Федина Юлия Сергеевна: другие произведения.

Семь дней, которые изменили мир

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Девятилетняя Лея Органа решила покататься на родительской яхте. Естественно, без разрешения и, естественно, не справилась с управлением. В масштабах огромной галактики - сущий пустяк. А история империи пошла совсем по иному пути.

  
  Фэндом: Звездные Войны
  
  
  ========== День жестянщика ==========
  
  Бойтесь своих мёчт: иногда они сбываются.
  Ситхская народная мудрость
  Ему снился темный ангар, скрещенные лазерные мечи, что-то кричащий мальчишка, одетый в неказистую одежку фермеров с Татуина. Потом другое помещение, какая-то промзона и уже этот юноша, почти мальчик, стоит на краю помоста над шахтой, зажимая искалеченную руку. Откуда-то пришло знание, что руку изуродовал своему сыну он сам....
  
  Какой к сарлаку сын?! Откуда бы ему взяться... Однако, дети снились Дарту Вейдеру не первую ночь. Вчера полночи такая же юная красавица кричала ему в лицо нечто злое и обидное. Смысла не разобрать, но ситх точно знал - это его дочь.
  
  К чему эти сны? Предвиденьем это не назовешь. Достаточно посмотреть на медицинскую карту. Значит, дело не в будущем, а в прошлом. Через неделю галактика отметит девятый День Империи - день восшествия на престол его величества императора Шива Палпатина. Дарт Вейдер ненавидел эту дату. День его краха: девять лет назад он потерял жену, неродившегося ребенка, здоровье.
  
  Приступ ненависти заставил открыть глаза и подняться с ложа. Зафиксировавшие его пробуждение дроиды подлетели к лорду и принялись за утренние гигиенические процедуры. Тот только болезненно морщился. От дезинфицирующего раствора защипал гноящийся глаз, а прикосновение бритвы к немногим местам на голове, где сохранились волосяные луковицы, вызывало зуд. От вида питательного пюре хотелось выть на все три Корускантских луны. Лорд в очередной раз пообещал себе найти и задушить того, кто додумался подкрашивать эту дрянь в цвета нормальной еды.
  
  Но вот с утренними мучениями покончено. На голову опускается привычный всей галактике шлем. Дышать сразу стало легче. Хотя, возможно, он просто слишком ненавидит перенасыщенную лекарственной вонью атмосферу медитационной камеры, ту самую единственную, в которой он может дышать без маски.
  
  Все. Теперь между ним и проклятым миром черный непроницаемый барьер. Давно ставшие привычными уколы впрыснули в кровь витамины и стимуляторы. На минуту прикрыть глаза и пропустить через себя потоки Силы. И на миг почувствовать себя здоровым. Грандиозное ощущение, если бы из него не нужно было выходить.
  
  Но до утренней планерки у императора ровно полминуты. Второй человек в галактической империи, ужас галактики, палач императора заранее опустился на колено перед передатчиком. Панель управления костюмом сигнализирует о некритичных отклонениях в работе коленного сервомотора. Изящных движений не получится, значит лучше принять подобающую позу без свидетеля.
  
  - Приветствую вас, повелитель.
  
  - И тебе, ученик, не кашлять. Как дела во внешнем кольце? Кости к непогоде не ломит?
  
  - Благодарю, повелитель.
  
  Вейдер привычно скрежетнул зубами. Традиционный утренний пендель-стимулятор получен. Теперь можно к делам перейти.
  
  - Когда вернешься в столицу?
  
  - Через день-два. Вчера конструкторы "Интелоса" представляли новый истребитель. Генеральный соловьем заливался, нахваливая. Вот я сегодня и погоняю их изделие на всех режимах. Проверю, так ли оно хорошо в жизни, как на чертежах нарисовано.
  
  - Только конструктора до инфаркта не доводи.
  
  - Не буду. Но если он наврал больше чем на десять процентов, я этого гада просто убью.
  
  - Ну-ну, полегче там. Впрочем, тебе видней, как обеспечить флот новой машиной. За результат с тебя спрошу. И жду на Корусканте к генеральной репетиции парада.
  
  - Будет сделано, повелитель.
  
  - И смотри там внимательно: чую на твоем пути сильного джедая. До связи, мой ученик.
  
  - Да пребудет с вами Сила, повелитель.
  
  Поднимался младший ситх куда резвее. Зародившаяся в душе злость привычно придавала силы. Понятно, императору захотелось джедая к празднику. Не ниже рыцаря.
  Черная фигура уже неслась по опустевшим от греха подальше коридорам испытательного центра с серьезным намерением выжать из образца нового истребителя все возможное и подловить так выбесившего его вчера конструктора на лжи. Образец сиротливо стоял посреди ангара. Открывать люк и опускать лесенку пришлось самому, ибо механиков ни визуально, ни в Силе не наблюдалось. Препятствием для лорда это не стало, но и настроение не улучшило.
  
  На заводской полигон Дарт Вейдер не полетел. Скучно, и предупредительно-заискивающие вопли диспетчеров раздражают. Было у него присмотрено слегка засоренное метеоритами местечко неподалеку.
  
  Через полтора часа форменного издевательства над машиной испытатель вынужден был признать, что истребитель получился и правда хорош, и конструктор из лимита десяти процентов приписок не вышел. От чего Вейдер решил, что за горло надо брать не инженера, а совет директоров "Интеласа". Не будь он темным лордом ситхов, если не заставит этих жадных буржуинских тварей продать истребитель флоту по себестоимости.
  Он уже лег на обратный курс, выбрал свободный от камней разгонный трек и начал маневр для ухода в гипер, когда в зоне оптической видимости прямо по курсу возникло препятствие. Элегантный гоночный болид премиум-класса, насколько лорд успел понять за оставшиеся до столкновения доли секунды.
  
  Теоретически это невозможно, но ситх почти сумел отвернуть. Два несущихся с близкой к световой скоростью корабля не лоб в лоб столкнулись, а чиркнули по касательной, при этом ухитрились намертво сцепиться друг с другом. Бесформенный ком, только что бывший двумя машинами закувыркался куда-то в сторону и на несколько секунд ввалился в гипер. Видимо пилот гоночного красавца с перепугу врубил гипердрайв.
  
  Они вновь беспомощно кувыркались, теперь на орбите какой-то планеты. При этом они падали на ее поверхность. Был ли в пилотской кабине второго корабля террорист-смертник или "мажор" довыпендривался, сейчас оттуда разливались волны чистого, незамутненного ужаса. На товарища по несчастью рассчитывать нечего. Пытаться посадить искорёженные машины придется в одиночку.
  
  На миг мелькнула мысль просто бросить штурвал, чтобы через считанные секунды все кончилось: и боль, и отчаяние, и ненависть. Соблазн оказался слишком велик. Но тут же в мозгу послышалось знакомое палпатиновское "кхе-кхе". Дарт Сидиус и из-за грани Великой Силы вытащит, если захочет, и уж потом сам прибьёт ослушника. А ТАК умирать Дарт Вейдер точно не хотел. Обозвав самого себя трусливым ублюдком, ситх продолжил бороться за свое спасение.
  
  Всего легендарного пилотского мастерства Скайуокера едва хватило на то, чтобы выровнять падение и превратить его в очень жесткую посадку. От удара о грунт сцепившиеся корабли наконец расшвыряло по сторонам. Истребитель чадил. Если бы не герметичный костюм и кислородная маска -надышался бы гарью до потери сознания. А так только колено вконец доломал. Теперь умный протез искрил и вихлялся при ходьбе, отзываясь болью, словно живой сустав выбило. Поминая сильно недобрым словом того, кто придумал соединять шины протеза с нервными окончаниями его владельца, Дарт Вейдер поковылял к второму кораблю.
  
  Спортивный лимузин зарылся носом в песок почти по кабину. И хотя внешне он выглядел гораздо лучше истребителя (во всяком случае, не дымил), из него никто не вылезал. Ситх раздраженно вышиб дверцу кабины и заглянул внутрь, активировав меч. Террорист или придурок, мало ему сейчас не покажется. Сперва Вейдер подумал, что в пилотском кресле никого нет. Если бы не стойкое ощущение чужого ужаса, решил, что автопилот.
  
  - Ой!
  
  Взобравшись с ногами в пилотское кресло, девочка лет десяти испуганно таращила на него огромные карие глазищи.
  
  - Ты дроид?
  
  Отвечать на очевидную глупость ситх не стал. Схватил соплячку за шиворот и рванул прочь. Успел отбежать шагов двадцать, когда за спиной раздался хлопок, а над пустыней поднялся второй столб дыма. Ударившая в спину взрывная волна сбила с ног. Сила смягчила падение, но поврежденный протез вышел из строя окончательно. Сидящий на песчаном бархане Дарт Вейдер скрипел зубами от боли и глядел на неестественно вывернутую в сторону ногу.
  
  - Ты не дроид. Ты императорский киборг Дарт Вейдер.
  
  Виновница происшествия стояла рядом.
  
  - Нас скоро спасут? А то тут жарко, и я пить хочу. И еще мама не разрешает мне бывать на солнце без шляпки.
  
  Да уж. Шляпки на юной пилотессе точно не было. Клетчатая рубашка с коротким рукавом, светлые джинсы и сандалики на тонкой подошве на босу ногу. Наряд демократичный, но вещи добротные и дорогие. А камушки в сережках, пожалуй, не дешевле истребителя окажутся. Только для пустыни наряд совсем неподходящий. Сейчас тут градусов пятьдесят. И, судя по пока еще невысоко поднявшимся над горизонтом сразу двум солнцам - это еще не предел. Ландшафт показался ситху подозрительно знакомым. Татуин? Встречу с родиной Вейдер отметил матюгом на местном диалекте.
  
  - Вы что-то сказали?
  
  - Говорю, а брать без спроса родительский флаер мама разрешает?
  
  Опущенные глаза и выразительный всхлип. Выяснять детали оказалось лень. Злость схлынула, а других мотиваторов жизненной активности у ситха нет уже девять лет. Пусть с этим безобразием служба безопасности разбирается. Он же планирует тихо-мирно дождаться спасателей.
  
  Если это и впрямь Татуин, ждать придется часа три не меньше. Местные власти просто не почешутся, а флотским нужно время на определение незапланированной точки выхода. Без особой надежды Вейдер начал крутить настройки коммуникатора. Треск и вой во всех диапазонах. Плохо. На Татуине такое означает скорую песчаную бурю.
  
  - А меня Лея зовут.
  
  Десятилетнее создание еще пребывало в счастливой уверенности в том, что с любым разумным галактики можно договориться по-хорошему. Просто надо быть вежливой и терпеливой.
  
  - Лезь сюда, пока не обгорела.
  
  Темный лорд откинул край своего плаща словно полог палатки. Девочка неуверенно попереминалась с ноги на ногу, но приглашение приняла: уселась, прижавшись к боку лорда, накрытая плащом как крылом. Внутри ситх обеспечил вполне комфортную прохладу. Если их не найдут до бури, и защищающий от песка силовой купол поставит. Воды, правда, нет, но перебьётся.
  
  - Вы не волнуйтесь, меня, наверное, уже хватились и начали искать. Папа все альдераанские силы самообороны поднимет.
  
  - Альдераанские?
  
  - Да. Мой папа - вице-король Альдераана Бейл Органа.
  
  О том, что у двуличного и изворотливого альдераанца дочь - та еще штучка, ситх подумал скорее со злорадством, чем со злобой. Подставила дочурка папеньку: на связях с сепаратистами Органу уж несколько лет подловить не получалось, а тут покушение на второе лицо государства, почти теракт. Все, допрыгался хаттов демократ.
  
  - Папа про вас тоже не очень хорошо думает; - примирительно вздохнула "террористка".
  
  Ситх на миг замер. Прислушиваясь к Силе. Он, конечно, особо не закрывался, но то, с какой легкостью кроха считала его эмоции, почти напугало. Серьезный дар налицо. Это и есть тот самый джедай, о появлении которого предупреждал повелитель? Размышлять на эту тему оказалось лень. Его дело приволочить добычу, а то это, или не то, пусть Дарт Сидиус сам разбирается.
  
  Некоторое время они сидели неподвижно, пока нечто не привлекло внимание Дарта Вейдера. Звук мотора на грани слышимости и движение в Силе чего-то неоформленного, но мощного. Впрочем, долго гадать не пришлось. Прямо к ним пылил спидер с одаренным за рулем.
  
  Через минуту выяснилось, что спидер - это старенький красный пикап, а одаренный - светловолосый мальчишка ровесник принцессы Леи, правда одетый куда беднее, зато по сезону. Пацан заглушил мотор и неторопливо зашагал к терпящим бедствие. Остановился в нескольких шагах и, явно кого-то копируя, начал раскачиваться с пятки на носок, засунув руки за пояс.
  
  - Тэк-с, картина маслом. Эй, мужик, тебе голову часом не напекло?
  
  От наивной наглости юного фермера темный лорд опешил. Зато его подругу по несчастью охватил праведный гнев.
  
  - Не забывайтесь, юноша! Вы обязаны оказывать нам всяческое содействие: мы - терпящие кораблекрушение. Извольте извиниться и предоставить нам свое транспортное средство.
  
  Вскочившая из-под плаща Вейдера принцесса едва ни с кулаками на местного кидалась. Тот ошалело попятился.
  
  - Да я чего? Спросил просто: шлем-то черный, нагрелся небось шибко.
  
  - Ой!
  
  Это решившая, что поставила простолюдина на место принцесса расслабилась и потеряла бдительность. Не испорченный же знанием придворного этикета мальчишка от души дернул ее за косичку. Назревшую драку предотвратил бас Вейдера.
  
  - Где мы находимся?
  
  - Так знамо дело - край Дюнного моря. Мос-Эспи там, наша ферма, в смысле ферма Ларсов - вон там.
  
   - Татуин, значит... А песчаная буря идет оттуда?
  
  Рука в черной перчатке указала на горизонт, где уже виднелась темная полоска, пока едва заметная и нестрашная. Для тех, кто не в курсе.
  
  - Ага.
  
  - Как же тебя в такое время из дома выпустили?
  
  - Так дядя с тетей в город уехали. Я решил осмотреть водоуловители, но увидел, как вы кувыркаетесь и полетел сюда.
  
  - До бури к ферме вернуться успеем?
  
  - Не-а. Только оно нестрашно. Тут совсем рядом чокнутый Бен живет. У него пересидим.
  
  Пацан развернулся и зашагал к пикапу, чтоб подогнать его поближе к пострадавшему. Дарт Вейдер попытался подняться, но разболтавшийся сустав опорой быть совсем перестал, а малейшее движение отзывалось болью. Скрежетнув зубами ситх достал световой меч, предварительно закатав штанину, поставил силовой барьер и срезал заглючивший протез.
  
  С барьером что-то не получилось: от боли он все-таки отключился. Когда очнулся, то обнаружил ревущую в голос принцессу и деловито склеивающего скотчем штанину, чтобы восстановить герметичность костюма, фермера. Вернув оброненный меч на пояс, лорд потоком Силы поставил сам себя на оставшийся протез и принялся тихонько левитировать к спидеру.
  
  - Ни фигассе! - заценил увиденное мальчишка, и тут же хозяйственно потянулся к валяющемуся протезу: - Оно вам больше без надобности?
  
  - Ты чего, спятил? Это же просто неприлично! - цыкнула на него Лея.
  
  - Неприлично быть похожим на соседа. А я же не без спроса. В нем знаешь сколько драгметаллов наковырять можно. На новый спидер хватит.
  
  - Это же, наверное, незаконно.
  
  - В пустыне сарлак - прокурор.
  
  - Все равно, нехорошо.
  
  - Зато дядя Оуэн обрадуется.
  
  - Ты чего все про дядю. Где же твои родителя, мальчик?
  
  - Меня Люком зовут. А родителей у меня нету. Мамка родами померла, а батю на войне убило.
  
  - Как это родами умерла? - опешила принцесса. - Разве в наше время такое бывает?
  
  - Обычно. Может, врача рядом не оказалось, может денег.
  
  Устраивающийся в кузове пикапа лорд Вейдер внезапно поймал себя на мысли о том, что слушать детскую болтовню забавно. Тем временем малец занял место за рулем, а девочка забралась к ситху в кузов. Двоим на узенькой лавке не поместиться. Пришлось сажать принцессу на колени. Та все старалась пристроиться так, чтобы не касаться культи. Не получалось.
  
  - Мне уже не больно.
  
  - Неправда. Нехорошо обманывать маленьких.
  
  - Ты разве маленькая?
  
  - Уже нет. Мне через неделю девять исполнится. Я в День Империи родилась.
  
  - Ух ты! Я тоже - обернулся юный водитель.
  
  - Чего тоже?
  
  - Мне тоже в День Империи девять лет исполнится.
  
  Влезать в разговор ситх не стал. Просто прижал девчонку покрепче и накрыл полой плаща от ветра и пыли.
  
  Приехали быстро. Первые порывы только-только начали закручивать песок в спирали. Этот самый Бен видимо действительно чокнутый. Кто еще додумается селиться в пещере? К тому же он где-то шлялся, не смотря на приближающуюся непогоду.
  
  - А это прилично входить в чужой дом без приглашения?
  
  - Ничего, мы ему сломанный протез подарим, - попытался пошутить Дарт Вейдер.
  
   С учетом того, что эта шутка была первой за девять лет, она удалась: дети не заплакали.
  
  Все трое с интересом рассматривали жилище отшельника. Просторная почти круглая пещера служила и кухней, и спальней, и кабинетом с мастерской. Гостиной не было ввиду отсутствия гостей. Все добротно, просто и удобно: стол, полки, каменные лавки, служащие то кроватью, то диваном, по необходимости. Только все это лорду активно не нравилось. Имелся тут некий неприятный привкус Силы.
  
   Сперва-то он решил, что императору привиделся мальчишка. Он, конечно, не джедай, но одаренный редкой силы. Тем лучше. Без шума и пыли сгрести обоих малолеток в охапку, и подарок повелителю ко Дня Империи готов. Да только не мальчишку видел Дарт Сидиус в потоках Силы, ох, не мальчишку.
  
  - Ничего себе так: миленько, - закончила осмотр помещения Лея. - Только почему этого Бена считают чокнутым? Он сумасшедший?
  
  - Не знаю. Нет, вроде бы. Дядя запрещает мне с ним общаться. Говорит, что он - опасный человек. Может, оттого, что Бен воевал? Дядя считает, война - это когда кучка подлецов командует толпой недоумков.
  
  - А как же идеалы добра и справедливости?
  
  Люк неопределенно хмыкнул. Принцесса повернулась к Вейдеру, ища поддержки. Но тот видимо не определился, в подлецы или недоумки записал его неведомый дядя Оуэн.
  
  А тут и хозяин объявился. Мужчина чуть за сорок неторопливо стягивал защищавшую от зноя, ветра и песка накидку. Впрочем, чтобы узнать бывшего друга и учителя Оби-Вана Кеноби ситху долго рассматривать вошедшего не понадобилось.
  
  - Здравствуй, дядя Бен. Тут флаер неподалеку разбился, вот я решил, лучше будет у тебя бурю переждать, - чуть неуверенно начал Люк. - Вот ее Лея зовут.
  
  - Принцесса Лея Органа, рада знакомству.
  
  Девочка чуть кокетливо присела в книксене перед хозяином. Мальчик же перевел беспомощный взгляд на черную фигуру: только сейчас сообразил, что не знает его имени.
  
  - Дарт Вейдер, - не особо скрывал отсутствия радости от увиденного отшельник.
  
  - Взаимно, - огрызнулся гость.
  
  - Что, большая шишка? - Люк озадаченно уточнил у Леи статус странного знакомого, пока взрослые продолжали буравить друг друга неприязненными взглядами.
  
  - Ты головизор не смотришь что ли?! Это же темный лорд ситхов, правая рука императора!
  
  - Ну. головизор дядя зомбо-ящиком называет. А лорд ситхов - это что?
  
  - Государственная тайна.
  
  Тем временем Оби-Ван принял некое решение и почти искренно улыбнулся. Во всяком случае - детям.
  
  - Ну-ка, Люк, помоги мне.
  
  Мальчик помог отшельнику накрыть на стол. Лепешки, сыр, консервированные овощи. Дети все смели на раз. Хозяин только аккуратно подкладывал, сам ограничившись куском лепешки. Когда дело дошло до воды. Люк решительно взял четвертую кружку.
  
  - Это пустыня. Так правильно.
  
  Лея задумчиво сморщила носик и, разглядев на полке невесть как оказавшуюся в пещере соломинку для коктейля. Сунула ее в кружку и понесла так и не подсевшему со всеми к столу Вейдеру.
  
  - Вот, пожалуйста.
  
  Самые жуткие приступы ярости у ситха вызывала именно жалость. Намекать на его увечность без последствий для собственного здоровья мог только Дарт Сидиус. Но сейчас Вейдер сдержался. Хотя особой необходимости в воде он не испытывал (внутри костюма запасов хватит на неделю), кружку из рук девочки он принял. Мелкий прав: иное было бы совсем неправильным.
  
   Ярость глухо ворочалась в душе ситха, как зверь в берлоге, но наружу пока не вырывалась. Дети ли тому причиной или отсутствие протеза, он не задумывался. Просто готовился отомстить.
  
  - Спать пора, - решил, что хватит тянуть банту за хобот, лорд. В его голосе звучал абсолютный приказ. Только дети оказались весьма сильными одаренными и хоть и зевали сладко и заразительно, но засыпать не торопились. "Гад Кеноби подшаманивает? Чует, чем дело обернется, когда свидетели уснут" - начал накручивать себя Вейдер.
  
  Оби-Ван же, и верно, вместо того, чтоб на пару пытаться усыпить изрядно уставших за этот сумасшедший день ребят, начал расспрашивать их о сегодняшних приключениях. Те не забыли описать необычные способности темного лорда и его световой меч. В ответ Бен принялся рассказывать о джедаях и ситхах. Дарт Вейдер не вмешивался.
  
  - Еще каких-то десять лет назад в галактике было много рыцарей света. Практически каждый честный человек мог рассчитывать на их помощь.
  
