Fallenfromgrace: другие произведения.

Студентка Академии Познаний

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 6.89*97  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    ЧАСТЬ ТЕКСТА УДАЛЕНА

    Одна попаданка, шесть симпатичных защитников, Академия и большая тайна, ключ к разгадке которой лежит на землях демонов. Что может из этого получиться? Валя пока не знает, но обратной дороги нет, а значит, только вперед, туда, где надежду потеряли даже самые стойкие...




    За обложку огромное спасибо Елене Питутиной. Леночка, ты настоящая волшебница! )))

    За неоценимую помощь в названии серии спасибо большое Радужной Змеечке ))).


Связанные душой и разумом

Часть 1. Студентка Академии Познаний

  
   Пролог.
  
   Северные Пределы. Где-то на границе владений драконов и демонов...
  
   Всадник мчался, как проклятый, третьи сутки подряд, не давая себе поблажек на отдых ни днем, ни ночью. Совершая короткие остановки, чтобы наскоро сменить доведенных почти до изнеможения лошадей, он с каждой минутой приближения к родным пенатам чувствовал в сердце нарастающую радость. Новость будет ошеломляющей для Повелителя. А тот, кто ее принесет, навсегда останется в истории героем. Еще немного, еще чуть-чуть, подгонял он - как сам надеялся - свою последнюю кобылку по кличке Молния, прозванную так за большую скорость и безусловное понимание хозяина. Стертые в кровь ладони зудели, пот лил с мужчины градом, мышцы ног попеременно сводило судорогой, но оттого желание броситься в ноги Владыке демонов и сообщить благую весть не становилось меньше. Еще немного, еще чуть-чуть, осталось перетерпеть самую малость...
   Когда впереди показались пограничные огни угодий демонов, он еще сильнее пришпорил коня, добравшись до ворот, являющихся единственной возможностью проникнуть внутрь. Непроходимая стена царства теней, созданная на веки вечные Повелителем, оставляла лишь небольшое окошко, маленькую лазейку для переговоров, через которую обычно пребывали послы и любые желающие посетить территорию демонов. Алькор мчался именно туда. Любая попытка пересечь границу в месте, отличном от поста, заканчивалась неминуемой гибелью решившегося на авантюру смельчака.
   - Стой! Кто такой и по какому праву рвешься к демонам среди ночи? - навстречу вылетел охранник, облаченный в кожаные доспехи.
   Зачем демонам доспехи, в который раз подумал Алькор, если в любую минуту они могут обезвредить врага даже простым ударом крыльев? Тем не менее, дань традициям сохранялась и по сей день, и всадник покорно спешился, подходя ближе к постовому. На лице охранника не выражалось никаких эмоций. Свою работу он знал великолепно.
   - Личный посыльный Повелителя Алькор, - представился молодой человек, досадуя, что сегодня дежурит незнакомая смена.
   Интересно, сколько стражников вообще задействовано в охране рубежа, думал он, когда остановивший его низший - а то, что демон был именно таковым, можно было не сомневаться - отойдя от него, поравнялся со вторым и сообщил имя прибывшего. Посовещавшись некоторое время, они пришли к единому мнению, и Алькору велели следовать за одним из охранников, захватив лошадь с собой. На вопрос, к чему такая строгость, коротко ответили: личное распоряжение советника Повелителя. Значит, к нынешнему неблагожелательному приему путников приложил руку сам Абаддон... Тем лучше может оказаться исход путешествия, поскольку тот доставит к повелителю в мгновение ока. Каково же было удивление Алькора, когда навстречу ему вышел не один из приближенных Владыки, а сам великий герцог Ваал. Посыльный собрался сразу же, как в келье, куда его привели после того, как отвели Молнию в конюшню, появился этот лживый и обманчиво-спокойный демон. Что-то было не так во всей сложившейся ситуации, но вот что? Неужели зреет заговор против Повелителя?
   - Ну, что же ты стоишь, будто неродной? - ласково, насколько это вообще могло быть возможно, протянул Ваал.
   - Нет времени на расшаркивания, - отрезал Алькор. - У меня важная новость для Повелителя.
   - Настолько важная, что даже не остановишься передохнуть? - удивился обманщик и плут.
   - Настолько, - кивнул юноша, у которого от усталости слипались глаза.
   - Быть может, я могу чем-нибудь помочь тебе? - участливо поинтересовался высший демон.
   Алькору все больше не нравилось расположение, которое ему демонстрировали. Обстановка, тускло горящие свечи, даже поза Ваала - все говорило о том, что нужно ждать беды. Молодой человек испытывал непреодолимое желание убраться отсюда поскорее. Предложение помощи от главного лгуна Дальних Пределов- нешуточный повод обеспокоиться собственным положением.
   - Если это возможно, я не хотел бы задерживаться на пропускном пункте, - осторожно произнес юноша, и глаза герцога предвкушающе блеснули.
   - Конечно, мой мальчик, я сейчас же сообщу охране, чтобы предоставили тебе новую лошадь взамен уставшей и сопроводили до границ владений, - охотно кивнул Ваал, отправляясь исполнять просьбу.- Подожди здесь, отдышись хотя бы, раз уж не желаешь полноценно отдохнуть.
   Алькор остался в одиночестве. Окинув цепким взглядом предоставленную ему комнату, отметил несколько свечей, летающих в воздухе для поддержания минимального освещения, несколько деревянных стульев - в Пограничье не пользовались роскошью дворцовой мебели, которую привык наблюдать посланник - и стол, на котором, к великой радости юноши, обнаружился стакан с водой. Подумав, что предстоит еще не менее половины суток в седле, он подошел ближе и опрокинул в себя содержимое сосуда. С минуту ничего не происходило, и Алькор почувствовал ни с чем не сравнимое насыщение организма. Демон ты или нет, а в живительной силе воды нуждается каждое живое существо. А потом в глазах помутилось, молодой человек пошатнулся и начал заваливаться на оказавшийся рядом стул. Ускользающее сознание успело отметить возвращение Ваала, с некоторым сожалением рассматривающего почти бесчувственного молодого демона:
   - А я все гадал, соблазнишься или нет? Думал все-таки, что поостережешься, Алькор... Ты же личный посланник Владыки! К тому же не настолько высок по положению, чтобы нейтрализовать тебя являлось слишком сложной задачей. Мог бы уже догадаться, что со мной шутки плохи... Вот если б подумал, прежде чем хвататься за неизвестные стаканы, непременно бы пришел к выводу, что он тут не просто так стоит.
   - Почему? - только и смог пошевелить плохо слушающимися губами умирающий демон.
   - Ты же торопился к Владыке? - улыбнулся Ваал. - Ну, так теперь я постараюсь организовать вашу встречу в кратчайшие сроки, - на этот раз хищно глянул на свою жертву герцог.
   Юноша, наконец, понял весь ужас задумки высшего демона: нет надежды - нет Повелителя, нет и будущего для демонов... Но было слишком поздно, чтобы что-либо предпринять.
   - Нет! - прохрипел Алькор, но его предсмертный выдох Ваал уже не расслышал: выйдя наружу и приказав собственной страже избавиться от тела, он отправился претворять в жизнь оставшуюся часть плана.
  
  
  
   Глава 1.
  
   Наше время, Земля.
  
