Фадеев Вадим: другие произведения.

Путь в легенду

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пока отдавал долг родине, вторую часть на писаного текста потерял.

  Пролог
  
  Двое мужчин стояли под звездным небом. Первого звали Дампнар, второго Мадграш. Первый не сводил напряженного взгляда со звезд. Второй же внимательно следил за первым и ждал, когда тот закончит разглядывать небеса. Вот, наконец, он оторвал свой взгляд от неба и повернулся к Мадграшу лицом.
  - Ты что-то хотел?
  - Да. Моя дочь очень слаба. И боюсь ее болезнь плохо сказывается на близнецах. Я опасаюсь, что один из них может умереть.
  - Скверная ситуация. Я не могу прочитать их судьбу по звездам. Но мы должны сделать все от нас зависящее, что бы они родились. Я чувствую, что им уготована великая участь.
  - Это только твое предчувствие. И что значит, ты не можешь прочитать их судьбу!?
  - Только то, что я и сказал. Их судьба закрыта от меня. Я даже не могу дать им имена. Но надеюсь, во время родов я смогу заглянуть за грань и увидеть хотя бы малость.
  - Ты понимаешь, что ты будешь нужен там! Твоя жена очень слаба, судьба детей не известна.
  - Мадграш! Успокойся. - Постарался утихомирить собеседника первый. - Я все понимаю. Но это традиция моего народа. Я должен дать детям те имена, на которые укажут. Иначе может случиться беда. Уже были случаи, когда не правильное имя приводило к большим неприятностям. Так надо. Пойми. - Он опустил плечи, и исподлобья посмотрел на Мадграша. - Я постараюсь за два оставшихся месяца узнать хотя бы имена, но на всякий случай отправь кого-нибудь за Ясенем и Грионой.
  - Странный вы народ, Северные. У него в любой момент может умереть жена и дети, а его беспокоит только имена еще не родившихся детей.
  - Тебе и не понять. - Казалось, он сгорбился еще больше. - Мой отец не последовал традициям предков, и дал мне имя, которое сам хотел. В результате я навлек беду на всю стаю. Пойми, наши имена показывают наше предназначение и наш характер.
  - Позволь узнать и что же значит твое имя, Дампнар? - Он произнес это с легкой издевкой в голосе.
  - Проклятый. Я проклят с самого рождения. Я узнал, свое истинное имя и его значение только через почти четыреста лет после своего рождения. Но я принял его и покинул стаю. Но со мной ушли и те, кто не принял власть прошлого вожака и те, кто сам от нее отрекся.
  - Проклятый? - Он пожевал слово, будто пробуя на вкус. - И в чем же заключается проклятье?
  - Я единственный кто может нести бремя проклятой реликвии и сдерживать его. - В подтверждение он показал цепочку с крестами, висящую у него на груди. - Это то, что осталось от создателя нашего мира и его врага. В них заложена огромная сила, которая способна уничтожить наш мир, да и не только его. Ни кто не знает, что тогда произошло. Остались только эти реликвии. Но мы можем видеть их силу и, то, что они могут сотворить. Поэтому мы считаем их проклятыми.
  - Странный вы народ, Северные. Вы сильнее кого бы то ни было в нашем мире, но не пользуетесь, силой предпочитая довольствоваться малы. Вы чтите традиции предков. Вы древнейшая из ныне существующих рас. Вы первые дети создателя...
  - Мы не дети создателя. - Прервал поток речи Мадграша, Дампнар. - Мы дети изначалья. Того, чье упоминание заставляет дрожать даже первостихии. Да мы появились здесь вперед первых детей создателя. А он не посмел спорить с нашим отцом. По тому, что боялся. Сила, заложенная в нас велика, даже очень велика. Поэтому нас с детства учат обходиться малым. Иначе мы можем уничтожить все, что нам дорого. Тебе не понять. Мы смогли оградить детей от силы, но по мере их взросления она наполняет их. Слабых духом пожирает, именно поэтому важны имена. Если имя покажет, что потомок слаб, ты даже не представляешь каково это убить собственное дитя, ради сохранения жизни сотен, если не тысяч.
  - Вы убиваете собственных детей!? - Удивлению Мадграша не было предела.
  - Первые десять лет их жизни мы следим за такими детьми, и если имя начинает брать верх, то да. Мы убиваем их. Ты просто не видел, к чему может привести малодушие.
  - А ты видел?!
  - Да. - Он коснулся головы собеседника. Показывая ужасные картины прошлого. - Ну как? Все еще считаешь, что мы изверги, убивающие детей по собственной прихоти? - Спросил он, когда его собеседник немного пришел в себя после всего увиденного. - Все еще считаешь, что наши традиции ненужный пережиток прошлого?
  - Нннет. - Кое-как выдавил слова его собеседник. - Больше не считаю. Ты прав. Сколько ж тебе лет?! Что ты видел первые расы создателя. - Невольно вырвалось у него.
  - Много. Мадграш, очень много. Хоть мы и не бессмертны, но мы живем долго, ужасно долго. Мы можем уйти по своей воле. Но мы не можем покинуть стаю. Рано или поздно мы переродимся вновь. Такова наша участь. Но ты не прав, это были не первые творения создателя. Где то тысячные. Первых не застал даже мой отец. Хотя благодаря тому, что я Вожак, я могу видеть воспоминания наших предков.
  Они оба замолчали. Каждый углубился в свои мысли. Так они простояли до самого рассвета.
  
  Два месяца спустя.
  
  - Дампнар. Я не понимаю. Моя дочь родила. Но все наши прогнозы оказались ложными. Мы все думали, что второй из близнецов родиться слабым. Но мы ошиблись. Слабым родился первый. Мальчик. Девочка же здорова и сильна. Я не понимаю, где мы ошиблись!
  - Успокойся Мадграш. Вы нигде не ошиблись. Все правильно. Взгляни на небо. Что ты видишь?
  - Сияние Вэйфилора. Видимо где то опять бушует.
  - Правильно. А еще что? Какие странности?
  - Ну-у-у, так сразу и не скажешь.
  - А ты присмотрись повнимательнее.
  - Подожди. - Наконец понял Мадграш. - Сейчас же не сезон, для таких ветров. Да и был он уже не так давно. - Дампнар только покивал его словам. - К тому же одна из лун все еще на небе, и светиться чересчур ярко. Такого не может быть. Всем известно, что когда бушует Вэйфилор, лун не видно ни с одной точки материка. Что это значит Дампнар?
  - А это имена моих детей. Видишь ли, Мадграш, с первыми криками старшего, началось бушевание Вэйфилора. А когда родилась младшая, небо озарила одна из лун, нашего мира. Имена моих детей Вэйфилор и Лунария. Вэй и Луна. Красивые имена, ты не находишь?
  - Да. Красивые. И сильные.
  - Но как быть с тем, что мы ошиблись насчет младенцев...
  - Я уже сказал. Вы нигде не ошиблись. Просто сильный защищает слабого.
  Они замолчали. Мадграш обдумывая сказанное. А Дампнар пытаясь разглядеть судьбу своих детей. Только перед самым рассветом он смог заметить, то чего не увидел. Некогда одинокая звезда разделилась на две части. Но он не придал этому значения. Посчитав, что это явление признак его детей. Уходя с такими мыслями, он не знал что только отчасти прав.
  
  Полтора года спустя
  
  Все началось внезапно. Когда первые горящие стрелы ударили по крышам домов, Дампнар спал. Его оставили с дочерью, в то время как жена с сыном, были у её отца. Он был волхвом стаи, и пытался всеми силами поправить здоровье внука.
  А он, Дампнар, решил остаться дома. Ему было больно смотреть на своего сына, который отдал все свои жизненные силы, более слабой сестре. Они пытались вернуть силы ребенку. Но все было тщетно. Единственное чего они добились, это ухудшили его состояние. Тогда-то они и поняли, что силы маленький Вэйфилор сможет вернуть еще очень и очень не скоро, и только естественным путем. Но это было лишь малая часть проблемы. Основная же проблема заключалась в том, что волк внутри него уснул. И может ни когда не проснуться. Это было самое страшное. Ведь только с пробуждением внутреннего зверя, их раса могла пользоваться силой. Поэтому Дампнар страдал. Единственное утешение для него было осознание того, что его сын помог своей сестре. В ней он и находил утешение.
  Он спал рядом с кроваткой, когда в дом ворвался Виртутис. Дампнар недолюбливал его. В нем было, что-то гадкое. Но что именно он так и не смог понять. Когда он только пришел в эту деревню, Виртутис ухаживал за его будущей женой. Но стоило Дампнару увидеть Илу, как он понял, она будет его. Он приложит все силы для ее завоевания. И вот спустя почти пять лет с тех пор, он счастливый отец близнецов. Ему удалось все что он хотел, а Виртутис остался глодать локти.
  - Вставай! На деревню напали люди. - Проорал Виртутис почти в самое ухо. - Эти мерзкие твари решили, что им все дозволено. Вставай! Бери оружие, мы должны убить их всех!
  Дамнар вскочил на ноги как ошпаренный. Он еще заметил искорки безумия и жажды крови в глазах своего собеседника. Но рука сама тянулась к двуручнику пристроенному рядом с кроватью. Когда взгляд наткнулся на дочку. Он окончательно проснулся.
  - Я не могу. Мне надо спасти дочь.
  Он повернулся спиной к Виртутису, что бы взять дочь. И в это мгновение пришла боль. Внезапная, острая боль пронзившая сердце. Он скосил глаза вниз, и увидел острие клинка проворачиваемое в своей груди. А Виртутис шептал ему на ухо, медленно проворачивая клинок в его груди:
  - Сдохни! Тварь! Ненавижу! Сдохни!
  Единственная мысль, крутившаяся в голове умирающего оборотня, была, о том, как бы спасти дочь. Выхода он не видел. Но вдруг Виртутис зашипев от боли, выдернул меч из его груди. И он, наконец-то смог разглядеть своего спасителя. Это был человек. Уже не молодой, но еще не старый. Человек вновь вскинул лук и выстрелил. Виртутис зарычал от боли. Видимо человек попал. Дампнар уже не видел. Он упал на пол, лицом в низ. Спустя пару тактов, к нему подошел человек и перевернул его на спину. Он покачал головой, показывая, что рана смертельная. Тогда-то Дампнар и решился. Лучше так спасти дочь. Зато она, возможно, будет жить. Пусть это призрачный шанс, но все, же шанс. Дампнар попробовал заговорить, но вместо нормальных слов вырвался кашель в месте с кровью. Но он продолжал говорить не взирая на кашель, на кровь заполонившую горло и рот. Он должен спасти дочь.
  - Спаси... Кха-кхак... - Дампнар опять закашлялся кровью, но упрямо продолжал - Спаси дочь... Кха, кха кха. Спаси Лунарию... Кхарк, кхарк Прошу спаси ее кхарк...
  Кое-как произнеся эту фразу, он вновь зашелся в приступе страшного кашля. А уже умирающий мозг твердил, надо передать знак рода. Теперь она должна его возглавить. Тем временем человек склонился над Лунарией. Было заметно, человек решил выполнить последнюю просьбу умирающего оборотня. Он плотнее закутал маленькое тельце. Бережно прижал получившийся сверток к груди и уже собирался уходить, когда Дампнар схватил его за ногу. Человек нагнулся, и он быстро зашептал, боясь не успеть договорить. А левая рука уже снимала цепочку со знаком рода.
  - Возьми. Отдай это ей... Кха, кха, кхарк - Он снова зашелся кровавым кашлем. Охотник, протянув руку, принял за цепочку то, что отдавал ему оборотень. - Это, теперь ее... Кхак, кхак... Знак рода... Кхак, кхак... береги ее. - Он откинулся на спину и зашептал, обращаясь к призрачной стаи - Прошу спасите их. Защитите. Спасите. Она должна выжить. Прошу...
  Последние слова он прошептал уже мертвыми губами.
  Огромный волк, возглавляя стаю таких же призрачных волков бежал по лесу, защищая человека и сверток который тот нес в руках. Он вел их короткими тропами. Помогая человеку все дальше и дальше удаляться от места бойни устроенной его сородичами. Вот человек добежал до деревни. Призрачная стая волков остановилась на самой кромке леса. Вот вожак вскинул голову и завыл. Его подхватили остальные волки. Так они выли, пока не взошло солнце. А с первыми его лучами они растворились в тени деревьев. Дожидаться своего нового вожака.
  
  
  Старый охотник пробирался через лес, среди таких же охотников как и он. Но в отличие от них он чувствовал себя ужасно. Он не мог понять, что является причиной его беспокойства. Он же идет совершать богоугодное дело, как говорит господин светлый маг. Но тогда от чего на душе словно камень. Так тяжело, просто невозможно тяжело. Он остановился и в который уже раз за последний час поправил колчан со стрелами и лук пока еще находящийся в чехле. От чего же на душе столь погано? Рядом встал молодой охотник из соседнего селения и вопросительно глянул на своего более старшего товарища. Задавая немой вопрос "что-то не так?", старый охотник помотал головой "все в порядке", снова поправил лук и пошел вперед. Но чувство тяжести его так и не покинуло.
  Стемнело. А охотники только подходили к месту будущей бойни. На душе у охотника так и не прояснилось. Ему было плохо. Он остановился, вынул лук, натянул тетиву и достал первую стрелу. Проверил ветер. Все правильно, они подходят с подветренной стороны. Оборотни их вряд ли учуют. Собравшись с духом, он попытался натянуть тетиву и с удивление понял, что не может, не хочет ее натягивать. Он снова собрался с духом и вновь попытался натянуть тетиву и опят не смог. Мешала совесть.
  Он, начал оправдываться перед самим собой, что оборотни, погубили многих и не только в его селении, но и в соседних, за это они заслужили смерть. И он один из тех, кто будет им мстить за смерть друзей, товарищей, родных. Он должен это сделать. Но так некстати, проснувшаяся совесть твердила, что он не имеет права судить кого то, что среди тех, кого они сегодня будут убивать, есть и не виновные, те, кто не делал, ни чего плохого людям.
  Пока он предавался раздумьям остальные охотники уже дали первый залп. Десятки горящих стрел взметнулись в небо. Позже он и сам не сможет сказать, что послужило причиной тем действиям. Но как только первые стрелы впились в крыши крайних домов, старый охотник побежал. Он бежал к домам оборотней. Зачем? Он и сам не знает. К тому моменту как он добежал до первых домов, их крыши уже полыхали, а по улицам бегали различные тени и гибли под смертоносным ливнем стрел.
  Он увидел, как в соседний горящий дом забежал оборотень с мечом в руке. И решил последовать за ним. Пригибаясь, забежал в дверь, пробежал чуть вперед и остановился в проеме соседней комнаты. То, что он увидел, потрясло его до глубины души.
  Оборотень что только что забежал в дом, проворачивал клинок, острие которого торчало в груди другого. Они стояли боком, и охотник видел, что клинок вошел в спину ни чего не подозревающего оборотня. Его слегка выгнуло дугой. Лиц он не видел из-за отсветов пламени льющихся через открытое окно. Охотник, не задумываясь, вскинул лук и выстрелил. Попал в плечо убийцы. Тот зарычал от боли. А как иначе ведь наконечник посеребренный. Повернув клыкастую морду на охотника и резким движением руки вытащил меч, делая и без того ужасную рану еще страшней. Но охотник уже успел вытащить вторую стрелу и снова выстрелил. Попал опять в плечо. Потянулся за третей, а оборотень, оттолкнув умирающего бросился в окно. Через цикл, в окно влетели целых четыре стрелы. Одна из них горела.
  Охотник подбежал к умирающему опустился на колени, откидывая лук и стрелу в сторону. Он знал, что раненому уже не помочь, но все равно перевернул его. Плохая рана, очень плохая, меч вошел рядом с сердцем, пропоров легкое. Но оборотень все еще был жив и находился в сознании. Увидев охотника склонившегося над ним, зашептал, теряя последние крохи сил:
  - Спаси... Кха-кхак... - Он закашлялся кровью, но упрямо продолжал - Спаси дочь... Кха, кха кха. Спаси Лунарию... Кхарк, кхарк Прошу спаси ее кхарк...
  Только теперь, после слов оборотня охотник понял, что сидит рядом с колыбелью ребенка. "Так вот почему он подпустил убийцу слишком близко к себе. Он хотел вынести дочь. И посчитал, что тот второй пришел помочь ему. И эта ошибка стоила ему жизни", отстраненно подумал охотник, разглядывая маленькую девочку, тихо лежащую в колыбельной. Ей от силы было года два. Она лежала в колыбельной с открытыми глазами и молча, смотрела на охотника. Его сердце дрогнуло. Эта малышка сразу заняла в нем место. Он осторожно завернул ее в одеяльце, укутал поплотнее и взял на руки.
  Охотник уже собирался уходить, когда понял, что отец малышки держит его за ногу. Опустив глаза, он встретился с парой стальных глаз. Они явно принадлежали старому оборотню, который уже очень много повидал на своем веку. Охотник присел рядом с истекающим кровью, чтобы разобрать тихий шепот оборотня. Поплотнее кутая в одеяльце ребенка, чтобы она не видел всего этого ужаса. А отец девочки начал снимать свободной рукой с шеи, какой-то предмет, шепча уже почти в забытье:
  - Возьми. Отдай это ей... Кха, кха, кхарк - Он снова зашелся кровавым кашлем. Охотник, протянув руку, принял за цепочку то, что отдавал ему оборотень. - Это, теперь ее... Кхак, кхак... Знак рода... Кхак, кхак... береги ее.
  Он отпустил ногу и завалился на спину, повторяя всего одну фразу "Прошу спаси и помоги им". К кому обращался оборотень, охотник не знал. Он плотнее прижал ребенка и выбежал из дома. Он сразу направился в сторону своей деревни.
  Бежал, не разбирая дороги. А в голове билась всего одна единственная мысль, "Быстрее. Быстрее". Когда он преодолел уже больше половины пути, то с удивлением отметил, что почти не устал. А лес будто помогал ему. Сюда они добирались больше дня, а вот обратно он бежит всего часа три, но уже успел преодолеть их первый привал. Это он понял по оставленным им самим зарубках на деревьях.
  Он добежал до деревни еще до рассвета. Вбежал в собственный дом, напугав молодую жену. Он пронесся по всему дому, собирая необходимые вещи. Крикнув на ходу жене:
  - Собирайся. Мы уходим из деревни.
  Самому охотнику было уже далеко за сорок, почти пятьдесят. Его жена была намного младше мужа, всего двадцать семь. Но все равно когда он взял ее в жены, она уже считалась старой девой. Ведь в двадцать четыре уже не сидят в девках. В жене охотник души не чаял. Не смотря на то, что своих детей бог им пока не дал.
  - Ждар! Что происходит?! Куда мы так спешим?
  Вместо ответа охотник сунул в руки жене сверток с ребенком. Она охнула, развернув его. И уже без вопросов помогала собираться мужу.
  Они ушли с рассветом. Ни кто в деревне и не заметит, пока не вернуться охотники. Ждар надеялся, что его ни кто не видел с младенцем на руках, и что его посчитают мертвым, а жену сбежавшей или утопившейся от горя.
  Когда солнце перевалило за полдень, он устроил привал. Самое удивительное было то, что девочка все это время вела себя тихо и не шумела. Перекусив вяленым мясом, они уже было направились дальше, когда жена, наконец, задала самый страшный, по мнению Ждара вопрос:
  - А откуда ребенок? Ты же ушел на оборотней. Ох! - Сообразила она. - Неужели малышка... нет Ждар скажи, что это не так! - Он молчал, наблюдая за женой. - Ждар мы должны избавиться от нее. Она же оборотень! Ждар! Почему ты молчишь?!
  - Хочешь убить ее, убивай. Но если ты это сделаешь, то ты мне больше не жена.
  Довольно жестко и твердо ответил он. Его жена тихо охнула. Посмотрела в глаза мужа. Его взгляд стал холоднее льда. Затем перевела взгляд на причмокивающую малышку, и поняла, что не сможет ее убить или бросить. Да и муж ей этого не простит. А ведь они так давно хотели детей, и вот оно чудо. Ребенок пусть не свой, но такой долгожданный и родной. Плотнее прижав ребенка к себе, она заговорила с мужем:
  - И чего ты расселся как старая кляча? Подбирай вещи и пошли надо до вечера еще покормить малышку.
  Ждар на эти слова лишь улыбнулся. Он не сомневался в решении жены. Ведь они так давно хотели ребенка. И вот он долгожданный. Здесь, рядом с ними, с его родителями. И пусть она оборотень. Это ничуть не помешает вырастить ее, так как они захотят.
  А через месяц в поселке Кленники появилась семья немолодого охотника. Жена и ребенок. Они сказали, что старый дом сгорел, и теперь они ищут счастья на новом месте. Староста принял их довольно неплохо и разрешил пожить у себя пока охотник не отстроиться и не обживется на новом месте.
   
  Часть первая: Воспоминания.
  
  В то утро был дождь. Промозглый противный, с резкими порывами ветра дождь. Мы ехали уже второй час по скалистой местности. Пейзаж не баловал своим разнообразием. Это было первое утро, когда я начал задаваться вопросом "А с чего все собственно началось?". Я уже битый час думал над этой мыслью. "А и вправду с чего? Быть может с того как я присоединился к отряду, идущему на войну с демонами? Нет, вряд ли. Тогда может быть с того момента когда я начал свое путешествие? Да нет тоже вряд ли. Возможно, в тот момент, когда я решился пойти на войну? Возможно, но скорей всего еще раньше. Может с идеи пойти на войну? Да скорей всего это и был переломный момент моей жизни. Хмм, тогда надо подумать, а когда собственно мне в голову взбрела эта шальная мысль? Хотя чего тут думать? Я хорошо помню этот день. Но тогда возникает другой вопрос, а что натолкнуло меня на эту мысль? Или даже не так. Почему я решился на нее?"
  Из раздумий меня вырвал голос Дмайнуса.
  - Часа через два таверна будет. Вон на горизонте дымок виднеется.
  - Нет - Возразил ему Видлоуэль - Не через два, а через три. Тут дорога извилистая.
  - Какая разница? Чем быстрее доберемся, тем лучше.
  - Да по быстрей бы. А то скоро снег пойдет - Вмешался в разговор Блэйтор.
  - Все равно не успеем до снегопада - Сказал я - Даже если пришпорим коней. Снегопад то начнется через одиннадцать минут.
  - Откуда ты знаешь, да еще так точно - Спросил Блэйтор.
  Недоумение на его лице было лучшим бальзамом от моей меланхолии, давненько я над ними не издевался.
  - Так сам же говорил, что я чувствую стихии, вот она мне и сказала, что то - типа "Я начнусь ровно через одиннадцать минут и три цикла"
  - Так прямо и сказала?
  - Хахаха
  - Ага, значит, шутить изволите? - Он недобро прищурился, глядя на меня.
  - А ты больше верь словам недомага. - С ехидной улыбой сказал я. Продолжить мне не дали.
  - Успокойтесь! - Прозвучал голос Видлоуэля - Мы все устали. А вы еще намереваетесь спорить. Вам не кажется, что сей час не лучшее время для этого. Ты Блэйтор маг, да и вообще человек опытный, а так легко позволил этому юнцу обхитрить себя! - При этих словах он кивнул в мою сторону. - А ты, тебе не кажется, что твои шуточки не уместны в данной ситуации. Мы все устали, да и погода в последние дни не балует нас.
  - Хватит, я понял. Был неправ, исправлюсь.
  За этим разговором мы и не заметили, как пошел снег. Мокрый, липкий, противный снег. Он норовил залететь под капюшон, залезть под воротник и там растаять. Настроение у нашей группы как-то само собой упало, и больше разговаривать не хотелось. К таверне мы подъехали не через три часа как говорил Видлоуэль, а через пять. Уже стемнело, передвигаться в темноте было сложно. Настроение у всех было припаршивистое. Даже у меня, кто любит морозы и снег, оны было плохим.
  Трактир представлял собой старое двух этажное здание. Стоило только переступить порог таверны, как к нам тут же подбежал хозяин. На его лице играла искренняя, дружелюбная улыбка. Было видно, что таверну уже давно никто не посещал, и мы для хозяина были своего рода спасителями.
  - Чего изволят благородные господа? И что привело столь почтенных людей в это богами забытое место? - Трактирщик склонился в подобострастном поклоне нашим магам. Безошибочно определив их в нашем отряде по бляшкам на отвороте воротника.
  - Ну, во-первых, здесь не только люди, но еще и гномы. - Ворчливо заметил Хобо.
  - Прошу меня извинить я вас не заметил. - Бросил трактирщик. При этом, не переставая кланяться нашим магам.
  Гнома наглость трактирщика задела до глубины души. Но Дмайнус не дал ему ничего сделать, положив руку на его плечо, и когда гном обернулся, покачав головой.
  - Не переживай. Лагир ему объяснит, где и в чем он был неправ. Давай лучше пройдем за вон тот столик. - При этих словах он указал на дальний столик в углу зала.
  Дмайнус избрал отличное место. Оттуда великолепно просматривались входная дверь и окна с одной стороны здания. Раждрик и Видлоуэль проследовали к столику у дверей, чтобы полностью просматривать окна. Я, Тэнэбриз и Игнил проследовали к столику рядом с ширмой для того чтобы наблюдать за кухней и лестницей на второй этаж. Каждый из нас расположился таким образом, чтобы не мешать друг другу при наблюдении, и в случае чего отреагировать, не мешая другим. Так мы решили располагаться в самом начале нашего путешествия. Но кто, куда и с кем будет садиться, не оговаривалось. Каждый садился туда, где ему удобней, но за каждым столиком должно быть не меньше чем трое. По определенным стечением обстоятельств мы играли свиту магов. Так проще, да и вопросов меньше. Расположившись за столиками, мы стали дожидаться пока присядут наши маги, а заодно когда принесут съестное. Вот все кажется улажено. К нам за столик присел Блэйтор. К Видлоуэлю сел Малик. А Лагир занял место за ожидаемый его столик с Хобо и Дмайнусом.
  Трактирщик, определив видимо по количеству народа главным Блэйтора, оперативно обслужил наш столик сам, тем самым показав уважение к нашему магу, в надежде на щедрые чаевые. Как только столик был накрыт, а трактирщик удалился, Блэйтор заговорил.
  - Наша комната ближайшая к лестнице, в ней всего 3 кровати и она является самой большой из всех. Комната Малика по соседству с нами, а Лагира возле окон. Дежурить будем по очереди, мало ли что. Первым дежурит Вэйфилор, за тем Тэнэбриз, потом я, а в конце Игнил. Теперь быстро доедаем, и идем в комнату.
  Комната была просторной. Игнил сразу же занял кровать возле окна. А за окном тем временем все сильнее завывал ветер, да и снегопад крепчал. Блэйтор и Тенебриз заняли кровати вдоль стен. Узкий проход позволял скинуть в него наши скромные пожитки. Мне же предстояло стоять возле двери. Комната была очень узкой.
  - Так Вэй наложи заклинание защиты на дверь и окно. - Голос Блэтолора был мягким и вкрадчивым. - Я тебя им учил. Не беспокойся, я проверю и проконтролирую.
  Я сосредоточился и, припомнив заклинание, наложил его сперва на дверь, а затем и на окно. Блэйтор удовлетворенно кивнул. И все начали готовиться ко сну. По здравому размышлению спали в одежде, скинув только куртки и дорожные плащи. Оружие у каждого находилось под рукой. Пока все устраивались, я отстраненно наблюдал за ними, но это не значит, что я не был готов к неожидоностям. Я следил за безопасностью и пытался вспомнить, на чем я прервал свои размышления по поводу моего участия в этом походе. Я пришел к мысли о том, что разгадку надо искать еще в моем детстве, в тот момент, когда все уже крепко спали.
  
  Хорошо себя помню я лишь лет с пяти. Воспоминания более раннего периода смутные и расплывчатые. Мне было четыре, когда моя мать второй раз признала себя невестой. Он был уже не молод и имел двух сыновей от первого схождения, они старше меня на три и два года соответственно. Поначалу все было вроде как хорошо. С его сыновьями мы кое-как уживались. Но все изменилось, когда мне исполнилось пять. Схождение вступило в полную силу, и он был вправе делать, что хочет. В тот день я был нещадно избит им и его сыновьями. Я не стал ни чего говорить матери по той причине, что она была беременна, и это могло сказаться на ребенке. Следующий раз они меня избили через неделю. Они не объясняли за что, просто били. После очередного избиения я дал себе слово, что они больше не увидят моих слез. Но это привело лишь к тому, что избиения ужесточились. Но я крепко держался, и позволял выступить слезам только тогда когда оставался один.
  Когда мне исполнилось семь, я уже имел три перелома, и множество шрамов. Я дрался с его детьми, и все чаше бил их. Но после я выслушивал от матери, что я очень плохой и непослушный, а затем я был нещадно бит ее мужем. Он запирал меня в кладовках, подсобках, подвалах и в сарае. По месяцу оставляя без воды и еды. И мне приходилось добывать все самому, и питаться такими вещами, от которых всех нормальных вырвет. Но я не показывал ему, что мне плохо, и за это он все сильней и чаще меня избивал, правда уже с помощью всего, что попадется под руку.
  С пяти лет я ходил к нашему кузнецу. Он учил меня своему делу, а еще учил меня драться и обращаться с оружием. Но из-за частых пропусков, ему приходилось меня гонять сильнее и жоще остальных. Но я не обижался, ведь он старался для моего блага. Мой дед, со стороны матери, был волхвом нашего племени, это позволяло мне неделями не бывать дома, и изучать травологию. А еще он часто меня лечил. Во время тренировок с кузнецом, я выяснил, что кузнец раньше был войном во время второй войны с демонами. А в мирное время стал кузнецом.
  В то время я подружился с Микстемом и его сестрами. Он был на четыре года старше меня. А его сестры, Ивина моя ровесница и Катсина младше меня на год, вечно бродили с нами. Его родителей убили люди, когда те слишком близко подошли к границе. И ему приходилось добывать все самому, и заботиться о сестрах. Я старался ему помогать, как мог. Вскопать огород, посадить, прополоть, перетащить что-либо, подлатать дом. Хотя если подумать, что я мог? Я был всего лишь ребенком. Но я старался, как мог. А он в свою очередь разговаривал со мной и подкармливал во время очередных заточений. Мы с ним часто мечтали, как станем известными...
  
  Я прервал свои воспоминания, по той причине, что пора было будить Тэнэбриза. Ему предстояло стоять на стороже вторым. Я подошел к его кровати и протянул руку. В следующее мгновение я ее отдернул. А на меня уже смотрела пара льдисто голубых с красными вкраплениями глаз. У Тэнэбриза редкий цвет глаз. Больше похожих на прозрачный лед озера с вкраплениями крови. Прекрасно гармонирующих с основным, голубым цветом. Завораживающе надо сказать зрелище.
  - Ты не мог бы следующий раз будить меня нормально?! Словами.
  - Зачем? - На моем лице играло недоумение. - Так интересней.
  - Если б не твоя ловкость я мог бы и повредить тебе руку. Так что, считай, тебе повезло.
  - Угу. Вставай, давай. Твоя очередь. А будить тебя так надежней всего.
  Побурчав немного для порядку, он встал, надел оружие и побрел к двери. Я же снял связку с мечами, и лег на кровать. Спать совершенно не хотелось. С детства я привык спать на твердых поверхностях. Кровати для меня были подстать пыточной установки палача, для заключенного. И в нашем отряде об этой моей странности уже знал каждый. По этому, Тэнэбриза так удивил мой выбор. Подложив под спину свои мечи, чтоб было по удобней, но так что их можно в любой момент изъять из ножен, я решил снова предаться воспоминаниям.
  
