Федина Юлия Сергеевна: другие произведения.

О сбытии мечт, но не только об этом

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Бог обычно склонен давать нам то, чего мы желаем. Но часто совсем не так, как нам представлялось в наших мечтаниях. Вот к примеру, татуинский фермер Люк с малолетства мечтал об отце и подвигах. А главком Дарт Вейдер жаждал освободиться от роли орудия в чужой игре. И вот вроде бы - оно самое. Ага. Под Явином. И что им теперь с этим делать?

  
  О сбытии мечт, но не только об этом
  
  ========== Глава первая. Сын ==========
  
  И зачем пошел я в "Качу"?
  Вот Ульяновск - все иначе.
   Был бы дом, машина, дача,
  И водил бы я "Арбуз".
  Н. Анисимов "Грачи" прилетели Су-25
  Взрывом его серьезно контузило. Голова не просто раскалывалась - разрывалась. Ощущение такое, словно разнесшая реактор "Звезды Смерти" торпеда на самом деле взорвалась у него в черепной коробке. А сердце все равно ликовало:
  
  Мы сделали это! Сделали! Сделали!! Сделали!!!
  
  Люк бессвязно орал на полгалактики, не особо обращая внимание на то, как его Х-винг беспомощно кувыркается в потоке догнавших его обломков взорванной "Звезды Смерти". Неважно! С этим справится малыш R2-D2 и Люковы феноменальные инстинкты пилота. В голове по-прежнему трещало, в душе - все ликовало и пело. Он победил! Все! Нет больше ужасной "Звезды Смерти". Мало того, возможно, и проклятого ситха - убийцы отца и Бена, тоже нет. Хотя в этом Люк Скайуокер не вполне уверен. В том, что именно лорд Вейдер преследовал его в последней атаке - уверен абсолютно. А вот дальше...
  
  Дальше Люку пришел бы конец, если б не появление "Тысячелетнего Сокола". Молодчина Хан подрезал ситха. Черная машина закрутилась, потеряв управление, но ни взрыва, ни удара об обшивку станции Люк не видел. С другой стороны, и тяжелого, давящего присутствия темного лорда в Силе больше не чувствовалось. Хотя, понять, что именно творилось сейчас в Силе, было выше невеликих умений Скайуокера. Так что по поводу гибели своего врага оставалось только надеяться на то, что справедливое возмездие свершилось.
  
  "Отец! Старина-Бен! Покойтесь с миром! Я отомстил за вас!" - проорал юный джедай на всю Силу, но, чуть подумав, самокритично добавил: "А если и не отомстил, то это только пока. Отомстю, дайте только срок! Или отомщу?"
  
  "Дурачок. На дорогу смотри" - отозвалась Великая незнакомым шелестящим голосом.
  
  И верно. Астромех уже вовсю сигналит об опасности. Панель управления полыхает красными индикаторами всяческих отклонений и неисправностей. Садиться надо и немедленно. А то, не ровен час, досрочно встретиться с Дартом Вейдером по ту сторону Великой.
  
  Люк закрутил головой, пытаясь определить, где Явин. Далековато. И между "крестокрылом" и планетой сейчас облако обломков взорванной станции. Да... тем, кто сейчас на Явине IV, не позавидуешь: первые обломки уже достигли его поверхности. Пожары в джунглях видны и с высокой орбиты. Попробовать зайти на противоположную ночную сторону Явина-четвертого или дотянуть до показавшегося из-за бока планеты гиганта Явина-седьмого - второго пригодного для жизни спутника гигантского Явина. Астромех настоятельно рекомендовал последнее. Возражать Люк не стал. Явин VII - значит Явин VII.
  
  Седьмая луна газового гиганта встретила героя Сопротивления пьянящим ароматом разнотравья вечерней степи. Он сел на склоне пологого холма, у основания которого радостно журчал звонкий ручей. Нигде, кроме жаркого, пыльного Татуина, толком не бывавший Люк такую яркую, живую и сочную красоту раньше только на картинках видел.
  
  Он с наслаждением напился не очень холодной, но чистой и необыкновенно вкусной воды, умылся, просто посидел, опустив в воду ноги. Хотелось носиться, брызгать водой и хохотать. Правда, скоро он начал замерзать.
  
  Поднявшись на еще освещенную вечерним светилом вершину холма, Люк блаженно растянулся на траве. Приятная расслабленность и дремота накрыли, словно теплое одеяло. Ему снилась прекрасная девушка принцесса Лея. И тетя Беру с дядей Оуеном. И старина Бен. И ребята с базы Альянса. Все они улыбались Люку тепло и ласково. Но в этом море гордости и одобрения вдруг появляется ручеек ледяной тревоги. Среди восхищающихся его подвигом нет отца. Люк никогда его не видел даже на фотографии. Но во сне-то он отца узнает! Почему его нет? Вдруг за спинами прочих близких и не очень почувствовалось чья-то тень. Люк тянет шею, стремясь разглядеть подошедшего, пробраться ближе. Бен вдруг тревожно заметался, потом бросился к Люку...
  
  На этом Скайуокер проснулся. Солнце уже спряталось за горизонт, и стало зябко. От этого и тревога во сне, догадался Люк. Надо бы встать и сходить к "крестокрылу" за аварийным комплектом и сухпайком. Но шевелиться не хотелось. Значит, это подождет. С товарищами связываться пока тоже не стоит. Он в порядке. Ему ничего не угрожает. Так нечего подвергать жизнь друзей опасности. Не хватало еще, чтоб кто-то из них пострадал, пролетая мимо роя обломков "Звезды Смерти" Сколько этот рой будет терроризировать орбиту, Люк даже приблизительно не представлял, но надеялся, что авариных запасов ему на это время хватит.
  
  Значит, пока можно валяться на траве, ни о чем не думать, и просто пялиться в звездное небо. Эйфория улеглась. Теперь хотелось неспешно мечтать о большой и непременно счастливой жизни впереди. В детстве это получалось легко почти каждую ночь. Достаточно было заметить летящий звездолет, и душа наполнялась радостным предвкушением: вот-вот со звезд к Люку спустится его отец, и тогда...
  
  Теперь он сам блуждает среди звезд. И понимает, что встретить возле одной из них отца шансов нет. Но... Его по-прежнему не отпускает уверенность в том, что отец близко. Мало того, сейчас он четко отдает себе отчет в том, что это ощущение только усилилось, стало уверенностью. Глупо, конечно. Но он вновь потянулся к Великой Силе.
  
  "Отец! Слышишь, отец! Вот и я сумел добраться до звезд. И даже сбить одну. "Звезду Смерти". Представляешь?... Отец?..."
  
  Люк замер, вдруг поняв, что его крик в никуда нашел адресата. Как он это понял, юный джедай объяснить не готов. Слов у неуча таких нет. Но то, что его услышали, понял четко. Как и то, что человеку на другом конце сейчас больно.
  
  От неожиданности новых ощущений Люк нечаянно оборвал вдруг возникший канал связи. Отец жив! Бен Кеноби ошибся. Много лет назад Вейдер не смог его убить. Возможно, просто ранил. Возможно даже, Скайуокер-старший до сих пор находится в лапах проклятого киборга. Может быть даже на "Звезде Смерти"... Он, что, сегодня едва не убил своего отца?!
  
  От былой расслабленности не осталось и следа. Люк вскочил на ноги и раненым зверем заметался по вершине холма. Нет! Нет! Отец жив! Ранен просто. Он это чувствует. Как и то, что единственный родной ему человек, находится где-то совсем близко. Его надо срочно найти. Только как?
  
  "Держись, отец! Я к тебе уже иду. Только дай знать куда".
  
  "Сиди тихо и не отсвечивай" - внезапно рыкнуло в голове.
  
  От неожиданности Люк плюхнулся на пятую точку там, где стоял. Поняв, что ему ответили, вновь сорвался с места, и вновь упал. Теперь уже не от неожиданности, а оттого, что земля ушла из-под ног.
  
  На Явине VII бывают землетрясения? Странно, гор вроде бы нет... Снова толчок. Люк решил не суетиться и просто лечь на землю. Благо, место достаточно ровное, ни оползней, ни обвалов, ни даже способных придавить высоких деревьев не наблюдается. Лежим тихо, не отсвечиваем, на звезды смотрим, принялся успокаивать сам себя Люк.
  
  Сперва, просто убеждал, чтоб успокоиться. Но подняв глаза к небу, замер, забыв обо всем, включая отца. Гигант-Явин уже занял треть неба. А на его фоне переливался всеми цветами радуги шарик поменьше. Одна из многочисленных явинских Лун. Интересно, какая? Люк полез к карманному датападу, чтобы посмотреть. Хотя, ответ он уже знал.
  
  Верно, никакая. Потому что это Явин IV, приняв удар особенно крупного обломка, сошел со своей орбиты и медленно, но верно падает на гигантскую планету. Что творится на поверхности обреченного спутника, и думать страшно. Переливы в его атмосфере - чудовищные полярные сияния - знак столь же чудовищных магнитных бурь. А пробивающиеся сквозь них свечение - пожары, охватившие огромные территории.
  
  Там, внизу кто-то живой еще остался? Ведь пытаться взлететь в таких условиях - чистое безумие. Сперва Люка поразила мысль о том, что проклятая "Звезда Смерти" и после собственной гибели способна уничтожать целые планеты. Потом душу захлестнул страх за судьбы товарищей: Лея, Хан, Чуи, что с ними? Вернулись на Явин праздновать победу? Улетели прочь? Или... У "Тысячелетнего Сокола" хотя бы есть возможность совершить гиперпрыжок. А сколько сейчас в системе мелких кораблей, которым просто некуда теперь приземляться?
  
  Словно иллюстрируя эти мысли, в атмосферу Явина VII вошел какой-то корабль. Повстанец или имп - не разобрать. Поврежденная машина сильно чадила и шла рывками. Потом клюнула носом и исчезла в огненном шаре взрыва. Короткий всплеск Силы отозвался болью в висках. Что это было? Отклик Великой на смерть разумного... Сколько раз за этот безумный день он уже чувствовал подобное?
  
  Внутри стало холодно и пусто. Зачем. Зачем все это. Какая разница, за Империю или Альянс погиб пилот взорвавшегося космолета. Какая разница матери Бигтса Дарклайтера, на чьей стороне погиб ее сын. Один "удачный" выстрел, и нет ни "Звезды Смерти", ни базы Альянса на Явине IV. И что теперь?! Хоть кому-нибудь от этого стало лучше?! А если кому-то и стало, то оно того стоило?! Почему ему никто не сказал, что победа - это так страшно?!!
  
  Сперва Скайуокера трясло как в лихорадке. Потом стало все равно. Без единой эмоции в сердце Люк наблюдал за тем, как явинская катастрофа катится к развязке. Гораздо более скорой, чем казалось только что. Это на Явин спутник мог скатываться годами. Но не судьба. Ибо взрыв спихнул планетку прямехонько на орбиту другого спутника. - Явина I, кажется. И до столкновения остаются считанные секунды.
  
  Космическая катастрофа произошла быстро и бесшумно. Только ее гравитационным отголоском вновь ощутимо тряхнуло Явин VII. Нет, приютившая базу Альянса луна не рассыпалась от удара о каменюгу в треть себя ростом. Просто вновь сменивший траекторию движения, и теперь почти под прямым углом скользящий в пасть газового гиганта шар вмиг потерял блеск и голубизну. Это поднятые ударом гарь и пыль, или атмосферу с Явина просто сорвало? Люк не знал. Да и не хотел знать.
  
  Даже мысль о том, успело ли руководство Альянса покинуть базу вовремя, особо не тревожила. Смогли, наверное. Должны же были опытные, образованные люди понимать, что делают. А его, как и тысячи других, просто обманули.
  
  Что-то его часто в последнее время обманывают. Сперва Бен, потом лидеры повстанцев. Ну, и поделом дураку.
  
  Люк тяжело поднялся на ноги и направился к своему "крестокрылу". Кроме прочих запасов там еще и бластер должен быть. Жить с таким грузом на душе он не собирается....
  
  Ощущение такое, будто ноги захлестнула ловчая петля, вроде тех, которыми он в детстве вамп-песчанок ловил. Только петли-то никакой не было. Но Люк кубарем скатился к подножью холма. Что за хатт?! Он попробовал вскочить, но его словно камнем к земле придавило. Всего и сумел-то - с пуза на спину перевернуться.
  
  Лучше б этого не делал.... Над распластанным телом возвышалась черная фигура проклятого киборга. Багровый клинок замер у самого горла.
  
  - Ты кого звал, тварь джедайская? Хочешь умереть быстро, говори!
  
  
  ========== Глава вторая. Отец ==========
  
  ... Но я не имею возможности просто устать.
  Устать от звенящих клинков и разрубленных тел,
  От криков "Вперед!" и приказов "Ни шагу назад!",
  А кроме войны я уже ничего не успел.
  Я воин дороги, наемник и просто солдат.
  Джем "Наемники"
  Погасить вращение неуправляемой машины не получалось. Впрочем, делать это было и некому. Потерявший сознание Дарт Вейдер безвольно повалился на штурвал. Из состояния забытья его вывел обманчиво-тихий шелест голоса императора Палпатина: "Вы там случаем не угробиться собираетесь, лорд Вейдер? Этим вы меня очень разочаруете... Очень. Через сутки жду вашего доклада. Надеюсь, к тому времени вам будет что мне рассказать".
  
  Нет, разочаровывать повелителя, даже собственной смертью, младший ситх не готов. Пришлось приходить в себя и восстанавливать управляемость сильно помятого истребителя. Потом пришло время оглядеться вокруг.
  
  Вокруг же - и в Силе, и в материальном мире начиналась сущая катастрофа. Невесть откуда взявшийся среди повстанцев джедай сумел то, что обычному асу не под силу. Запустив, тем самым, катастрофу в масштабах системы. Вообще-то, понять, что именно сейчас происходит вокруг, весьма затруднительно - в эфире сплошные помехи, визуально - сплошные обломки, в Силе... Ничего, кроме татуинской песчаной бури в качестве сравнения в голову не приходило. Только не надо быть семи пядей во лбу, чтоб просчитать последствия. В общем дурень-Таркин добился-таки своего. Альянс он уничтожил. Не совсем так, как планировал гранд-мофф, но...
  
  Но даже если лидеры Альянса, которых ныне видимо уже покойный гранд-мофф считал на свою голову умнее и предусмотрительнее, из-за чего "Звезду Смерти" к самому Явину и подогнал, успели покинуть обреченный спутник, это их не спасет. Флот Вейдера уже вчера выставил заградители. Систему никто не покинет.
  
  С этой точки зрения лорду Вейдеру будет о чем доложить повелителю. Не в этом суть. Сейчас его просто наизнанку выворачивало от ярости из-за того, что упустил джедая. К тому, что из поединка с джедаем он всегда выходит победителем, лорд настолько привык, что даже смерть Кеноби не вызвала у него особых эмоций. Случилось должное. Вот и все. А тут, на тебе, да еще и с такими последствиями.
  
  Волна гнева как обычно заставила бодрее шевелиться и руки, и мозги. Как бы то ни было, а из облака обломков надо выбираться, плюс срочно искать место, где можно переждать последствия столкновения Явина IV с обломками "Звезды Смерти". Тогда в системе такое начнется, несколько дней ни один даже крупный корабль близко подойти не сможет. Даже ради спасения лорда Вейдера.
  