   Иногда я всерьез начинаю думать о том, что милосердие для человека является настоящим атавизмом. И всех последствий, которые оно за собой влечет после минутного послабления, на самом деле можно было бы избежать, искоренив в людях одно-единственное качество души окончательно и бесповоротно. Вот и сейчас, извинившись и выбежав с пары и уныло глядя на зарядивший за окном дождь, я покорно выслушивала туманные объяснения потенциального студента индустриального техникума, в котором преподавала на подготовительных курсах, Василия Семенова.
   - Ну, Валентиночка Николаевна, ну, Валя, ну, Валечка! - а вот сейчас он использовал совсем запрещенный прием, которому обучился, тщательно наблюдая за моими реакциями на действия абитуриентов: называл уменьшительно-ласкательным именем, которое я особенно любила.
   Ну, хорошо, Семенов, по крайней мере, выслушать я тебя готова, даже несмотря на то, что за дверью идет весьма и весьма увлекательная лекция по культурологии, ради которой я с удовольствием и в любую погоду езжу из нашего корпуса в центр города к историкам.
   - Ну что, Семенов, что? - обреченно пробормотала я, в принципе, и так понимая, что примется рассказывать девятиклассник на этот раз.
   Очень умный и понятливый мальчик. На первый взгляд, конечно, не скажешь, но потенциал большой. И в наше сумбурное время поголовного стремления попасть в университеты увидеть такого смышленыша идущим учиться в техникум просто потому, что ему по-настоящему нравится, - это большая редкость. Тем больше стало мое желание помочь ему, когда разобралась в сути проблемы. Дело в том, что у него была легкая форма дислексии на фоне повышенной нервозности. Пока Вася был тих и спокоен - а в таком расположении духа он находился практически все время - ему все и без проблем удавалось, но стоило только парню начать волноваться, как срабатывал рефлекс: утрачивалась способность чтения некоторых слов. И вроде бы все при нем: симпатичный, высокий, плечистый, спортсмен, ко всему прочему, но в некоторых вопросах совершенно застенчивый и, соответственно, свою застенчивость преодолеть не могущий. Но вот этого маленького недостатка он жутко стеснялся. Однажды поняв, что я ему искренне симпатизирую, он вцепился в меня, как клещ, однако же, не принося особых неудобств. Но потом появилась Лена...
   Терпение и выдержка Васеньке окончательно изменили. А на меня свалились дополнительные проблемы по приведению парня в чувство. Порой я даже укоризненно смотрела на него и с притворным вздохом сетовала, что за оказываемую помощь он должен будет жениться на мне. На что парень моментально успокаивался и с застенчивой улыбкой замечал, что у нас слишком большая разница в возрасте. Я, как и всегда, возражала, мол, второй курс университета и девятый класс школы - не такая уж и большая между нами пропасть. Кроме, конечно, его чистой и ничем не замутненной симпатии к Леночке. Вася в очередной раз улыбался и благодарил за помощь.
   Леночка, надо сказать, была вполне приятной и вежливой девочкой. Она училась в той же школе, что и Вася, только на класс младше. Об этом я узнала из его пространных рассуждений о смысле жизни, которые так свойственны юной влюбленной душе. Так вот, Леночка была прелестницей с большими каре-зелеными глазами и русыми вьющимися волосами, милым личиком и крайне добродушным характером - ну просто ангел во плоти -и Васенька посвящал разговорам о ней все свободное время, которое случалось по пути после курсов подготовки к техникуму (как оказалось, мы с ним жили в соседних дворах, и путь до дома - а это несколько пересадок до нашего микрорайона и пятнадцать минут пешком - мы обычно преодолевали вместе). А еще, помимо всего прочего, Леночка ходила в литературный кружок после школы, где вдохновенно читала вслух Некрасова и восхищалась Достоевским. Тут-то и решил Васенька, помимо своих спортивных достижений, озаботиться еще и культурным развитием...ну а Валентина Николаевна в моем лице приобрела дополнительную головную боль.
   - Валентина Николаевна, это просто провал! - сокрушенно сознался Семенов. - У нас сегодня торжественное чтение стихов в присутствии родительского комитета, приуроченное к открытому уроку, посвященному путешествию Пушкина по Золотому Кольцу. И мне нужно рассказать...
   - Да-да, "Я помню чудное мгновенье...", я поняла, - догадаться вообще было несложно. Надеюсь, Семенов не знает, как по-настоящему наш великий и могучий относился к Анне Петровне Керн. Ну да ладно, это дело десятое по сравнению с вырисовывающейся проблемой.
   - А у меня даже этого не получается! - сокрушался Семенов. - Как подумаю, что перед Ленкой такие стихи рассказывать, так имя собственное забываю!
   - Ну, так отказался бы, взял другой отрывок, - разумно предположила я, хотя, чего уж там, за несколько часов до мероприятия поздно было предлагать варианты отступления: слишком много мостов успели сжечь.
   - Мне другого не дали, - совсем расстроено проговорил Вась. - Я бы с радостью, но там все расписали уже еще до моего прихода. Поможете? - и в его голосе сквозило такое отчаяние, что я в очередной раз сжалилась и сдалась:
   - Ну, хорошо, Семенов. У меня пара сейчас последняя, потом домой пойду. С тебя чай и пирожки от бабушки Нины.
   - Будет сделано в лучшем виде! - обрадовановоскликнул парень и положил трубку. Не иначе к бабушке побежал.
   С бабой Ниной мы тоже познакомились. Совершенно случайно, когда с Семеновым домой возвращались. Она окинула меня пристальным взглядом, провела разведывательную беседу с настоятельным желанием узнать, а не соблазняет ли невинного внучка великовозрастная барышня, а потом, успокоившись и поняв сугубо деловую подоплеку наших с Васей отношений, успокоилась и даже пригласила на пирожки. От нее я, собственно, про Васину проблему и узнала. А сначала недоумевала, почему это вполне адекватный парень теряется, когда я на уроке прошу его прочесть условие задачи. Но приватный разговор, во время которого Семенов был с намеком выдворен с кухни, положил конец моим сомнениям и начало тесному сотрудничеству с Васей. Не могу сказать, что меня это напрягало. За неимением другой возможности приносить пользу человечеству, я и этому радовалась.
   Вот и сейчас интуиция настоятельно советовала с предложением Васеньки согласиться. А это значило послать лесом только-только наклевывающиеся собственные отношения... Но, вот странность, интуицию я слушала всегда. Правда, не всегда понимала ее противоречивых решений. Поэтому очень обрадовалась, когда внутренний голос два месяца назад велел подойти к Димке и поинтересоваться, занят ли он после пар. Парень, к моему величайшему удивлению, ответил, что свободен, а когда узнал о причине, по которой мне понадобился - физика никогда не была пределом мечтаний, а уж в моем случае сдать ее самостоятельно вообще не представлялось возможным - обрадовался и с радостью предложил помощь. Так и повелось: мы занимаемся с Димкой по вторникам и пятницам, потом я бегу в колледж, отвожу пары и домой с Семеновым. А тут вдруг - бросить все, что нажито непосильным трудом, и от Димки отказаться... Но спорить со своим внутренним "я" не стала. Не было ни одного момента, из-за которого о решении, подсказанном свыше, пришлось бы жалеть.
   Осторожно сунув телефон в карман, тихо вернулась в аудиторию и мышкой скользнула к Лариске. Лучшая подруга подарила мимолетный взгляд, хмыкнув и только по выражению лица определяя, что сегодня у кого-то накрылось свидание с Димой. Я протяжно вздохнула, а спустя некоторое время обнаружила на своей тетради неаккуратно вырванный листок с каллиграфической Ларискиной вязью: "Ну что?"
   "Семенов", - коротко пояснила я, стараясь своими копошениями и обустраиваниями после ухода из аудитории не привлекать лишнего внимания.
   "Что - Семенов?" - непонимающе гласила следующая надпись.
   "Надо со стихами помочь. Хочет на Леночку впечатление произвести", - пришлось нехотя добавить.
   "Да ты сбрендила!" - прочла я очередное послание и подняла голову от тетради, в которой старалась успеть записать все, что надиктовывает преподаватель.
   Я это емкое заключение проигнорировала, чем спровоцировала новый виток эмоций, выраженных в выхватывании листка и очередном написании лозунгообразного послания с целью наставления меня на путь истинный.
   - Харитонова, мы вам не мешаем переписываться? - лектор оторвался от записей и строго посмотрел на Лариску.
   - Что вы, Егор Сергеевич, нисколько, - осклабилась подруга, не переставая при этом заниматься самым важным делом, по ее мнению. Спасением моего свидания, то есть.
   Да, конечно, отказываться от первой встречи, не содержащей в себе учебного подтекста, да ещене тобой инициированной, было делом глупым и, надо сказать, крайне неблагодарным. Димка вообще относился к тому типу людей, которые, чтобы решиться на что-то, думали по полгода. И даже видя его ко мне отношение, я все равно была уверена, что еще месяц-два он точно проведет в раздумьях. Ну, вылитый Семенов, когда переживает. Или это у меня клин на определенном типе мужчин? Разве теперь разберешь... Только вот категоричный отказ, скорее всего, точно обернется мне боком и заставит парня замкнуться в собственной скорлупе надолго. Как бы сделать так, чтобы самой с ним не пересекаться?
   Решение пришло на ум спустя пять минут, в течение которых я с чувством, толком и расстановкой пыталась доказать Лариске, что с моей интуицией шутки плохи. Она только раздраженно закатывала глаза и снова принималась за доказательства того, насколько я в данный момент была неправа. В конце концов, она все-таки уступила и согласилась после универа поговорить с Димкой, объяснив мое исчезновение тем, что срочно вызвали на работу, а батарейка в телефоне, как назло, разрядилась. Мобильник я, естественно, предварительно собиралась выключить, дабы не разрушить идеально спланированное вранье. У Димки после меня была еще одна пара, поэтому Лариска сначала подвязалась пойти со мной, а уже потом перехватить незадачливого влюбленного после занятий. Даже лучше - время до дома Семенова пролетит незаметно...
   - Валь, ну хоть вы-то себя прилично ведите! - сокрушался Егор Сергеевич, привлеченный, пожалуй, моей чрезмерной задумчивостью и замершей над плоскостью тетради ручкой. Его тонкая душевная организация не терпела шума и отвлечения от темы на паре. Надо сказать, обычно я была с ним согласна. Но это ж обычно, а не тогда, когда темой дня являлся вопрос жизни и смерти.
   Если вдуматься, конечно, то поведение Семенова и привлечение им внимания Леночки не было такой уж большой проблемой, вот только... Вот только не хотелось мне видеть потухшего блеска глаз мальчишки. Нет, добивается пускай сам, но проблему, которую можно было решить, используя педагогический авторитет и доверие парня, я не могла пустить на самотек. Мы, все-таки, в ответе за тех, кого приручили...
   - Простите, Егор Сергеевич, - повинно склонила голову я, чтобы не портить настроение преподавателю. Но тот, похоже, заведенный поведением Лариски, своего гнева усмирять не собирался. Просто, как и все истинные преподаватели, направил его в нужное для себя русло.
   - Непременно, всенепременно, Валентина Николаевна! - заверил меня он, и лицо его тотчас приобрело хитрое выражение. - Но только после того, как проведете всей группе обзорный экскурс в мифологию...скажем, Древней Индии, да, - добавил он. - Минут на тридцать, чтобы у меня тоже было время подумать о более важных и насущных вещах, нежели лекция по культурологии.
   От непроизвольного стона меня спасло только благоразумие и отрезвляющее шипение Лариски рядом. Тридцать минут болтать о Древней Индии! Да у меня язык отсохнет... и это сейчас, когда нужно уже потихоньку задумываться о предстоящей зачетной неделе перед первым триместром... Жесть, просто жесть, по-другому и не скажешь.
   Но я мужественно улыбнулась преподавателю, кивнула в знак согласия с его наказанием за ненужную задумчивость и уткнулась в тетрадку, чтобы до конца лекции уже не отвлекаться ни на что, кроме предмета. Да и оставалось-то всего ничего, пятнадцать минут. Надо же, так проколоться почти перед самым уходом...
   - Давай, собирайся быстрее, а то Егорушка сейчас еще что-нибудь тебе придумает - на этот раз за излишнее рвение и желание оставаться на его паре, - вернула меня в реальность Лариска.
   Рассеянно кивнув, я быстро сложила в рюкзак все вещи, закинула его на плечо и пролетела мимо невысокого сухопарого старичка в костюме-тройке, не забыв попрощаться напоследок. Егор Сергеевич проводил меня укоризненным взглядом, а затем - я уже на выходе из лекционной аудитории это увидела - стал собирать в портфель, сиротливо лежащий до этого на стуле и теперь перенесенный на кафедру, многочисленные, разбросанные в порыве бумаги, на которые преподаватель ориентировался, зачитывая материал. Надо сказать, материал Егорушка, как мы с Лариской его любовно прозвали, читал от Бога, собственно, это была единственная причина того, почему я посещала лекции по культурологии. Поэтому, как и все одаренные люди, в вопросах аккуратности был несколько расхлябан. Но мы-то знали истинную ценность его рассеянности. Потому-то и согласилась я без лишних препираний на тридцать минут добровольного лекторства. Была, не была, должен же хоть немного техникум поспособствовать моей ораторской деятельности.
   На выходе Лариска притормозила и выразительно зыркнула на мою поклажу. Проследив завзглядом, я вспомнила о конспирации в отношении Димки и, достав телефон из кармана, сразу же выключила. Все, теперь можно вздохнуть спокойно.
   - Я тебя провожу до Семенова, - уверенно заявила подруга, уводя меня из исторического корпуса.
   - Зачем проводишь? - удивилась я. - Ты посмотри, какая погода на улице! - указала я на окно, за которым бушевала стихия.
   - А у меня зонтик есть, - нашлась девушка, и смешные рыжие веснушки на ее носике заметно сморщились. Сама Лара была брюнеткой, поддерживающей цвет волос за счет тонирования, но вот эти веснушки...они совершенно убивали серьезный образ, включающий в себя экстремально-короткие волосы и вечно недовольные взгляды, которые она постоянно на меня бросала. Поэтому ко всем нравоучениям, которыми меня периодически пытались вернуть к жизни, я относилась со здоровой долей юмора, отвечая на притязания одной-единственной фразой: "Лара, не волнуйся, а то веснушки сбегут". После этого она обычно протяжно вздыхала, понимая, что бьется головой о стену, и постепенно отступала. Так и сложился наш с ней великолепный дружеский тандем.
   - И ты планируешь колесить со мной сначала к Семенову, потом обратно в универ только ради того, чтобы с толком провести время? - приподняв брови, поинтересовалась я. - Тебя, случаем, не заменили во время появления одной из воронок?
   - Нет, - неожиданно-серьезно ответила подруга. Синие глаза предостерегающе блеснули. - А вот ты сейчас явно нарываешься на одну из них!
   Я поняла, что Лариса имеет в виду, почти сразу же, как слова слетели с ее губ. Воронки являлись неотъемлемой частью нашего технологически развитого мира. Такой же, как закат и восход, жизнь и смерть, затухание и возрождение. Что несут с собой эти стихийно возникающие явления, мы так и не смогли понять, однако механизм был достаточно прост. Внезапно в воздухе создавалось уплотнение, которое в течение нескольких минут оборачивалось небольшим вихрем и начинало движение в сторону живого объекта. Вокруг него существовала небольшая, в несколько метров, так называемая зона отчуждения, попав в которую, жертва воронки совершенно точно ощущала на себе ее действие. Результат всегда был одним и тем же: очутившийся внутри объект исчезал из зоны видимости, дальнейшая его судьба была неизвестна. Хотя, надо сказать, ученые обнародовали ранее не освещаемый ни в прессе, ни где-либо еще факт, что при попадании в вихрь неодушевленного предмета он с почти стопроцентной вероятностью возвращается в ту точку пространства, из которой ранее был извлечен. Вроде как, проводились опыты с воронками. Живые существа не возвращались. И это было поводом для разного рода беспокойств. Одно дело, когда пропадает никому не известный старичок, который и занимался-то только тем, что каждое утро выходил в магазин, чтобы купить литр молока, и совсем другое - министр здравоохранения, прибывший на открытие современного центра по лечению раковых заболеваний в столице. Оба случая пришлись на долю нашей страны, кстати, вот почему я так уверенно об этом говорю. И если про Леонида Завалкина смастерили небольшой пятиминутный репортаж в вечерних новостях, напоследок понадеявшись, что "земля будет ему пухом", то после происшествия с Иваном Долгопрудным на уши была поставлена вся полиция, МВД и ФСБ, которые, как и во всех остальных случаях, дружно развели руками. У нас в универе поговаривали - технические специалисты, все-таки, несколько приближены к подобного рода новостям - что в воронки даже запускались зонды наподобие тех, что кружат вокруг ближайших планет нашей Солнечной системы и собирают информацию, однако и они не дали требуемого - да и просто хоть какого-нибудь - результата. Создавалось ощущение, что за плоскостью воронки нет ничего, кроме разумной пустоты, умеющей отличать неживую материю от живой. А последней еще и питающейся. Звучало жутко, но этой теории придерживались в основном недалекие умы нашего первого курса, которых мы имели честь наблюдать во время большого перерыва между лекциями, всецело отдаваемой буфету. Мы, естественно, с небольшого возвышения старшего курса на эти теории смотрели со снисхождением, но, надо сказать, от этого меньше мечтать на аналогичную тему не стали.
   У Лариски, например, было стойкое ощущение - "чуйкой чую!" - что воронки заранее выбирают свою жертву и подкрадываются в момент, когда в привычном расписании образуется или дыра, или внезапное изменение обстановки. Случаи с Завалкиным и Долгопрудным, кстати, идеально ложились на Ларискину теорию. Старичок впервые вместо молока за последние пять лет походов по магазинам купил кефир (случайность, скажете вы, а подруга ухватилась за идею не хуже клеща), министр же в тот день должен был заседать у президента с отчетом, однако по внезапно отданной команде свыше отправился в центр. Я разговаривала об этом с родителями. Мама, не привыкшая высказывать свое мнение в отношении вопросов, затрагивающих нацию в целом, лишь горестно разводила руками. Будучи натурой чувствительной и сопереживающей, она относилась к чужим бедам порой серьезнее, чем к своим собственным, и исчезновения людей очень тревожили ее. Папа же, напротив, серьезно обдумал мои доводы, после чего помолчал некоторое время и осторожно произнес:
   - Знаешь, милая, можешь, конечно, после этого считать меня законченным маразматиком...но мне кажется, что воронки просто ищут своего пассажира. Я не бывал вблизи их действия и не могу судить строго и объективно, но...не чувствую исходящей от них опасности. Ты же знаешь о том, что неодушевленные подкинутые вещи возвращаются? Быть может, на том конце есть какая-то своя особая система распознавания попавшего под действие маленького смерча существа? Быть может,это особая перетасовка нужных для какой-то другой цели созданий?
   Папа, конечно, был фантазером, но что-то из его слов на мне, наверное, отложилось, поскольку, бодренько пробежав с Лариской десять минут под почти проливным дождем и стоя под крышей остановки в ожидании хоть какого-нибудь транспорта, я с улыбкой заявила:
   - А вот представь: ну, сменились у меня планы, ну, появилась воронка...а вдруг это все - одна большая затея какого-нибудь творца по тасованию карт-созданий в одной ему известной колоде?
   - Сазонова, ты сдурела? - всполошилась Лариска. - Ну ладно, девочки-малышки, верящие в то, что на том конце их непременно будет ждать принц на белом коне, но ты-то, ты-то? По факту мы имеем многочисленные исчезновения рода человеческого, а ты мне заливаешь про какие-то карты? Нет, Валька, мне тебя не понять... -и она развела руками в знак подтверждения только что сказанных слов.
   Я схватила свою коротковолосую подружку за руку и указала на приближающийся троллейбус - наше спасение от ливня. Оказавшись в теплом салоне, мы со вздохом облегчения плюхнулись на свободные места в ожидании кондуктора. Стоило отъехать от остановки, дождь, как по заказу, прекратился. Правда, совсем сказочного изменения погоды на яркое солнце не произошло, но пасмурное небо в тучах смотрелось намного лучше без ливневой стены за стеклом.
   - Может, еще раз подумаешь и скажешь Димке хотя бы правду? - попыталась урезонить меня Лариска.
   - Меньше знаешь - лучше спишь, - возразила я. - Или не хочешь брать грех на душу?
   - Да нет, просто ты же столько мечтала и ждала... - задумчиво посмотрела Лариса. - А теперь с легкостью отказываешься оттого, что само приплыло в руки.
   - Я чувствую, что поступаю правильно, - пожала плечами. - Никогда не могла этого объяснить.
   - Дело твое... - шумно вздохнула моя брюнетистая совесть и до конца пути предпочла отмалчиваться, уставившись в окно.
   Когда настала пора выходить, и голос из динамика оповестил о нужной остановке, я потянула задумчивуюЛариску за руку со словами:
   - Пойдем, а то уедешь обратно в универ раньше времени.
   - Знаешь, - она словно очнулась от своих мыслей и серьезно посмотрела на меня, - иногда мне кажется, что ты чужая этому миру. Слишком иррациональна, слишком нетипична...
   Я вздрогнула на слове "чужая" - Ларискины слова слишком тесно переплетались с предположениями папы - но предпочла обратить все в шутку:
   - Давай хоть перед пирожками без математики, а?
   - Везет некоторым, бабушки их студентов за доброту отплачивают выпечкой... - горестно вздохнула Лариска с таким видом, словно сидит на строжайшей диете с минимумом потребления калорий в день. Ну да, это Лариска-то, спортсменка и комсомолка!
   - Пошли вместе: скажу Семенову, что это вознаграждение за сорванное свидание, - приветливо улыбнулась я, но Лариска снова нахмурилась:
   - Этот Семенов на тебя гипнотически действует. Стоит ему позвонить - ты мчишься быстрее ветра, лишь бы Васеньке помочь. Не хочу я с ним знакомиться, вдруг это заразно.
   - Лари-и-ска... а я, кажется, поняла! - взглянув на подругу загадочно, заставила ту нервно поежиться. - Тебе просто нравится Димка, и ты не представляешь, как с этим мальчиком-зайчиком можно отказаться от свидания!
   Лариска покраснела. Неужели я оказалась права? И оправдывается совсем как застигнутый на горяченьком детсадовец:
   - Вот еще! Удумала тоже...И ничего он мне не нравится!
   - Нравится-нравится! - передразнила ее я. - Ты просто боишься мне об этом сказать, потому что пригласил Димка меня, - и показала язык, чтобы слова не воспринимались буквально, а оттого жестоко. Ну а что, я вполне могла допустить мысль о тайной симпатии своей почти брутальной подружки к Димке: он обходителен, вежлив, немного застенчив, правда, но совместные походы в буфет это дело почти исправили. Да и на внешность он довольно симпатичный малый: сероглазый, почти медноволосый, да еще и спортсмен - ходит в секцию по волейболу. О, кажется, я только что догадалась о причине столь трепетной защиты Лариской Димкиной чести. Она же тоже волейболистка у нас... вот где могли познакомиться.
   - Пошли уже, - отмахнулась Лариска, понимая, что задорное настроение из меня так просто не выбить. - Где там твой Семенов обитает?
   - Туточки он, туточки, - улыбнулась я, - в соседнем дворе, девица, чай, не ошибешься, крадучись!
   - Не паясничай, - скривилась подруга, - ты в задумчивом расположении духа нравишься мне гораздо больше.
   - А ты мне - в смущенном, - подмигнула я, напоминая о недавних выводах с Димкой.
   - Валька... - начала закипать подруга, но, на мое счастье, мы вошли в семеновский двор, о чем я поспешила предупредить Ларису:
   - А вот и пункт назначения! Можешь сдавать вахту спокойно и без камня на душе - баба Нина с меня точно глаз не спустит, пока я внучку помогаю.
   - Нет уж, - на удивление серьезно ответила Лариска. - Сказала, провожу, значит, до подъезда, - в подтверждении своих слов она задрала кулак и кивнула, мол, если что, еще и в бой ринется.
   Скептически взлетевшая бровь была ей ответом.
   - Ничего, переживешь. Зато я за тебя буду спокойна.
   - Ларис, ты не заболела? Что-то ты мне сегодня не нравишься, - искренне признался объект повышенной заботы.
   - Не знаю, - честно ответила подруга, нахмуренно глянув из-под бровей. - Предчувствие у меня плохое. Сама понимаешь - воронки двух не затянут.
   - Это-то да... - задумчиво отозвалась я. - Ладно, вот его подъезд, - мы и правда к семеновской обители подобрались настолько близко, насколько могли. - Можешь к Димке идти.
   - Давай, до связи, - кивнула она и помахала на прощание рукой.
   Видимо, слова Лариски пророческими все-таки оказались...
   Дома в нашем микрорайоне свеженькие и симпатичные, поскольку застройка закончилась совсем недавно. Мы вообще в этом плане первопроходцы: именно на нас опробовали новую планировку квартир от городского архитектора, именно у нас ввели большую садово-парковую зону, запустили новый транспортный маршрут, включающий в себя троллейбусную и автобусную связь с центром города и удобными местами пересадки на протяжении почти всей дороги, за что мы были крайне благодарны мэру, именно благодаря нам, точнее, поддержанию тепла, газо- и энергоснабжения в наших домах, город обязан большому количеству новых рабочих мест, что, несомненно, жителям пошло только на пользу.
   Сами квартиры с высокими потолками, большими комнатами и крайне удобной планировкой. Светлые кухни, кладовки даже в однушках, в общем, все, что нужно молодым - и не только семьям. Конечно, цены на такие территории были соответствующие, но администрация в связи с тем, что жилье первичное, пошла навстречу с оплатой. Не помню, как мы с родителями на такую авантюру согласились и решили старую квартиру обменять, но факт остается фактом, и вот уже лет пять мы счастливо проживаем на новой территории. В связи с этим, иногда бывая у Семенова, я несколько отстраненно думала о том, как они, живя с одной бабушкой, смогли осилить такое бьющее по карману мероприятие, поскольку одной пенсии при неработающем внуке-школьнике явно не хватило. Обстановка у них, конечно, осталась вполне старинная, видно было, что стараниями баб Нины все делалось, и все же. Мэр подсуетился? Какое-нибудь общество по поддержке ветеранов? Впрочем, у меня к Семенову были строго определенные цели, поэтому вопросы, связанные с его местом обитания, исчезали почти также быстро, как и появлялись.
   Одна только беда была у наших домов: лифты ломались периодически. Не может абсолютно во всем повезти. Поэтому нет-нет, да приходилось обращаться в обслуживающие компании и вызывать лифтеров. Вот и сейчас, зайдя в подъезд и собираясь подняться на седьмой из девяти этажей, я с досадой обнаружила повешенную на двери подъемника бумажку с аккуратной надписью "ждем ремонтника". Тяжело вздохнув, обогнула неисправную кабину и стала подниматься. Лестницы, надо сказать, у нас в домах тоже красивые. Причем рисунок кованых стоек перил не повторялся, по крайней мере, подъезд Семенова точно этим отличался от моего. Помнится, те немногие разы, что выдались на знакомство с внутренним убранством подъезда, натолкнули именно на эту мысль. Настроение ко второму этажу стало стремительно подниматься. А потом с улицы послышался испуганный крик Лариски. Позабыв обо всем на свете, я бросилась по лестнице вниз.
   ...Онастояла и с ужасом смотрела на приближающуюся к ней воронку. Бледное обескровленное лицо, животный страх, застывший в глазах, и чудовищное желание не умирать вот так, во цвете лет, настолько сильное, что я словно чувствовала распустившиеся вокруг Лариски нити, пытающиеся соединить ее с миром и не отпустить в неизвестность. Как же так? Лариска? Да не может такого быть! Она же умница, активистка и вообще красавица, у нее вон, сколько талантов, не то что у меня. И спортсменка, и помощница в деканате. Мама у нее с бабушкой - нельзя их бросать, не переживут! Она же их единственный луч надежды. Когда внутри загорелась мрачная решимость, я вышла из тени подъезда и уверенно направилась к подруге.
   - Нет! - снова закричала Лариска, когда поняла, что я собираюсь делать. Умница, не зря свой хлеб получает в университете. Расчет у меня был простой.
   В зону отчуждения моя коротковолоска еще не попала, а значит, шанс спасти ее незначительный, но оставался. Этим-то я и воспользовалась.
   - Еще шаг - и я клянусь, я тебя найду и сниму скальп, Валька! - где-то сбоку верещала подруга, но я продолжала приближать встречу с воронкой. Где-то глубоко внутри сияла уверенность в том, что я все делаю правильно. Опять интуиция делала немыслимые подсказки, от которых меня, наверное, бросило бы в дрожь, не верь я настолько сильно внутреннему чутью. Что-то правильное было в том, что я собиралась делать. Что-то такое, на что стоило решиться.
   Нет, Лариска туда не попадет, я не позволю этому случиться. Кто тогда за Димкой присматривать будет? Я не могу никому, кроме нее, это дело доверить! Собственно, доверие - это та самая хрупкая вещь, которая только по отношению к подруге и появилась.
   - Смотри-ка, самоубийца нарисовалась, - послышался откуда-то сбоку насмешливый подростковый говор.
   - Да это шоу "Розыгрыш", не иначе, - вторил ему еще один.
   - Снимайте на мобилки, - криво усмехнулась я, точно зная, что два ошалевших парня точно меня услышат. - Станете звездами рутьюба!
   - И правда, самоубийца... - внезапно согласился с первым товарищем тот голос, что ратовал за телевизионную передачу. А я переключила внимание на воронку, отрешившись от всего остального: вопившей неподалеку Лариски, потихоньку собиравшихся зрителей, от мира, в котором мне посчастливилось родиться. Ну что же, моя хорошая, иди ко мне, хочешь?
   С виду воронка напоминала обычный маленький торнадо. Ну как - обычный. Такой, какие в новостях показывают по телевизору. И закручивалась быстро, и зона отчуждения была видна - она отстояла от основного телав радиусе трех метров и была чуть менее насыщенного цвета за счет, видимо, не такой большой плотности. Вверх от земли поднималась на добрых два метра. Сейчас воронка замерла почти посередине расстояния, разделяющего нас с Лариской, но я быстро его сокращала, приближаясь. Когда же до опасной черты оставалось чуть менее метра, я почувствовала, что воронка, на этот раз, стала примеряться ко мне.
   Мне даже чудилось в спонтанных движениях инородного пространства что-то оценивающее, словно там, внутри - а там точно кто-то был, я почти уверилась - пытались рассудить и понять, достойна ли я оказанной чести. Ну да, подумалось с мрачной решимостью, такая особенная миссия - оказаться вдали от собственного мира, для которой еще и надо рожей выйти. Но тут воронка снова дрогнула и медленно повернулась - если это вообще можно так назвать - ко мне. Лариска закричала и бросилась наперерез, но я уже оказалась в зоне отчуждения. Еще немного, и меня унесет из привычного мира.
   По ее щекам текли слезы. Я ободряюще улыбнулась и смешно сморщила носик. Лариска поняла все по выражению лица и разозлилась - опять за меня все решила чертова интуиция! Она кричала и кричала, но я уже не вслушивалась: в голове появилась мысль, которую очень хотелось проверить перед тем, как исчезну. Интересно, здесь вообще мобильные ловят?
   Сквозь небольшие завывания приближающейся сердцевины достала телефон и проверила наличие сети. Надо же, работает. Какая-то дурацкая замедленная съемка, честное слово. Но я быстро включила сотовый и отыскала в последних вызовах номер Димки.
   - Да? Валя, что-то случилось? - ответил парень спустя некоторое время. Тоже с пары сбежал, с грустной улыбкой подумала я.
   - Дим, ты меня прости... - тихо проговорила, пытаясь подобрать нужные слова. - Но у нас, кажется, сегодня не выйдет встречи.
   - Почему? - упавшим голосом с того конца ответили мне.
   - Тут, знаешь, такое дело... - и я поняла, что даже объяснить толком не могу, что происходит, просто не хочу его лишний раз беспокоить. Это потом они с Лариской вместе построят свою версию событий, потом вместе, возможно, переживут горе, но это будет потом, когда я уже не смогу увидеть. - Просто пообещай, что позаботишься о Ларисе, ладно? Она у меня такая плакса... - снова посмотрела на подругу, которая исчерпала лимит ругательств и теперь стояла, прижав руку ко рту, и душила подступающие к горлу рыдания.
   - Валь, что случилось? - я ощущала зарождающуюся в голосе Димки панику. - Ты сейчас где... - и связь оборвалась, так и не успев сообщить до конца, о чем именно хотел узнать парень.
   Я отняла телефон от уха и в последний раз посмотрела на красное лицо Лариски. Приподняла уголки губ, пытаясь хоть как-то приободрить. Отметила, что вокруг нее уже собирается приличная толпа, а те двое мальчишек, что совещались по поводу моей умственной деятельности, старательно на оба телефона фиксируют действительность. А потом изображение пошло рябью, слышимость исчезла вовсе. Последним, что я успела заметить, была схватившаяся за сердце подруга. Потом наступила темнота.
  
  
   Глава 2.
  
