Фадеев А. В.: другие произведения.

Цифры

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 5.84*78  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Собрать все самое удивительное и страшное что смогло нафантазировать человечество. Слепить в единый мир в рамках определенных законов, и отдать в руки самому совершенному искусственному интеллекту. Включить ускорение в тысячу раз и забыть о своей игрушке на десять лет. Что произошло со страшненькой сказкой, осталась ли она виртуальным развлечением или стала чем - то большим? И не был ли наш реальный мир когда-то чей-то сказкой? Хочешь узнать ответы? Тогда добро пожаловать в "Ускоренный мир". У Вас есть одна попытка и одна жизнь.


Цифры.

1

   Так, а вот и гости не званные. Стоят на полянке, смотрят внимательно, только не туда. В лесу не нужно сосредоточено пялится в одну сторону, даже если там что то есть все одно не увидишь. Вот если б скользили взглядом каждый в своем секторе, хрен бы я к вам так легко подобрался.
   Стоят удачно. Первый в клепаной кожаной броне с рогатиной в руках чуть левее, второй прям передо мной, одет куда солидней. Кольчуга явно имперская, видел уже такие. На голове шлем, не простой, похоже на металлический каркас натянута, чья то шкура, и думаю тоже не простая. Вооружен, средних размеров треугольным щитом и довольно распространенным в наших краях клевецом. Странно, что он в таком прикиде в нашем лесу забыл. Ладно, потом спрошу, если будет у кого и если будет кому спрашивать. Глядят в сторону от меня, кожаный так вообще почти спиной повернулся, кольчужник боком, но тыкву то ж отвернул, о начал поворачиваться, почувствовал видать взгляд.
   Пора, шуххх, стрела вонзается под лопатку кожаному. Двенадцать метров для моего лука, считай, что в упор, тут и кольчуга не всякая выдержит, чего уж говорить о твоей курточки. Не знаю жив ты или нет, но бой для тебя закончился.
   Можно было первый выстрел послать в кольчужника, но вот не уверен я был, что пробью его кольчугу, имперцы умеют делать, а если под ней еще и стеганка тогда точно стрела завязнет. На шее горжетка из скатанной кольчуги. В ногу? Можно, но не факт что выведу его из строя, а тех, кто убил Варди недооценивать не стоит. Так что лучше выбить одного с гарантией, чем потом жалеть.
   То, что время на второй выстрел мне не дадут я был уверен, ну не мое лук. Был бы тут Варди он бы и три выстрела сделать успел. Эх, учитель, учитель как же вас смогли достать, в лесу, вас, в мозгах не укладывается.
   После выстрела сразу отбросил лук, и рванув из-за спины топор скинул на руку щит. Ну что ж давай потанцуем сученок. Кольчужник уже набегал с поднятым клевцом, прикрывая себе грудь и живот щитом. Я резко ушел вправо заставляя его остановится и повернутся ко мне. Мне главное заставить его нанести удар клевцом, если заставлю все он мой. Второй раз поднять его я ему не дам. Имитирую атаку в ноги, прикрываясь сверху щитом, не поддался, сделал шаг назад. А вот и хрен тебе резко прыгаю к нему, сокращая дистанцию до минимума, все попался. Время растягивается, вот острие клевца пошло вниз, есть, качаюсь вправо, одновременно захватываю крюком на топоре край его щита, свой же прижимаю к плечу. Клевец бессильно скользит по подставленному под углом щиту. Противник пытается поднять руку с оружием, но уже поздно, диск окованный металлом устремился к его голове, и не уйти, не спрятаться нельзя, его защита зафиксирована топором, а перед лицом маячит лезвие. Удар, оковка щита встречается с шлемом, голова мотнулась, тяну топор на себя и вниз оттягивая его щит, судя по тому как легко пошел, боец от удара потерялся. Я уже его могу убить, верхний выстрел топора в виде шипа направлен прямо ему в лицо, толкни я топор вперед и все, но он мне нужен живой. Я должен понять, как эти два олуха убили моего учителя и лучшего охотника борга.
   Внезапно он сам подается вперед и накалывается на верхние острие топора. Ах ты ж гаденыш, пытаюсь не дать ему так легко уйти, поздно, горло разорвано. Может второй жив, подбегаю к копейщику, нет лежит на боку лицо сведено судорогой, однозначно мертв. Странно стрела вошла под лопатку и вышла где то в животе, не мог он так быстро умереть. Быть без сознания да, но не умереть.
   Так присядем, подождем пока адреналиновый колотун чуток спадет, но бдительность не теряем, лес он такой, сейчас ты кого то харчиш, а через мгновенье тебя. Тут до меня дошла странность этого боя, молчание противников. Ни тебе матов, ни криков от боли, что за хрень, вроде не нежить вполне живые противники, непонятно.
   Чуть слышный шорох и из кустов осторожно высунулась серая мордочка. Повела носом, сканируя обстановку.
   -Молодец Лапа, ловко ты их отвлекла, надеюсь Серый не подведет - молоденькая волчиха гордо фыркнула, мол - Ты чего то другого ждал?
   Серый и Лапа, моя гордость и моя постоянная головная боль. Брат и сестра, мои волки. Идеальные напарники в лесу и источник кучи проблем, всяких забавных и не очень ситуаций в стенах борга.

2

   Свела меня судьба с этой серой парочкой, как это обычно бывает неожиданно. Я тогда уже месяц числился в борге свободным охотником, и выходил в лес один без своего напарника и учителя.
   Шум в лесу это очень большая странность. В лесу даже убивают и харчат, быстро и тихо, не оскверняя вечную мелодию не подобающими звуками. Дисгармонию могут внести только люди и измененные. Про измененных расскажу позже, а люди это люди, ну вы поняли. Если вы тонко намекнете мне что я как бы то же, то я с вами соглашусь, но охотник, настоящий охотник, сделав первый шаг в лесу, человеком по сути быть перестает. Что такое человек в лесу - это бренчание всяким железом, шуршание одеждой, равномерный звук шагов, хмыканье, кхеканье и прочее. По лесу нельзя двигаться совершенно бесшумно, но и лес наполнен звуками под завязку, влиться в общую симфонию жизни, вот задача охотника.
   Те впереди, явно были обделены хорошим наставником, и к славному сословию охотников отношения не имели. Так левые люди в лесу, и я даже подозреваю кто они. Леса Нордлика славятся своим богатством на континенте. Лучшие породы древесины, редкие травы и ингредиенты, какие и в лесах остроухих не сыщешь. Но самое ценное - это пушнина, так например если добыть золотистого горностая, то только за одну шкурку, протащенную контрабасом в империю можно с пяток золотых выручить. Вот такие ватажки браконьеров постоянно норовят приобщится к местным ценностям, большинство из них так и остаются в наших лесах, часть возвращаются не с чем. Но попадаются иногда счастливчики или действительно умелые и знающи местные реалии охотники, вот они и порождают легенды об несметно обогатившихся. А пересказанные и безбожно преувеличенные рассказы порождали новые волны охотников за халявой.
   То что я увидел, выйдя к шумной компании, мне не понравилось, совсем. Три тела стоят в линию от меня, еще два тела лежат и походу вряд ли встанут когда-нибудь. Напротив троицы, на телах убитых, лежит мертвый волк, матерый волчара, уважаю. Против пятерых два за одного разменял. А вот чуть дальше вижу волчицу, явно раненая и прикрывает собой двух, похоже еще слепых волчат. А вот это полная ...опа. Спросите почему? Щас объясню.
   В нашем мире богов не просто много, их просто до хрена, и добрых среди них нет совсем. Нордлик, да и многие другие лесистые места этого мира всегда были вотчиной Алуи. Алуя - богиня, покровительница лесов и всего что в этих лесах обитает. Добротой как и все боги мира Алуя не страдает, и кладбище из разумных за ее плечами такое, что демоны от завести удавятся. Но при этом девушка она не в пример другим сущностям практичная и разумная. Понимая, что от всяких настырных весь мир хрен очистишь, были попытки и не одна, все закончились плохо, для всех сторон, она вполне спокойно относится к шастающим по ее территории двуногим, если те не нарушают определенные правила. Да и через алтари свои понатыканные у каждого борга, а в княжестве вроде да же храм ее есть, походу профит не малый получает.
   Правила у нее в принципе просты. Не жадничай. Ту черту в хапанье благ леса, перейдя которою, обратишь на себя ее взор, каждый определяет себе сам. Но да же если ты совсем берегов не видишь, пару звоночков тебе сделают. Какие звоночки? Поймешь как позвонят, а не поймешь, будет тебе цугундер. Нужна древесина, обратись к друиду или к местной ведьме, покажут какую можно валить, опять же не жадничай сверх меры. И наконец, самое главное правило, никогда не убивай кормящую самку с детенышами. Беременную самку очень не желательно, но если случайно то можно, молодняк пожалуйста, кормящую мать и мелких ни ни ни. Поэтому охотники четко знают, в какое время на кого лучше не охотится.
   В общем чую если ситуацию резко не поправить, будет плохо всем. Богинька наша хоть и как я говорил выше девушка разумная, но за этот косяк разбирать кто прав, а кто слева не будет. Тем более за волчицу, у Алуи с волками особые отношение, хуже наверное только дриаду грохнуть. Но тот кто сможет дриаду вместе с ее деревом приложить, тот пожалуй и от божьего гнева отмахается.
   Встреть я этих горе-охотников в другой ситуации, попросил бы свалить в противоположную сторону от борга, не послушались бы, ну тут всегда есть варианты. Но гроссмейстеры уже сделали свой супер ход конем, так что придется играть, иначе минимум на пару, тройку месяцев борг в осаде будет, прецеденты как говорится уже были.
   Тренькнула тетива, и ближний из стоящих ко мне обзавелся новым украшением в шеи. Не уверен что убил, стрелы у меня под пушнину заточены и птичку, с тонким как иголка наконечником, да и практика показывает что не все попадания в шею смертельны. Тяжелых стрел у меня нет, так как лук откровенно хреновенький. Я пока копил на щит и топор так изгорбатился, что заказывать хороший лук у Хромого Свана меня жаба давит со страшной силой. Спросите зачем копить на щит и топор охотнику не имея хорошего лука, поверьте в наших лесах можно много чего найти вообще без лука, а вот без топора и щита в них лучше вообще не соваться.
   Пока дальние еще не сообразили что с их товарищем что не так, бегу на них, походя добил подранка чиркнув топором все по той же многострадальной шее. Следующий противник быстро повернулся к новой опасности, видно что тертый боец, сосредоточен, ничего кроме короткого -млять, эмоций не выдавала. Уже пожилой мужик, на лице пара характерных шрамов, русые волосы указывали на уроженца или империи, или лоскутных королевств. В руках короткое копье с широким листовидным наконечником, края явно заточены, хочешь коли, хочешь руби. На поясе нож. На руках щитки из толстой кожи с металлическими полосками, удобная вещь и для охотников , подставлять под зубы, и для борьбы с себе подобными, отбивать удары легкого оружия вроде ножей. Хочу себе такие. В стойке стоит грамотно, корпусом ко мне развернут, ноги чуть согнуты и расставлены широко, копье держит почти параллельно земле, правую руку локтем прижал к телу. Все верно он не собирается со мной вступать в схватку, будет кружить держа на дистанции, ждать когда ко мне подберется напарник. Конечно со временем я его бы додавил, но нет у меня времени.
   А вот напарник его и одет попроще, и оружие у него простая пика да же не рогатина. Если честно, не люблю я эти колющие приспособления. В лесу они сильно мешают, особенно рогатины на длинных древках, с короткими копьями попроще. Но все кого можно победить коротким копьем, можно победить и без него, а все для кого требуется рогатина, вроде местных топтыгиных, лучше обойти.
   Обегаю по дуге приготовившегося к схватке ветерана, и лечу на всех парах к его приятелю. Главное не запнутся, а то будет дело. Звук за спиной заставил резко скакнуть в сторону, не ожидал. Не всякий решится расстаться со своим оружием, а этот смог и метнул как ловко. Если б не широкий наконечник, мог бы летящее копье и не услышать. Копье прошло в притирку, и чуть не зацепило хозяина пики. Но скорость я потерял да и оступился, походу еще и малость ногу подвернул, совсем плохо. Но мой противник не воспользовался полученным преимуществом. Молодой русый парнишка как стоял растеряно хлопая глазами в трех метрах от меня так и не сдвинулся с места. Что то ему кричал напарник, но я не стал ждать пока он выйдет из ступора, оттолкнулся ногой, отметив, что та вроде работает нормально, подныриваю под задранную пику. В удар топора даже не стал вкладывать силу, топор раскроил парню череп и подарил быструю смерть.
   Рев сзади человеческим назвать было нельзя. Не знаю кем этому старому воину приходился паренек, может сыном или еще кем, но горечь от потери затмила ему разум. С одним ножом у него не было и шанса, все закончилось быстро. Мучили ли меня угрызения совести? Скорее нет, чем да. Выбора у меня все одно не было, да и не дал бы им лес уйти, и легкой смерти не дал бы. Слово "милосердие" в лексиконе местных богов не значится. Но осадок на душе остался.
   Мародерку оставил на потом, перво-наперво надо выяснить, что с волчицей. Да тут совсем плохо, срезень почти отделил переднею лапу от тела, кровищи натекло как из ведра. Волчица, то ли поняла что я не опасен, то ли уже не осталось сил, упала на бок шумно дыша. Волчата слепо тыкались ей в бок и уже изгваздались в крови матери. Как там бабка Рунгерд учила. Пережать выше раны но без фанатизма - эй ты надеюсь кусать меня не будешь - так рану водой промыть и приложить мох "Беханд", выглядит мерзко, но помогает, проверено. Теперь замотать бабкиными спец тряпицами, от них прока как бы не больше чем от моха, ну вроде все.
   Осторожно оттащил волчицу от луже крови, та рыкнула, понял не дурак. Подхватил кутят подтащил к ее боку, опять рыкает, не понял чего надо то. Крути мордой то на кутят то на меня, задумался, взял кутят подтащил к морде, ага вылизывает. Так минут десять сидели я беру волчонка верчу его в руках а маманя работает языком. После помывки кутят к боку, сосут мамку как не в себя. А волчицы все хуже и хуже, лью из фляжки воду на язык, лакает жадно, нужно еще воды, к счастью спонсоры есть, вон лежат. Собрал с трупов фляги, волчица почти всю воду оприходовала, пробовал покормить ее вяленым мясом, отказалась. Все семейство вроде уснуло, можно и по мародерничать.
   Ну так вроде не плохо, две пики, два лука - один получше чем у меня, два тула стрел -хреновеньких, три ножа, то самое копье - еле нашел и понравившиеся мне щитки. Одежку стаскивать не стал, в принципе за нее можно было кое какие деньги получить, но в Нордлики не очень принято поверженных врагов до исподнего раздевать. Была б бронька тогда да, а так возни много толку мало, да и уважения в борге дороже пары серебрушек.
   Так теперь займемся телами. В нашем мире нельзя оставлять тела умерших на произвол судьбы, даже здесь в Нордлики есть огромная вероятность, что они поднимутся, под "поднимутся" я имел ввиду не небеса, вот их в этом мире точно нет. А встанут и пойдут искать того кто их при жизни сильно обидел, в данном случае меня. Попутно будут хавать всех до кого дотянутся, набирая вес и статус в их немертвом обществе. Так что вполне возможно что найдут меня уже не просто зомби, а крутые умертвия. В общем нафиг, нафиг. Сжечь бы их по хорошему, но придется просто тыквы по отчекрыжить, по колу деревянному в сердце и закопать. Конечно есть вероятность что тела съедят раньше чем они восстанут, но лучше подстраховаться. В этом мире есть места где мертвые восстают со стопроцентной вероятностью, к счастью к нашим краям это не относится.
   Над телом волка глумится не стал, закопал так. Думаю, что о своих детях Алуя позаботится. Пока подтаскивал его к яме изматирился. Волк в Нордлики весом меньше 100 кг и волком то не считается, а в этом куда по более было.
   Ночь провел сторожа покой волчьего семейства. В лесу спать можно только на дереве, и даже если не спишь все одно ночь в лесу проводить лучше повыше. Но к волкам никто не рискнет соваться, у них естественных конкурентов здесь нет, а местная нечисть их так же уважительно обходит. Ну а если нагрянут измененные, все одно трындец, тут и деревья мало помогут.
   Измененные, это еще один бич этого мира. Собственно под термин измененные попадает любая живность над которой покуражилась магия этого мира. Большинство таких тварюшек появилось в периоды так называемых войн богов. Спросите, что такое войны богов? Это любимое развлечение местных божественных сущностей, а для всех остальных это апокалипсис. В древние времена эти забавы шли чуть ли не перманентно. Но лет этак тысяч пять назад, терпение у терпил, то есть разумных кончилось, и случилась так называемая война порталов. Проще говоря люди, орки, гномы, да все кому не лень по открывали порталы во все известные и не известные планы включая да же хаос, и выпустили в мир такое, что поплохело всем. Мир как то смог устоять, многие расы не пережили это веселье, но все со временем устаканилось . Разумные опять начали активно размножатся, а вот боженьки в своих рядах не досчитались чуть ли не половины списочного состава. С тех пор забава под названием "Война богов" потеряла для небожителей былую привлекательность. Нет, совсем они не успокоились, периодически у них случаются диспуты - чей метр длиннее, но так без огонька, да и проводят их подальше от скоплений народа.
   Но последствия этих веселух никуда не делись, и измененные только одна из граней, про остальные может когда позже расскажу. Наши исконно нордликовские измененные окопались, на самом кончики нашего полуострова. Там у них свой измененный лес, под названием "Лес боли", он примыкает к скальной гряде именуемой "Скалы отчаянья". Кстати скалы так назвали не по причини близости измененных. Просто эта скалистая гряда уходит очень далеко в море, образуя охриненно здоровый риф уходящий куда то на северо-восток за горизонт, и только самые отчаянные психи пытаются обогнуть наш полуостров по морю, вот отсюда и название.
   Вот оттуда и выползает всякое, то по одиночки, то стройными рядами, пытаясь нести свою боль всему миру. Особо четкого графика парадов уродцев у них нет, но зимой они значительно активней, зимой вообще вся нечисть и нежить активизируется. К счастью зима у нас не смотря на то что мы на севере мягкая и короткая, но и за три месяца они умудряются натворить дел. Если прибавить к этому что зимой идет самый сенокос пушнины, то мне как охотнику, совсем грустно.
   Видов измененных бесконечное множество, одни встречаются только в штучном экземпляре, других уже можно назвать устоявшемся видом. Сам я лично схлестывался только с двумя.
   Скриги -это крысы, очень большие крысы, в длину от метра до полтора, в высоту в холке до полуметра, покрыты полностью костяными наростами, между которых пробивается жесткая шерсть. Могу лазить по вертикальным поверхностям, очень быстры, прокусывают даже тонкий лист железа. К счастью их костяная броня только кажется таковой, реально пробивается легко чем угодно, и еще в отличие от нормальных крыс, они тупы как пробки. Меньше трех их не встретишь, слышал байки об их армия в несколько сотен голов. В общем миру повезло с ними, могло быть гораздо хуже.
   Траксы или как их чаще называют Свистуны. Здоровенные твари, весят под четыреста кило, бывает и больше. С кого их слепили неизвестно, возможно живности что послужила прообразом уже и на свете нет. Есть в них что то от зайцев, очень мощные задние лапы, передние послабее. Морда просто одна здоровенная пасть с глазами по бокам но при этом смотрящими прямо. Шея длинная. Шкура вся вспученная и топорщится как попало складками, очень прочная. Стрелы даже из мощных луков пробивают ее только в упор, арбалетными болтами проще, но то же не всегда. Твари очень живучи, в голову бить бесполезно, жизненно важных органов в ней походу нет, окромя глаз. Единственное слабое место это брюхо, кожа на нем нежная, но до брюха еще надо как то добраться. Когда двигаются на четырех конечностях медленны. Но если встают на задние, скорость набирают просто фантастическую, в плюсе то что при беге на двух конечностях маневрировать не могут вообще. Как то в лесу на меня одна такая выскочила, успел отпрыгнуть с ее пути, влетела со всей дури в стоящее за мной дерево. Победу засчитали мне. Очень высоко могут прыгать. В первую же неделю моего пребывания в борге, полтора десятка этих уродцев приперлись под стены. Как показала практика, перемахнуть трехметровую стену для них не проблема. Впервые тогда увидел магию ведьм в действии, бабулька Рун отожгла по полной, если б не она, боргу пришел бы конец и мне соответственно то же. Но и так кровью умылись. Что еще про них можно сказать. Когда бегут на задних лапах, воздух проходя между складок кожи рождает свистящий звук, потому и Свистуны. Бродят одиночками, тот случай с боргом, был каким то аномальным. С них можно поиметь профит, шкура их очень ценна. Мало того что по прочности не уступает многим сортам стали, так еще что то с ней магичить можно. Еще с них ценятся зубы и сердце среди алхимиков.
   Видел издалека Буксу, это паук, огромный паук, около двух метров в высоту, мне рассказывали что пара таких чуть не вырезала соседний с нами борг. Раскидывает вокруг себя паутину все кто в нее попал вязнет намертво. Укус его парализует мгновенно.
   Лес наш и без измененных место не скучное, сам я пару раз сталкивался с зомбакми, не сильно прыткие, но упокоить крайне трудно. Один раз меня нашло полноценное умертвие, а точнее вурдалак. Мерзкий недовомпир всю ночь упорно лез на дерево на котором я заночевал, а я так же упорно сшибал его обратно на землю. Топор оставлял на нем впечатляющие прорехи, но подыхать или хотя бы прекращать свою деятельность он отказывался, под утро свалил. Как мне потом рассказали, пытаться упокоить умертвие простым железом совершенно не благодарное занятие, для их упокоения требуется что то посеребренное, или специально замагиченое, или деревянное из особых парод дерева. С тех пор таскаю в туле несколько спецстрел. И да солнце умертвий не уничтожает, просто на нем им очень хреново.
   Несколько раз бодался с нечистью. Нечисть - это материализовавшиеся духи, большинство безобидны, но встречаются и очень опасные. Что такое духи я если честно не очень понял. Из объяснений той же Рун следует, что духи предков тех же орков, к душам тех же предков не имеет никакого отношения. Короче духи это что то коллективное бессознательное вдруг осознавшее себя, как то так. А осознают они себя либо в тот момент когда их призывает шаман, либо когда они случайно материализуются в нашем мире. Страшно боятся развоплощения, потому как бойцы никакие, чуть схватка идет не в их пользу стараются свалить, по той же причине боятся всех магов. Из всех сражений запомнилось особо одно, когда на меня налетели с десяток болотных чертей, походу посчитали что зашел на их территорию. Представьте когда на тебя отчаянно вереща, кидаются зеленые глюки с полметра росточком, коих можно только с жуткого перепоя увидеть.
   Еще встречаются одержимые. Чаще животные, но иногда и разумные. Одержимые это существо в которое вселился дух, хотя рассказывают что могут вселятся и демоны. Я столкнулся с одержимым только один раз. Не знаю что за дух вселился в местного топтыгина, но бежал я долго. Потом вернулся с подмогой и мы в течение получаса занимались экзорцизмом. Мишка сеанса изгнания духа не пережил. Одержимое существо отличается только поведением вначале, но говорят потом начинает и физика меняться. Убить одержимого трудно, боли он не чувствует, даже критические раны его не убивают, физически становятся сильней и на заложенные природой телесные ограничения перестают обращать внимание. Тот же мишка проявлял просто чудеса гибкости. Есть и магические способы изгнать духа без повреждения тела одержимого, но в Нордлике этим никто замарачиваться не будет. Из-за чего становятся одержимыми никто объяснить мне не смог.
   Ладно вернемся к нашим волкам.
   Утром около волчицы поднялся скулеж, подошел посмотреть что же случилось. Мелкие решили позавтракать, но обломались, у мамки из-за раны пропало молоко. Еще ночью сидел и прикидывал, рассчитался ли я с Алуей по чужим долгам. Но сейчас смотря в глаза волчицы понял что попал, да же если сама божественная заявится и скажет что обид не таит и я свободен, бросить я серую семейку уже не смогу. В тех же кустах не далеко от испорченной кровью лежки, вырыл небольшую воронку, накидал туда лапника. Осторожно перетащил волчицу, а следом и кутят. В тех же кустах спрятал трофеи и все что могло мне осложнить бег по лесу. Сделал круг по окрестностям, нашел ключ, в флягах принес воду волчице, мелко покрошил в воду вяленое мясо и напоил ее до отвала.
   От лежки волков до борга идя как охотник я б дошел к вечеру, но я нарушая все писаные и не писаные законы несся по лесу как взбесившийся лось. Видимо божественная все же приглядывала за мной раз не смотря на все мои старания я не вляпался ни в какое дерьмо. В борг влетел под ошалевшие взгляды охраны у ворот когда солнце даже не было в зените. Сразу направился к стоящему отдельно домику Рун. Ведьма к счастью никуда не упылила, выслушав меня, поздравила с очередным попадосом, надавала кучу всякой фигни, и еще большую кучу рекомендаций как эту фигню использовать. Надыбала где то здоровую бутыль молока и соску и так же всучила мне, пообещала связаться с нашим друидом и отправить его лежке, потом выпнула в обратный путь.
   Обратно шел уже более спокойно, но все равно поспешал. Вышел к лежки на закате. Волчица лежала в том же положение, видно было что ей стало хуже. Волчата поскуливали от голода, сиськи мамке истрепали в кровь. Первым делом стал кормит щенков, занятие это было муторное, волчики не понимали что им суют в рот, да и коровье молоко пахнет по другому. В конце концов после бесконечных смачиваний их пастей, и прочих шаманских плясок удалось их убедить что соска то же сиська но только другая, а коровье молоко можно жракать если зажмурится. Мамка смотрела на этот фарс одновременно с тревогой и облегчением. Не знаю как другие звери но нордликовских волков я записал в список разумных.
   После того как щены, вылакав молока в количестве равной своей массе, были уложены спать кверху жутко вздутыми животами, занялся волчицей. Сначала нагрел воды на костерке, в ней заварил в ней кашу из бабкиной бурды, кашей обмазал все место раны прям поверх тряпиц. Потом поил больную чьей то кровью, потом водой, скормил ей чью то печень , предварительно растерев ее в кашу, даже знать не хочу чью. Под конец дал выпить ей какой то отвар, от которого волчица мгновенно вырубилась. Сел охранять, спать хотелось неимоверно, но ночь я еще мог продержатся.
   А ночью пришел друид. Я говорил, что нельзя по лесу двигаться совершенно бесшумно, чертов пенек сломал мне всю картину мира. Вот я сижу один а вот мы уже сидим вдвоем . Хотя может я просто уснул?
   Друиды у меня вызывают много разных чувств и эмоций. В первую очередь - опаску. Мощь друидов не у кого не вызывает сомнений, а тот кто сомневался теперь жалуется Хель на несправедливость жизни. Во вторых вызывают неподдельное уважение. Многие считают что друиды это жрецы Алуи, а вот фиг вам клали они на нашу божественную с прибором. Их сила черпается не из силы богини, а прям из стихии жизни, от туда же откуда силу берет и Алуя. Это богиня зависит в какой то мере от друидов. Спрашиваете как? Вот тут мы переходим к пункту три. В третьих я им завидую, завидую э.... как мужчина мужчине. Начну из далека, боги по разному очерчивают свою сферу влияния, самый простой способ это верующие и алтари, где есть алтарь и верующие там есть влияние божка. Способ то простой но в его простоте заложена большая мина, нет верующих, через некоторое время исчезнет и божок. А уж возможностей лишить бога его паствы воз и маленькая тележка, от тупого геноцида до более хитрых схем. Рун говорила что есть еще много способов, но не вдавалась в подробности. А вот Алуи по большому счету верующие не нужны, нет через молящихся на алтарях она получает какую то выгоду, но территория ее контроля от алтарей не зависит.
   Алуя как я раньше говорил богиня лесов, но она богиня лесов только тех в которых есть дриады. Есть в лесу дриады значит есть и Алуя нет их то хоть весь лес ее алтарями засыпь нечего не выйдет. Кто такие дриады точного ответа я не услышал, одни говорят что это духи жизни как то связанные с Алуей, другие утверждали что они вообще аватары нашей богинюшки, правдивый ответ похоже не знает никто, ну может друиды и сами дриады вместе с Алуей.
   Дриады одни из сильнейших существ в нашем мире, после богов. И еще они просто писец как любвеобильны. Но вот очередь из жаждущих мужиков, выстраиваться, к ним как то не спешит. Дело в том что если дрюкаешь дриаду, значит дрюкаешся в последний раз, еще не один простой смертный ночь любви с ней не пережил. Нет, они не черные вдовы поедающие мужчин после соития, просто эти милашки сосут из мужиков жизненные силы с такой мощью, что всякие суккубы и прочие демоницы нервно курят в сторонке. И тут на сцену выходят друиды, мужики, нет не так -они просто ОХРЕНЕТЬ КАКИЕ МУЖИКИ. Наш Магни например окучивает вроде трех дриадок, а может и больше, так он еще и борги захаживает к простым селянкам. В общем, зависть гложет меня со страшной силой.
   А вот теперь вопрос - так в чем зависимость Алуи от друидов, ну не в сексуальной неудовлетворенности ее дриад? А ответ прост, иногда очень редко дриада становится мамой, и маленькая дриадочка через некоторое время застолбит еще кусочек пирога для нашей богини. Как я понял, вероятность что дриада понесет от простых мужиков ноль целых хрен десятых на миллион шансов, что бы добиться хоть чего то придется пол континента истребить, а вот забеременеть от друида шанс намного выше и при этом все живы и довольны. Вопрос меня один мучает - чем богинюшка с кабелями нашими лесными расплачивается, ну правда не ради ж простого секса они такой трах марафон устраивают?
   Некоторое время сидели с Магни молча. Друид зажег костерок, правильно чего ему боятся, даже среди измененных вряд ли найдется псих, который буром попрет на нашего сексгиганта. Нет если их соберется энное количество, то возможно они и решатся кинуть ему предъяву, но статистика говорит о такой возможности как об исчезающи малой. Вот зимой да, ходят слухи что измененные собираются в табуны с довольно оригинальным набором, до боргов они доходят редко, но если доходят...., борги часто исчезают зимой. Кстати те пятнадцать свистунов пришли к нашему боргу весной, но вполне возможно что их поход за зипунами начался еще в середине зимы.
   Летом между боргами и Лесом Боли стоят рощи дриад, именно на них сгорают основные массы измененных, за что кстати спасибо Алуе, конечно она бдит свой интерес но все равно спасибо, если б не дриады, северные борги выкосили б подчистую, да и вообще людей скорее всего выкинули с Нордлика.
   - Скажи а дриады зимой засыпают совсем, или одним глазом за миром приглядывают? - решил я нарушить молчание.
   Магни несколько секунд молчал, задумчиво жуя ус.
   - Зимой дриады не защищают борги от измененных.
   Вот блин конспиратор, ответил на не заданный вопрос, но не ответил на заданный. Пока я размышлял о хитрожопости друида, Магни продолжил.
   - Но защита есть, иначе борги, во всяком случае северные уже б уничтожили.
   Я промолчал ожидая продолжения, ну не тяни, сказал А говори Б. Друид потянул еще время, и окончательно захавал свой ус. Но все таки разродился еще кусочком информации.
   - Защита от измененных зимой- это полторы тысячи километров зимнего леса и они - Магни мотнул головой в сторону спящего семейства.
   Мдя вот это поворот, я с сомнением посмотрел на последний рубеж цивилизации.
   - Не сомневайся, они уже сражаются с измененными на протяжение нескольких тысяч лет. Девочка совсем молода, ты видел ее погибшего друга? - дождавшись моего кивка Магни продолжил - Даже ему еще было далеко до силы волков севера, не ты, да впрочем и ни кто из людей не видел их истинной силы. Здесь в середине Нордлика живет только молодняк и самки с детенышами.
   - Э.. стоп - я тряхнул головой - То есть получается, погибший волк не был отцом детенышей?
   - Нет. Только Самые сильные и могучие бойцы стаи имеют право зачать детей. Кому нужны щенки от непроверенного боем и временем молокососа.
   Охохо. Получается этот монстр, вышедший на бой с пятью вооруженными людьми, и убивший двоих, всего лишь желторотик не оперившийся. Даже страшно представить этих "вошедших в полную силу". Ладно зайдем с другого конца.
   - Почему не устранить саму причину, зачем постоянно бороться со следствием.
   - Если ты подразумеваешь под причиной "Лес Боли" его легко уничтожить, но это не поможет, а даже ухудшит ситуацию. "Лес Боли" это порог, преддверье. Там измененные накапливаются, сражаются между собой, при этом самые сильные там оказываются самыми слабыми в лесу. Если уничтожить измененный лес, то поток измененных хлынет сразу на юг.
   В принципе логично, самый большой и страшный в песочницы, просто не пройдет эти тысячи километров.
   - Получается измененные рождаются в подземном мире. Почему не закупорить вход в него? И откуда берутся эти орды?
   Друид впервые на моей памяти улыбнулся.
   - Сколько вопросов. Хорошо отвечу по порядку. Закупорить подземелье сложно, но можно. Но, измененные не обладают разумом они тысячелетиями идут по проторенному пути. Если путь перекрыть они будут слепо ходить в поисках другого пути и где они выйдут? В империи, может в Лоскутных Королевствах или в Княжестве Север. Да еще по пути сметут пару городов цвергов и дроу. Кого ты готов принести в жертву ради Нордлика? - веселость Магни исчезла без следа - Когда то подобное уже проделали, это привело к жуткому результату. Посмотри на Нордлик, нынешняя граница из рощ дриад, не меняется уже три тысячи лет. Более того Алуя после гибели двух дриад не стала возвращать потерянное. Не наводит ни на какие мысли?
   Хе-хе не ожидал от божественной такого приступа альтруизма. Хотя с чего я взял что этот сыр бесплатный, зная нашу рачительную хозяйку, уверен что с других держателей акций божественного концерна хорошо если последние портки не сняли. Она сдерживает относительно малой кровью паток безумных тварей, и стрижет других небожителей как баранов. Потому как никто не знает на кого польется дерьмо. Этакая рулетка наоборот.
   - Как погибли дриады -решил я слегка сменить тему.
   - Ты хотел спросить не это -ухмыльнулся Магни - Дриады погибли летом, да зимой они слабее, но найти зимой спящую дриаду не могут даже боги. Эта была ошибка погибших дриад, недооценили силу врага. И отвечаю на твой не высказанный вопрос. Никто не смог повторить то что делает Алуя в Нордлики, в остальных случаях плата намного выше и территориями и кровью.
   - В чем секрет Нордлика.
   -Секрета нет. Сейчас я отвечу на ранее заданный тобой вопрос и ты все поймешь. Измененные рождаются в вихрях дикой магии в подземном мире. Такие вихри есть и на верху, но там под землей они на несколько порядков сильней. Измененные это чистое порождение магии. Да кода то какое то животное было изменено, в патоках дикой магии как то записывается проекция измененного. И потом она начинает порождать копии, иногда делает одну и туже иногда перескакивает на другую проекцию, иногда вообще вытаскивает что-то новое или давно забытое старое. Логики у дикой магии нет. Но все копии объединяет одно, они не могут долго существовать без сырой манны. Они могут немного продлять свое существование поглощая живых. Но без источника это лишь продление агонии.
   -Значит от "Леса боли" до рощ дриад на пути нет ни одного источника магии? И они к дриадам подходят совсем слабые?
   -Не совсем так. Чем сильнее или крупнее измененный тем меньше его срок жизни. Измененные не слабеют со временем, они рождаются и погибают одинаково сильными, просто сильные не доходят.
   - Измененные все встречные источники превращают в измененный лес?
   -Лес, поле, город где находится источник то и будет изменено, кроме источников дикой магии, их они изменить не могут. Более того они не могут питаться от дикой магии. Ирония судьбы, хаос породивший их не может накормить свои творения.
   - Источники дикой магии на поверхности сильно опасны?
   -Они порождают немощь, развлечение для всяких слабых магов и тупых паладинов.
   -Последний вопрос. Зачем ты мне все это рассказал?
   -Ты понимаешь, ты видишь, в тебе есть потенциал. Живи дальше, развивайся. - Магни встал и чуть потянулся - Волчицу я подлечил, теперь позаботься он ней и щенках. Молоко у нее появится дня через три.
   Он уже уходил, когда мне захотелось подколоть его.
   -Магни! Как дриады в постели?
   -Попробуй, узнаешь, хе-хе
   Вот демон, опять исчез без звука. Так комплекс неполноценности не долго заработать. Попробуй, узнаешь. Нафиг, нафиг.
   Утро началось с уже привычных забот. Сначала покормил мелких. Пока поил одного, слушал жалобный скулеж второго. Похоже парень жаловался на несправедливость жизни - ну почему он второй а его сестрица первая в очереди, и теперь довольно хлюпает вкусняшкой, а у него в животе бурчит. Да волчата оказались брат и сестра. Девка была бойчее и предприимчивее. Только присел около голодного семейства как еще слепая щена резво развернулась в сторону интересного шума, и шустро поползла в мою сторону, за что и получила приз, право первой присосаться к суррогатной сиське. Девка получила от меня прозвище "Лапа", за привычку многие проблемы решать своей лапой. Братец мешает добраться до нужного, лапу на голову ему и вперед, а ты нюхай землю, соска мало дает вкусной жидкости, лапой по ней, чтоб неповадно было. Братца назвал "Серым" он был крупнее своей сеструхи, и более насыщенного серого цвета, а так как с фантазией у меня не очень, то стал он "Серым". Серый был полной противоположностью сестры, большой, флегматичный он, похоже, постоянно находился в полном Дзен и выходил из оного только когда совсем на пожрать прибивало.
   Покормив волчат, занялся мамкой. Волчица выглядела значительно бодрее, но сил чтоб подняться у нее еще не было. В первую очередь напоил и попробовал накормить вяленым мясом. Да выздоравливающий организм требовал много, весь мой и трофейный запас исчез, как будто его не было. Мясо приходилось резать небольшими кусочками, сил прожевать большие куски ей явно не хватало.
   Нагрел воды и отпарил тряпицы вокруг раны. Сняв повязки, удивленно присвистнул там, где позавчера была безобразная рана, а лапа висела на остатках суставной сумки и сухожилий, ни каких следов кроме молодой розовой кожи. Ну блин друид с ведьмой монстры, у меня и мысли не было, что можно спасти волчицы конечность, думал будет что то не рабочее в виде живого протеза, а тут, просто нет слов. Интересно, а оторванную конечность они пришить могут, хотя о чем я, в мире где химер из запчастей собирают, все возможно. Ладно, пора в путь если поспешаю, то к ночи успею вернуться.
   По большому счету в борге мне ничего было не надо кроме одного. После ухода друида всю ночь ломал голову, где брать молоко для волчат. Брать молоко с запасом нельзя, сутки и оно испортится может, еще не хватало потравить мелких. Мотаться каждый день не вариант, раз резво проскочил, другой, когда-нибудь мое везенье кончится или на нечисть сильную нарвусь, умертвие, измененный, дух какой заморочит и будет водить вокруг трех сосен. Да все что угодно, мне хватит столкнуться на тропе с секачом, лес беспечности не прощает. Додумался своей не выспавшейся головой до вариантов, тащить серое семейство в борг и крову из борга к лежки волков. Ага сам придумал, сам посмеялся.
   В борг пришел к обеду и сразу двинул к домику Рун, провожаемый настороженными взглядами стражи у ворот. Чей это они? Рун посмотрев на меня задала вопрос: "Когда я последний раз спал", услышав ответ, покачала головой, бросила - жди здесь - и вышла из комнаты. Пока ее не было глянул на себя в зеркало над умывальником. Мдя, краше в гроб кладут, теперь понятно странная реакция стражи. Вылитый зомби, свежак, хорошо хоть на копья не приняли. Ведьма вернулась нагруженная двумя мехами и с какой то склянкой в руках. Протянула склянку со словами - Пей.
   Взял пойло, понюхал, ни чем не пахнет вода и вода. Задал сакраментальный вопрос
   - Козленочком не стану?
   На что получил ответ, что обращать время вспять не в ее власти. Выпил, на вкус подслащенная вода. Стало сразу жарко и как то легко, казалось, что сейчас чуть подпрыгнешь и взлетишь, потом резко все прошло, но чувствовать себя стал значительно лучше. Глянул в зеркало, во уже видно, что человек, а не покойник синюшный. После мне были всучены два бурдюка, каждый литров по шесть. Что в них спрашивать смысла не было, на вопрос сохранности ответ был, что ты столько не проживешь, сколько молоко в них хранится будет. Надеюсь это не пророчество, а то кончусь сразу за воротами борга, во будет весело. Рун пояснила что бурдюки мне отдаются в вечное пользование, хранится в них любая жидкость сколько угодно, более того бурдюки очищают воду от ядов, проклятий и болезней. Охохо это просто королевский подарок, причем без всяких кавычек. Магические вещи стоят не просто дорого, они стоят безумно дорого, для создания таких вещей нужны материалы которые днем с огнем не сыщешь, и добыча их обычно заканчивается летальным исходом. Кроме того чтоб наложить даже простенькие чары нужно просто прорва энергии, а это или опустошать накопители или иметь свой солидный резерв. Как вы понимаете, разумных которые могут создавать такие вещи, крайне мало. Если узнают что я обладаю таким богатством, брр... Хорошо хоть выглядят не очень презентабельно, а то устроят на меня охоту. За свой борг я не беспокоюсь, здесь народ железный, за своих стоит стеной, и тайны борга всегда остаются внутри его стен. Главное чтоб чужаки не прознали. На последок мне всучили очередную подозрительную фигню, для дальнейшего лечения волчицы, и как в прошлый раз выставили за дверь, хорошо хоть не пинком.
   А за дверью меня ждала засада.
   - Ну, здравствуй Ульв
  

