаловалась Мелисса, на что девчонки лишь неопределенно хмыкнули.
   - Так, давайте в темпе, - скомандовала Миланка. - Нельзя, чтобы вас вместе в таком виде засекли.
   Принцесса с помощью Мелиссы сняла плащ, поправила красивое нежно-лиловое платье.
   - Заплести Майе Венгдорскую корону, как у Леки? - поинтересовалась фрейлина.
   - Не, - Милана склонила голову набок и внимательно посмотрела сначала на меня, потом на принцессу. - С распущенными однозначно лучше.
   - Угу, - кивнула Мелисса, поправила Сумайе волосы и, критично осмотрев ее с ног до головы, одобрительно кивнула. - Пойдем?
   - А я? - все три девицы задумчиво уставились на меня.
   - Посиди пока здесь немножко, - наконец сказала Милана. - Таэль и Стаки куда-то Ника утащили. Как только он вернется, попрошу телепортировать тебя... куда захочешь.
   - А внешность мне мою вернуть?
   Теперь все дружненько уставились на Сумайю.
   - Для этого нужна еловая шишка, - пожала та плечами. - Я когда на тебя иллюзию вешала привязала ее вот к этому кулону у тебя на шее и по идее никто его с тебя снять не может кроме меня, но мне тоже, чтобы снять, шишка нужна - она вроде как вместо ключа от заклинания, ну чтоб оно самом случайно не свалилось...
   - Блин, почему шишка-то? - осуждающе проворчала Милана, осматриваясь по сторонам. В комнате никаких шишек, естественно, не было.
   - Что под руку попало... - обиженно прокомментировала Майка.
   - Ладно, - Милана сморщилась. - Вы с Мелиссой идите в зал. А ты, Лека, пока здесь сиди и никуда не выходи. Я сейчас добуду где-нибудь эту... шишку и найду Ника.
   Девчонки ушли и я осталась одна. Посидела немного на кровати. Постояла у окна. И в конце концов, направилась в ванную комнату, распустила эту Венгро... Ведро... корону в общем, от которой уже побаливала голова, и просто от нечего делать, чтобы отвлечься и не думать о Таэле, например, решила попробовать отмыть платье от сока, которым меня окатила Роханская.
   Но на себе чистить платье было очень неудобно, а стащить его не получалось... И тут в комнате грохнула дверь - скорей всего вернулась Миланка.
   Я выглянула из ванной комнаты... и наткнулась на Таэля, изумленно разглядывающего меня. Мрых! Наверно он уже настоящую Сумайю видел и теперь соображает, как она могла оказаться здесь... Это было не слишком хорошо, но когда в комнату влетел какой-то сумасшедший пириэлле, а следом за ним появился Келхенн все стало гораздо... гораздо хуже.
   - Вы понимаете, что выдавая себя за другое существо совершаете преступление? - спросил заместитель начальника стражи. Отрицать знание законов мне показалось бесмысленным и я согласно кивнула. - Тем более умышленно выдавая себя за персону королевских кровей... - я снова кивнула, чувствуя как внутри нарастает паника. - Будете настаивать на том, что Вы настоящая принцесса? - Келхенн в упор посмотрел на меня. Врать я не собиралась, да к тому же была уверена, что старик мне не поверит, поэтому на этот раз отрицательно замотала головой.
   Неужели меня теперь посадят? - как-то отстраненно подумала я, с удивлением наблюдая как тень сожаления расползается по старческому лицу. На Таэля мне смотреть было страшно.
   - Что ж, я вынужден Вас арестовать и проводить в допросную...
   - Не надо, Келхенн, - в голосе Таэля слышалась боль... и в этом без сомнения была моя вина. - Поговорим с девушкой здесь.
   На мгновенье Келхенн задумался, но все же согласно кивнул.
   - Крес, - обратился он к одному из стражников пришедших вместе с ним. - Пригласи Его Величество в комнату принцессы.