  - Вэй! - Позвал, чей-то смутно знакомый голос - Вэй! - Чуть более громче и настойчивей позвал голос. - Вэй ты порядки?! Вэй отзовись! - В голосе явно проскальзывало волнение. Я слабо зашевелился. Тело отозвалось дикой болью. Я застонал. - Вэй! Слава Лунам ты в порядке. Подожди не шевелись, я сейчас открою засов.
  Яркий отсвет луны резанул глаза. Так, что пришлось зажмуриться. В помещение скользнула тень.
  - Вот, выпей это. Это отвар твоего деда.
  Что-то мягко ткнулось в разбитые, покрывшиеся коростой губы. Горькая, тягучая жидкость потекла в горло. Я закашлялся. Но чьи-то заботливые руки придержали меня. Вторая попытка прошла более удачно, я жадно выпил весь отвар. Через несколько минут я почувствовал теплое ощущение внутри. Еще через несколько минут начал проясняться рассудок. Я начал понимать, что заботливые руки принадлежат Микстему. Он укутал меня в одеяло и присел напротив.
  - Ну, как себя чувствуешь?
  - Ужасно. - Кое-как прохрипел я. Голос давался с трудом, но я справился.
  - Ну, это и неудивительно. Ты здесь уже вторые сутки. Я как увидел, в каком тебя состоянии сюда закинули, сразу побежал к твоему деду, за лекарством. Ивина с Катсиной наблюдали за Виром и сараем, где тебя заперли.
  Воспоминания разом навалились на меня. Я вспомнил, как избил младшего из сыновей Виртутиса (отчима). В ответ тот привязал меня к жерди для скота, и избивал, какой-то палкой. Он долго и с наслаждением лупил по рукам, спине, ногам, груди. Но особую радость у него вызывали удары по лицу. Затем пришел старший из его сыновей. Дальше я провалился в беспамятство. Радовало меня лишь одно, они так и не увидели мох слез. За три года постоянных избиений я научился сдерживать слезы, да они собственно уже и сами не текли. Но вдруг пришло понимание "Слезы они уже не ждут! Они наслаждаются моими криками". Вместе с этой мыслью пришел страх, дикий и необузданный. Но он сменился пониманием того, что теперь и крики необходимо сдерживать. Я попытался сесть. Застонал, от боли пронзившей тело. Микстем тут же помог мне. Собравшись с силами, я прохрипел.
  - Мик, как я выгляжу?
  - Если я скажу ужасно, то буду очень далек от истины. Я удивляюсь, как он тебе зубы не вышиб?! Вот держи, это мазь. Тебе ее тоже твой дед передал. Я сейчас помогу тебя намазать. Только прошу, сильно не стони и постарайся не кричать.
  - Зубы у меня крепкие, сам им удивляюсь. А насчет "не кричать", я постараюсь. Со стоном сложнее, и ни чего обещать не могу.
  - Ладно, но все-таки постарайся.
  Я не знаю, сколько длилась эта пытка. Я шипел, стонал, скрипел зубами, но не кричал. Порой от боли темнело в глазах. Сознание норовило ускользнуть. Но я дикими усилиями воли возвращал себя в реальность.
  - Все. Извини! Очень больно было?
  - Ну, ощущения уж точно не из приятных. Не мог сестру попросить намазать меня?
  - Не мог. Они спят. А судя по тому, что ты спрашиваешь о них, я могу сказать, что ты уже в относительном порядке. Рассвет скоро, так что я пойду. Завтра загляну. А ты выздоравливай. И помни, мы все тебя ждем. И очень волнуемся за тебя.
  Он бесшумной тенью скользнул к выходу. Послышался скрип двери, и он исчез за ней. Затем прогремел засов. И как-то само собой стало одиноко. Собравшись с силами, я приложив не малые усилия поднялся и проковылял к тайнику. Там осталась единственная вещь, доставшаяся мне после смерти отца. Серебреная цепочка с тремя причудливыми крестами. Достав ее, я намотал цепочку вокруг правой руки. Но так, что она свободно болталась. А кресты находились точно под ладонью. Затем я лег на пол, хотя скорее свалился без сил и позволил сознанию провалиться в забытье.
  Пришел в себя я под вечер. Первое что я услышал, была пьяная ругань Виртутиса. Он завалился ко мне в сарай. Я не успел спрятать цепочку, единственное, что я мог сделать убрать руку за спину.
  - О, ты уже очнулся? - Недоумение сменило злорадство. - Ты паршивый выкормыш! Я думал, что ты проваляешься девятину. Что уставился людское отродье.
  Я действительно молчал, смотря на него и думая о том, какое удовольствие доставит мне, если я разобью ему нос. А он тем самым продолжал.
  - Ты и вправду думаешь, что ты один из нас?! Ха, посмотри на себя! Где ты видел седых волков? Даже в старости волки имеют свой окрас, пусть вперемешку с сединой, но имеют. А ты совершенно седой, даже брови с ресницами. И ты смеешь надеяться, что ты действительно сын своей матери. Твоя наивность не знает границ.
  Во время его монолога я действительно задумался. Может в чем-то он и прав. Да я действительно седой. Но моя седина очень странная. Она не белая, она имеет серебристость. То есть я скорей серебристо седой. Такой окрас странен для оборотней. Но для людей он является еще страннее. Поэтому я его словам не очень то и верил, и особого значения не придавал. А он тем самым продолжал.
  - Ты паршивый человечишка! Да тебя приютили из жалости. А теперь она жалеет, что послушалась своего первого, никчемного мужа. - При этих его словах хотелось убить его, но меня сдерживало то, что он явно этого добивался. И был готов к этой реакции. Но я постараюсь сдержаться, мне не перенести второго избиения. - Усмири свой взгляд паршивец. - При этих словах он с силой ударил в зубы. Я почувствовал, как рот заполняется вязкой солоновато-железной слюной. - Хмм, я думал, выбил их тебе. Так вот на чем я остановился? А, точно. Ты явно не волк, так какого ты здесь обитаешь? Твое место среди людей. Среди таких же тварей как ты! И вот еще что...
  - Вир! Вир! Ты где?! - Услышал я голос собутыльника Виртутиса.
  - Да здесь я, здесь! Сейчас выйду. - И уже ко мне. - Было бы лучше, если б ты издох.
  Он прошипел их мне в лицо, обдав напоследок перегаром. После чего развернулся и вышел. Конечно, я не верил его словам. Мама меня любила. Я по собственному мнению не говорил ей о том, что меня избивал Виртутис. Он боялся моего деда, и поэтому ни чего не делал матери. А надомной издевался, как только мог. Он всегда мог сказать деду, что я подрался с его сыновьями. Я знал, что дед поверит мне. Но все равно молчал. Мне не хотелось разрушать ту хрупкую иллюзию хорошей жизни, которую видела мама.
  - Вэй! Ты в порядке? - Голос Мика излучал опасения.
  - Да. Я в порядке. Он только говорил. Нес всякий бред!
  - Слава лунам. Вэй твой дед просил привести тебя к нему. Не беспокойся Вир о тебе и не вспомнит. Но надо двигаться окуратней.
  - Хорошо. Только подождем немного. И пойдем.
  Я уже не раз сбегал из-под заточения. Поэтому знал много. Спрятав цепочку с крестами, я выбрался на воздух. Мик помогал мне выбраться. Затем мы вместе направились к деду. Идти было не выносимо больно. Тело на все реагировало болью. Поэтому добирались долго. Дед встретил нас возле ограды. Помог мне подняться в дом. Там сидели сестры Мика. При моем появлении они вскочили на ноги, но дед жестом руки остановил их. Краем глаза я заметил как у них выступили слезы, когда они взглянули на меня. Я попытался им подмигнуть "мол, все в порядке, не переживайте". Дед с Миком отвели меня в соседнюю комнату. Там меня заново подвергли пыткам, намазали мазью и перетянули ребра. Лишь после этих процедур меня провели в комнату и усадили за стол. Катсина спала на коленях у Ивины. Дед перенес ее в другую комнату на кровать, и укрыл одеялом. Ивина осталась с нами.
  - Ну, рассказывай. - Произнес дед, усаживаясь на лавку.
  - О чем? - Спросил я, активно поедая пищу.
  - А ты не догадываешься?
  - Если ты про мои синяки? То это я подрался с его младшеньким.
  - Почему ты вечно его покрываешь?! Он тебя избивает до полусмерти! А ты все равно врешь. Тебе не стыдно?! Нет! А должно быть.
  - На это есть свои причины.
  - Ладно. Я даже понимаю, какие это причины. - При этих словах он погрустнел. - Дочке я сказал, что отправил тебя за травами. Он об этом не знает. Поэтому скоро тебя выпустит.
  - Спасибо дед.
  - Не за что. Ты все-таки мой внук. Ешь быстрей и иди обратно, вдруг хватятся. Как тебя выпустят сразу ко мне. И следующий раз будь осторожней!
  Доев, я направился обратно в сарай. Мик и Ивина провожали меня.
  
  Я очнулся от воспоминаний. Приподнял голову и увидел Игнила возле двери. Значит уже утро. Сев на кровати я повернулся в сторону окна. Там только зарождался рассвет. Я встал, взял свои вещи и направился в сторону двери.
  - Ты куда?
  - Вниз. Распоряжусь насчет еды.
  - Ты всю ночь не спал? - Задал мне очередной вопрос Игнил.
  - Да. Просто не хотелось. Но не переживай, я подремал. Так что в седле не усну.
  - Это конечно не мое дело. Но тебя что-то беспокоит?
  - Так. Тени прошлого. - Отмахнулся я.
  - Тени прошлого бывают хуже сомнений. Будь с ними осторожней.
  - Не переживай. Эти воспоминания не столь опасны, хоть они и не из приятных.
  Я спустился вниз. В зале нашел трактирщика. Он что-то объяснял половым. Подойдя ближе, поманил к себе хозяина заведения. Когда тот подошел, быстро сделал ему заказ, указав на три столика, которые мы заняли, когда пришли сюда. Развернулся и вышел на улицу. Снег уже прекратился, ветер накатывал порывами. Но эта тишина обманчива. Я знал, что сегодня опять будет дождь со снегом. Надо заняться делом пока затишье. Я скинул плащ и куртку на снег, туда же полетели и ножны. Так встаем в стойку левый клинок возле носка ноги. Правый обратным хватом вдоль руки, острие клинка смотрит вверх. Такая стойка удобна как для защиты, так и для нападения. Теперь необходимо сосредоточиться. Выравниваем дыхание. Вспоминаем совет Видлоуэля, о том, что надо не переступать, а скользить. Ну, начали.
  Проведя комплекс всех необходимых процедур, я остановился и посмотрел на место своей тренировки. Я остался, удовлетворен этой картиной, снег был не потревожен, и на нем не осталось не единого следа. Со стороны Таверны ко мне шел Видлоуэль.
  - Любуешься?
  - Да. Все-таки получилось пройтись и не оставить следа.
  - Молодец! Делаешь успехи. А не хочешь со мной потренироваться?
  - Можно. Но я боюсь, что не смогу вовремя клинок остановить.
  - Беспокойся дальше. - Усмешка на его лице давала мне понять, что атаковать мне не дадут. И мне предстоит только защищаться. - Начнем с легкого обмена ударами для разогрева. А дальше продолжим, как получиться.
  - Ладно.
  Встав в прежнюю стойку, я сосредоточил свой взгляд на нем. Он встал в классическую стойку, оба меча опущены. После быстрого обмена ударами мы закружились в схватке. Не знаю, сколько прошло времени, но мы уже не сражались, а скорей танцевали. Я и не заметил когда под ногами вспух снег, на уровне рефлексов я отпрыгнул в сторону, краем глаза заметив как тоже самое проделал Видлоуэль. Нас обдало брызгами и снегом. По-собачьи встряхнувшись. Я повернул голову к нарушителю нашего спарринга. Возле таверны стоял весь наш отряд, вперемешку с половыми, поваром и хозяином трактира. Чуть поодаль стоял Блэйтор.
  - Вы бы хоть за обстановкой следили, я уже не говорю о времени.
  - Слушай, тебя не учили, что прерывать не хорошо? - Мягко уточнил я.
  - Нам скоро выезжать. Только вас и ждем. Все уже готово. А вы тут хотите поубивать друг друга. Быстро ешьте и собирайтесь. Выезжаем через двадцать минут.
  - Эй, с чего это ты взял, что мы собираемся убить друг друга? - Возмутился Видлоуэль.
  - Как будто я не видел вашу схватку.
  - Так это ж была всего лишь тренировка. Мы отрабатывали атаку, и защиту.
  - Да ну, значит, по-вашему, я и все здесь собравшиеся слепы? - При этих словах он указал рукой в сторону толпы на крыльце. - И мы не видели, как вы дрались?
  - Сколько раз мне еще повторить это был всего лишь тренировочный бой.
  - Ладно. Будем считать, я вам поверил. А теперь идите, перекусите.
  Мы подобрали наши вещи и побрели в сторону входа. Толпа расступилась, позволяя нам пройти. Усевшись за накрытый стол, мы, молча, начали перекус. Немного подкрепившись, мы начали беседу, попутно, доедая.
  - А ведь Блэйтор прав. Я перестал сдерживаться, будучи уверенным в том, что ты меня остановишь. - Понуро высказался я.
  - Ну, я сам виноват. Недооценил тебя. Я не подумал, что ты принадлежишь к тому редкому типу, для которых практика лучший учитель, чем теория.
  - Я тебя не совсем понял. Объясни по подробней.
  - Ну, смотри сам. Когда мы только начали, ты с трудом блокировал удары. Или скажешь, что это не так? - Я кивнул. - Дальше я позволил тебе провести свою атаку. И тогда я заметил, что ты действуешь моими методами, причем подстраивая их под себя. То есть под свой стиль. Меня это сначала сильно удивило. Но потом мне стало интересно, когда ты не сможешь повторить того, что могу сделать я. Тогда я удивился второй раз. Ты способен двигаться с моей скоростью, а твоя ловкость даже лучше моей. Мне приходилось нелегко, но интерес подогревал азарт. Это и способствовало тому, что я тоже увлекся. Кстати, что ты думаешь о нашем бое.
  - Я считаю, что это было больше похоже на танец, чем на бой.
  - Хмм, я думал, ты не заметишь разницы, но ты меня удивил. Кстати это уже третий раз.
  - Главное, что бы это не вошло ко мне в привычку.
  - Хахаха, насмешил. Хотя в этом ты прав. Ладно, пошли, нам пора в путь. Кстати если ты не против, давай повтори наш поединок. Но это в том случае если приедем еще засветло.
  - Ага, пошли.
  - Вы можете договариваться сколько угодно, но у вас не чего не выйдет. - Вмешался в наш разговор Блэйтор. - Сегодня будет буря. И нам необходимо успеть добраться до следующего трактира, до того как она начнется.
  - Сегодня ее не будет. Она начнется только завтра. - Сказал я.
  - Твои шутки не уместны. - Пробурчал Блэйтор.
  - А я и не шучу.
  - Хватит воздух сотрясать, пошли уже. Там все готово. - Начал выходить из себя Блэйтор.
  Одевшись, мы вышли из таверны, и направились к конюшням. Лошадей уже оседлали. Взобравшись на них, мы поехали дальше. Первое время мы ехали молча. Но это спокойство долго не продлилось. Тишину нарушил Дмайнус.
  - Неплохо вы сегодня покрасовались.
  - Это вышло случайно. - Сказал я. - Планировалось, что это будет тренировочный бой.
  - Если это тренировка, то я не дракон. - Сказал Дмайнус. - Вы себя со стороны просто не видели. Трактирщика это зрелище сильно впечатлило. Жалко вы были заняты и не видели его лица. Оно так вытянулось.
  - Да, жалко они его не видели. - Подтвердил Тэнэбриз. - Редкое зрелище, страха и уважения. После ваших выкрутасов, он искренне извинился перед Хобо.
  - О да. Это было великолепно. И я не только про извинения трактирщика. Ваш бой это нечто. Я даже не знал, что ты Вэй так хорошо владеешь клинком.
  - Хобо, ты не поверишь. Но большую часть приемов я до сегодняшнего дня не знал.
  - Что? Да не может быть!
  - Поверь. Сегодня он попробовал их в первые, да что там, он их сегодня только увидел. - Сказал Видлоуэль. - Некоторые из этих приемов принадлежат моему народу. И он просто не мог знать о них. Он видел их всего раз, да и то мгновения. Но смог их воссоздать в точности. К тому же он подстраивает их под свой стиль, в считанные мгновения.
  Надо было видеть лица всех членов нашего отряда.
  - Не может быть. - Удивился Дмайнус.
  - Поверь, может. Если бы сам не испытал, и не видел собственными глазами ни за что бы не поверил. Но факт остается фактом.
  - А ты полон сюрпризов. - Выразил общее мнение Дмайнус. - Интересно, чего нам еще от тебя ожидать?
  - Самому интересно. - Буркнул я. - И вообще чего вы до меня докопались? Давайте поднажмем. Чем быстрее доберемся до следующего трактира, тем лучше.
  - Все равно раньше вечера не доберемся. Хотя идея хорошая. - Высказал свое мнение Игнил. - Не люблю холод.
  Разговор продолжался еще какое-то время, потом постепенно затих. Зато пошел снег. Он сразу же поднял мне настроение. Белые, пушистые хлопья снега кружились в воздухе, лишь в одном им ведомом танце. Это длилось довольно долго. Я не уставал любоваться окружающим пейзажем. Но вскоре снег стал тусклее, мокрее и липче. А после так вообще смешался с дождем. Настроение немного ухудшилось, но не испортилось.
  До трактира мы добрались к вечеру. Это было длинное одно этажное здание. На пороге нас встретил мальчишка. Он принял под уздцы наших коней и повел их в конюшню. Зайдя в трактир, мы обнаружили, что он не пустует. Два столика были заняты. За одним сидели двое и активно спорили. За другим столиком расположились пятеро. У одного из них на отвороте куртке блестела бляха ковена магов. Четверо других, были явно его охраной. Они были полностью в боевом облачении. Кольчуги, оружие, амулеты. Мы проследовали к двум оставшимся столикам. Расположение не самое удачное. Поэтому спиной к залу сели самые опытные из нас, Дмайнус, Видлоуэль, Тэнэбриз, Хобо и Игнил. Остальные сели лицом в зал. К нам тут же подбежал Трактирщик.
  - Чего изволят Благородные маги, и их охрана? - Он склонился в уважительном поклоне.
  - Дичь есть.- Сразу спросил Блэйтор. Трактирщик кивнул. - А какая?
  - На кухне запекается кабанчик. Уже готова птица. Если господа желают, можем подать к мясу гарнир. Запеченная картошка и каша.
  - Неси гарнир, как будет готов кабанчик, сразу принеси. Да и что-нибудь выпить, но не сильно крепкое. - Трактирщик выслушал и удалился.
  Через пару минут перед нами стояли горшочек с запеченной картошкой, пара горшочков с кашей и кружки с элем. Мы, молча, посасывали эль, украдкой осматривая здание.
  - Слушай, пока не стемнело, и кабанчика не подали, может, разомнемся, как и планировали а? - Спросил я. - Сидеть в ожидании как то не хочется.
  - Пошли. Вы ведь не против если мы удалимся.
  - Валите уже. Мы вас позовем, когда кабанчика принесут. - Высказал общее мнение Хобо.
  Мы поднялись из-за стола и направились к выходу. По пути нам попался трактирщик, и мы спросили его, где мы можем потренироваться. Он объяснил, куда нам следует пройти, что бы ни беспокоить других его посетителей. Оказавшись на месте, мы скинули дорожные плащи поверх них легли куртки, туда же полетели ножны. Мы разошлись по сторонам и приняли стойки. Пару мгновений ни чего не происходило, мы двигались по окружности, наблюдая друг за другом, затем последовали пробные выпады. Потом мы закрутились в танце. Удар, разворот, отвожу меч за спину и принимаю его второй клинок, левой вяжу вязь. Перехожу из защиты в нападение. Выпад, связка, ложный выпад, связка, разворот удар. Удары сыпались градом с обеих сторон. Так продолжалось очень долго, с переменным успехом. Нас вырвал голос Хобо.
  - Заканчивайте. Там кабанчика принесли.
  Пока мы кружились в танце, уже стемнело. Мы подобрали вещи и направились к нашим столикам. Усевшись за одним из них, мы принялись за еду.
  - На счет комнат мы уже договорились. Мы занимаем две комнаты. В конце коридора. Пока вас не было, мы уже разделились, вы оба в комнате с лева. - Сказал Лагир, пока мы ели.
  - Все-таки моя теория на счет твоего обучения бою подтвердилась. Удары, которыми ты пользовался утром, были отличными. - Высказался Видлоуэль. - Если будет время, научу тебя кой-каким приемам.
  - Это, каким же? - Заинтересовался я.
  - Ну, например, научу тебя вишневому цветку. Учти это очень сложная вязь. Так, что не расслабляйся. Кстати это секретное мастерство эльфов, поэтому буду очень строг. И попрошу его не распространять. Понял? - Последние слова он сказал еле слышно, наклонившись через стол ко мне.
  - Да. Как не понять? Ты на удивление убедителен.
  Поев, мы направились в комнаты. Мне снова выпало дежурить первым.
  
  - Дед! Это, то растение, что мы искали?
  - Да. - Отозвался дед и подошел ближе. - Как я вижу, твои синяки уже сходят. Кстати. Мик сказал, что в тот день Вир с тобой о чем-то говорил. Не расскажешь о чем?
  - Он просто сказал, что седых волков не бывает. И о том, что я человек, а не оборотень.
  - Да, ты очень странный волк. А что до того, что седых волков не бывает, так в каждом правиле есть исключение. И это исключение, волею судьбы пришлось на тебя. Я точно знаю ты волк! Я знал и твоего отца, он был потрясающим волком. Очень редкой породы. Поэтому я и не сомневаюсь.
  - Дед. Я сам в этом не сомневаюсь. Так, что мне не надо ни чего доказывать.
  Я немного покривил душой, сказав это. Я сомневался. Но не сильно. Я верил деду. Но он сам только что сказал, что бывают исключения. И я думал, что я и есть такое исключение. Я альбинос, поэтому мне скорей всего не быть волком. Я не смогу перевоплотиться, уже были случаи, когда оборотни не могли познать свою вторую суть. Такие жили в отдельном селении, и приравнивались к людям, но их дети могли жить в любом поселке оборотней. От грустных мыслей меня отвлек дед.
  - Пошли. Нам пора. Травы мы уже собрали, осталось их высушить.
  Мы собирали травы две девятины. Все это время я рассуждал, на счет того, волк я или не волк. Я пришел к мысли, о том, что я все-таки волк. Пусть не такой как все, но все, же волк. В эти две девятины я не переставал заниматься с клинками. А так как у меня не было партнера, я отрабатывал их в одиночку, и пришло к выводу, что меч лучше держать обратным хватом. Так надежней, можно защитить свое тело. А если постараться, то и атака выходит неплохо, главное подстроить ее под этот стиль. Еще он хорош тем, что меч можно перевести в правильный хват быстро и почти без лишних усилий. Но у этого стиля множество недостатков. Теперь главной моей задачей стало выяснить эти недостатки, и обратить их в преимущества. Главный не достаток это перехват меча, из правильного хвата в неправильный и наоборот. Этот момент является слабым звеном. И я тогда более уязвим. Я отрабатывал и настраивал под себя этот стиль, каждую свободную минуту. Так и прошли эти две девятины.
  Мы вернулись в деревню вечером. Домой я не пошел, остался у деда. Утром мне необходимо быть у кузнеца. Мне предстояло еще очень многому научиться. А сегодня я планировал отдохнуть. Выпив травяной настой, я пошел в комнату и попытался уснуть. Но с удивлением обнаружил, что кровать дико неудобная. Я провалялся полночи, и лишь когда перебрался на пол смог уснуть. Тогда я еще не предполагал, что это предпосылки к изменению моей жизни. А изменения уже пустили корни. Проснулся я рано. Самое удивительное, что я выспался. Дед еще спал. Взяв свои вещи, я направился к двери. Вышел на улицу, вдали розовели рассветом облака. Красиво. Поселок еще спал. Я направился к дому кузнеца, он располагался в другом конце селения. По мере моего приближения поселок оживал. Я не торопился. Знал, что придется ждать остальных учеников кузнеца.
  - Ты рано. - Сказал кузнец, когда я подошел. - Ладно, иди горн разожги. Я подойду чуть позже. Сегодня покажешь, как научился работать с металлами.
  Я не говоря ни слова, прошел в кузню. Разжег горн. И навалился на меха, раздувая огонь в горне. В кузне стало нестерпимо жарко. Я снял рубаху. Когда жар стал невыносимым, зашел кузнец. Молча, протянул руку и указал на метал. Я понял. Мне предстояло раскалить его, а за тем сделать то, что скажут. У меня ушло довольно много времени. Но у меня получились отличные вилы. Кузнец похвалил меня. Затем он накормил меня обедом. После обеда подошли остальные ученики. И началась другая тренировка.
  - Эй! Ты, меч правильно возьми. - Возмутился кузнец, увидев мой хват. - Ты как меч держишь неуч? Или ты за три девятины забыл как меч держать?
  - Не забыл! Мне так удобней. И я хочу попробовать сражаться так.
  - Не смеши меня. Да ты и раунда не выдержишь, тем более, что у тебя пропусков много. А мы уже очень далеко продвинулись.
  - Я все же попробую. - Твердо сказал я.
  Дружный смех стал мне ответом. Но кузнец не возражал. С улыбкой на лице он поставил мне в противники самого слабого из его учеников. Нас, учеников кузнеца, было всего четверо. Самым слабым среди нас был Вилиф. Он то и стал моим противником. Встав в стойку. Оба меча обратным хватом вдоль руки, руки согнуты в локтях на уровне груди. Левая рука чуть впереди. Вилиф встал в другую стойку, ей нас учил кузнец. Один меч опушен к носку ноги, другой на вытянутой руке смотрит мне в грудь. Он напал первым. Я отбил все его атаки, и сам перешел в нападение. Он такого не ожидал. А мои приемы были ему не знакомы, и он не мог их парировать.
  Улыбка кузнеца потускнела, когда я приставил меч к горлу Вилифа.
  - Он был слабейшим из вас. И победить его проблем не составляет. А теперь одолей Церэла. Он лучший мой ученик.
  Церэл был действительно его лучшим учеником, еще ни один из нас не смог его одолеть. Мы встали в стойки. Он встал в стандартную стойку, а я изменил свою, встав в нечто среднее, между тем как нас учил кузнец и тем чему учился сам. Первый меч направлен к носку ботинка, второй обратным хватом в руке согнутой в локти на уровне груди. Неудобно, надо будет позже доработать стойку. Мысль промелькнула мгновенно, по тому, как Церэл уже перешел в нападение.
  Поначалу мне приходилось очень сложно. Но потом стало легче. И я решился на контратаку. Я знал, что он догадывается о моей главной слабости. Момент перехвата. Я решил подловить его на этом. Ведь он не знает, что я специально дорабатываю эту слабость, так что бы она стала моей сильной стороной. Я начал перехват из правильного в неправильный. Как я и предполагал в этот момент он решил атаковать мою "слабую" кисть и голову. Я поднырнул под его руку, развернулся, останавливая клинок у его горла. Я его недооценил. Он остановил свой клинок, направив острие в мой живот. Это была ничья. Если бы это был настоящий бой, он бы лишился головы, а я содержимого желудка.
  - Неплохо. Неплохо. - Разорвала тишину скупая похвала кузнеца. - Но мало махать хорошо клинком! Надо еще при этом и выжить. Вы двое будь это настоящий бой, погибли бы. С этого дня ваши тренировки усложняться. Вы должны быть готовы ко всему. И я постараюсь вас этому научить. И я также усложняю ваши действия и в кузнечном деле. Теперь оба чистить клинки. Помните! Ваше оружие это ваша жизнь. Поэтому оно всегда должно быть в порядке. Ясно?!
  Мы, молча, кивнули и пошли в кузню. Там лежало все необходимое.
  
  Я подошел к кровати Видлоуэля и позвал его.
  - Вид! Вид! Твоя очередь дежурить.
  - Знаю. Я уже проснулся.
  Он встал. Надел связку с клинками. В отличие от меня он носил их на поясе. Я лег на его место. Расположив клинки поперек кровати, я лег на них.
  - Ты не будешь спать? - Удивился эльф. - Странно.
  - Просто не хочу.
  - Надо выспаться завтра в путь. И силы могут понадобиться.
  - Ни куда мы завтра не поедем. Я в этом, почему то уверен. И не спрашивай почему. А спать я не хочу. Так вздремну немного.
  - Но...
  - Оставь его в покое. - Вмешался Тэнебриз. - Он и вчера не спал. А тем неменее как видишь все отлично. Даже бои с тобой выдержал.
  - Ладно. - Ретировался эльф.
  Он встал рядом с дверью и замолчал. А я опять погрузился в раздумья.
  
  С тех пор как я начал держать меч обратным хватом прошло уже пять лет. Изменилось немногое. Я все еще подвергаюсь избиениям Виртутиса. Теперь они гораздо ожесточенней, чем раньше. За эти пять лет у меня добавилось переломов. Но теперь во время избиений он от меня не дожидается даже звука. Я все реже проваливаюсь в забытье после самых ожесточенных избиений, и все чаще сам иду к месту заточения. Его это страшно бесит.
   У Микстейма с сестрами все отлично. Я все больше времени провожу у него. Я сам научился готовить целебные отвары и мази. Я оставляю их у Мика, деда, кузнеца и в лесу. Дед мной гордиться. А кузнец считает меня одним из лучших своих учеников.
  Братья Темесин и Ситивир, сыновья Виртутиса, обзавелись обширной компанией. И стараются избить меня толпой. Если я нахожусь с Миком, то они обходят нас десятой дорогой. Памятуя о том, как мы вдвоем избили их. Но если я один, то они стараются достать меня. А я убегаю в лес. За эти пять лет я выучил его очень хорошо. А они там ориентируются плохо. Поэтому мне везет. Я всего трижды был бит этой толпой. Но меня радует то, что они уходили после этих избиений, не в лучшем виде.
  Я стараюсь тренироваться в свободное время. Упражнения с мечом довожу до совершенства. Бегаю по лесу. Моя выносливость, ловкость и сила, сильно возросли. В нашей деревне семь учителей владению мечом. У каждого из них минимум два ученика. Учителя периодически устраивают спарринги между своими учениками. Я решил ни кому кроме кузнеца и его учеников не показывать обратный хват. И попросил их ни кому не рассказывать о нем. Это мой секрет, и мой главный козырь.
  Мы с Микстеймом сидели на берегу реки, ловили рыбу. Когда я начал разговор:
  - Мик слушай!
  - Чего тебе Вэй?!
  - Ты не обращал внимания, как на твоих сестер смотрят познавшие второю ипостась, а?
  - Замечал. Но что ты предлагаешь? - Он грустно вздохнул.
  - Когда мы с дедом собирали травы, мы обнаружили пещеру. Там может и не очень уютно, но зато точно безопасно. Твои сестры скоро войдут в фазу взросления. А против познавших мы все равно, что маленькие дети.
  - Да, это так. Но если ты уже забыл, я тебе напомню. - Он злорадно улыбнулся мне. - Мы вдвоем выстояли против пятнадцати. Пусть они и такие же дети как мы, но мы все же выстояли. А ты еще к тому же частенько терпишь побои от взрослого волка. Ты думаешь, мы не сможем защитить моих сестер.
  - Думаю, нет! - Твердо сказал я. - Если ты уже забыл, то я напомню. - Я вернул ему эту улыбку. - Познавшие вторую ипостась в первый месяц могут быть несколько сильнее, чем взрослые волки.
  - И ты предлагаешь каждый весень сбегать в эту пещеру?!
  - Почти. Я предлагаю прятать там твоих сестер. Пока мы будем заниматься делами здесь. Но можно сидеть и с ними там.
  - Идея конечно хорошая. Я подумаю над ней.
  - Сестрам скажи и вместе обсудите. Не следует держать это втайне от них. Все-таки это напрямую касается их.
  Мик задумался над моим предложением. Я сидел, молча, не хотел ему мешать. Я вздрогнул от неожиданности, когда он спросил.
  - Как ты относишься к моим сестрам? И что ты к ним чувствуешь?
  - Ты это к чему? - Повернул голову я. - Я тебя не понимаю.
  - Просто ответь на мои вопросы.
  - Хорошо, хорошо, я отвечу. - Я поднял руки, успокаивая его. - К твоим сестрам я отношусь, так же как и к тебе. Ты мне ближе чем кто бы то ни было. Ближе чем брат. К твоим сестрам я чувствую то же самое. А мое отношение к тебе и к ним ты знаешь не хуже меня. А теперь ответь мне, для чего ты это спрашивал?!
  - Просто стало любопытно.
   Я лишь усмехнулся.
  Остальное время мы провели за похожими беседами. К вечеру, наловив рыбы, мы пришли к Мику. Его сестры приготовили потрясающую уху. За едой мы разговорились, и Мик рассказал сестрам о моем предложении. Они оказались не против. Им самим такое внимание было не в радость. Мы все обсудили и направились спать.
  Мне как обычно отвели комнатку на чердаке. Кровать я проигнорировал и улегся на полу. Я не говорил ни кому, что кровати последнее время для меня стали пыткой. А если это еще и хорошо взбитая перина! То вообще сущим логовом орков. Я не хотел, что бы об этом кто-то знал. Это слишком странно. Поэтому и не говорил.
  Через девятину я опять был избит, и заперт в сарае.
  
