Фаери: другие произведения.

Сказка без названия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Сказка без названия
  
   Великий Маг ступил на ровную дорогу. В этих горах вечно черт ногу сломит. Он очень устал, вставшее все-таки солнце начало припекать, в воздухе носилась пыль - и это все слегка раздражало. Все-таки лечить заболевший мир - не самая легкая работа. Но он справился. Конечно, остались еще кое-какие недоделки, тут подправить, там подчистить, но это все потом, потом...
   И все-таки что-то мешало, что-то очень похожее на комариный зуд. Он притормозил, прислушался. Какой-то чокнутый менестрель распевал срывающимся мальчишеским голоском свои хвалебные вирши. Ему. В дополнение к бездарной игре, совершенно отвратному тексту ("Вот идет Великий Маг, спасший мир! Слава Великому, слава!" - и так далее) - певец время от времени давал петуха. Надо думать, от избытка чувств. Маг закатил глаза, сморщился, вздохнул, и двинулся дальше. Что-то, однако, цепляло в этом, раздражало, вызывало какое-то смутное подозрение... К тому же этот бездарь не отставал.
   Маг прислушался. Так и есть - стали отчетливо слышны и нарочитая издевательски-благоговейная дрожь голоса, и что-то, похожее на тщательно сдерживаемый смех. Маг резко развернулся - и тяжелая, от все души, оплеуха опрокинула в пыль юного наха...лку...
   Маг молча смотрел, как девица кубарем покатилась по земле, кошачьим движением вскочила на ноги, одной рукой тревожно ощупывая свою лютню, другой - стремительно надувающуюся щеку. Глаза ее подозрительно блестели, но на лице по-прежнему сияла издевательская ухмылка. Она и не подумала прекратить свои "славословия". Маг пожал плечами, вынул из ее руки лютню и зашагал прочь.
   - Отдай! - теперь уже по-настоящему сорвался голос за его спиной. Но он не обернулся. Даже когда услышал за спиной безутешный плач.
  
   Этот плач преследовал его еще несколько дней. А когда его не было слышно, то в шорохе деревьев слышались тихие всхлипывания. В конце концов, ему это так надоело, что он разыскал в кладовке в куче всякого хлама лютню и вернулся к горе.
   Девица все еще была там - спала, свернувшись клубком, прямо возле дороги. Какое-то время Маг рассматривал ее - длинные буйные светлые волосы, опухшая щека, синяк под глазом... Поморщившись, он протянул руку и убрал "украшение". Молниеносно, словно и не спала вовсе, девица вскинулась, выдернула свой инструмент из его рук и, совершив немыслимый в своей грациозной стремительности пируэт, оказалась практически у горизонта. Только воздух ошеломленно присвистнул, рассеченный светлыми шелковыми прядями.
   - Я не помню этой дороги, - сказал Маг, уставившись на тропинку, по которой умчалась непонятная девица. - Не помню, чтобы я ее создавал.
   - Конечно, - согласился нежный и вместе с тем глубокий, очень женственный голос, и из серебряного сияния за его плечом вышла высокая и стройная темнокудрая красавица. - Конечно, ты не помнишь. Ведь это не ты - это она создала ее. Только что.
   И она негромко и ласково позвала:
   - Игрулька, вернись.
   - Игрулька? - черная бровь Мага приподнялась - аж на миллиметр, а может даже - на целых два.
   - Одно из имен, - пояснила Богиня. - Надо же как-то позвать.
   Нахалка также стремительно оказалась практически рядом - но вне пределов досягаемости - и застыла в невероятно изящной, словно па старинного диковинного танца, немного неустойчивой, настороженной позе.
   - Да подойди ты ближе, - усмехнулась Богиня.
   - Ага, щас, - ответила та ей счастливой улыбкой до ушей и не двинулась с места, крепко сжимая ремень своей лютни.
   - Ты умеешь творить миры? - хмуро вопросил Маг и снова поморщился от неудовольствия - посмотрел на ставшую более заметной тропинку.
   - На что оно мне? - пожала плечами менестрельша. - Тут и без меня, я смотрю, отлично справляются...
   Маг устал морщиться от этого кошмарного создания и, ограничившись тяжким вздохом, изрек:
   - Она - хаос!
   - И смех, - безмятежно улыбнулась в ответ Богиня. - Что совершенно необходимо этому миру.
   Уже уходя вслед за своей подругой, она бросила через плечо "Как и тебе", оставив Мага созерцать непредусмотренную в его проекте дорогу и слушать переливы женского смеха, девчоночье хихиканье, россыпь музыкальных нот, пение и снова смех.
  
   ... однажды он услышал музыку - и решил, что, в конце концов, он может себе позволить небольшой перерывчик. Музыка, сильная, плавная, обволакивающая, как течение реки привела его к небольшому деревянному домику, увитому плющом. На крыльце сидела уже было забытая лютнистка. Дымчато-серая полосатая кошка еле слышно мурлыкала, прижавшись к ее обтянутым длинной шерстяной юбкой с вывязанными на коричневом фоне осенними листьями и ягодами коленям. Плавно-сосредточенно, небрежно-выверенно перебирая струны, девица вела голосом ту самую мелодию, что он услышал с дороги. И во дворике, наполненном странным мерцающим светом, прямо возле босых ног певицы вырастал темно-зеленый плотный росток, распускались атласные резные листочки, раскрывался огромный пышный бутон, вот уже алая краска поплыла от сердцевинки, наполняя светом и жизнью нежнейшие лепестки...
   Менестрельша не, снимая рук со струн, повернула голову, несколько мгновений молча смотрела прямо в глаза Магу, потом встала и скрылась в доме. В повисшей ватной тишине кошка перестала мурлыкать, уставилась на него, и под ее опалесцирующим презрительным взглядом он поспешил ретироваться, не решаясь дальше рассматривать так и оставшуюся наполовину бледной розу...
   "В конце концов, - думал он, размашисто шагая по дороге и передергивая плечами, - у меня еще куча дел. Там подправить, тут доделать. Мир лечить - это не самая легкая работа..."
   Когда, возвращаясь вечером, он не обнаружил на этом месте не только домика и розы, но и вообще следов, что здесь что-то когда-то было, он понял, что не только морщиться, но и тяжко вздыхать ему уже тоже надоело.
  