   Взгляд Аравира внушал мне гораздо больший страх нежели Келхенна. Он ни о чем не спрашивал... пока. Пришел, занял один из свободных стульев и задумчиво изучал меня вот уже с десяток минут, заставляя все больше и больше нервничать. Я знала - он делает это специально, но ничего не могла с собой поделать. А еще он привел с собой двух немолодых уже мужчин. Один был довольно высокого роста с несвойственными для пириэлле длинными какими-то обвислыми усами - невозмутимой статуей он замер у дверей, а второй тощий, бледнолицый и бледноглазый уселся на последний свободный стул, так как я сидела на кровати. Присутствие этих типов заставляло меня нервничать еще больше, хотя бы потому, что оно не нравилось Таэлю. Но и без того я догадывалась кого аратх пожелал притащить на допрос изворотливой преступницы. Хороший маг-менталист, замерший у дверей, довольно большая редкость, и если другой маг еще мог бы оказать ему хоть какое-то сопротивление, то уж мне-то ему и противопоставить было нечего. А второй - тощий, вероятно и будет вести допрос.
   - Весьма любопытно, - наконец произнес Аравир, заставив вздрогнуть не только меня, но и Таэля, на которого я осмеливалась поглядывать лишь время от времени. Лин-аратх сидел хмурый и какой-то подавленный, вялый - точь в точь как неказистый цветок, который он теребил в руках. - Весьма... Думаю, Вы согласитесь ответить на некоторые наши вопросы, не так ли? - я мелко кивнула, как будто это могло что-то изменить. - Каким образом достигнуто столь потрясающее внешнее сходство с принцессой? - он уставился на меня как удав на маленькую несчастную обезьянку. В самом деле несчастную - мне хотелось плакать. Не знаю выдохлись ли мои собственные моральные силы или же это менталист начал давление на психику...
   - Ил-люзия, - с запинкой ответила я.
   - Иллюзия? - притворно удивился Тощий, кинув взгляд на аратха, словно перехватывая у него эстафету, и вновь возвращаясь ко мне. Кажется, не поверили. - И не фонит? Раз стражи и маг-защита не обнаружили несоответствия... Тут разве что специалист с первым-вторым уровнем магии должен был поработать... Подскажите-ка, где такого можно найти? - голос у него был какой-то специфический - неприятный, с магическим привкусом.
   Да к тому же давление менталиста усилилось. Я сморщилась и еле сдержалась, чтобы не всхлипнуть.
   - Не скажите? - не давал мне время на раздумье Тощий.
   - Просто я - хашти...
   - Даже так? - протянул Тощий задумчиво, что-то чиркая в разложеных перед ним бумагах. - Ваше имя?
   - Лека... Ведунова, - я бросила взгляд на Таэля. На что надеялась? Ага, на чудо. Но он никак не отреагировал - все так же молча сидел, широко расставив ноги и облокотившись локтями о колени.
   - Кто Вас нанял? - с любопытством поинтересовался Аравир.
   - Нанял?
   - На кого Вы работаете? - перефразировал Тощий. - С какой целью Вы прибыли сюда? Какое задание? Убийство? Чье именно? Императора? Принцессы? Лин-аратха?
   Я вздрогнула и с ужасом уставилась на тощего пириэлле без всяких эмоций взирающего на меня холодными светло-зелеными глазами. Но мне казалось ему в самом деле интересно что я такое и зачем здесь...
   - Я не собиралась никого убивать, - возмущенно ответила я.
   - Тогда что? Какие преступные инсинуации были возложены на Вас? Как давно Вы в замке?
   Я задумалась. Интересно, если сейчас все честно рассказать, это будет считаться предательством Сумайи? Хотя ведь Милана сказала, что принцессе ничего и не будет... Но все равно как то нехорошо получается... Вообще как-то мы не условились, что мне говорить, на случай, если меня разоблачат.
