Фадеев Артем: другие произведения.

Разочарованные - 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:

  РАЗОЧАРОВАННЫЕ - 2
  
  "ДРУЗЬЯ ПОЗНАЮТСЯ В БЕДЕ"
  
   Эта ночь была не такой уж и темной. Облаков на небе практически не наблюдалось, а луна, смотрящая на Землю своим желтым глазом, освещала поверхность города Фишкуйска не хуже дневного светила. К тому же фонарные столбы озаряли округу довольно приличным светом.
   Патрульная машина с синим проблесковым маячком на крыше, лениво проползла по улице и скрылась за поворотом.
   Из-за стены здания, около которого проехал патруль минуту назад, вышли пятеро человек. Одеты они были во все черное, к тому же их лица скрывали черные маски.
  - Тихо, - прошептал один из них. Он шел впереди и выдвинул левую руку так, чтобы остальные не опередили его.
  Процессия внезапно замерла.
  Предводитель внимательно осмотрел улицу. Полная тишина и ни кого вокруг. Тогда его глаза в прорезях маски осмотрели здание, возле которого он остановился.
  Средних размеров двухэтажный дом, огромное крыльцо, а на самом строении красовалась вывеска "Фишкуйский городской музей".
  - Предупреждал же я тебя, Макс, не подходящая сегодня ночь. Смотри как светло. Попадемся еще, - в пол голоса проговорил один из парней, стоящих позади предводителя.
  - Заткнись, - прошипел тот, кого назвали Максом: - Предупреждал же ни каких имен.
  - Все равно здесь ни кого нет, - попытался сопротивляться собеседник главаря: - Ни кто меня не услышал.
  - Закройте рот этому недоноску, - попросил Макс у остальных налетчиков: - Или я сам урою его прямо здесь.
  - Слышь, - в разговор вступил еще один парень: - Не зли его. Сам знаешь, к добру это не приведет.
  - Это точно, - по голосу предводителя было слышно, что он улыбается: - К добру это точно не приведет. Ты прав, - похвалил он того, кто говорил последним. Макс еще раз осмотрелся и быстро зашептал: - Значит так, последние инструкции. Меньше трепа, помните, что и у стен есть уши. Действуем слажено, так как и договаривались, не отступайте от плана. Всем все понятно? Если есть вопросы, задавайте их сейчас и быстро.
   Ответом на эти слова была полная тишина.
  - Отлично, - главарь оголил свое левое запястье и внимательно посмотрел на часы, которые тут же засветились в темноте. Похоже, что их циферблат был обработан фосфором.
  - Что касается света, - довольно пробормотал он и принялся отсчиты-вать: - Семь, шесть, пять, четыре, три, два, один, - как только предводитель замолчал, все фонари в зоне видимости внезапно ярко вспыхнули и приня-лись постепенно угасать: - Все рассчитано, - закончил он: - Город экономит электричество и в час ночи электростанция отключает уличное освещение.
  Подождав, пока фонари не погаснут полностью, Макс быстро проговорил: - Пора, за дело.
  Группа из пяти человек поспешила выбраться из своего укрытия. Впереди шагал главарь, он забыл задернуть рукав, и его наручные часы поблескивали в лунном свете. За ним следовал парень, держащий в руках кейс, такого же черного цвета, как и одежда на его хозяине. За человеком с чемоданчиком шли оставшиеся трое, их руки были абсолютно свободны.
  Банда подошла к крыльцу музея. Предводитель и двое, следовавших за ним парней, поднялись по ступенькам. Оставшиеся перед крыльцом спрятались по разные стороны лестницы и принялись наблюдать за происходящим вокруг. Их единственным помощником в этом деле была только луна, но ее света вполне хватало для работы всей шайки.
  Макс, грациозно передвигаясь в темноте, поднялся к самой двери здания. Шедшие за ним подельники, приблизились к нему.
  - Удачи нам, - еле слышно прошептал главарь. Он поднял правую руку и коснулся ладонью замочной скважины. Металл оказался приятно холодным. Предводитель повернул руку по часовой стрелке и в этот момент послышался тихий хруст открывающегося замка.
  
  
   Помещение Фишкуйского городского музея состояло из небольшого холла, огромного зала, в котором выставлялись различные экспонаты и нескольких подсобных помещений. Зал в данный момент был испещрен лучами сигнализации и сохранял гордое спокойствие.
   В одном из подсобных помещений, в довольно тесной комнатке, за шестью мониторами восседал ночной сторож музея. Это был мужчина лет пятидесяти пяти, седоватый и довольно упитанный. Одет он был в форму охранника. На правой стороне брюк, в районе пояса болталась связка ключей, а на левой коричневая кобура.
   Вытянув ноги под столом, сторож смачно зевнул, и прикрыл глаза. За его довольно внушительный стаж работы в этом учреждении ни когда и ни чего не происходило. Самым запоминающимся событием за время работы охранника было отключение сигнализации и видеокамер. Причина в тот раз оказалась банальной. На электростанции произошла авария, и по этой причине был обесточен район, в котором находился городской музей. Аварию устранили в течение сорока минут, но эта история была не одно-кратно рассказана сторожем своим друзьям за рюмкой другой какого-нибудь бодрящего напитка. В изложении сторожа это событие выглядело следующим образом. Музей лишился электричества практически на двенадцать часов, и храброму охраннику пришлось неусыпно контролировать каждый сантиметр здания, хранящий в себе достояния истории не только города Фишкуйска, но и целой страны, а возможно и всего мира. Каждый раз в истории обязательно присутствовал элемент налета. То это были уличные хулиганы, то пьяные припозднившиеся посетители, решившие приобщиться к прекрасному, то еще кто-нибудь. В общем, фантазия у сторожа присутствовала, а приняв на грудь сто грамм горячительного, она буквально била ключом.
   Старые приятели охранника музея только посмеивались за его спиной. Им доподлинно была известна вся история, но обижать выпивоху им не хотелось, по этой причине, они каждый раз "внимательно" выслушивали очередную версию триллера.
   Вот и в эту ночь сторож решил расслабиться привычным образом, зевнув, он прикрыл глаза и приготовился отлучиться на часок другой в царство Морфея.
   Разумеется, он не заметил, как на экране наблюдения, демонстрирующего вход в музей, осторожно приоткрылась входная дверь.
   Охраннику было не до своих прямых обязанностей. Ему безумно хотелось спать.
  
  
   Предводитель шайки просунул голову в открытую дверь, бегло осмотрел пространство музея, на сколько это позволяла зона видимости, затем махнул рукой своим спутникам и прошелестев: - Вперед, - пулей бросился в хорошо известном ему направлении.
   Двое парней, оставшихся за дверью не спешили следовать за Максом. Они хорошо знали сценарий налета и придерживались его. Сказанное главарем "вперед" было адресовано только ему самому.
   Тем временем предводитель шайки налетчиков приблизился к системе сигнализации, здесь же располагался и основной источник питания музея. Макс положил одну руку на пульт, контролирующий сигнальные устройства, а другой отключил рубильник, находящийся на соседнем щитке. Свет и лучи сигнализации погасли одновременно.
  - Давайте, парни, пора действовать, - произнес главарь своим подопечным таким тоном, что бы его голос долетел до их слуха.
  Две фигуры в черном проникли в помещение. Одна тут же пробежала вперед и застыла около одной из дверей подсобного помещения. Фигура вытащила из кармана какую-то тряпку и застыла в ожидании.
  Другая фигура с кейсом в руках приблизилась к предводителю и, застыв в шаге от него, преданно посмотрела в глаза Максу.
  - Шагай за мной, - коротко приказал главарь, и направился в сторону огромного зала.
  
  
   Что-то было не так.
   Сторож почувствовал это даже сквозь закрытые веки. Он нехотя открыл глаза и понял, что ни чего не изменилось. Для него ни чего не изменилось. Не имело значения, открыты у него глаза или нет, охранника в любом случае окружала полная темнота. Свет в подсобке не горел, а шесть экранов перестали светиться голубоватым светом.
   Он аккуратно вытащил ноги из-под стола, а затем пошарил по столу рукой. С третьей попытки ему удалось нащупать то, что он искал. Это был фонарик. Сторож нажал на кнопку, и яркий луч озарил небольшое пространство подсобного помещения.
   Охранник подождал некоторое время, пока глаза не привыкнут к полумраку, затем поднялся со стула и, чертыхаясь и матерясь, направился к двери. Распахнув створку, он осветил пространство коридора, расположенное за дверью светом своего фонарика. Не заметив ни чего подозрительного, сторож пошел по коридору в направлении следующей двери, именно она вела к основным помещениям музея.
   Охранник решил проверить исправность сигнализации, а уж затем вызы-вать дежурный патруль. Памятуя о своем прошлом опыте, он совсем не желал поднимать панику на пустом месте.
  
  
   Предводитель шайки и его спутник с чемоданчиком в руках прошли мимо третьего подельника, стоявшего около двери с тряпкой в левой руке. Они шли уверенно, не теряя ни секунды. Пройдя на середину огромного зала, Макс остановился возле небольшой витрины. Витрина доставала ему до пояса. Снизу она была сделана из железа, а верхняя ее часть представляла собой пуленепробиваемое стекло, толщиной сантиметров тридцать.
   Глаза главаря любовно осмотрели предмет, находящийся по другую сторону стекла. Здесь предводитель позволил себе немного расслабиться, он провел рукой по толстой броне, и тихо проговорил: - Вот она, наконец-то. Теперь ты моя, - ладонь Макса соскользнула со стекла, обнаружив под собой небольшую старинную монету.
   Позади двух парней раздался какой-то шум. Они синхронно обернулись и увидели, как открывается дверь, за которой притаился их третий напарник. В помещение музея вошел сторож, в руках он держал фонарик, которым освещал себе дорогу. Первыми и последними кого увидел охранник, были главарь и фигура с кейсом в руках. В лунном свете ночные посетители показались сторожу весьма зловещими. Одновременно, пытаясь левой рукой вытащить из кобуры пистолет, он громко задал вопрос, завершить который ему так и не удалось: - Кто вы та...,- в ту же секунду на лицо охранника обрушилась тряпка. Сторож попытался вдохнуть побольше воздуха и потерял сознание.
  - Пора действовать, - быстро прошептал парень с чемоданчиком: - Сейчас не место сантиментам.
  - Верно, - согласился с ним предводитель: - Я еще успею ей налюбоваться. Рукой, облаченной в черную перчатку, он откинул стеклянную крышку витрины. Пуленепробиваемая броня легко поддалась, после отключения сигнализации, все устройства музея оказались полностью обесточенными.
  Сообщник Макса распахнул кейс и подставил его пустые внутренности главарю.
  Предводитель любовно взял монету двумя пальцами и аккуратно поместил ее в чемоданчик, в нишу, специально отведенную для этой реликвии.
  Парень захлопнул кейс и вопросительно произнес: - Уходим?
  - Уходим, - согласился с ним Макс.
  Они поспешили к выходу, однако им пришлось задержаться у тела охранника. Как оказалось, их подельник пытался достать из кобуры сторожа пистолет.
  - С ума сошел? - злобно прошипел главарь: - Оставь его.
  - Но оружие, оно может нам пригодиться, - попытался отстоять свою точку зрения парень, копошащийся возле сторожа.
  - Ты сегодня за вечер уже второй раз испытываешь мое терпение, - грозно проговорил предводитель: - Если бы нам нужны были пистолеты, мы бы отправились в оружейный магазин. Быстро встань и следуй за нами.
  Не решившись больше перечить Максу, сообщник поднялся с колен, и поспешил за своими напарниками.
  Выбежав из здания городского музея, троица спустилась с лестницы. Здесь главарь притормозил. Из своих укрытий вышли еще двое налетчиков.
  - Как все прошло? - поинтересовался один из них.
  - Как по нотам, - удовлетворенно ответил предводитель: - Как здесь? Все тихо? - он бегло огляделся по сторонам.
  - Абсолютно, - сказал все тот же парень: - Даже муха не пролетела.
  - Отлично, пора сматываться, - приказал Макс.
  Пятеро фигур полубегом направились к той стороне здания, из-за которой вышли несколько минут назад, и вскоре скрылись в темноте ночи.
  Едва они исчезли из виду, как из-за поворота выехала патрульная машина, возвращавшаяся с дежурства. Она не торопясь, проехала по улице мимо городского музея, доехала до противоположной стороны квартала, и вскоре свернула направо.
  Улица погрузилась в тишину, ночное спокойствие города Фишкуйска больше ни что не нарушало.
  
  
  *
  
  
  Дальняя комнатка в этом помещении была девственно пуста, если, конечно, не считать того мусора, который был разбросан по всему пространству пола. В комнатке так же находилось громадное окно, стекла в котором напрочь отсутствовали, а рама сиротливо свешивалась, грозя в любой момент обрушиться на пол. Вторая комната была приблизительно тех же размеров, что и первая. Честно говоря, раньше эти две комнаты представляли собой одно единое помещение, потом его кто-то разделил надвое хлипкой перегородкой, да так и оставил. Во второй комнате царил полумрак, единственный источник освещения в ней - люминесцентная лампа парила под потолком на одном только крепежном болте, вторая часть осветительного прибора, подражая раме, расположенной в соседней комнате свободно парила над полом. Сам же пол был густо завален различными бумагами, остатками штукатурки и прочим хламом. Среди мусора гордо возлежал кабель, напоминающий тощего удава, хвост которого замуровали в стене. Перед "мордой" удава сиротливо валялся второй крепежный болт, некогда держащий на себе ту половину люминесцентной лампы, что находилась сейчас в свободном парении.
  Внезапно, нарушив покой странного помещения, распахнулась хлипкая входная дверь и на пороге возникло трое человек: два парня, а за их спинами скрывалась девушка. Клубы пыли моментально поднялись в воздух, окутывая собой все пространство комнаты.
  Полина протиснулась сквозь друзей, осмотрела помещение и живо поинтересовалась: - Ну, и куда ты нас привел? Здесь что, позавчера взорвали водородную бомбу? - она громко чихнула и уставилась на одного из парней.
  - Я же говорил, что вам понравится, - ответил Петр, проходя в соседнюю комнату: - А вы еще не верили.
  Девушка с Павлом проследовали за Петей. Осмотревшись вокруг себя, теперь уже задал вопрос Паша: - Ты, что, здесь и предлагаешь разместить наш офис?
  - Предлагаю? Да это идеальное место для нашей конторы...
  - Так, - рука Полины непроизвольно взметнулась вверх, указывая на окружающий ее вид: - Мне ни сколько не смешно. А тебе? - обратилась она к Павлу: - Я думаю, что Паша будет солидарен со мной, если я официально заявлю, что этот барак легче снести, чем переоборудовать его в приличное помещение. Я ухожу, - она развернулась на своих каблучках, и направилась, было к выходу. Однако Петр успел перехватить ее, вцепившись ей в руку.
  - Остановись, - попросил он девушку: - Вы поверите, если я скажу, что это самое приличное помещение, которое мне предлагали? Да и чего вы хотели? На более дорогостоящие аппортоменты у нас все равно не хватило бы средств. Знаете, какую бешенную арендную плату требуют ежемесячно за снятие трех квадратных метров? Выбора у нас все равно нет. А придать этому помещению божеский - вид пара пустяков.
  - Пара пустяков? - переспросил Павел: - Ты помнишь, что обещал сделать это за семь дней? Ты полагаешь, что тебе удастся уложиться в этот срок?
  - Ну, разумеется, - бесстрашно заявил Петя: - Мне кажется, я справлюсь гораздо быстрее. Вы кое-что забываете. Внимание, - он внимательно посмотрел на окно. Паше и Полине не оставалось ни чего другого, как последовать его примеру.
  Внезапно оконная рама приподнялась и водрузилась на свое прежнее ме-сто. Окно сразу же преобразилось, не смотря на то, что стекла в нем так и не появились.
  После этого взгляд Петра переместился на пол. Весь мусор, мелкий, средний и крупный собрался у правой стороны входа той комнаты, в которой находились друзья.
  Петя поспешил в соседнюю комнату. Он вновь окинул взглядом пол, и утиль поспешно ретировался, образовав еще одну кучу. После этого настала очередь осветительного прибора. Болт, валяющийся перед кабелем, подлетел к потолку, закрепился в паз, специально предназначенный для этого, а затем люминесцентная лампа благополучно зацепилась за него своим свисающим боком. В следующую секунду за лампой и болтом поспешил кабель, он воткнулся в бок осветительного прибора, который тут же осветил помещение мягким дневным светом.
  - Что скажете? - осведомился у друзей Петр: - К работе можно приступать прямо сейчас.
  - Мне кажется, - сказал Павел девушке: - Что все не так безнадежно. Думаю, он действительно в состоянии справиться с этим. Что ты думаешь по этому поводу, Полина?
  Девушку явно раздирали сомнения, она внимательно осмотрела парней и, сморщив носик, произнесла: - Хорошо. В конце концов, это ваши дела. Пригласите меня, когда эта халупа действительно примет божеский вид. Тогда я подумаю над предложением Пети.
  - Пол, - удовлетворенно проговорил Петр: - Я ни когда в тебе не сомневался. Я знал, что ты поймешь меня, - он ринулся к девушке и заключил ее в свои объятия.
  - Спокойно, - пытаясь, освободится от цепких рук Пети, сказала Полина: - Я же сказала, как только здесь можно будет находиться, не рискуя подцепить аллергию. Я не переношу пыли. Может быть, нам уже пора покинуть это место?
  - Конечно, Пол, как скажешь, - Петр, наконец, отцепился от девушки: - Идемте, у нас еще полно дел. Надеюсь, ты, Паш, не забыл о посещении прокуратуры?
  - Твоими стараниями, - проговорил Паша: - Ты напоминаешь об этом каждые пять минут. Тут захочешь, не забудешь.
  - Хорошо, тогда по домам, потом по делам, а затем снова сюда..., - расписал график на сегодняшний день неугомонный Петя.
  - Постой-ка, - перебила его Полина: - У меня и без того есть, чем заняться. Думаю, я не смогу освободиться сегодня. Да и вообще, я же сказала, близко не подойду к этому зданию, пока вы не уничтожите в нем всю пыль.
  - Идет, - ни чуть не смутившись, заявил Петр: - Тогда, придется нам вдвоем наводить здесь порядок, - обратился он к Павлу.
  - Ладно, уж, - смилостивился Паша: - Подойду, как только смогу.
  - Не забудь, - погрозил ему пальцем Петя: - Я буду ждать.
  Пространство комнаты вновь заполнил очередной чих девушки.
  - Все, уходим, - бросил в ее сторону Петр: - Все за мной, - он первым направился в сторону входной двери.
  Полина с Павлом, поспешили за своим другом.
  Через некоторое время входная дверь была закрыта со стороны улицы. Помещение вновь погрузилось в тишину. Люминесцентная лампа, которую забыли погасить, освещала пространство комнаты, в котором потревоженная пыль лениво опускалась обратно на пол.
  
  
  *
  
  
  На уже привычном для него стуле, в кабинете старшего следователя Скавронского Олега Федоровича, сидел молодой практикант Слава. Как обычно по утрам, он читал свежий номер газеты "Фишкуйское время".
  Когда дверь кабинета распахнулась, практикант отложил газетный лист в сторону, и с любопытством уставился на вошедшего.
  Полковник, а вошедшим оказался именно он, по-хозяйски прошелся к столу, уселся за свое рабочее место и внимательно посмотрел на Славу.
  Немая сцена продлилась некоторое время. Парень первым решил нарушить гнетущую тишину: - Ну, как? - поинтересовался он у Скавронского: - Что вам сказал начальник прокуратуры, Олег Федорович? Он уволил вас?
  - Ну, подобные действия не в его компетенции, - ответил полковник: - У меня есть свое непосредственное начальство. Анатолий Александрович, конечно, мог бы связаться с ним и поспособствовать моему увольнению. Но он решил поступить несколько иначе.
  - Иначе? - не понял практикант: - Это как?
  - Я был не мало удивлен, когда услышал от него какое именно наказание он мне устроит.
  Кабинет вновь наполнила тишина. Слава, боясь показаться излишне любопытным, просто вопросительно взглянул на Скавронского, и слегка кивнул головой, показывая, что он весь внимание.
  - Ну, - протянул Олег Федорович, поняв, что тянуть дальше не имеет ни какого смысла: - С самого начала он признал, что я, не смотря на самоуправство, все же обезвредил преступника. Это уже странно для уважаемого Анатолия Александровича. А потом и вовсе произошло нечто удивительное. Это до сих пор не укладывается у меня в голове. Он практически поблагодарил меня за оказанную помощь, а в завершении вместо благодарности пообещал мне строгий выговор с занесением в личное дело. Можно сказать, на этот раз я отделался легким испугом. Я, честно говоря, до сих пор не понимаю, что произошло с начальником прокуратуры, и почему я до сих пор остался в штате работников МВД, даже не потеряв своего звания.
  - Поздравляю, - искренне проговорил парень: - Значит, все обошлось. Вы остаетесь моим руководителем. Вот видите, вы зря так переживали, все обошлось. Надеюсь и у Михаила Леонидовича Дегтярева все в порядке.
  - Дай того Бог, - выдохнул полковник.
  - А вот может быть, это решение, оставить вас на прежнем месте, связано с газетной статьей, касающейся вчерашних событий? - предположил практикант.
  - С какой статьей, Слава? - поинтересовался Скавронский.
  - Ну, как же? Вот, - парень схватил газету, и помахал ей в воздухе: - Вы еще не читали, Олег Федорович?
  - Честно говоря, не было времени, - признался полковник: - Что там?
  - Сейчас, - практикант отыскал нужную статью и принялся цитировать: - Значит, ага, вот. Маньяк уничтожен. Минувшей ночью сотрудники органов прокуратуры и милиции произвели совместную операцию по ликвидации преступника, будоражившего всю общественность нашего города последние несколько дней, а вернее ночей. Наверняка, в Фишкуйске не осталось ни одного человека, который бы не слышал об убийствах двух девушек, произошедших на городском кладбище. Ну, это не интересно, - прервал чтение Слава: - Так, так, так, - он пробежал глазами по газетному листу, нашел нужный абзац и продолжил: - Вот, слушайте: - Насколько стало известно нашей газете, жертв избежать не удалось, маньяк погиб в перестрелке. По тем же данным обезвредил его сотрудник милиции старший следователь Скавронский Олег Федорович. Именно этому человеку, должны быть благодарны... Ну дальше дифирамбы в вашу честь и в честь работников прокуратуры, - парень сложил газету пополам: - Вот я и думаю, возможно, Анатолий Александрович не рискнул тронуть вас, поскольку вы теперь являетесь настоящим героем. Жители города узнали, кто обезвредил преступника, и теперь было бы просто глупо увольнять вас.
  - Ну, насчет героя, ты сильно преувеличил, - немного смутился Скавронский: - Даже и не знаю. У нас с начальником прокуратуры всегда были натянутые отношения. Он жаждал моего увольнения с момента нашего знакомства. Не знаю уж, по какой причине. Здесь же ему представился уникальный случай воплотить свою мечту в жизнь. Неужели и правда какая-то заметка так сильно повлияла на его решение? Хотя, все может быть, - Олег Федорович пожал плечами: - Дай-ка мне газетку, познакомлюсь со статьей поближе.
  - Да, конечно, - практикант протянул прессу полковнику.
  Взяв газету, Скавронский некоторое время просматривал, заинтересовавшую его статью. Наконец, не отрывая взгляда от газетного листа, он в пол голоса проговорил: - Вот чему я всегда удивлялся, так это тому, как этим журналистам удается быть в курсе всех событий. Иногда у меня складывается такое впечатление, что они заранее знают о том, что должно произойти в нашем городе.
  - Такая уж у них работа, - пожал плечами Слава.
  Олег Федорович пробормотал что-то неразборчивое в ответ, вернувшись к газетной заметке.
  В дверь внезапно кто-то постучал.
  - Войдите, - распорядился полковник, продолжая чтение.
  Дверь распахнулась, и на пороге возник незнакомый парню человек. Практикант внимательно изучил посетителя.
  Визитером оказался мужчина средних лет. Весь его вид говорил о том, что он является истинным интеллигентом. На мужчине был строгий идеально сидящий костюм. На носу у посетителя пристроилось старомодное пенсне, а на голове старомодная же фетровая шляпа. В левой руке мужчина держал папку. Папка была на столько тонкой, что уместиться в ней мог, пожалуй, только один листочек офисной бумаги, формата А-4. Правая же рука сжимала элегантную трость.
  - Доброе утро, - поздоровался визитер. Его скрипучий голос разлетелся по кабинету: - Мне необходимо увидеть полковника Скавронского Олега Федоровича.
  - Проходите, садитесь, - дочитывая статью, Скавронский указал на стул, расположенный напротив его стола.
  Цокая по полу тростью, мужчина, не торопясь, проследовал к указанному ему месту, и устроился на стуле.
  - Слушаю вас, - Олег Федорович, наконец, отложил газету, и внимательно осмотрел посетителя: - Что вы хотели?
  - Вы полковник Скавронский Олег Федорович? - упрямо повторил визитер.
  - С утра был им, - шутливо ответил полковник, пытаясь расположить мужчину к себе.
  - Вижу, вы уже в курсе последних событий, - кивнув на газету, проговорил посетитель: - Что ж, тем лучше.
  - О каких именно событиях идет речь? - заинтересовался Скавронский.
  - Ну, как же? - удивился визитер: - Разумеется об ограблении нашего городского музея.
  - Простите? - не понял Олег Федорович.
  Мужчина понял, что полковнику абсолютно ни чего не известно. Он деликатно кашлянул и снова заговорил: - Разрешите представиться. Я Филипп Филиппович Ларин. Директор городского музея.
  - Очень приятно, - соблюдая правила этикета, отозвался полковник: - Слушаю вас внимательно, излагайте.
  - Дело в том, что этой ночью произошло ужасное событие, - принялся вводить в курс дела Скавронского Филипп Филиппович: - Извините, я почему-то предположил, что вы читаете именно о налете на наш музей, - он кивнул на газету.
  - Вы ошиблись, - поправил директора музея Олег Федорович: - Мое внимание привлекла совсем другая заметка.
  - Теперь я это понял, - продолжил Ларин: - Но, тем не менее, это абсо-лютно не меняет дела. Разрешите? - он указал подбородком на газетный лист.
  - Прошу вас, - любезно разрешил полковник.
  Филипп Филиппович аккуратно поднял со стола "Фишкуйское время", пролистал несколько страниц и, протянув газету Скавронскому, проговорил, указывая пальцем в нужное место: - Вот, полюбопытствуйте, Олег Федорович.
  Полковник пробежался глазами по заголовку статьи. "Ночной налет", гласила заметка.
  - Мне кажется, - не прикоснувшись к газетному листку, заявил Скавронский: - Что будет лучше, если вы сами введете меня в курс дела. Простите, как вы сказали, вас зовут?
  - Филипп Филиппович Ларин, - вторично представился директор музея.
  - Да, - повторил Олег Федорович: - Филипп Филиппович. Итак, я внимательно вас слушаю. Насколько я понял, минувшей ночью был совершен налет на подведомственное вам учреждение.
  - Совершенно верно, - Ларин вернул газету на ее прежнее место: - Это ужасно. Даже не знаю с чего начать.
  - Будьте добры, Филипп Филиппович, начните с самого начала, - попросил директора музея полковник.
  - Хорошо, - трагично вздохнул Ларин: - Как скажите. Понимаете, я работаю в качестве директора музея вот уже как двадцать лет. Этот музей настоящее достояние нашего города. Вся история Фишкуйска собрана в его стенах. Это настоящий кладезь, позволяющий нам окунуться в события давно минувших лет, десятилетий, прошлого и даже позапрошлого столетия. У нас собраны такие редкие экспонаты, которых не сыскать ни в каком другом месте. Вы себе не представляете, какими раритетными вещами мы располагаем. Чего только стоит один из экземпляров первопечатных книг.
  Поняв, что Филиппа Филипповича понесло несколько в другом направлении, Скавронский перебил его, попросив: - Пожалуйста, ближе к делу.
  - Да, конечно, - директор музея поправил пенсне, и продолжил: - Про-стите, но когда я начинаю говорить о музее, не могу удержаться от неболь-шой лекции по его истории.
  - Понимаю, - кивнул Олег Федорович: - Это профессиональное.
  - Верно, - согласился с ним Ларин: - Так вот, я наведываюсь в наш музей ежедневно, каждое утро, включая и выходные дни. Понимаете, тут вот какое дело, официальный выходной у музея - понедельник. Это очень удобно. В самом начале недели жителям нашего города не до посещения музея. Они спешат на работу, а вечером предпочитают отдых у телевизора, или же, расслабляются в каком ни будь баре. В официальные же выходные ситуация иная, именно по субботам и воскресеньям, согласно статистике в нашем учреждении наблюдается наплыв посетителей. Именно по этой причине, мы и установили такой график работы.
  - Очень удобно, - прокомментировал услышанное полковник.
  - Да. Так вот, - вновь заговорил Филипп Филиппович: - Каждый день, включая понедельник, я обязательно навещаю музей в восемь часов утра. Это уже просто вошло у меня в привычку. Как ни как я, все-таки директор этого заведения. Должен держать все в строгости и порядке.
  - Вижу, вы ответственный человек, - Скавронский уже заскучал, ожидая, когда же Ларин перейдет непосредственно к ограблению.
  - Приходиться быть таковым по долгу службы, - уточнил Филипп Фи-липпович: - Сегодняшнее утро не было для меня исключением. Я как обычно в половине восьмого вышел из дома и направился к месту работы. Я совершенно не ожидал того, что увидел. Мне и в голову не могло прийти, что подобное когда-нибудь случится в нашем музее. Однако человек предполагает, а Бог располагает.
  - Так что же вы там обнаружили? - нетерпеливо осведомился Олег Федорович.
  - Я понял, что произошло что-то ужасное, едва подошел к двери. Понимаете, дверь в музей запирается в восемь часов вечера, а открываем мы ее в восемь часов утра. Я же подошел к музею без пяти восемь. Представляете, что я увидел первым делом, поднявшись на крыльцо?
  - Боюсь, что нет, - искренне ответил полковник.
  - Я обнаружил, - придав выражению своего голоса таинственность, произнес директор музея: - Что дверь не заперта, - далее последовала трагическая пауза.
  - Да вы что? - попытался искренне изумиться Скавронский: - Она дей-ствительно была открыта?
  - Именно, Олег Федорович, именно, - подтвердил Ларин: - А подобная вещь просто исключена.
  - Почему же, Филипп Филиппович? Ну, может быть, уборщица пришла пораньше, или же охранник решил проветрить помещение. У вас ведь имеется охранник в музее? Не вижу ни чего странного. Вы сами только что сказали, что суббота - это день, когда у вас наплыв посетителей. Неужели ни кто не мог позаботиться о том, чтобы заблаговременно привести музей в порядок?
  - Вы ошибаетесь, - отбросил версию полковника директор музея: - Это не возможно по одной простой причине. Дело в том, что ключ от входной двери музея находится только у меня. Дубликат же его, конечно, имеется и у нашего сторожа. Но ему даны четкие указания, ни в коем случае не покидать пределы музея до восьми часов утра. До этого времени ни кто посторонний и даже, как вы предположили, уборщица не может проникнуть на территорию музея. Я и только я отпираю его ровно в восемь часов. Исключений практически ни когда не было.
  - Практически? - заинтересовался Скавронский: - Все же вам приходи-лось отступить от этого неписаного правила. Правильно я вас понял?
  - Это было давно, - окунулся в воспоминания Ларин: - Точно уже не скажу. Где-то около десяти лет назад. Не думаю, что та история имеет хоть какое-то отношение к ночному происшествию.
  - И все-таки, Филипп Филиппович, - попросил Олег Федорович: - Прошу вас, поведайте нам о ней.
  - Пожалуйста, - согласился директор музея: - Это вовсе не секрет. Около десяти лет тому назад. Это случилось то ли поздней осенью, то ли ранней зимой. Около двух часов ночи у меня дома раздался телефонный звонок. Конечно, я тут же сообразил, что звонят с работы. В такое время меня могли потревожить только из музея. И, знаете, я не ошибся. Как, оказалось, звонил Борис Иванович. Наш охранник, как вы выразились. Он не знал, что ему делать, был обескуражен. Подобное случилось впервые. Вот он и попросил моего совета, - Ларин внезапно замолчал. Он стянул с носа пенсне, протер его накрахмаленным платком, водрузил очки обратно, и вновь заговорил: - У нас в музее уникальная система охраны. Ее подарили нам наши американские коллеги. Да, - гордо заявил Филипп Филиппович, заметив удивленное выражение лица полковника: - Мы сотрудничаем со многими зарубежными музеями. Иногда даже выезжаем к ним с выставками, иногда принимаем их у себя. Я уже говорил об уникальности экспонатов нашего музея?
  - Было дело, - с трудом скрывая зевоту, ответил Скавронский.
  - А, - вспомнил директор музея: - Ну, да. Вернемся к нашей сигнализа-ции. Вы понимаете, система такова. В нашем музее в различных местах расположены шесть видеокамер. Их изображение выводится на, соответст-венно шесть мониторов, которые расположены в кабинете у сторожа. Так же, наши экспонаты на ночь защищены сигнальными лучами. Ну, вы, наверное, представляете, что это такое?
  - Разумеется, - монотонный голос Ларина усыплял Олега Федоровича, и для того, чтобы не заснуть окончательно, он попытался припомнить то, о чем говорил сейчас Филипп Филиппович: - Лучи заполняют пространство охраняемого объекта. Если, случайно целостность луча будет нарушена, немедленно сработает сигнальное устройство. Я не ошибаюсь?
  - Вы совершенно точно описали работу нашей сигнализации, - похвалил полковника директор музея: - Но есть еще один нюанс. Если электричество и система охраны будут отключены одновременно, то тревога не сработает. Но подобное просто не возможно. У нас в музее имеется автономный источник питания. Если, например, здание будет обесточено, то сигнализация продолжает функционировать. Так что перебои с электричеством нам не страшны. Но в ту ночь случилось невероятное. Борис Иванович был в панике. Свет в музее погас, а сигнализация продолжала безмолвствовать. Я срочно поспешил к месту службы, предварительно вызвав милицию, скорую помощь и пожарных. Но все обошлось. Вы не поверите. Запасной генератор оказался неисправен, а что касается электричества, так на местной электростанции попросту произошла авария и квартал, в котором находится музей, полностью был обесточен.
  - Вот как? - пытаясь сохранить на лице выражение заинтересованности, пробормотал Скавронский.
  - Именно, - подтвердил Ларин: - Конечно же, после того случая мы стали регулярно проверять работоспособность источника автономного питания. Но к счастью, свет нам больше не отключали, и до минувшей ночи мы и проблем не знали. Однако прошедшей ночью случилось невероятное. На музей был совершен налет, и нас ограбили.
  - Ограбили? - липкие объятия сна слетели с Олега Федоровича: - То есть как? - приходя в себя, заинтересовался он: - Вы же сами мне только что, Филипп Филиппович обстоятельно рассказали, какая удивительная система охраны работает в вашем музее. Да еще, плюс этот, как его Борис Иванович, ваш сторож.
  - Все верно, - подтвердил предположения полковника, директор музея: - Я же сказал, случилось невероятное, просто невозможное.
  - Продолжайте, - поторопил Ларина Скавронский: - Говорите, я вас внимательно слушаю. Вы пришли, дверь открыта, что дальше?
  - Дальше? - Филипп Филиппович закатил глаза, припоминая подробности сегодняшнего утра: - Дальше, - наконец собрав мысли в кучу, он сообщил невероятную новость: - Дальше я вошел в музей.
  Олег Федорович сделал вид, что поперхнулся. Он уже еле сдерживал себя в руках от того, что бы не сострить. Интеллигентная манера общения директора музея уже давно вывела его из себя. По этой причине, полковник, деликатно промолчав, просто вопросительно посмотрел на Ларина.
  - Я вошел в музей, - не заметив реакции Скавронского, продолжил Филипп Филиппович: - И обнаружил, что в помещении отсутствует свет. И это была вторая странность. Понимаете, свет и сигнализацию мы отключаем всегда вдвоем с Борисом Ивановичем. Одному очень сложно отключить одновременно рубильник и систему охраны. Да что там сложно, практически невозможно. Дальше я осмотрелся вокруг и увидел, что около двери, ведущей из кабинета, в котором располагаются мониторы наблюдения, лежит тело Бориса Ивановича. Представляете?
  - То есть как тело? - не понял Олег Федорович: - Труп что ли? Вашего охранника убили?
  - Бог с вами, - директор музея осенил себя крестным знамением: - Борис Иванович жив. Он был без сознания. Представляете, сторож и без сознания?
  - С трудом, - пробормотал полковник: - А вот, скажите, Филипп Филиппович, Борис Иванович в каких отношениях с алкоголем? Не мог он, например...
  - Это исключено, - перебил Скавронского директор музея: - Я, конечно, не скажу, что он абсолютный трезвенник, но к своим обязанностям относится ответственно. Он дорожит местом своей работы. Он бы ни когда себе этого не позволил. Более того, другие улики указывают на то, что Борис Иванович совершенно не причастен к налету на наш музей.
  - У вас есть еще и улики? - Олег Федорович был искренне потрясен.
  - А как же? - гордо сообщил Ларин: - Целых две.
  - Вот как? И я могу их увидеть? - поинтересовался полковник.
  - Пока только одну из них. Вторая слишком ценная для того, что бы я мог вот просто так принести ее вам сюда, - несколько растерялся Филипп Филиппович.
  - Ну, хорошо, - сдался Скавронский: - Могу я хотя бы взглянуть на ту, что у вас с собой?
  - Разумеется, - директор музея приподнял папку, затем опустил ее, и проговорил: - Но с начала, позвольте, небольшую предысторию? Это очень важно.
  - Слушаю, - выдохнул Олег Федорович, приготовившись услышать очередную получасовую лекцию.
  - Обнаружив бесчувственного Бориса Ивановича, отключенную сигна-лизацию и отсутствие света, я бросился в зал, где расположены наши экспонаты, - как ни странно на этот раз Ларин сразу перешел к сути: - Там практически все было на своих местах. Все. Только одна витрина оказалась вскрыта. Злоумышленники похитили... Вот сейчас, - дрожащими руками Филипп Филиппович расстегнул папку, извлек из нее какой-то документ, и протянул листок полковнику: - Посмотрите. Видите, что они украли? Это катастрофа.
  Скавронский взял документ и внимательно пробежался по нему глазами. На листе бумаги была изображена некая старинная монета. Изображение было сильно увеличено но, не смотря на это обстоятельство, Олег Федорович так и не понял какую именно ценность представляет собой это денежное средство.
  - Простите, - бросая взгляд то на ксерокопию, то на директора музея, признался полковник: - Я не очень-то хорошо разбираюсь в нумизматике. Я понятия не имею, что это за монета. Вы не могли бы уточнить?
  - Ну, конечно же, - Ларин снисходительно улыбнулся: - Мало кто смог бы с одного взгляда определить, что это за монета. Вы не исключение. Позвольте задать вам один вопрос?
  Вместо ответа, Скавронский кивнул.
  - Скажите, Олег Федорович, вы верующий?
  Не понятное любопытство Филиппа Филипповича обескуражило полков-ника: - Я, скорее атеист, - пробормотал он.
  - Печальный выбор, - резюмировал директор музея: - Но в любом случае, это не страшно. Вы, несомненно, слышали историю Иисуса Христа?
  - В общих чертах, - уклончиво ответил Скавронский.
  - Значит сама суть вам, все-таки, известна? - продолжал выпытывать у Олега Федоровича его осведомленность в области религии Ларин.
  - Думаю, да.
  - Припомните, пожалуйста, благодаря чьим стараниям посланник божий, оказался на Голгофе?
  - Ну, был там какой-то апостол, который предал его. Он еще потом повесился на ольхе, - выложил свою версию произошедшего полковник.
  - На осине, - поправил Скавронского Филипп Филиппович: - Но в общих чертах верно. Это был Иуда. Он продал своего учителя за тридцать сребреников. Об этом, я надеюсь, вы то же слышали?
  - Безусловно, - Олег Федорович, перевел взгляд обратно на бумажный лист, затем вновь посмотрел на директора музея, и сам, удивившись своей догадке, поинтересовался: - Но, не хотите же вы сказать, что это и есть тот самый, как его там, серебряник?
  - Сребреник, - уточнил Ларин: - Один из них. Я же говорил вам, в нашем музее собраны уникальные вещи. Говоря на чистоту, эта монета была самой уникальной из них.
  - Значит, украли только ее? Больше ни чего не пропало?
  - Все, кроме сребреника осталось на своих местах, - констатировал Филипп Филиппович.
  - И в чем заключается ценность вот этой улики? - потряс ксерокопией в воздухе полковник.
  - Вот еще, - директор музея порылся в своей тонюсенькой папке и положил на стол перед Скавронским еще два аналогичных листа: - Это документы, доказывающие историческую ценность монеты, и подтверждение того, что данный экспонат выставляется именно в нашем музее. Вернее выставлялся.
  - Хорошо, - пробежав глазами по листкам, произнес Олег Федорович: - Но вы упоминали еще про какую-то улику, если мне не изменяет память. Что это такое?
  - Видеопленка с записью налета, - мгновенно ответил Ларин: - Перепи-сать мы ее еще не успели, так что она находиться в единственном экземпля-ре. Я не рискнул взять подлинник с собой. Я несколько рассеян, мог бы за-быть ее в автобусе, и тогда найти похитителей было бы чрезвычайно трудно. А так, это хоть какая-то помощь в вашем расследовании.
  - Филипп Филиппович, минутку, - запутался полковник: - Вы же сами говорили, что музей был обесточен. Откуда взялась кассета с записью налета? Это что, еще один презент от ваших коллег из-за границы? Видеокамера на батарейках?
  - Ну, нет же, - принялся растолковывать директор музея: - На пленке засняты несколько последних минут перед тем, как сигнализация была отключена. Там хорошо видно, как злоумышленник проникает в музей, пробирается к рубильнику и системе охраны нашего музея, а затем запись внезапно обрывается.
  - Злоумышленник, - задумчиво протянул Скавронский, складывая документы, переданные ему Лариным в стопку: - А раньше вы упоминали, что налетчиков было несколько. Вы просто оговорились, или же, простите, Филипп Филиппович, это свидетельство вашей рассеянности?
  - Нет, все верно, - подтвердил свои слова директор музея: - Видеозапись демонстрирует только одного из них, а вот показания Бориса Ивановича, позволяют сделать вывод, что на музей напали сразу несколько человек. Минимум трое.
  - Что именно рассказал вам Борис Иванович? - уточнил Олег Федорович.
  - Придя в себя, он заявил, что как только в его кабинете погас свет, и отключились мониторы, он поспешил в основное помещение музея. Войдя в зал, он заметил двоих людей, которые что-то делали у той самой витрины, где находился сребреник. Борис Иванович попытался их обезвредить. Он хотел достать пистолет, сделать предупредительный выстрел, как это полагается, но в этот самый момент кто-то перекрыл ему дыхание некой материей, смоченной каким-то веществом, от которого у нашего сторожа закружилась голова, и он потерял сознание.
  - Похоже на хлороформ, - констатировал полковник: - Где сейчас находится видеокассета и ваш сторож?
  - Они оба в музее. Я поспешил в милицию подать заявление, меня направили к вам, - Ларин почему-то стушевался. Он замолчал, не зная, что еще можно сказать.
  - Хорошо, Филипп Филиппович, пожалуй, я возьмусь за ваше дело. Сейчас я согласую этот вопрос с начальством, найду машину, экспертов и мы отправимся в ваш музей, осматривать место преступления. Слава, ты с нами? - громко поинтересовался Скавронский у парня, который за все время беседы директора музея и Олега Федоровича не проронил ни слова. Полковник посмотрел в сторону практиканта.
  Услыхав свое имя, Слава буквально подпрыгнул на стуле. Как оказалось, он задремал еще на той стадии разговора, когда Ларин рассказывал о первом несчастном случае, произошедшем в музее.
  - Что? - приходя в себя, переспросил парень: - Простите, что вы спросили?
  - Ты ведь поедешь осматривать место происшествия? - едва заметно улыбнулся Скавронский.
  - Да, конечно, - оживился практикант: - Прямо сейчас? - он поднялся со стула.
  - Минут через десять, - уточнил Олег Федорович.
  - Хорошо, я поеду, - поспешно согласился Слава.
  - Отлично, - полковник выбрался из-за стола, прошел на середину комнаты, и проговорил: - Пообщайтесь, пока я улажу все формальности. Кстати, Филипп Филиппович, познакомьтесь, - Скавронский указал на парня: - Это мой практикант, Слава.
  - Очень приятно, молодой человек, - повернувшись лицом к парню, произнес директор музея.
  - Что ж, оставлю вас пока наедине. Не скучайте, я скоро вернусь, - Олег Федорович подошел к двери и вскоре скрылся за ней.
  В кабинете повисла очередная пауза, первым ее нарушил Ларин: - Скажите, - обратился он к практиканту: - Вы увлекаетесь искусством?
  - В пределах разумного, - осторожно ответил Слава.
  - А вы лично посещали наш городской музей? - наседал на парня Фи-липп Филиппович.
  - В детстве, - честно признался практикант.
  - Вы обязаны прийти к нам еще раз. Знаете, какие интересные вещи появились в музее в последнее время? Я лично устрою вам экскурсию. Так как, вы согласны, Слава?
  - Обязательно, - поняв, что иначе директор музея от него не отстанет, принял приглашение парень.
  Время тянулось словно резина. Полковник все не появлялся, а практикант был вынужден выслушать длиннющий рассказ об истории основания городского музея, который монотонно принялся излагать Ларин.
  