  За окном начиналась метель.
  - Я же говорил, что сегодня ни куда не поедим. - Повернул я голову к эльфу.
  - Я все чаще убеждаюсь, что ты превосходно чувствуешь природу. В тот раз со временем, ведь снег действительно пошел через одиннадцать минут. И вот сейчас. Твои способности растут. И с очень большой скоростью.
  - Ты тоже это заметил, - Влез Тэнэбриз. - это не обошло и меня вниманием. Вот только не могу понять темный он или светлый.
  - Вампирам слова не давали. - Огрызнулся эльф.
  - И не надо. Мы сами берем это право. А выяснить стоит.
  - Вы совсем охренели! Без меня, уже все решаете?! Идите вы куда подальше. Вас послушать, так я кусок мяса между двумя собаками.
  - Ну, у тебя и сравнения!
  - А что очень точно подмечено. Эльф мы ведь и вправду как две собаки. Каждый из нас адепт своей веры. Я принадлежу тьме, ты свету.
  - И что с того?! - С вызовом бросил эльф.
  - Да в принципе не чего.
  - Слушайте вы три... нехороших личности, заткнитесь, а. Дайте поспать, гады. - Воскликнул Игнил. - Если вам не спиться то это не значит, что все должны бодрствовать.
  Мы рассмеялись. Смеялись долго и от души. Игнил ворча себе под нос, о том, как бы он нас убивал и пытал, зарылся с головой под одеяло. Отсмеявшись, мы решили, что действительно лучше поспать. И я опять погрузился в воспоминания.
  
  В следующий весень, мы с Микстеймом спрятали в пещере его сестер. Предварительно перетаскав туда некоторые скудные пожитки. Всю зиму мы с ними обустраивали пещеры. Получилось не ахти что, но жить можно. Самым сложным было перенести туда вещи. Мы справились. И вот теперь его сестры были там, в безопасности, от познавших вторую ипостась.
  Я же опять сидел в заточении, в подвале. Это случилось после того как я избил сыновей Виртутиса. Они компанией поймали меня, когда я шел от кузнеца. Бежать было бессмысленно, поэтому пришлось драться. Я вырвал штакетину от забора и отходил их ею. Самые умные сбежали. А сыновья Вира остались. За что и получили по полной. Они пожаловались на меня своему отцу. И он избил меня. Потом позвал сыновей. Они втроем отходили меня так, что я впервые за долгое время потерял сознание.
  Очнулся я в подвале. Попытки пошевелиться вызвали острую боль. Я попытался прочувствовать организм, переломов вроде нет. Уже хорошо. Интересно сколько времени я провел в отключке. Судя по внутренним ощущениям, прошло не больше семи часов. Надо выбраться на улицу. Собравшись с силами сел. Огляделся. Раз я сижу в подвале, значит, собрались морить голодом и жаждой. И скорей всего дня четыре не будут беспокоить.
  На улицу я выбирался несколько часов. Темнело в глазах и приходилось делать длинные передышки. Выбрался я на улицу уже глубокой ночью. Я сразу направился к Мику домой. Добирался я довольно долго. Возле дверей меня встретил Мик. Он сразу проводил меня в дом и принес мазь и травы для отвара. Мазью он меня сразу же намазал, травы запарил.
  - Ты опять попался виру?
  - Ага, сначала подрался с его сыновьями, а затем они пожаловались ему и он меня выловил. Сначала сам бил, а потом вместе с сыновьями. Я даже сознание потерял!
  - Да я вижу. Крепко же тебе досталось.
  - Главное, что ни чего не сломано.
  - Где он тебя запер?
  - В подвале.
  - Значит, около трех дней он туда даже заглядывать не будет. Поживешь пока здесь. Будешь помогать мне в доме. На улице тебе, сам знаешь, показываться не стоит.
  - Знаю, знаю. - Отмахнулся я.
  В доме у Мика я провел три дня. Потом вернулся в подвал. Виртутис не заходил еще дня два. Когда он наконец-то выпустил меня, синяки уже почти сошли.
  Выйдя на улицу, я побрел к кузнецу. Увидев меня, он долго ругался. Я выполнил все упражнения с мечами, поупражнялся в ковке.
  От кузнеца я ушел уже ночью. Я был доволен. Тело отлично меня слушалось. Я не чувствовал ни какого дискомфорта. Я шел домой к Мику, настроение было превосходное. Ночь была ясная. Я любовался звездами. Обе луны давали достаточно света, чтобы я мог видеть весь поселок. Но не достаточно для того, что бы очертания были четкими и ясными.
  Мое внимание, что-то потревожило. Я остановился, пытаясь понять, что привлекло мое внимание. Я начал всматриваться в темные закоулки и наконец, понял, что меня привлекло. Это была тень. Она меня настораживала. Я пошел прямо к ней. Тень не двигалась, видимо считая, что я просто иду мимо. Я резко повернул в ее сторону, и одним прыжком оказался возле нее. Для тени это было неожиданно, она отшатнулась назад и выбросила вперед руку. Мое тело действовало на уровне рефлексов. Я еще успел заметить, как что-то сверкнуло в свете лун. Прежде чем почувствовал, как ладонь левой руки что-то пронзило. Я обхватил ладонью его кулак и резким движением вывернул ему руку, а кисть направил в низ. Я почувствовал нестерпимую боль. Пришлось сжать зубы покрепче. Пока он, а в том, что тень мужская я уже не сомневался, выгнулся от резкой и неожиданной боли в руке, я ударил правой его в лицо. Я хорошо приложился кулаком к его лицу. Он потерял сознание.
  Я отпустил его руку и посмотрел на свою ладонь. Она была полностью в крови, а в середине торчала рукоять ножа. Я повернул ладонь и посмотрел на ее тыльную сторону. Из нее торчало лезвие ножа. Кровь уже стекала по руке к локтю. Я выругался. Подхватив бесчувственное тело, я побежал к деду. Он знал, что делать в такой ситуации.
  До деда я добрался очень быстро. Скинул тело возле порога и начал долбиться в дверь. Она отварилась почти мгновенно. На пороге стоял взъерошенный дед. На его лице играло недоумение вперемешку с беспокойством.
  - Что случилось?!
  - Ни чего особенного. Вот поймал кого то. Пришлось успокоить на время, а то ножом махал. - Я продемонстрировал деду руку. Его лицо стало слегка бледнее.
  - Заноси! - Скомандовал он мне, кивая на тело незнакомца.
  Я подхватил еще бесчувственное тело за шиворот и затащил его в дом. Дед открыл погреб, а я втащил туда тело. Но перед этим дед его обыскал. Он извлек еще пару кинжалов и ножей, а главное кресало с тряпицей. Затем он одним быстрым движением извлек нож из моей ладони. Я скривился от боли, но промолчал. Дед отругал меня за то, что я сразу не вытащил нож и не перевязал ладонь. Он обработал мою рану, и зашил ее. Затем мы спустились в погреб. И привели в чувство человека. Дед объяснил мне, что это именно человек, а не оборотень. Сказал что у людей запах специфический, и что его не с чем не перепутаешь.
  Оказалось, что его кто-то нанял для того, чтобы он поджог здесь сарай. По описанию мы поняли, что сарай принадлежит вожаку стаи. Его наняли на границе и очень хорошо заплатили. Сам он бродяга и случайно здесь оказался. Лиц тех, кто его нанял, он не видел. Они скрывали их под капюшоном. От него мы узнали, что он был один. По крайней мере, он не знал, наняли кроме него еще кого-нибудь. Мы отпустили его. А об инциденте решили не кому не рассказывать.
  Через неделю дед нашел его тело в лесу. Оно было закопано под старым дубом, который находился почти у самой границы. Было ясно одно, нам необходимо рассказать все вожаку. И мы рассказали. Он нам поверил и решил, что стаи на время надо перекочевать в соседний поселок. Я, дед, кузнец и Микстем решили остаться здесь, чтобы в случае чего предупредить остальных. Вожак был не против. Мы с Миком сбегали и предупредили его сестер. Все-то время пока мы были в поселке, ни чего не происходило. И к началу зимы вся стая вернулась обратно в поселок.
  Все знали зимой пройти к нам в поселки сложно. Зимний путь под силу только волкам. И то только тем, кто умеет превращаться. Для всех остальных же пути в земли оборотней были закрыты. Попасть сюда могли лишь драконы, но они в этих краях очень редкие гости. Все успокоилось, и жизнь начала возвращаться в привычное русло.
  
  Метель за окном завывала все сильнее. В комнате заметно похолодало. Я зябко поежился. Сел на кровати и увидел, что уже наступила очередь Тэнэбриза.
  - Слушай, у тебя не будет теплой одежды, а то, как то холодновато. А свою я потерял.
  - Нет, нету. У меня остались только обычные веши. Все теплые вещи на мне.
  - Да?! - Я досадливо цыкнул зубом. - Это плохо. Слушай, а ты не знаешь, у кого есть?
  - Не знаю. - Со смехом выдавил он из себя. - Вон у Хобо или Раждрика спроси. Гномы они такие, запасливые. У них может, будет.
  - Я бы может и спросил, будь я с ними одного роста. Но боюсь, что твоя насмешка в голосе указывает на то, что ты у них уже все забрал. Даже мне не чего не оставил. И тебе не стыдно?
  Смех с его стороны стих. Он посмотрел на меня так, как будто готов убить.
  - Один, один. - Произнес он голосом не предвещающим не чего хорошего.
  - Вы дадите мне сегодня поспать?! Или мне вас при помощи моего топора укладывать надо. Не бойтесь я легонько. Убить не убью, но покалечу точно.
  - О! Игнил проснулся. Слушай, а у тебя теплых вещей нету? А то я замерз чуток.
  - Нет. Они мне не нужны. Я же адепт пламени.
  - Жаль. - Искренни сказал я. - Теперь придется либо всех будить, либо согреваться предложенным тобой методом. Только учти, ты будешь пытаться достать меня своим топориком, а я буду своими мечами защищаться. Глядишь и согреюсь. Но у этого метода есть один страшный недостаток. - Шепотом проговорил я. - Мы всех разбудим, и тогда нас попросту прикопают под снегом, чтоб не шумели.
  - Ладно. Я тебе помогу. - Я радостно ухватился за рукояти мечей. Но он остановил меня жестом руки. - Я помогу тебе третьим методом. Я научу тебя чувствовать пламя. Я надеюсь, что после ты от меня отстанешь и дашь поспать. Но предупреждаю сразу это очень сложно. По этому не переживай если с первого раза ни чего не получиться.
  - Ладно, учи. - Великодушно разрешил я.
  - Если коротко. Просто сосредоточься на своем внутреннем мире и взови к своему внутреннему огню. А когда он откликниться попроси его, тебя греть. Вот и все. И не надо делать такие глаза. Это очень сложно.
  Он повернулся на бок с намереньем уснуть. А я попробовал действовать, так как он и сказал. Ух, ты! Получилось! Огонь откликнулся, и согласился греть. Я поблагодарил и вывалился в действительность. Стало намного теплее.
  - Спасибо Игнил. Очень выручил. Теперь хотя бы не мерзну.
  - Что!
  Он резко сел на кровати. Его удивленное лицо говорило о том, что он такого поворота не ожидал. И теперь не знает, что мне сказать. Он все-таки нашел слова:
  - Этого не может быть! Пламя сразу откликается лишь на призыв демона! Всем остальным требуется уйма времени, что бы хотя бы найти внутри себя пламя. Как ты смог это сделать?!
  - Как ты учил, так и делал. Это все.
  - Странно. Ладно, оставим это до лучших времен. У меня сейчас голова плохо соображает. А какое у тебя пламя? Цвет ... ну и так далее.
  - Оно постоянно менялось. Поэтому я не знаю.
  Его лицо вытянулось, а глаза стали размером с монету.
  - Что? Что-то случилось? Ответь мне. Не молчи. - Я всерьез обеспокоился.
  - Истинное пламя. - Шепотом проговорил он. - Очень редко явление даже в мире демонов. А другим оно вообще не дается. Мое истинное имя звучит так, ignis mixta, Что в переводе звучит как "смешанное пламя". Это значит, что в моем внутреннем пламени может перемешиваться от двух и более видов пламени. И всеми этими видами я способен управлять. У моего лучшего друга истинное имя звучит как flamma ipsum. Оно переводится как "само пламя". Это означает, что он способен управлять любым пламенем кроме некоторых исключений. Но у тебя истинное пламя. А это означает, что ты способен абсолютно на все, что связанно с пламенем. Я теряюсь в догатках как такое вообще возможно.
  - Возле двери тихо похихикивал наш вампир. - Мы оба пристально посмотрели на него, силясь понять, в чем причина его смеха. Он поднял обе руки, успокаивая наши взгляды. Успокоился сам, и с трудом сдерживая смех, заговорил:
  - Мы с эльфом давно поняли, что он очень не обычен. И что он нас еще не раз удивит. Единственное чего мы не решили, это принадлежит ли он свету, или все же тьме. Правда, ушастый! И не делай вид, что спишь. Я уверен все давно уже знают, что ты подслушиваешь.
  - Ну, мне же интересно. А на счет того, что этот клыкастый сказал, так это правда. Мы решили отложить все вопросы на потом. И тебе Игнил тоже советую так поступить. Это лучший выход. Поверь! А сейчас давайте спать.
  Мы стали укладываться. Каждый придавался своим мыслям. А я решил последовать совету эльфа и выбросить все из головы. Потом когда они разберутся, можно будет и мне подумать. А сейчас они мне будут только мешать. На этом я успокоился, и решил, вернулся к воспоминаниям прошлого.
  
  Прошло уже два года, с тех пор как показался первый наемный поджигатель. С тех пор они появлялись все чаще. Вожак усилил свою охрану. А мастера ужесточили наши тренировки. Они гоняли нас нещадно. Каждый из них старался сделать из нас война, до того как мы познаем вторую ипостась. Кузнец гонял меня и Церэла так, что хотелось выть. Я выматывался до изнеможения. Церэл тоже выглядел не лучше.
  Уже год как я живу у Мика. Его сестры каждый весень уходят в пещеру, а каждый листень возвращаются. Я не подвергался избиениям уже больше года. Виртутиса это бесило. Хотя его сыновья и их компания пытались выловить меня много раз. Но они либо не успевали это сделать, либо получали достойный отпор от меня и моих друзей. За это время я и Мик сильно сдружились с Церэлом. Он оказался в нашей компании не случайно. Братья подговорили его. Но после нескольких дней проведенных с нами он освоился и сам все рассказал о том, что запланировали Братья. Мы все переиначили так, что они сами же и напоролись на достойное сопротивление и были избиты. Виртутис потом неделю бегал по поселку, разыскивая меня с бешеным взглядом, а мы отсиживались в пещере у сестер Мика.
  Через неделю появился дед, и мы ушли собирать травы. В поселок мы вернулись через месяц. Дед в это время учил читать и писать Церэла. А мы с Миком уже вовсю читали всю доступную литературу которая была у деда. Там мы почерпнули много нового для себя. Это было интересно и увлекательно. Заодно дед учил меня слушать природу и своим секретам. Он все-таки волвх.
  - У меня через месяц посвящение. - Со вздохом сказал Мик. - Мне боязно! А вдруг волк окажется сильнее?! И что тогда?
  Мы сидели дома у деда. Он поил нас травяным настоем. Мик испытующе глянул на меня и деда. Дед улыбнулся одобряюще и сказал:
  - Не переживай. Когда придет время, мы с тобой уйдем в лес. Там я сам проведу посвящение и буду сдерживать волка.
  - Спасибо. Но разве не опасно проводить посвящение в одиночку?
  - Для опытного волка нет.
  Через месяц они ушли. И отсутствовали две девятины. Когда они вернулись, Мик был счастлив. Он познал вторую ипостась, почти без проблем и жажды крови. Дед тоже был им доволен. Потом наступил листень и вернулись сестры Мика. Все пошло по проталиной колее. Тренировки, обучение у деда и кузнеца.
  Зимой я все-таки попался Виртутису. Я с трудом помню, как долго длилось избиение и когда я, все же потерял сознание. Очнулся я в подвале. Дыхание было прерывистое с надрывами, о том, что бы пошевелиться и речи быть не могло. Было очень плохо. Что-то скрипнуло.
  - Ого! Да на тебе живого места нет! - Дед разразился громкой ругательной тирадой. - Я его прибью! Эта сволочь ответит за то, что сотворил... - Он захлебнулся возмущением.
  - Успокойтесь! Сейчас не время. Надо срочно его отсюда вытаскивать. - Голос Мика дрожал. - Успокойтесь. - Попросил Мик еще раз деда. - Я сам хочу отомстить этому... такое сотворить с моим другом. Как можно быть таким зверем?!
  - Не знаю. Но ты прав его надо вытаскивать отсюда.
  Они попытались вытащить меня из подвала. Когда они подняли меня, все тело пронзила нестерпимая боль. Не знаю, сколько я терпел и старался держать сознание при себе. Но все, же потерял его. Когда я очнулся, было светло. Лежать было очень неудобно. Я попытался пошевелиться. Тело пронзило болью. Я почувствовал жар и снова потерял сознание.
  Когда я вновь очнулся, рядом сидела Ивина. Увидев, что я открыл глаза, она побежала в соседнюю комнату. Там началась возня. Спустя пару циклов в комнату уже входили дед, Мик, Церэл, Ивина и Катсина.
  - Ну! Как ты себя чувствуешь?! - С порога спросил дед. - Головокружения нет?
  Было слышно, что он очень волнуется. Я попытался заговорить, но с удивлением осознал, что не могу и слово произнести. Это меня сильно напугало. Дед видимо осознал это. И заговорил мягко и убедительно.
  - Ты девятину пролежал без сознания. Мы все старались пока лечили тебя. Ты был похож на отбивную, когда мы нашли тебя. Мне было очень страшно за тебя. У тебя куча переломов и сильно повреждено горло. Наверное, ты около двух девятин не сможешь говорить. Но голос рано или поздно вернется, я это обещаю.
  Но дед ошибся. Подняться я смог лишь через месяц. А голос вернулся к весеню. Я очень долго пытался привести себя в форму. Это было тяжело и очень болезненно. Но благодаря деду и друзьям мне это удалось сделать довольно быстро. Когда я снова пришел к кузнецу он ни чего не говорил и давал лишь среднюю нагрузку. Окончательно я восстановился только к зиме.
  
  Наступило утро. За окном выла вьюга. Я очнулся от горьких воспоминаний. Голова гудела как осиный рой. Возле двери стоял Игнил. Он должен дежурить предпоследним. Значит утро еще не скоро. Я решил немного пройтись. Успокаивая свои воспоминания и нервозность. "Все-таки Игнил прав. Тени прошлого это опасно. Но я уже решил для себя, что должен смириться с ними. А для этого необходимо их полностью вспомнить и принять". Эти мысли пронеслись в моей голове пока я шел по лестнице в низ.
  Я вышел на улицу, там шел сильный снегопад. Ветер завывал взбешенным зверем. Но как, ни странно именно он успокаивал и примерял меня с собой, больше всего. Я радовался как мальчишка, наблюдая за танцем снежинок. На душе полегчало. Стало легко и спокойно. Я решил пробежаться. Пробежав три круга вокруг трактира, я пришел в благодушное состояние. А танец снежинок все ускорял свой ритм. Ветер уже завывал диким зверем чуть в стороне. Казалось, он успокоился. Но редкие порывы норовили опрокинуть, засыпать снегом и протащить вдаль. Это лишь подогревало мой азарт. Я достал клинки и влился в танец снежинок, начав бессмысленную битву с ветром.
  Когда солнечные лучи коснулись крыши трактира, я все еще воевал с ветром. Сначала мне казалось, что ветер отступает под напором моих кликов. Потом я стал понимать, я не воюю с ним, а тренируюсь. Он тренирует меня. А я учусь. С рассветом наша тренировка действительно превратилась в битву. Я ощущал ветер как нечто разумное. Когда солнце уже полностью встало, я прекратил эту тренировку. Мне казалось, что мы с ветром подружились. Он больше не кидал в меня хлопья снега и не пытался опрокинуть. Мне вообще казалось, что он теперь оберегает меня.
  Тогда я, наконец, решился закончить тренировку с ветром, и направился к трактиру. На этом пути ветер мягко обтекал меня и мне слышался шепот. Я не дошел до трактира метров двадцать. Уселся прямо в снег и стал слушать ветер. Он нашептывал о стилях боя. Я понял это, не знаю, как, но понял. Я вслушивался в него. И все отчетливее разбирал. Ветер шептал о необычном бое. А потом все резко стихло. Я открыл глаза и осознал. Теперь я способен управлять ветром. Он сам научил меня этому. Не знаю для чего и почему. Я решил оставить все загадки на потом, их и так уже накопилось слишком много. Чудовищная куча вопросов "Как так получилось? Что ждет меня дальше? Почему?" вопросов было слишком много и не на один из них у меня не было ответа.
  Я встал и развернулся спиной к трактиру. Зачем спешить? Завтрак еще не скоро, значит можно попробовать то чему только что научился. Сосредоточился и выбросил руку вперед, в сторону дерева, направив указательный и средний палец на вершину кроны дерева. Резкий порыв ветра. И часть кроны падает в низ.
  - Ого! Вот это да! Я и не ожидал, что ветер так разрушителен. - Это было похоже на дугообразное лезвие.
  Я повторил упражнение несколько раз и пошел в трактир. Голова пухла от полученной от ветра информации, "Да что же это такое?! Как я вообще мог общаться с ветром? А-а-а! Надо попросить у Вида настойку на травах, а то боюсь, сойду с ума". Я ускорил шаг. И у самых дверей трактира разобрал шепот "До встречи, молодой повелитель!". Меня вдруг охватила паника, я ворвался в трактир.
  - Что с тобой? Тени прошлого стали реальны и теперь преследуют тебя? - Насмехаясь, спросил Игнил. - А может ты встретил толпу орков и они любезно согласились с тобой поиграть?
  - Да иди ты! - Зло огрызнулся я. И продолжил уже спокойнее - Где Вид? Он мне нужен.
  - В комнате. Где ж ему еще быть?! А... - Не дослушав, его я убежал.
  Я вихрем ворвался в комнату, нашел глазами Вида и заговорил скороговоркой:
  - Вид мне необходима настойка успокаивающая нервы. Кажется, я теряю рассудок. Мерещится, знаешь ли, невесть что.
  - Что происходит, объясни нормально. - Спокойно сказал он.
  - Дай настойку. Тогда и объясню.
  - Сперва объясни, потом дам. - Жестко сказал он.
  - Я теряю рассудок. Голоса слышу. Понимаешь? - Как можно спокойней заговорил я.
  - Какие голоса? И что они тебе говорят?
  - Голоса духов ветра. Я знаю это ненормально. С ветром ни кто не разговаривает. Такое вообще не реально. - Я жалобно глянул на него.
  - Тогда настойка тебе вряд ли поможет.
  - Тебе что настойки жалко?
  - Нет не жалко. Просто я тебе не верю. А если докажешь, может и подумаю.
  - Тебе нужны доказательства? Хорошо, я их тебе постараюсь предоставить. - Во мне начало закипать раздражение.
  Я решительно прошел к окну и распахнул его. В комнату ворвался порыв ветра. Быстро выстудив ее. Я сел на подоконник и позвал. Он откликнулся мгновенно.
  - Почему я могу с тобою говорить? - Я задал мучивший меня вопрос.
  - По тому, что ты один из народа наших друзей.
  - Почему маги не могут с вами говорить?
  - Они привыкли приказывать, а не просить. Поэтому мы с ними не говорим. Да и вряд ли они нас услышат, слишком гордые. А ваш народ другой. Он всегда уважал нас. За это мы присягнули ему на верность. И теперь каждый из твоего народа может нами повелевать.
  Я потряс головой, не веря его словам.
  - Да, похоже, ты действительно потерял рассудок. - Насмехаясь, сказал Вид - Держи вот твоя настойка. Если будет нужно еще, ты только скажи.
  - Подожди. - Отмахнулся я, и уже обращаясь к духу ветра. - Почему он нас не слышит? Он же эльф, и должен слышать природу в любых ее проявлениях.
  - По тому, что я не хочу. Но если молодой повелитель скажет, то он тоже услышит меня. - Я кивнул. - Теперь он тоже нас слышит. Но только пока молодой господин рядом, сам он с нами не сможет говорить.
  Было весело наблюдать за гримасами вечно невозмутимого, насмешливого эльфа. Сперва было удивление, округлившее его глаза до немыслимых размеров. Затем последовал немой вопрос "как?", и завершило картину непонимание. Он сам выпил настой предназначавшийся мне. И сказал:
  - Твои галлюцинации и до меня добрались. Продолжайте мне интересно. - Настойка подействовала мгновенно, он сидел абсолютно спокойный. От прежних эмоций и переживаний не осталось и следа.
  - Что за мой народ? Оборотни не говорят с ветром. Я точно это знаю.
  - Твой народ не совсем оборотни. Они скорей духи, получившие воплощение в плоти. Больше похожие на одну из стихий решившую вдруг обрести плоть и кровь. Возможно, в корне вашего народа была одна из первостихий. В тебе ее влияние ощущается наиболее сильно.
  - Ты не ответил, что за мой народ. Я ведь оборотень. У меня есть второе воплощение. Моя мать была оборотнем и дед тоже. Или я им не родной?
  В груди защемило. Я боялся ответа на этот вопрос. "А вдруг это правда? Что тогда?" Мать я любил всегда, деда обожал. "Что если они и, правда, мне неродные? Что это изменит для меня?" Эти вопросы вводили меня в ступор и пронеслись в голове за мгновенья. И тут же пришел ответ на них. "Ни чего. Абсолютно ни чего это не изменит". Вслед за ответом пришло спокойствие. Я успокоился, но меня тут, же отвлек ветер.
  - Правильное решение. Но не правильные мысли. Они родные тебе, поверь мне. Мы с детства присматриваем и присматриваемся к будущим друзьям. Твой отец был из народа друзей.
  Я вздохнул с облегчением. Не скрывая радости. И спросил:
  - Отец? Я его не знал. Он погиб, когда я был еще ребенком. Значит, он не был оборотнем, и Вир прав. - От этих мыслей мне сделалось дурно.
  - И тут ты ошибаешься молодой господин. Наши друзья всегда имели вторую суть, как оборотни, но более близкую к природе.
  - Почему ты называешь меня "молодым господином"? - С нескрываемым раздражением спросил я. - Ты говорил, что я из народа друзей, и тут же сам противоречишь своим словам.
  - По тому, что тебя приняли все духи ветра. Они согласны тебе подчиняться, поэтому и молодой господин.
  - Прошу больше так меня не называй. Мне это не нравиться. Называй меня лучше другом или по имени. Хорошо?! И другим передай, пожалуйста.
  - Да. Я понял. - Он немного помолчал, затем сказал то, чего я совсем не ожидал - Ты прошел второе испытание.
  Эта новость меня немного шокировала. И навела на мысль "Значит, они еще и испытывают тех, кого согласились признать друзьями". Но эта, же мысль и успокоила меня. "Это правильно, ведь нельзя же бездумно доверять тем с кем придется дружить всю жизнь. Значит надо быть искренним и честным. Не хочу, чтобы наша дружба строилась на лжи" от этих мыслей мне сделалось легко на душе. А тем временем он продолжил:
  - Ты довольно быстро проходишь испытания. Вот и третье уже позади.
  - Ты читаешь мои мысли?
  - Да они у тебя все на лице написаны, тут и читать не приходится. Даже мне видно их - Влез в разговор Видлоуэль. - Надо будет на досуге заняться тобой по этому поводу.
  - Ладно, с этим все ясно. А что на счет моего отца?
  - Твой отец был очень хорошим и верным другом.
  - Ты еще говорил, что мой народ схож с оборотнями, чем?
  - Ваша вторая сущность тоже волк. Но волк крылатый. Разве ты не заметил когда оборачивался, что у тебя есть крылья, или что волк лучше чувствует, хмм, точнее полнее ощущает природу.
  - Нет. Мы с ним еще не до конца слились сознаниями. Поэтому я ощущаю его не полно, лишь поверхностно.
   - Вот как. Значит ты еще ребенок. Ну, это даже хорошо. Дети более открыты для общения, и тебе будет легче усваивать информацию, что я тебе дал.
  - Я не ребенок. - Даже обиделся я. - Я познал вторую суть. Значит уже взрослый.
  - Может ты и взрослый по меркам обычных оборотней. Но по меркам своего народы ты числишься еще ребенком, пока не сольешься сознаниями с волком. И то, будешь лишь подростком в их глазах, пока не проявятся крылья. И лишь тогда ты будешь считаться взрослым.
  - Так что за мой народ? Кто они? Как их название?
  - На этом континенте вас называли северными. На другом вы были просто оборотнями. Но нам понравилось ваше нынешнее название северные волки.
  Северные были своего рода легендой. Они первые приняли на себя удар демонов. Они значительно ослабели их. Но северных было слишком мало, они потеряли тогда многих. Зато не позволили демонам закрепиться на их берегу, и тем пришлось высадиться в стороне от земель северных. Именно там обосновались демоны и именно туда мы сейчас направляемся. Считалось, что северные волки все погибли во второй войне, когда покинули свои земли, что бы помочь другим расам отступить, укрепить свои позиции, и перестроиться для атаки. Они приняли свои последний бой в горах гномов. Все были уверены, что там погибли последние представители рода северных.
  Я был поражен. Это было для меня ударом. Значит, я принадлежу к роду знаменитых северных волков. Это не может ни радовать, но также это пугает. Тишина затянулась. Я размышлял над своими мыслями. Когда их прервал спокойный голос Видлоуэля:
  - Значит, в той битве все-таки кто-то выжил. Это замечательная новость.
  - Ты можешь сказать, многие ли тогда выжили? - Задал я очередной вопрос.
  - Из всех кто тогда был там, посчастливилось выжить лишь немногим. Большая их часть осталась там, на скалах. Но были и уцелевшие. Они разбрелись по всему континенту. Так приказал вожак. Теперь каждый из них пытается возродить род северных. Твой отец Вэй был одним из лучших воинов. После приказа вожака отступать, он и еще восемь воинов отвлекли на себя внимание демонов. Заманив тех к обрыву. Там они приняли последний свой бой. Им удалось продержаться до прихода объединенной армии. Но последние заклинание демонов разметало их в разные стороны. Из девятерых выжили только четверо. Остальные приняли на себя основной удар и погибли. - Он замолчал.
  - Вот это да! - Прокомментировал услышанное Вид. - Я поражен. Получается северные еще большие герои, чем мы все предполагали.
  - Но почему вожак не объединит всю стаю заново. Ведь раздробленность ведет к ослаблению. - Я спросил самый первый вопрос пришедший мне в голову.
  - Вожак погиб вскоре после тех событий, что я описал. Хотя в то время объединение стаи могло привезти к их гибели. Именно по этим причинам сейчас стая разрознена. Собрать ее сможет лишь новый вожак.
  - Как узнать, когда он появиться? И как он станет вожаком? Ведь для этого нужно победить нынешнего вожака, а он умер.
  - Это у обычных оборотне все устроено так сложно. А у вас северных есть свой вид выбора вожака. Он сильно разниться с тем, о котором ты знаешь. И от будущего вожака ни чего не зависит. Но когда придет новый вожак об это узнают все кто хоть как, то относится к роду северных.
  Пока мы разговаривали, уже наступил вечер. Я остро почувствовал, что хочу есть. Видимо пора заканчивать разговор.
  - Спасибо, за то, что ты поведал мне о моем отце и моем народе. Я тебе за это очень благодарен. - Я искренне поблагодарил ветер.
  - Я тоже благодарен за эту содержательную беседу. - Учтиво поклонился ветру Вид. - Для себя я подчеркнул много нового, и довольно ценного.
  - Слушай, а у вас имена есть? - Этот вопрос посетил мою голову неожиданно, и я сразу же его зада.
  - Есть. Ты их все уже знаешь. Я поведал тебе их еще на улице. Просто ты еще не до конца воспринимаешь полученную информацию. Ни чего скоро она усвоиться и ты все поймешь.
  - У меня есть еще один вопрос. Долго ли еще будет длиться буря?
  - Дня три не меньше. Но если тебе необходимо ее прекратить, мы с радостью это сделаем.
  - Нет. В этом нет необходимости. Природе тоже нужен отдых. И я не хочу мешать, беспокоя ее по пустякам.
  - Правильное решение. Кстати чуть не забыл. Ты уже сроднился с двумя стихиями, скоро появятся и остальные.
  На этих словах он ушел. А я осознал, что меня трясет.
  - Держи настойку. А то тебя аж потряхивает. - Сказал Вид.
  - Спасибо. - Я залпом выпил весь пузырек. Через минуту я успокоился и продолжил. - Ты не поверишь, но за сегодняшний день я узнал о себе больше, чем за всю прошлую жизнь.
  - Почему же? Поверю. Северные всегда были скрытными. Я сам сегодня узнал о них очень многое. - Он улыбнулся. - Пошли поедим.
  Мы спустились вниз. Разговор вроде такой короткий отнял весь день. В низу за столами сидел весь наш отряд и давешние постояльцы. Гномы тихо напивались. Остальные беседовали между собой. Мы с эльфом, не сговариваясь, направились к столу, где не было гномов. Присев за стол я подозвал трактирщика и заказал для нас с эльфом гарнир. Дракон, демон и вампир о чем-то ожесточенно спорили. Они даже не обратили внимания на наше появление за столом. Прислушавшись, я понял, что они обсуждают дальнейший наш маршрут. Дракон настаивал на том, чтобы выйти на более оживленный тракт, демон настаивал на продолжении пути по этому тракту и вампир его поддерживал. Я не стал влезать в их спор. Просто слушал их. А эльф наоборот включился в спор просто ради того, чтобы позлить вампира. Принесли заказ. Я ел не спеша и слушал, как они спорят. В конце концов, они решили, что когда доберутся до развилки там и примут решение.
  Вдруг я уловил на себе настороженный взгляд. Подняв голову от тарелки, я увидел, что на меня пристально смотрит маг. Он поднялся из-за своего стола и направился к нам. Разговор за нашим столиком затих и все насторожились. За соседним столиком напряглись наши маги, а гномы начали делать вид, что продолжают активно напиваться. Когда маг подошел я спросил:
  - Вы что-то хотели?
  - Да. - Твердо ответил маг. - Кто вы такой?
  - Странный вопрос. - Деланно удивился я. Разглядывая нашивку служителя света на куртке мага. - И кто же я, по-вашему?
  - Я не знаю. Но ваш цвет волос выдает в вас не человека. Поэтому я и спросил, кто вы?
  - Он мой охранник. - Встал из-за стола Блэйтор. - Если вы имеете к нему какие-то претензии, то выскажите их мне.
  Маг повернулся к Блэйтору и вежливо поинтересовался:
  - С кем имею честь разговаривать?
  - Блэйтор ад'Зараде. Теперь позвольте узнать ваше имя.
  - Граус ин Сербио. Сотниковый маг, адепт служителей света. - С вызовом сказал он.
  - Хмм. Интересно и кто назначил вас господин Грау адептом? - Вмешался в разговор Лагир. - Что-то я не припомню вашего посвящения в высший сан ордена. Не напомните мне, когда это произошло?
  - Прошу прощения, а вы кто? - С плохо скрываемым раздражением спросил Граус.
  - Странно адепту ордена служителей света не знать одного из его старейшин. - С усмешкой сказал Лагир. - Так кто же вы господин Граус?
  Маг потемнел лицом. Он явно не ожидал встретить здесь одного из старейшин ордена, которым прикрывался. Резко вскинув руку, он крикнул "ELUMENUMGRAISY". Из его руки вырвался светящий луч и устремился к груди Лагира. Но за мгновение как вонзиться в его грудь он распался. Резкая вспышка света, и Грау корчиться охваченный лучами света. А его охранники выхватив мечи кидаются на нас. Я успеваю выхватить кинжал из ножен на предплечье и запустить его в дальнего из противников. Выскакивая из-за стола, замечаю, что кинжал вонзился ему не в горло, а плечо. Я не успел вытащить мечи, как на пути оставшейся тройки вырастают гномы с кувалдами и секирами наперевес, а за их спинами возникли, вампир с эльфом на пару они вырубили их. Оставшийся на ногах охранник с моим кинжалом в плече хотел сбежать. Но я, демон и дракон встали на его пути, тем самым окружив его.
  В итоге выяснилось, что маг продался демонам, вместе с десятком стражи. Они устроили диверсию на дальней заставе, и затем сбежали. Они собирались отправиться в столицу и саботировать ее из нутрии. Тем более, что там уже давно работают похожие малые группы.
  - Знаешь Игнил, а твои сородичи умны. - Со вздохом сказал Малик после допроса. - Когда доберемся до Мароватти, надо будет отправить магического вестника в столицу. Предупредить их. Предатели должны быть наказаны. - Со злорадством добавил он.
  - Думаешь, в Эрисайлане нет предателей среди адептов ваших орденов? - С иронией спросил Дмайнус.
  - Мы отправим послание старейшинам. И в академию. А дальше пусть сами разбираются. У нас и так своих проблем достаточно. - Сказал Малик.
  Потом мы все разошлись по комнатам.
  Я лег на кровать. Очередная ночь без сна. Кажется, я начинаю привыкать к такому распорядку. Перенести бы его еще, когда буду спать на полу. Легкая дрема, когда ты готов отреагировать на любой посторонний шум, и абсолютно не реагируешь на шум, который тебе не угрожает. Неплохая привычка. А главное полезная. Именно с этими мыслями я и задремал. Все равно моя очередь дежурить наступит только под утро.
  