  - Папа тоже говорит, что жизнь раньше была гораздо лучше, - поддакнула принцесса.
  
  - А мою бабушку как раз тогда тускены украли и убили. И никто не помог. Бандитов этих только потом маленько приструнили, - неуверенно не согласился Люк.
  
  - Тем не менее, малыш, твоя жизнь связана с Орденом гораздо теснее, чем ты думаешь. Что старина Ларс рассказывал тебе об отце?
  
  - Что он был отличным пилотом, и что у него шило в заднице. И что он погиб на войне...
  
   - Все верно. Только он тебе не говорил о том, что твой отец был джедаем?
  
  - Н-нет..
  
  Дарт Вейдер удивленно приоткрыл глаз. Старина Бен совсем обурел? Так подставлять мальчишку. Хотя, паренька со столь явными способностями в покое теперь все равно не оставят. И не помнит что-то Вейдер джедая-земляка по фамилии Ларс.
  
  - Однако это так.
  
  - Откуда ты это знаешь?
  
  - Я - джедай, и я знал твоего отца.
  
  - Но джедаи вне закона, а ты так спокойно говоришь об этом? - засомневалась Лея.
  
  - Ты про это? - презрительный кивок в сторону ситха: - Кстати, именно оно убило твоего отца.
  
  - "Оно" - в смысле чудовище? - неким седьмым женским чувством почуяла, что тему разговора надо срочно менять, Лея.
  
  - Можно и так сказать, - уж слишком безмятежно кивнул джедай. - Хотя... Тот, у кого из первичных половых признаков один катетер остался, именно ОНО и есть.
  
  Такого себе даже Дарт Сидиус не позволял. Хатт с ней, с ногой. Точнее, с ее отсутствием. С диким ревом Дарт Вейдер ринулся на обидчика. Который, впрочем, уже предусмотрительно активировал меч.
  
  Это был бой танка с истребителем. Оба мощные и смертоносные. Многократно умноженная яростью и обидой сила Дарта Вейдера кажется способна снести горы. Но Оби-Ван кружился вокруг противника с неуловимым изяществом. Если бы места было чуть больше, то Кеноби имел все шансы наконец закончить начатое на Мустафаре. Осознание неизбежности поражения только еще больше взбесили лорда. Волна уже и так почти бесконтрольной силы бросила черного гиганта, но почему-то не вперед, а вверх. С грохотом врезавшийся в свод пещеры ситх камнем рухнул вниз. Прямо на метнувшегося, чтобы подставить свой меч под падающее тело, Кеноби. Угодившее в бронированный наплечник световое лезвие натужно взрыкнуло и погасло. Наплечник промолчал, но выдержал. А вот Кеноби - нет. И то верно: даже если вы правоверный адепт светлой стороны Силы, падение тела массой до полутонны с семиметровой высоты едва ли пройдет для вас без последствий.
  
  Дарт Вейдер уже несколько минут смотрел на поверженного врага. Формально победа одержана. Месть свершилась. Только в злых мечтах она представлялась ему сильно иначе.
  
  Ситху не надо искать у пострадавшего пульс, чтобы убедиться, что тот жив. Накачав для верности лежащего в глубоком обмороке джедая снотворным из аптечки, Дарт Вейдер занялся собой. От удара то ли об потолок, то ли об Кеноби внутрь шлема вылилось часть питательной смеси из поилки и теперь голова и внутренняя часть шлема сырые и липкие. Заранее приготовив чистую тряпку и наполнив легкие Силой, лорд стянул шлем, чтобы стереть хаттов кисель с лица.
  
  Только водрузив его на место, и дождавшись, пока боль в хватанувших таки обычного воздуха легких успокоится, Дарт Вейдер обратил внимание на странную реакцию маленьких зрителей всего этого безобразия. Страх он воспринимал как обычный фон, а вот еще там было не отвращение или жалость, а какое-то напряженное стремление понять смысл происходящих событий. Будь обстановка чуть менее напряженной, они бы и пальцем ожоговые рубцы потрогали. А так Лея ограничилась мрачным вопросом.
  
  - Это очень больно, да?
  
  Лорд Вейдер молча пожал плечами. Он просто не знал, как ответить на детский вопрос. Хотя обычно интерес к его здоровью вызывал у лорда вспышку ярости, сейчас это показалось уместным и не обидело. Чтобы вновь не вспылить, победитель решил делом заняться: подобрал джедайский меч и принялся шарить по полкам в поисках другого оружия.
  
  - Ты действительно убил моего отца? - наконец решился докопаться до правды Люк. Хотя голос звучал не обвиняюще, просто сердито и чуть растерянно.
  
  - Не знаю. Я просто не помню пилота по фамилии Ларс. Хотя, наверное, все так и было.
  
  - Почему Ларс?
  
  - Но фамилия твоего дяди Ларс. Значит, ты - Люк Ларс.
  
  - Нет. Я - Люк Скайуокер. Моего отца звали Энакин. Энакин Скайуокер. Ну, вспомнил?
  
  - М-м-э-э... Кхе-кхе.... В вокодер чего-то попало...
  
  - Ну так вспомнил или нет?
  
  - Видишь ли Люк.... Когда Оби-Ван очнется, ты его лучше спроси. А то я плохо помню конец того боя.
  
  - Это батя тебя так отделал? - вдруг догадался Скайуокер-младший: - Но ты его все-таки достал, а чокнутый Бен тут причем? Он что из-за угла смотрел что ли...
  
  - Не совсем из-за угла. Но световой меч твоего отца оказался у него.
  
  Ситх активировал изъятое из тайника оружие. Голубой клинок загудел ровно и уверенно, будто не пролежал без дела десяток лет. Ситх сделал несколько выпадов, проверяя его состояние. Выключил, бережно провел по рукояти, словно верного пса погладил, и протянул его Люку.
  
  - Держи. Наверное, теперь это твое.
  
  - Спасибо.
  
  Обалдевший мальчишка прижал цилиндр к груди и попятился.
  
  - Все. Спать оба! - рявкнул ситх.
  
  На этот раз дети уснули почти мгновенно.
  
  Дарт Вейдер неподвижно смотрел в одну точку. На душе было на редкость спокойно и пусто. Так спокойно и так пусто, что не было сил просто откинуться назад и лечь. Так и просидел до утра, пока с улицы не послышался характерный звук садящегося десантного модуля.
  
  
  ========== День связиста ==========
  
  Кто в армии служил, тот в цирке не смеется.
  Народная мудрость (записано со слов
  членов экипажа ИЗР "Палач")
  Новый крейсер серии "звездный разрушитель" "Обвинитель" заканчивал ходовые испытания, заодно гонял пиратов во внешнем кольце помаленьку, беды не чуя, пока ошалевший связист не приволок коммандеру Оззелю шифровку с секретным приказом немедленно идти к Татуину и снять с поверхности терпящего бедствие лорда Вейдера. И.о. командира корабля тихо выругался, помянув недобрым словом того умника в штабе, кто придумал такую вводную для учений. Но чем ситх ни шутит, пока джедай спит. Командовать спасательной экспедицией послал представителя того самого штаба, наблюдавшего за испытаниями, выдав тому на дорожку несколько специфических напутствий.
  
  - Дело, конечно, ваше, Фирмус. Но я бы на неофициальную часть задания забил; - ворчал командир группы бронетанковой поддержки майор Максимилиан Вирс: - ну, поорет на вас Оззель, на которого вам плевать. Ну настучит вашему покровителю - Таркину. Делов-то. А нарветесь на лорда Вейдера, вас тут и похоронят.
  
  Танкист многозначительно посмотрел на стремительно приближающийся серый бок захолустной планеты. Лейтенант Пиетт неопределенно проворчал нечто в духе "жизнь научит, жизнь подскажет". На этом разговор иссяк. Не до этого стало.
  
  На поверхности свирепствовала буря. Из-за нее рутинная эвакуация превратилась в полноценную боевую операцию. Сигнатуру вейдеровских доспехов сенсоры постоянно теряли. Место высадки - сплошное песчаное месиво, в котором воздух от земли не отличишь, определили на глаз, а потом начали тупо прочесывать местность. Тут лейтенант Пиетт мысленно поблагодарил коммандера за навязанный танковый взвод. Без шагающих монстров они бы не справились. Хотя, глядящему как многотонные машины едва держатся на бронированных ногах под ударами ветра, звездолётчику казалось, лучше б инженеры придумали чего поприземистей и на гусеницах.
  
  Засекли устойчивый сигнал и вышли на его источник всей группой уже под утро, когда буря начала стихать. Вирс принялся организовывать круговую оборону. Мало ли что. Рядом с разбитым истребителем милорда еще одна машина валяется. Значит, теракт. А в террориста-одиночку офицеры не верили.
  
  Но обошлось. Самой сложной частью эвакуации для Пиетта стало то, как предложить потерявшему протез лорду Вейдеру перебраться на носилки так, чтоб тебя самого на этих носилках не вынесли.
  
  Помимо Дарта Вейдера спасатели погрузили в модуль мужика в бессознательном состоянии с кучей переломов (видимо, пилота второго корабля) и двоих детей. Откуда они взялись - лейтенант не понял. Но, скорее всего, местные. Во всяком случае, мальчишка пытался качать права на тему того, что ему домой пора. Лорд эти заявления проигнорировал и приказал идти на "Обвинитель". Глаза парня наполнились слезами.
  
  - Похищение человека - это незаконно! - сообщила милорду девчонка - ровесница закапризничавшего паренька.
  
  От обалдевшего от эдакого двойного нахальства Вейдера словно ледяным ветром повеяло. Пиетт поспешил прочь. Смотреть на то, что после подобных выкрутасов ситх сделает с малолетками, вовсе не хотелось. Но раздражение правой руки императора выплеснулось именно на него и приняло форму ответственного задания показать детишечкам корабль и вообще развлекать их, что есть силы по принципу: "чем бы дитё не тешилось, только бы не вешалось". Думать о том, во что лично для него выльется слезинка этих ребенков, очень не хотелось.
  
  Так что за весь тот час, пока десантный модуль маневрировал на орбите, выруливая на крейсер, они облазили его весь от ходовой рубки до десантных ангаров. Причем у девочки интерес к технике наблюдался такой же, как и у паренька. В целом особых хлопот своему экскурсоводу они не доставили. Разве что понимание вовсе не простого статуса "гостей" Вейдера заставляло тщательно следить за речью. Но провокационных разговоров с ним не заводили.
  
  Когда они вышли из модуля, на посадочной палубе их, в смысле - лорда Вейдера, встречал практически полноценный парад. Делегация офицеров "Обвинителя" во главе с коммандером Оззелем блекла на фоне строя штурмовиков 501-го легиона. Личная гвардия ситха прибыла к месту происшествия двадцать минут назад и поучаствовать в его спасении не успела.
  
  Ситх выслушал доклады, вроде бы благосклонно кивнул клону-штурмовику и командиру корабля. После чего заковылял в сторону мед-боксов, бросив Пиетту через плечо приказ проводить детей в приготовленные для лорда апартаменты.
  
  Мальчишка восторженным метеором пронесся по трехкомнатной каюте с гостиной кабинетом и спальней, значительную часть которой, правда, занимала медитационная камера.
  
  - Ух ты! Круто!
  
  - Ванна-то где? - девочка капризно повертела головой.
  
  - Только душ, маленькая леди, - с улыбкой развел руками Пиетт.
  
  - Убожество. Покажите хотя бы, как им пользоваться.
  
  А вот у мальчишки вид льющийся из крана воды вызвал настоящий шок.
  
  - Чтобы раз вот так помыться, дядиной ферме надо месяц воду собирать. И стоить оно будет как подержанный дроид.
  
  - Приличные люди два раза в день моются, - ехидно уточнила девочка.
  
  Понимающий, что лишние знания о прошлом этой странной парочки способны серьезно осложнить ему жизнь, Пиетт едва дождался, когда дроид принесет свежую одежду. Интересно, где корабельный интендант исхитрился найти подходящий размерчик. Или жить захочешь - еще не так раскорячишься? Убедившись, что гости размещены и неудобств не испытывают, лейтенант поспешил удалиться. У него еще есть сегодня дела, связанные с лордом Вейдером и чреватые серьезными неприятностями.
  ***
  Люк проплескался в душе, кажется. целую вечность. Когда он наконец вышел, Лея сидела, взобравшись с ногами на диван и положив подбородок на обхваченные руками колени. Сидела с выражением агрессивной скуки. Вслух о том, что ей скучно, а всему миру вообще и Люку в частности до этого и дела нет, сказано не было. Но не надо быть одаренным, чтобы прочесть эту немудрящую мысль.
  
  - Так и будем тут сидеть?
  
  - А что делать?
  
  - Ну, не знаю. Надо бы домой позвонить. Не знаю, как твои, а мои наверно уже с ума сходят.
  
  - Мои тоже. Только нам не разрешат.
  
  - Кто их спрашивать будет?
  
  - Как это?
  
  - Не знаю, пока. На месте разберёмся.
  
  Оба с энтузиазмом вскочили с мест и направилась к двери. Естественно, запертой. Только если идейным вдохновителем их маленькой компании была принцесса, то материально-техническая часть в исполнении Люка оказалась на высоте.
  
  - Замок - полное дерьмо, - самодовольно сообщил он миру, вытирая руки об штаны:
  
  - Еще ситх называется.
  
  - А зачем ситху замок? К нему и так никто не полезет.
  
  Лея шагала по коридорам разрушителя с уверенностью старожила. Наверное, поэтому на них никто не обращал внимания. А потом они очень скоро пристроились в хвост к группе экскурсантов, которым рассказывали про корабль. В группе, правда, оказались ребята на несколько лет старше Люка и Леи. Зато цвет их школьной формы полувоенного покроя мало отличалось от того, что нашлось на склад "Обвинителя" для юных пассажиров.
  
  Люк, разинув рот, слушал про работу дефлекторных щитов, когда Лея нетерпеливо дернула его за рукав.
  
  - Смотри, нам туда.
  
  Девочка ткнула пальцем в неплотно закрытую дверь.
  
  - Что это?
  
  - Эх, деревня! Это резервный командный пункт. На случай, если с мостиком что-то случится. Обычно тут закрыто, но сегодня экскурсантам показывают. Мы зайдем, спрячемся, а когда все уйдут, включим гиперпередатчик и свяжемся со своими.
  
  - Точно! - обрадовался Люк, как-то не подумав, что принимать сигнал межгалактической связи на ферме Ларсов просто нечем.
  
  Как раз в это время дверь открылась, и из КП начала выходить очередная группа школьников. Шмыгнуть внутрь и затаиться под столом труда не составило. Сами того не замечая, Скайуокеры соорудили себе некий силовой щит. Их не то, чтоб совсем не видели, но их действия считали абсолютно нормальными.
  
  Сидеть под столом оказалось жуть как неудобно. Хорошо, что группа, под прикрытием которой они пробрались, была последней. Свет погас, неторопливые шаги по помещению и щелчок замка. Все. Они одни.
  
  Или нет? Стоило им вылезти из укрытия, как свет снова вспыхнул. В помещении оказалось четверо. Напротив Люка и Леи стояли двое подростков в школьной форме. Парень и девочка лет тринадцати. Мальчишка - тощий длинный и нескладный. Через пару - тройку лет станет крепким парнем, а пока - гадкий утенок во всей прыщавой красе. Девочка - обладательница шикарных черных волос, правда, вызывающе пестро мелированных, кошмарных разноцветных глаз - один голубой, другой красный, и роста, при котором все мальчики-одноклассники пока что едва до плеча достают.
  
  - Слышь, Сань, это что за тараканы? - сделал брезгливое лицо парень.
  
  - Не знаю, Уил, - лениво отозвалась девочка, но соизволила обратиться к Скайуокерам. - А ну, мелюзга, кыш отсюда!
  
  - Так дверь заперта, - наивно хлопнул глазами Люк.
  
  - Это почему еще кыш? Мы первые тут спрятались. И, вообще, у нас тут дело!
  
  - Дело у них! Вы кто такие?
  
  - А вы кто такие?
  
  - Первый имперский лицей, если вам - соплякам это что-то говорит.
  
  Люку это не говорило ничего, но тот сообразил, что видимо должно было сказать, и предпочел промолчать. Лея изобразила на личике понимающее сочувствие.
  
  - Как же, как же, это тот самый обезьянник, в который всякие богатенькие выскочки сдают своих чад, чтоб карьеру делать не мешали и на настоящую аристократию слегка походили.
  
  - Сама-то в какой школе учишься? - фыркнула явно обиженная Саня.
  
  - Я - принцесса Альдераана Лея Органа, у нас в королевских домах принято получать домашнее образование.
  
  - Ну- ну, - со странной смесью угрозы и смущенья огрызнулась Саня. Все-таки смущенья больше, поскольку она тут же переключилась на Люка. - Ты тоже, что ли, принц какой?
  
  - Нет. Я - Люк....
  
  - Какой Люк?
  
  - Скайуокер.
  
  - В смысле "Скайуокер"? - впервые проявил интерес к перепалке лазящий по пультам Уил.
  
  - В том смысле, что моего батю звали Энакин Скайуокер, а я, получается, Скайуокер Люк.
  
  - Не похож, вроде... - озадаченно полез чесать в затылке Уил.
  
  - Ой, ты и дурак, Уил! - шикнула на него подруга.
  
  - Что не так с моим отцом? - насторожился Люк.
  
  - Все так, - поспешили его заверить хором.
  
  - Так, стоп! Рассказывайте толком. А то сперва этот чокнутый джедай плел невесть что, потом Вейдер явно темнил.
  
  - Какой джедай? - ахнули опять хором.
  
  - Лорд Вейдер поймал на Татуине джедая и везет его императору. Но прежде этот Бен рассказал, что отец Люка тоже был джедаем, и его убил Дарт Вейдер.
  
  - А милорд нашел в логове Бена световой меч отца и отдал его мне.
  
  - Врешь!
  
  Люк молча вынул из-за пазухи серебристый цилиндр. Все зачарованно смотрели на вырвавшийся из него столб голубой плазмы.
  
  - Значит, ты - сын Лорда Вейдера? - уточнила Саня.
  
  - Почему Вейдера?
  
  - Потому что Дарт Вейдер - это ситхское имя Энакина Скайуокера. Это один и тот же человек, - выдохнул Уил.
  
  - С чего ты взял? Этого же никто не знает, - ахнула Лея.
  
  - Ясное дело, не знает. Это тайна, - самодовольно хмыкнула Саня.
  
  - Я личное дело видел, - потупился тот.
  
  - Уил у нас страстный фанат темного лорда. Ну, я ему ко дню рождения папашин комп хакнула и личное дело милорда скопировала.
  
  - Подожди трындеть, - отмахнулся от ее хвастовства Уил. - Выходит, он про тебя не знал, теперь нашел и забрал с собой?
  
  - Да. Только я дядю с тетей не предупредил. Они сейчас места себе не находят...
  
  - Вот мы сюда и пришли, послать родне Люка весточку, чтоб не волновались.
  
  - Это мы сейчас устроим, - Саня решительно шагнула к пульту связи, что-то активируя на нем с помощью пластиковой карточки без опознавательных знаков. - Пока надиктуй сообщение, а я прикину путь файла. Домашний адрес галасвязи есть? Нет. Тогда губернатору Татуина. Для кого? Ага, для фермеров Ларсов. Уил, я через ваш сервак пойду, ладно. А то мой предок наверняка заметит, а мы с ним и так полгода не разговариваем. Вот, как раз к вам отсюда еще какое-то сообщение пошло. Я к нему прицепилась.
  
  - Может, теперь пойдем отсюда? Всех, наверное, уже ищут, - забеспокоилась Лея, когда послание Ларсам отправилось на Татуин.
  
  - А как мы выйдем? Дверь же закрыта, - забеспокоился Люк.
  
  - Запросто. Папашин "вездеход" на что?
  
  Саня приложила всю ту же неприметную карточку к двери, и та открылась.
  
  - Ну, все, привет. Нам домой пора. Экскурсия наверняка уже кончается? - махнула Скайуокерам рукой Саня, но заметив, как вдруг погрустнела Лея, присела перед ней на корточки. - Эй, принцесса, ты чего?
  
  - Я домой хочу.
  
   - Так в чем дело?
  
  - Не знаю. Папа за мной не прилетает.
  
  - Известное дело. Моему тоже сроду некогда. Так полетели к нему с нами. Он же наверняка сейчас на Корусканте.
  
  - Да. Но как...
  
  - Как-нибудь. Эй, Скайуокер, айда с нами. Не боись, мы тебя потом до дворца Вейдера проводим.
  
  - Ага! - радостно кивнул Люк, которому было радостно за получившую возможность вернуться домой Лею, но и одному оставаться не хотелось.
  
  До посадочной палубы добрались без приключений. Проходящие мимо взрослые продолжали в упор не замечать двоих из четырех гостей разрушителя. Зайти в шатл оказалось так же легко. Проблема едва не возникла, но несколько другого плана: сидящего рядом с Люком и Леей Уила пересчитывающая класс учительница тоже не увидела. Трижды проходила мимо него, не замечая, сбивалась со счета и никак не могла сообразить, кого не хватает.
  ***
  Хотя "Обвинитель" уже несколько часов висит на столичной орбите, из его неожиданных пассажиров борт покинул только так и не пришедший в сознание мужик. Зато в сопровождении агентов СИБ. Уж и экскурсии каких-то школьников по крейсеру гуляют, а лорд Вейдер хотя и довел число собственных конечностей до штатного комплекта, но перебираться в свой дворец не торопится. Мало того, и другим домой отправиться не дает. Счел, что офицер центрального штаба флота в качестве временно исполняющего обязанности адъютанта ему вполне подойдет, и бегает теперь Пиетт по его поручениям, поминая недобрым словом застрявшую во внешнем кольце штатную свиту лорда.
  
  Сперва ситх самым бесцеремонным образом оккупировал зал для совещаний, куда к нему косяком пошел народ с поверхности и других кораблей. Потом от разговоров вживую дело перешло к общению с голограммами. Почему со всеми этими людьми нельзя встретиться на планете, благо, все абоненты находились сейчас на Корусканте, Пиетт не понял. Его дело - наладить связь и тихо удалиться.
  