   Северные Пределы, целительский корпус Академии Познаний
  
   - Ну, горемычная, долго немощную-то изображать будешь?
   Вот это голос! Вот это, я понимаю, командный тон! Да тут покойник поневоле проснется, ей-Богу. Только открывать глаза так не хочется, вот совсем... Однако, наверное, не зря меня пытаются добудиться, да? Эх, будь у меня такой голос, проблемы с Семеновым даже не стояло бы... И не знала бы я вообще, кто такой Семенов. И к Димке бы на свидание ушла... А кто, собственно, такой Семенов? И кто такая я?
   Открывшиеся миру глаза обозрели светло-зеленый, травянистого цвета потолок, по которому, на радость моему еще не пришедшему в себя организму, вились тоненькие растительные веточки, удивительно гармонично смотрящиеся на фоне бесконечной зелени. Присмотревшись, поняла, что веточки-лианы почти незаметно цепляются за установленные в потолке крючочки, а на самом деле создается ощущение, словно мир перевернулся вверх тормашками, и эти отростки, очень напоминающие дикий виноград, самовольно избрали путь своего развития поверху. Тоненькие стволики по оттенку были чуть темнее листиков-звездочек, и на потолке образовывалась своего рода сеточка, скрывающая его почти полностью, так что цвет травы, принадлежавший поверхности с крючочками, почти целиком терялся среди раскинувшейся тоненькой растительности.
   - Горемычная, ты чего там застыла? - снова пророкотал голос, отражаясь многократным эхо от стен того места, где я оказалась, и внимание с потолка переключилось на все остальные окружающие меня предметы. И не только...
   Наверное, это можно было считать чем-то вроде палаты. По крайней мере, аскетичность жилища налицо и очень сильно напоминала наши больничные учреждения. Цветовая гамма, конечно, совсем не походила на белые комнаты, что приняты в наших больницах, но вот все остальное - очень даже. Справа просторное окно до пола, огороженное светлыми, почти прозрачными занавесками песочного цвета, стул с забавными витыми ножками, находящийся рядышком с моей койкой; по центру стены, противоположной той, у которой лежала я, одиноко стоящий небольшой шкафчик, призванный, похоже, быть хранителем одежды... и огромное гусеничнообразное нечто, расположившееся на мощной табуретке у двери и являвшееся, по всей видимости, источником того самого голоса, что вывел меня из забытья. Тело сковало оцепенение: я испугалась открывшейся картины единственного живого существа в палате, кроме меня. У него была кожа странного землистого оттенка; крупные, я бы даже сказала, огромные черты лица, если судить по сильно выступающему носу-груше, и широкие, напоминающие лопухи, уши, в которых было проколото не менее десятка дырок с торчащими из них, по всей видимости, сережками, хотя я с большой натяжкой могла назвать украшениями разнообразные кольца и туннели, сделанные, похоже, из костей или близкого к ним материала.
   Я резко села на постели, чем привлекла внимание существа: его черные глазки-бусинки из-под повязанной на манер нашей банданы ткани с любопытством уставились на меня, похоже, ожидая дальнейших действий. От общей складкообразной массы отделились два отростка, напоминающие руки, крупные пальцы-сосиски которых скрестились, основания морщинистых ладоней прижались друг к другу, затем вся эта инсталляция поднялась к подбородкообразному наросту на лице, где и остановилась. Я еще раз внимательно оглядела пока не делающее попыток приблизиться существо: круглое лицо с большим носом, уши, торчащие в стороны, скрывающая лоб тряпочка, завязанная сзади, большие темно-коричневые губы, сейчас скрытые прижатыми к ним ладонями... Тела было не видно, поскольку его гусеничная структура, расположившись на табуретке, очень сильно напоминала сдутый мячик для волейбола. Но вскоре возможность рассмотреть гостя в комнате представилась, ибо неизвестный субъект, видимо, вконец устав ожидать с моей стороны реакции, решил с места своего обитания все-таки подняться. Это-то и побудило меня последовать его примеру. Только я, в отличие от незнакомой материи, пулей вскочила с кровати и метнулась к окну. Просто реакция у меня такая: если чего-то начинаю бояться, то мозг отключается, и я принимаюсь действовать на одних инстинктах.
   Оказавшись рядом с распахнутой створкой и мельком взглянув вниз, обнаружила, что нахожусь на высоте третьего или четвертого этажа; испугалась еще больше, потому что переведенный на существо взгляд несколько расширил познания в неведомой анатомии. Гусенички, которые я приняла за почти однородное строение тела, теперь равномерно распределились по всему росту, являя мне грушеобразное существо метра под два ростом с большими руками и мощными ногами, которое пока стояло и молча взирало на место моей дислокации. Создалось ощущение, что подумывает оно о том, что я от страха собралась бросаться из окна. Нет, таких мыслей не возникло, но следующая фраза со стороны убедила в том, что первоначальное предположение было недалеко от истины:
   - Только без резких движений, девочка!
   При этом нечто выставило вперед руку, отчего многочисленные жировые складки - а именно их я сначала приняла за гусеничную структуру, хотя на самом-то деле они оказались расположены почти в тех же местах, что и у наших, страдающих очень большой степенью целлюлита женщин, просто сидячее положение сгруппировало их в "гусеничку" - на руках и области внушительной груди, прикрытой, как и остальное тело, примерно до колен, мешковатой тканью, отдаленно напоминающей платье - бог мой, эта гора совершенно точно являлась женщиной! - заколыхались, а сам субъект попытался успокаивающе улыбнуться, только вот клыкастая пасть с желтыми нечищеными зубами произвела прямо противоположный эффект. Так, скорее всего, ведет себя маньяк перед тем, как начать разделывать жертву. Точно - этой дамочке только тесака в руках не хватало! Когда же она сделала шаг вперед в желании, видимо, остановить попытку суицида со стороны новоиспеченной пациентки, при этом загородив собой почти все пространство прохода между кроватью и стоящим напротив нее у стены шкафом, я поняла, что так больше продолжаться не может. Именно с этими мыслями я и решилась на побег.
   Успев оценить примерную скорость движений "сиделки", я подорвалась от окна и, прыгнув на кровать, рванула - да, она была открытой! - к двери. Существо за несколько мгновений моих метаний успело лишь развернуться и предостерегающе зарычать, однако меня это, естественно, не остановило. Выскочив из палаты и на бегу отмечая открывающийся за ее пределами широкий коридор в обе стороны, я наугад метнулась налево. Позади набирал обороты рык преследовательницы. Но куда ей было до меня. Пусть я и не отличалась в физкультуре особыми заслугами, но лишними килограммами, в отличие от нее, точно не страдала, поэтому преимущество было точно на моей стороне. А с повышенной массой тела, поди, не так легко управляться, а уж в ее случае совершенно точно. Преимущество, однако же, было не на моей стороне. Точнее, было-то оно, было, но недолго. Потому что метров через пять после начала моего бега дорогу мне загородило еще одно монстроподобное существо. Точнее, мужской вариант моей знакомой.
   Почему мужской - несмотря на грузность, как и у "сиделки", тела, не отметить привычный - хоть что-то привычное - более широкий по сравнению с торсом разворот плеч я не могла. Ну и одежда, в отличие от женской, пусть и такой же мешковатой и простой оказалась, все-таки походила больше не на платье, а на штаны с рубахой. Бандана на голове тоже присутствовала, а вот серег было значительно меньше, чем у женского варианта страшилища. Как и зубов, а точнее, того, что лишь отдаленно зубы напоминало. И вот это щербатое нечто, уперев до кучи свои огромные ручищи в бока и окончательно посылая душу в пятки, оскалилось на меня в попытке, кажется, разделаться, едва услышало сзади рев собрата. Точнее...как вообще это "со" в женском варианте назвать?! Короче, я впечатлилась и прониклась представшей глазам картине как раз в тот момент, когда сзади раздался предупредительный рык, граничащий с воем:
   - Марик, стой! Марик, нет!
   Марик?! Это вот это вот нечто - и Марик?! Ну, что могу сказать, шикарная у его мамы была фантазия! Я бы меньше, чем Годзиллой, не назвала. Так вот, этот самый Марик, услышав предупреждение, завис, продолжая сверлить меня недобрым взглядом, а я как раз на полной скорости в него впечаталась. Не успела остановиться, хотя внутри от одного его вида все замерло, и теперь ощущала, как те самые огромные ручищи, которые он поначалу упирал в свои внушительные бока, потихоньку оборачиваются вокруг меня. Да, надо сказать, что по сравнению с моей знакомой Марик оказался выше еще где-то на голову. То есть, чтобы увидеть его выражение лица теперь, мне пришлось задирать свою черепушку достаточно высоко. И ярость в глазах чудища отнюдь не казалась сейчас обнадеживающим фактом...
   - Марик, не тронь ее! - снова прозвучало угрожающе откуда-то позади, и я попыталась хоть немного извернуться, чтобы посмотреть, как ведет себя "сиделка". Она выглядела крайне обеспокоенно: запыхавшись от быстрого шага - видимо, торопилась к Марику - и опиралась изящной "ручкой" на одну из стен коридора, вперив в моего держателя предостерегающий взгляд. Однако, похоже, на Годзиллу это не подействовало вообще, потому что его любовное объятие начало потихоньку сжиматься, а я почувствовала, что еще немного - и перестанет хватать воздуха в груди. Я снова перевела на него взгляд и только тут заметила некоторое сходство с охранявшей меня большой женщиной, заодно понимая, кому именно Марик обязан своим наиблагозвучнейшим именем. Шикарно. Просто чудесно. А на могиле моей, возможно, напишут "героически погибла в семейных годзилльих разборках". Потому что малец воспринял меня, похоже, не иначе как причину повышенного волнения со стороны старшего поколения...
   Тем временем охвативший меня кошмар, точнее, его руки, продолжал сближать и так достаточно тесное знакомство. В ужасе округлив глаза, я смотрела в его маленькие черные бусинки, и в мозгу билась одна-единственная мысль: "Не тронь! Не навреди! Не убивай меня, я так хочу жить!" Не знаю, что именно произошло дальше, но в ответном взгляде скользнуло какое-то чувство, а в следующую минуту сознание меня покинуло.
   Когда очнулась, не могла понять, что происходит. Сознание металось, отказываясь нормально функционировать, в руках чувствовалась непривычная тяжесть, а все ощущения от тела были совершенно незнакомыми. Пропала легкость, вместо нее появилась странная грузность, дыхание стало тяжелым, с одышкой, в голове шумело. Открыла глаза и обомлела, глянув вниз, на руки: я удерживала собственное бесчувственное тело! Мои руки при этом были землистого цвета, того же самого, что у моей первой провожатой и Марика, соответственно. И руки эти ну очень напоминали те самые почти клешни, что держали меня изначально! Мамочка! Мамочка дорогая, это что же получается - я у Марика в голове? У этой Годзиллы на ножках?
   Перевела потрясенный взгляд со своих "рук" на новоиспеченную "родственницу", но та лишь вопросительно взирала в ответ:
   - Марик?
   Видимо, выражение панического страха на лице сына было нетипичным, поэтому она с сомнением сделала шаг вперед, как раз тогда, когда я, снова переведя взгляд на свое обмякшее тело, горестно простонала:
   - Помогите...
   Правда, в исполнении голосовых связок Марика это вышло совсем не так, и коридор огласил басовитый рык чудовища, но этого хватило, чтобы мамаша смекнула, что дело нечисто, и с подозрением уставилась на меня:
   - Ты ведь не Марик, верно?
   Я только обреченно кивнула в ответ, и теперь уже второй рык - не менее горестный и обреченный - раздался с другой стороны. Я смотрела в печальное лицо своей "сиделки" и совершенно не понимала, как сделать так, чтобы все вернулось на свои места. А вот то, что случилось дальше, я запомнила урывками.
   На лице - если его вообще так можно назвать - страшилы появилось выражение облегчения, а в следующее мгновение она снова проревела на весь коридор:
   - Арегван, помоги!
   Я, ничего не понимающая, стала оглядываться, но никого не заметила, а потом откуда-то снизу почувствовала прикосновение к обнаженной коже руки. Устремив туда взгляд, натолкнулась на темную макушку, а потом эта макушка исчезла, сменившись лицом, на котором сияли огненные глаза. Именно такие - огненные, настолько неестественным казался цвет. Рядом находился мужчина, который сейчас напряженно взирал на меня. И без того тонкие губы были сжаты в плотную линию, дуги темных бровей почти сошлись на переносице, взгляд блуждал по моему лицу.
   - Помогите... - почти шепотом повторила я, и на мгновение на лице незнакомца промелькнуло удивление, а потом он жестом подозвал меня к себе. Он был намного ниже того чудища, в котором я сейчас находилась, но, несмотря на это, казался мне достаточно высоким для человека. Послушавшись, я наклонилась ближе к его лицу, и в следующее мгновение у меня на висках очутились горячие ладони. Темноволосый незнакомец пристально посмотрел мне в глаза, и я поняла, что снова начинаю терять сознание. Наверное, даже закричала бы "почему", уверенная в том, что он решил довести начатое Мариком и этой его мамашей-страшилой дело до конца, если бы не видела на последних секундах перед наступившей тьмой, как, освобождаясь от тела Марика, брюнет подхватывает на руки мою бесчувственную оболочку...
  