3

   В борге я появился в первый месяц весны. Чужак, без медяка в кармане, все имущество рубаха, кожаные штаны с курткой. Человек без имени, без прошлого и судя по взглядам жителей и без будущего. Единственный кто хоть как то озаботился судьбой оборванца был рисс борга. Бьерн на все сто соответствовал своему имени, огромен, вальяжен, показушно медлителен, но практически сразу понимаешь, что это все замануха хищника для глупых травоядных. Вот он задумчиво подняв морду в небо, ищет там потаенный смысл, а потом раз и он ломает тебе хребет. Рисс некоторое время рассматривал меня, потом спросил:
   - Что умеешь делать пришлый
   Я ждал этого вопроса.
   - Оружием владею, лучше топором, но могу мечем или копьем. С луком и арбалетом не очень, но в руках держал.
   - И где твой топор? - под смешки слушателей спросил рисс.
   - Рисс ...
   - Бьерн, зови по имени, рисс я для князя и его людей.
   -Бьерн, я не помню свое имя, не помню откуда я и как оказался под стенами вашего борга, знаю только то, что оружие в руках держал, откуда знаю не помню.
   По ряду слушателей прошел шепоток, слышалось "проклятый", "лазутчик". Похоже мне писец, врастание в общество закончится быстро и возможно болезненно.
   - Он не лжет, он чист как новорожденный я не могу видеть его память, но не вижу и следа его прошлого в нашем мире. И он не проклят. - выдала худенькая маленькая старушка подойдя ко мне.
   - Рунгерд, ты уверена?
   - Бьерн я когда ни будь ошибалась?
   Рисс еще минуту молчал, потом видно приняв решение, бросил.
   - Можешь оставаться в борге, работу найдешь, а там посмотрим.
   После своих слов Бьерн развернулся и ушел. Народ понял, что все интересное закончилось, быстро рассосался. Я, растерянно озираясь, остался один на площадке перед воротами борга. И чего делать дальше? Где искать эту работу? Зря мучился, работа нашла меня быстро, в лице все той же авторитетной старушки.
   - Ну и долго стоять собираешься пришлый.
   Бабулька смотрела на меня как ростовщик на задолжавшего. Хотя тут она права, я ей основательно задолжал.
   - Э.. Уважаемая Рунгерд, работка для бездомного не найдется?
   -Работа найдется, пошли. -и уже повернувшись спиной, добавила - Зови меня Рун, и бездомных в борге нет, ночевать будешь в общем доме.
   Так я познакомился с ведьмой Рун. Работы было действительно много. Весь день крутился как белка в колесе. Огород у Рун был... в общем от и до горизонта. Прополов кучу грядок с разной непонятной флорой, которую от сорняков отличить было крайне тяжело. И если б ни четкие инструкции ведьмы и показ на собственном примере, боюсь бабушкин огород превратился б в чистополье , во чтоб превратился я, даже думать не хочу.
   За ударный труд получил аж двадцать медяков. И кстати, сумма для борга вполне приличная, на хороший обед и пару кружек пива хватит и пяти медяков. Есть у меня подозрение, что бабка просто про спонсировала меня, так как в дальнейшем, даже после жуткого торга и за больший объем работ с жителей борга я и десять редко получал.
   Так потекли мои первые дни. Общий дом был общежитием для тех у кого пока не было своего угла. Чаще это были приезжие, но и несколько осевших вроде меня ночевали тут постоянно. Ну еще часто ночевали те кто по какой то причине не хотел идти домой, в основном мужья поцапавшиеся с женами. Комната в доме были две, точнее два больших зала. В одном спали жители борга, в другой селили приезжих. Воровства в борге не было в принципе, но с учетом приезжих, ценности советовали отдавать на хранение. В принципе можно было отдавать любому в борге, но по умолчанию несли трактирщику Фроди.
   Трактир в борге, это центр вселенной. Во первых трактир для борга вещь статусная. Если есть трактир, значит, поселение стоит на ногах крепко. Во вторых это дом собраний, здесь решаются все вопросы, как с приезжими, так и между местными. Идешь говорить к риссу, он поведет тебя в трактир. Ну и в третьих сюда идут поесть и выпить, если с этим проблема дома, особенно с выпить.
   Пожалуй, стоит рассказать о боргах в частности и о Нордликах вообще. Нордликом изначально назывался наш полуостров, а уж позже его именем стали звать народ, живущий на нем.
   Сам полуостров расположен в северо-восточной части нашего материка, Полуостров загибается в виде серпа на восток, так что если прочертить линию, проходящую через весь полуостров, то в основание его она пойдет на север, а под конец уже будет показывать на юго-восток. Длина Нордлика три с половиной тысячи километров, ширина в основании больше тысячи, ширина от основания к кончику постепенно снижается до двухсот км. Климат Нордлика для этих широт, очень умеренный, благодаря омывающем его теплым течениям, -20-25 зимой уже считается лютым морозом. Лето теплое, но жары почти ни когда не бывает. Весь полуостров представляет собой один огромный лес, горы есть только в основании и на самом кончики. Больших рек и озер нет, но маленьких речушек, водоемов и болот, море. Береговая линия как северо-западная, так и юго-восточная изрезана большим количеством бухт и заливов.
   Точно когда люди пришли на Нордлик неизвестно, но точно известно, что княжество Север, образовалось тысячу лет назад, отколовшись от Золотой империи в ходе гражданской войны. Княжество занимает все основание полуострова на пятьсот километров вглубь него. Тогда же и началось постепенное заселение полуострова. За тысячу лет переселенцы ушли на тысячу километров от границ княжества, и дальше пока продвинутся не смогли. Все борги за этой чертой и двух зим не простояли.
   Борги образовываются обычно одной-двумя большими семьями, которые по какой то причине решили переселиться из княжества. Борги называли фамилией их основателей, наш борг основали два рода Ольсены и Хедлунды, но так как рисс стал из Ольсенов то и борг назвали Ольс. Все борги официально находились под дланью княжества, но реально каждый борг был сам по себе. Дань с них собирать не пытались, но если приезжали представители князя, дарили ему через них богатые дары, и не жадничали. Но и представители редко заезжали не чаще раз в три года. Иногда сами борги с караванами отправляли дары, жизнь сурова не все борги выживали, иногда приходилось выжившим возвращаться в княжество. И от того как борг оказывал внимание князю, зависело как князь примет беженцев. Еще борги обязывались давать людей в хирды княжеских ярлов, но только если сам ярл приезжал в борг. Людей давали из расчета один с сотни проживающих в борге. В нашем борге проживало триста душ, но никто из княжеских ярлов за три десятилетия существования борга в нем не появлялся.
   Через три дня моего пребывания в борге, меня решила проверить на крепость местная молодежь.
   Остановили меня когда я шел после очередного трудового дня, в мечтах помыться в общей баньке, есть тут такая, и порубать сочных пирогов тетки Гуды, жены Фроди. Работа выпала в этот раз особо тяжелая. Хромой Сван местный плотник, столяр и оружейник по древковым и лукам в одном лице, припахал меня ворочать лесины, и крутить здоровенное колесо привода к циркулярной пиле. Заплатил мне правда хорошо. Но неожиданное препятствие виде четырех парубков, на пути к вожделенным благам, доброты мне не добавило.
   Заводилой был в компашке Скегги, здоровый парень, ростом с меня, но помассивней. Лицо как у всех нордликов круглое, волосы золотистые, голубые глаза, в общем, классический местный типаж, и полная противоположность моим почти черным лохмам и узкому лицу, только глаза у меня как и у всех нордликов не карие, но и не голубые а зеленые.
   -Эй пришлый ты вроде хвалился, что из воев будешь, так что ж все время бабской работай занимаешься. Как не пройду все твоя задница из огородов чужих торчит. - под смех дружбанов Скегги с вызовом посмотрел на меня.
   В обще то Скегги сразу перегнул палку, назвав "бабской" работу в огородах, в борге вообще не было разделения на женскую и мужскую работу, кто что мог тот то и делал. И мужские задницы в огородах торчали не намного реже, чем женские. Но я молчал, ожидая, до чего еще договорится хлопец, так как кроме меня и его троих друзей у нас еще несколько слушателей появилось. Но парень оказался не дурак, поняв, что сказал лишку и сменил тактику.
   - Пришлый давай покажи на что способен, а то кулаки чешутся, глядя на морду твою чернявую. - Парень вышел вперед, показывая, что говорить больше не о чем.
   -У тебя точно только кулаки чешутся, в других местах не свербит, а то сходи к Рун пусть посмотрит, что да как. - Подначил я его, вызвав смех собравшихся вокруг людей.
   О кажись зацепило, рыкнув что то неразборчивое Скегги довольно бесхитростно пошел в атаку. Зря он так, нырнув под его прямой в лицо, пробил ему правой в солнышко, левой, крюком по печени, и сразу отскочил назад. Хм, проняло, парень с всхлипом согнулся, но на ногах устоял, можно было и добить, не стал. Не будем портить народу развлечение. Пришел в себя он довольно быстро, отдышался и пошел на новый приступ крепости по имени "Пришлый". На этот раз попытался войти со мной в клинч, чтоб задавив массой повалить на землю, ну а там хорошенько отдубасить. Резко рванул согнувшись пытаясь захватить меня руками в поясе, и нарвался поочередно на колено в голову и локоть по хребтине. Все спекся, упав в позе эмбриона. Народ шушукался, но ни осуждения ни восторга в обрывках разговоров я не услышал, скорее обсуждали чисто техническую сторону поединка.
   Я наклонился над побежденным, чтоб проверить, не перестарался ли я, и тут мне в голову и прилетело. Припав на колено, попытался сориентироваться, но не дали. Трое друганов решили, что не дело когда их предводитель лежит а чужак стоит. Двое схватили за руки а третий саданул со всей дури в лицо и в грудь. Народ не довольно зашумел, но пока никто не вмешивался. Получаю еще один в голову, и тут меня накрыло. Глаза заволокла пелена. Как мне потом рассказывали, я с рычанием так рванулся вперед , что державшие меня отлетели в стороны. Сам я прыгнул на бившего меня, и свалил его на землю, где раза три зарядил ему лбом в лицо. А когда двое оставшихся кинулись на меня, ощерился на них и рыкающим голосом выдал: "Не отвалите глотки вырву" Парни похоже поняли что шутки кончились и остановились. И тут стоящий в толпе, лучший в борге охотник, Варди произнес, глядя на мою оскаленную и окровавленную морду: "А хорош волчара, захочешь стать охотником, найдешь меня".
   Так я стал учеником Варди и получил имя, больше меня не кем кроме как Ульвом не называли. А с побитыми мы в тот же вечер выпили мировую, троица повинилась в недостойном и отдарилась чтоб зла не таил. В баню в тот день я так и не попал.
   Утром подошел к дому Варди. Охотник сразу повел меня на приметный пятак за стенами. Похоже, здесь проходят тренировки навыков убивания тварей живых. Годами тут вытаптывали траву, да так что даже благословение Алуи не могло заставить ее расти. Дальше стояли щиты с мишенями.
   Варди притащил на мне деревянные тренировочные мечи и щиты, помахали ими знатно. Хоть меч и не мое, но работать я им могу не плохо, просто топор мне ближе по духу. Варди был неплохим фехтовальщиком, но в этой дисциплине я его делал, и он это понял и принял без всяких обид.
   Зато в стрельбе из лука я никогда и близко не смогу приблизится к его мастерству. Ни в точности, ни в скорости, ну может в скорости еще есть у меня какой-то шанс. Но троечку с минусом он мне все-таки зачел.
   Потом пошли в лес, честно предупредил Варди, что ничего про охоту не знаю и не умею. Учитель покивал, а потом начал меня гонять, обратно в борг я полз. Дни шли за днями тренировки с Варди, подработки у местных, чаще всего у Рун. Она и платила неплохо, причем без торговли, хотя с ведьмой торговаться не сильно и хочется, но главное Рун давала знания о мире. Ей похоже самой нравилось просвещать меня, а знала столько... Спросил как то ее почему у нее нет ученицы, ответила что время ее еще не пришло. Так и не понял, чье время ученицы или самой Рун, ну это их ведьмовские дела.
   На восьмой день моего жития в борге, ночью пришли свистуны. Проснулся я когда бой был в самом разгаре. Как потом выяснилось, свистуны встали на задние лапы и набрали скорость еще в лесу, и сходу сигали через стену. И ведьма, и местные пустобрехи хоть и почуяли измененных но времени поднять тревогу им не дали. Свистуны быстро разорвали стражу у ворот и начали рассасываться по поселку.
   Выскочив из дома первое, что увидел это Дайшу месящую измененного какой то монструозной алебардой.
   Про Дайшу мне рассказали в трактире Скегги и компания, когда пили мировую, что если мне захочется любви и ласки, а времени и средств на конфетно-букетный период нет, то мне путь прям к ней. За экзотичность, возможно даже без очереди. В Нордлике вообще на отношения полов смотрят без всякой предосудительности. Туже Дайшу никто не осудит, ну нравится девахе это дело, кого колышет. Ах к ней женатый ходит, так это дело его и жен, пусть сами разбираются чего это его на сторону потянуло. Главное мужику перед таким походом к Рун зайти амулетик специальный обновить, или купить если нету, а то если заделаешь дите тут все женись без разговоров. И не отбрехаешся, та же Рун сразу скажет чей ребенок, просто глянув на будущую мамку. Конечно, будущая мама и сама может послать такого отца куда подальше. Так что если не хочешь завести лишних жен, а в Нордлики количество их ни чем не ограничено, то копите денежку на амулет от Рун и не забывайте его заряжать у нее же, что тоже не бесплатно.
   Глядя на то, как девушка умело и с азартом орудует этим гибридом копья и топора, с трудом верится, что перед тобой местная бескорыстная жрица любви. Владение оружием всеми поголовно, это еще один аспект жизни в Нордлики. Женщины не только встают с оружием на защиту своих домов, не редко висл - так называют женщин воинов, можно встретить в хирдах ярлов, даже бывают женщины-ярлы.
   Поняв, что моя помощь Дайше пока не требуется, осмотрелся более внимательно. Сильно я помочь не смогу, из оружия у меня только нож. Нож у меня появился после той памятной драки, именно им отдарились мои обидчики. Отличное лезвие из северной стали, секрет которой передается из поколения в поколение среди кузнецов Нордлика, длина лезвия тридцать сантиметров, односторонняя заточка, удобная рукоять, хороший баланс.
   В слабом свете из окон домов трудно было понять картину боя. В конце улицы перед воротами заметил, в каких-то вспышках сухонькую фигурку Рун, судя по валяющимся около нее трем тушам, истребление траксов там поставлено на конвейер. На другой стороне улицы увидел еще одного свистуна, и вроде бы он зажал кого-то у стены дома, ну что ж бежим, посмотрим. Ага, вот еще одна яркая представительница женской половины борга. Как поведали мне все те же Скегги и Ко, Инга -дочь кузнеца была полной противоположностью Дайше. Как я понял из их рассказов, все кто пытался подкатить к ней, уходили в лучшем случае с пониженным уровнем гордости, в худшем с пошатнувшимся здоровьем. Инга обладала очень острым язычком и тяжелой рукой, впрочем, слабые северянки - это из области мифов.
   Инга явно проигрывала бой, спасало ее только хорошее владение щитом, она успевала отражать выпады зубастой пасти на длинной шее. Но каждый удар отбрасывал ее все ближе и ближе к стене, а ее контратаки шипастым моргенштерном, ни как не влияли на желание твари добраться до нее. Почти добежав до них я понял еще мгновение и девушку просто впечатают в стену, и тогда я "сделал подвиг".
   Я подбежал к ним с боку почти в плотную, когда свистун сделал очередной выпад. Послышался очередной бдуум и девичий вскрик, похоже, Инга познакомилась со стеной, и в этот момент я прыгнул на шею тварюки. Прыгнул удачно, как заправский наездник оседлал змеиную шею около головы, и тут же засадил нож в место, где как мне показалось, кончается шея и начинается голова. На этом мое везение закончилось, ударом ножа я все-таки смог пробить шкуру, но на большее усилия не хватило, и лезвие вошло максимум на пять сантиметров. Но кое-чего я добился, измененный отвлекся от своей добычи, и завертел башкой, пытаясь сбросить меня. Зажав ногами, и обхватив рукой его шею мне удалось удержатся, даже более того, другой рукой удалось загнать нож еще сантиметров на пять в глубь его организма. Так мы боролись с минуту он пытался меня стряхнуть, вделывая кренделя шеей, я пытался не упасть и одновременно загнать нож поглубже.
   В конце концов, я наконец засадил ему все тридцать сантиметров лезвия в это бл...ский извивающийся шланг, и похоже наконец задел его за живое. Потому как свистуна понесло, он резво повернулся в сторону улицы тяжело встал на задние лапы и начал набирать скорость. Он несся все ускоряясь, а я судорожно цеплялся всеми конечностями за шею и за нож, который намертво застрял где то в глубинах его организма. Пока шла эта гонка, я подумал, что если издохну, то попав к Хель за речку, получу сразу две номинации - "Самый тупо исполненный подвиг во имя дамы" и "Самая странная смерть". А потом свистун прыгнул, не знаю, чего он хотел добиться, перепрыгнув стену, но на этот раз с лишним весом он не долетел. Раздалось БАМ, и его тушка повисла на частоколе, задница с куцым хвостом свесилась со стороны борга, а шея вместе со мной со стороны леса. Правда, когда он насадился на колья, я сорвался и грохнулся с трехметровой высоты вниз, но к счастью нечего не сломал.
   Как потом мне рассказали, мое сольное выступление видело пол поселка, особенно всех впечатлил полет на траксе на фоне луны. Народ в деревне еще добивал измененных, но мне было уже на все наплевать. Я лежал без всяких мыслей, все мои чувства сосредоточились вокруг области чуть ниже живота, было такое ощущение, что мое достоинство разбили, прокрутили на мясорубки и зажарили, не отрывая от тела. Боги, такой боли я еще никогда в жизни не испытывал.
   Итог ночного боя был хреновый, мы потеряли двадцать три человека, для нашего борга это очень много. В числе погибших попали и двое из компании Скегги, именно они стояли на воротах. Раненых было сорок четыре, пятеро практически мертвы, но ведьма вместе с друидом вытащила всех. Всех раненых включая меня, положили в общем доме, там я и познакомился с Магни. Атмосфера в этой палате для больных была веселая, и все благодаря мне. Рассказы о моем героическом родео, обрастали все более фантастическими и смешными с точки зрения рассказчиков подробностями, а учитывая характер моего ранения, народ без смеха вообще в мою сторону смотреть не мог. Девушки, как раненые, так и заходившие проведать постоянно сочувственно интересовались о том, как идет процесс заживления, при этом периодически прыская в кулачек. Только одна Дайша которая под конец своего противостояния со свистуном, все таки огребла рваную рану на ноге, переживала за меня без всяких шуток, кстати, она уделала своего противника один на один, не смотря на рану. Прошлись и по Инге, что мол даже попытка спасти ее закончилась для мужика так плачевно. Не до смеха было только мне.
   В общем, все закончилось более, менее хорошо. Но если б не Рун борг мог бы и не пережить нападение. Нет, со свистунами конечно бы справились, но потери были б такие большие, что выжившим селянам пришлось бы или уходить к соседям, или назад в княжество. Рун в одиночку уничтожила десять из пятнадцати траксов. Общество, рассмотрев со всех сторон ночную атаку, пришло к выводу, что поселку помимо частокола нужен ров, во избежание в дальнейшем таких геморроев.
   Для меня лично, если не считать ранения, бой принес много плюсов. Меня, наконец, приняли за своего, отныне я стал Ульвом из Ольса. При разделе трофеев мне досталась солидная доля, шкуры свистунов стоят дорого, как и ингредиенты из них, правда долю я мог получить только товарами из борга, но меня это устраивало. Я уже знал, что взять за долю, правда весь заказ кузницу моя доля покроет разве что на треть, но надеюсь, он сделает в долг.
   Еще одним последствием того боя для меня стала Инга, и я даже не могу сказать плюсом это идет или минусом. Инга объявила мне, что у нее долг жизни передо мной, и она будет стараться отплатить его мне. Не знаю, что она хотела, но в результате стала вести себя со мной как будто мы женаты. Она стала готовить и приносить еду, забирать чуть ли не с боем мое белье в стирку, поднимать меня утром на работу, не давать попьянствовать в трактире, в общем, исполняла все обязанности супруги, кроме одной, главной. Об этом я даже и не заикался. Я говорил про все обязанности? Когда Инга обломала меня, чуть ли не сдернув с Дайши, я понял, что список она закрыла. В конце концов, я все-таки попробовал местную специалистку по алебардам и снятиям стресса, но незримое присутствие моей должницы, сделало меня нервным и все хоть и прошло штатно, но без огонька.