  Явин VII подойдет, пожалуй. Машина почти плавно нырнула в атмосферу. Опасная вибрация появилась у самой поверхности. Так что посадку мягкой назовешь едва ли.
  Дарт Вейдер с трудом сделал несколько шагов от ткнувшейся носом в край оврага машины и плюхнулся на сыроватую болотистую землю. Голова кружилась, во рту соленый привкус крови, мелкая дрожь в мышцах передается протезам. Чтобы принять стандартную позу для медитаций понадобилось немалое усилие как физическое, так и волевое. Все же этот бой выжал его досуха. Восстановительная медитация не только уняла боль, но и погасила избыток ярости. Во всяком случае, немедленно бежать на поиски неведомого джедайского гаденыша желания не возникло. Напротив, имелась потребность просто пялиться в вечернее небо, заложив руки за голову.
  
  В небе пока только поднимающийся из-за горизонта Явин-гигант. Лун еще не видно. Хотя, в Силу не ходи, на четвертой Луне можно ставить жирный крест. К слову о Силе, рябь и волнения в ней нынче такие, что Дарт Вейдер даже учителя сейчас не слышит. Сделавший это открытие, лорд ситхов слегка подергал нити Великой. Дарт Сидиус не отозвался...
  
  Сперва накатило одиночество. Много лет Вейдер считал себя бирюком, которому никто не нужен. А выходит, к связи с учителем привык как к части себя. Надо же... Младший ситх прикрыл глаза, вызывая в памяти лицо Сидиуса. Если быть точным, то желтый блеск глаз и иронично-капризный излом тонких губ под извечной тенью капюшона.
  В душе завозилась привычная злость. Раньше над причиной приступов раздражения по отношению к императору задумываться было как-то некогда. Или просто страшно. А теперь, может, от того, что повелитель гарантированно не читает его мысли, пришла ясность. До атаки магистров на канцлера Энакин Скайуокер считал Палпатина старшим другом. Между атакой и Мустафаром Дарт Вейдер был учеником Дарта Сидиуса. А после Мустафара киборг стал вещью императора. Не учеником. Потому что всякий, даже самый нерадивый ученик рано или поздно перестает нуждаться в учителе. Положение же Дарта Вейдера таково, что он пожизненно останется младшим. Без шансов. Как у раба нет шансов встать вровень с господином.
  
  Рабом родился, рабом и издохнешь. Если только... Интересно, если сейчас попробовать разорвать канал с повелителем, то после того, как буря в Силе уляжется, Сидиус перестанет его чувствовать?
  
  Зачем ему эта свобода? Да и что он собирается делать, оставшись один? Вейдер об этом сейчас не думал. Его просто ошеломила сама возможность осуществить наконец то, о чем мечтал с детства. И в лавке старого Уотто, и в храме джедаев он стремился к независимости. Оказавшись в доспехах Дарта Вейдера, уже не стремился. Повзрослел. Понял бесперспективность детской надежды. Но мечтать-то не перестал. Вера в вечную любовь и крепкую мужскую дружбу сгинули вместе с женой и рыцарями ордена. Буря чувств давно посажена на цепь, наряжена в намордник. Ее задача - быть источником Силы, не больше. Исчезли сострадание, открытость, бескорыстие. Много чего еще исчезло. А вот жажда свободы осталась. Сам от себя не ожидал.
  
  Как именно уйти отсюда незамеченным? Куда уходить? Что делать со вдруг свалившейся на него свободой? Сейчас у Дарта Вейдера нет ответов ни на один из этих вопросов. Есть только ясное понимание того, что в жизни что-то изменилось, и остаться прежним он просто не сможет.
  
  Из состояния близкого к трансу его вывел зов в Силе: "Отец! Слышишь, отец! Вот и я сумел добраться до звезд. И даже сбить одну. "Звезду Смерти". Представляешь?... Отец?..." Что за ситх?! Не-е-ет, не ситх: джедай! Причем, тот самый! И он где-то совсем рядом. Иначе Вейдер не смог бы перехватить его общение с джедаем-папашей. Второго-то одаренного, взрослого и более опытного, ситх совсем не чувствует.
  
  Лорд Вейдер сел и начал яростно сканировать окрестности. Найдет молодого, выйти на старого будет делом техники. Слишком резво взялся: голова закружилась, и в висках так заломило, что едва сознание не потерял. Закипевшие в душе обида и ярость добавили силы. Врешь! Не возьмешь! Вейдер планирует уйти из-под опеки, но не предавать своего императора. Значит, его отношение к врагам империи вообще и джедаям в частности пересмотру не подлежит. Да и за неудачу боя над "Звездой Смерти" расквитаться надо.
  
  "Держись, отец! Я к тебе уже иду. Только дай знать куда".
  
  Опять сопляк в "эфир" вылез. Вот тут-то мы тебя и увидели. Рядом совсем.
  
  "Сиди тихо и не отсвечивай" - грозно рыкнул ситх в надежде, что явно неопытный паренек не способен еще четко различать голоса собеседников в Силе.
  
  От недавнего оцепенения и следа не осталось. Дарта Вейдера несли вовсе не боль и ярость. Времена, когда только эти два чувства были источником его жизненной энергии, давно прошли. Пожалуй, сейчас его вели чувство вины и желание не остаться должником. Император готов был видеть в Вейдере и ученика, и друга, но сам младший ситх своими несдержанностью и самонадеянностью превратил себя в вещь. Винить повелителя не за что. А быть благодарным - нужно. Поэтому лорд Вейдер уйдет, завершив начатое почти двадцать лет назад: зачистит империю от активных джедаев. Коих, по всему видно, осталось двое - не в меру шустрый малец и его мастерски прячущийся папаша.
  
  От мысли о неведомой парочке начала привычно закипать ярость. И только извечное скайуокерское любопытство помешало придавить гада, как только фигура в ярком комбинезоне обнаружилась на холме. Интересно, кто из джедаев, наплевав на Кодекс, втихаря обзавелся семьей? Младший джедай - молодой совсем, но уже не подросток, а значит, родился еще в Республике. Может, наивный идеалист Энакин Скайуокер был просто слеп, а пеленки на заднем дворе у джедаев всегда имелись?
  
  Любопытство очистило душу от боли. Как своей, так и отзвуков боли сотен тысяч погибших на "Звезде Смерти" и гибнущих сейчас на Явине. Приглушило ярость, сделав ее рациональной и расчетливой. Сопляка он убьёт. После всех смертей сегодняшнего дня, это только справедливо. Но только после того, как вытрясет из жертвы все, что тот знает о втором джедае.
  
  Его приближения мальчишка не замечал, даже когда его с Вейдером разделали считанные метры. Лорду даже неловко как-то стало. Как в присказке: связался ситх с младенцем, выходило. Хотя, может и не такой и младенец наш будущий труп. Просто на гибнущий Явин, разинув рот, засмотрелся. И от увиденного парня основательно скрутило. Что, только сейчас доперло, чего натворил? Далеко не всякий лорд ситхов за всю жизнь убил столько же народу, сколько ты за один день. Борец за все хорошее против всего плохого, хренов. В душе ситха заворожилась обида. Что бы ни вытворяли эти "воины света", слава первого палача и живодера галактики прочно останется за Дартом Вейдером. А вот топать за бластером не стоит. Гаденыш, конечно умрет, но не так быстро и безболезненно, как надеется.
  
  Силовая петля скользнула по ногам жертвы, и та кулем свалилась на землю. Но инстинкты у мальчишки правильные: секунду назад руки был готов на себя наложить, а стоило появиться реальной угрозе жизни, как сразу прочухался и готов бороться. Просто исхитриться повернуться с живота на спину под Вейдеровским прессом далеко не всякий сможет. Этот смог.
  
  - Ты кого звал, тварь джедайская? Хочешь умереть быстро, говори!
  
  - Своего отца - джедая, ситх! - запальчиво выкрикнул мальчишка, тараща на Вейдера расширенные от страха голубые глазищи.
  
  Вырвать из памяти сопляка все нужное можно одним ударом. Но дурень начнет сопротивляться, и это его наверняка убьёт. А живая приманка для джедая старого может еще пригодиться. Поэтому ситх решил, что может себе позволить потратить немного времени на вербальный допрос.
  
  - И где твой отец?
  
  - Там, где ты его не достанешь, гадюка железная. И куда я искренне желаю тебе попасть в ближайшем будущем! Мой отец - Энакин Скайуокер погиб, защищая идеи света и справедливости!
  
  - Так ты кто?...
  
  Смысл слов мальчишки как-то не вполне дошел до сознания темного лорда. Просто вызвал некий диссонанс, и тот попытался от него избавиться.
  
  - Я Люк Скайуокер - сын джедая Энакина Скайуокера!
  
  Он, что, с собственным сыном разговаривает? С собственным... кем?! Выходит, он не подслушал зов молодого джедая. Этот зов ему и предназначался.
  
  Дарт Вейдер тихонько отвел клинок от горла мальчишки. Лорд - профессиональный мечник, что бы ни творилось в мыслях или в сердце, дрожью в руке, держащей меч, оно не передается. Но мало ли.
  
  - Энакин Скайуокер - это я. Я твой отец.
  
  - Нет! Неправда!
  
  - Ты позвал, и я пришел...
  
  - Нет! Это не может быть правдой! Нет! Нет!
  
  - А уж как я-то рад.... Сынок.
  
  
  
  ========== Глава третья. Враги ==========
  
  Быть собою - почти искусство,
  Быстро вертится колесо.
  Если видишь сплошные плюсы -
  Значит, понял ещё не всё.
  Между истиною и ложью
  Грань нечёткая, дайте срок -
  Можно минусы приумножить,
  И тогда подвести итог.
   Хельга Эн-Кенти "Быть собой"
  Сперва они просто орали друг на друга. Каждый - о своей боли. Потом выдохлись и замолчали.
  
  При всей чудовищности услышанного, Люк чувствовал, что это правда. Темный лорд ситхов, правая рука императора, палач и предатель Дарт Вейдер - его отец. Мало того, по мере угасания первого шока, в юноше разгоралась не отвращение, а любопытство: для начала, как такое вообще возможно? Технически, так сказать. Забивать голову ребусом, как размножаются киборги, оказалось самым безобидным из всего набора мыслей. Думать об ином гораздо больнее.
  
  Этот бред и есть правда. Анализ ДНК не нужен. Все и так видно. Мальчишка просто до неприличия похож на него самого в восемнадцать. Светлые волосы, голубые глазищи, Сила так и прет. Только ростом не в папу вышел. Или, может, в детстве питался плохо? Вейдер мысленно скривился в ироничной усмешке: не успел осознать себя папашей, как сразу мысль: а как детонька покушала.
  
  Детонька... Только чья? Вопрос не в крови. Во взглядах, в убеждениях, в мыслях. А тут выходит, что не его. Чужой. В душе завозилась злая обида. Перво-наперво надо найти и вдумчиво пообщаться с тварями, сделавшими их с сыном врагами. Только с сыном-то что делать?
  
  В чем, собственно, проблема? Тоже самое, что и с многими иными одаренными: либо парень встанет под руку императора, либо... Только врать самому себе не надо! В Вейдере очевидно боролись душа и разум. Последний ехидно советовал не валять дурака и не жевать сопли из-за невесть откуда взявшегося щенка. Но, наверное, слишком мало было рядом с лордом людей, с которыми ему хоть изредка было тепло, чтоб отмахиваться от пусть и иллюзорной надежды на близость с сыном. Короче, думать надо. Крепко думать. И желательно - головой. Хотя, думать не головой, а руками у Скайуокера всегда получалось лучше.
  
  Первым не справился с нестерпимым молчанием Люк. Лицо исказила злая усмешка.
  
  - Сын палача и сам убийца... Гармония, блин.
  - Да уж, наворотил ты сегодня дел, сынок.
  Парень нервно всхлипнул.
  - Голова не кружится?
  - Есть маленько, - поднял на отца непонимающие глаза парень.
  - Это нормально. Не всякая башка выдержит, когда в нее бьёт волна из миллиона смертей.
  - Это всегда бывает... так?
  - Да. Тебя совсем закрываться не учили, что ли? Козлы.
  
  Защищать своих учителей парень не стал. Разговор дальше не клеился, и Вейдер тихонько стал прощупывать мальчишку. Всклокоченная мощь Силы едва ли не из ушей капала. Мысли - в клочья. Одни эмоции. Эмоции наивного, доброго, восторженного юноши, которого только что сломали буквально через колено, сделав убийцей. Парень это осознал, возмущен, но пока не разъярен. Но это только пока. Он сам был таким после гибели матери. Нет, пожалуй, гораздо раньше. Его сломали в девять лет, когда заставили выбирать между собственным успехом в жизни и мамой. Хотя, как раз выбора-то ему и не оставили. Просто заставили жить с привкусом предательства на губах.
  
  Чего нынешние кукловоды хотели от мальчишки? Делали фанатика с горящим взором, способного идти по трупам, ничего не чувствуя. Или сломленную грузом содеянного тряпку, которая, не смотря на весь свой талант, уже никогда не станет самостоятельной фигурой. Или он вообще воспринимался как вещь одноразовая. По принципу хороший герой - это мертвый герой. Придет время, спросим. А пока...
  
  Может, его Палпатину вместо себя подсунуть? Почему нет. Молодой, сильный, талантливый. Опыта совсем нет, зато рук-ног и всякого ливера - полный комплект.
  Люк почувствовал внимание к себе и завозился.
  
  - Что ты собираешься делать?
  - А ты?
  - Я?... - кажется, мальчишка реально растерялся.
  - Ты.
  - Я должен драться с тобой, темный лорд ситхов. Но... Но я не хочу... Я...
  - А ты должен? - усмехнулся ситх так, чтобы наружу вышел сарказм, а горечь осталась под маской.
  - Хотеть или драться? - вдруг ощетинился мальчишка.
  
  Молодец. Еще рыпается. Надломлен, но не раздавлен. Потерял уверенность и в себе, и в привычном мире вокруг. С одной стороны, хорошо: значит способен различать разницу между словами и делами тех, кто рядом, кому верил. Но неуверенный в себе человек склонен компенсировать этот внутренний изъян внешней трескотней фраз и суетных поступков. Что утомляет. Но это лучше, чем безвольная покорность или апатия. Это лечится.
  
  Вейдер поймал себя на мысли, что парнишка ему интересен. Но не так, как были ему интересны десятки других одаренных юнцов, которых он склонил к службе императору. Нет, были и дополнительные опции: обида за то, что ребенка у него банально украли, злость на тех, кто пытался использовать против ситха его же кровь, интерес к тому, каково это - быть отцом. А самих пресловутых чувства отцовства и зова крови не было.
  
  Наверное, если бы перед Вейдером был беззащитный ребенок, оно бы появилось. В первый миг - на уровне инстинкта сильного самца, воина, чья обязанность защищать женщин и детей. Потом на это наловились бы воспоминания о матери пацана, интерес к нему, поиск точек соприкосновения. Словом, все то, из чего складывается человеческая привязанность. Слову "любовь" лорд Вейдер с известных пор не доверял и старался его избегать даже в мыслях.
  
  Возможен, пожалуй, и другой вариант. Узнай Дарт Вейдер о том, что где-то далеко у него есть сын, которого он не может видеть вживую, то, не ровен час, ситх нафантазировал бы себе не весть чего. Просто от одиночества и недостатка нормального человеческого общения. Знал Вейдер за собой такую слабость - придумать себе идею-фикс, вцепиться в нее всеми четырьмя протезами и еще рогом упереться.... Но на сей раз Великая избавила. Мальчишку он видит живого, а не выдуманного. Со всеми его закидонами. Фактического врага, которого надо склонить к сотрудничеству. Не сломать, не заставить, именно склонить на свою сторону. И ситх это сделает. Может быть, чуть более бережно, чем с чужим. Но твердо. Потому что вернуть государству именно этого одаренного - дело чести.
  