  Последнее не получилось. Властный жест милорда приказал остаться. Пока Дарт Вейдер бодро докладывал императору о успешном завершении испытаний нового истребителя, который даже незапланированный краш-тест прошел удовлетворительно, и о поимке некоего джедая, к которому у обоих ситхов имелись претензии личного порядка, Пиетт не то, что замер - дышать норовил через два раза на третий.
  
  - Ну, что, ученик, месть свершилась. И как ощущения?
  
  - Правду сказать, так себе. Ощущения от падения почти с третьего этажа того не стоили.
  
  - Твоя непробиваемая честность, Вейдер, когда-нибудь меня доконает. Это все, что ты хочешь мне сказать? - император очевидно ждал еще чего-то.
  
  - Да, повелитель. Но, если мне будет позволено, не сейчас. Я хотел бы сперва разобраться в ситуации сам.
  
  - Хорошо. Под твою ответственность.
  
  - Благодарю, повелитель.
  
  Опустившийся на колено лорд едва успел подняться, а на пульте замигал сигнал нового вызова.
  
  - Сенатор Органа, милорд, - доложил лейтенант.
  
  - Соединяйте.
  
  Теперь Дарт Вейдер вальяжно развалился в кресле перед проектором. Сенатор же, напротив, выглядел потерянным и жалким. Если и пытался хорохориться, то его усилий не хватило и до конца первой фразы.
  
  - Лорд Вейдер, ради всего святого, скажите, что с Леей?
  
  - С кем, позвольте поинтересоваться?
  
  - С моей дочерью Леей Органа.
  
  - А что с ней не так?
  
  - Она пропала.
  
  - Ой, беда - беда. Только, я-то тут при чем? Или в лучших демократических традициях: "за окошком снег и град - это Вейдер виноват".
  
  - Прекратите этот цирк. Позавчера она взяла мой флаер и улетела в неизвестном направлении. Как раз тогда, когда вы столкнулись с неизвестным кораблем.
  
  - Я столкнулся?
  
  - Пощадите ее, Вейдер. Она же совсем еще ребенок.
  
  - А, вот вы о чем, сенатор. Так бы сразу и сказали, что это ваша дочь.
  
  - Она у вас?
  
  - Допустим.
  
  - Я сделаю все, что вы потребуете. Только отпустите ее.
  
  - Вы хоть немножко ребенка воспитывали, или все шло а-ля натюрель?
  
  - Прекратите, пожалуйста...
  
  - А-а-а, понял. Только если девочке позволять совсем все, из нее вырастет настоящая правозащитница.
  
  - У вас есть сердце, Вейдер? - еле слышно откликнулся совсем скисший сенатор.
  
  - А как же. Только вот натуральное или имплант, не помню. В медкарте глянуть надо.
  
  Лорд потянулся было отключить связь. Но почувствовавший это движение Органа закричал словно от удара током.
  
  - Стойте! Послушайте меня! Лея - не моя дочь. Она - ВАША дочь.
  
  На несколько нестерпимо тягучих минут в зале повисла мертвая тишина. Наконец, Дарт Вейдер нарушил молчание.
  
  - У меня вроде бы сын?
  
  - Вы знаете? ...
  
  - Видимо, не все. Рассказывайте.
  
  - Падме родила двойню. Кеноби сказал, что они одаренные, и это сделает их легкой добычей императора. Поэтому мы решили их спрятать. Лею выдали за нашу с Брехой дочь, а Люка Оби-Ван увез куда-то на Татуин.
  
  - Хорошо, сенатор. Умеете же быть откровенным, когда приспичит. Я вас понял. мы вернемся к этому разговору чуть позже.
  
  И вновь тишина. Только проектор уже погас. Ситх сидел неподвижно. Замерший за его спиной Пиетт тоже не торопился отмирать. Ему было просто страшно: услышанное только что может оказаться несовместимым с жизнью. Наконец лорд неуклюже зашевелился.
  
  - Отключите связь, лейтенант. Меня на сегодня ни для кого нет.
  
  Пиетт молча шагнул к пульту. Перед тем, как отключить систему, нажал пару лишних кнопок. Не то, чтобы он позиционировал себя героем. Скорее, наоборот. Карьерные соображения всегда чтил и особой разницы между начальством и родиной не видел. Просто на рефлексе сделал, как обычно. За спиной раздался механический бас милорда.
  
  - Органа ввел вас в курс дела вместо меня. Значит, так тому и быть. Я хочу, лейтенант, чтобы вы...
  
  Что именно, осталось неизвестным, потому что в этот момент в зал решительно вошел командир 501-го легиона Рекс и двое его парней с оружием на изготовку. Офицер замер перед лордом, солдаты навели стволы на Пиетта.
  
  - Разрешите доложить, милорд. Дети пропали. Осмотр корабля показал, на борту их нет.
  
  - Когда обнаружили? - рявкнул ситх так, что лампы на потолке моргнули.
  
  - Сорок минут назад, сэр. Решили, что они просто пошли посмотреть корабль. Но поиски ничего не дали. Последним, кто их видел, был этот, - Рекс мотнул шлемом в сторону Пиетта. - За последние часы борт покидало восемь челноков. Все на поверхность Корусканта. Вероятность несанкционированного проникновения невелика, но есть. Там не только флотские борта, но и гражданские. Перед праздником на флоте устроили что-то вроде дня открытых дверей.
  
  - Планетарным властям сообщили?
  
  - Никак нет, милорд.
  
  - Хорошо. И не сообщайте. Немедленно поднимайте легион и прочесывайте территорию своими силами. С властями в конфликт не вступать, глаза по возможности не мозолить. Что еще?
  
  - Утечка информации, сэр. Почти сразу после вашего прибытия на борт и только что несанкционированная отправка информационных пакетов на адрес гранд-моффа Таркина. Второй раз пакет оказался двойным: первая часть ушла, как и раньше, на сервер моффа, а вторая там не задержалась и полетела куда-то во внешнее кольцо.
  
  На горле лейтенанта Пиетта сомкнулись невидимые пальцы. А судя по заломившим вискам, озвучивать вопросы темный лорд не собирался. Получит ответы прямо из головы и свернет шею. Впрочем, потеря сознания не позволила дождаться ни того, ни другого.
  
  Очнувшись, Пиетт обнаружил себя парящим в воздухе вровень со шлемами штурмовиков, что с учетом его невысокого роста, значило, ногами до пола он не достает сантиметров сорок. Пошевелиться не получилось. Оков не видно, но ощущение, словно младенца спеленали. Видимо, опять ситхские штучки.
  
  - Очухался, гад, - доложил, заметивший эти слабые трепыхания штурмовик.
  
  Разговаривавший с кем-то по внутренней связи милорд повернулся к добыче.
  
  - Итак, лейтенант, вы у нас осведомитель гранд-моффа Таркина. Здесь присматривали за тем, чтобы предназначенный для его сектора новый корабль не ушел кому другому, и за тем, чтобы на капитанском мостике оказался нужный секторальным властям человек.
  
  Пиетт кивнул. Практика обычная. Флот сектора формально моффу не подчиняется. Но взаимодействие военных и гражданских властей особенно в беспокойном внешнем кольце нужно отнюдь не формальное. Вот губернаторы и устанавливают тесные связи с офицерами, как умеют. Тут лейтенанту стыдиться или опасаться нечего, Если, конечно, на "Обвинителя" сам Вейдер глаз не положил.
  
  - Только какого хатта вы за мной шпионить принялись?
  
  - Распоряжение Таркина. Он заподозрил, что вся эта история с разбившимся истребителем - инсценировка, повод заграбастать корабль себе.
  
  - Через кого получали приказы?
  
  - Через коммандера Оззеля.
  
  Особой неловкости от того, что сдает коллегу, Пиетт не испытывал. Все вышесказанное лорд и так знает. Просто решил закрепить информацию на записи, которая наверняка ведется, чтоб было чего потом гранд-моффу показать
  
  - Что отправляли?
  
  - Отчет об увиденном на Татуине и запись разговора с сенатором Органой, - голос у Пиетта перехватило. Вот за это милорд его убьёт и будет прав.
  
  - Кому еще отправили это сообщение?
  
  - Никому. Клянусь, никому. И об исчезновении детей я ничего не знаю.
  Несмотря на усилившееся давление, лейтенант отчаянно задергался. У н
  его оставалась единственная надежда на то, что байки про умение милорда читать чужие мысли окажутся правдой. Другого способа доказать свою искренность он не видел.
  
  - Допустим, - как-то не по ситуации хладнокровно кивнул ситх. - В сложившихся обстоятельствах у вас два варианта. Первый: вы сейчас напрягаете память и вспоминаете все странное и необычное, все мелочи и случайности, которые помогут прояснить обстановку. Будете искренни, закончим тем, что я без лишних мучений сломаю вам шею. Еще одна случайная жертва разбушевавшегося ситха. Официально объявим, что мне не понравился, ну, скажем, ваш недостаточно тщательно выглаженный китель. Второй вариант: будете хитрить и увиливать, передам в СИБ как шпиона. Таркин, естественно, выкрутится. А на какого внешнего врага вы работали, используя сервер ничего не подозревающего моффа, вам следователь поможет придумать. Закончите все равно у стенки. Так смысл огород городить?
  
  - Я согласен.
  
  Только ничего путного в голову категорически не лезло. Отчего темный лорд ожидаемо психанул и Пиетт опять отправился в нокаут.
  
  Вейдер аккуратно опустил тело на пол и повернулся к замершему у двери еле живому Оззелю.
  
  - Пощадите, милорд, - без особой надежды забормотал упавший на колени коммандер.
  
  Лорд с ответом не торопился. Прежде всего, потому что с некоторым удивлением прислушивался к себе. Негодование по отношению к уродам, сумевшим выкрасть у него детей, имелось, но в неконтролируемую ярость не перерастало. Найдет - убьет. Вот только пока не вернет похищенных детей, он не позволит себе ни одной лишней эмоции, ни одной секунды, потраченной на мелкую, бесплодную месть, потому что за каждую его глупость или неосторожный шаг расплачиваться придется не ему, а маленьким, беззащитным и не понимающим, из-за кого их жизнь подвергается опасности, существам.
  
  От мысли о том, что он никудышный отец, только и умеющий, что портить своим детям жизнь, в душе вновь зашевелилось всякая муть. Он слегка пнул валяющегося у ног лейтенанта и обратился к коммандеру.
  
  - Не дергайтесь. Император хочет видеть "Обвинителя" на параде. До этого человека на капитанском мостике менять не резон. Потом - по обстановке. Но лишний раз мне на глаза старайтесь не попадаться. Что до этой падали. Шанс на то, что за ним стоит кто-то еще, небольшой, но пренебрегать им не стоит. Очухается, дадите ему покинуть корабль, посмотрим не приведет ли к кому интересному.
  
  -... Пиетт! Да очнитесь же вы, наконец!
  
  Перед носом мелко дрожал стакан с водой. Точнее, дрожала рука коммандера Оззеля, его держащая. Больше на резервном КП никого не наблюдалось.
  
  - Никаких распоряжений на ваш счет милорд не оставил. Так что убирайтесь, мой вам совет: пока целы.
  
  Пиетт молча кивнул и последовал совету. В забывчивость лорда Вейдера он, естественно, не поверил. Его используют как живца. Тут он может только плечами пожать.
  
  Вышедший из здания космопорта лейтенант направился к остановке монорельса. Брать такси не стал: торопиться некуда, нервировать агентов службы наружного наблюдения незачем. Вагон оказался практически пустым. Пиетт сел и прикрыл глаза. Ехать ему далеко. Думать особо не о чем, но куда деваться от профессиональной привычки аналитика. Начал прикидывать свои перспективы. Дарт Вейдер слывет человеком, который выполняет данные обещания. Значит, за ним придут не этой ночью, так следующей. Хотя, если ситуация с пропавшими детьми разрешится быстро, а самого Пиетта не угораздит столкнуться нос к носу с ситхом, может и обойтись. Милорд вспыльчив, но не злопамятен. А детей, скорее всего, никто не крал. Уж больно сложное это дело - похищение с борта звездного разрушителя. Сами куда-нибудь запропастились.
  
  Как раз в этот момент монорельс сделал остановку у центрального парка развлечений, и в вагон вбежала стайка подростков. Пиетт чуть недовольно приоткрыл глаз, отвлекшись на их хохот, и вновь погрузился в свои не слишком веселые мысли. Но ощущение чьего-то пристального взгляда мешало сосредоточиться.
  
  - Господин лейтенант, извините пожалуйста.
  
  К Пиетту обратился длинный прыщавый подросток, рядом с которым стояла крашенная девчонка и... пропавшие с "Обвинителя" дети лорда Вейдера.
  
  - Извините, пожалуйста, но вы не могли бы заплатить за нас за проезд? Мы потом вам вернем. Вы же знаете Лею и Люка.
  
  Пиетт растерянно кивнул.
  
  - Просто у нас деньги в парке украли.
  
  - Вы кто такие и что вместе делаете? - строго рыкнул Пиетт, беря ситуацию под свой контроль.
  
  - Уилхафф Таркин-младший и Исанн Айсард, седьмой класс первого имперского лицея, - четко по-военному отрапортовал Уил. - Мы на экскурсию с классом ездили. На "Обвинителе" познакомились с Люком и Леей и решили показать ребятам город. Пошли в парк. В кафешке кредитка на месте была, а когда билет на аттракцион покупали, ее, видать, и подрезали. Да вы не думайте, мы уже домой ехать собирались. Даже отель, в котором Бейл Органа остановился, узнали.
  
  - Контролер идет, - перебила рассказ приятеля Саня.
  
  И правда, вдоль вагона неспешно двигался контролер. Причем, не дроид, а живое существо. Мелкий несуразный экзот. Пиетт полез за кредиткой. Не стоит, чтобы у этих ребятишек возникли проблемы с полицией.
  
  Нелепое существо протянуло трехпалую лапку. Это оказалось последним, что увидел лейтенант Пиетт. Ни вспышки, ни боли, просто как в пустоту провалился.
  
  
  
  ========== Родительский день ==========
  
  Каждое событие в нашей жизни неслучайно,
  все они для чего-то нужны,
  надо только понять - для чего именно.
  (народная мудрость, записанная со слов тех,
  кто слышал магистра Йоду)
   Это был первый из череды праздничных балов, который император Палпатин давал в честь Дня Империи. Не самый помпезный. Но все, наиболее знаковые и влиятельные мира сего, присутствовали. Пока шла официальная часть, во время которой его величество восседал на троне, а его правая рука и ученик торчал по правую руку, Палпатин нет-нет, да и посматривал с интересом на Дарта Вейдера. Обычно его мысли, (как правило - нелицеприятные), о подходящих с приветствиями вельможах легко считывались. Но сегодня младший ситх закрылся наглухо. Не то, чтоб Дарт Сидиус не смог бы проломить этот щит. Просто, зачем? Хотя и любопытно.
  
   Но вот действо приобрело менее формальный характер. Собравшиеся неторопливо двигаются по залу, собираясь в кучки по интересам. Отпущенный "с цепи" погулять Вейдер, традиционно предпочитавший одиночество, сегодня приобрёл странную свиту. Сенатор Бейл Органа буквально хвостиком за ним таскается. И не подходит, и из поля зрения не выпускает. Ученик же словно специально от него бегает. Но вот к Органе присоединяется гранд-мофф внешних территорий Уилхафф Таркин, и вместе они довольно ловко загоняют лорда в угол.
  
   Странная компания, к взаимной симпатии особо не склонная. Палпатин даже слегка потянулся к Силе, чтоб подслушать. Но защита Вейдера не позволила сделать это незаметно, а показывать свой интерес старший ситх не захотел. Хотя компания подозрительная: фактический командующий вооруженных сил империи, оппозиционный сенатор и влиятельный региональный лидер. Им бы еще человека из органов, и идеальный состав заговорщиков готов.
  
  Накаркал что ли? К троице почти бегом направился директор службы имперской безопасности Арманд Айсард. Все четверо почти тут же перебрались на пустующий балкон. Палпатин отвлекся на кого-то еще, но зарубку в памяти сделал.
  ***
  Обещание вернуться к разговору о судьбе Леи позже Вейдер исполнять явно не собирался. Бейл Органа это понял, но продолжал держаться рядом с киборгом, просто потому, что сил отступиться не было. В результате, едва не столкнулся с моффом Таркином. Общаться с этим вечно чем-то недовольным, желчным имперцем в планы Бейла не входило, но просто посторониться не получилось. Таркин шустро подхватил сенатора под локоть.
  
  - Что, никак?
  - О чем вы?
  - О Вейдере, естественно.
  - Не понимаю вас, гранд-мофф.
  
  - Не прикидывайтесь, сенатор. Я в курсе. Кроме того, мы с вами в одной лодке: - обычно чуть сварливый тон Таркина вдруг сделался беспомощным: - У меня сын сегодня дома не ночевал.
  
  - И что?
  - Вы находите, что не возвращающийся со школьной экскурсии тринадцатилетний ребенок - это нормально?!
  - Вашему сыну всего тринадцать?
  - Да. Уилхафф поздний ребенок.
  - Извините, но при чем тут я и лорд Вейдер?
  - Уил был на экскурсии на "Обвинителе", на борту которого находился ситх и ваша дочь.
  
  Не дождавшись ответа. Уилхафф-старший рванул к зазевавшемуся Вейдеру. Органа - следом.
  
  - Зачем ты украл моего сына, тварь? - начал с места в карьер гранд-мофф.
  - А зачем я его украл? - огрызнулся ситх.
  - Вчера он не вернулся с "Обвинителя"! Точнее, вроде бы как вернулся. Но точно сказать никто не может: вроде видели, вроде нет. По головам сошлось, а четко вспомнить, где и с кем сидел, не могут. Явно твои шаманские штучки!
  
  Вейдер задумчиво кивнул. Мысль о том, что похищение не обошлось без участия одаренного, беспокоила лорда с самого начала. Как еще можно незаметно вывезти детей с корабля, он не представлял.
  
  - Моих тоже, - решил, что бегать от Органы, а теперь еще и от Таркина глупо, Вейдер.
  - Что тоже?
  - Тоже украли.
  
  Все трое помолчали, переваривая услышанное.
  
  - Так. Допустим. Но мы уверены, что они вместе? Как это могло произойти?
  
  - Случайно. Я своих оставил в каюте. Там замок - пальцем открыть можно. Следы взлома имеются, причем - изнутри. Судя по замашкам вашей Леи, вполне могла подбить Люка на несанкционированную прогулку.
  
  - Там дети встретили эту столичную шпану... - подхватил Органа.
  - Мой может и шпана, но флаеры не угоняет! - огрызнулся Таркин.
  
  - Ладно вам, - рыкнул ситх: - за своего не поручусь: я его всего один раз видел. Но, сдается мне, дети встретились, подружились, ну и пошли искать приключений себе на голову.
  
  - А ваша хваленая охрана куда смотрела?
  
  - Люк - одаренный, причем, сильный. Лея, к слову сказать, тоже. Вполне могли отвести глаза. В общем, до города они, похоже, добрались. А вот тут... Может и не спланированное похищение, но с ними что-то случилось.
  
  - Что?
  - Все, что угодно. Худший вариант сидит на троне.
  - Зачем ему дети?
  - Они - одаренные, а Сидиус конкурентов не терпит.
  - Но мой-то....
  
  - А ваш за компанию. Хотя, может все не так плохо. Зависли где-нибудь у друзей вашего сына. Или просто боятся на глаза показываться.
  
  - Да уж, Вейдер, вы собственных детей за несколько часов так запугать успели...
  
  - Заткнитесь, сенатор. Свободное воспитание моей дочери я вам еще припомню. А вы, губернатор, вспоминайте лучше с кем ваш дружит. Вы их обзванивали?
  
  - Да ни с кем, так чтоб на ночь зависнуть, не дружит. Я его в столичную школу только год как перевел.
  
  - Ну, с кем он за партой-то сидит вы знаете? - возмутился теперь уже Бейл.
  
  - Знаю. С Санькой Айсард. Предлагаете позвонить ее отцу?
  
  - А чего ему звонить. Вон он, легок на помине, - судя по тону сенатора, несмотря на шаговую доступность директора СИБ, Органа не горел желанием с ним общаться.
  
  - Если бы точно знать, что император ни при чем, Айсард - именно тот, кто нам нужен; - не разделил сомнения Бейла Вейдер: - Но на "Обвинителе" зафиксировано применение СИБ-овской карты доступа к системам.
  
  - Это если Санька карточку у папаши не сперла. Та еще оторва. Как с Армандом поругается, так у нас ночует.
  
  - То есть Айсард может быть не в курсе, что дочь пропала?
  
  - Запросто. Полгода назад за "двойку" по истории он обозвал ее идиоткой, способной только задницей на панели крутить, а на то, что она после этого три ночи у нас ночевала, он внимания не обратил. Они до сих пор не разговаривают толком.
  
   Органа и Таркин, папаши со стажем, принялись осуждать методы воспитания директора СИБ. Как начинающий родитель, Вейдер в этот разговор не вмешивался. Предпочел аккуратно поковыряться в памяти Айсарда. Вроде бы ничего опасного. Следующим шагом стал безмолвный приказ, подчиняясь которому, Арманд вдруг вспомнил, что не видел дочь со вчерашнего утра, и надо б позвонить. Но комлинк молчал. Мало того, аппарат вызываемого абонента был выключен или находился вне зоны доступа. Более чем странно, если учесть, что пользовались они спецканалом. Директор попытался определить местоположение дочери по системе навигации. Пусто. Позвонил домой. Дроид-секретарь прислал сообщение, о том, что последний раз госпожа Исанн вышла из дому вчера утром и больше не возвращалась. Айсард раздраженно убрал комлинк и буквально наткнулся взглядом на маску Дарта Вейдера, стоящего неподалеку в компании Таркина и Органы. Повинуясь странному ощущению того, что молчание комлинка дочери как-то связано с этой подозрительной компанией, руководитель имперской безопасности ринулся к ним.
  К чести Айсарда, суть ситуации он понял сходу и без лишних ахов-охов.
  