   Я хотела поразмышлять еще немного, но мне вдруг стало нестерпимо страшно и холодно - темный клубок паники медленно пополз по моему сознанию. Я всхлипнула от охватившего отчаяния.
   - Пап, пусть Гендор уйдет...
   Аратх холодно посмотрел на сына.
   - Тебе как будущему правителю, Атаниэль, следует понимать, что нельзя личные интересы ставить выше государственных, - сухо произнес он.
   - Конечно, папа, - покорно произнес лин-аратх. - Но с учетом того, что продолжительность жизни у пириэлле составляет не одну сотню лет, я еще научусь и изворачиваться и лицемерить... А пока... Девушка нам сама все расскажет. Правда? - Таэль посмотрел мне в глаза и я не смогла ему отказать - согласно кивнула. - Так что и в Рорителе нет необходимости, - Таэль мрачно посмотрел на тощего пириэлле.
   Аравир вздохнул, но все же махнул рукой усатому Гендору и тот вышел из комнаты. Мне стало чуть легче - может не так уж менталист на меня и давил, а может просто стоит в коридоре и продолжает свое черное дело...
   А вот Роритель остался на месте, но как бы не при делах.
   - Итак, Лека, кто же наложил на Вас иллюзию? - вполне нормальным голосом спросил аратх.
   - Принцесса Сумайя, - наконец решилась я.
   - Принцесса? - хмыкнул аратх невесело. - Вероятно, девочка очень не хотела ехать сюда.
   Я пожала плечами - отрицать очевидное я не собиралась. Подтверждать тоже - мало ли...
   - И что она тебе за это обещала? - неожиданно зло спросил Таэль.
   Я задумалась. Ничего она мне вообще-то и не обещала...
   Я открыла рот, чтобы ответить, но в этот же момент дверь распахнулась и из коридора в комнату хлынула целая толпа.
   Первым был практически разъяренный Кси с прижатыми ушами и вздыбленной шерстью, который вероятно и послужил главным пропуском для всех остальных, так как стражникам застывшим с той стороны двери было велено никого не впускать. Лесх не спеша подошел к кровати, бросив, как мне показалось, осуждающий взгляд на Таэля, и, как уже бывало не раз, плюхнул свою голову мне на колени в успокоительном жесте. В самом деле стало легче - практически все негативные эмоции отступили, оставив лишь волнение и легкий привкус страха, которые вероятно были моими собственными, а не навязанными извне.
   А следом в помещение протиснулась Миланка, за которой потянулись все остальные: ее муж, Сумайя, Мелисса, Стаки и почему-то мать Таэля, а еще невесть как оказавшиеся здесь куратор Вольгард и моя тетя Мира...
   - Лека ни в чем не виновата! - заявила Милана, глядя прямо на ошарашенного такой наглостью Аравира.
   - Когда мне будет интересно мнение сопливой девчонки, я им поинтересуюсь, - зло прошипел аратх. - А сейчас все ВОН! - добавил он чуть ли не по слогам.
   - Аравир... - попробовала возразить Элеста, но аратх так посмотрел на нее, что она выскочила из комнаты первая, утаскивая за собой мою тетю и Вольгарда, следом за которыми выскочила Мелисса, а уж за ней потянулись и Сумайя со Стаки... Это было похоже на штормовую волну, которая бешено накатила на берег и тут же обрушилась обратно, встретив на своем пути непреодолимое препятствие в виде скал. Только Миланка осталась, видимо собираясь отстаивать свою точку зрения.
   - Никаэль, - устало обратился аратх к Роханскому, не глядя на рыжую "повстанку". - Будь любезен, уведи свою жену.
   Ник взял Милку за руку, но та вреднюче вырвала ее. Тогда парень со вздохом перикинул девушку через плечо и потащил к дверям.
   - Лек, мы тебя в коридоре подождем, - пообещала Милана. - Ник, пусти, платье помнешь...