   Впрочем, ему постоянно предоставлялась возможность для первого действия, а когда он вспоминал, что ему это надоело - для второго. Правда, тут он обычно вспоминал, что и этого он тоже больше делать не хочет. И вот это уже бесило по-настоящему. Хотелось выругаться. Нет, ВЫРУГАТЬСЯ. Но он все-таки был Великий Маг - и знал, что бывает, когда бросаешься подобными словами. Не для того он все-таки спасал этот мир и все такое...
   Они действительно много работали вместе с Богиней. И ему постоянно предоставлялась возможность вспомнить о своем решении не морщиться и не вздыхать... То в вечернем жужжании комаров вдруг слышались те самые "славословия", что так испортили ему настроение в первое утро нового мира. То солнечный луч, словно заблудившись, ударял прямо в глаза, сопровождаемый едва слышным хороводом веселых нот. То рябина вдруг легко касалась своим охряным бархатным листом щеки - и ее рубиново рдеющие на фоне темно коричневого ствола ягоды надолго приковывали к себе взгляд...
   Все это ужасно отвлекало.
   - И самое гадское, - беспомощно думал он, страдальчески созерцая огромную серебряную кувшинку, которая просто физически не могла вырасти посреди хрустальной глади обширного озера, и, тем не менее, была там - как и невидимые обычным взглядом узкие следы босых ног на воде, - ну вот самое во всем этом гадское, что именно эта дурацкая кувшинка придает всей картине настоящую завершенность... Она так светится...
  
   Маг много работал. В конце концов, это был его мир, не зря же он его спасал. Богиня часто отвлекалась. Он слышал - словно сквозь закрытую дверь - отдаленное знакомое озорное хихиканье, пение лютни, негромкий невнятный разговор. Но спасение мира требует сосредоточенности. Временами ему случалось ловить на себе снисходительно-жалостливый взгляд Богини - и это раздражало. Иногда, правда, Маг чувствовал какое-то беспокойство, словно смутно слышалось тихое всхлипыванье, вздох, и тогда словно оправдывался: "Я же вернул лютню. Я бы не ударил, если бы знал заранее. И я не хотел мешать..."
   И все-таки что-то шло не так, не смотря на все его усилия.
   Тучи сурово хмурились, грязно-серой ватой закрывая небо, ворчливо и нудно скрипели - брюзжали деревья, их листья уже не вальсировали в воздухе, словно маленькие солнышки, отдавая накопленное за лето тепло, а равнодушно и обреченно плюхались на землю. Теперь он работал один - он чувствовал, что все, чем могла помочь ему Богиня, она уже сделала. Она согласилась, когда Маг сообщил ей об этом - и ему почудилось облегчение в ее голосе и некое сожаление. И опять его тянуло вздыхать или морщиться. А других поводов для этого уже не было, о чем он начинал где-то как-то даже жалеть, что ли.
   Работать в одиночку сначала показалось даже легче. Но через какое-то время, чувствуя, как ледяные струи дождя сыплются ему прямо за шиворот, он вдруг раздраженно-обреченно признался себе, что ждет, что сейчас из-за тучи выглянет смешливый солнечный лучик и дерзко брызнет светом прямо ему в глаза. А еще - с огромного апельсиново-оранжевого листа на нос ему с хрустальным звоном плюхнется здоровая холодная капля - и от этого станет, наконец, хоть немного веселее.
   Маг подождал немного. Ничего. Все-таки вздохнув и - а, ладно, чего уж там - поморщившись, он без всякой цели потопал по тропинке в лес. И неожиданно вышел прямо к знакомому деревянному домику, увитому плющом. Заботливо кутавшая белым блестящим кружевом огромную алую розу, девица оглянулась. Потом собрала разбросанные вязальные крючки и клубки, встала и сказала:
   - Наконец-то ты пришел.
   - Да, - согласился Маг, улыбаясь - он почувствовал, что вот только теперь, собственно, и стал Великим. - Да, - повторил он и засмеялся, шагая вслед за ней через порог внутрь домика. - Я наконец-то пришел.
  
   Первая зажегшаяся в небе звезда вдруг засияла ярко-ярко и резко увеличилась в размерах, затмив собой луну. Ее луч достиг окошка маленького деревянного домика в лесу, чуть пригас, словно затаился, а затем - вернулся на небо. Звезда довольно сверкала еще какое-то мгновение, а затем - снова стала обычным маленьким небесным светилом.
  
   ... в очаге уютно гудел огонь, кошка вспрыгнула на покрытую мягким вязаным пледом табуретку и начала вылизываться. "Слава Творцу, - могла бы сказать она. -Перестали заниматься ерундой. Инь и янь, свет и тьма, порядок и хаос - неразделимы, одно без другого не существует. Почему об этом никто никогда не помнит? И зачем надо спасать мир, когда лучше всего он работает сам по себе?" Но кто и когда спрашивает мнения кошек? Она фыркнула, свернулась уютным клубком и занялась тем, чем и положено заниматься уважающей себя кошке поздним осенним вечером - дремотным мурчанием.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Гаврилова, "Дикарь королевских кровей 2"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) B.Janny "Берег мёртвых "(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) С.Юлия "Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"