  - То-то я думаю, милорд, чего это вы своих штурмовиков массово в увольнительную отправили. Грешным делом, мыслишка на тему подготовки путча мелькнула. А теперь давайте о событиях последних дней максимально подробно.
  
  Компания уже перебралась из шумного зала на уединенный балкончик. По пути Бейла Органу попыталась перехватить сенатор Мон Мотма. Но тот только досадливо отмахнулся. Не до трепа за демократию сейчас.
  
  Балкончик оградил от лишних ушей и назойливых глаз. Но и тут болтать лишнее вслух Дарт Вейдер не счел нужным: просто скинул свои воспоминания прямо в головы всем троим. Те болезненно потерли вдруг нестерпимо заломившие виски, но недовольства не высказали. Пока сенатор и гранд-мофф переваривали узнанное, директор копался в планшете.
  
  - Вот, вроде наши.
  
  На экране сменили друг друга несколько размытых кадров, на которых четверо ребят ели мороженое, кормили чипсами голубей и садились в кабинку некоего аттракциона.
  
  - Они!
  
  - Съемка камер наружного наблюдения Центрального парка. Вчера во второй половине дня. Я понимаю, вы, милорд, хотели предотвратить самое страшное, поэтому ваши люди сразу ринулись по злачным местам нижних уровней. Прошлая ночь, кстати, там прошла на удивление тихо. Но дети-то пошли гулять в места гораздо более приличные.
  
  - Ясно. Но потом?
  
  - Потом, судя по сигналам с их комлинков, они вышли к остановке общественного транспорта и сели на монорельс в сторону центра. Доехали до остановки "Храм джедаев", вышли и направились в сторону развалин. Через несколько сот метров оба комлинка перестали подавать сигналы. Продолжаю просматривать записи камер в том районе. Но пока ничего.
  
  - Время потери сигнала? - от прохрипевшего это Вейдера буквально пахнуло холодной ненавистью.
  
  - Семнадцать пятнадцать по третьему часовому поясу.
  
  Лорд покопался в своем планшете и грязно выругался.
  
  - Таркин, что за тварь вы пригрели на "Обвинителе"?
  
  - Не понимаю, о ком вы?
  
  - Некто Пиетт. Офицер главного штаба, наблюдающий за ходовыми испытаниями.
  
   - Да хатт его знает. Академию закончил с отличием, потом служил в моем секторе. У забрака на рогах пиратов гонял. Весьма успешно гонял. Я бы даже сказал - вдумчиво. Со склонностью к серьезному планированию и аналитике парень. Вот и устроил ему перевод в главный штаб, а тот в знак благодарности снабжал меня некоторой информацией. А в чем дело?
  
  - Вчера именно он скинул вам информацию о моих детях. И не только вам, но и кому-то еще.
  
  - Попался? Тогда, он ваш. Я не в претензии.
  
  - Это - само собой. Но меня интересовал второй адресат. Парень про него сам ничего не знает. Вот и решил дать ему погулять по городу, посмотреть, с кем встретится.
  
  - Ну, вы прям гений сыска, милорд; - фыркнул Айсард: - И как успехи?
  
  - В шестнадцать сорок пять прибыл в космопорт, сел на монорельс до центра. В семнадцать тринадцать вышел у храма и направился на территорию комплекса, где, судя по сигналу "жучка", находится до сих пор.
  
  - Вот и делай людям добро. Двурушник, хаттов. Будете убивать эту тварь, позвать не забудьте: - прошипел Таркин.
  
  Органа не возражал. Айсард же не торопился делить шкуру неубитого ранкора и продолжал заниматься делом.
  
  - Что за сообщение, выяснили?
  - Только адрес получателя. Губернатор Татуина.
  - Кто?! - взвыл Таркин.
  
  Татуин входил в зону ответственности гранд-моффа внешних территорий, соответственно планетарный губернатор был подчиненным Таркина. С обещаниями лично скормить сарлаку второго за вечер предателя в своих рядах, мофф принялся вызывать на связь татуинского чиновника. Тот откликнулся практически сразу, при виде торчащих за спиной шефа ситха и сибовца заметно струхнул, но на том, что никаких писем с "Обвинителя" не получал, стоял твердо. Наконец, трясущимися руками полез проверять почту администрации, где обнаружилось письмо с личной почты Таркина, предназначенное для передачи фермерам Ларсам.
  
  Конвертик пересланного письма замерцал на экране, и вот перед собравшимися появилась голограмма светловолосого мальчишки:
  
  - Дядя Оуэн, тетя Беру, привет! Со мной все в порядке. Не волнуйтесь, пожалуйста. Меня нашел отец. Ну, в смысле, лорд Вейдер. И я улетаю с ним на звездном разрушителе. Ну, все. Мне пора. Позвоню, когда будет время.
  
  - Это шифр какой-то? - растерянно уставился на голограмму уверовавший во вселенский заговор против себя любимого Таркин.
  
  - Это мой сын с родственниками общается; - обиженно загудел Вейдер.
  
  - Вы, когда ребенка забирали, Ларсов этих окаянных не предупредили что ли? - уточнил Айсард.
  
  - Самодур бесчувственный; - фыркнул Органа и, почувствовав безмолвную поддержку имперских чиновников, продолжил морализаторскую атаку, правда, теперь на них самих: - Между прочим на Татуине сейчас четыре часа утра. Перед губернатором извиниться бы надо будет. Да и офицер этот, Пиетт, кажется, не при делах. Вы б, господин директор, свои спецпропуска системы "вездеход" проверили. Сдается мне, не все на месте.
  
  - Какого хатта?!
  - Ну чем-то детишечки систему связи активировали.
  - Думаете, им никто из экипажа не помогал?
  
  - Едва ли. Но не в этом суть. Очевидно, история с письмом отношения к похищению не имеет; - вернул ситуацию под свой контроль Айсард: - Кстати, Вейдер, а как насчет записи с "жучка" на этом Пиетте?
  
  - Сейчас должны переслать.
  
  Дарт Вейдер чувствовал себя странно. В начале он вообще не понимал, чего это он так завелся. Какие-то склонные к суициду в особо циничной форме идиоты задумали перехватить у него его добычу. И что с того? Как только они проявят себя, он нанесет ответный удар, так, что мало не покажется. И ладно бы он завелся от обиды: увели-то из-под носа. Так нет же. К этому-то он относится спокойно. Наверное, из-за ощущения близости серьезного противника. Ощущение весьма смутное, но такого рода предчувствиям жизнь научила доверять. Но вот почему, вместо того, чтобы сидеть и спокойно ждать следующего шага противника, он дергается от страха за жизни этих сопляков? Ну, дети. Ну, его. Кстати, анализы надо проверить. Мало ли чего наболтать можно. Почему же от воспоминаний о взгляде наивных голубых и карих глаз у него щемит сердце и расплываются в идиотской улыбке губы? И ради их безопасности он готов... на что именно он готов ради безопасности своих детей в непосредственной близости от императора лучше не думать.
  
  Тем временем Айсард внимательно изучал запись с "жучка". На взгляд ситха, абсолютно неинформативную. Человек собирает вещи в каюте, спускается с орбиты, садится в вагон монорельса. После остановки "Центральный парк" в устройстве начал барахлить звук, а потом и картинка в конец поплыла. Последнее, что можно более-менее разобрать - это севшие на места напротив подростки. Таркин узнал сына. Иссан в кадр попала только краем пестрой прически. "Жучок" работать не перестал, но ничего конкретнее собственного местоположения не передавал.
  
  - Значит, что мы имеем? Дети скорее всего абсолютно случайно встретились и отправились гулять по городу. В парке за ними увязался некто с подавляющим сигнал систем слежения устройством в кармане. Ему каким-то образом удалось заставить детей пойти с ним в заброшенный храм без особого шума. Лейтенант последовал за ними. Скайуокера-то он узнал. В результате, скорее всего схлопотал по голове, и в развалинах мы имеем его труп. А детей вывезли неизвестно куда.
  
  - Тогда от чего "жучок" до сих пор глючит? - засомневался Вейдер. Армейские средства слежения, вообще-то для работы в весьма агрессивных средах, типа обшивки вражеских кораблей предназначены. Их так просто не "убьешь".
  
  - Либо лейтенанта прихватили с собой, и он продолжает находиться рядом со злоумышленниками. Тогда их логово в храме. Только, Вейдер, ради великой силы, не поднимайте 501-ый легион на штурм развалин. Однажды вы это уже делали. С многочисленными жертвами среди женщин и детей.
  
   Лорд скрежетнул зубами, но согласился. Сдерживать свой гнев сегодня у него получалось гораздо лучше обычного. Видимо, если думаешь не только о себе, но и о тех, кто тебе действительно дорог, держать себя в узде проще. О себе думать некогда, а оправдание своей глупости и несдержанности глубиной своих же страданий начинает сильно смахивать на эгоизм.
  - Но как они увели детей? - прервал размышления ситха Органа.
  - Сильный одаренный.
  - Откуда? - скривился Таркин.
  - На Татуине кроме Кеноби никого не было. Вроде бы, - плюнул на конспирацию Органа.
  -Может, джедай. А может, и не джедай; - отстраненно промолвил неджедай Дарт Вейдер.
  
  - В первом случае вероятнее всего политический шантаж; - подхватил Айсард: - Если бы это была чисто религиозная разборка, неодаренных бы не тронули. А вот во втором...
  - Второй может означать два варианта. Либо мы дали императору повод усомниться в нашей лояльности, и его величество так проверяет нас на вшивость. Либо это провокация с целью объявить наши действия мятежом против существующей власти; - закончил мысль запнувшегося директора СИБ гранд-мофф внешних территорий.
  
  Органа поежился. В принципе, идея выходящих за рамки чисто политической борьбы действий против Палпатина витала в воздухе уже давно. Не без активного участия сенатора от Альдераана витала. Только соратников в этой борьбе он себе представлял несколько других.
  
  Все смотрели на Дарта Вейдера. Тот с ответом не торопился. Выступать против повелителя Сидиуса просто страшно. Но придется. Ибо надеяться можно и на лучшее, но готовиться разумнее к худшему. Мантра о том, что все будет хорошо, а если все будет плохо, то ты этого уже не увидишь, не особо помогла. Правда, склонный не рассуждать, а действовать ситх не обратил на это внимания.
  
  - Против лома нет приема, окромя второго лома. Сам нарвался.
  - И кто, по-вашему, этот сам? - по привычке начал расставлять политические акценты Органа.
  - А тот, кто нарвался, тот и сам, - ответил за лорда Айсард.
  
  Не сильно преуспевший в остроумии ситх благодарно кивнул. Им теперь не остроумием мериться, а крепко думать надо. Особенно над третьим вариантом. Ибо успешного заговора против владыки Сидиуса лорд даже теоретически не представлял.
  
   Но через миг все расклады стали уже неважны. Потому что Сила качнулась, словно потревоженная гладь болота, и выплеснула на лорда полный отчаяния и страха крик: "Папа!" Дарт Вейдер с тихим рыком рванул к ближайшему выходу: перилам балкона.
  
  - Чего вы творите, ситх побери?! - нервно взвизгнул Таркин.
  - Они в подвалах библиотечного корпуса храма джедаев, и им грозит опасность!
  - Но, если император узнает... - вякнул кажется сенатор.
  - Мне пох, - донеслось уже из сада.
  Директор Айсард молча прыгнул следом. Остальные потянулись за ним.
  ***
  Император Палпатин заинтересованно прислушался к всплеску Силы. Подошел к высокому окну зала, выходящему в парк. Проводил взглядом скользящие в сторону парковки тени.
  
  Значит, сперва штурмовой легион в столицу высаживаем, потом одаренных от учителя прячем, а теперь кружок по интересам из особо амбициозных идиотов сколачиваем? Ну-ну, смотри, ученик, чтоб склонность предавать тех, кого еще вчера искренно считал своими, не вошла у тебя в привычку. Я ж не Кеноби. У меня так легко не отделаешься.
  
  В этот момент Палпатину доложили о появлении в городе механизированной группы с "Обвинителя" и передвижениях вейдеровских штурмовиков в сторону джедайского храма.
  Губы императора растянулись в злой улыбке. Подчиняясь его властному жесту, несколько гвардейцев покинули зал. Вскоре и сам повелитель галактики засобирался прочь. Оставшуюся на балу элиту это только обрадовало. Что ни говори, а у всех словно камень с плеч свалился.
  
  
  ========== День танкиста, который для некоторых - день варенья 2.0 ==========
  
  От осинки не родятся апельсинки
  Народная мудрость планеты Камино,
  записанная со слов работников
  центра клонирования)
  Фирмус Пиетт уже довольно долго бездумно смотрит в противоположную стену. Думать, собственно, не о чем. Как он здесь очутился, лейтенант категорически не помнил. Промежуток между вагоном монорельса и появлением в этом странном месте выпал из памяти. Место - странное. Квадратный колодец пять на пять метров словно из каменного массива вырубленный без малейшего намека на двери. Сверху на высоте не меньше двадцати метров виднелось небо Корусканта. Серое, ночное, без звезд. Там, снаружи, наверное, идет дождь. Но здесь сухо. Их колодец наверняка прикрыт силовым щитом или чем-то вроде этого.
  
  Интересно, наверняка подвешенный на него "жучок" через него пробивает? И об этом думалось так, вскользь, без надежды и даже без интереса. Слишком мало информации для понимания того, кто в этой игре свой, кто - чужой. По правде сказать, некий мрачный голос в душе Фирмуса нашёптывал о том, что своих в этом раскладе у Пиетта просто нет.
  
  Место тоже не опознавалось. В тюрьме СИБ лейтенанту бывать не доводилось, но на стандартную камеру помещение как-то не тянуло. Для чего-то экзотического, типа легендарных подвалов императорского дворца или замка милорда, он сам рылом не вышел. Хотя, теперь ему вполне можно инкриминировать похищение детей. Четырех штук. Отпрысков весьма влиятельных родителей. Вон, двое старших у противоположной стены спят. Дети, не родители. А жаль. Хотя, другой вариант, при котором на них напали люди лорда Вейдера, сочтя и его и старших подростков похитителями брата и сестры Скайуокеров, еще гаже. От мысли о том, что в любом из вариантов сейчас в городе творится, сильно захотелось застрелиться. Но не из чего.
  
  Как именно их вырубили, Пиетт не понял. Химия какая-то. Подросткам досталось сильнее. Он уже с час как очнулся, а они все еще в беспамятстве. Наконец зашевелились и юные сокамерники.
  
  Известие о том, что их, похоже, украли, Уил и Саня встретили просто с энтузиазмом. Еще бы, такое приключение. И если Таркин-младший главным образом разглагольствовал на тему личностей и планов похитителей, то мадмуазель Айсард молча нарезала круги вдоль стен, едва ли их ни обнюхивая.
  
  - Ты чего ищешь-то? - наконец осведомился Уил.
  - Выход, разумеется, - как о чем-то само собой разумеющимся, сообщила та.
  - Думаешь, предки весь город на уши уже не поставили? Найдут, причем аккурат к контрольной по астрографии. Помяни мое слово.
  - Вот именно. Кроме того, если мы сами выберемся, мой папаша точно не сможет больше орать, что я бездарность и тупица.
  - Ну, это вряд ли, - непонятно в чем именно усомнился Уил, но идею активного самоспасения поддержал. - Мелких найти надо. А то они одни.
  - Зачем их вообще отдельно держат? - задумчиво сморщила носик Саня.
  - Скайуокеры - одаренные. Видимо в этом все дело, - отозвался Пиетт, не сразу сообразив, что ляпнул лишнее.
  Исанн вцепилась в услышанное как крайт-дракон в добычу.
  - Скайуокеры? Они что брат и сестра?
  - Да, - нехотя ответил офицер.
  
  Развивать тему он не планировал, но через несколько часов пришлось. Ночь сменилась днем, а в их положении ничего не менялось. Планы спасения утопающих силами самих утопающих закончились. Освобождение извне тоже запаздывало. Юных пленников начала охватывать паника. Во избежание оной Пиетт и решил отвлечь подростков байками про Дарта Вейдера. По большей части, действительно байками из тех, что про ситха по главному штабу гуляли.
  
  Тема пошла на ура. Добавив к лейтенантской прозе Пиетта школьный фольклор и не очень закрытые файлы с компьютера директора СИБ, собравшиеся азартно принялись отфильтровывать из них истину и выстраивать более-менее стройную биографию младшего ситха. Фирмус очень надеялся, что минимум исходной информации для анализа и куча подростковой фантазии не позволили им слишком близко подобраться к истине. Не хотелось бы, чтобы у товарищей по несчастью возникли проблемы еще и с нелюбящим распространяться о своем прошлом лордом. Тогда как ко всяким байкам и сплетням он относится снисходительно, а судя по "шутке" про невыглаженный китель, так даже поощряет.
  
  - В учебнике написано, что лорд Вейдер отразил нападение джедаев на канцлера Палпатина, вместе с 501-ым легионом разгромил их логово в храме и практически в одиночку уничтожил штаб сепаратистов на Мустафаре, - демонстрировал эрудицию Таркин-младший.
  
  - А до этого 501-ым командовал генерал-джедай Скайуокер, единственный, о ком в наших учебниках отзываются уважительно. Остальные - самодовольные индюки, солдат за людей не считавшие, - сводила факты Исанн.
  
  - Это не слишком далеко от истины. Войну клонов я почти не захватил. Но и тех нескольких месяцев, что успел прослужить республике, хватило, чтобы оценить уровень бардака на тогдашнем флоте.
  
  - Не суть, - кивнула Саня. - То есть Скайуокер и Вейдер один человек - это доказано. Но Скайуокер - джедай. Но на самом деле - ситх. Скорее всего, был внедрен в джедайское логово по заданию канцлера. А когда те об этом догадались, то отомстили, выкрав детей лорда.
  
  - И он им это так спустил с рук? - усомнился Уил.
  
  - А что он мог сделать? Сам сообрази: ни в храме, ни на Мустафаре человека в черных доспехах никто не видел. Но лорд Вейдер там точно был. Потом он исчезает почти на полгода и появляется рядом с императором уже в известном всей галактике виде.
  
  - Ну. и что из этого?
  
  - А то, дебил, что лорда на Мустафаре серьезно ранило. Поэтому и поиском детей вовремя не занялся, и в доспехах и шлеме вынужден ходить.
  
  Девочке в логике не откажешь, только Пиетт затруднялся в определении повреждений, которые надо получить, чтоб костюм типа вейдеровского стал повседневной жизненной необходимостью. В общем, если их фантазии хотя бы от части верны, обвинять ситха во вздорности характера и жестком стиле руководства расхотелось.
  
  Так прошел почти весь день. О них словно забыли. Как похитители, так и спасатели. Да и пить хотелось нестерпимо. Мысль о том, что их бросили сюда просто за ненадобностью, чтоб заряд бластера на устранение лишних свидетелей не тратить, все настойчивее отвоевывала себе почетное место средь прочих обитателей мозга. Самому бы в истерику не скатиться.
  
  Вдруг над головами послышалось механическое жужжание. В их колодец опускалась некая винтокрылая каракатица.
  
  - Ой, что это?! - Саня вскочила на ноги и прижалась спиной к стене.
  
  - Армейский дроид-транспортник сил Торговой Федерации, - опять продемонстрировал свою эрудицию Уил, тоже прижимаясь к стене.
  
  Платформа коснулась опорами пола, разделив собой стоящих по углам узников. Со стороны школьников предупреждающе мигал красный сигнал. Перед Пиеттом же приглашающе горел зеленый. А когда он не поторопился принять приглашение, его подхватило неким подобием луча захвата. Или захватом лорда Вейдера, обреченно подумалось, пока платформа поднималась из ямы. Похоже, похитители навели справки, и, убедившись в том, что родственники, готовые заплатить за него хоть сколько-то, отсутствуют, решили пустить его в расход.
  
  Впрочем, мрачные предчувствия не помешали удивиться тому обстоятельству, что их колодец - и не колодец вовсе, а башня. Теперь, когда платформа поравнялась с краем верхней площадки и заскользила по соединяющему башню-колодец с соседними строениями заброшенного храмового комплекса переходу, пассажиру открылся вид на вечерний Корускант с высоты птичьего полета. Летели совсем недалеко. С внешней стороны вокруг основания башни имелась приземистая пристройка с кучей запутанных коридоров.
  
  Несколько минут бега в компании вооруженного бластером дроида, и его впихнули теперь уже точно в подвал. Внутри - куча боевых дроидов разных мастей и калибров, но все - старье времен войн клонов. Из живых людей имелись брат и сестра Скайуокеры.
  Лея, несмотря на предательски дрожащие губы, самозабвенно изображала горделивую принцессу среди плебеев. Люк столь же упоённо ругался на хаттском матерном (впрочем, "хаттский" и "матерный" - это одно и тоже). От услышанного лейтенант просто ошалел. Нет, на флоте нецензурная лексика предписана уставом, но чтоб из уст девятилетнего ребенка, да так складно.
  
  Правда, понявший причину творящегося дурдома офицер удивляться перестал. Не до того как-то стало. Старшая над металлоломом армейская модификация дроида-переводчика требовала от Люка связаться с отцом, не используя при этом традиционный комлинк. Тот убеждал собравшихся в том, что делать этого просто не умеет, а и умел бы, хрен гады получили б. Убеждал экспрессивно: по углам валялись кучи разрозненных деталек. Как раз такие могли остаться от стандартного стрелкового дроида, попади он под силовой удар а-ля Дарт Вейдер. Поняв, что по-хорошему с не иначе как будущим лордом ситхов договориться не выходит, дроид-переводчик начал по-плохому: пообещал в случае очередного отказа пристрелить "этот мясной мешок с костями". В грудь Пиетта уставились стволы сразу нескольких бластеров.
  
  Понявший, что железо шутить и блефовать просто не умеет, Люк замолчал. В расширившихся голубых глазах стояли слезы.
  
  - Итак? - вокодер переводчика звучал по-человечески вкрадчиво.
  
  Тишина.
  