   Дверь захлопнулась и некоторое время в комнате было тихо. Но мне уже было не страшно, а как-то даже смешно.
   - Значит вы дружите с этой... неугомонной? - устало поинтересовался аратх и сморщился так, словно Милана ему как минимум полдворца разнесла.
   - На самом деле мы с ней познакомились чуть больше двух недель назад. Вместе проходили практику в Великом погорье. И там же как раз Сумайя остановилась на ночлег, когда сюда ехала...
   Я примолкла, но по выразительным глазам пириэлле поняла, что от меня ждут продолжения.
   - Ну, она и предложила мне... поменяться с ней местами на время.
   - А ты и согласилась? - как-то резко перешел на "ты" Аравир.
   - Ну да... Я ничего плохого не хотела, правда.
   - Аравир, отпусти ты девочку, - в комнату тихонько заглянула Элеста. - Праздник же.
   Аратх посмотрел на Тощего, тот неопределенно пожал плечами.
   - В конце концов, если бы она действительно замышляла какое-то преступление или говорила заведомую ложь вряд ли бы лесх испытывал к ней столь явную симпатию.
   - Хорошо, - вздохнул отец Таэля. - Можешь идти. Но вынужден попросить тебя покинуть дворец до окончания праздника.
   Я обиженно кивнула, чувствуя как что-то обрывается внутри. Все таки в глубине души я надеялась, что все будет по другому.

   Помявшись, я все таки решилась поднять глаза на лин-аратха. Он на меня не смотрел - задумчиво пялился в окно на все еще кружащий в безумном хороводе снег и вертел в руках лилию, но отчего-то казалось, что он вполне четко ощущает мой взгляд...
   Хрясь. Коротким четким движением пальцев тонкий стебелек чудо-цветка переломился пополам и рухнул на пол к ногам принца, тут же как бы невзначай наступившего на серое соцветие...
   Я вздрогнула, отвернулась, с каким-то смешанным чувством негодования и сожаления поймала на себе взгляд Аравира, и вышла в коридор, где неловко замерла перед в миг притихшими друзьями, выжидательно уставившимися на меня. Но говорить мне было сложно - в горле застрял комок слез.
   - Ну? - нетерпеливо окликнула меня Милана.
   Я как можно равнодушнее пожала плечами, но вышла откровенная халтура - хотелось громко разрыдаться... и чтоб меня обнимали и жалели... желательно Таэль - этакий приступ жалости к самой себе.
   - Попросили покинуть дворец до окончания праздника, - не удержавшись всхлипнула я.
   Тетя Мира не говоря ни слова подтащила меня ближе к себе и крепко обняла. Это было не совсем то же самое чего мне хотелось на самом деле, но я с готовностью уткнулась ей носом в плечо, позволяя успокаивающе гладить себя по спине.
   - Ну перестань, - бормотала она рассеянно. - Ты же у меня такая сильная. Плакать из-за мальчишки непозволительная роскошь для настоящей ведьмы.
   - Мы же не ведьмы...
   - А, брось. Каждая женщина хоть чуточку ведьма.
   Трудно было с этим не согласиться. Я судорожно вздохнула и тут же почувствовала как холодный нос успокаивающе ткнулся мне в ладонь..
   - Можно мне хотя бы Кси взять с собой? - спросила я.
   - С какой это стати?! - раздалось за моей спиной возмущенно.
   Я обернулась. Из комнаты вышел Таэль и сердито взирал на меня потемневшими серыми глазами.
   - С какой стати ты вторглась в мою жизнь, перевернула все с ног на голову, заставила влюбиться в себя, а теперь еще и моего лесха хочешь забрать?! - зло выговаривал он, с каждым выплюнутым словом приближаясь все ближе и ближе.
   - Он мой! МОЙ!!!
   Таэль поперхнулся от удивление и некоторое время лишь беззвучно открывал рот.