   Видимо, просыпаться под рокот ставшего знакомым говора мне теперь суждено судьбой. Сознание возвратилось в третий раз как раз во время разговора недавней страшилы с еще одним, незнакомым, но вполне приятным голосом. Походил он на звон колокольчика - такой же высокий и мелодичный оказался - и я сразу для себя решила, что не может обладатель такого прекрасного тембра - точнее, обладательница - быть кем-то страшным, кем-то вроде, например, двух уже виденных мною Годзилл. Поэтому для себя я сразу окрестила вторую даму Прекрасной.
   - Намучается с ней Златоглазый, ох, намучается, - тем временем, устало вещала женщина-гора. - Стихийная у нее сила, неуправляемая. Ты бы видела эту девчонку в деле: почти не моргая, в сознание Марика проникла! В Марика, в Марика моего, у которого, как и у всех нас, врожденная невосприимчивость к воздействию!
   - Зря ты так пугаешься, Дусира, - заметила Прекрасная Дама. - Сейчас же разобрался? - она немного помедлила, словно ожидала от моей тюремной сиделки какого-нибудь подтверждения, а получив его, уверенно продолжила: - Значит, и впредь сможет. Ты же знаешь Арегвана: он сильный менталист.
   - Да ты бы видела, каким он уходил после того, как эту, - видимо, далее следовал кивок в мою сторону, - из Марика моего вытащил! И куда, - со значением добавила известная мне теперь Дусира.
   - И куда же? - насмешливо поинтересовалась привыкшая, видимо, к подобному тону беседы Дама.
   - Да к гномам он пошел, к гномам, Ифиэль! А ведь ему улетать скоро в человеческие Пределы! - воскликнула раскатисто Дусира. Будет Дусей, твердо решила я. - Не иначе, из-за настойки рыжих навестить решил: иссушила она Златоглазого нашего, досуха выпила! - с затаенным страхом в голосе прошептала Дусира. Ну да, прошептала - это, конечно, в ее понимании, я-то услышала, само собой, почти змеиное шипение где-то над ухом, хотя больше чем уверена, что женщина-гора сейчас все на той же табуреточке у двери восседала. Почему так решила? Да под ее габариты никакая другая мебель не подходила, если, конечно, за время моего отсутствия тут не успели соорудить целый контрольно-пропускной пункт по охране особо одаренных...кстати, кого?
   - Ну а чего же ты хотела от неконтролируемой силы? - удивилась Ифиэль. - Сама-то, когда целительные способности в себе открыла, чай, не только себя лечить принялась, а? - по тону Прекрасной Дамы было слышно, что та улыбается. - Вот и здесь тот же случай: девочка только очнулась, тут ты, стресс, потом Марик твой сразу, потом и Арегван еще до кучи появился. Вот и получилось то, что получилось. А как обучится да поднатаскается, так сразу и ей легче станет, и мы поводов для переживаний не узнаем больше. Кстати, - тень промелькнула в светлом голоске, - долго ей еще спать?
   - Да она нас уже прилично слушает, - со смешком отозвалась Дусира. - Не пора ли прекращать притворяться, девка? Давай знакомиться, что ли? Тебя звать-то как, горемычная?
   - Я не горемычная, - не открывая глаз, раздраженно фыркнула я прежде, чем подумать, потому что это прозвище, в третий раз произнесенное Дусирой, надо сказать, начало меня откровенно бесить. - Валентина я.
   Но, то ли сказала нечетко, то ли уши эта огромная женщина мыла крайне редко, в ответ на мою реплику я услышала примерно следующее:
   - Ва-лен-ти-я? - неверящие интонации в голосе заставили меня даже открыть глаза. Как и в первый раз, я невольно вздрогнула, взглянув на существо, хотя внешнему проявлению страха предпочитала сначала все хорошенько обдумать. Да и не сделали со мной до нынешнего момента ничего плохого, может, и не собираются.
   Видимо, Дусире надоела моя реакция на нее, потому что в следующее мгновение она нетерпеливо воскликнула:
   - Что ты шарахаешься от меня, как будто я прокаженная или заразная какая? Что ты, троллей, что ли, не видела никогда?
   У меня даже рот от удивления приоткрылся:
   - Нет...только в фэнтези про вас читала.
   - Где? - не поняла троллемама, и я решила пояснить:
   - В книжках, которые сочиняют люди.
   - Люди - самое низшее и ужасное, что вообще может быть в этой дурацкой жизни! - фыркнула тетя Дуся. - Да и ты не совсем человек, раз магичить можешь, так что не заливай, девка!
   - Не девка я! - зло ответила ей я. - На себя сначала посмотрите!
   - Против что-то имеешь? - оскалилась женщина с целлюлитом.
   - Мне кажется, еще немного - и вы подеретесь, - вступил в диалог доселе молчаливый участник. Вступила, точнее. Ифиэль стояла у окна, опираясь плечом на одну из ставней, и, пользуясь тем, что я занята препираниями с Дусирой, с любопытством разглядывала меня. Как я и думала, обладатель такого прекрасного голоса не мог оказаться непривлекательным внешне: стройная, как тростиночка, даже немножко худая, в голубом струящемся платье, удивительно сочетающемся с цветом ее немного грустных глаз, со странным оттенком волос, мне напоминающим какой-то из вариаций серо-голубого, и надетыми до самого локтя перчатками, цвет которых почти совпадал с цветом наряда. Ярким пятном во всем облике девушки были, пожалуй, только губы, которые улыбались, поскольку сама Ифиэль смотрела добро и ласково. Еще раз оглядев ее, я, поначалу полагая, что передо мной стоит чистокровный человек, заметила небольшую странность: острые ушки. Губы сложились в букву "о", на лице, очевидно, что-то отразилось, потому что девушка вопросительно взглянула:
   - Что?
   Я только молча провела по закругленным кончикам своих ушей. Ифиэль повторила мое движение, поняла невысказанный вопрос и только с улыбкой ответила:
   - Ты еще способна удивляться после того, как увидела двух троллей? - ее насмешливо изогнутая бровь и приподнятый уголок рта лучше всяких слов говорили о том, что девушка от души веселится. - Эльфийка я.
   - До чего ж странная она! - пророкотала женщина-тролль, и я вздрогнула от неожиданности снова.
   - Это потому, что ты оцениваешь ее с позиций нашего мира, Дусира, - примирительно заметила Ифиэль. - А мы ведь даже не поинтересовались, откуда девочка прибыла, - кажется, я опять что-то изобразила мимикой, потому что, осекшись, "эльфийка" замолчала, немного поразмыслив, потом продолжила: - Ну, может, восполним пробелы в знаниях? Ты же видишь, даже несмотря на то, что без разрешения побывала у Марика в сознании, тебе никто ничего не сделал. И, поверь мне, не собирается. Давай ты сейчас расскажешь, что происходило до того, как очнулась и увидела Дусиру, а мы потом поведаем тебе свою версию развития событий.
   Я кивнула. Попыталась сесть. Волосы больно потянули назад. Оглянулась, чтобы разобраться в причине, мешающей подняться, и обомлела: мои обычно аккуратно спускающиеся до лопаток прядки теперь были повсюду! Я даже ахнула потрясенно, и Ифиэль поинтересовалась:
   - Что-то не так?
   - Волосы, - только и смогла выдохнуть я. - Волосы были короткими...
   - Мы тебя уже нашли такой, - нахмурилась эльфийка. - Значит, начались изменения...
   - Изменения? - не поняла я и оттого испугалась: не понравилось мне выражение лица "девочки с голубыми волосами".
   - Не переживай, - светлое лицо вновь озарила улыбка. - И лучше рассказывай!
   За те два часа, что ушло на посвящение собравшихся дам в примерную атмосферу Земли, меня успели кое-как освободить от плена кровати, после чего Ифиэль принялась воевать с новоприобретенными волосами. Попутно задавая вопросы, если что-то было непонятно, она аккуратно расчесывала длинные пряди, после чего заплела их в косу и уложила в подобие ракушки сзади. Оглядев с улыбкой результат работ, уверила, что в ближайшие сутки я могу быть спокойна и не должна ни за что цепляться. Потом Дусира покинула палату, возвратившись с дымящейся тарелкой в руках, которую поставила сначала на свою табуретку, после чего, снова выйдя из палаты, возвратилась, в одной руке держа средних размеров похожий на деревянный столик, в другой, очевидно, подходящий к нему стул.
   - Что опять не так? - увидев выражение полного недоумения на моем лице, хмуро отозвалась она.
   - Ну, может, вам помочь надо, - пояснила я, наблюдая, правда, как без особого труда размещается новая мебель на свободном пространстве рядом с окном. В общем, впечатления того, что работать Дусире приходилось с трудом, явно не возникало, что и подтвердила женщина-тролль спустя некоторое время, посвященное обдумыванию ответа на мой вопрос:
   - Девочка, для расширения твоего скудного кругозора должна заметить, что, несмотря на открытый во мне когда-то дар целителя, я все еще остаюсь троллем. А тролли заточены под обслугу, чего ты, конечно, пока еще не знаешь - но это состояние продлится недолго. Есть будешь здесь, - указывая толстым пальцем на обеденное место, сообщила она, после чего забрала тарелку с табуретки и поставила на новенький стол. - Что-то непонятно? Если я сказала - есть, значит, ты встаешь и идешь к столу! - с видом заправского доктора закончила она.
   Спорить я не решилась. Ифиэль смотрела на все это с неизменной улыбкой, не пытаясь вступать в полемику с Дусирой, а если я бросала взгляды, молящие о помощи, только тихонечко качала головой, объясняя, что тролль находится в своей стихии, и пытаться вставить слово поперек, мягко говоря, не стоит. Тяжело вздыхая, я каждый раз мирилась с таким положением вещей, успев попробовать и кашеобразное нечто, на вкус оказавшееся чем-то вроде сваренных вместе пшена и кукурузы и мне очень понравившимся, и ромашковый отвар, который тут, похоже, использовали вместо чая. В общем, накормили меня от души, и постепенно напряжение, накопившееся со времени моего первого пробуждения, начало отпускать. Ифиэль, похоже, являлась хорошим психологом, поскольку, стоило мне успокоиться окончательно, она удовлетворенно посмотрела на меня и проговорила:
   - Прежде чем мы начнем рассказ о том месте, в котором ты оказалась, может быть, у тебя самой есть какие-нибудь вопросы?
   Я посмотрела на нее, перевела взгляд на Дусиру - уже благодарный, от которого троллемама отмахнулась - мол, чего уж там, работа у меня такая. Полный желудок притупил чувство страха окончательно, и я задала вопрос, вспыхнувший в голове сразу же, как впервые услышала звук инородных голосов:
   - Почему я вас понимаю?
   Дусира почти натурально хрюкнула, Ифиэль закатила глаза. Я непонимающе смотрела то на одну, то на вторую участницу немого, похоже, диалога. Чуть позже, набравшись смелости, которую, опять же, подстегивал наполненный желудок, я поинтересовалась:
   - А что, я что-то не то спросила, да?
   - Да нет, - хмыкнула, показав, видимо, в подобии улыбки дружественный оскал Дусира. - Просто это одна из причин, по которой на первое знакомство с тобой отправили именно женщин.
   - И только за это я готова убить Эрика, причем сделать это с особой жестокостью, - тяжело вздохнула Ифа. Но образ серийной убийцы с бензопилой наперевес никак не хотел откладываться в голове, а потому я, отгоняя совсем ненужные сейчас мысли, полюбопытствовала:
   - А почему такое решение? - кто такой Эрик, я решила поинтересоваться потом. Да и имя, похожее на земное, надо сказать, особого интереса не вызвало.
   - Потому что мужчины, - ответила женщина-тролль так, словно это должно было объяснить присутствие в комнате именно дамского коллектива.
   Но меня такой ответ не устроил. Ифиэль, видимо, поняв это, покаянно вздохнула и пояснила:
   - Эрик подумал, что ты устроишь истерику из-за того, что очутилась в неизвестном месте, а потому отправил нас с Дусирой в качестве моральной поддержки.
   - Это было весьма дальновидно с его стороны, особенно учитывая то, что я троллей в глаза никогда не видела, - с иронией заметила я. - И вот как раз один вид Дусиры-то у меня и вызвал состояние истерики. Только она обычно без лишних звуков проходит.
   - Так кто же знал-то, что ты окажешься с самых окраин веера! - воскликнула вышеназванная дама, призванная первоначально ввести меня в начальное состояние гармонии с окружающим миром.
   - Что правда, то правда, - подтвердила ее слова Ифа. - Мы и представить не могли, что однажды из портала к нам заявится дитя немагического мира.
   - И чем именно я должна объяснить возможность вас понимать? - вернула я обеих к изначальной теме. - Тем, что я, как вы выразились, с самых окраин?
   Ифиэль тяжело вздохнула:
   - Нет, я все-таки сниму перчатки и приголублю Эрика - не иначе...
   - Да что происходит-то? - не выдержала я.
   - Ты не удивилась новости о наличии, по крайней мере, еще одного мира, помимо твоего собственного, - справедливо заметила Дусира. - Для порождения антимагии ты на удивление спокойно воспринимаешь эту новость.
   - Если учесть, что, по-хорошему, в своем мире я для всех погибла, к чему, в общем-то, постаралась привыкнуть, пока находилась в воронке, то меня рядом с вами вообще быть не должно, - возразила я.
   - Тоже верно, - согласилась Дусира, бросив взгляд в сторону Ифиэль, которая, молчаливо созерцая наш небольшой диалог, похоже, окончательно уверилась в том, что экскурс в основополагающие понятия, похоже, все же придется начинать ей.
   - Прежде всего, я хотела бы сказать, что то, что ты называешь воронками, на самом деле является не чем иным, как порталами в другие, параллельные - или не очень - твоему миру измерения. Всю совокупность миров мы именуем веером, спиралью, бесконечной пружиной - называй, как хочешь, в нашем измерении известны еще около сотни подобных нам, наполненных магией в разной степени. Те миры, что более-менее повторяют структуру друг друга, обычно находятся в связке, различаясь лишь незначительными деталями, и в некоторых своих частях могут соприкасаться, вызывая...
   - Нестабильности, - кажется, начала понимать ее мысль я.
   - Именно, - кивнула Ифиэль. - Но есть и миры, совершенно отличающиеся по своей структуре и расположению. Кстати, посланец одного из таких миров очутился у нас около года назад. И к помощи воронки он при этом не прибегал.
   - Как это? - усвоенная истина о перемещениях путем порталов только-только успела отложиться в голове, как ее уже поспешили опровергнуть.
   - А вот так, - усмехнулась Ифа. - У них магия выражается в том, что любой житель мира, что-то представив в своей голове, тут же материализует желание.
   - Мир Воплощений - так мы его назвали, - поддакнула Дусира.
   - И вот один из его обитателей взял и представил себе мир, кишащий драконами, эльфами и магами. Угадай, куда он попал? - испытующе глянула она на меня.
   - А почему именно в ваш мир, а не в, скажем, какой-то из его вариаций?
   - Да кто ж его знает-то, - пожала плечами на этот раз Дусира. - Мог дополнительное условие наложить. Суть-то не в этом, горемычная...
   - Суть в том, что, однажды возникнув из воздуха, он так и остался у нас, при этом не понимая ни слова из произносимой нами речи. Переход в иной мир, не задействующий тело портала - это нонсенс в истории магии, девочка! - воскликнула Ифиэль.
   - Так, значит, понимание языка как-то связано с прохождением воронок? - услышала я необходимое условие собственного интереса.
   - Не совсем, - покачала головой Ифиэль. - Воронка ничего нового в твое сознание не вносит. Никаких дополнительных знаний во время нахождения в ней ты не получаешь. Все, что необходимо тебе для существования, уже находится в твоей голове. Переход в иной мир - это своего рода извращение над природой, милая, - грустно улыбнулась эльфийка, - поэтому в ответ на это насильственное действие был разработан так называемый защитный механизм естественного происхождения. Не мы его придумали, - словно предупреждая мой вопрос, заметила девушка, - это сделала сама природа, дорогая. Попадая в тело портала и запуская процесс приближения к новому миру, живое существо начинает постепенно совершенствоваться: задействуются те участки мозга, которые могут пригодиться в новом мире. В случае с нашим - способность понимать новый язык и, конечно, возможность использовать магию. Иначе рискуешь стать одним из жителей Южного Предела - простых смертных и постепенно сходящих с ума людей.
   - Почему они сходят с ума? - нахмурилась я, хотя внутренняя пружина начала постепенно расслабляться.
   - Магия, пронизывающая наш мир, губительно сказывается на простом сознании. И оно не в силах сопротивляться длительному воздействию пронизывающих мир ниточек силы. Поэтому люди и живут так недолго. Поэтому и умирают в мучениях.
   - Откуда же магия во мне? - непонимающе посмотрела я на эльфийку.
   - Подозреваю, что ты изначально, еще в своем мире, обладала каким-то нетипичным для обычного человека свойством. Тем более, с даром, который у тебя обнаружился здесь, в твоем родном измерении ты могла просто отличаться повышенной, например, интуицией, предчувствием надвигающейся беды или, что тоже было бы интересно, даром ясновидения. Любым проявлением взаимодействия разума и информации.
   - Я правильно понимаю, что интеллект отдельно взятого существа заточен под проживание в абсолютно любом мире? - а глаза медленно начали округляться.
   - Именно, - кивнула, расслабившись, Ифиэль. - Все живые существа по сути своей представляют единую информационную массу, видовые ограничения не несут большой нагрузки. Грубо говоря, дракон ты, демон или, например, эльф - ты в любом случае творение демиурга. Разные миры - разные площадки для испытаний. Такова уж натура наших творцов, мы никуда от нее не денемся. И любое свое начинание демиург желал бы видеть прижившимся. Именно поэтому всех, кто приходит к нам дорогой других миров, мы и привечаем в нашем мире. И твой случай ничем не отличается от предыдущего.
   - У нас есть мнение, что человеческий мозг используется только на три процента от полной мощности... - подтвердила я предположения эльфийки. - А что случилось с тем, кто пришел к вам не из воронки? - поинтересовалась я.
   - Обучили языку, грамоте, - с досадой плюнула Дусира. - Объяснили, что деткам не стоит мечтать по-взрослому. Теперь учится малец. Надеюсь, ты тоже оправдаешь наши ожидания, Валентия...
   - Не Валентия я, - замотала я головой. - Валентина! Ну, если вам так проще будет, Валя.
   - Ва-ля, - повторила за мной троллемама. - Странное имя, но на первых порах подойдет.
   - А как же сами воронки? - вспомнила я ситуацию собственного мира. - У нас пропадает по двадцать-тридцать человек в год с разных материков планеты! Это такое стихийное явление, а вы говорите - порталы...
   - Все верно, - согласилась Ифа. - У вас стихийное, у нас - ограниченное магией мира, обученное. Стихия, если так вообще можно выразиться, запирается в сосуд и вырывается только тогда, когда в ней возникает необходимость. Мы называем место, откуда прибывают пришельцы из других миров и куда иногда отправляются наши испытатели, залом перемещений. У нас, из-за наличия магии в мире, энергия воронок аккумулируется строго в определенных местах, откуда и появляются иномиряне. Зал перемещений находится на территории нашей Академии. Наш мир - более развитая часть веера, поэтому каждое существо в нем находится на своем месте. Нет лишних элементов. Есть недостающие звенья в цепи. Откуда, ты думаешь, берутся такие? Из внешних миров, в которых все не так гладко, как у нас. Ты же рассказывала о войнах и конфликтах - это значит, что ваш мир в гармонию еще не пришел.
   - Можно подумать, у нас кругом радужные цветы и розовые единороги, - хмыкнула Дусира, изобразив подобие улыбки.
   - Вот именно поэтому содержимое миров и тасуется. Определенные элементы замещаются новыми, сами при этом вытесняясь из привычной обстановки и отправляясь в путешествие по вееру. А уж само перемещение обеспечивают порталы. Только я бы никогда не подумала, что однажды воронка занесет нам тебя...
   - Почему? Потому что воронки не возникают на окраинах? - не поняла я. - Но ведь мы -яркое исключение из сложившихся правил.
   - Воронки - это инструмент богов, Валя, - впервые меня назвала по имени моя Прекрасная Дама. - И будут они возникать там, где удобно самим богам. Частые исчезновения из твоего, не наполненного магией мира, могут означать только одно: он сам стремится к гармонии, а ненужные элементы отправляет в иные места, в которых совершенно точно требуется их появление. Тебя не зря вынесло к нам, Валя. Ты зачем-то пригодилась миру, и вскоре он покажет, зачем именно.
   - Неужели в нашем мире так много лишнего, что от людей с легкостью избавляются? - предположила я с грустью.
   - Массовое исчезновение из немагического мира? Да еще с окраины веера? - задумчиво отозвалась Ифиэль. - Не думаю, что вы настолько бесполезны. Скорее, наоборот - отличаетесь чем-то, чем магия заведомо не обладает или не может наделить.
   - Чем же? - недоумевающе посмотрела я.
   - А вот в этом нам и предстоит разобраться, милая, - улыбнулась Ифиэль. - И прошедший педагогический совет выявил коллективное и огромное желание изучить твои возможности.
   Я непроизвольно поежилась после этих слов. Не хотелось чувствовать себя подопытной крысой в экспериментах неизвестных личностей, пусть и дружественно настроенных по отношению ко мне.
   - Будете резать? - сорвалось с языка прежде, чем я успела подумать над смыслом своих слов.
   - Что? - непонимающе посмотрела на меня эльфийка, потом, поняв, что именно я хочу сказать, звонко рассмеялась. - Валя, ну и воображение у тебя! Такого точно в Мире Пределов не сыскать.
   - Дурная ты, горемычная, - покачала головой Дусира, которая, видимо, в околонаучные рассуждения Ифы влезать не хотела. - Или думаешь, что кормили тебя на убой сразу, чтоб под ножом не трепыхалась? - похоже, в моих глазах она нашла отражение своего вопроса, потому что еще раз головой покачала:
   - И в кого ты зверьком таким уродилась, не пойму. Бить - не били, ну, подумаешь, Марик немножко поприжимал, так ведь ты ему за это отключкой полной ответила. Да Златоглазого еще приложила до кучи, чем тебя мужики-то так обидели...
   Мне стало совестно от своих действий, пусть моей вины в них и не было, если задуматься.
   - Мне, наверное, у Марика и этого... - начала я, но забыла, как обращаться к мужчине с огненными глазами.
   - Арегвана Златоглазого, - подсказала Ифа, и я кивнула с благодарностью:
   - Да...наверное, у них прощения попросить надо.
   - Арегван сейчас собирается к людям, Валя, - улыбнулась эльфийка. - Ему не до этого. И весь первый триместр будет отсутствовать. Но потом, поверь мне, у тебя появится хорошая возможность с ним объясниться, - лукаво добавила она и сжалилась, видя непонимание, смешанное с интересом. - Арегван - менталист и твой ведущий преподаватель, начиная с того времени, как прошел педагогический совет Академии.
   - А Марику ход на территорию закрыт, поскольку он учеником не является, - резко добавила Дусира, чего, надо сказать, я от нее совершенно не ожидала, особенно после душевного разговора, состоявшегося у нас с женщинами. По крайней мере, мне так показалось. - Да и не надо тебе с ним общаться, - словно по секрету делясь со мной наблюдениями, добавила уже гораздо спокойнее троллемама. - Приглянулась ты ему, пока в сознании хозяйничала. Говорит, нет у тебя дурных помыслов. Замуж хотел взять, когда обучение закончишь...не встречайся ты с ним, горемычная!
   - С чего вдруг такая нелюбовь, Дусира? - не поняла предостережений большой женщины Ифиэль.
   - Да ты посмотри на нее! - внезапно вскинулась тетя Дуся. - Волосы длиннющие - драконы друг друга за нее разорвут... Горемычная она, как есть - горемычная! Может, и нет в тебе дурных помыслов, девка, но только явилась ты не к добру в этот мир. Ты прости меня, что откровенно так отзываюсь при тебе, но по мне - так лучше сказать, как есть, чем за спиной шептаться, - тяжко вздохнула она.
   Я поднялась из-за стола, обогнула свою кровать и неспешно приблизилась к женщине-троллю.
   - Можно? - спросила осторожно, протянув руку к ее лицу и прося разрешения дотронуться.
   Дусира посмотрела на меня, затем на мою руку, после чего неуверенно кивнула, не произнеся ни слова. Я подняла ладонь выше, так, чтобы иметь возможность дотронуться до ее лица.
   - Я такая же теплокровная, как и вы, - тихо начала я, дотронувшись до удивительно-мягкой кожи женщины в районе не прикрытой банданой части лба. - Там, откуда я пришла, остались мои одинокие родители, и у них нет никого, кто хоть немного мог бы восполнить потерю. Я чувствую порвавшуюся между нами связь, и поверьте - благодаря этому я прекрасно представляю себе, что такое боль и что значит постоянное существование рядом с ней. Верю, что вы не просто так сказали то, о чем подумали. Но даю вам слово, что никаким осознанным поступком не совершу ничего такого, что могло бы принести боль другому живому существу. В моем мире слишком часто случались войны и конфликты. У нас могли убить человека просто потому, что он косо на кого-то посмотрел. Я усвоила ценность жизни. И никогда не сделаю ничего, что могло бы ей навредить.
   Дусира во время моего монолога, не отрываясь, смотрела на меня. То ли слова возымели свое действие, то ли чувствовала она намного глубже, чем казалось на первый взгляд, но грузная двухметровая женщина, едва я произнесла последние слова, поднялась на всю высоту своего роста и искренне обняла меня. Потом послышался смачный хлюп, идентифицировать который мне не удалось, поскольку почти сразу после этого женщина-тролль, пробормотав что-то типа "она в себя пришла - мне пора за работу приниматься", спешно удалилась из палаты.
   - За нее не волнуйся, - подошла ко мне Ифиэль. - С Дусирой случается, твое отношение она оценила по достоинству. Сегодня приходишь в себя, завтра я отведу тебя к Эрику. Выспись, как следует - силы для разговора с ним пригодятся, - добавила она, улыбнувшись. - Остались ли у тебя вопросы, которые не требуют обширного ответа? - приподняла бровь эльфийка. - Потому что я всерьез собираюсь показать одному крайне недальновидному Дальновидному, насколько он оказался недальновиден...
   - Недальновидный Дальновидный? - не поняла я.
   - Это прозвище Эрика, - кивнула Ифиэль. - Как Златоглазый - у Арегвана. Кстати, меня зовут Ифиэль Милосердная, и я являюсь главой Целительского корпуса Академии. Это если вдруг понадобится меня найти, - пояснила она. - Так что насчет вопросов?
   - Кажется, один я вспомнила... Что такое Академия?
  
  
   Глава 3.
  