  Сгусток плазмы ударил в плечо. Мощность заряда стояла на минимуме. Ожог, не больше. Даже не закричать получилось. Не на долго. Еще через миг Пиетт орал от ужаса. Смотреть на то, как небесно-голубые детские глаза наливаются расплавленным золотом вырвавшейся магмы Мустафара, просто невыносимо. Людей бы Люк одним этим распугал. Но Силы расшвырять десяток машин у него еще не было.
  
  Только счастье одаренного не только в силе, но и в удаче. Предвестник которой влетел в подвал рыбкой, сбив Пиетта с ног. Пока лейтенант выбирался из-под русоволосого парня в пилотском комбинезоне, в дверной проем стали залетать бластерные заряды, весьма метко выбивающие дезориентированных дроидов. Пока по помещению летали, рикошетя от потолка и стен, сгустки плазмы, Пиетт предпочел забиться в дальний угол, от чего саму удачу разглядел, только когда в подвале установилась полная тишина.
  Фирмус тяжело поднялся на ноги, только теперь обнаружив, что во всей этой суматохе ухитрился закрыть собой девчонку. Раньше особой склонности к героизму за собой не замечал. Просто добросовестно делал, что положено. Может ситуация сейчас настолько дурацкая, что в ней это и было "то, что положено"? Додумать эту странную мысль помешал новый персонаж. В дверях стоял внушительных габаритов парень в мандалорской броне.
  
  - Соло, тварь, вылазь. Чего уж теперь, отбегался.
  
  - Не вылезу; - раздалось из-под особенно крупной кучи железа.
  
  - Вылазь, кому сказал!
  
  - Отставить; - Пиетт спокойно шагнул в пространство между доспехом и кучей: - Представились и доложили обстановку оба.
  
  В том, что его окрику подчинятся, лейтенант особо не сомневался. На неведомого пилота Соло подействовало чудодейственно. Из груды мусора ракетой вылетел паренек неполных двадцати с синяком под одним глазом, с ошалелым блеском во втором и нашивкой курсанта Каридской военной академии на рукаве летного комбинезона. Мандалорец выждал несколько секунд, демонстрируя, что офицер ему не указ. Но оружие убрал и мотнул головой в знак согласия играть по обозначенным Пиеттом правилом.
  
  - Курсант Хан Соло, сэр; - гаркнул как на плацу пилот.
  - Дезертир, вообще-то; - уточнил мандалорец.
  - Неправда!
  
  - Стоп; - Пиетт властным жестом остановил курсанта и, заложив руки за спину, обернулся к мандалорцу: - Представьтесь для начала.
  
  - Боба Фетт. Охотник за головами.
  
  - И давно это дезертирами занимается не военная полиция, а криминальные наемники?
  
  - Не мое дело. Мне заплатили, я делаю; - пожал плечами Фетт.
  
  - Кто заплатил?
  
  Распространяться о заказчике наемник, естественно, не стал. Пиетт на него и не рассчитывал. Из перепуганного Соло информация лилась как вода из крана.
  
  С его слов выходило, что преддипломную практику курсант Хан Соло проходил, охраняя базу военных строителей под руководством некоего коммандера Николсона. Сей достойный представитель военно-инженерных войск гражданином оказался предприимчивым, но не особо законопослушным. Баловался коммандер как работорговлей, так и использованием рабского труда на возводимых его стройбатом объектах. Понявший это пилот, вместо того, чтоб сделать вид, будто это не его дело, либо тихо смотаться в СИБ, устроил форменный скандал: отказался пристрелить пойманного раба-вуки, спрятал его в развалинах храма, а когда Николсон потребовал вернуть имущество, съездил коммандеру в челюсть, после чего рванул, куда глаза глядят. Пострадавший офицер о пропаже курсанта, естественно, заявил, но позаботился о том, чтоб первым беглеца нашел наемный убийца, а не полицейский патруль.
  
  Мандалорец слушал этот рассказ с интересом и даже сочувствием, но это едва ли убедит его отказаться от выполнения заказа. У охотников за головами свои представления о чести и деловой этике. Однако немедленному выполнению оплаченной работы опять помешали. На сей раз это был рыжий вуки. Видимо, тот самый, из-за которого попал в историю пилот-недоучка Соло. И появился мохнатый в компании Уила и Сани.
  
  Фирмусу казалось, что радостных визгов от встречи будет куда больше. Не угадал. Саня как старшая сестра приобняла всхлипывающую Лею. Уил и Люк пожали друг другу руки.
  
  - Ну как?
  - Да вот, с дроидами повоевали маленько. Спасибо мандалорцу.
  - А мы в башне сидели, пока нас вуки не вытащил.
  - Кто это? - тихо поинтересовался у Пиетта наемник.
  - Дети лорда Вейдера.
  - Все четверо?
  - Нет, двое младших. Фамилии остальных Таркин и Айсард.
  - А ваша, лейтенант?
  - Пиетт, просто Пиетт.
  - Предлагаю всем вместе быстро убираться отсюда, а с заказом я потом как-нибудь разберусь.
  - Согласен.
  
   Им пришлось задержаться буквально на пару минут: найти в грудах металлолома отобранный у Люка отцовский меч. Нашли. Но уходить оказалось поздно. Намерения у показавшейся в подвале дроидеки имелись серьезные. Собственно, в укрытие можно не нырять. Огневая мощь у лучшего боевого робота Торговой Федерации такая, что он тут просто все плазмой зальет. Только у Люка и Фетта оказалось несколько иное мнение на этот счет.
  
  Первый с каким-то диким воплем ринулся на разворачивающийся из походной позиции в боевую машину, активировав только что найденный меч. Синие всполохи заполошно метались вокруг, неким невероятным образом отразив несколько выстрелов. Этих секунд Бобе хватило для активации чего-то подкалиберного. Ухнувший взрыв разбросал людей и кучи мусора, образовав на месте дроидеки новую.
  
  - Все целы?
  
  Слегка контуженный Пиетт не сразу узнал собственный голос. Ему отозвались все. включая рык вуки.
  
  - Эй, вейдереныш, почему меч не красный? - вместо ответа Пиетту спросил сидящий посреди подвала и зажимающий поврежденный бок мандалорец.
  
  - Не знаю; - бесцветно отозвался мальчик, который никак не мог разжать сведенные судорогой пальцы, чтобы выпустить рукоять. О том, что цвет лезвия имеет значение, мальчик не знал, да и не было ему сейчас до этого ровным счетом никакого дела. Он только что окунулся в Силу. Не по доброй воле, по жестокой необходимости увидел изнанку мира и своих возможностей. Уведенное забрало все силы. Люку хотелось просто лечь на пол без мыслей и чувств.
  
  Не понявший. скорее почувствовавший это Пиетт ответил за мальчика.
  
  - А ты, малый, как я погляжу, знаток... - Фирмус добавил голосу чуточку угрозы.
  - По нужде; - закашлялся Боба: - Моего отца убил джедай, так что пришлось интересоваться.
  - Отомстил?
  - Не успел. Кто-то из ситхов опередил.
  
  Тем временем подскочившая к раненому Лея вполне споро сняла с наемника шлем и доспехи. Пиетт с удивлением обнаружил, что охотник за головами всего года на три старше своей жертвы. Теперь понятно, отчего профессионал, способный почти в одиночку уничтожить грозную дроидеку, согласился на столь мелкий заказ, как Хан Соло. Ничего более серьезного парню едва за двадцать просто не доверяют.
  
  - Сколько ж тебе тогда было?
  
  - Когда отца убили - девять. В профессии с того же возраста.
  
  Тем временем Лея добралась до раны. Вид крови заставил ее побледнеть и закусить губу. Но упаковку индивидуального пакета она сорвала решительно и активировала его содержимое может и не очень умело, но вполне осознанно.
  
  - Откуда такие навыки у принцессы? - попытался подбодрить ее Фирмус, ибо помочь не мог - был занят разжиманием сведенных пальцев Люка.
  
  - Как откуда. А если покушение? - чуть обиженно отозвалась та.
  
  Мысль о том, что дети во дворцах и на помойках взрослеют одинаково рано, была вытеснена детским вопросом.
  
  - А почему вы сказали про двух детей лорда Вейдера?
  - Потому что ты - сестра Люка; - постарался как можно равнодушнее ответить Пиетт.
  - Как это?
  - Да не заморачивайся; - жизнерадостно встряла Саня: - С деталями потом разберешься. А пока думай о том, что брат - это ж здорово.
  - И о том, что, если мы отсюда выберемся, то этот день вполне можно считать вторым днем рождения; - поддакнул Боба.
  - Так у нас и так день рождения через день. Два подряд - неинтересно; - разочарованно вздохнула Лея.
   - Ой, не скажи. Это ж, как загудел в первый, так и гуляй без остановки и на вполне законном основании три дня; - отозвался хозяйственный Уил, который про между делом успел покопаться в остатках дроидов и найти три вполне исправных карабина.
  Учитывая уже несколько минут доносящиеся откуда-то сверху взрывы и грохот обвалов, весьма своевременное приобретение. Хотя... Второй встречи с дроидекой они очевидно не переживут. Но так или иначе из подвала надо выбираться. Вуки взвалил на плечи раненого охотника за головами. Остальные разобрали оружие и двинулись прочь.
  
   Идти пришлось недалеко. Стоило им добраться до ведущего к выходу на двор коридора, как впереди замелькали багряные отблески. Еще шаг, и из-за поворота появилась двухметровая черная фигура. Шедший первым Пиетт торопливо опустил карабин. Случайно попасть под раздачу самозабвенно рубящего очередного боевого дроида ситха не хотелось.
  
  - Папа!
  
  Вылетевший из-за спины лейтенанта Люк опрометью бросился к едва успевшему дезактивировать меч гиганту и обезьянкой вскарабкался по доспеху, чтобы повиснуть на шее, обхватив отца руками и ногами.
  
  Вейдер попятился к выходу. Именно попятился, прикрывая вцепившегося в него сына собственной спиной. Впрочем, на дворе все уже было спокойно. Стоящий посредине шагоход хищно водил стволами по сторонам в поисках угроз. Потом это движение стало более осмысленным: танк взял на прицел опускающийся лимузин. Через минуту Лея уже висела на шее у сенатора Органы. Уил получал подзатыльник от Уилхоффа Таркина-старшего. А Иссан бессильно уткнулась лицом в рукав директора СИБ.
  
  - Папа, а вон тот мальчик - оказывается, мой братик! - тихо сообщила на ухо Бейлу дочь.
  
  Айсард рассеянно обхватил свою наконец заревевшую наследницу одной рукой и, так вместе и повернулся к Вейдеру.
  
  - Пока вы тут без нас воевали, образовалось две новости: плохая и очень плохая. Плохая в том, что кто-то расконсервировал хранящуюся по соседству ударно-штурмовую группу дроидов и запустил их в храм.
  
  - Уже не новость. Если группа стандартная, то она должна кончиться. Штабного отделения, правда, не хватает, но это мелочи. Осталось одну дроидеку найти.
  
  - Не надо. Одну мы с Бобой завалили, - тихо прошептал на ухо ситху Люк.
  - Вы?
  - Ну... Боба. А я прикрывал.
  - Понятно. Валяйте очень плохую.
  - Когда мы садились, то видели, как алая гвардия берет храмовый комплекс в кольцо.
  
  - Понятно, - Вейдер резко развернулся к старательно прикидывавшемуся шлангом Пиетту. - Лейтенант, берите детей и прочий ваш зверинец и в шагоход. Попробуйте прорваться к челноку и на "Обвинитель". Передайте коммандеру Оззелю мой приказ никого без моей санкции на борт не принимать, на провокации не поддаваться, в остальном - по обстановке... Ну, вы меня поняли.
  
  - Да, милорд.
  
  На погрузку ушло меньше минуты. Плюхнувшийся на место рядом с командиром танка Вирсом Пиетт устало вздохнул.
  
  - Я как погляжу, вы без меня целый заговор устроили.
  
  - Да ситх его знает. Но до челнока лучше добраться раньше гвардейцев. Уж не знаю, чего там милорд с императором не поделили, но устраивать перестрелку с дворцовой охраной мне как-то не светит. Объяснять потом, как оно сочетается с присягой его величеству, будет весьма затруднительно.
  
  Они успели. Пиетт с замиранием сердца наблюдал, как несущийся почти галопом шагоход буквально впрыгнул в чрево уже на лету закрывающего аппарель челнока. Вслед им пару раз выстрелили. Но это так - для острастки. Да и к ним с того какие могут быть претензии?
  
  Тем временем нечаянные заговорщики уже несколько минут переминались с ноги на ногу вокруг замершего ситха.
  
  - Убираться надо, - наконец отмер Вейдер. - Палпатин летит сюда лично, и он уже близко.
  - Куда? - растерянно охнул Органа.
  - На разрушитель, а на нем - куда-нибудь во внешнее кольцо. В других местах достанут, - буркнул Айсард.
  - Так и скажите - драпаем в дикий космос, - кисло фыркнул Таркин.
  
  - Сперва сообразите, на чем до орбиты доберемся, - рыкнул на них Вейдер, привычно раскладывая ситуацию по полочкам на простые, пошаговые действия: - Ваш флаер за пределы атмосферы выходит?
  
  - Нет.
  
  - Тогда пробиваемся к моему.
  
  Выйти к ступеням центрального входа, где Дарт Вейдер оставил свой шатл, им не мешали. Правда, темный лорд уже понял почему. Но движения не прекратил. Метаться на тему "делать - не делать" не обучен.
  
  Кольцо гвардейцев безмолвно разомкнулось, пропуская их вниз с лестницы, у основания которой стоял Дарт Сидиус. Вейдер замер перед ним, широко расставив ноги и положив руку на висящий на поясе меч.
  
  По протоколу ему следовало опуститься на колено со словами "мой император" или "повелитель". Только теперь это не имеет никакого значения. По уму нужно активировать меч и драться. Итог поединка практически предрешен: просто потому что электроника его систем жизнеобеспечения слишком уязвима для молний силы. Но и это сейчас не имеет значения. Потому что вне зависимости от победителя, проиграет империя. Когда первое лицо государства сцепляется в открытом противостоянии со вторым, по-другому не получается. Рушить своими руками то, что строил почти девять лет, он оказался не готов. Теперь - минимизировать последствия. Не для себя, для государства, которое, казалось, было просто способом нагрузить себя делом, чтобы мешало думать о себе. Но вдруг выяснилось, что дело, которое делаешь, не думая о себе, становится делом жизни. Думать эту мысль дальше привыкший оперировать более простыми и конкретными понятиями Вейдер не стал. Просто стоял перед Палпатином с твердым намерением не мешать любому императорскому решению.
  
   От Дарта Сидиуса перло холодным презрением и обидой. Между пальцами тихо потрескивали искры будущих молний.
  
  - Тебе-то чего не хватало, ученик?! Власти? Свободы?
  
  Дарт Вейдер молча покачал головой.
  
  - С жиру бесимся или от скуки маемся?
  
  Уж чем, чем, а свободным временем и ощущением довольства его жизнь не баловала. Горькой усмешки под шлемом не видно, да и не нужно Палпатину видеть лицо, чтоб понять чувства.
  
  - Тогда что, хатт тебя побери?! - император начал заводиться не на шутку.
  - Смысла.
  - Получил?
  - Да.
  - Доволен?
  - Да.
  - Оно того стоило?
  - Да.
  - А добавлять "повелитель" уже не надо?
  - Наверное, да.
  
  Разряд молнии силы ударил в нагрудник, отбросив массивную фигуру на несколько метров назад. Темный лорд попытался подняться, но вторая молния заставила рухнуть и остаться неподвижно лежать до тех пор, пока подоспевшие гвардейцы не занялись погрузкой тела в транспортный флаер.
  
  
  ========== День закрытых дверей Часть 1 ==========
  
  Два дебила - это сила.
  (клонская солдатская мудрость)
  Интересно, это дворец императора или замок Вейдера? Оби-Ван Кеноби потянулся, выходя из полусна медитации. Страсти нет - есть только покой. Он сумеет спокойно встретить предначертанное. Смерти нет - есть только Сила. Кто из двух ситхов придет его убивать? Чувствовать что-то вне этой камеры джедай не мог. Тихо гудело изолирующее его способности одаренного поле. Внутри, его возможности остались при нем. На лекарства тюремщики тратиться не собирались. Пусть пленник сидит, медитирует, переломанные кости сращивая. А вот на охранника в коридоре подействовать рыцарь уже не мог.
  
  К мерному гудению силового поля добавился некий свистящий звук. В нос ударил резкий запах лекарств. Воздух вокруг стал будто бы гуще и насыщеннее кислородом.
  
  - Встать. Лицом к стене.
  
  Спорить с появившимся в дверях охранником Оби-Ван не стал. Повернулся, только когда за спиной вновь зашипела гидравлика закрывающейся двери. О том, что у него появится сокамерник джедай догадался, а вот кто, и близко заподозрить не смог.
  Знаменитый на всю галактику доспех на месте. Но панель управления на груди разворочена и отсутствие шлема и маски обнажило лысую, покрытую густой сеткой шрамов голову. Лишенные бровей и ресниц глаза слезятся. Губы - синие от недостатка кислорода. Обожженные легкие хрипят не хуже дыхательного аппарата, но справляются все равно плохо. Только перенасыщенная кислородом и лекарствами атмосфера позволила более-менее нормализовать дыхание.
  
  Оби-Ван стыдливо отвел взгляд. На то, чтобы восстановить душевное равновесие, потребовалось время. Джедай заговорил, убедившись не только во внешнем, но и во внутреннем спокойствии. Перед ним чудовище, не заслуживает жалости, да и не нуждающееся в ней.
  
  - Что, ситх, недостаточно усердно лизал руку своему владыке?
  
  Вейдер не ответил. Всплеска злобы Оби-Ван тоже не почувствовал. Сил у лорда, видимо, даже на это не осталось. Сообразивший, что в одну камеру с заклятым врагом проштрафившегося ситха загрузили исключительно забавы ради, джедай решил такого удовольствия императору не доставлять и вместо свары и выяснения отношений продемонстрировать смирение и миролюбие.
  
  Кружка с водой коснулась потрескавшихся губ. Вейдер глотнул пару раз и отвернулся. Оби-Ван заботливо помог ему сесть. В таком положении дыхание вроде бы стало легче. Чтобы точно определить состояние ситха, надо смотреть через Силу. Точнее - чувствовать. Только знать, какой болью отзываются легкие на каждый вдох, не было ни малейшего желания. Так что диагноз остался на уровне "вроде бы".
  
  - Не бойся, Кеноби, не помру. Повелитель сказал: "живи пока", а ему перечить - себе дороже выходит.
  
  - Так чем же ты ему при столь конформистском подходе не угодил?
  
  - Напротив. Очень даже угодил. Нашел нового перспективного ученика: талантливого и здорового.
  
  - Ты о Люке?!
  
  - Ага. Не суетись, джедай. Поздно уже. Какие-то уроды, а может сам Палпатин, украли мальчишку. Тот с перепугу черпанул Силы, чтоб защитить себя и других. Так что на темной стороне он уже. И только опыт Дарта Сидиуса позволит ему справится с искушением свободы.
  
  - О Сила Великая! Как же так?
  
  - А как еще, если какой-то урод посылает дроидеку, чтобы убить твою сестру и друзей? Нормальная реакция нормального пацана.
  
  - И ты отдал ребенка императору?
  
  - Зачем? Сам возьмет. И вреда не причинит ни ему, ни тем, кто оказался рядом вне зависимости от степени одаренности. Слишком ценен Люк, чтобы сходу испортить с ним отношения.
  
  - Тогда почему ты здесь?
  
  - Видимо, потому что правило двух никто не отменял. Увечный, не оправдавший значительной части возложенных на него надежд ученик годился за неимением лучшего. Сейчас я должен уйти, чтобы не мешать развиваться сыну.
  
  - И ты согласился?
  
  - Дурак ты, Кеноби. Я не согласился. Я сам осознанно это выбрал.
  
  - Не понимаю.
  
  - И не поймешь. Потому что ваш кодекс навязывал галактике покой и анестезию, а галактика хочет жить, а не спать: любить, ненавидеть, смеяться до слез и вытирать кровь из разбитого носа, но двигаться и развиваться.
  
  - Ну, да, ситхи несут прогресс и процветание...
  
  - Ситхи несут великий соблазн. Я свободен в своих чувствах, значит свободен и в действиях. Я черпаю силу из естественных эмоций, значит имею право применять эту силу.
  
  - Это не так?
  
  - Нет. Права и свободы должны быть заработаны. Только доказав, что способен достойно распоряжаться и контролировать себя и Силу, ты можешь претендовать хоть на что-то. Тот, кто этого не понимает, просто изувечит себя и других.
  
  - А тот, кто понимает, становится лордом ситхов?
  
  - Да.
  
  - При чем здесь ты?
  
  - При том, что я доказал свое свободное право пожертвовать жизнью ради благополучия сына.
  
  - Только своей?
  
  - Не знаю. Повод поменять директора СИБ, сенатора от Альдераана или гранд-моффа внешних территорий у Палпатина есть. Но он умеет отличать повод от причины.
  
  - Ты... счастлив?
  
  - Вряд ли. Вот не связался бы с вами, аферистами, а улетел бы на Куат, стал знаменитым конструктором и помер бы счастливым. А умереть в тридцать два года ради детей - это не счастье. Это НОРМА.
  
  - Давно у тебя появилась склонность к философии?
  
  - Позавчера. Когда понял, что девять лет лгал самому себе. Все это время я убеждал себя в том, что с тем грузом на душе, что несу я, человек жить не может. Значит, я - не человек, чудовище. Это сильно облегчало существование. Но оказалось неправдой.
  
  
  ========== День закрытых дверей Часть 2 ==========
  
  Уилхофф Таркин тяжело поднял голову и окинул взглядом соседей. Сразу после ареста их несколько часов допрашивали люди из канцелярии императора. Сперва просто задавали вопросы. Потом те же вопросы повторились в сочетании с инъекциями наркотиков. Потом очные ставки. В этот подвал их привели почти одновременно. Таркин осторожно пошевелил сведенными за спиной руками. Металлические столбы, к которым их приковали, особой свободы движения не оставляли, но все же.
  