  
  *
  
  
  Это было полутемное помещение. С первого взгляда трудно было понять, что именно оно собой представляло. Одна сплошная продолговатая комната с невысоким потолком. На трех стенах были расположены полки в два ряда, на которых был навален различный скарб: банки с краской, доски, ведра и тому подобное. Посреди помещения стоял огромный круглый стол, ни каких стульев или кресел по близости не наблюдалось. Электрическая лампочка, не большой мощности, болтающаяся под потолком, тускло освещала комнату. В ее свете с трудом можно было различить, что на столе были изображены какие-то странные знаки.
  За столом стоял человек, полностью с ног до головы, облаченный в черную накидку. Его голова была покрыта черным капюшоном. Перед человеком в мантии, на поверхности стола лежал закрытый чемоданчик.
  Человек протянул руки к кейсу, и просторные рукава обнажили его руки. На левой кисти в полутьме засветились фосфорицирующим светом наручные часы.
  Человек приложил ладони к замочкам кейса, и в ту же секунду тишину нарушил тихий щелчок. Замки чемоданчика были открыты.
  После этого он аккуратно распахнул кейс и осмотрел его содержимое. Содержимым оказалась небольшая старинная монетка, тускло поблескивающая в темноте помещения. Человек ласково провел указательным пальцем правой руки по этому сокровищу.
  - Теперь мы готовы, - сказал он сам себе: - Скоро придет наше время. Потерпи еще немножко, малышка, - после этого, человек захлопнул чемо-данчик, и пространство комнаты вновь заполнила гнетущая тишина.
  
  
  *
  
  
  Довольно просторная комнатка была наполнена дневным светом, который проникал в помещение сквозь большое пластиковое окно. Окно не было занавешено, а естественное освещение придавало комнатке изумительный вид.
  Комнатка была оклеена веселыми обоями, которых, впрочем, все равно не было видно из-за разнообразных постеров, развешанных на всех четырех стенах, и даже на двери. Помещение было изящно и со вкусом обставлено. Из мебели здесь имелась аккуратная деревянная кровать, покрытая лаком, небольшая тумба с телевизором, два шкафа: книжный и платяной, а также компьютерный стол, с полным комплектом оборудования. У окна примостился столик, возле которого расположились два стула.
  По другую сторону двери послышался девичий голосок: - Проходи в мою комнату, я сейчас подойду.
  Через секунду дверь распахнулась и на пороге возникла Романова Полина. В руках она держала пакет, с чем-то не очень тяжелым.
  Девушка, не торопясь, прошла по комнате и устроилась на одном из стульев.
  В ожидании своей подруги она достала из пакета вязаную кофточку, осторожно расправила ее и повесила на спинку второго стула. Пакет Полина сложила и убрала в свою дамскую сумочку, висевшую у нее на плече.
  Едва девушка закончила вышеперечисленные манипуляции, как дверь в комнатку вновь приоткрылась и на пороге обнаружилась Марина, коллега Полины по работе в баре. В руках девушка держала поднос, на котором были расставлены две чашки с чаем и вазочка с печеньем.
  - Ты прямо метеор, - поразилась сидящая за столом девушка: - Едва я успела войти в комнату, как ты уже несешься вслед за мной с дымящимся подносом в руках.
  - Профессиональные навыки, - улыбнулась девушка с подносом подруге: - Сама знаешь, Полина, работа в баре и не такому может научить, - она прошла к столику и поставила на него поднос.
  - Тут ты полностью права, Марина. К стати о работе. Надеюсь, я не разбудила тебя? Ты ведь после ночной смены.
  - Все в порядке, - усаживаясь за стол, ответила девушка подруге: - Я уже давно встала. Да и утро уже давно прошло.
  - Я кофточку тебе вернула, - кивнула на вязаную вещь Романова Полина: - Подумала, может быть, она тебе понадобиться. Все-таки вечера пока еще прохладные. Ты не волнуйся, я ее постирала, высушила, с ней все в порядке. Даже почти не заметно, что я была вынуждена пролежать в ней около часа на могильном холме.
  - Не стоило так торопиться, - тихо произнесла Марина: - У меня еще много теплых вещей. Вот, если бы я только знала, что вчера вечером тебя позвал этот маньяк, я бы закрыла тебя вместе с кофтой в шкафчике для персонала у нас на работе. Только подумать, он едва тебя не...,- она замолчала и потупилась.
  - Все обошлось. Не переживай, я ведь жива и здорова, - бодро воскликнула собеседница: - Все хорошо.
  - Ты угощайся, пей чай, - все еще не поднимая глаз, прошептала девушка: - А то он остынет.
  - Спасибо, Марина, - Полина взяла с подноса одну из чашек, пригубила напиток и внимательно посмотрела на подругу. Девушка сидела, понуро опустив голову, ее явно одолевали тяжелые мысли.
  Гостья внимательно посмотрела на идеально причесанную голову Марины и слегка прищурилась. Подождав пару секунд, она повторила попытку. Результат явно удивил девушку.
  - Подруга, в чем дело? - осторожно поинтересовалась у девушки Полина.
  - Что? - рассеянно спросила Марина и, подняв голову, взглянула на собеседницу.
  Хозяйка комнаты была явно чем-то расстроена. А красные круги под глазами только утвердили гостью в этом предположении.
  - У тебя что-то случилось? Что-то произошло вчера на работе? - не отставала от девушки подруга.
  - Да, нет, с чего ты взяла? - Марина нервно схватила с подноса, остав-шуюся чашку. Ее руки слегка дрожали, и она чуть не пролила жидкость на стол.
  - Опухшие глаза, нервозность в поведении, - констатировала гостья: - Может быть, поделишься? Что все-таки стряслось?
  - Я просто не выспалась, наверное. А вчера был такой наплыв посетителей, ну как обычно в пятницу. Вот руки и трясутся, - внезапно хозяйка отставила чашку в сторону и тихонько всхлипнула, из ее огромных глаз покатились слезы.
  - Ну, ну, успокойся, Мариночка, - Полина встала со своего места, подошла к подруге сзади и обняла ее за плечи: - Ну, вот не поверю я, что все так уж безнадежно. Твои проблемы не могут быть серьезнее вчерашнего покушения на мою жизнь. Посмотри, я выжила, так что и из твоей ситуации мы обязательно найдем выход. Ну, давай расскажи, вот увидишь, тебе сразу же полегчает. Поверь, я умею слушать, а в некоторых случаях даже даю не плохие советы.
  - Спасибо за поддержку, но в моем случае, боюсь даже ты не в состоя-нии мне помочь, - вздохнула хозяйка комнаты.
  - А ты попробуй, - продолжала настаивать девушка. Она вернулась на свое прежнее место, достала из сумочки носовой платок и протянула его Марине.
  - Спасибо, - принимая кусочек ткани, поблагодарила Полину хозяйка: - Я в первый раз оказалась в такой ситуации, - вытирая слезы, проговорила она: - Я боюсь, что со мной может произойти что-то страшное. Эти люди не бросают слов на ветер.
  - Какие люди? Тебе кто-то угрожает? Кто эти подонки? - заваливала вопросами Марину девушка.
  - Я их не знаю, - призналась хозяйка комнаты: - Но они такого наговорили мне, что я боюсь даже выходить на улицу. А выхода у меня нет. Мне еще двое суток работать в ночную смену.
  - Почему они угрожают именно тебе? Должна же быть какая-то причина? - не унималась Полина.
  - Меня предали, предал человек, которому я доверяла целиком и полностью. Это все из-за него, - произнесла Марина.
  - Подожди, это твой последний что ли? - начала гадать гостья: - Как его там? Извини, забыла имя.
  - Игорь, - в очередной раз всхлипнула хозяйка.
  - Точно, - припомнила Полина: - Игорь. Но у вас ведь были прекрасные отношения, на сколько мне известно. Вы встречаетесь с ним уже около трех месяцев.
  - Встречались, - взмахнула головой Марина, и принялась рыдать.
  - Значит, вы расстались? - догадалась гостья.
  - Он просто и банально бросил меня, - подтвердила хозяйка комнаты.
  - И ни чего не объяснил? - не поверила Полина.
  - Нет, - помотала головой Марина: - Передал мне записку, через кого-то там, и благополучно испарился.
  - А что в записке? - поинтересовалась гостья.
  - Вот, посмотри, - хозяйка порылась в кармане халата, достала оттуда смятый листок, и бросила его на стол.
  Полина взяла записку, развернула ее, разгладила листок и принялась ти-хонько читать: - Дорогая, Марина, нам было хорошо вместе, но я должен покинуть тебя. У нас нет будущего. Прости, если можешь. Игорь, - девушка положила записку обратно на стол и, обращаясь к подруге, произнесла: - Вот ублюдок. Прости, прощай. Да перестань ты реветь. Это же не конец света. Наверняка ты знаешь его адрес? Давай отыщем его и поговорим с этим мерзавцем.
  - Он снимал комнату. Сразу после этого послания он съехал оттуда. И где его теперь искать, я ума не приложу, - еле сдерживаясь от очередного приступа истерики, пробубнила хозяйка комнаты.
  - А может это к лучшему? - предположила Полина: - Зачем тебе такой ухажер? Нового найдешь, в первый раз, что ли?
  - Я же говорю, все на много серьезнее, чем кажется. Я бы и не обратила на эту выходку ни какого внимания, если бы вчера мне прямо в бар не позвонили эти вымогатели, - трагически заломила руки Марина.
  - Я уже совсем забыла, что тебе кто-то там угрожает, - смутилась гостья: - Что они сказали? Это были дружки твоего Игоря?
  - Они принялись запугивать меня. Сказали, что Игорь сбежал из города, не расплатившись с ними. И теперь, я, как его девушка обязана отдать им деньги. А если я этого не сделаю, то они... Я не хочу это повторять. В общем, ни чего хорошего меня не ждет. Они сказали, что им известно не только мое место работы, но и домашний адрес. Они достанут меня из-под земли, если я попытаюсь скрыться, или же обращусь в милицию. Я не знаю теперь, что мне делать, Полина.
  - Какова сумма долга? - сухо спросила гостья.
  - Пятьдесят тысяч, - хозяйка вновь принялась захлебываться слезами.
  - Чего?
  - Пока рублей. Потом пойдут проценты. Но в любом случае, у меня сейчас нет таких денег, - Марина шумно высморкалась в платок: - Мне не чем платить, - добавила она.
  - Ты и не должна этого делать. В долгах погряз твой Игорек, вот пусть он и расплачивается, - непреклонно заявила Полина.
  - Так, где же мне его искать? Говорю же, он уехал из Фишкуйска. А они сказали, что перезвонят мне сегодня вечером и назначат срок. Я боюсь. Что мне делать?
  - Ну, во-первых, взять себя в руки, - трезво рассудила гостья: - А потом, - она на несколько секунд задумалась. Размышления Полины нарушил дрожащий голос хозяйки комнаты: - Я ни когда не думала, что окажусь в подобной ситуации. Неужели больше ни кому нельзя верить? Я разочаровалась в человеческих чувствах. Любовь, доверие, все это пустые слова, и не более того.
  - Что ты сказала? - внезапно ожила гостья.
  - Я говорю, что любовь и доверие, не более чем... - повторила Марина.
  - Да, нет, до этого. Повтори, что ты сказала до этого, - перебила подругу Полина.
  - Я сказала, что разочаровалась в добрых человеческих отношениях, - не понимая в чем дело, произнесла хозяйка.
  - Марина, я, кажется, знаю, как тебе помочь, - услыхав ключевое слово "разочаровалась", улыбнулась гостья: - Давай, допьем чай, и я тебя кое-куда отведу.
  Хозяйка комнаты только кивнула в ответ, подняла со стола свою чашку с чаем и сделала глоток.
  
  
  *
  
  
  Дверь в предполагаемый офис "ПАР" осторожно открылась, и в помещение вошел Паша. Он внимательно осмотрелся по сторонам, и непроизвольно выдавил: - Ого.
  На "Ого" из дальней комнатки вынырнул Петя. Он был облачен в потертый рабочий халат, а на его голове красовалась треуголка, изготовленная из газетного листа.
  - Ну, как? Нравится? - гордо поинтересовался Петр.
  Павел еще раз окинул взглядом помещение. От мусора и пыли, еще утром атаковавшими помещение, не осталось и следа. Пол был подметен. Единственным предметом, расположенным на полу была какая-то фанера, повернутая лицевой стороной к стене - перегородке.
  - Впечатляет, - честно признался Паша: - Надо признать, работаешь ты на совесть.
  - Как и обещал, - просиял Петя: - Я еще мастеров вызывал. Они стекло вставили в окно. Там, - он махнул в сторону той части помещения, из кото-рой только что матерелизовался.
  - Молодец, просто, - похвалил друга Павел.
  - Ты еще кое-чего не видел, Паш, - не унимался Петр. Он подошел к фанерному прямоугольнику, поднял его, и произнес: - Внимание! Опа! - и повернул фанеру лицевой стороной к Павлу.
  - Поисковое агентство "Разочарованные", - прочитал яркую надпись на табличке Паша.
  - Правда, здорово? - не унимался Петя: - Это повесим на входную дверь.
  - Да, но с начала заменим входную дверь. А то этот кусок картона может снести даже не большой порыв ветра, - предложил Павел.
  - Ну, это, само собой разумеется, - Петр собрался, было положить фа-нерный прямоугольник обратно на пол, но застыл, едва услышал голос друга: - И еще, знаешь, что, Петя? "Разочарованные", как-то уж обречено это звучит. Может быть, сменим название?
  - Сменим? - недовольно переспросил Петр, осмотрев лицевую сторону фанеры: - И как ты предлагаешь назвать наше агентство?
  - Не знаю, - пожал плечами Паша: - Может быть "Помощь" или "Спасение".
  - Ага, - Петя все-таки положил табличку на ее прежнее место, и сарка-стически добавил: - Спасение утопающих, или помощь малоимущим. Твои названия какие-то унылые, пресные и вдобавок ко всему старомодные. А вот мое - загадочное и необычное.
  - Ну, хорошо, - сдался Павел: - Пусть будет "Разочарованные". Посмотрим, что из этого выйдет.
  - Что-нибудь, да выйдет, Паш, не сомневайся, - Петр поправил панамку, съехавшую на бок, и перевел тему разговора: - Ты в прокуратуре-то был сегодня?
  - Да, но только не с утра, - ответил Павел: - Утром я получил на руки книжки на оплату света и коммунальных услуг. А в прокуратуру отправился после обеда. Побеседовал там с тем самым Анатолием Александровичем, которого мы встретили на кладбище, а затем направился сюда.
  - А я имел беседу с начальником прокуратуры прямо спозаранку. После нашей утренней экскурсии сюда, я забежал домой, и сразу же поспешил в прокуратуру. Хотел, как можно быстрее покончить с этим делом. Слушай, а о чем вы вообще беседовали с ним? - заинтересовался Петя.
  - Да не переживай, ты так, - поспешил успокоить друга Паша: - Я говорил только о том, о чем мы договаривались. Ни чего лишнего. Мы с тобой случайно попали на кладбище, пытаясь спасти Полину, нашу подругу детства. Это все, и ни чего больше.
  - И как отреагировал на это Анатолий Александрович? - продолжал допытываться Петр.
  - Записал мои показания, и отпустил меня с миром. Вот и все. На прощание он даже намекнул, что больше не нуждается в моих услугах, как свидетеля. Там, на кладбище и без нас было полно очевидцев. Скорее всего, он больше не побеспокоит меня по этому поводу. Честно говоря, я даже рад этому.
  - Надо же, - удивился Петя: - Я имел точно такую же содержательную беседу. А тебе не показалось это странным? Ну, я имею в виду, как юристу. Ты ведь недавно получил высшее образование по этой специальности.
  - Странным? - не понял Павел: - Все необходимые процессуальные действия были полностью соблюдены. Я не понимаю, что именно, ты имеешь в виду?
  - Сейчас объясню, - Петр глубоко вдохнул: - Помнишь, как он вел себя вчера на кладбище? Он готов был разорвать нас с тобой на части. И, кстати, Скавронского то же. А уже сегодня утром, начальник прокуратуры был сама любезность. Что-то там записал на листочке, и спокойно отпустил нас восвояси.
  - Это должно было показаться мне странным? - удивился Паша: - Я не совсем понимаю тебя, Петя.
  - Да что же тут не понятного? Анатолию Александровичу дай волю, так он половину Фишкуйска пересажает. О его доброте, в кавычках, легенды ходят. А тут он резко меняет свою линию поведения и становится похожим на доброго дяденьку.
  - Ну, ты преувеличиваешь, - не согласился с другом Павел: - Нас - то за что привлекать к ответственности? Закона мы не нарушали. Даже напротив, Полину - то спас, практически, ты. Причем дважды. Ну, это, разумеется, ни кому не известно, но тем не менее.
  - Хочешь услышать мою личную версию? - спросил Петр.
  - Ну, давай, излагай, - разрешил Паша.
  - Значит, так, - начал Петя: - Причина нашего чудесного спасения кроется вовсе не в добродушии начальника прокуратуры, а в холодном расчете совершенно других людей.
  - Кого именно? - поинтересовался Павел.
  - А сам ты не догадываешься, Паш? - хитро улыбнулся Петр.
  - Нет, - покачал головой Павел.
  - Кто в нашем городе имеет абсолютную власть? Кто может подстроить под себя закон, а не идти у закона на поводу? Да, в конце концов, кто виноват в том, что прошлой ночью на погост была направлена группа захвата во главе с Анатолием Александровичем? --дал сразу несколько подсказок другу Петя.
  - Не хочешь ли ты сказать...? - догадался Паша.
  - Вот именно, - подтвердил не высказанное предположение Павла Петр: - Родители этого ненормального, покушавшегося на жизнь Пол.
  - Но, в таком случае, в чем состоит их интерес сейчас? Почему они, если поверить твоей версии, внезапно решили помочь нам? - Паша находился в замешательстве.
  - Нам? - Петя хохотнул: - Бог с тобой. Эти люди ни когда не считались с интересами других. Они всегда беспокоились только о своей репутации и личном материальном положении.
  - Какую же выгоду они преследуют на этот раз, помогая совершенно не знакомым им людям. Что-то я тебя не пойму ни как. Как-то все это не логично, - попытался здраво рассудить Павел.
  - Очень, очень даже логично. Вот смотри. От рук их шизанутого сынка погибли две девушки. Думаешь, родители убитых будут просто сидеть и ждать? Скорее всего, они подадут в суд на предков маньяка, - затараторил Петр.
  - Логично, - согласился на этот раз с другом Паша: - Не смотря на то, что он был совершеннолетним, он страдал серьезным психическим заболеванием, а значит, не мог в полной мере нести ответственность за свои действия. Родители, должно быть, являлись его непосредственными опекунами. Им и отвечать.
  - Правильно, - продолжил Петя: - Это теперь их основная проблема. Не знаю уж, как они будут с ней бороться. Может быть, просто отвалят пострадавшим энную сумму, компенсирующую их потери. Хотя, я и предположить не могу, во сколько сегодня оценивается человеческая жизнь. У них теперь хлопот полон рот. Так вот, я и спрашиваю, для чего им еще и возится с какими-то друзьями Пол? Наверняка, ее имя теперь вызывает у них аллергическую реакцию. Они должны быть благодарны тому, что она осталась жива. Вычеркнув нас из этой истории, они убрали очередную головную боль. Вероятно, если суд, все же состоится, то и Пол, как пострадавшей стороне, придется на нем присутствовать, но когда это будет. И будет ли вообще? Взятку на право, взятку на лево, и дело улажено. Вот как лично мне все это представляется, - закончил Петр.
  - Ужас какой-то, - не поверил своим ушам Павел: - Ты что, Петя, дей-ствительно полагаешь, что им так просто удастся замять эту историю?
  - Им не в первой, - твердо заявил Петр.
  - Ладно, не хочу ни чего больше об этом слышать. Главное, что Полина жива и здорова. А в эту грязь мне совсем не хочется лезть, - брезгливо заявил Паша.
  - И правильно, - поддержал его Петя: - Мы свою миссию в этом деле выполнили. Теперь пусть сами разбираются. А что касается грязи, так нам ее хватает, - он указал на помещение, в котором находился.
  - Это точно, - улыбнулся Павел.
  - Так ты готов мне помочь, друг? - хитро прищурился Петр: - Все-таки для общего дела стараемся.
  - Готов, друг, - кивнул Паша: - Вот только сбегаю домой, возьму, во что переодеться, и тут же вернусь. Идет?
  - И идет и едет, - сострил Петя: - Давай, пулей.
  - Уже в пути, - резюмировал под конец Павел, и скрылся за дверью.
  Петр же бросил взгляд на вывеску, улыбнулся своим мыслям, и вернулся в комнатку, где находился до прихода Паши.
  