   Северные Пределы, территория Академии Познаний
  
   Если я думала, что после этого Ифиэль, как на духу, выложит мне всю информацию по пункту, связанному с Академией, то я глубоко заблуждалась. Мило улыбнувшись, причем в улыбке этой явно различались грозящие кому-то в будущем неприятности, девушка произнесла тихим, но уверенным голосом:
   - А этот вопрос как раз из разряда тех, что на скорую руку не решаются. Но обещаю - завтра, когда поведу тебя к Эрику, кое-что покажу! - с этими словами, тряхнув своими почти голубыми кудрями, прихваченными на затылке красивой вышитой лентой, она послала мне последнюю улыбку и попрощалась до утра.
   Выглянув в коридор и проводив взглядом стройную удаляющуюся фигурку, я вспомнила небольшую деталь предыдущего разговора и мысленно сделала заметку узнать об этом при следующей встрече. А именно - чем таким важным и опасным могло обернуться для пока не известного мне Эрика снятие перчаток с Ифиэль.
   Вернувшись в палату, бесцельно побродила по ней, измеряя расстояние от двери до противоположной стены с окном. Потом вернулась к шкафу, распахнув его и обнаружив внутри аккуратно сложенную и явно вычищенную одежду, в которой попала в воронку. Вид своих поношенных джинсов вкупе с майкой и предусмотрительно прихваченной в день исчезновения курткой породил волну жалости к самой себе, с которой я успешно и практически сразу справилась. О родителях я подумаю тогда, когда уже не будет никаких шансов на возвращение. Пока же они совершенно точно оставались, потому что вскользь упомянутое замечание о том, что исследователи из развитых миров таки в воронки шагают, я не позабыла. Значит, имелся шанс, это как минимум. А еще был тот загадочный человек-маг со способностью представлять в голове место, в которое хотелось бы попасть. Будь у него способность читать мысли, мы бы сработались. Кесарю кесарево, и разлучаться с родными просто потому, что какому-то богу захотелось провести эксперимент, я не собиралась. Во всяком случае, не выяснив все до конца. Думаю, тот Эрик, который Дальновидный, сможет мне помочь разобраться в том, в какой каше я очутилась.
   Рядом со стопкой одежды оказался застегнутый наглухо рюкзак. Взяла его в руки, прижала к груди и отправилась к кровати - посмотреть, что из вещей удалось сохранить при встрече с порталом. А ведь, если задуматься, туда должна была Лариска угодить. Нет, мира без подруги я бы никогда не могла представить. Как же так? Свое исчезновение воспринимаю, а вот тех, кто был рядом, не могу отпустить? И интуиция с момента моего появления в этом новом мире молчит, странно... Хотя не могу сказать, что сильно переживаю по этому поводу. Самое лучшее решение в оказавшейся ситуации - затаиться и молча впитывать предоставляемую информацию. Тем более что по заветам тутошних демиургов ею делятся в огромных количествах.
   Телефон разрядился, какая жалость. Сколько же я в отключке провалялась, если дома была почти полная батарейка? А теперь даже сохраненных на флешке фоток Лариски и Димки не посмотреть. И мамы с папой...мы же как раз кошку хотели купить, чтобы в новом жилище не так скучно было. На старой-то квартире была Гашка у нас, но погибла, собаки загрызли. Мама переживала. Папа мужественно предложил пережить это и еще одной обзавестись уже на новой территории. Боюсь, пополнение семьи новым членом состоится уже без меня...
   Тетрадь по культурологии напомнила о несостоявшемся получасовом докладе. Эх, Егорушка, как вы там теперь преподавать будете? Ручки-карандаши-блокноты валялись где-то на дне в беспорядке. Никогда не умела как следует распределить содержимое по сумке...
   Поток невеселых мыслей был прерван появлением Дусиры с подносом в руках. Глянув на мою удивленную физиономию, невозмутимая женщина-тролль произнесла:
   - Помощница я по уходу за больными, горемычная!
   - А я Валя, - улыбнулась на уже ставшее нарицательным прозвище. - У нас таких, как вы, медсестрами называют... То есть, медицинскими сестрами. А целительство медициной именуется.
   - Каждому миру - свои порядки, Ва-ля, - словно издеваясь, но с доброй улыбкой на лице, произнесла по слогам мое имя троллемама. - Намек поняла? - и со значительным выражением двухметровая - и наверняка не менее милосердная по объему! - женщина указала на поклажу в руках. - Засекаю время!
   - Вы мне сейчас ну очень напоминаете наших бабушек-медсестер, которыепо советским меркам привыкли жить и о пациентах заботились от и до - включая поход в туалет и отхождение ко сну, - улыбнулась я, наблюдая, как моя новая знакомая приближается к столику у окна и ставит на него поднос, на котором, как оказалось, лежат очень напоминающие апельсины фрукты и, кажется, мой на сегодня ужин. Эх, еще бы стаканчик кефира на ночь, с грустью вспомнился обычный дневной рацион, но, надо сказать, горевала я недолго, потому что, вспомнив отвар, которым меня уже успели напоить, поняла, что этот мир ничем нашему по вкусовым ощущениям не уступает.
   - Спать будешь, как солнце к горизонту потянется, - как на глупую, посмотрела на меня Дусира. - Все-то тебе объяснять приходится, точно вы там, в своем мире, напрочь дикие все были...
   - Неправда ваша, - схватив в руку телефон и приблизившись к большой женщине, возразила я. - Смотрите - техника нашего мира! Магии у нас нет совсем, зато машин и разных устройств - сколько хочешь.
   - Ты бы особо игрушками не светила здесь, - осторожно предупредила тетя Дуся, внимательно оглядев телефон и явно отмечая его непринадлежность к родному ей миру. - Ты и сама-то ничего внешне, с даром непонятным, а теперь еще и с вещами неизвестными - ох, девка, не завидую я тебе, как за пределы корпуса выйдешь, - со вздохом заметила женщина.
   - Почему вы так говорите? - решила ухватиться за возможность обогатиться новой порцией информации я. - Такое ощущение, что не впервой вам с моей ситуацией сталкиваться.
   - Да брось ты, - отмахнулась троллемама, - что, сама, что ли, не понимаешь? У нас тут знаешь, какой аврал начался, когда тебя из портала выкинуло? Студенты, как услышали про иномирянку, все ринулись под двери - подглядывать да уши греть - насилу их успокоили. Ты из другого мира, деточка, это само по себе уже - большой повод тобою заинтересоваться. Пока ты с кем-нибудь из преподавательского состава, угрозы тебе нет, но как одна останешься - жди беды. Эльфы-то - те поспокойнее будут, их ничто, кроме собственной красоты, не интересует, тебе с ними не тягаться. Оборотни стайные, они не своих не трогают, если не достают их. Маги тобой заинтересуются, если о даре твоем узнают. Чтоб по сознаниям бродить да владельцев оттеснять - я впервые с таким встречаюсь, - помедлив в раздумьях, наконец, проговорила женщина-тролль. - Поэтому ты до поры до времени о возможностях своих не распространяйся. Мало тебе будет демонов с драконами, чтоб еще и люди полукровные сунулись.
   - А что с демонами и драконами? - удивилась я. - Им-то какая ценность?
   - Драконы как птицы паршивые порой бывают, - усмехнулась Дусира. - Все тащат в дом, что блестит. С ними-то полегче будет, у них женщины свои есть, а вот демоны-то сплошь мужчины рождаются, им половина своя нужна. Ох, девка, не дай бог, приглянешься ты кому настолько, что своей решат сделать...
   - Почему вы так уверенно про это говорите? - улыбнулась я. - Мало тут магинь да эльфиек, что ли?
   - Да ты новая кровь, пойми, Валя! - сокрушенно сказала женщина-тролль. - А они новую кровь лучше оборотней чуют. Переживаю я за тебя, хорошая ты. А демоны все сплошь и рядом коварные и хитрые. Не заметишь, как в царство грозное умыкнут тебя, а ты маленькая такая еще да наивная...
   - Это только кажется так, Дусира, - улыбнулась я на искреннюю заботу троллевой мамы. - Внешность порой бывает обманчива. Спасибо за заботу, - погладив ее по большой руке, поблагодарила я. Действительно, почувствовать чужое участие в совершенно незнакомом мире оказалось очень приятно. И ценно.
   - Да услышат тебя боги, девочка... - хмуро ответила Дусира. - Но мой тебе совет: избавься от волос. Меньше проблем с навязчивым вниманием будет.
   Я серьезно кивнула на это заявление. Сама собиралась так сделать, как только в нормальную обстановку попаду. Слишком уж заметным изменением казались эти новые волосы. Слишком чужим. Не хотелось с ними оставаться. Дусира, уверившись в моем решении, кивнула и из палаты вышла. Я осталась один на один со своим ужином. После слов троллеженщины почему-то пришла мысль о том, что если уж помирать, то непременно с музыкой. Вот так, руководствуясь ею, я и принялась сдвигать место для приема пищи от стены ближе к окну, чтобы можно было, поглощая ужин, смотреть прямиком на природу. А посмотреть действительно было на что. Я-то в своем городе жила, пусть и на окраине, но вдали от водоемов, а здесь...здесь, если не приглядываться, повсюду раскинулось безбрежное синее море, на которое я с удовольствием смотрела, не отрываясь. Впереди, слева, справа - везде! И лишь вдали смутно виднелись затемнения ландшафта, которые я отнесла то ли к островам, то ли к полуостровам, с какой-то другой стороны примыкавшим к той земле, на которой я находилась. А так - море. Без конца и без края. И ты в этом море, словно песчинка...
   Я сидела боком к своему импровизированному месту обзора и смотрела, как медленно катится желтый солнечный диск в сторону горизонта. Надо же, как здесь все похоже на нашу природу. По крайней мере, вид из окна - точно. И никаких вам непонятных расцветок. Если, конечно, не брать во внимание то, что здание, в котором я нахожусь, возможно, и не здание вовсе, а целый замок. Фрукт, который сейчас в моих руках, только внешне на апельсин похож, а на вкус почти как наша слива. Сочная такая, большая - но слива. От этого она, конечно, хуже не становится, но...ее в расчет принимать не будем. Ну и, конечно, еще одно обстоятельство, которое я, будучи полностью поглощенной созерцанием воды вокруг, обнаружила не сразу.
   В свете закатных солнечных лучей над поверхность воды стали изредка поблескивать...опоры непонятных прозрачных сооружений, тянущиеся с правого края окна вдаль, как раз туда, где виднелись темные участки неизвестной суши. Периодически по их поверхности пробегали то ли солнечные блики, то ли непонятные искорки, и, приглядевшись, я поняла, что именно мне эти невесомые сооружения напоминали: мост Золотые Ворота. Совершенно точно. Только вот протяженность у него была несколько выше, чем у оригинала. Выше настолько, что это заставило меня даже приподняться в изумлении и попытаться проследить весь путь серебристых искорок, бегущих по опорам и ходовой части моста.
   Странная штуковина, соединяющая оплот Академии с неизвестными островами? Прозрачное нечто, тянущееся только на первый, самый невнимательный взгляд на несколько десятков километров? Вот это я понимаю - магия. Такой красотой наслаждаться впору целую вечность. Но, как и везде, построенной и почти ожившей мечте по обыкновению чего-то не хватало. Чего именно, я поняла тогда, когда в моей комнате вдруг резко потемнело, а я от страха отскочила от окна...
   Он медленно спускался с самых небес, загораживая своим видом чудесные морские просторы и висящие над ними серебристые полотна красивейшего из мостов. Огромная махина с развевающимися, блестящими в свете заходящего солнца крыльями приковывала к себе взгляд, не позволяя отвлекаться ни на что другое. Алый цвет чешуи снаружи и отливающий золотом изнутри - там, где было брюхо и крылья - неописуемо-прекрасно смотрелся на фоне багряных оттенков неба. И весь он - от шипастой морды до длинного подвижного хвоста - был великолепен и ужасал одновременно.
   Дракон совершенно точно разглядывал меня на расстоянии нескольких десятков метров от окна. Золотисто-оранжевые глаза как будто гипнотизировали. И я не могла оторваться от их созерцания, одновременно понимая, что успеваю отметить и блестящую на солнце чешую, и красивый изгиб мощной шеи, и почти лукавое выражение на морде зверя. Издевается он, что ли? Махина издала странный булькающий звук, отдаленно напоминающий смешок, после чего прервала зрительный контакт, позволяя наблюдать за своим медленным разворотом в воздухе. Напоследок заглянув в странные золотисто-оранжевые глаза, я поняла, что этот оттенок уже где-то видела. Потом осенило: у того самого незнакомца, что спас меня из головы Марика. Златоглазый! Неужели Златоглазый и вот эта вот не разговаривающая махина - одно и то же существо? Моим главным преподавателем будет дракон? А не все ли, в общем-то, равно? Когда на фоне вечереющего неба взмывают вверх алые крылья, когда гармония сопровождает каждое движение огромного сказочного существа, когда внутри себя ты вдруг обнаруживаешь непоколебимое стремление направиться следом.
   Вот же крылатые! Очаровыватели, тоже мне, мягкотелых дамочек! Наваждение схлынуло почти сразу же, как исчезла точка, некогда бывшая большим драконом, в сияющей водной глади. И, тем не менее, я почувствовала, что первое знакомство уже не забуду никогда. А ночью мне приснился странный, но оттого не становившийся менее удивительным и красочным сон.
   Совершенно пустое пространство, залитое темно-синим, но все равно казавшимся теплым светом, окружало меня со всех сторон. В разных его точках попеременно вспыхивали ярко-золотые огоньки, привлекая к себе внимание и заставляя вертеться вокруг своей оси в желании не пропустить ни одного появляющегося нового. Пока я с улыбкой наблюдала за необычным танцем, пространство успело измениться, наполнившись мягким сиянием, в сторону которого сразу же повернулась голова. И я увидела большое дерево, окруженное дымкой из светлячков. Большое, удивительно-красивое, с широкой, раскинувшейся во все стороны кроной, с длинными, становящимися совсем тонкими на концах корешками, и толстым, не одно тысячелетие, похоже, прожившим стволом. Светлячки весело кружились вокруг, создавая что-то вроде золотого ореола, а дерево, пусть и было внешне неподвижным, но все равно казалось раскинувшим свои руки-веточки навстречу маленьким хулиганам. Я невольно засмотрелась на представшую взгляду картину, а потом не заметила, как маленькие, совсем молодые корешки потянулись ко мне, минуя тело, но пытаясь уцепиться за волосы, стать с ними единым целым. И если бы не светлячки вокруг, удивительным образом вселявшие спокойствие в мое поначалу удивленное, а потом начавшее откровенно паниковать сознание, наверное, я бы закричала намного раньше. Как только одному из кореньев удалось соединиться с волосом, я почувствовала, как в груди разливается нега и спокойствие, как что-то, пожелавшее вступить со мной в контакт, приводит в порядок взбунтовавшиеся чувства. Но спокойствие это было не моим, а навеянным извне. Казалось бы, что плохого в том, чтобы отсечь от себя источник паники и резонно взглянуть на вещи. Но сделать это должна была непременно я сама. И только собственными силами. А вот так, насаждаемое против воли, оно не могло быть принято моим разумом. И я отринула это тепло и приносимое вместе с ним спокойствие. Не хочу чужой воли в себе. Если будет нужно, я сама решу, как относиться к этому новому и чужеродному миру. А подсказок мне не нужно.
   Поэтому сон постепенно рассеялся, и до самого утра я проспала без новых встреч и откровений. Зато когда открыла глаза, твердо знала, что непременно сделаю перед тем, как встретиться с Ифиэль.Еще раз окинула палату взглядом, с интересом наблюдая явление, которому вчера значения не придала. Я-то думала, что все эти потолочные веточки какой-то особой магией удерживаются в состоянии стазиса или чего-то в этом духе, а на деле оказалось, что малютки собираются в подобие заплетенных в косу лиан и уходят в пол, как будто гигантская лоза со звездочками вместо листьев берет начало на одном из нижних этажей. Хотя фантазия пошла гораздо дальше и нарисовала целый замок, в основании которого когда-то давно проросло волшебное семечко, а теперь лезло побегами во все мыслимые и немыслимые отверстия. Кстати, тот факт, что в моей палате лоза перед тем, как начать увивать потолок, была аккуратно заплетена в косу, говорил о тщательном уходе за растениями. Интересно, сколько воды требуется на один полив такого исполина? И еще более интересно, почему теперь, после ночного приключения с огоньками в пространстве, эта самая лоза до боли напоминает уменьшенную версию ветки дерева, пытавшегося вступить со мной в контакт? Надо непременно узнать об этом у эльфийки.
   Поднявшись с кровати, вспомнила, что вчера при беглом осмотре помещения не обнаружила ничего, что могло бы быть связано с наличием воды или хотя бы отдаленно ее напоминающей жидкости. Немного поразмыслив, приняла решение покинуть место обитания и направиться на поиски Дусиры. Возможно, женщина-тролль сможет помочь в этом вопросе. Переселение переселением, а гигиенические процедуры никто не отменял.
   Памятуя о вчерашнем неожиданном появлении Марика из той части коридора, что вела налево, решила, что где-то там должен находиться выход, раз территория неизвестной Академии для него закрыта. Причем выход такой, который вел бы за ее пределы. Значит, мне в поисках Дусиры стоит обратиться к противоположному направлению. В общем, свернула я в итоге направо. Пройдя несколько прикрытых - и не очень - дверей, ведущих в другие палаты, которые сейчас, на удивление, были пустыми, я обнаружила большую женщину в помещении, которое сама, наверное, назвала бы ординаторской. Потому что там, в отличие от привычного мне вида мебели и растущих по стене к потолку лиан еще и книжный шкаф имелся. И стол, по всей видимости служивший рабочим местом для того, кто в кабинете заседал. Да, заседателей, судя по небольшому количеству окружавших стол стульев - будем их так называть - могло собраться несколько. И сейчас Дусира протирала начальственное место тряпочкой. Пыль, кажется, была явлением, от мира не зависящим.