   - С какого мрыха он твой? - наконец поинтересовался он. - Кси был, есть и будет моим!
   - Нет, он правда мой!
   Я умоляюще уставилась на Ксилофага, уверенная, что если сейчас лесх выберет меня, то я смогу забрать его в Анджейр и тогда рядом со мной всегда будет еще одно родное существо помимо тети Миры. Таэль тоже уставился на лесха, который теперь сидел практически между нами.
   Но Кси зажмурил глаза и лишь фыркнул, видимо даже не собираясь выбирать кого-то из нас.
   - Ха, видишь, - насмешливо произнес Атаниэль, отчего я почувствовала себя преданой. Но сдаваться не хотелось.
   - Но ведь ты наверняка даже не помнишь откуда он у тебя, - на авось заявила я. - А все потому, что именно мне его подарил Аскион, когда Кси был еще совсем маленьким свинобурундуком.
   - Аскион? - с сомнением произнес Таэль. - С чего это вдруг ему дарить тебе лесха?
   Показалось или в его голосе мелькнула ревность? Но с какого перепугу Аскион мне лесха подарил я и сама не знала, поэтому замялась с ответом...
   - Ох, боже ж ты мой, - раздраженно крякнула за моей спиной тетя Мира, которой скорей всего надоела эта кутерьма, и нехилым таким снарядом запустила мной в лин-аратха. Тот с готовностью принял мою тушку на себя и притянул ближе, позволяя окунуться в столь желанное тепло собственного тела.
   - Ты что и брата моего окрутить пыталась? - серьезно спросил он, низко наклонившись к моему лицу.
   - Я тебя люблю, - сказала я ему.
   С минуту он молча рассматривал меня, кажется не собираясь отпускать от себя и это радовало.
   - У тебя глаза опять зеленые, - шепнул он мне в самые губы, прежде чем поцеловать.
   Едва наши губы встретились с хрустальным звоном рассыпалась иллюзия, окутав нас миллионами серебряных звездочек, с мерцанием опадающих вниз к нашим ногам.
   Таэль отстранился и некоторое время ошарашено изучал мое настоящее лицо, заставляя меня взволнованно покусывать нижнюю губу.
   - Это ты? - наконец спросил он.
   - Я, - кивнула согласно.
   - Ты, - подтвердил и он. - И я люблю именно тебя.

  
***
   - Что ты делаешь? - проворчала Миланка, наблюдая за манипуляциями аминатольской принцессы и косясь на мужа, который по счастью не прислушивался к разговору жены и вообще стоял в сторонке, рядом со Стаки.
   - Это же очевидно - снимаю иллюзию, - ответила та не отвлекаясь от своего занятия.
   - А как же наш план? - немного растерянно поинтересовалась Мелисса.
   - Да какой план?! - возмутилась Сумайя. - Этот уже в Леку втюрился и как вы ему другую Леку подсовывать будете? А так он ее сейчас облобызает и иллюзия волшебным образом спадет! Шишка, кстати, нужна была всего одна, а не целый мешок...
   Последнее замечание принцессы было явно камнем в огород Миланы, но та без особых усилий пропустила его мимо ушей.
   - Тогда давай со спецэффектами, - кивнула Роханская невозмутимо. - Щас я серебряный дождь устрою...

   - Весьма любопытно, - пробормотал аратх, разглядывая девушку, которую младший сын крепко прижимал к себе. - Хотя в этом есть определенный смысл...
   - О чем ты, любимый? - Элеста, счастливо прижалась к плечу мужа, посчитав что обстановка более, чем неофициальная.
   - Помнишь, ты спрашивала почему мне так приспичило, чтобы наш сын женился на принцессе Сумайе?
   - Помню. Ты не захотел ответить мне тогда.
   - Постеснялся, - пожал плечами аратх. - Как-то раз был в Данийске пару лет назад - у старого герцога Роханского в гостях. И наткнулся там на пифию что ли... Елгалия, может слышала о ней?