  
  *
  
  
  Скавронский и Слава находились в небольшом кабинете, расположенном в отделе экспертиз городского УВД. Они сидели за старым столом, на котором гордо расположился компьютер, далеко не последней модели. На столе были разбросаны какие-то бумаги, папки, конверты, а посреди всего этого великолепия возвышалась пепельница, изготовленная из жестяной банки, служившей некогда тарой для пива. Пепельница под завязку была наполнена окурками.
  Олег Федорович расположился по правую сторону стола, а парень - практикант, соответственно по левую. Между ними находился еще один стул, севший на него человек, обязательно оказался бы лицом у монитора компьютера.
  - Так, - задумчиво перебирая свои бумаги, прямо на коленях, произнес полковник: - Давай-ка, пока не вернулся Никита, соберем воедино все факты, которыми мы располагаем по этому делу.
  - Налет был совершен ночью, в начале второго часа, - принялся размышлять Слава: - Налетчиков было, как минимум три человека.
  - Правильно, - согласился с ним Скавронский: - А вот сама постановка налета мне совершенно не нравится. Конечно, понятно, что нападавшие досконально изучили практически все мелочи. Они действовали даже через чур слаженно и умело.
  - Ну, все грабители готовятся к нападению заранее, Олег Федорович, - проговорил парень: - Это не удивительно. Странно другое. Вот смотрите, их было трое, но для того, чтобы отключить сигнализацию, в здание музея проник только один из них. Он подходит к электрощиту и системе охраны, и в следующую секунду свет и сигнализация одновременно отключаются.
  - Да, по крайней мере, на пленке все выглядит именно так, - подтвердил слова практиканта полковник: - Но с другой стороны, и директор музея, и сторож, в голос утверждают, что одному человеку выключить сложный механизм, подаренный американцами не возможно.
  - Скорее всего, они ошибаются. Безусловно, тому человеку это удалось, - констатировал Слава: - Факты вещь упрямая. У нас ведь есть неопровержимое доказательство этого, видеозапись.
  - Есть, - кивнул головой Скавронский: - Эта система охраны, скорее всего, мягко говоря, слегка устарела. Вот есть же люди, которые без труда могут взломать разные там пароли и коды, вот, в компьютере, - он указал на агрегат, расположенный слева от него: - Как их там? - Олег Федорович попытался припомнить мудреное словечко.
  - Хакеры, - подсказал полковнику парень.
  - Да, точно. В каждом деле есть свой хакер. Профессионал. Вот и про-шлой ночью, в музее, орудовал именно такой умелец, разбирающийся в замках и сигнализациях. Ведь он не только отключил свет и охрану, он каким-то образом взломал и замок на двери здания. А ключ, если верить словам Филиппа Филипповича, существует в природе только в двух экземплярах, у него и у охранника. И во время налета оба ключа были на месте. Вот и еще одна загадка.
  - Получается, - предположил практикант: - Что один из напавших, или же их наводчик имеет доступ к одному из этих ключей. Он мог сделать сле-пок с него и изготовить дубликат. Ведь мог?
  - Мог, - согласился полковник: - И в этом случае под подозрение автоматически попадают и сам Ларин, и охранник, Борис Иванович. Ну, еще уборщица и до кучи весь рабочий штат музея. Все они могли, так или иначе, пробраться к заветному ключику. Теперь приплюсуем сюда родственников, знакомых и друзей наших ключников и получим список приблизительно из ста человек.
  - Что же делать? - опешил Слава: - Проверять всю сотню? Я имею в виду алиби каждого из них?
  - Напрасная работа, ты сам только что упоминал слово "наводчик". Так вот заказчик преступления мог преспокойно обеспечить себе алиби, в то время как его соучастники грабили музей.
  - Получается, что найти соучастников практически не возможно? - разочарованно протянул парень.
  - Если бы все следователи подходили к расследованию с твоим песси-мистическим настроем, то процент раскрываемости преступлений в нашей стране был равен нулю, - констатировал Скавронский.
  - Вы издеваетесь надо мной, Олег Федорович? - поинтересовался у полковника практикант.
  - Вовсе нет, Слава. Просто стараюсь показать тебе все стороны нашей не простой профессии. А самое главное, ты ни когда и не при каких обстоятельствах не должен сдаваться. Верь в себя и у тебя все получится.
  - Но как же в нашем случае отделить зерна от плевел? - продолжал любопытствовать парень.
  - Как всегда, - ответил полковник: - Преступник, какой бы хитрый он ни был, всегда где-нибудь обязательно проколется, или же оставит какую-нибудь, пусть даже совершенно не значительную улику на месте преступления. Нужно просто быть внимательным, и тебе удастся подловить его на этой ошибке.
  - Что-то не похоже, что бы в нашем случае это правило сработало, - поник практикант: - Вон ваши эксперты весь музей облазили вдоль и поперек, и так ни чего и не нашли. Ни отпечатков, ни улик, вообще ни чего. Пусто.
  - У нас осталась запись, - напомнил Скавронский.
  - Ага, - иронично заявил Слава: - Пол минуты абсолютной бессмыслицы.
  - Давай не будем делать поспешных выводов, - попросил Олег Федорович у парня: - В любом случае нам предстоит хорошенько над ней поработать. Взять хотя бы во внимание то, что на ней изображен сам преступник, это уже что-то.
  - Но только этот самый преступник одет во все черное, включая маску и перчатки. Вы на самом деле считаете, что из этого можно извлечь какую-то пользу? - скептически поинтересовался практикант.
  - Хорошо. А теперь послушай меня внимательно. Просмотрев пленку еще там, в музее, один только раз, я могу сказать о том субъекте следующее. Он среднего телосложения, примерно твоего роста, несомненно, является мужчиной, не смотря на то, что имеет грациозную походку. Возраст налетчика колеблется от двадцати до тридцати пяти лет. К тому же он или местный или давно уже проживает в нашем городе. В последнее время должен был часто навещать музей. Вот, кстати, нужно будет просмотреть записи из музея последних дней его работы. Наиболее регулярных посетителей нужно будет проверить.
  - Точно, - поразился Слава: - Все сходится. Рост, телосложение, походка и возраст. Вы правы, это все можно определить по записи. А что касается частого посещения музея и проживания в Фишкуйске, так это вы к тому, что он должен был осмотреть сигнализацию поближе и прикинуть, удастся ли ему с ней справится. Верно?
  - Да, - кивнул в знак согласия полковник: - Ты все еще сомневаешься, что найти преступников невозможно?
  - Ну, что вы, - извиняющимся тоном проговорил парень: - Я ни когда не сомневался в ваших профессиональных способностях. Это я себя имел в виду. Удастся ли мне когда-нибудь стать таким же профессиональным следователем, как и вы?
  - Умение приходит с практикой, - подбодрил практиканта Скавронский: - Я то же не с первого раза научился видеть в незначительных вещах, необходимую информацию. Поверь мне, у тебя все еще впереди. Да где же Никита? --возмутился Олег Федорович: - Он что хочет продержать нас здесь до самой ночи?
  Словно услышав слова полковника, входная дверь, расположенная за спинами Скавронского и его практиканта, распахнулась, и в небольшом помещении появился мужчина лет на пять старше Славы. Он был излишне худощав, одет в растянутый свитер и потертые джинсы, а во рту у него торчала папироса, распространяющая вокруг хозяина удушающий запах. В руках вошедший держал упаковку с лазерным диском.
  - Я уже тут, - закрывая за собой дверь, довольно бодрым голосом, произнес мужчина: - Не спешите меня ругать, Олег Федорович. Ваше задание я выполнил. Работа была кропотливой, но я с ней справился, - он показал присутствующим в кабинете коробку с диском, затем прошел к столу, уселся на свободный стул и включил компьютер.
  - Слава, познакомься, это наш компьютерный гений, Никита Владими-рович, - представил мужчину полковник: - Это что касается хакеров.
  - Очень приятно, - Никита протянул руку парню: - Можно просто Никита. Не люблю формальностей.
  Практикант пожал ладонь мужчины, и повторно представился: - Слава.
  - Слава мой практикант, - ввел в курс событий Никиту Скавронский.
  - Какой курс? - живо поинтересовался мужчина.
  - Пятый, последний, - ответил парень.
  - А потом к нам? - не отставал Никита.
  - Возможно, если не будет проблем с трудоустройством.
  - Не переживай, не будет. У нас тут такая текучесть кадров, скажу тебе по секрету. На нашей нервной работе не каждый может протянуть больше двух лет, - мужчина заговорщицки подмигнул практиканту.
  - Перестань пугать моего подопечного, Никита, - недовольно пробурчал Олег Федорович, складывая свои бумаги аккуратной стопочкой на свободное место с краю стола: - Давай лучше приступим к работе. И погаси, пожалуйста, свою папиросу. Я рискую задохнуться. Помещение совсем не проветривается, через минуту мы здесь угорим.
  - О кей, - мужчина вытащил сигарету изо рта и ловко затушил ее в пе-пельнице, умудрившись при этом не обвалить вершину горы из окурков: - К работе, так к работе, - к этому времени компьютер уже включился и терпеливо ожидал привычных манипуляций своего хозяина.
  Никита достал из упаковки, сверкающий диск, вставил его в дисковод и, колдуя над клавиатурой, уточнил: - Значит так, если я вас правильно понял, вы передали мне видеокассету с записью какого-то преступления?
  - Верно, - подтвердил полковник: - Нам нужно более детально порабо-тать над этим кино шедевром.
  - Для этой цели, - пояснил мужчина: - Я переписал изображение на ла-зерный диск. Сейчас я запущу программу, которая позволит вытворять нам с этой записью все, что вы пожелаете. Добавлять и убирать свет, увеличивать и уменьшать изображение, ну и так далее. Готовы? - наконец оторвавшись от кнопок, спросил он у присутствующих.
  - Уже давно, - заявил Скавронский.
  - Тогда, для начала, просто просмотрим ролик, а потом вы скажете мне, что бы вам хотелось рассмотреть более детально. Идет? - предложил Никита.
  - Действуй, - разрешил Олег Федорович.
  - Итак, вперед, - мужчина щелкнул кнопкой "Enter".
  Сначала экран был абсолютно пуст, а через пару секунд на мониторе по-явилось изображение. Перед глазами зрителей предстала тяжелая входная дверь городского музея. Изображение было темным, но необходимые детали, все-таки можно было разобрать. Часовая матрица справой стороны записи показывала 01:03:42. Секунды постоянно менялись.
  Полковник, Слава и Никита, непроизвольно придвинулись к экрану. Видео зрелище поглотило всех троих.
  Вот входная дверь осторожно приоткрылась, далее в дверном проеме показалась голова, облаченная в черную маску, с прорезями для глаз. Человек, проникший в музей, бегло осмотрелся вокруг, затем замер, переждал секунду и кошкой бросился в недра городского музея. Далее он приблизился к системе сигнализации, неподалеку от которой располагался и источник питания. Человек положил одну руку на пульт, контролирующий сигнальные устройства, а другой отключил рубильник, находящийся на соседнем щитке. В тот же момент изображение исчезло с монитора.
  - Так, - сосредоточенно произнес полковник: - А теперь, Никита, при-бавь свет, и прокрути изображение повторно.
  Мужчина вновь поработал с клавиатурой, и вывел запись на экран.
  На этот раз, перед глазами зрителей предстала все та же картина, с той лишь разницей, что она была залита светом до такой степени, что казалось, действо происходит солнечным днем.
  Скавронский, дождавшись окончания сеанса, проговорил: - Еще раз. А когда я скажу, останови картинку.
  - Будет сделано, - Никита выполнил просьбу Олега Федоровича, а указательный палец правой руки занес над одной из клавиш, готовясь в любую секунду сделать "стоп - кадр".
  Дверь на экране осторожно приоткрылась и в темном проеме, показалась, уже знакомая, присутствующим в кабинете мужчинам, голова, облаченная в черную маску.
  - Стоп, - скомандовал полковник.
  Голова на мониторе застыла.
  - Можешь увеличить изображение до такой степени, что бы были видны его глаза? - поинтересовался у программиста Скавронский.
  - Без проблем, Олег Федорович, пожалуйста, - изображение на экране стало стремительно увеличиваться. Оно застыло только тогда, когда на мониторе обозначились глаза налетчика, смотрящие из прорезей в маске.
  - Хорошо, - пробормотал полковник: - Теперь нам известен и цвет его глаз.
  - Карие, - поддержал беседу парень - практикант: - Но это еще ни чего не значит, он мог воспользоваться контактными линзами, изменяющими цвет глаз.
  - А ты сечешь, Слава, молодец, - похвалил его мужчина, сидящий за компьютером.
  - Хорошо, - сдался Олег Федорович: - Идем дальше. Никита, верни изображению обычный формат, поставь пленку на воспроизведение и жди моего сигнала к остановке.
  - Сейчас, - работая над записью, проговорил мужчина: - Только это не пленка, а лазерный диск.
  - Так, не придирайся к словам, сейчас это не столь важно, - произнес полковник.
  Тем временем на экране компьютера незнакомец в маске, бросился в сто-рону, приблизился к системе сигнализации, и одновременно положил одну руку на пульт, контролирующий сигнальные устройства, а вторую протянул к рубильнику.
  - Останови, Никита, - попросил Скавронский.
  Руки налетчика застыли.
  - Увеличь его правую руку. Я хочу увидеть, каким именно образом он отключил сигнализацию, - пояснил Олег Федорович.
  Правая рука на мониторе максимально приблизилась к зрителям.
  - А теперь очень медленно прокрути запись в этом формате. Это воз-можно? - поинтересовался полковник.
  - Возможно, - ответил ему мужчина.
  Изображение на экране вновь пришло в движение. Об этом говорили часы, вяло изменяющие последние цифры, обозначающие секунды. Однако рука грабителя так и не сдвинулась с места. До самого окончания записи она мирно покоилась на пульте, контролирующем сигнализацию музея.
  - Так, похоже, мы что-то пропустили, - задумчиво протянул Скаврон-ский: - Никита.
  - Да, - отозвался мужчина.
  - Промотай немного назад, до того момента, как он прикоснулся к сиг-нализации. Увеличь консоль, и прокрути запись снова в медленном исполнении.
  Время на мониторе пустилось вспять. Человек в маске, убрал руки с источника питания и системы сигнализации, и сделал несколько шагов назад, после чего замер. Консоль моментально увеличилась в размерах, и заняла большую часть экрана.
  Часы в нижней части монитора вернулись к замедленному ритму. Вот огромная рука прикасается к пульту, замирает, и спустя несколько томительных секунд экран гаснет.
  - Ни чего не понимаю, - признался Олег Федорович: - Как ему удалось отключить сигнализацию простым прикосновением руки? Директор музея сегодня показывал нам, как именно выключаются сигнальные устройства. По его словам, для этого необходимо нажать одновременно сразу на две кнопки. Здесь же, - он указал на монитор: - Ни кто, ни чего не нажимает, а свет и сигнализация все равно одновременно отключаются. Мистика какая-то. Послушай, Никита, а ты случайно не в курсе возможно ли вот так, как мы сейчас видели отключить охранное устройство. Ты ведь все-таки специалист по этим штучкам.
  - Я специалист по компьютерам. В электронных замках я не очень-то разбираюсь. Так что дать исчерпывающие сведения по этому вопросу не могу, - уточнил мужчина: - Но если вам интересно мое личное мнение на этот счет, то я могу сказать следующее, любой замок, будь он механический или же электронный, открыть, просто приложив к нему руку совершенно не реально. Что-то здесь, все-таки не так, - он, как и полковник показал в сторону экрана, и даже погрозил ему пальцем.
  - Хорошо, - проговорил полковник: - Хотя, плохо. Что ж, придется еще раз проконсультироваться со специалистами и уточнить подробности у Филиппа Филипповича. Давай-ка, Никита, еще разок, с самого начала. Может быть, я чего-нибудь не заметил, так что вы оба, то же смотрите внимательно. Может, что-то и увидите.
  Программист и парень, сидящий по его левую руку одновременно кивнули.
  Монитор вновь залился голубоватым светом. Ролик повторился с самого начала и до самого конца.
  Скавронский вопросительно посмотрел на своих визави. Они отрицательно покачали головами.
  - Повтори, - в очередной раз попросил Олег Федорович, обращаясь к мужчине, сидящему за компьютером.
  В очередной раз на экране приоткрылась тяжелая дверь, в щель просунулась голова налетчика, осмотрелась, затем замерла, и... Внезапно изображение застыло.
  - В чем дело? - не понял полковник: - Компьютер, что ли завис?
  - Да нет, - возбужденно проговорил Никита: - Это я затормозил изображение. Вы ни чего не заметили?
  Практикант и Скавронский переглянулись.
  - Что ты имеешь в виду? - осторожно поинтересовался Олег Федорович.
  - Секунду, - мужчина отмотал изображение на несколько секунд назад, до того момента, как голова грабителя принялась озираться по сторонам: - Сейчас, - работая над кнопками, сказал Никита. Он увеличил изображение так, что бы на мониторе осталась только голова налетчика: - А теперь смотрите. Я снова включу на медленное изображение. Вот сюда обратите внимание. Он указал пальцем на то место, где под черной маской должен был находиться рот грабителя: - Видите, он что-то говорит.
  Действительно, Слава и полковник увидели, как ткань, скрывающая губы незнакомца зашевелилась. Стало понятно, налетчик действительно что-то сказал.
  - А реально услышать то, что он говорит? - спросил парень - практикант.
  - Думаю, да. Сейчас запущу еще одну программку, - мужчина пробежался по клавиатуре пальцами. Изображение на экране несколько уменьшилось, а под ним в ту же секунду появилась прямая полоска, похожая на линию кардиограммы: - Готово, сейчас послушаем, - Никита включил запись.
  Пришлось несколько раз прогонять кусок ролика, прежде чем программист отбросил все посторонние шумы на записи. Каждый раз полоска под картинкой нервно вздрагивала и покрывалась не большими волнами.
  Наконец, мужчина, удовлетворенно произнес: - Думаю готово, слушайте, - он прибавил звук у колонок на максимальную мощность, и в очередной раз включил изображение.
  Все повторилось. Дверь, просунутая в нее голова, осмотр помещения му-зея, а затем до слуха присутствующих в кабинете донеслось всего одно слово: - Вперед, - звук был абсолютно чистый.
  - Теперь мы имеем и образец его голоса, - констатировал полковник: - Или ты и на этот раз, Слава, предположишь, что он его изменил.
  - Нет, - отрицательно покачал головой парень: - Навряд ли. Я думаю, он произнес это спонтанно, обращаясь к своим подельникам. Он не мог предположить, что кто-то разберет то, что он сказал. Насколько я понял, говорил-то он полушепотом.
  - Верно, - подтвердил слова практиканта Никита: - Я с тобой согласен.
  - Отлично, уже кое-что, - обрадовался Скавронский: - Давайте-ка, про-смотрим запись еще раз. Может быть, мы и еще что-нибудь упустили?
  - Без проблем, Олег Федорович, - возвращаясь к клавиатуре компьютера, согласился с полковником программист.
  Изображение на мониторе компьютера вновь заняло все пространство экрана. Ролик стартовал снова.
  
  
  *
  
  
  - Вот это да! - искренне обрадовался Петя: - Мы еще открыться не успели, а клиенты валят косяком, - он находился все в том же помещении, куда приводил сегодня утром своих друзей.
  Напротив Петра стояли две девушки. Одна из них оказалась Мариной, а вторая будущей напарницей Пети. Все трое расположились в передней комнате будущего офиса, прямо под люминесцентной лампой.
  - Между прочим, это очень серьезно, - холодно произнесла Полина: - Твои шуточки, сейчас не уместны. Нам просто необходимо помочь моей подруге, - она кивнула в сторону девушки.
  - Я и не шучу вовсе, - придав своему лицу серьезное выражение, проговорил Петр: - Я же это вполне серьезно. Первому клиенту сделаем скидку.
  Губы Марины начали непроизвольно подрагивать.
  - Так, - заметив реакцию девушки на слова Пети, грозно сказала его подруга: - Иди за мной. Перекинемся парой фраз. Подожди нас здесь, Марина - бросила она через плечо, отволакивая не сопротивляющегося Петра, в соседнюю комнату.
  Остановившись возле, недавно отремонтированного окна, Полина, сверкнула глазами на улыбающегося Петю: - Ты хоть понял, в каком она положении?
  - А она еще и в положении? - Петр сделал попытку взглянуть на, оставшуюся в одиночестве, девушку.
  - Господи, Петя, с тобой совершенно не возможно разговаривать. Мо-жешь ты хоть на секунду стать серьезным? Это ведь все не шуточки, - заявила собеседница Петра.
  - Ладно, Пол, расслабься, - Петя вскарабкался на подоконник, и уставился на девушку: - Излагай.
  - А что тут еще можно добавить? - удивилась Полина: - Марину шантажируют, грозятся расправиться с ней, если она не вернет деньги, которые задолжал ее дружок. Вот и все, мы обязаны ей помочь! Разве ты не этого хотел, помогать все разочарованным?
  - Все верно. Выходит, ты все-таки с нами? Тебя смело можно записать в штат наших сотрудников? Я не ошибаюсь? - поинтересовался Петр.
  - Если мы ей поможем, так и быть, я без колебаний стану ходить сюда, как на вторую работу, - сдалась девушка.
  - Отлично, именно это я и хотел услышать, Пол. Ты чудо. Мы беремся за это дело, - Петя соскочил с подоконника: - Идем к пострадавшей. Нам нужно решить с чего начать.
  Девушка и Петр вернулись в переднюю комнату.
  - Все в порядке, - обратилась к подруге Полина: - Мы поможем тебе. Совершенно бесплатно, - она краем глаза увидела, как Петя свел брови у переносицы, и повторила: - Безвозмездно, так сказать. Мы не оставим тебя в беде, Марина, можешь на нас положиться.
  - Спасибо, конечно, - пролепетала девушка: - Но что именно вы можете для меня сделать?
  - Главное, решить с чего начать, - вклинился в разговор Петр: - Ты упомянула, что этот самый Игорь, проживал на съемной квартире. Так?
  Марина кивнула в знак согласия.
  - Мы сейчас направимся туда. Надеюсь, адрес ты знаешь?
  Снова кивок в ответ.
  - Поговорим с тем, кто сдавал ему квартиру, - продолжил Петя: - Может быть, даже узнаем что-нибудь интересное.
  - Я уже была там, - произнесла девушка: - Им не известно, куда он уехал.
  - Попытка не пытка, - глубокомысленно заявил Петр: - Все-таки придется начать именно с этого. В любом случае, больше нам о твоем ухажере ни чего не известно.
  - Хорошо, - согласилась Марина: - Я отведу вас туда.
  Дверь будущего офиса распахнулась, и на пороге возник Павел. В руках он держал пакет с запасной одеждой. От неожиданности он застыл на месте.
  - У вас, что здесь происходит? Внеплановое собрание? - удивился он.
  - Паш, - ответил ему Петя: - Уборка отменяется. Оставь свои причиндалы здесь. Мы идем на дело. И нам нужно спешить, - от чего-то он посмотрел на свою будущую напарницу и весело подмигнул ей.
  - Ну, хорошо, - все еще недоуменно, протянул Павел. Он поставил пакет с правой стороны двери, и вопросительно посмотрел на собравшихся в комнате: - Может быть, мне все-таки кто-нибудь потрудится объяснить, что здесь происходит? - повторил он свой вопрос.
  - По дороге, все по дороге, - скороговоркой протараторил Петр: - Дамы, - обратился он к девушкам: - Прошу на выход.
  Ни говоря больше, ни слова, вся делегация покинула помещение. На прощание обе комнаты наполнил звук щелчка закрывающегося замка.
  
  
  *
  
  
  Утренний выпуск газеты "Фишкуйское время" продолжал лежать на столе Скавронского, в его же кабинете. Газета ни коим образом не привлекала внимание хозяина кабинета и Славы, который сидел на своем излюбленном месте. Олег Федорович примостился у себя за столом.
  - Думаю, пора расходиться по домам, - заявил полковник: - Уже поздно, рабочий день вот-вот подойдет к концу.
  - Вы из-за записи так расстроились? - осторожно поинтересовался па-рень: - Вы возлагали на нее такие надежды, а в итоге, мы вытащили из нее минимум информации.
  - Мы выжали из нее все, - посмотрел в глаза практиканту Скавронский: - У нас теперь есть даже образец голоса и цвет глаз грабителя. А это не так уж и мало, Слава. Теперь пусть поработают наши эксперты. Завтра выходной, в понедельник я дам все необходимые распоряжения, и они наверняка установят, пользовался ли налетчик при ограблении музея контактными линзами, и каким образом в его поимке нам может помочь голос, который мы извлекли из записи.
  - Да, Олег Федорович, - согласился с полковником парень: - Это уже что-то.
  - К тому же, нам известна еще одна деталь. Правда, я то же ума не приложу, чем она нам может помочь, но все-таки, - грустно улыбнулся Скавронский.
  - О чем вы говорите? - не понял практикант.
  - Помнишь, Слава, когда мы допрашивали сторожа, он нам рассказал, что до того, как потерял сознание, он успел заметить, что один из налетчиков держал в руках небольшой чемоданчик? - напомнил парню Олег Федорович.
  - Вы, правы, - согласился с полковником практикант: - Это нам мало, чем может помочь. Скорее всего, грабители избавились от этого дипломата, сразу же после похищения монеты. Они или закопали его где-нибудь, либо просто выбросили на одной из городских свалок. Здесь абсолютно не за что зацепиться.
  - Я разделяю твое предположение. Чемоданчик - это тупик. Не будем отвлекаться на мелочи, сосредоточим внимание на конкретных уликах, - Скавронский собрал со стола какие-то документы, сложил их в сейф, запер его, а затем, повернувшись лицом к Славе, продолжил свою мысль: - Но сделаем это, как я уже и сказал, послезавтра. Я сейчас пойду на летучку, а ты можешь быть свободным, - Олег Федорович задрал рукав, и посмотрел на свои наручные часы: - Уже пятый час. Твои родители, могут..., - полковник поднял глаза и посмотрел на парня. Увидев выражение лица практиканта, Скавронский, забыл закончить предыдущее предложение. Он настороженно спросил: - Слава, что случилось?
  - Мне кажется, мы все-таки упустили из виду одну деталь, Олег Федорович - переводя взгляд с левой руки полковника на его лицо, проговорил парень: - А я-то все думал, что мне не давало покоя. Я теперь кажется, понял, в чем дело?
  - А со мной не хочешь поделиться? - увидев, что практикант вскочил со стула, осведомился полковник.
  - Я могу ошибаться, но все-таки. Как вы думаете, Никита еще здесь? Мы можем просмотреть диск еще один раз? - возбужденно спросил Слава.
  - Давай спустимся и посмотрим, - Скавронский был явно заинтригован. Он выбрался из-за стола: - Скорее всего, наш хакер бродит по Интернету за казенный счет. Он любит подобные развлечения, и по этому задерживается в УВД допоздна. Пойдем проверим, - Олег Федорович направился к двери, за ним поспешил парень.
  Практикант вышел из кабинета и захлопнул за собой дверь.
  
  
  *
  
  
  По обе стороны длинного, практически безразмерного коридора, располагалось несметное количество дверей. В промежутках между дверями, прямо на стенах висели незатейливые вещи: зимние санки, старые тазы, порванные фуфайки, и тому подобный хлам.
  Делегация из четырех человек неторопливо продвигалась по коридору. Стены в нем оказались такими тонкими, что сквозь них доносились различные звуки. Отчетливо слышался скандал, плеск воды и мяуканье кошки. Компанию, которая пробиралась по коммунальной кишке возглавляла девушка по имени Марина.
  Внезапно она застыла у одной из многочисленных дверей, и тихо заявила: - Это здесь.
  Друзья осмотрели дверь. Она оказалась не на много надежнее, чем та, которая запирала их "офис". В верхней части двери был прибит номер квартиры. Цифра "один" висела, как полагается. А вот "девятка", превратилась в "шестерку", слетев с верхнего гвоздя, и повиснув на нижнем.
  - Как зовут того, кто сдавал квартиру Игорю? - поинтересовался у де-вушки Паша. Он был уже в курсе происходящего. По дороге к этому дому его посвятили во все подробности дела Марины.
  - Все называют ее тетя Таня. Я не знаю ни ее отчества, ни ее фамилии, - ответила девушка.
  - Ладно, разберемся, - Павел повернулся к двери и громко постучал.
  Эхо громогласно прокатилось по коридору, однако на стук ни кто не спешил отзываться. Паша повторил попытку.
  - Может быть, ее нет дома? - предположил Петя.
  Ему ни кто не ответил, а Павел вновь занес руку над дверью. Однако по-стучать в этот раз ему не удалось. Дверь внезапно распахнулась, и перед делегацией возникла тетя Таня. Это была женщина небольшого роста, облаченная в ситцевый халат, обхваченный тонким поясом, явно служившим аксессуаром совсем для другой вещи. Определить возраст тети Тани было невозможно, благодаря боевой раскраске на лице. На голове у женщины красовались бигуди, придавая ей сходство с водной миной. Во рту у тети Тани попыхивала сигарета.
  - Вы чего тарабаните? - возмутилась женщина, выпуская на волю клубок дыма изо рта: - Здесь глухих нет.
  - Вы тетя Таня? - осведомился Паша.
  - Нет. Дядя Федя, - огрызнулась женщина: - Чего надо? Комнату, что ли снять хотите? - она обвела всю компанию недовольным взглядом: - А, понятно, - заметив Марину, произнесла она: - Опять ты. Так и не нашла своего хахаля, что ль?
  - Нет, - призналась девушка: - Вот решила еще раз поинтересоваться у вас...
  - И дружков своих притащила, - грубо перебила ее тетя Таня.
  - Послушайте, - вклинилась в разговор вторая девушка: - Мы хоте ли бы только узнать, может быть вам хоть что-нибудь известно о том...
  - Надоели вы мне все, - на этот раз женщина перебила Полину, так и не дослушав ее вопрос: - Ходят и ходят толпами целый день.
  - К вам обращался еще кто-то по поводу Игоря? - вмешался в беседу Петр.
  - Обращался! Такая же толпа, как и ваша. Только те без девок были. Морды мрачные такие. Жуть просто. Измучили вы меня, ходоки. Стойте здесь, ждите. Сейчас вернусь, - тетя Таня исчезла за дверью, не забыв запе-реть ее на замок с обратной стороны.
  - Это они были здесь. Те, кто звонил мне в бар. Я уверена, - запричитала Марина.
  - Успокойся, Мар. Пока все в порядке, не нужно паниковать раньше времени, - попытался успокоить девушку Петя.
  Марина с надеждой посмотрела на парня, но сказать что-либо в ответ не успела, дверь вновь распахнулась. Женщина вновь предстала перед компанией во всей красе. Сигарета загадочным образом исчезла из ее рта. У Петра мелькнула забавная мысль, что тетя Таня, должно быть, проглотила курево, вместе с фильтром. Однако он прогнал назойливое предположение и придал своему лицу серьезное выражение.
  - Вот, - протянула женщина помятый листок бумаги не известно кому: - Здесь адрес его предков. Я всегда страхуюсь. Мало ли что, вдруг постоялец сбежит не заплатив. Перед тем, как пустить проживальца, я требую у него каких-нибудь гарантий оплаты. Игорь ваш дал мне адрес родителей. Мол, если что обращайся к ним, тетя Таня. Но нужды не было, он исправно вносил деньги. Не хотела я подставлять парня, да жить стало невмоготу. Забирайте, - грозно потрясла она записку: - И тем передайте, чтоб не шлялись сюда больше.
  - Спасибо, - поблагодарил женщину Павел, беря листок и пряча его в карман: - Но, к сожалению, вынужден вас огорчить. К тем, кто приходил сюда до нас, мы не имеем ни какого отношения. Мы их даже не знаем.
  - Ладно, - смилостивилась тетя Таня: - Проваливайте. Хоть от вас я из-бавлюсь. И больше сюда не суйтесь, - пригрозила она напоследок. Затем развернулась и, не попрощавшись, скрылась в квартире.
  - Милая дама, - бросил в сторону захлопнувшейся двери Петя.
  - Очень даже, - поддержал его Паша: - Пойдемте, поздно уже. Нужно успеть навестить родителей Игоря. Они-то должны знать, где скрывается их сынок.
  - Спасибо вам, - внезапно расчувствовалась девушка, которая привела друзей в этот дом: - Даже и не знаю, что бы я без вас делала.
  - Брось, Марина, поблагодаришь нас потом, когда мы разыщем твоего дружка и побеседуем с ним как следует, - произнесла ее подруга: - А сейчас нам и, правда, нужно поторапливаться. Идемте, - она развернулась в сторону выхода, и на этот раз сама лично возглавила всю процессию.
  
  
  *
  
  
  Полковник открыл дверь, ведущую в кабинет программиста Никиты, и принялся интенсивно чихать. Слава, стоящий за спиной Скавронского попытался разглядеть нужного ему мужчину в густой пелене табачного дыма.
  Никита вынырнул из кабинета, словно джинн из волшебной лампы. Похоже, его совершенно не волновал сизый дым, распространившийся уже и по коридору: - Олег Федорович, это вы? - радостно произнес он, затягиваясь папиросой: - Что-то забыли?
  - Как, интересно, ты здесь обходишься без респиратора? - продолжая покашливать, поинтересовался полковник.
  - Это привычка, - ответил ему мужчина.
  - Никита, - наконец, отчихавшись, проговорил Скавронский: - Нам необходимо еще разок взглянуть на запись. Ты можешь это устроить?
  - Без проблем, - заверил Олега Федоровича мужчина: - Прошу, - он указал рукой на вход в свой кабинет.
  - Ты же знаешь, ненавижу я табачный запах, а уж папиросный тем более, - пробурчал полковник: - Ты можешь это все выветрить? - он разогнал рукой облако, повисшее над его головой.
  - Оставим дверь открытой. Он быстро испариться. Да проходите вы, - Никита посторонился, пропуская в свои аппортоменты Скавронского и парня.
  Олег Федорович и его практикант прошли в кабинет и устроились на своих прежних местах. Вслед за ними в комнату вошел и ее хозяин. Он расположился за компьютером. Пощелкав какими-то клавишами, мужчина внимательно посмотрел на полковника.
  - Папироса, - констатировал Скавронский, указав на окурок, торчащий изо рта Никиты.
  - Да, простите, Олег Федорович, забыл, - мужчина погрузил остаток сигареты в кучу, расположенную в пепельнице. Гора окурков угрожающе пошатнулась, но обвала не последовало: - Итак, чем могу вам помочь? - поинтересовался Никита.
  - Прокрути-ка нам нашу запись еще разок, - попросил полковник: - Слава что-то там заметил, и хочет убедиться, что это не было иллюзией.
  - Сию минуту. Я даже еще не вытащил ваш диск из дисковода, - сооб-щил программист, включая нужный ролик.
  Экран компьютера показал, уже опостылевшую всем дверь городского музея.
  - Нет, нет, - внезапно воскликнул парень: - Можно убрать свет. Пусть все будет натурально. Ну, то есть, так, как было на самом деле.
  - Да не стоит так волноваться, - проговорил мужчина, сидящий за ком-пьютером: - Как скажешь.
  В ту же секунду монитор погрузился в полутьму. Дверь едва просматривалась на экране.
  - Такой расклад тебя устраивает? - осведомился Никита.
  - Да, вполне, запускай, - произнес практикант.
  На мониторе, уже в бесчисленный раз за сегодняшний день приоткрылась дверь музея, в ее проеме показалась голова человека, облаченного в черную маску. Голова осмотрелась, помедлила с секунду, и ее обладатель опрометью бросился, уже в хорошо известном всем зрителям направлении. Остановившись около сигнализации и рубильника, он начал поднимать руки к обоим устройствам.
  - Останови, - попросил Слава.
  Налетчик замер, не успев дотянуться ни до одного из объектов назначения.
  Парень принялся внимательно вглядываться в изображение на экране.
  - Все правильно, - удовлетворенно проговорил Слава: - Так и есть.
  - О чем ты говоришь? - не понял Скавронский, осматривая поверхность монитора.
  - Можно увеличить изображение его левой кисти? - обратился парень к программисту.
  - Пожалуйста, - мужчина произвел необходимые манипуляции с клавиатурой.
  - Видите, Олег Федорович, Никита, вы видите? - практикант указал на руку, которая стала несоразмерно огромной: - А я еще сомневался, показалось мне это, или нет.
  Полковник вместе с мужчиной, восседавшим за компьютером, внимательно осматривал изображение на экране. Больше половины монитора занимало изображение электронных наручных часов, которые, не смотря на темный фон экрана, продолжали светиться ярким светом.
  - Часы, - констатировал Скавронский: - И что?
  - Как это что? - удивился Слава: - Это не просто часы. Это хит сезона.
  Олег Федорович с любопытством посмотрел на парня.
  - Хорошо, слушайте, - заметив удивленный взгляд полковника, пустился в разъяснения практикант: - Эти часы стоят безумных денег. Это, можно сказать, эксклюзив. Подобными часами торгует только один магазин в нашем городе, "Престиж", думаю, название говорит само за себя. Я то же мечтаю о таких. Но мне они не по карману. В эти часы, встроен радиоприемник, МР - 3 плеер, термометр, и еще несколько прибамбасов. Настоящая мечта продвинутой молодежи.
  - А вы еще меня спрашивали об электронике, - пробормотал Никита, обращаясь к Скавронскому: - У вас же имеется свой личный специалист.
  - И что, Слава? - полюбопытствовал Олег Федорович: - Это как-то может помочь нам в поимке преступника?
  - Не просто помочь, а привести нас к нему домой, - утвердительно ответил парень.
  - И каким же образом? - не сдавался полковник.
  - Сейчас объясню, - вновь оживился практикант: - Когда я вместе с вами просматривал запись в первый раз, я краем глаза заметил слабое свечение на левой кисти налетчика, - он ткнул пальцем в экран: - Но этот эпизод как-то сам собой стерся у меня буквально сразу же. Вы ведь тут же попросили увеличить совсем другую руку преступника, - посмотрел он на Скавронского: - А потом, уже у вас в кабинете, когда вы, Олег Федорович, посмотрели на свои наручные часы, я вспомнил этот самый момент. Дело в том, что кроме всего прочего эти часики светятся в темноте. Причем не простым светом, а переливаются разнообразными цветами. Это-то я и заметил на экране компьютера, когда мы просматривали ролик в первый раз.
  - И что? - не понял полковник.
  - Магазин "Престиж", торгующий наручными часами этой марки, устроил, как это водится в последнее время, акцию. Любой покупатель, ку-пивший эти часы, становится участником лотереи, в которой разыгрыва-ются разнообразные бытовые приборы, - Слава остановился, пытаясь перевести дыхание.
  - Понятно, - на этот раз в разговор встрял программист: - Кто бы ни приобрел у них часы, становится участником этой самой акции. Ну а что бы найти победителя, в купон покупателя вносятся данные новоиспеченного владельца этой покупки. Верно?
  - Верно, - подтвердил слова мужчины парень.
  - Значит, нам нужно просто обратиться в этот самый "Престиж" и узнать, кто приобрел у них часы. Вот эти самые, - Скавронский кивнул на экран.
  Практикант покачал головой в знак согласия: - Это поможет нам на много больше, чем цвет глаз и образец голоса. Я так думаю, - он опустил голову, ожидая, что Олегу Федоровичу может не понравиться эта идея.
  - Хорошего практиканта вы себе отыскали, - вместо полковника подал голос Никита: - Он нашел не просто ниточку в этом деле, а целый канат.
  - Молодец, Слава, - похвалил парня Скавронский: - В понедельник с утра отправимся в этот самый "Престиж". Сейчас, наверняка уже все магазины закрываются, а мне еще предстоит посетить наше вечернее собрание. Я уже начинаю сомневаться, нужна ли тебе практика? Ты все схватываешь буквально на лету. Ладно, увидимся послезавтра, я уже опаздываю. Ты свободен. До понедельника, - Олег Федорович встал со стула и направился к выходу.
  - Хочешь, я тебе кое-что покажу? - прошептал программист парню, показав на компьютер: - Уверен, ты такого еще не видел.
  - До свиданья, - попрощался с полковником практикант: - Конечно, - тут же ответил он мужчине: - Давно уже мечтаю научиться, как следует, работать с этим агрегатом.
  Дверь за их спинами захлопнулась.
  - Счастливо, Олег Федорович, - бросил через плечо Никита. Вытащив из пачки очередную папиросу, он прикурил ее и, вцепившись в клавиатуру, проговорил: - Смотри, что сейчас будет.
  