4

   - Ну, здравствуй Ульв
   Инга как всегда в своем репертуаре. Смотрит на меня, как будто я совершил все из возможных преступлений против человечества. В ее глазах читаю обвинение, приговор, и даже способ казни. Народ за ее спиной начинает подтягиваться, ну конечно, как можно пропустить очередное представление под названием "Инга в очередной раз отдает долг жизни". Наш театр одного актера, и одного статиста, угадайте, кто есть кто, неизменно собирает аншлаг, деньги, что ли с них брать.
   Как и все северянки высокая, стройная и фигуристая. Толстая коса, золотом блестит на призывно колыхающейся в такт дыханию груди, похоже до домика Рун она если не бежала, то шла быстро. Но кое-что все-таки отличает Ингу от остальных местных дам, вроде те же голубые глаза, и форма лица типична для жительниц севера, но есть в ней, что то, что отделяет ее от остальных. Глаза смотрят чуть надменней и холодней, черты лица почти не заметно четче очерчены, походка и осанка, все как бы говорит я не с вами.
   Покорно выслушивать весь монолог, моей несравненной должницы, к глубокому сожалению зрителей, у меня в этот раз не было времени. Так что поток слов пришлось прервать, взяв под локоток, удивленную таким поворотом Ингу. Повел ее в сторону ворот, вкратце обрисовав ситуацию. Вроде прониклась и поостыла. Пока провожала меня до опушки леса, поинтересовался у нее, что заставило ее сорваться и отлавливать меня у дверей Рун. Я часто ухожу в лес на несколько дней, вроде раньше это такой острой реакции у нее не вызывало. Инга хоть девушка и с закидоными, но только когда это не касается дел, в мои графики выходов на охоту, ранее она вмешиваться не пыталась.
   Все оказалось просто, мой красочный приход в деревню произвел впечатление на воротных, и по деревенскому телеграфу информация дошла до Инги. В каких звеньях в цепи слухов, рассказ стражей претерпел метаморфозы, и боги не разберутся. А может это была изначальная версия, но до дочери кузница донесли, что Ульв все-таки скопытился в буреломах Нордлика, но был поднят старой ведьмой и призван для ее каких-то ведьмовских дел. Инга девушка умная и такому бреду не поверила, но факт что я пришел в борг в хреновом состоянии, и сразу ломанулся к Рун ее взволновал. Вот и прибежала она к домику ведьмы, а тут я выхожу весь сияющий как начищенный медяк, ну дальше вы поняли. Деревня она и в Нордлики деревня, даже если это борг.
   Обратно к лежки опять пришлось почти бежать, хорошо хоть путь туда я вызубрил на ять, могу хоть с закрытыми глазами идти. Но лес опять отнесся к моему забегу благосклонно, так и привыкнуть можно, нехорошо. А почти в конце пути мне еще и подарок подкинули.
   Подходил я к лежки волчицы уже почти по темноте, и тут справа от тропы услышал шорох и радостное похрюкивание. Молодой кабанчик, что то самозабвенно хавал, тупой свин совсем оборзел, почти ночью рядом с тропой, так громко жрать, ничего не замечая вокруг. Таким не место в лесу, осторожно снял с себя бурдюки, снарядил лук, порось все так же продолжал чавкать, ну что ж ты сам выбрал свою судьбу. Трофейная, тяжелая, зазубренная стрела на две трети ушла в бок животного. Короткий визг и небольшой шум падающего тела, стрела пробила кабану сердце, и быстро оборвала тому жизнь. Тушка весела килограмм сорок, с учетом молока и оружия, выходило тяжеловато, ну ничего своя ноша не тянет. Во всяком случае закрыл еще одну проблему на несколько дней, питание для себя и волчицы. Закинув тушку на закорки и порысил дальше по тропе, стало совсем темно, ориентировался по памяти и чутью.
   Серое семейство нашел уже в середине ночи. Волчица даже не встрепенулась, почуяла меня еще на подходе. Плюнув на конспирацию, зажег костерок, ночь выдалась облачная не зги, не видно, а что с серыми посмотреть надо. Волчица уже немного набралась сил, и изменила положения тела, свернувшись колечком и поджав больную лапу. Внутри кольца лежали два тельца волчков, и тихо поскуливали, одна утренняя кормежка для быстро растущих организмов очень мало. Мамаша периодически проходилась то по одному, то по-другому лопатой языка, как бы говоря, я здесь, все будет хорошо. Не знаю как, но она смогла объяснить щенам, что сиськи теребить, пока не стоит.
   Серая оторвалась от детей, и посмотрела на меня, как бы говоря: "Ну что же ты, а ведь обещал". Блин, где то я недавно такой взгляд уже видел, чертовы бабы. Еще перед волчицей оправдываться не хватало. Дальше все пошло по проторенной колее, покормить мелких, разделать кабанчика, предварительно сняв шкуру, покормить и напоить маманю. Дать волчицы лекарство Рун.
   Пожарил и себе мяско, на огонек и запах пришел кропс, мелкая нечисть, похожая на ежа переростка, но вместо колючек длинная шерсть, огромные вечно удивленные глаза и круглые смешные уши. Абсолютно безобиден, но может принести пользу, если приручить. Ставит вокруг места, где обитает не сильный морок, на многих существ действует, существо как бы будет обходить место под мороком. Не знаю почему кропс не почувствовал волков, но когда он понял в компанию кого он попал, у него похоже чуть сердце от страха не разорвалось. А вот разумных кропсы не то что бы не боятся, они как то определяют, будут им причинять вред или нет, и выходят к людям только когда уверены в безопасности. Кропсов даже называют иногда "бивачники".
   У нечисти, похоже, что то перемкнуло, когда он увидел такую странную компанию, но протянутый кусочек мяса немного вывел его из состояния ступора. Аккуратно взяв протянутое, что то пискнув шустро удалился в темноту. Запрятав оставшеюся часть туши, и закопав подальше не съедобную требуху, я затушил костер и прилег спать рядом с волками. Теперь, когда волчица набралась сил, она в любом случае обнаружит опасность раньше меня и подаст сигнал.
   Утром меня разбудил шум волчьего семейства. Еще не разлепив глаз, прислушался, шуршание, попискивание волчат, странное рыканье, похожее на воркование. Интересно, поднялся. Картина забавная, волчица мордой выпихивала слепышей с лежки и те попискивая ползли обратно, и все это под ее одобрительное порыкиванние. Понаблюдав за этими забавами с полчаса, понял, что это у них типа утренней зарядки.
   После того как малыши размялись, занялся их кормежкой. Пока кормил мелких увидел, что волчица пытается встать. Хотел помочь, но натолкнулся на такой взгляд, да если в ком то и сосредоточилась вся северная гордость, так это в волках, куда там до них нашим гонористым ярлам. Сидел и смотрел как это не сгибаемое существо раз за разом, пытается утвердиться на постоянно предающих ее лапах. Через минут десять воля все-таки победила телесную слабость, очень четко запомнил эту картину. Чуть шатающийся, но гордо смотрящий зверь.
   Ела волчица сама, с земли, мне разрешила только слегка придерживать ее с боку, да и это вряд ли бы позволила, просто боялась завалиться на малышей. Поить, правда, пришлось как обычно, ну не взял я миску, как то не подумал, нужно корытце какое соорудить.
   Утомленное и сытое семейство уснуло, а я занялся разбором трофеев, и планированием на ближайшие дни.
   Трофеи, наконец, разобрал и упаковал. Вроде казалось ну что тут такого пара наконечников для пик копьецо и три ножа. В нашем мире с металлом беда, точнее не с металлом, а с его добычей. Даже простое железо залегает глубоко в горах, очень редко жилы выходят на поверхность. Ну и что скажете - бей шахту и греби руду - проблема в том, что как только появляется хоть какая то нора, в ней обязательно заведется какая ни будь жуть. Профессия рудокоп, пожалуй, самая опасная и самая уважаемая в мире. В рудокопы идут самые отчаянные, и если выживают долгое время, становятся одними из самых сильных бойцов. Там в шахтах война не затихает ни на минуту. Так что даже простое железо очень дорого, а если учитывать, что в Нордлики и гор почти нет, и сюда его завозят, делайте выводы.
   На поверхности металлы добывают больше всех дварфы, когда то они жили в подземных городах, но после "войны Порталов" отовсюду к ним полезло столько всякой дряни, что им пришлось переселяться на поверхность. Так и стоят где то их заброшенные города с новыми жильцами, но дварфы хоть и стали наземными жителями, но навыков не растеряли. Селятся их рода в предгорьях, а в горах они добывают много ништяков, оплачивая их естественно кровью, к тому же дварфы еще являются одними из лучших кузнецов.
   А еще у этого мира есть подземная часть, нет, не путайте с рукотворными городами дварфов. Подземный мир это естественное образование, по величине подземный мир как бы ни больше надземного, но это точно никто не знает. До войны в подземном мире жило очень много рас, но сейчас официально известно только про две. Цверги или карлики, родственники дварфов, главное дварфам этого не говорить, а то сразу в круг потянут или просто морду начистят. И дроу, или темные эльфы, отколовшиеся в незапамятные времена, от своих светлых или как их еще называют высоких эльфов. Вот дроу и цверги и являются поставщиками металлов так сказать снизу.
   Про дроу и цвергов мало известно, а хорошее я про них вообще не слышал, но то, что они выживают и даже живут в том аду, под названием подземный или нижний мир, вызывает у всех неподдельное уважение. Те же дварфы как бы ни кичились, но их вышибли из собственноручно построенных уровней, а тут живут, прямо рядом с источником половины проблем этого мира.
   Ну вроде все, осталось найти полешко, и выдолбить корытце для больной, чтоб гордость ее не ущемлять. Кстати надо будет лапник на лежки поменять, а то волчица еще ходить пока не может, а естественные надобности потихоньку справлять начала, да и мелкие засранцы тоже молоко перерабатывают со страшной силой. Ладно, это уже ближе к вечеру будем делать.
   Закончив выдалбливать корытце, задумался о том чтоб еще поделать, странно первый раз, находясь в лесу, не знаю чем себя занять. С одной стороны даже не отходя далеко от волков, в округе можно много чего пошукать, с другой стороны своим шатанием туда-сюда кого-нибудь на хвосте притащу, и хорошо если это будет, что то вроде безобидного кропса. Нельзя этого делать пока волчица нормально на ноги не встала. Будь я опытным охотником, тогда еще может и порыскал по окрестностям, но нет у меня пока настолько острого чутья на опасности.
   Охотник в этом мире, и особенно в Нордлике это разумный, который ходит в лес, да именно так. Охота на зверье это только часть работы охотника, все, что связанно с лесом: сбор растений и ингредиентов, добыча ценной древесины, сама охота, разведка и патрулирование территорий, все это работа охотника. В наши леса ходят или охотники или идиоты.
   В нашем борге охотниками числятся двадцать человек, я из них самый не опытный. Да возможно как боец я из них лучший, но для охотника быть хорошим бойцом дело нужное, но не главное. Хороший охотник не станет доводить ситуацию до крайности, он должен почувствовать опасность заранее, обойти и уклонится от боя. Я еще плохой охотник, поэтому дальше дня пути "охотничьим шагом" я ни разу не бывал. На этом расстояние от борга местность прочесана вдоль и поперек, все основные опасности известны, всякая гадость периодически прореживается. Так что я как бы пока кручусь на детской площадке, старшие же мои товарищи уходят на десять, а то и на тридцать дней, вот там, куда ходят они и начинается настоящий лес.
   Работа охотника состоит из трех видов деятельности, первый и главный работа на борг. Это выходы за мясом, обычно группой по четыре-пять человек, работа над заказами от мастеровых борга. Нужна ценная древесина, идешь к друиду, он говорит, куда пойти взять, нужны травы или ингредиенты, шкуры или еще что, за всем посылают охотника. Все это, безусловно, оплачивается, более того, торговаться в цене с мастеровыми нужно обязательно, ну кроме ведьмы, с ней не советую. Но заказы борга и мастеровых выполнять нужно в первую очередь. Вторая задача охотника, это разведка. Дойти до соседнего борга и проверить все ли там в порядке, да весточки от родных передать, поглядеть на странное место и понять что от него ждать, узнать что за тварюки ходят и гукают по ночам, пойти встретить караван и еще десятки таких дел. И только в последнею очередь охотник работает на свой карман. Тут основной доход идет от пушнины, и шкур, но иногда попадаются очень ценные ингредиенты.
   Помню когда я еще ходил с Варди, шли мы мимо маленького вонючего болотца, и тут хренакс выскочила из болота между нас тварюшка мерзкого вида. Похожа на сгорбленную старушенцию, только криво выпиленную из гнилого бревна, Варди как заорет: "Ложись", я его команды привык выполнять, как шел, так и упал. Чувствую, как надо мной звуковая волна проходит, но звука при этом нет, только волосы дыбом встали. Лицо поднимаю и вижу, учитель из лука садит в нечисть стрелы одну за другой, а она к нему поворачивается, тут он уже падает, ждать не стал и прям из положения, лежа к ней скакнул. Топор из-за спины вытащить успел пока добежал, и башку ее деревянную расколол. Как потом сказал Варди нам жутко повезло, что живы остались, а нарвались мы на кикимору, и даже чутье опытного охотника подвело. Один ее беззвучный крик, и все, откуда он завелась в этой луже рядом с боргом, непонятно. Десятки раз мимо нее ходили, а тут на тебе, но нет худа без добра, за требуху из ее тушки заплатили столько, что я все свои долги закрыл, и за щит с топором и за многое другое.
   После обеда волки проснулись, первыми завошкались волчата, мать, открыв глаза, сразу начала наводить марафет мелким, вылизав их, поглядела на меня. Намек понял, накормил детишек, пока кормил, волчица смогла встать уже более уверений, и даже проскакать на трех лапах несколько метров. Там сделала свои дела, но дальше присела отдохнуть. Воспользовавшись ситуацией, подтащил к ней слепышей, а сам убрав старый лапник, под одобрительным взглядом хозяйки лежки заменил на свежий. Вернув волчиков в гнездо, поставил перед матерью еду и питье, пока она насыщалась, при помощи фляжке и тряпицы стал отмывать ей бока и лапы, негативной реакции со стороны волчцы не последовало. Вечером приходил кропс, получил свою порцию мяска.
   Так проходили день за днем, я ходил на хоту притаскивал мелочь или зайцев или птичек. На четвертый день у волчицы появилось молоко, но от коровьего щены так же не отказывались. Волчица выздоравливала все быстрей и быстрей, на пятый день она смогла встать на все четыре лапы, и пройтись на них, чувствовалось, что ей хочется побегать по настоящему, загнать, кого ни будь зайца. Все-таки прав был друид, она еще совсем молоденькая, но материнские обязанности выполняла неукоснительно. Тренировки детей становились все более сложными, теперь она относила их по дальше от лежки и заставляла ползти на голос. Мелкие возмущенно пищали, но ползли. Лапа была шустрее Серого, но зато Серый мог и три дистанции проползти, когда Лапа и на второй начинала сдавать. Серый упорно полз, пока были силы, а вот Лапа, как только уставала или что скорее ей надоедало, переворачивалась на спину и поднимала скулеж до небес, что даже у мамки нервы не выдерживали. Одним словом девка и манипуляторша.
   На восьмой день у волчат открылись глаза, и начался Армагеддон, на отдельно взятой поляне.

Прода от 10.12.13

   Проснулся я от ощущения, что меня пытаются побрить то ли наждачной бумагой, то ли точильным камнем. Открываю глаза. Ага, одна наглая морда, не успев впервые оглядеться, решила сразу навести марафет этому странному, но знакомо пахнущему существу. Лапа усиленно обрабатывала своей теркой, по недоразумению названной языком, мне лицо. Остальное семейство внимательно смотрело на это действо. И если маманя просто наблюдала, то Серый, может и был бы рад, присоединится к сеструхе, но ползти пару метров до моего тела ему было явно в лом.
   Встретившись со мной взглядом, щена прекратила свое увлекательное занятие, и склонив морду на бок уставилась на меня, как бы спрашивая: "Ну и что, на это скажешь?". Пришлось сказать заветное: "БУ". О.. реакция последовала незамедлительная. Лапа с писком бухнулась на задницу, и похоже чуток со страху писнула под себя, потом резво развернулась и смешно закидывая свою толстую корму полу поползла полу поскакала под защиту мамки. Попутно оглашая окрестности жалобными причитаниями, типа: "Я ж хотела как лучше, а он..., а я...", ну в общем вы поняли.
   С этого момента тихая жизнь на волчьей поляне превратилась в бедлам. Все что можно было обнюхано, облизано, а позже обгрызено. Все что шевелилось, решительно ловилось, а что не шевелилось, растормашивалось и то же ловилось. Если первые дни Лапа отрывалась за двоих, то позже подключился Серый, тот в отличие от сестры долго намечал себе жертву, но после вцеплялся в нее до самого ее конца. Будь то палочка или какое ни будь несчастное насекомое.
   Особым трудными и интересными занятиями у волчат считалось ловля маминого хвоста и вечерняя ловля кропса. Первое осуществлялось только с разрешения хозяйки данного девайса. Когда мамка благословляла (уж не знаю как) волчат на поимку этого изумительного с их точки зрения предмета, первой в бой естественно бросалась Лапа. Правила поимки были просты, только кончик, никакого жульничества с попыткой схватить по середине или у основания. Лапа скакала бешеной белкой, шамкая еще почти беззубым ртом, а ее брат в это время готовился и сосредотачивался, после шел один пусть пока и совсем небольшой прыжок, и вожделенный серый кончик, оказывался, зажат и вылизан.
   В отличие от хвоста, у кропса никто разрешения не спрашивал. Первая попытка пожамкать нашего недоежика, была предпринята в тот же вечер. Кропс как обычно пришел за своей порцейкой, волчата уже собирались на боковую и лежали сладко позевывая после сытного ужина. И тут такое диво нарисовалось, в общем Лапа в вперевалочку пошла знакомится, кропсу такой расклад не понравился и цапнув мяско тот быстро свалил в темноту. С тех пор каждый поход мелкой нечестии за едой превращался в полноценную боевую операцию, как со стороны кропса так и со стороны волчат. Засады, обходные маневры все шло в ход, волчики впервые начали работать в паре. Обычно Лапа изображала сильную заинтересованность личностью кропса, но при этом не подходя слишком близко что б не спугнуть, а в это время пока тот отвлекался на ужимки сестры Серый обходил его по дуге. При мне кропса словили только один раз уже под конец нашего совместного жития, сильно не били но немного поваляли и отпустили. Весело каждый вечер было всем, кроме несчастной жертвы охоты, но кропс упорно приходил, может так любил жареное мясо, а может просто мазохист.
   В тот день когда мелкие впервые увидели окружающий их мир, волчица решилась самостоятельно пойти на охоту. После обычных утренних процедур и кормежки, она встала, потянулась и вопросительно взглянула на меня, я уже давно ждал этого момента.
   - Иди уж, загони, кого ни будь, только будь осторожна - Я строго взглянул на молодую охотницу.
   На мое напутствие, мамаша только фыркнула, мол не учи ученого. Потянула носом воздух и потрусила в лес, но перед этим остановилась на опушке около неприметного бугорка, там я зарыл тело ее охранителя и друга. Постояла опустив морду к земле, потом коротко взвыла будто что то обещая, и как тень растворилась в листве.
   С тех пор мое присутствие на поляне стало чисто номинальным, маманя сама прекрасно справлялась с поставками мяса, кое волчата сначала помаленьку, а потом все активней стали добавлять себе в рацион. Кстати как только волчица уходила на охоту, волчата тут же из стихийного бедствия превращались в примерных детишек. Тихонько лежали в лапнике прикидываясь ветошью, и только вздрагивающие уши и задираемые носы показывали, что сканирование обстановки идет не прерываясь.
   Я так же не терял времени, набивая мешки всякими ценными дарами леса, конец весны в плане охоты пустой, шкуры у зверья еще потрепанные после зимы, про меха говорить вообще смысла нет, их время придет в конце осени и зимой. Зато травы, коренья.... тут для сбора полное раздолье. Нашел один интересный древесный грибочек, очень ценится снадобье из него у постаревших ловеласов и прочих мужиков обремененных молодыми красотками, но обделенных некоторыми мужскими качествами. В течение двух дней, как учили Варди и Рун, снимал его с дерева, целый шаманский ритуал. С этой флорой вообще целая наука, когда что и как собирать, как хранить, иногда тушу освежевать проще, чем какой ни будь цветочек сорвать. Хотя иные органы из тел достать не легче.
   И вот пришло время расстаться со ставшей мне уже родной семейкой. Вечером когда малышня заснула, волчица будто поняв, что это вечер у нас последний, села рядом со мной вглядываясь в небольшой костерок.
   - Ну что, пора мне серая, здесь я сделал все что мог, дома дела ждут. - Я ни на минуту не сомневался, что она понимает мои слова дословно. - Часто не обещаю, но раз в четыре-пять дней буду к вам заглядывать, как тут у вас. Ты давай поосторожней, береги мелких.
   Волчица встала ткнулась мордой мне в плечо, вроде как: "Не переживай все будет в порядке". Утром я в последний раз напоил молоком волчат, хлебали они его уже из выдолбленной миски, собрал манатки, и не оборачиваясь двинулся в сторону борга.
  
   Прода от 11.12.13

5

  
   Борг меня встретил меня шумом и гамом. Обычно тихая и размеренная жизнь поселения, напоминала весеннее сборище фей, есть у нас такая нечисть, мелкие человечки с прозрачными крылышками. Глупые и проказливые, но вреда от них особого нет, впрочем как и пользы. Народ бестолково суетился, беспорядочно перемещаясь, да и людей было значительно больше чем проживает в борге.
   Оказывается, пришел караван из княжества, но этого мало, с ним пришел и хирд нашего борга, под предводительством сына Бьерна, Асвера, а с ним пришел еще и один свободный ярл Тормунд со своей небольшой ватажкой.
   Пожалуй, стоит рассказать об этой стороне жизни Нордлика. Помимо торговли лесными богатствами, второй статьей доходов, а скорее и первой для нашего полуострова считается наемничество. Помимо княжеских ярлов с их хирдами, почти каждый борг имеет свое небольшое войско во главе со своими вожаками. А еще есть куча так называемых свободных ярлов - это воины, что заработали себе имя и репутацию, и теперь собирают под свои знамена людей. Все эти ватаги от отрядов в несколько сотен, до групп с десяток бойцов, так или иначе, наемничают во всех известных странах.
   Так, например хотя в нашем борге проживает чуть больше трех сотен душ, но реально постоянно живут чуть больше двухсот, остальные либо в нашем хирде или в чьем ни будь еще. Да и те кто живут в борге не редко выбираются на вольные хлеба, та же Дайша в свои двадцать четыре уже успела по оттягиваться вместе со своей алебардой где то в лоскутных королевствах почти три года. Все от этого в Нордлике только в плюсе, кто из борга уходят в наем, несет от заработанного и трофеев в борг долю малую. А если не возвращаются, то за них это делают друзья или ярл. Ярл же если не хочет проблем на свою голову буйную, от своей доли отдаривается перед князем. Только те, кто вступил в княжеские дружины, потеряны для борга и как доход и как люди, но как я говорил выше, княжеские полководцы в наших краях отродясь не появлялись.
   Направлений куда уходят наниматься, три.
   Первый и самый проторенный путь это на юг, на континент, в Лоскутные королевства, и дальше в империю и еще много куда. Здесь придется рассказать об географии и истории нашего материка.
   Начну как обычно из далека, а точнее с "Войны порталов", до этого всемирного побоища, люди как раса мягко говоря не котировалась, так дикари. Но после всеобщего веселья, когда одних помножили на ноль, а других, допустим тех же орков поделили, чуть ли не на сто, стало много места и очень мало претендующих на него. Людей то ж положили не меряно, но вот воспроизводится они смогли быстрее всех остальных вместе взятых. Ну может только орки и гоблины от нас в этом деле не отстают, но их принцип что из мелких выживает только сильнейший, оставил их за бортом гонки по размножению. Так что где то три тысячи лет назад сложилась такая картина. На юго-западе в своих последних лесах окопались последние эльфы, они и так после всеобщего писца почти обнулились, так еще их богинька что то не поделила с нашей Алуей (они, кстати, сестры) и устроила так называемую "Войну дриад", где ее паства в очередной раз умылась кровью. На западе и северо-западе орки и прочие гоблинойды заново пытались заселить свои бескрайние степи. А вот весь центр и восток материка, а так же часть юга остались на откуп людям.
   Люди, где потеснили, а где просто напрочь вымели остатки других рас. Поверьте, людям было, за что отрываться на своих соседях, воспоминания о прошлом еще ох как были живы, а что дикари отлично подходили и как тягловый скот и как разумная жертва на алтарь, а где и как блюдо к столу. Но кроме огромного незаселенного пространства, людям осталось огромное наследие от ушедших в небытие. Люди впитывали знания из всех источников, до которых могли дотянутся. Так что по пришествию тысячи лет назвать людей тупыми дикарями только у эльфов язык бы повернулся. Так бы и жили человеки поделенные как обычно на десятки и сотни стран, с разными обычаями и языками, но по прошествии еще тысячи лет произошло еще одно значимое событие.
   Дварфы почти две тысячи лет отбивались в своих подземных городах-крепостях от наследия прошедший войны, но даже упрямству подгорных жителей, когда то приходит конец. Дварфы наконец дошли до той точки, когда или нужно что то кардинально менять или идти в след за многими другими подземными расами, в никуда. И дварфы вышли на поверхность. Вышли они в предгорье на территории небольшого королевства, как ни странно люди их приняли очень хорошо. Тогда еще король Эбрис , выделил для проживания не многочисленных подгорников все предгорье со всеми богатствами во владение дварфов, и не прогадал. Через пять лет войска Эбриса одетые в лучшие на то время доспехи и использующие так называемую легионную тактику, взятую от хирда дварфов, втоптали в поля все армии соседних государств.
   А по прошествии еще десяти лет в центре северной части материка родилась Золотая империя, которую провозгласил император Эбрис Великий. Империя росла и развивалась в течение двух тысячелетий. Иногда она сужалась до границ королевства Эбриса из-за нашествий из вне и гражданских войн. Или наоборот разрасталась почти на всю северную часть материка, вклиниваясь в орочьи степи, и далеко на юг. В лучшие времена имперские знамена поднимались на восточном континенте.
   Очередной вехой в истории империи стало пришествие Ассов. Тысяча двести лет назад, на постоянно неспокойной границе с орками, наметилось странное шевеление, каково же было удивление имперских пограничников, когда к крепости-заставе вышла не очередная орда, а люди. Ассы, золотоволосые и голубоглазые, высокие, сильные. Ассы пришли с западного побережья материка, куда приплыли, убегая с мифического западного континента. Что заставило их бежать от туда история умалчивает, но тот факт что люди, которые прошли как нож сквозь масло через все степи орков, от чего то бежали уже говорит о многом. Империя приняла новых поселенцев, щедро выделив им под проживание полуостров Нордлик. Так было заселено одно из самых диких мест на континенте, а у империи появился самый знаменитый, заставивший всех себя уважать (включая и орков), никогда не отступающий Восьмой Северный легион.
   Так прошло двести лет, империя обрастала жирком, да что там просто нагло жирела. Золото лилось от всюду, из колоний с восточного континента, с южных провинций, от торговли с эльфами и нижним миром. Но жадность порождает только жадность. Нордлики, так стали зваться Ассы, к этому времени уже заселили полуостров на пятьсот километров вглубь. И от них пошло множество ништяков, но вот беда, когда их отправляли в эту дичь, никто не предполагал что там окажется золотое дно. А по условиям за то, что они, верно, проливают свою кровь за империю, никаких налогов и податей с них не берут. И грызло желание поиметь со своей северной провинции много вкусного имперских чиновников со страшной силой. И тысячу лет назад империя совершила страшную ошибку, нарушила собственное слово и собственный закон.
   Может быть, если новый закон об обложение северных земель ввели как ни будь помягче, то история пошла бы по другому пути. Но когда вместе с чиновниками в Нордлик приперлись солдаты из центральных гарнизонов, со своим пониманием как нужно обходится с местным населением, привыкшие нагибать местных работяг и любить их жен как им захочется. Только им забыли сказать что в Нордлики мирных жителей нет вообще. Через несколько месяцев в столицу империи прислали мешки, много мешков, на них было написано "Вот ваша подать", в мешках были головы всех кого так не осмотрительно послали в экспедицию по выбиванию денег из северян.
   Империя получила пощечину. Тогдашний император мало что из себя представлял, да и скажем прямо, приложить свои невеликие силы и еще менее великий интеллект ему было некуда. А тут такой повод, восстала провинция, маленькая победоносная война и он войдет в историю. Собрав шесть расквартированных в центре империи легионов и прихватив всю гвардию и почти всех столичных магов, Ипатий Эбрис двинулся на свою первую и последнею в жизни войну.
  
   В это время овеянный героической и жутковатой славой, на западной границе квартировал Восьмой Северный. Время для тех мест было мирное, и беды никто не ждал. Но столичные чинуши решили подстраховаться, и.... арестовать целый легион. Когда идиотов из тех же столичных гарнизонов повязали и допросили, выяснилась вся подоплека дела. Легион, верно, служил империи, тысячи нордликов ушли к Хель в боях, но дать проутюжить своих родных и близких.... Марш через всю империю был, наверное, самым быстрым за всю ее историю.
   В самом Нордлике то же не сидели, сложа руки, местные прекрасно понимали, что без ответа их подарок не останется. Народ вооружался, борги выдвигали свои отряды под руководством самых опытных бойцов к границе полуострова. С ними шли тогда еще не сильно знаменитые северные друиды и ведьмы Нордлика.
   Войска северян и имперцев сошлись на теперь уже знаменитом Рыжим поле. Рыжим его прозвали от того что на нем растет странная трава, цвета меди, больше никакая растительность на этом поле не живет, но и доминирующая флора дальше не расползается, в общем странное место. Империя выставила сорок две тысячи легионеров и четыре тысячи гвардии, Нордлики выглядели куда скромнее двадцать две тысячи бойцов. Стратеги империи решили не мудрствовать и ввиду подавляющего превосходства в силе просто задавить противника массой войск. Первый сюрприз их ждал еще на подходе, лучники. В империи искусство лука не было в чести, легионы использовали дротики, при осадах тяжелые дварфские арбалеты, легкие арбалеты начали вводить как раз после этого побоища. А вот охотники нордлика и не только они с луком были на ты. Град тяжелых стрел сильно проредил наступающие порядки. Второй сюрприз ждал их уже когда войска сошлись глаза в глаза. Имперский легион максимум дробился до манипулы, это двести солдат, эти двести солдат могли держать строй, но если их раздробить еще больше строй ломался. А вот северяне образовывали хирд из любого количества человек, более того, помимо фронтального строя, они образовывали клинья. Эти клинья врезались как острие в имперские порядки, несколько десятков ощетинившихся железом со всех сторон, наводили шороху как несколько сотен. Армия северян методично перемалывала легионы империи.
   Но жирною точку в этой маленькой победоносной войне поставили друиды с ведьмами и восьмой легион. Друиды показали, что цветочки выращивать не главное их занятие, а северные ведьмы, что в отличие от своих континентальных товарок, могут заговаривать не только прыщи. Имперских именитых магов изничтожили впервые часы битвы, а дальше на не прикрытые от магии войска обрушился ад. Возможно, имперцы еще могли переломить ход сражения, их резервы были сопоставимы по количеству со всей армией северян, но тут в тыл им ударил Восьмой Северный, подошедший к месту битвы. Мятежный легион в мгновение ока перемолол гвардию защищавшею ставку, а дальше пошло избиение, потерявших управление, войск.
   В итоге с поля боя выбралась едва ли пятая часть легионеров, в бою погибли все гвардейцы, сам император, все шесть командующих легионами и сотни нобилей империи. Катастрофа на Рыжем поле потянула за собой цепь событий, с запада хлынули никем не сдерживаемые орки, с юга из пустынь пришли очередные армии кочевников, сама империя погрузилась в пучину гражданской войны. Императоры садились на трон, чтоб через месяц бесславно сгинуть в очередном перевороте. Даже эльфы под шумок высадили энное количество своих меллорнов , и расширили свой лес на пару десятков тысяч квадратных километров. С тех пор империя сильно ужалась, с юга ее выдавили и теперь там правят потомки тех кочевников из пустыни. На западе между степями орков и нынешней империей цепь свободных баронств, самое интересное, что многие бароны или чистокровные орки или полукровки. Весь север теперь представляет нагромождение карликовых королевств, баронств, герцогств и простых маноров, за это север прозвали Лоскутными королевствами. Империя контролирует только центр и частично восточное побережье, но и там контроль только номинальный. Все колонии на восточном материке потеряны. Ну а на Нордлике уже тысячу лет расположено княжество Север.
  

прода от 12.12.13

  
   Вот такой на сегодняшний момент политический расклад на нашем материке.
   Основная работа у для наемников сосредоточена в Лоскутных королевствах, в этом аристократическом гадючнике ни на минуту не затихает война. Все бьются против всех, делят деревеньки, наследство, мусолят старые обиды, а обычно просто хотят побольше оттяпать от соседа. Наем в Лоскутные считается как ни странно мирным и не выгодным. Мирным он считается от того, что битвы как говорят нордлики у них потешные, но главное почти никогда в бою друг против друга не сходятся два хирда. Если обе из противоборствующих сторон нанимают ярлов, то все обычно сводится к надуванию щек, и воинственным маневрам вдоль границ. Нанять хирд для Лоскутных это показать свой статус, или быстро выиграть войну у более нищего соседа. Но такой безопасный наем обычно подразумевает скудную оплату и отсутствие трофеев.
   Более серьезные и дорогие дружины нанимает империя, имперцы конечно не забыли Рыжее поле, но с тех пор они ни то чтоб разучились, но воевать явно подустали. Поэтому все чаще пользуются наемниками, а лучше нордликов на материке наемников нет, так что скрипя зубами приходится им нанимать тех кто когда то разрушил их счастье. Тут и оплата намного выше, но и войны идут настоящие. В основном охраняют ярлы южную границу империи. Бывшие дикие кочевники уже перестали быть таковыми, и нынешние ханы вполне цивилизованы и имеют отличные регулярные войска, но от привычки потрогать мягкое подбрюшье империи отказаться до сих пор не могут.
   На западе нанимателями выступают местные бароны, как люди, так и орки. И те и другие против постоянных своих противников, что волнами накатываются из степи. Орки, ставшие местной аристократией, отбивались от своих сородичей наряду со всеми. Здесь северян знали и уважали, слава Восьмого легиона не померкла даже за тысячу лет.
   Те ярлы кто предпочитал чувствовать под ногами палубу, а не землю, шли со своими хирдами на восточное побережье Нордлика.
   Восточное побережье материка хотя официально и признавало себя частью империи, но реально это было некое объединение свободных торговых городов. После утраты колоний на востоке, именно через них шла почти вся торговля с соседним материком. Торгаши совместно оборонялись от всех кто мог покуситься на их независимость на материке, но на море лили кровь друг другу без всякой меры. И здесь главным инструментом конкурентной борьбы выступали наемники. Нордлики, еще когда звались Ассами, были великолепными корабелами и моряками, и навыков своих по прошествии лет не растеряли. Их дракары по праву считались лучшими боевыми кораблями. Морских ярлов нанимали как для охраны караванов, так и для уничтожения конкурентов. Поэтому все кто шли в наем на восток знали, что им, скорее всего, придется схлестнуться со своими земляками. Нордлики и сами вели торговлю с восточными соседями. Многие владельцы дракаров не брезговали и простым пиратством как на море, так на обоих побережьях. В общем доходы на востоке были пожирнее, но и восточное золото было с душком.
   И наконец, был третий путь для наемника. Тем, кому не нравилось резать себе подобных, но у кого руки начинали зудеть при виде оружия, шли в отряды специалистов по убиению всякой жути. Охотники на всякую магическую и прочую потустороннюю хрень были востребованы везде и всегда. Их нанимали и в помощь рудокопам, и для упокоения нежити, и для борьбы с измененными, да много для чего. Работа их очень хорошо оплачивалась, но и текучка у них была страшная. В боргах такие отряды не появлялись, так что все желающие испытать себя в деле, шли в княжество или на материк.
  