  Я огляделся по сторонам. Шум, гам. Народ слоняется от ряда к ряду. Везде кричат, шумят, торгуясь за товар. Все довольны. Ярмарка. Огромная, ярмарка. Я, конечно, бывал на ярмарках, но не настолько больших. Эта же была огромной. Я расширившимися глазами смотрел на толпы народу. Кузнец подтолкнул меня в спину со словами:
  - Успеешь еще нагуляться. А сейчас нам необходимо идти на регистрацию.
  Он пошел вперед, стремительным, решительным шагом, даже не оглядываясь на нас с Церэлом. А мы, переглянувшись, побежали за ним. Ну что нам еще оставалось делать? Вот именно, что не чего. Кузнец же направился к большому зданию. Вход, в которое был расположен в маленьком доме, вплотную примыкавшему к зданию. Когда мы подошли ближе, я понял, что ошибся. Это было не большое здание, а какая-то стена, без крыши. Из свитков и книг деда я знал, что это называется арена. А из объяснений кузнеца, что нам с Церэлом придется драться за звания "ступившего на тропу мастерства". Точнее мы будем признаны начинающими бойцами, до мастеров нам еще очень далеко. Свое мастерство мы будем оттачивать уже сами, а обучение бою у кузнеца для нас с Церэлом в любом случае скоро закончится. Хотя мы уже год как должны были закончить. Но кузнец захотел представить нас на арене. Там учителя представляют своих лучших учеников. Бои на арене проходят во время большой ярмарки, которая проводиться раз в пять лет, она длиться около двадцати дней. В итоге я заканчивал обучение не как положено в шестнадцать, а в семнадцать. Просто те мастера, которые хотели представить своих учеников на арене, задерживали их посвящение в свободные мечники. Вот и кузнец задержал наше посвящение.
  Тем временем мы уже вошли в здание. Кузнец тут же направился к толпе, собравшейся за стойкой, находящейся в дальнем конце зала. Подойдя к толпе, он ловко протиснулся к стойке, где довольно старый оборотень что-то записывал. Что он старый говорили седые, выцветшие пряди волос и многочисленные морщины вокруг глаз. Нам пришлось пробираться за ним. Подойдя к стойке со стариком, кузнец громким, уверенным голосом сказал:
  - Элданэс Рекорлад из волчьей стаи пограничья. С двумя учениками Вэйфилор и Церэл. Приехали для участия в боях на арене.
  - Оба ученика участвуют или только один? - Участливо спросил старик.
  - Оба. - Не задумываясь, ответил Кузнец.
  - Хорошо. Жеребьевка состоится завтра с утра. Первые бои пройдут еще до завтрака. Прошу не опаздывать.
  Развернувшись, мы пошли обратно. Кузнец говорил, что мы остановимся у его старого друга. И действительно мы разместились в довольно-таки добротном доме. Он находился на окраине деревни. После этого кузнец разрешил нам пойти на ярмарку, а сам остался со своим другом.
  Ярмарка была великолепна. Я здорово провел время.
  А на следующее утро состоялась жеребьевка. Каждый ученик должен был провести пять боев. Для того что бы перестать быть учеником надо выиграть три боя из пяти. По результатам жеребьевки мне выпало два боя сегодня, один послезавтра и оставшиеся два в последний день. Церэлу же выпало три боя через семь дней, один через девять и один в предпоследний день. Всего же в день проводиться двенадцать боев, пять с утра и семь после обеда.
  Свой первый бой я проиграл.
  Я впервые был на арене. Столько народу. Не только мастера с учениками, но и обычные зеваки. Я просто растерялся. Конечно, я много раз дрался, и при зеваках бывало. Но такого количества народа глазеющего на меня, ни когда прежде не видел. Я пропустил колющий удар в грудь. Хорошо, что мой противник вовремя успел остановить клинок.
  После этого у меня состоялся разговор с кузнецом, Церэл тоже присутствовал при нашем разговоре.
  - Чего ты испугался? - Мягко начал кузнец. - Ты же будущий воин. Что там случилось?
  - Я... я растерялся - нерешительно начал я, но потом более уверенно продолжил - просто там столько народа.
  - Ясно. Просто не обращай на них внимания. Когда-нибудь тебе предстоит серьезно драться. Это уже будут не тренировки, а настоящие битвы и сражения. Научись следить за всем, что тебя окружает в такие моменты, но не обращай на них внимания, пока они не нападают на тебя. - Наставительно начал кузнец. - Это довольно сложно. И сразу ты вряд ли научишься. Но считай это очередной тренировкой. Представь что арена это поле брани, а все кто тебя окружают твои враги и союзники, занятые в отдельных битвах между собой. Только не увлекайся, помни, что это всего лишь поединок.
  - Хорошо я постараюсь.
  - Ладно, иди пока отдохни. Но помни ближе к вечеру у тебя второй бой на сегодня.
  - Спасибо.
  Мы с Церэлом вышли на улицу, и пошли к лоткам с мочеными яблоками. Потом он, куда-то ушел, и я остался один.
  Я шел мимо прилавков с резными шкатулками. Хотел подобрать подарки для Ивины с Катсиной, когда дорогу заступили три молодых оборотня. "Да что ж мне так везет на падальщиков" успел подумать я, прежде чем они начали задираться.
  - И что такой слабак! забыл на арене?
  Игнорируя его, я попытался обойти их сбоку. Но не тут, то было. Один из них резко толкнул меня, от чего я врезался в спину сидящего гиганта. Он, по-видимому, ел пирог, а мой толчок, заставил его размазать начинку по лицу. Гигант, молча, встал. И резко развернувшись, ударил меня по голове. Удар пришелся сверху в низ. Показалось, будто голова треснула, все поплыло. Кажется, меня зашатало. Но я нашел в себе силы, чтобы нанести ответный удар, снизу вверх. Он пришелся ему в челюсть. Гигант попытался сделать шаг назад, но ему помешала скамейка, он чуть не упал. Не теряя времени даром, пока он пытался сохранить равновесие, я сократил разрыв и поднырнув под руку, снова ударил в голову, на этот раз попал по лбу. Резко снова разорвал расстояние. Гигант тем временем взревел и ринулся на меня. Кое-как успев нырнуть ему под руку и тем самым оказавшись у него за спиной, я подпрыгнул, вверх сцепив руки, кулак правой оказался охвачен ладонью левой. Когда я начал опускаться на землю, а гигант разворачиваться я со всей силы опустил их ему на голову. Я успел приземлиться и немного пригнуться, ожидая ответного удара по голове. Но видимо он метил в корпус. Его удар попал мне в голову, отбросив к соседнему прилавку. Резко подскочив на ноги, я обернулся. Но не сделал и шагу. Меня шатало, я успел схватиться за прилавок, чтобы не упасть. Перед глазами все плыло. Голова кружилась. Но я нашел взглядом лицо гиганта. Он не шевелился и, так же как и я его осматривал меня.
  Он улыбнулся и заговорил первым:
  - А ты крепкий малый. Выдержал целых два моих удара. Обычно хватает одного.
  Я помотал головой, пытаясь закрепить взгляд. Но кажется, сделал только хуже. Меня шатнуло, и я невольно сделал шаг в сторону. Повезло, что я все еще держался за прилавок, иначе бы точно упал. Постояв минуту, я тоже заговорил:
  - Ты бы сначала разобрался, прежде чем бить. - Свободной рукой я схватился за голову. - Оууу - скривился я - ну и удар у тебя.
  - У тебя не лучше. - Грустно улыбнулся он, потирая челюсть - А насчет моего это то да! - Торжествующе заявил он - Я им быков вырубаю.
  - Ну, так я же не бык. Меня вырубать не надо. - Попытался отшутиться я.
  Он снова улыбнулся.
  - Извини. Погорячился. Я Михало, из медведей.
  - А я Вэйфилор, волк. Кстати не поможешь добраться до места, где я остановился, а то меня немного шатает.
  - Хорошо. Пошли.
  Он снова улыбнулся. Подойдя ближе, он просто обхватил меня за плечи, и мы направились к окраине деревни.
  - Ну, ты и здоровяк! - Восхитился я.
  Он что-то довольно прогудел в ответ. Пока мы добирались до места, мы разговорились. Я узнал, что Михало тоже участвует в боях на арене. И искренне посочувствовал его противнику. Потом убедился, что наши с ним дни боев различны и облегченно выдохнул.
  В доме было пусто. Я оставил Михало в ограде сам сходил, взял мешок с травами и горшок с кипятком, вернулся к нему.
  - У тебя голова не болит? - Спросил я, копаясь в мешке.
  - Болит. У тебя тоже удар будь здоров. - Прогудел он, потирая макушку.
  - Значит, придется готовить две настойки.
  - Ух, ты! Так ты лекарь или травник? - Восхитился он.
  - Ты ошибаешься. Я не лекарь и не травник. Просто мой дед волхв - Начал пояснять я, заваривая травы. - И он научил меня некоторым вещам. Боль, во всяком случае, при помощи трав снять смогу.
  -Это хорошо. А то дед снова бы сначала оглоблей отходил, а потом вылечил.
  - За что он бы тебя отходил? - Не понял я.
  - Дык. Знамо за что. За драку. - Протянул он, потирая шею, видимо у его деда рука тяжелая. - Он говорит, что я не должен драться не разобравшись.
  - Слушай деда. Он у тебя умные вещи говорит. - Разливая по чаркам получившийся отвар, высказался я. - Он у тебя лекарь?
  - Нет, травник. - Прогудел Михало, принимая чарку.
  - Слушай. А он у тебя травы случайно не продает? А то меня дед просил найти на ярмарке Ярцесвет и еще пару редких травок, которые у нас не растут.
  - Продает. И Ярцесвет есть и Яфинека, у него много чего есть. Ты вечером заходи. Я деду скажу. А то он у меня хоть и умный но жуть, какой вредный. Отказывается травы продавать, если оборотень на его взгляд плох.
  - А твоего деда случайно не Ясенем зовут?!
  - Он самый! А что?
  - Да просто мой дед сказал искать сначала Ясеня. Если не найду искать травы у других. Но лучше у Ясеня. Он рассказал, как найти его, и о его характере. Я тогда после боя, сегодня зайду? Можно?
  - Так я ж уже вроде сказал что можно.
  - Спасибо, зайду.
  Он рассказал, где они остановились и как их найти. Потом мы попрощались, и я пошел искать кузнеца. Нашел я его на арене. Он и другие учителя делали ставки на наши бои. Он разрешил мне сделать ставку. Но ставить пришлось ему, так как ученикам запрещалось делать ставки. Наши мнения разошлись. Он делал ставку на оборотня с двуручником, я же ставил на оборотня с коротким клинком. Я оказался прав. И выиграл целых три серебрушки. Потом на трех проигрышах потерял две из них, но вскоре на двух следующих поединках выиграл еще одну. Настала моя очередь. Весь свой предыдущий выигрыш я поставил на свою победу. Кузнец сделал тоже. Позже я узнал, что это такая традиция, учителя должны ставить на своих учеников. Большинство же поставила на выигрыш моего противника, памятуя мой первый бой.
  Я возликовал, увидев его. Ведь это один из тех, кто толкнул меня на Михало. Нормального боя у нас не получилось. Я издевался над своим противником, избивая его рукоятью меча, не используя лезвия своих клинков. Используй я лезвия клинков, бой бы закончился значительно раньше. А я хотел растянуть момент мести. Я даже забыл о народе, глазеющем на меня. В итоге бой закончился после сильного удара гардой в челюсть. Он отрубился, а я выиграл. Заработав, при этом, восемь серебрушек. И решил для себя, что только эти деньги и буду ставить, остальные попытаюсь сохранить. Еще пригодяться.
  Забрав свой выигрыш, я пошел к Михало. Список трав, деньги на них, и подарок деда Ясеню, я захватил с собой заранее. На время боя, оставив все у кузнеца. В ограде меня встретил Михало потирающий шею.
  - Дед?
  - Дед.
  - За что он тебя?
  - За драку, с тобой. Оказывается, он тогда все видел. Пришлось ему все рассказать. Пошли он ждет тебя.
  Войдя в дом, сразу же попал под пристальный взгляд Ясеня. От которого аж передернуло, поздоровавшись, присел на указанный мне стул. Первым делом начал вспоминать, все то, что дед рассказывал об этом оборотне. Как назло ни чего не вспоминалось. И я решил действовать сразу и по делу.
  - Мне нужны вот эти травы. - Я протянул Ясеню список трав, записанный мной со слов деда. - Мне сказали, что у вас можно приобрести их.
  - Допустим можно. Но с чего вы так уверены, что я вам их продам?
  - Не с чего, просто понадеялся на это. Но если вы их мне не продадите, мне придется возвращаться в свою деревню без них. Если честно мне бы этого не хотелось. Поэтому я прошу продать мне хотя бы половину из этого списка.
  - Судя по списку, вы просите их не для себя, а на всю деревню. Так? - Я кивнул. - Кто вам рекомендовал меня?
  - Мой дед. Он волвх в нашей деревне.
  - Хорошо я продам вам травы из этого списка, все кроме Сребролиста Корня эрга, Зеродира, Фриалира и Ярцесвета. По тому, что это ингредиенты для создания одного очень замысловатого яда.
  - Но мне нужны эти травы. Дед создает из них для меня лекарство.
  - Вы знаете, какой яд делают из этих трав? По-видимому, нет. При их смешении нельзя создать лекарства, только яд. И я склонен не доверять вам, что травы эти нужны вашему деду, а не вам. Если вы конечно не докажите мне обратного.
  - Дело в том, что вы сами можете наблюдать, что я альбинос. А данное лекарство предназначено для поддержания моей физической силы. Вы должны знать, что все альбиносы слабы, и им надо очень сильно стараться, что бы поддерживать физическую силу, это лекарство помогает мне, удерживаться на достигнутом уровне.
  - Простите меня конечно, но ваш дед шарлатан! - Посмеиваясь, сказал Ясень - Этот яд, предназначен для замедления процессов в организме, и он медленно убивает. Он не может держать физическую силу, он наоборот уменьшает ее в разы.
  - Но я принимаю его уже лет пять! И как видите, еще жив! А моя физическая сила, довольно неплохо развита, для моего возраста.
  - То есть, вы хотите сказать, что принимаете его уже на протяжении пяти лет, и все еще живы? Я не верю вам. Но могу поверить если вы докажите мне, выпив из вот этой склянки.
  Он протянул мне маленький пузырек. Взяв его, откупорил пробку, принюхался. Пахло как мое лекарство. Я собирался уже выпить, как он меня останови.
  - Я вижу, вы решительно настроены. Но мне хотелось бы уточнить один вопрос, прежде чем вы ступите на ступени саморазрушения. Как зовут вашего деда?
  - Магнуриб.
  - Ясно. Давайте обратно пузырек. - Довольно ворчливо продолжил Ясень. - Надо было сразу сказать кто ваш дед. А не строить из себя шута. И да, кстати, он ни чего мне не передавал?
  Я протянул ему подарок деда. Он не глядя, убрал сверток куда-то за спину.
  - Я продам вам все травы из этого списка. Цену возьму, как и с вашего деда. Деньги можете принести завтра, когда будут готовы все травы, или оставить здесь.
  - Я оставлю здесь. Но прежде позвольте задать вопрос. - Дождавшись его кивка, я спросил. - В начале нашего разговора, вы сказали, что это яд. Так вот я бы хотел поподробнее о нем узнать. Если вас не затруднит.
  - Да, при смешивании этих ингредиентов, в определенной последовательности и пропорциях, создается яд. Который влияет на физические качества того кто его принимает. Постепенно убивая его и делая очень слабым. Но ваш дед нашел еще один ингредиент, который позволяет снизить его смертоносность. Надеюсь, я понятно изъясняюсь? - Я кивну. Дед порой и более сложно выражался. - Так вот, благодаря этому, яд получат некоторые особые качества, очень ценные для таких как мой внук. Он в разы уменьшает его силу, но при этом, не убивая его, и даже не ослабляет здоровье. Но у него есть очень существенный недостаток. После принятия противоядия, сила и выносливость возвращается, в разы увеличившейся.
  - То есть если долго принимать этот яд, можно стать сильнее?!
  - Да. Но у него, как и у любого яда есть свои, скажем так, нехорошие качества. Если его принимать больше трех лет, то можно окончательно ослабнуть, и уже даже противоядие не поможет. - Я хотел возмутиться. Но он остановил меня жестом. - По этому я и сказал в самом начале объяснения, что он очень цене для таких как мой внук. Для тех, кто может преодолеть силу яда, и становиться сильнее, невзирая на постоянное его применение. Мой внук принимает его уже четыре года, вы пять, и, похоже, что ваш дед не собирается в ближайшее время готовить противоядие, а это значит, что у вас просто невероятная сила воли. Вы продолжаете сопротивляться яду уже на протяжении пяти лет, и даже не замечаете его влияния на вас. Мне любопытно, что будет, когда вы примете противоядие. - Он улыбнулся.
  Мы проговорили до поздней ночи. Когда я вернулся, уже светало. Весь последующий день я отдыхал и развлекался на ярмарке вместе с Михало и Церэлом. Компании тех задир нам больше не попадалось. Все предпочитали обходить нас стороной, замечая еще издали могучую фигуру Михало.
  И вот третий день ярмарки и мой третий бой.
  - Если не везет, так по крупному. - Говорю я сам себе.
  Я стоял напротив война. Ничем внешне не примечательного. Но он выходец из змей. А это уже много значит. Змеи считаются одними из самых опасных противников, за счет своей гибкости и скорости. И мне ничего больше не оставалось, как проклинать случай сведший меня с этим войном, и крепче стискивать рукояти клинков. И вот звучит команда к началу.
  Мы оба срываемся с места. Грохот. Это столкнулись наши клинки. Колющий в лицо, парирую веерной защитой, от рубящего по ноге, отступаю назад, и снова блокирую колющий. Он не дает мне контратаковать, заставляя держаться в постоянной обороне. Вот он проводит рубящий по корпусу, не стал останавливать, а ныряю ему под руку, и бью на отмах левой. Грохот. "Значит, успел сориентироваться" мельком отмечает сознание. А правая уже наносит колющий удар в корпус. Но он успевает не мыслимым образом изогнуться, пропуская удар. И вот уже я вновь должен обороняться. Пытаюсь вновь найти прореху в его атаке, но тщетно. Он больше старается не допускать промахов. "Эх! Была, не была" проносится шальная мысль. Резко ухожу влево и назад. Тем самым выигрывая пару секунд. Их мне хватает, что бы перехватить правый клинок, и встать в стойку. Правая рука на уровне груди, острие клинка направлено вдоль руки, левая опушена, острие клинка направлено к чуть выступающей вперед правой ноге. Он вновь атакует. Но я отбиваю его правый клинок, левый пускаю по лезвию правого, острие проходит впритирку к моему плечу, но я уже напротив него. Удар головой в переносицу, заставляет его терять драгоценные секунды. Ныряю под его левую руку, оставляя правый клинок впереди него. Лезвие левого завожу ему за спину.
  Мы стоим на краю арены. Он спиной, я боком. Я с двумя клинками, упирающимися в моего противника. Правый готов перерезать шею, левый колющим направлен ему в почку. И он с левой рукой вывернутой неестественным образом, клинок в которой упирается мне в сердце.
  Судьи объявляют ничью. Мы, молча склоняем головы друг другу, в знак уважения. И расходимся. Выйдя с арены, попадаю в медвежью хватку Михало. Он что-то кричит, стискивая меня, но я не могу, ни чего сказать только слушаю, как хрустят ребра. Вот, наконец, свобода, легкие с наслаждение жадно хватают воздух. Кое-как отдышавшись, слышу голос своего учителя.
  - Молодец. Я если честно думал, что ты проиграешь. Но что бы сразиться со змеем в ничью.... Могу сказать только одно. Мне тебя больше нечему учить. И не зависимо от исхода схваток на арене я дарую тебе звание младшего мечника. Дальше ты должен учиться уже сам.
  Я лишь благодарно киваю. Не в силах найти слов, от удивления. Рядом что-то громко кричит Церэл. Но я его не слушаю. Пытаюсь осознать услышанное. Звание младшего мастера надо заслужить. Но не схваткой с таки, же учеником как я. Что, то здесь не так. Но что? Взглянув в глаза учителя, вижу там радость и предельную сосредоточенность. Он легонько кивает в сторону, киваю в ответ, что понял. Он уходит. А я пытаюсь объяснить друзьям, что мне надо ненадолго отойти, и что я скоро вернусь. Ухожу вслед за учителем.
  Он ждет меня на краю площадки для судей. Подхожу и молча, становлюсь рядом. Мне не надо ни чего говорить, учитель объяснит все сам.
  - На общем собрании было решено проучить тебя. За твой второй бой. Ты тогда явно издевался, над заведомо слабым противником. Там было принято решение, что ты должен испытать тоже, что и тот мечник. Мои объяснения что, скорее всего у тебя был повод так поступить, в расчет не принимались. Мы заменили твоего противника. Вместо ученика, на арену вышел один из младших мастеров, змей. Сразившись с ним в ничью, ты доказал что достоин звания младшего мастера. Но тебе придется окончить бои на арене, ни кто не должен знать о том, что мы делали. Вот собственно и все что я хотел сказать. А теперь можешь идти.
  - Спасибо.
  Разворачиваюсь и ухожу. Нам не чего больше говорить. И теперь я благодарен за случай сведший меня тогда с той компанией.
  На выходе с арены стоит мой недавний противник. Я не успеваю выйти, как он протягивает руку и представляется:
  - Сссаашшшш.
  - Вэйфилор. - Крепко пожимаю протянутую руку.
  - Твой массстер, тебе уже всссе объяссснил?
  - Да.
  - Хорошшшо. Держжжи. - Он снимает с шеи цепочку, на которой болтается маленькая серебряная змейка. - Теперь ты, обладаешшшь равными возможностями, что и любой иззз зззмей. Смотри не позззволь мне усссомнитьсссся в правельноссссти моего решшшения.
  Я только могу кивнуть в знак благодарности. Такой подарок многое значит. Обычно змеи живут обособленно, редко впуская к себе чужаков. Но если это и происходит, то чужака приравнивают к змеям. Если ему нужна будет помощь, любой из змей будет рад ему помочь. Ведь они ценят дружбу. Но и он должен будет придти на помощь к змеям, случись такая необходимость.
  - Но мне нечего подарить тебе в ответ. У меня ни чего нет.
  - Дружжжба будет доссстойным, ответным подарком.
  - Я постараюсь оправдать твое доверие. А сейчас не хочешь со мной и моими друзьями промочить горло?
  - Сссс радоссстью.
  Он улыбнулся. И мы вместе направились к ближайшему трактиру, где меня уже ждали Михало и Церэл. Там я их познакомил друг с другом.
  Все последующие дни до моего следующего поединка мы проводили именно такой компанией. Сааш, где то взял еще два знака дружбы и вручил их Михало и Церэлу. Причем сделал это только после заключительного боя с Михало. Так как им тоже пришлось скрестить клинки. И пусть Михало не так ловок, как Сааш, но одной грубой силой он его победил. Церэлу же повезло больше всех. Ему не пришлось скрещивать с ним клинки, что бы стать другом змея.
  Предпоследний бой прошел легко. Я быстро победил своего противника и так же быстро удалился с арены. Благодаря ставкам я уже заработал около восьми золотых и двадцати серебрушек.
  И вот настал час последнего боя. Причем последнего в прямом смысле. Я и мой оппонент должны были завершить все соревнования. Посмотреть последнюю схватку на арене пришло очень много народу, не всем хватало мест, и они рассаживались кто где. Всем было интересно.
  Я стою на против своего противника. Левый клинок обратным хватом, выглядывает из-за спины, правый опущен к левой ноге. Я предельно собран и готов к последнему бою. Мой противник, опустил оба клинка вниз. И, так же как и я внимательно следит за малейшими движениями. Вот, наконец, то звучит объявление о последней схватке не арене:
  - Сегодня завершающий бой на арене, проходит не между учениками, а между учеником и мастером - Звучит громогласный голос старика оборотня, регистрировавшего нас, "Интересно, где они нашли мага, для этого?", успел подумать я. - Такое решение принято советом высших мастеров. - Он выдерживает паузу и продолжает. - За время боев на арене ученик Вэйфилор, показал себя достойным противником, для досрочного посвящения в мастера...
  Я меняю, хват правого клинка, делая его таким же, как и левый, "Спасибо, что хоть предупредили, а не как в прошлый раз, выяснилось все потом", а то, что он не сказал "младшего", заставляет содрогнуться. Значит, мне придется очень, и очень не просто. Интересно кому из старших мастеров я успел перейти дорогу? Что меня так возненавидели. А тем временем старик продолжал:
  - ...его противником будет Мастер Краурен из Барсов. - "Ну, все, прощай тихая жизнь, здравствуй всеобщий позор", успел подумать я в этот момент. Но по лицу не проскользнуло даже тени. - Им предстоит сражаться в течение десяти минут. Если по истечении этого времени оба будут на ногах, и относительно здоровые, то ученику Вэйфилору будет даровано звание мастера. Так же оно будет даровано в случае досрочного завершения им поединка. Но если он проиграет, то в течении десяти лет не будет иметь право именовать себя даже младшим мастером. Да начнется бой! - Проорал старик.
   Мы с моим противником не спешили начинать схватку. Обходя по кругу, каждый изучал движения соперника, что бы постараться предугадать стиль боя другого.
  Вот он делает шаг в мою сторону, потом еще, и еще. Грохот, столкнувшихся клинков. Похоже, он понял, что мне для победы необходимо навязать ему более ближний бой. И тем самым он старается атаковать на расстоянии. Вот он совершает маленький промах, который может дать мне шанс. Падаю на правое колено, выбрасывая вперед правую руку, одновременно меняя, хват клинка. Есть! Глубокая царапина теперь украшает его левый бок. Он разрывает дистанцию. Тем самым позволяя мне вновь перехватить клинок. Теперь, уже я сокращаю разрыв между нами. Пытаясь навязать ему неудобный для него бой. Он яростно отбивает все мои атаки, но я не позволяю ему самому атаковать.
  Но вот уже я совершаю промах, и резаная рана украшает мое правое плечо, пытаясь разорвать дистанцию, я спотыкаюсь. Падая, пытаюсь, одновременно защититься от его ударов правым клинком, левый воткнул в землю для удержания равновесия, но это не помогает. Сквозь грохот клинков слышится хруст. Левое плечо немеет. Но я успеваю вырвать клинок из земли, и крепко стиснув рукоять, пытаюсь ударить моего противника по ногам. Но теперь слышится хруст не только в плече, но и в кисти. Делаю кувырок через правое плечо. Но утвердиться на ногах мне не дают, чуть вновь не опрокинув на спину. Я еле успеваю блокировать удары правым клинком. Резко поворачиваясь на носках вправо, силой инерции заставляю левую руку двигаться. Он легко отбивает клинок, и мы замираем. Моя хитрость почти удалась. Он открылся. Мой правый клинок замер в колющем ударе недалеко от его паха. Но его меч замирает возле самой шеи. Бой закончен. Я, обессилив, сажусь на задницу.
  Убрав свои клинки, он помог подняться и мне. Левая рука висит безвольной плетью. С правой, кровь уже напитала рубашку. Старик, объявлявший о начале боя, вновь, что-то говорит. Но я его уже не слушаю. Я знаю. Что сегодня я совершил почти невозможное. Я сражался с мастером, и закончил бой в ничью. Для меня уже это было огромным достижением. Он подталкивает меня в спину, направляя к главному выходу с арены.
  Мы идем к главным воротам выхода с арены. Я почти не чувствую левую руку.
  - Молодец. Ты почти справился. Будем надеяться, что они не признают этот бой как твое поражение. - Шепчет Краурен. - Кстати чем ты так не угодил Яргеру, что он, просто, жаждал тебя опозорить?
  - Я даже не знаю кто это. - Кое-как выдавливаю из себя слова. Мне плохо. Но я продолжаю перебирать ногами, хорошо еще, что Мастер Краурен поддерживает меня. Иначе я просто бы упал и так и остался лежать.
  - Странно. Он, похоже, тебя знает. Это была его мысль столкнуть тебя с мастероми. А с меня взяли слово, что я буду сражаться в полную силу. Но ты молодец. Действительно, достойный соперник. - Сказав это, он шлепает меня по правому плечу и выходит с арены.
  А ко мне устремляется Ясень. Подойдя он, молча, хватает мою левую руку и вправляет плечо, затем, то же самое делает с кистью. Боль пронзает все тело. В глазах темнеет. Но в скорее чувство реальности возвращается. Ясень не дает мне свалиться и крепко держит, не переставая при этом говорить:
  - Скидывай рубашку. Надо обработать твои плечи.
  - Да ладно. Сам позже обработаю. - Я споткнулся, не договорив, наткнувшись на взгляд Ясеня. - Я умею. Правда. Меня дед научил.
  - Скидывай рубашку бестолочь. - Уже строже повторяет Ясень, и мне приходиться подчиниться.
  Хорошо хоть кроме нас тут остались только кузнец, Михало, Церэл и Сааш. Всех остальных они успели выпроводить на улицу. Я скидываю рубашку и слышу, как с тихим свистом выпускает воздух через сжатые зубы Сааш. Как тихо хрюкнув, Михало с шумом опускается на землю. Церэл и кузнец, молча, переглядываются.
  - Ну, ни... - Довольно длительная ругательная тирада вырывается у Ясеня. Спустя какое-то время он возвращает себе способность нормально говорить. - Это ж кто тебя так?
  - Да, сам виноват. - Но его мой ответ не устраивает, он поворачивается к кузнецу и Церэлу.
  - Это второй муж его матери. - Не выдерживает Церэл грозного взгляда Ясеня.
  - Вот... - Слышится уже на три голоса.
  - Так. Михало беги к магичке. Скажи, что дело срочное. Ты - Он указывает на меня. - одевайся и пошли со мной. Вы трое тоже. Будете нам помогать. Придется вам уехать позже.
  Мы прошли к дому Ясеня, там он нагрузил работой кузнеца, Церэла и Сааша. А мне вновь пришлось скинуть рубашку. Вскоре появился Михало, которого тут же тоже загрузили работой. А через полчаса пришла магичка. С довольно увесистой сумой. Увидев меня, она тоже очень долго ругалась. А я, впервые увидев мага, смотрел во все глаза. Потом они с Ясенем о чем-то долго спорили. В конце концов, пришли к какому-то соглашению и начали делать какие-то манипуляции над моей спиной. Они возились до полной темноты. Все мои попытки посмотреть, что к чему жестоко пресекались Ясенем.
  - Все. Я выдохлась. В него сила уходи как в бездну. - Прошептала магичка, облокотившись на стену.
  - Но травами с такими шрамами не справишься. Без тебя здесь ни чего невозможно сделать.
  - Знаю. Убила б того урода кто это сотворил.
  - У самого похожее желание. Но мы, ни чего не можем с ним поделать. Надо хотя бы парню помочь. Убрать бы половину шрамов. А то выглядит как разделочная доска.
  - О! есть идея! - Вдруг воскликнула магичка. - Вы же оборотни?!
  - Ну.
  - Надо воспользоваться вашей внутренней энергией. Вы же ее используете для превращения. Подумаешь, паренек месяцок не сможет перекидываться. Зато все шрамы уберем.
  - Не получиться. - Покачал головой Ясень. - Он еще не совершеннолетний, и не умеет перекидываться.
  - ЧТО?!! - Взревела она. - Как не совершеннолетний?! Он же весь седой!
  - Он просто альбинос. - Грустно улыбаясь, произнес Ясень.
  Магичка долго изучала меня. Пока, наконец, вновь не заговорила.
  - Знаешь Ясень, попробовать все-таки можно. Я взглянула на него магическим зрением. Внутренняя энергии в нем вроде есть. Но надо немного подготовиться. Будем делать спонтанный ее сброс. Это конечно, не лучшая моя идея, но другой у меня попросту нет. Запитаем пару кристаллов, что бы потом вернуть хотя бы часть энергии, а с остальным постараемся сделать все, что сможем с его спиной. И грудью. Если хватит, может еще удастся и ноги ему подлатать с руками.
  - Ладно. Попробуем. Но только завтра. Я пока отвар приготовлю. А ты иди, скажи этим оболтусам во дворе, что бы спать шли, и сама выспись. Тебе тоже не помешает выспаться, так что спи. - Последнее он сказал уже мне.
  Закрыв глаза, я моментально провалился в сон. Проснулся я от сильной жажды. Пошел на кухню и услышал разговор Ясеня и магички.
  - Я не могу понять, почему он молчал все это время....
  