  А пацан определенно силен: опять чего-то почуял и запсиховал.
  - Я не перейду на темную сторону!
  - Тебя туда кто-то звал?
  - Но как же?...
  - Это у ребелов мода нынче такая: постоянно отвечать вопросом на вопрос? Или только тебя персонально воспитанием не портили?
  - Извините. Я просто хотел сказать, что вы - ситх, я - джедай. Вы должны либо склонить меня на темную сторону, либо уничтожить. Разве нет?
  - Джедай... Уровень обученности - ниже чем у сопливого падавана...
  - Кого?
  - Я и говорю - никого. Твои "учителя" тебя даже с базовой терминологией Храма не познакомили. Но я не о том. Ты перед тем, как языком попусту болтать, попробуй понять, кто и чего от тебя хочет на самом деле.
  - Предлагаете сравнить то, что мне наврал Оби-Ван, с вашей ложью?
  - Врать тебе? Много чести. Просто смотри.
  
  Люк опять собрался огрызнуться, но приоткрывший свое сознание лорд почти силой заволок его в свою память.
  
  Сперва Люк барахтался в потоках чужого сознания, тонул и захлебывался. Потом успокоился. Точнее, заразился им. Вокруг него было уверенное спокойствие взрослого, самодостаточного человека, которому уже давно не надо что-то кому-то доказывать. А еще в нем были боль, злость и одиночество. Боль была привычной, злость - ручной, а одиночество... Оно просто было. И Люк потянулся к источнику этой боли, злости и одиночества. Почему-то подумалось, что на конце ниточки, за которую он потянул, окажется император. А там был Бен Кеноби и мама. Еще очень захотелось как-то пригасить чужую боль, злость и одиночество. Да и просто отдаться праздному любопытству, ничего не оставив взамен, показалось совестно.
  
  "Но-но, полегче там!" - заворчало в собственной голове: "Боль сгоревших легких ментально не лечится. Тут клонирование и то не особо помогает. Злость сейчас - это нормально. Или я, по-твоему, радоваться сейчас должен? А для борьбы с одиночеством не надо дергать за нити Силы. Просто встань рядом".
  
  Люк не ответил. Просто почувствовал, как встречное внимание проникает в его собственную память. Почувствовал, но не помешал. Не потому что не смог, - не захотел. Иное было бы нечестным.
  
  Все это длилось несколько секунд. Или сколько там можно не дышать. Наконец, контакт разорван.
  
  - Извини... те.. - наконец выдохнул Люк.
  - Не стоит. Зов крови все же существует. Во всяком случае, так легко в мое сознание еще никто не входил.
  - А император?
  - Ну, так это ж император.
  - Он пользуется тобой как вещью! Отец! Я чувствую, светлая сторона Силы еще не до конца умерла в тебе.
  - Ты меня со своими сопливыми дружками-одногодками, вечно попадающими в дурную компанию славными ребятами, не перепутал?
  - Нет, отец, не увиливай. И не отвечай вопросом не вопрос. Просто идем со мной! Идем к Свету.
  - Просто? Уверен? И еще, ты же меня не к абстрактному Свету зовешь, а в подполье ваше революционное. Потому что больше некуда.
  - Ну, конечно! Мы найдем тех, кто выжил и вместе свергнем Палпатина!
  - А вот теперь давай уточним: куда именно ты меня зовешь: на светлую сторону Силы или к участию в государственном перевороте?
  - Но одно неотделимо от другого!
  - Спорно, но допустим. И все же - что первично?
  
  Люк задумался. Нет, друзьям своим он доверял всецело. Но вдруг представилась гротескная картина: он с отцом является к руководителям Альянса. "Госпожа Мотма, позвольте представить, папа. Папа, это госпожа Мотма". Он о чем-то не том думает. Но о другом не получалось.
  
  - Я - джедай... - наконец неуверенно выдавил из себя Люк. - А значит, я должен служить людям.
  
  Ему казалось, что отец разгневается на эти слова. Или высмеет. Но тот остался спокоен и серьезен. Только сердца коснулась легкая волна одобрения.
  
  - Вот и я думаю, сынок, что мир больше и шире Силы. В нем есть гравитация, есть солнечный ветер, есть закон сохранения вещества, есть Великая Сила. И есть люди, одаренные музыкальным слухом или талантом художника, а есть чувствительные к этой Силе. Великая - часть мира. Важная и могущественная, но лишь часть.
  
  - Это ты к чему? - насторожился Люк, заподозривший некую ситхскую уловку. Во всяком случае Бен о Силе говорил куда пафосней.
  
  - К тому, что я не просто лорд ситхов, но и подданный империи, главком ее вооруженных сил. Это для меня главное. И этого я не предам.
  
  - Но император...
  
  - Неотделим от империи. Нельзя выступить против Палпатина, не ударив ее в самое сердце. Ты предлагаешь мне оставить флот. Людей, которые по моему приказу - хоть в черную дыру. Не только из страха, но и будучи уверенными, что, если милорд приказал, значит так надо.
  
  - Ты служишь Палпатину из благодарности за спасенную жизнь?
  
  - Ты же сам видел: какое-то время я его именно за это ненавидел. Но он мой учитель, и я его уважаю. И разделяю его взгляды. Не во всем и не всегда, но в целом. А что до личных взаимоотношений, они вторичны.
  
  - Ты только что мечтал уйти от него.
  
  - Не отрицаю. Уйти, но не предать. Покинуть пределы империи и уединиться. Можешь составить компанию.
  
  - Я бы предпочел отправиться в центральные миры, чтобы самому разобраться в том, что показал мне ты, и рассказывал Оби-Ван.
  
  - Разумно.
  
  - Но что в этом случае станешь делать ты?
  
  - Надеешься, что попрусь с тобой? Иначе у тебя возникнет масса проблем. Зря надеешься.
  
  - Почему это зря? - несколько опешил Люк, который полагал, коли новоявленный папаша передумал убивать его с ходу, значит имеет на него какие-то виды и всяко от себя не отпустит.
  
  - Потому что ты во мне нуждаешься, а я в тебе - нет.
  
  - Чего это я в тебе нуждаюсь?
  
  - Не во мне конкретно. В отце, о котором мечтал с малолетства, верно?
  
  - Ну, мечтал. Только об отце - пилоте. А не ситхской образине!
  
  - Я дал тебе повод сомневаться в своих пилотских навыках? Впрочем, это неважно. Сейчас ты один. Родных нет, друзей нет, внятного будущего - тоже нет.
  
  - Неправда!
  
  - Ой ли? Доведись тебе неким чудесным образом добраться до твоих дружков-ребелов, ты сможешь скрыть от них то, что нашел отца? Едва ли. А как они отнесутся к этой новости, да еще на фоне явинской катастрофы? Правильно. Сложат два и два и сделают вывод о том, что ты мой агент. Бред? Согласен. Но он идеально ложится в их концепцию кровожадного безумца на троне, который ради затаптывания нежных ростков демократии готов пожертвовать новеньким боевым планетоидом за сто триллионов кредитов.
  
  - А он не готов?
  
  - Тебе видней: может ты от него лично через мою голову приказ получал. Не знаю. Зато знаю другое. Повелитель выжмет из этой поганой ситуации максимум выгоды. Траурная кампания "Не забудем! Не простим!" как минимум затмит трагедию Альдераана.
  
  - Сволочи.
  
  - Не смею возражать. Только это не отменяет факта того, что пути назад - в Альянс для тебя не существует. Да и, честно говоря, даже уцелей Явин, я бы на твоем месте поостерегся туда возвращаться. Герои вроде тебя особенно хороши, если награждать их посмертно.
  
  - Врешь! Я - сын Избранного, должен восстановить баланс Силы и отомстить за Орден джедаев!
  
  - Грохнув меня с императором? Не смешно.
  
  - Почему сразу грохнуть? Да, Бен почему-то скрыл от меня правду об отце. Но ты - не похож на настоящего ситха. Значит, в твоей душе еще остался Свет и....
  
  - Ну, снова - здорово! В твоих представлениях настоящий ситх должен таскать с собой полдюжины задушенных младенцев в качестве сухпайка, душить собеседника еще до разговора и истерично ржать по всякому поводу и без оного? И много ты таких правильных видел?
  
  - Извини, но...
  
  - Не извиню. Хотя, фамилию-то тебе оставили отцовскую. Значит, надеялись, что рука прирезать "кровиночку" не поднимется. Отловлю живьем и поволоку к повелителю. А там - правило двух, то-се. Глядишь, в поножовщину и перерастет.
  
  - Что за правило двух?
  
  - Ситха может быть только два: учитель и ученик. Третий лишний. Определяется усекновением головы.
  
  - Значит, я тебе не нужен, потому что ты боишься, что старый ситх променяет тебя на меня?
  
  - Джедай ты, сынок. И идеи у тебя джедайские.
  - В смысле - дурацкие?
  - Ага. Такой догматизм мышления - штука нынче редкая. Впрочем, диалектике в храме точно не учили.
  - При чем тут диалектика?
  
  - При том, что правило двух было оправдано и целесообразно, когда ситхи находились в глубоком подполье. А на хрена шааку скрипка, когда ситх стоит на вершине власти? То-то.
  
  - Тогда почему я тебе не нужен?
  
  - Я этого не говорил. Точнее, я говорил не совсем это. Мне сын не нужен. Обходился как-то без него девятнадцать лет и дальше планировал. Нет, смотреть на собственное отражение с поправкой на два десятка лет интересно и даже волнительно. Но не более. Наверное, через какое-то время близкого общения отцовские чувства и возникнут. Но пока, извини, их нет. Но это не значит, что империи не нужен талантливый одаренный. С этой точки зрения ты безусловно интересен.
  
  - К императору отволочешь, значит? - скривился Люк.
  
  - Ты сам вроде бы планировал разобраться в обстоятельствах собственного рождения? А интересующие тебя материалы только в дворцовом архиве имеются. Так что....
  
  
  ========== Глава четвертая. Гость ==========
  
  Вдруг откуда-то выходит
  В белом саване мертвец...
  Устное народное творчество
  - Какую гробницу про...ли, суки!
  Некая невидимая сила заставила Дарта Вейдера упасть на колено, а потом и вовсе уйти перекатом в сторону. Люк только и смог, что оторопело оценить скупое изящество движений вроде бы массивного и неповоротливого лорда. А потом пялиться на опаленную проплешину на том месте, где только что стоял ситх.
  
  Мысль о том, что их атаковали, пришла чуть позже. И легкое удивление от того, что подумалось именно "их". С какого это перепугу у Люка с Вейдером появились общие враги? Только атаковавшего различие взглядов присутствующих на политическое устройство галактики не волновало. Следующая полупрозрачная молния полетела уже в Скайуокера-младшего. Но впереди нее летела волна всё сметающего ужаса.
  
  - Батя, прикрой! - герой Альянса самым позорным образом заорал и метнулся за спину ситха. Стыдно стало почти сразу, но ощущение надежности оказалось важнее.
  
  Дарт Вейдер новоявленного сына покладисто защитил, приняв молнию на меч. Но атаковать неожиданного врага не торопился. Напротив, изобразил некое подобие вежливого поклона. В сочетании с невыключенным сейбером смотрелось скорее зловеще, чем учтиво.
  
  - Приветствую тебя, славный Экзар Кун.
  
  - А не пошел бы ты лесом?! Приветствует он... Ты еще спроси, что заставило меня покинуть собственную жилплощадь и припереться сюда!
  
  - Это-то ясно. Только как?
  
  - Пинком под зад в исполнении Великой! Будь оно все неладно!
  
  Незнакомец разразился длинной матерной тирадой, но ничем опасным кидаться вроде бы не планировал. Поэтому Люк аккуратно высунулся, чтобы получше его рассмотреть. Гость был призраком. После того, как он явственно слышал голос погибшего Бена Кеноби у себя в голове, Скайуокер призраку не удивился. Хотя такого, почти материального, даже не очень прозрачного духа видел впервые. А что: дух - как дух. Может, реально крупным мужиком при жизни был. Может, сейчас хочет таковым казаться. Одежды черные. Зачесанные назад волосы - тоже. Лицо волевое, жесткое. Глубоко посаженые глаза по-звериному отливают золотом.
  
  - Экзар Кун? А кто это? - тихо шепчет Люк.
  
  Дарт Вейдер ответил, не поворачиваясь и не спуская глаз с опасного гостя.
  
  - Дух великого ситха древности. Его величественная гробница находилась на Явине IV. Собственно, в ней располагалась база Альянса.
  
  - И как он их... в смысле, нас терпел? - ахнул Люк.
  
  - Гробокопателей и осквернителей могил этих безголовых? - ощерился призрак. - С удовольствием! Давно так не резвился, как заманивая этих долбо...ов в подземелья. А оставшиеся даже исчезновения своих десятками не замечали. Редкостное раздолбайство, но приятно!
  
  - Так вы жили в развалинах храма? - решился обратиться непосредственно к призраку Люк.
  - Я там умер, идиот! - взревел Кун, поперев на юного хама.
  - Потише, уважаемый, - не поторопился уйти с его пути лорд.
  - Дарт.... Э-э-э... Как тебя там?
  
  Экзар Кун чуть оторвался от поверхности и увеличился в размерах. Это сделало его несколько прозрачнее, но позволило превзойти киборга в габаритах.
  
  - Дарт Вейдер. Ученик Дарта Сидиуса, - с показным равнодушием напомнил призраку свое имя ситх. Только Люк уверен, лорд сейчас как сжатая пружина.
  - Да мне пох... чей ты ученик! Кто мне новую гробницу строить будет, а?
  
  - А ты не борзеешь, папаша? - возмутился из-за отцовской спины Люк, которому поведение давно мертвого ситха показалось неправомерным. - У нас тут, прошу обратить внимание, война. Империя с республикой сцепились, а ты над барахлом своим трясешься, куркуль!
  
  - Малый верно говорит, - в тон сыну пробасил Вейдер. - Скажи спасибо, сам цел остался! Если бы ни колоссальные возмущения в Силе, ты вместе со своей гробницей в газовый гигант ухнул.
  
  - Да и подумаешь, гробница! Так, развалины какие-то, - вторил Люк.
  - А ты часом не джедай?... - зловеще зашипел гость.
  - От бомжа и слышу!
  
  Через миг Люк отлетел в сторону, так и не поняв, кто из двух ситхов - призрак или отец, устранил помеху с поля начавшегося сражения. Экзар Кун, может, уже тысячу лет как покойник, но дрался весьма основательно. Его удары то на траве обугленную проплешину оставят, то из доспехов Вейдера сноп искр выбьют. Впрочем, Вейдер в долгу не оставался и некий урон противнику наносил. Люк не знал, как можно навредить покойнику, но после некоторых выпадов живого ситха у ситха мертвого резко повышалась прозрачность, и появлялась мелкая рябь.
  
  Сперва Люк наблюдал за поединком с азартом. Прежде видеть работу мастеров такого уровня ему не доводилось. Это было красиво. Только с каждой минутой зрело подозрение, что сами поединщики не угомонятся. Вроде бы и повода для драки особого нет, а они распаляются все больше и больше.
  
  - Эй, может хватит? Или вы площадку под новую гробницу утаптывать начали?
  - Чего там вякаешь?!
  - Я не вякаю, а предлагаю обсудить проблему конструктивно. Вам какая жилплощадь-то нужна? Ни холод, ни жара вам, наверно, не страшны. Кондиционер с холодильником - без надобности.
  - Перво-наперво, подземелье с сокровищницей, - охотно отозвался призрак, получивший особенно крепкий тумак от Вейдера.
  - Зачем?
  - Как зачем? Как это зачем?! - завопил явно психически неуравновешенный ситх. - А куда я буду искателей кладов заманивать, дурень? От вас-то человеческих жертвоприношений хрен дождешься! Жмотяры!
  - Побойся Великой, Кун! - не смолчал уже Вейдер. - Какие у тебя на Явине IV гробокопатели? Про твою гробницу все забыли давно.
  - Во-во! Дарты, родства не помнящие! Тьфу!
  - Владыка Сидиус больше года не давал придавить базу мятежников на Явине. Как думаешь, почему?
  - Только не говори, что для меня старался!
  - Ну, не так чтоб сильно для тебя. Но об общем благе ситхов помнил.
  - Какое общее благо? Ты чего несешь! Когда это ситхи об общем благе заботились?!
  - Никогда. В том и проблема. И прекрати ты верещать, как потерпевший. Было бы над чем убиваться. Я понимаю, недвижимость на Коррибане. А тут - дыра дырой, да еще джедаи завелись.
  - Заткнись!
  