  Драма явно шла к концу. Собственно, осталось одно действие: личный допрос императора, плавно переходящий в приведение приговора в исполнение. Гранд-мофф вновь завозился, стараясь увидеть соседей. Сенатор замер, словно каменный столб. Видать вспоминает все те страшилки, что в либеральных кругах про его величество рассказывают. Сам Таркин лично знал двух чиновников, которые не пережили аудиенции у Палпатина. Про еще трех слышал. Гаже всех сейчас, пожалуй, Айсарду: он не просто слышал, он наверняка присутствовал на такого рода аудиенциях. Уилхофф попытался встретиться взглядом с безопасником, но тот стоял, прикрыв глаза и едва заметно шевеля губами. Молится что ли? Зря.
  
  Одаренных среди арестованных не было, но приближение Дарта Сидиуса все трое почувствовали заранее. Волна ужаса накатывала постепенно и к моменту появления старшего ситха достигла наивысшей точки. Встретиться взглядом со сверкающими из-под капюшона желтыми глазами просто нестерпимо, отвернуться - невозможно. Этот взгляд рвал нервы, выворачивал душу, плавит мозг. Таркин чувствовал, что седеет.
  Наконец, когда жертвы начали скатываться за грань безумия, волна схлынула. Нет, совсем не исчезла. Осталось напоминание, словно рокот невидимого океана за стеной: "Ты меня не видишь, но я здесь, рядом..." Палпатин прошелся раз-другой от стены к стене, словно выбирая с кого начать. Остановился перед Айсардом.
  
  - Значит, у второго лица государства резко меняется семейное положение, о чем в течение суток узнает едва ли не полгалактики; - выразительный взгляд в сторону втянувшего голову в плечи Таркина: - А СИБ узнает об этом последней, и то - практически случайно. Просто вопиющая некомпетентность, не находите? Кстати, что-то внятное о похитителях сказать можете? Нет? Ну и что мне с вами делать...
  
  - Готов понести заслуженное наказание; - выдохнул Айсард.
  
  - Глупость сказали: готов - не готов, кто вас спрашивает; - сварливо отмахивается от не угодившего чиновника молнией силы средней мощности император и переключился на оппозиционного сенатора: - Что тут у нас? Мысли о силовом свержении режима. Тэк-с, это заговор что ли?
  
  - Нет-нет! Мы просто говорили об альянсе за возрождение республики, который имел бы достаточный политический вес и силу, чтобы диктовать свою волю.
  
  - Восстание, короче.
  
  - Это просто разговоры.
  
  - Ну, да. Слово к слову и слово за слово...
  
  Дарт Сидиус задумчиво пожевал губами, пробормотав нечто вроде "и это вполне решаемо". Видимо, некий вывод для себя император сделал, поэтому, отправив сенатора в нокаут, переключился на гранд-моффа. Таркин почувствовал новую, накрывающую персонально его волну ужаса.
  
  - Вот ведь незадача: вполне лояльный власти чиновник вдруг становится на сомнительный путь заговора. Почему так?
  
  Вопрос задан. Император очевидно ждал ответа. Но Таркин вдруг понял, что не в силах произнести ни слова. Раньше и не думал, что выражение "онеметь от страха" может проявляться столь буквально. Палпатин задумчиво смотрел на свою жертву. Потом попытался простимулировать речевую активность, упершись в грудь посохом, снабженным весьма острым и наверняка накаченным силой металлическим наконечником. Нескольких тычков хватило, чтобы расцарапать кожу на груди до крови. Но желаемого эффекта не получилось. Гранд-мофф продолжал молчать, хватая ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба.
  
  - Мозги с перепугу отключаются сплошь и рядом. Но чтоб еще и членораздельная речь пропадала... Вы уникум, Таркин. Ну да не об этом речь. Собственно, у меня к вам, господа, один вопрос; - Палпатин словно живописец полотно оглядел свои жертвы: - Какого хатта вы поперлись в храм, когда уже видели там мою гвардию? Могли б сделать вид, что случайно мимо пролетали.
  
  - Смысл? - тяжело поднял голову Айсард: - Возле Вейдера вы нас видели. Да и как бы я после этого дочери в глаза смотрел?
  
  - Хм. Так вы ж с ней по полгода не разговариваете.
  
  - Да, я, наверное, плохой отец. Только сами попробуйте без матери, зато с моей сумасшедшей службой воспитывать девочку-подростка с кучей комплексов!
  
  Несколько озадаченный этой тирадой Палпатин задумчиво хмыкнул. Видимо, прикидывал свои шансы на успех в предложенных обстоятельствах. К какому выводу пришел, осталось неизвестным, но тему менять император не стал.
  
  - Спасибо за откровенность, Айсард. А вы, сенатор, что на это скажете?
  
  Органа промямлил нечто невразумительное на тему того, что директор СИБ безусловно душитель свободы и просто сволочь, но по данному конкретному вопросу они солидарны. И тут прорвало Таркина. Экспрессивно до ненормативности сообщил о том, где и как он видел всех собравшихся в диапазоне от обоих ситхов до альдераанского вице-короля с семейством. После такого только и оставалось, что зажмуриться и ждать конца.
  
  
  ========== День закрытых дверей Часть 3 ==========
  
  Коммандер Оззель мрачно рассматривал висящий перед носом его корабля разрушитель. В "коробочку" их взяли практически сразу после возвращения десантных челноков с поверхности. Сходу от них потребовали впустить досмотровые группы, но Оззель осадил особо ретивых коллег замечанием о том, что имеет приказ лорда Вейдера не пускать посторонних на борт. Ему предпочли поверить на слово, но всякий маневр "Опустошителя" заблокировали наглухо. Теперь им остается ждать развязки.
  Сколько ждать непонятно. Поэтому разумно рассудивший, что заговор - заговором, а обед по расписанию, Оззель отправился завтракать в компании юных гостей. Интересно же.
  Завтрак организован по уровню званого ужина. Накрахмаленные скатерти, хрусталь и серебро. Дети, впрочем, вполне соответствовали ситуации. Умытые и аккуратно одетые подростки чинно расселись на свои места. Чуть смущенным выглядел только Люк. Впрочем, детская непосредственность с лихвой компенсировала пробелы в этикете.
  
   Кроме четырех подростков и коммандера за столом присутствовали несколько старших офицеров и лейтенант Пиетт, чья висящая на перевязи забинтованная рука привлекла всеобщее внимание. Разговор естественно начался с обсуждения здоровья Фирмуса. Потом у командира корабля поинтересовались состоянием находящихся в медбоксе Фетта и вуки. Оно оказалось вполне удовлетворительным. Охотника за головами успешно прооперировали, беглому рабу прочистили гноящуюся рану. Вуки, по словам всезнающей Исанн, зовут Чубакка, и он - хороший пилот. Лею же заботила судьба другого пилота - Хана Соло.
  
  - Сейчас он под арестом до выяснения всех обстоятельств. Но, сдается мне, готовиться к переезду куда-нибудь в район Кесселя следует не ему, а организаторам рабовладельческого промысла. Хотя месяц на гауптвахте за самоволку ему светит вполне заслуженно; - успокоил ее Оззель.
  
  Молодых людей больше интересовали новости из столицы. Но тут офицерам сказать было нечего. В официальных новостях было только про досадный инцидент на складе законсервированной военной техники. Который, однако, обошелся без жертв и значительных разрушений. Неофициально никаких действий против почти мятежного "Обвинителя" тоже не предпринималось, что для имеющего одинаково тяжелый характер и руку Палпатина было совсем не характерно. Из чего у коммандера зародилась слабенькая надежда, что действия младшего ситха, а значит и подчиненных ему людей квалифицированы повелителем как-то иначе. В общем, уверения о том, что обстановка в столице сложная, но находится под контролем, хотя и отражали ситуацию весьма приблизительно, но и явной ложью не являлись. Любовно взращённый Дартом Вейдером в офицерах флота рефлекс не врать одаренным взял свое.
  
  Да и Пиетт шустро перевел разговор на другую тему. Скользкую, но на флоте горячо любимую - создателя и фактического командующего этим самым флотом Дарта Вейдера. Официально об этом существе никто ничего не знал. Формально он и должности никакой не имел. Просто ученик императора-ситха, которому повелитель поручает решения некоторой задачи, наделяя весьма широкими и не всегда четко очерченными полномочиями. По принципу делай что хочешь, но результат обеспечь. Лорд Вейдер его и обеспечивал. За неполных десять лет создал мощный боеспособный флот практически из ничего. Тех, кто помнит, кто, на чем и как летали в старой республике, служит еще достаточно, чтобы чувствовать разницу. Методы достижения поставленной цели - отдельная тема. Но и она только добавляла остроты флотскому фольклору. В общем, если бы Оззель не попытался разговорить внезапно возникших детей Вейдера, коллеги его категорически не поняли бы. Да и тема оказалась интересной всем.
  
  - Я точно, конечно, не знаю, но так получается, что во время заговора джедаев папка бился с кем-то из них и был ранен. И если его меч оказался у чокнутого Бена, значит дрался он именно с ним. Недаром дядя Оуэн считал Бена опасным человеком и запрещал мне с ним общаться. Я однажды слышал, как дядя орал на Бена, чтоб тот у нашей фермы не околачивался; - разглагольствовал, польщенный неподдельным вниманием взрослых Люк.
  - И насколько серьезными были раны милорда? - аккуратно вернул разговор от джедая к ситху Оззель.
  
  - У него протез ноги выше колена, следы сильных ожогов на голове и дыхательная маска; - с интонацией заправского доктора сообщила Лея.
  
  - Еще во времена войны клонов генерал Скайуокер потерял руку; - добавил свои пять копеек Уил.
  
  - Вторая нога, наверное, тоже ненастоящая; - вдруг тихо добавил Люк: - Ну... мне так показалось.
  
  За столом повисла тишина. Мысль о том, что ужас галактики и правая рука императора - глубокий инвалид, требовала времени на осмысление.
  
  - А как же так оказалось, что милорд не знал о своих детях?
  
  - Так нас украли. Я однажды подслушал разговор дяди и тети про мою маму. Дядя сказал, что беды не случилось бы, если бы мама проявила благоразумие и вовремя легла в клинику, а не понеслась бы на Мустафар на последнем месяце беременности. Выходит, что мама бросилась к раненому отцу и попала в засаду. В плену умерла родами. Похитители о ней не позаботились, а отец думал, что мы умерли вместе с ней.
  
  - Но почему милорд не знал о вашем появлении у родственников?
  
  - Они не общались. Дядя Оуэн думал, что Энакин Скайуокер погиб. А папа после смерти бабушки зарекся бывать на Татуине.
  
  - Бабушка - это?...
  
  - Ну, да. Папина мама. Ее тускены убили перед войной клонов. Дядя говорит, что папа пытался ее спасти, но не успел. После этого ни разу на родину не прилетал.
  
  - Каким же образом принцесса Лея оказалась на Альдераане?
  
  - Наверное, сенатор Органа сумел как-то выкрасть ребенка у похитителей? Про меня-то джедаи недобитые знали. Не зря Бен возле крутился. А про тебя, наверное, нет; - вопросительно посмотрел на сестру Люк.
  
  - Наверное; - задумчиво кивнула Лея: - когда я была совсем маленькая, папа строго-настрого запретил мне говорить при посторонних о том, что я знаю, о чем думают или что чувствуют другие люди. Теперь-то я понимаю, он боялся, что джедаи догадаются.
  
  - Ну, это-то можно узнать у самого сенатора Органы. Лишь бы Дарт Вейдер на него сильно не обиделся; - с несколько чрезмерным оптимизмом заявила Исанн. Сама-то она подозревала, что вице-король прятал ребенка не только и не столько от джедаев, сколько от ситхов.
  
  После завтрака командир штурмовиков Рекс повел подростков смотреть на шагоходы. Когда дверь за клоном закрылась, офицеры удивленно переглянулись.
  
  - М-да, господа, если кто-то еще назовет милорда бесчувственным киборгом, сам того пристрелю.
  
  - Да уж, после такого кто хочешь озвереет.
  
  - Только далеко не у всякого хватит воли просто вставать по утрам и идти делать хоть что-то.
  
  Посудачив об услышанном, Оззель отправился на мостик. Только что полученные новости через час распространятся по всему крейсеру, через два - по собранной на орбите для парада группировке, а к вечеру до флотов внешнего кольца добраться должны.
  Но коммандера сейчас интересовала ситуация вокруг него самого и его корабля. Впрочем, прояснения обстановки долго ждать не пришлось. О чем их оповестил орбитальный диспетчер.
  
  - "Вышка - 1" "Обвинителю". Принимайте борт Љ1. Через три минуты челнок его величества выйдет на траекторию сближения.
  
  - Вас понял, прием борта Љ1 подтверждаем.
  
  Коммандер усмехнулся, наблюдая за тем, как к их блокаде присоединяются еще два тяжелых крейсера. Явный перебор и демонстрация рвения перед повелителем. Черный челнок с золотыми имперскими гербами на плоскостях и стаей истребителей эскорта уже продефилировал мимо надстройки и заныривал под брюхо к посадочным палубам.
  Оззель привычно одернул китель, посмотрел на свое отражение в первой попавшейся зеркальной поверхности и отправился встречать дорогого гостя. Представитель главного штаба Пиетт следовал за ним. Два других непосредственных участника "заговора" - офицеры-штурмовики Рекс и Вирс присоединились к ним по дороге.
  
  Как Рекс ухитрился за три минуты выстроить легион в парадную коробку на посадочной палубе, одна великая Сила знает, но он сумел. Так что встречали честь по чести. Во всяком случае, за это Оззелю было не стыдно.
  
  Хотя, думать сейчас об этом, наверно, глупо. Для него и замерших рядом офицеров наступает момент истины. Либо герои, либо заговорщики. Если бы разбираться в сомнительной ситуации явился милорд, все определилось бы быстро. Дарт Вейдер тянуть с раздачей что наград, что оплеух не любил. У него все было предельно просто и по-своему милосердно. Как поведет себя император, не знал никто, что добавляло нервозности в и без того не слишком радостную атмосферу.
  
  Челнок замер напротив строя встречающих. Первыми из плавно открывшегося люка, как и положено, вышли алые гвардейцы - личная охрана императора. Их традиционное оружие - световые пики, не активированы, что собравшиеся сочли добрым знаком. Да и брать весь периметр под охрану они не торопились. Просто создали живой коридор, замерев красным вкраплением на фоне строя белых доспехов штурмовиков.
  
  Фигура в черном с виду простом, но безумно дорогом балахоне с закрывающим лицо капюшоном неспешно спускалась по трапу. Император шел легко, почти не опираясь на привычный посох. Шел не один. А вот радоваться или огорчаться этому, встречающие не поняли. Уж больно необычно выглядел тот, кого привыкли видеть чуть сзади и справа от императора.
  
  
  ========== День эколога ==========
  
  Тот, кто создал утконоса,
  не может не иметь чувства юмора
  Дарт Реван
  Как-то не так представлял себе Оби-Ван свою встречу с бывшим учеником. В то, что такая встреча непременно состоится, он верил все эти годы. Мечтал милосердно прекратить страдания мечущегося в бессильной ярости поверженного врага. Либо, если не повезет ему самому, показать ситху, что даже смерть джедая может стать поражением Темной стороны. На деле же....
  
  На деле нет сил слышать свистящий хрип натужно перекачивающих воздух легких. Оби-Ван сел рядом со своим бывшим падаваном, засовывая руку под нагрудник. Нет, лечить он не умел. В насчитывающем тысячи адептов ордене существовала четкая специализация, где каждый совершенствовался в своем.
  
  Кеноби на миг замер от воспоминания о том сложном и четко организованном муравейнике, частью которого он был много лет. Что бы кто ни говорил, а ему там было хорошо. Наверное, потому что он с детства предпочитал следовать раз и навсегда установленным правилам. Это неугомонному Скайуокеру правила нужны только для того, чтобы их нарушать. И именно поэтому ученик сумел одиннадцать раз спасти жизнь своему вроде бы гораздо более осторожному и благоразумному учителю. А долги принято отдавать.
  
  Отогнав эту неуместную мысль Оби-Ван сосредоточился на медитации. Единственное, чем он может сейчас помочь - это попробовать дышать вместе, с помощью Силы соединив свои легкие с ошметками Энакина. Получилось. Сам задышал так, словно кросс по пересеченной местности бежит, зато лицо Скайуокера заметно порозовело. Называть лишенного привычного шлема ситха Дартом Вейдером почему-то не получалось.
  
  - У тебя славный пацан растет, Энакин. Ларс меня близко не подпускал, но я наблюдал. Мальчишка на тебя похож очень. Только мягче. Или просто жил в любви. Боюсь, сломает его Палпатин.
  
  - Не сломает. Ему наследник нужен. Так что постарается.
  
  - Не знаю...
  
  - А чего ты вообще знаешь, джедай? - незаметно вошедший в камеру Дарт Сидиус уселся на пол напротив, положив посох на колени и сложив руки поверх: - Ты знаешь, например, как колбасит маленьких забраков, когда у них рожки режутся? И как трудно на Корусканте найти няньку-забрачку? Так сам и бегал между пленарными заседаниями в Сенате жаропонижающее давать.
  
  - Какой еще забрак? - угрюмо буркнул Кеноби.
  
  - Дарт Мол. Я его с трех лет воспитывал. Маленьким и темноты боялся, и болел всем мыслимым и немыслимым. Ничего, вполне адекватный ситх вырос. Пока на тебя не нарвался.
  
  - Он убил рыцаря Квай-Гона.
  
  - А ты его. Но я не о том. Просто с девятилетним Люком я как-нибудь справлюсь. Не переживай.
  
  - Я и не....
  
  - Ну да, ну, да. Я и забыл: переживаний нет, есть только по фиг. Хотя ты прав: проблемы могут возникнуть. Соблазн решать все подростковые беды такой доступной Силой на фоне юношеских гормональных вывертов - это, скажу я вам, проблема. Плюс столичные соблазны мальчика-мажора. Но результат того стоит. Особенно, если Люк научится входить в резонанс с сестрой.
  
  - Ты и девочку заграбастать хочешь?! - не сумел сдержать гнев Кеноби.
  
  - Ох, мальчики, вам бы только световыми палками махать. А уникальный дар у малышки не разглядели. Она же с трех лет крутила мамками-няньками, как хотела. Один прожженный лис Органа с ней и справлялся. И то не всегда. Если этим даром не заниматься, получится властная, неуживчивая стерва, наживающая врагов своей бескомпромиссностью и желанием рулить. Но если сформировать навыки как надо, да дать классическое образование, получим дипломата, способного почти любого врага сделать союзником. Для джедаев напоминаю: дипломатия - это когда думают головой, а говорят языком. Применение светового меча, равно как и других видов оружия в ходе переговоров не предполагается.
  
  - Благодарю, повелитель. Смею надеяться, вы сумеете воспитать моих детей достойно.
  
  - А вот тут я уже не понял; - сварливо буркнул император: - То есть я буду воспитывать ваших детей, а чем собираетесь заниматься в это время вы, милорд?
  
  - Моя жизнь всецело в ваших руках, повелитель.
  
  - Ладно, будем считать, что вывернулся; - хмыкнул Сидиус: - теперь о вас, Кеноби. Наш с вами прошлый опыт воспитания Скайуокера меня вполне устраивает. Предлагаю продолжить.
  
  - О чем это вы?
  
  - О Вейдере, разумеется. Надеюсь, вы не станете отрицать, что формирование лорда ситхов стало результатом наших с вами совместных усилий?
  
  Кеноби аж задохнулся от возмущения.
  
  - Я - ваша неудача. Простите, повелитель; - воспользовался заминкой Вейдер.
  
  - Неудача? От чего же?
  
  - Я проиграл на Мустафаре.
  
  - Тогда ты делал первые шаги на пути ситха. Но дело даже не в этом. Не важно, какие ошибки совершаем мы в жизни. Важно, какие выводы мы из них делаем. Это старый зеленый маразматик призывал не пробовать, а делать или не делать. Ты же, ученик, научился сперва думать, потом делать, а потом снова думать, но не о сделанном, а о следующем шаге. Ты стал сильнее, хотя и не благодаря, а вопреки. Теперь научишься быть сильным не вопреки, а ради.
  
  - Я медленно осваиваю новые техники. Мне вечно не хватает времени на медитации.
  
  - Вот это верно. Правда, половина стандартных техник тебе не подходит, и ты создал кучу пригодных именно для тебя. Впрочем, дабы не перехваливать: чтоб к параду освоил Молнии Силы. Это приказ.
  
  - Да, повелитель.
  
  - И еще, в качестве наказания за то, что испугался сразу доложить о детях, впредь запрещаю вам, лорд Вейдер, пользоваться шлемом вне боевой обстановки. В истребителе или на мостике корабля - пожалуйста. Против техники безопасности не возражаю. Но во дворце и прочих цивильных местах извольте демонстрировать лицо, пусть и в дыхательной маске.
  
  - Да, повелитель.
  
  - Кеноби, а вы чего притихли? Вам, кажется, сделали предложение стать воспитателем брата и сестры Скайуокеров.
  
  - И вы полагаете, что я соглашусь?!
  
  - Отчего нет? Правда, в случае отказа, убивать я вас не планирую. Меня это просто не обрадует. Ну, не садист я, да и с моими ситхскими техниками вообще с насилием надо очень аккуратно: так и с рассудком проститься недолго. Но сидя в камере, рано или поздно сами помрете, встретите на той стороне Силы с рыцарем Квай-Гоном, и что вы ему скажете? Он перед смертью попросил вас заботиться о маленьком мальчике - милом и добром. А вы и мальца упустили, и о его детях позаботиться отказались.
  
  Кеноби не торопился с ответом, а Палпатин его не торопил. Оба молча наблюдали за тем, как дроид-механик приводил в порядок поврежденный костюм, отлаживая новую нагрудную панель и пристраивая оторванную от меддроида полупрозрачную дыхательную маску.
  
  Наконец младший ситх поднялся на ноги, придерживаясь рукой за стену. На лбу выступили капельки пота. На то, чтоб унять отдышку, ушло время. Терпеливо ждущий император протянул руку, и в нее влетела стоящая у двери массивная трость, которую перенаправил ученику.
  