  Игнил потряс меня за плечо. Пришлось оставить воспоминания. Подхватив свои клинки, встал к двери. Мое дежурство прошло спокойно. Но к воспоминаниям я так и не смог вернуться. Потом была тренировка с Ви. Собрав наши пожитки мы отправились в дальнейший путь.
  Следующие три дня нам пришлось ночевать под открытым небом. Так как мы очень торопились в Мароватти. Спали всего по три часа. Маги очень торопились, но не собирались тратить личный резерв на послание.
  В Мароватти мы не стали заезжать, туда отправились только наши маги. Мы же сняв комнату, одну на всех, в дешевой забегаловке, уселись за столики. В скорее нам представился шанс, расслабиться.
  Какой-то громила, нахлеставшись вина, решил, что он самый сильный и могучий. Его дружки за столом его поддержали. На что наш столик раскритиковал "молодца". Естественно парень и его дружки не могли стерпеть такого оскорбленья. Драка была знатной. Наш отряд неплохо повеселился. А утром маги устроили нам разнос по полной программе. Особенно стыдя эльфа с драконом. На что те разводили руками и прятали улыбки.
  Ночевать мы решили в том же трактире. Мне выпало дежурить посреди ночи. Ужин прошел спокойно. Маги строго нас контролировали. По этому настроение у на было плохое. После ужина я тренировался с Тэнэбризом. Потом мы пошли спать.
  
  - Я не могу понять, почему он молчал все это время....
  Это единственное, что я расслышал, прежде чем меня заметили и вновь отправили спать. Потом были долгие две девятины. Мы ждали моего деда и еще, каких-то знакомых магички и Ясеня.
  Сааша отправили домой наследующий же день, как я попал к Ясеню. Кузнеца отправили за дедом, когда стало ясно, что своими силами они не справятся. Церэл везде ходил с Михало, искали друзей Ясеня и магички. Магичку, кстати звали Киэрса.
  Когда прибыл дед, все их знакомые уже собрались. Семь травников, четыре мага и два волхва. Как они орали на деда. Это невозможно описать словами. Он потом весь день ходил престыжинным с опущенной головой.
  В конце второй девятины они закончили все приготовления. И начали работу над моим телом. Единственное что я помню это боль. Бесконечно долгая боль. Очнулся я уже дома у деда. Позже Церэл рассказывал, что они трудились надо мной полторы девятины. Потом нас всех отправили домой. Ясень, где то раздобыл телегу, и они перевезли меня к деду. Очнулся я только в конце третей девятины. Все это время за мной непрестанно ухаживали дед, Церел, Мик и его сестры. Когда я, наконец, очнулся, они были очень радостными.
  Мне понадобилось два месяца что бы придти в прежнюю форму. Благо этому помогали настои деда. Мик стал чаще пропадать в дедовской библиотеке, Церэл у кузнеца, а сестры с дедом. Я был предоставлен самому себе. Изо дня в день я тренировался с мечами. Пытаясь повторить, и если получалось, подстроить под себя, то, что видел на арене.
  Последующие два с половиной года пролетели как один миг. Наполненный счастьем и радостью. Я не попадался Виру. Его сыновьям периодически давал отпор. Постепенно перенимал знания от деда. Совершенствовал работу с мечами. Помогал нашим кузнецам, Церэлу и Рекорладу. Помогал им с учениками и в кузнице. В общем, все было замечательно. Пока однажды зимой я все же не попался Виртутису и его сыновьям.
  Вся та боль что я испытал при лечении стоила того. Перекошенное в гневе и ярости лицо Виртутиса с троицей окупила перенесенные мною муки. Он избивал долго. Но по лицу было видно, что он не может этим наслаждаться. По тому как я не испытывал ни страданий ни других чувств во время его избиений. Его это страшно бесило. Мне же было все равно, я пытался удержать маску безразличия на своем лице. И, похоже, мне это удалось.
  Он закинул меня в подвал, после избиения я все еще был в сознании и мог двигаться. Добравшись до тайника, я достал цепочку с крестами и, намотав ее на руку, потерял сознание.
  Очнулся я от дыма. Он был везде. С улицы слышались крики. Горел сарай в котором я находился. Я попытался встать. Но видимо огонь, слишком быстро охватил сарай. Так как он уже полностью полыхал, а помещение застилал дым до самой земли. Стараясь дышать через раз, я пополз к выходу.
  Горящая балка упала мне на руку. Я завопил от нестерпимой боли. Такой сильной, которую я еще ни разу в жизни не испытывал. Которая не дает потерять сознание, пронзая все тело. Последующее я помню смутно.
  Крича я смог вырвать руку из-под балки. Затем выбил часть стены. Мне было наплевать на огонь. Рука болела нестерпимо. Я не мог себя контролировать. Вырвавшись из горящего сарая, я увидел лицо Виртутиса и набросился на него. Я успел сделать всего три удара, прежде чем меня отбросили от него. Потом я долго куда-то бежал. Помню только мелькающие с невероятной скоростью деревья. И мои крики боли. Кажется, я тогда даже плакал. Настолько сильной была боль. Точно не помню. Я бежал до тех пор, пока не потерял сознание.
  Очнулся я на пяточке земли. Вокруг не было и намека на снег. Придя в сознание, попытался осмотреть пострадавшую руку, и с ужасом содрогнулся. Цепь, намотанная вокруг нее, была частично вплавлена в мою руку. А если учесть, что цепочка была серебряной, становиться понятна вся та боль.
  Попытался сжать пальцы на руке. Это далось мне с трудом. Но все, же удалось. Рука все еще болела, но уже не так сильно. Стараясь больше не тревожить пострадавшую конечность, встал и побрел, туда где, по моему мнению, находилась деревня...
  
  Наступила моя очередь дежурить. И Тэ растолкав меня, тут же занял освободившуюся кровать.
  Время пролетело незаметно.
  Обдумывая прошлое, разбудил Хобо, занял его место. Как только голова коснулась подушки, я тут же погрузился в воспоминания.
  
  Я брел на подгибающихся ногах по лесу. Каждый шаг отдавался болью в покалеченной руке. В голове крутилась лишь такие мысли "Только бы руку не отрезали. Только бы сохранить ее. Дед поможет, дед справиться". Так в полу забытье я и брел, не обращая внимания на порванные штаны, голый торс и холод.
  К вечеру встретил Церэла. Оказалось, они искали меня всей деревней. Он поделился одеждой, и подал сигнал остальным, что я нашелся. Потом отвел к деду. Там дед осмотрел мою руку. И вынес неутешительный вердикт:
  - Руку придется отрезать. Серебро медленно тебя убивает. Надо резать.
  - Нет!
  Тогда я впервые выпустил все, что накопилось за двадцать лет. Наорал на деда, Мика и Церэла. Единственные кто не попал под раздачу, были сестры Микстейма. Просто по тому, что их с нами не было. Я понимал, что они не причем. Но не мог остановиться. Лишиться руки для меня сравни смерти. Я и так по меркам оборотней инвалид. Лишенный второй сущности приравнивается к человеку. Худшего оскорбления не сыскать для оборотня. А я к тому же еще и альбинос. Естественно, что новость об ампутации выбила меня из колеи.
  - Нет! Не позволю! Я лучше подохну от серебра, чем останусь без руки! - Продолжал кричать я. - Пойми! Прошу, дед, пойми - из глаз полились слезы - я не могу лишиться руки! Пойми. - Я осел на стул совершенно выдохнувшийся и разбитый. Слезы лились нескончаемым потоком. А губы все шептали не переставая - Пойми...
  Вскоре я уснул. Проспал трое суток. А когда пришел в себя, то с радостью увидел свою левую руку. А это значит, что дед решил ее оставить. Это не могло ни радовать.
  Решив, что апатия не для меня, взял мечи, хранившиеся у деда, и пошел на задний двор, тренироваться. Рука слушалась плохо. Боль мешала сосредоточиться. Но я упорно, раз за разом повторял давно отточенные движения. Спустя минут двадцать я был вымотан до предела. Но сжав покрепче зубы, продолжал тренироваться. Спустя пару часов пришел дед. Он долго ругался, но в конце концов махнул на меня рукой, со словами:
  - Да делай ты что хочешь. - Развернулся и ушел в дом.
  Потренировавшись еще с пол часа, в полном изнеможении приполз в свою комнату. Вечером меня разбудили и покормили. Потом дед сменил повязку на левой руке. Там была только мазь от ожога. От серебра лекарства не было. Пока он менял мне повязку я тщательно его разглядывал. Он сильно осунулся, казалось, что он постарел сразу лет на сто. Я забеспокоился.
  - Дед. Дед, не переживай ты так. Возьми одного из внуков или внучку и воспитай. Воспитай лучше, чем меня. У тебя же есть шанс. Не переживай ты так.
  Он поднял на меня полные печали глаза.
  - Внучок, - раньше он меня так не называл, это заставило насторожиться, - тебе будет сложно это понять. Но если ты думаешь, что я не хотел оградить своих внуков от этой твари, то ты сильно ошибаешься. - Он замолчал. - Каждый раз я проводил специальный обряд, и каждый раз было одно и тоже. В них есть червоточина зла. Даже если я и научи их травничеству, это им вряд ли поможет. - Он грустно улыбнулся, и продолжил. - Они не смогут стать достойными представителями этой профессии. Так что лучше даже не пытаться.
  - Дед, не печалься ты так, все будет хорошо. Ты бы лучше маме мозги на место вставил. А то у меня такое чувство, что она с каждой нашей встречей все сильнее бредит.
  - Ты прав. Я и сам давно замечаю нечто неладное. Но, похоже, он чем-то ее поит. А я даже не могу вмешаться. Но ты прав. Хватит бездействовать, пора брать ситуацию в свои руки.
  - Вот. Теперь я тебя узнаю. Продолжай в том же духе.
  - И это мне советует собственный внук! - Он улыбнулся. Из глаз частично ушла грусть.
  - Дед. Раз мы все равно начали этот разговор, то в чем ты еще себя винишь? И не надо увиливать, я же вижу, что тебя, что-то беспокоит. Я все-таки твой внук. Ты можешь мне рассказать.
  - Ты прав. Есть кое-что, что меня еще беспокоит.
  Он встал и начал готовить травяной отвар. Я, молча, ждал продолжения, давая ему возможность собраться с мыслями и начать разговор. Заварив травы, мы выпили по кружке отвара. На второй кружке он заговорил:
  - Понимаешь, я до сих пор не могу себя простить за смерть твоего отца и сестры. - Я подавился отваром и закашлялся. - Ах, да мы же тебе о ней не рассказывали. У тебя была младшая сестра близнец. - Я был ошарашен. А дед казалось, не замечал моего вида, продолжал рассказывать. - Дампнар был счастлив вашему рождению. Он был несказанно рад. А в дочери души не чаял. Кстати, то, что ты седой, и не спорь, именно седой, только, ваша с сестрой заслуга. Она должна была родиться слабой. Но все вышло иначе. При рождении ты отдал ей все свои жизненные силы. Это и решило вашу дальнейшую судьбу. Ты связал вас. Но после ее смерти, эта связь сильно ударила по тебе. Ты заболел. А твоя мать, моя дочь, не смогла вынести утраты и сломалась. Видимо Виртутис этим и воспользовался. Мне тоже было плохо. Но меня спасало, то, что приходилось ухаживать за тобой. В три года ты начал поправляться, а в четыре полностью выздоровел. И снова но. Но обнаружился побочный эффект болезни. Ты потерял способность к оборачивании. Это то и отвлекло меня от дочери. А потом было поздно, что-то делать. А беспокойство за тебя не позволило вмешиваться после.
  Он замолчал. Молчал и я. Так мы сидели довольно долго. И когда он собрался уходить я заговорил:
  - Дед. Ты не виноват. Ты не можешь везде успеть. Ты не всемогущ. Поэтому не надо себя винить в том, в чем ты не виноват. - Он поднял на меня удивленные глаза. - И кстати, возможно моя сестра жива.
  - А?! Ты что такое говоришь? - Нахмурил он брови.
  - Подожди. Не перебивай. Понимаешь. Лет с шестнадцати я начал видеть странные сны. В них я нахожусь рядом с девушкой. Где то в другой деревне. Там повсюду люди. Точно люди, не оборотни. Причем чаще всего девушка тоже спит. А однажды мне даже пришлось вселиться в нее. Помнишь лето, три года назад, - он кивнул, - мы тогда с тобой собирали травы. А на следующий день я проснулся сильно утомленный. Вот тогда это и было. После твоего сегодняшнего рассказа я понял, кого вижу. Значит, она жива. Остается только найти ее.
  - Если ты говоришь правду, то возможно людям угрожает серьезная опасность, как и ей самой. Оборотень, проходящий посвящение самостоятельно, рискует остаться безумным.
  Мы еще долго разговаривали и разошлись только под утро. Дед воспрял духом и оживился. Он хотел убедиться в правдивости моих слов. Хотя было видно он мне верит. Да я ему и не лгал.
  
  - Вставай! Нам пора ехать. - Такие слова Раждрика я услышал, падая с кровати, которую он опрокинул.
  - Тупоголовый гном, да чтоб тебе икалось вечность, падла! - Ругался я на него, поднимаясь с пола.
  На гнома ругались все кого он успел разбудить таким способом. Причем мое высказывние было самым безобидным из всех. То, какие кары и мучения обещали ему Тэ и Игнил, заставило передернуться даже Хобо. Хоть он и был самым невозмутимым из нас.
  Завтракали быстро. Настроение, испорченное выходкой Раждрика, было хуже не придумаешь. На утреней тренировке Тэнэбриз вымещал на мне свое утреннее недовольство. Только причем здесь я, было не понятно.
  Матерясь сквозь плотно сжатые зубы, седлал своего коня. Закончив с подпругами, вывел его из конюшни. Хотелось кого-нибудь прибить. Но за неимением этого кого-то приходилось терпеть, и делать уже привычную работу.
  К середине дня мы въехали в лес. Раждрик же успел всем испортить настроение. Кажется, уже не я один желал ему смерти. Не выдержав ругани, в дело вмешался Хобо, которого он побаивался. А я отправил своего коня в голову нашего небольшого отряда. Поравнявшись с эльфом, дальше ехал молча, прислушиваясь к окружающему.
  К вечеру лес стал редеть. Все-таки лес на горных участках отличается от обычного. Вдруг Ви остановил своего коня, со словами:
  - Что-то здесь не так.
  Все начали озираться по сторонам. Я остановил своего коня чуть позже эльфа. Тем самым оказавшись в голове отряда. Я еще успел обернуться, когда из кустов вылетела стрела. Все-таки тренировки с эльфом и вампиром давали о себе знать.
  Она ударила мне в грудь. Выбив из седла. В падении я отправил ветряные лезвия в обе стороны от дороги. Послышались крики боли и шум падающих деревьев. Упав на плечо, попытался перекатиться. Но только сделал хуже. Сломал древко, а тяжестью тела заставил наконечник вылезти из спины. Но, не обращая на это внимания, поднялся на ноги, вынимая свои клинки из-за спины. Из кустов уже выходили те, кто напал на наш отряд. Их было человек сорок. Это только тех, что видел я. Одного из них я узнал, это был тот самый здоровяк, с которого мы тогда сбили спесь. Уверен, что тут же присутствуют и его дружки. Но я их не вижу.
  - Среди них маг! - Послышался, чей-то крик. И в нас полетели заклинания.
  Пригнувшись, я бросился в самую гущу толпы. За остальных я не переживал. Каждый из них гораздо опытней меня, и может постоять за себя. А маги не дадут этим примитивным заклинаниям навредить нашему отряду.
  Пропустив огненный шар, подбежал к первому противнику. Взмах левой руки, снизу вверх, с зажатым в ней мечом и противник оседает с распоротым горлом, орошая землю вокруг кровью. А я уже возле следующего противника. Еще взмах, теперь правой, и второй противник, с диким воплем, выронив двуручник оседает на землю, зажимая руками глубокий порез на лице. Второй удар по шее левым клинком прерывает его крики.
  Пока они приходили в себя, успеваю убить еще троих. А потом приходиться сложнее. На меня наседают сразу трое, рядом Хобо со своей секирой сражается сразу с семью. Они мешают друг другу, тем самым только помогая гному.
  Отбить правой меч первого, сблизиться и резко развернуться полосуя левой, второго по груди, с верху вниз. Правым клинком отвожу меч врага в сторону, мешая третьему. Краем глаза замечаю, хрупкую фигурку девушки. Которая, убивает того же противника что и я своим левым мечом. Но некогда думать. Разворот, удар головой в переносицу, а мечом, колющим в бок, еще разворот, и я за его спиной. Клинок, разрезая плоть и кожаный доспех, выходит из спины.
  А глаза непроизвольно все еще следят за фигурой девушки, в черном плаще с глубоким капюшоном. Она везде успевает второй, но противники этого не замечают, уже убитые кем то. Даже не знаю, с чего я решил, что это девушка, просто знаю. Отбивая удар третьего еще живого противника, наконец, замечаю, чем убивает девушка. Странное оружие. Больше похоже на косу, обычную деревенскую косу. Но в тоже время, видно, что оружие это создавалось для боя, а не для работы.
  Успеваю пригнуться, пропуская над головой тяжелый двуручный меч здоровяка. Тут же отпрыгиваю в бок, разворот, и в перекрестье клинков застревает меч еще одного противника. Резкий разворот руками влево, его клинок соскальзывает вниз, открывая лицо, яблоко моего меча врезается ему в нос, проламывая череп и убивая его. Еще поворот и чуть сдвинуться в бок. И успеваю выругаться. Против меня теперь пять противников. Причем я в кольце. Неудачное смещение, "Дурак. Надо было следить не за девушкой, а за противниками", успевает пронестись мысль, прежде чем они кидаются в атаку.
  Принять на левый клинок меч ближайшего врага, присесть, правым ударить его под колени, разрезая сухожилия и мышцы. Пока клинок зажат оседающим врагом, перехватить его обратным хватом и резко выдернуть, навстречу следующему мечу. Выпрямиться, загоняя острие левого ему в подбородок. Отпрыгнуть в сторону и...
  Больше я ни чего не успеваю сделать поскользнувшись на крови. Нелепый взмах руками. И пытаясь сохранить равновесие, вижу, как мне в лицо устремляется острие двуручника. Толчок левой ногой, сгибание колени, в попытке предотвратить неминуемое.
  Время будто замедлилось в разы. Вижу, как взмах тяжелой секиры Хобо, лишает здоровяка одной руки, но его меч продолжает свое движение навстречу моему лицу. Вижу как метательный кинжал Игнила врезается покалеченному здоровяку в шею, заставляя того отклониться назад. Вижу, как девушка взмахом своего странного оружия лишает здоровяка жизни. Вижу, как она развернулась, смещаясь в сторону, ближе ко мне. А следующий ее неосторожный взмах своим оружием, разрезает мне лицо в районе левого глаза.
  Взревев от боли, я все-таки заваливаюсь на спину. Но тут, же поднявшись и найдя девушку, целеустремленно двигаюсь к ней. Во мне играет ярость. Встречающиеся на пути противники, покалеченными валяться на землю.
  Добравшись до нее, выронив правый клинок, хватаю ее за плечо, разворачивая к себе лицом. От резкого движения, капюшон слетает с нее. И передо мной предстает красавица. Таких красивых девушек я еще в жизни не видел. Пышные волосы, цвета алой крови, такого же цвета глаза. Красивое лицо. Маленький, чуть курносый носик. Белоснежная кожа. Красивые тонкие губы. Все что я хотел ей высказать застревает у меня в горле. Не в силах что-либо произнести, я так и стоял, смотря в ее удивленно расширившиеся глаза. Она хотела что-то сказать, когда кто-то полоснул меня по спине. Заставляя выгнуться дугой, а потом и начать падение вперед.
  Я начал заваливаться на девушку. А в следующее мгновение наши губы встретились. Я еще успел удивиться, когда это я успел прокусить губу. Хоть поцелуй и был не долгим, но он был превосходным. Девушка резко оттолкнула меня. Отскочила в сторону, бросив на меня гневный взгляд, и вновь убежала в самую гущу сражения.
  Развернувшись, Увидел опускающийся меч, шаг назад, и меч распарывает мне куртку на груди. Широкий шаг вперед, и мой меч врезается ему в грудь. Стряхнув его с клинка, наклонился и подобрал свой второй меч. Крутанув его, тем самым стряхивая снег и кровь. И вслед за девушкой устремился в самую гущу схватки.
  Принять меч противника, сократить расстояние, и тут же сделать шар назад, пытаясь уклониться от кинжала в его левой руке. Он полоснул по груди, распарывая одежду и куртку. Снова, шаг на встречу, и левам клинком вспарываю ему живот. Иду дальше. Пропустить меч над головой, второй блокировать, и разрезать противника от паха до груди. Прервать его крики, снеся ему голову. Шаг, и следующий противник. Срубить ему кисть, и обратным движением руки разрезать горло. Еще шаг. Новый противник. Сдвоенным ударом в грудь, опрокинуть его на снег. Развернуться. Все. Схватка закончилась. Вокруг лишь трупы. Обведя взглядом все место битвы, увидел весь наш отряд в целости. Все, горячка боя закончилась. Навалилась усталость и боль от многочисленных порезов и ран. Вновь поднять взгляд, ища девушку. И все, темнота...
  