   - Елгалия? Хм... у Миланы вроде так бабушку зовут, но не разу не слышала, чтобы та была пифией.
   - Так или иначе, она сказала мне, что Таэль будет счастлив благодаря аминатольской принцессе. Не знаю зачем поверил... ведь едва с аминатольским аратхом, отцом Стаки, не разругался из-за этой женитьбы...
   - Ну знаешь, не так уж Елгалия и не права. Не поменяйся Сумайя местами с этой девочкой и возможно Таэль ее никогда бы не нашел, - Элеста ласково похлопала мужа по руке.
   - Да не, - возразил аратх. - У нас был медальон. И мы уже почти выяснили кто его владелец. Этот Вольгард, - Аравир недовольно кивнул в сторону преподавателя Высшей школы, - ведь соврал, что знать не знает девушку на демонстрируемом ему маг-портрете, а сам небось тут же кинулся к своей любовнице, которая, как я понял тетя этой Леки, и стал выяснять зачем стражам могла понадобиться ее племянница... Та перепугалась, конечно, и они со Стаханским телепортом отправились в Великое погорье, тем более, что студентов пришла пора забирать с практики. А вот девочки-то там и не оказалось. Также как и Миланы Роханской. Как выяснилось их совсем недавно забрал муж Миланы - Ник, - Аравир кивнул в сторону светловолосого парня, рядом с аминатольским лин-аратхом, - который еще сразу по получении маг-портрета Леки в префектуре столицы заявил, что девушку определенно где-то видел уже, но так и не смог вспомнить где, но ведь забирая Милану с практики все равно бы увидел снова и теперь уж узнал... А значит, если бы не вся эта катавасия, то не сегодня, так завтра личность искомой девушки все равно была бы установлена.
   Элеста вздохнула.
   - Сам до всего додумался?
   - Пять минут назад получил краткий доклад по маг-почте по поводу Стаханского и его передвижений, ну и кое-что, да, сам додумал, - не стал скрывать аратх.
   - Но Аравир, допустим нашли бы вы эту девочку и что?
   Аравир непонимающе взглянул на супругу.
   - Что?
   - Ничего. Ну, снилась Лека Таэлю несколько лет, но все равно осталась непонятным чужим существом. А так, мальчик успел полюбить ее.
   - Ну... эта Ведунова пожила бы у нас во дворце и Таэль бы ее тоже мог полюбить...
   - Какая-то навязанная любовь вышла бы, - проворчала Элеста, намекая мужу, что пора заканчивать эту дискуссию.
   - Хорошо-хорошо... Надо бы вернуться в зал, а то негостеприимно бросать императора и остальных гостей посреди праздника.
   Аравир повысил голос, чтобы теперь его слышали не только жена и замерший безмолвной статуей за его спиной Келхенн, но и остальные присутствующие в коридоре.
   - До полуночи еще довольно далеко... Поэтому предлагаю переместиться в Торжественный зал. А все вопросы будем решать уже завтра днем.
   - А тебе надо платье переодеть, - шепнул Таэль Леке. Он нежно поцеловал девушку, после чего достал из кармана уже знакомый медальон и одел его девушке на шею. - Пойдем, я тебе помогу.
   Они зашли в комнату, но новое платье искать не стали. Вместо этого Лека переоделась в теплую одежду, Таэль накинул куртку и они вместе с Кси направились на крышу вместе встречать полночь.

   КОНЕЦ



   - Флэйк, смотри, это же Лека... не помню ее фамилию... Блин, лет пять ее не видела. Мы же с ней вместе еще на Земле в "Ночной дозор" играли, - Яра с удивлением проводила взглядом все дальше удаляющуюся троицу.
   - Хошь догоним, поздороваемся с ней? - с азартом предложил ей парень.
   - Да не-е, они вроде заняты... друг другом. Как-нибудь в другой раз.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"