  
  *
  
  
  Дверь лифта раскрылась, сопровождая процедуру противным скрипом. Из кабины выбралась делегация из четырех человек.
  - Ну, вот не пойму я ни как, Марина, как можно было встречаться с парнем, о котором ты не знаешь даже самых элементарных вещей, его фамилию, адрес. Уму не постижимо! - возмущалась девушка, за которой последовала вся процессия.
  - Мы с Игорем всегда встречались на той съемной квартире, - уныло ответила подруге девушка: - Он казался таким милым. Я и предположить не могла, что он способен на такое. Мне не хотелось казаться навязчивой, вот я и не проявляла излишнего любопытства.
  - Думаю, в будущем эта история научит тебя быть осмотрительной, - Полина застыла у одной из дверей, расположенных на лестничной площадке: - Похоже, нам сюда, - сверяясь с записью на помятом листке бумаги, констатировала она: - квартира шестьдесят два. Готовы? - девушка посмотрела на своих спутников: - Я звоню, - она вновь повернулась к двери и решительно нажала на звонок.
  - Кто там? - раздался через секунду женский голос по другую сторону двери.
  - Простите, - ответила Полина: - Мы с вами не знакомы. Но нам нужно поговорить. Пожалуйста.
  Дверь немного приоткрылась, однако цепочку, которая соединяла ее с дверным косяком, снимать ни кто не собирался.
  В проеме возникло лицо женщины. Аккуратно наложенный макияж, не смотря на позднее время, идеально уложенные волосы, все, говорило о том, что дама очень внимательно следит за своим внешним видом.
  - О чем вы хотели поговорить со мной? - холодным официальным тоном поинтересовалась женщина у девушки.
  - Меня зовут Полина, - представилась девушка: - Вы не могли бы под-сказать нам, где мы можем отыскать вашего сына Игоря?
  - Зачем он вам? - не меняя выражения голоса, продолжала спрашивать дама.
  - Мы просто хотим с ним поговорить, - туманно сказала Полина.
  - Это не возможно, - отрезала женщина: - Игоря в данный момент нет в городе.
  - Это нам известно. Но, может быть, вы скажите, куда он уехал, или же когда он вернется? - не отставала от дамы девушка.
  Женщина задумалась на какую-то долю секунды. Ни кто из присутствующих, включая и мать Игоря, даже и не успел заметить в этот промежуток времени, как Полина слегка прищурилась, и внимательно посмотрела на размышляющую даму.
  - Он вернется не раньше, чем через неделю. Больше мне не чего доба-вить. Извините, я должна идти, - женщина так проворно захлопнула дверь, что девушка, ведшая с ней переговоры, даже не успела сказать ни слова. Вся четверка, оказалась перед закрытой дверью.
  - Это тупик, - сокрушенно проговорила Марина: - Я заранее знала, что это ни к чему не приведет. Эти вымогатели выполнят свои угрозы.
  - Перестань причитать. Я же обещала, что мы защитим тебя, - напомнила ей Полина: - И я сдержу свое слово.
  - Но как же? - протянула девушка: - Мы практически ни чего не узнали, а мне уже пора возвращаться домой, собраться, и отправляться на работу в бар.
  - Одной тебе идти категорически нельзя. Эти подонки могут напасть на тебя и вечером, в безлюдном переулке, - задумалась собеседница Марины. Она осмотрела Петра и Павла, которые молча стояли в сторонке, и приняла решение: - С тобой пойдет Петя. Он сможет защитить тебя в случае чего.
  - Он один, - попыталась вразумить Полину девушка: - А их наверняка человек пять, не меньше.
  - Петр занимался у нас какой-то там борьбой в школе, помниться, - собеседница Марины внимательно посмотрела на Петю.
  - А, ну да, конечно, - ожил Петр.
  - И к тому же, знаешь, как он помог мне вчера, когда на меня напал маньяк? Ни кто не знает об этом, но именно благодаря ему я сейчас жива и здорова.
  Подруга Полины недоверчиво посмотрела на Петю.
  - Это так, - Петр сказал это не столько для Марины, сколько для своей подруги, давая понять ей тем самым, что он воспользуется своим даром, если это будет необходимо.
  - Да, Петя, - как бы вспомнив что-то важное, проговорила Полина: - У меня к тебе еще одна просьба будет.
  - Какая? - осторожно поинтересовался Петр.
  - Ты не одолжишь мне ключ от нашего офиса? Нам с Пашей нужно его срочно посетить, - спокойно ответила девушка.
  - Пожалуйста, Пол, - достав из кармана ключ и протянув его девушке, слегка удивленно протянул Петя.
  Павел был удивлен не меньше Петра, но постарался не показывать вида.
  Только подруга Полины не увидела в происходящем ни чего странного. Все ее мысли были заняты сейчас предстоящей ночной сменой. Да и Петя, по ее мнению, с трудом тянул на звание телохранителя. Но другого-то выбора у Марины не было, и она смирилась со своей участью.
  - В таком случае, - положив ключ в сумочку, произнесла Романова Полина: - Пора каждому из нас заняться своим делом, - она подошла к лифту и нажала на кнопку, расположенную с левой его стороны.
  Двери лифта со скрипом разъехались в разные стороны.
  - Значит так, - входя в тесную кабинку, и ожидая, когда вся делегация расположится в лифте, продолжала раздавать указания девушка: - Будем держать связь по сотовым телефонам каждые тридцать минут, если произойдет что-то из ряда вон выходящее, звонить срочно, не ожидая, когда пройдет пол часа, - Полина нажала на кнопку с цифрой "один", и пока двери лифта закрывались на лестничной площадке все еще был слышен ее голос: - Ты Петр, проводишь Марину до работы и сразу же перезвонишь нам. Если у нас будут какие-то новости, мы тебе сообщим. Короче...
  
  
  *
  
  
  В странном продолговатом помещении с ритуальным столом, в том самом, где сегодня днем Макс рассматривал свое сокровище, собрались все члены банды. Все пятеро, на этот раз, были облачены в длинные темные мантии, на голове каждого из них красовался просторный капюшон.
  Теперь, когда на столе не находился кейс, в тусклом свете лампочки была хорошо видна огромная пятиугольная пентаграмма, вырезанная прямо на поверхности стола.
  - Ну, друзья мои, все почти что готово, - удовлетворенно проговорил главарь. Он стоял с той стороны стола, куда пентаграмма отбрасывала два своих нижних луча: - Завтра ночью совершим необходимый ритуал. Леха, - обратился он к одному из присутствующих в комнате: - Я надеюсь, ты не подведешь меня? Лепту в наше общее дело осталось внести только тебе.
  - Я все сделаю, Макс, можешь не волноваться на этот счет. Кровь невинного и чистого человека будет здесь завтра, в нужное время. Для меня это не проблема, ты же знаешь. Я санитар в больнице. Стащить пробу крови какого-нибудь ребенка для меня не составит большого труда.
  - Это хорошо, - произнес главарь: - А остальные, все готовы?
  - Готов, готов, готов, - раздалось из разных углов комнаты. Внезапно, парень, последний произнесший "готов", сказал: - Макс, а ты уверен, что это все так уж необходимо? Какие последствия конкретно для нас будет иметь этот ритуал?
  - Как обычно трусишь? - в голосе предводителя явно слышалась усмешка: - А я уже было, подумал, что ты распрощался со своими страхами и подозрениями еще там, в музее, когда пытался стянуть у сторожа пистолет. Вижу, что выводы я сделал преждевременные.
  - Я и сам не знаю, что тогда на меня нашло, - признался собеседник Макса.
  - Это наш Хозяин и Покровитель дал тебе знак, показал, что и ты мо-жешь быть на что-то годен. Он благословил тебя. Так что можешь не тря-стись. Мы откроем Ему дверь в наш мир, и Он отблагодарит нас, за оказанную Ему услугу. Слава Хозяину! - внезапно взвыл предводитель, задрав руки к потолку.
  - Слава Хозяину! - повторили вслед за Максом остальные члены банды.
  - Отступать уже поздно. Однако я еще раз спрошу, кто-то из вас хочет покинуть наш Союз? - главарь из-под капюшона осмотрел все присутствующих. В комнате царила полная тишина. Даже тот парень, что еще минуту назад сомневался в правильности их поступка, ни проронил, ни звука.
  - Отлично, - удовлетворенно проговорил Макс: - В таком случае завтра в одиннадцать встретимся здесь. А сейчас можете быть свободны.
  Вся банда, ни говоря больше, ни слова потянулась гуськом в сторону выхода, который представлял собой огромные железные ворота. Замыкающим процессии оказался главарь.
  
  
  *
  
  
   В очередной раз за сегодняшний день в "офис", в котором с сегодняшнего утра начались попытки ремонта вошли Паша и его подруга.
  - Что с тобой приключилось, Полина? - недоуменно поинтересовался Павел: - С чего это тебе пришло в голову немедленно направиться именно сюда?
  - Сейчас все объясню, - плотно закрывая за собой дверь, ответила де-вушка: - Медлить нельзя, а этот самый офис, находился ближе всего от дома, где проживают родители Игоря. Мы не могли отправиться к тебе или ко мне, потому что потеряли бы драгоценное время.
  - А Петю, зачем ты так поспешно отправила приглядывать за Мариной. Это что, то же часть плана?
  - Нет, - покачала головой Полина: - Марине действительно необходима помощь, а Петя сможет справиться с кем угодно, если применит свои возможности. Он идеальный охранник. А вот твой дар нужен мне прямо сейчас. Ты согласен помочь?
  - Да. Но вот только потрудись объяснить мне все более доходчиво. Я не все понимаю, - признался Паша.
  - Помнишь, когда я спросила у матери Игоря, про его местонахождение она слегка стушевалась? - напомнила последние события Павлу девушка.
  - Я обратил на это внимание, - подтвердил слова Полины Паша.
  - А я не просто обратила на это внимание, я поняла, что она в тот момент думает именно об Игоре, и поспешила просканировать ее мысли, - заявила девушка.
  - Ты что-то узнала? Какую-то полезную информацию? - заинтересовался Павел.
  - Очень полезную, Паша, - сказала Полина: - Я теперь знаю, где нахо-дится наш неуловимый герой - любовник в настоящее время.
  - Если это так то, причем тут спешка? - не понял Павел.
  - А притом, что согласно размышлениям матери Игоря, он не собирается там долго задерживаться. Он может исчезнуть оттуда в любой момент. Не исключено, что его уже нет там. Но нам просто необходимо это проверить. Ты и сам должен это понимать. Пока, это наш единственный шанс отыскать пропавшего дружка Марины, - девушка внимательно посмотрела на Пашу.
  - Хорошо, излагай, Полина, я тебя внимательно слушаю, - глаза Павла встретились с глазами девушки.
  - Игорь на самом деле сейчас не в Фишкуйске. Он в Кострово, в поселке, неподалеку от нашего города, - сообщила Полина, переведя взгляд на стену.
  - Я знаю, где находится Кострово. Но как ты предлагаешь отыскать мне в нем этого человека? Я не знаю его в лицо. Могу пользоваться своим даром не более пяти минут. Это несколько усложняет задачу, - сказал Паша.
  - Мне известно, где его можно найти. Мне удалось выудить и эту ин-формацию из головы его матери. Игорь уехал в Кострово к своему дяде. Пока он проживает у него, но как долго он там пробудет это не известно даже его матери. Существует вероятность того, что его уже там нет. Но проверить все равно стоит. Ты согласен со мной? - девушка замолчала, ожидая ответа.
  - Стоит. Но даже если ты скажешь мне адрес, по которому проживает дядя Игоря, это нам мало, чем поможет. Я практически не знаю этот поселок. Я бывал в нем от силы пару раз, - признался Павел.
  - Этот дядя живет в высотке, расположенной прямо на въезде в Кострово. Ты ее не спутаешь ни с каким другим домом. Подъезд у высотки один. Седьмой этаж, квартира крайняя справа, - выдала Полина исчерпывающую информацию.
  - А вот это уже что-то, - Паша слегка улыбнулся: - Знаешь, - он приблизился к девушке: - Мне уже начинает казаться, что идея Петра создать это агентство не такая уж и сумасбродная. Мы втроем, на самом деле, сможем помочь многим людям.
  - Для начала, давай поможем Марине, - хитро прищурилась Полина: - Нам нужно торопиться.
  - Можешь считать, что я уже там, - Павел осмотрелся по сторонам, затем сделал несколько шагов, сел прямо на пол и облокотился спиной о стену: - Присмотришь за моим телом? - на всякий случай попросил он.
  - Для чего же, по-твоему, я здесь нахожусь? - девушка лукаво склонила голову на бок.
  - Тогда, вперед, - Паша закрыл глаза и глубоко вдохнул. Сквозь веки он увидел Полину, которая с любопытством наблюдала за земной оболочкой Павла. Однако медлить было нельзя в распоряжении Паши, было, всего пять минут. Он сделал усилие и вылетел из своего тела так высоко, на сколько это только было возможно.
  Замерев, Павел посмотрел вниз. Облака, среди которых оказалась астральная оболочка Паши, и сгущающиеся сумерки несколько мешали Павлу осмотреть окрестность, однако, не смотря на это обстоятельство, ему удалось увидеть разноцветные огоньки огромного мегаполиса, из которого он пару секунд назад совершил этот головокружительный полет. Рядом с Фишкуйском располагалось еще несколько населенных пунктов, но заинтересовал Пашу только один из них.
  Спикировав вниз к указателю, на котором было обозначено "Кострово", Павел осмотрелся по сторонам.
  Многоэтажка, о которой говорила ему девушка, находилась в нескольких шагах от дорожного знака.
  Паша приблизился к дому, отсчитал седьмой этаж и прямо сквозь стены здания проник на нужную ему лестничную клетку.
  В крайнюю квартиру с правой стороны Павел попал так же без особых трудностей. Пролетев по коридору, он услышал шум льющейся воды в ванной, и заметил, что свет горит только на кухне, куда он незамедлительно и направился.
  За столом в просторной столовой сидели два человека, парень, на вид не на много старше самого Паши, и мужчина средних лет. Павел застыл в таком месте, с которого было очень хорошо видно обоих собеседников, и бегло осмотрев присутствующих в кухне, прислушался к их разговору.
  - Послушай, Игорь, - проговорил мужчина: - Это не выход. От самого себя не убежишь. С трудностями нужно бороться, а не играть с ними в прятки. Куда ты подашься дальше? В Америку? В Антарктиду?
  - Я же говорил уже вам, дядя Юра, у меня нет таких денег. А они не станут шутить, им ни чего не стоит убить человека, - нервно проговорил парень.
  - Как же ты умудрился влезть к ним в должники? Эх, - мужчина махнул рукой: - Хотя какая теперь разница. Помочь материально я тебе не могу, сам сейчас на мели. Да и, честно говоря, не дал бы тебе денег, даже, если бы они у меня и были. А вот советом я могу тебе помочь. Завтра же возвращайся в Фишкуйск. Расскажи все родителям. А еще лучше обратись в милицию, раз они тебе уже угрожали. И не тяни с этим.
  -
  - Боюсь, что я не успею дойти до участка, - обречено произнес Игорь: - Они не дадут мне этого сделать.
  - Хочешь сказать, что они дежурят на автовокзале круглыми сутками? - поинтересовался мнением племянника дядя Юра.
  - Нет, это навряд ли. Скорее всего, они думают, что в ближайшее время я не вернусь в город. У меня и самого были именно такие планы, - ответил парень.
  - Вот видишь, Игорь. У тебя есть кое-какое преимущество. Оптимально будет, если ты вернешься в Фишкуйск завтра на последнем автобусе, пойдешь домой, а в понедельник с самого утра отправишься в милицию. Я советую поступить именно так, - мужчина задумчиво посмотрел на парня.
  - Наверное, вы правы, дядя Юра. Да и денег у меня нет, что бы бежать дальше. Я поступлю так, как вы говорите, - согласился с дядей Игорь.
  - Вот и хорошо. Поехать вместе с тобой я не смогу. В понедельник мне с утра на работу, но телефонную связь держать буду, это я обещаю, - проговорил мужчина.
  - Спасибо вам и за то, что вы просто помогли мне разобраться в этой ситуации, дядя Юра. Может быть, именно нужный совет мне и был необходим, - поблагодарил мужчину парень.
  - Да без проблем, - усмехнулся дядя Юра: - Советы я раздаю бесплатно. Можешь обращаться за ними в любое время. Тихо, - внезапно насторожился мужчина, прислушиваясь.
  Паша удивленно посмотрел на мужчину. Неужели он подозревает, что в столовой находиться еще кто-то кроме него и племянника? Но это просто невозможно! В ту же секунду подозрения Павла развеялись.
  - Вода в ванной затихла, - констатировал дядя Юра: - Светка, наверное, помылась. Сейчас выйдет. Ни слова при моей жене на эту тему. Не будем ее вмешивать.
  - Да это само собой, - согласился с мужчиной Игорь.
  Паша понял, что бесполезно оставаться в этой квартире дальше. Всю необходимую информацию он уже получил и, кроме того, его время заканчивалось. Он сосредоточился и взмыл в очередной раз в облака. От туда его астральная оболочка со скоростью света переместилась в земное тело.
  Едва Павел глубоко вздохнул, пытаясь восстановить дыхание, как до его слуха долетел голос девушки, охранявшей его тело: - Паша, я уже волноваться начала. Ты где так задержался?
  - Полина, ты считаешь, что Кострово находиться здесь через дорогу? - прерывисто дыша, поинтересовался Павел: - Я и так спешил, как мог.
  - Ты нашел Игоря? Видел его? - продолжала наседать на Пашу девушка, не давая ему, в буквальном смысле, прийти в себя.
  - Похоже, скоро с проблемами твоей подруги будет покончено, - поднимаясь с пола и отряхиваясь, проговорил Павел: - Я видел его, и узнал кое-что интересное, - ответил на последние вопросы Полины Паша.
  Девушка приоткрыла рот, и немигающим взглядом уставилась на Павла, ей не терпелось услышать свежие новости.
  
  
  *
  
  
  Старший следователь, полковник Скавронский вошел в свой кабинет, и замер прямо на пороге. Он удивленно посмотрел прямо перед собой и недовольно поинтересовался: - Что ты здесь делаешь?
  - Олег Федорович, я прекрасно помню, что вы отправили меня домой, но мне необходимо поговорить с вами перед тем, как вы покинете УВД, - Слава сидел все на том же стуле, он говорил спокойно и при этом смотрел прямо в глаза полковника: - Я долго думал, стоит ли мне предлагать вам это, пока сидел в кабинете с Никитой, но, в конце концов, все-таки ре-шился.
  - Ну, и какая безумная идея на этот раз пришла тебе в голову? - подходя к своему столу, поинтересовался Скавронский.
  - Ну почему же сразу безумная, Олег Федорович? - смутился парень.
  - Извини, - смягчился полковник: - Это все летучка. Мне там слегка подпортили настроение.
  - Что-то серьезное? - практиканту показалось неудобным сидеть, когда Скавронский стоит. Он поднялся со стула и подошел к столу: - У вас что, и это дело то же решили отобрать? Мы же его почти раскрыли.
  - Да нет, не в этом дело. Просто наш хороший знакомый Анатолий Александрович расстарался. Выговор уже внесен в мое дело. Короче говоря, большая часть собрания была посвящена этому событию. Ну да ладно, Бог с ним. У тебя-то, Слава, что за идея? - перевел неприятную тему разговора в иное русло Олег Федорович.
  - Завтра воскресенье, выходной день, - напомнил полковнику парень.
  - Я в курсе. Счет времени я еще не потерял, - констатировал Скавронский.
  - Да нет, - мотнул головой практикант: - Я не к этому, Олег Федорович. Просто мне кажется, что выходной, это не повод приостанавливать следствие. Преступники ведь могут и не отдыхать в этот день, и мы имеем все шансы, упустить их, а за одно и похищенную из музея монету.
  - Это верно, но что ты предлагаешь? - заинтересовался полковник.
  - Дело в том, что тот магазин, "Престиж", в котором продают часы, подобные тем, что мы обнаружили на руке налетчика, работает ежедневно, без выходных. Мы можем отправиться туда и в воскресенье, выяснить, кто именно приобретал такие наручные часы. Это же большая работа. Да и отрабатывать список можно начать завтра же, - выплеснул свою идею Слава: - Ну, если у вас на завтра какие-то планы, то посетить "Престиж" могу я сам.
  - Не плохая мысль, - похвалил парня Скавронский: - Но мне кажется, что информация о престижных покупателях имеет конфиденциальный характер. Просто так ее тебе ни кто не выложит. Так что мое присутствие в том магазине будет совсем не лишним. Мое удостоверение послужит пропуском к интересующему нас списку.
  - Значит, вы согласны? - обрадовался парень.
  - Конечно, - подтвердил догадку практиканта Олег Федорович: - Но как ты справедливо заметил, завтра все-таки выходной, и у меня на самом деле есть некоторые планы на воскресенье. Но, думаю, что после обеда я буду свободен. Давай встретимся в "Престиже" часика в три дня. Тебя это устраивает?
  - Вы еще спрашиваете? Разумеется, - произнес Слава.
  - Вот и славно, - проговорил полковник: - Он подошел к своему стулу, поднял с него саквояж с документами, и вновь обратился к парню: - Ну, а сейчас по домам. Твои родители могут решить, что ты прописался у нас в участке, и начнут высказывать претензии в мой адрес, а у меня и без того хлопот полно.
  - На этот счет можете быть спокойны, - пояснил практикант: - Я уже звонил домой и сообщил, что немного задержусь, так что все в порядке.
  - Все равно, не стоит злоупотреблять доверием родителей. Тем более, если в законный выходной ты решил не приостанавливать прохождение практики. Пойдем, - Скавронский направился в сторону двери. Слава последовал за ним.
  - Значит, встречаемся завтра в три около "Престижа", - напомнил парень.
  - Именно так, - Олег Федорович выключил свет, пропустил вперед практиканта, вышел из кабинета сам и закрыл за собой дверь на замок.
  
  
  *
  
  
  На следующий день, около двенадцати часов вся компания собралась в комнате у официантки Марины. Девушки расположились за столом, а парни устроились на кровати. Все присутствующие были увлечены бесе-дой.
  - Вы просто волшебники какие-то, - удивленно произнесла хозяйка комнаты: - Как вам удалось узнать, что Игорь возвращается сегодня в Фишкуйск?
  - Можно мы не будем разглашать секреты нашей работы? - поинтересовался Паша: - Главное, что это полностью достоверная информация.
  - Вы говорите, что он приедет на последнем автобусе, - грустно вздохнула Марина: - Это плохо.
  - Почему? - искренне удивилась Полина: - Главное, что он вообще возвращается в город. Что в этом плохого?
  - Автобус приходит слишком поздно, я не смогу его встретить, буду работать, - пояснила свою мысль хозяйка комнаты.
  - Это не проблема, Мар, - вмешался в разговор Петя: - предоставь это нам. Мы его не пропустим. Правда? - он посмотрел на Павла, ища у него поддержки.
  - Но как же вы его узнаете? Вы ведь его ни когда не видели? - удивилась девушка.
  - Они нет, но я - то с ним знакома, хоть и шапочно. Помнишь, ты нас как-то представляла друг другу, когда он приходил к тебе в бар? - напомнила Марине подруга.
  - Ты пойдешь с ними? - почему-то удивилась хозяйка комнаты.
  - А что мне может помешать? - вопросом на вопрос ответила Полина: - У меня выходной. В отличие от тебя я буду полностью свободна.
  - Можешь не переживать, Марина, с Игорем мы как-нибудь разберемся, - подал голос Паша: - Ты лучше скажи, прошлой ночью тебе звонили?
  - Да, конечно, как и обещали, - голос девушки задрожал: - Они дали мне сутки на то, что бы я собрала нужную им сумму. Они сказали, что будут ждать меня в понедельник, в восемь часов вечера, в центральном городском парке, у фонтана. Если же я не приду, или приду без денег, или приведу кого-нибудь с собой, или обращусь в милицию...
  - Ну, это все понятно, вновь заговорил Павел: - Стандартный набор угроз вымогателей.
  - Сегодня мы встретим Игоря, и ни каких парков, денег и фонтанов не будет. Он отведет нас к своим кредиторам и мы проведем с ними и в его присутствии разъяснительную беседу, - попытался успокоить Марину Петр, но эффект получился прямо противоположный. Девушка испуганно посмотрела на парня и проговорила: - Постойте, а разве нет какого-нибудь другого выхода? Получается, что вы из-за меня будете рисковать своими жизнями и жизнью Игоря. Он, конечно, поступил не самым лучшим образом, но он ведь возвращается. Может быть, он делает это для того, что бы извиниться передо мной, вероятно, он нашел деньги. А те, кому он должен, они, скорее всего, вооружены. Вам стоит быть поосторожнее.
  - У нас в запасе целый день для того, что бы все продумать и решить, как действовать. Конечно, мы не будем бросаться на амбразуру, Петя как обычно сморозил глупость. Для начала мы поговорим с самим Игорем, а уж там решим, как будем действовать дальше, - рассудительно произнесла подруга Марины.
  - Ну, вы уж с ним, пожалуйста, помягче. Может быть, он на самом деле ни в чем не виноват. Просто не успел попрощаться со мной. Всякое ведь бывает. С начала нужно разобраться в ситуации, - хозяйка комнаты, все-таки до последнего пыталась защитить своего парня.
  - Мы и не собирались глумиться над твоим другом. Со своими личными проблемами разбирайтесь сами. Наша задача спасти тебя. И в ходе своей работы мы не собираемся отступать ни на шаг от этой цели, - заявил Паша.
  - Это так, Марина, - подтвердила слова Павла Полина: - И обращаться с Игорем мы будем так, как он того заслуживает.
  - И опять же, бить ногами мы его не станем, - ляпнул Петр.
  - У Пети своеобразное чувство юмора, - заметив, как округлились и без того огромные глаза хозяйки комнаты, сказала ее подруга: - Его язык, как правило, опережает его же мысли, приблизительно на пол километра.
  - А что? - обиделся Петр: - Разве вы хотели запинать бедного парня до полусмерти?
  - Петь, послушай, тебе не пора идти ремонтировать офис? - Полина, довольно прозрачно намекнула на то, что дальнейшее пребывание Петра в комнате Марины совершенно не нужная роскошь.
  - Ну..., - неуверенно протянул Петя.
  - Пожалуй, я то же присоединюсь к нему, - вставая с кровати, помог дать нужный ответ другу Паша: - К тому же, все необходимые детали мы уже обсудили.
  - Да, мы пойдем, - наконец, решился Петр. Он тоже поднялся со своего места.
  - Я провожу вас, - вспомнила обязанности хозяйки Марина: - Подо-ждешь меня? - обратилась она к подруге.
  Полина покачала головой в знак согласия.
  Хозяйка комнаты встала и направилась к двери. Из комнаты она вышла первой, за ней направился Павел. Петя слегка задержался в дверях и, обернувшись, сказал, оставшейся в комнате девушке: - Если что, звоните на сотовый.
  - Иди уже, - попрощалась с ним Полина.
  Петр не говоря больше ни слова, покинул комнату и оставил подругу наедине со своими мыслями.
  
  
  *
  
  
  В огромном зале, заставленном разнообразными часами, кроме основных покупателей находились и Слава с полковником Скавронским. Они стояли около стеклянной витрины. Парень разглядывал часы, окружающие его со всех сторон, а Олег Федорович, в нетерпении постукивал красным удостоверением прямо по стеклянной поверхности витрины.
  За их спинами распахнулась дверь, которая вела, в закрытые для покупателей помещения, и в торговый зал вышли две женщины. Одна из них являлась продавцом, это можно было определить по бейджику, на ее груди, надпись на котором гласила "Алиса. Продавец - консультант". Вторая женщина была на много старше первой. Ее безупречный макияж и строгий костюм выдавали ее принадлежность к руководящей должности. Женщины не спеша, приблизились к практиканту с полковником.
  - Вот, эти люди из милиции, они вас ожидают, Ольга Антоновна, - произнесла продавщица, указывая на посетителей.
  - Спасибо, Алиса, можешь приступать к своим прямым обязанностям. Мы сами разберемся, - бросила в сторону консультанта женщина и потеряла к продавщице всякий интерес.
  Алиса направилась в сторону своего рабочего места, где ее ожидал напарник, молодой парень, сгоравший от нетерпения узнать, что же привело сотрудников правоохранительных органов в их магазин. Девушка подошла к нему, и они принялись шепотом обсуждать животрепещущую тему.
  - Добрый день, - обратилась между тем Ольга Антоновна к Славе и Скавронскому: - Я директор магазина "Престиж", Ольга Антоновна Брагинская, - представилась она.
  - Скавронский Олег Федорович, - мужчина продемонстрировал свои документы: - Старший следователь городского УВД, - добавил он: - А это, - указал на парня полковник: - Мой практикант Слава. Понимаете, Ольга Антоновна, у нас к вам вот какое дело...
  - Олег Федорович, извините, что перебиваю вас, но будет лучше, если мы пройдем в мой кабинет. Не стоит отвлекать покупателей от выбора часов, а наша беседа может стать для них именно такой помехой. Прошу вас, пройдемте со мной, - женщина указала рукой в том направлении, откуда появилась несколько секунд назад.
  - Да, конечно, - согласился с директором магазина Скавронский, и направился вслед за Брагинской. За Олегом Федоровичем последовал парень.
  Алиса с коллегой проводили их любопытными взглядами. Они хотели, было продолжить обсуждение, но в этот момент к ним подошел очередной покупатель и продавцы, забыв о визитерах, приступили к работе.
  
  
  Кабинет был идеально белым и чистым. В нем находилось минимум вещей, необходимых для работы, стол с компьютером и принтером, три стула, один из которых принадлежал хозяйке кабинета, а два других, расположились напротив стола и компактный сейф, стоящий неподалеку от рабочего места Ольги Антоновны. Так же в кабинете присутствовала вешалка на большой ножке, а из числа украшений здесь находились только несколько черно-белых часов, висевших на стенах, и показывавших различное время. Под часами виднелись таблички с названиями столиц мира, "Лондон", "Москва", "Каракас", "Нью-Йорк", и т.д. Белые жалюзи мирно покачивались на окне, позади стола.
  - Прошу вас, присаживайтесь, - женщина, усаживаясь на свое место, указала на два свободных стула.
  Полковник и его практикант расположились на предложенных им местах.
  - Простите меня за излишнюю подозрительность, но не могла бы я еще раз взглянуть на ваше удостоверение? - попросила директор магазина, обращаясь к Скавронскому.
  - Да, конечно, - Олег Федорович протянул Брагинской свои корочки.
  Ольга Антоновна внимательно изучила документы и, возвращая их пол-ковнику, произнесла: - Теперь все в порядке. На сколько я понимаю, вас интересует список людей, которые приобрели у нас в магазине наручные часы, весьма престижной и дорогой марки? - тут же приступила она к делу.
  - Совершенно верно, - подтвердил ее слова полковник: - У нас есть все основания полагать, что один из преступников, по делу, которое мы сейчас расследуем, является обладателем именно таких часов. К сожалению, я не имею права, в интересах следствия более подробно изложить вам суть...
  - А этого и не нужно, - оборвала Скавронского женщина: - Я все пре-красно понимаю. Тайна следствия.
  - Да, - согласился с ней Олег Федорович: - Однако вот необходимый запрос, - полковник порылся в своем портфеле и протянул директору магазина лист бумаги.
  - Все в порядке, - пробежав глазами по документу, констатировала Брагинская: - Однако понимаете, наш магазин торгует различными наручными часами. Дорогих марок у нас достаточно много. Какой именно экземпляр вас интересует?
  Полковник вопросительно взглянул на Славу.
  - Я не могу точно назвать марку, но это такие часы, которые светятся в темноте, к тому же...,- начал сбивчиво объяснять парень, однако Ольга Антоновна ничтоже сумнящеся, перебила и его: - Понятно, давайте сделаем так, я продемонстрирую вам несколько экземпляров, а вы сами выберите из них тот, который вас интересует.
  - Думаю, этот вариант нам подходит, - произнес Скавронский и посмотрел на своего практиканта.
  Слава лишь кивнул в ответ.
  - Хорошо, - директор магазина повернулась к сейфу и принялась в нем что-то искать.
  - Когда вы успели оформить запрос, Олег Федорович? - шепотом поинтересовался у полковника, воспользовавшись моментом, парень.
  - Сегодня до обеда. Выдалась свободная минутка, и я решил воспользоваться случаем. Вдруг моих корочек оказалось бы не достаточно? Я решил подстраховаться на всякий случай, - так же шепотом ответил практиканту Скавронский.
  Слава покачал головой, давая понять Олегу Федоровичу, что его ответ вполне удовлетворил парня. Но, все же в глубине души, практикант пожалел о тот, что полковник не пригласил его в отделение для оформления необходимых документов.
  - Так, вот, пожалуйста, - разложила на столе, тем временем Брагинская четыре образца наручных часов. Все они были облачены в прозрачные футляры: - Выбирайте.
  Слава внимательно осмотрел предложенные экземпляры и без колебания ткнул в один из них пальцем: - Вот, это они.
  - Действительно, Ольга Антоновна, - протянул Скавронский, рассматривая часы, на которые указал парень: - Те самые.
  - Вы уверены, Олег Федорович? - дала время на раздумывание полковнику и его практиканту женщина.
  - Вне всяких сомнений, это они, - заверил директора магазина полковник.
  - Что ж, это намного облегчает нам задачу, - Брагинская одновременно говоря с посетителями, принялась работать на компьютере: - Наш магазин регистрирует покупателей подобных вещей, дабы привлечь их именно к нашей торговой точке, мы ежемесячно устраиваем среди выгодных клиентов различные акции, в частности розыгрыши призов. Именно для того, что бы отыскать победителей, мы и вносим их данные в нашу базу. Сейчас я распечатаю вам список тех, кто приобрел именно эти наручные часы, - в ту же секунду принтер натужно заскрипел, из его недр не спеша, стал выползать лист бумаги.
  - Вот, прошу вас, - Ольга Антоновна подхватила список и протянула его Скавронскому.
  Олег Федорович взял лист бумаги, и они вместе с практикантом внима-тельно изучили список.
  - Как странно, - заявил полковник, завершив чтение: - Бывает же такое. Всех покупателей зовут Максимами. Прямо мистика какая-то.
  - Да, действительно, - взглянув на монитор компьютера, согласилась со Скавронским женщина: - Случается и такое. Более того, вы не поверите, но один из тех, кто приобрел данную марку часов, работает в нашем магазине. Вот, - ткнула она пальцем в экран: - Воскобойников Максим. Это напарник Алисы, той девушки, что работает сейчас в торговом зале.
  - Правда? - удивился Олег Федорович, сверяясь со своим списком: - А этот самый Максим, он сейчас здесь, в магазине?
  - Разумеется. Он работает в паре с Алисой. Хотите с ним побеседовать? - догадалась о намерениях полковника директор магазина.
  - Если это возможно, - попросил Скавронский.
  - Могу пригласить его прямо сюда, в кабинет, - проговорила Брагинская.
  - Да, ну нет, что вы, Ольга Антоновна, мы и так заняли у вас много времени. Вы не будете против, если мы побеседуем с ним прямо в торговом зале? - поинтересовался Олег Федорович: - Это будет неофициальная беседа, без протокола.
  - Как вам будет удобно, - проговорила женщина: - Пойдемте, я провожу вас, - она собралась встать, но полковник деликатно предупредил ее жест: - Это то же лишнее. Мы помним дорогу.
  - Что ж, в таком случае не смею вас больше задерживать, - директор магазина жестом королевы указала на дверь.
  - Спасибо за помощь, - встав со стула, поблагодарил Брагинскую Скавронский: - Запрос я оставлю у вас, а в обмен его возьму с собой список, - он указал на лист бумаги, который держал в руках.
  - Пожалуйста. Удачи вам в раскрытии преступления, Олег Федорович - пожелала на прощание Ольга Антоновна: - Однако я не думаю, что Воскобойников замешан в чем-нибудь криминальном. Поверьте мне, я разбираюсь в людях. Этот молодой человек не похож на бандита с большой дороги.
  - К сожалению, ни у кого из преступников не написано на лбу, что он имеет отношение к бандитизму, - полковник неуклюже пожал плечами: - В любом случае, благодарю вас за помощь, оказанную следствию.
  - Если понадобиться обращайтесь еще, - женщина холодно улыбнулась.
  - Что ж, в таком случае, до свидания, - попрощался с директором магазина Скавронский.
  - Всего вам доброго, - ответила ему Брагинская.
  - До свидания, Ольга Антоновна, - произнес, вставший к этому времени со стула, Слава.
  - До свидания, - проговорила в ответ женщина.
  Олег Федорович и парень ретировались из кабинета, а директор магазина сложила образцы наручных часов обратно в сейф и приступила к работе с компьютером.
  