  Призрак Экзара Куна вновь метнулся было на Вейдера, но как-то без азарта.
  
  - Правда, чего вы так разнервничались-то? - вновь вякнул Люк.
  
  Оба ситха не без удивления отметили, что парень не зубы внезапно возникшему источнику угрозы заговаривает, а реально смущен и хочет найти приемлемый для всех вариант. Наверное, он просто ищет маленькое доброе дело - отдушину, позволяющую не сойти с ума в туго закрученной спирали ужаса вокруг. По принципу, не можешь спасти из горящего дома всех - вынеси хотя бы кошку, иначе в глаза собственному изображению в зеркале смотреть не сможешь. А может, просто наивный, добрый малый искренно хочет, чтобы всем было хорошо.
  
  Только обдумывая вторую мысль мертвый ситх прикидывал, как эту милую наивность обернуть себе на пользу, а ситх-папа с изрядной долей ностальгии узнавал самого себя в юности. Парень же на задумчивые взгляды адептов темной стороны силы внимания не обращал, философскими категориями Добра и Зла не маялся, а искал решение конкретной прикладной задачи.
  
  - Вы же призрак. Зачем вам определенное место жительства? Ни снег, ни дождь, ни жара вам не страшны. Да и климат на Явине VII вполне комфортный.
  
  - Ох, дерёвня, - понявший, что с материальным лордом ситхов ему тягаться сложновато, а добраться до хамоватого джедаенка этот возмутительно живой ситх осознанно мешает, Кун решил на бомжа не обижаться и поговорить конструктивно. - Крыша над головой мне на фиг не сперлась. Мне энергетическая привязка к обладающему Силой немереной объекту нужна. Без нее развоплощусь на хрен. Поминай, как звали.
  
  - Пипец котенку, - не без злорадства скопировал сленг древнего ситха лорд.
  
  - Что же делать?
  
  - Новую привязку искать. Только здесь ничего и близкого по энергетике нет.
  
  - Великие ситхи сами себе голокрон Силой накачивали, а после смерти в него шныряли, - невинно посоветовал Вейдер.
  
  - Так они при жизни это делали! - возмущенно взвыл пострадавший.
  
  - Так что мешало?
  
  - Тебе перечислить?
  
   Лорд Вейдер не ответил. Просто перехватил меч поудобнее. Очень кстати. Ибо дальнейшая дискуссия проходила на световых мечах.
  
  - Эй, может вам на этот ваш Коррибан перебраться? - встрял под руку с вербальными советами Скайуокер.
  
  - Хорошая идея. Может, подскажешь, как? - разорвал дистанцию Кун.
  
  - Что значит, как? На звездолете...
  
  - Издеваешься?! - зашипел призрак.
  
  - На звездолете не получится, - пояснил эту экспрессивную мысль Вейдер. - Призраки существуют в жесткой привязке к месту. Уважаемого Экзара Куна снесла с насиженного места только невиданная волна Силы, вызванная гибелью миллионов разумных. По собственной инициативе покинуть какое-либо место призрак не может.
  
  - А если в бутылке? Байку про татуинского барыгу Алика-Бабу слышали? Типа, крутил когда-то динамо на рынке в Мос-Эспе некий наперсточник Алик. Бабой он вообще-то не был. Просто погоняло такое из-за голоса писклявого. Удачливый был, жуть. Болтали, что сила в нем была великая. В смысле, Великая Сила. Вот раз какой-то синяк укуренный проигрался ему до нитки. Чтоб отыграться бутылку коррелианского рома поставил. Орал, что продукт не паленый, и цены ему нет. Только Алик двадцать лет за наперстками - у него не отыграешься.
  
  Вот и решил наш барыга вечером причаститься от трудов праведных. А хаттова бутылка не открывается. Он ее и эдак, и так. А она никак! Ни ножом, ни штопором, ни шуруповертом. Алик уж с досады горлышко отбить пытался. Все без толку. Тут вспомнил про Силу: зажал бутылку меж ладоней и начал шаманить. В этот самый миг пробка как выскочит, а за ней - призрак Первого татуинского Хатта.
  
  Уж не знаю, как, но Алик Баба с Хаттом договорились. "Крышей" он для Алика стал не то, что железобетонной - дюрасталевой. Жил дух по-прежнему в бутылке, а кормился Аликовой силой. Тот просто бутылку в руки брал и меж ладоней тер. Может, попробуете?
  Люк протягивал пустую флягу, судя по запаху - не совсем из-под воды. Не иначе как кто-то из парней его эскадрильи откушал для храбрости вчера перед вылетом, а пустую посуду от командира в машине малыша-Люка спрятал.
  
  - Логично, между прочим, - задумчиво потер "нос" шлема Вейдер. - В небольшом, четко ограниченном объеме поддерживать энергетический баланс гораздо проще.
  Экзар Кун с явным сомнением заглянул внутрь фляги. Брезгливо поморщился. Но выбирать ему совсем не из чего, поэтому тихо матерящийся дух заструился в предложенную тару. Люк плотно завернул крышку и зажал фляжку между ладонями.
  
  
  ========== Глава пятая. Разговор ==========
  
  Где-то пугает открытый террор
  Месть порождает месть
  В поле ты вырос, в песке, среди гор
  Разница как бы есть
  Алексей Коркин "Вежливые люди"
  От потрясений этого безумного дня Люка наконец сморило. Или это папаша-ситх подшаманивает? Неважно. Глаза слипались, и "волшебная фляжка с Татуина" вывалилась из рук. Бороться с этим получалось, но очень недолго.
  
  Когда Люк проснулся, уже настало утро. От долгого лежания на жесткой земле болело все тело. Надо бы встать и размяться, но получилось только со стоном потянуться. Кое-как поднялся и поплелся к ручью умываться. По дороге краем глаза наблюдал за упражняющимся с мечом ситхом. Потом пошел к своему "крестокрылу" за сухпаем. Живот с голодухи сводило люто.
  
  - Ты, главное, фляжку ненароком не перепутай, - донеслось ехидное замечание.
  - Ты не собираешься отвозить призрака на этот ваш Коррибан?
  - Почем? Может, и отвезу. А может, каким джедаям недобитым или очередным ребелам подбрасывать буду.
  - Зачем?
  - А по приколу. Открывают ребята фляжку, надеясь на коньяк, а оттуда озверевший от скуки ситх....
  
  Дальше разговор не клеился. Лорд продолжил азартно рубить воображаемого противника. Люк дожевал пищевой брикет, запил его водичкой из ручья и завалился на спину, заложив руки за голову.
  
  - Каким образом последний джедай собирается побеждать силы тьмы? Исключительно силой своей мечты в светлое будущее?
  
  - Чего тебе надо? - недовольно буркнул вновь начавший задремывать Люк.
  
  - Посмотреть на то, как джедаи отжимаются, например.
  
  - А как отжимаются ситхи? - заворчал Люк, которому просто не хотелось позориться. Что-то подсказывало, его двадцать пять на фоне киборга - это совсем ни о чем.
  
  - Просто отжиматься на сервомоторах протезов - западло как-то. А вот так могем.
  
  Дарт Вейдер принял упор лежа. Двадцать пять отжиманий на одной руке, той, у которой искусственная только кисть. Потом смена руки, и разборка-сборка светового меча одной рукой. В довершение - кувырок через голову, и мощная фигура с ошеломляющей ловкостью оказывается на ногах.
  
  - Впечатляет. Это промоакция темной стороны такая?
  
  - Нет. Просто не люблю дрищей. Особенно, если они представляются моими родственниками.
  
  - Ты сомневаешься?
  
  - Не так, чтобы очень. Но на анализ ДНК посмотреть хотелось бы.
  - Ты думаешь, я лгу?
  
  - Ты - нет. Я бы это почувствовал. А вот за твоих друзей я ручаться не стану.
  
  - То есть как?...
  
  - Мало ли. Вдруг у одного сына Дарта Вейдера свалить империю не получится? Без дублера никак. Вообще, у плана "Дети лорда Вейдера" должен быть соответствующий масштаб. Да и территориально охват обеспечить: Татуин, Альдераан, на Кашеиике опять же, а в чисской доминации меньше чем двумя не отделаешься.
  
  - Стебаешься?
  - Агитирую. Только не за темную сторону, а за Империю.
  - Непонятно как-то.
  - А ты полагал, я тебя вот так вот сходу властью над галактикой соблазнять начну?
  - Ты предпочел шельмовать моих друзей.
  
  - Шельмовать? Нет, пожалуй. Просто борьба всего хорошего против всего плохого существует исключительно в сказках для самых маленьких. В реальности все несколько сложнее. Или тебе просто надо пообещать дать порулить "Опустошителем"?
  
  - Что я - совсем ребенок, что ли?
  
  Дарт Вейдер ему не ответил, потому что, активировав меч, ринулся навстречу кому-то, не особо видимому Люку из-за кустов. Чтобы лучше рассмотреть парень живо вскочил на плоскость своей машины. А рассмотрев, поспешил нырнуть в кабину и поплотней закрыться изнутри. Ибо змеепаук, или как там правильно называется это чудовище на шести ногах с длинным чешуйчатым телом и клыкастой пастью, на них нарвался знатный.
  Впрочем, мощью и свирепостью Вейдер зверю не уступал. Два хищника на равных дрались за то, чтобы не быть добычей. Оба не имели намерений отступать. И оба несли потери. Чудовище исхитрилось ударом тонкого, гибкого хвоста с острой зазубриной на конце снести ситху кисть протеза левой руки. Но рубиновый меч тут же отсек изрядную часть этого самого хвоста. Потом тварь лишилась еще и лапы. Что никак не отразилось на ее активности. И вот уже ситх то ли попадает под удар, то ли просто поскальзывается на крови змеепаука и съезжает по склону.
  
  И тут Люк вдруг обнаружил, что его руки лежат на сенсорах управления лазерной пушкой, а зарядки его эмиттера вполне хватит на один - два выстрела. В общем, когда лорд Вейдер поднялся на ноги, продолжить драку ему было уже не с кем.
  
  - А мог бы одним выстрелом обоих завалить, - вместо спасибо сообщил ситх, устало приваливаясь к опоре "крестокрыла".
  - Пожалуйста, - огрызнулся Люк, которому вдруг расхотелось вылезать наружу.
  - Все же почему?
  
  - Не знаю. Само как-то получилось. Наверное, потому что ты - мой отец. Совсем не такой, о каком я мечтал с детства. Но это не отменяет факта родства.
  
  - Это о чем же ты мечтал, если я под столь высокий стандарт не подхожу?
  
  Люку показалось, что собеседник не на шутку обиделся.
  
  - Такого, который бы меня любил не за что-то, а просто потому что я у него есть.
  - Так не бывает.
  - А, по-моему, именно так по-настоящему и бывает
  - Бред.
  - Ты маму за что любил?
  - Ладно, допустим, - после паузы буркнул ситх. - Только так любить я, и правда, давно разучился. Наверно, малыша смог бы. А взрослого лоботряса.... Нет. Я слишком цельный и самодостаточный для этого.
  - По-моему - просто одинокий.
  - Глупость. Я как Колобок в сказке: и от старьевщика Уотто ушел, и от джедаев ушел, и от Сидиуса ушел бы. Да только старый лис предложил мне то, что больше никто предложить не в силах. Настоящее дело.
  - Флот?
  - Ага.
  - Ну, и ладно.
  
  Люк вылез из кабины и уселся рядом с лордом.
  
  - В смысле?
  - У тебя есть флот, а у меня - отец.
  - Идти к своим старым дружкам передумал?
  - Я же сказал, что сперва хочу сам разобраться. А пока дай-ка руку посмотрю, а то искрит - того гляди, плащ подпалишь. Да и в живую руку отдает, небось.
  
  Лорд скептически хмыкнул, но возражать не стал. Мало того, за действиями возящегося с его протезом сына наблюдал с интересом и время от времени давал советы по делу. Разговора на отвлеченные темы не заводили ни тот, ни другой. Но тягостным молчание не было. Скорее - наоборот. Это был тот случай, когда отсутствие нужды занимать время пустопорожним трепом порождает доверие.
  
  Неожиданно молчание прервалось спокойным басом Вейдера.
  
  - В ста метрах за холмом группа повстанцев планирует атаку. Решили, что ситх серьезно пострадал и их не чувствует. Полагают, что это их шанс. Атакуют тебя, как только закончат спорить о том, ждать ли, пока ты сам в кустики пописать отбежишь, или вместе с ситхом мочить, типа, герою - геройская смерть.
  - Где они? - постарался не делать резких движений Люк.
  - На два часа на север. Да через Силу слушай, дурень. Так не увидишь.
  - Там Хан и Лея... - через несколько секунд убитым голосом сообщил Скайуокер младший.
  - Это альдераанская принцесса и контрабандист на кореллианском грузовичке?
  - Да. И это мои друзья. Но просить не убивать их я не буду. Это глупо. Да и постоянно сидеть на двух стульях долго не получится. Так чего тянуть? Просто дай сперва поговорить.
  - Без проблем. Кстати, сразу и начинай. А то эти ребелы недоделанные совсем близко подползли: делать вид, что я их в упор не замечаю, дальше просто неприлично. А они со своими планами никак не определятся.
  
  Люк неспешно направился к нужным кустикам. Обозначать формальный повод, ради которого он сюда приперся, не понадобилось. Лапа вуки споро зажала рот, ствол бластера Хана Соло уперся между лопаток. Второй - в руках Леи смотрел прямо в лоб.
  
  - Привет, - постарался заговорить сквозь забившую рот шерсть Скайуокер.
  
  Хотелось - как можно спокойнее. Получилось не очень. Но все равно гораздо лучше, чем у его друзей. Может, они Вейдера совсем глухим считали? Иначе почему принцесса в ответ почти заорала:
  - Не прикидывайся
  ! Нам все про тебя известно!
  - Что именно?
  - Что это ситхское чудовище, которому ты только что так трогательно перевязывал лапку, на самом деле - твой папаша! Как ты мог! Мы тебе доверяли!
  
  - Эй, конфетка, сбавь обороты, - не одобрил такого напора Хан. - А ты малыш, и правда, учудил. Только оно все к лучшему. Ты не думай, стрелять в тебя мне не резон. Но папаше твоему этого знать не обязательно. Посему мы сейчас тихо выйдем и начнем торговаться. Хаттов ситх тут заградителей вокруг расставил - словно картошку на огороде насажал. Вот ты и станешь гарантией того, что "Сокола" не просто тихо-мирно выпустят из системы, а и вслед стрелять не станут. Без обиды, малыш. Но своя рубаха ближе к телу
  .
  - Понял. Только.... Вы про отца от призрака Кеноби узнали, верно?
  - Допустим.
  - Он сам об этом, наверное, не вчера узнал? И тем не менее это не мешало ему взять меня с собой. Что же так смущает вас?
  - А ты не заметил, что вокруг творится?! С твоей "легкой" руки, между прочим!
  - С моей... - Люк болезненно сморщился. - Только те, кто послал "крестокрылы" в атаку на "Звезду Смерти", этих последствий не предвидели? Или сочли их допустимыми?
  - Да как ты смеешь! - вновь взвизгнула Лея.
  - Эй, Рыжий, как там тебя, попридержи истеричку. А то не ровен час пристрелит не дружка, так братца. Оно нам надо?
  