6

   Поболтав со стражей у ворот и получив все новости из жизни борга, я двинулся к домику Рун. Бойкая старушка корпела в своем необъятном огороде, пришлось малость подсобить. После скинул у нее все лишнее, чем не хотелось светить перед чужими, можно было и у Фроди, но уж больно день у него сегодня суетный, не буду отвлекать нашего трактирщика. Всю лесную добычу так же оставил у ведьмы, все одно травы почти все ей уйдут, с Рун я никогда не торговался, платила она всегда без дураков, честно.
   После ведьмы не спеша зашагал в сторону общего дома, но на полпути был отловлен, догадайтесь кем. Инге уже доложили что ее опекаемый наконец соизволил показаться в стенах борга. Приплачивает она воротным что ли, за оперативность? После поимки я был закидан кучей вопросов, осмотрен, разве что не ощупан, но точно обнюхан. Во всяком случае направление моего движения резко поменяли, и чуть ли не пинками загнали в баню. Пока я мылся Инга забрала все грязное, и принесла чистое исподнее. Раньше я за свое грязное белье бился с ней как раненый зверь, но в той битве я был раздавлен непробиваемым упрямством северянки, и махнул на Ингины заскоки рукой.
   После помывки меня потащили в сторону дома кузнеца, к моему питанию Инга относилась так же серьезно, как и к моей гигиене. Именно из-за возможности отведать стряпню дочери кузнеца, на остальные ее причуды я глядел сквозь пальцы, готовила Инга божественно. Да и к ее отцу у меня было несколько дел. Стейн, отец Инги, смотрел на наши странные отношения с философским спокойствием. У нордликов, родители редко вмешиваются в дела детей, ну если только те совсем перегибают палку. Хотя из каких-нибудь политических или меркантильных соображений могли попытаться свести своих чад с нужной половинкой, по тем же причинам могли потребовать разорвать отношения, да и родительскую ревность никто не отменял. Но не в случае со Стейном, тот полностью полагался на свою дочь, да и возможность управлять Ингой природа не предусмотрела. Стейн как и все ремесленники борга был из рода Хедлундов, так получилось что их род всегда больше склонялся к созидательной стороне жизни, когда как Ольсоны больше склонялись к профессии управленцев или торговцев, но отличными воинами были и те и другие.
   Пока молодая хозяйка собирала на стол, Стейн был вдовцом, мы с ним осматривали мои трофеи. Хлам из наконечников для пик и ножи из плохого железа ушли как лом по весу. Наконечники для стрел отдавать не стал, сам доведу их до ума и отдам Свану переоснастить хорошими древками, неплохой лук у меня теперь есть. Наибольший интерес вызвало листовидное копьецо и щитки. Щитки я попросил подогнать под себя и усилить железом, получится отличная защита на руки. Торговый спор вызвало копье, во-первых, наконечник был явно не из простой стали, но вот из какой не понятно. Во-вторых, древко, опять же дерево явно непростое, черное, тяжелое и твердое как камень. В общем судили мы рядили, но так к единому мнению как и цене не пришли, решили отложить спор и привлечь сторонних спецов в лице столяра Свана и караванщика Эймунда, один что то подскажет по поводу древка второй может знает что за сталь. Да и призывные запахи из обеденной не располагали к дальнейшей дискуссии.
   За обедом более обстоятельно поведал о своих лесных приключениях, заодно мне подробно рассказали о прибывших. Если нашего торговца я уже встречал, его караван приходил ранней весной сразу после нападения траксов, то сын Бьерна и наш хирд ушли в наем больше года назад, и видеть я их соответственно не мог. Асвер встал во главе нашей дружины около пяти лет назад, и сразу показал себя отличным ярлом, потери под его руководством были минимальные, а доход стабилен. За легкой деньгой и обещаниями богатой добычи не гнался, работал на проверенных направлениях и с проверенными нанимателями. Величина нашего хирда не превышала пятидесяти-шестидесяти человек, что по меркам нордликов было не мало. Голодранцев среди бойцов не было, даже новики были укомплектованы в железо по самые ноздри. Все кто вступал в хирд, получали не достающую амуницию из запасов борга, потом могли ее выкупить, или поменять на более хорошую. Но главное у нашего войска был свой маг. Наличие мага в наемном отряде резко поднимало его стоимость, да и круг задач, которые мог выполнять отряд, так же расширялся. В нордлики с магами была напряженка, ведьмы не говоря уж о друидах редко шли в наемники, несмотря на не раз ими доказанную боевитость, все-таки специально отнимать жизни у разумных им претило. Так что чаще всего маги в хирдах были из других мест мира, наш так вообще был захвачен где-то на восточном континенте морским ярлом, а потом выкуплен у того еще Бьерном, когда тот сам водил войско.
   Магия, как рассказывала Рун, делится в нашем мире на свою, отобранную и заемную. Со своей понятно, ты вырабатываешь энергию, ею же и пользуешься. Если верить ведьме, то ману вырабатывает любая жизнь, особенно разумная, и мага от не мага отличает только умение пользоваться своей энергией. К отобранной относится вся магия взятая не из себя а из вне, даже если ты свою манну сливаешь в накопитель а потом пользуешься ей ты уже используешь отобранную магию, а в этом случае вступают в силу совсем другие правила и магические законы. К тем, кто постоянно пользуется отобранной магией, относятся и друиды, а так же шаманы что жамкают своих духов, да много кто. Да и почти все классические маги таскают с собой накопители, а особенно везучие строят свои башни прямо на источниках магии. Ну и наконец идут заемщики, в первую очередь к ним относятся жрецы богов. Собственно жрецы и магами не являются, просто боги разрешают им от своего имени производить то или иное сверхъестественное действие, и дают на это энергию от своих щедрот. К заемщикам относятся и демонологи, это такие раненые в голову люди, что заключают сделку с демоном, принцип взаимоотношений у них почти такой же что и у жрецов с богами, правда с поправкой на конечный результат. Хотя говорят, есть особо крутые маги, что отлавливают демонов и заставляют их работать на себя на халяву.
   Нашего войскового мага я не видел, но Рун отзывалась о нем уважительно, а это многого стоит. Про пришедшего вместе с нашим ярлом Тормунда, ничего ни плохого, ни хорошего сказать не могли. Известно только, что его отряд выполнял контракт вместе с нашим хирдом, вроде как и наши и его люди понесли потери, и теперь он решил пройтись по боргам чтоб восполнить некомплект. Боюсь, в нашем борге ему обломится, после атаки свистунов, как бы и Асверу не пришлось добирать добровольцев в других боргах. В том ночном бою как раз и полегли в основном молодые неопытные новики.
   Посидели еще немного, потом я засобирался. Поблагодарив хозяйку за прекрасный ужин, наконец, пошел в сторону общего дома. Спать хотелось неимоверно, а завтрашний день будет хлопотным. Нужно будет кое-что расторговать из запасов, да и караван не пустой пришел, глядишь что и прикуплю. А вечером будет праздник по случаю возвращения хирда и одновременно тризна по не пришедшим, и затянется это как бы ни до утра.

Прода 13.12.13

  
   Утро я встретил злой и не выспавшийся. После двух недель ночевок в лесу постель кажется неземным наслаждением, но когда к этому наслаждению прилагается в нагрузку больше двух десятков тел... Как от их рулад общий дом не развалился. Обычно в нашей комнате ночевало еще двое таких же, как я, бедолаг без своего угла. Но теперь помимо пятнадцати гостей за тонкой перегородкой, в нашей половине ночевало еще семеро. Вся эта братия, похоже, хорошо приняла на грудь по случаю приезда, богатырский храп перемешивался с еще более неэстетичными звуками, а амбре стояло такое, что глаза слезились. Демоны, и эта бодяга затянется минимум дней на десять, а то и по более, впору начинать думать об отдельной жилплощади, или в лес переселятся. Уж лучше на земле или на ветке, чем так.
   Борг еще спал, чтоб как то убить время и выпустить накопившиеся раздражение вышел за стену на тренировочную площадку. Топор сначала нехотя, а потом все более яростно с воем рассекал воздух, поотрабатывал и удары щитом, быстрые подкаты и прыжки. Мой стиль боя постоянный напор, не дать противнику время на размышления, топором не фехтуют, им убивают. Остановился когда почувствовал, как приятный жар начал гулять по телу, а в голове прояснилось.
   -А ты вой не из последних, прав был отец.
   Я обернулся, вот же так увлекся, что не почувствовал зрителя. Асвер, а это точно был он. Молодая копия Бьерна, такой же огромный, такие же тягучие, показушно медленные движения. Он протянул руку.
   -Асвер, сын Бьерна
   -Ульв -зеркально повторил я его жест и пожал мозолистую ладонь.
   Постояли, помолчали. Ярл первым начал разговор.
   -Слышал я про последние твои дела, хорошо все сделал, правильно. Не спаси ты волчицу с детьми, быть бы беде большой.
   А то я не понимаю, полгода сидеть в осаде, боясь нос высунуть за ворота. Это считай почти конец боргу придет.
   -Выбора все одно не было, дураков только этих жалко, случайно они похоже на волков выскочили и сдуру пальнули - я вспомнил растерянные глаза молодого копейщика.
   -От дураков, самые большие беды, с умными злыднями куда как проще.
   А вот тут он пожалуй прав. Дальше разговор пошел о делах борга, рассказал ему о нападение траксов, посмеялись. Обсудили местных барышень, включая и Ингу, похоже, Асвер сам не знал сочувствовать мне или поздравлять. Ярл рассказал и о последнем найме.
   В наем на континент из северных боргов обычно уходили в сторону западного берега полуострова, там в прибрежном борге находили торговый кнорр и уже на нем отправлялись на материк. Таким путем за месяц хирд добирался до нанимателей. Обычно хирды уходили в наем на год-полтора, за это время они работали на одного-двух работодателей.
   В этот раз на Асвера вышел один барон из Лоскутных, баронство его было не большое, но имело перед соседями одно преимущество, а именно серебряный рудник. Саму разработку рудника барон отдал артели рудокопов, и к ним соваться соседи желанием не горели. Но вот поселок на выходе из долины, в котором сортировали и обогащали руду, а так же дорогу, по которой ценный груз транспортировали в замок феодала, пробовали на зуб постоянно. Раньше баронская дружина сама более-менее справлялась с непрошеными гостями, но с недавних пор у соседей наметилось какое-то нездоровое шевеление, и хозяин рудника решил подстраховаться, наняв хирды Асвера и Тормунда. И как оказалось не зря.
   Первым в схватку вступил малый хирд Тормунда, он со своими двадцатью пятью бойцами взялся сопровождать грузы в замок, когда как наш отряд охранял поселок. Тормунда жестко зажали на дороге, и потеряв пять человек ему пришлось отступить обратно к долине, но груз он не потерял. После этого началась осада поселка. При соотношение один к трем, северяне три месяца держали оборону. Периодические штурмы и ответные вылазки, потери со стороны осаждавших были большие, но и наши постепенно выбывали из строя. Жизнь нордликам осложнял, где то нанятый противниками отряд орков, да еще и с шаманом. Наш маг все время проводил в противостояние с оркским кудесником. Я обратил внимание ярла на этот факт, если начнут постоянно нанимать орков, то они составят конкуренцию нашим хирдам, на что тот, пожав плечами, ответил, что такой работы хватит всем. Чаша весов постепенно начала склонятся в пользу осаждавших, но тут на помощь к нордликам подошли рудокопы. В артели прикинули, что при таком раскладе, скоро доберутся и до них, и похерив свой нейтралитет пришли в поселок, приход почти пяти десятков закаленных в боях с нежитью и нечестью бойцов тут же поменял расклад. А через некоторое время подоспел и барон с дружиной, его заперли в замке, но сил не рассчитали и он разгромил войска соседей.
   После снятия осады, война затихла. Наш хирд не досчитался двенадцати человек, Тормунд потерял одиннадцать своих людей. Разозленные северяне с благословения барона, прошлись по соседним манорам, разграбив пару усадьб и даже осадив замок одного из своих оппонентов. Следующие полгода нордлики тянули службу все у того же барона, тот справедливо рассудил что пока ослаблять силы баронства рано. Но позже с кем-то договорился, кого-то купил, и коалиция против него распалась, барон щедро расплатился с ярлами и те отплыли домой.
   Поговорив еще немного на схожие темы, мы разошлись довольные друг другом. Тормунд, как я понял, через несколько дней отправится в княжество, попутно вербуя людей в боргах, а наш хирд останется дома до конца лета. Похоже, количество соседей у меня возросло на долгий срок, неприятно.
   На площади перед трактиром, несмотря на раннее утро, жизнь кипела во всю, я сперва зашел к Фроди и забрал кое что для продажи, в основном шкуры. Шкуры были не ахти, весенние, но и такие уйдут, но одна шкура была очень ценна, мне ее одолжил тот свистун, что влетел в дерево. Пока перетаскивал свое добро к телегам Эймунда, упарился больше чем на разминке. Если все простые шкуры отдал нашему коммерсанту, не торгуясь, то на шкуру свистуна у меня были особые виды. Работать с таким материалом в борге, к сожалению никто не умел, вот и появилась у меня идея отдать шкуру в княжество, пусть сошьют на меня броньку, а остаток пойдет как оплата. Эймунд на такое предложение согласился сразу, чувствую что сильно я продешевил, а впрочем ладно не в деньгах счастье. Обсудив нюансы того что мне нужно, и сняв мерки, ударили по рукам. Как я потом выяснил наш торгаш хоть и надул меня, но несильно, оказывается мастер по таким шкурам жил не очень и далеко, и в княжество тащиться было не нужно, а здесь на севере цены на труд все-таки пониже, так что навар у Эймунда будет хорош. Прикупив себе одежки, белья и несколько бытовых мелочей уже собирался уходить, когда взгляд зацепился за одну из выложенных на прилавках вещиц. Серый камушек в замысловатой серебряной оправе на витой цепочке, вроде и не было в нем ничего особенного, но что то заставляло раз за разом взгляд возвращаться к нему. Караванщик понял, что меня заинтересовало, и уже надул щеки, чтоб озвучить какую-нибудь несуразную цифру, но голос из-за моей спины выпустил из него весь воздух.
   -Волчий камень, Инге подарок присматриваешь. Бери, ей он подходит, да и тебе может когда пригодится. - Магни ухмыляясь смотрел на нас с Эймундом.
   Вот же показушник, но пользу своим выступлением друид принес, желание торговаться у продавца пропало, и камушек мне достался за смешную сумму.
   Отнес покупки в общий дом, в комнатах уже никого не было, все похоже разбрелись по своим делам, потоптавшись в раздумьях, направился обратно в трактир что-нибудь перекусить. В большом зале трактира стоял шум и гам, ха вот куда упылили все постояльцы, народ активно поправлял пошатнувшиеся здоровье. Покивал знакомым лицам, двинулся к свободному месту за столами, улавливая шепот за спиной.
   -А это кто такой?
   -Чернявый, как и Чен, только глаза нормальные.
   -Да я тебе рассказывал, это Ульв-охотник, ранний весной в борг пришел.
   -Какой еще Ульв?
   -Ну, который на свистуне ездил и чуть яйца себе не оторвал.
   -А этот, которого Инга шугает постоянно.
   -Да не шугает, а долг отдает, жизниии..
   -Мля, убереги меня Алуя от таких должников.
   Охренеть, слов нет. Вот так и создаешь себе репутацию, КЛОУНА. Тут мои горестные мысли прервали.
   -Здравствуйте, меня зовут Чен, а вас я слышал Ульв.
   Поднимаю глаза. Так вот какой ты, маг нашего хирда. Напротив меня присел, по меньшей мере, странный для этих мест человек. Так как он сидел, то его рост было определить затруднительно, но думаю, что в нем он проигрывал всем сидящим в зале, и проигрывал намного, очень худой. Плоское смуглое лицо, узкие глаза смотрели с каким-то змеиным выражением. И еще от мага веяло силой, странное ощущение.
   Ни рядом с Рун ни с Магни я так себя не чувствовал, нет умом я понимал, что они опасны и могущественны, но здесь было что то на уровне инстинктов. Я пожал его протянутую кисть.
   -Здравствуйте уважаемый Чен, да я Ульв, приятно познакомится.

Прода 14.12.13

  
   Поговорить с Ченом так и не вышло, разговор, не успев начаться, был прерван появлением тетки Гуды с блюдом, наполненным ее знаменитыми пирогами. А ее пироги - это святое, и осквернять их какими-то левыми разговорами никто не решался. А отдав должное стряпне трактирщицы, и залив в себя пару кружек пенного хмеля, я окончательно осоловел. И мне стало все равно кто сидит рядом со мной, крутой маг или высший вампир, да явись сюда сама божественная и начни танцевать голой на столе, даже бровью бы не повел. Сытость и явный недосып сделали свое дело, я привалился спиной к стене и задремал под монотонное гудение голосов.
   Очнулся только когда меня кто-то начал трясти за плечо.
   - Ульв просыпайся, все уже на площади, скоро тризна по погибшим начнется. - Фроди, добрейшая душа, не будил меня до последнего.
   В зале уже никого не было, и судя по сгустившимся теням, начинало вечереть. Я, потянувшись, разогнал застоявшуюся кровь и вышел на улицу. Вся площадь перед трактиром была заставлена столами и лавками, меж которыми сновали наряженные дивчины, расставляя снедь. Народ пока еще не сидел, а кучкавался по краю, разбившись на кружки по интересам. Прекрасная половина борга тусовалась отдельно, но это и понятно, у них свой мир, и нам вход туда закрыт. В пестрой толпе встретился глазами с Ингой, судя по ее взгляду, мне было обещано, что то нехорошее. Видать, увидев мою заспанную морду, она решила, что я нажрался и заснул в чьем-то салате.
   -Эй Ульв, давай к нам - хо,хо и Варди тут оказывается. Когда придти из леса успел?
   Улыбнувшись, я подошел к учителю, который стоял в окружение других охотников. Поручкавшись со всеми, прислушался к разговору старших товарищей.
   - Я тебе говорю у Белого ручья целая стая измененных прошла, там от их следов целая просека.
   -Да откуда им там быть, там же роща Хитанны стоит.
   -Да эта ленивая, совсем мышей не ловит.
   -Верно Одд говорит, в прошлом году буксы мимо нее к боргам прошли, и этот, ну который с длинным носом тоже с ее стороны приперся.
   -Да уж, с этим носатым, Норсенги намучались, и видь ничего его не брало, четыре дня весь борг в страхе держал, пока сам не издох.
   Ульв, а ты что молчишь, поведай обществу о своих делах великих - со смешком подначил меня Варди.
   Пришлось в очередной раз рассказать о своих похождениях с волчьим семейством. Охотников в первую очередь заинтересовало, откуда пришли браконьеры. Тут двух мнений не было, явно с побережья, не через весь же полуостров они к нам шли. Но вот с какого, мнения разделились. Наш борг стоял почти в середине, чуть западнее.
   - Или купец, какой привез или контрабандисты, вряд ли у них свое корыто было. Да и с западного они пришли, на востоке, морские ярлы, таких быстро на корм рыбам отправляют. Жаль, у Ульва не было возможности по следу их пойти, хотелось бы увидеть, в какой бухте их высадили - подытожил спор Варди.
   Я скромно промолчал, сильно я сомневался, что смогу держать десятидневный, а то и двухнедельный след.
   Тут дали сигнал к началу посиделок. На почетное место усадили рисса вместе с ярлами, к ним присоединились Рун с Магни, и как ни странно за начальственный стол усадили и Чена. Дружины уселись по левую и правую сторону от своих вожаков, причем сели, похоже, вперемешку. Остальные, невзирая на положение в борге, садились, как попало. Мы с охотниками оккупировали чуть отдельно стоящий стол, все-таки пребывание в лесу и постоянное одиночество, накладывает свой отпечаток.
   После того как все расселись, рисс взял слово. Поблагодарил судьбу, за то, что хирд пришел домой почти целый и с хорошей добычей. Под приветственные возгласы сказал слова благодарности Тормунду и его людям, за то, что сражались бок обок с нашей дружиной. Воины обоих ватаг радостно подняли кубки за боевое братство, и их не смущало, что возможно уже в следующем году они будут смотреть друг на друга через поле битвы. Следом стали вспоминать погибших. Называли имя невернувшегося, потом кто то рассказывал про него какую то историю, еще кто-нибудь что то вспоминал. Истории были разные, смешные и грустные, героические и просто бытовые. Один поведал, как такой то закрыл его щитом от шальной стрелы, другой, под смех слушателей, вспомнил, как они с покойным, в детстве подглядывали за девками в бани. Речи как и хмель лились казалось бесконечно, и это было правильно. Никаких слез и соплей не было, своих отрыдали дома, только смех, радость и немного грусти по ушедшим. Мне б хотелось, чтоб также проводили и меня, только я точно знаю, какой момент в моей жизни вспомнят. Гребанные свистуны, ненавижу.
   Под конец все дружно попросили Хель, долго души воинов за речкой не держать, а по-быстрому отпустить обратно в мир на перерождение.
   Хель, богиня мертвых, богиня смерти. Как это ни странно звучит, но она пожалуй единственная высшая сущность в этом мире, про которою можно сказать слово "добрая". Она никогда не воевала со своими родственниками, не вмешивалась в дела смертных, и вообще делает вид, что ее нет. Единственный известный случай, когда она пришла в мир, это так называемая "Война некромантов" Была в мире лет тысяч семь назад одна раса, как они выглядели и как их и звали уже никто и не помнит, но вот дела их до сих пор почти живут, а иногда даже побеждают. Вся бодяга, связанная с немертвыми и прочей некромантией пошла от них. Однажды они настолько заигрались, что Хель не выдержала и пришла по их души лично, и нет больше некроманского, гнилого народца. Но даже завзятые пацифисты богиню мертвых за это не осуждают. Если кто то назовет при вас некроманта, слугой Хель, можете рассмеяться ему в лицо, нет более страшного врага у труполюбов чем она. Они по ее мнению нарушают естественный ход вещей, да и ее добро виде энергии смерти уворовывают. Так что все кто балуются с некротическими силами, стараются как могут, оттянуть свое попадание за речку, и готовы обратится во что у годно только бы не попасть в руки богини. Но даже при таком отношение к некромантам, кроме того случая тысячелетней давности, она их в миру не преследует. В общем Хель уважают все известные и думаю неизвестные расы, даже орки, хотя они из принципа никаким богам не поклоняются. Уважают ее за корректное по отношению к смертным поведение, ну и еще все прекрасно понимают, что все там будем.
   Кстати, на одной из своих лекций, Рун рассказала мне, что это за силы смерти. Оказывается, когда живое существо погибает, часть ее жизненной энергии меняет знак и становится энергией смерти. Чем мучительней погибает существо, тем больше силы превращается в свою противоположность. Поэтому как некроманты, так и всякие умертвия стараются убить свои жертвы с максимальной жестокостью. Ну а количество энергии у жертвы зависит от многих факторов, но разумный дает ее куда больше.
   Тризна закончилась, и начался праздник, народ уже не сидел, а ходил от стола к столу. Кто-то притащил незатейливые музыкальные инструменты и полилась приятная и простая мелодия. Кое-где уже закружились пары, а кое-кто, приняв лишнее, веселился сам по себе. Мы с Варди пока сидели не вставая, изредка перекидываясь фразами. Я одним глазом следил за народом, высматривая одну особу, одновременно надеясь, и увильнуть от встречи, и увидеть ее. Почему встречаться побаивался, было мне понятно, а вот зачем увидеть...., наверное подарок хотел всучить побыстрее. Но Инга куда то запропала, с одной стороны вроде и хорошо, с другой почему то нервы натянулись в струну, а это сигнал о скорых неприятностях.
   В один из моментов, когда музыка смолкла, вдруг со стороны трактира раздалось смачное БДУМ, и за ним ОХ, который перешел то ли в стоны, то ли в поскуливанье.
   -Иди на хрен пустобрех приблудный, любовь у него. Научись сначала за граблями своими следить, а то в следующий раз оторву их, чтоб неповадно было.
   Хозяйку голоса я узнал сразу, но вот кто очередная жертва? Явно не наши, в борге уже все знают про крутой нрав Инги, а кто не знал, тот на себе прочувствовал. Да, похоже, вой из хирда Тормунда слишком далеко зашел, если смог так вывести из себя дочь кузнеца. Обычно Инга в более приличной словесной форме опускала своих поклонников. Народ начал подтягиваться к месту событий. Вот жеш мать рас так, из-за угла трактира вышел ни кто иной, как сам свободный ярл Тормунд. Шел, слегка пошатываясь, держась одной рукой за подбитый глаз, а другой за причинное место.
   - Вот же стервозная девка - прошипел незадачливый похититель девичьих сердец.
   - А что ты хотел, это же Инга - сказал кто то из толпы.
   -А в круг ваша Инга не хочет сходить, или она только из-под тишка воев бить может- выплюнул ярл, сумев наконец совладать с болью в организме.
   А вот это уже плохо, Тормунд бросил почти прямой вызов, этаж дура обязательно поведется на такую разводку. Убить ее он вряд ли убьет, но покуражится над ней жестоко. Пока я соображал как перекинуть ситуацию на себя, успел заметить как кто то перехватил рванувшуюся к ярлу Ингу, ну что ж есть еще чуток время.
   -Инга еще не висла, с хирдом не ходила, но если тебе хочется с девкой в кругу потоптаться, что ж моя Астрид давно не пила крови ярлов - вышла вперед Дайша, сложив руки на груди, а от ее кривоватой ухмылки передернуло даже меня.
   - Мне с тобой нечего делить Чума, не ты меня унизила, не тебе отвечать - более спокойно возразил ей Тормунд.
   Охохо, как много нового узнаешь о родном борге. Это ж что такое свершила Дайша, что получила второе прозвище, да еще такое. Странно, что раньше никто про ее прошлое не говорил, хотя много ли я общался с народом, все больше с Рун да Варди, да и то в основном по своим делам. Интересно, чью кровь в прошлый раз пролила алебарда нашей воительницы?
   Тут Инга наконец вырвалась из рук, как оказалось Стейна, и уже вышла к ярлу чтоб произнести заветные слова. Тело само сделало шаг, вставая между ними, секунду мы смотрели с ней в глаза друг другу. Мой рот ощерился как то непривычно, показалось, что верхняя губа задралась, обнажая зубы, а из глотки вырвался то ли рык, то ли скрежет.
   -Стоять, иди к отцу.
   Инга как то сразу ссутулилась и сделала шаг назад, а я усилием воли приведя лицо в порядок, медленно повернулся к ярлу, успев услышать выдох из толпы: "Вот же волчара".
  