  - Держи, болезный.
  
  - Ну и сволочь же ты, Сидиус; - зло процедил сквозь зубы Оби-Ван: - Ему же каждый вздох отзывается болью.
  
  - А ты думаешь, с прежним дыхательным аппаратом ему было не больно? Отдышки не было, да. Боль же с ним уже девять лет.
  
  - Тогда зачем?
  
  - Ломаю привычку. Прежний костюм сделан второпях, громоздок и неудобен. Но Вейдер слишком ненавидел себя, чтобы озаботиться его усовершенствованием либо заняться здоровьем. Теперь же ему есть зачем жить. Так почему бы не подтолкнуть ученика к идее позаботиться о себе ради детей? Очень ко времени маленькие Скайуокеры появились. Потенциал развития на основе ненависти к самому себе практически исчерпан. Для нового шага нужны новые эмоции.
  
  - Ситхи способны любить?
  
  - Почему нет? Возможно, несколько собственнически. Тем не менее.
  
  - Собственническая любовь? Такая бывает?
  
  - Сплошь и рядом. Эй, ученик, все хотел тебя спросить: ты почему свою беременную Падме в охапку не схватил и в лучший перинатальный центр Корусканта не сволок, когда политический кризис только начался?
  
  - Так из-за кризиса того окаянного все равно сбежала бы. Для нее участие в политическом процессе было самой жизнью А не сумела бы сбежать, ни за что меня бы не простила, за то, что республика превратилась в империю без нее.
  
  - Не простила бы. Но у твоих детей была бы живая мать. А теперь собственно вопрос: ты действительно, ценил ее свободу выбора выше, чем право на жизнь или, если не с тобой, то пусть не достается никому?
  
  В ответ раздалось полурычание - полустон.
  
  - Не психуй, ученик. Просто имей в виду: детям своим ты должен, и должен ох как много. И еще, Органу руками не трогать!
  
  - Да, повелитель.
  
  - Тогда пошли. Праздник через день, на параде юные Скайуокеры должны быть представлены официально.
  
  Дарт Вейдер поплелся, неуклюже наваливаясь на трость. Кеноби молча шагнул, подставив плечо. Так и шли. Император впереди. Вейдер опираясь на трость и плечо джедая, сзади.
  ***
  Уилхофф Таркин с ненавистью наблюдал за манипуляциями меддроида. Судя по исколотой вене, возились с ним довольно долго и интенсивно. Подробностей опальный гранд-мофф не помнил. По ощущениям ничего кроме слабости. По обстановке помещение поменялось на камеру. Причем, к вящему недовольству Таркина, не одноместную. Ситховы Органа с Айсардом никуда не делись.
  
  - Я чего-то пропустил? - решил, что на приветствиях и прочих вводных словах можно сэкономить, Таркин.
  
  - Ничего особо интересного; - лениво отозвался Айсард: - Вы попытались преждевременно покинуть нас, померев от сердечного приступа. Но номер не прошел. Хотя, его величество объявил перерыв. Обещал вернуться позже.
  
  Очень хотелось ответить сообразной обстоятельствам колкостью, но голова соображала плохо. Лучше просто промолчать. Любой разговор сейчас грозит перерасти в коллективную истерику с взаимными обвинениями. А зачем? Поэтому в камере повисла тяжелая тишина. Ненадолго, впрочем.
  
  Когда в дверях появились новые фигуры, сидельцам потребовалось время на то, чтоб сообразить новые соседи перед ними, или император новых палачей прислал. Вейдера узнали почти сразу, несмотря на несколько изменившийся костюм. Сопровождающего его рыжего мужика с бородой опознал только Органа, от чего еще сильнее впал в ступор. Ибо конвоя за спиной не было. Значит, передвигается странная парочка свободно. Значит... Впрочем, доводить логическую цепочку в голове не в стиле сенатора-оппозиционера.
  
  - Что, гад, выслуживаться перед своим хозяином пришел?
  
  Его подельники предпочли промолчать, но мысль о том, что ситх ситху, в смысле - ворон ворону око не выклюет, а крайними сделают их, читалась весьма четко.
  
  - Кончай молоть языком, не в Сенате.
  
   Голос Дарта Вейдера прозвучал непривычно хрипло и глухо, без узнаваемой механической мощи, а с вполне человеческими усталостью и раздражением. Органа смолк, горделиво подняв голову. Его случайные подельники, напротив, потупились, окончательно убедившись, что темный лорд в отличие от них, сейчас, если и не в шоколаде, то во всяком случае, при деле.
  
  - Значит так, господа, - не стал тянуть банту за хобот ситх: - Его величество хочет знать, кто пытался похитить наших детей. Он крайне недоволен тем, что мы упустили эту тему из виду, и требует результата к утру. Если это сильный одаренный, а так оно наверняка и есть, то взять вы его не сможете. Определите место, а разговаривать с ним пойдет вот он.
  
  Дарт Вейдер хлопнул по плечу рыжего.
  
  - Короче, джедай вам в помощь.
  
  - Это он удачи пожелал или ругнулся? - обратился к закрывающейся двери Таркин.
  
  Дверь промолчала. А рыжий без лишних комментариев вывалил на стол кучу коммуникаторов и планшетов. Пока сидельцы разбирались какой чей, рыжий заговорил.
  
  - Выяснять кто, скорее всего, не надо. Магистр Йода это. Больше некому.
  
  - Основания? - не стал возражать против предложенной версии Айсард.
  
  Таркин же просто полез в Галанет выяснять, кто такой Йода.
  
  - Он - единственный из одаренных, кто знал о сыне Вейдера на Татуине. Почувствовать нашу с ситхом схватку могли многие, но понять, что победа Энакина означает его воссоединение с сыном, мог только гранд-магистр.
  
  - Где его логово?
  
  - На Дагобе.
  
  Айсард с головой уткнулся в свой планшет. Но буквально через три минуты с довольной ухмылкой продемонстрировал прочим рапорт транспортной полиции о прибывшем с той самой Дагобы третьего дня трейлере частного зверинца с редкими животными, одна из клеток которого оказалось пустой.
  
  - Зеленая жабообразная обезьянка так и не нашлась.
  
  Таркин же показал фото старейшего джедая из Галанета.
  
  - Один в один; - согласился Айсард.
  
  Рыжий джедай прикрыл глаза, видимо пытался найти след коллеги в Силе. Сибовец продолжал рыться в компьютере. Органа же названивал всем столичным знакомым подряд, рассказывая достоверный слух о появлении целой группировки джедаев-мстителей, задумавшей акцию возмездия на День Империи. В ответ ему ахали, завуалированно желали успеха заговорщикам. Почти все делились информацией о неких событиях, творившихся минувшим вечером в развалинах джедайского Храма. И только госпожа сенатор Мотма довольно резко посоветовала коллеге не болтать ерунды и не уподобляться базарной торговке селедкой.
  
  - Зоопарк этот проверить надо; - в общем-то от нечего делать предложил Таркин: - Снова в клеточке среди зверюшек затаиться - самое оно.
  
  - Разумно. Рыцарь Кеноби, прямо сейчас в зверинец отправитесь, или утра подождете? - подвел итог скоротечному расследованию Айсард.
  
  - Я находился в разработке СИБ? - уточнил точно помнящий, что не представлялся собравшимся, Оби-Ван.
  
  - Ну, что вы. Джедаи не по моему ведомству. Впервые о вас сегодня услышал.
  Просто Галанетом пользоваться не только гранд-моффы умеют.
  ***
  Затащить в медитационную камеру дроида-астромеха с кучей инструментов оказалось даже для Дарта Вейдера непросто. Но другого варианта за несколько часов модернизировать костюм собственного жизнеобеспечения своими силами и в заданных повелителем параметрах просто нереально. Но надо. Потому что и дальше ходить на буксире за Кеноби слишком унизительно.
  
  Мысли о том, что и как нужно сделать, полились подозрительно дружно. Видимо, подспудно он думал над усовершенствованиями уже давно. Только наружу эти мысли не выпускал. Не говоря уже о деле. Причина в уверенности в том, что жить ему вообще-то незачем. Так стоит ли об удобстве ненужной вещи заботиться? Его существование нужно императору, а имеющийся костюм обеспечивает исполнение монаршей воли. Так чего же еще. Не смог победить и спасти ту, кто был дороже жизни, значит каждым вздохом расплачивайся за роковую неудачу.
  
  С появлением детей ценности и приоритеты неуловимо поменялись. Да просто ему теперь есть ради кого жить. Дарт Вейдер поймал себя на том, что мурлычет некий хулиганский мотив, прилаживая к вороту костюма складной капюшон.
  
  "Не спишь, ученик? Значит, добрый день" - раздался в мозгу ехидный смешок старшего ситха; "Значит один протез там, второй - уже там же. Через десять минут жду на площади перед Центральным парком"
  
  "Да, повелитель" - привычно откликнулся на зов владыки младший ситх. Хотя назвать свой уже более чем сорокавосьмичасовой день добрым, да еще в четыре часа утра он готов не был.
  
  В отведенное время он уложился. На площадь спидеры обоих ситхов опустились одновременно. Дарт Сидиус одобрительно кивнул, мельком взглянув на закрывающую только нижнюю часть лица дыхательную маску и легкий, но защищающий голову не хуже каски капюшон из бронеткани. Но вслух ничего не сказал, только жестом приказал следовать за собой.
  
  В зыбких предрассветных сумерках, словно тени в тени или тьма во тьме, они незамеченными скользили между палатками и шатрами праздничной ярмарки, пока у дальней парковки не столкнулись с садящимся в лимузин класса а "атмосфера-дальний космос" Оби-Ваном Кеноби и Йодой.
  
  "Вейдер, молнию!" - рявкнуло в мозгу.
  
  "Да, мой император".
  
  В голосе Дарта Сидиуса нет и тени сомнения в том, что ученик выполнит приказ. А иметь мнение, отличное от мнения повелителя, Дарт Вейдер давно отвык. Вот только отсутствие рук, точнее, тонкая электроника протезов не позволяет концентрировать на пальцах мощный электрический разряд. Поэтому под капот стартующего спидера влетела трескучая и желтая, как некачественный бенгальский огонь (запах соответствующий) искра-переросток, сорвавшаяся с носа младшего ситха. Действо сопровождалось не слишком смачным из-за дыхательного аппарата, но явственным "апчхи". Поврежденный спидер, едва успевший оторваться от земли на метр, плюхнулся обратно.
  
  Из поврежденной машины выскочили два джедая и сидевшая за рулем сенатор Мон Мотма.
  
  - Вейдер, друг мой, поймайте, пожалуйста такси для мадам Мотмы.
  
  - Да, учитель.
  
  Новый приказ исполнен практически мгновенно, благо заморачиваться отловом такси Вейдер не стал, а чуть растерявшаяся дама-политик посадке в спидер младшего ситха не сопротивлялась. За это время прочие участники встречи даже мечи активировать не успели.
  
  - Неужели, ты думал, что я продамся тебе, ситх, и предам мастера Йоду? Я нашел его, но только чтобы помочь ему уйти! - начал, понявший, что старший товарищ очертя голову бросаться на ситхов не собирается, Кеноби.
  
  - И что, помог? - гаденько усмехнулся император: - Вейдер, мальчик мой, погуляй-ка с рыцарем в сторонке. Можешь морду набить. Или оторвать чего-нибудь. Только сильно не увлекайся: а то на вторую систему жизнеобеспечения в бюджете денег не заложено. А я пока с зеленой жабообразной обезьянкой пообщаюсь.
  
   Младшие ситх и джедай отошли на десяток шагов. Расстояние, создающее иллюзию уединенности оставшихся, но позволяющее слышать суть их разговора. Старшие не возражали.
  
  - Совсем из ума выжил, старый пень? - практически доброжелательно начал император: - Ты прятался от меня под деревом - естественным источником темной силы, и полагал, что я тебя не почувствую. Ты бы еще на него видеокамеры с прямой трансляцией в Галанет повесил для верности.
  
  Йода только сварливо поджал губы. Палпатин продолжил, перейдя к конкретным вопросам:
  
  - Ты чего на Корускант примчался?
  
  - Спасти от Темной стороны Силы детей Энакина Скайуокера должен я.
  
  - А заодно устроить раздрай в правящей верхушке. Желательно - с летальным исходом либо для меня, либо для трех-четырех чиновников высшего ранга.
  
  - Второе не было главным в плане моем. Но весьма вероятным было оно.
  - Слышь, ученик, тебя тут за клинического идиота держат.
  - А вас, учитель, за садиста-параноика; - отозвался младший ситх.
  - Обидно, между прочим. Хотя риск есть. У нас - ситхов так: не сумеешь поддерживать баланс положительных и отрицательных эмоций, и правда, крышей подвинуться недолго. Впрочем, теперь у нас есть надежный источник радости и приятных забот на ближайшие несколько лет. Дети, знаете ли, магистр, - цветы жизни.
  
  - Цветы зла сорняк, подлежащий истреблению, есть.
  - Это вы к тому, что тащить Люка и Лею в дагобские болота вы не собирались?
  
  Йода замешкался с ответом совсем чуть-чуть. А потом ему стало не до ответа. Дарт Сидиус едва успел вмешаться.
  
  - Вейдер, фу!
  
  Окрик ли заставил младшего лорда остановиться, или непривычно модернизированный костюм сдержал стремительность атаки, но багряный меч исчез, когда до шеи гранд-магистра оставались считанные сантиметры.
  
  - Убирайся на свое болото, джедай. Так всем станет спокойнее. Лень писать мемуары, займись прогнозами на будущее. А достойным противником ты быть перестал. Лорд Вейдер, распорядитесь о билете на Дагобу и сопровождении до вокзала. И штаны ему найдите, а то смотреть - срам один.
  
  - Позволено ли мне сопровождать мастера в его изгнание? - глухо осведомился Кеноби.
  
  - Еще чего. Вам, кажется, ясно было сказано: воспитание маленьких Скайуокеров - это тест на вашу лояльность государству. И не только лично вашу. Если в течение года не подловлю вас на двурушничестве, к десятилетию империи объявлю амнистию выжившим джедаям. Хватит вменяемым людям вроде генерала Коты по закоулкам прятаться. Да и Храм к юбилею надо в порядок привести. Развалины в центре столицы - позорище.
  Дожидаться ответа от замершего Кеноби император не стал. Переключился на дела насущные.
  
  - Вейдер, за мной. А то ваши вояки на "Обвинителе" без вас заскучали небось.
  ***
  Челнок замер напротив строя встречающих. Первыми из плавно открывшегося люка, как и положено, вышли алые гвардейцы - личная охрана императора. Фигура в черном, с виду простом, но безумно дорогом балахоне с закрывающим лицо капюшоном неспешно спускалась по трапу. Император шел легко, почти не опираясь на привычный посох. Шел не один. А вот радоваться или огорчаться этому, встречающие не поняли. Уж больно необычно выглядел тот, кого привыкли видеть чуть сзади и справа от императора.
  
  Пока Оззель отдавал рапорт его величеству, у замершего по стойке смирно Пиетта крутилась в голове вдруг поразившая его мысль о том, что он и милорд почти ровесники. Пиетту тридцать. Человеку с обожженным лицом едва ли сильно больше. Идиотская, строго говоря, мысль. Но про что-то другое просто не думалось. Совместное появление двух ситхов говорило об исчезновении угрозы обвинения в заговоре. Для большинства собравшихся это спасение. Судьба Оззеля пока не очевидна: все сильно зависит от нынешнего положения гранд-моффа Таркина. За собственную же голову Фирмус не дал бы теперь и ломанного гроша.
  
  - Господа офицеры; - император прошелся перед коротеньким строем: - Участники уничтожения несанкционированно активировавшихся дроидов в развалинах храма заслуживают награды. Коммандер Оззель, нашивки вице-адмирала и должность командира "Обвинителя" заслужены вами по праву. Как и очередные воинские звания господ Рекса, Вирса и Пиетта.
  
  Дружное "Служим Империи и повелителю" эхом прогулялось под сводами ангара.
  
  - Кстати, капитан Пиетт, мне кажется, что вы засиделись в штабных кабинетах. Есть идея создать эскадру быстрого реагирования под личным командованием лорда Вейдера. Там ваши таланты проявятся наиболее полно. Поступаете в распоряжение вашего нового начальника немедленно.
  
  Судя по живодерски-жизнерадостной улыбке Палпатина, тот ясно отдавал себе отчет в том, что делает. Лишенный непроницаемой маски Вейдер многообещающе оскалился из-за плеча императора. Впрочем, взяться за дрессировку личного состава еще несозданной эскадры ее командующему помешал неугомонный повелитель.
  
  - А сейчас, господа, показывайте ваших гостей. Как добровольных, так и не очень. Адмирал Оззель, проводите меня к детям, а вуки, дезертирами и охотником за головами займется лорд Вейдер.
  
  Собравшиеся разделились на две неравные группы. Император со свитой двинулся в кают-компанию. Пиетт поплелся за милордом на тюремные уровни "Обвинителя".
  
   В помещении для допросов они оказались вдвоем. Лорд задумчиво повернулся к замершему капитану. В висках вновь заломило. На сей раз милорд влез в память куда бережнее.
  
  - И что мне с вами теперь делать?
  Пиетт пожал плечами.
  - Ладно, забили... Император приказал работать вместе, значит так тому и быть. С Таркином я договорюсь, но вздумаете мутить с кем-то у меня за спиной, не обессудьте.
  - Да, милорд.
  
  
  ========== День Империи ==========
  
  Мы тут посоветовались, и я решил
  Ш. Палпатин
   Сенатор Мон Мотма недовольно рассматривала себя в зеркало. Идти на сегодняшний парад она не собиралась. Вряд ли диктатор заметит демарш нескольких фрондирующих сенаторов. Но это все, что может себе позволить нынешняя оппозиция. Вернее, могла вчера. Сегодня не может и этого. Поэтому госпожа Мотма спешно подбирает наряд для предстоящего парада.
  
   Все началось несколько дней назад, когда на пороге ее корускантской виллы сенатора поджидал мастер Йода. Почему-то совсем без одежды и даже своего вечного посоха и светового меча. Зато энергичного и полного энтузиазма. Ничего конкретного джедай не сказал, только намекнул на серьезные основания полагать, что к своему дню рождения империя подойдет сильно изменившейся.
  
   Мон всегда слыла женщиной решительной до безрассудства, поэтому без лишних вопросов нашла для магистра неприметную одежду подходящего размера (униформу пассажирской транспортной компании - там любят брать на работу экзотов), планшет, коммуникатор еще какие-то технические приспособления неясного ей назначения. Принявший помощь без лишних слов джедай ушел, а Мотма осталась ждать результата.
  
   Первые признаки нестабильности проявились следующим вечером на приеме у императора. На странную активность Органы, Айсарда и Таркина, вившихся вокруг киборга, обратили внимание многие. Кто-то еще пошутил, что всякий сановник в душе республиканец, два сановника - ячейка сопротивления, три - ячейка сопротивления с провокатором.
  
  День прошел за обсуждением глухих слухов не пойми о чем, но непременно важном. Сердце начало биться в сладком предвкушении перемен. А прошлой ночью с ней связался рыцарь Кеноби, сообщивший, что мастера Йоду надо немедленно вывозить из зверинца.
  Магистр действительно нашелся в одной из клеток передвижной выставки экзотических животных. Они успели сесть в спидер Мотмы, а взлететь - нет. На площади появились даже не агенты СИБ - лично оба ситха.
  
  Когда лапа черного чудовища легла на плечо, Мон Мотма поняла, что это конец. Но прикосновение оказалось на редкость бережным, а поведение ситха - предупредительным. Ее галантно подсадили в не вполне дамский спидер лорда и даже изобразили улыбку на вдруг оказавшемся открытым лице. От этой гримасы женщину аж передернуло. Впрочем, первая волна отвращения быстро сменилась любопытством. Что ж выходит, ситх скрывает свое лицо, стесняясь собственного безобразия? А еще он вовсе не стар, если не сказать - молод. Едва за тридцать, пожалуй. И глаза у него выразительные: изначально, наверное, голубые, но нездоровая желтизна белков добавляет им зелени, словно южная океанская волна на солнце. Хатт! За всеми этими политическими играми она слишком давно не обращала внимание на цвет глаз мужчины. Теперь вот так некстати вылезло. Нервы все это.
  
  Но настоящий шок охватил сенатора, когда автопилот опустил машину не во дворе официальной или тайной тюрьмы, а у порога ее собственного дома. Всю ночь она ждала, когда за ней придут. Не дождалась.
  
  Впрочем, утренние неприятности все же случились. Правда совсем не те, какие ожидались. За завтраком, который по понятной причине случился далеко после полудня, ей позвонил один из сенатских знакомых, ехидненико поздравил с наступающим и поинтересовался, видела ли она утреннюю светскую хронику. На раздраженное замечание о том, что она такой фигней не страдает, опять гнусный смешок и мутное предположение о ее новых интересах, которые помешают общению со старыми друзьями. Конец связи. Это что, предупреждение о скором аресте? Как-то не очень похоже.
  
  Непонятных ситуаций и полунамеков Мон Мотма терпеть не могла, от чего полезла на светские сайты. От увиденного сделалось сильно нехорошо. Новость номер один - фото спидера Дарта Вейдера, из которого выходит госпожа сенатор. Раннее утро не позволяет предположить, что подвезли ее с рабочей встречи. Впрочем, в интимной связи с ситхом ее никто не заподозрил. Точнее, заподозрил, и с ситхом, только со старшим. Потому как рядом имелось фото все того же спидера, стоящего ночью у дворца императора. Значит.... дальше неприлично свободный полет фантазии.
  
  Мон обессиленно плюхнулась в кресло. После таких слухов наиболее преданные идее республики люди ей, и правда, руки не подадут. Так что ареста можно, пожалуй, не опасаться. Из глубокой задумчивости ее вывел сигнал по каналу правительственной связи.
  Сенатор автоматически приняла вызов. Перед ней возникла гостиная весьма спартанского вида. Мон не сразу догадалась посмотреть на обратный адрес. Борт звездного разрушителя "Обвинитель". Для флотских апартаментов сойдет, машинально подумалось Мотме просто чтоб не думать о собеседнике.
  