  Как Дарт Вейдер оказался в считанных шагах от честной компании, никто не понял. Вуки, к которому обращался лорд, его совет проигнорировал и только покрепче перехватил Люка. Бластер Хана теперь направлен в ситха. Лея же по-прежнему держит на прицеле Скайуокера-младшего.
  
  - Ты все слышал, гад? Оно и к лучшему. Не хочешь, чтоб я пристрелила твоего сыночка, помоги нам уйти.
  
  - Да чихать я на него хотел. На фига мне эти четыре пуда ходячих неприятностей с джедайский уклоном? Если ты так и норовишь от братца и вчерашнего спасителя избавиться, то я и связываться не буду.
  
  - Какого братца?
  
  - Твоего. А тебе призрак Кеноби про это не напел? Или ты просто дружкам не рассказала? Ведь кроме тебя призрака никто не видел, верно?
  
  - Люк Скайуокер - брат принцессы Органы? - осторожно уточнил Соло.
  
  - Что, из присутствующих реально никто не в курсе? Ай-ай-ай, не досмотрел Оби-Ван. Дело ж молодое. Так и до инцеста недалеко. Или до поножовщины меж конкурентами на руку и сердце.
  
  - Этого не может быть! - бластер в руках Леи заметно дрожал.
  - Почему же? Парнем я в молодости был видным. Девки вокруг меня вились как мухи. Всего не упомнишь, и алиментов на всех не напасешься.
  
  Вместо ответа принцесса разрядила в черную фигуру свой бластер. Несмотря на очевидно непробиваемую силовую защиту ситха бессмысленно жала на спусковой крючок, пока оружие, непредназначенное для непрерывной стрельбы, не заклинило.
  
  - Ладно, лирика все это. Пора и о деле поговорить. Верно, господин Соло?
  Тихо пятившийся к кустам Хан нервно кивнул.
  - Судя по тому, как серьезно вы озаботились заложником, драпаете вы не одни. У вас на борту кто-то из лидеров Альянса, верно?
  - Хан, не смей! Ты не можешь нас предать!
  - Предать не может. А вот продаст с потрохами. И вы это прекрасно знаете, принцесса. Только мне-то зачем платить за то, что возьму и так?
  - Врешь! Не возьмешь!
  Окончательно потерявший
   голову контрабандист зигзагом рванул прочь. Вуки на миг растерялся, соображая, присоединиться ли к удирающему в одиночку или добычу с собой поволочь. Этой секундной заминки хватило, чтобы Люк вывернулся из его лап. И тут же его словно могучей волной подхватило и бросило за спину лорду. Она же впечатала троих повстанцев в землю.
  
  - Ох, и достали вы меня своим трепом.
  - Агентурная работа никогда не была твоей сильной стороной, друг мой, - раздалось из-за спины.
  
  Люк ошалело обернулся. По склону к ним спускался щуплый старикан в закрывающем лицо балахоне в окружении дюжих молодцов в алом с активированными силовыми пиками. Первые из них уже занимались зашевелившимися было повстанцами. Дарт Вейдер молча опустился на колено.
  
  - Повелитель....
  
  - Про сестру юного Скайуокера - импровизация или опять предвидение? Сроду они у тебя какие-то несуразные.... Так что, чем ситх не шутит, пока джедай спит? Кровь на анализ взять следует.
  
  
  ========== Глава шестая. Вместе ==========
  
  Звон колоколец, бей в бубен солнца.
  Что ж не сидится? Что нам неймется?
  Наша дурная башка словно вечный движок.
  И нет покоя дорогам от наших сапог.
  Джем "Чет-не-чет"
  Дарт Вейдер оставался коленопреклонённым, пока его император деловито распоряжался арестом задержанных. Их уже подняли на ноги и довольно грубо погнали прочь. Видимо, к их кораблю. Лея сумела обернуться и прокричать.
  
  - Я тебя ненавижу, ситх! Ты слышишь?! И ты зря радуешься: мы сумеем освободиться и еще встретимся!
  
  - Конечно, встретитесь, - тихо хихикнул император. - Вот как сбежите и приведете флот к вашим резервным базам, так сразу и встретитесь. Я проконтролирую, - и уже повернувшись к младшему ситху. - Уж больно похожа на твою бывшую: такая же сгальная, упертая и искренно считающая, что тормоза придумали трусы. Только та влюбилась в тебя, как кошка, а эта - наоборот. Занятная девочка. Но о ней чуть позже.
  
  - Да свершится воля повелителя.
  
  - Теперь же речь о юном Скайуокере. Здравствуй, последний джедай.
  
  Дарт Сидиус неторопливо подошел к ученику, за спиной которого затаился Люк. Носок монаршего сапога нетерпеливо ткнул ученика в бок, подвинься, мол. Вейдер торопливо поднялся на ноги, но оставался в почтительном полупоклоне до тех пор, пока не занял свое обычное место за спиной повелителя.
  
  Теперь император Палпатин оказался между двумя Скайуокерами. Это не очень понравилось капитану Алой Гвардии, но властный жест хозяина галактики заставил офицера отвести своих людей из зоны видимости. Едва ли они отошли далеко, но иллюзию разговора один на один создали мастерски.
  
  - Итак, юный Люк - сын Энакина Скайуокера, пора заняться твоим образованием. Ты же не будешь спорить с тем, что благодаря Оби-Вану Кеноби оно у тебя в высшей степени среднее, и не то, чтоб незавершенное, скорее - и неначатое...
  
  - Я - джедай. Такой же, каким был мой отец - Энакин Скайуокер. Я не перейду на темную сторону.
  - Твой отец в этом возрасте уже армией командовал. Да и излишним догматизмом не страдал. Иначе ты бы просто не родился. Тебя же придется не только учить, но и перевоспитывать.
  - Тебе не удастся склонить меня ко Тьме, ситх!
  - Пафосно. А кодекс джедаев наизусть слабо? Неуч.
  
  - Да, я мало чего знаю и умею, - Люк наконец сумел взять себя в руки. - Но главное: свет от тьмы я отличать могу. И я вижу, в моем отце еще есть Свет. Светлая сторона не до конца умерла в его душе. И я постараюсь вернуть его к Свету.
  
  - Ты это сейчас, о чем? Вернуть можно украденную вещь.
  - Но ты обманом и силой заставил отца служить тебе!
  - Силой? Пожалуй, что силой.... Только в чем сила, джедай? В мидихлорианах? В ньютонах? Ты еще скажи, что в правде...
  - Хочешь сказать, во власти? - брезгливо скривился Люк.
  - Ты умнее, чем хочешь казаться, мой будущий ученик. Но что такое власть?
  - Способность диктовать свою волю другим.
  
  - Опять верно. Только помимо власти силы, существует сила власти. Это когда тебе подчиняются, потому что ты прав, убедителен, эффективен... Так что я увел твоего отца у джедаев. Только дело было как в старом джедайском анекдоте: Возвращается молодой падаван из самоволки и рассказывает: "Я вчера спас девушку от изнасилования". "Как ты смог совершить этот благородный поступок?" - вопрошают его товарищи. "Я ее уговорил". Вот и я - уговорил. И десять тысяч храмовников ничего не смогли с этим поделать.
  
  - Ты так уверен в своей власти? Я же чувствую, что Энакин Скайуокер еще жив!
  - Ты там еще жив, мой ученик? - иронично уточнил Палпатин, не оборачиваясь.
  - Да, мой повелитель. Только имя Энакин Скайуокер давно перестало значить для меня хоть что-то.
  
  Ничего особенного, вроде, не сказал. Но получилось убедительно и честно настолько, что у Люка исподволь опустились плечи.
  
  - Значит, мой отец, действительно, умер.
  
  - Два идиота - один другого стоит. Энакин Скайуокер жив и значим настолько, несколько живо и значимо проросшее колосом зерно или ставшая бабочкой гусеница. Одно невозможно без другого. Ладно, молодой дурак нафантазировал себе невесть что, а теперь обижается на весь мир, который почему-то не желает соответствовать этой фантазии. Но ты-то - взрослый, состоявшийся мужик. Сколько можно стесняться собственного прошлого, как прыщавый подросток - своих угрей, право слово.
  
  - Виноват, мой повелитель.
  
  - Да еще как виноват. Тебя на "Звезду Смерти" послали набрать компромат на Таркина, не так ли? Только результат как-то не ахти. Нет, проблема чрезмерно амбициозного политика решена, как и проблема мятежников. Только дороговато казне обойдется такое решение.
  
   - Да свершится воля повелителя.
  - Может, мне и впрямь ученика сменить?
  
  Мелкий старикан хозяйственно прохаживался вокруг виновато опустившего голову Вейдера. Лорд старательно изображал раскаяние. Люк не великий мастер чужие эмоции считывать, но он почти уверен в том, что реально младший ситх раздражен, обеспокоен возможными потерями его эскадрильи, обескуражен собственной неудачей в поединке с мальчишкой, пусть и собственным сыном, но по поводу Таркина и его ближайшего окружения испытывает едва ли ни злорадство.
  
  Император, к слову сказать, тоже не особо огорчен потерей верного соратника. Потраченных на "Звезду Смерти" денег ему жальче. Но в его душе сейчас преобладает азарт, предвкушение интересных комбинаций, которые возникли в результате столь резкого изменения обстановки. Какого-то особого гнева на допустившего весь этот кавардак ученика нет.
  
  Тем неожиданнее для Люка стал внезапный удар коленом меж ног, которым император наградил своего ученика. Лорд сломался пополам, но на ногах устоял. Только зашипел, что в исполнении вокодера звучало как обиженный рык упустившего добычу ранкора.
  
  - Может, мне действительно ученика поменять? -повторил ситх старый.
  
  Голос Палпатина задумчив, на душе - спокойно, но в Вейдера летит уже молния. Теперь на ногах младший ситх уже не удержался.
  
  - Меч есть?
  Люк не сразу понял, что теперь император обращается к нему.
  - Что?
  - Меч у тебя с собой, джедай?
  - Н-нет... - парень бестолково зашарил по поясу, хотя точно знал, меч остался на базе.
  - Вейдер, одолжи мальчику свой.
  
  Более массивная и тяжелая рукоять, чем знакомый Люку экземпляр, слетела с пояса лорда и плавно направилась к его сыну. Скайуокер машинально подставил ладонь, принимая оружие.
  
  - Теперь деритесь.
  - Но... - Люк попятился.
  - Боишься, джедай? Правильно делаешь. Сейчас мы ему дыхательный аппарат маленько подрихтуем для уравнивания шансов, и понеслась.
  
  На пальцах императора заструились искры новой молнии.
  
  - Не надо!
  - Чего не надо?
  
  От крика Люка толком несформированная молния ушла в песок, а Палпатин недовольно поморщился.
  
  - Я не буду драться с отцом!
  - Да какой он тебе отец? Он - ситх, ставший причиной смерти твоей матери. Он убил твоего первого наставника Кеноби. Он убежденный враг того, что является твоими идеалами. Да просто олицетворение того, с чем ты борешься, джедай. Просто возьми меч и убей.
  - Нет! Я борюсь не за идеалы. Я просто защищаю своих друзей.
  
  - Хорошо, что напомнил. Хочешь, чтобы твои друзья не только благополучно улетели отсюда, но и не пострадали во время захвата той базы Альянса, на которая они приведут флот, то дерись. Дружков не трону вне зависимости от итогов поединка.
  
  Люк только молча замотал головой.
  
  - Значит, некие идеалы все же важнее друзей? Слушай, юный Скайуокер, как ты думаешь, если этому Соло в счет отработки долга предложат не возить наркоту, а торговать ей в розницу где-нибудь в районе школы и детской спортплощадки, он согласится? Вот и я думаю, что согласится. А вот как поступишь в этой ситуации ты, не уверен. Ты и сам этого не знаешь.
  
  - Я не буду драться с отцом. Каким бы он ни был, это неправильно. Хотите сказать, джедай Кеноби тоже толкал меня на отцеубийство? Только он хотя бы скрыл от меня, кто мой отец!
  
  Люк понял, что излишне вспылил, и испугался. Думал, императору его несдержанность понравится, ведь именно гнев ведет на темную сторону. Палпатин же только брезгливо поморщился.
  
  - Идеалист. Такое почти не лечится. Вейдер, убери этого чудика. Он мне неинтересен.
  
  Дарт Вейдер не шелохнулся.
  
  - Мне что, надо повторить приказ?
  
   Эффект отсутствует.
  
  - Эй, у вас там, милорд-киборг, режим перезагрузки или уже форматирования? Эк, тебя приложило: сперва в странствие собрался, думал я не слышу, теперь вообще - бунт на корабле.
  
  Силовой пендель и пара молний малой интенсивности ситуацию не изменили. А вот вдруг прилетевшая в голову Палпатину откупоренная фляжка-контейнер Экзара Куна оказалась куда эффективней. Едва ли дух успел сильно заскучать, а вот смешаться с коньячными парами - очень даже успел. А пьяный ситх-бомж - это знаете ли.... Вот Дарт Сидиус и узнал. Познавательный процесс, в ходе которого обе стороны демонстрировали весь свой набор боевых техник, затягивался.
  
  - Отец, уходим отсюда скорее! - нетерпеливо дернул Вейдера за рукав сын.
  
  Темный лорд от прямого попадания молнией в шлем вроде бы уже очухался, но воспользоваться занятостью старого ситха дракой с ситхом древним не спешил. Люк от досады аж голос повышать начал.
  
  - Быстрее! Пока они меж собой не разобрались!
  - Да угомонись ты. Не понял еще? Я никуда не пойду.
  - Почему? Ты же сам хотел.
  - Хотел. Минутная слабость. Или контузия.
  - Он же тебя убить хочет!
  - Имеет право.
  - Но почему? Я не понимаю!
  
  - Он - император империи, которой я служу. А уйти сейчас со скандалом - значит нанести удар по делу, которому я служу двадцать лет. Пойми ты, дурачок, никто меня на темную сторону не тянул. Я сам ушел. Это МОЙ выбор. Эмоциональный, не просчитанный, но МОЙ. Сожалею ли я? Да, о многом. Но свой путь я всегда выбирал сам. Вот и сегодня у меня был реальный выбор. И я его сделал. Свободно и осознанно.
  
  - Но этот старый шаак тебя использует как вещь!
  - Бывает. Иной раз и ему случается берега попутать. Но если бы я был слепой марионеткой, то ты был бы уже трупом.
  - Спасибо, отец.
  
  - А вот розовых соплей не надо! Я просто считаю этот приказ повелителя нецелесообразным капризом. Теперь меч верни. Пора вмешаться в беседу грандов.
  
  То ли Дарт Вейдер успел достаточно изучить манеру призрака драться, то ли двое живых ситхов всяко сильнее одного покойного, но загнали Экзара Куна назад во фляжку хозяева империи весьма быстро.
  
  - Некоторые нерадивые ученики могли бы от моих молний иной раз и уворачиваться. А то так и совсем навык потерять можно, - продолжил наезжать на Вейдера Сидиус.
  
  Младший ситх по обыкновению не ответил. А вот джедай не смолчал.
  
  - Некоторые в спортзал месяцами не ходят, а виноват в этом Дарт Вейдер? Наше величество тексты для Альянсовских листовок случайно не сочиняет? Стиль уж очень знакомый.
  
  - Не убежал еще? - проигнорировал выпад Палпатин. - Сам остался, или папаша придержал?
  
  Теперь пришел черед Люка игнорировать вопрос. Он просто уселся рядом с Дартом Вейдером.
  