Прода 16.12.13

   - А тебе, что надобно? -Тормунд явно не ожидал такого развития событий и потому немного растерялся, но быстро взял себя в руки. - Что ж вы все такие нетерпеливые. В вашем борге так принято, промеж чужих дел встревать?
   -Охотник я местный, Ульвом зовут. А что на счет чужих дел, за Дайшу ничего не скажу, а у меня Инга в должницах числится. Жизнь она мне задолжала.
   Аргумент мой был так себе, но другого повода отвести от нее угрозу поединка у меня не было. Долг жизни, довольно растянутое понятие. У некоторых народов, тот, кто объявлял себя должником, отдавал себя чуть ли не в добровольное рабство, у нордликов до такого, конечно, не доходило, но к таким заявлениям они так же относились серьезно, но без фанатизма. В общем, я имел право вмешиваться в некоторые аспекты жизни Инги, но если честно относится ли это к поединкам, я и сам не знал. Как оказалось, прокатило.
   -Должница значит - ухмыльнулся мой, пока еще, просто собеседник. - Что ж ты за ней не присматриваешь. Или хочешь побольше взыскать?
   Ярл рассматривал меня, я так же впервые внимательно пригляделся к нему. Было ему лет тридцать пять. Не типичный нордлик, лицо более узкое, тонкие губы, крупный нос с горбинкой, говорили о том, что без примеси имперской крови здесь дело не обошлось. Но цвет волос и глаз, как и у всех северян.
   - Да не стал бы я девчонку убивать или калечить, так поучил бы немного - продолжил, не дождавшись от меня ответа Тормунд . - Я не изверг какой, и не насильник, что бы ты не думала- он пристально посмотрел на стоящую недалеко Дайшу, та под его взглядом опустила глаза.
   Похоже, он хорошо знает прошлое нашей алебардистки, и прошлое нехорошее.
   -Вину свою не отрицаю, выпил лишнего вот и расслабился, но за поглаживание по заднице, так брехать на человека нельзя. Да и бить так подло нельзя, тем более гостя и ярла. Слово мной сказано, так что кругу быть, и в отличие от девки, с тобой охотник, я мендальничать не буду.
   -Ну что ж, круг так круг - вздохнул я - надеюсь не до смерти?
   -До победы, смерть, это слишком для такого дела. А до первой крови...., мы ж не новики какие и не имперские петушки. А ты красавица - Тормунд обратился, к так и не проронившей ни одного слова Инге, гонор свой поумерь, а если не совладаешь с собой, лучше тебе за стены борга совсем не выходить. И сама раньше срока к Хель уйдешь, и друзей за собой утянешь.
   Во всех уголках этого мира, личные спорные вопросы, решали в поединках, от куртуазных дуэлей имперцев, до перестрелок на местности, принятых у кочевников юга. Круг судьбы не был эксклюзивом нордликов, у орков и дварфов были похожие правила поединков. В круг выходили без брони, воины мужчины к тому же раздевались по пояс, только одно оружие и щит. Сам круг был простой очерченной окружностью двадцати метров в диаметре. За черту выходить запрещалось, тот кто выходил автоматически проигрывал, что считалось страшным позором, хотя если поединщика вышибали из круга, то ему обычно разрешалось вернуться и продолжить схватку. Бои велись до первой крови, до победы и до смерти. До победы - это когда один из бойцов или признавал свое поражение или не мог дальше вести схватку. Такие бои часто заканчивались смертью одного из участников, хотя в поединке насмерть из круга живым всегда выходил только один.
   Пока я ходил за оружием, народ уже организовал место будущего ристалища. Уже окончательно стемнело, и в свете факелов место боя смотрелось мрачно и красиво. Ну вылитая арена, арена из прошлой жизни, а ну их нафиг, такие мысли. Эх Инга, Инга, ну что тебе стоило отоварить ярла простой затрещиной, зачем по святому бить то было, глядишь проглотил бы он обиду. Да и за языком последила б, называть свободного ярла и гостя борга приблудным псом.... Нездоровая, какая-то тенденция, уже четвертого человека, не сделавшего мне лично ничего плохого, я собираюсь убить, за чужие ошибки, за чужие правила. Те же горе-охотники, видь умерли они из-за одного мудилы, который толи из страха, то ли по глупости спустил тетиву. Уверен, выйди первым к лежке волчицы тот ветеран, обошли б они их, и все закончилось бы хорошо.
   Идя через толпу, ловил на себе десятки взглядов. Вот Варди улыбнулся, подбадривая, взгляд Стейна выражал благодарность и тревогу. Рун с Магни и Ченом смотрели на все как на балаган, не удивлюсь если во время боя достанут какие ни будь магические чипсы или что то похожее. Бьерн и Асвер выглядели мрачно, особенно Асвер, пойдут еще слухи о "гостеприимстве" борга, потом во век не отмоешься. А Асвер похоже еще и сильно сдружился с Тормудом. Невидно только виновницы всей этой кутерьмы, и Дайша куда то исчезла. Вон стоит тетка Гуда, прижав руки ко рту, рядом смущенно мнется Фроди, думаю этим двум добрейшим людям, вся ситуация кажется кошмаром, удивляюсь как вообще такие могли вырасти на суровом севере. Хотя я не знал людей Тормунда, но их взгляды их выдавали, этакие оценивающе - сочувственные, похоже люди ярла не на мгновение не сомневались в его победе.
   В круг мы с ярлом вступили одновременно, постояли, присматриваясь к друг другу. Щит у Тормунда был обычным для хирдов, средних размеров, каплевидный. В отличие от имперцев, которые экономили на телесной защите, но использовали огромные пехотные щиты, нордлики заковывались в железо обстоятельно. Особенно уделяли внимание ногам, но при этом использовали более легкие щиты меньших размеров. На мой же щит, противник смотрел явно удивленно. В этом мире концепция - щит то же оружие, пока не прижилась. Нет, удары щитом иногда наносились, но все же как полноценная боевая снаряга, он не воспринимался. Поэтому когда я принес кузнецу сколоченную Сваном заготовку, он сильно озадачился, услышав мою просьбу. Если сплошная оковка по краю круга вопросов не вызвала, то идею с конусным шипом по середине он понял сразу, но был сильно удивлен. Вот на этот шип ярл сейчас и смотрел, явно прикидывая, что можно ждать от данного девайса.
   Меня же неприятно поразил меч Тормунда. Длина около восьмидесяти сантиметров. Но если первые шестьдесят сантиметров представляли из себя мощное, широкое обоюдоострое лезвие, способное как наносить сильные рубящие удары, так парировать тяжелое оружие, то на последних двадцати меч резко заострялся и кончик и вовсе выглядел как игла. И судя по тому, что эту иглу в боях до сих пор не отломали, оружие сделано как бы ни из стали дварфов, и скорее всего еще и зачаровано. Такая конфигурация меча говорила о том, что хозяин его не пренебрегает колющими выпадами. А ведь его можно на этом поймать, что ж идея созрела, теперь главное воплотить ее без последствий для своего организма.
   Начав, сходится, встретились мы почти в центре круга. Пошел обмен первыми почти бесхитростными ударами. Я принимал на свой щит его меч, он мой топор. В такой борьбе, если она продлится долго, выигрывал владелец топора, так как сила удара у него значительно выше. Это понимал и Тормунд, в конце концов, я или разрушу его щит или отсушу ему руку до полной неработоспособности. Я же, как бы предлагая играть все в туже игру задирал свою защиту все выше и выше и постепенно переводя удары топора из вертикальных косых в горизонтальные. Получалось, что на уровни груди я наношу удары топором, а чуть выше постоянно угрожаю шипом щита, принимая на него удары меча. При этом я оставил свой живот призывно открытым. Похоже ярл попался на мою приманку, он не пытаясь разорвать дистанцию все так же то вертикально то на искисок наносил удары. И вот наконец этот момент настал, во время очередного удара его оружие как будто нечаянно соскользнуло по щиту и ушло в нижнею позицию, колющий выпад последовал мгновенно.
   Хотя я ждал этого с самого начала схватки, и резко качнулся вправо, бок обожгло болью, лезвие прошло впритирку, разорвав кожу. Скорость этого жалящего удара просто поражала, если б я не готовился, к такому с самого начла, никакая реакция меня бы не спасла. Одновременно с его выпадом я быстро опустил щит вниз, и не смотря на боль, подался вперед. Получилось то на что я и рассчитывал, его рука оказалась зажата между внутренней стороной щита и моим торсом. Ярл попытался выдернуть руку, но поздно, я стал поворачиваться всем телом, выкручивая ему конечность. Прошло несколько секунд борьбы, мерзкий хруст и звук упавшего на землю меча ознаменовал ее окончание. Тормунд, несмотря на боль, только с шипением выдохнул воздух сквозь зубы.
   В принципе я мог бы его добить, но что-то меня остановило, и я отступил назад. Не хотелось бить безоружного, странно, в прошлом меня такое не смущало.
   -Жалеешь - ярл впервые с начала боя заговорил.
   -Нет, просто хочу все это наконец закончить, устал я что-то.
   -Еще ничего не кончилось, охотник - он отбросил щит и поднял с земли меч здоровой рукой.
   Демоны, я забываю, что мы на севере, здесь никто никогда не сдается. Это не принцип и не правило, просто по другому эти люди не могут.
   Дальше я стал наступать, нанося удары без остановки, Тормунд мог только уклонятся и изредка контратаковать. Я пытался как можно быстрее закончить бой, похоже, мне порвали на боку не только кожу. Слишком много крови терял, да и каждый следующий взмах топора давался все труднее. Наконец я подловил его на одной из контратак. Отбив кромкой щита очередной колющий выпад, в один прыжок сократил дистанцию и вбил шип, куда-то в плечо покалеченной правой руки, а топором заблокировал левую руку.
   -Хватит Тормунд, все закончилось.
   -Еще не все...
   В глазах потемнело, этот собачий сын заехал мне лбом в переносицу. От неожиданности я сделал шаг назад, и тут же правую ногу пронзила боль, все-таки рубанул своим ковыряльником. Ну держись сученок. Сколько можно пытаться не убить тебя? Отбросив щит с топором, хватаю руку сжимающую меч, а свободной рукой бью его в лицо, он не защищается, но стоит. Еще удар и еще, да падай ты наконец.
   Все... Ярл медленно заваливается на спину. Демонов ублюдок так и не выпустил из руки оружие.
  

Прода 17.12.13

7

   Рун все всегда делала качественно и профессионально, в данный момент латала мое тело и материлась. Витиевато прошлась по всем мужикам и ярлам в частности, которые думают нижним отростком, а не головой, по глупым девкам, что вообще не думают, а только действуют. Не обошла вниманием и одного охотника. Этот, по ее мнению тупой индивидуум, вместо того что б закончить весь балаган быстро, устроил целое представление и в результате прибавил ей работы.
   Особо страшных повреждений на мне не было, разорванный бок и неприятная резаная рана на бедре. Но ничего непоправимого, даже без помощи магии, через неделю был бы как новенький. Вот если б я чуток затормозил, то тогда да, прощай селезенка, но и в этом случае, уверен, даже совсем выпотрошенного, меня бы наши кудесники вытащили. Тормунда пользовали в соседней комнате Магни с Ченом, ему досталось сильнее, но тоже ничего фатального.
   Закончив с процедурами, Рун уже собралась уходить, но остановилась.
   - А зря ты вперед Инге вылез, было б это ей уроком.
   Я удивленно посмотрел на ведьму.
   -И что надо было дать ярлу над девкой поиздеваться?
   - Эхх.. все забываю, что ты у нас чуть больше трех месяцев - Рун присела рядом со мной. - Слишком быстро ты живешь. С чего ты взял, что Тормунд стал бы над ней издеваться? Был бы бой, который она, скорее всего, проиграла, но куражится, он бы не стал. Тормунд, в ярлах уже двенадцать лет ходит, если б он такой паскудой был, люди за ним бы не пошли.
   - Все равно, он ей выбора не оставил. Это что честно, на бой девчонку, да еще и неопытную вызывать.
   - А почему ты решил, что у нее не было выбора? Ее что, за косу кто-то в круг тянул? - прищурилась Рун.
   -Скажи еще, что она могла вот так спокойно от вызова отказаться - ухмыльнулся я в ответ.
   -Именно так. Могла спокойно послать его, куда подальше. У нас круг - это не дуэльки всяких имперцев или даже дварфов. В кругу просто решают споры, кто прав, ну иногда кому жить, а кому нет. И в отказе от круга, урона чести нет. И Инга об этом знает, в отличие от тебя. - Ведьма потеребила прядь волос, над чем-то задумавшись. - А вот у ярла как раз выбора то и не было. После таких слов и побоев, да еще и на глазах его людей, не мог он такое Инге спустить.
   -Ты Рун еще скажи, что он ее за задницу не хватал. - Не хотел я сдаваться.
   -Ну почему же, хватал. А ты что никогда никого не хватал? Я тут с народом поговорила. Ярл перед тем как за Ингой пытаться ухлестывать, у наших интересовался, нет ли у нее жениха. Насчет жениха, ему ответили честно, что нет, а вот про характер нашей недотроги сказать забыли, да и про тебя не упомянули. Инга многим в борге мозоли оттоптала, и часто не по делу, вот и стал кое-кто забывчивым.
   -Ну, допустим, она не приняла вызов, а что дальше? - Мне действительно стало интересно, никогда не задумывался, есть ли какая юриспруденция на севере.
   -Если Тормунд умный, а он явно не дурак, то пособачились бы да разошлись. Может зло на нее б затаил, что тоже плохо. А глупый потребовал бы разбирательства у рисса, но тут кто кому отдариваться будет еще неизвестно.
   Ведьма поднялась с лавки.
   -Ладно, пойду я, надо еще на соперника твоего взглянуть, а то эти два лекаря начудят, что ни будь. А в случившемся виноваты все. Ярл, что на девок кидается, как будто у него бабы десять лет не было. Инга, не могла по-тихому настойчивого ухажера шугнуть. Наши, что за гостями не следят, да еще и подначивают, будто не понимают чем такое закончится. А ты сиди пока не дергайся, а то раны разойдутся.
   Рун ушла, а я сидел и размышлял о жизненных коллизиях. Казалось бы, вот драконы, вот принцессы, а тут рыцарь на белом коне. А в результате и драконы не такие уж драконистые, и принцессы себе на уме, про рыцаря вообще лучше промолчать. Да еще Инга...
   Упс, скрипнула дверь и вошел объект моих размышлений. Инга как то жадно рассматривала меня, будто что-то ища, но при этом, стараясь не встречаться со мной взглядом. Молчание затянулось, тут я вспомнил про подарок, и пошарив в кармане штанов, вытащил камушек.
   - Это тебе, хотел на празднике подарить, да вот не получилось - я протянул руку с цацкой.
   Девушка смотрела то на меня, то на протянутую руку. Вдруг, впервые на моей памяти, ее глаза наполнились слезами.
   -Дурак! Волчара блохастый! Ненавижу! - крутанувшись, Инга уже бросилась к двери, но тут же вернулась, цапнула висюльку из руки и выскочила из комнаты.
   Вот и думай после такого, одним словом, женщина. Эх Инга, нельзя мне влюбляться и влюблять в себя нельзя, не принадлежу я себе, не могу отступится от цели ради которой я здесь. Хотя иногда так хочется, но слово дано, контракт подписан, а в задницу все.
   Хорошо, утреннее солнышко потихоньку припекает. Встав пораньше, взял у Фроди удочки, пошел половить рыбки в речушки, протекавшей около борга. Пара жирненьких рыбешек, напоминающих форель, уже плюхались в ведре. Бинты нужно было таскать еще день, а потому никакими делами обременять себя я не стал.
   - Смотрю, клюет потихоньку
   Хм... Знакомый голос.
   -Здравствуй Тормунд - сказал я, не поворачиваясь.
   -И тебе не хворать Ульв -охотник.
   Ярл, кряхтя, присел рядом, на травку. Правая рука и грудь перемотаны, да и лицо я ему хорошо отрихтовал. Хотя после его удара лбом, я тоже стал похож на одно забавное животное, темные круги вокруг глаз впечатляли.
   -Ну как? Смотрю, тебя тоже подлатали на совесть - я кивнул на повязки.
   -Друид у вас силен, да и Чен мастер. Он меня еще в походе пользовал. А вот ведьму я вашу побаиваюсь, уж так зыркала, когда пришла, думал, нашлет понос кровавый, так и помру на толчке. Дырку ты мне знатную в плече проделал, надо будет к твоему щиту присмотреться, сильная штука.
   -Смотри не жалко, особого секрета нет - я скосил глаза на задергавшийся поплавок. - А насчет Рун не беспокойся, она за эту кутерьму всех кроет. И тебя, и меня и Ингу, и даже тех, кто тебя не предупредил насчет норова девы. Кстати, а почему Асвер тебе про Ингу ничего не сказал?
   -Да не было его рядом, он с отцом и Эймундом дела какие-то решали, ну а я с воями пил, их и расспрашивал. - Ярл мотнул головой - да тяни же, клюет.
   Оппа, подсек знатный экземпляр, такого не стыдно и тетке Гуде отдать в готовку.
   -Но все таки, ты к следующей как-то помягче подходи, а то опять прилетит.
   -Да не делал я ничего, веришь - Тормунд дернул плечом и зашипел от боли - я ее только приобнял за пояс, ну может чуток пониже и в ухо пошептать хотел. А она сразу вывернулась и в глаз дала, а потом еще и коленом добавила, да и слова лишние при всех сказала. Тут зло меня и взяло.
   -Тормунд скажи, а ты давно Дайшу знаешь? - решил я сменить тему.
   -Уже семь лет, она в семнадцать в вислы пошла. Но если ты хочешь спросить о ее прошлом, то говори с ней. Не моя это история, не мне и рассказывать. Скажу только, было там много крови и боли, и месть была страшная. - Ярл помолчал, и глядя на воду продолжил - Дайша тогда такая же как Инга была, в смысле не в том что недотрога, это дело она уже и тогда любила даже после.., а в прочем неважно. Резкая она была, никому спуску не давала, а воин она умелый. Не знаю, видел ли ты, как она своей оглоблею машет? - я утверждающе кивнул - Но жизнь ее обломала, теперь вон живет одна, и уже не висла, но и мирная жизнь ее не принимает.
   Так мы сидели, болтая до обеда. И не скажешь, что еще вчера на полном серьезе пытались если не убить, то покалечить друг друга. Я рассказал о своей жизни охотника, а он о своей. Оказывается ярл жил в княжестве, и ушел из борга еще в четырнадцать, что-то не поделив с риссом. И сразу пошел ни много ни мало в охотники на нечисть. Пять лет он уничтожал всевозможную магическую хрень. На одном из таких заданий оказал он немалую услугу дварфам, и те выковали ему меч, которому он дал простое и звучное имя "Гудбранд". Позже он повоевал в разных хирдах и на земле и на море, а потом сам стал ярлом, организовав свою дружину. Была и мечта у Тормунда, скопить средств и поставить свой борг, сказал, что даже место уже присмотрел. Попрощались мы с ним хоть и не друзьями, но точно не врагами. Перед уходом он мне сказал:
   - Знаешь это даже хорошо, что ты встал вместо Инги в круг, этот урок она запомнит еще лучше. Иногда чужие раны болят сильнее, чем свои. И еще - ярл смотрел мне прямо в глаза - запомни охотник, никогда не жалей противника в кругу, да и вообще не надо жалеть тех с кем сражаешься. Это унижает, да и может плохо кончится или для тебя или для твоих близких.
   Эх ярл, ярл. Если б все было так просто, подумал я, глядя в спину уходящему. Не жалей своих врагов.
   Перед глазами встала освещенная факелами и залитая кровью площадка. Вокруг искаженные яростью и жаждой крови лица. Толпа скандирует: "Добей, добей" Я тряхнул головой, отгоняя ведение прошлого.
   А на следующее утро я уходил в лес. Подходя к воротам, увидел знакомую фигурку. Инга, молча, протянула мне мешок с чистым бельем и едой, я так же молча, взял. Но повинуясь внезапному порыву, поклонился, дотронувшись руками до ее тонких пальцев.
   Наконец то. Встречай меня лес, здесь все просто и понятно. Только тут мне спокойно и уютно, и можно выкинуть из головы всякие тревожные мысли.
  

Прода 18.12.13

   Первым делом пробежался по приметным местам, собрав травы заказанные Рун. Ведьма, напирая на то, что поистратилась на двух оглоедов, потребовала срочно восстановить запас лекарственных корешков. К заказам своим она всегда подходила обстоятельно, четко показывая где, что и когда искать. Не то что некоторые, иди туда не знаю куда возьми то..... Вот интересно, сколько лет старушка не выходила за стены борга, только богам известно, а поди ж ты, лес знает как свои пять пальцев.
   На закате устроился на дереве и закемарил. Впервые в этом мире увидел сон, снилось мне чье-то лицо. Видна была только нижняя часть, верхняя, скрывалась в каком-то мареве, лицо было явно женское. Тонкие губы цвета пепла, что-то беззвучно сказали. И тут меня выкинуло в реальность. Сон, нет, это не возможно, таким как я здесь не могут сниться сны, все что угодно, любой каприз или ужас, но сны здесь не могут быть доступны. Я потер виски, пытаясь придти в себя. Мдя, странностей прибавилось.
   Едва светало. Отвязавшись от ствола, огляделся, прикидывая, в каком направление находится лежка волков. Слово было дано, нужно держать. Обещал, что навещу, вот и пойду посмотрю как у серых дела, да и гостинцы в сумках имеются, так что не с пустыми руками иду.
   К волчьей поляне вышел к обеду. Все семейство было в сборе и нагло лежало прямо на лужайке, принимая солнечные ванны. Волчица точно знала, кто идет в гости, и при моем приближение не потрудилась поменять позу неги. Только повернула ко мне морду, как бы говоря: "Ну проходи, раз пришел". Серый как лежал на боку привалившись к телу матери, так и остался лежать, лишь попытался изобразить что-то такое приветственное, своим куцым хвостом. Одна Лапа тут же подскочила и зашустрила вокруг меня. Посмотрел на хозяев поляны, семейка явно не бедствовала. Маманя уже избавилась от последних последствий ранения, ни какой худобы, и вообще видно, что она в полной кондиции. Волчики за четыре дня явно прибавили в размерах, щенячья толстожопость еще никуда не пропала, но уже не выгладили полными увальнями.
   Покопавшись в сумке, вытащил гостинцы. Часть наловленной позавчера рыбы, была завернута в крапиву и взята с собой. Мелких, серебристая штука впечатлила, даже пофигистичный Серый вышел из нирваны и решил подойти полюбопытствовать. Но первой, нюхнуть странное, подскочила естественно Лапа, и тут рыбешка затрепыхалась. Вот же живучие тварюшки, сутки в мешке протаскал, а нет не уснули. Лапа от такого поворота событий сильно струхнула, и оглашая, на своем волчьем окрестности, криками: "Спасите. Мы все умрем", ускакала за мамку, откуда стала наблюдать за жуткой угрозой. Серый же наоборот весь подобрался, в его глазах зажегся знакомый огонек азарта. Чуть последив за непонятным, бросился в атаку, а вскоре к нему присоединилась и сестра, поняв, что рыбы не такие уж и страшные. В общем, к вечеру все рыбешки были второй раз за свою жизнь отловлены и наконец, съедены.
   Ночь провел на поляне, а утром попрощавшись с волками, двинул в сторону борга.
   Так проходили день за днем, лес, борг и опять лес. В поселение ничего не менялось. Инга, отойдя от переживаний, стала прежней, ну почти прежней. Все так же следила за моим бытом, но вот словесных люлей прописывать стала явно меньше. В доме кузнеца я стал желанным гостем, а Стейн начал закидывать удочки на предмет поближе сойтись его с дочерью. Я пока отшучивался, но проблема могла вскоре назреть. Да и остальные жители стали относится ко мне по другому, уважать стали больше, что ли. Хотя круг дело не рядовое, а победа над ярлом дорогого стоит.
   Я стал опять выходить на охоту в паре с Варди, он сам подошел ко мне и предложил поработать вместе. Уходили мы от борга намного дальше, чем я в одиночку. Вроде тот же лес, а все же и не тот.
   Во-первых, намного больше нечисти, да и так сказать качество ее сильно возросло, и сама она наглее стала. Видел лешака, серьезный такой дедок. Лешаки относились к меньшей, полностью разумной, части материализовавшихся духов. И как все разумные, они могли быть и злобными тварями и вполне миролюбивыми. Встреченный нами к счастью относился ко второй категории, вышел он к нам сам, поздоровался. Присели, поговорили, он нам о местных реалиях, мы про наши чаянья и проблемы. Если не обращать внимание на то, что у него кора вместо кожи, и волосы с бородой ярко зеленого цвета, то вполне нормальный чел...., э... то есть дух.
   Во-вторых, сам лес ощущался по-другому, он был переполнен энергией, казалось, что воздух гудит от напряжения. С непривычки чувствуешь себя не уютно.
   Вероятность встретить опасное выросло на порядок, Варди показывал периодически, то на одно место, то на другое. Были места, где обитали могучие, да к тому же сбрендившие духи, в других прочно угнездилась сильная нежить. Наконец посмотрел на рощу дриады, да и на саму прелестницу лесную. Ну что я могу сказать, ни че так тетенька, формы выдающиеся, лица, правда не разглядел, но думаю и с ним все нормально. Хотя, любителей тонких тростинок не впечатлит. Сама роща чуть выделяется из общего массива леса, но ничего особенного, те же деревья.
   С Варди же впервые посетил соседний борг. Норсенги отстроились семь лет назад, но на севере и семь лет для борга довольно большой срок. Их борг, стоял от нашего в километрах восьмидесяти, если по прямой через лес. Борг их был поменьше, жило в нем сейчас полторы сотни человек, своего трактира не было, но в принципе такой же, огороженный высоким частоколом поселок.
   Норсенгам постоянно не везло. Особенно с измененными, те очень часто подходили к стенам борга, а пара букс, год назад, за ночь успели убить почти сорок человек, пока пауков не уничтожили. У нас в борге поговаривали, что бедствовать они стали, когда разругались с местным друидом. Мол, как поругались так тут же мимо дриад измененные стали ходить как у себя дома. Но в одном из разговоров Магни сказал, что причина в том, что борг поставили в плохом месте, и их друид указывал на это, когда только закладывали поселок. Друид не смог уговорить упрямцев, плюнул и больше с ними не связывался. Под плохим местом Магни имел в виду источник сырой маны.
   Источников энергии в мире очень много, тот же лес, как бы огромный генератор энергии жизни. Но именно сырая мана является универсальной энергией для любых магов. В местах, где выходит сырая мана строят свои башни маги, а иногда и целые города. Так столица империи построена аж на трех мощнейших источниках. Имея постоянный и почти не ограниченный запас, даже слабые маги могут довольно многое, что уж говорить про всяких архимагов. Рун рассказывала, что над имперской столицей такая защита, что можно фиги даже богам спокойно показывать. Но в универсальности сырой магической энергии скрыта и нешуточная опасность. Она привлекает всех кого можно и нельзя духов, нежить, измененных любую нечисть, так что тот, кто решил жить рядом с таким источником, должен быть готов к постоянным незваным гостям. Хуже, селится только рядом с источником дикой магии или как ее еще называют магией хаоса, но таких психов почти нет.
   Когда только Варди предложил прогуляться до соседского борга, я заглянул к ведьме чтоб задать пару вопросов. Мне было интересно, почему Норсенги не послушали местного друида.
   - Потому как двум коровам в рот смотрят, а у тех и у самих мозгов нет - злобно выплюнула Рун.
   Не понял. Чего еще за коровы? И с какого так ведьма взбеленилась? Видя мое непонимание, Рун продолжила.
   - Две сестры у них в борге живут, сильные ведьмы, но глупые и жадные. Все силы хотят побольше, вот и настояли на своем. Они из главной семьи рода, и риссом крутят, как хотят. Из-за этих двух шалав и друиды на борг рукой махнули, а теперь все дрянь с округи к ним идет.
   - А может сестры не так уж и не правы, а то изменят источник. А так его борг закрывает. - Я вспомнил ночной разговор с друидом.
   -Это тебе Магни про изменение рассказал? Тут несколько тысячелетий измененные ходят, ты хоть один исковерканный источник видел? Поверь, чтоб изменить источник придти должна целая орда. Да и то, они, скорее его опустошат, чем изменят.
   -Слушай Рун, а что это вообще за измененные источники? Понимаю что это плохо, но в чем это плохое проявляется? Измененных новых они не рождают, ману дают вроде ту же сырую. В чем отличие от обыкновенных источников?
   -Не знаю - вздохнула ведьма. И никто не знает точно. Известно одно, что там, где произошло изменение, мир коверкается. Как точно неизвестно, но это не похоже на воздействие хаоса. Люди что подходят к таким местам, да и не только люди, становятся странными. Вроде все те же, ан нет, они как неживые, не настоящие и главное у них иногда душа пропадает, совсем. Будто бы заученными словами говорить начинают, в общем, страшно это и мерзко, мертвяки и то такого омерзения не вызывают. Из тех, кто оттуда вышел, кто-то в себя пришел, другие умом тронулись, а вот бездушных сразу убивают, рядом с ними и находится то не возможно.
   Значит, заученными словами говорят. Говоришь ненастоящие, бездушные. Я б сказал по-другому, как запрограммированные. Вот и один из кусочков мозаики, но какой же он маленький.
   -Магни говорил, что такой источник можно толи уничтожить, толи вернуть в прежний вид. Как это делают?
   - Тут я тебе не советчица, знаю, что уничтожают, но как не ведаю. Об этом с ним толкуй.

Прода 28.12.13

   У соседей мы пробыли недолго. Обратно шли с небольшим караваном по дороге. Караванщик, был купцом с западного побережья, путешествовал по боргам, продавая континентальные товары и скупая местную продукцию и блага леса. Узнав о гостях Норсенгов, сразу нанял нас проводить его до нашего борга.
   Дороги в Нордлики это особая песня. Прокладывают их, не так как хочется, а так как пожелает и разрешит наша покровительница. И глядя на те финты, что иногда выделывает проложенная просека, просто диву даешься. Как говорится - пути божественной неисповедимы. Таким образом, путь наш обратно удлинился раза в полтора, а с учетом неспешности волов, тянувших телеги, так и вообще, пылили мы в два раза дольше.
   Волы - это единственная, известная мне, тягловая сила в этом мире. Видов их множество, от огромных южных, до мелких и мохнатых северных. А вот лошадей нет вообще, и потому кавалерии не существует как класса. Слышал, что эльфы иногда на чем-то ездят, вроде есть какие-то наездники, то ли на волках, то ли на кабанах у гоблинов, но все это так, несерьезно.
   Так без особой суеты и происшествий прошло лето. В первый день осени из борга ушел наш хирд, с ним ушел и мой знакомец Скегги, добывать себе славу и богатства. А вот Чен наоборот в этот раз остался в борге, как я понял Асвер по этому поводу не сильно переживал. У нашего хирда уже был заключен с кем то контракт, и маг в этом найме, несильно, был и нужен. Ну и Чен под это дело откосил от службы, сославшись на старческую усталость, ага кто-то в это может и поверил.
   Волчата за три месяца превратились из неуклюжих щенят в уменьшенные копии своей мамки. Как-то придя на их поляну, увидел пустую лежку. По следам понял, что ушла вся семейка, как вскоре выяснилось, волчица стала брать детей на охоту. Помню, как испытал огромное облегчение, когда увидел выходящую из чащи волчицу, тащившую на загривке тушку кабанчика-неудачника, и пару радостно скачущих около нее волчат. Облегчение от того, что с ними все в порядке, и главное что они не ушли насовсем. Привязался я к ним, похоже, крепко.
   Как то летом, пересекся с Ченом и наконец, смог с ним поговорить. Собеседником он оказался не ахти, знал он о мире как бы ни поболее Рун, но в отличие от нее делится этими знаниями, не спешил. А когда начинал о чем-то рассказывать, то говорил так витиевато, что на сухую понять его было крайне трудно. Например, я так и не узнал, как неизвестный морской ярл умудрился взять в плен такого сильного мага. Причем повязали его не на море, где в принципе могла сложится ситуация когда у Чена не оставалось выхода, а на земле.
   С пленением и последующим выкупом тоже интересная картина. На нашем континенте рабства как такового нет. Есть легкая форма крепостничества в Ласкутных королевствах, более тяжелая форма закабаления в империи и южных ханствах, но чистой торговли людьми не наблюдается, во всяком случае, официально. Поэтому в военных конфликтах если в плен и брали, то только тех, кого могли выкупить, или кто мог выкупиться сам. Выкупали пленных не только друзья или родственники, но и сторонние люди, если им за чем-то нужен данный индивидуум. А уж потом пленный отрабатывал отданное за него, но никаких цепей или других способов принуждения, просто люди в этом мире понимали что значит слово "долг" . Чен, являясь магом, был ценным пленником, не знаю, за сколько его выкупили, но Рун сказала, что долг свой за семь лет он погасил с лихвой и в хирде он теперь по своей воле. Своих соотечественников нордлики, если и пленяли, то всегда отпускали без всяких условий.
   В общем Чен так и остался для меня личностью крайне загадочной, единственно в чем я был точно уверен, это то что он намного сильней чем все считают. То странное ощущение силы, я бы даже сказал могущества, что посетило меня при первой встрече, никуда не пропадало.
   Первая половина осени выдалась тяжелой. Охотники борга и я, в том числе, сновали по лесу как заведенные. Теперь выходили группами, заготавливая мясо на зиму, били птицу и зверя почти в промышленных масштабах. Зверью такой поворот событий не понравился, и вся живность начала активно сваливать глубже в лес, нам соответственно приходилось все дальше уходить от поселка.
   Еще большим геморроем, была охрана сборщиков. В приметных местах недалеко от поселка, народ из борга собирал урожай ягоды и грибов. В общем то все жители борга знали основные правила поведения в лесу, но пара десятков людей слишком заметны и привлекают к себе внимание всех кому не лень. Так что стычки со всякой поганью были нередки, но как бы ни чаще мы сталкивались с медведями. Местные топтыгины также отъедались перед зимой и соседство с людьми их крайне нервировало.
   Наконец эта свистопляска закончилась, и в борг пришел праздник. Собственно у нордликов постоянных праздников было два и оба связанны с нашей богинюшкой. Первый в середине весны, когда Алую просят побыстрее обновить природу после зимы и в середине осени, когда ее же благодарят за дары земли. Весь ритуал незамысловат, люди несут к ее алтарю, что-то сделанное обязательно своими руками. Для тех же у кого руки не из того места растут, вроде меня, достаточно просто прикоснуться к алтарю и от души поблагодарить нашу покровительницу. Интересно, что все вещички, пожертвованные Алуе, на следующие утро бесследно исчезают. Вот зачем ей этот хлам?
   После все пошло по накатанной, расставленные столы на площади, пьянка и объедаловка. Помню, как спорил о чем-то с Варди, потом втолковываю что-то пьяному в дугу Чену, тот смотрит на меня стеклянными глазами и как болванчик кивает головой в такт моим словам. Последние воспоминание, я кружу в танце раскрасневшеюся Ингу, а дальше провал. Проснулся на сеновале, голова была, как ни странно почти в норме, не смотря на то, что вчера явно хватил лишку. Судя по раскиданной одежде, я на этом лежбище не только спал, неужто Дайшу под конец праздника заарканил, да нет, вроде она весь вечер с друидом была, вряд ли я с этим кабелем магическим конкурировать смогу. Хотя по пьяне мы охотники и не такое можем, а если не с Дайшей, то с кем? А если.... не этого быть не может, это уже ни в какие ворота. Под эти мысли оделся и вышел из приютившего меня сарайчика, сарайчик оказался пристройкой к трактиру. Ну что ж, в удачном месте я уснул, ноги сами понесли в царство тетки Гуды.
   В трактире народу не было, все явно отходили от праздника дома, но трактирщица уже была на месте, иногда мне кажется, что она вообще не спит.
   -Ульв, проходи, сейчас я тебе разогрею. Тебе как, кружечку чего ни будь налить? - Сочувственно спросила Гуда.
   Я еще раз просканировал организм, вроде все в норме.
   -Спасибо хозяюшка, кваску принеси, опохмела вроде не требуется.
   Поставив передо мной кружку с шипящим напитком, она ушла на кухню. Все-таки, как ни увижу Гуду, так на душе сразу становится тепло. Дородная женщина лет сорока пяти, простое лицо с всегда мягкой улыбкой, постоянно одета в смешной белый фартук с какими-то рюшечками. В разговоре с ней всегда хотелось называть ее матушкой, но делать этого ни в коем случае было нельзя. У них с Фроди были дети, двое, близнецы, погибли в первом же своем походе где-то в восточном море, с тех пор Гуда на слово "мать" реагировала крайне болезненно.
   Насытившись отнюдь не скудным завтраком, я уже собирался уходить, но не смог. В трактир зашел Магни и увидел меня.
   -Ты-то мне и нужен Ульв, идем есть одно дело, незавершенное - уже развернувшись к выходу, добавил - в лес идем, возьми все необходимое, встретимся у ворот.
   Быстро дошел до дома, навьючив на себя снарягу и взяв нужные мелочи, двинул в сторону ворот. Хотел дойти до Инги чтоб предупредить о внеплановом выходе в лес, но тормознул себя в последний момент. Провал в памяти о сегодняшней ночи не давал покоя.
   Молча с друидом, направились в лес, спрашивать ничего не стал, знаю по прошлому опыту, все нужное он скажет, когда сам решит. Волноваться я начал, когда понял, куда мы идем, до заветной полянки осталось совсем чуть-чуть. Демоны, неужели опять с серым семейством что-то случилось?
   Выйдя на поляну, облегченно вздохнул, все волчье семейство было на месте, никаких признаков беды я также не заметил. Волки сидели посреди поляны, маманя в центре, дети по бокам, на наш приход отреагировали странно, точнее вообще никак. Смотрели с серьезными мордами как мы приближаемся, ни тебе радостных помахиваний хвостом, ни беганья вокруг меня и попыток засунуть нос в сумы. В общем обстановка была какая-то не такая, торжественная что ли.
   Присмотрелся к волкам, когда подошел поближе. Волчица с последней нашей встречи не изменилась ни как, разве что выглядеть стала еще здоровее, видать всю осень неплохо отъедалась, ну она и раньше не бедствовала. Семейку я не видел сначала осени, очень уж время у меня было хлопотное. Щены, хотя так их называть теперь было нельзя, молодые волки смотрелись еще не очень внушительно по сравнению с матерью, но все же. Какие ни будь лисы им уже не соперники, а вдвоем, пожалуй, и рассомаху порвут, а эти бестии в наших лесах и под шестьдесят кило вырастают. Сразу видно, хищники, будущие короли леса.
   -Ну что ж сестра, я привел его - Магни встал перед волчицей.
   Я уверен, что свою речь друид мог задвинуть волкам и мысленно, и вслух говорил скорее для меня.
   -Он спас тебя и твоих детей, отомстил врагам твоим за смерть друга твоего, дал имена твоим детям. Он ничего не просит взамен, ты сказала привести его, я привел. Тебе решать сестра.
   Магни, закончив говорить, отошел в сторону, оставив меня с волками один на один. Волчица некоторое время смотрела мне в глаза, потом что-то для себя решив, опустила морду. Как будто дождавшись, какого-то сигнала, волчата встали, подошли ко мне и уселись по бокам от меня.
   -Ты приняла решение, долг жизни уплачен - сказал друид, подходя к волчице, потом посмотрев на меня продолжил - теперь они с тобой охотник, а ты сними.
   Волчица, еще раз оглядев свое потомство и меня, молча, развернулась и затрусила в сторону леса, с ней ушел и Магни. Я остался, ошарашено стоять посреди полянки. Посмотрел налево и узрел явно смеющуюся, я бы сказал нагло скалящуюся морду Лапы. Глянул вправо, Серый индифферентно чесал за ухом. И тут я мысленно взвыл: "Убереги меня Алуя от таких должников"
  