   - Чего ты раньше завтрака по этажу бродишь, горемычная? - в своей привычной манере поинтересовалась женщина. - Потеряла чего?
   - Мне бы умыться, - смущенно улыбнулась я. - Ну и...
   - Поняла, поняла, - кивнула троллемама, убирая тряпочку куда-то в глубины своего мешковатого платья. - Пошли, покажу.
   Нет, туалеты в этом мире определенно были произведениями искусства. Я даже подойти поначалу боялась к аналогу нашей ванны в форме фонтанчика с незамерзающей водой. Там же можно было и руки помыть, и лицо ополоснуть. Заодно проверила общее внешнее состояние - для утра оказалось совсем неплохо. Все остальное - нет, язык не повернется, но, пожалуй, в воображаемом списке причин, по которым можно былоостаться в этом мире, туалеты стояли бы на первом месте. Выйдя оттуда и натолкнувшись на стоящую у противоположной стены Дусиру, подошла к ней.
   - Скоро принесу завтрак, потом - встреча с Ифиэль у выхода из башни, - проинструктировала меня женщина-гусеничка, но, натолкнувшись на непонимающий взгляд, пояснила: - Провожу, не бойся. Вопросы?
   Я немного помолчала для значительности момента, потому что собиралась исполнить утреннее намерение именно сейчас; неизвестно, что после встречи с Ифой вообще может случиться, так что...а здесь все равно угодья целителей, нужный мне инструмент у них должен найтись.
   - Скажите, Дусира...а у вас есть нож или что-нибудь в этом роде, чем можно было бы срезать волосы? - я серьезно посмотрела на троллемаму, получив в ответ не менее серьезный взгляд.
   - Решилась все-таки? - большая бровь взлетела вверх.
   Я лишь утвердительно кивнула.
   - Ну, пойдем... - вздохнув, почему-то, особенно тяжело, поманила за собой женщина. - Заодно и позавтракаешь - все равно ты сейчас на этаже одна болезная.
   - Да не болезная я, - попыталась откреститься "болезная". - Я себя отлично чувствую!
   А мы тем временем оказались в ординаторской, где Дусира указала на один из ближайших к выходу стульев, объяснив это тем, что так ей легче будет потом убираться. Помощи с моей стороны, естественно, опять никто не просил, а на одно только намерение изъявить желание подсобить мне ответили таким уничтожающим взглядом, что я сразу поспешила замолкнуть.
   - Готова? - спустя несколько минут раздалось над моей головой. Я обернулась и обнаружила в руках женщины-тролля изящный кинжал с небольшой инкрустацией драгоценными камнями. Мне показалось вполне символичным оставить волосы именно на его попечении.
   - Да, - просто кивнула я. В этот момент я была как никогда уверена в своем решении.
   Распутали вчерашний клубок, сооруженный ловкой рукой эльфийки, мы достаточно быстро. В том, что тетя Дуся оказалась медсестрой хоть куда, я убедилась сразу же, как почувствовала облегчение на голове. Меня просто оттащили за руку к висящему на стене небольшому зеркалу - наверное, хозяйкой здесь все-таки Ифа являлась, поскольку мужчина вряд ли бы стал прихорашиваться на выходе из кабинета. А там я с огромным восторгом обнаружила, что вернулись на место привычные темные вюшки, доходящие до лопаток, которые под тяжестью новых волос исчезли, сменившись еле заметными волнами. И срезаны при этом они были мастерски, так что я себя ощутила, словно только-только из салона красоты вышла. Настроение сразу подскочило до заоблачных высот, и жертва кинжального эксперимента с широкой улыбкой повернулась к Дусире:
   - Вот теперь я - это я!
   Троллемама заметно расслабилась - видимо, боялась, что я из-за новой длины расстроюсь - и подхватила меня под руку со словами:
   - Теперь тебе немного легче будет...завтракать пошли, Валя!
   Надо же, по имени назвала, а не горемычной. Я мысленно улыбнулась необоснованным страхам тети Дуси. Все-таки было в ней что-то родное, земное, что, наверное, заставит еще не раз с ней встретиться.
   На завтрак были совершенно обыкновенные яйца. Курицы здесь определенно водились, и продукты их жизнедеятельности варили вкрутую, чем и потчевали пациентов. Утренний прием пищи прошел в совершенно непринужденной обстановке, что меня, надо сказать, очень радовало. А потом настало время прощаться. С грустной улыбкой проводила меня Дусира до палаты, где я из того, что выделили мне для ношения в целительском корпусе, переоделась в привычные джинсы и майку, перекинув куртку через руку. Больничное мешковатое платье аккуратно разложила на койке, после чего, повернувшись к уже ожидающей меня Дусире, кивнула в знак готовности и отправилась вслед за ней. Да, теперь уже налево.
   Ифиэль ждала за углом в конце коридора. По-прежнему улыбчивая, но из-за грустинки в глазах казавшаяся еще более сказочной, чем я считала ее поначалу, она протянула мне руку в неизменной перчатке, легко тряхнув кудрями:
   - Доброе утро, Валентина, - то, как она произнесла мое полное имя, сразу пришлось по душе, потому что колокольчиковый голос звенел особенно приятно и мелодично, и я снова залюбовалась красотой и изящностью моей новой сопровождающей. - Все в порядке?
   - Вполне, - кивнула я, бросая взгляд на Дусиру. Троллемама смотрела на меня так, словно прощается навсегда и, пока есть возможность, пытается сохранить в памяти все мелкие детали моего портрета. Если честно, я не понимала подобного отношения, потому что совершенно точно собиралась не раз и не два наведаться к ней в гости. Если, конечно, сейчас меня не отведут в какие-нибудь катакомбы и не запрут там на веки вечные. Ну, так, на всякий случай. Для профилактики. Вдруг я, как узел, соединяющий необходимые звенья в этой реальности, попытаюсь, например, сбежать. Или, что еще хуже, руки на себя наложить. Мало ли? Улыбнувшись собственным бредовым мыслям, вернула внимание Ифе и добавила:
   - У вас кормят почти так же, как на Земле в каких-нибудь домах отдыха, - не уверена, что слово "пансионат" этому миру известно, а учитывая то, что рассказала Ифиэль чуть ранее, после перехода в другой мир я явно обладаю большим объемом информации, касающейся языка, чем тут привыкли извлекать.
   - И волосы остригла, - укоризненно посмотрела эльфийка, и я только кивнула в ответ:
   - Не мое...
   - Готова? - не стала спорить она, попутно оглядывая меня и отмечая наличие всех принесенных из родного мира принадлежностей, а потом с улыбкой кивнула в сторону двери, которой заканчивался небольшой коридор, в котором она меня ожидала.
   - Думаю, да, - отозвалась я, в последний раз оглядываясь на Дусиру. Не выдержав, троллемама сгребла меня в охапку и обняла, наверное, во всю силу зародившейся любви к паданке из другого мира. Во всяком случае, я почувствовала, как снова, как и вчера с Мариком, перестало хватать воздуха, но мужественно прошла испытание, помогая женщине справиться с чувствами.
   - Береги себя, - шепнула напоследок Дусира, и я, кивнув и не в силах справиться с подкатывающим к горлу комком, молча покинула ее, шагнув к Ифиэль, тут же взявшей меня за руку и потянувшей к нужной двери. Открыв ее и пропуская меня вперед, эльфийка поинтересовалась:
   - Арегван вчера, перед тем как улететь в Людские Пределы, хотел заглянуть к тебе. Он заходил?
   Я, честно говоря, растерялась, пытаясь правильно ответить на поставленный вопрос. Потому как сказать, что Арегван именно заходил, у меня не повернулся бы язык. Если, конечно, тот дракон действительно был моим преподавателем. Поэтому, не мудрствуя лукаво, я честно призналась:
   - Вчера напротив моих окон недолго висел алый дракон с оранжево-золотыми глазами. Если я правильно поняла, и это действительно был тот, о ком ты говорила, то да - Арегван заходил. На закате.
   - На закате, да еще и в спальню к девушке... - покачала головой Ифиэль, а потом задорно улыбнулась: - Просто они с Андо на педсовете развели бурную деятельность по поводу того, в какой именно области стоит использовать твои возможности. Стремительный уверен в том, что ты стала бы незаменимой шпионкой, Арегван возражал и говорил, что тебе нужно вначале изучить собственные возможности. Но, поскольку он сам отправился к людям, в ближайшие два месяца рычагов воздействия на тебя у него не предвидится, вот и решил покрасоваться напоследок, - с понимающим смешком добавила эльфийка.
   - А этот Андо - он кто? - спросила я.
   - Андо Стремительный - преподаватель по физической подготовке, - ответила Ифиэль. - По совместительству демон, которому подчиняются металлы. Прекрасный воин - и не менее замечательный педагог, - добавила она, а я в это время отметила, что открытая эльфийкой дверь привела нас в нечто, напоминающее небольшой предбанник,в котором обычно избавляются от обуви, чтобы затем пройти в основное жилище.
   - Что за дверью? - спросила я, кивая на еще одно препятствие у нас на пути.
   - Пойдем, - улыбнулась Ифиэль, хватаясь за деревянную ручку.
   Мы очутились в небольшом по площади и очень высоком каменном помещении, по очертаниям напоминающем башню, в стенах которой были высечены широкие каменные ступени, змейкой устремляющиеся вверх. Взяв меня за руку, Ифиэль уверенно шагнула на основание каменной лестницы, и мы начали подниматься. Надо сказать, по сравнению с обстановкой больничной палаты здесь было намного менее уютно, но полностью каменная башня, которую я окрестила так из-за больших валунов, сцементированных между собой странным раствором, производила, тем не менее, впечатление величественности и значительности. Пока я направлялась вверх, продолжая держать эльфийку за руку и ощущать мягкость скрывающей ее кожу ткани, в голову пришел вчерашний вопрос, который я решила непременно прояснить:
   - Ифиэль, а почему ты все время в перчатках? Это какой-то особый обычай у вас на земле?
   Она остановилась и с неугасаемой улыбкой повернулась ко мне:
   - Нет, что ты. Просто перчатки защищают окружающих от моего дара.
   В голове мелькнула какая-то неуловимая мысль, и я, кажется, почти ухватила ее за хвост, но, тем не менее, решила поинтересоваться, копнув глубже:
   - Тебе нельзя про него рассказывать?
   - Валя, ты такая забавная, когда любопытствуешь! - искренне засмеялась девушка. - Нет, конечно, это не тайна.
   - Но и не то, о чем следует распространяться направо и налево, - предположила я, и Ифа кивнула:
   - Совершенно верно. Как и в отношении тебя, девочка, - подмигнула она, и это ее "девочка" заставило меня посмотреть на внешне молодую и цветущую девушку совершенно под другим углом. И эта вечно грустная улыбка, и искренне-дружелюбное отношение... Мысль, которую я так и не успела ухватить, опять вилась где-то в обозримой близости, а Ифе тем временем раскрыла мне свой секрет. - Я не могу без последствий дотрагиваться до живых существ, Валя. Одним это просто причиняет боль, других лишает рассудка, у третьих отнимает способности. Все зависит от степени владения магией. Но иногда это можно использовать для анестезии, поэтому целительский корпус от моих способностей только выигрывает.
   - Кажется, я начинаю понимать, чем этому Дальновидному грозит твое прикосновение... - догадалась я, глядя на эльфийку.
   Во взгляде добавилось грусти. Не обычной, которая просто появляется, когда человек не может что-то получить или усвоить, не той, светлой, с которой он провожает уходящие годы, а затаенной, очень глубокой, которая связана с невозможностью исполнить самую заветную мечту. Почему-то пришла на ум идея, что стоит поближе присмотреться к этому Эрику... А еще меня накрыло огромной волной понимания, что история Ифиэль, равно как и еще одного персонажа из нового мира, кажется до боли знакомой. Видимо, я свое потрясение чем-то выдала, может, даже сильнее, чем требовалось, сжала руку эльфийки, потому что она, приподняв брови, обеспокоенно взглянула на меня:
   - Что такое, Валя?
   - Что? - выдохнув, воскликнула я. - Да у вас тут не мир, а сплошная вселенная "Икс-менов!"
   С минуту меня разглядывали с немым вопросом в глазах, потом, нахмурившись и сведя брови почти на переносице, начали сверлить взглядом. Затем, наконец, Ифиэль немного расслабилась и предположила:
   - Боюсь, это связано с твоим переходом через портал. Некоторая информация из твоего мира просто не воспринимается моим разумом. Ты можешь объяснить конкретнее?
   И я объяснила. И про то, кто такая Шельма, и про то, в каких она отношениях с Гамбитом, и о том, почему повелитель металла называется Магнето. Выслушав меня до конца, Ифиэль полностью пришла в себя и теперь уже задорно смеялась, глядя на ничего не понимающую попаданку:
   - Знаешь, у меня такое ощущение, что демиурги очень хорошо подшутили над нашими мирами.
   - Что ты имеешь в виду? - насторожилась я.
   - Ну, сама посуди, - наконец-то отмерев и продолжив путь наверх, заметила Ифа. - В ваш мир в виде идей каких-то людей проникает мысль отом, что есть сверхъестественные существа с некоторым набором способностей, которых стоит бояться в определенных случаях. Сама подумай, откуда это могло взяться в умах ваших - как ты их называешь?
   - Сценаристов, - подсказала я.
   - Точно, - кивнула Ифа. - А теперь ты проникаешь в мир, где все эти способности существуют наяву, и еще чему-то удивляешься? А вот я почти уверена, что боги решили реальность одного мира донести до другого в виде сказок и народных преданий, а в современное время - путем таких вот идей, внезапно вспыхнувших в головах фантастов! Я расскажу Эрику - он точно оценит, - вновь улыбнулась эльфийка.
   - Что именно?
   - Что нашими драконами пугают ваших маленьких детей, - пояснила Ифиэль.
   А мы тем временем, похоже, подошли к концу путешествия по башне, потому что Ифиэль вновь потянула ручку встроенной в каменную кладку деревянной двери.
   - А за ней что? - пользуясь моментом, вставила свое любопытное слово я.
   - Ответ на вопрос, который вчера тебя интересовал, - загадочно ответила эльфийская Мальвина. После чего распахнула дверь, пропуская меня вперед.
   Когда в лицо ударил порыв свежего ветра, я от неожиданности даже поежилась. Первой мыслью была самая пессимистичная: все-таки за невыгодностью моего содержания решили спустить с башни, а бедной Дусире потом просто скажут, что...а вот про ветер и скажут. Снесло сильным порывом. Хотя нет...она же вела себя так, словно со мной прощалась. Значит, знала, что меня повели на закланье. Обидно...а мне только успели понравиться эти сливовые апельсины. Надо напоследок придумать им какое-нибудь название. Точно! Эта земля просто так меня не похоронит, я оставлю в анналах ее истории память о себе. Сливесины. Пусть они будут сливесинами. Гибридный сорт, выведенный в не пойми каком параллельном мире одной из центральных точек никому не известного веера. Слышала бы меня Лариска - покрутила бы пальчиком у виска. Ну а что я могла поделать, если все складывалось, как в самом дешевом триллере, когда наиневиннейшая овечка, роль которой сейчас по праву досталась синеволосой эльфийке, оказывалась наизлейшим злодеем, кромсающим всех направо и налево. Правда, в вариации этой реальности кромсание отменялось, его заменяло нежное прикосновение Руки Смерти. Как раз под стать ангельскому виду Ифы. Боже, мне бы комиксы писать...
   - О чем задумалась? - прервал поток творческого вдохновения заинтересованный голос Ифиэль. - У тебя взгляд такой рассеянный стал.
   - Думаю, с какой стены проще меня сбросить, - честно ответила я.
   Она молчала целую минуту. Потом вытаращила глаза и в изумлении спросила:
   - Ты что, подумала, что я тебя сюда привела с жизнью прощаться?
   - А разве нет? - уже более оживленно поинтересовалась я.
   - Валя, ну ты...ты не поддаешься никакой логике, - отойдя от первого шока, прошептала эльфийка. - Стали бы мы тут с тобой церемониться целые сутки из-за того, чтобы совершить ритуальное сбрасывание с крепостной стены, - она криво усмехнулась. - Ты еще скажи, что для полноты картины не хватает дракона.
   - Кстати, о драконах! - воспрянула я духом окончательно и бесповоротно. - В наших сказках они непременно должны похищать принцесс из замка, в котором те денно и нощно находились под неусыпным присмотром нянюшек и мамушек.
   - Валь, с тобой все в порядке? - серьезно спросила Ифа. - Ты какая-то не такая с того самого момента, как из башни вышла. Хотя-я-я... - внезапно остановилась она. - Ты дракона хотела? Ну, так вот он, смотри!
   И почти в то же мгновение прямо над нами пролетел большой рубиновый дракон. Не такой, как Арегван, тот был совершенно точно самым огромным существом, которое я видела в жизни, и морда у этого была серьезная и сосредоточенная, тогда как мой преподаватель во время полета мог даже хохмить, а он точно это делал, потому что драконий булькающий звук ничем, кроме смеха, оказаться не мог. Из всего увиденного я сделала вывод: рубиновый еще молодой и совсем глупый. И возможно, только-только встал на крыло. Драконы ведь встают на крыло, правда? Хотя кто их, этих крылатых, разберет... Зачарованно наблюдая за полетом махины, я отметила, что направлялся он с внешней стороны замка, в котором я находилась, то есть оттуда, где я вчера видела почти хрустальный мост, в сторону внутреннего двора. Так, а где мы, собственно, находимся?
  