  - Так и будем молчать как повстанцы на допросе?
  - Мы ждем вашего решения, повелитель, - пожал плечами лорд ситхов.
  - Чтоб опять на это решение..., как бы помягче сформулировать-то?
  - Положить большой болт, - подсказал Люк.
  - Ну и манеры у твоего сына!
  - Татуинские.
  - Я бы сказал - Скайуокерские. Впрочем, к делу. Повторяю вопрос для обоих: почему не свалили? Отвечаем по старшинству. Вейдер?
  
  - Да, повелитель, - Дарт Вейдер почтительно склонил голову. - Вот вы, повелитель, назвали меня состоявшимся человеком. И это правда. А по-настоящему реализовавшийся человек заведомо не может быть перекати-полем. Состоявшимся человек может стать только тогда, когда реализовал себя в чем-то или в ком-то. И это что-то или кто-то его, кровное. Тысячами нитей с ним связанное. Эти связи не делают цельного человека несвободным, потому что они - результат его свободного выбора. Да просто часть его самого. Стремление к полной свободе от всего и вся - удел слабых самовлюбленных идиотов. Так что уйти я могу, прихватив с собой не только флот, но и Империю. С вами в придачу. Должен же кто-то на совете моффов председательствовать.
  
  - Даже несмотря на то, что я регулярно путаю преданность делу с личной покорностью?
  
  - Вы всегда вовремя вспоминаете, что покорный Скайуокер - штука столь же противоестественная, что и холодная звезда или квадратная луна.
  
  - Эк тебя шарахнуло. Стишки, часом, писать не тянет?
  
  - Не тянет. А шарахнуло изрядно и главное - вовремя. Знаете, почему император Палпатин свободнее корускантского булочника Джонса? Не потому что у Палпатина больше прав, а потому что больше обязанностей. Ответственность, как мидихлорианы давно стало для меня частью формулы крови. Только я этого не замечал. Этот мир - мой, и я за него отвечаю. Только слишком привык от него отгораживаться. Сперва просто защищал незажившую душевную рану. Но рана давно зарубцевалась, а привычка осталась. Пока вон тот мальчишка своим появлением не показал, что привычка эта не то чтоб неправильная - она ущербная и глупая. Я все сказал, повелитель.
  
  - Что скажет юное джедайское дарование?
  
  - Я? Про джедаев не скажу, знал только одного. Зато ситхов - трех. Не скажу, что увиденное мне понравилось. Но вы все разные. И один из них - мой отец. Это оказалось слишком важным для тех, кого я считал друзьями, и несущественным - для отца. Что со всем этим делать, я не знаю. Мне нечего больше сказать.
  
  - Следует добавлять "повелитель", - не столько капризно, сколько насмешливо уточнил Палпатин. Молнию при этом просто обозначил. Хотя Дарт Вейдер никаких поползновений защищать сына не предпринимал. - Ладно, на освоение приличных манер времени у тебя будет достаточно. Папаша проследит.
  
  - Ситха из меня Дарт Вейдер делать будет?
  
  - Не угадал. Ситхов по традиции может быть только два. Глупо, но пока ломать ее не будем. Из тебя бы для начала просто что-то социально полезное слепить попробовать. С этим лорд Вейдер, надеюсь, справится.
  
  - Да свершится воля императора, - отозвался тот.
  
  - Теперь с вами, Вейдер. Использовать эффект от Явинской катастрофы надо немедленно. Пока пресса поднимет пропагандистскую волну по поводу чудовищного теракта фанатиков-самоубийц, вы зачищаете галактику от остатков Альянса. На сей раз без поддавков - быстро и эффективно. Вялотекущий конфликт стал обходиться слишком дорого. Двух недель вам на это хватит?
  
  - Да, повелитель.
  
  - Юный Скайуокер пока у меня погостит. Никаких интриг, просто нечего ему смотреть на то, как ты его дружков давишь. Органу эту тоже в Центр Империи тащи. Ох, нечисто там что-то, сердцем чувствую. Кроме того, мне нужен независимый свидетель по делу о трагической гибели Альдераана. Как там все вышло на САМОМ ДЕЛЕ, наши аналитики уже придумали. Что-то про проникшего на борт джедая, который то ли головы дежурной смене заморочил, то ли настройки управляющего суперлазером компьютера сбил. Короче, Кеноби - маньяк, Таркин - жертва обстоятельств, и вообще герой, а вы, лорд, допустили непростительную беспечность, проморгав супостата. За что получите от меня по возвращении в столицу публично и по полной программе.
  
  - Да, повелитель.
  
  - Только мой гнев на офицеров вашего флота не распространяется. Списки на награждения и присвоения внеочередных званий готовьте, не жадничайте. Заслужили.
  
  - Благодарю, повелитель.
  
  - Потом отправитесь в ссылку. Года на полтора смените адмирала Трауна во внешних территориях. В общем, пока чисс вдрызг не разругается со всеми штабами, а вы своими открытиями и завоеваниями не преумножите богатства империи на сумму, сопоставимую с ценой "Звезды Смерти". Надеюсь, юный Скайуокер не откажется от этой небольшой, но наверняка занимательной прогулки к неведомым звездам?
  
  Люк согласно кивнул. Это опять получилось невежливо. Но вновь не назвать императора повелителем еще хуже. А хамить не хотелось. Странно, но сейчас приобретала реальные очертания его детская мечта - лететь вместе с отцом к далеким неизведанным звездам.
  
  - Вейдер, сгоняйте-ка, поторопите моих красногвардейцев. Пора и честь знать. Афишировать свой визит на Явин я не намерен. Официально я в паломничестве, прерву которое немедленно, как узнаю о событиях под Явином. Но пару дней на Коррибане хочу себе позволить. Надо же подвезти уважаемого Экзара Куна. И не одному тебе на воле порезвиться охота.
  
  - Да повелитель.
  
  Дарт Вейдер поспешно исчез за холмом. Дарт Сидиус убрал под складки мантии фляжку с "джинном".
  
  - Зачем вы так с ним? - прервал молчание Люк.
  
  - Как? Публичное признание доли ответственности за гибель миллионов разумных укрепит Империю.
  
  - Но это несправедливо!
  
  - Типа наказываю невиновных, награждаю непричастных? Ну, во-первых, не совсем так. А во во-вторых, орден твоему папаше давать - действительно обидеть человека.
  
  - Но...
  
  - Это ж почти награда, дурачок. Вейдер ишачил на империю почти двадцать лет без выходных и отпусков. А Скайуокеры - птицы свободолюбивые: в неволе не живут - чахнут. Сперва думал, это от того, что родился рабом. Теперь вижу - фамильное. Вот пусть отдохнёт, на вольной травке попасется.
  
  - Не боитесь, что не вернется?
  - Не боюсь. Заскучает, вернется.
  - По чем заскучает - по цепи и миске?
  - По драке. Твой отец - боец, защитник, а не натуралист.
  - А этот ваш Траун?
  - Такой же.
  - Так и будете менять одного на другого?
  - Да. Вместе они работать не умеют. Так и буду менять, пока ты не подрастешь и третьим не станешь.
  
  
  ========== глава седьмая Сестра ==========
  
  В темноте нет ничего страшнее,
   хуже этой самой темноты.
  И когда ты разберешься с нею -
  Страх уйдет, боясь тебя....
  Саша Кладбище "Не бойся зла"
  Засмотревшийся на забавных рыжих зверьков с пушистыми хвостами, беззаботно прыгающих с ветки на ветку в саду императорского дворца, Люк вздрогнул от неожиданности, когда рука возникшего рядом с татуинцем императора бросила рыжикам горсть орешков. Зверьки потешно прядая ушами с кисточками на концах безбоязненно бросились за лакомством.
  
  - Прикольно...
  
  Делать вид, что не заметил Палпатина, дальше глупо и невежливо. Но за несколько дней в Империал-Сити Люк так и не определился со стилем общения с повелителем галактики. Собственно, такой возможности у него просто не было. Император вернулся в столицу только вчера.
  
  Люку же даже продумать линию поведения времени просто не оставили. Череда увлекательных экскурсий по городу-планете заняли все его силы и внимание. Вчера, например, он побывал в развалинах Храма джедаев. Только это грандиозное сооружение так называть просто принято. Снаружи, действительно, комплекс выглядит заброшенным. Но внутри царил безупречный порядок крупнейшего архива и хранилища артефактов галактики.
  
  Наверное, предоставляемую юноше информацию как-то фильтровали, но в предоставлении информации не отказывали. Так он листал личные дела Энакина
  Скайуокера и Оби-Вана Кеноби. А еще смотрел видеоотчет о поездке Кеноби на Мустафар. Этот-то здесь откуда? Смотритель тогда словно его мысли прочитал. Хотя, почему словно?
  
  - Эта появилось у нас совсем недавно. Привезено с Татуина из логова погибшего джедая.
  
  Зачем Бен хранил эту запись. Не на ночь же он ее пересматривал? В общем было Люку о чем подумать помимо предстоящего общения с Палпатином, которого, как несколько малодушно надеялся Скайуокер, может, и не будет еще. Какое императору до него дело? И вот, на тебе.
  
  - Это белочка.
  
  - Что?
  
  - Забавные зверьки называются белочки. Обитатели одной из планет дальнего рукава галактики "белочкой" еще называют алкогольный делирий - белую горячку. За что, спрашивается?
  
  Окончательно смутившийся Люк только плечами пожал.
  - Как тебе Центр Империи? - не стал затягивать неловкую паузу Палпатин.
  - Круто.
  - А подробнее?
  - Город красивый: здание Сената, Дворец, небоскребы. И парки. А экскурсия в космопорт и на базу планетарной обороны - просто фантастика какая-то!
  - Понравилось?
  - Не то слово! Я просто сроду не видел такой мощи! Гордость за создавших все это разумных да и только. А пилоты орбитальных патрулей просто супер!
  - Ты это при Вейдере не ляпни. К "Обсидиану" приревнует.
  
  Люк понимающе кивнул. Он позавчера почти весь день провел на орбите. Все эти дни курировавшие его гвардейцы передали его под опеку пилотам сил планетарной обороны. Смущался тому, что общается с врагами, прошло в считаные минуты. А вот когда к слову поминали "Черную эскадрилью" или лорда Вейдера, то у парней восторженно загорались глаза, а у их гостя горделиво екало сердце. Уважение, с которым интересные ему люди отзывались об его отце, оказалось неожиданно приятным.
  
  - К слову, - вырвал его из приятных воспоминаний Палпатин, - дырку в планетарной обороне ты уже присмотрел? Да не красней ты. Я пошутил, едва ли борцы за справедливость пойдут на штурм густонаселенной мирной планеты, верно?
  
  Люк понял, что краснеет еще сильнее. Голос императора звучал спокойно. Но парень не просто почувствовал вложенный в последнюю фразу сарказм, он был согласен не со словами - с интонацией Палпатина. И это напугало.
  
  - Ты прав, мальчик. Тот, кто взял на себя бремя власти, обязан обрекать людей на смерть. И не только врагов, но и своих. Причем подчас самых лучших, преданных, любимых... Но грош ему цена, если их смерть окажется напрасной.
  
  - Но почему?
  
  - Потому что есть вещи, дороже человеческой жизни.
  - Неправда!
  - А если хорошо подумать?
  
  Палпатин неспешно отдал последние орешки осмелевшей и берущей лакомство с морщинистой старческой ладошки белки и выпрямился. Теперь меж его пальцев заструилась нарождающаяся молния. Лицо же осталось все так же благостным. Люк замотал головой, словно опасные мысли отгонял.
  
  - Нет!
  - Две, пять, десять или сто человеческих жизней. Нет?
  - Альдераан оправдать хотите?
  - Равно, как и "Звезду смерти".
  - Это бессмысленно. Альянс боролся за то, чтобы так не было, чтобы разумным не приходилось оплачивать своими жизнями жизни других!
  - Только вот жить в эту пору прекрасную уж не придется, ни мне, ни тебе... Уточни-ка, юный Скайуокер, лидеры Альянса это делали, или про это говорили?
  - За всех не скажу. Но принцесса Органа так думала!
  - К слову о принцессе. Какие у юного дарования планы на день?
  - Не знаю.
  
  Действительно, маршрут поездки сопровождающие его бойцы Алой гвардии сообщали перед самым выездом.
  
  - Тогда приглашаю поучаствовать в государственных делах.
  - Как это?
  - А как ты себе это представляешь? Пыточная камера? Утверждение списков приговоренных к казни? Планирование геноцида планетарного масштаба? Или банальный распил бюджета меж особо приближенными?
  
   Люк испугался. Нет, ничего такого конкретного он не подумал. Просто с недавних пор он представлял императора-ситха эдаким пауком, засевшим в центре переплетения интриг. Да и неудобно как-то. Что про него люди подумают.
  
  - Папаша твой тут сестренку тебе отловил. Пошел бы пообщаться.
  - Лея Органа - моя сестра? - еще больше растерялся Люк.
  - Да. Анализы подтвердили родство.
  ***
  Почему-то Скайуокер был уверен, что девушку держат под замком. Может быть в комфортабельной, но клетке. Опять ошибся. Его проводили в деловую часть дворца, а помещение, в котором он оказался, больше всего напоминал удобны и функциональный рабочий кабинет. Чем оно, собственно, и являлась.
  
  Лея, одетая в строгий деловой костюм, внимательно смотрела запись на большом мониторе. При этом раздраженно кусала губу и хмурила бровь, глядя на саму себя на экране.
  
  Это была странная смесь пресс-конференции и допроса. Под несколькими камерами несколько журналистов в штатском принцесса рассказывала о своем пребывании на "Звезде Смерти".
  
  Причем, сейчас эту запись показывали по одному из центральных каналов головидения.
  
   - Красиво, гадство! Сделали...
  
  Принцесса стукнула кулачком по кожаным подлокотникам кресла. Она обращалась не к вошедшему брату. Его она просто не заметила. Пришлось кашлянуть, чтоб обратить на себя внимание.
  
  - Ты это видел? Видел?! - совсем не удивилась его появления принцесса.
  - Что именно? - осторожно уточнил Люк.
  - Как палпатиновские шавки меня сделали! И главное, ни одного слова не переврали и ничего существенного не вырезали. Красавцы!
  - Да объясни ты толком! - Люку действительно стало интересно, что вызвало столь разительную и странную перемены в настрое непримиримой Леи, которую сейчас охватил вовсе не гнев, а почти радостное возбуждение.
  
   - Эти специально обученные люди в штатском так хитро задавали вопросы про уничтожение Альдераана, что теперь выходит, я лично и публично, а главное, абсолютно искренне подтвердила, что видела джедая Кеноби пробравшимся на борт станции, что гранд-мофф Таркин отдал приказ уничтожить Альдераан без веских оснований, (ведь после допроса Дартом Вейдером едва ли что-то могло остаться вне его внимания), а главное - без явного приказа императора. Сам же Дарт Вейдер стоял как пыльным мешком ушибленный и ни во что не вмешивался, не смотря на свои немаленькие полномочия.
  
  - Но погоди, Бен почувствовал гибель жителей Альдераана на борту "Сокола"?
  - Бен, почувствовал, а ты? Поверил на слово. Точного времени ты, естественно, не помнишь. Так что этот аргумент вполне можно истолковать как попыту старого маньяка обеспечить себе алиби заранее.
  
  - Да.... Император еще на Явине говорил о планах списать все на джедая-террориста.
  - Он - гений. На его фоне Мотма полная дура.
  - Кто? Бен Кеноби?
  - Император, дубина.
  
  В голосе Леи Люк неожиданно почувствовал не ненависть к Палпатину, а... восхищение, что ли? А к бывшему кумиру лидеру Альянса - лишь презрение.
  
  - Лея, что-то случилось? - осторожно попытался прояснить ситуацию Скайуокер.
  
  - А ты не заметил? - нервно хохотнула принцесса. - Или ты думаешь, тебе одному стало страшно от произошедшего под Явином?! Сила Великая! Какая же я была дура!
  
  - Не ты одна.
  