  
  Когда полковник с практикантом вернулись в торговый зал, оказалось, что и Воскобойников и его коллега Алиса заняты работой. Каждый из них обслуживал клиента. Скавронский и Слава отошли в сторонку и, ожидая когда же освободиться Максим, принялись внимательно изучать парня.
  - Олег Федорович, вам не кажется, что это не он? - с сомнением в голосе, спросил парень.
  Полковник еще раз внимательно окинул взглядом продавца - консультанта. Воскобойников был явно на много полнее, чем преступник на видео записи. К тому же его движения были не столько изящны, как у налетчика на музей.
  - Мне не кажется, - констатировал Скавронский: - Это действительно не он.
  - Тогда, может быть, не станем зря терять время, и навестим остальных представителей списка? - поинтересовался практикант.
  - Слава, - спокойно проговорил Олег Федорович: - Я уже говорил тебе это, и не раз, но все-таки повторю. В нашей работе спешка не самый лучший помощник. Необходимо прорабатывать все версии, даже те, которые на первый взгляд кажутся самыми маловероятными.
  - Но вы сами только что сказали, что это не тот Максим, - удивленно произнес парень.
  - Что значит не тот? - взглянул на практиканта полковник: - А откуда нам известно, что человека, которого мы видели на пленке, или диске, или чем там еще, зовут Максим? Нам достоверно известно только то, что налетчиков было как минимум трое. Как ты думаешь, не могло случиться так, что одним из них, не тем, который отключил сигнализацию, а одним из оставшихся двоих, был именно этот парень? - Скавронский указал в сторону продавца - консультанта: - А что касается часов, то он их мог просто одолжить главарю банды. Насколько я понял, ты бы то же не отказался, хотя бы несколько минут попользоваться этим механизмом?
  - Да, - согласился с полковником Слава: - Это логично. Я, действительно поторопился с выводами.
  - В таком случае, как ты справедливо заметил, не станем терять времени, пойдем побеседуем с Воскобойниковым, - Скавронский, заметив, что Максим обслужил своего клиента и остался свободным, поспешил в его сторону. Парень последовал за ним.
  - Прости, что отрываю тебя от работы, но нам необходимо побеседовать, - обратился к парню продавцу - консультанту Олег Федорович, едва приблизившись к витрине.
  - А, вы из милиции, - продемонстрировал свою осведомленность Воскобойников.
  - Совершенно верно, - ответил ему полковник, демонстрируя удостоверение: - Скавронский Олег Федорович. А это мой практикант. Его зовут Слава.
  - Очень приятно, - неуверенно проговорил Максим. Рабочие инструкции предписывали ему быть любезным с любым клиентом.
  - Тебя зовут Воскобойников Максим, если я ни чего не путаю? - решил на всякий случай уточнить полковник.
  - Да, все верно, - парню было явно не ловко, его щеки покрыл румянец.
  - Так мы можем поговорить? - напомнил цель своего визита Скаврон-ский: - Это не займет много времени.
  - Да, конечно, минутку, - продавец - консультант повернулся в сторону своей напарницы и коротко бросил: - Алис, прикроешь меня? Я не надолго.
  Девушка осмотрела собеседников Воскобойникова, мигом въехала в ситуацию и, изобразив на своем лице самую очаровательную улыбку, которая имелась в ее арсенале, проворковала: - Само собой, - после этого она вернулась к очередному покупателю, усиленно делая вид, что беседа Максима и представителей власти ее совершенно не интересует.
  - Прошу, - Олег Федорович указал рукой в ту сторону, где еще минуту назад он и парень - практикант обсуждали правила ведения следственных действий. После этого вся троица прошла в указанном направлении.
  - Итак, - остановившись, произнес полковник: - У нас к тебе вот какой вопрос. В ходе беседы с твоим непосредственным начальством нам стало известно, что ты приобрел в этом магазине дорогие наручные часы. Это так? Мы можем взглянуть на них прямо сейчас?
  - Пожалуйста, - парень вытянул вперед левую кисть руки, и перед глазами Скавронского и его практиканта появились хорошо знакомые обоим наручные часы.
  - Ты носишь их постоянно? Ни когда не снимаешь? - продолжал допытываться Олег Федорович.
  - Ну, снимаю, конечно, - продавец - консультант опустил руку, и потеребил браслет часов: - Когда спать ложусь, или принимаю душ, - пояснил он.
  - Это понятно. Я имел в виду несколько другое, - сформулировал свою мысль полковник: - Ты когда - ни будь, одалживал их другому человеку?
  - Другому? - Воскобойников немного подумал и ответил: - Нет, ни кому и ни когда.
  - Ты в этом твердо уверен, Максим? - не сдавался Скавронский.
  - Абсолютно, - подтвердил свои слова парень.
  - А не мог их кто-нибудь взять, без твоего ведома?
  - Это исключено.
  - Почему ты так уверен?
  - Ну, не знаю. А кому могла прийти в голову такая мысль? - не понял продавец - консультант.
  - Скажем твоим друзьям, знакомым, товарищам. Да мало ли кому, - предположил Олег Федорович.
  - Я не припомню такого случая. А в чем дело? - в конец запутался Воскобойников.
  - А чем ты занимался позавчера, примерно в час ночи, или в начале второго? - полковник пропустил мимо ушей вопрос Максима.
  - Позавчера? - парень вновь приступил к умственной деятельности: - Спал. Хотя, нет, подождите. Позавчера, вы имеете в виду с пятницы на субботу?
  - Совершенно верно, - сухо констатировал Скавронский.
  - Мы с родителями уезжали на выходные к родственникам в деревню. А как раз этой ночью отправились на рыбалку. Мы ловили рыбу почти до самого утра. Спать легли на рассвете. А перед этим еще искупались, - выпалил на одном дыхании продавец - консультант.
  - Часы все время были с тобой? - настаивал на своем Олег Федорович.
  - Разумеется. Я специально взял их с собой в эту поездку, чтобы похвалиться перед родственниками, - бесхитростно ответил Воскобойников.
  - И, конечно же, Максим, все, что ты сказал мне сейчас, могут подтвердить твои родители и те самые родственники? - полковник внимательно посмотрел на парня.
  - Конечно, - продавец - консультант смущенно улыбнулся: - И не только они, - добавил он: - Перед рыбалкой я ходил в местный клуб. Там добрая половина молодежи видела у меня на руке эти самые часы.
  - Что ж, спасибо, что согласился побеседовать с нами, - поблагодарил Воскобойникова Скавронский: - Можешь быть свободен. Иди, продолжай работу.
  - До свидания, - так ни чего и поняв, Максим отправился на свое рабочее место.
  - До свидания, - хором ответили ему Олег Федорович и Слава.
  - Похоже, ты был прав, этот Максим не имеет абсолютно ни какого от-ношения к ограблению музея, - сказал полковник парню - практиканту, когда парень продавец - консультант отошел на достаточно большое расстояние.
  - Вы поверили ему на слово? - удивился Слава: - А как же ваше правило, отрабатывать абсолютно все версии до победного конца?
  - Разумеется, мы проверим его алиби, после того, как побеседуем с оставшимися Максимами из этого списка, - Скавронский кивнул на лист бумаги, который держал в руках: - Тем более что подозреваемых у нас осталось только двое. Похоже, что подобную игрушку могут позволить себе далеко не все. Наверное, именно по этой причине список такой короткий. Но это даже хорошо. Нам меньше мороки будет. Если конечно, только наш грабитель не приобрел их в другом месте.
  - Если это и так, то сделал он это не в нашем городе. "Престиж" един-ственное место в Фишкуйске, где продают эксклюзивные модели часов, - заверил в очередной раз Олега Федоровича парень.
  - Ну, в таком случае, давай нанесем визит к следующему обладателю этих наручных часов, - предложил полковник.
  - Хорошо, идемте, - согласился со Скавронским практикант.
   Олег Федорович и Слава, не торопясь, направились к выходу из магазина. По пути полковник убрал список в свой портфель.
   Едва Скавронский со своим спутником скрылись из вида, как Алиса со всех ног бросилась в сторону Воскобойникова. Она жадно поинтересовалась у Максима о теме его беседы с Олегом Федоровичем, а парень, скупо отвечая на ее вопросы, только пожимал плечами в ответ.
  
  
  *
  
  
  Отбойный молоток со всей силы обрушился на хлипкую перегородку, разделяющую комнату на две половины. Перегородка с шумом обрушилась на пол, столб пыли незамедлительно поднялся вверх.
  Петя отошел немного назад, опустил кувалду на пол, подождал пока весь мусор уляжется, и осмотрел остатки стены.
  Перегородка с противоположной стороны была уже полностью разрушена, ее останки аккуратно собранные в несколько куч, благополучно покоились на полу в различных местах комнаты.
  - Вот это я понимаю, красота, - проговорил Петр: - Тебе как? - поинтересовался он у Паши.
  Павел, который стоял чуть поодаль от друга внимательно осмотрел окружающий его пейзаж, и заявил: - Ни чего сногсшибательного я пока не вижу. Мне уже начинает казаться, что ремонт ни когда не подойдет к концу.
  - А ты чего хотел, Паш? - Петя вернулся к обломкам перегородки и принялся собирать их в очередную кучу. На руках у Петра красовались рабочие рукавицы: - Ремонт идет всего второй день но, не смотря на это, большая часть работы уже выполнена. Осталось всего ни чего.
  - Большая часть? - Павел слегка улыбнулся: - Разрушены две стены и отремонтировано окно. Это ты называешь большей частью?
  - Перестань придираться к словам. Лучше помоги разобрать этот завал. Один я буду работать намного дольше, - бросил через плечо Петя.
  Паша повиновался он подошел к руинам, присел на корточки и принялся сгребать мусор: - Не понимаю, чем тебе помешала эта стена? У нас было бы два помещения, одно служебное, для приема клиентов, а второе для собственных нужд. А теперь осталась только одна комната. Ты находишь это хорошей идеей?
  - На сколько мне помниться, вы с Пол сами предоставили мне полную свободу действий в отношении ремонта. Теперь не стоит лезть ко мне со своими советами. В любом случае, офис будет на много лучше, чем то помещение, которое мы видели вчера, войдя сюда впервые, - Петра явно задели слова Павла.
  - Извини, я не хотел тебя обидеть. Но ты ведь не посвящаешь ни меня, ни Полину в свои грандиозные планы. А лично мне просто хочется узнать, что у нас получится в конечном итоге, - Паша усердно работал руками.
  - Вы двое то же не очень-то откровенны со мной, - внезапно заявил Петя.
  - Ты это о чем? - Павел был удивлен словами Петра. Он забыл про мусор и внимательно посмотрел на друга.
  - Паш, перестань, все ты прекрасно понял, - Петя избегал взгляда на Павла, он продолжал работать.
  - Так, - Паша поднялся и, посмотрев на Петра сверху вниз, попросил: - Петя, будь добр, поясни.
  - Хорошо, - Петр откинул очередной кусок штукатурки в сторону, про-махнувшись при этом мимо кучи, встал на ноги и, встретившись взглядом с Павлом, спросил: - Скажи мне, пожалуйста, кому принадлежит идея создания поискового агентства?
  - Безусловно, тебе, - ответил Паша: - Мы с Полиной ни в коей мере не претендуем на соавторство. Более того, если помнишь, то мы весьма не однозначно восприняли идею создания этой организации.
  - Да, помню, - подтвердил слова Павла Петя: - Пол была вообще против работы в агентстве, а тебе, Паш, если мне не изменяет память, не понравилось его название. Я ни чего не упустил?
  - Все верно, но я не понимаю, к чему ты сейчас клонишь? - Павел был полностью введен в заблуждение.
  - Не понимаешь? - поправив газетную треуголку у себя на голове, переспросил Петр.
  - Нет, Петя, не понимаю, - признался Паша.
  - Значит, вы двое не были еще позавчера в полном восторге от моей идеи, а уже вчера, избавившись от, пусть пока еще, виртуального создателя агентства, самостоятельно принялись за расследование нашего первого, опять же, пусть пока еще не официального дела, оставив мне скромную роль телохранителя, - выплеснул свою обиду Петр.
  - Петя, брось, это было необходимо. В любом случае, мы не хотели тебя обижать. Подумай, кто мог бы еще кроме тебя обеспечить Марине полную безопасность? А кто бы мог кроме меня отправиться в Кострово со скоростью света? Действовать нужно было немедленно, вот Полина и раздала каждому из нас свою роль. Поверь, мы с ней, в конечном итоге не претендуем на лавры, в конце этого дела. Вся слава достанется только тебе одному. Но и бросать Марину одну, вчера на произвол судьбы было бы не самым лучшим выходом из положения. Сам подумай. Тебе так не кажется? - Павел постарался быть искренним и убедительным, произнося эту тираду.
  - Возможно, но, пожалуйста, в следующий раз держите меня в курсе дела. Не очень-то хочется постоянно обо всем узнавать самым последним, - попросил Петр.
  - У нас не было ни секунды свободного времени. Если бы мы вчера за-держались хотя бы еще на одну минуту, нам ни за что не удалось бы узнать, что Игорь возвращается сегодня вечером в Фишкуйск. Но, не смотря на это, обещаю, что больше ни одно поисковое мероприятие не обойдется без твоего непосредственного участия, - сказал Паша.
  - Ладно, договорились.
  - Значит больше ни каких обид? - поинтересовался Павел.
  - Абсолютно, - согласился с ним Петя.
  - Мир? - Паша протянул ладонь для рукопожатия.
  - Мир, - Петр ответил на жест друга.
  - Потрясающе, - донесся голос со стороны входной двери. В офисе полный погром, а они празднуют гибель агентства рукопожатием.
  Павел и Петя посмотрели на вошедшую в помещение девушку.
  - Привет, Полина, - первым ожил Паша, опуская руку.
  - Привет, - недовольно отозвалась девушка: - Что здесь происходит?
  - Ремонт, - констатировал Петр: - В полном разгаре, - добавил он, по-молчав пару секунд.
  - Мне кажется, что было бы на много легче снести это здание с лица Земли и на его месте построить новое. Сейчас здесь еще хуже, чем было вчера с утра, - метко подметила Полина.
  - Не стоит так явно критиковать работу Пети, - остудил пыл девушки Павел: - Мы с ним чуть было, не поссорились только что на этой почве.
  - Ну, почва была несколько другой, - проворчал Петр.
  - Меня не волнует ваше выяснение отношений, - отрезала Полина: - Я пришла сюда совсем с другой целью.
  - Есть какие-то новости по нашему делу, - моментально оживился Петя.
  - Нам нужно кое-что обсудить, - пояснила девушка: - Но здесь я делать этого не намерена. Я предпочитаю дышать чистым воздухом, а не штукатурочной пылью.
  - Давайте выйдем на крыльцо, - предложил Паша: - Нам то же есть смысл немного отдохнуть.
  Парни стянули со своих рук рукавицы, бросили их прямо на пол, и вслед за Полиной покинули помещение их будущей конторы.
  Петр очутился на крыльце последним из всей троицы. Он внимательно осмотрел окрестности, остановил взгляд на заброшенном мусорном баке, и самодовольно произнес: - А вот и чистый воздух.
  Девушка ни чего не ответила на его колкость, она прекрасно знала, что в такие секунды лучше не начинать спорить с Петей, иначе полемика рискует затянуться до вечера. Полина внимательно посмотрела на Павла, и произнесла, делая вид, что обращается исключительно к нему: - Я просто пробегала мимо и решила зайти сюда и сказать, что до самого вечера я буду занята. Думаю, что будет правильнее, если мы встретимся в нашем баре. Я провожу туда Марину, а затем мы отправимся на автовокзал. Так что не теряйте меня.
  - А ты не боишься, что вымогатели могут напасть на нее сегодня вече-ром? Двум девушкам будет сложно отбиться от нападающих в темном переулке, - проявил беспокойство Паша.
  - Это маловероятно, - покачала головой девушка: - Они ведь назначили ей время и место встречи. Не думаю, что до завтрашнего дня они станут ее тревожить. Они вымогатели, а не психи.
  - Может быть ты и права, но на всякий случай будь постоянно на чеку, если что, тут же звони нам, - попросил Павел: - А еще лучше, может быть мне отправиться вместе с вами, Полина?
  - Опять за старое, - шутливо подметил Петр.
  - Это, не имеет ни какого отношения к расследованию дела, я просто беспокоюсь за их безопасность, - бросил в сторону Пети Паша.
  - В таком случае, я то же пойду провожать Мар на работу, - заявил Петр.
  - Первый класс, вторая четверть, - со вздохом сказала девушка, наблюдая за спором двух друзей: - Так, закончили треп. Я уже сказала, с Мариной пойду я одна. А вы вон, - она кивнула на входную дверь: - Продолжайте, развлекайтесь, доламывайте здание.
  - Ладно, хорошо, договорились, - первым сдался Павел: - Значит, встречаемся вечером в баре.
  - Именно, - подтвердила Полина: - Только одна просьба, не опаздывайте. Это может быть единственный шанс поговорить с Игорем. Если мы его упустим, кто знает, может он, завтра утром снова покинет город.
  - В этом можешь всецело положиться на меня. Отсутствием пунктуаль-ности я не страдаю. Будем в баре во время, - Петя внезапно посмотрел вниз на дорогу, и азартно выкрикнул: - А вот и дверь приехала.
  Девушка с Пашей проследили за взглядом Петра и увидели как к их "офису" подруливает пикап.
  - Какая дверь? - поинтересовалась Полина у Павла. Она уже не обращала внимания, на Петю, который к этому времени успел сбежать с лестницы и торопливо приближался к автомобилю.
  - Железная, вместо этой, - Паша указал на старую обшарпанную дверь их будущей конторы: - Он вчера заказал ее, в какой - то фирме. Они выполняют заказ в течение суток, даже в выходные дни. Вот теперь-то мы точно до самого вечера провозимся с этой дверью.
  - Ладно, - смилостивилась девушка: - Но как бы там ни было, в баре вы должны быть во время. Я не очень-то доверяю нашему пунктуальному другу. В азарте строительства он может и забыть про встречу. Не забудь, пожалуйста, хоть ты про наш уговор, хорошо?
  - Как можно, Полина? Мы придем во время, - пообещал девушке Павел.
  - В таком случае, я со спокойным сердцем могу удалиться. Значит до вечера, Паша? - еще раз поинтересовалась Полина.
  - До вечера, - ответил ей Павел.
  Паша проследил, как девушка не спеша, спустилась по ступенькам, прошла мимо пикапа, и медленно стала удаляться прочь. О чем думал в этот момент Павел, было ни кому не известно, однако обратно на Землю его вернул оглушительный крик Петра.
  - Эй, Паш! - донеслось до слуха Павла: - Спустись-ка! Помоги оттарабанить эту дверь наверх! Или решил снова свалить всю работу на мои хрупкие плечи?!
  Паша перевел взгляд на Петю, который копошился около автомобиля вместе с двумя рабочими и, усмехнувшись одними губами, стал спускаться вниз.
  
  
  *
  
  
  На звонок дверь довольно большого особняка распахнулась, и на пороге возник мужчина, без сомнения принадлежавший к определенному слою общества, в простонародье именуемому бандиты. Мужчина был крепко сбит, сквозь через чур обтягивающую его торс майку проступали буграми стальные мышцы, бритый череп, глаза, в которых где-то глубоко спрятались признаки интеллекта и мобильный телефон в руках, дополняли образ.
  Хозяин особняка, не говоря ни слова, уставился на визитеров.
  - Здравствуйте, - поздоровался полковник с мужчиной, так и не дождавшись от того ни звука: - Максим Львович Евдокимов, это вы? - тут же поинтересовался Скавронский.
  - Прикол, - внезапно оживился хозяин особняка: - Давненько меня по батюшке не величали. А вы кто будете?
  - Полковник, Олег Федорович Скавронский, - в который уже раз за день Олег Федорович продемонстрировал свое удостоверение.
  - Из ментуры, что ли? - почесал голову мужчина.
  - Из нее самой, - полковник спрятал документы.
  - А этот малец то же оттуда, что ль? - палец, на который был нанизан золотой перстень устрашающих размеров, указал на парня, сопровождающего Скавронского.
  - Это мой практикант Слава, - уточнил Олег Федорович.
  - А, ясно, - потерял всякий интерес к парню хозяин особняка: - Минуту, - это короткое слово было обращено к полковнику.
  Мужчина вернулся к прерванному разговору по сотовому телефону: - Эй, слышь, я перезвоню. Ко мне менты в гости пожаловали. Давай, потом перетрем тему, - он отключил мобильник и уставился на Скавронского бездумным взглядом.
  - Так, значит, вы и есть Евдокимов Максим Львович? - вернулся к интересующей его теме Олег Федорович.
  - Да не парься ты, начальник, зови меня Максом. Даже не привычно как-то, Максим Львович, - хозяин особняка расхохотался: - С чем пожаловали? - наконец, просмеявшись, догадался поинтересоваться он.
  - Вы можете ответить мне на пару вопросов? - пропустив кличку "Макс", спросил полковник.
  - Только не по химии, у меня по ней всегда была твердая двойка, - вновь принялся хохотать Максим Львович.
  - Школьная программа здесь не при чем, меня интересует информация из другой области, - пропустил мимо ушей шутку мужчины Скавронский.
  - Опять из наших, что ль кто-то набедокурил? - Евдокимов внезапно посерьезнел: - Так нет, я к этому отношения не имею, давно уже завязал. Так что лучше тебе, Федор Олегович, обратиться к Сережке - Морозу, он сейчас при делах.
  - Олег Федорович, - поправил Максима Львовича полковник.
  - Чего? - не понял мужчина.
  - Зовут меня Олег Федорович, а не Федор Олегович, - пояснил Скавронский.
  - А, ну да, - моментально согласился Евдокимов.
  - А что касается Мороза, тут он мне не помощник. Мне нужна именно ваша помощь, - сказал Олег Федорович.
  - Ну, лады, тогда, давай, валяй, спрашивай, - разрешил Максим Львович: - Только ты это, извини, в хату пустить не могу, там моя уборку затеяла. Днюху вчера справляли, пошалили малость, - добавил он.
  - Ничего, разговор будет коротким, - проговорил полковник.
  - Ну, вот и ладненько, - обрадовался мужчина.
  - Красивые у вас часы, - Скавронский кивнул на наручное украшение Евдокимова, осторожно подбираясь к интересующей его теме.
  - А, это, что ль? - Максим Львович гордо приподнял левую руку: - Фирма. Стебная вещица, Олег Олегович.
  - Олег Федорович, - второй раз поправил мужчину полковник.
  - Чего? - удивился Евдокимов.
  - Мое имя Олег Федорович, - терпеливо уточнил Скавронский.
  - А, точно, - вспомнил Максим Львович: - Ну, так вот, я и говорю, прикольные тикалки, блестят в темноте, музыку слушать можно, еще...
  - Мне известны характеристики этих часов, - перебил разоткровенни-чавшегося мужчину Олег Федорович.
  - Так, это, - замялся Евдокимов: - Вы же сами спросили, я и отвечаю. Говорю же, днюха у меня вчера была, вот и прикупил по случаю. Приглянулись они мне.
  - Вчера? - переспросил полковник: - Вчера вы справляли день рождения?
  - Точняк! Такую вечерину закатили, отпад. Моя ни как с кухней спра-виться не может. Говорил ей, давай наймем уборщиц, а она ни в какую, упирается, - Максима Львовича понесло явно не в ту сторону, по этой причине, Скавронский воспользовался паузой в его монологе и поспешил вставить свое слово: - А часы когда же вы приобрели?
  - Ну, Федор Федорович, - обиделся мужчина: - Вы меня, что ли совсем не слушаете? Сказал же вчера с утра. В этом магазинчике, название уже забыл. Но цены там, я вам скажу, жуть.
  - Вчера, - протянул Олег Федорович, даже не обратив внимание на то, что его имя вновь переврали. Он извлек из портфеля список, полученный в "Престиже", и сверился с записями: - Верно, вчера. Почему я сам не обратил на это внимание? - спросил он у самого себя.
  - На что? - Евдокимов был явно введен в заблуждение.
  - Это не важно, - полковник вернул листок на его прежнее место, и произнес: - Что ж, Максим Львович, извините, что побеспокоили вас. Нам пора идти.
  - Да Максом меня все величают, - напомнил Скавронскому мужчина: - А ваши вопросы?
  - Какие? - удивился Олег Федорович.
  - Ну, вы же сами сказали, что тема у вас ко мне имеется, - напомнил Евдокимов.
  - А, это. Нет, нет, все в порядке, до свидания, - полковник развернулся и принялся спускаться с крыльца. Практикант поспешил за Скавронским.
  - Пока, Олег Федорович, - по недоразумению в этот раз Максим Львович ухитрился не перепутать имя полковника: - И чего приходили? - пожал он плечами и вернулся в дом.
  Скавронский спустился с лестницы. Прошел немного вперед, остановился, и обратился к Славе: - Как я мог этого не заметить? Ведь в списке была указана дата приобретения часов. Наверное, я старею.
  - Да не в этом дело, Олег Федорович, - поспешил успокоить парень полковника: - Просто закрутились мы с вами уже.
  - Вот здесь ты прав, - согласился с практикантом Скавронский: - Необ-ходимо сделать небольшой перерыв. Я сейчас отправлюсь домой, дела у меня там остались незавершенные, а вечерком мы с тобой наведаемся по последнему оставшемуся адресу. Идет?
  - А может быть, я сам навещу последнего, оставшегося в списке Максима, Олег Федорович? - предложил Слава.
  - Вот этого делать не стоит, - отрезал полковник: - У тебя нет таких полномочий, и потом, что если ты наткнешься там на подобного типа? Он с тобой просто разговаривать не станет. Так что отправимся туда мы с тобой вместе, просто чуть позже.
  - Ну, хорошо, - сдался парень.
  - Я позвоню тебе, как только освобожусь, - пообещал Скавронский: - Твой номер телефона у меня имеется, так что проблем не будет. А сейчас иди домой, отдохни и перекуси, все-таки сегодня выходной.
  - Я буду ждать вашего звонка в таком случае, - проговорил практикант.
  - Вот и договорились.
  Олег Федорович и Слава вышли за ворота особняка, бегло попрощались и разошлись в разные стороны.
  
  
  *
  
  
   Бар "Опал" судя по его внешнему виду, проводил сегодня некую акцию. Витрины здания были обклеены огромными плакатами, на которых призывно маячила надпись "Super cud". Такие же плакаты располагались и внутри самого бара.
  Павел с Петром сидели за своим излюбленным столиком и поджидали Полину.
  Паша, дабы занять себя хоть чем-нибудь, рассеянно вглядывался в один из рекламных проспектов. Петя же бездумно всматривался в панораму за окном.
  - Добрый вечер, - проворковала одна из официанток, подойдя к скучающим парням.
  - Привет, - отозвался Петр.
  - Вам что-нибудь принести? - исполняла свои обязанности девушка.
  - Да нет, спасибо, мы просто ждем здесь свою знакомую Полину Рома-нову, - проговорил Павел.
  - К сожалению, она сегодня не работает, - констатировала официантка: - Я думаю, что после того, что с ней произошло в пятницу, она даже может взять долгосрочный отпуск.
  - Ты плохо знаешь Пол, - произнес Петя, обращаясь к девушке: - Она придет сюда через пару минут, не смотря, даже на то, что сегодня не ее смена.
  - Ну, что ж, вам, видимо, виднее, - официантка слегка обиделась на то, что одинокие парни не поддержали ее тему разговора: - В любом случае, вам придется что-нибудь заказать. Извините, но у нас не гостиница. Любой клиент должен хоть что-нибудь купить.
  - Что-нибудь, - эхом повторил за девушкой Петр: - А это что-нибудь может быть чем угодно? - Паша посмотрел на друга. Он понял, что сейчас Петя выкинет очередной финт. Однако Павел решил не вмешиваться в милую беседу Петра и официантки.
  - Абсолютно, - деловито заявила девушка: - Но, разумеется, только то, что имеется в ассортименте нашего бара. Итак, что вы будете заказывать? - она выудила из передника маленький блокнот с авторучкой и приготовилась записывать в книжку названия заказываемых блюд.
  - А что это за супер жвачку вы тут рекламируете? - продолжал допытываться Петя.
  - О! Это новинка, - оживилась официантка: - Я сама вижу такое впервые. Представляете, вы начинаете жевать небольшую пластинку, а в итоге у вас во рту оказывается огромный кусок резинки. Представляете, какой прикол?
  - Правда? - уточнил Петр, придав своему лицу серьезное выражение.
  - Сто пудов, - коротко ответила девушка.
  - Ну, тогда, я, пожалуй, закажу одну пластинку этого чуда. А ты, Паш, хочешь супер кад? - обратился к другу Петя.
  - Нет, спасибо, ни когда не любил их, - отозвался Павел.
  - Одну пластинку супер жвачки, пожалуйста, - сделал заказ Петр, повернувшись к официантке.
  - Что еще? - на лице девушки появилась милая улыбка.
  - Все больше ни чего, - проговорил Петя.
  - Как? - опешила официантка.
  - Так. Я не хочу больше ни чего кроме жвачки. Заказ я сделал, а теперь мы можем спокойно посидеть в баре? - Петр посмотрел прямо в глаза девушки, ожидая ее реакции.
  - Разумеется, - улыбка стремительно стекла с лица девушки: - Сейчас принесу, - она вернула блокнот с авторучкой в карман передника и гордой походкой удалилась от столика, за которым сидели Паша и Петя.
  - Зачем ты так с ней? - спросил у друга Павел, провожая взглядом удаляющуюся официантку: - Она ведь просто выполняет свою работу.
  - Она плохо выполняет свою работу, - сухо констатировал Петр: - Какого черта она собралась перемывать Пол косточки? После того, что случилось в пятницу, она возьмет отпуск, - передразнил девушку Петя: - И потом, Паш, я в этом баре постоянный клиент. Да я дома реже бываю, чем в "Опале", будет она меня еще учить как правильно себя вести здесь. Я сам могу научить ее этому. Судя по всему, она новенькая, что-то раньше я ее тут не видел. Пусть привыкает к хамскому обращению клиентов. Ей нужно усвоить, что не стоит отшивать таких покупателей, как я.
  - Да успокойся ты, - улыбнулся Паша: - Таких покупателей как ты, во-обще-то, взашей гнать надо. Как я посмотрю, ты сегодня этому бару принес просто небывалую прибыль.
  - Она сама виновата. Не грубила бы, может быть, я и прикупил еще чего-нибудь, - пробормотал Петр.
  - Ладно, успокойся, проехали, - Павел продолжал улыбаться: - Кстати, а вот и Полина, - его взгляд устремился в глубь помещения. Петя же ни как не отреагировал на его слова.
  - Как дела? - поинтересовался Паша у девушки, едва она приблизилась к их столику.
  - Все в порядке, - ответила Полина: - Ни кто нас не убил и даже не покушался на нашу жизнь.
  - В любом случае, тебе уже не привыкать, - буркнул Петр.
  - Что это с ним? - полюбопытствовала девушка: - Дверь не подошла к косяку офиса?
  - Все подошло, - оживился Петя, услыхав про свою любимую тему: - Между прочим, мы ее уже поставили.
  - И это послужило причиной обидеть Фаю? - спросила Полина.
  - Какую еще Фаю, не знаю я ни какой Фаи, - удивился Петр.
  - Как это не знаешь? Фая наша новая официантка. Она сообщила, что один из парней ожидающих меня за этим столиком настоящий псих, попросила передать ему вот это за счет заведения. Ну, я-то сразу поняла, кого она имела в виду, - девушка положила на стол перед Петей пластинку жевательной резинки.
  - Спасибо, благодетельница ты моя, - съязвил Петр, убирая жвачку в карман брюк.
  - Ну, - тут же сменила тему разговора Полина: - Вы готовы идти на автовокзал? В принципе уже пора выходить.
  - А где Марина? - спросил Павел.
  - Она принимает смену. Ей сейчас некогда. Так что, если нет возраже-ний, мы можем отправляться, - проговорила девушка.
  - Хорошо, тогда пойдемте, - согласился с ней Паша, поднимаясь со своего места.
  - В путь, друзья мои, - последовал его примеру Петя. Однако перед тем как выйти из бара он бросил на стол помятую десятирублевую купюру.
  - Идем уже, джентльмен ты наш, - снисходительно произнесла Полина.
  Первыми к выходу из бара "Опал" направились Павел с Петром, а за ними не торопясь, последовала девушка.
  