  До лета я развивал левую руку. Это было сложно. Особенно если учесть что Ясень и Киэрса настаивали на ее ампутации. Она просмотрела, каким-то образом руку и сказала, что серебро из нее уже не удалишь, пока не ампутируют. Что именно там было, она не сказала. Но после этого, она с удвоенной силой начла уговаривать меня на ампутацию руки.
  Пусть мне было плохо и больно, но я продолжал развивать руку. Через четыре месяца, перестал замечать боль. А еще через два вернулся в форму. К концу лета научился даже паре приемов.
  Дед, видя такое, решил, что у меня выработался иммунитет к серебру. Он с Киэрсой взяли у меня кровь, и поехали к Ясеню, разбираться с вывертами моего организма. Я же жил у Мика. Его сестры как обычно были в пещере. Катсина, приняла недавно вторую ипостась, поэтому ей скорей всего придется там же и зимовать.
  Мы с Миком решили прогуляться до его сестер. Был уже вечер. Мы решили переночевать у них. Проходя мимо дома моей матери, мы услышали шум. Заглянув в окно, мы насторожились. Там было куча народу. Хорошо, что окно было открыто, и мы могли их слышать.
  - ... ты точно сумасшедший, раз решился на это. - Голос был знакомый, но мы решили не заглядывать в окно, что бы нас не заметили. - Ты действительно хочешь это провернуть?
  - Да. - Голос Виртутиса я всегда узнаю.
  - Но как, ты планируешь все это провернуть?
  - Это не твое дело.
  - Раз уж я в этом замешан, то не мог бы ты все же хоть чуть-чуть поделиться со мной. Я хочу знать, что мне надо сделать и что мне за это будет?
  - Да от тебя практически ничего не требуется. Тебе надо лишь, когда тебе скажут, рассказать Эбэрсу, о том, что ты якобы видел костры в лесу. Все. - Он говорил о вожаке. - В это время, Сер, Имор, Кир, Паш и Рур должны будут пригласить Сэптима на прогулку в лес. - Теперь он говорил о сыне вожака. Имена, произносимые им, нам были известны. Практически все собутыльники Виратутиса или их дети. - Там Коин хватает Сэптима и убивает его. Киар приводит людей в лес. Эбэрс же на Рурке и мне. Дальше остается разобраться только со старым хрыщем и его внуком. Все.
  - И зачем мы должны все это делать? Зачем?
  - За тем, что они предложили нам возглавить их армию, и обещали дать нам земли людей, их богатство, и утолить нашу жажду крови и мести. Или тебе этого мало?
  - Нет. Я согласен. Когда начнем?
  - Когда все будет готово, тогда и начнем. Все. Теперь расходимся, только не привлекайте к себе внимания. Надо быть осторожными.
  Мы с Миком не стали дожидаться пока они разойдутся. И быстро побежали к вожаку. Рассказали ему все. Естественно, что он нам не поверил. Объяснялось все тем, что я ненавижу Виртутиса и хочу ему отомстить. Нас послали, куда подальше даже не дав дойти до вожака. А потом я вдруг вспомнил, что один из тех, кто охраняет вожака, это один из частых собутыльников Вира. Они хотели запереть нас в погреб до завтра. Пришлось вырываться и бежать. Мик ни чего не спрашивал и бежал вслед за мной. Мы направились к кузнецу. Он долго ругался, что его подняли так поздно, но выслушав наш сбивчивый рассказ, согласился, что это было необходимо.
  - Вам надо уходить из деревни. После того что вы сегодня узнали, вас в покое не оставят. Домой не возвращайтесь. Скорей всего вас там будут ждать. Вэй возьми мои старые клинки. Мик ты собери вещи и еду. Теперь уходите. Дальше вам придется действовать по своему усмотрению.
  Поблагодарив его, мы направились к пещере, где были сестры Мика. Так же я оставил у него записку для деда.
  В пещеру к сестрам Мика мы ввалились еще до рассвета. Мик запыхался от быстрого бега. Мне же было все равно. Кузнец порой гонял нас куда жоще. Так что, оставив его возле входа, пошел будить его сестер. Наскоро объяснив им ситуацию, собрали самое необходимое, которое нам с Миком пришлось перебирать заново.
  А потом в его голову пришла замечательная идея.
  Они перевоплотились. Вещи я привязал к спинам его сестер, сам взгромоздился на Микстейма, и они побежали по направлению к границам земель оборотней и людей. К обеду мы уже были на полпути к границе.
  Остановились перекусить. Девушки были недовольны. Но Мик их быстро успокоил. Наскоро перекусив, мы собрались обратно в дорогу, когда Мик вдруг заявил:
  - Слушай, я у твоего деда нашел одну очень интересную книгу.
  - Ближе к делу. Если не затруднит. - Перебил его я, старательно прислушиваясь к лесу. Кто его знает, вдруг за нами организовали погоню.
  - Хорошо. Ближе, так ближе. Нам надо заключить побратимский договор. Не перебивай. Так вот я хочу с тобой побрататься. Думаю, это будет отличным вариантом. Мы давно знакомы. Ты как родной для моих сестер, и я хочу, что бы, если со мной что-нибудь случиться ты позаботился о них. А этот договор позволит стать нам братьями по крови. Хоть и не родными, но мы станем ближе, чем просто друзья. Ты согласен?
  Куда я мог деться. Конечно же, я согласился. Он подготовил ритуал. Довольно быстро, надо заметить, видимо он давно это запланировал. Ритуал оказался прост. Надо было смешать кровь и произнести клятву, замешанную на крови. Теперь я мог называть Мика братом.
  Затем мы вновь продолжили наше бегство.
  К вечеру мы пересекли границу. А ночью уже остановились на отдых. Дальше решили двигаться в человеческом облике, что бы ни привлекать внимания.
  Девушки приготовили ужин. Ели молча. У всех было плохое настроение, от того что пришлось покидать наш дом. Поев, легли спать.
  Спалось плохо. Мне снились кошмары. Снилась ярость. Хотелось вцепиться кому-нибудь в глотку и попробовать крови. Но я держал себя в руках. Лег, и заставлял себя не дышать, смотреть в одну точку. И сдерживал все нахлынувшие чувства. К утру я все-таки усну. Но долго спать мне не дали. Подняли до рассвета. Перекусив, мы продолжили путь. А ночью все опять повторилось.
  В поселения мы не заходили. Разумно полагая, что мы можем вызвать подозрения у местных. Так мы двигались семь дней, а потом, наконец, решили зайти в одно из поселений. Сестер мы оставили в лесу. Решили прикинуться путниками. Как мы и думали наш вид, вызовет подозрение. Но показать серебряную цепочку, намертво засевшую в руке, и рассказать небылицу. О том, как маги, подозревая во мне оборотня, совершили какой-то ритуал, после которого я обзавелся таким странным украшением. Как люди верили и позволяли купить немного еды и узнать дальнейшую дорогу.
  Так и началось наше длинное путешествие в землях людей. А буквально через три дня я узнал, почему не мог спать по ночам.
  Посреди ночи послышался шорох. Я повернул голову на звук, продолжая сдерживать рвущиеся наружу чувства. Тело меня практически не слушалось. Но мне это удалось, хоть и с трудом. Это проснулась Ивина. Она видимо хотела отойти по нужде, но посмотрев на меня, она вскрикнула и поползла к границе леса. От ее крика проснулись и остальные. Я не понимал, что она такого увидела, что ее так напугало. Но вот проснулась Катсина и тоже закричала, уставившись на меня. Последним проснулся Мик, он для разнообразия не стал кричать. А просто уставился на меня, все расширявшимися глазами. Потом подошел ко мне и заговорил:
  - Вэй! Это ведь ты Вэй? - Я честно хотел ему ответить, но у меня не получилось. Я не мог произнести ни слова. - Вэй. Ты в курсе, что ты обернулся, - в его голосе послышалась радость и страх, - ты познал вторую суть. Вэй ты понимаешь это?! Катсина, дай зеркало. Надо ему показать себя. Катсина! Хватит там трястись, иди сюда.
  Вскоре я увидел себя в ее зеркальце. Плевать, что оно было маленькое, мне хватило. Огромная белоснежно белая морда. Смотрела на меня из зеркала. Вспомнив, что мы остановились не так далеко от реки, я захотел увидеть свое отражение. Поднявшись на лапы, я собрался пойти к реке. Причем я не мог управлять собственным телом, казалось, что оно действует отдельно от меня. Рядом обернулся Мик, и я увидел, что он меньше меня, гораздо меньше. В его сопровождении я добрел до реки, и там, в свете лун увидел свое отражение.
  Огромный, Белоснежно белый, с отливами серебра волк. Рядом стоял Мик, еле дотягивая до плеча. Это было странно. Но в тоже время, радость от приобретения второй сущности захлестнула меня с головой.
  Утром, я очнулся в прекрасном расположении духа.
  Позавтракав, двинулись в дальнейший путь. К обеду мы наткнулись на разграбленный караван. Осмотрев все то, что не успели забрать бандиты, нашли много нужных в путешествии вещей. Похоронили трупы, оставленные прямо тут на дороге. Пообедали и пошли дальше. Уже рядом с дорогой. Мы решили, что так будем в большей безопасности. Когда один из нас обернувшись волком, сможет уловить засаду раньше, чем мы в нее войдем.
  Так мы путешествовали целую девятину, пока у нас не закончились припасы. Решили пойти в деревню, пополнить припасы. Пошли естественно я и Мик. Сестер, оставили в лесу. Настрого приказав обернуться и затаиться.
  Неладное мы почувствовали еще на подходе к деревне. Но не насторожились и пошли дальше. В деревни и окружающих ее полях было пустынно, ни одного человека. Но мы упрямо шли дальше. Нам надо было пополнить запасы продуктов и приобрести карту. Иначе мы могли заблудиться. И пусть мы еще не знали, куда держим путь, но карта бы заметно облегчила нам жизнь.
  Весь народ был на центральной улице деревни. Вокруг сельчан толпились люди с оружием. А с колодца, предусмотрительно чем-то закрытого, что-то верещал маленький кривой человечек. Так же как и окружавшие крестьян люди при оружии. Мы постарались не привлекать к себе внимания, спрятались за баней. Потом по огородам перебрались за сарай, поближе к кричащему. Мы были на достаточном удалении от него, но слова долетали и до нас.
  - Вы будете платить нам! И ни кому более! Иначе мы вырежем всех вас! - Кричал он, мерзким противным голосом. - А теперь приведите девок! Мои парни устали и хотят отдохнуть с дороги. - Парни согласно загалдели. Кто-то из крестьян возмутился, и тут же получив обухом по голове, от ближайшего молодчика и повалился в пыль.
  Не знаю, что на меня нашло. Во мне взыграла ярость. Поднявшись с земли, я вынул свои клинки. И тут же засунул левый обратно. В колоду был воткнут колун. Его я и подхватил. Двинулся на толпу. Меня заметили. Да я и не скрывался. Мужичек на колодце заверещал. Но я его не слушал. Глаза мне застилала кровавая пелена. Со всей силы швырнул колун в него, тут же выхватил левый клинок. Подбежал к ошарашенным бандитам, а в то, что они бандиты я не сомневался.
  Первому выпустил кишки, второму крест-накрест, вскрыл грудную клетку. Их плохонькая кожаная броня мало могла защитить от моих клинков. Третьему прошелся по спине. Четвертому, колющим пробил сердце. Пятому ударил по лицу, оставляя его в живых, но без возможности видеть. Шестому перерубил сухожилия на ногах, и добил в затылок. Седьмого насадил сразу на оба меча, и закрылся им от восьмого и девятого. Выдернув кринки, провел комбинацию ударов, отрубая им кисти и стопы. Десятого, приголубил оглоблей Мик. Остальных смяли опомнившиеся крестьяне.
  - Кто здесь главный?! - Закричал Мик. - Позовите старосту!
  В перед вышел, сухоньки, крепенький старичок.
  - Благодарствую люди добрые. - Заговорил он, не подходя близко к Мику. - Вы нас выручили, чем мы можем помочь?
  - Нам надо провианта в дорогу, и карту близ лежащих земель. А то свою мы потеряли. - Сразу начал перечислять Мик. - Расплатимся, тем, что навешано на этих молодцах. Нам это ни к чему. А вам пригодиться, если нагрянут другие бандиты.
  - Еще раз благодарствую, люди добрые. Марона! Марона! Где ты ходишь кляча старая!? А ну быстро собери сумки нашим спасителям. И принеси карту, из сундука.
  - Нам на четверых. Пожалуйста. Мы много едим. - Он улыбнулся, кивая на меня.
  - Как скажете спасители вы наши. Не желаете ли отобедать? Мы по такому делу порося забьем. Моя Марона браги поставит. Ну, так что? Останетесь?
  - Извини отец. Но нам надо спешить дальше. - Вмешался в разговор я. - Выпей за наше здоровье, и за спокойную дорогу.
  - Конечно. Конечно. За хороших людей грех не выпить. - Зачастил старик.
  Я же подошел к ближайшему трупу, вытер клинки и убрал их обратно в ножны. Подошел к дому, где скрылась Марона. Люди постепенно отходя от шока, начинали коситься на меня. Повернувшись к старосте, я задал вопрос:
  - У меня, что рога выросли? Почему на меня все так пялятся?
  - Просим прошения. Но уж очень странно вы выглядите.
  - Посмотрел бы я на вас, были бы вы на его месте. Он видел такое, от чего сердце замирает в жилах. - Начал издеваться Мик. - Он сражался с оборотнями и другими чудищами. - Пока он перечислял всех, я краем глаза заметил парочку неприветливых взглядов брошенных на меня. Ткнув Мика в бок. Заставил его заткнуться.
  Вскоре появилась Марона. Схватив сумки, дернул Мика за руку, поспешив покинуть деревню. Добравшись до сестер, заставил всех обернуться. Но сперва, приказав им закрепить сумки на мне. Затем был долгий бег. Я не ощущал себя. Я был, где то на задворках сознания волка. А он бежал, вперед радуясь возможности размять лапы. До вечера мы убежали довольно далеко. Там мы пообедали, не разводя костер. Сперва наперво обнюхав пищу в волчьем обличии. Нашли сон траву. Перекусили. Спать решили в волчьем облике.
  Ночь прошла тихо. Утром мы осмотрели карту. Это была довольно подробная карта всего королевства Ирилора. Мы решили двигаться в Касию. Так как мы не знали, что происходит в стране людей, мы решили, что один из крупнейших городов, самое подходящее место, которое скроет нас.
  Завтракали быстро. Мик рассказал сестрам о том, что случилось в деревне. Я же поведал им, что почувствовал там оборотней. Теперь он понял, почему мы уходили в такой спешке. Пищи полученной нами в деревне хватило на три дня. Потом пришлось, снова заходить в деревню. Постепенно мы втянулись в такой темп путешествия. Нам еще раз семь попадались разбойники. Пять банд нам удавалось миновать раньше, чем они нас замечали. Одна банда напала на нас, пока мы спали. Мы растерзали их в волчьем обличье. Две другие встретились по дороге.
  К середине осени мы добрались до Малаша, большого города в западной части страны. Там мы закупили теплую одежду, на деньги собранные с убитых нами разбойников. Затем продолжили путешествие в Касию. Весь путь по утрам и перед сном учил Ивину обращаться с мечом. Она сама попросила. Мик был не против, зная, что я смогу ее научить хотя бы постоять за себя. Катсина же напрочь отказалась от обучения.
  Так у меня появилась ученица. Она старалась. Но получалось у нее плохо. Тогда я предложил ей выбрать на базаре в Малаше то, что ей понравиться. Она выбрала короткий клинок и изогнутый кинжал. Пришлось ее немного переучивать. Хорошо, что я привык к обратному хвату. Там же на рынке, я заставил Мика и Катсину купить лук. Себе же приобрел метательные кинжалы. И засопожный нож.
  Ближе к зиме похолодало. Однажды ночью я вновь проснулся в облике волка. Но уже мог слегка контролировать это тело. Повернув голову. Что далось мне не без труда. Увидел прижимающихся ко мне с боков волков. Видимо ночью похолодало так, что мы неосознанно обратились. Волчье тело без моего участия начало движение. И я увидел, крыло опускающееся на прижавшихся к моему правому боку, Ивину и Микстейма. Тоже самое, я делал и с левой стороны с Катсиной. Часть меня была в шоке от увиденного. Но волк, послал волну успокоения. И я понял, как с ним общаться. Послав в ответ волну благодарности. Так, началось наше с ним сближение.
  К середине зимы мы добрались в Касию. Там мы пробыли девятину, после чего ушли. Слишком много священников и магов. Пару раз нас выручала цепочка в моей руке. Но порой находились и те кто хотели убить меня независимо от нее. По этому мы ушли из Касии.
  И вот в середине весны, мы наконец добрались до Миргерумма. Маленького городка, находящегося в стороне от купеческого тракта. Но вполне неплохо выживающему за счет гномов. Которые решили организовать в нем свою артель мастеров. Купцы специально сходили с трактов, дабы купить у них, оружие, драгоценности или заказать что-нибудь. Так же в городе нашли себе дом множество наемников, всех мастей и рас. Кого там только не встретишь, и вампира непринужденно болтающего с горной нимфой, и золотокожего южанина с полу орком. В общем рай для наемников. Большинство из которых там же в последствии и оседало. Там для них всегда находилась работа. Будь то охрана каравана или же просто торговля. А так как священники смотрели на наемников сквозь пальцы, мы вполне могли там выжить.
  Сидя в таверне, на окраине города, мы обсуждали как нам здесь устроится. Когда к нам прицепился подвыпивший наемник.
  - А чей то вы в капюшонах сидите? Не уж то не уважаете славного Марка? - Видимо он говорил о трактирщике. Его поддержал, нестройный, пьяный хор. - Снимите капюшоны мелюзга!
  Мик с сестрами так и сделали, я же остался сидеть в капюшоне.
  - Эй! Отрыжка пирангна, тебя это тоже касается!
  - Я повернулся в его сторону и сказал:
  - Я уважаю, славного Марка. Но капюшон хотел бы оставить. Так как слишком многие цепляются за цвет моих волос.
  - Ты че баба штоле? Переживать из-за волос. - И заржал. - А ну снимай капюшон! Иначе я сам его сдерну. - Мик ожесточенно подавал мне знаки, что бы я не спорил, и снял капюшон. Я послушался. Но неосторожным движением приоткрыл ножны. - О! Глядите! У этой страшной бабы еще и меч имеется! - Он вновь заржал. - Девочка а ты не порежешься? Отдай его лучше взрослому дяде, он в отличие от тебя знает, как с ним обращаться. - И в новь хохот. Только ржало уже больше половины трактира.
  - Дядя, я и сам знаю с какой стороны за него браться.
  - Ты зарываешься юнец! - Его взгляд стал жестоким. - Хочешь драки?
  - Нет. По сравнению с тобой, я еще действительно юнец. А мечник из меня такой же как из тебя благородная дама. Но, он не раз спасал нам жизнь от разбойников. По этому извините не отдам. - Уже жоще сказал я.
  - Гляди ка, а мальчишка с яйцами! Парод смотри не опозорься! - Закричал кто то из друзей того наемника, и заржал, видимо посчитав это веселой шуткой.
  - Заткнись Ситис! - Жестко оборвал его Парод. - А ты мальчишка поосторожнее со словами, я ведь могу и больно сделать. - Он нехорошо прищурился.
  - Куда уж больнее? - На этих словах я размотал левую руку. - Меня прилюдно объявили оборотнем, и что бы доказать свою непричастность мне пришлось вживить себе в руку серебро. Как ты думаешь, после такой пытки ты сможешь придумать нечто более изощренное?
   Он крякнул. А в зале повисла тишина. Я отвернулся от него и молча продолжил есть. Постепенно в зал возвращались звуки а мужик подошел ко мне, положил руку на плечо и тихо проговорил:
  - Прости парень. Не знал. - Я кивнул, принимая извинения.
  Он развернулся и сел обратно за свой столик. Поев, мы вновь принялись обсуждать наши дальнейшие планы.
  - Ну, я мог бы наняться подмастерьем к кузнецу. - Начал я.
  - А почему не наемником? - Сразу спросила Катсина.
  - По тому, что не дорос я до наемника. А подмастерьем у кузнеца, справлюсь.
  - Ну а я мог бы попробовать продавцом. - Сказал Мик, и со вздохом добавил. - Но опыта у меня мало. Вы же с сестрой потом найдете работу, когда станет совсем худо. И не спорьте.
  - Простите. Я краем уха услышал ваш разговор, - На отвлек гном, сидевший за спиной Катсины, - и решил уточнить. Вы хотите наняться подмастерьем к кузнецу? - Я кивнул. - А вы помощником, торговца? - Мик неопределенно мотнул головой. - У меня есть к вам предложение. Я как раз содержу кузню, а мой последний ученик женился и организовал свое собственное дело. Не хотели бы вы поработать на меня? Но если мне не понравиться я тут же выгоню вас в зашей. А потом со временем вы может и сами дело откроете. Жить будете в пристройке к дому. Ну как вам предложение? Согласны?
  - Мы еще не знаем всех условий, и предложений в городе, что бы хвататься за первое попавшиеся... - Начал было Мик, но я его прервал.
  - Уважаемый, простите не знаю вашего имени, а можно сначала узнать с чего это вдруг такая щедрость. И не спорте именно щедрость. Мы с вами совершенно не знакомы, но вы решаете предложить нам работу. Простите, не хочу обидеть, но это как-то заставляет насторожиться.
  - Ха. - Он усмехнулся в пышную бороду. - Да секрета нет. Я вижу породу из которой будет толк или пустую. Из вас молодые люди можно будет сделать такой брильянт, что закачаешься. А твоя настороженность, беспочвенна. Хотя, я тебя понимаю. Но даю слово, все честно и законно. Ну так что, пойдете?
  Мы переглянулись. Мик задумчиво кивнул.
  - Да. Мы пойдем. Уж лучше на первое время работать, а потом посмотрим как будет дальше, согласны принять нас на таких условиях?
  - Ну, дык я тоже самое и предложил.
  - Тогда, давайте обговорим все условия нашего договора, что бы потом не было претензий.
  - Вот. Я же говорю, будет толк. Подсаживайся ко мне, здесь все обсудим. А вы, - Он вновь повернулся ко мне, - пока посидите, потом и с вами обсудим. - Я кивнул.
  Гном, с Миком долго обсуждали договор, и лишь через три часа, когда сестры начали клевать носом, пришли к взаимному удовлетворению. Потом настала моя очередь. Прочитав договор, со сроком наймы в две девятины, и возможностью после истечения этого срока разорвать договоренность одной из сторон, я его подписал.
  Кузня была огромная. Она делилась на несколько помещений. Со двора она начиналась с ювелирной мастерской, а заканчивалась возле реки. Водяное колесо привадило в движение практически меха. Как я узнал позже и не только их.
  Гном выделил нам для жизни как он считал маленькую пристройку. Для нас же она была сравнима с добротной одноэтажной избой, только не из дерева, а из камня. У него почти все было сделано из камня. Причем, в дверной проем спокойно могли войти два гнома и не задеть друг друга плечами, а высотой он был в полтора моих роста.
  Так началась наша жизнь в доме у Тркгодрагрда из рода Эльгорсорских оружейников. Это был очень известный род, даже у нас, оборотней. Из их кузнец выходило одно из лучших оружий. Поспорить с ними могли только десяток других родов, о которых нам по пути и рассказал гном. Он разрешил нам называть его просто Драг. И пока шли расхваливал свое владение.
  Утром пришлось вставать еще за темно, и готовить кузню к работе. Когда я все сделал гном удовлетворенно хмыкнул и дал еще заданий до конца дня. Мик же пошел к жене гнома, Эльтиви, оказалось это она заведовала всеми торговыми делами а не Драг.
  Года я впервые ее увидел, в конце своего первого рабочего дня, я был сильно ошеломлен. У нас в деревне о гномах ходили разные слухи. О том что их жены бородаты, страшны, что от мужчин их можно отличить только голосом, а от детей и вовсе не отличишь. Но за время своего путешествия я насмотрелся на гномов, что бы с уверенностью сказать все это лож. А Эльтиви, развеяла последние сомнения. Она была низенькой, стройной, красивой девушкой, с волевым характером. Могла построить всех окружающих, но ни когда не пререкалась с мужем.
  - Чего застыл будто призрака увидел? А ну взял колун и пошел дрова колоть! - Крикнула она на меня, впавшего в ступор.
  - Нет. - Сказал я, и подхватив дырявый котел нырнул в кузню.
  Потом мы с ней еще часто и спорили и ссорились. Но как ни странно эти перепалки поднимали нам обоим настроение. Мной она не могла командовать, я просто ее игнорировал. Как я позже узнал, было очень мало тех кем ей не удавалось управлять. Миком она и не пыталась управлять, наоборот учила этому. Часто показывая примеры на покупателях.
  Сестры работали попеременно то на складе, то просто убирались в общем доме и пристройках.
  В таком темпе время прошло незаметно.
  - Ну вот ваши две девятины и истекли. Хотите продолжить у меня работу? - С прищуром спросил Драк. - Работники вы хорошие, не ленивые, работящие, честные. Ну, так как?
  - Мы согласны. - ответил за всех Мик. - Идти нам все равно не куда. А здесь есть и крыша над головой и деньги можем подзаработать.
  - Ну вот и ладненько. - Сказал гном. - Пристройка ваша, на все время пока вы здесь трудитесь. За остальными, вскоре другие наемные работники будут присматривать. И теперь я кажется понимаю, - обращаясь ко мне, - почему тебя приняли за оборотня. Ты сильный, выносливый и ловкий...
  - Нет. - Я не дал ему договорить. - Не по этому. Этого может добиться каждый. Я с детства был очень слабым. А хотелось быть сильнее, вот я и тренировался. Так, что это результат упорных тренировок и труда. А то из-за чего меня приняли за оборотня, я бы хотел умолчать. Настанет время расскажу.
  - Хорошо. Договорились. - Быстро нашелся гном. - Так Мик, иди с Эль, там вы заключите новый договор. Вы девушки возвращайтесь на склад, а мы пойдем к кузне.
  - Драг, ты хотел о чем то поговорить? - Спросил я его едва мы подошли к кузне.
  - Да. Я видел твои клинки, но не видел, что бы ты тренировался. Даже вон, твоя сестра тренируется с теми заготовками что ты ей сделал. Я видел как ты ухаживал за клинками, но не видел как ты их используешь. Это странно. Любому войну нужна постоянная тренировка, а ты ее не делаешь.
  - И что? Я просто не хочу пока тренироваться. Мне лучше сейчас сосредоточиться на работе. А с моим умением, обращаться с мечами можно немного и потерпеть. Тем более, я только недавно закончил обучение. Меня любой, даже начинающий наемник одолеет.
  - Не правильно ты рассуждаешь. Оружие это честь война. И если ты хаешь собственное оружие, значит ты втаптываешь в грязь собственную честь. Запомни эти слова.
  - Да, мастер, я запомню их.
  - Вот и хорошо. А теперь принеси мою секиру и свои мечи, будем тренироваться. Научу тебя неумеху паре хороших приемов. - Улыбнулся он в усы.
  Я сходил до дома, попросил Эльтиви дать мне секиру Драга. Она долго причитала по поводу, что этот старик опять удумал, но секиру все же вынесла. Потом сходил в пристройку, и со всем этим вернулся обратно к гному.
  Мы стоим друг напротив друга. Драг со своей двух лезвийной секирой на плече, и я с обоими клинками опущенными к носкам. Оба раздеты по пояс, в одних штанах и сапогах. Вот я делаю первый пробный выпад. Он с легкостью его отбивает. Дальше завертелось.
  Драг умело орудует как древком так и обоими лезвиями. Но мой прежний учитель тоже хорошо меня учил. Мне приходится больше двигаться и чаще отступать. Постепенно я начал понимать движения Драга и мне стало легче предсказывать, отражать или блокировать его атаке. А потом и сам пошел в наступление. Тогда Драг провел странную комбинацию ударов и сломал мой правый клинок. Но даже на этом мы не остановились. Вошли в азарт.
  Перехватив обломок обратным хватом сократил расстояние, левым отвел в сторону древко секиры, шаг в перед и в бок. И вот когда обломок правого меча готов прикоснуться к незащищенной шее гнома, а секира Драга располовинить меня. Слышаться хлопки. Они действуют на нас отрезвляюще. Мы оба убираем оружие и отпрыгиваем в стороны поворачиваясь на хлопки.
  Прислонившись, на стесанную стену кузницы стоит Парод и громко, но медленно хлопает в ладоши. Постепенно азарт и горячка боя сходят. Я подбираю обломки правого клинка, а гном начинает разговор с Пародом.
  - Звиняй Парод. Увлеклись. Совсем забыл о времени. Подождешь еще чуть-чуть, я твой заказ вмиг сделаю.
  - Не торопись Драг. Я пришел гораздо раньше времени. Хотел поговорить с твоим подмастерьем. Но как вижу тебе тоже было интересно на что он способе. Только зачем же ты, бороденка твоя седая, парню меч сломал? Зачем ты воспользовался вашим подгорным умением слышать метал? Объясни. Зачем? Ты бы мог его и так победить.
  - Увлекся. Понимаешь увлекся. Вот в азарте, услышал метал его клинков, ну и ударил. - Он виновато развел руками. А потом повернувшись ко мне сказал. - Ты извини за клинок. Ну увлекся старик с кем не бывает. А мечи мы тебе новые сделаем лучше прежних.
  - Да я не в обиде. Сам увлекся. Все же впервые сражался против секирщика. Вот и не смог вовремя остановиться. А новых клинков не надо. Я позже правый где-нибудь куплю. Мне не к спеху. - Я развернулся что бы уйти как услышал голос Драга.
  - Парень не шути. - Я повернулся показывая недоумение. - Ты заставил меня крутиться волчком по всей поляне, и будешь утверждать, что впервые столкнулся с секирой?
  - Буду. Драг, ты вспомни начало нашего поединка! Как я неумело парировал, блокирывал или уходил с линии твоей атаки. Вспомни! - Тот, задумался, после чего его лицо стало удивленным и он кивнул. - Вот! Мой учитель говорил, "Если ты все еще жив после начала боя с противником, старайся подстроиться под него, а после навязать свою манеру боя. Но главное читай его движения," вот по этому у нас так и затянулся бой.
  - А говорил, плохо с мечами обращаешься! - Прервал меня Парод. - Да ты в курсе, что у нас многие середнячки так не могут, как здесь ты только что кувыркался.
  - И что? И я вообще то сказал что не плохо обращаюсь с мечами, остальное уже были твои домыслы.
  - Как ты можешь так говорить? - Я недоумевая повернул голову к Драгу. - Почему ты отказываешься от новых клинков? Зачем искать что то, когда можно это сделать? Это будет и надежней и долговечней.
  - По тому что, чувствую, что рано еще. Лучше обойдусь пока покупными, а когда придет время выкую свои.
  - Ээээ, тоже верно. Ладно так и поступим. Но за клинок плати сам. Я могу лишь дать материал когда будешь ковать себе их сам. И не спорь.
  - Хорошо. - Не стал спорить я.
  - Вечером заходи ко мне. - Сказал Парод уводя гнома в сторону дома. - Драг потом скажет как меня найти.
  Потом была работа. В оружейную лавку я вырвался только вечером. Купил себе плохонький клинок. Решив, что на первое время и такой сгодиться. Сходил к Пароду. Оказалось, что Драг тоже у него. Вместе обсудили, что я могу порой ходить с наемниками, охранять караваны. Но не далеко, по тому как гному я тоже буду нужен.
  Так потекла моя неспешная жизнь в Миргерумме.
  В конце весны я впервые пошел охранять караван. Парод шел со мной и своим старшим сыном. Им надо было скопить приданное для его средней дочери. Путь туда прошел легко, купец быстро распродал товар, закупил новый и мы выдвинулись обратно. На третий день повстречали разбойников. Они атаковали из засады, сначала стрелами, а потом попытались смять нас пока мы были ошеломлены их неожиданной атакой. Им это не удалось. Мы легко отбили их атаку, а потом еще пару часов искали недобитков.
  У нас были только раненые. Передовой дозор получил нагоняй за то что просмотрели засаду. Перевязали раненых. Я с еще несколькими войнами пообедал, и тронулись в путь.
  Из-за бандитов ночевать пришлось вблизи Ведьмовского озера. Оно слыло дурной славой. Там часто пропадали люди. Все караваны старались пройти его как можно быстрее. Мы, остановились на достаточном удалении от него.
  Более опытные наемники осмотрели местность вокруг. Молодые, в том числе и я, занимались хозяйством. Обиходили лошадей, поставили палатки, начали готовить ужин.
  Я, Прод, старший сын Парода, Дрим, еще один молодой и Грэйв, один из старших наемников, отправились в лес за дровами. Грэйв рубил деревья, а мы таскали их и сушняк в лагерь. Уже стемнело, когда недалеко от озера послышалась песня. Она была мне неприятна, но видимо только мне. Все остальные пошли туда откуда она доносилась.
  Понимая, что это не к добру, я попытался их остановить. Но они схватились за оружие. Дрима я вырубил быстро. А вот с Грэйвом возникли сложности. Он орудовал топором и мечом. Когда и он оказался без сознания я понял, что совсем упустил из виду Прода. Пришлось бежать за ним. Я успел в самый последний момент.
  Три твари с рыбьими хвостами и женскими телами тащили его в его в воду. Остальные продолжали петь. Ударив его по голове попытался вытащить его. Но твари прекратили петь и набросились на меня. Но потеряв десяток, себе подобных отступили. Взвалив Прода на плечо и схватив труп одной из тварей потащил их обратно в лагерь. Труп твари оставил в лесу, а вместо нее взял Грэйва. Принеся бесчувственные тела в лагерь рассказал, что произошло. Меня отправили за Дримом, так как я единственный не поддался на чары. Принес его и труп твари.
  - Демоновы русалки! - Пнул труп Парод. - Совсем обнаглели. Магов на них нет.
  - Но это не русалка! - Попытался возразить я.
  - Много ты знаешь! Это, труп русалки. Эти твари заманивают и пожирают людей. Вернемся, сообщу магам. Пусть уничтожат, этих чудовищ!
  - Парод! Это не русалки! Это какие то чудовища! - Попытался высказаться я.
  - Это, - он вновь пнул труп, - русалки. Уж поверь мне. Я наемником служу по боле твоего. Был и в свите магов. Там и объяснили, что это за твари.
  Дальше я спорить не стал. Ну не объяснять же ему, что мой дед, часто общался с русалкой. Она добывала для него некоторые ингредиенты. По этому я знаю как выглядят русалки. Они не похожи на этих тварей. Русалки, имеют ноги, они очень красивы и они не заманивают людей.
  Эта же тварь не похожа даже на нага. Рыбий хвост, полнота, бледность вперемешку с зеленой, не красивое лицо, хотя под светом луны смотрится как девичье. Один вид твари вызывал отвращение.
  Ночь прошла тихо. Видимо их песни не долетали до лагеря, а далеко от воды эти твари, в отличии от русалок, не могли уйти.
  Утром пока еще все спали я побежал к озеру. Трупов в воде не было. Разувшись зашел в воду и как учил дед начал призывать русалку. Придется отдать ей гребень, который хотел подарить Ивине. Но я не жалею о своем решении. Вот из воды показалась голова, а за ней и часть тела. Протянув ей гребень, я заговорил:
  - Здравствуй красавица. Прими этот подарок, в благодарность, за твою отзывчивость.
  - Что тебе нужно человек? - Спросила она, несмело протягивая руку к гребню.
  - Я, не человек.
  - А кто ты? - Она остановила руку на пол пути.
  - Оборотень.
  - Здесь? В самом центре людских земель? Не обманывай меня мальчик.
  - Я говорю чистую правду. Я оборотень. Но не могу этого доказать. Здесь не далеко люди, а я еще не научился контролировать свою вторую сущность. Поверь.
  - Хорошо. Но что тебе от меня нужно?
  - Хотел предупредить вас. Вчера, я здесь убил каких то тварей. Которых люди по своему незнанию считают русалками. Теперь, они хотят привести сюда магов.
  - Как выглядела та тварь, что ты вчера убил? - Спросила, она ни сколько не обращая внимания на мои последние слова про магов.
  - Полу рыба, полу человек.
  - Ласкотухи! - Словно выплюнула, сказала она.
  - Не знаю. Но я должен был предупредить. Дед всегда говорил, за добро надо платить добром. А одна из твоих сестер, часто помогала моему деду. Послушай, красавица, я понимаю, здесь ваш дом. Но прошу уходите.
  - Да, что эти твои маги могут нам сделать? Мы дети воды, она защитит нас.
  - Красавица...
  - Мила. Меня зовут Мила.
  - Послушай, Мила. - Я переступил с ноги на ногу. Вода была ледяная, и я постепенно переставал чувствовать ноги. - Скажи вашей старшей, что сюда вскоре пошлют магов. Я уже давно путешествую по землям людей, видел на что они способны. Они убьют все, что хоть немного напоминает человека. Прошу поверь. Уходите. А когда маги уйдут можете вернуться.
  - Ты смешной. Ну хорошо я передам твои слова нашей сестре. Но твои опасения бессмыслены. Кстати, ты теперь знаешь мое имя, а свое так и не назвал. Это не культурно, знаешь ли. Представься.
  - Вэйфилор.
  - Прям как ветер.
  - Да. Ладно, мне пора. Прощай Мила.
  - Нет. До свиданья. Я уверенна мы еще увидимся, Вэйфилор.
  Она махнула рукой, и совершенно бесшумно скрылась под водой. Вернувшись в лагерь, я выслушал о себе много не лесных слов. Оказывается они меня потеряли. Получив нагоняй, начал собираться в дорогу. Дальше, все прошло спокойно. Спокойно добрались до Миргерумма. Там я вновь принялся за работу у Драга.
  Весна и лето прошли спокойно. Я периодически отправлялся с наемниками. Драг, отпускал меня, но каждый раз сетовал на то, что у него забирают хорошего работника. Так же Драг, начал отправлять меня к руднику. Это оказалось, намного дешевле, чем каждый раз нанимать нескольких наемников. Мик, все больше, и больше становиться похож на торговца. Он уже командует другими продавцами. Ивина делает успехи в обращении с клинками. Катсина все больше становиться домовитой.
  А в середине осени, когда в очередной раз возвращался с рудников, на меня напали бандиты. Большая банда бандитов. Тогда я впервые потерял контроль над своей второй сущностью.
  Они напали неожиданно. Выскочили всем скопом из кустов. И бросились в атаку. Я растерялся. И волк взял верх. Он растерзал их, как соломенных кукол. Убив их всех, волк вернул мне контроль. Увидев кучу мяса оставшегося от бандитов, мне стало страшно. Я сильно испугался, за Мика и сестер. Ведь если узнают, что я оборотень, то им придется не сладко.
  Пришлось сильно постараться убирая останки бандитов. Сильно вывозившись, поехал к реке. Выстирал одежду, помылся сам. Сидел на берегу реки и любовался закатом. Когда вдруг из воды вышла Мила. В одной мокрой рубашке до колен, подошла ко мне и села рядом. Положила голову мне на плечо, и прошептала:
  - Спасибо.
  - Значит маги все-таки пришли?
  - Да. - По ее щекам побежали слезы. - Те из сестер, что отказались уходить, все погибли.
  Она вновь всхлипнула. Я обнял ее залечи, и плотнее прижал к себе. Она плакала долго. Но без завываний. Просто уткнувшись в плечо. Успокоилась только глубокой ночью.
  - Спасибо. - Она слабо улыбнулась. - Спасибо за все. Старшая сестра передает тебе свою благодарность и этот подарок. - Она застегнула на моей шее маленькую, тонкую цепочку. - Если тебе нужна будет помощь, кого-нибудь из нас, опусти ее в воду и позови. Мы придем.
  - Спасибо. Но я не могу принять этот подарок. Ведь это я навлек на вас беду, убив ту ласкотуху.
  - Нет. Ласкотухи зло. Их путают с нами. Людям не объяснить, что мы не они. Они продолжат убивать и их и нас. Ты поступил правильно. Еще раз спасибо. - Она поднялась. - До свиданья, Вэйфилор. Надеюсь, мы еще с тобой не раз встретимся.
  Она ушла, а я еще долго сидел на берегу, любуясь лунами.
  