  - Не сравнивай, мой деревенский братец. Меня же с детства учили политологии, логике, социальной психологии. Хорошо учили! Но только применять все эти знания следовало к противнику. Слова и поступки своих как-то сами собой считались априори правильными.
  
  - Апри... как?
  
  - Априори. Значит, известно заранее, - Лея вдруг как-то сразу успокоилась. - Анализировать истинные мотивы или последствия действий своих и в голову не приходило. Только после Явина получаться перестало. Мы с Ханом прилетели в такую дыру.... Там сроду не было имперских гарнизонов или имперских чиновников. Зато там располагалась едва ли ни первая база Альянса. Только по сравнению с этой клоакой, твой Татуин - фешенебельный курорт.
  
  - Вот и мне как-то думается, что мы со своей борьбой против империи не способны сделать чью-то жизнь лучше. А вот разрушить уже существующее - запросто. Ходил вот эти дни по Корусканту, смотрел на людей в кафе, магазинах, в парках. Им наша война на фиг не нужна. Она ничего им не даст, только отнимет. И таких миров много... А что до Татуина и прочих дыр, может, оно и к лучшему, если империя придет туда гораздо активней. Только пока она будет заниматься Альянсом, до хаттов, пиратов, контрабандистов руки точно не дойдут. Кстати, о контрабандистах. Как Хан?
  
  - В шоколаде. Вслед за нами на орбите появилась "Эскадра Смерти", Хан загрузил на борт решивших драпануть лидеров сопротивления и благополучно сдал их на вейдеровский флагман. После чего загрузил на борт некий контейнер для имперских диверсантов и унесся по только ему да Вейдеру известному адресу, подсчитывая барыш.
  
  - А ты?
  
  - Осталась на крейсере. Потом его величество пригласил меня в Империал-сити, - в голосе Леи вновь засквозил неприкрытый восторг.
  
  - Ты готова подчиниться императору? - уточнил Люк.
  
  - Подчиниться? Вот ты рвался со своего Татуина к звездам. Тебе, что, атмосферного флаера мало было? Знаю, мало. Вот и мне мало! Я хочу управлять звездолетом, а не атмосферным мусоровозом! А разница между тем, что я видела на мостике крейсера и на совещании его величества с лордом превосходит по степени управляемости Альянс именно настолько, если не больше!
  
  Принцессу вновь охватило нервное возбуждение, с которым она никак не могла справиться. В ней словно клокотала необузданная энергия, с которой она не умела справиться. Ну, да, она с Силой работала еще хуже, чем сам Люк. Скайуокер молча шагнул к сестре и бережно приобнял ее за плечи, обволакивая своей силой, словно теплым одеялом. Та зябко поежилась и прижалась к нему плотнее.
  
  - Здорово иметь брата, - уже совсем сонно сообщила она. - Мне ни с кем не было так уютно и спокойно. Ради такого брата папашу-Вейдера можно и потерпеть.
  
  - Ты его ненавидишь?
  - Я его не понимаю.
  - Просто ты его плохо знаешь.
  
  Лея не ответила. Она забылась чутким тревожным сном. В комнату тихо проскользнул Палпатин. Прижал палец к губам, останавливая дернувшегося было с места Люка, и коснулся ладонью лба его сестры. Девушка вмиг успокоилась. Ее сон стал крепким и глубоким.
  
  - Это ваших рук дело? - опять проигнорировал нормы этикета Люк.
  
  - Перепады настроения, возбуждение, сменяющееся сонливостью - эффект пробуждения Силы. Талантливая девочка. И готова учиться, в отличие от некоторых.
  - Будете из нее готовить замену отцу?
  
  - Нет. Скорее себе. Склонность к политике в семейке Скайуокер обнаружилась только у нее.
  
  - Как вам удалось заставить ее отказаться от своих убеждений.
  
  - Я не заставлял. Просто умение управлять девичьей даже не столько психологией, сколько физиологией. Это несложно, даже для неодаренного. Ты никогда не задумывался, почему среди женщин гораздо меньше полководцев или настоящих политиков? А те, что есть, очень часто скорее мужики в юбке, чем женщины? По этому самому.
  
  - Вы... Что вы сделали?
  
  - Влюбил. Совсем немножечко. Это же так естественно, когда юная ученица чуточку влюбляется в старого наставника.
  
   - Влюбилась? В вас?!
  
  - Что делать, юный Скайуокер. Любовь зла, полюбишь и козла. А демократия - это так, мелочи. Девочка и сама помнит, что место в Сенате она получила самым что ни на есть демократическим путем - по наследству.
  
  - Моего отца вы в себя когда-то тоже влюбили?
  
  - Ты нас за голубков считаешь, что ли? - обиженно поджал губы Палпатин. - А с сестрой ты больше общайся. Приступы истерики у нее сразу не пройдут, а снимать их у тебя неожиданно хорошо получилось.
  
  
  
  
  ========== Глава восьмая. Семья ==========
  
  Эй! Много ли, мало, бед повидала моя страна!?
  Эй! Много ли, мало, кружило над ней вороньё?
  Встань рядом со мною. И вот для защиты моя спина.
  И я не уйду. Это отечество моё!
  Потому, что никто, кроме нас...
  Павел Пламенев "Никто вместо нас"
   Личный шатл Дарта Вейдера с привычной лихостью заруливал на посадочную палубу флагманского ИЗР-а. Давно доведенные до автоматизма действия как всегда безупречны и от пакостного настроения ситха не зависят. Все вроде бы шло, как должно. Флот молниеносно и жестко зачищал базы Альянса, а заодно - все криминальные формирования, которых в эти дни занесла нелегкая на глаза Дарту Вейдеру. Короче, нет больше в галактике не только Альянса за возрождение Республики, но и "Черного солнца", и еще трех крупных пиратских и рабовладельческих ОПГ. Сейчас флот дочищает мир от незаконных вооруженных формирований хаттов. В общем, сейчас даже вполне лояльные империи силы самообороны отдельных планет со своих орбит носа не высовывают от греха подальше. Только ощущения победы у еще не отошедших от явинского позора людей не было.
  
  Но причина мерзкого настроения лорда не в этом. В ходе допроса захваченных лидеров Альянса обнаружился след высокопоставленного джедая. Информация мутноватая. Перепроверить просто не у кого. Пленных еще не удовлетворившие жажду мести имперцы брать особо не склонны. Тут лорду пришлось просто жестко напоминать своим людям о некоторых нормах и обычаях ведения войны. Да и самому быть сдержаннее. Император хочет открытый процесс над главарями мятежников. Хотя, оно же ничего, если один-два из них будут маленько не в себе? О том, что психическое расстройство - результат общения с младшим ситхом, публике знать лишнее. А демонстрация того, что часть лидеров повстанцев с головой не дружат, даже поучительна.
  
  Только лирика все это. Суть же в том, что услышавший про джедая Дарт Вейдер оставил основные силы флота разбираться с хаттами, а сам очертя голову рванул к Дагобе. Совсем стремительно не получилось, правда. Как нарочно в секторе бушевала гравитационная буря, занесшая в точку стандартного выхода метеоритный рой. Командир крейсера предпочел не рисковать и вывел корабль из гипера заметно в стороне. Обозвав офицера чудаком на букву "м", Вейдер сиганул в свой шатл и рванул к Дагобе, на которой уже почувствовал знакомый отпечаток в Силе.
  
  Все равно опоздал. Перестраховщик-капитан тут, наверное, не при чем. Ситх сам и не подумал о том, чтоб скрывать от старого гранд-магистра свое присутствие в Силе. Бежать с планеты Йоде не удастся. А значит, по мнению Вейдера, он примет бой. Не угадал. Старый джедай предпочел лапки на себя наложить, но с ситхом не встречаться. Лорд нашел в пещере только труп. И почувствовал себя обманутым.
  
  Заглушить приступ ярости по дороге к крейсеру не получилось, просто потому, что за это время ИЗР на досветовой скорости вырулил кружным путем на орбиту. На палубе ожидаемо пусто. Нет, на пути раздраженного ситха кто-то торчит. Раззява. Впрочем, Вейдер опять ошибся. Это командир крейсера ждет заслуженной расправы за допущенную оплошность.
  
  Заметивший свидетеля лорд привычно придавил все лишние эмоции. В общении с людьми он привык руководствоваться только здравым расчетом. Эмоции - инструмент, не более. А если отбросить желание вызвериться на ком ни попадя, то претензий к офицеру у него нет. Это способности Вейдера позволяли просчитать безопасный проход и через гравитационные завихрения, и через гонимый ими каменный рой. Капитан такой возможности лишен и прав в своем нежелании рисковать кораблем. А в том, что, оберегая корабль от ненужной опасности, сам подставился под гнев ситха - так вообще молодец. Таких Вейдер уважал. Если бы наоборот, офицер бросил ИЗР на неоправданно рискованный маневр, желая выслужиться перед ситхом, последствия были бы вплоть до летальных.
  
  А так, в другой раз Вейдер бы все равно обматерил "рукозадое убожество, неспособное уверенно вести корабль в неблагоприятных погодных условиях". Так, для профилактики. Ибо, боятся - значит уважают. Только сейчас он не сделает и этого. Лорду несколько совестно признаваться в этом самому себе, но, когда на борт этого корабля поднимется его сын, ситху хотелось, чтобы мальчик почувствовал, что к его отцу здесь испытывают чуть меньше страха и чуть больше уважения. Нет, кардинально менять что-либо лорд не готов, но акценты сместить следует. Каприз? Но как всякий ситх, Вейдер периодически потакал собственным капризам.
  
  - Вы все сделали верно, капитан. Обошли опасный участок без происшествий? Тогда, спасибо за хорошо сделанную работу.
  
  - Благодарю, милорд.
  
  - Вы торопились сообщить мне нечто срочное или предпочли, чтоб расправу не видели подчиненные?
  
  - Ничего не случилось, милорд.
  
  Человек не сумел скрыть растерянность. К хорошо сделанной работе лорд относился как к единственно возможному варианту развития событий и благодарить за это обычно склонен не был.
  
  - Тогда идите, капитан. На мостик. Бежать в санчасть, сообщать о том, что милорда на Дагобе ядовитая пиявка укусила не надо.
  
  - Да, милорд.
  
  Но ситх его, кажется, не слышал. Замер, словно громом пораженный. Отмер не раньше, чем через минуту.
  
  - Курс на Корускант. Немедленно. И теперь выжмите из этой колымаги все, что сможете. Меня не беспокоить.
  ***
  День с самого начала пошел как-то не так. Не опасно, не тоскливо или страшно. Просто не так. Последнюю неделю день Люка стал привычно упорядочен: тренироваться во владении Силой император его не звал, заявив, что своими руками учить джедая не нанимался, а если юный Скайуокер хочет, то может сам умные книжки почитать. Чем Люк в первой половине дня и занимался. Осваивал азы умений одаренного, пока сестра делала то же под руководством императора или вникала в механизм управления Империей. Ко второму парня не то, чтоб совсем не привлекали, он сам не интересовался как-то.
  
  С Леей и Палпатином он встречался за обедом, где император бегло интересовался, чего нового юный джедай из умных книжек вычитал. С виду, бегло, у самого же Люка все больше зрела уверенность, что интерес к его образованию Сидиус проявляет пусть неявный, но устойчивый.
  
  Время после обеда брат с сестрой проводили вместе. Бродили по садам и паркам императорского дворца или столичным улицам. Лея то пыталась опекать братца-провинциала, то обижалась на его непроходимую дремучесть. Тот обижался в ответ. Но отказаться от этих прогулок оба оказались не готовы. Слишком хорошо им было вместе. А понимание собственного родства лишило отношения прежней неловкости.
  
  Вечерним же временем завладевал Палпатин, ежедневно выводя своих гостей в свет. Пока, на мероприятия, в которых их близкое общение с "народом" не предполагалось. Все равно от заголовков светских новостных сайтов у татуинца волосы на голове становились дыбом. Их появление во дворце незамеченным не осталось. И если официальные ленты сообщали подписчикам о "гостях его величества", то те, что побульварней огорошивали своих заголовками в лоб: "Гости императора - внуки или любовники?"
  
  Но Люк подозревал, что очень скоро от посещения театров и выставок дело перейдет к балам и раутам. Скорей бы уж отец возвращался. Почему-то Люк был уверен, что Дарт Вейдер тоже не великий любитель светского времяпрепровождения. Возможно, с ним вместо бала удастся улизнуть в гараж, в двигателе "лямбды" покопаться?
  
  Сегодня во время прогулки по городу молодых людей занесло в сенатский квартал. Зайдя под знаменитую колоннаду и слушая щебетание Леи о славной истории сего органа народного представительства, которое вообще-то сильно напоминала похвальбу, Люк не мог избавиться от ощущения, что он уже где-то это видел.
  
  Потом вспомнил где. В открытых ему воспоминаниях Дарта Вейдера. Теперь он решительно зашагал к одной из колонн.
  
  - Вот здесь. Здесь мама сказала отцу, что беременна нами.
  
  Лея сперва не поняла. Но смолкла и прикрыла глаза. Наверное, она тоже что-то почувствовала. Потому что, постояв, также молча пошла прочь. Только выйдя на площадь, произнесла.
  
  - Хорошо, что ты показал это место. Спасибо.
  
  Ответить Люк не успел. К ним подкатил дроид-лотошник. Только вместо сувениров или прохладительных напитков он предлагал простенькие цветы. Люк в их названиях не разбирался, но сестра назвала их гвоздиками. "Мемориал расположен за северным портиком Сената" сообщала надпись на дисплее торговца.
  
  - Что за мемориал?
  
  - Не знаю. Пойдем, посмотрим?
  
  - Пойдем.
  
   Молодые люди бросили монету в щель, взяли по гвоздике и зашагали в указанном направлении. Очень скоро они оказались на неширокой пешеходной улочке, на которой находятся штаб-квартиры делегаций различных миров Империи. Возле дверей расположенных почти напротив друг друга представительств Альдераана и Эриаду горы цветов и зажжённые свечи. Лея шагнула к своим. Люк чуть помедлил и положил свою гвоздику к эриадскому крыльцу. На их глазах еще несколько человек сделали тоже самое: положили цветы и тем, и другим. Говорить здесь казалось кощунством. Но Лею переполняли чувства, и Люк поспешил увезти ее прочь.
  
  - Как они могут? Они что не понимают?!
  
  - Они не понимают всего. Но они ужаснулись трагедии и сострадают погибшим. Всем. И мне кажется, что они правы.
  
  Лея не ответила. Они еще какое-то время побродили по улицам, выбирая те, что побезлюдней. Возвращаться в полный людьми дворец не хотелось.
  
  Трое возникли из переулка абсолютно внезапно. Конечно, Люк - не великий мастер Силы, но чтоб на пустой улице не почувствовать присутствия трех разумных... Ответ напрашивался один - перед ним одаренные.
  
  - Лея Органа и Люк Скайуокер? - уточнил один из незнакомцев.
  
  Только второй раз Люк не попадется, поэтому вместо ответа бросился на того, кто пытался зайти за спину Лее. В завязавшийся бой, а в том, что это не драка, а именно бой, Люк не сомневался, почти сразу вмешались еще трое в гражданском, но с замашками бойцов Алой гвардии. Чему удивляться? Едва ли их прогулки оставались без внимания дворцовой службой безопасности. Но ни им, ни почти мгновенно появившемуся патрулю взять верх над нападавшими не получалось. Полиция, оставив свою подожженную машину, вынуждена отойти, гвардейцы и Скайуокеры, несмотря на численное превосходство, - занять круговую оборону.
  