  
  *
  
  
  Полковник Скавронский и парень - практикант стояли в темном подъезде. Олег Федорович настойчиво звонил в одну из дверей.
  - Ну и запах здесь, - возмутился Слава: - Тут что ни когда не убирают что ли?
  - Да, странно это как-то, - протянул в задумчивости полковник, продолжая терзать кнопку звонка.
  - Что именно? - переспросил парень, стараясь как можно меньше ды-шать носом.
  - Мне кажется, - пояснил Скавронский: - Что житель подобного дома не в состоянии позволить себе покупку такой дорогостоящей вещи, как те часы из "Престижа". А ты как думаешь? - поинтересовался он у практи-канта.
  - Даже не знаю, - пожал плечами Слава: - Думаю, будет лучше спросить об этом у самого Максима, хотя, похоже, что ни кого нет дома.
  Внезапно, в ответ на эти слова из глубины квартиры донесся звук шаркающих ног, и хриплый голос проговорил: - Иду, иду, сейчас, подождите.
  Олег Федорович удовлетворенно посмотрел на практиканта и тихо произнес: - Похоже, нам повезло.
  Спустя пол минуты, дверь квартиры, наконец, открылась и перед полковником и Славой предстала женщина маленького роста. Не смотря на теплую погоду, она была закутана в огромный шерстяной платок. Вместо лица Скавронскому удалось разглядеть только большие очки в роговой оправе.
  - Да? - поинтересовалось божье создание, близоруко щурясь на парня с Олегом Федоровичем: - Вы кто?
  - Старший следователь, Скавронский Олег Федорович, - в руках у полковника вновь появилось служебное удостоверение, он поднес его к лицу женщины, и терпеливо подождал пока она внимательно изучит документ.
  - Очень приятно, - оторвавшись, наконец, от чтения прошелестела хо-зяйка квартиры.
  - Мы из милиции, - на всякий случай уточнил Скавронский, убирая корочки в карман: - Скажите, пожалуйста, а Максим Леонидович Кольский здесь проживает? Могу я его увидеть?
  - Доигрался, наконец-то, - вздохнула женщина. Олегу Федоровичу показалось, что в этом вздохе было больше облегчения, чем сожаления. Хозяйка квартиры, между тем, посторонилась, и тихо произнесла: - Что ж, проходите.
  Полковнику с парнем больше ни чего не оставалось, как принять пригла-шение. Они вошли в коридор, который был освещен тусклой лампочкой, и подождали пока женщина запрет дверь.
  - Переобувайтесь, - попросила женщина: - Тапочки вот здесь у порога, - указала она куда-то в угол.
  После того, как церемония была завершена, хозяйка квартиры вновь заговорила: - Идите за мной, - после этого она засеменила куда-то в глубь коридора. Скавронский с практикантом последовали за ней.
  В конце концов, женщина привела Олега Федоровича и Славу в узкую кубатуру, которая при ближайшем рассмотрении оказалась кухней. В этой кухне находился минимум вещей, и как показалось полковнику, даже не потому, что больше в эту крохотную комнатку ни чего бы не вошло, а по той причине, что позволить себе роскошь иметь что-либо еще хозяйка квартиры была не в состоянии. Однако, не смотря на нищету, кухня была идеально чистой.
  - Присаживайтесь, - женщина указала на две деревянные табуретки, расположенные по разные стороны стола. Пока полковник с парнем устраивались на стульях, хозяйка квартиры любезно предложила: - Хотите чаю?
  - Благодарю вас, спасибо, нет, - ответил за двоих Скавронский: - Мы не надолго. У нас мало времени.
  - Что ж, - вздохнула женщина: - Как хотите.
  - Извините, - напомнил Олег Федорович: - Но вы мне так и не ответили, Кольский Максим Леонидович прописан в этой квартире?
  - К сожалению, да, - хозяйка квартиры облокотилась о холодильник и тяжело вздохнула.
  - Мы можем поговорить с ним? - уточнил полковник.
  - Боюсь, что нет, - ответила женщина.
  - А вы не подскажите, когда он бывает дома? - не сдавался Скавронский.
  - Он бывает дома тогда, когда ему взбредет в голову, Олег Федорович. В последнее время он появлялся здесь около месяца назад. С тех пор я о нем даже не слышала, - произнесла хозяйка квартиры.
  - Простите, а вы кем ему приходитесь? Можно узнать ваше имя? - полковник вспомнил, что до сих пор не знает, с кем ведет беседу.
  - Конечно, - проговорила женщина: - Здесь нет ни какой тайны. Меня зовут Екатерина Семеновна Кольская. Максим, которым вы так настойчиво интересуетесь, приходится мне сыном. Что он натворил? - неожиданно для присутствующих поинтересовалась хозяйка квартиры. Она подошла к столу, вытащила из- под него еще одну табуретку, присела на стул и внимательно посмотрела на Скавронского сквозь линзы очков.
  - Понимаете, Екатерина Семеновна, пока мы бы хотели с ним только поговорить. Мы его ни в чем конкретном на данный момент не обвиняем. Нам нужно задать ему только несколько вопросов, - ушел от прямого ответа Олег Федорович.
  - Извините, но как я уже сказала, Максима здесь нет, и когда он появится мне не известно, - уныло покачала головой женщина.
  - Но может быть, в таком случае, вы сможете нам помочь? - спросил полковник.
  - Если это в моих силах то, пожалуйста, - проговорила Кольская: - Но хочу предупредить вас сразу, чем занимается сейчас мой сын мне не известно, а вот о его прошлом я могу вам поведать все, что угодно.
  - Давайте попробуем, - выдохнул Скавронский. Он достал из своего саквояжа список владельцев наручных часов, одни из которых принадлежали предполагаемому налетчику, внимательно изучил его в очередной раз и, положив лист бумаги обратно в портфель, продолжил беседу: - Скажите, Екатерина Семеновна, вам известно о том, что Максим Кольский является обладателем очень дорогих наручных часов?
  - Дорогих, - вздохнула женщина: - Нет, не известно. Но я ни чуть не удивлена этому. Он их украл, да?
  - Если верить документам, то нет, - проговорил полковник: - Он их ку-пил. Вполне законно.
  - Значит, он украл деньги, на которые купил эти часы, - не сдавалась Кольская.
  Скавронский удивленно посмотрел на своего практиканта, а Слава в ответ только молчаливо пожал плечами. Он на самом деле впервые в своей жизни встретил мать, которая всеми силами пытается обвинить своего сына во всех смертных грехах.
  - Значит так и есть, - истолковав молчание Олега Федоровича, по-своему, произнесла Екатерина Семеновна: - Я знала, что этим все закончится. Однако, говоря на чистоту, я думала, что Максим попадется, на чем ни будь более серьезном. Скажите, сколько сейчас дают за кражу? Сколько и откуда он украл денег?
  - Успокойтесь, успокойтесь, пожалуйста, - полковник попытался помочь женщине прийти в себя. Он схватил со стола пожелтевший от времени графин, налил из него в граненый стакан, обнаруженный здесь же, немного воды и протянул стакан Кольской: - Вот, выпейте, - попросил Скавронский: - Екатерина Семеновна, я ведь уже сказал вам, ни в чем конкретном вашего сына мы пока не обвиняем.
  - Пока, - делая большой глоток из стакана, сказала женщина: - Это он, уж поверьте мне на слово, - внезапно она швырнула стакан на стол и, по-смотрев прямо в глаза Олегу Федоровичу, таинственным голосом прошептала: - Вот послушайте, что я вам расскажу, а потом решайте он это или нет. Может быть, вы сочли меня сумасшедшей, но это не так, хотя, возможно, большинство женщин на моем месте, действительно могли бы лишиться рассудка. Как я пережила все это и живу до сих пор, одному Богу известно. Максим весь пошел в отца, а может быть даже и дальше.
  Не смотря на поздний час, полковнику с парнем пришлось выслушать рассказ Кольской. Перебивать женщину ни кто не собирался, а ее повествование с каждой секундой становилось все интереснее и интереснее, к концу монолога Скавронский и его практикант почти не сомневались в том, что банда напавшая на городской музей у них в руках.
  - Я почти всю свою сознательную жизнь проработала на Фишкуйском Автомобильном Заводе, - начала свой рассказ Екатерина Семеновна: - Однако как это частенько бывает, карьеры мне сделать не удалось, до сих пор служу контролером в одном из цехов. В двадцать лет по глупости выскочила замуж, можно сказать за первого встречного. Это и был отец Максима. Он работал обрубщиком в нашем цехе. Максим родился через год после нашей свадьбы, и тут мой благоверный, видимо, от великой радости пустился в долгосрочный загул, который благополучно завершился этапированием в места не столь отдаленные. Дело в том, что в пьяном угаре он пырнул столовым ножом какого-то там своего дружка. Дружок выжил, но до конца своих дней остался инвалидом, - голос женщины становился все тверже: - Максима мне пришлось воспитывать самой. Крутилась, как веретено, без обеда и сна. Когда мой муж вернулся из тюрьмы, я, было, подумала, вот оно счастье, уж теперь-то мы заживем, как люди. Простила ему все, а как оказалось напрасно. Зона полностью перевоспитала отца Максима, я с трудом узнавала в этом осунувшемся пропоице, того человека, за которого вышла замуж. Побои и ругань прочно вошли в режим моего дня. На работу я ходила с синяками, ко-торые не могла скрыть ни одна косметическая присыпка. В конце концов, я вышла из себя, и собралась уже было подавать заявление на развод, как вдруг мой благоверный вновь угодил за решетку, на этот раз за разбой и нанесение тяжких телесных повреждений. Я уже собиралась вздохнуть свободно, но видимо, рано обрадовалась. Проблем, как это ни странно стало на много больше, чем было до этого. Максим подрос, у него начался переходный возраст, ребенком он оказался трудным, видимо взял пример с отца, которого видел только несколько месяцев. Я в свою очередь разрывалась между работой и посещением тюрьмы. Может быть вам это покажется странным, но мне стало жалко моего супруга, а он в свою очередь писал мне такие слезливые письма, мол и одумался он, и бросит все, когда выйдет, просил только не оставлять его и обязательно дождаться. Вот и пришлось мне горемычной передачки возить ему. А тут вдруг наше правительство устроило нам всем сюрприз. Дефолт нагрянул. Те годы я вспоминаю, как кошмарный сон. Абсолютное безденежье, полная нищета, инфляция, кромешный ад. Как выжила, сама не понимаю. А вот муж-то мой так и не вернулся из тюрьмы, даже не знаю, что именно с ним приключилось. В официальном заключении значилось, что погиб он от туберкулеза, а вот сокамерники его, те, что вернулись чуть позже, говорят, что повздорил он там с кем-то, вот его тихонечко и убрали. По-хоронила я его, поминки справила, а тут новая беда приключилась, на этот раз с Максимом. Я и не заметила, когда он успел так измениться. Всегда был задиристым и драчливым, а тут вдруг начал ходить тише воды, ниже травы. Молчал постоянно, закроется в своей комнате и не понятно, что там делает, пропадал не знамо где. А потом из дома потихоньку вещи пропадать стали. Жили и живем мы и так не богато, по этому-то и заметила я сразу, как сначала его магнитофон исчез, потом набор хрустальной посуды и серебро столовое, наследство от мамы моей. Я Максима спрашиваю, куда у нас пожитки деваются, а он бубнит что-то в ответ и прячется в своей комнате. Соседи глаза мне открыли, сказали мне, что видели, мол, моего Максима в компании с какими-то подозрительными людьми. Проследила я за ним однажды тихонько, и поняла, что происходит. В секту его заманили, и денежки потихоньку тянут. Лихие они люди, ну что можно было с моего Максима поиметь? Ан нет, туда же затянули. Устроила я дома ему разбор полетов, да вот только толку чуть. Не слушался он меня ни когда, - Кольская тяжело вздохнула: - И вдруг все само собой разрешилось. Перестал он внезапно ходить на всякие там их собрания. Осел дома мой Максим. Я уж обрадовалась, да, как оказалось, в который уже раз, поспешила. Новой компанией он обзавелся, и теперь уже сам начал пропадать из дома и денно и нощно. Чем занимается, понятия не имею, да вот чувствую, что не ладное что-то происходит. С отцом-то его проще было, тот хоть весь на виду был, а Максим, ох, - Екатерина Семеновна махнула рукой: - Вот приболела я тут, бронхитом маюсь, а он даже носу своего домой не показывает. Кто знает, что они там, в секте этой проклятой внушили ему? Одно знаю, плохим человеком он стал, и других за собой тянет. Нет ни какого сладу с ним. На вас одна надежда, Олег Федорович, поймаете вы его, посидит он немного у вас, одумается, небось. А может, и нет. Даже и не знаю можно ли перевоспитать такого человека, как мой Максим?
  - Мы обязательно поговорим с ним на эту тему, - пообещал женщине полковник: - Да вот только знать бы нам, где искать его. Подумайте, может адреса его друзей знаете, места, где он часто бывает?
  - Какой там, - Кольская вновь отхлебнула из стакана: - Говорю же вам скрытный он. И в кого только такой? Ни чего мне о его жизни не известно. Хотя, - Екатерина Семеновна поставила стакан обратно на стол и призадумалась.
  - Что? - осторожно поинтересовался Скавронский: - В чем дело? Вы что-то вспомнили?
  - Возможно, хотя и не знаю, сможет ли это вам чем-то помочь, - глаза женщины растерянно пробежались по лицу Олега Федоровича.
  - Скажите, а там посмотрим, - предложил полковник.
  - Понимаете, дело-то вот в чем, - осторожно начала говорить Кольская: - Я вам уже говорила, что все мои трудовые будни прошли на нашем Автозаводе. За время службы мне удалось добиться вот этой квартиры, а еще уж не знаю по какой причине, Завод выделил мне гараж. Личного транспорта я ни когда не имела, а тут вдруг. Ну, отказываться я не стала. Пусть думаю стоит, пригодиться. Сдавала я его одно время, а потом перестала. Народу-то хочется, что бы гараж поближе к дому был, а мой стоит на самой окраине города. Гаражный кооператив "Вымпел", может, слышали? - Екатерина Семеновна посмотрела на Скавронского и Славу, ожидая ответа.
  - Один из первых гаражных кооперативов, - утвердительно покачал головой Олег Федорович: - Его и, правда, возвели у черта на куличках.
  - Да, да, - согласилась с ним женщина: - Так вот, я уж о нем и позабыла почти. Что мне с него проку? Продать? Ни кто не покупает. Так и стоит. А недавно, вот, когда заболела, полезла я в аптечку, лекарства искать, а она стоит у нас на нижней полке в шкафу, в прихожей. Рядом с ней коробочка такая, я в ней все ключи держу. Уж и не помню, зачем я в эту коробочку заглянула, только вот обнаружила, что ключ от гаража пропал. А куда ему еще деться? Знамо дело, Максим взял. Вот я и думаю, может там он, в гараже этом. Такая вот у меня догадка.
  - А номер у вашего гаража, какой? - живо поинтересовался полковник.
  - Шестьсот шестьдесят шестой. Три шестерки, легко запомнить, - словоохотливо пояснила Кольская.
  - Понятно, - протянул Скавронский: - Большое спасибо, Екатерина Се-меновна. Вы нам очень помогли. Придется нам туда наведаться. А на тот случай, если Максим все же появится дома, вот, - Олег Федорович достал из портфеля лист бумаги и авторучку, что-то написал на листке и протянув его женщине, закончил: - Это мой рабочий номер. Позвоните, когда ваш сын объявится.
  - Обязательно, - клятвенно заверила полковника Кольская, изучая цифры, набросанные на листе бумаги.
  - Что ж, - поднимаясь со стула, проговорил Скавронский: - Не будем больше отнимать у вас время. Да и поздно уже, нам пора.
  - Хорошо, Олег Федорович, пойдемте, я провожу вас, - Екатерина Семеновна встала со своего места. Ее примеру последовал и парень, сидевший по левую руку женщины.
  Все трое вышли с кухни и прошли к входной двери.
  Ожидая пока мужчины переобуются, Кольская произнесла: - Надеюсь, что и вы сообщите мне, если вам удастся обнаружить Максима?
  - В этом можете не сомневаться, Екатерина Семеновна, - полковник выпрямился и задал очередной вопрос: - А скажите, запасных ключей от гаража вы случайно не имеете? Понимаете, мы можем прийти туда, а гараж ваш окажется запертым. Получится, что мы зря потратим свое время.
  - Запасные ключи? - задумалась женщина: - Ну да, конечно. Когда я сдавала гараж в аренду, мы сделали дубликат, сейчас, подождите, я посмотрю. Он должен быть где-то в комнате, - она повернулась к Скавронскому и его практиканту спиной и скрылась в глубине квартиры: - Минутку, - донесся издалека ее голос.
  - Чувствую я, Олег Федорович, что это тот самый Максим, который нам нужен, - поднимаясь с пола, произнес практикант: - Все сходится. Секта, гараж под номером шестьсот шестьдесят шесть, монета Иуды. Сплошная чертовщина. Мы поедем туда прямо сейчас?
  - Слава, - сухо проговорил полковник: - Туда поеду я один. Уже слишком поздно, тебе нужно возвратиться домой. Не могу я рисковать еще и тобой, как тогда на кладбище.
  - Ну, пожалуйста, - попросил парень: - Один вы рискуете намного больше.
  Скавронский задумался, а затем поинтересовался: - Сотовый у тебя с со-бой?
  - Разумеется, - практикант моментально снял мобильник со своего пояса и, не дожидаясь, когда его попросят, протянул телефон Олегу Федоровичу.
  Полковник молча взял сотовый, набрал на его клавиатуре какой-то номер и принялся ждать ответа.
  - Да, - наконец сказал он: - Это Скавронский говорит. Кто у нас там дежурит сегодня на машине? - дождавшись ответа, он продолжил разговор: - Отлично, пусть возьмет парочку ребят и немедленно подъедет к остановке "Пятый микрорайон", я буду его ждать. Дело срочное, - Олег Федорович отсоединился и вернул мобильник Славе.
  - Так я еду с вами? - осторожно спросил парень, возвращая телефон на его прежнее место.
  Полковник тяжело вздохнул, и нехотя ответил: - Посмотрим.
  В этот момент в коридоре возникла Кольская. Она подошла к Скавронскому и протянула ему большой железный ключ: - Вот, еле отыскала его.
  - Спасибо, Екатерина Семеновна, мы обязательно его вам вернем, - принял ключ Олег Федорович.
  - Я уж не знаю, стоит ли вам говорить об этом, но у моего сына есть одна странность. Может быть, это и не важно, но все-таки, - женщине было явно не ловко.
  Подождав несколько секунд, она собралась с мыслями, и продолжила: - Максим хронически не переносит закрытых замков, у дверей, у шкафов, у чего угодно. Он ни когда не запирает двери, когда находится в каком-нибудь помещении. Ему на самом деле, физически становится плохо, если неподалеку от него находится запертая дверь. Может быть это болезнь какая-нибудь, я не знаю. Но это я к тому, что если он действительно в гараже, то ворота у него будут не заперты. Это я могу утверждать наверняка.
  - Спасибо еще раз, - поблагодарил Кольскую полковник: - Возможно, что и эта информация нам то же пригодится. Однако нам пора, нас ждет машина. Всего хорошего, - попрощался он, открывая входную дверь.
  - До свидания, - ответила Екатерина Семеновна.
  - Спокойной ночи, - практикант последовал за Скавронским, и вышел на лестничную клетку.
  Женщина закрыла дверь и пошла в сторону кухни. Вскоре ее маленькая фигурка затерялась в глубине коридора.
  
  
  *
  
  
  Парень, благодаря сильному толчку в спину влетел в помещение будущего офиса, с необычайной силой. Едва удержавшись на ногах, он резко повернулся и с испугом уставился на тех, кто неторопливо входил в комнату.
  - Может быть, вы все-таки объясните мне, наконец, кто вы, и что вам от меня нужно? - дрожащим голосом проговорил Игорь.
  - Объясним, - Петя стянул со своего плеча дорожную сумку, принадлежавшую испуганному парню, и бросил ее прямо на пол.
  - Это из-за денег, да? - продолжал допытываться Игорь: - Передайте, что у меня нет такой суммы и отдать я их не могу.
  - Может быть, - спокойно произнесла Полина: - А ты думаешь, что Марина обладает нужной суммой? По этому ты сбежал из города и оставил ее на растерзание своим кредиторам?
  - Марина? Что? - прозаикался парень: - А при чем здесь Марина?
  - А при том, - спокойным голосом ответил Паша, закрывая за собой дверь: - После того, как ты сделал ноги, те подонки, которым ты задолжал, стали ее шантажировать. Теперь они трясут деньги с нее. Как ты себя чув-ствуешь? Совесть не мучает?
  - Не может быть, - глаза Игоря округлились: - Я ни чего не знал. Как они посмели? Она же здесь совершенно не при чем. Так значит вы не от них? -внезапно догадался он.
  - Не от них, - Петр подошел вплотную к собеседнику, и продолжил: - Мы от нее. Марина наша подруга, а мы не привыкли бросать друзей в беде, в отличие от некоторых здесь присутствующих.
  - Но я же ни чего не знал, - принялся оправдываться парень. Его глаза судорожно перебегали с одного человека на другого: - Правда, мне ни чего об этом не известно.
  - Теперь уже известно, - сухо констатировала единственная девушка, находящаяся в помещении. Она последовала примеру Пети и приблизилась к Игорю.
  - Если бы я знал, я бы ни когда..., - пролепетал парень.
  - Хватит причитать, - отрезал Павел, он подошел к друзьям и приказал: - Давай, колись, рассказывай, кто они, те, кому ты задолжал? Где их можно найти? Отвечай!
  - Хорошо, хорошо, - Игорь судорожно вздохнул: - Я все расскажу. Правда. Честно, я ни когда не хотел сделать Марине ни чего плохого. У меня просто не было другого выхода. Я должен был скрыться, хотя бы на время. Они... Это страшные люди.
  Паша, Полина и Петр деланно - отрешенными взглядами наблюдали за говорившим парнем, который то и дело путался в словах, и с трудом рассказывал друзьям историю о своем долговом обязательстве.
  
  
  *
  
  
  Марина со скоростью урагана ворвалась в кухню бара "Опал". Одновременно держа в руках поднос, она умудрялась смотреть на свои наручные часы. Резко застыв на месте, она окинула взглядом помещение. Сквозь клубы пара, распространяющиеся по кухне среди прочих ее обитателей, девушке удалось рассмотреть официантку Фаю, которая с самым отрешенным видом сидела за небольшим столиком в углу, и лениво курила сигарету. Марина торопливо направилась в сторону задумавшейся девушки.
  - Фая, выручай, - сразу перешла к делу девушка с подносом в руках, едва очутившись у столика.
  - А в чем дело-то? - лениво поинтересовалась скучающая официантка. Она в очередной раз затянулась и затем потушила окурок в пепельнице, расположенной на столике.
  - Мне срочно надо отойти. Замени меня, пожалуйста, - Марина поставила поднос перед Фаей: - Вот, - она извлекла из кармана передника блокнотик и бросила его на поднос: - Здесь все написано, стол номер пять.
  - Но у меня еще перерыв не закончился, - попыталась оказать сопротивление официантка: - Еще десять минут.
  - Но ты ведь уже покурила? Я в долгу не останусь. В следующий раз я подменю тебя, - пообещала девушка.
  - Ну, даже и не знаю, - заколебалась Фая.
  - Терпенья, ни какого нет, - привела сокрушительный довод Марина. Она схватила с подноса блокнот, насильно впихнула его в руки официантке, и уже удаляясь в сторону служебного выхода, бросила через плечо: - Спасибо! При случае сочтемся.
  - Очень даже надеюсь на это, - пробурчала себе под нос официантка. Тяжело вздохнув, она поднялась со своего места, взяла со столика поднос, и не торопясь, направилась в зал бара "Опал".
  
  
  *
  
  
  - Эта история произошла дней десять назад. Я ни о чем плохом и подумать не мог. Абсолютно ни чего не предвещало неприятностей. Дела у меня шли не плохо, а с Мариной мы даже начали поговаривать о том, чтобы официально оформить наши отношения. В тот день с работы я ушел немного пораньше, выдалась свободная минутка, и я решил посвятить ее Марине. Заехал в цветочный магазин, купил ей букет шикарных роз, бросил его на заднее сиденье своего автомобиля, отъехал от магазина. Проехал несколько метров, и вдруг, прямо передо мной резко тормозит машина, ехавшая спереди. Дистанцию я, конечно же, соблюдал но, не смотря на это, затормозить во время мне так и не удалось. Мой автомобиль впечатался в зад той машины. Первые несколько секунд я в оцепенении сидел за рулем, в аварию я попал впервые в своей жизни. А вот те, кто находился в той машине, в которую я врезался, похоже, имели огромный опыт в этой области. Они моментально сориентировались в ситуации, вышли из своей машины и окружили мой автомобиль. На вид они показались мне на несколько лет младше. Один из них открыл дверку автомобиля с моей стороны и далеко не любезно попросил меня выйти. Я не стал сопротивляться, в тот момент я думал, что мы решим этот вопрос полюбовно и разойдемся, однако, я ошибся. Ребята из другой машины доступно объяснили мне, что виноват во всем только я один, мне, мол, и платить по счетам. Я даже и не пытался спорить с ними, ведь у автолюбителей всегда так, тот, кто сзади, тот и виновен. Однако же, я и предположить не мог, что счет окажется таким астрономическим. На эти деньги можно было сделать косметический ремонт всей их машине. Я попытался объяснить им, что они в данном случае не правы, предложил вызвать ГИБДД и оценить ущерб, причиненный их машине. Но они отклонили мое предложение, легко дав понять мне, что их решение окончательное и обжалованию не подлежит. Я признался, что не располагаю на данный момент такой суммой, да и вообще таких денег в ближайшем будущем у меня не предвидится. Они в добровольно-принудительном порядке взяли с меня расписку, что я обязуюсь погасить этот долг в течение пяти дней, пообещали не упускать меня из виду и сев в свою машину благополучно скрылись с места происшествия. Каждый день в течение этого срока они названивали мне домой и на работу, деликатно напоминая, что час расплаты неумолимо приближается. А когда настал срок, назначили мне место передачи денег. Нужной суммы я так и не набрал, и на встречу отправился с пустыми руками. Я все-таки надеялся договориться с ними, как-нибудь попытаться снизить сумму. Однако они твердо стояли на своем. Услышав мое предложение, они только рассмеялись мне в лицо, увеличили сумму долга еще на десять тысяч, дали мне три дня и весьма доступно объяснили, что именно произойдет со мной, если я не принесу им деньги и на этот раз то же. Теперь я понял, что шутить эти люди не намерены. И что мне оставалось делать? Я в спешке собрал кое-какие свои вещи, взял на работе неделю за свой счет и исчез из Фишкуйска. Откуда же мне было знать, что им известно и о существовании Марины то же? Если бы я только знал об этом. Я бы ни когда не подставил ее под удар. Поверьте мне.
  
  
  *
  
  
  Девушка в униформе официантки осторожно прокралась в темный уголок, обнаруженный на служебной стоянке, расположенной на территории, прилегающей к бару "Опал".
  Марина остановилась и перевела дух. Бросив мимолетный взгляд на наручные часики, она поняла, что времени у нее в обрез, действовать надо немедленно. Осмотревшись по сторонам, девушка убедилась, что на стоянке ни кого нет. После этого она облегченно вздохнула и вытянула перед собой правую руку раскрыв при этом ладонь.
  Пространство, расположенное прямо за ладонью Марины внезапно напряглось и вздрогнуло будто бы потревоженная вода в ведре. В ту же секунду от ладони девушки по городу Фишкуйску распростерся не видимый для посторонних глаз коридор. С огромной скоростью он пробежал по городским улицам, достиг здания будущего Поискового Агентства, взобрался на крыльцо и замер перед закрытой дверью.
  Прошло не больше трех секунд, как перед глазами Марины открылся проход. Вместо автомобильной стоянки для сотрудников бара, девушка всматривалась в новую железную дверь.
  - Надеюсь, они там, - сказала Марина сама себе и шагнула вперед.
  Автомобильная стоянка осталась за спиной девушки, теперь Марина стояла на крыльце будущего офиса трех друзей. Закрывать портал девушка не стала. Она тихонько подошла поближе к двери, прислонилась к ней ухом и попыталась расслышать хоть что - ни будь из тех звуков, что доносились с другой стороны.
  - Тебе известно, где их можно найти? - это был голос Пети.
  - Они лишь однажды назначали мне встречу. Я не знаю, не уверен, если только они там часто бывают. Но сейчас уже поздно.
  - Игорь, - прошептала девушка, услыхав знакомый голос, и еще сильнее прижалась ухом к холодному металлу.
  - Это место было парком? - Марина расслышала голос подруги.
  - Нет, почему парком? - удивился парень, которого друзья продолжали допрашивать с пристрастием.
  - Потому что на завтра твои кредиторы назначили Марине встречу именно в городском парке, - уточнил Павел.
  - Нет, я встречался с ними совсем в другом месте, - признался Игорь.
  - Хватит тянуть, - оборвал его Петр: - Говори, что за место? Где именно ты встречался с ними?
  - Здесь неподалеку, - парень махнул рукой куда-то в сторону: - Есть га-ражный кооператив, - продолжил он: - На самой окраине города. Знаете?
  - "Вымпел", - выдохнула Полина.
  Друзья удивленно посмотрели на девушку.
  - Что? - вскинула брови Полина: - У моего дяди там гараж.
  Парни моментально потеряли интерес к девушке.
  - Что дальше? - Паша вернулся к допросу Игоря: - При чем здесь этот кооператив?
  Марина даже затаила дыхание, пытаясь расслышать каждое слово, произнесенное за дверью.
  - Так я встречался с ними именно там, - донесся до слуха девушки голос ее парня.
  - Точнее, - поторопил его Петя.
  - Гараж номер шестьсот шестьдесят шесть, - на одном дыхании выпалил Игорь.
  - Отлично, - констатировала Полина: - Нам нужно торопиться. Будем надеяться, что они там. Идемте.
  - Постойте, а как же я? - опешил парень: - Что мне-то делать?
  Друзья, направившиеся было к выходу, остановились, и синхронно повернули головы в сторону Игоря.
  - Все что ты мог, ты уже сделал, - серьезно проговорил Павел: - Думаю, будет лучше, если ты посидишь некоторое время здесь.
  Марина поняла, что дальнейшее пребывание на крыльце Агентства может быть небезопасным. Она сделала несколько шагов назад и очутилась на автостоянке, расположенной около бара "Опал". Затем девушка вновь вытянула перед собой руку с раскрытой ладонью и закрыла портал.
  Проход растворился в воздухе как нельзя вовремя. Через секунду после его исчезновения железная дверь распахнулась и на крыльцо вышли Паша и Полина, на несколько шагов от них отставал Петр. Он застыл в дверях и, обращаясь к парню, оставшемуся в помещении, произнес: - К сожалению, развлечений здесь ни каких нет. Можешь проводить досуг по своему усмотрению. Хотя, я бы на твоем месте, пока нас не будет, хорошенько поразмыслили на тему "Как не хорошо кидать друзей, и что из этого может выйти". Счастливо, Игорь, - после этого Петя закрыл за собой дверь, и запер ее на ключ.
  - Поспешим, - сухо сказала единственная девушка, стоящая на крыльце: - Как говориться, время - деньги.
  Полина первая начала спускаться с лестницы. Следом за ней, преданными тенями торопились Павел и Петр.
  
  
  *
  
  
  Двери гаража под номером шестьсот шестьдесят шесть были слегка приоткрыты, но данное обстоятельство ни сколько не смущало находящихся в нем людей. Пятеро парней, по укоренившейся уже традиции были облачены в широкие мантии, капюшоны которых скрывали их лица.
  - Пора, - разрезал тишину гаража острой бритвой голос Макса: - Всем занять свои места.
  Каждый член пятерки, не торопясь, подошел к столу и встал рядом с одним из острых лучей пентаграммы, обозначенной на гладкой поверхности.
  - Сегодняшняя ночь станет историческим переломом для всего населе-ния нашей планеты и для каждого человека в отдельности. Сегодня, братья, мы совершим то, что еще ни кому до нас не удавалось. Многие предпринимали попытку открыть Хозяину ворота в наш мир, но так и не смогли этого сделать. Мы же с вами сегодня, здесь и сейчас выполним эту миссию. В эту ночь, в это полнолуние Хозяин получит свободу. А мы с вами станем Его верными и преданными слугами, за что получим Его благосклонность и расположение, - заунывным голосом вещал главарь банды, едва заняв место у нижнего луча пентаграммы, встав спиной к гаражным воротам: - Слава Хозяину! - внезапно провозгласил он.
  - Слава хозяину, - повторил вслед за Максом не стройный хор голосов.
  - Отлично, - удовлетворенно заметил главарь: - Тогда начнем, - жестом фокусника он выудил из недр своего балахона толстую длинную черную свечу. Макс водрузил ее на стол, ровно на середину пентаграммы. Затем он протянул правую руку к одному из своих подельщиков и требовательно попросил: - Огонь!
  Парень, к которому обратился главарь, суетливо порылся в своей одежде, вытащил коробок спичек, и поспешно протянул его Максу.
  Главарь величественным жестом принял спички, неторопливо раскрыл коробок, извлек из него тонкую палочку, увенчанную серной головкой, и провел ей по черкашу. Спичка вспыхнула неровным пламенем. Макс осторожно поднес ее к свече и зажег фитиль. Пространство гаража под номером шестьсот шестьдесят шесть озарилось тусклым светом.
  В ту же секунду коробок и использованная спичка приземлились на песчаный пол.
  - Объявляю нашу мессу открытой! - взвыл главарь банды: - Да здрав-ствует наш Хозяин!
  - Да здравствует наш Хозяин! - эхом отозвались друзья Макса.
  - Пройдет всего несколько минут, и Хозяин войдет в наш мир, подни-мется к нам и останется с нами, - продолжил свою речь главарь: - Первые, кого Он увидит, будем мы с вами. Он запомнит нас и вознаградит по заслугам. Однако, братья, негоже представать перед Хозяином со скрытыми лицами. Мы должны предстать перед Ним открытыми. Он должен увидеть нас всех вместе и каждого в отдельности. Снимем же капюшоны, и продолжим церемонию, - Макс первым поднял руки и скинул со своей головы черную материю. Его лицо имело жесткие черты, а глаза, словно иголки пронизывали стальным взглядом.
  Остальные повторили жест главаря, и уже через секунду стояли с непокрытыми головами.
  - Отлично, братья, - удовлетворенно проговорил Макс: - Теперь переходим к непосредственной части церемонии. Каждый из вас должен был принести необходимые для церемонии вещи. Все справились со своей задачей? - главарь поочередно рассмотрел лица присутствующих: - Леонид? - обратился он к одному из парней.
  - Да, Макс, - ответил Леонид, оказавшийся шатеном.
  - Вадим? - взгляд главаря переметнулся на следующего подельника.
  - Я принес, - проговорил коротко стриженый парень.
  - Роман? - Макс уперся немигающим взглядом на самого нервного из всех присутствующих. Глаза Романа метались, словно белка в колесе.
  - Да, - прозаикался парень: - Я, я, справился. У меня все с собой, - он приподнял руку вверх и продемонстрировал присутствующим тонкий прут.
  Главарь, потерял всякий интерес к трясущемуся Роману, и закончил перекличку: - Ну, и, наконец, Андрей.
  - Как и обещал, все в порядке, Макс, - ровным голосом произнес рослый парень, к которому главарь обратился в последнюю очередь.
  - Замечательно, - подвел итог Макс: - Воздадим очередную хвалу нашему Хозяину и продолжим мессу.
  - Слава Хозяину! - слились пять голосов в общем хоре.
  - Теперь каждый из нас положит принесенные им вещи на алтарь, в специальные углубления, которые имеются на конце каждого луча пента-граммы. Я буду первым, - главарь вновь извлек из глубин своей одежды серебреную монетку, и любовно осматривая ее, в пол голоса произнес: - Одно из свидетельств предательства, так обожаемого всеми православными Христа. Сребреник. Монета, которая полностью доказывает, что добродетель не более чем, товар в секонд хенде, который можно купить за тридцать потертых монет. Я передаю ее нашему Хозяину. Он истинный обладатель этой реликвии, - Макс осторожно положил сребреник в вырезанное на столе небольшое углубление. Закончив процедуру, он обратился к следующему члену банды: - Давай, Леонид, теперь твоя очередь. Покажи Хозяину, что ты приготовил для Него.
  - Я принес Хозяину уникальное издание Библии, книгу перепечатанную задом на перед, - заговорил шатен: - Что должно доказать ему, что Божье Слово, не более чем набор печатных букв, которые можно толковать в любых смыслах, и ни чего кроме сотрясания воздуха этим добиться нельзя. Прими же Хозяин мой Тебе дар, - Леонид водрузил книгу поверх ямки со своей стороны стола. Тусклый свет пламени свечи высветил на книге заголовок "ЯИЛБИБ".
  - Вадим, Хозяин тебя слушает, - эти слова главаря были обращены к коротко стриженому парню.
  - Вот, мое подношение Ему, - Вадим положил на отверстие со своей стороны небольшой пакет с чем-то темно-красным внутри: - Человеческое сердце. Мне пришлось потрудиться, что бы раздобыть его из морга, но в конечном итоге, я выполнил свою часть сделки. Хозяину понадобятся силы, когда он войдет в наш мир. Думаю, что мой дар придется ему по вкусу.
  - Можешь не сомневаться в этом, - Макс внимательно осмотрел поли-этиленовую упаковку, и хищно улыбнулся.
  