Прода 30.12.13

  

8

   Постояв еще немного в растерянности, я тяжело вздохнул.
   -Ну и чего, мне с вами делать, должнечки, мля...
   Серый проигнорил меня, продолжая вяло ублажать свое ухо, а Лапа, подойдя в плотную, стала жадно обнюхивать походный мешок. Как бы намекая. Пришлось отойти к кустам и делится пайкой, кою мне всунула в руки тетка Гуда на выходе. Пирог с мясом, пусть и холодный, был оценен всем обществом по достоинству.
   Обратно я шел загруженный думами по самое немогу. Было такое ощущение, что я тону, этот мир, опутывая меня своей паутиной все больше и больше, затягивает в себя. Знакомства, друзья, окружение, каждый мой шаг рождает очередную ниточку, и в этот раз мне на шею нехилую такую петельку накинули. А хрен со всем, чему быть того не миновать.
   Волки, идя со мной, сразу поделили функции эскорта. Серый бежал в авангарде, изредка притормаживая и сканируя обстановку, а Лапа охраняла тылы, периодически забегая то чуть левее, то забирая вправо. Удивительно было то что, даже не видя, их я мог оприеделить, где они находятся, а Лапа с Серым без подсказки знали, куда надо идти, да и между собой похоже у них была связь. Такое ощущение, что у меня появилось дополнительное чувство, во всяком случае, как только я начинал думать, где и кто и из серых, я уже знал в какую сторону смотреть.
   Как только вышли на опушку пред боргом, волчата резко тормознули и недоуменно уставились на открывшуюся панораму.
   -Хе, а вы что думали, я в норе живу?
   Серый внимательно смотря на борг, на мои слова, только нервно дернул ухом. Лапа отреагировала более эмоционально, чуть встопорщив шерсть на загривке, задним ходом спряталась за меня. И уже оттуда стала разглядывать поселок. Я еще немного постоял и обратился к подопечным.
   -В общем так, я здесь живу. И раз уж вы теперь со мной, то и вам придется тут жить. Так что идем спокойно, на встречных не кидаетесь, местную живность не задираете. И вообще, без приказа только дышите и смотрите. Понятно? - Я строго посмотрел на двух серых охламонов.
   Не знаю, чего они там для себя поняли, но вошли мы в борг плотным строем, серые разве что не прижались ко мне с боков. Вошли под охреневшие взгляды охраны и других местных. Довел явно нервничавших волков до общего дома, и скинув лишнее повел их к трактиру. Гуда, увидев с кем, я пришел, заохала, а вскоре брат с сестрой поправляли пошатнувшееся душевное здоровье, что-то наяривая из здоровых мисок. В общем-то в трактир с животными ходить вроде как непринято, но в этот раз я решил сделать исключение, правда ставшее позже правилом.
   Пока волки, да и я насыщались, в зале стал собираться народ, слухи уже разлетелись по боргу. Первой, естественно, прибежала Инга, увидев серых прожер, закономерной реакцией было: "Ой какие лапочки, а можно погладить". Ну, в принципе я мог ее понять, еще не крупные с начавшей отрастать к зиме шерстью, выгладили они пока забавно и не опасно. Вот если б они уже были под сто двадцать кг и с зубками как кинжалы, было бы такое умиление? Хотя от Инги можно и не такого ожидать.
   Я подвел Ингу к двум жрущим мордам.
   - Эй Серый, Лапа - это Инга, она мой друг, так что не каких боевых действий против нее - я посмотрел на оторвавшихся от мисок волков - и да, она еще вкусняшки умеет готовить.
   Серый внимательно поглядел на дочь кузнеца и что то для себя решив, продолжил насыщаться. А вот Лапа, осмотрев Ингу, перевела взгляд на меня, потом подойдя к нам, понюхала руку девушке, вдруг ткнулась ей в ладонь носом. Похоже, пакт о ненападение был подписан.
   Позже, когда все заинтересованные подтянулись, поведал, с какого я привел двух волков в борг. Историю мою знали все, а после рассказа о том, что в этот раз к волкам меня привел друид, вопросов у народа не появилось. К волкам нордлики, особенно в северных боргах относились с уважением, жить они людям не мешали, во всяком случае, я не слышал ни ободном случае нападения волков, да и на скотину принадлежащую людям они не покушались. Эти хищники вообще к поселкам близко не подходили. Странно, что друиды не рассказывают о роли их в борьбе с измененными, ну это не мое дело, раз не говорят, значит, есть причина. В общем, моих питомцев, хотя нет, скорее напарников, народ принял благожелательно и без особой опаски.
   Пока шли разговоры, обе обсуждаемые персоны забрались под мой стол, откуда поглядывали и понюхивали. Похоже, волки более менее успокоились, во всяком случае, они уже не жались ко мне, а Серый так вообще к концу вечера уснул. Думается мне, что они почувствовали невраждебную обстановку, и записали окружающих их людей если не в приятели, то точно не в объекты угрозы. После трактира повел волчат обратно к общему дому. К дому была пристроена сарайка, куда приезжий народ скидывал барахло, которое не стоило нести в дом, вот тут я и разместил серых, накидав им сена.
   -Вот здесь спите - показал я им на импровизированную лежанку.
   Дверь в сарай не стал закрывать, решив для себя, что доверие их дороже, то что они вполне разумны я и раньше знал. Сам ушел в дом, тоже оставив его открытым, и соседей попросил не закрывать, а то вдруг понадоблюсь им зачем.
   Перед тем как уснуть, долго ворочался, все не выходили у меня из головы последние события. Да еще и всякие пошлые мыслишки проскальзывали, эх, похоже, запал я на Ингу крепко. Пока сидели в трактире, все посматривал на девушку, пытаясь найти какие-то изменения после праздничной ночи, сам не зная какие. Но ничего так и не увидел, никакого смущения или какой-то недосказанности, все та же гордая и своенравная Инга. Может, зря я гружусь, и нечего той ночью не было, а если и было, то не с ней?
   А утром у меня началась новая жизнь.
   Волки, проснувшись, решили провести так, сказать регонсценировку местности. Но на пути двух серых исследователей встала собачья гвардия борга.
   Собаки в нордлики - это в первую очередь охрана поселка, у них неплохой нюх, а главное чувствительность ко всему магическому и неестественному. Так что они обычно всегда оповещают об опасности, хотя в нашем борге, я так понял, стоит неплохая сигнализация от Рун, но и от услуг четвероногих никто отказываться не собирается. К тому же они охраняют скот на выпасах, их берут сборщики в лес. А вот из охотников редко кто имеет в напарниках пса, шумноваты они для наших лесов. Псы в боргах не крупные, все как на подбор с острыми мордочками и задорно торчащими ушами и хвостами колечком. В общем, не бойцы, функция у них обнаружить, поднять тревогу и отвлекать противника притворными наскоками. Собаки в борге как бы общие, подкармливают потихоньку все, но чаще всего они столуются естественно у тетки Гуды. Хотя некоторые счастливцы пристраиваются жить у кого-то во дворе.
   Визг и лай поднял на уши всех. Когда я подбежал к месту событий, Серый с Лапой уже гасили последние очаги сопротивления. Бой был жарким, но коротким, хотя сами молодые волки по размерам еще были такие же, как и местные кабысдохи, но как говорится тут и школа совсем другая и силенок в волчьих телах поболее будет. Обошлось все без смертей и членовредительства, но урок псы запомнили навсегда и больше предъяв серым не кидали. По итогам боя, победа была присуждена брату с сестрой с разгромным счетом шесть - ноль. Сами волки были поранены несильно, только Лапе отхватили кусочек уха, и она, подставляя его брату под язык, тихонько горевала об испорченной красоте. Так что, подлечив языкотерапией места укусов, парочка устремилась навстречу новым приключениям.
   Жизнь опять потихоньку вошла в накатанную колею - охота, дом и опять охота. Волчики полностью освоились среди людей, поделив население борга на друзей, уважаемых персон и остальных. К друзьям была отнесена в первую очередь тетка Гуда, к ней или что скорее к ее вкусняшкам они испытывали просто феноменально теплые чувства. Некогда б не подумал, что звери, выросшие на сыром мясе, будут так приклоняться перед чьей-то готовкой. Следующим другом стала Инга, во-первых, тоже много всякой вкусноты, да еще их постоянно вычесывают, а эта процедура особенно нравилась Серому. Ну и третьим другом для них стала Дайша, чем взяла их наша таинственная алебардистка, я так и не понял, но Лапа иногда вообще от нее не отходила.
   К уважаемым, а это те, при встрече с которыми, нужно хотя бы один раз махнуть хвостом, были отнесены почти все охотники, рисс, Чен и естественно Магни ну и еще пара двуногих вроде Фроди или отца Инги. Все остальные игнорировались, а еще была Рун. Не знаю, что эти два не умных волка забыли в ее огороде, но после того как ведьма прописала им что-то по первое число, обходили они ее как можно дальше. Во всяком случае, как только я направлялся к Рун, у серых сразу находились дела в другой стороне борга. А если уж сталкивались с ней, то тут же делали вид, что их совсем, совсем нет.
   Особенно трудно было убедить волков, что на живность внутри борга охотиться ну ни как нельзя. После долгих моих объяснений, серые сделали для себя парадоксальный вывод, что все эти бродящие по поселку птицы, свиньи и прочая живность принадлежат тетке Гуде. И она только и ждет, когда они наберут нужный вес, чтоб наделать из них много вкусного, во всяком случае, двух задавленных гусей они приперли к ней на кухню. Видать решили, что эти два жирных представителя пернатых уже достаточно отъелись, просто их подруга чего-то недоглядела. Пришлось мне расплачиваться за птичек. После словесных звездюлей, больше ни одно домашнее животное от действий моих хищников не пострадало, но каждый раз завидя какого-нибудь порося, волки явно прикидывали, дошел он до кондиции или нет? Животинки эти взгляды расценивали верно, и сразу начинали тужиться, пытаясь сбросить лишний вес. Бьерн как то по этому поводу посетовал, что с тех пор как в борге появились Серый с Лапой, он стал наступать в дерьмо на улице в три раза чаще. В ответ Варди со смешком заметил, что года через два, под их взглядами начнет сраться весь борг.
   В общем, время в поселке волчики проводили весело и с огоньком, а мне постоянно приходилось разгребать последствия их выкрутас. Но как только мы вступали в лес, все менялось. На место веселых обжер приходили хищники, здесь мы понимали друг друга без слов. Все, что нужно было сделать, делалось быстро и качественно. В лесу мы с волками становились, практически едины, мне начинало иногда казаться, что я читаю их чувства и даже мысли. Со мной вообще начало творится что-то странное, обострился слух и обоняние, сон стал более чутким. Как то я рассказал Магни об этих изменениях.
   -Не переживай в волка ты не превратишься, просто они дают тебе все что могут - друид посмотрел на лежащих неподалеку волков. - Вы теперь стая, ты их вожак, вы единое целое.
   Осень кончилась, быстро и незаметно наступила зима..........
  
   Эхе-хе. Хорошо лежать на молоденькой весенней травке.
   За зиму я приобрел очередной бесценный опыт, а так же неплохо пополнил свой кошелек. Охота на пушнину вместе с волками была на удивление легка. Брат с сестрой быстро выискивали обладателей красивых и дорогих шубок, и мне оставалось лишь поточнее целиться. Так что я не только отбил деньги, вложенные в отличные и замагиченные Рун лыжи, но и остался с хорошим прибытком.
   Когда выпал первый снег, впервые на моей памяти мнение волков по поводу чего-то нового разделилось. Если Серому непонятные белые хлопья пришлись по вкусу, и первые дни он часто с удовольствием катался в снегу, то Лапа сразу не возлюбила эту замороженную воду. Каждый наш выход в лес проходил под ее недовольное бурчание, а уж как он брезгливо вытаскивала лапы из сугробов. В общем, молодая волчица поняла, какое время года она не любит. К сожалению, выходы в лес приносили не только ценные шкурки, но и нешуточные опасности.
   Чаще всего волки замечали врагов, и мы обходили проблемы стороной, но не всегда. Были сражения с нежитью, причем один раз пришлось схлестнутся с умертвием. Этот толи упырь, толи гуль, уж не разбираюсь я в классификации немертвых, перед тем как я его порубил на куски, умудрился хорошо подрать меня, да еще и гадостью какой-то заразил. Так что без волков я б до борга не дошел, последние километры они практически тащили меня, а когда я совсем упал, привели людей из поселка.
   Была встреча с уже знакомыми мне скригами, стая в шесть голов неожиданно выпрыгнула на нас из-под снега. В этот раз досталось Лапе, когда мы с Серым покончили с шестью костяными крысами, то увидели что был еще и седьмой. Хитрец дождался начала схватки и решил зайти нам за спину, но был перехвачен Лапой. Так мы их и нашли вцепившихся мертвой хваткой друг в друга. Потом был забег с полумертвой волчицей на руках до поселка. С тех пор я изменил свое мнение о якобы тупости скригов, или нам, какие-то неправильные крысюки попались.
   Видел много неизвестных мне измененных, хорошо, что издалека. Встречалась нам и странная нечисть. В общем, зима была познавательна, мой кругозор сильно расширился, особенно касательно бестиария этого мира. Борг пережил зиму практически без потерь, только один охотник как-то раз не вернулся из леса, судьба его так до сих пор не известна. Зима оказалась на удивление короткой и снег начал таять еще в середине последнего ее месяца. Так что к радости Лапы, уже вначале весны этой мерзкой, липкой и холодной дряни на земле не осталось.
   И вот лежу я на травке и расслабляюсь, разлегся я не далеко от борга, такой ранней весной в лесу еще делать нечего. Волков отпустил, пусть сами себе чего ни будь на пожрать загонят. А то уже дней двадцать сидим в борге, они себе такие морды и жопы на харчах Гуды отъели, что скоро не на волков, а на гигантских барсуков станут похожи. Вялое течение мыслей прервал горестный вой Серого, а через мгновенье к нему присоединилась и Лапа. Я бросился на зов моих волков, что же там случилось? Никогда их голоса не звучали так жутко.
   Уже подбегая, я увидел, что волки сидят у чьего-то тела, а через мгновенье я понял, кого они нашли. Нет, только не Варди..., учитель лежал на спине посреди тропы, мертвый. Неживые, уже остекленевшие глаза смотрели вверх, с каким-то удивлением. Под головой запеклась лужа крови. Мысли лихорадочно скакали, кто мог убить Варди и главное как? Как смогли подобраться к лучшему охотнику, да еще и сзади, так что он, похоже, и не заметил. Следы убийц нашел сразу, они не сильно то и скрывались. Так до борга час, если быстро, но по следу нужно идти сейчас. Варди убили недавно, не могут они далеко уйти.
   - Серый беги в борг, приведи сюда кого-нибудь, лучше охотников или Магни. Давай дуй, мы с Лапой пойдем по следу.
   Нагнали мы ублюдков часа через три.
   -Лапа обойди их и пошуми чуток с той стороны - шепнул я напарнице.
   Волчица бесшумно ушла в сторону, а я наблюдал за убийцами, не пытаясь приблизиться. Вот кусты зашуршали, уводя взгляды врагов в противоположную сторону от меня. Ну что ж пора.
   И вот я сижу посреди трупов, вроде и победил, и покарал, но на душе погано, хоть волком вой. Ответов не получено и Варди уже не вернешь. Я со злобой посмотрел на своего противника, что ж ты так быстро сдох сука. Еще раз глянул на мертвое лицо, блин что то знакомое. И тут меня осенило, я понял, где видел его. Под удивленным взглядом Лапы начинаю судорожно стаскивать с трупа кольчугу, сдернул, чуть не оторвав голову от тела. Разрезаю на правом плече рукав стеганки, уже зная, что увижу. Так и есть - цифра девять. Спросите что в этом особенного? Может и ничего, только не знают в этом мире римские цифры, и да, на моем плече запечатлен косой крест, десятка.

Вторая часть

1

   Земля 2076 год.
   Море. Вода мягко омывает ноги. Вода, такая же, как там. Нет отличий, я не могу их почувствовать. Можно только верить всяким умникам, которые говорят, что здесь она состоит из молекул, а там из цифр. Так в чем же разница? Кроме утверждений, что здесь она настоящая, а там нет.
  

Прода 03.01.14

  
   - Здравствуй Андрей - Алехандро присел рядышком на пирсе, свесив ноги в воду. - Ну как ты?
   -Нормально, насколько это возможно - я глянул на приятеля. - Могло бы быть и хуже, хотя не факт, что меня оставят в покое родственники этих уродцев.
   - С той стороны тебе пока нечего опасаться Андрей, поостерегутся они тебя трогать, слишком уж история вышла громкая.
   Сын солнечной Кастилии всегда был неисправимым оптимистом, что даже странно для юриста, впрочем, испанцы все такие.
   -Да и не настолько они серьезные персоны в мире, так хапнули в свое время денег - он достал сигарету и стал разминать ее пальцами. - Что собираешься делать дальше?
   -А что может делать бывший гладиатор арены? Да еще с клеймом буйного и на десять лет отлученный от вирта? Знаешь, я уже жалею, что послал их, но с предложениями слить бой столько всяких подползало...
   -Охохо... - Алехандро наконец раскурил измученную цигарку - Кто ж знал, что эти золотые мальчики такими злопамятными окажутся. И где только полицейский "стан" добыли, да и коды от арены, на снятие порогов боли? Кстати как ты умудрился из паралича вырваться, это никому раньше не удавалось?
   - Да хрен его знает. Когда они меня во время тренировки подловили, взбесился я. Вот тыкают они в меня своими железками, а меня от ярости колотит. И не от боли, а от беспомощности, я такую немочь бледную десятками могу размазывать, а тут три урода стебаются. Потом все как в пелене алой, очнулся только от визга последнего, добил, чтоб не мучился.
   Мдя... А в результате один труп в реале, и двое в категорию альтернативно мыслящих перешли - криво усмехнулся испанец.
   - Я так и не понял, почему у них предохранители в капсуле не сработали?
   - Ну, у тех, что теперь при каждом шорохе под себя ссутся, все как раз сработало, а вот с умершим от шока болевого много еще непоняток. - Алехандро сделав затяжку, стряхнул пепел в воду. - Есть неофициальное мнение, что у него в капсуле кое-что подкрутили аккуратно.
   -Хочешь сказать, его моими руками прикопали? Как то все надуманно.
   -Почему же, стан он, где то взял, который к тому же странно сработал, коды опять же на дороге не валяются. Этот перец у них заводилой был. А ты ведь знаешь кухню тотализатора, и какие там бабки вертятся? А эти тупицы залезли, вот и результат.
   В принципе я еще легко отделался, могли б в дурку до конца дней законопатить, а так десять лет без вирта. Десять лет считай в вакууме, а на самом деле минус тридцать пять лет жизни.
   Виртуальная реальность радостно раскрыла свои двери сорок семь лет назад. И до этого были довольно жалкие попытки окунуться в цифровые миры, но только изобретение нейроконнектора и цифрового двойника сделали вирт и реальность не отличимыми друг от друга.
   Нейроконнектор - это такой прибамбас, дающий возможность соединить мозг человека с машиной напрямую. А вот с цифровым двойником сложнее, что это такое, боюсь, не очень понимают и его создатели. Но факт в том, что когда спишь искусственным сном в этом мире, ты одновременно живешь в виртуальном.
   Но, пожалуй, главным эффектом виртуала, было ускорение в нем времени. Путем опытов, иногда с летальным исходом, выяснили, что максимальное, безопасное для здоровья мозга ускорение - семикратное. Именно в семь раз ускорена теперь жизнь общего виртуального пространства по отношению к реалу.
   Первые попытки создать виртуальность, сегодня ничего кроме смеха вызвать не могут, еще не умели оцифровывать запахи и вкус, тактильные ощущения объектов. Но уже тогда нашлись люди, которым вирт стал мамой родной. Первопроходцами стали отнюдь не геймеры, а бухгалтеры. Во всяком случае, если верить легенде, первым человеком, непрограммистом, начавшим использовать виртуальность, был бухгалтер. Вскоре в цифровой мир ушли дизайнеры и конструкторы, брокеры и писатели и так далее, ускорение давало просто дикое преимущество перед реальным миром. Ты спишь и одновременно работаешь, да еще один час сна, семь часов плодотворной деятельности.
   А уж когда миры цифр расцвели всевозможными запахами и вкусами, когда морской ветерок в вирте, стал неотличим от реального... Мир стал стремительно погружаться в сон. Люди переставали жрать в три горла, ездить на своих вонючих авто, скупать всякую дребедень в магазинах. Зачем все это в реальности, когда там все тоже, но дешевле и разнообразней. А главное время жизни там удлинялось в семь раз. Тысячами разорялись производители всякой фигни, города, особенно деловые центры опустели. Такая нужная и дорогая кода-то нефть упала в цене на порядок, в след за ней и другие богатства земли кои человечество вырывало из чрева планеты.
   Наверное, на этом можно было, и поставить точку в истории людей, так бы мы и вымерли счастливыми, во сне. Но все-таки инстинкт самосохранения оказался сильнее желания забыться в грезах. После пятнадцати лет виртуальной вакханалии, ООН приняла общий для всех закон, так называемый закон "Двенадцати часов". Виртуальность была взята под жесткий контроль Объединенных наций, ни один индивидуум на планете не мог прибывать в цифровой нирване более двенадцати часов в сутки. Карали за попытку нарушить закон жестоко, всех кто вякал о свободе, нагнули еще жестче. Страны пытавшиеся с ссылкой на независимость и самоопределение увильнуть, брали практически в блокаду. С другой стороны ООН гарантировало любому жителю земли свою персональную вирткапсулу, так что в вирт попали все и миллионеры и бомжи. И вообще с тех пор ООН стала настоящим мировым правительством, так как все прошлые доминанты обанкротились и уже не тянули на гегемонов.
   Прошло еще пять лет и ситуация более-менее выровнялась. Человечество покачалось на краю, но все же смогло сделать шаг назад. Но мир изменился, во всяком случае, реальный, а виртуальный, если верить старикам во многих своих сегментах стал очень похож на тот, что был в реальности до вирта. Сейчас жизнь людей на земле, напоминает большую деревню, никто никуда не спешит, увидеть машину управляемую человеком практически не возможно. Мир стал чище, как выяснилось людям не так уж много нужно для жизни, соответственно и производство стало не такое активное. Многие конфликты, еще недавно бушевавшие то тут, то там, постепенно сошли на нет, просто конфликтующие перенесли свои претензии друг к другу в цифровые вселенные. Казалось люди приходят в реальность отдохнуть от бурного виртуала. Интересно еще то, что они стали следить за своим телом в реале, большинству не нравилось, как они выглядят здесь по сравнению с идеалом там. Да и энергию, накопленную в течение двенадцати часов сна, нужно было, куда-то девать. Так что толстяки встречаются довольно редко. Практически все сферы жизни и производство на земле стали автоматизированы, а управлять автоматикой из виртуала, с учетом ускоренного времени было намного проще. Больше времени на принятия решений, меньше ошибок. Так что работы в реале стало мало, правда, желающих работать еще меньше. В вирте люди практически не устают, нет, есть усталость психологическая, но ни какой физической.
   Я родился двадцать семь лет назад. Учился уже в виртуальной школе, да и вообще вся моя жизнь проходила под знаком "цифра". Пожалуй, что меня отличало от сверстников, так это любовь к колюще-режущим предметам. С раннего детства я зачитывался историями о великих воителях и мастерах холодного оружия, просматривал все видео, где мелькали любимые мной стальные атрибуты.
   В это время уже существовали тысячи игровых вселенных. Можно было побывать где угодно, пострелять из чего хочешь. Миры для всяких выживальщиков, миры для любителей популять в ближнего своего, отчаянных гонщиков и исследователей космоса. Но вот тем, кто хотел окунуться в мир магии и меча, повезло меньше, хотя, скорее всего это касалось только меча.
   Одно дело наблюдать, как твой аватар лихо рубит вражин, после нажатия пары кнопок, как это было в старых играх, и совсем другое пытаться проделать это самому. Убиению себе подобных, при помощи разного железа, нужно было очень долго учиться. Это во всяких пострелушках, любой мог поднатаскаться за месяц в обращение с огнестрелом, а владению холодным оружием более-менее обучится и года не хватит. Убивать столько времени на тренировки желающих было мало.
   А еще большинство любителей в воображение помахать мечем, как оказалось просто бояться, это делать на самом деле. Похоже, страх одной обезьяны, перед другой, той у которой палка, впитался в нас на генетическом уровне. И потому, для многих было крайне неприятно видеть, набегающего на них громилу с ломом. В связи с этим миры МиМ были не очень рентабельны. В общем, мало было возможностей для ребенка проявить себя на этом поприще.
   Но я не унывал, искал пособия по фехтованию, покупал ботов-тренеров обучавших меня владению холодным оружием. Став постарше, нашел сегменты виртуала для реконструкторов и принимал участие в их зарубах. Да и в реале постоянно оттачивал свое мастерство. Так прошло мое затянувшееся детство.
   Эффект ускоренного времени особенно влиял на детей. Конечно, малышне не давали по двенадцать часов зависать в вирте, к капсуле начинали подпускать, начиная с семи лет. Постепенно увеличивая время пребывания. Но все равно лет десять сверх биологического времени набегало. Не сказать, что это было плохо, как говорил мой отец, дети к совершеннолетию становились более взрослыми, чем их поколение в свое время.
   Во взрослой жизни применение моим навыкам нашлось быстро. В мире грез любое желание было выполнимо, любой каприз, какое угодно извращение. Людей не останавливали, ни какие запреты и законы. И естественно люди хотели зрелищ, и желательно покровавей. Арены и гладиаторские бои стали обычным явлением. Бои шли в разных дисциплинах, от дуэлей на всякой технике до старого доброго мордобития. Но более всего народ привлекали схватки на холодном оружие. Здесь было все, что так любо плебсу и благородным патрициям - море крови, и ярость битвы, смерть и боль.
   Да именно боль. Цифровой двойник испытывал всю гамму ощущений, что и оригинал. Боль можно было сильно приглушить, но совсем убрать было нельзя, иначе начинали отказывать многие функции виртуального организма. Виртуальное тело, было как бы вещь в себе, и что-то с ним чудить было очень сложно и главное опасно. Сильно заигравшихся со всякими модификациями, после выхода в реал ждали разные сюрпризы и все неприятные. Никаких лишних конечностей вроде хвоста, если он не являлся отдельной программой, себе присобачить было нельзя. Опасно было изменять свой вес, скорость реакций или размер. Только косметика, если ты не хочешь выглядеть жирдяем, ок, будешь могучим качком той же комплекции. Но только с виду, а так, как не мог поднять ничего тяжелее бутерброда, так таким и останешься. В цифровом мире нельзя было восстановить утраченное в реале, если ты там был безруким, то и в вирте ты будешь таким. К счастью уже давно выращиваются любые запчасти к телу, так что калеки встречаются разве что в совсем отсталых странах.
   Что же касается боли. Во всяких играх все якобы физические воздействия на игрока, вроде попадания пули, были лишь визуализацией, а на самом деле виртуальное тело оставалось не тронутым. Конечно и в этих развлечениях, можно было, например, упасть и свернуть себе шею, ну это был уже фарс мажор. А вот на арене боль была хоть и очень ограниченна, но настоящая. Иначе зрителям будет скучно, но если честно без боли и сражаться не интересно. Ходили слухи о подпольных аренах, где ограничители были сняты, существуют личные миры, в которых все по-настоящему. Ну, психов в вирте всегда хватало.
   Так я стал гладиатором арены. Было все - победы и поражения, бои с другими гладиаторами и ботами управляемыми программой. Одиночные схватки и групповые сражения. Не раз я оказывался в топе бойцов и умудрялся вылететь из первой тысячи. Пару раз вообще хотел бросить арену и заняться чем-то другим, но каждый раз возвращался. И вот до сражался. Один труп, два слетевших с катушек урода, а я отлучен от цифры на десять лет.
   - Андрей, собственно я пришел к тебе с одним предложением - вывел меня из задумчивости Алехандро. - Есть для тебя работа, в вирте.
   -Э... - от такого поворота я растерялся. - Алехандро, друг мой. Ты не забыл что я осужденный преступник. Только не говори мне, что ты связался не с теми людьми.
   -Успокойся, это вполне официально. Будешь работать на ООН.
   -Ну, тогда давай подробности, зачем ООН понадобился такой как я.
   -Во-первых, сразу предупреждаю, все, что я здесь скажу дальше тебя не должно пойти при любом раскладе. - Проговорил он, выкинув бычок в море. - Пятнадцать лет назад одна команда создала игру. Это была очередная попытка, реанимировать МиМ. Идея была у них, кстати, очень оригинальная.
   - Что-то еще можно придумать в этом жанре? - поинтересовался я.
   - Смысл игры состоял в том, что есть мир, в нем живет, туева куча довольно развитых рас, все примерно равны. У каждой расы есть свои недостатки и преимущества. И вот посреди этого мистического сборища живут люди ничем не выдающиеся, и к тому же прибывающие на момент начала игры практически в каменном веке. Игроки могут играть только за людей, задача, вытянуть из жопы этих дикарей и всех нагнуть, ну или как то так.
   - Сильно.
   - А то, как сказали бы в прошлые времена, полный хардкор - ухмыльнулся испанец. - Но игре ходу не дали, слишком она получилась жестокая, там был возможен и геноцид и прочее дерьмо. Да и реалистичность у нее была зашкаливающая.
   -У них под боком процветает педофилия и прочие извращения, которым и названия то не придумали. Значит трахать ботов, имитирующих десятилетних девочек можно, а загеноцидеть каких-нибудь эльфей нельзя?
   -Не забывай, с ботами развлекаются в частных сегментах, да и дрючат их за это периодически, а здесь общедоступная игра. Комитет на это пойти не мог. Но не в этом дело - Алехандро вытащил ноги из воды, и повернувшись ко мне сел по-турецки - слушай дальше.
   Из его рассказа следовало, что после того как игру запретили выпускать в вирт, ее купил один китайский миллиардер, для частного использования. Сун Вонг был фигурой значимой в виртуальной вселенной. Можно сказать, он был одним из тех, кто сделал наш мир таким, какой он сейчас есть. Являясь талантливым математиком и программистом, Вонг не только был успешным капиталистом, но и сам принимал участие в создание цифровых вселенных. После приобретения игры, Вонг отошедший к тому времени от всех дел, три года корпел над своей покупкой. Если Алехандро не преувеличивает, средства были вложены просто колоссальные.
   Под новый кибер - мир был построен гигантский вычислительный комплекс, ядром которого был компьютер с какими-то заоблачными характеристиками. Даже сейчас, таких машин в мире раз-два и обчелся. Обслуживающий все это удовольствие искусственный интеллект, был, пожалуй, максимально приближен к тому, что подразумевали под ИИ фантасты прошлого. Машины в наше время так и не обрели разум и свободу воли. Даже если люди и могли бы создать что-то подобное, вряд ли это стали делать, слишком рискованно, особенно когда вся жизнь сосредоточена в киберпространстве.
   А по окончанию работ, Вонг неожиданно умер. Перед смертью он запустил время в созданном мире с ускорением в тысячу раз. В его завещание было особо указано, что бы в течение десяти лет, никто не должен вмешиваться в процессы, идущие внутри созданного им мира. По прошествии указанного срока, двери к сердцу "Ускоренного мира" открылись.
   -Ну а дальше? - подтолкнул я замолчавшего приятеля.
   -А дальше - Алехандро потянул из пачки очередную сигарету, но передумав, остановился - Первые странности начались уже в начале. Никаких логов на носителях. Ни следов обслуживающих программ. Такое было ощущение, что все десять лет никаких процессов на компе не шло. И вообще кроме программы входа в вирт, да еще, какой-то странной ничего не нашли. В ядро, правда, вначале не лезли. Решили зайти в эту игру и глянуть на всю кухню изнутри.
   - И отправились в поход, трое смелых программистов - вспомнил я одну детскую сказку.
   -Не трое, а семеро, в нашем случае. Пятеро вернулись сразу, так сказать, им сделали кердык прямо на входе. Причем очень жесткий и правдоподобный, в мире Вонга нет ни каких ограничений. По их рассказам из того что они успели увидеть, от реальности мир не отличить. Никакой связи с компьютером, никакого интерфейса. Из пятерых, двоих съели, один утоп, вошел он в мир посреди моря, а еще двое вообще не поняли, что с ними случилось. От психологических травм их даже предохранители в капсулах не смогли полностью уберечь, особенно съеденных.
   - Не хотел бы я быть сожранным заживо. Ладно, а что с оставшимися двумя?
   - Не хотел бы он, и это мне говорит человек, которому хрен знает сколько раз, раскраивали череп - засмеялся Алехандро.
   - Э ты брат не путай, одно дело, тебя тюк по голове и ты уже очнулся в капсуле, а тут другое, тебя жуют, чавкают, слюни, зубы, гадость короче. - Я мотнул головой - давай рассказывай.
   - Ждали двенадцать стандартных часов, но эти так и не вышли, тогда решили их отсоединить принудительно. И получили на руки два овоща.
   - Ого...
   - Это еще не ого, ого будет дальше. У этих двоих была не просто кома, а можно сказать, они были мертвы.
   - Ты как то странно сказал, "были"
   - Слушай и не перебивай - испанец возбужденно вскочил и стал вышагивать по пирсу. - Отволокли этих горе - исследователей в лазарет и полезли в ядро компьютера. И знаешь что выяснили? Нет на нем никакой игры и следов искина управляющего нет. На нем ничего кроме той странной программы входа в вирт, она же является и частью системы по совместительству. Там вообще система непонятная до ужаса, спецы ее код расковырять так пока и не смогли.
   Алехандро вышагал еще пару кругов , снова уселся рядом со мной и продолжил.
   - Так бы может и плюнули на эту фигню, и остался бы проект Вонга, научным курьезом с трагическими последствиями. Но через шесть месяцев один из коматозников очнулся. - Испанец помолчал, выдержав паузу - этот, пока здесь лежал овощем, одновременно жил в том мире четыре с гаком года.
   - Подожди - я неверяще уставился на него - Ты хочешь сказать, что этот чел жил в вирте после того как остановили компьютер, причем в вирте который как бы и не существует. Более того он вернулся оттуда находясь не в капсуле с нейроконнектором , а на больничной койке в реанимации? Ты сам-то в это бред веришь?
   -Во что я верю или не верю, мое дело - огрызнулся он - есть факты и неопровержимые. Сейчас в научных кругах идет такое бурление, что оеей. Пересматривают все теории об информации, всякие термины рожают, типа "независимое инфопространство". Хотя наши академики, похоже, сами нифига не понимают. Короче - Алехандро вскочил и навис надомной - пойдешь туда?
   -С хера ли. И почему я? Хотя почему я, как раз понятно. Да и вообще чего вам так сдался этот мирок так срочно? Чего в нем такого, чего в нашем вирте нет?.
   - Говорю для тупых по слогам - Бес-смер-ти-е.
   Бессмертие, вечная жизнь. Чего только люди не делали, чтоб жить вечно, на какие только ухищрения не шли. Пытались продать свою нематериальную часть кому-нибудь, искали философские булыжники, купались в крови ближних своих. Все напрасно, в свой черед за ними приходили и забирали в небытие. Когда пришла эпоха вирта, человечеству показалось, что вот все, теперь до так желаемой цели рукой подать. Наконец-то разумный сможет спрятаться от старухи с косой в электронных мирах, и никто не будет, потея смотреть на часы, с безжалостно убывающим временем. Но вышел опять облом, не мог виртуальный двойник существовать без реального тела. Казалось бы, их связывает тонкая ниточка, причем информация по ней течет только в одну сторону. Но как только эта ниточка рвалась, виртуальная копия становилась не более чем набором бессмысленных цифр.
   -Ясно, значит, толпа богатых стариков уже пищит под порогом? С чего вы решили, что в этом мире вечная жизнь зарыта?
   - А то ты сам не понимаешь? Есть факт, возможности существовать личности без связи с телом. Осталось докопаться до того как чертов Вонг все это провернул, а дальше уже дело техники. Проблема в том, что здесь нет никаких данных, кроме этой заумной программы. Твоя задача будет найти искин и взять его под контроль, благо коды паролей у нас есть, и восстановить его связь с компьютером.
   - Мля я с тебя хренею Алехандро, с чего ты или кто там взяли, что в этом мире, который незнамо где, вообще есть ИИ. - Я начал раздражаться, не люблю, когда меня играют вслепую.
   - Андрей успокойся, никаких с тобой игр. Все идет под контролем ООН. Я сам всего не знаю, но раз есть связь через этот странный компьютер, значит, есть и остальное. Тем более тебя не одного туда направят, двое уже там, помимо так и не вернувшегося седьмого. Просто я тебе хочу помочь, ты мой хороший приятель, да и в том мире, если верить шестому, тебе буде выжить проще других. - Он внимательно посмотрел мне в глаза - Ну что, ты в деле?
   -Если я иду, с меня приговор снимают? - Я дождался его кивка - надеюсь, заплатят - опять кивок. - Ладно, веди Вергилий, мать твою.