  У Люка от напряжения темнело в глазах, поэтому момент появления Алой гвардии в штатном облачении он пропустил. Опомнился, только когда судорожно корчащиеся тела атаковавших повалились на землю. Воины в алых одеждах плотно окружили жертв нападения, отчего увидеть, что появившийся следом император делает с нападавшими, невысокий Люк не мог. Только чувствовал волны чужой боли и какого-то все более животного ужаса. Впрочем, это продолжалось не слишком долго.
  
  - Добить, - кратко распорядился Сидиус, оборачиваясь к молодым людям с уже ласковой, успокаивающей улыбкой.
  
  - Прошу в мой шатл, юные Скайуокеры. Продолжать вашу пешую прогулку было бы не вполне разумно.
  
  - Что это было? - наконец выдохнула Лея уже опустившись на мягкие кожаные подушки кресел императорского флаера.
  
  - Джедаи. И весьма сильные. Нет, не уровень Кеноби, конечно. Их проходившая в подполье подготовка была слишком узконаправленной. Но бойцы отменные. Небольшая диверсионная группа Альянса осталась без связи и начала действовать на свой страх и риск.
  
  - Откуда вам это известно? Вы же их замучили, даже не допросив! - пережитый стресс начал выходить из принцессы всплеском неуемных эмоций.
  
  - Почему же? Я вполне успешно проник в их память.
  
  - Их следовало передать в руки правосудия, а не убивать без суда и следствия!
  
  - Кого, идиотов с вывернутыми мозгами, которые и ширинку на штанах самостоятельно застегивать не могли бы? Зачем?
  
  Лея не ответила, только раздраженно вздохнула. Император продолжил.
  
  - Полагаю, что навыки самообороны вам надо отрабатывать и начать следует немедленно. Театр отменяется. Через полчаса жду в зале для фехтования.
  ***
  За последние несколько часов командир вейдеровского ИЗР-а успел пять раз во всеуслышание проклясть тот день, когда он встал на мостик этого пылесоса, и столько же мысленно проститься с жизнью. Но на орбите Корусканта они оказались едва ли ни вполовину быстрее, чем предполагают стандартные расчёты. Как? Капитан не взялся бы объяснить. Повторить этот полет - тем более. Мнение милорда об этом безумии под видом пилотирования звездолета осталось неизвестным. Стоило им выйти из гипера, как шатл главкома покинул борт. А капитан опрометью ринулся к связистам новости слушать. Что, кроме случившейся в столице беды вселенского масштаба, могло заставить лорда так торопиться. Но не только в головизоре, а и на закрытых каналах главного штаба все спокойно. Ладно, не его дело. Лишь бы шеф вернулся на борт в настроении, несколько лучшем, чем с Дагобы.
  ***
  Дарт Вейдер несся по пустым коридорам императорского дворца. Идиотов, рискнувших оказаться на пути взбешенного ситха, не находилось. Вообще-то не взбешенного - напуганного. Только специалисты, готовые различать такие нюансы, тоже отсутствовали.
  
  Сперва он почувствовал волну испуга дочери и боевого азарта сына. Правда, не успел он распорядиться о глупом в общем-то возвращении в столицу: в ту драку ему все равно не успеть, как в мозгу зашелестел голос повелителя: "Не психуйте, друг мой. Все уже в порядке. Но в Империал-сити действительно поторопитесь". Дети тоже вроде успокоились. Не совсем, Лея все еще кипит, но праведным гневом, не ужасом. Не иначе вправляет императору мозги на тему верховенства закона и принципа разделения властей.
  
  Дарт Вейдер даже попытался успокоить себя, представляя, как учитель изводит юную идеалистку заверением, мол, если принцип разделения властей - это когда разделяй и властвуй, то он именно так всю жизнь и делает. Только успокоиться мешали едва заметные истеричные нотки в голосе повелителя. Бывают с ним время от времени такие приступы близкие к безумию, когда почуявший запах крови, но не удовлетворивший жажду убийства ситх ни о чем, кроме насилия, думать не мог.
  
  А потом еще один всплеск страха и боли, и ментальная связь со всеми троими исчезла. Просто ситх перестал чувствовать и учителя, и детей. И это приводила лорда Вейдера в ужас. Нет, прозрений о гибели вдруг появившихся и еще не ставших родными детей не было. Да и когда бы ему успеть к ним привязаться? За две недели боев он и не думал о них почти... Но страх бушевал в душе, как песчаная буря на Татуине. Молчание повелителя могло означать только одно, Дарт Сидиус занят сейчас чем-то, чего ученику знать не следует. Повелитель волен, конечно, определять главный талант своего главкома фразой "чем больше в армии дубов, тем крепче наша оборона", но два и два младший ситх сложить в состоянии. Вот и бесился в страхе и бессильном гневе, кляня себя за то, что оставил детей на императора.
  
  Теперь этот страх позади. Потому что несущийся по бесконечным дворцовым коридорам ситх увидел цель - наглухо закрытый в Силе тренировочный зал. А когда у Дарта Вейдера появлялась цель, отвлекаться на лишние переживания он склонен не был.
  У дверей зала топтался пост Алой гвардии. Несведущему зрителю показалось бы, что бравые парни во главе со своим капитаном как обычно несут караул, оберегая покой повелителя. Не всякий форсюзер почувствовал бы царящую здесь растерянность. Но Вейдер всяким не был.
  
  - Докладывайте, - сходу рыкнул он на капитана.
  
  Одно то, что гвардеец не стал оспаривать право младшего ситха отдавать приказы, говорило красноречивее любых слов.
  
  - Прошлым вечером на господ Скайуокеров было совершено нападение джедаев. Оно успешно отражено, молодые люди не пострадали. Но сразу по возвращении во дворец его величество и его гости закрылись в этом зале и не выходят вот уже почти сутки.
  
  - Надо ломать.
  
  - Надо, - уныло кивнул капитан.
  
  Не в возможном гневе потревоженного ситха тут дело. В череде живописных картинок, одна жутчей другой, что гвардеец мысленно нарисовал себе за эти сутки, гнев Сидиуса был самым безобидным. Просто, как ломать то, что заблокировано Силой мастера?
  
  Дарт Вейдер размышлять как не стал. Просто вынес дверь вместе с силовым полем ударом плеча на хрен. Влетел внутрь, активировав меч, и замер, оказавшись не готовым к увиденному. Что угодно, только не это.
  
  В полумраке зала он кинулся на багряные всполохи светового меча. За детей он готов порвать любого, повелитель - не исключение. Вначале некоторый диссонанс возник из-за того, что меч один. Если это бой, то где второй, если бойня - то чего это Сидиус сейбером размахался. Кончил бы одним ударом. Либо пытал неспешно, но для этого старшему ситху меч без надобности. Слава Силе, эти сомнения заставили затормозить и оглядеться.
  
  Лея с мечом Дарта Сидиуса в руках самозабвенно билась с дроидом. В принадлежности меча Дарт Вейдер ни секунды не сомневался, а уровень дочери оценивал как "новичок +". Люк нашелся в противоположном углу с датападом в руках и громко, с выражением читал вслух:
  
  - ... Нет эмоций - есть покой. Но эмоции - естественная часть жизни. Джедаям не были чужды эмоции. Этот принцип не говорит, что эмоций не существует, но требует, чтобы они были оставлены в стороне. Эмоции следует понять, и задача молодых джедаев - изучать свои эмоции. Если джедай не способен подчинить себе мысли и чувства, он не достигнет покоя. Принцип можно понять и так: "Эмоции не должны нарушать моё спокойствие".
  
  Это он сейчас к чему? И вообще, что во дворце делает "Энциклопедический словарь юнлинга"?! (1) А главное, Сидиус-то где?!!
  
  Повелитель обнаружился сидящим в позе для медитаций на стопке матов и .... Сосредоточенно выполнял упражнение из все той же книжки для самых маленьких. Две игральные кости, висевшие в воздухе на уровне лица императора, медленно вращались в противоположных направлениях. Простенько? Только в свое время порывистому Энакину Скайуокеру не хватало терпения поддерживать это монотонное действо дольше десяти минут. И сил оно вытягивало немерено. Правда, тогда и скорости вращения были куда выше, и траектория движения - сложнее. Но если предположить, что Дарт Плэгас своего ученика такими упражнениями не мучил, то для первого раза Сидиус держался весьма даже недурно. Только, что здесь происходит, хатт их всех побери?
  
  Лорд Вейдер обессиленно опустил меч.
  
  - А-а-а, Вейдер, друг мой. Наконец-то, - соизволил заметить ворвавшегося ученика Палпатин. - ты часом не убивать меня приперся?
  
  - Если бы с моими детьми что-то случилось, то, наверное, да, - не стал врать тот.
  
  - Говорила мне мама: "Не связывайся со Скайуокерами, особенно когда их трое".
  
  - Повелитель?
  
  - Я это к тому, что вы, лорд Вейдер, никудышный ситх. Контрафактный, можно сказать. Настоящий не остановился, даже поняв, что ошибся в своих подозрениях, просто чтобы не признавать ошибки публично. А вы?
  
  Дарт Вейдер не ответил. Молча дезактивировал меч, но вместо того, чтоб вернуть его на пояс, с поклоном положил на маты перед императором. Отступил на шаг и опустился на колени, склонив голову, словно шею для удара подставил.
  
  - Вот и я о том же. Собрали волю с гордостью в кулак и жизнь готовы положить, лишь бы мой гнев не обрушился на детей или флот. Джедай вы мой недорезанный.
  
  Младший ситх внутренне съёжился.
  
  - Я не осуждаю. Завидую. Эти ваши джедайские штучки здорово отводят излишки дурной Силы. А их, как и дурную кровь или гной из раны спускать надо. Иначе хана. Не замечали, что ваш учитель от этого помаленьку с катушек слетает? А выход подсказать лениво было?
  
  - Игральные кости помогают избавиться от приступов безумной ярости? - решился задать вопрос младший ситх.
  
   - А то сам этим приемом не пользовался?
  
  - Пользовался, но...
  
  - Втихаря. Чтоб я этих джедайских штучек не заметил?
  
  Вейдер опять промолчал.
  
  - Забери свой свинорез и помоги дочери.
  
  Лорд поднялся на ноги и повернулся ко все еще сражающейся Лее. Она если бы и захотела, не смогла прекратить бой. Дроид был настроен на неотключаемость: пока не уничтожишь, не угомонится. Младший ситх успокоил неугомонное железо одним ударом.
  
  - Спасибо, милорд, - запыхавшаяся принцесса с чуть наигранным почтением присела в реверансе.
  
  Император хмыкнул и хлопнул ладонью по куче матов рядом с собой, приглашая сесть.
  
  - Мне в конце концов кто-нибудь объяснит, что здесь происходит? - наконец опомнился Вейдер, но зарычать предпочел на сына.
  
  - Не ори на ребенка, - одернул его император.
  
  - Своего заведите, тогда с ним сюсюкайтесь. А я со своим сам разберусь, - чуть смущенно огрызнулся Вейдер, который никак не мог выбрать правильный тон.
  
  - Ладно, не заводись. Прошлым вечером некие, надо сказать, неплохо обученные гопники напали на твоих детей, можно сказать, под окнами моего кабинета... Сидеть! Айсарду ты потом ноги оторвешь. Я же решил немного размяться. А потом дать подрастающему поколению урок самообороны. Но в какой-то момент не сдержался. Понимать должен: волны негатива после гибели Альдерана и "Звезды смерти", на террористах этих ублюдочных разрядиться толком не получилось, а нормальных джедаев в закромах Родины давно нет. Ну и на твоего джедаистого сыночка глядя, не сдержался маленько.
  
  Вейдер тревожно посмотрел на подозрительно притихшего Люка. Ага, синяк на пол-лица, и забинтованную руку за спину прячет.
  
  - Не волнуйся, отец. Уже не болит почти, - смущенно забормотал парень.
  
  Вейдер открыл было рот заявить, что делать ему больше нечего, как за всяких сопливых переживать, но вовремя сообразил, насколько глупо это прозвучит, и вновь перевел взгляд на императора.
  
  - Едва не пришиб. Хорошо, принцесса помешала.
  
  - Как? - способ, которым можно отвлечь от жертвы почуявшего кровь ситха, был Дарту Вейдеру неизвестен. Точнее известен, но только один - световой меч.
  
  - Визгом. Отрезвляет, как холодный душ. Пришлось объясняться. После чего ваша дочь, милорд, заблокировала двери зала и заявила, что вспышки моего безумия опасны для Империи, и пока я не научусь сбрасывать негативную энергию безобидным для окружающих способом, никто никуда не выйдет.
  
  - Лея?
  
  - А вы, мой друг, возомнили, что вот так сходу, плечиком, вышибли МОЙ блок? - ехидно хмыкнул император, но развивать тему вейдеровской самонадеянности не стал и вернулся к основной теме. - Благо у юного Скайуокера нашлось пособие по ментальным техникам подавления ярости.
  
  - Упражнения для джедайских молокососов способны избавить владыку ситхов от приступов неконтролируемой ярости? - в голосе лорда сквозил скепсис.
  
  - Не тупите, вам не идет. Если бы я разбушевался в полную силу, меня бы ничто не остановило. Но снять незначительное напряжение помогло. Но главное - указало путь.
  
   - Какой же?
  
  - Подобрать оружие, выпавшее из рук поверженного врага, вовсе не стыдно. Наоборот, разумно. Так что придется мне на старости лет осваивать джедайские техники сублимации эмоций. Да, именно, это на словах - "эмоций нет - есть только по фиг". На деле - сильнейшие из магистров не хуже иного ситха умели не подавлять, а трансформировать их. Просто говорить об этом вслух не любили. Так что, мой ученик, не хотите лицезреть безумца на троне, привыкайте.
  
  - Да свершится воля повелителя.
  
  Вейдер поднялся на ноги и склонился в почтительном поклоне.
  
  - Вейдер, - заворчал Палпатин в ответ на его невысказанный вопрос, - я, может, садист и неврастеник, но на слабоумие пока не жалуюсь! Я четко отдаю себе отчет в том, что у вашей преданности есть предел. Развалины Храма в центре города - наглядное тому подтверждение.
  
  - От мысли о том, что меня кто-то ждет, мне становилось как-то теплей... - невпопад буркнул младший ситх.
  
  - Понимаю. И даже немножко завидую. Короче, за попытку нападения на учителя, завтра во время заседания совета моффов в рамках рассмотрения дела о "Звезде Смерти" схлопочете от меня пару лишних оплеух. С этим все, теперь о завтра. Вы дочь официально признавать собираетесь?
  
  Вейдер повернул голову к Лее. Та демонстративно отвернулась, всем видом показывая, насколько ей безразлично его решение.
  
  - Да, если принцесса не возражает, - чуть помедлив отозвался лорд.
  
  Узнать реакцию девушки не удалось. Фраза Палпатина помешала.
  
  - Ну, и славно. Значит, завтра объявлю о назначении ее моей наследницей на основании прямого родства с вами, мой друг. А то делать это из уважения к памяти погибшего Альдераана - даже по ситхским меркам лицемерие.
  
  По залу прокатилась волна восторга. Прыгнуть на шею императору - недопустимый моветон. Но Люк и Вейдер объятий не избежали. А вот от готовности стать дочерью Дарта Вейдера или наследницей императора Палпатина у девочки так эмоции взыграли - хатт ее знает. Наверное, именно о таком наследнике и мечтал Шив Палпатин?
  
  - Детали обсудим завтра. А теперь идите уже. Семейке Скайуокер есть чего обсудить в узком кругу.
  
  Дарт Вейдер вышел последним, аккуратно приставив на место вышибленную дверь. Та встала на место неожиданно легко. Словно перевернутая страница, отделяющая одну историю от другой. И это верно. Мечты сбылись. Что с этим делать? Наверное, самое время начинать мечтать о чем-то новом.
  КОНЕЦ
  
  
   Комментарий к Глава восьмая. Семья
   (1) Дарт Вейдер ошибся - это "Вукипедия"
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"