  
   Постепенно сгущающиеся сумерки только мешали рассматривать друзьям номера гаражей, аккуратно выведенные синей краской на поверхности ворот.
  - Так, - остановившись у очередного пролета, и всматриваясь в голубые цифры, возвестила девушка: - Четыреста семьдесят третий. Еще не дошли.
  - Я думаю, еще ряда четыре осталось, - всматриваясь в бесконечное число гаражей, предположил Петя: - Что-то холодает, - зябко поежился он, и засунул руки в карманы брюк: - Вам так не кажется?
  - Есть не много, - согласился с ним Паша, шагающий за Полиной.
  - Что это у меня здесь? - удивленно спросил сам у себя Петр, и извлек из правого кармана жевательную резинку: - Опа! - радостно возвестил он: - "Super cud". Благородное подношение от Фаи.
  - Петя, а можно обойтись без воплей? - недовольно поморщила носик девушка.
  - Это не вопли, - делая вид, что обижается, проговорил Петр: - Это безуспешная попытка согреться.
  - Смотри, как бы твоя безуспешная попытка не привела к тому, что бы нас обнаружил сторож этого кооператива, а еще может быть, у него собаки имеются. Злые... Овчарки, - сказал Павел.
  - Да брось ты, Паш, - распаковывая жвачку, пробурчал в ответ Петя: - Какие Овчарки? Я тебя умоляю. Думаю, даже власти города забыли о существовании этого гаражного кооператива, а уж бедным собачкам до него тем более нет ни какого дела. Кто-нибудь хочет пожевать? - справившись, наконец, с упаковкой, предложил он жевательную резинку своим друзьям.
  - Нет, - твердо отказалась от угощения Полина: - Я их вообще не люблю.
  - Хозяин - барин, - резюмировал Петр, и тут же обратился к Павлу: - А ты, Паш?
  - Нет, Петя, жуй ее сам, - отозвался Павел.
  - И побыстрее, - поторопила Петра девушка: - Может быть, благодаря тому, что твой рот окажется занят, мы с Пашей, наконец-то насладимся ночной тишиной.
  - Спасибо, Пол, - засовывая подушечку в рот и разжевывая ее, проговорил Петя: - Таких тонких намеков я еще не слышал.
  - На здоровье, - не осталась в долгу девушка: - Кушай, не подавись, - она вновь застыла на месте, рассматривая цифры, выведенные на очередном гараже: - Пятьсот тринадцатый, - наконец прочитала Полина: - Уже ближе.
  - Скоро будем на месте, - подвел итог Павел.
  - Угу, - согласился с ним Петр, ощущая, как жевательная резинка начала постепенно разбухать.
  
  
  *
  
  
  Марина вновь вбежала в кухню бара "Опал". По помещению клубился пар, исходящий от готовящихся здесь блюд. Девушка торопливо подошла к столику, за которым, уютно расположившись, вытянув ноги, сидела Фая.
  - Наконец-то перерыв, - вздохнув, проговорила девушка, обращаясь к отдыхающей официантке: - Еле выдержала. Пора немножко отдохнуть.
  - Постой-ка, Марина, - возмущенно произнесла Фая: - Ты что, намека-ешь на то, что пришла пора мне метаться по бару, орудуя подносами?
  - Согласно графику, да, - ответила девушка.
  - А как же наш уговор? - напомнила официантка: - Забыла, что ли? Я прикрыла тебя в прошлый раз, за это ты сказала, что подменишь меня во время следующего перерыва.
  - Да, - ни чуть не смутившись, согласилась с Фаей Марина: - Но я же ведь не уточнила, во время какого из следующих. Да не переживай ты так. Верну я тебе этот виртуальный долг. Только чуть попозже. Я не знаю, что со мной случилось. Живот опять начинает крутить. Возможно, съела что-нибудь не то.
  - Возможно, - недовольно пробурчала официантка: - Ты уж в следующий раз постарайся не есть перед работой мало знакомые продукты. Живее будешь, - не смотря на внутреннее возмущение, Фае все-таки пришлось встать из-за стола.
  - Ты чудо! - восхитилась официанткой девушка: - Фая, ты меня практически от смерти спасаешь. Ты настоящий друг. Спасибо.
  - Я - то настоящий, - бросила через плечо официантка: - Но в следую-щий раз со мной такие фокусы не пройдут.
  - Следующего раза не будет, - клятвенно пообещала Марина.
  Девушка дождалась, пока Фая скроется из вида, а затем, буквально под-прыгивая от нетерпения, понеслась к служебному входу, располагающемуся в кухне. Разумеется, за дверью находилась стоянка для автомобилей работников бара "Опал".
  
  
  *
  
  
  - Роман, - с явным пренебрежением в голосе, произнес имя следующего сектанта главарь банды: - Твое слово.
  Парень, чье имя назвал Макс, испуганно вздрогнул, однако он тут же по-пытался взять себя в руки, и дрожащим голосом прошептал: - Я препод-ношу Хозяину осиновый прут. Ведь, как известно первым, кто открыл дорогу в Царство Хозяина, был Иуда. Он совершил самоубийство, повесившись на осиновой ветви. Тех, кого все остальные называют грешниками, не могут не попасть к нашему Хозяину. По этому мой дар Ему именно прут того дерева, которое послужило пропуском в Его мир, - закончив монолог, Роман дрожащей рукой положил ветку в нужное место на столе.
  Главарь снисходительно кивнул головой, и обратился к последнему из присутствующих в гараже: - Андрей, ты последний. Чем ты порадуешь нашего Хозяина?
  - Кровью невинного младенца, - одновременно говоря, рослый парень извлек на свет небольшую пробирку с темной жидкостью внутри. Он откупорил сосуд и вылил его содержимое в отверстие, расположенное прямо перед ним: - Нет ни каких сомнений, что невинность в чистом виде порадует нашего Хозяина, как ни что другое. Я дарую Ему эту кровь.
  - Хвала Хозяину, - взвыл Макс.
  - Хвала Хозяину, - вторили ему остальные присутствующие.
  - Теперь, когда все подношения лежат на своих местах, настала пора нам с вами пожертвовать Хозяину свою кровь, - он вновь порылся в мантии, и на этот раз вытащил из недр балахона нож с острым и кривым лезвием: - Каждый из нас должен надрезать палец и окропить своей кровью тот дар, который он принес с собой, - не договорив эту фразу до конца, главарь смелым жестом сделал надрез на указательном пальце левой руки, и обильно полил монету своей кровью: - Прошу вас, братья, - он передал нож Леониду.
  Через минуту каждый из предметов, лежащих на столе, исключая черную свечку был окроплен кровью пятерых парней.
  - Да здравствует Хозяин! - выкрикнул Макс, принимая нож от Андрея и ложа его на стол.
  Андрей, Роман, Вадим и Леонид повторили вслед за главарем, произнесенные им слова.
  - А теперь заключительный этап, - ровным голосом, проговорил главарь: - Сейчас я прочитаю заклинание, которое позволит Хозяину войти в наш мир. Несколько месяцев, с того самого момента, как оно попало ко мне в руки, я тщательным образом заучивал его наизусть, дабы не ошибиться в нужный момент во время прочтения ни в одной букве и ни в одном ударении. И вот, время пришло! - на сей раз, в руках Макса возник потертый желтый листок, он бережно расправил его, и продолжил свою речь: - Сейчас я произнесу нужные слова, и прямо здесь, перед нами, откроются ворота, через которые и пройдет Тот, ради Кого мы здесь собрались. Но перед этим, вознесем же хвалу нашему Хозяину в очеред-ной раз.
  - Хвала Хозяину! - пронеслось по помещению гаража номер шестьсот шестьдесят шесть.
  - Приготовьтесь, братья. Я начинаю, - предупредил окружающих главарь. Он поднес листок поближе к глазам, поскольку тусклый свет свечи не давал нужного освещения, и принялся неторопливо в полный голос читать то, что было написано на листе. Текст оказался латинским. По этой причине ни один из парней, кроме самого Макса не мог понять, что именно говорит главарь.
  А Макс между тем продолжал произносить заклинание.
  
  
  - Это здесь, - твердо заявила девушка, указывая на цифры, выведенные на очередных воротах гаража: - Смотрите, шестьсот пятьдесят третий.
  - Скорее всего, нужный нам гараж находится именно в этом пролете, - поддержал предположение Полины Паша.
  - М-м-м, бу-бу-бу, - выдавил из себя Петя.
  - Чего? - не понял друга Павел.
  Петр, наконец, выплюнул жвачку прямо под ноги друга, и облегченно вздохнув, проговорил: - Я тоже так думаю. Ну и гадость подсунула мне твоя Фая! - тут же возмутился он, обращаясь к девушке: - Такое ощущение, что я жевал сразу два килограмма ароматизированной резины.
  - Ну, во-первых, Фая не моя, а во-вторых, ни кто из нас насильно тебе в рот эту гадость не засовывал. Так что оставь свои возмущения при себе, - произнесла Полина: - И вообще, нам нужно идти. Уже слишком поздно.
  - Это точно, - согласился Паша: - Такими темпами мы ни когда не дой-дем до конечной цели, - он развернулся в сторону гаражного ряда, и чуть не наступил на белый комок, валявшийся под его ногами: - Петя! - возмутился Павел: - Я чуть не вляпался в твою "Super cud", - он осторожно перешагнул препятствие, и поспешил за девушкой.
  - Под ноги смотреть надо, - резонно заметил Петр, неторопливо шагающий за друзьями: - На дорогах, ведь, не только жвачки валяются, но еще много чего интересного, - в этот самый момент он, разумеется, наступил на свою же жевательную резинку, которая намертво прилипла к подошве его белых кроссовок. Однако Петя не обратил на это, ни какого внимания, его взгляд был прикован к одному из гаражей. В наступающей темноте, сквозь приоткрытую дверь, было заметно, как из помещения выбивается наружу неровный свет: - Эй, Паш, Пол! - шепотом позвал друзей Петр: - Похоже, я нашел то, что нам нужно.
  - Где? - возвращаясь обратно к Пете, спросил Павел.
  Девушка так же приблизилась к парням.
  - Вон, смотрите, - указал Петр в нужном направлении: - Видите, свет. Должно быть это они. Наши шантажисты.
  - Может быть, - осторожно проговорил Паша.
  - Ну, что, нанесем им визит? - в голосе Петра мелькнули нотки нетерпения.
  - Для начала нужно разведать обстановку, - остудила пыл Пети Полина: - Не можем же мы туда просто ворваться. Может быть, это не тот гараж, или же в нем находятся не те, кто нам нужен.
  - Ну, так, чего же мы ждем? - не понял Петр: - Пошли разведывать об-становку, - он первым двинулся в сторону гаража под номером шестьсот шестьдесят шесть, следом за ним осторожно ступая по земле и, пытаясь производить как можно меньше шума, следовал Павел. Замыкала процессию девушка.
  - Тс-с-с! - прижал палец к губам Петя, едва друзья приблизились к конечному пункту их назначения.
  Полина, Паша и Петр прислушались к звукам, доносящимся из-за железной приоткрытой двери. Постепенно до их слуха стала доноситься непонятная им речь. В интонации того, кто произносил эти слова, было нечто зловещее и загадочное.
  - Что это? - обратился к друзьям Петя, повернув голову в их сторону.
  Девушка озадаченно пожала плечами, а Павел тихонько предположил: - Похоже на латынь. Точнее сказать не могу.
  - Ну, если не можешь сказать, тогда стоит посмотреть, - Полина и Паша не успели опомниться, как голова Петра уже была на половину просунута в гаражные двери. С секунду друзья стояли, опешивши, не зная, что им предпринять, однако из оцепенения их вывел жест Пети. Его правая рука взметнулась вверх и сделала взмах в воздухе, призывая Павла и девушку присоединиться к ее владельцу.
  Не говоря ни слова, Паша подошел к Петру и, следуя его примеру, просунул голову в недра гаража. Немного поразмыслив, Полина сделала то же самое.
  Перед тремя друзьями раскинулась удивительная картина, напоминающая эпизод из фильма ужасов. Пять фигур, облаченных в темные мантии, стояли по среди гаража, вокруг ритуального стола, на котором горела черная свеча. Один из присутствующих, тот, который стоял спиной к девушке, Пете и Павлу, заунывно читал латинский текст, а взоры остальных присутствующих были направлены в одну точку, расположенную на столе. Друзьям не было видно, что же именно привлекло их внимание, однако, это играло им на руку, ни кто из пятерки не обращал на не званных гостей, абсолютно ни какого внимания.
  Главарь банды между тем, увлеченный произношением заклинания, так же не видел, того, что творилось у него под носом, в прямом смысле этого слова. В отличие от него Леонид, Вадим, Роман и Андрей немигающими взглядами следили за содержимым лунки, расположенной рядом с последним из перечисленных парней.
  Кровь невинного ребенка, находящаяся в отверстии внезапно начала пузыриться, как будто ее нагрели до температуры кипения. Именно пузырящаяся жидкость и приковала к себе внимание четверых парней.
  В следующую секунду кровь на мгновение застыла, а затем, увеличившись в объеме начала растекаться по лучам пентаграммы. Забыв обо всем на свете, Андрей, Роман, Вадим и Леонид продолжали следить за путешествием темной жидкости. За ними в свою очередь наблюдали Полина, Паша и Петр.
  Кровь невинного заполнив все черты пентаграммы, соединилась в луче, расположенном рядом с Максом, который, не обращая внимание на происходящее, читал латинский текст.
  Едва знак, вырезанный на столе, полностью наполнился темной жидко-стью, как в помещении гаража раздался странный звук. Он напоминал шипение, шуршание и шелест одновременно. Звук был довольно громким и исходил со стороны стены, противоположной воротам. Стены, спиной к которой стояли Роман и Андрей.
  Даже этот странный звук не сбил с нужного ритма главаря банды. Макс спокойно проговаривал текст заклинания.
  - Смотрите, - прошептал Павел так, чтобы его не услышал ни кто, кроме девушки и Пети. Он кивнул в ту самую сторону, откуда долетал подозрительный звук.
  Но и без слов Паши, Полина с Петром уже обратили внимание на то, что происходило у них на глазах.
  Кроме троих друзей удивительную метаморфозу первыми заметили Вадим и Леонид. Вадим перевел взор на стену, открыл рот и широко распахнул глаза. Леонид же, посмотрев в ту же сторону, проглотил комок, застрявший у него в горле.
  Почувствовав неладное, скорее спиной, Роман с Андреем осторожно по-вернули головы, и застыли в этой позе, поскольку зрелище, открывшееся перед ними, не поддавалось ни какому логическому объяснению.
  Прямо в стене, не обращая ни какого внимания на полки с банками и прочим утилем, сначала появилась светлая полоса, размером от пола и до потолка. В такт чтения заклинания полоса начала постепенно расходиться в стороны, раскрывая, таким образом, фантасмагорический проход. По мере разрастания, полоса, а уже скорее некая овальная арка, постепенно заполнялась черным светом, перекрывающим яркое свечение. Из этого самого черного света стал вырисовываться силуэт, обретающий очертания громадной фигуры. Еще чуть-чуть, и у фигуры можно было рассмотреть подобие головы, тело оставалось размытым, а вот костлявые руки с острыми когтями на концах уже тянулись к выходу из странного портала.
  Однако было, похоже, что выйти еще не полностью сформировавшемуся чудовищу в помещение гаража под номером шестьсот шестьдесят шесть что-то мешает.
  В ту же секунду, с ритуального стола, прямо в когтистую конечность монстра, сорвавшись со своего места, взметнулся и пролетел пакет, с человеческим сердцем внутри.
  Поймав подношение, черная фигура крепко зажала его в своей лапе, торопливо поднесла ко рту и проглотила, даже не сдернув упаковку.
  Четыре фигуры, облаченные в балахоны, с ужасом наблюдали за происходящим. Похоже, что единственным спокойным человеком, находящимся в этом гараже был только главарь банды, увлеченный чтением.
  - Что за чертовщина здесь происходит? - возмущенно поинтересовался Петя, даже и не подозревая, на сколько близко он находится к истине: - Пора прекратить этот спектакль. Не нравится он мне.
  Не дожидаясь согласия друзей, Петр распахнул двери гаража, и смело вошел внутрь.
  Появление незнакомца осталось незамеченным. Леонид, Вадим, Роман и Андрей по-прежнему не сводили взгляда с чудовища.
  Спохватившись, Павел с девушкой поспешили вслед за Петей. Очутившись в гараже, они подошли к нему, и встали рядом.
  - Я требую прекратить ритуал! - громогласно заявил Петр.
  Только теперь появление трех друзей было замечено испуганной до дрожи в коленях, четверкой. Одетые в плащи парни растерянно переводили взгляд с монстра, на Петю, Полину и Пашу, а с них на Макса, который принялся читать быстрее, дабы успеть завершить свое черное дело.
  - Кто вы такие? - Андрей, произнесший эти слова, попытался придать своему голосу невозмутимое спокойствие, но у него мало что получилось: - Да вы понимаете, куда вы влезли? Хозяин от вас и мокрого места не оставит.
  - Хозяин? - насмешливо передразнил рослого парня Петр: - Это случайно не эта рослая горилла в стене? - он кивнул в сторону чудовища, который уже полностью сформировался, но по-прежнему находился в проходе между двумя мирами.
  - Горилла? - возмутился в свою очередь Андрей: - Братья, эти неверные оскорбили Самого Хозяина! Встанем же на Его защиту! - рослый парень первым направился в сторону троих друзей, а за ним последовали остальные.
  Девушка крепко сжала ладонь Павла, ища у него поддержку. Происходящее в гараже под номером шестьсот шестьдесят шесть, явно пришлось ей не по вкусу. Однако и Паша был на столько потрясен увиденным, что не мог сдвинуться с места. Он просто тупо наблюдал за разворачивающимися перед ним событиями.
  Единственным, кто более или менее держал себя в руках, оказался Петя. Он издевательски усмехнулся, наблюдая за тем, как Леонид с Вадимом и Роман с Андреем, обходя стол с разных сторон, неумолимо приближаются к нему, Полине и Павлу, а затем приступил к решительным действиям.
  Первыми, кто, оторвавшись от земли и пролетев добрую часть гаража, свалились на пол, опрокинув при этом на себя полки, с различными деталями были Вадим и Леонид. Они на столько сильно ушиблись, что тут же потеряли сознание.
  - Ну, что, смельчак, - обернувшись в сторону рослого парня, проговорил Петр: - Теперь твоя очередь полетать.
  На Андрея это заявление не произвело ровным счетом ни какого впечатления. Движимый одной только целью, завершить мессу, он продолжал шагать в сторону Пети. А вот Роман понял, что совладать с непонятной силой, отправившей в нокаут Леонида с Вадимом, ему не удастся. Он застыл на месте, и опасливо посмотрел на Петра.
  - Ну, что же, как хочешь, - безразлично заявил Петя: - Я ведь тебя пре-дупредил, - он прищурил глаза, и в следующее мгновение Андрей взмыл в воздух.
  Сила, отшвырнувшая рослого парня на очередную полку, заставленную банками с краской, была на столько велика, что зацепила и нерешительного Романа. Роману повезло меньше. Неведомая парню волна пронесла его над столом и забросила прямо в раскрытый портал.
  Монстр, обрадовавшийся такой добыче, цепко схватил визжащего от ужаса Романа когтистыми лапами и моментально откусил ему голову. Крик, застрявший в пространстве гаража, мгновенно смолк.
  Именно наступившая тишина и вывела девушку из состояния ступора. До слуха Полины теперь долетал только бубнящий голос главаря банды.
  - Остался только он! - выхватив руку из объятий Паши, указала она в сторону Макса: - Нужно остановить его! - обратилась она к Петру: - Давай же, Петя, скорее, пока он не успел дочитать до конца!
  Петр моментально сориентировался в обстановке. Мгновенно переведя взгляд на читающего Макса, он при помощи телекинеза выхватил из его рук листок с заклинанием, и отправил его вслед за Романом. Лист, пролетев все пространство гаража, исчез в воротах, открытых главарем банды.
  - Не-е-ет! - взвыл Макс: - Только не это! Оставалось всего несколько строчек, - повернувшись в сторону Пети, он зло проговорил: - Ты пожалеешь о том, что сделал. И твои дружки то же, - даже не смотря на стол с пентаграммой, главарь схватил с его поверхности нож с кривым лезвием, смахнув при этом из небольшого отверстия, монетку, обильно политую его же кровью. Монетка скатилась со стола и приземлилась на землянистый пол.
   - Вам не выйти отсюда живыми, - угрожающе подняв нож над головой, прошипел Макс.
  Не успел главарь банды произнести последнее выражение, как портал, в глубине которого виднелась фигура чудовища, издал последний всхлипывающий звук, ярко вспыхнул и исчез так, как будто ни когда и не появлялся. Только перебитая им полка с грохотом обрушилась вниз, завалив железками, начавшего приходить в себя Андрея.
  Теперь, как и несколько минут назад, единственным источником света в гараже под номером шестьсот шестьдесят шесть осталась черная свеча. Ее неровное пламя освещало события, которые с каждой секундой принимали все более неожиданный оборот.
  
  
  В нескольких шагах от раскрытой двери гаража под номером шестьсот шестьдесят шесть открылся еще один портал. На этот раз, человек, воспользовавшийся им, шагнул через переход и очутился в гаражном кооперативе "Вымпел". Этим человеком, конечно же, оказалась Марина. Девушка осмотрелась по сторонам. Слава Богу, ее внезапное появление ни кто не заметил!
  Осторожно ступая по земле, оставив портал открытым, Марина подошла к железным дверям, интересующего ее гаража, и боязливо заглянула внутрь. Картина, представшая перед ней, повергла девушку в шок.
  Столпившись в одну кучу, в противоположном от Марины углу, стояли ее подруга, Павел и Петр. Держа нож в зажатой руке, к ним неумолимо приближался незнакомый ей парень.
  - Петя, - одними губами прошептала Полина: - Проснись. Он же убьет нас.
  Петр мгновенно вышел из состояния ступора и моргнул на руку Макса, в которой был зажат нож. Нож вылетел из руки главаря банды с такой силой, что пролетел к другой стене и воткнулся в деревянную обшивку гаража.
  Пытаясь удержать равновесие, Макс отступил на несколько шагов назад, удивленно посмотрел на свою руку, а затем перевел беснующий взгляд на друзей.
  - И почему, интересно, любимое оружие всех психов именно нож? - обратился Петя неизвестно к кому.
  - Давай же! Отшвырни его! - прокричал, пришедший в себя Паша.
  - Сейчас, - Петр, взглянул на, вновь приближающегося к ним, главаря банды, и применил свою силу.
  Стол, увенчанный пентаграммой, и даже полки позади Макса угрожающе задергались. Только вот главарю банды дар Пети, не причинил абсолютно ни какого вреда.
  Петр повторил попытку. Результат оказался прежним.
  - В чем дело? - испуганно спросила единственная находящаяся в гараже девушка.
  - Не знаю, - растерянно пробормотал Петя, делая очередную попытку сдвинуть с места Макса: - Моя сила против него... Я не могу ни чего сде-лать... Боже, - прошептал он: - Этот парень, он разочарованный.
  - Что? - не понял Павел.
  Девушка, наблюдающая за событиями в гараже из-за железной двери, решила помочь своим друзьям. Она отступила на шаг назад и открыла еще один пространственный коридор, выход из которого образовался прямо перед испуганными Пашей, Петей и Полиной. Для постороннего взгляда портал Марины был невидим, по этой причине трое друзей и не подозревали, откуда в следующую секунду к ним придет помощь.
  Макс так же не видел открывшийся перед ним коридор и неумолимо приближался к входу в портал. Когда до главаря банды осталось не более полу шага, девушка, стоявшая перед железной дверью размахнулась и обрушила всю силу своего удара, на кипящего злобой Макса.
  Петр, Павел и их подруга лишь на мгновение заметили появившуюся прямо из воздуха руку, которая съездила главарю банды прямо по переносице. Не ожидающий подвоха Макс, спланировал прямо на ритуальный стол. Одна из ножек стола не выдержала такой нагрузки и надломилась. Стол вместе с приземлившимся на него главарем банды обрушился на пол.
  Марина, решив, что сделала все, что от нее зависело, закрыла портал, ведущий в гараж под номером шестьсот шестьдесят шесть, и в следующую секунду услышала вой милицейской сирены. Не теряя больше не секунды, девушка исчезла во втором пространственном коридоре, ведущем на автостоянку, расположенную на территории бара "Опал", и закрыла его привычным жестом руки.
  Из-за поворота в ряд, где находился злополучный гараж, въехал "Моск-вич", украшенный синими опознавательными знаками, и такого же цвета проблесковым маячком сверху. Подъехав к гаражу, принадлежавшему Максу, автомобиль остановился, сирена тут же смолкла, а из открывшихся дверей высыпали люди в милицейской форме, возглавляли процессию Олег Федорович и парень практикант Слава.
  Ворвавшись в открытую дверь гаража, полковник, взмахнув пистолетом грозно предупредил: - Милиция! Всем оставаться на своих местах! Ни кому не двигаться!
  Главарь банды и его подельники, начавшие было приходить в себя, застыли в неудобных для них позах. Полина, Паша и Петя, хором облегченно вздохнув, уставились на ворвавшихся в помещение гаража людей.
  - Кто из вас Максим Леонидович Кольский?! - продолжал между тем завывать Скавронский.
  - Если вы ищите самого главного из этой шайки, так это он, вон тот, который валяется на полу, - спокойно ответил Петр, сделав несколько шагов вперед и указав, на Макса. Сам того не заметив, Петя во время этой процедуры наступил на маленькую монетку, лежащую на полу. Сребреник благополучно прилип к жевательной резинке, находящейся на подошве кроссовка Петра.
  - Я сказал ни кому не двигаться! - злобно, точно ротвейлер прорычал Олег Федорович, и направил дуло пистолета в сторону Пети.
  - Не нарывайся, - прошептала девушка Петру и, схватив его за рукав, притянула в свою сторону.
  Петя повиновался и встал на прежнее место.
  - Кольский Максим Леонидович? - на этот раз полковник обратился к главарю банды.
  - М-м-м, - промычал Макс, потирая ушибленный нос, по обеим сторонам которого начал неумолимо расползаться багровый синяк.
  - Так, не когда мне с тобою возится, - Скавронский решительным же-стом оголил левое запястье главаря банды. В полутьме на руке Макса засветились наручные часы.
  - Так, должно быть, это он, - удовлетворенно подвел итог Олег Федорович: - Где монета?! - крикнул он прямо в лицо главаря, придвинувшись как можно ближе: - Где сребреник, который ты со своей бандой стащил из музея? Говори.
  - Не знаю, - простонал Макс: - Не знаю, - повторил он.
  - Так, всех в машину, и в отделение, - приказал полковник своим сослуживцам: - Прочешите весь гараж. Монета наверняка где-то здесь. Живо!
  - Их здесь семь человек, - обратился к Скавронскому парень - практи-кант: - Они все не поместятся в автомобиль, Олег Федорович.
  - Значит, придется вызвать еще одну патрульную машину, - сбавил обороты полковник: - Леня, займись этим, - попросил он водителя милицейского автомобиля.
  - Будет сделано, - Леня мгновенно покинул стены гаража.
  - Этих, - Скавронский указал на главаря банды и его подельников: - В наручники и на выход. А с этими, - последовал кивок в сторону Полины, Пети и Павла: - Я сейчас лично побеседую.
   Ребята, облаченные в милицейскую форму, послушно приступили к выполнению приказа, а Олег Федорович повернулся к друзьям лицом, и грозно осведомился: - Ну, рассказывайте, что здесь произошло?
   Паша, Петр и их подруга молча смотрели на полковника и Славу, ни кто из них не проронил ни слова.
  - Ну, - поторопил их Скавронский: - Кто из вас начнет? Может быть ты, самый смелый? - Олег Федорович ткнул пальцем в сторону Пети.
  - Как скажете, полковник, могу и я, - уже менее смело проговорил Петр.
  - Что? - не понял Скавронский: - Откуда тебе известно мое звание?
  - Мы уже встречались с вами, Олег Федорович, - напомнил полковнику Петя: - Я вас сразу узнал, между прочим.
  - Ребята! - обратился Скавронский к своим коллегам: - У вас фонарика случайно нет?
  - Вот, возьмите, Олег Федорович, - один из милиционеров, проходя мимо полковника и, выводя из гаража закованных в наручники Леонида и Вадима, протянул Скавронскому, нужный тому прибор.
  - Так, - включая фонарик, пробормотал себе под нос Олег Федорович: - Сейчас посмотрим, что это за старый знакомый у меня здесь нашелся.
  Луч от осветительного прибора забегал по лицу Петра. Петя моментально прищурился.
  - Что-то я тебя не припомню, - сказал полковник, переводя свет сначала на Павла, а затем на девушку.
  - Ну, как же, - Петр даже возмутился: - Неужели забыли? Мы встреча-лись с вами...
  - Погодите-ка, - перебил Петю Скавронский: - Ты случайно не та девушка с кладбища? - всматриваясь, в лицо Полины, осведомился Олег Федорович.
  - Да, это я, - потупившись, ответила девушка.
  - Полина, кажется? - попытался припомнить полковник.
  - Да, - вновь прошелестела девушка.
  - Вот это сюрприз! - восхищенно произнес Скавронский: - А это, значит, те самые твои друзья, что подоспели тебе в тот раз на помощь? - луч от фонарика заплясал по лицам Петра и Паши.
  - Да. Павел и Петя, - представила парней Олегу Федоровичу Полина.
  - Ну, - строгий голос полковника вновь обрушился на троих друзей: - А здесь-то вы что делаете? Впрочем, давайте-ка выйдем отсюда на свежий воздух. Там и побеседуем. Мои ребята сейчас обыщут помещение.
  Первым из гаража под номером шестьсот шестьдесят шесть вышел Скав-ронский, за ним следовал парень - практикант, следом за Славой шли Паша, Петр и девушка, замыкал процессию мужчина в милицейской форме, ведущий перед собой Макса и Романа.
  Олег Федорович отошел в сторонку, пригласив друзей следовать за ним. Парень - практикант ни на шаг не отставал от полковника.
  Милиционеры подвели задержанных к машине и принялись ждать под-крепления.
  - Итак, - напомнил Скавронский Полине, Пете и Павлу: - Слушаю вас. Что ж вам не спиться-то по ночам? Как вы сюда попали?
  - Это длинная история, - отозвался Петр: - Но, если вырезать из нее все несущественные детали, выглядит она так. Нашу подругу на днях принялись шантажировать эти, с позволения сказать, субъекты. Несколько минут назад нам совершенно случайно стало известно, где их можно найти. Вот мы и поспешили к ним на встречу. Надо же было защитить нашу знакомую от нападок этих вымогателей. Может быть, мы и не торопились бы так сильно, но они назначили ей встречу на завтра, в городском парке. Девушка должна была прийти туда с деньгами. Что нам еще оставалось делать? Мы решили уладить все мирными переговорами. Вот, в общем, и вся история.
  - А та самая девушка, значит, и есть, наша старая знакомая Полина? - предположил Олег Федорович, бросив мимолетный взгляд на девушку: - Что-то ты, милая, частенько начала влипать в неприятные истории. Или это хобби у тебя такое?
  - Да, нет, - слегка покраснела девушка: - Ну, что вы. Они шантажировали вовсе не меня, а мою подругу. Она сейчас работает. У нее ночная смена.
  - Понятно, - вздохнул полковник: - Значит, говоришь, мирные переговоры? - хитро прищурившись, Скавронский посмотрел на Петю: - Я случайно заметил, что в гараже после вашего в него визита образовался легкий беспорядок. А про четверых нокаутированных парней я лучше промолчу. Вы что, в совершенстве владеете приемами карате?
  Петр открыл, было, рот, для того, что бы хоть как-то ответить Олегу Федоровичу, но в этот момент, разрывая ночную тишину, воем сирены, к гаражу под номером шестьсот шестьдесят шесть подкатила еще одна патрульная машина.
  - Полковник! - крикнул Скавронскому тот, кого Олег Федорович назвал Леней: - Наши подоспели. Что с этими-то делать? - милиционер указал на обезвреженную банду.
  - В машину, и в участок, - коротко приказал полковник: - К стати, - тут же обратился он к Славе: - Ты то же поедешь с ними. Тебя довезут до дома. И, на этот раз, без возражений, - заметив, что парень собирается ему что-то ответить, отрезал Скавронский.
  - Хорошо, Олег Федорович, - покорно согласился практикант: - В любом случае, самое интересное я уже увидел, - Слава направился в сторону автомобиля, в который бесцеремонно заталкивали главаря банды и его компанию.
  - Подбросьте его, куда он скажет, Леня! - крикнул полковник, указав на Славу.
  - Будет сделано, - пообещал мужчина в милицейской форме.
  - Ну, - повернувшись обратно к друзьям, проговорил Скавронский: - вернемся к нашим баранам, вернее вымогателям. С вашей историей мне все понятно. Ответьте вот на какой вопрос, вы случайно, во время своих мирных переговоров не видели у них маленькую такую старинную мо-нету?
  - Извините, Олег Федорович, - произнес Петя: - нам как-то не пришло в голову попросить у них разменять крупные купюры.
  - Хватит паясничать, - оборвал Петра Паша: - Нет, - обратился он к полковнику: - Ни чего подобного нам на глаза не попадалось.
  - Что ж, - покачал головой Скавронский: - Придется искать самим. А вам молодые люди, необходимо будет завтра явиться ко мне в кабинет. Вы знаете, где находится районное УВД...
  - Знаем, Олег Федорович - бесцеремонно перебил полковника Петя: - Мы даже знаем, где в районном УВД находится ваш кабинет.
  Павел незаметно наступил Петру на ногу, намекая тому, что бы он прикусил свой длинный язык. Не дай Бог, Скавронский сейчас спросит, откуда у них взялась вся эта информация.
  - Ну, вот и отлично, - удовлетворенно произнес Олег Федорович: - Значит завтра, всех троих, желательно до обеда я жду на своем рабочем месте. Договоримся полюбовно, или разослать вам повестки?
  - Мы придем, - пообещала полковнику Полина.
  - Очень на это надеюсь. К сожалению, предложить вам транспорт для того, что бы развести вас по домам я не в состоянии, а продолжать нашу беседу дальше, я считаю не целесообразным. Уже довольно поздно, а у меня еще куча работы, не смотря на выходной. Так что прошу меня извинить, - сказал Скавронский.
  - Мы понимаем вас, Олег Федорович, мы уж, как -ни будь, сами доберемся до дома. К тому же у нас осталось еще одно незавершенное дело, - проговорил Паша.
  - Очень надеюсь, что оно ни как не связано с угрозой для жизни? - серьезно поинтересовался полковник.
  - Нет, - поспешил заверить Скавронского Петя: - Это исключительно мирная миссия.
  - Ну, в таком случае, до завтра, - попрощался с друзьями Олег Федорович.
  - До свиданья, - попрощались со Скавронским Петр, Павел и их подруга.
  - Представляешь, Паш, - полу шепотом произнес Петя: - Я ведь совер-шенно забыл про нашего узника.
  - Как бы там ни было, настало время освободить его, - серьезно заявила девушка.
  - Да, - согласился с ней Павел: - Стоит поторопиться.
  Друзья направились в сторону выхода из гаражного кооператива "Вым-пел", а им вслед летел голос Олега Федоровича: - Так, ребята, не расслабляемся! Необходимо прочесать каждый миллиметр этого гаража! Ну и погром здесь!
  