  
   Глава 4.
  
   Северные Пределы, территория периметра Академии Познаний
  
   Я отошла от Ифиэль, которая в моих фантазиях из убийцы-тихони постепенно начала возвращаться в стабильно-эльфийское состояние, и огляделась. Из башни мы вышли на крепостную стену, которая в ширину на первый взгляд занимала не менее пяти метров. То есть, как я предполагаю, предназначалась не только для охраны замка. Да и замка ли? Но пока я не была готова оценивать масштабы строения. Я пошла туда, откуда непременно должно было быть видно Золотые Ворота местного архитектурного зодчества. И я не ошиблась.
   Утром это зрелище выглядело не менее величественным. Искорки как будто пробегали по прозрачной поверхности чаще, словно являлись индикаторами того, можно ли в данный момент по мосту путешествовать. А вечером - ну какое вечером передвижение? Все правильно, отходя ко сну, не забудь выключить электричество. Мосты и электричество... Я опять о чем-то не том подумала.
   - Что это? - указывая на произведение хрустального искусства, оглянулась я на Ифиэль.
   - Тебе в общих чертах или по порядку? - усмехнулась Мальвина.
   - Давай так, чтобы было понятно, - решила я. - Где мы находимся?
   Ифиэль улыбнулась - кажется, такой подход к вопросу ей понравился.
   - Все, что ты можешь лицезреть воочию или о чем прочитаешь из книг, принадлежит Миру Пределов, Валя. Так мы называем наши земли и все, что на них находится. Пределов три, мы находимся на Срединной Зоне Северного Предела, по-другому еще называемой для простоты Срединным Пределом. Мост, который ты видишь, соединяет наши земли с территориями эльфов и оборотней - Ближним Пределом. С противоположной стороны к нам примыкает Дальний Предел, там находится территория демонов, она является закрытой. Дальний, Ближний и Срединный вместе и образуют Северный магический предел. Коренные жители Ближнего Предела, как ты могла догадаться, это оборотни и эльфы. Дальнего - демоны. На Срединном находится так называемая свободная зона, на которой могут находиться абсолютно любая раса, кроме людей, конечно. Если ты помнишь, люди магического вмешательства не терпят - слишком нежная психика, не выдерживает давления. Одна из причин, по которой территория Срединного Предела является свободной, заключается в наличии на ее территории нашей Академии.
   - Вот мы и подошли к главному вопросу, - резюмировала я.
   - И ты совсем не хочешь узнать, куда улетел твой преподаватель? - подмигнула мне эльфийка.
   - А кстати - куда? - оживилась я.
   - В Южный Предел. Там находятся территории людей, они являются самыми отдаленными от влияния магии, и только там лишенные дара могут спокойно жить. Между двумя нашими Пределами существует еще один, Центральный - это территория гномов. Они по своей природе искатели, их отличительной особенностью является нахождение полезных ископаемых и, соответственно, их добыча из недр земли.
   - Так, подожди... - остановила ее я, припоминая вчерашний недолгий разговор с участием Дусиры. - А кто же тогда такие маги? Они не простые люди - у них есть дар - но и не существа типа эльфов и драконов. И троллей, - напомнила сама себе под конец.
   - Все верно, - кивнула Ифиэль. - Маги - это полукровки людей и представителей рас, наделенных даром. Очень часто встречаются дети эльфов и обычных людей - эти по праву несут пальму первенства в пополнении населения Пределов, бывают полукровки драконов и людей, полудраконы, правда, встречаются редко. Тролли, гномы, гоблины, леприконы - те из-за видовых особенностей стараются сходиться с себе подобными. Исключение, пожалуй, составляют оборотни и демоны. Первые зависят от пары, которую выбирает их животное, у вторых просто не рождаются девочки, соответственно, искать половину им нужно где-то на стороне. Поэтому демоны после эльфов занимают уверенное второе место по выбору человеческих женщин себе в спутницы.
   - Дусира сказала опасаться демонов, - вспомнила я.
   - Это потому, что у демонов и оборотней схожий механизм выбора пары, - пояснила Ифиэль. - И если демон выберет тебя своей половиной, то совершенно точно увезет в Дальний Предел, закрытую территорию.
   - Почему закрытую? - поинтересовалась я.
   - Ох... - вздохнула Ифа. - Пусть об этом лучше расскажет Эрик. Я проведу для тебя обзорную экскурсию по Академии.
   - Как же тогда происходят судьбоносные встречи демонов с их избранницами? - еще не отошла от короткого, но емкого посвящения в природу некоторых существ я.
   - О, как и у остальных, - пожала плечами эльфийка. - Молодая девушка бродит по прекрасному лугу с цветами. Или идет по проселочной дороге куда-нибудь из деревни в город побольше. Или, что вообще является классикой жанра, оторвавшись от сопровождающих ее подруг, остается искупаться в реке в жаркий полдень. На ее беду, неподалеку оказывается вполне себе симпатичный парень, который ей сразу начинает нравиться - а у демонов обаяние в крови, запомни, Валя, люди перед ним устоять не в силах - и все. Проходит немного времени, и если девушка беременеет, прекрасный парень открывает ей истину про себя. Конец истории, - улыбнулась Ифиэль. - Счастливы все, даже та девушка, которую проверял демон, поскольку в Дальних Пределах несчастливой быть просто нельзя: заклюют.
   - А с какой целью девушку проверяют? - не поняла я.
   - Не всякая может понести от демона. Это как у оборотней: потомство только от истинной пары. И родить демону можно лишь однажды. Вот почему те так пекутся о своем потомстве и мать будущего ребенка забирают с собой - больше возможности уже не представится.
   - Бедняги, - искренне пожалела их я.
   - Я охотно в это верю, - кивнула, соглашаясь, Ифиэль, - но вот то, что они, фактически, никогда не спрашивают согласия девушки, меня возмущает. Слава Богу, эльфы не люди и на демонское очарование не ведутся.
   - Раз на это клюют только люди, значит, других женщин демоны не рассматривают?
   - Случаются исключения в виде взаимной любви. Но, понимаешь, магини и эльфийки не такие простые, как чисто человеческие женщины. Им мало одного красивого вида мужчины. Да и забрать их в Дальний Предел без их согласия никто не сможет - наличие магии, даже самой слабой, не позволит.
   - Почему? - удивилась я.
   - А ты попробуй девушку с даром парикмахера куда-нибудь увезти, - лукаво улыбнулась Ифа. - Все колюще-режущие предметы в обозримой близости обратятся против тебя.
   - Магини и эльфийки... - задумчиво пробормотала я. - Погоди, а как же драконицы?
   - Дракониц берегут, как зеницу ока, - серьезно ответила Мальвина. - У драконов не так много своих чистокровных женщин, чтобы еще с демонами делиться, да и... - она на мгновение замолчала, и тень набежала на обычно приветливое лицо. - Нелады у них между собой. Длительные и непримиримые.
   - Но это тот вопрос, который лучше осветит Эрик, - догадалась я, глядя на хмурое лицо девушки.
   - Да, - расслабилась Ифиэль, - я стараюсь не лезть в крупномасштабные проблемы.
   В этот момент с той стороны, за которой должен был начинаться дворик корпуса целителей, послышался грохот. Ифиэль, стоящая ближе к тому краю стены, бросила взгляд вниз и, прикрыв ладонью глаза, пробормотала:
   - Юрин опять неудачно приземлился...что за неисправимый дракон.
   Мне стало интересно, кто это такой, и я начала приближаться к эльфийке, оставив на потом возможность полюбоваться местными морскими пейзажами. На полпути, правда, остановилась, чтобы замереть в немом восторге:
   - Что это такое, Ифиэль?..
   - Это? - загадочно посмотрела на меня Мальвина. - Это ответ на твой последний вчерашний вопрос...
   Но я больше не слушала. Просто говорить о чем-то именно сейчас совсем не представлялось возможным. Вид, открывшийся глазам, лишил этой способности напрочь. Я, наконец-то, начала понимать, что же подразумевает собой то самое понятие Академии...
   Мы с Ифиэль вышли из совсем небольшой башенки, которая, наравне с еще тремя такими же, составляла верхнюю часть поистине огромного донжона, входящего в состав самой настоящей цитадели. Почему я так уверенно говорила - в обозримом пространстве виделось еще четыре таких же каменных сооружения, соединенные между собой той самой стеной, на вершине которой мы сейчас стояли с эльфийкой. Бьюсь об заклад - все пять донжонов, если посмотреть на них с высоты птичьего полета, образовывали правильный многоугольник. Что-то, а такие вещи в пространстве меня научили видеть с первого взгляда. Каждый же изз них отдаленно напоминал Белую Тауэрскую башню - но очень отдаленно. Это были словно обособленные каменные корпуса, в каждый из которых можно было попасть двумя способами - по верху, то есть непосредственно по стене, и по переходам, которыми была оснащена стена изнутри, они были пристроены сбоку. Судя по количеству переходов, каждый из них приходился на собственный этаж, то есть соединение донжонов было достаточно тесным. Это не считая дорог, устилавших внутренний двор цитадели. Я подошла к самому краю стены, чтобы разглядеть его тщательнее. Да, я оказалась права, сводчатые переходы практически увивали внутреннюю поверхность стен, создавая красивый каменный рисунок на ее теле. Один из донжонов выглядел несколько основательнее остальных, и я сразу стала считать его высшей точкой образуемой ими "звездочки". Кстати, он находился слева от нас так что, чтобы его достичь, требовалось преодолеть всего лишь пространство стены, а по моим подсчетам между конечными точками каменной звезды насчитывалось около пятидесяти метров каменной ограды. Что ж, не так много, пусть и выглядит в целом строение достаточно основательным.
   Сбоку послышался лязг оружия, и я повернула голову чуть вправо, все еще держа взгляд на уровне верхней площадки стены. На середине перехода между нашим и соседним правым донжоном, насколько это позволял видеть угол обзора, соревновались в поединке двое мужчин. Один из них - высокий, жилистый, с длинными темными волосами - обладал непередаваемой скоростью движений, и создавалось ощущение, что он не сражается, а танцует в свое удовольствие. Одет он был во все черное, с нашей позиции было тяжело разобрать, что собой представляет его костюм. Второй, однако же, был в чем-то наподобие металлических лат, однако легкость его движений позволяла судить о том, что никаких трудностей одеяние не создает. Он был повернут к нам спиной, и потому можно было разглядеть длинные абсолютно белые волосы, сейчас собранные в тугой хвост у основания шеи. Его противник тоже оказался длинноволос, но его темные пряди, развевающиеся на ветру, были стянуты высоко на макушке. Я невольно загляделась - отсюда схватка двух мужчин представлялась чем-то сказочным.
   - Андо и Хайджи тренируются, - пояснила Ифиэль, заметив предмет моего интереса, и, словно по команде, мужчины зрелище остановили. Брюнет посмотрел в нашу сторону и коротко усмехнулся, блондин, проследив взглядом за тем, что привлекло внимание оппонента, тоже заметил нас и раскланялся. Кажется, он даже улыбался. Сбоку фыркнула Ифиэль:
   - Позер! Цирк устроил, тоже мне. На фортели Андо не ведись - это просто отвлекающий маневр. Как только попадешь к нему на урок, поймешь, что я имела в виду.
   - А Хайджи - это, выходит, брюнет? - поинтересовалась я, переводя взгляд с преподавателя по физической подготовке на парня с высоким хвостом.
   - Да, - подтвердила догадку Ифа, - кстати, по совместительству твой собрат по несчастью.
   - Иномирянин? - я даже дыхание затаила. - Прошедший мимо портала?!
   - Именно, - кивнула Ифиэль.
   Нет, блондин, конечно, был вне всяких похвал: его мощное, но вместе с тем гибкое телосложение я не смогла бы не отметить даже при самом беглом осмотре. И волосы - это вообще отдельная песня, наши девчонки с курса, наверное, испустили бы не один крик восторга, глядя на это произведение демонского искусства, но меня он ни капли не заинтересовал. Точнее, заинтересовал, конечно, но только как будущий преподаватель и возможный источник новых навыков для тела. А вот брюнет...к брюнету у меня был совершенно меркантильный и ни при каких условиях не желающий прекращаться интерес. Потому что если бы он смог представить в воображении мой родной маленький дворик, а затем перенести меня туда, я стала бы самым счастливым человеком на Земле. Да, на своей собственной, а не той, где должна была стать полезным для мироздания узлом. В этих гостях, несомненно, мне пока нравилось, но тоску по дому еще никто не отменял. Именно поэтому я, насколько сейчас это вообще было возможно, пыталась сохранить в памяти образ неизвестного пока Хайджи. Чтобы потом, познакомившись и овладев своим даром в высшей степени, прийти к нему за рукой помощи. Я не была уверена, что тот согласится, но ведь при должном умении управлять чужим сознанием этого и не потребуется, верно? Хотя, что это я...так поступать нельзя. Но в условиях, когда тебя изначально никто ни о чем не спрашивает и насильно вышвыривает из привычной обстановки, поневоле начинаешь мыслить другими категориями. Прости, мальчик с волшебным воображением. Но я просто не могу отказаться от своего плана...
   - Ну и как? - полюбопытствовала Ифиэль. Мне, почему-то, показалась, что она мое пристальное внимание к сражающейся парочке списала на разглядывание блондина, поэтому, не желая разубеждать ее в удобном для меня повороте, я честно призналась:
   - Ваш Магнето намного симпатичнее нашего...
   Эльфийка звонко рассмеялась:
   - Только не говори об этом Андо - он страсть как любит подшучивать над студентками.
   - Отношения с преподавателями не приветствуются? - догадалась я.
   - Как тебе сказать, - похоже, моя любознательность Ифиэль явно импонировала. Правильно - кто предупрежден, тот вооружен. - Это, конечно, нигде не закреплено документально, но семейные подряды - лишний повод для зависти и пренебрежительного отношения. У нас же учатся почти все встречающиеся в Пределах расы - кроме людей и троллей - а эльфы, например, на такие вещи очень чутко реагируют.
   - Чутко? - переспросила я. - Или строго отрицательно?
   - Второе, - подняла уголки губ Ифиэль.
   - Ну, хорошо, - я наконец-то оторвалась от созерцания двух мужчин и вернулась к тому, чему собиралась посвятить время до этого. - Что это за крепости? - смотря на донжоны, поинтересовалась я.
   - Давай начнем с того, что все, что ты сейчас видишь, принадлежит территории Академии Познаний, - вновь улыбнулась эльфийка.
   - Давай, - милостиво согласилась я, чем вызвала приступ веселья со стороны Ифы:
   - Ты такая забавная, Валь! Чую, с тобой здесь станет весело.
   - Не отвлекайся, - с серьезным выражением лица напомнила я ей, - ты обещала рассказать об этом чрезвычайно занимательном месте.
   - Да, что это я, - изобразив растерянность, покаялась эльфийка. - Так вот...эти, как ты говоришь, крепости, есть не что иное, как корпусы Академии. Тот, куда мы направляемся, - она указала на тот, который я сразу же определила как вершину "звездочки", - является ректоратом и содержит в себе всю административную часть. Это место, где находится приемная комиссия, деканаты, аудитории, в которых проводятся самые важные экзамены - вступительные и выпускные - а также комендант, к которому ты тоже сегодня зайдешь. Эрик - декан факультета менталистики, корпус, принадлежащий магам вашей категории, находится во-он там, - она указала на противоположную сторону, где находилась башня, соседствующая с той, к которой сейчас направлялись бойцы, увиденные нами ранее. - Кстати, Андо и Хайджи идут к боевому корпусу. Вы немножко соседи, - хитро улыбнулась Ифиэль. - В пятом и последнем корпусе располагаются разные вспомогательные помещения: библиотека, аудитории для общих лекционных курсов, столовая, гардеробные для вещей более холодного времени года, душ...
   - Душ? - переспросила я.
   - Ну да, - кивнула согласно Ифа. - Поскольку у нас, по большому счету, факультетов всего два - познаются дух и тело - то и все второстепенные вспомогательные элементы было решено устроить в одном корпусе.
   - А на боевом кто учится в основном - парни или девчонки? - самым спокойным голосом, на который только могла быть способна, произнесла я.
   - Парни, конечно, - как на несмышленыша, посмотрела на меня Ифа. - Ты попробуй ужиться рядом с Андо, у которого почти круглосуточное физическое самосовершенствование!
   Да нет! Не может этого быть! Невинно глядя на эльфийку, я внутри себя испытывала такой бешеный прилив адреналина, что сдерживать невозмутимое лицо оказалось очень сложно. Полуголые парни с соседнего факультета ходят в душ через корпус менталистов?! Да не может этого быть! Предположение, что сильная половина не гнушается дефиле почти в том, в чем родила мать, я даже не подвергала сомнению: с их демонами, ищущими свою вторую половину, по-другому и быть не могло. Тут, наверное, все учащиеся девчонки с ума сходят во время вечернего омовения соседей по крепости...
   - У основателей была задумка отдать под общий корпус как раз тот, который сейчас менталистам принадлежит, - как ни в чем не бывало, продолжила эльфийка, - чтобы обоим факультетам добираться было удобно, - но оказалось, что занятия вашего отрицательно сказываются на проводимых в административном корпусе экзаменах. Некоторые не самые ответственные студенты могли этим воспользоваться, поэтому... - Ифа задумалась, подбирая нужное слово, - воины и менталисты общаются достаточно тесно, - с улыбкой закончила она.
   - Погоди-погоди, - прервала я очередной виток рассказов, - а как же целительский корпус? Разве у вас не отдельный факультет?
   - Нет, Валь, - эльфийка опять загрустила. - Целителей как таковых очень мало, мы не наберем целого факультета. Но вот развить навыки в студентах других отделений - это всегда пожалуйста. Есть, конечно, у нас неплохие ученики, целиком и полностью специализирующиеся на излечении болезней и травм, но таких я веду сама и в любом случае основными у них являются занятия по менталистике и физической подготовке.
   - А зачем тогда целый корпус на то, чего в Академии не преподают? - удивилась я.
   Эльфийка совсем расстроилась:
   - Понимаешь, мы...находимся в не самой спокойной зоне. Земли драконов, любезно предоставленные нам под строительство Академии, иногда подвергаются набегам со стороны демонов...сама понимаешь, бывает много пострадавших. Где, как не у нас, лечить большие партии раненых? Целители в городах физически не способны с этим справиться. Но давай не будем о грустном, - тряхнув головой, свернула нежелательную тему эльфийка. - Лучше о хорошем. Кстати, часть боевиков ты можешь видеть уже сейчас, - кивнула эльфийка вниз, туда, где располагался внутренний двор. - Тем более что они уже во все глаза смотрят на тебя.
   Меня второй раз за все пребывание в новом мире передернуло. Быть объектом чужого внимания совсем не хотелось. Но я мужественно подошла к самому краю стены, чтобы рассмотреть существ, с которыми, возможно, мне придется учиться бок о бок.
   Круглый внутренний двор был достаточно большим по площади и вымощен такими же камнями, что и сама крепость. Еще раз полюбовавшись на сеть переходов, усыпавших стены, я перевела взгляд ниже, туда, где на поверхности стояли, пристально рассматривая меня, одетые в похожую на экипировку Хайджи одежду парни. Наряд боевиков, догадалась я, попутно отмечая, как у одной из стен, точнее, лестницы, открывающей один из переходов на верхние этажи, стоит стайка девушек, поначалу наверняка занятая разглядыванием мужской части населяющих двор студентов. Но теперь, как и мальчишки, они вовсю уставились на меня. Недобро так уставились. Если попадем в одну группу, мне не поздоровится: новеньких, привлекающих излишнее внимание, тут, похоже, не любили так же, как и у нас. Да, некоторые вещи даже со сменой мира не меняются... Хотела бы я этому порадоваться...но не буду. Девчонки, все как одна, были скромно одеты в, скорее всего, университетскую форму, представляющую собой струящиеся платья неопределенного оттенка серого цвета, и, даже немного выглянувшая из-за крепостной ограды, я в своей изумрудной майке, открывающей до кучи еще и ключицы, сейчас на их фоне выглядела белой вороной. Которой, однако же, явно заинтересовались парни. Которую из-за этого девочки записали в личные враги...я только поджала губы.
   - Юрину стоит уделить больше внимания тренировкам с крыльями, - между тем задумчиво произнесла Ифа, и я оторвалась от созерцания явно негативно по отношению ко мне настроенной женской половины, чтобы перевести взгляд на рубинового дракона, который, как и остальные члены утренней встречи во дворе, также взирал на меня. Почуяв, что его наконец-то заметили, он...начал творить что-то странное, отчего девчонки послали в его сторону один дружный шумный вздох. Дракон, тем временем, окружил себя мерцающим облаком, которое постепенно начало уменьшаться, сокращаясь до почти человеческих размеров. Рассеявшись, оно явило взорам стройного подтянутого парня в черной униформе с растрепанной гривой темных волос и заготовленной и явно отработанной часами тренировок ухмылкой. Такой, знаете, от которой девчонки обычно падают в обмороки от переизбытка чувств. Эх, жаль, но Юрин этот сразу же перестал меня интересовать. И я сосредоточилась на том, что мелькнуло перед глазами как раз во время перевоплощения дракона. Чтобы почти сразу же выпустить воздух из легких. Потому что то, что отвлекло от изменения вида крылатого, было не чем иным, как одним из огоньков, которые я встречала сегодня во сне. А потом...потом я увидела его.
   - Что это? - набрав в легкие побольше кислорода, тихо спросила я.
   - Как что? - спокойно отозвалась Ифиэль. - То, ради чего, в общем, и строилась Академия. Древо Познания.
   На зелень в самом центре внутреннего дворика Академии я поначалу не обратила внимания. Просто подумала, что там находится средоточие каких-то очень высоких кустов, и потому сразу посмотрела на боевиков, которых предлагала оценить Ифиэль. Теперь же, обнаружив огонек-светлячка, я могла сосредоточиться и как следует рассмотреть "то, ради чего строилась Академия". И, кажется, мысль, пришедшая утром еще до того, как я отправилась на поиски Дусиры, все-таки лишенной смысла не была...
   Зернышко действительно существовало. И когда-то, возможно, оно и правда было занесено в эту почву, чтобы попытаться прорасти. Надо сказать, ему это удалось с большим успехом. В том плане, что теперь зернышко представляло собой не что иное, как гибрид дерева с раскидистой кроной и корнями, как у Эйвы из "Аватара". То есть мне нужно было быть совсем невнимательной, чтобы изначально не заметить увивающие весь двор отростки. Теперь я была уверена: стены и потолок Академии совершенно точно являются заполненными продолжением Древа Познания. Невольно восхитилась, конечно, но и опасений меньше не стало. Что, если это дерево разумно и еще не раз попытается привязать меня к себе?
   - Дерево стало таким после того, как тут положили последний камень основания Академии, - словно в ответ на мои мысли, произнесла Ифиэль. - И с каждым живым существом оно пытается найти общий язык. Именно поэтому я и удивилась, что изменения в тебе начались так быстро: оно случит своеобразным проводником магии на землях драконов, попутно еще и подпитываясь от нее. То, что ты стала выглядеть, как вчера утром, означает не что иное, что мир решил с тобой породниться.
   - Что есть для вашего мира магия? - спросила я, одновременно впитывая в себя окрестности Древа Познания.
   Раскинувшийся вокруг него садик я и посчитала высокими кустарниками изначально. Дерево на их фоне выглядело таким же небольшим, видимо, всю силу оно отдавало на увивание своими продолжениями внутренностей Академии. Подумать только, заключенная в его корнях магия, получается, наполняет каждую частичку неприступной цитадели. Да тут даже самый маленький камушек фонить силой должен, если задуматься!
   - Магия - это сила, к которой ты можешь обращаться для исполнения своих самых сокровенных желаний, - ответила Ифиэль. - Черпать ее ты можешь как из природы, как из стихий, так и из самого себя. Преобразовывая ее, ты становишься ближе к миру.
   Зеленые листики-звездочки переливались в лучах утреннего солнца, а благодаря проносившимся порывам ветра еще и умудрялись показаться мне с разных ракурсов. Словно пытаясь понравиться. Хотя, возможно, это просто мое больное воображение именно так расценило стечение природных обстоятельств.
   - А дерево не светится по ночам? - поинтересовалась я, вспоминая мягкую дымку, окружающую сердце Академии в моем сне.
   - Мы не замечали, - задумчиво окинула средоточие зелени эльфийка.
   Поня-а-атно...Значит, кто-то особенно умный использовал дерево как символ этого мира и в моих мыслях попытался создать иллюзию защищенности? Чтобы я вот так просто согласилась здесь остаться, даже не помышляя о возвращении домой? А для большей эффективности еще и разукрасил листики и пестики так, чтобы создалось ощущение сказки? Ну, демиург проклятый, узнаю, кто ты на самом деле - держись... Пощады от меня точно не будет.
   Внезапно быстрое движение в листве привлекло внимание. Странное нечто, цветом почти не отличающееся от темной коры Дерева, передвигалось в зеленой кроне почти у самой кромки листьев, то есть, практически парило по воздуху, поскольку представить ползанье настолько крупного - а оно точно таким было - существа по тоненьким веточкам я не могла. Я пыталась уследить за его скачками, но оно появлялось то тут, то там, и места его движения нельзя было соединить нормальной траекторией. Такое ощущение, что существо проходило сквозь дерево и возвращалось обратно, словно играя со мной. А потом я увидела их. Глаза цвета мокрого чернозема...
   Дыхание перехватило, и даже с огромной высоты стен Академии я совершенно точно могла сказать, что оно меня разглядывает. Но ничего агрессивного, даже в малейшей степени негативно-настроенного по отношению к себе я не почувствовала. Наоборот, в обращенном ко мне внимании была тонна живого интереса и любопытства. Видимо, не одни студенты подпирали двери целительского корпуса во время моей отключки. Просто у некоторых для этого было гораздо больше возможностей.
   - Насмотрелась? - вырвал меня из задумчивости голос эльфийки. Я вздрогнула и этим, видимо, нарушила хрупкую гармонию, установившуюся с существом: в последний раз моргнув большими красивыми глазами, оно окончательно исчезло в листве. Немного пожалев о том, что возможности посмотреть в его по-детски наивно открытые глаза больше не представится, я тяжело вздохнула и перевела взгляд на Ифу:
   - Наверное...а у нас еще есть время?
   Мальвина, видимо, сверившись с ей одной известным расписанием, кивнула:
   - Эрик наверняка еще не подошел в деканат. Это я с больными привыкла рано вставать... Что бы ты еще хотела рассмотреть?
   Снизу послышалось улюлюканье:
   - Эй, красавица, к нам спускайся! - и я мельком отметила всеобщее воодушевление боевиков по отношению к своей скромной персоне. Они, как и Юрин, разглядывали меня с самодовольным выражением на лицах, чем вызывали все большую и большую неприязнь со стороны девчонок. Неприязнь ко мне, естественно. Боюсь, без кнопок на стульях не обойдется теперь...если, конечно, здесь прибегают к мелким проявлениям мести. А вдруг какая-нибудь из них окажется самим воплощением магии? Ой, Валя, вроде выспалась, а такую чушь порой несешь...
   Дабы не нагнетать обстановки, я мило улыбнулась жаждущим общения парням, после чего отошла от внутреннего края стены, на ходу поясняя Ифиэль:
   - Если можно, я бы еще немного осталась здесь и посмотрела на море...
   - Это не совсем море, - улыбнулась Ифиэль. - Это часть мирового океана, который омывает территории трех Пределов. Просто на нашей стороне он выглядит интереснее, чем, например, вдали от берегов драконов, эльфов или оборотней. Ну и мосты - они сами по себе делают картину сказочной.
   В этом я не могла не согласиться с ней. Еще раз глянув на внешнюю границу стен Академии, я решила приблизиться к ней. Неширокая каменная гряда, такая же, как и с внутренней стороны, служившая чем-то вроде перил, удобно пристроила у себя опирающиеся на нее локти. Я смотрела в даль сияющего в лучах утреннего солнца океана и пыталась разглядеть в ускользающей голубой дымке хоть намек, хоть малейший знак, который мог бы помочь мне разобраться в том, что своей огромной непонятной массой навалилось на плечи за два прошедших дня. Но ровная поверхность океана лишь отражала блики светила, ветер, трепавший волосы, не приносил с собой никаких ответов, а переливающиеся всеми оттенками радуги грани хрустальных мостов все больше и больше призывали к тому, чтобы остаться и просто наслаждаться окружающей действительностью. Вздохнув еще раз, я видоизменила информацию, которую они, кажется, хотели сообщить: так и быть, я останусь, но только до того момента, пока не разберусь в свойствах узла, в который меня пытаются определить, и не найду достойную замену, которой будет по силам вместо меня удерживать связи реальности в порядке...
   - А эти мосты...откуда они взялись? - все еще не в силах бороться с восхищением от увиденной вчера прелести, тихо спросила я.
   Ифиэль неслышно оказалась рядом и, устремив взгляд вдаль, произнесла:
   - Никто толком не знает. Некоторые считают, что это скопления разнородной магии в то время, когда еще не были локализованы порталы, умудрились между собой переплестись, а потом из полученного материала древние умельцы соорудили Висячие Предельные Мосты. Кто-то утверждает, что это творение рук демиургов, которые решили когда-то соединить разрозненные расы мира с тем, чтобы все земли стали едиными и неделимыми...
   - С демонами тоже существует аналогичная связь по морю? - поинтересовалась я.
   - Нет, - покачала головой Ифа. - Они граничат с драконами на западе. Их земли так просто не увидишь. А за границей с драконами совсем небольшой клочок свободного пространства.
   - А дальше? Дальше что?
   - Дальше - непроходимый купол демонских угодий. Дальний Предел, Валя - территория закрытая и плохо изученная. Без крайней надобности туда никто не суется...
   - Никто-никто? Вообще никогда? - удивилась я.
   - У нас натянутые отношения с демонами, - с грустью признала Ифиэль. - Все, кого ты увидишь в Академии, по тем или иным причинам Родину покинули, оставшись на других частях Северного Предела.
   - Это очень печально... - не отрываясь от созерцания морской глади, отозвалась я. - Если бы на то была моя воля, я соединила бы такими хрустальными мостами каждое сердце на ваших землях, - почему-то с горечью вспомнились последние кадры от встречи с воронкой. Заплаканное Ларискино лицо и руки, которые она прижимала к груди. - А вдруг кому-то не посчастливилось, и он от этого обособления демонов потерял родных на этой стороне?
   - Я не знаю, Валь, - тихо сказала Ифа. - Если такие случаи и есть, о них стараются не вспоминать. Чтобы не бередить рану. Магические существа живут долго, и год от года боль для нас не становится меньше. Скорее, только укрепляет воспоминания о себе.
   Я понимала, что сейчас Ифиэль говорит не только о глобальной проблеме. В ее последних словах сквозила боль и за собственную судьбу. Все-таки, от мира к миру ощущения потери и неполноценности бытия, так же как всеобщая ненависть или, наоборот, поклонение, не изменяются. Похоже, все миры этого странного веера построены таким образом, чтобы иметь под собой одинаковую первооснову. С одной стороны это, конечно, грустно, потому что ни расстояния, ни время, ни даже смена параллельной Вселенной не позволит тебе сбежать от одних и тех же проблем. С другой стороны - ты всегда будешь знать, к чему стоит быть готовым. И вот именно сейчас я точно понимаю, что видеть грусть на лице светлого существа, каким для меня навсегда станет Ифа, я совсем не хочу.
   Я положила руку поверх ее находящейся на камне ладони, тихо погладила и совершенно честно сказала:
   - Если мы все время будем предаваться грусти, то не сумеем заметить в окружающем мире ничего хорошего. Подумай, ведь тот же Хайджи прибыл сюда из мира, где воплощались в реальность самые сокровенные мечты. Кто знает, быть может, когда-нибудь и ты встретишь разумное существо, благодаря велению которого неспособность прикасаться к другим исчезнет. Надо надеяться на лучшее, Ифиэль, и когда-нибудь лучшее постучится в твои двери. В нашем мире это называется положительной установкой. У нас кошмарное количество по тем или иным причинам неуверенных в себе людей, ты знаешь? - пытаясь вывести разговор в другое русло, решила сменить отрицательное направление беседы я. - В некоторых странах даже процветает профессия психоаналитика - это люди, помогающие справиться с проблемами головы! - сделав большие глаза, я оторвала Ифу от созерцания спокойного моря. Сейчас ее совершенно точно нужно было растормошить, и, кажется, я знала, как этого можно было добиться. - И вообще, вспомни о том, что ты хотела использовать свой дар во благо! - глядя на непонимающее выражение лица эльфийки, я пояснила:
   - А кто собирался приголубить Дальновидного за то, что максимум доносимой до меня информации он предпочел скинуть на тебя? - я прищурилась в ожидании реакции со стороны Мальвины, и она не заставила себя ждать: глаза Ифиэль полыхнули хитрым блеском, на губах появилась предвкушающая улыбка. Вообще, надо сказать, мне уже очень хочется увидеть этого несчастного, при одном упоминании о котором моя знакомая настолько воодушевляюще начинает мечтать о мести. Я больше чем уверена: там будет, на что посмотреть.
   - Пойдем, познакомим тебя с этим смертником, - словно подтверждая мои мысли, произнесла эльфийка. И мы отправились в сторону административного корпуса.
  
  
   Глава 5.
  
   Северный Срединный Предел, Академия Познаний, административный корпус.
  