Прода от 20.01.14

2

   -Здравствуйте Андрей - поприветствовал меня молодой парень.
   Встречали меня на вертолетной площадке, куда приземлилось авиа-такси автомат.
   -Игорь Стоцкий, буду вашим гидом в царстве Вонга. Снаружи конечно выглядит непрезентабельно - поспешил добавить он, увидев мой скептический взгляд - но внутри, поверьте, есть на что посмотреть.
   Здание, в котором располагался вычислительный комплекс, представляло собой серый прямоугольный параллелепипед метров сто на сто в основание и пятнадцать в высоту. Окон не было вообще, мрачный такой кубик.
   Пока шли к входу, Игорь в красках рассказывал, что ждет меня внутри. Я особо не прислушивался к речи, сплетенной из специфических терминов и сленга матерого программиста, но понял, что человек в теме и она ему близка.
   -Посидим здесь, сейчас пропуск принесут. - Мы расселись на диванчиках в небольшом холле.
   - Игорь, фиг с этими навороченными электронными игрушками, ты лучше расскажи про этот ваш "Ускоренный мир" - прервал я собеседника, начавшего опять восхищаться чудесами местного ВЦ. - А то Алехандро такие сказки мне поведал, что уши в трубочку заворачиваются.
   - А нечего почти рассказывать - поморщился он. - Стефан хоть и прожил там четыре с половиной года, но о самом мире узнал мало. Выкинуло его, в какой-то глуши восточного материка, там он и осел в горной долине в небольшой деревеньке. Сам понимаешь он программист, а не великий воин, а там, если не умеешь за себя постоять лучше за порог дома не высовываться.
   - Ну хоть что-то он узнал?
   - На восточном материке структура общества скопирована с японцев и китайцев средних веков, идеализированная конечно, но очень похожая. Самое интересное, что изначально люди там были просто дикари, но тысяч пять лет назад там всеобщий апокалипсис произошел. Местные развитые расы выкосило почти подчистую, а люди выжили. Среди пострадавших были такие ками, вот их, похоже, в точности скопировали со всяких самураев и прочей восточной экзотики. Ками и до всеобщего писца с людьми в принципе ладили, ну а когда их самих почти не осталось, слились с людьми практически в единую расу. Вот люди и взяли их жизненный уклад за основу своего общества.
   Игорь немного помолчал, как бы прикидывая, что бы еще рассказать и продолжил.
   -Что делается в других частях мира, сам понимаешь, откуда дремучим крестьянам знать. Известно, что материка три. Центральный материк, похоже самый заселенный и наиболее развитый, про западный вообще ничего неизвестно. Но главное не в этом - Игорь хитро прищурился, глядя на меня. - Стефан, не просто программист, он конструктор личностных матриц ботов. Так вот все с кем он общался, от простых работяг до местного аристократа прошли тест Кона.
   - Гонишь - я второй раз с начала этой истории впал в когнитивный диссонанс.
   На заре виртуальной революции группа психологов под руководством канадца Мартина Кона разработала тест. При помощи него можно было легко, при общение распознать, разговариваешь ли ты с ботом или разумным. Ни одна программа с тех пор это тест обойти не смогла. Устраивали соревнования, как далеко по тесту сможет продвинутся бот, была назначена большая награда тому кто создаст психоматрицу способную полностью сымитировать человека. За сорок лет машина так и не смогла пройти тест. Хотя иногда кое-кто со смехом писал, что пара его приятелей так же не прошли тестирование на человечность.
   - Согласен, с трудом верится. Но факты есть факты, Стефан ни какой-то левый человек, он программист высочайшей квалификации. После такой информации, его слова о выведенных культурах бактерий и прочие нехарактерные мелочи для вирта, уже не кажутся чем-то запредельным.
   - Слушай - я несколько секунд собирался с мыслями, пытаясь сформулировать вопрос. - Это что за ИИ - монстра родил Вонг. Предположим что, наконец, кто-то смог создать настоящий машинный разум. Но объясни мне, как он может управлять всем этим миром и одновременно каждого бота наделять неотличимым от людей поведением?
   -Хм - Игорь постучал пальцами по подлокотнику. - Ничего, как ты понимаешь, определенно утверждать нельзя. Есть мнение, что ничем ИИ там не управляет. Даже термин родился "Саморазвивающееся независимое информационное пространство", да и как можно управлять тем, что не на носителях, а непонятно где. Не факт что и ИИ то существует, но то, что где-то лежит базовая информация это точно. - Он поднял руку, прерывая мою попытку задать вопрос. - Система ядра, мы не смогли пока расковырять ее код, но одно поняли она не полная, вторая ее часть находится там, и компьютер оперирует ей в том мире и здесь. А значит, там должна быть имитация ядра и вся так нужная нам информация. Найди это ядро, начало того мира.
   На этом нашу беседу прервал суровый мужик, явно специалист по безопасности.
   - Андрей Волков? - Дождавшись моего кивка, протянул сканер к моей руке, снимая с моего чипа биометрическую информацию. - Пропуск загружен, ваш допуск "Б", можете проходить.
   Мы с Игорем прошли по множеству коридоров, в конце одного из них он меня привел в зал с капсулой, рядом с которой крутилась симпатичная китаянка, хотя может и кореянка или даже японка.
   -Лезь в капсулу, Сайко снимет с тебя все параметры, будем создавать нового двойника. Твой стандартный для "Ускоренного мира" не годится.
   Сайко вывела меня из сна, где то через час и любезно проводила до местной столовой. Пока я насыщался не особо разнообразной, но сытной местной кухней, с удивлением посматривал на сидящую неподалеку группу людей. Товарищи о чем-то спорили с остервенением, переходя периодически на личности.
   - Приятного аппетита, разреши присесть.
   Перед моим столиком остановился худой блондин. Что меня поразило, это его глаза, никогда не видел столько грусти, да и сам он был весь какой-то поникший.
   - Стефан Шварц - представился он - Игорь попросил встретиться с тобой Андрей, перед тем как ты уйдешь туда...
   Новый взрыв спора прервал его. - А, не обращай внимание, это опять Новые Пифагорейцы с Материалистами схлестнулись. - Видя мое непонимание, пояснил.
   - Еще лет тридцать назад появилось философское течение "Новые Пифагорейцы". Они утверждали, что информация не просто первична, а является основой всего. И что материальность реала эфемерна, просто мы пока не научились управлять информацией нашего мира. Грубо говоря, чтоб переместить, допустим, объект мы используем энергию, по их доктрине нужно всего лишь поменять его координаты в пространстве, ну или как то так. Раньше их философия считалась очередным курьезом эпохи вирта, а сейчас... Эффект Вонга все перевернул с ног на голову.
   - Вспомнил - я отложил столовые приборы и жестом пригласил присесть Стефана. - Встречал я чудиков, утверждавших, что и весь реальный мир простая цифровая матрица. Ладно черт с этими философами, лучше расскажи мне что-нибудь про этот новый вирт, что я обязательно должен знать.
   - Первое что запомни - Стефан как-то сразу подобрался и хмуро посмотрел на меня - это не вирт. Я не знаю, что создал Вонг, но мир, в котором ты окажешься, никакого отношения к киберпространству не имеет. Веди себя там, так как в реале, относись к разумным как к одушевленным личностям, а не как к тупым ботам.
   Дальше он рассказывал о быте, нравах и прочем что считал важным для моего вживания в новую жизнь. Сразу предупредил, что в других местах все может быть совершенно по-другому. Рассказывал о своей жизни там, как мне показалось с какой-то затаенной грустью. Напоследок Стефан сказал:
   - Андрей, пойми, если не хочешь лишних проблем и душевных страданий, постарайся все сделать быстро. Этот мир затягивает, он будет менять тебя, и не факт что то, что для тебя было нужно вначале, станет важным для тебя потом.
   Перед тем как уйти, я спросил Стефана, как он вернулся.
   -Утонул, когда спасал дочку из реки, ее успел вытащить, а самому сил не хватило, унесло.
   И еще долго меня преследовал этот взгляд, полный тоски, по почему-то потерянному.
  
   - Нус, готов? -Мы с Игорем оказались в стандартном вирт - предбаннике. - Во-первых, глянь на своих коллег по работе.
   Передо мной развернулись фото и голограммы трех человек.
   - Франсуа Блан - он тот самый седьмой. Программист, он там прибывает уже почти тринадцать лет, и что с ним произошло страшно представить. Ким Климов - наш соотечественник, ни разу не кореец. Выживальщик, прошел почти все миры для таких как он, от апокалипсических до всяких с динозаврами. Джон Смайл - американец. Законченный рекон, в дуэли ты его, конечно, сделаешь, но в боях стенка на стенку ему нет равных. Да и как командир в битвах консервных банок он мастер. Ким идет под номером восемь, Джон соответственно девятый, ну а ты десятый.
   - Почему вы так мало народу засылаете? - задал я давно мучающий меня вопрос.
   -Вонг и тут нам подлянку подготовил, чтоб ему икалось. Помнишь про первых семерых заброшенных? Как им почти всем не повезло. Когда мы чуть-чуть начали понимать систему ядра, стало ясно, что с ними произошла не случайность. Программа устроена так, что чем больше, особенно одновременно, народу входит в мир, тем больше вероятность оказаться у черта на куличках. В идеале туда можно послать по очереди троих-пятерых с интервалом в месяц. Джона с Кимом закинули два месяца назад, теперь тебя.
   Игорь высветил на своей ладони римскую цифру десять и припечатал рукой мое правое плечо.
   -Эта циферка, будет не только твоим опознавательным знаком, в этой татушки загружены коды доступа к искину и ядру. Когда они станут нужны, просто прикоснешься рукой к объекту, а дальше все сделает программа. И еще запомни главное, у тебя только одна попытка, если там загнешься, второй раз система твоего двойника не пустит.
   Мой проводник в неведомое, открыл появившийся люк в полу. Глянув, я увидел абсолютную тьму.
   - Еще одна шутка ушлого китайца. Придется прыгать туда. - С кривой ухмылкой просветил меня Игорек.
   -Да и хрен с вами - и я прыгнул.
   Мир сразу ударил по мне всем, чем только смог. Тысячи звуков и запахов, море сочных красок навалились на меня, окончательно перегрузив мою сенсорику. Постояв несколько минут в полу оглушенном состояние, я наконец смог оглянуться. Оказался я на опушке леса, в метрах четырехстах виднелись строения, окруженные высоким частоколом. Остался вроде самим собой, никаких изменений в себе не почувствовал. Хорошо хоть одет, а то выкинуло бы в мир голым, было б дело. Ну что ж встречайте местные, и я зашагал по направлению к поселку.
  

Прода от 24.01 .14

3

  
   Встряхнулся, отгоняя нахлынувшие воспоминания. Что же ты делал в наших лесах девятый? Что влекло тебя сюда Джон Смайл? И зачем и главное как, ты смог убить Варди? Вопросы, вопросы, но один ответ я знал точно. Даже если б я и узнал тебя перед боем, все равно расправился бы с тобой без всякой жалости. Прав был Стефан, этот мир меняет, уже поменял меня, я уже и не знаю, важны ли для меня те цели, что преследовал, придя сюда.
   Шмон тел не дал ничего. Никаких карт или бумаг, ни одной вещи, которая показалась бы необычной. Все стандартное, запас еды и воды, огниво и прочие нужные в путешествие мелочи. Пожалуй, единственное что смущало, это странная экипировка девятого, ну никто в здравом уме в такой броне по лесу шастать не будет. Да и выбор оружия хорош для хирда, но не для одиночек. Навострившая уши Лапа прервала мои размышления. Через несколько минут на поляну высыпали охотники борга во главе с Магни. Серый выскочил последним и сразу устремился к сестре, обнюхав ее и убедившись, что все в порядке уселся рядом с ней.
   - Сам управился, неплохо - Магни прищурившись, обвел взглядом поле боя.
   - Ничего хорошего, Варди уже не вернешь.
   - Это так, но от смерти все равно никому не уйти, видать его черед пришел. Главное что убийц ты покарал. - Одд с мрачным удовлетворением смотрел на тела моих противников.
   - Не уверен я в этом. - Я присел на корточки рядом с волками и стал поглаживать Лапу.
   - О чем ты? - с непониманием уставился на меня охотник. Магни же нахмурившись, подошел к трупам и стал их внимательно разглядывать.
   - Не могли эти увальни к Варди подобраться, вы же видели его тело. - Дождавшись утвердительных кивков от собеседников, я продолжил. - Он не ждал нападения, похоже, он вообще не понял, что с ним произошло. А эти - махнул рукой в сторону тел. Они ж через лес ломились как лось за самкой по весне. И в бою вели себя непонятно.
   - Расскажи поподробней - повернулся ко мне друид.
   - Бились без звука как нежить, какая. Да и умерли странно, видишь рану у того от стрелы. Он от нее умер за пару минут, а то и меньше, второй так вообще сам об мой топор убился. Конечно, в той ситуации у него особых шансов не было, но побрыкаться он еще мог.
   - Верно Ульв, с ними что-то не так. - Друид, наконец, оторвался от осмотра покойников - забираем тела, в борге будем разбираться.
   В поселке нас встретила мрачная толпа односельчан, Варди уже принесли и все были в курсе произошедшего. К смерти нордлики относились ни то что бы легко, но толика фатализма присутствовала. Если кто умирал по относительно естественным причинам или погибал в бою, к такому повороту все были готовы. Но убийство среди северян было крайне редким явлением, такое не прощали и безнаказанным не оставляли.
   Осунувшийся Бьерн, взглянув на нашу ношу, криво ухмыльнулся и хлопнул меня по плечу. Они с учителем были одногодки, вместе выросли. Рисс потерял не только важного для борга человека, но и друга. После нескольких слов, тихо сказанных ему друидом, он еще больше скривился.
   - Несите этих к Рун, и Варди туда же, пусть с этим кудесники разбираются. Чен, иди помоги ведьме, чует мое сердце, плохое продолжение у этой истории будет. - После сказанного Бьерн развернулся и ссутулившись побрел в сторону дома.
   Я, перехваченный Ингой, за пару часов был приведен в порядок и накормлен. Девушка, видя мое состояние, с расспросами не лезла, да и вообще вела себя спокойно, излучая какое-то непривычное тепло. Поблагодарив ее, пошел к домику ведьмы, серые поняв, куда я направился, решили еще погостить у дочери кузнеца.
   У Рун дома полным ходом шел колдовской консилиум. Чен что-то магичил над телом девятого, а ведьма с друидом осматривали Варди.
   - Ты был прав Ульв, Варди, перед тем как убить заколдовали. Парализовали его, а потом уже голову размозжили. - Магни устало потер лицо.- Но не могли это твои противники сделать, не одаренные они и не учились ничему. Был с ними третий, но вот кто?
   - Я больше следов там не видел, да и как они пусть и с колдуном смогли к учителю приблизиться, да так что он не заметил.
   - Скоро Одд с охотниками вернется, может что-то станет ясно.
   Я понял! - Воскликнул Чен с непривычной для него экспрессией. Увидев наше удивление, пояснил. - Понял, кто был третий.
   Его всегда невозмутимое лицо, выражало неприкрытое омерзение.
   - Душелов - выплюнул он.
   Друид, после этих слов яростно оскалился, почище моих напарников, а Рун злобно сплюнула на пол, и это в собственном доме. Один я ничего не понимал.
   - Душеловы, те еще мрази. Худшие из некромантов, к счастью мало их очень - стал пояснять мне Магни. - Вырывают душу из разумных и держат у себя как источник энергии. При этом особо талантливые умеют не убивать тела, делают из них живых марионеток. Очень могущественны, иметь при себе постоянный источник многого стоит. Этот даже если он может только две души удерживать уже опасен. Как ты понимаешь, обыкновенной некромантией они также не брезгуют. Ненавижу этих тварей.
   Если честно, после этих слов, мне как-то стало легче. Все-таки не своего коллегу убил, а просто куклу. Да уж не повезло Джону. Но и вопросов у меня добавилось. Что осталось от девятого у душелова? А всегда ли можно вернуться в свой мир после смерти?
   В дверь постучали. Оказалось, пришел Одд.
   -Мы нашли их путь. Они шли с запада, Варди их след так же нашел и встал на него. А вот что случилось дальше, я не понял. - Одд оглядел нас и продолжил. - Варди нагнал их, а потом умер не сопротивляясь.
   -Тут как раз все ясно, шли они под мороком, но следы оставляли. Варди просто налетел на них, не видя под иллюзией. Его парализовали и добили. - Нашел объяснение Чен. - Этот душелов похоже умелец еще тот, наложить иллюзию на звуки, запахи и оптическую очень трудно. А иначе он бы Варди не смог обмануть. Не характерные для труполюба умения, очень, очень опасный тип.
   -Значит, был третий так и знал, что без черного колдовства не обошлось. - Охотник, прикусив губу, посмотрел на тело Варди. - От места, где Варди подловили, ушли только двое этих - он мотнул головой в сторону трупов - больше следов не было.
   - Есть способ при помощи заклинаний следы спрятать? - спросил я у магов.
   - Есть, как не быть - Рун взглянула на Одда. - Ищите его с восточной или северной стороны борга, в радиусе трех-четырех километров. Не может он долго след прятать, особенно в наших лесах.
   - И еще, они тащили, что-то тяжелое - сказал Одд перед тем как уйти. - И это что-то явно унес с собой колдунишка.
   Время казалось застыло, я сидел в трактире и потихоньку цедил хмель. Лапа с Серым лежали около стола понурившиеся, не реагируя на входящих знакомых. Из кухни периодически доносились всхлипывания Гуды. В общем, та еще атмосфера. Дверь в зал в очередной раз открылась, впустив охотников, уходивших на поиск душелова.
   - Мы нашли его следы, в трех километрах на востоке, идет больше не прячась. Как я и говорил, прет на себе какую-то тяжесть. И еще я знаю, куда он путь держит. - Одд оскалился - к Норсенгам
   - Ты уверен? - Вопрос я задал не просто так. В лесу трудно определить истинное направление, особенно в Нордлике.
   - Он идет, не сворачивая, по прямой. Помнишь Тиара? Так вот нет больше этого зловредного духа, развоплотил его походя, не останавливаясь.
   Да уж, я начинаю страшиться этого неведомого некромата. Тиар давно уже обитал около нашего борга, духом он был могучим и крайне злым. Но из своей рощицы, где когда-то материализовался, он не выходил, а потому место его обитания просто обходили, не пытаясь его уничтожить. Жить он никому не мешал, а польза кое-какая была. Тиар не терпел конкурентов, и по мере сил и возможностей уничтожал как другую нечисть, оказавшуюся рядом с ним, так и прочую магическую жуть. Силен же ты душелов, ох как силен.
   - Нужно собирать людей и выдвигаться, мы от него часов на восемь-девять отстаем, а идет быстро.
   Сборы не заняли много времени. У ворот нас собралось четверо - я, Магни, Чен и Одд. Меня как всегда провожала дочь кузнеца. Инга привычно всучила мне суму с бельем и едой. Я уже поворачивался к воротам, когда услышал: " Попробуй не вернись, не прощу". И тут она подскочила ко мне, ткнулась сухими губами в щеку и убежала. Я ошарашено потер место поцелуя, под ехидными взглядами спутников. Для нордликов такое прилюдное проявление чувств, равно признанию.
   Шли быстро, след заметил бы и слепой. Некромант двигался по прямой, не пытаясь обходить опасные места. Нам то и дело попадались следы скоротечных схваток с местными обитателями, что решились бросить ему вызов. Наши маги с каждой такой находкой становились все мрачнее. Ночь мы скоротали на небольшой полянке, мне не спалось и я решил поговорить с друидом, который тоже не спешил на боковую.
   - Магни, что этой падали у нас понадобилось?
   -Не знаю, сам голову ломаю, но ничего на ум не приходит. Труполюбы всегда от наших лесов подальше держались, Алуя конечно не Хель, но и у нее с ними разговор короткий.
   Вы с Ченом его сможете положить? Уж больно он нагл и силен.
   Друид некоторое время молча, смотрел на огонь - должны, иначе никак. Не убьем его, будет намного хуже, предчувствие у меня плохое. Ложился бы ты спать Ульв, завтра полдня еще по лесу бежать, а потом, скорее всего, будет бой.
   Снялись с ночевки еще по темноте, а к соседям вышли в полдень. С опушки борг выглядел мирно, на воротах стояла стража, вроде все у них нормально. И тут Чен как то странно икнул и пальцем указал на что-то что видел только он.
   - Магни смотри, ты видишь тоже, что и я?
   Магни некоторое время всматривался, а потом разразился проклятиями.
   - Демоны, передающий контур. Так вот что эта мразь на себе тащила.
   - Что в той стороне? - Наш маг ткнул пальцем куда-то на север, что-то прикинув, уточнил - не дальше десяти километров.
   - Алуя защити нас, там же роща Хитанны. - Впервые на моей памяти друид помянул богиню, да еще так. Похоже дело совсем швах.
   - Может объясните - попросил я магов, Одд молчаливо поддержал меня.
   - Есть устройство, при помощи которого можно передавать энергию, не далеко правда. И сейчас кто-то качает и собирает ману около рощи дриады. Угадай зачем? - Пояснил нам Магни.
   Когда мы добежали до ворот борга, нас уже встречала солидная делегация.
   - Что понадобилось друиду от нас? - Кнуд, рисс борга, явно демонстрировал свою неприязнь к Магни.
   - Кнуд, оставь свой гонор, дело слишком важное. К вам приходи вчера вечером или сегодня ночью человек? И где Трюд с Уной?
   - Тебя лесной колдун не касаются дела борга, проваливайте, откуда пришли. - Кнуд сделал вид что тянется за оружием, люди за его спиной заметно напряглись.
   - Не касаются, говоришь - Магни оглядел толпу, и под его взглядом народ как то сразу подался назад. - Сейчас, в этот самый момент сестры-ведьмы и некромант, с которым они вступили в сговор, дриаду убивать собираются. А теперь скажи еще раз, что это не мое дело. Ты ведь знаешь, что будет со всеми вами, после этого.
   И тут над лесом полыхнуло, сначала черно алый купол взметнулся на десятки метров в высоту, а потом по ушам ударил пронзительный звук, похожий на скрежет железа по стеклу. Все остолбенело глядели на это буйство магии.
   - Похоже, контур выгорел, теперь понятно, зачем он его тащил. Это же, как много он в заклинание маны закачал, столько накопителей на себе не утащишь. - Чен как-то странно, я б даже сказал с восторгом, смотрел на развернувшееся зрелище.
   -Бежим туда, может, еще успеем. - Друид первым подал пример, рванув в сторону взрыва.
   Мы все поспешили за ним, а Чен, перед тем как уйти, повернулся к так и не проронившему ни слова риссу.
   - Уважаемый я настоятельно советую вам уходить из борга немедленно. Боюсь скоро сюда обратит свой взор божественная, и все на кого этот взор падет, не переживут сегодняшнего дня.
   Когда мы добрались до места событий, все уже практически закончилось. От рощи дриады осталось огромное выжженное пятно, посередине которого стояло единственное не полностью уничтоженное дерево. К этому обугленному обломку былой мощи, прислонилась еще живая, но уже побежденная дева лесов. Вид ее был крайне плачевный, практически вся кожа обгорела, правой руки не было, все говорило о том, что жить ей осталось считанные минуты.
   В метрах сорока от нее стояли наши противники, две симпатичные девицы явно двойняшки и...
   - Мать твою, шесть шаров, шесть душ контролирует. Откуда ж ты демонов ублюдок выполз. - Магни пораженно смотрел на врага.
   Но меня сейчас не интересовала сила душелова. Я смотрел на него и думал, что этот мир очень тесен. Так вот ты кем стал седьмой, тихий программист Франсуа Блан, хоть ты и сильно изменился, но не узнать тебя было не возможно.
  