  
  *
  
  
  - Да, мама, так что не переживай, скоро я буду дома. Пока, - Полина отключила мобильный телефон и спрятала его в сумочку.
  Девушка поднималась по лестнице, ведущей к входу в будущий офис По-искового Агентства "Разочарованные". Следом за ней шли Паша и Петр.
  - Что? - язвительно поинтересовался Петя: - Анна Дмитриевна места себе не находит?
  - Не переживай, - останавливаясь у железной двери, ответила ему Полина: - Я ее успокоила, сказала, что нахожусь в твоих надежных руках. Хотя, по-моему, это мое заявление только прибавило ей беспокойства.
  - Ты недооцениваешь своих друзей, - поднявшись на крыльцо, заметил Петр.
  - В отношении тебя, скорее переоцениваю, - съязвила девушка: - Ну, давай же, открывай дверь.
  Петя одарил Полину искрометной улыбкой и, не говоря ни слова, выполнил ее просьбу.
  - Ну, давай, выходи, - обратилась девушка к парню, сидящему в поме-щении на своей собственной сумке: - Можешь быть свободен, и идти на все четыре стороны.
  Игорь поспешно вскочил со своего места, накинул на плечо ремень от сумки и, прижимая к боку свой багаж, подошел к Полине: - Что это значит? - нерешительно поинтересовался он.
  - А это значит, что больше с тебя твои кредиторы не потребуют ни ко-пейки. С этой минуты ты ни кому и ни чего не должен. Можешь отправляться домой, - произнес, молчавший до этого Павел.
  - Как вам удалось договориться с ними? - все еще не веря в удачу, спросил парень: - Они что и расписку вам отдали?
  - Какой ты быстрый, - недовольно проворчал Петр: - Хочешь получить все и сразу? Не выйдет, Игорь, так не бывает. Расписку мы и не пытались искать. Да и вообще, старались, честно говоря, далеко не ради твоего благополучия. Главной нашей задачей было вытащить из этой неприятной истории Марину, желательно живую и невредимую. И это, нужно признаться нам удалось сделать.
  - Все равно, большое вам спасибо, - поблагодарил друзей парень.
  - Ты не нам спасибо говори, - перебила его девушка: - А Марине.
  - А еще бы я на твоем месте попросил у нее прощения, - добавил к выше сказанному Паша.
  - А на месте Марины, я бы двести пятьдесят четыре с половиной раза подумал, прежде чем прощать тебя, - закончил Петя.
  - Все равно, спасибо, - с нотками раскаяния в голосе, пробормотал Игорь. Больше не говоря ни слова, он принялся спускаться вниз.
  Петр и Павел посторонились, пропуская его.
  - Не слишком ли мы с ним жестко разговаривали? - поинтересовалась у друзей Полина, едва парень отошел на достаточное расстояние от их будущего офиса.
  - В самый раз, - ни чуть не сомневаясь в своей правоте, проговорил Петя: - Знал бы он, что нам пришлось пережить, спасая его шкуру! Мне его ни сколько не жалко. Будет в следующий раз думать головой, прежде чем подставлять других под удар.
  - Может быть, ты и прав, - вздохнула девушка.
  - Ну, все, Пол, хватит лирики. Пойду выключу свет, и по домам, - Петр направился, было в глубь помещения но, остановившись на пороге, недовольно проворчал: - Да что у меня к подошве прилипло, весь вечер мешается, и ни как отвалиться не может.
  - Даже предположить боюсь, во что ты вляпался на этот раз, - Полина весело улыбнулась.
  - Какое у нас тонкое чувство юмора, - соскабливая о порог жевательную резинку, подметил Петя.
  - Да это же твоя супер жвачка, - опознал кусок резинки Паша: - И еще что-то, - тут же заметил он.
  - Монета! - отковыряв реликвию, удивленно пробормотал Петр: - Да она вся в крови!
  - Что за монета? Ну-ка покажи, - потребовала девушка.
  Петя показал друзьям находку, положив ее в свою ладонь. Несколько се-кунд Полина и Павел внимательно изучали монету, а затем Паша прогово-рил: - Что там полковник говорил сегодня о древней монете?
  - Он ее искал, - утвердительно заявила девушка.
  - Скавронский назвал ее сребреником, когда допрашивал этого, как его там? - попытался припомнить Павел.
  - Максима Кольского, по-моему, - вспомнила Полина.
  - Точно! - вскрикнул Петр: - И как я сам не догадался!
  - О чем? - осторожно спросил у друга Паша.
  - Сейчас. Подержите, - Петя передал реликвию Павлу, а сам скрылся в помещении офиса.
  Паша с девушкой, не обратили ни какого внимания на выходку Петра. Они продолжали разглядывать монету.
  - Кровь, должно быть, того самого Максима, - осторожно произнес Павел: - Неужели это на самом деле один из тех сребреников? Даже не вериться.
  - Ни когда не видела, ни чего подобного, - вторила ему Полина.
  - Эй, - раздался голос Пети: - Идите-ка сюда, быстрей!
  Девушка и Паша поспешили на зов друга.
  Заходя в помещение, Павел прикрыл за собой дверь.
  - Вот смотрите, нашел, - Петр помахал перед удивленными Пашей и Полиной, своей газетной треуголкой.
  - Ты с ума сошел, наконец-то? - осведомилась девушка: - Решил заняться ремонтом, на ночь глядя?
  - Да, нет, - разворачивая головной убор, ответил Полине Петя: - Не в этом дело. Вот смотрите сюда, - вернув газете первоначальный вид, он раскрыл ее на нужной странице, и ткнул пальцем в одну из статей: - Види-те?
  - Ночной налет, - прочитал заголовок Павел. Однако и без его комментариев взгляды Петра и девушки были устремлены на фотографию, расположенную рядом со статьей.
  На снимке была изображена, хорошо знакомая друзьям монета.
  - Это она, - констатировал Паша, демонстрируя друзьям оригинал.
  - Сомнений быть не может, поддержала его Полина: - Это сребреник.
  - В статье говориться, что он был похищен позапрошлой ночью из го-родского музея, - уточнил Петя: - Теперь все встает на свои места.
  - Что там у тебя встает? - все еще любуясь монетой, поинтересовалась девушка.
  - Я говорю, теперь ясно, почему полковник Скавронский оказался этой ночью у гаража Кольского, - пояснил Петр.
  - Да, - согласился с ним Павел: - Он, скорее всего, расследовал дело о похищенном сребренике, а мы, в свою очередь искали шантажистов, вымо-гающих деньги у Марины.
  - В итоге, по иронии судьбы, грабителями и вымогателями оказались одни и те же лица. Таким образом, наши дорожки с полковником снова пересеклись. Подобный поворот событий просто невозможно было предугадать, - оторвавшись от созерцания фотографии и оригинала, проговорила Полина.
  - Да, - вздохнул Петя: - Нам неимоверно повезло. Представьте себе, что было бы, приедь милицейский патруль на несколько минут раньше? В стене гаража торчит дьявольское отродье, а сектанты летают по воздуху без всякой страховки. Увидь все это Скавронский, нам бы точно не удалось отделаться легким испугом.
  - Это точно, - поддержал друга Паша: - Но, может быть, не будем о грустном? У нас теперь появилась очередная головная боль.
  - Какая именно? - не поняла девушка.
  - Вот эта, Полина, - Павел приподнял руку вверх, демонстрируя, в очередной раз, всем присутствующим небольшую монетку: - Полковник, ведь, его ищет, сейчас, там, в гараже. Мы умыкнули улику, практически, с места преступления. Что будем делать дальше?
  - Давайте вернем ее завтра Скавронскому, - предложила девушка: - Когда пойдем к нему.
  - Ну, вы с ума, что ли все посходили? - вклинился в беседу Петр: - Тоже мне, нашлись альтруисты. Монету нашли мы, ведь так?
  Паша неуверенно кивнул головой в знак согласия, не зная еще, куда клонит Петя. Полина воздержалась от ответа.
  - В газете четко написано. Любому, кто даст какую - либо информацию о нахождении сребреника, или же вернет монету городскому музею в обязательном порядке будет выплачено вознаграждение, - процитировал отрывок из статьи Петр: - Неужели мы с вами откажемся от гонорара? Любая работа должна быть оплачена по заслугам. Мы помогли Марине, нашли древнюю реликвию, спасли мир от нашествия потусторонних сил, поймали преступников, наконец. И, неужели за все за это нам не причитается хотя бы маленький гонорар? В конце концов, для чего же тогда мы открываем наше агентство?
  - Я почему-то считала, что для того, что бы помогать разочарованным, - проговорила девушка.
  - Это конечно так, - согласился с Полиной Петя: - Но и о материальной стороне вопроса забывать не стоит. От уплаты налогов укрыться нам не удастся. Да и средства, потраченные на реставрацию этого помещения, хотелось бы вернуть. К тому же ремонт только начался и нам понадобиться еще не одна сотня рублей. Вот только не говорите, что вы не согласны со мной.
  - Мы и этого и не говорили, - произнес Павел: - Любое дело, даже самое доброе должно быть хоть как-то поощрено. Например, простым человеческим "спасибо".
  - Несколько минут назад я услышал даже два человеческих "спасибо", но чувство удовлетворения от этого так и не получил. Предпочитаю, звонкую монету в кармане даже самым искренним человеческим словам. Если хотите, можете меня осуждать, но перед этим загляните поглубже в самих себя. Где-то там, вы, наверняка, полностью и безоговорочно согласны со мной, - разразился Петр длинной тирадой.
  - Я всегда подозревала, что ты меркантильный тип, - улыбнулась девушка: - Но, что делать? На этот раз, я вынуждена признать, что ты прав.
  - Вот это да! - удивился Паша: - Сейчас выпадет снег. В коем-то веке Полина и Петя сошлись во взглядах. Однако, как же мы после этого станем смотреть в глаза полковнику Скавронскому? Получиться, что мы съедим его хлеб.
  - Ну, что поделать? - пустился в размышления Петр: - При встрече с ним, нам придется опускать глаза. А что касается хлеба. Ему и так достанется вся слава от поимки сектантской группировки. Хотя, если уж разобраться, то мы с вами приложили к этому куда больше усилий, чем вся его команда. Думаю, он не обидится, когда узнает, что мы совсем немножко обошли его на повороте.
  - Ну, что ж, - поставила последнюю точку в этой беседе девушка: - У нас есть еще целые сутки для того, чтобы обдумать создавшуюся ситуацию и окончательно решить, стоит ли лично нам, возвращать монету музею, или же лучше будет передать ее Скавронскому.
  - Какие сутки, Пол, ты, о чем говоришь? - нахмурился Петя: - Завтра же пойдем в музей. Мы же, по-моему, уже все решили.
  - Завтра понедельник, - напомнила девушка: - У городского музея вы-ходной день. В любом случае, придется ждать до вторника.
  - Да, действительно, ты права, - согласился с Полиной Петр: - Придется подождать.
  - Ну, раз мы решили все глобальные проблемы, тогда, может быть, отправимся домой? Или здесь заночуем? - поинтересовалась девушка.
  - Разумеется, домой, - сказал Павел: - Вот только куда девать монету? Надеюсь, мы не станем устраивать междоусобицу относительно того, у кого же останется сребреник до вторника?
  - Как ты мог подумать такое, Паша? Разумеется, не станем, - заверила Павла Полина. Она лихо выхватила из его руки монетку, и осторожно положила ее в сумочку: - Какие могут быть вопросы? Конечно же, у меня. Я аккуратно очищу ее от крови. Ко вторнику она будет как новая.
  - Ладно, - не стал спорить с девушкой Петя: - У тебя, так у тебя. Только, пожалуйста, не посей ее где-нибудь.
  - Обещаю, сеять я ее не буду. Помню еще печальный опыт Буратино, - пообещала Петру Полина.
  - Ладно, тогда по домам, - Петя выключил свет, и друзья направились к выходу.
  Закрыв железную дверь на замок, Петр первым спустился с лестницы, за ним негромко переговариваясь, следовали Паша и его спутница.
  Ни кто из троих друзей даже не обратил внимания на то, что громадный комок жевательной резинки, щедро политый кровью Кольского Максима Леонидовича, загадочным образом исчез с порога будущего офиса Поискового Агентства "Разочарованные".
  
  
  *
  
  
  Полковник Скавронский, на лице которого не было ни чего, кроме выражения усталости, подошел к огромному стеклянному окну, по периметру которого аккуратно была выведена надпись "Дежурная часть". Заметив его, двое мужчин, дежуривших в эту ночь в РУВД, сосредоточили свое внимание на мужчине.
  - Олег Федорович, вы уходите? - поинтересовался один из дежурных.
  - Да, мне необходимо хотя бы два часа сна, - устало проговорил полковник: - Денек сегодня выдался напряженный.
  - Это точно, - словоохотливо произнес все тот же мужчина: - Досталось вам сегодня.
  - И не говори, - согласился с ним Скавронский: - Кстати, вы сделали все, как я вам сказал? - сурово спросил он.
  - Обижаете, Олег Федорович. В лучшем виде, - ответил дежурный: - Этого, с фонарями, мы закрыли в отдельную камеру. Ему оттуда не выбраться. Замок там сложный. Имей он все супер навороченные отмычки мира, у него еще был бы шанс. А так, без вариантов.
  - И все-таки, не спускайте с него глаз. Этот парень способен на многое. Отключить сигнализацию городского музея то же не каждому под силу. Ну, завтра я разберусь, как это ему удалось сделать. А на сегодня, отбой, - еще раз предупредил дежурных полковник.
  - Спокойной ночи, - попрощался со Скавронским мужчина.
  - И вам того же, ребята. Дай вам Бог, спокойно отдежурить, - Олег Фе-дорович направился к дверям, которые тут же открылись. Он вышел на улицу и исчез в ночной темноте.
  - Ну, все, теперь можно, - дежурный, который беседовал с полковником, повернулся к своему напарнику, и заговорщицки подмигнул ему: - Нам больше ни кто не помешает.
  - Ты уверен, что это безопасно, Дим? - боязливо осведомился второй мужчина: - Какая-то ночь сегодня не хорошая. Бродят и бродят тут все.
  - Да не дрейфь, ты, - махнул рукой Дима: - Все обойдется, в первый раз что ли?
  - Боязно как-то, - протянул дежурный, раздумывая над предложением мужчины: - Ну, ладно, - тут же согласился он: - Пошли. Только для начала давай-ка, навестим этого, с синяками. Ну, на всякий случай.
  - Давай, если тебе от этого станет спокойнее. Идем, - дежурные без за-зрения совести покинули свой пост и, выйдя в узкий коридор, направились в сторону камер предварительного заключения, заперев перед этим тяжелую дверь, ведущую в "Дежурную часть".
  Мужчины подошли к решетке, за которой прямо на железной кровати, привинченной к полу, сидел, сгорбившись, Максим Кольский.
  - Ну, как дела, заключенный? Не спиться? - поинтересовался у Максима один из дежурных.
  Кольский даже не пошевелился. Он не удостоил мужчин ответом. Молча сидя, Максим тупо разглядывал противоположную ему стену.
  - Молчит, значит, порядок, - удовлетворенно проговорил Дима: - Ви-дишь, он даже не жалуется. Пошли отсюда.
  Дежурные развернулись, и стали удалятся прочь от камеры, в которой находился Кольский.
  Максим тут же вскочил с кровати и, подбежав к решетке, прислушался к разговору, удаляющихся мужчин.
  - Сейчас пропустим по стаканчику, и тут же вернемся. Пять минут, не больше. Да что может произойти за это время? - донесся до слуха Кольского голос Димы.
  Это был шанс! И Максим решил им воспользоваться. Протянув руку сквозь решетку, он дотронулся ладонью до холодного металла замочной скважины. Кольский повернул ладонь, и в ту же секунду раздался щелчок. Вот он, путь к свободе! Максим раскрыл решетчатую дверь камеры, вышел в коридор, и последовал в сторону "Дежурной части".
  Дойдя до двери, разделяющей "Дежурную часть" от общего коридора, Кольский проделал с ней тот же фокус, что и прежде. Теперь путь на улицу был прегражден только одной дверью, той самой, через которую некоторое время назад вышел полковник Скавронский.
  Справившись и с этой преградой, Максим покинул стены милицейского участка.
  Сладкий запах свободы буквально одурманил голову Кольского. Максим глубоко вдохнул ночной воздух, набрав полные легкие кислорода, и в ту же секунду, на его лицо обрушилась мокрая тряпка. Запах свободы смешался с запахом эфира.
  Уже теряя сознание, Кольский, где-то там, далеко расслышал незнакомый ему голос. Голос удовлетворенно произнес: - Шеф был прав. Он действительно попытался бежать.
  
  
  *
  
  
  Максим Кольский очнулся в совершенно незнакомом ему помещении. Первое, что понял Максим, когда пришел в себя, было тем, что он лежит прямо на полу. Кольский попытался подняться и осмотреться, но сделать это с первой попытки ему не удалось. Голова неимоверно болела, а взгляд не мог сфокусироваться на каком-нибудь отдельном предмете, все вокруг Максима расплывалось и вращалось с бешеной скоростью.
  Перед толстой железной дверью стояли трое мужчин самого мрачного вида, одеты они были в форму сотрудников салона ритуальных услуг. Все трое внимательно наблюдали за попытками Кольского подняться на ноги, через большое пуленепробиваемое стекло, находящееся прямо в двери.
  - Он пришел в сознание, - констатировал один из троицы: - Пора засе-кать время.
  Другой мужчина, вытащил из кармана электронный секундомер и включил его. На дисплее прибора тут же побежали черные цифры.
  Максим, кое-как сосредоточился и, поднявшись на руках, огляделся по сторонам. Он находился в большой комнате, заставленной разнообразными предметами, имеющими навесные замки и просто замочные скважины. Все, что находилось в комнате, включая и ее саму, было заперто на ключи. Сейфы, какие-то ящики, саквояжи, дипломаты, шкафы, тут же заплясали перед глазами Кольского.
  - Нет, - пытаясь встать на ноги, прошептал Максим: - Только не это, - стараясь не упасть, мутным взглядом, он еще раз обвел помещение, в кото-ром находился: - Пожалуйста, - сфокусировавшись на окне, попросил он: - Не надо, мне плохо. Выпустите меня отсюда. Я не переношу закрытых замков. Я не выживу.
  Трое мужчин безразлично наблюдали за действиями Кольского, лишь изредка переводя взгляд на электронный секундомер.
  "02:49:22", показывали цифры на приборе.
  - Спасите, пожалуйста, - в очередной раз взмолился Максим. Но ему на помощь так ни кто и не пришел.
  На трясущихся ногах, он подошел к сейфу, который стоял ближе всего к нему, и открыл замок черного ящика, проведя по нему рукой. Следом за сейфом последовал старый почтовый ящик, за ним дипломат, а потом Кольский просто проводил ладонью по замкам не вникая, что именно он открывает.
  "04:18:11", бежали цифры на секундомере.
  Максим метался по комнате, его лоб покрылся испариной, а замков было еще очень много.
  "04:34:27", показывал прибор.
  Силы покидали Кольского, он уже еле держался на ногах. Очередной распахнутый саквояж отлетел в сторону.
  "05:00:00", палец мужчины, держащего секундомер нажал на кнопку, бегущие цифры, повиновавшись приказу, моментально застыли на дисплее прибора.
  Максим, потеряв сознание, рухнул прямо на пол, так и не успев открыть замок шкафа.
  Человек, приказавший включить секундомер, вытащил из кармана сотовый телефон, набрал повторный вызов, и спокойно проговорил в трубку: - Дело сделано, шеф, - выслушав собеседника, мужчина коротко произнес: - Хорошо, - вернул мобильник на прежнее место, и обратился к людям, облаченным, как и он в форму сотрудников салона ритуальных услуг: - Шеф приказал вернуть его обратно, не возбуждая подозрений. Действовать нужно немедленно.
  Не говоря ни слова, мужчины, вошли в комнату, на полу которой лежал, потерявший сознание Кольский, схватили его под руки, и направились в сторону выхода.
  
  
  *
  
  
   На приборной панели ярко зажглась одна из лампочек, тишину "Дежурной части" тут же нарушил неприятный жужжащий звук.
  - Господи, - недовольно проворчал Дима: - Похоже, эта ночь ни когда не кончится. Кого там еще принесло? Ну-ка глянь, - обратился он ко второму дежурному, одарив его взглядом осоловевших глаз.
  - Кто? - равнодушно бросил мужчина, сидевший за пультом в громкоговоритель.
  - Послушайте, - раздалось из динамика: - Тут у вас прямо на пороге какой-то парень лежит. Похоже, его избили. Он без сознания, а на лице громадный синяк. Вы уж разберитесь.
  Услыхав, про синяк оба дежурных сорвались с места и бросились к входной двери. Преодолев препятствие за щитанные секунды, Дима распахнул тяжелую створку, и крикнул в темноту: - Эй, кто здесь?
  Ответом ему была полная тишина.
  Дежурный огляделся и увидел лежащего прямо перед ним Максима Кольского.
  - Твою мать, - выругался Дима: - Давай, помоги же мне, - обратился он ко второму мужчине.
  Не говоря больше ни слова, дежурные взвалили на себя тело Максима и, закрыв дверь, направились в сторону камер предварительного заключения.
  
  
  Бросив, находившегося без сознания Кольского прямо на железную кро-вать, дежурный нащупал пульс на руке Максима: - Живой, - констатировал он, обращаясь к Диме.
  - Вот суки сын, - продолжал злиться мужчина, стоящий в дверях камеры: - И как ему только удалось сбежать?
  - Олег Федорович предупреждал нас. За этим парнем нужен глаз да глаз, - напомнил Диме дежурный: - А все ты, пойдем пропустим по стопочке, да кто об этом узнает.
  - Все, - твердо заявил мужчина, находящийся возле решетки: - Больше ни каких рюмочек.
  - А я тебя предупреждал, Дима, не стоит сегодня этим увлекаться. Ночь уж больно беспокойная, - выходя из камеры, и запирая ее на ключ, проговорил дежурный.
  - Ладно, проехали. Что было, то было, - сказал мужчина: - Главное, наш беглец на месте. И еще, - остановил он, направившегося в сторону "Дежурной части, коллегу: - Ни слова полковнику.
  - Я что, похож на самоубийцу? - удивился дежурный: - Ладно, хоть добрые люди, сообщили, что этот беглец лежит у нас на пороге.
  Продолжая переговариваться дальше, мужчины скрылись из вида, а на железной кровати остался лежать Максим Кольский, так и не пришедший до сих пор в сознание.
  
  
  *
  
  
  Спустя три дня после вышеописанных событий, Скавронский Олег Федо-рович сидел за столом в своем кабинете, и внимательно читал очередной выпуск "Фишкуйского времени".
  Дочитав до конца, заинтересовавшую его статью, полковник отбросил газету в сторону, и проворчал себе под нос: - Вот, черти! Таких бы кадров, да в наши органы. Горя бы не знали. И как им удается всегда находиться в центре событий? Да, уж, - тяжело вздохнул он.
  Внезапно дверь кабинета Скавронского без стука раскрылась, и в помещение вошел парень - практикант. Он нерешительно прикрыл за собой дверь и, пройдя на середину кабинета, остановился.
  От проницательного взгляда Олега Федоровича не скрылся тот факт, что Слава что-то прятал у себя за спиной.
  - Доброе утро, - поздоровался парень.
  - И тебе того же, - ответил полковник: - Ну, - поторопил он практиканта: - Проходи, присаживайся. Что застыл, как истукан?
   Слава подошел к стулу и уселся на него, так и не продемонстрировав Скавронскому предмет, который тщательно скрывал. Парень обвел взглядом стол Олега Федоровича, и остановил его на газете, небрежно отброшенной полковником несколько секунд тому назад.
  - Вы уже читали? - осторожно осведомился практикант, указывая на газетный лист.
  - Читал, - даже не уточнив, что именно, ответил Скавронский.
  - Тогда, нет ни какого смысла прятать от вас это, - Слава протянул правую руку вперед, и положил перед собой точно такой же номер "Фишкуйского времени", что еще недавно изучал Олег Федорович.
  - Вы, наверное, вне себя, - все так же осторожно, проговорил парень.
  - Почему? - удивился полковник.
  - Ну, как же? - произнес практикант: - Им удалось обвести нас вокруг пальца.
  - Мы сами в этом, в некоторой степени виноваты, - признался Скавронский: - Вот и получили по заслугам. Где ж это видано, что бы какие-то там дилетанты, выполняли работу правоохранительных органов? Если - уж говорить на чистоту, так мы им должны быть благодарны. Эти ребята обезвредили целую группу налетчиков. Так что все правильно, вознаграждение за находку монеты им досталось по праву.
  - Неужели, Олег Федорович, вам ни сколько не обидно? - не поверил в искренность слов полковника Слава: - Вы ведь тогда в том гараже пол ночи провели, пытаясь отыскать этот сребреник. А как оказалось позже, он благополучно перекочевал из рук Кольского, в руки тех ребят.
  - А ты бы на их месте отдал добровольно предмет, за который было обещано вознаграждение? - ответил вопросом на вопрос Скавронский: - Вот! - заметив замешательство в глазах парня, протянул он: - То-то и оно. Да что теперь говорить об этом? Все остались довольны. Директор музея получил обратно свой раритет, и ему совершенно все равно от кого именно, а преступники находятся в камере предварительного заключения и дожидаются суда. Достойный финал.
  - Кстати о преступниках, - загорелся интересом практикант: - Как они там? Я имею в виду, вам удалось выяснить каким именно образом, Кольскому удалось отключить сигнализацию в городском музее? Он раскололся?
  - Раскололся, - усмехнулся Олег Федорович: - Если бы ты только слы-шал, какую ахинею несет сам Кольский и все его дружки. Нет, только подумать! - возмутился полковник: - Представляешь, они утверждают, что Кольский может открыть любой замок простым прикосновением руки. Это ж надо до такого додуматься. А я еще, дурья моя башка, пошел у них на поводу, устроил следственный эксперимент, попросил его продемонстрировать свои возможности. Я предложил Кольскому открыть вот этот сейф, - Скавронский кивнул на железный ящик: - Он поводил по нему рукой, и что ты думаешь?
  Слава пожал плечами, ожидая конца истории.
  - Да ни чего, - махнул рукой Олег Федорович: - А я-то как ребенок. Молодцы ребята, развели старого полковника. Хотя, чего еще можно ожидать от людей, которые в один голос утверждают, будто их друга съел какой-то там Хозяин. Массовый психоз, не иначе.
  - Постойте-ка, - прервал Скавронского парень: - Олег Федорович, но ведь на той кассете, из музея, их ведь действительно было пятеро, а вам удалось задержать только четверых.
  - То же, мне, загадка, - покачал головой полковник: - Я думаю, что тому, пятому просто удалось скрыться еще до того, как наши знакомые учинили разборку в гараже Кольского. А теперь, узнав, что его сообщники угодили в милицию, он просто скрывается от следствия. Я уже дал на него ориентировку, так что в скором времени, думаю, мы его поймаем. А ты что, думал, будто я поверю во всю эту историю с вызыванием духов? Нет, - твердо заявил Скавронский: - Да и Полина со своими друзьями сказала, что ни чего подобного в тот вечер не видела. Кто знает, может быть, задержанные обкололись, или же обкурились какой-нибудь дури. Вот это самая подходящая версия.
  - Скорее всего, - поспешил согласиться с Олегом Федоровичем практикант.
  - Ну, да, ладно, Слава, хватить об этом, у нас еще полно других дел. Давай-ка, приступим к работе, - сказал полковник, открывая очередную коричневую папку: - Вот, послушай-ка, какая тут история.
  Скавронский принялся читать обстоятельства очередного дела, парень внимательно слушал своего руководителя, а на столе у Олега Федоровича продолжали лежать две газеты, идентичными фотографиями вверх. На снимках был изображен начальник городского музея Филипп Филиппович Ларин в окружении Павла Пети и их подруги. Вся компания жизнерадостно улыбалась, а Филипп Филиппович, кроме всего прочего держал в руке маленькую старинную монетку.
  
  
  *
  
  
  Еще несколько дней спустя офис Поискового Агентства "Разочарованные" было невозможно узнать. Помещение, которое снял Петр, радикально преобразилось.
  Теперь в передней его части, гордо именуемой, приемная, располагались: два стола, на которых красовались компьютеры; высокая вешалка; стулья для клиентов; небольшой сейф, и даже несколько постеров, расклеенных на стенах. Хлипкую перегородку, заменила резная решетка, сквозь прутья которой были продеты искусственные вьющиеся растения. На окнах офиса, горделиво покачивались гардины.
  Паша и Полина, расположились за столами, а Петя устроился на одном из стульев.
  - Ну, и что вы скажете мне теперь? - поинтересовался Петр.
  - Я думаю, нас всех можно поздравить с официальным открытием нашего агентства, - проговорил Павел.
  - Да, нет, - сделав обиженное выражение лица, сказал Петя: - Я о другом. Ну, вернули бы мы монету милиции. И что? Разве удалось бы нам так здорово отремонтировать это помещение?
  - А, поняла, - вступила в разговор девушка: - Он ждет от нас благодарности, - обратилась она к Паше: - Я угадала? - повернулась она в сторону Петра.
  - Вовсе и нет, Пол, просто признайте, что в тот раз я был прав, - гордость прямо-таки распирала Петю.
  - Ну, прав, прав. Теперь ты успокоился? - осведомилась девушка: - Нашел что вспоминать. Это было неделю назад. Ты бы еще прошлый год вспомнил.
  - Вспомню, если понадобится, - выражение обиды вновь вернулось на лицо Петра.
  - Да, ладно, - попытался купировать, назревающую ссору Павел: - Перестаньте вы. Неужели нельзя найти общий язык, и хотя бы пять минут не действовать друг другу на нервы?
  - А мы с Пол с самого детства говорим на разных языках, - не упустил возможность пошутить Петя.
  - Послушай-ка, - вновь произнес Паша, заметив, что девушка собралась ответить Петру очередной колкостью: - Петя, у меня до сих пор не выходит из головы один эпизод из того вечера. Ну, когда мы были в том гараже, - напомнил Павел друзьям.
  - Какой эпизод? - заинтересовался Петр.
  - Ты тогда назвал этого парня, Максима, по-моему, разочарованным. Что бы это значило, интересно? - задал вопрос Павел.
  - Ах, это, - Петя вздохнул и сделал паузу.
  Паша и Полина с любопытством наблюдали за другом.
  - Ну, ладно, - заговорил, наконец, Петр: - Так и быть, слушайте. Это пришло мне в голову случайно. Даже спонтанно, я бы сказал. Вот смотрите, мы открыли наше агентство и назвали его "Разочарованные". А почему мы его так назвали?
  - Это была твоя идея, - напомнил ему Павел.
  - Верно, Паш. Но поводом к тому послужило то, что мы все на тот момент были чем-то разочарованы, - напомнил Петя.
  - Это мы помним, - оборвала Петра девушка, понимая, что лекция может затянуться: - Поближе к теме можно?
  - Можно, Пол, можно, - продолжил Петя: - Кроме того, что мы были разочарованы, так еще, вдобавок ко всему мы обладаем исключительными возможностями. Пока понятно? - осведомился он.
  - Пока понятно, - эхом отозвался Павел.
  - Ну, так и вот, - закончил Петр: - По этой причине, я и решил всех людей, обладающих сверх силой называть не иначе, как разочарованные.
  - Интересная идея, - проговорила девушка: - Но в таком случае возникает еще один маленький вопросик. А как же ты узнал, что Максим обладает даром?
  - Ну, - замялся Петя, и снова замолчал.
  - Да ладно, уже, говори, - поторопила его Полина.
  - Хорошо, - сдался Петр: - Вы сами этого хотели. Дело в том, что наша сила не может причинить ни какого вреда другому разочарованному. Она попросту не действует на людей с неограниченными возможностями. Помните, я попытался тогда, в гараже, сдвинуть этого парня с места? Так вот четверых я раскидал по углам, а вот на Кольского мои возможности не произвели ровным счетом ни какого эффекта. Вот так я и понял, что он один из нас.
  - Вот это да, - пробормотал Паша: - Мы оказывается не единственные, кто может творить чудеса.
  - Вот именно, - поддержал его Петя.
  - Подожди, - внезапно Павла осенила загадка: - Но, если ты не мог воспользоваться своими силами то, как же тогда Кольский оказался отброшенным на стол?
  - Да, - согласилась с Пашей девушка: - И от куда, интересно ты узнал, что наш дар бессилен против таких же, как и мы сами? Может быть, ты пробовал уже свои силы на мне?
  - Поверь, Пол, иногда мне этого очень хочется, но что я могу поделать? В случае с тобой я бессилен, как котенок, - признался Петр.
  - Так вот оно что! - воскликнула девушка: - Мне кажется, я то же знаю еще одного разочарованного.
  Петя и Павел удивленно посмотрели на Полину.
  - Да, теперь я уже в этом не сомневаюсь, - согласилась девушка сама с собой: - Понимаете, - обратилась она к друзьям: - Неделю назад, когда я пришла к Марине, она была сама не своя из-за всей этой истории с Игорем, но она не сразу рассказала мне про шантажистов. Долго сомневалась, раздумывала, вот я и решила сама узнать правду, попыталась прочитать ее мысли. Но у меня ни чего не получилось. Впервые в жизни я не смогла воспользоваться своими способностями. Теперь я все понимаю. Марина, она одна из нас. Представляете? - Полина посмотрела сначала на Пашу, он явно был ошарашен известием. Затем она перевела взгляд на Петра. Парень сидел, опустив голову вниз, глубоко задумавшись.
  - Петя, - с подозрением в голосе, произнесла девушка.
  Павел посмотрел в сторону Петра.
  - Петя, - еще раз позвала Полина: - Ты что-то знаешь. Я права?
  Петр, наконец, поднял глаза, и все еще не говоря ни слова, посмотрел на девушку.
  - Что тебе известно о Марине? - не сдавалась Полина: - Да говори уже, наконец.
  - Понимаете, - ожил Петя: - Я даже и не знаю. Это ведь не моя тайна. Не знаю, как отнесется Мар к тому, что я раскрою вам ее секрет.
  - Значит, я не ошибаюсь, - констатировала девушка.
  - Ладно, - сдался Петр: - Надеюсь, Мар поймет меня. Я расскажу вам все, что знаю.
  - Не надо, Петя, - разнесся по офису голос Марины.
  Петр, Полина и Паша, одновременно повернули головы в сторону железной двери. Как оказалось, друзья были на столько увлечены разговором, что не заметили, как девушка вошла в офис. - Я сама должна рассказать им об этом, - обратилась Марина к Пете. Девушка прошла к стульям, присела рядом с Петром, и призналась, удивленным Паше и его подруге: - Вы правы, я действительно одна из вас.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"