  ***
  Лирическое отступление: Действие от лица Лисандры
  
  Я шла по тропе судьбы. Она должна была вывести на место, где мне вскоре предстоит работать. Голова была занята тем, что я, наконец-то получила звание Старшего Жнеца Смерти. Для меня это было величайшее событие. Уже боле трех сот лет я стремилась к нему, но каждый раз оно ускользало от меня. Зато теперь, я могу не только собирать души, но и сразу казнить или миловать. Да и вообще, Старшие, пользовались уважением, им открывались гораздо, большие возможности. Да много всего.
  На место, я прибыла почти одновременно с отрядом, который попадет в засаду. Огляделась по сторонам. И с удовольствием заметила, что не один из засевших в засаде не выживет. А среди их жертв, выживут все, кроме одного, да и тот скончается от ран, уже после боя. Так что у них не было ни шанса.
  Все началось с неосторожно пущенной стрелы, точнее у паренька просто сдали нервы, и он отпустил тетиву. Стрела вонзилась в грудь, тому парню, что предстояло умереть в конце. Я смотрела затаив дыхание. Потому что видела то, что не мог видеть не один из этих людей. Наконечник вошел ему в грудь, разрывая мышцы, артерии, а самое главное, задев сердце и легкие, вызывая внутреннее кровотечение. Теперь ясно, какие раны его убьют. Но, я же четко видела как минимум десяток смертей от его руки, неужели ошиблась?
  Парня просто снесло с лошади. Но еще в полете, он бросил странное заклинание, которое проредило ряды нападавших, вызвав у них панику. В отряд полетело с четырех десятков различных заклинаний. Но их маги не глядя, перенаправили их вверх. И тут же принялись за уничтожение тех, кто обладал даром. Войны, соскочив с лошадей, бросились в схватку. Буквально врубаясь в ряды противников.
  Это все я замечала краем глаза, бегая по месту битвы и во всю собирая богатую жатву.
  Вот здоровяка убило кинжалом в горло. Забирая его душу, смешаюсь в сторону. И делаю случайно лишнее движение своей косой. Рядом кто-то закричал. Отпрыгиваю в сторону. И вижу как, крича на землю, заваливается тот самый паренек, лишившись глаза. По моей надо сказать вине. Но он все равно мертвец. Раной больше, раной меньше. Продолжаю собирать жатву, когда соображаю, что я покалечила ему не только тело, но и душу. Надеюсь, он не будет сильно злиться.
  Успеваю забрать еще двадцать душ, прежде чем сильный рывок за плечо заставляет меня развернуться. От резкого движения я прокусила губу, а капюшон слетел. Передо мной стоит тот самый парень. Просто пышущий праведным гневом. Но вглядываясь мне в лицо, слова застревают у него в горле. Теперь уже я начинаю злиться. Собираюсь сказать, что я думаю о его мыслительных способностях. Когда он резко выгибается дугой от удара по спине. А затем заваливается на меня.
  В следующий миг наши губы соприкоснулись.
  Отталкиваю его и сама делаю шаг назад. В голове сумбур. Мысли витают только вокруг этого парня. "Только бы его кровь не смешалась с моей! Плевать, что он попробовал моей крови. Подумаешь я теперь не смогу его забрать. Плевать. Только бы кровь не смешалась". Пока голова была занята мыслями, тело выполняло свою работу.
  Забрав последнюю душу, я собиралась уходить. Даже отошла до кустов. Но видимо сегодня был просто не мой день. Я потеряла сознание. Последняя проскользнувшая в мое сознание мысль была "Все-таки смешалась". И я потеряла сознание.
  Пришла я в себя через пару часов. Замершая и уставшая.
  Пошла по цепи связавшей меня и того парня. Хотелось устроить истерику. Но за неимением слушателей, я просто рыдала. Рыдала долго. А внутри меня нарастал страх. Страх, того что они могут оказаться, ловцами смерти. Есть такие люди. Они специально ищут смерть, что бы продлить себе жизнь. Они порабощают таких как я. Им не важно, какого пола жнец. Они смешивают свою кровь с нашей. Это дает им защиту от другого жнеца. Ведь если человек смешавший свою кровь со жнецом умрет, то умрет и жнец. Таких жнецов сажают в пещеру забвения, там они лишаются разума, становятся похожи на животных. Если жнец силен духом, то он обретет новый разум. Но таких почти нет. Все остальные превращаются в обыкновенных пожирателей, зачастую принимая до ужаса омерзительный облик. Так я шла по дороге, накручивая себя, и содрогаясь от воспоминаний о пожирателях и несчастных жнецах. Шла пока не нашла лагерь того самого отряда. Посмотрев в лицо того кто устроил мне такую подлянку, поняла, он это случайно. Но легче мне от этого не стало. Сев под дерево, уткнулась носом в колени и продолжила плакать.
  Он пролежал без сознания трое суток. Все это время за ним ухаживали его друзья. Среди них не было лекаря. Но даже их скудных познаний хватало, что бы поставить его на ноги. Изредка я им помогала, вливая в него свою силу. Из их разговоров я узнала, что его зовут Вэйфилор. Как они его порой костерили, я аж заслушивалась.
  Когда он очнулся, его друзья уже собирались отправлять дракона за лекарем.
  - О! Очнулся, наконец! Как себя чувствуешь? Говорить можешь? - Набросился на него с расспросами эльф.
  - Попить дай. - Отозвался больной.
  - Ответь сначала на вопросы. Потом дам, напиться.
  - Тебе только палачам работать. Нормально я себя чувствую, для раненого, нормально. Говорить, как видишь, могу. А теперь дай попить.
  - А волшебное слово? - Лукаво улыбнулся эльф. Но все-таки потянулся за флягой.
  - Щас сдохну.
  - Ладно. Держи.
  Он помог ему напиться, а затем вновь уложил обратно. А потом обрушил на него такую тираду, что не только я заслушалась. Все я не уловила. Но, смысл этого всего сводился к одному. Что руки у Вэйфилора растут из задницы. А его предыдущие учителя были идиотами, которые не в состоянии научить этого тупого, неповоротливого оборотня увернуться от стрелы.
  Эльф ругал его долго. Пока его не перебил сам больной.
  - А кто эта девушка?
  Эльф аж поперхнулся на полуслове. А затем начал озираться по сторонам. А я не сразу поняла, что он имеет в виду меня. Так и продолжала стоять прислонившись к дереву.
  - Где? - Задал самый глупый вопрос гном. Кажется, его звали Раждрик.
  - Вон там. Возле дерева. - Он кивнул в мою сторону. А все посмотрели казалось прямо на меня.
  - Вэй. Там. Ни кого. Нет. - Разделяя и проговаривая каждое слово, произнес эльф. - У тебя возможно галлюцинации. Тэ сделай отвар. Раждрик, набери еще воды. Остальные занимайтесь пока своими делами.
  - Галлюцинации так галлюцинации. - Как то даже безразлично произнес он.
  И все расслабились. Видимо ожидали другой реакции. Я же была рада, что он принял меня за плод своего больного воображения. Напряжение постепенно спадало. Его напоили отваром и уложили спать.
  Посреди ночи я проснулась от того, что в меня, что-то кинули. Открыв глаза, наткнулась на серый зрачок, единственного глаза Вэйфилора. Он смотрел прямо на меня. Увидев, что я проснулась, тихо заговорил:
  - Кто ты такая? Что ты здесь делаешь? И почему тебя вижу только я?
  Испугавшись, я попыталась отвертеться.
  - Я твое воображение. Твоя заветная мечта. Я...
  - Мечты не лишают своих обладателей глаз. - Бесцеремонно перебил он меня. - Отвечай на вопросы.
  - Ты не боишься, что тебя услышат остальные?
  - Нет. Скажу что бредил. А раз они тебя не видят, то скорей всего и не слышат. Так кто ты? - Вот так просто он разбивал все мои пути к отступлению. А для раненого он соображает довольно неплохо. - Что ты здесь делаешь? Отвечай на вопросы.
  - Хорошо. Хорошо. Подожди немного. Дай собраться с мыслями. В общем, так, зовут меня Лисандра. И я смерть. - На него это даже не произвело впечатления. - Я должна была забрать тебя в том бою. Точнее после боя. Но ты нарушил кое-что. В результате мы смешали кровь, и я теперь не могу тебя убить. Вот хотела убедиться специально ты это сделал, или случайно.
  - А разве можно специально смешать кровь со смертью? - Он хмыкнул. - Говори правду кто ты такая. Иначе... - Он потянулся к клинку, лежавшему в изголовье его импровизированного ложа. - Я видел, как ты двигалась в том бою. И если бы хотела меня убить, сделала бы это. Пусть я ранен, но даже в таком состоянии смогу держать меч. - Он схватил клинок и начал кряхтя подниматься. - Уж лучше я умру с оружием в руке.
  - Постой. Я говорю правду. Я Старший жнец. Я действительно должна была забрать тебя в том бою. Но теперь не могу этого сделать. - Слезы сами покатились из глаз. - Не могу!
  Он дождался пока я немного успокоюсь, и только после этого вновь заговорил:
  - Пожалуйста объясни все по порядку. Что произошло? И почему я до сих пор жив, раз ты смерть? И наконец, почему ты устроила истерику?
  - Объяснить! Объяснить! - У меня вновь началась истерика.
  Но он не дал ей развернуться в полную силу. Плеснув из фляги. Так как он был достаточно далеко, вода меня почти не задела. Но это отвлекло меня. Тогда он кинул мне другую флягу и велел выпить. Там оказалась пойло гномов. Когда я наконец откашлялась он спросил:
  - Лучше? - Дождавшись моего кивка задал следующий вопрос. - Истерик больше не будет? - Я помотала головой, и вновь глотнула из фляги. - Рассказывай.
  - Ну, я смерть. Просто поверь. Я шла по тропе судьбы. Это такие специальные дороги, для таких как я. Мы, по ним находим, тех кого должны забрать. Так я вышла к месту вашей схватки.
  - Постой. Если ты смерть, то почему я тебя вижу и кажется даже могу схватить?
  - Не знаю. Вначале я подумала, что вы охотники за жнецами. Но потом поняла, что ошиблась. - Я вновь глотнула из фляги. Пойло было противное, но алкоголь помогал немного расслабиться. - Не делай такое удивленное лицо. Да существуют и такие. Поверь я сильно испугалась.
  - Подожди немного. Дай и мне выпить. - Я подошла и протянула флягу. Резкое движение и моя рука оказалась в стальном захвате. Его единственный глаз, казалось проникал в саму суть. - Прости. Хотел убедится, что ты не врешь. Страх настоящий. - На этих словах, он выпустил мою руку. Открыл флягу и понюхал. - Раждрик, сволочь. Опять свое пойло в моих вещах прячет. - Он откинул флягу в сторону, порылся в вещах и достал другую. Вновь понюхал ее содержимое, и только после этого сделал маленький глоток. - Вот возьми, пусть это и не та сивуха, что была до этого, но тоже неплохое пойло.
  Я взяла флягу, и сделала глоток. Это оказался эль. Довольно неплохой. Надо признать, у него есть вкус. Сделала еще глоток и отдала флягу обратно. Он положил ее рядом с собой, посмотрел на меня и жестом пригласил присесть. Как только я это сделала скомандовал:
  - Рассказывай дальше.
  - Я появилась там еще до сражения. Увидела, что вы всех их убьете и что ты должен умереть после сражения. Скончавшись от полученных ран. А как ты понял что я не лгу?
  - Просто почувствовал. Я оборотень. Мы порой такое чувствуем. У каждого чувства свой запах. Радует одно, что мы не чувствуем этого постоянно. Иначе, наверно просто бы сошли с ума. Так, стой, не меняй тему. Что было дальше?
  - Я пришла, увидела как тебя выбило стрелой из седла. Я еще тогда подумала, что видела как минимум десяток смертей от твоей руки. - Увидев недоумение на его лице, начала пояснять. - Ну, понимаешь, та стрела была смертельной. Именно она должна была тебя убить. Но ты меня удивил. Поднялся и ринулся в бой. Потом все завертелось. И я случайно лишила тебя глаза. Прости. - Плечи сами собой опустились. Я даже не понимаю, чего испугалась. А он весь напрягся и с шипением выпустил воздух сквозь плотно сжатые зубы.
  - Продолжай.
  - Потом я удивилась когда, ты меня развернул. А потом испугалась. Вдруг вы охотники за жнецами. Но это было уже после того как потеряла сознание.
  - Постой. А ты то почему потеряла сознание?
  После этой фразы, я окончательно уверилась, что он ни чего не знает.
  - Пойми, мы заключили своего рода магический контракт, когда смешали нашу кровь.
  - Да когда мы успели то?
  - Когда ты меня развернул, я прокусила себе губу. А потом ты, хоть и случайно, но все же меня поцеловал. Видимо тогда у тебя во рту тоже была кровь. - Я открыла флягу, и сделала длинный глоток. - Так вот, этот магический контракт должен был тебя излечить и оградить от меня. Понимаешь, теперь мы связаны. Умрешь ты умру и я.
  - Подожди, подожди. Это что же получается? Ты теперь всегда будешь исцелять мои раны?
  - Нет. Это только первый раз. И как видишь, толком он не сработал. Возможно по тому, что мы не сразу потеряли сознание, как были должны. А может и еще по какой причине.
  - А что на счет смерти?
  - Если ты умрешь, то скорей всего умру и я.
  - А если умрешь ты? Я тоже умру?
  - Честно? Не знаю. Такого еще не было.
  - От этого можно как то избавиться.
  Я поперхнулась, так и не донеся флягу до рта. Он похлопал меня по спине. Такого я не ожидала. Он был первым, кто такое вообще спросил. Я смотрела на него с изумлением. Он пощелкал у меня перед глазами и когда я начала приходить в себя заговорил:
  - Мне не нужен этот контракт. Возможно я скоро умру. Не хотелось бы и тебя за собой утащить. Пусть и по твоей вине я лишился глаза. Но так мстить тебе я не хочу. - Его лицо вдруг посветлело. - Постой, ты же видишь кому от чего уготовано умереть. Значит, можешь увидеть когда я в следующий раз буду умирать? - Я помотала головой.
  - Нет. Не могу. Теперь я не вижу когда ты умрешь. Только другой жнец сможет забрать тебя. И то не факт. Скорей всего, когда он попытается забрать твою душу умру и я. А куда уходят жнецы после смерти, мы не знаем. Возможно, что ты уйдешь туда же.
  - Ты так и не ответила, ты можешь разорвать контракт? Если да, то сделай это побыстрее. Мне не нужна еще и твоя смерть. Не хочу, быть причастен к этому.
  - Да ладно тебе. С чего ты вообще взял, что теперь скоро умрешь?
  - Знаю. - Твердо ответил он. - Мы все здесь смертники. Мы едем на смерть.
  Он так спокойно об этом говорил. Что даже у меня пробежали мурашки. Но в то же время во мне взыграло любопытство, которое я попыталась тут же задавить, и у меня это даже получилось.
  - Стой, ты же сказала что раны должны исцелиться? - Я кивнула. - Так почему они до конца не зажили?
  Только на этих его словах, я поняла, что он прав. Что то не так. Действительно, почему контракт на нем не сработал? И тут меня посетила идея.
  - Не шевелись. - Я начала спешно разматывать его голову. Убрав все тряпки, попросила. - Закрой правый глаз, и открой левый.
  Он молча закрыл правый глаз, и начал поднимать разорванное веко левого. А я с содроганием смотрела в его изуродованное лицо. Небольшая рана, со лба переходила на щеку, разделяя бровь и глаз на двое. Самое неприятное было осознавать, что это из-за меня. Вот он наконец его открыл. И на меня пристально посмотрело нечто. В душе все похолодело, а буквально через такт, это ощущение ушло. На меня смотрел вполне нормальный глаз. Только зрачок был чуть вытянут.
  Надо было видеть его удивленное лицо. Мне стало смешно, и я прыснула в ладошку. А он с новым интересом осматривался вокруг, так и не открыв правый глаз. Налюбовавшись, он взял у меня флягу и сделал глоток. А потом неожиданно спросил:
  - А что это за цепи выходят из нас. - Он указал на цепь в моей груди.
  - Это, знак нашего контракта. По цепи, мы всегда можем найти друг друга. Главное только пожелать. Цепь как будто натягивается, и ты чувствуешь в каком направлении тебе надо двигаться. Кстати, именно так я вас и нашла когда пришла в себя.
  - Ладно. Хватит. - Он поднял руку. - Даже не хочу знать, почему я стал это видеть. А теперь уходи, и разорви контракт. У тебя еще есть время. Спаси себя.
  После этих слов он потерял сознание. Я же решила последовать его совету и найти свое спасение. Поцеловав его в щеку пошла домой, мама должна знать путь к спасению. А если она не знает, то придется идти к бабушке. Но даже мысли об этом заставляют содрогаться в страхе.
  
  Слабость. Первое, что я почувствовал придя в себя. На меня тут же налетел эльф с кучей вопросов. Но я прервал его.
  - Пить. - Я не узнал свой голос. Хриплый, тихий. - Попить дай.
  Он потребовал чтобы я ответил на все вопросы. Зная этого мучителя пришлось отвечать. Голову мутило. А это злобное существо, по недоразумению родившееся эльфом, требовало его упрашивать, на что я ответил:
  - Шас сдохну.
  Он сжалился и все таки дал флягу, и даже помог напиться. Потом началась длинная уничижительная тирада меня любимого. Пришлось прервать поток его изречений вопросом, который уже довольно давно меня мучил. С самого момента пробуждения.
  - А кто эта девушка?
  Меня постарались убедить, что это всего лишь галлюцинация. Сделал вид, что поверил. Выпил лекарства и завалился спать.
  
  До следующей весны жизнь наша в Миргерумме шла своим размеренным чередом. Драг сделал Мика одним из управляющих. Он теперь работа в отдельной лавке, принадлежащей Драгу. Ивина, пошла учиться к мастеру меча. Катсина, все больше погружалась в домашние хлопоты. А я работал в кузне, но уже не как подмастерье, а как мастер. Время от времени ходил с наемниками в рейды. Новый клинок я себе так и не выковал. Обходился покупным хламом.
  Так и жили. Тихо и сильно не выделяясь. Пока в середине весны не встретили десяток оборотней.
  От них мы узнали, что земли оборотней пустеют. Они бегут от туда. Во многих стаях сменились вожаки. Которые уводят их в земли Демонов. Заставляя идти через земли Северных. Оборотни бояться. Многие забирают семьи и бегут в земли людей, где и погибают. Лишь немногим удается пробраться через людские поселения.
  Это были именно такие беженцы. Мы с Миком решили им помочь. Он устраивал их на работу. Помогал найти жилье. В общем становился их лидером.
  Я от него не отставал. Ходил в наемничьи рейды, собирая разрозненные группы оборотней и приводил их в город. Они с удовольствием хватались за любую работу. Только бы прокормить семьи. Собирал слухи и вести из их деревень. И все больше содрогался. Оказалось, что уже более сорока тысяч стай покинули свои земли и ушли к демонам, под предводительством новых вожаков. Десятки тысяч оборотней погибли. Кто пытаясь сопротивляться, кто убегая, а кто и просто не выдерживая изнурительных переходов через земли Северных.
  В таком темпе прошло еще четыре года. Почи все время, я проводил в рейдах, собирая семьи оборотней и отправляя их в Миргерумм. Из всех этих слухов, я узнал одно, все началось с тех оборотней что жили на берегу.
  И началось все пять лет назад. Из их рассказов узнал, что моя деревня превратилась в форпост. Где оборотней держат до отправки с отрядами измененных в земли демонов. Измененными называли тех оборотней, что демоны подвергли магическому преобразованию. Превратив их в могучих сильных воинов, жаждущих крови.
  В Миргерумм, уже приходили королевские заказы на отряды наемников. Соседствующие коронованные особы призывали людей к оружию. Но, здесь уже было больше оборотней чем всех других рас вместе взятых. Город очень сильно разросся за последние годы. А Мик, стал негласным вожаком всех оборотней. Он следил за порядком и помогал всем кто в этом нуждался. Через два года, после встречи с первыми беженцами под крыло Мика перешла большая часть наемников. Я же оставался предоставлен самому себе. Он как то пытался и мной покомандовать. Пришлось разбить ему нос, и объяснить в чем он был не прав. После этого, он больше не пытался.
  Также из-за Ивины, наш секрет узнал Драг, Парод, и еще несколько наемников. Но они зная нас и узнав какая беда настигла наши земли всеми силами помогали Мику. А произошло все просто по недоразумению. Группа каких то придурков попыталась изнасиловать Ивину. Она разозлилась и обратившись загрызла всех. Я тогда взял все на себя. Но Драг не поверил. И в конечном итоге пришлось ему все рассказать. Он понял, и подключил еще своих друзей.
  - Вэй! Вэй! Проснись! - Кто то тряс меня за плечо и громко шептал прямо в ухо.
  Я только вернулся из кузни. Сегодня был тяжелый день. Пришлось очень сильно потрудиться изготавливая новую решетку для ворот. Стену, уже почти достроили, дело осталось за малым. Мне очень не хотелось просыпаться. Но голос настойчиво требовал, пришлось нехотя открыть глаза. Увидев заплаканное лицо Ивины, подскочил как ошпаренный.
  - Что случилось? - Налил ей воды, и полез за флягой с элем. Надо было ее успокоить.
  Она расплакалась еще сильнее, прижал ее к себе и начал успокаивающе что то нашептывать, гладя по спине, голове и содрогающимся плечам. Она уткнувшись мне в плече плакала, долго пытаясь что то сказать. У нее не получалось. Но большое количество эля все таки сделало свое дело. Постепенно она начала успокаиваться. Рассказала как пара таких же учеников мастера как и она, решили отметить удачно сданные мастеру экзамены. Как они нажравшись попытались ее изнасиловать, пользуясь тем, что их больше. Рассказала, что произошло потом. Выспросив где это все произошло уложил ее спать и сходил туда.
  Картина представшая мне ужасала. Везде разбросаны растерзанные тела. Стены покрыты кровью. Внутренности устилают пол дома. Понимая, что убираться здесь бесполезно, а пожар устроить не возможно. Решил что мне нужна помощь, и отправился к Драгу.
  Долго долбился. Потом еще дольше выслушивал от него все, что он обо мне думает. Когда он наконец выговорился, начал разговор.
  - Драг. Мне нужна твоя помощь. Я сейчас расскажу тебе один секрет о себе. Я не требую держать его в тайне, но прошу защити Ивину, Катсину и Мика. Они здесь не причем.
  - Хорошо. Что случилось то? - Он весь подобрался. От заспанного гнома не осталось и следа. Передо мной стоял наемник, многое повидавший в своей жизни.
  - Пообещай мне, что поможешь им.
  - Обещаю. Да что произошло то?
  - Не перебивай и слушай внимательно. Я не брат им.
  - Это и так было понятно.
  - Я же просил не перебивай. - Укоризненно посмотрев на него продолжил. - Мы знакомы с детства, но я в отличии от них не человек. Я оборотень. - Его глаза расширились. - Мы с детства дружим. Они это знают. Но не выдают меня. Так вот я оборотень, и да цепочка в моей руке настоящее серебро. У меня к нему иммунитет. - Казалось больше его удивить не возможно, но мои последние слова это сделали. Он сел там же где и стоял. Дав ему ополовиненную флягу с элем, подождал пока он отойдет от услышанного и продолжил. - Так вот, сегодня я убил кучу народа. Не смотри на меня так. Они это заслужили. Но я не смог сдержать зверя. Их было слишком много. Я прошу тебя, помочь замести следы. За себя я не боюсь, можешь выдать, но там была Ивина.
  Он молча поднялся и ударил мен в челюсть. Теперь уже я сидел. А он возвышаясь на до мной, грозно сопел раздувая ноздри.
  - Да за кого ты меня держишь?! - Взревел он, раненым медведем.
  - За друга. - Спокойно сказал я. - По этому и пришел к тебе, за помощью. Пойми! Эти твари попытались ее изнасиловать! Что мне было еще делать?!
  Его запал немного угас.
  - Я не собирался узнавать почему ты это сделал. За три года, что я тебя знаю, я понял что ты ни когда ни чего не делаешь просто так. Но как ты мог, подумать, что я, выдам тебя?!
  - Я и не думал. Я сказал, если это будет нужно для защиты тебя или их.
  - Хорошо. Я тебя понял. Пошли сначала посмотрим, что ты там наворотил.
  Он быстро собрался и пошел за мной к тому злосчастному дому.
  - О великий Труженик! Ну ты даешь! - Увиденное его потрясло.
  - Я еще не могу до конца контролировать волка. Вот и наворотил. - Развел я беспомощно руками. - Если бы смог сдержаться, то не просил бы у тебя помощи.
  - Значит так, доим нужно сжечь.
  - Я уже думал об этом, но здесь рядом склады, могут загореться.
  - Нет ни чего проще. Расшатываем опоры дома, поджигаем его в нужных местах и уходим подальше. - Так мы и поступили.
  Спустя три часа мы сидели в подвале его дома. Оказалось, что гномы устроили под городом целую систему проходов, ходов и складов. Он упросил меня обратиться. Потом долго восхищенно расспрашивал меня обо всем. Я отвечал. Врать ему не хотелось, по этому сразу его предупредил, что на некоторые вопросы отвечать не буду.
  Спустя три дня в подвалы он заманил Мика, и уже от него узнал очень многое.
  Так у нас появился первый союзник. Он же и помог рассказать еще нескольким знакомым наш секрет. А затем, развернул целую подпольную сеть.
   Теперь, в землях людей пять достаточно больших городов были заселены оборотнями. Обычное население об этом даже и не подозревало. Причем все они были подчинены Мику. Как он это все организовал, я так и не понял.
  В конце осени, пришли еще беженцы. От них я узнал, что форпост покинули все оборотни. Тогда то я и понял, что то назревает. Не колеблясь ни такта, собрал вещи и уже выдвинулся в дорогу, когда меня остановил Драг.
  
  Я проснулся посреди ночи. Осмотрелся. Увидел спящую девушку и решил, надо с ней поговорить. То что она не плод моего воспаленного сознания, было понятно с самого начала. Галлюцинации не лишают своих хозяев глаз. Найдя маленький камешек, запустил в нее. Она даже не обратила на него внимания. Пришлось повторить попытку, еще семь раз. Когда собирался кидать уже восьмой по счету камешек, она наконец проснулась. А я уж было начал беспокоиться, что мне не хватит снарядов, и придется ползти будить ее.
  Увидев, что она очнулась, напустил на себя строгий вид, и шепотом заговорил:
  - Кто ты такая? Что ты здесь делаешь? И почему тебя вижу только я?
  По видимому, такого напора она не ожидала, по тому что начала нести всякий бред, и притворяться моим воображением. Пришлось прервать ее. И заново задать свои вопросы.
  Тогда она попыталась воззвать к моему благоразумию. Но, я уже призвал ветер и попросил о небольшом одолжении, чтобы мои друзья не могли меня слышать. Но, сказал совсем другое, и подпустив раздражения в голос, потребовал вновь. Тогда, она начала нести еще больший бред. Напрягая все свои скудные силы схватился за меч. Попытался ее вразумить. Но добился прямо противоположного эффекта. У нее началась истерика. Пришлось успокаивать.
  Плеснул водой, подействовало мало. Достал в изголовье, свою флягу с элем и кинул ей. Успокоившись она вновь начала рассказывать небылицы. Воззвав к волку, попросил его помощи. Он охотно откликнулся и согласился поучаствовать в расспросе девушки.
  Подозвал ее к себе с просьбой, дать и мне выпить, схватил ее руку и принюхался. Девушка говорила чистую правду, по крайней мере она считала это правдой. Пришлось извиняться и объяснять зачем я так сделал.
  Постепенно у нас завязался разговор. Лисандра, а именно так звали девушку открыла для меня очень многое. Мне стало не по себе, за свои пусть и случайные, действия. Расспросил ее, о заинтересовавших меня моментах. Получил странные ответы, и только еще больше запутался. Сознание все сильнее затуманивалось, было ужасно плохо. Но я держался до последнего. В конце, уже чувствуя, что теряю сознание, попросил освободить нас от этого демонова контракта. И потерял сознание.
  