  В кресле напротив проектора сидел император. По обе стороны от кресла стояло двое детей. светловолосый голубоглазый мальчик и... Лея Органа.
  
  - Здравствуйте, дорогая госпожа Мотма; - взгляд и голос Палпатина источали спокойную доброжелательность, обволакивали, заставляли глупо улыбаться в ответ.
  
  - Здравствуйте, ваше величество; - как могла отстраненно ответила та.
  - Здравствуйте госпожа сенатор; - чинно поклонился мальчик.
  - Здравствуйте, тетя Мон! - гораздо более непосредственно, хотя и строго в рамках приличия замахала рукой Лея.
  
  - Простите за беспокойство, госпожа Мотма, но я позволил себе потревожить вас по личному делу государственной важности. Позвольте вам представить Люк Вейдер-Скайуокер.
  
  Палпатин улыбнулся светловолосому мальчику. Так вот в кого у паренька такие невозможно голубые глаза. Тем временем император повернул голову к юной альдераанке.
  
  - А это Лея Вейдер-Скайуокер.
  
  - Но...
  
  - Так получилось, что дети моего ученика до сих пор воспитывались чужими людьми. Но теперь мы полны решимости это исправить. Для того, чтобы маленькая принцесса Лея не чувствовала себя одиноко на Корусканте, я подберу ее приемному отцу соответствующее место при дворе. Но королева Бреха едва ли сможет надолго покидать Альдераан. А девочке нужна женская забота. Не просто нянька-гувернантка, а по-настоящему свой человек, почти родственник. Вы дружны с семьей Органа. Не согласились бы вы взять на себя некоторое покровительство над малышкой Леей?
  
  - Почему...
  
  - Почему мой ученик не обратился с этой просьбой лично? Стесняется.
  На губах Палпатина обозначилась с виду снисходительная, но весьма двусмысленная улыбка, от которой у Мон неожиданно перехватило дух.
  
  - Вы можете подумать над этим предложением. До завтра. Завтра жду вас на параде. Для вас забронировано место на императорской трибуне. Пропуск вам пришлют. Там и поговорим.
  
  В общем, от таких приглашений не отказываются. И у Мон Мотмы имелось стойкое убеждение в том, что уклониться от сделанного предложения стать воспитательницей детей и фавориткой их отца ей тоже не дадут. Да и не очень хочется. Потому что это возможность повлиять на политику империи в лучшую сторону гораздо большая, чем все их фронды и альянсы. Во всяком случае, Мон старательно убеждала себя именно в этом мотиве еще не до конца принятого решения. А перед внутренним взором было легкое, но сильное прикосновение надежной руки и невозможные глаза цвета океанской волны. И не в постели дело. Вернее всего, именно это ситху и не нужно. Просто в человеке с таким лицом есть сила, на фоне которой несгибаемая Мон Мотма вдруг не постыдилась почувствовать себя слабой и зависимой.
  ***
  Заполненные до отказа трибуны на Площади Единства восторженным ревом встретили замыкающий парад новенький флагман флота сектора внешних территорий ИЗР "Обвинитель", летящий на предельно малой высоте.
  
  Впрочем, те, кто в этой жизни интересуется чем-то кроме тактико-технических характеристик имперского оружия, а таких на центральных трибунах большинство, сегодня с гораздо большим интересом смотрели на императорскую трибуну, чем на стройные коробки марширующих легионов, колонны наземной и воздушно-космической техники. А теперь так и вовсе замерли в предвкушении сенсации.
  
  Парады такого уровня традиционно завершались формально не вполне официальным, но обычно весьма знаковым событием - праздничным тостом императора. Через несколько минут все командиры участвующих в параде частей и соединений прибудут на императорскую трибуну и Шив Палпатин коротенько - минут на тридцать-сорок, изложит свое видение ситуации в галактике, объявит о назначениях, поделится планами. В отличие от сказанного им на балах и раутах, этот тост транслируется в прямом эфире и считается событием знаковым.
  
  Особенно сегодня, когда знатоки заметили много необычного с самого начала.
  Во-первых, ритуальный осмотр монаршего места лично директором СИБ перед появлением его величество. После непонятной заварухи в центре Корусканта прямо накануне праздника большинство как кухонных, так и официальных экспертов сходились во мнении о неизбежности немедленной отставки Айсарда. Которая с его должности случается только ногами вперед. Но Арманд Айсард появился не только вполне живым, но и довольным жизнью.
  
  Во-вторых, новый дизайн костюма принимавшего парад темного лорда. По случаю массового мероприятия император позволил Вейдеру вернуть привычный шлем, чтоб не слишком шокировать галактическую общественность. Но и облегченная маска, и новый нагрудник с усовершенствованной панелью управления, и куда менее заметная работа дыхательного аппарата обсуждались с живейшим интересом технически продвинутой частью приглашенных.
  
  Политически же озабоченная часть с таким же энтузиазмом обсуждала необычный, если не сказать странный состав особо приближенных гостей вокруг императора. Помимо традиционных министров, военных и гранд-моффов наиболее знаковых секторов, в непосредственной близости от трона обнаружились сенаторы Органа и Мотма. Видимо, слухи о скором роспуске Сената несколько преувеличены. Только уж очень одиозные фигуры выбрал Палпатин. С учетом крайне специфического чувства юмора его величества, последствия это приглашение может иметь самые неожиданные. По сравнению с которыми роспуск Сената - лютики-цветочки в набуанских лугах. По поводу рыжеватого мужчины с аккуратной бородкой в скромном гражданском костюме особняком стоящего за Дартом Вейдером никто ничего вразумительного сказать не мог. Отчего с гораздо большим вниманием принялись обсуждать устроившихся чуть ли не между Палпатином и Вейдером двоих детей лет десяти. У гражданских мальчик опять никаких мало-мальски путных мыслей не вызвал. А вот среди флотских пошел шепоток на тему "он - не он". Попытки выведать кто такой этот "он" натыкались на загадочные улыбки кланового превосходства. В девочке же с некоторым сомнением опознали принцессу Органу. Что только добавило путаницы в мозгах политологов.
  
  В общем, слов императора ждали как божественного откровения. Дождались. Приняв с поданного дроидом подноса бокал с вином, Палпатин поднялся.
  
  Начало было банальным. Его величество поздравил народ с праздником, отметил отличившихся и получивших новые звания и должности военных и чиновников. Затем сделал паузу, обведя трибуны задумчивым взглядом.
  
  - Все вы отличились, укрепляя империю. Наша галактика сильна и безопасна, как не была уже много веков. Но дает ли нам это право быть спокойными? Должен ли каждый из нас спрашивать себя, все ли я сделал для благополучия Родины? Я спрашиваю себя об этом и с прискорбием вынужден ответить - нет, не всё. За большими и безусловно важными государственными делами как часто остаются незамеченными проблемы отдельного человека. Маленького или не очень. А ведь из его ощущения счастья и складывается одно большое счастье Родины. Поэтому, позвольте мне сегодня сказать не о новых крейсерах, заводах, космических трассах, и тех, кто все это создавал. А о тех, кто сумел вернуть кому-то простое человеческое счастье.
  
  Девять лет назад, когда в крови и муках рождалась наша любимая империя, произошла маленькая по галактическим меркам трагедия. От рук врагов империи погибла наш товарищ - сенатор Падме Наберрие королева Амидала. Но для лорда Вейдера она была больше чем просто политическим единомышленником - женой, матерью его детей. Сегодня я хочу поблагодарить тех, чьи, я не побоюсь этого слова, героические действия позволили спасти маленьких Вейдеров-Скайуокеров. Сенатор Бейл Органа и его супруга, рискуя жизнями, приняли у себя в доме, выдавая за собственного ребенка, маленькую Лею. Много лет скрывался на Татуине и от официального преследования властей, и от мести бывших начальников - руководства ордена джедаев рыцарь Оби-Ван Кеноби. Ему отдали приказ убить маленького Люка Скайуокера, он не просто не исполнил преступную волю заговорщиков, а все эти годы находился рядом с приемной семьей простых фермеров Ларсов, дававших ребенку любовь и заботу, но неспособных защитить его от врагов. Теперь, когда последнее гнездо старого заговора выявлено и обезврежено, - благодарный кивок директору СИБ и гранд-моффу Таркину: - пришло время семье воссоединиться, а галактике узнать имена героев.
  
  Вы спросите меня, в чем же причина столь лютой и бесчеловечной ненависти джедайско-сепаратистской верхушки к маленьким детям? Нет, это не просто месть их верно служащим делу империи родителям. Это страх перед их силой. Силой одаренных, которая может служить не узкоклановым интересам храмового мирка, а всей галактике.
  
  Дети, по рождению вам дано гораздо больше, чем другим людям. По примеру джедаев вас можно было бы назвать Избранными. Только упаси вас Сила гордиться этим. Просто помните, что жизнью своей вы обязаны не только маме с папой, а еще многим и многим, очень разным людям и экзотам: фермерам, политикам, солдатам, чиновникам, врачам или пилотам. Тем неравнодушным, кто не прошел мимо. И вам жизни не хватит вернуть им всем этот долг.
  
  Для этого вам прежде всего надо полностью раскрыть свой дар и отдать его на благо галактике. Сперва усердно учиться. Потом встать у руля нашего государства. Ибо сегодня я провозглашаю Люка и Лею Вейдер-Скайуокеров своими наследниками.
  
  Да здравствует Великая галактическая империя! С праздником, дамы и господа, подданные великой страны с великим будущим!
  
  Трибуны взорвались овациями. Палпатин с мягкой, отеческой улыбкой отсалютовал бокалом толпе и шагнул вглубь трибуны.
  
  - Ну, что, дети, понравился парад? - улыбнулся он уже персонально наследникам.
  
  - Вау! Здорово! - в смысл своего нового положения ребятня явно не вдумывалась, их души еще всецело захвачены зрелищем военной и технической мощи.
  
  - Мне тоже показалось, что сегодня ваш отец просто превзошел сам себя. Наверное, пора назначить официальным главнокомандующим флота. Впрочем... Давайте так, лорд Вейдер: в течение этого года вы найдете время слетать к докторам на Камино и к духам древних ситхов на Коррибан, но на парад в честь десятилетия империи вы явитесь в нормальном кителе. Чтоб было на что главкомовскую планку цеплять.
  
  - Да, мой император.
  - Дети, бегите-ка вниз. Там вас приятели заждались. Только далеко не уходить и от Бобы не сбегать.
  - Да, мой император.
  
  Копируя интонацию отца, Люк и Лея кланяются императору и бегут вниз по ведущей с трибуны лестнице. Особо внимательный наблюдатель замечает пристроившегося к ним у выхода телохранителя в мандолорской броне. Совсем без охраны опасно, а гонять за двумя малолетками бойцов алой гвардии слишком официально и чрезмерной гордыней чревато. Бобу Фетта Дарт Вейдер нанял охранять свое потомство еще вчера в камере для допросов "Обвинителя". В качестве частного охранника и за личные деньги. Сумма контракта не разглашается, но второе лицо в галактике может себе позволить многое.
  
  Тем временем император демонстративно ласково общался с сенатором Органой.
  
  Дальнобойная оптика репортеров лишний раз уловит степень монаршей благодарности и альдераанской преданности трону. Речь же шла о делах куда менее возвышенных. Проще сказать, карьерных.
  
  - Я отлично понимаю, сенатор, что десять лет назад вы надеялись свалить канцлера Палпатина и занять его кресло. Ваша неприязнь к империи объясняется тем, что императора свалить может и можно, а вот занять его трон вам однозначно не светит. А оставаться провинциальным вице-королем при жене - королеве надоело до боли зубовной?
  
  - Да, ваше величество. - кивнул, сообразивший, что ситху врать нельзя, Органа.
  
  - Жестоко заставлять ребенка выбирать между приемным и родным отцом. Да и не надо. Думаю, при всей неприязни к вам, лорд Вейдер это понимает. Значит ваш неформальный вес при дворе, как близкого для наследницы человека, весьма возрастет. Надеюсь, вам хватит ума не злоупотреблять им. - Палпатин выдержал выразительную паузу, от которой у Органы по спине табун мурашек пробежал. Потом император продолжил: - А вот в какой пост подобает облачить ваше новое положение, следует обсудить.
  
  Какую именно синекуру выторговал себе ушлый парень Бейл, Дарт Вейдер не дослушал. Отвлекся на атаковавших Кеноби Таркина и Айсарда. Ну да, всех недобитых джедаев в свое время подобрала военная разведка и алая гвардия. А дел, которые с помощью одаренного решаются куда проще чем без, ой как много. Вот безопаснику жуть как интересно в памяти некоего серийного маньяка покопаться, а гранд-моффу просчитать риски строительства новой трассы. Решивший, что в секторе Таркина у флота в ближайшие годы будет много работы, а значит поддержка секторальных властей окажется совсем не лишней, лорд решил воспользоваться моментом и предложить гранд-моффу свои услуги.
  Таркин поначалу подозрительно покосился на вдруг проникшегося чужими проблемами ситха, но решил не отказываться, но ухо держать востро. В конце концов, делить им нечего, и представление о мире и справедливости у них куда как ближе, чем с тем же Органой.
  
  - Надеюсь не только на одноразовое, но долгое и плодотворное сотрудничество; - решил закинуть удочку на будущее Вейдер.
  - Я тоже надеюсь. Реализация доктрины кнута и пряника принесет наконец мир и порядок на окраины галактики.
  - Что за доктрина такая? Хотя, общая идея понятна из названия. Кнутом будет мой флот, а вы - главный по раздаче печенек?
  - Боюсь, что добрый дедушка из сказки из меня не очень получится. Так что по очереди. - желчно хихикнул Таркин: - Просто страх без надежды здорово отупляет и делает людей неадекватными. А быть главврачом дурдома не хочу. Так что кому-то придется и раздачей печенек заниматься.
  
  Когда они закончили о делах, люди с трибуны как раз начали неторопливо расходиться. Лорд Вейдер тоже направился было к выходу, когда заметил стоящую чуть в стороне сенатора Мотму. Хатт, он совсем забыл о приказе императора привлечь эту амбициозную дамочку к занятиям с Леей. И вообще. Что имелось в виду под этим "вообще", Вейдер уточнять не стал. Что нужно будет для отвлечения мадам Мон от мыслей про республику, то и сделает.
  
  Вообще, Дарта Вейдера несколько напугала развитая императором активность вокруг его детей. С другой стороны, лорд был ему за это благодарен. Сам-то он очень смутно представлял себе, как надо воспитывать десятилетних мальчика и девочку. А тут столько народу к процессу привлекли. Авось прорвемся.
  
  Пока же он галантно подхватил госпожу Мотму под локоток.
  
  - Рад тому, что вы приняли приглашение его величества и пришли.
  - Устроенная вами демонстрация имперской мощи впечатляет. Поздравляю.
  - Спасибо. Но в жизни есть вещи, которые не решаются мощью военной силы.
  - И давно милорд это заметил? - чуть фамильярно перебила ситха Мон.
  - Недавно. - к собственному удивлению и не подумал обижаться лорд, с которым так уже девять лет никто не разговаривал: - Я просил бы вас о небольшой услуге, мадам.
  - О какой же?
  - Наверное вы знаете, у Леи сегодня день рождения. А я абсолютно не представляю, что дарят на день рождения десятилетним девочкам. Помогите.
  - Хорошо. Что именно вы хотите, милорд?
  - Сейчас отвезем детей с их приятелями в какую-то молодежную кафешку. Айсард проверял: место приличное. Пока они там гуляют, мы с вами пробежимся по магазинам. С меня чашечка кафа. Хотите в ресторане, хотите у меня дома.
  
  - Хочу и того и другого; - неожиданно для самой себя ответила Мон, уже представившая, завтрашние фото. Но они стоили того, чтоб посмотреть, как киборг будет вести себя в ресторане. А домой к нему стоит поехать просто ради того, чтобы комнаты, в которых разместят детей, не слишком походили на казарму. В конце концов, к малышке Лее она действительно чувствовала привязанность. Так вышло, что в их демократической компании ни у кого кроме Бейла детей не было.
  
  Сойдя с трибуны, долго искать на заполненной людьми площади своих Вейдеру не пришлось. И Сила не понадобилась. Во-первых, Люка, Лею, Уила и Исанн издалека слышно. А торчащего рядом двухметрового вуки, (как там его, Чубакка, вроде?) еще и видно.
  - Это что за чудище? - чуть сильнее сжала руку лорда Мон: - Оно детей не покусает?
  - Чудовище здесь я. А это вуки - весьма развитый интеллектуально вид разумных. Речевой аппарат, правда, специфический. Оказался вместе с детьми во время последнего похищения. Пока живет у Таркинов.
  
  Оставив молодежь культурно проводить досуг, за подарком отправились в ювелирный. Где столкнулись с Армандом Айсардом.
  
  - У Исанн день рождения месяц назад было, а я забыл о подарке; - сердито пояснил свои действия застигнутый врасплох директор.
  - А теперь не знаете, что выбрать?
  - Да.
  - Понятно. Приготовили кредитки и сели тихо в уголке оба. Надо будет расплачиваться, позову.
  
   В маленьком, без претензий и даже в праздничный день неполном кафе появление Дарта Вейдера вызвало приблизительно тот же эффект, что и ИЗР, вышедший из гипера в центре пиратского каравана. Бармена едва инфаркт не хватил. Но каф для дамы и безалкогольный коктейль для милорда оказались выше всяких похвал. Или просто Дарт Вейдер давно не был в подобных заведениях?
  
  - Почему безалкогольный? - Мон с интересом рассматривала разноцветные слои сока в высоком бокале.
  
  - Я не уверен, что мои лекарства адекватно смешаются со спиртным. А мы с вами в недостаточно близких отношениях, чтобы вы тащили меня захмелевшего домой. Да и веса во мне с костюмом почти полтонны.
  
  Дама весело рассмеялась, представляя себе картину.
  
  - И верно, не надо.
  ***
  Вечером в замке Вейдера наконец установилась привычная тишина. Хозяин сидел в кабинете. Кресло отодвинуто от рабочего стола к панорамному окну с видом на огни ночного Корусканта. Вдали возвышалась громада императорского дворца и Сената. Чуть портили вид развалины Храма джедаев. Кресло хозяина оказалось настолько огромным, что помимо Дарта Вейдера в нем поместились оба его ребенка. Люк устроился под боком.
  
  Лея - на коленях.
  
  - Папа-Вейдер, ты летом на выпуск в Каридскую академию полетишь? - дипломатично, то есть издалека начала Лея.
  
  - Наверное, да. Обычно я это делаю. Давай угадаю, зачем спрашиваешь: хочешь навестить этого обормота Соло?
  
  - Да. А можно?
  - Если будете хорошо себя вести.
  - Пап, а мы слетаем на Татуин?
  - Когда-нибудь.
  
  - У меня там дроид недособранный остался, - смущенно пояснил свою просьбу Люк, - ты только не подумай, подаренный тобой спидер просто супер. Но того я сам собирал.
  
  - Я тоже в твоем возрасте протокольного дроида собрал. Круто было. Пошлем кого-нибудь за твоими вещами. Привезут.
  
  - Протокольный дроид? С3РО? Золотистый? - вдруг встрепенулась осоловевшая уже Лея: - У нас на яхте такой есть. Папа-Бейл говорил, что он знает много-много тайн. Неужели тот самый?!
  
  - Похоже на то, - согласился лорд. - Только он не совсем протокольный. Там половина деталей не родные.
  
  Они несколько минут пообсуждали, как и чем лучше заменять фирменные детали.
  
  Вдруг Люк резко сменил тему.
  - Тебе было там плохо?
  - Где? - не понял вопрос Вейдер.
  - На Татуине.
  - По-разному, на самом деле.
  - Врешь.
  - Почему ты так думаешь?
  
  - Не знаю, как сказать. Чувствую. Знаешь, Уил сегодня рассказывал, как ему вчера отец ввалил за наши выкрутасы. Ничего ж хорошего, про то как выпороли рассказывал, а внутри тепло, потому что отец ему добра желает, и наказали за дело. А у тебя наоборот: говоришь вроде про то, как здорово было дроида из найденных на помойке деталей собирать, а в душе - лед.
  
  - Верно, лед. Просто... Там я был рабом.
  - Рабом? Ребенок? Это же незаконно! - ахнула Лея.
  
  - С точки зрения хаттов и республиканских властей - вполне законно; - недобро усмехнулся ситх.
  
  - Тебя били?
  
  - Было. Только не в этом дело. Потом я видел много куда более безобразных мест. Но в девять лет мне казалось, что гаже лавки моего хозяина нет ничего на свете. И улетел оттуда навсегда, когда мне было девять. А моя мама оставалась у старьевщика Уотто. Я ничего не мог с этим поделать. Разве что пообещать ей, что когда-нибудь вернусь и освобожу всех рабов на Татуине....
  
  - Ты поэтому не прилетал?
  
  Лорд не ответил. Будь дети чуточку старше, он бы вообще этот разговор не завел. А так есть надежда, что пролетит как страшная сказка на ночь. Ну вот, уснули. Перенеся свое сокровище в спальню, лорд вновь уселся в кресло. Сидел довольно долго, потом решительно поднялся и направился к голопроектору. Но вызов от императора пришел раньше, чем Вейдер успел набрать код.
  
  - Чего теперь бесимся, старым, больным ситхам спать мешаем?
  - Простите, повелитель. Не сдержался. Через месяц на Куате спускают "Истца".
  - Да. И не дергайся попусту. Твой он. Твой.
  - Благодарю, повелитель.
  - Тебе не дай.... Ты ж небось и капитана уже подобрал?
  - Да, повелитель. Капитан Пиетт, с вашего позволения.
  - Дело твое. Сейчас-то ты чего хочешь?
  - Поход на рабовладельческие базы в системе Тату вместо стандартных ходовых испытаний.
  - Что так вдруг?
  - Должок у меня там имеется. А слово надо держать. Иначе перед детьми неудобно.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"