Прода 04.02.2014

  
  
   Когда, еще там я рассматривал Франсуа, скажем прямо, особо впечатлен не был. Типичный программист, не из когорты отъевшихся админов, а из тех, кто бегает по этажам как загнанная лошадь, в попытках потушить во всех местах сразу. Сейчас я видел перед собой бойца, очень опасного и опытного.
   - Все-таки нагнали. А оно вам надо? Я свои дела почти закончил, может, разойдемся без боя? - Франсуа безбоязненно сделал шаг к поверженной дриаде.
   - Варди ты ничего такого не предлагал, просто убил походя. - Наш друид, не прекращая говорить, махнул рукой в сторону Хитанны, и ту накрыло вместе с деревом зеленоватой колеблющейся пленкой.
   - Варди? А этот любопытный охотник. Согласен, неудачно вышло, нехорошо. Могу заплатить виру, какую укажите. - Седьмой с любопытством стал рассматривать последствия магии друидов.
   Я оглянулся на своих соратников, Одд нервно сжимал лук, а Чен пристально рассматривал сестер - ведьм. Те кстати никаких действий не предпринимали, оставаясь за спиной Блана.
   - У нас вообще есть шансы против него, а то уж больно Магни взволнован. - Шепнул я нашему магу.
   - Ты не маг, ты не видишь. Вокруг него вращаются такие черные шары, их шесть. Я б и на обладателя трех выйти не рискнул. Считай, что этот душелов сидит сейчас на мощном источнике, а тут еще эти две девки.
   - Так что без шансов?
   -Шанс есть всегда, нам сейчас нужно просто продержаться. Уверен, Алуя рвется сейчас сюда через планы. Странно, что он этого не понимает или понимает, но ему все равно. - Чен сделал незаметный пасс рукой, вроде нечего не произошло, но Франсуа перевел взгляд на него.
   - Значит, не договорились.
   Одновременно с его словами перед нами развернулась такая же, как над дриадой пленка, только бесцветная. Лишь по ее колебаниям, которые слегка преломляли свет, было понятно, что впереди что-то есть.
   - Магни защищай Хитанну, и попробуй его немного отвлечь, я с охотниками постараюсь побыстрей с ведьмами разобраться. - Маг сделал пару странных движений кистью, будто отгоняя назойливое насекомое, и в его творение появились два светящихся отверстия. - Стреляйте в ведьм только через них, иначе толку не будет. Бейте в одну, желательно одновременно.
   Мы с Оддом синхронно сделали шаг вперед, натягивая луки. Демоны, сестры еще, похоже, не сообразили, что время разговоров уже прошло.
   - В правую - прошипел я.
   Вот так вот Ульв, теперь ты должен убить молодых соплюшек, сильных, но глупых и запутавшихся девчонок. Мы с охотником выстрелили одновременно. Наша цель в этот момент сообразила, что нужно действовать и скрестила руки перед собой кулаками вверх. Стрелы, пройдя через оконца в защите, и превратившись в два огненных росчерка, ударили в ведьму, заставив ее пошатнутся. Но практически сразу ее, что-то опрокинуло и протащило метров пять по земле.
   - Унаааа! - одновременно с этим выкриком вторая сестра как бы толкнула воздух перед собой.
   Послышался нарастающий гул, и в невидимую стену перед нами врезалась огромная искрящаяся масса, наша защита прогнулась, сбив нас с Оддом с ног, но устояла.
   - Сильная, но молодая и глупая - ухмыльнулся Чен и только по капельке крови стекшей из ноздри, стало понятно, что отбить атаку ему удалось с трудом.
   Маг ткнул пальцем в сторону тяжело дышавшей ведьмы и вокруг нее закружился серый вихрь, постепенно, сжимаясь.
   - Это ее на некоторое время займет.
   Я поднялся и оглядел поле боя. Ведьмы пока выведены из строя, одна боролась с колдовством Чена, а вторая лежала без движения. А вот у Магни дела были не очень. Он, похоже, не пытался атаковать Блана, а делал все, чтоб не дать ему подойти к дриаде. Перед седьмым появлялись зеленые пленки, периодически из-под земли вырастали корни, пытаясь оплести тому ноги. Все это лишь на мгновение останавливало, неспешно шагающего душелова. Сам Друид выглядел плохо, лицо посинело, он постоянно вздрагивал.
   - Тварь, сыпет проклятиями, не переставая, а от них нет простой защиты - бросил Чен и понесся к друиду, на ходу творя заклинание. Мы с Оддом рванули за ним.
   Тут у друида на шее вспучилась и лопнула какая-то опухоль и из нее полилась черная жижа, совсем не похожая на кровь. Магни не доплел очередное колдовство и начал оседать, но к нему уже подбежал наш маг и припечатал рукой открывшуюся рану.
   -Ост... остановите его, не дайте ему... - прохрипел друид и завалился на спину.
   - Слушайте сюда - Чен повернулся к нам и быстро заговорил - доставайте свои железки. - Я мгновенно вытащил из-за спины топор, а Одд достал из ножен короткий клинок. Маг провел по лезвиям руками, от чего они неярко засветились. - Вам нужно добежать до него и срезать сферы душ. Их сейчас не видно, но как добежите, я покажу вам их на несколько мгновений. Не пытайтесь ранить его самого или разрушить сферы, это бесполезно. Вы должны провести лезвием между ним и душами и обрезать нити силы. Вперед, я вас постараюсь прикрыть.
   Мы побежали к Франсуа, по дуге пытаясь зайти к нему с разных сторон. Он же не обращая на нас внимание, уже подошел к дриаде вплотную. Та первая, поставленная друидам защита, похоже, оказалась крепким орешком. Седьмой сосредоточено пытался ее преодолеть, но так легко, как с прошлыми преградами Магни у него не выходило. Одд опередив меня, уже практически подобрался к Блану со спины, но как оказалось, душелов контролировал ситуацию. Он высунул ладонь из подмышки назад, сложив пальцы пистолетиком, только что "Бу" не сказал, и охотника снесло на несколько метров а потом еще с десяток протащило. Я забрал еще правее, и между мной и Франсуа оказался остов сожженного дерева дриады. Подбежав к обугленному стволу, я резко выпрыгнул из-за него.
   В этот момент произошло сразу несколько событий. Защита Магни с глухим звуком лопнула, но тут уже списанная душеловом со счетов Хитанна доказала, что нельзя так легкомысленно относиться к сильнейшим существам этого мира. От нее метнулся поток зеленого пламени, ударив по Франсуа практически в упор, а сама она, похоже, истратив последнее, осыпалась горкой праха. Седьмого удар уронил на землю и похоже немного оглушил. Не давая ему времени прийти в себя, я подскочил к нему, и в этот момент увидел кольцо вращающихся вокруг него темных шаров. Они вращались по наклонной орбите вокруг его головы, если б он стоял то сделать, то что задумал Чен было б крайне сложно. Но мне повезло, он как раз приподнялся на локтях, и мне осталось только втиснуть лезвие между головой и сферами, и начать движение топора в противоход. Вначале оружие пошло легко, но чем дальше, тем больше сил мне приходилось прилагать. Так мы и боролись, я не мог оборвать собранные на лезвие нити, а он похоже тратил все силы, чтоб помешать мне.
   - Не делай этого - он скосил глаза на меня. - Чертова непись, как вы меня все задрали, ради вас же стараюсь, залез в дерьмо по самые ноздри, чтоб этот демонов мир спасти.
   Эта фраза вогнала меня в столбняк, но потом пришла какая-то непонятная злость, на него, на тех, кто меня послал сюда и запутал мою жизнь окончательно, на эти бесконечные загадки и тайны.
   - Иди в жопу спаситель - я вогнал подошву сапога ему в лицо, с треском обрывая нити.
  

Прода от 05.02.2014

   Полыхнуло знатно, меня отбросило, приложив спиной об дерево дриады. Не успел я прийти в себя, как меня приподняла невидимая рука и откинула в сторону Чена. Из облака золы поднятой взрывом, выскочил помятый и закопченный Франсуа, вот же живучий зараза. Над головой просвистело, похоже, наш маг решил закончить, начатое мной. Но атака не произвела на седьмого никакого впечатления, он упорно продолжал что-то химичить с истерзанным стволом. Тут раздался треск, и остатки дерева раскололись, и из раскрывшегося нутра ударил яркий зеленый луч света. Блан засунул в щель руку и вытащил сверкающую изумрудную пирамидку.
   - Стой, не трогай сердце дриады! - Чен крича, пробежал мимо меня и посылая с обеих рук яркие сгустки энергии в сторону Франсуа. Душелов молча, махнул в нашу сторону, и нас с магом просто сдуло, а сам он заспешил в сторону ведьм. Трюд уже успела выпутаться из ловушки, склонилась над поверженной сестрой. И тут всю округу накрыло чьей-то тенью. Меня вдавило в землю, так что не было ни одной возможности вдохнуть.
   - Кто? Кто это сделал?
   Каждое сказанное слово как молотом вбивало меня в почву. На то чтобы пошевелиться или хотя бы повернуть голову, никаких сил не хватало. Единственное, что я мог делать, это смотреть на Блана. Он в отличие от меня стаял на ногах крепко, более того ему хватало сил удерживать перед собой, падающую с ног ведьму. А божественная, в том кто посетил это веселье, я не сомневался, все давила и давила. Я уже затухающим взором увидел, как что-то он говорит, Трюд. Слов я не слышал, но последнее прочитал по его губам - Прости - и вогнал ей в грудь появившийся в руке клинок. Тело её практически мгновенно усохло, превратившись в обтянутый кожей скелет, а Франсуа Блан выдернул из трупа оружие, и исчез в яркой вспышке. Последнее, что я услышал, перед тем как отключиться, был шепот лежащего рядом Чена.
   -Где ж ты таких игрушек набрал, мальчик?

4

   -Ульв, Ульв - я почувствовал, как кто-то похлопывает меня по щекам.
   Я с трудом приоткрыл глаза и встретился взглядом с Магни, наклонившимся надо мной.
   - Чем все закончилось? Все живы? - Вопросы вылетали из меня на автомате, минуя сознание.
   - Все наши живы, остальное потом, не пытайся шевелиться. На выпей это быстрее - к моим губам друид подсунул маленький пузырек. Я сделал глоток и опять потерял сознание.
   Когда я снова очнулся, понял, что меня несут на самодельных носилках. Шевелится я не мог и тела своего не чувствовал, единственное что я видел это спину Одда.
   - Ульв в себя пришел, делаем привал - раздался над головой голос Магни.
   Через некоторое время меня осторожно опустили на землю.
   - Ульв слушай и не пытайся говорить. - Магни присел рядом со мной. - Тебя всего переломало. Не повезло тебе, Алуя прям над тобой и Ченом явилась. Он смог закрыться, а ты попал как кура в суп. Но дело не в этом, душелов на тебя проклятье наложил, никакое лечение не работает, сильно, видать, ты его разозлил. Но не переживай, в борге Рун в миг все исправит. А теперь спи - и он ткнул меня пальцем в лоб, отправив в забытьё.
   Разбудили меня тычки в руку чем-то влажным. Повернув голову, скосил глаза. Лежу на кровати, около нее наличествуют две знакомые и такие родные мохнатые морды. Когда отправлялись в этот демонов поход, Магни отсоветовал брать с собой волков. Мол, слишком молодые и мелкие, помочь сильно не смогу, а сгинут зазря. А его советами я не пренебрегал, но чего мне стоило уговорить их остаться, лучше не вспоминать, должен я им теперь трехлетний запас жратвы в исполнение тетки Гуды. И вот сейчас эти вымогатели поочередно нюхали, а также пробовали на язык мою руку, свесившуюся с края пастели.
   - А ну кыш отсюда песье племя. - Рыкнула на них Рун не успев зайти в комнату, следом за ней проскользнула дочь кузнеца. Волки прыснули за дверь, ловко протиснувшись между ведьмой и Ингой. - Ну, вот получай своего героя, целого и почти здорового. Вроде все, что тебе нужно у него должно работать исправно - усмехнулась зловредная бабка, смутив мою девушку. Да, мою.
   Рун поводив надо мной руками, удовлетворенно хмыкнув, повернулась к Инге. - Все в порядке, через пару дней опять козликом начнет скакать. Ладно, пошла я. А ты - колючий взгляд ведьмы уперся в меня - не вздумай сегодня вставать. Завтра уже можешь, но не пытайся сильно напрягаться хотя бы пару дней. - После этих слов она развернулась и ушла, и мы остались одни.
   - Кхм... Я у тебя дома? - Решил я прервать неловкое молчание.
   - Да, тебя два дня назад принесли, еще до этого три дня по лесу тащили. - Чем дальше она говорила, тем ниже опускала голову. - Когда тебя принесли, ты весь синий был и не дышал, я думала, что ты умеееер. - Последнее слово сменилось всхлипываниями, и второй раз на моей памяти из глаз Инги полились слезы.
   - Ну, ну... Перестань, пожалуйста. - Я полностью растерялся, не зная как вести себя. Единственное на что меня хватило, это взять её за руку и усадить на край кровати. Инга не прекращая плакать, прилегла рядом, зарывшись хлюпающим носом куда-то мне в плечо. Так мы и лежали, молча, пока не уснули.
  
   - ... Ну а потом Алуя эту несчастную ведьму на куски разорвала, лучше б она от наших стрел погибла. - Одд замолчал и приложился к кружке.
   На следующий день я придерживаемый Ингой доковылял до трактира, где собралось все общество борга. И все теперь слушали рассказ в исполнение нашего охотника. Надо признать получалось у него неплохо.
   - И если б Магни не очнулся, мы б там также все остались. - Заметил Чен. - Всех бы поубивала, эта... богиня. - Подобрал нужное слово маг. - А потом она ушла в сторону борга Норсенгов .
   После этих слов в зале установилась мертвая тишина.
   - Никто не спасся? - Выдавил я, наконец, вопрос из себя. - Их же Чен предупредил, там же дети были. Почему?
   Друид отвел глаза - Не стали они уходить, все одно никуда бы они не дошли. И еще - Магни обвел весь зал взглядом - больше не стоит там бывать, совсем не стоит. Бьерн нужно про это всех соседей предупредить и береговые борги, чтоб караваны обходили эти места. Рисс только мрачно кивнул головой.
   Когда за столом остались только мы втроем с Ченом и друидом, я решил поговорить на темы, не предназначенные для лишних ушей.
   - Скажите уважаемые, что такое сотворил с ведьмой некромант и куда он делся после этого?
   - Тут вот какое дело Ульв - начал просвещать меня Чен. - Маги давно уже искали возможность быстро перемещаться, сам понимаешь это и удобно, а иногда жизненно необходимо. Но так ничего путного и не придумали. - Он огладил подбородок, что-то про себя решая. - Но один способ все же нашли, мерзкий, опасный, но этот рискнул. Сначала пробивается проход в хаос, а потом из него мгновенно выскакиваешь обратно в мир. Выкинуть может где угодно, может душелову и повезет, а может, и нет, но главное даже мгновенное пребывание в хаосе ничем хорошим кончится, не может.
   - А вот с ведьмой сложнее - подхватил разговор, до этого молчавший Магни. - Он забрал ее силу и жизнь, всю, без остатка, мгновенно. Для чего, понятно, чтоб сбежать, но вот как? Чтоб такое проделать разрабатываются целые ритуалы, в специальных местах, с очень длительной подготовкой. А вот так простым ударом, либо он невероятно умелый маг, либо у него артефакт просто божественной силы.
   Я посмотрел на Чена, вспомнив его последние слова в конце, но он невозмутимо молчал. Демоны с этими тайнами, раз есть секреты у человека, значит, есть и причина. Сам такой.
   - Что произошло с теми душами, ну что я с душелова срезал? - Задал я еще один мучавший меня вопрос.
   - А что с ними будет, ушли они к Хель - друид выдержал паузу - все, кроме одной.
   По мне будто пробежал разряд тока, я помолчал, пытаясь скрыть волнение. Поняв, что я жду дальнейших объяснений, Магни продолжил. - Шарик мы подобрали, у ведьмы он, она из нас троих лучше всех в этих делах разбирается, но похоже и ей ничего не понятно.
   - А может и нет там души? - Спросил я, отчаянно надеясь на положительный ответ.
   - Есть, уж это даже я вижу, да и как ей не быть, эта сфера только с душой внутри может существовать.
   Попрощавшись с кудесниками, я встал из-за стола. Ко мне тут же подлетела Инга, до этого помогавшая Гуде на кухне. Выйдя на крыльцо, она уже собралась направиться в сторону её дома, но я остановил.
   - Инга иди одна, я прогуляюсь и скоро приду.
   - Ульв, как же ты один, и куда ты пойдешь?
   - Не переживай, я уже нормально себя чувствую. А прогуляюсь я до Рун, есть у меня к ней одно дело.
   Перед тем как пойти, я подумал, что забыл выяснить, зачем Франсуа понадобилось сердце дриады. И что такое, это сердце?
  

Прода 07.05.2014

  
   Ведьма как обычно холила свои сорняки, хорошо, что я больной, а то и меня бы припахала.
   - И с чем пришел герой? Прыщ, какой заговорить, или еще, что. - Странно она начала разговор.
   Я уже собирался открыть рот для вопроса, но Рун как то грустно глянув на меня, продолжила.
   - Что Ульв, нагнало тебя прошлое? Неужели ты думал, что сможешь старую ведьму обмануть. Когда ты к нам пришел, я сразу поняла что врешь ты про беспамятство. - Ведьма прошла между грядок и повернулась ко мне - пойдем в дом, давно нам надо было поговорить.
   - Не умеешь ты врать Ульв - продолжила она, когда мы расселись за столом.- Я не уверена, что и Бьерн тебе поверил, но я тогда за тебя поручилась. Спросишь зачем? Сама не знаю, есть в тебе что-то, нужное, нужное всем нам, предчувствие у меня что ли. Да и чист ты, вот это меня удивило, как новорожденный. Такое ощущение что до того как ты к нашим воротам подошел, и не было тебя на свете.
   - И почему ты мне сейчас об этом говоришь? - Спросил я, взглянув ей в глаза.
   - Ты меня за дуру держишь? - Она аж подпрыгнула от возмущения. - Ты же сам сюда труп притащил, этого воя, которого душелов захватил. У вас знаки на плечах одна рука рисовала. А теперь за душу его пришел просить. Думаешь, я не поняла, чья душа не ушла к Хель. - Я молчал, не зная, что сказать. - Скажи мне одно Ульв... - Рун опустила голову и взглянула исподлобья - Я не буду спрашивать, кто вы и откуда. Ответь с добром или злом вы сюда пришли?
   Я молчал и думал. А с чем мы действительно сюда пришли. Как наши действия скажутся на этом мире. Что это мир живой и настоящий, а не виртуальная поделка у меня уже практически не было сомнений.
   - Я не знаю Рунгерд, зло или добро я принесу, возможно, ничего и не случится. Просто мне нужно найти знания, оставленные в этом мире очень давно и вернуть их.
   - В этом говоришь, значит, есть еще и тот. И что за знания?
   - Ты действительно хочешь это знать? - Теперь настал мой черед мрачно смотреть ведьме в глаза.
   - Ладно, пустое это - пошла на попятную Рун.- Значит, хочешь душу своего товарища освободить.
   - Я его не знал, если что. Но не хорошо это, так оставлять. И еще меня интересует, с ним можно будет поговорить?
   - Не только можно, тебе придется с ним говорить и уговорить выйти с тобой. Души знают, что они мертвы и сами всегда стремятся уйти к Хель, а этот, похоже, считает, что он жив. - Ведьма озадаченно смотрела куда-то в угол. - Первый раз такое вижу. - Она провела рукой над тарелкой, стоявшей посреди стола, и на ней появился уже знакомый мне черный шар. - Как попадешь в него, увидишь белую нить, привязанную к тебе. Не вздумай ее оборвать, а то еще и тебя вытаскивать нужно будет.
   Вот чем мне нравится магия этого мира, никакой абрыкадабры. Все предельно утилитарно, никаких завываний и прочей бодяги. Вот и сейчас, Рун сделал пару пассов руками, и от шара ко мне потянулся белый луч. - Готов? - Я кивнул, и яркий светящийся кончик ткнулся мне в грудь.
   Да уж... Если и есть определение слову нигде, то я как раз в этом самом нигде и оказался. Серое, серое везде, серое марево. И я в нем висел, в свое время я побывал в виртуале имитирующем невесомость, сейчас испытывал те же чувства. Единственное, что я понял, там, где я стою есть свет. Стоп, я же на чем-то стою. Опускаю голову, ага под ногами белое пятно, сдвинул ногу, пятно увеличилось. Сделал шаг, появилась светлая дорожка. Оглянулся из спины куда-то в светлый толи портал, толи воронку уходит нить того же цвета. Ну что ж, пойду искать пропащую душу.
   Иду уже минут пять, где ступаю, появляется светящаяся дорога. Да где ж ты девятый.
   - Джон! Джон Смайл, ты где! - Ни чего умнее, чем покричать я не придумал.
   - Франсуа, это ты! - Ко мне метнулась серая тень. - Франсуа выпусти меня, пожалуйста, выпусти, выпусти, выпусти!!! Я больше не могу здесь оставаться!
   Человека уже не было, просто серая фигура. - Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста - завывала она, пытаясь до меня дотянутся, но что-то мешало ей.
   Я инстинктивно отпрянул, она дернулась ко мне и уперлась в светлую дорожку. Похоже, именно оставленный мной след не давал Джону подойти ко мне.
   - Джон успокойся, я не Франсуа и я пришел помочь тебе. - Мне пришлось пять раз повторить эту фразу, чтоб он услышал меня сквозь собственные завывания и всхлипы.
   - Ты поможешь мне, правда, поможешь? Я сделаю все, что угодно только вытащи меня отсюда, пожалуйстаааа. - И Девятый опять завел свою пластинку.
   Демоны, мне пришлось прорву времени уговаривать его замолчать. Наконец он остановился и уставился на меня, хотя чем он смотрел, я не представляю. Серая фигура и все, вместо лица все тоже серое марево, что и вокруг. Ну, может чуть темней на фоне всего остального.
   - Джон, меня зовут Андрей... - Я рассказал ему коротко о событиях, что произошли со мной.
   - Так значит, он меня убил, но тогда почему я здесь, а не...
   - Не знаю Джон, но думаю, как только мы выйдем, ты перенесешься в свое тело, на землю.
   - Тогда пойдем, пойдем, чего ты ждешь, выведи меня отсюда. Пожалуйстааа!
   О только не снова. - Замолкни!!! - Смотри ко, подействовало. - Джон, перед тем как мы уйдем, расскажи что случилось? Как ты встретил Блана?
   История Смайла была довольно проста. Вошел он в этот мир, в Золотой империи, недалеко от столицы. Немного осмотревшись, пошел в рекруты, в легион. За полтора года вырос от простого солдата первой линии, до десятника, что очень неплохо по меркам империи. Он уже был в шаги от перехода в сословие полного гражданина, а это давало много привилегий. А потом его десяток отправили на охрану территории около небольшого измененного источника. Сильных монстров там не было, но всякой гадости повидал. И вот однажды из столицы приехал маг проводить какие-то исследования. Каково же было удивление Джона, когда он в нем узнал Франсуа Блана. Он сразу пошёл на контакт с Седьмым, рассказал кто он, и зачем здесь. Но вместо радостной встречи получилось совсем другое.
   - Он начал орать, что я такой же, как Вонг, что хочу уничтожить этот мир, что он не даст заполучить мне зерно хаоса. А потом я оказался здесь. - Смайл закрыл лицо руками и опять зарыдал. - Пожалуйста, пожалуйста, давай уйдем отсюда, я больше этого не вынесу.
   - Все, все успокойся. Мы скоро уйдем, и ты окажешься дома. - Я дождался, когда он придет в себя, и продолжил его расспрашивать. - Он точно назвал имя Вонга?
   - Да точно, из его криков я запомнил "Вонг" и "Зерно хаоса". Не представляю, что это такое. И почему этот псих решил, что я хочу что-то разрушить?
   - Скажи, Блан приехал, именно изучать измененный источник?
   - Ну, нам так сказал местный нобиль, что приехал с ним.
   - А сам ты Джон что-то об источники узнал?
   -Тут понимаешь, какое дело Андрей, я в этой магии ничего не смыслю. Но один раз туда забрела девка, что её понесло, не знаю. Никто понятно за ней не полез, вышла оттуда через день. Так вот я уже привык, что здесь живут люди, разумные, живые. А эта начала вести себя как непись, из самой тупой и дурацкой игрушки, да еще и с кривым скриптом. В общем, жуть полная, я уже от таких примитивных ботов отвык.
   - Больше ничего не можешь вспомнить? - Девятый помотал головой. - Тогда пойдем, я протянул ему руку и в этот раз он смог коснуться её.
   Так мы и шли по светящейся дороге, пока не приблизились к месту, откуда я начал свой путь. Немного постояв, мы, не разнимая рук, шагнули в выход.
   Я оказался опять в каком-то ничто, только здесь все было сверкающе белое. Джона рядом не было.
   - Ну, здравствуй мой мальчик. Это хорошо, что ты решил делать за меня мою работу.
   Я медленно повернулся, и увидел женщину, женщину из того давнего сна. Все те же тонкие губы цвета пепла, все так же, верхняя половина лица, скрытая дымкой.
  

Прода 10.02.2014

   - Да, "мой" мальчик, все мальчики мои, впрочем, как и девочки. Не пытайся говорить, здесь это не возможно.
   ...
   - И думать тоже не стоит, вредно тут думать. Да не пугайся ты так, насчет работы я пошутила, и нет, я не пришла за тобой. Просто не дала тебе уйти вслед за этим несчастным.
   ...
   - Почему не дала? Знаешь для меня смотреть за жизнью, это как... В твоем мире бы сказали..., как наркотик. А вокруг тебя столько жизни, жаль было потерять такую находку. И выбор тебе еще нужно будет сделать, если повезет или не повезет.
   ...
   - Твой мир, этот, какая разница, я то везде. Конечно, мы еще встретимся, без этого никак, а может и не раз, но один точно.
   ...
   - Что такое душа? Вас всех так мучает этот вопрос. Душа, это кусочек целого, его дают вам в займы, на время. Потом естественно нужно вернуть, хотя некоторые умудряются ей распорядится по своему... И это так удивительно и прекрасно, жаль что таких мало, почти совсем нет.
   ...
   Ну, все иди мой мальчик, ты и так уже заплатил за этот разговор, на мой взгляд, многовато. Хотя кому-то может и понравится. До встречи.

...

   - Что, что с ним? Да объясните вы мне, наконец.
   - Да успокойся ты несносная девчонка, живой твой ненаглядный, ну немного изменился. По мне так выглядит неплохо.
   - Рун, а все-таки что случилось?
   - Магни я сама не понимаю. Он пошёл, душу эту непонятную вытаскивать, нить его я держала. А потом она лопнула и вот...
   - Он её оборвал?
   - Да нет, она здесь, сама лопнула. Я даже и не слышала, что такое возможно.
   Слова доносились до меня как будто, говорящие находились в другой комнате. Потом все чувства резко обострились, и я открыл глаза. Надомной склонились Инга и Рун, чуть в стороне стоял друид.
   - Ну что красавец? Рассказывай. - Рун, выпрямившись и уперев руки в бока, просверлила меня взглядом.
   - Нашел я этого безумца, еле докричался. - Я прикрыл глаза, как бы вспоминая, и начал аккуратно подбирать слова. - Потом проводил его до выхода, а дальше... - Я опять посмотрел на ведьму, и понял, что она хочет мне сказать взглядом: "Молчи Ульв, просто молчи". - Не знаю. А что вы на меня так странно смотрите? - Действительно друид рассматривал меня с каким-то научным интересом, а Инга встревожено.
   - Ну, тут вот какое дело, на сам смотри. - Друид подошел к умывальнику и, сняв зеркало, поднес его к моему лицу.
   Ну что ж, теперь меня назвать чернявым ни у кого язык не повернется. Седой, аж искрюсь, вот же мать твою. Нет уж, нафиг мне эти свидания с богинями. Одна все кости переломала, другая тоже, та еще приколистка. Но разговор, мля, ага разговор, с Хель я не забуду никогда, да и не уверен, что она богиня. Сила или нет, не так, необратимость, абсолют. Если при встрече с Алуей я чувствовал себя как мошка под ботинком, то в этот раз. Я ничего не чувствовал, вообще, не себя ни того что вокруг. Я не уверен, что существовало ли в этот момент мое "Я". Может, и не было этого всего, а мне просто в голову вложили пару картинок и несколько фраз. Но тогда откуда это ощущение безысходности?
   - Всё, брысь отседа. - Шугнула ведьма Ингу, и заодно подтолкнула замешкавшегося друида. - Идите, идите, ничего с ним не будет, подождете в обеденной... - Вытолкнув всех за дверь, Рун повернулась ко мне.
   - Вижу, с Хозяйкой повстречался. Ну и как? Хотя нет, не отвечай, обойдусь без подробностей. - Ведьма присела на табуретку около кровати. - Одно могу сказать, теперь многие будут видеть, её печать на тебе. Друид то не понял, он кхе-кхе, по другую сторону, а вот Чен может и рассмотреть, ну он то, промолчит. Но я не знаю, как на это отреагируют чужие. Что поговорил с этим, погибшим, воем? - Сменила она тему.
   - Можно сказать и так. - Я решил не играть в прятки с Рун. - Он там чуть с ума не сошёл, а может уже стал безумен, но кое-что рассказал. Что такое "зерно хаоса"? Слышала о таком когда-нибудь? Это то, что ищет душелов.
   Ведьма на мгновение задумалась - Звучит мрачно, но никогда о таком не слышала.
   -Позови Магни если он еще здесь. - Я решил попытаться закрыть все возможные вопросы.
   Рун покачала головой, но вышла из комнаты, через некоторое время вернулась в сопровождение друида. Магни, к сожалению так же не смог ничего сказать про это демоново зерно.
   - Магни, а зачем могло понадобится некроманту "сердце дриады" И что такое это сердце? - Попытался я зайти с другого конца.
   - Сердце дриады это часть могущества Алуи. Дриады, в какой-то мере это сама богиня, или скажем так в них часть богини. А зачем оно сдалось душелову, не представляю. - Развел руки друид. - Ничего он с ним сделать не может, да и никто не сможет. Я не могу понять, почему оно не рвануло, когда он его коснулся.
   - Хорошо, ну хоть что-то кто-нибудь с сердцем делал? Полезное, бесполезное, опасное. - Я продолжил наседать на него.
   - Да, ему нашли однажды применение. - Вздохнул Магни. - Несколько тысяч лет назад, почти сразу после "Войны порталов". Леса эльфов тогда еще не были только их лесами. Те места делили две сестры Аста, покровительница эльфов и их священных деревьев, и Алуя с её дриадами. Однажды, уж не знаю, кто из подданных сестер проворонил орду измененных, но прямо посреди лесов образовался огромный исковерканный источник. В принципе богини могли уничтожить его, но когда это они тратили свои силы на такое. Зато Аста просветила эльфов, как они это могут сделать сами. Эльфы вырвали у одной из дочерей леса сердце и уничтожили измененный источник, так началась "Война дриад".
   На улице уже смеркалось, мы с Ингой молча, шли к её дому. Девушка не стала попрекать меня, тем, что опять ввязался в очередное "приключение", хотя я и ожидал этого. Единственное, что сказала: "Больше на такие прогулки я тебя одного Ульв не отпущу. Уж лучше вместе, чем я одна останусь". Рядом топали мохнатые, незаметно присоединившись к нам, как только мы отошли подальше от домика ведьмы. Шли волки тихо, не отсвечивая, только Лапа изредка недоуменно косилась на мою новую шевелюру. Да и встречный народ смотрел, на вдруг враз поседевшего Ульва, чуть ли не открыв рот. Будет о чём боргу поговорить в следующие дни, и так столько всего, а тут еще и это.
   Спать Инга меня опять уложила в их доме, Стейн только ухмыльнулся в усы. А ночью пришла ко мне и легла в кровать, обняла и, уткнувшись носом в плечо, уснула. А я, под тихое сопение девушки, пытался из узнанного, сложить хоть какую-то картину. Вонг, который уже пятнадцать лет как мертв, спасение мира, какое-то зерно хаоса, сердце дриады и измененные источники, как-то связанные, похоже, с компьютером в моём старом мире. Можно конечно сказать, что Седьмой просто сошел с ума, но уж больно много в его сумасшествие последовательного и странного. Осталось поговорить только с Ченом может он, что знает про зерно, а если нет, то даже не знаю.
   Проснулся утром уже один, Инги дома не было, скорее всего, ушла пораньше, по их с отцом кузнечным делам. Быстренько перекусив, оставленным мне завтраком зашагал в сторону трактира. Придя туда, обнаружил, уже что-то жующих серых, и сидящего в глубине зала Чена. Поздоровавшись с магом, присел рядом с ним за столом. Дождался, когда Гуда нальет кружечку пенного, решил поговорить. Интересно, что ни трактирщица, ни Чен не высказали своего удивления моим новым обликом.
   - Чен скажи, ты когда-нибудь слышал о "зерне хаоса"? - Задал я наболевший вопрос.
   Глаза мага на мгновение превратились в две щелочки, и он, как будто прикидывая, как бы меня побыстрее упокоить, оглядел мою тушку. Потом отвел взгляд и тихо спросил:
   - Откуда ты услышал о нем, и зачем тебе знать?
   - Мне незачем, а вот душелову зачем-то оно нужно, очень нужно.
   - Ну пусть ищет, а если и найдет... Все одно, от туда его разве что боги могут забрать, да и то побоятся, не в их оно власти.
   И тут меня осенило - Если "зерно" лежит в измененном источнике, то у него теперь есть средство как его взять, и похоже он знает где оно лежит.
   Рука Чена с хрустом сломала ручку кружки, а на стол начали капать алые капли.
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.84*78  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"