  Драг, остановил меня, когда я уже выходил за калитку.
  - Далеко собрался?
  - Честно? Хочу освободить, хотя бы свою стаю. А там дальше, как получиться. Загадывать на перед не буду.
  - А что тебе раньше мешало так поступить? - Он хитро прищурился.
  - Боялся за мать. - Честно признался я.
  - А сейчас не боишься значит?
  - Боюсь. Но еще больше боюсь, что из нее сделают измененную. Луксор, недавно пришедший глава семейства песцов. Рассказал, что когда они покидали форт, за ними пришли и измененные женщины. Им повезло сбежать, когда на охранников набросились призраки. - Я улыбнулся. Северные всегда умели охранять свои границы. Даже после смерти их земли считаются опаснейшими из всех.
  - И чему ты лыбишся?
  - ќЗавидую Северным. Вот кто действительно умел защищать свой народ. Жалко, что все они погибли. Их помощь в грядущей войне нам бы не помешала.
  - Думаешь война все же будет? - Видимо он задал давно мучивший его вопрос.
  - Да. Еще лет пять. Так что будьте готовы.
  - Береги себя. - Он крепко обнял меня. - Держи. Я купил их у Дтпрукса. Пусть это и не те, что нужны тебе, но надеюсь, что и они сослужат тебе добрую службу. - Он дал мне тяжелый сверток. Развернув его я увидел два полуторных, обоюдоострых клинка.
  - Спасибо. Но мне не чем тебе отплатить. У меня даже нет ответного подарка.
  - Пустое. - Он махнул рукой. - Главное вернись живым. - По его щеке скатилась одинокая слеза. - Вот, возьми денег на первое время. - Он протянул мне увесистый кошель. - И не отнекивайся. Деньги ни когда лишними не будут.
  - Драг, ты же знаешь я вряд ли вернусь. - Я опустил голову. Зачем продолжать, мы оба знаем, что моя затея обречена.
  - Пусть так. Но я все же буду надеяться. Труженик хранит, всех своих сыновей, независимо от расы. До встречи друг. - Мы снова обнялись.
  Я ушел из города не оглядываясь и ни о чем не сожалея.
  Мой путь лежал в земли демонов. Где то там, моя стая. Которую я хотел освободить.
  
  Проснулся я рано утрам, под громкие сокрушительные речи убивающегося Раждрика. Оказалось, я забыл закрыть его флягу когда кидал ее, и вся его выпивка вылилась на землю. Ни чего, будет знать как прятать ее по чужим вещам.
  Меня накормили, перевязали раны. Точнее уже шрамы. Эльф долго удивлялся, почему я так быстро поправляюсь после таких тяжелых травм. Сослался на регенерацию оборотней. На что он презрительно хмыкну. Но сокрушаться перестал. Хотя надо было видеть его лицо, когда он увидел целым мой левый глаз.
  В путь мы выдвинулись поздно, когда рассвет уже миновал. Ехали медленно, боялись потревожит мои раны. Маги раскинули сторожевую сеть, и следили за окрестностями. Я же был слаб, и чувствовал, что лишний, что мешаю им.
  До следующего постоялого двора, добрались только на закате, третьего дня. Все это время, мы ехали, очень медленно из-за меня. Там мне дали отлежаться пару дней и привели в форму.
  В путь мы выдвинулись только спустя девятину. К тому времени, я уже полностью восстановился и был готов продолжить путь.
  На этот раз ехали довольно быстро. Пагода была хорошей. Чистое небо, прохлада и почти нет ветра. В общем благодать. До следующего трактира добрались еще за светло. Там перекусили, чем то непонятным и улеглись спать. Спали все в зале. остальные комнаты были заняты.
  
  Остаток осени и половину зимы прошел пешком. Только изредка попадались попутные караваны, да и то не все соглашались подвезти. Осенью то еще ни чего, а вот зимой приходилось туго. Хорошо, что большую часть пути я проделал волком.
  Пока шел натыкался на заброшенные или разоренные деревни. В тех что забросили недавно удавалось разжиться чем-нибудь полезным. Будь то одежа или же котелок. Порой находилось и несколько завалявшихся медяшек. Но в основном это была утварь.
   Деньги старался экономить. Но как я не пытался, все равно, все мои накопления таяли на глазах. Порой просился в кузни, подрабатывал. Чем экономил, пусть и немного но все же экономил.
  К середине зимы я уже прошел треть пути. Разбойники попадались не часто. Чему я был, не сильно то и опечален. Когда вошел в предгорья герцогства Обиван, денег почти не осталось. Вещи выглядели как лохмотья. Зато сам был здоров и полон сил. Пару раз дрался на кулачных боях, чем сильно пополнил свое состояние.
  Очередной трактир встретил меня затхлостью и грязью. Зал был заполнен до отказа. Попытался подсесть за столик к одной из компаний. Не получилось. Послали далеко и надолго. Ну в чем то я их конечно понимаю, но было обидно. Все остальные столы были заняты до отказа, кроме одного. Но оттуда меня не только словесно погонят, но еще и хорошего пинка для ускорения дадут.
  Вообще, что делают благородные, в столь задрипанном месте? Этот вопрос хотелось озвучить в слух. Но промолчал. Лишь грустно посмотрел на полупустой столик. За ним сидело всего два человек. Оба высокие, каждый жест преисполнен величием. Единственное, что бросалось в глаза, так это отсутствие презрения, которого у таких как они должно быть хоть отбавляй. Оба благородных очень похожи как внешне так и по поведению. Но в то же время очень разные.
  Первый, высокий, широкоплечий, подтянутый. Длинные русые волосы, спускающиеся за спину. Широкий лоб. Большие зеленые глаза. Тонкие брови. Прямой, тонкий нос. Широкие губы. Обычные щеки, с застарелыми, почти сошедшими шрамами. Лицо чуть вытянутое. Но вот, мне показалось, что то неправильное, не настоящие в нем.
  Второй, высокий, плечи уже чем у первого, Черные волосы, перехвачены в заде в конский хвост черной лентой. Глаза странные, непонятные, с хитрым прищуром. Правильный, прямой нос. Тонкие губы, с легкой улыбкой. Чуть запавшие щеки. легкая щетина. Правый висок украшает тонкий шрам, спускающийся по краю лица до самого подбородка. Что странно, он даже его не уродует, а именно украшает.
  Одеты благородные в добротные походные костюмы. Про себя я их прозвал светлый и темный. Остальное скрыто плащами, не разглядеть. Они что то обсуждали, похоже даже подшучивали друг над другом. Казалось им ни что не может помешать.
   Желудок заурчал, показывая что его обладатель хочет жрать. И как бы требуя законной пищи. Хотелось плюнуть на все и усесться прямо на полу. Не знаю, что на меня нашло. Но я пошел прямиком к тому столику. Было абсолютно плевать. Пусть выставляют в зашей, я голоден. Но я то же имею право есть по человечески, а не по собачьи на полу.
  - Извините господа, но все столы заняты. Можно я присяду перекусить за ваш столик. Обещаю как только закончу сразу же удалюсь? - Я вопросительно глянул на светлого.
  - Пожалуйста присаживайтесь. Вы нам не сколько не помешаете. - Ответил он.
  - Благодарю.
  Сел на лавку и с наслаждение вытянул уставшие ноги. Жестом позвал трактирщика, заказал похлебку, второе, травяной отвар и попросил принести бутылку Арнисового эля. Пристрастился к этому напитку еще у Драга. Пусть дороговато для меня, но если перелить в мою флягу, может продержаться до двух девятин и не испортиться. Такие фляги меня научили делать друзья Драга.
  Вспомнив его, хотелось горестно вдохнуть, но я сдержался. Трактирщик принес все, что я заказал не скрывая улыбки. Видимо он решил, что я выпендриваюсь перед этими двумя. Ага, а вот шиш тебе. Взяв бутылку эля перелил ее во флягу, под пристальный взгляд темного. Потом отхлебнул из кружки с травяным настоем и принялся за похлебку. Ел медленно не торопясь, давая возможность подольше отдохнуть ногам. Жизнь хороша, кто бы что не говорил. От получения удовольствия меня отвлек темный.
  - Простите, не знаю вашего имени, вам не кажется что трапезничать в капюшоне, по меньшей мере неприлично?
  - Может и неприлично. Мы люди деревенские, красивых слов практически не знаем. А поведению и подавно не научены.Но, получать по морде, не очень то хочется. - Ответил я. И ведь почти не солгал.
  Оставшись в капюшоне, продолжил поедать пищу. Распахнулась дверь и я краем глаза заметил входящую троицу. Внутри меня все сжалось. Бляшка мага, из орда искоренителя зла, на отвороте одного из посетителей, многое мне говорила, в первую очередь, что если вскоре не убегу от сюда, мне конец.
  Похлебка исчезла в мгновение ока. Второе я начал есть чуть медленнее, периодически запивая все это отваром. Боялся привлечь излишнее внимание.
  - Можно к вам присесть, услышал я над ухом. - Темный кивнул и рядом со мной сел служитель света.
  Средних лет мужчина, крепкого телосложения. Сразу видно, занимался не только магией. Коротко остриженные, темные волосы. Широкий лоб. Большие, голубые глаза, человека много повидавшего на своем пути. Широкий, с горбинкой нос. Сильно впалые щеки. Тонкие, плотно сжатые губы. Острый подбородок, обрамленный бородкой. Уродливый шрам, на правой щеке.
  Неимоверным усилием воли, я постарался сделать так, что бы руки не дрожали. Сохраняя прежний темп еды, пытался придумать путь отхода из трактира. Доесть удалось только спустя пол часа. В голове царил сумбур. Ни чего так и не придумав, решил просто уйти.
  - Благодарю вас господа, за то что позволили поесть за вашим столиком. Как и обещал я вас покидаю.
  Встал из-за стола, жестом подозвал трактирщика. Кое-как, не торопясь, отсчитал необходимую сумму. Уже развернулся, для того чтобы уйти, как служитель, на корню срубил мою идею.
  - Прошу прощения, не могли бы вы задержаться?
  - Конечно, если только господа не возражают. - Попробовал предпринять, последнюю попытку уйти тихо.
  - Да пожалуйста, сидите сколько угодно, вы нам не мешаете. - Ответил светлый. Демон. Такую подставу я ожидал от темного, но ни как не от светлого.
  - Благодарю. - Я сел обратно. - Так что вы хотели господин?
  - Поговорить. Но для начала, не могли бы вы снять капюшон?
  - А если я останусь в нем, вам это как то помешает со мной общаться?
  - Да. Это не прилично. А мы с вами находимся в обществе достопочтенных граждан. По этому снимите, пожалуйста ваш капюшон.
  - Хорошо. - Я напряженно выдохнул, и начал снимать перчатку, с правой руки. Увидев серебро в моей руке, темный как-то напрягся, а светлый с магом непонимающе уставились на мою руку. Следующим движением, скинул капюшон. Показывая всем свою серебристую шевелюру. - Довольны? Теперь, скажете, зачем я вам понадобился?
  - А... Да... - Как то заторможено начал маг.
  - Послушайте уважаемый. Я понимаю, цвет моих волос вызывает у вас шок и оторопь, но уверяю вас, серебро в моей руке настоящее. Можете проверить. Если не верите серебру, можете проверить заклинанием. Я не против. Больнее уже вряд ли будет. Так о чем вы хотели поговорить?
  В трактире висела звенящая тишина. Я привык к такой реакции, поэтому терпеливо ждал когда в меня полетит какое-нибудь заклятие. Мне осталось перетерпеть боль, и все этот раунд за мной. Но маг меня приятно удивил, он не стал кидаться заклятием.
  - Простите. Я верю, что серебро настоящее. Не могли бы вы сказать, кто из моих братьев, такое совершил с вами? - Его глаза неприятно сощурились.
  - Это не ваши братья. Просто несчастный случай. - Сказал я одевая обратно перчатку. - Поэтому и предложил проверить заклинанием.
  По его лицу, было видно, что он успокоился. Видимо, ему была противна сама мысль, что его братья по вере, могут обвинить невиновного. Мне же, хотелось побыстрее убежать.
  - Простите за вопрос, но как это произошло? - Вмешался светлый.
  - Да все нормально. Был в горящем сарае и горящая балка, упала на руку. - Развел руки в стороны, показывая, что ничего не скрываю.
  - Хм, действительно просто. И, вам, это не мешает? - Продолжил допытываться светлый.
  - Нет. Это было, более пяти лет назад. К боли уже привык. А в начале, мне дед помогал, справляться с этим. Он, был травником. Так, что все не так уж плохо, как кажется. Так о чем вы хотели поговорить?
  - Ах, да. Спасибо что напомнили. Ваша рука, меня немного отвлекла. - Он откашлялся, поправил одежду и продолжил. - Дело в том, что мы с коллегами применили одно заклинание. Которое, должно было помочь нам в нашем деле.
  - И какое же. - Перебил его светлый. - Не смотрите на меня так. Мой брат маг, один из сильнейших. Поэтому, я знаю название многих заклинаний.
  - Ясно. Мы использовали заклинание Истинного пути.
  Темный закашлялся, светлый впал в прострацию. Видимо, оба они знали, что означает данное заклинание. Маг же просто наблюдал за их реакцией. Мне же было все равно, я их не понимал. Единственное, что я отчетливо осознавал, это то что меня собираются втянуть в какую то авантюру. Которая мне явно не понравиться. Надо было срочно придумать способ, улизнуть отсюда.
  - Как вы на это решились? Это же опаснейшее заклинание, которое грозит смертью, тем кто его применил. - Прорезался наконец голос у светлого. - Вы же должны понимать, что как только выполните задуманное умрете?
  - Мы все это знаем. Но другого способа найти нужных людей не видели. Для нашей затеи это было необходимо. А наша смерть не такая уж и большая цена за эту задумку. Тем более, существует куда большая вероятность, что мы не сможем выполнить то ради чего все затеяли.
  - Не надо, мне ничего объяснять. Я все знаю. Значит вы подсели к нам не просто так? - Маг кивнул, на вопрос темного. - Значит, все мы должны будем вам помочь? - Снова кивок. - Хорошо, мы с другом согласны. Тем более, что нам все равно пока нечем заняться. - Они все, дружно посмотрели на меня.
  - Что? Я не такой умный, как вы. Я простой кузнец.
  - Понимаете, заклинание Истинного пути позволяет найти наиболее подходящий путь к цели. Но оно так же позволяет обнаружить спутников, соратников, называйте как хотите. Эти люди должны будут пройти путь вместе с нами. Помогать по мере своих сил. Понимаете?
  - Нет. И не собираюсь понимать. Нам с вами не по пути...
  - Ты не понял парень, - светлый бесцеремонно меня перебил, - это наша судьба. Мы все равно так или иначе будем им помогать.
  - Нет. Это ты не понял. - Я решил говорить нормально. - У меня есть свои дела. Которые не терпят отлагательств. Но, даю слово. Если мы с вами еще раз встретимся, то выслушаю вас.
  Я встал из-за стола и направился к выходу. Я кривил душой, когда давал слово. Они вряд ли смогут меня догнать в волчьем облике. А я для себя решил убегать отсюда именно в виде волка. Так быстрее и надежней.
  Вышел на улицу, и побежал по дороге. Через пару минут пошел снег, и я смог обернуться в волка. Дальше, был, долгий, долгий бег. Остановился я, только поздно ночью. Едой в дорогу я так и не запасся, по вине так не кстати появившегося мага. Выпив для согрева немного эля, устроился между скал на ночь. Снег почти закончился. Костер не разводил. Только плотнее закутался в одеяло. Которое нашел в одном из заброшенных поселков. Хорошее, теплое, из краарской шерсти.
  Проснулся от холода, еще до рассвета. Попытался найти одеяло, но это было бесполезно. Когда я вчера устраивался на ночь, не заметил узкую расщелину в скале. Туда то и ухнули все мои пожитки, все кроме клинков, которые я предусмотрительно положил сбоку от себя, в отличии от мешка. Его я положил себе под голову. Но во сне, замерзнув, обратился. И мешок упал прямо в эту расщелину, а одеяло порвалось на мелкие клочки.
  Долго ругался и безуспешно пытался достать мешок. Провозился до самого вечера. Замерз, оголодал и был зол на весь мир. В таком виде, матерящегося и ползающего вокруг расщелины, меня и нашли.
  - А ты шустрый. Довольно далеко ушел.
  Резкий голос, напугал меня. Разворачиваясь в прыжке, кинул два метательных кинжала на звук. Приземлился на плечо, и перекатом ушел вправо. Распрямляясь достал клинки. И наткнулся на насмешливый взгляд неимоверно зеленых глаз.
  - Что нервишки пошаливают?
  Напротив меня стоял светлый. Только изменившийся. Русые волосы обзавелись зелеными прядями. Глаза стали больше, изменился зрачок. Теперь он стал миндалевидным. Я пристально рассматривал его. Пока не понял, что притягивает взор. Слишком длинные, для человека, уши. Их кончики слегка высовывались из волос.
  - Кто ты? И что тебе от меня нужно? - Спросил, первое что пришло в голову.
  - Уже забыл? Мы познакомились вчера в трактире. Но, еще интересней, кто ты?
  - Я спросил не об этом. Я спросил, что ты за существо?
  - Я? А разве невидно?- Деланно удивился он. - Я эльф. А вот, кто ты? Это куда более интересный вопрос.
   Мы стояли друг напротив друга, держа оружие наготове. Я, понимал, если он не врет, то у меня нет шансов. Все эльфы маги и признанные мастера меча. Немногие расы могли с ними поспорить в этом.
  - Так кто ты? Преодолеть за полтора дня, пешком расстояние которое проходит конный. Это не под силу обычному человеку. Так кто ты?
  - А с чего ты решил, что я шел как и вы по тракту? - И ведь не лгу, я бежал рядом с трактом, но ему об этом знать не положено. - Может я знаю секретные тропы? Ты такую возможность не учитывал?
  - Учитывал. Тем более, что сюда, я попал благодаря одной из таких троп. Так кто ты?
  Услышав краем уха шорох за спиной, резко сместился левее. Там стоял темный и улыбался. Теперь я понял, что правильно окрестил эту парочку светлым и темным. Он оказался вампиром. Но как эльф и вампир оказались за одним столом, да еще смогли не поубивали друг друга. От раздумий меня отвлек голос темного.
  - Ушастик, а ты прав. Парень не так прост как кажется. - И уже мне. - Говори, кто ты? Иначе... - Он провел большим пальцем по шее.
  Но меня заботило не это. Я знал, что против них у меня нет шансов. Но мне было интересно другое, где маги? И те кого они вербовали в той таверне.
  - Дай догадаюсь. Пока я сокрушался над потерянными вещами, вы меня окружили. Я прав?
  - Умный мальчик. - Произнося это, он усмехнулся демонстрируя клыки.
  Меня начало скручивать. Видимо маги применили свою силу. Злость накрыла меня. Волк начал брать верх. Ему не хотелось подчиняться. Я активно начал ему помогать. Увидев, что заклинания меня действуют не так как должны, эльф одним текучим движением оказался возле меня. И пришла тьма.
  
  - Просыпайся! нам пора в путь. - Ворвался в голову голос Игнила.
  Сборы заняли от силы минут пять. Закупили у трактирщика еды, и тронулись в дорогу. Ехали молча. Мне все еще было сложно сидеть в седле. А самое неприятное, начался зуд. Зудели полученные в том бою шрамы. Обедали, на очередном постоялом дворе. И снова в дорогу. На закате, добрались до еще одного трактира. Ела была паршивой. Но, зато были свободные комнаты. Меня, от дежурства освободили. Так что, как только зашли в комнату, я сразу завалился спать.
  
  Пришел в себя я от множества запахов ворвавшихся в нос. Непроизвольно начал морщиться. Понял, притворяться, что я и дальше валяюсь без сознания, смысла не имеет. Попытался подняться, и с удивлением понял, что даже не связан. Сел, принюхался, пытаясь разобраться с запахами. Получилось довольно быстро.
  Огляделся по сторонам. С удивлением увидел одеяло на ногах. Меня даже укрыли, выходит сразу убивать не будут. Интересно, что им надо.
  - О! Уже очнулся?! А ты крепкий.
  - И тебе спасибо, за шишку на затылке.
  - Не за что. Обращайся в любое время, еще поставлю. Что даже не попробуешь убежать? - Удивился эльф.
  - А надо? Вас девять существ. Два непонятных, два гнома, три человека, ты и твой ручной клыкастик. - Я просто нарывался. Хотелось узнать сильно ли я им нужен.
  - Аккуратней со словами, иначе язык отрежу. - Вмешался вампир.
  - Попробуй. Откушу руку, по локоть. И это не шутка.
  - Подожди Тэ, гораздо любопытней как он узнал, что нас девять. - Прервал вампира эльф.
  - Как? Как? Благодаря тебе, ушастик. После твоего удара по голове и начал чувствовать запахи. А ты бледный не обижайся, я ж не знал, что это он, твоя зверюшка.
  - Ах ты! - Попытался вновь возмутиться вампир.
  - Тэ! Успокойся. Не видишь он просто храбриться. На самом деле ему страшно.
  - Конечно страшно. Приперлись какие то уроды, оглушили, а теперь издеваются. Чем я хуже? Тоже буду издеваться в ответ.
  - Смелый? Да?
  - Нет. Просто наглый.
  - Не боишься, что пытать будем. - Я рассмеялся. - Я сказал что то смешное? - Сузил глаза вампир.
  - Думаешь, мне после этого страшны пытки? - Я помахал правой рукой.
  - Тебя просто еще не пытал вампир. Иначе был бы более сдержан.
  - Ну, ну. Желаю успеха. Только давай для начала и тебе серебро в руку запихнем, а потом посмотрим что ты скажешь.
  - Ну я то понятно. Я вампир, для меня серебро смерть. А ты то чего бахвалишься?
  - А для моей расы, серебро тоже значит смерть. - Это того стоило. Их удивленные лица были бальзамом мне на душу.
  - И какая у тебя раса? - Задал ожидаемый вопрос эльф.
  - Так я тебе и рассказал. Уж лучше утаю это до конца, глядишь если все станет хуже чем есть, то заберу как минимум двоих из вас.
  - Это вряд ли.
  В разговор вмешался, маг из ордена Искоренителей зла. Пожилой, но еще не старый человек. Крепкого телосложения. Длинные, неровно обрезанные, тронутые сединой русые волосы. Широкий лоб. Весь в морщинах, означающих, что их обладатель часто задумывается. Большие, широко посаженные карие глаза. Маленький, с горбинкой нос. Широкий подбородок. Узкие губы. Левую сторону лица покрывает ожог. Одет по походному. Бляха мага из ордена закреплена на отвороте воротника.
  - Мы все защищены магией. А она хорошо себя зарекомендовала против созданий тьмы и бездны. Так что у вас не будет и шанса.
  - Если понадобиться, я попробую. А там, будь что будет.
  - Малик, Тэнэбриз, зачем вы запугиваете нашего будущего спутника? - Вмешался Служитель света. - Видлоуэль, от вас я такого не ожидал. Вы же разумный эльф. - Он укоризнено покачал головой.
  - Да ни кто его не запугивал, просто беседовали. - Как то даже вяло возразил эльф.
  - Ладно, потом это обсудим. - И уже обращаясь ко мне. - Извините моих спутников. Меня зовут Лагир, я принадлежу ордену Служителей света.
  - Зачем вы меня вырубили? - Перебил я мага.
  - Мы, были еще на тропе, которой нас вел Видлоуэль, наш третий маг почувствовал вас, возле той расщелины. Мы не знали кто это мог быть. И Видлоуэль с Тэнэбризом согласились пойти вперед и проверить. А Малик начал готовить сеть. Но вы нас удивили, не поддавшись нашим заклинаниям. А ведь мы маги не из слабых. Потом, я вспомнил о данном вами в том трактире слове. Я думаю вы человек слова, и не будите от него отказываться. Так что вы, теперь в нашем отряде. - Он улыбнулся. А я понял, что влип. - А теперь позвольте представить остальных ваших спутников. Малика, Тэнэбриза, Видлоуэля и меня вы уже знаете. - Он позвал остальных своих спутников.
  Хобо. Довольно крупный гном. На целую голову, выше любого, другого, знакомого мне гнома. Широкий лоб. Темные, длинные волосы, заплетены в некоторых местах в косы. Большой, прямой нос. Широко посаженные, глубокие глаза. Обычные щеки. Полноватые губы. Длинная, шикарная борода, заплетенная в косу и зажатая на конце специальным зажимом.
  Раждрик. Мелкий гном. Полная противоположность Хобо. Тонкий лоб. Более светлые волосы. Растрепаны, что для гнома позор. Большой, мясистый нос картошкой. Мелкие хитрые глазки. Толстые щеки. Большие, полноватые губы. Мелкая, куцая бороденка, заплетенная в косички. И не закрепленная ни каким зажимом. В общем неприятный тип.
  Блэйтор. Человек. Среднего роста. Подтянутая фигура. Седые волосы до плеч. Старше всех людей, в отряде. Широкий лоб, перехваченный кожаной лентой. Большие, седые глаза. Сразу видно, человека умудренного большим жизненным опытом. Нос с горбинкой. Обычные щеки. Тонкие губы. Борода. На отвороте костюма, бляха мага Стихийника.
  Дмайнус. Дракон. Я впервые, видел дракона оборотня. Но он меня разочаровал. Похож на обычного человека. Высокий. Широкоплечий воин. Широкий лоб. Тонкий нос. Большие, синие глаза. Тонкие губы. Идеально выбритое лицо. В общем, ни чего примечательного.
  Игнил. Демон. Я содрогнулся в ужасе узнав это. Но потом мне пояснили, что он уже больше пятидесяти лет, не разделяет идеалов своих соплеменников. Он был огромным. Выше всех, на полторы головы. Очень широкие плечи. Большие, широко посаженные глаза. Большой нос с горбинкой и чуть-чуть курносый. Слегка впалые щеки. Волевой подбородок. Полноватые губы. На лице много шрамов. Как старых, так и полученных не так давно.
  - Странное имя для гнома. - Сказал я, после того как мне представили всех.
  - Много ты понимаешь в именах, человек.
  - Может и немного, но Хобо точно не гномье имя. У меня много знакомых гномов, научили разбираться в ваших именах.
  - В этом ты прав человек. Имя мне давал один из народа Северных. Я родился, в середине второй войны с демонами. В караване беженцев. Оно означает Бродяга. И оно мне подходит.
  - Теперь твоя очередь представляться. - Сказал Блэйтор.
  - Ладно. Раз вы так просите. Меня зовут Вэйфилор, и я оборотень альбинос. - Стоило видеть их шокированные лица.
  - Но у тебя же серебро в руке! - Как то даже потерянно произнес вампир.
  - Я уже говорил, это была случайность. М привык к нему. Оно мне не мешает.
  - Ладно. Ты оборотень, и куда держишь путь?
  - Куда? Куда? К Демонам.
  - Смешно. Но я серьезно тебя спрашивал. Куда направляешься? - Повторил свой вопрос вампир.
  - А я серьезно отвечаю. К Демонам. Хочу спасти свою стаю. Из которой сбежал, более пяти лет назад. - Ответил я, чуть подпустив метал в голос.
  - Как все удачно совпало то. - Вдруг произнес Игнил. - Мы все, держим путь в земли моих собратьев. И у каждого свои причины.
  Я был в шоке от такого заявления. Значит я попал в отряд, направляющийся в земли демонов. Но зачем им это? Этот же вопрос я и озвучил.
  - Грядет война. - Начал Блэйтор. Я кивнул, в знак согласия. - И мы, я, Малик и Лагир решили хоть немного отсрочить этот час. Да и демонов если честно хотелось просто потрепать. Мы применили заклинание Истинного пути. И вот мы здесь.
  Коротко и ясно. Все без башенные смертники собрались вместе.
  - Я конечно все понимаю, мы все здесь сумасшедшие смертники, но как мы можем доверять друг другу. Откуда я знаю, что если мы каким-нибудь чудом и выживем, что мне не вонзят нож в спину. - Задал я мучивший меня вопрос.
  - В этом, ни кто из нас, не может быть уверен. - Сказал Лагир. - Придется просто верить.
  - Нет. Есть один способ. - Вдруг сказал эльф. - Наш народ, почерпнул его у Северных. Но я предлагаю закрепить его побратимским договором.
  - Что за способ? - Спросил Дмайнус. - Северные много чего знали. Так что это?
  - Мы все заключим контракт вечных наемников судьбы. А закрепив его побратимским договором, мы сможем быть уверены друг в друге.
  - Я согласен. - Вырвалось у меня.
  - Поддерживаю. - Сразу за мной согласился и Блэйтор.
  - Я в деле. - Это вампир.
  - Мы тоже. - Сказал Хобо, переглянувшись с Раждриком.
  - Меня не забудьте. - Это Лагир.
  - Я участвую. - Сказал Малик.
  - Хорошее решение, я за. - Сказал Дмайнус.
  - Думаю, у меня нет другого выхода. Согласен. - Это Игнил.
  Всю ночь мы потратили, на подготовку к ритуалу. А на рассвете мы смешали нашу кровь.
  Произнося клятву побратимов каждый из нас порезал ладонь, и позволили ей стечь в общую миску. Затем, пожали друг другу руки, и выпили из миски. Появилось свечение, и я увидел ленты связавшие нас.
  - Завораживающее зрелище. - Сказал я когда все было закончено.
  - Ты это видел? - Пораженно спросил Блэйтор.
  - Да. А что?
  - Просто, мало кто может это увидеть. Поздравляю Вэй, ты маг. Скорей всего стихийник, как и я. Так, что я стану твоим учителем.
  - Эй! Тихо! Пора начинать вторую часть ритуала.
  Закончив и его, я долго корчился от боли, как и все остальные. Боль начала утихать ближе к полудню. Я поднялся одним из первых. Остальных, пришлось долго приводить в себя. В итоге, у нас у всех появились странные татуировки на лицах. Но, что еще более странное, у меня, эльфа, вампира и дракона они были одинаковые, а вот у остальных сильно различались. Мы, четверо спокойно смотрели в лица, а все остальные отводили глаза от наших лиц.
  Дракон и эльф объяснили всем, что это побочный эффект заклинания. И что его, можно на время убрать, скрыв татуировку магией, завязанной на крови. Так мы и поступили. А вампир выяснил, что мы теперь можем убрать или призвать ее по своему желанию. До вечера мы тренировались, в этом.
  Блэйтор провел свой ритуал, и выяснил, что я могу заниматься абсолютно любой магией. Эльф с Вампиром проверили мое владение клинками, и пообещали заняться мной в плотную. Уже перед самым сном, я, Дмайнус и Игнил показали всем свои вторые ипостаси.
  Ночь прошла тихо. А с рассветом мы выдвинулись в дорогу. Но сначала эти мучители заставили меня учиться, более лучше обращаться с мечами. До ближайшего трактира я ехал с Блэйтором, который постоянно обучал меня магии.
  Там, мы украли хорошего коня и двинулись дальше. Так начались мои мучения.
  
  Проснулся я еще до рассвета. Собрался. Спустился в низ, заказал завтрак. Поев, мы вновь двинулись в путь. Целую девятину, мы переезжали из трактира в трактир. Они мене уже надоели. Хотелось вновь ночевать под открытым небом.
  В конце этой девятины, мы добрались до очередного трактира.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"