   По уже знакомой благодаря корпусу целителей башенке, которая в административной части отличалась, пожалуй что, наличием дополнительных досочек с каракулями на языке, который я, благодаря путешествию сквозь портал, стала понимать в совершенстве, мы с Ифиэль спустились, по моим ощущениям, на середину высоты донжона и теперь выходили через небольшой предбанничек в коридор, ведущий...куда-то ведущий, очевидно. Ифа уверенным шагом направилась налево, и я различила очень похожее на место моей вчерашней дислокации расположение дверей. С той лишь разницей, что песочно-бежевые тона внутренней отделки медицинской части сменились спокойными синими и белыми, словно призывали всем своим видом к умиротворенности и осознанности действий. Пока шли по широкому коридору, я занималась разглядыванием надписей на стенах, которые, как и в башенке, находились здесь в достаточном количестве. Ну и удивлялась заодно, как в одном небольшом - если судить по плотности наполнения его ученым составом - сооружении может умещаться сразу столько светлых - по крайней мере, я очень на это надеялась - умов Академии, в которой мне предстояло начать обучение.
   - Это этаж преподавателей, - поделилась информацией моя Мальвина. - Здесь располагаются все существующие в Академии кафедры, у некоторых обитателей есть и свои отдельные кабинеты.
   - У тебя, например? - полюбопытствовала я.
   - Да, - кивнула эльфийка, - нам с Дусирой, конечно, и корпуса вполне хватает, но порядок важен во всем, как считает наш многоуважаемый ректор. Тут я, пожалуй, с ним даже соглашусь.
   - А ректора мы будем лицезреть? - как бы между прочим заметила я.
   - Нет, - отмахнулась Ифиэль. - Он у нас сейчас в отъезде. Да и смысла не вижу: он только с особо буйными беседует. Да и в основном на предмет их отчисления...
   - Строго у вас тут, - поежилась я.
   - Я бы не сказала, - покачала Ифиэль головой. - Выходки, одну из которых ты имела радость лицезреть на стене, лично мне видятся непозволительными для студентов, занимающихся самопознанием и саморазвитием.
   - Ты о чем? - не поняла я.
   - Юрин и компания. Как голодные собаки на новое мясо. И ведь не первый курс уже...стыдно за таких студентов.
   - Да брось, - улыбнулась я. - У нас и на последних курсах девчонок периодически задирают. Это особая атмосфера университетов и иже с ними.
   - Да, - резко остановилась Ифа, - пока мы не оказались в деканате факультета менталистики, должна тебя предупредить: у нас принято особое обращение к членам преподавательского состава.
   Я ответила заинтересованным взглядом, и эльфийка продолжила:
   - Почти все преподаватели Академии награждены правителями Драконов территориями, поэтому, в том или ином смысле, являются лордами с точки зрения землевладения. Но поскольку по отношению к женщинам - коих здесь немного, но все-таки есть - такой термин неудобен, принято обращение "милорд" и "миледи". Далее следует употреблять формальное прозвище, данное преподавателю за его заслуги перед обществом. В случае, например, с Андо правильнее будет называть его милорд Стремительный. Полное обращение к Эрику - милорд Дальновидный. Меня, правда, называют просто Милосердной леди, - улыбнулась Ифа.
   - Но исключение только подтверждает правило, не так ли? - и, получив согласный кивок главы корпуса целителей, решила провести собственный эксперимент. - Получается, милорд Златоглазый, правильно?
   - Правильно, - обрадовалась Ифа. - В административном корпусе - только так!
   - Поняла, - я серьезно отнеслась к информации. А мы тем временем подошли к деревянной двери с табличкой "Деканат ментального факультета", над которой висел отрез материи светло-голубого цвета, оформленный в виде красиво спускающейся по обе стороны от двери морской волны. - А сколько учиться в Академии?
   - Минимальный срок - пять лет, - ответила Ифиэль. - Далее по желанию, можно даже остаться преподавать. Среди менталистов не так много выдающихся личностей, - с намеком добавила она.
   Я только фыркнула в ответ и подождала, пока эльфийка пройдет первой, после чего уверенно шагнула внутрь.
   - Минуточку! - раздался удивительно-глубокое меццо-сопрано, которое с придыханием пыталось привлечь к себе внимание. Хотя, подумалось мне, можно было просто со стоном выдохнуть - эффект наблюдался бы аналогичный. Я выглянула из-за Ифиэль, чтобы посмотреть на обладательницу поистине сексуального тембра голоса и вспомнила сразу про "Чародеев" и знаменитое брыльское "У нашей Алены Игоревны лицо такое типическое-типическое..." Дама оказалась эльфийкой. По крайней мере, остроухость ее была налицо. К остроухости прилагался, похоже, еще и вагон самомнения, потому что, даже высиживая за секретарским - один в один! - столом, с невозможно-прямой спиной, в крайне строгом наряде, коим являлся костюм уже знакомого серого оттенка, сшитый, правда, в отличие от струящихся платьев девочек из двора, по фигуре, она умудрялась являть собой образец такой занятости и сосредоточенности, что я сразу подумала, что мы эту блондинистую особу явно от окраски ногтей отвлекли. Ну, вот бывают такие индивиды: степень интеллекта прослеживается по лицу! Тем более мне показалось странным наличие столь одаренного сотрудника у декана с прозвищем Дальновидный. Оставалось только надеяться, что вся степень ее вычурности направлена на привлечение внимания кого-то другого.
   - Мы к Эрику, Эмманиэль, - пояснила Ифа, но блондинка поднялась из-за стола, явив нашему взору, помимо неплохой фигуры, еще и трудно скрываемую строгим нарядом грудь, и надменно произнесла:
   - По какому вопросу? Вы записаны на прием?
   Я выпала в осадок. Девица с именем почти как у порноперсонажа середины семидесятых - и вот так обращается к Ифе? Да я только за одно это была готова размазать неуемное эльфийское самомнение по стенке! Тем более, зная, как наши девчонки хихикают после того, как застукали предков за просмотром соответствующего видео с Сильвией Кристель в главной роли, я вообще серьезно эту даму воспринимать перестала. Отсутствие у нее приставки в виде прозвища и простое обращение к ней Ифы, по всей видимости, свидетельствовало о том, что она принадлежала к какому-нибудь обслуживающему персоналу. Тем более такое отношение к уважаемому преподавателю вызывало крайне негативные эмоции.
   Но Ифиэль не была бы собой, если бы не смогла ситуацию разрулить.
   - Мани, - она особенно выделила панибратское отношение к девице, после которого та стала удивленно хлопать ресницами, - если ты не против, я сейчас зайду и непременно поставлю Эрика в известность о том, что отныне должна предупреждать о своем приходе. Если против, тогда предлагаю зайти вместе и втроем обсудить твое недовольство, - говорилось все это спокойным голосом, в котором, однако, проскакивали стальные нотки, не свойственные речи Мальвины и явно грозящие блондинке - в случае продолжения разговора в том же духе - большими неприятностями. Я даже представила, как Ифа мягко снимает перчатку и протягивает руку к застывшему в ужасе и страхе лицу Эмманиэль. Картинка мне понравилась. Однозначно, этот новый мир будил во мне все кровожадные начала.
   "Мани" выпала в осадок. Воспользовавшись этим, Ифиэль обогнула ее по дуге, предварительно шепнув мне на ухо: "Подожди немного, я с Эриком пообщаюсь". Я кивнула и, заприметив в небольшой приемной стул, очевидно, для посетителей, опустилась на него после исчезновения эльфийки за дверью с табличкой "Эрикен Дальновидный. Декан".
   - Совсем стыд потеряли! - возмущенно произнесла Эмманиэль, сердито глядя вслед главе целительского корпуса. - Думают, если с титулом и должностью, можно теперь от работы отвлекать!
   Я решила скосить под дурочку и наивно посмотрела на эльфийку:
   - Да какая еще работа? Утро раннее ведь!
   - Утро-то, может, и утро, а будь в Академии милорд Златоглазый, уже пришел бы на встречу с деканом! - важно заявила блондинка, видимо, не увидев во мне степени опасности, соизмеримой с Ифиэль.
   - Уважаемая Эмманиэль, - я с подобострастием посмотрела на секретаршу, для поддержания легенды простушки еще и похлопав глазами на манер своей собеседницы - а вы не могли бы прояснить для меня некоторые вопросы?
   - Смотря какие, девочка, - ох, уж этот высокомерный тон! Мне оставалось только надеяться, что Эмманиэль действительно является незаменимым сотрудником.
   - Миледи Милосердная, - я поняла, что поступила правильно, назвав Ифиэль именно так, когда на лице дамочки проступило плохо скрываемое одобрение, - объяснила, что обращение к преподавателям состоит из общепринятого и прозвища, данного за заслуги перед обществом.
   - Все верно, - важно кивнула Эмманиэль.
   - Так что нужно сделать, чтобы называться Златоглазым? - как можно более невинно поинтересовалась я, видя, что эльфийка раздумывает над вопросом, сказать ли мне все как есть или послать подальше в стремлении залезть в информацию повышенной секретности. Наконец желание высказаться перед единственным слушателем пересилило, и дама, томно вздохнув, опять выдала грудным голосом:
   - Девочка, ты бы видела, какие он вещи этими глазами вытворяет! - Боже, неужели я отыскала предмет страсти Эмманиэль? Интересно, была ли она взаимной? Златоглазый явно впечатления ценителя больших форм не производил... Нет, выглядела блондинка шикарно, и ее голубые глаза смотрелись прекрасно...но вот интеллект как-то трудно угадывался за желанием привлечь к себе внимание. А еще она, похоже, зависла при одном упоминании Арегвана, так что высунувшаяся из-за двери декана и тихо шепнувшая мне "пошли!" Ифа оказалась как нельзя кстати. Прошмыгнув мимо замечтавшейся секретарши, я благодарно посмотрела на девушку и направилась следом.
   Кабинет декана был самым обычным кабинетом декана. Почти как у нас. Все-таки эти демиурги в каких-то вопросах решили полениться с разнообразием. Стол, стул начальника менталистов, напротив - пара кресел для посетителей, в которых мы с Ифиэль и расположились, карта мира за спиной предполагаемого декана, поначалу заинтересовавшая меня настолько, что хозяина апартаментов я даже не заметила, о чем потом, правда, искренне пожалела. Потому что посмотреть действительно было на что. Хотя, возможно, стоило бы рассмотреть старинные гобелены позади нас, чтобы удалось сдержать порыв уставиться настолько неприлично на восседающего за столом Эрикена Дальновидного.
   Просто смотрела я на живое воплощение Гамбита. В каком смысле - живое? Мужчина с глубоким и красивым пламенным оттенком волос, являющийся хозяином кабинета, очень сильно походил на него внешне. Тот же разрез глаз, та же плутоватая улыбка, отвлекающая внимание от изучающего выражения лица, те же скрещенные у подбородка руки, словно ожидающие, когда в них приплывут карты, чтобы рассмотреть возможные варианты дальнейших событий. Передо мной сидел прирожденный игрок, привыкший просчитывать свои действия и ходы на несколько шагов вперед. И даже волнистая копна волос, спускающихся к плечам, от меня этого скрыть не могла. Возможно, студентки покупались на светлую синеву глаз. Возможно. Но это было точно не про меня. Потому что сами глаза декана смотрели сосредоточенно и серьезно. Как вообще с моим маниакальным синдромом преследования и скоро смерти этого можно было не заметить... Интересно, а мячики в его руках взрываются так же, как и у оригинала?
   - Вопросы? - кажется, правильно истолковав мое настроение, поинтересовался глава факультета.
   Я еще раз внимательно оглядела его. То, что располагалось выше линии стола, было вполне обыкновенно: Эрикен представлял собой образ собранного поджарого человека, облаченного в темные тона, что только подтверждало его принадлежность к власти, пусть и ограничивалась она лишь постом главы ученического отделения. В самом деле, представься мне мужчина в красном костюме или, что еще хуже, предпочитающим ядовито-зеленые и иже с ними расцветки, я бы, наверное, стала относиться к нему не лучше, чем к оставшейся за дверью Эмманиэль. А здесь сосредоточенность во взгляде и несколько расслабленная - совсем немного, чтобы при случае суметь свернуть мне шею, если что! - поза мага сразу настраивали на деловой лад и отсутствие двусмысленностей в разговоре. Почему я решила, что он являлся магом? Простой человек в Северных Пределах бы не выжил, это очевидно хотя бы потому, что мне успели прожужжать этой мыслью всю голову. Значит, Эрикен был полукровкой. Только вот какой именно? Судя по огненному оттенку волос, к его воспроизведению приложили руку драконы. Точнее, лапу. Или что там вообще прикладывают к этому драконы! Если они, конечно, судя по уже виденным мною Арегвану и Юрину, в животном виде приобретают исключительно оттенки красного.
   - А можно? - осторожно спросила я, не замечая, впрочем, со стороны Эрикена чего бы то ни было, даже отдаленно напоминающего грозящие мне в скором времени неприятности.
   - Нужно, - кивнул он, на мгновение прикрыв глаза и всем своим видом демонстрируя готовность отвечать даже на нелепые и откровенно глупые вопросы.
   - Вы полукровка мага и дракона? - тут же выпалила я, не особо беспокоясь о том, что могла залезть в не очень приятную для декана тему, например.
   Я его удивила. Честно. Это просматривалось хотя бы по тому, как вскинулись брови Эрикена и как после этого он переглянулся с Ифиэль. Боковым зрением уловила ответную сдержанную улыбку главы целительского корпуса, которую истолковала не иначе как "я обещала тебе неприятности - ты их получил!", и почувствовала себя более уверенно. Значит, декана можно спрашивать не только об этом. Рыжий, однако же, вернувшись к созерцанию моей персоны, взглянул как-то иначе, потому что задумчиво проговорил:
   - А в прошлом году Хайджи сразу стал на всех кидаться...
   - Я девушка, - резонно заметила попаданка номер два, - я физически не смогу этого сотворить.
   - Это если не воспользуетесь даром, - возразил декан.
   - Я не умею им пользоваться, вздохните уже спокойно, милорд Дальновидный, - откинувшись в кресле, откровенно призналась я. - Хотя, если бы вы меня опасались, я бы здесь не сидела, верно?
   Он улыбнулся - чуть-чуть, самым краешком губ, и я, кажется, поняла, почему Ифа называла его именно Эриком. Просто захотелось повторить выражение его лица и рассказать совершенно обо всем. Начиная прямо с рождения, да. Нет, шучу, конечно, но располагающий Эрикен полностью менял представление о себе как о носителе учебной власти. И этот новый декан мне нравился куда больше представшего поначалу рыжего Джокера.
   - Вы все правильно подметили, - произнес Эрикен. Нет, Эриком ему никогда в моем понимании не стать, это точно. Для этого...другая степень доверия нужна, что ли. Наверное, Ифиэль ею просто обладает. Поэтому милорд Дальновидный - и никак иначе. А то, что он сможет до меня донести, выясним в процессе общения. - Никто и никогда не станет расценивать вас как опасный элемент, внедренный в наш мир демиургами посредством порталов. Хотя бы потому, что мы чтим заветы богов, Валя - я ведь могу вас так называть, верно? - конечно, уважаемый милорд, и поэтому я усиленно киваю в ответ на вашу просьбу. - Другое дело, что вы сами станете себя позиционировать как нечто отрицательное - а потому опасное. Но вы же этого не станете делать, правда? - какой-то подводный камень был в его вопросе, но я не могла понять, что конкретно мне не понравилось. И я решила искренне изложить свои мысли по этому поводу:
   - Я не знаю, как относиться к тому, что меня выкинуло в ваш мир, милорд Дальновидный. Еще более меня пугает тот факт, что в состоянии крайнего испуга я проникла в сознание тролля, который, как оказалось позднее, от любого ментального вмешательства огражден генетическими особенностями организма, грубо говоря - так устроен, - поправилась я, не уверенная в том, что о генетике тут вообще кто-то что-то знает. - И вытащить меня смог только милорд Златоглазый, почти сразу после этого территорию Академии покинувший. Как вы считаете, есть ли возможность вреда с моей стороны для кого-нибудь из студентов, когда единственный сдерживающий мои порывы фактор находится на краю земли, называемой у вас Южными Пределами?
   Все время моего проникновенного монолога оба сидящих вместе со мной преподавателя молча внимали раздающимся в тишине кабинета звукам. Я почти физически ощущала исходящее от Ифы сочувствие и желание хоть немного облегчить мою участь. Не жалость, нет, это была не она. Скорее, восприятие позиции со своей стороны и понимание, что не так уж сильно мы и отличаемся. Эрикен, напротив, с каждым произнесенным предложением, казалось, укреплялся в только ему одному известном утверждении, а посему, закончив, я прямо посмотрела на декана в ожидании выносимого вердикта.
   - Уже одно то, что вы, говоря о своем даре, в первую очередь думаете о его влиянии на окружающих, весьма похвально, Валентина, - произнесенное правильно имя почему-то откликнулось в душе волной радости. - Это значит, что вы в состоянии оценить масштабы ущерба, который, в случае злоупотребления своими способностями, можете причинить. И тут я не буду лукавить - урон может быть нанесен огромный, вам для этого достаточно научиться расщеплять свое сознание, что, при должном обучении у милорда Златоглазого, вам удастся как одно из первых достижений в области менталистики. Но так ли вам хочется начинать наше знакомство с неудачных перспектив? Может быть, лучше разобьем просьбу на несколько мелких и с каждой из них тщательно поработаем?
   Я непонимающе воззрилась на него, Ифа рядышком хмыкнула в кулачок - видимо, манера Дальновидного общаться со студентами, как с детьми, была ей знакома - а Эрикен, между тем, поднялся со своего места, задвинул стул и, упершись в его спинку обеими руками, спросил:
   - Что вам известно о Пределах из своего недолгого пребывания в нашем мире, Валя?
   - Северный Предел делится на Дальний, Срединный и Ближний, это территория магических рас, в Центральном живут гномы, Южный целиком и полностью отдан людям, - как заученную, воспроизвела фразу я.
   - Именно, - согласился Эрикен. - Я надеюсь, вы поняли, что сейчас мы с вами будем выяснять вопрос о том, где же находится милорд Златоглазый? Отлично, - увидев понимание на лице, продолжил Дальновидный. - Так вот. Смею надеяться, что по названиям Пределов вы успели сделать вывод о том, что географическое их положение соответствует заявленному в обозначении, - с этими словами мужчина покинул место дислокации и приблизился к висящей на стене карте, указав на самую нижнюю ее часть, где "плавал" достаточно большой по площади, если судить по отношению к общему объему, островок земли. - Южный Предел здесь. И Арегван скоро до него долетит. Как видите, путь неблизкий, с передышками дракону на полет требуется в среднем четверо суток. Еще четверо на обратный путь, плюс дело, по которому он туда направился, займет около месяца, - я, наверное, что-то очень эмоциональное изобразила, поскольку Дальновидный остановился и подождал, пока все вернется в норму. - Видите ли, мы, как носители магии, понимаем пагубность ее влияния на неподготовленные организмы. Я имею в виду людей, конечно, и в первую очередь ожидающее их безумие в случае долговременного воздействия агрессивным фактором в лице волшебства, наличествующим в мире. Поэтому мы стараемся всеми доступными способами облегчить участь живущих на окраине людей. Сейчас просто настала очередь Арегвана. Он помогает перераспределять потоки магии так, чтобы она не захватывала Южный Предел своим влиянием, а также очищает разум живущих на континенте селян от пагубных последствий. Мы, конечно, сумели бы перенести полет, случись ваше появление немного раньше, но в этот раз и так произошла задержка с отправкой мага. Рисковать просто не могли, а милорд Златоглазый среди нас самый сильный.
   Всю серьезность ситуации я осознала почти сразу. Стало даже немножко стыдно оттого, что я привлекала к своим проблемам магов, которые помогали сразу множеству жизней. Но...разве не смогу я эти жизни перечеркнуть, если стану неуправляемой? Думаю, и моя проблема имела место быть в данной ситуации.
   - Далее, - продолжил между тем Эрикен. - По поводу нанесения вреда другим студентам. Тут я, надо сказать, опять вынужден обратиться к географии и показать вам место, на котором была заложена наша обитель знаний, - он переместил руку на верхнюю часть карты, и я, присмотревшись, обомлела: настолько говорящей показалась мне картинка Северного Предела! - Вот это Академия. Она располагается на землях драконов...
   По светящейся точке и отходящей вправо от нее серебристой полоске я признала путь к эльфам и оборотням. Надо же, оказывается, мост под конец еще и раздваивался. Неужели эти две расы также живут на отдельных территориях, между которыми залегли толщи воды? Нет, и здесь аналогичный мост имелся. Настоящий Бермудский треугольник в мировом океане Пределов! Однако, отвлекшись на соотнесение карты с собственными впечатлениями, я совершенно позабыла, с чем вызвал чувство схожести вид Северного Предела на карте. Если смотреть справа налево, то весь материк представлял собой большую красивую шпагу, упирающуюся острием в земли демонов. Причем эфес этой шпаги целиком и полностью занимали территории драконов, эльфов и оборотней. Серебряный мост являлся рукоятью, соединяющей защитные кольца крылатых с навершием, раздвоенным на остроухих и двухипостасных существ. Академия же представлялась мне своего рода крестовиной в этой конструкции. Но самое интересное было в том, что если повернуть карту против часовой стрелки и представить, что вот эти земли, так похожие на клинок у шпаги, входят в земли демонов, с виду напоминающие камень, то...мама дорогая, это ж Эскалибур короля Артура в чистом виде получается! Нет, этот мир совершенно точно служил когда-то прототипом для наших сказок...
   - Как видите, - прервал поток моих мыслей голос Эрикена, - мы с вами находимся на землях драконов, каждый из которых - прекрасный менталист. Расщеплять сознание вы не умеете, а значит, максимум, на что способны - это поселиться у кого-то в голове. То есть в любой момент вас смогут нейтрализовать другие менталисты. Успей вы нанести кому-нибудь вред, за дело тут же возьмутся эльфы, которые в большинстве своем являются отличными целителями. Ну а если перед этим вы успеете оказать кому-то - хотя я больше чем уверен, что только попытаетесь, не достигнув результата - сопротивление, за вас возьмутся оборотни и демоны, обитающие на территории, - Эрикен снова прервался, давая мне впитать информацию. - Теперь, надеюсь, я вас успокоил по поводу вероятности нанесения повреждений окружающим?
   - Вполне, - облегченно вздохнула я, благодарно взглянув на декана.
   - Ну а теперь, если позволите, я бы хотел перейти к основной теме нашей встречи и всем вытекающим из этого последствиям. Классификации вашего дара и возможностей, что он открывает. Готовы?
   Я неуверенно кивнула, после чего декан отошел от стены с картой и вновь, отодвинув стул, вольготно устроился на своем месте. Похоже, разговор ожидается не из легких...
   Ифиэль рядышком завозилась, и я непроизвольно бросила взгляд в ее сторону: эльфийка устраивалась поудобнее. Кажется, мы еще и задержимся здесь. Только вот насколько, я даже не могу предположить.
   - А ничего, что я отнимаю у вас столько времени? Наверное, занятия уже начались... - кивнула я в сторону окна, за которым вовсю начинало светить утреннее солнце.
   - Не переживай - учебное время начинается только послезавтра, - успокоила меня Ифиэль. - Ты надо сказать, очень вовремя появилась, не пропустишь занятия на первом курсе.
   Как-то не впечатлила меня перспектива начинать обучение с самого начала, но чего не сделаешь ради того, чтобы не становиться общественно-опасной. Я лишь тяжело вздохнула и смирилась с неизбежным:
   - Хорошо...
   - Валя, - вновь обратил на себя внимание декан менталистов, - после вашего появления у нас состоялся внеочередной педагогический совет, главным вопросом на котором как раз являлась ваша дальнейшая судьба. Особенно в свете тех обстоятельств, при которых ваш непосредственный преподаватель должен был покидать Академию, а то, что он успел рассказать о вас, привело остальных педагогов в замешательство.
   Я приготовилась к барабанной дроби, как это бывает в самых страшных фильмах ужасов: сейчас мне скажут, что я Франкенштейн и меня не изолировали просто потому, что в будущем решили оставить для опытов - но Эрикен просто помолчал несколько мгновений, видимо, пытаясь правильно сформулировать то, что должен был мне приподнести.
   - Если честно, мы сами впервые столкнулись с таким проявлением дара, - наконец, признался он. - Даже не сразу придумали, как лучше его назвать, но потом сошлись в едином мнении, - неужели что-то интересное расскажет? - Дело в том, Валя, что вы своего рода кукловод. То есть ментальный маг, способный влиять на подсознание объекта, сообщая ему свою волю и вынуждая повиноваться. Другими словами, вы замещаете исходное сознание собственными установками, сформулированными так, как считаете нужным. В крайнем случае - способны полностью переместить свое в индивида, как это и произошло с сыном Дусиры.
   - Это совсем плохо? - ну, не оптимист я, ни в коем случае. Когда сообщают такое вот новости, я всегда начинаю мыслить с точки зрения наносимого ущерба.
   - Мы так не думаем, - мягко вступила в разговор Ифа. - Просто дар сам по себе необычен, а учитывая то, что ты даже на троллей способна воздействовать, еще и уникален.
   - Все верно, - подтвердил ее слова Дальновидный. - Поскольку вы очутились в Академии, нашим долгом является обучить вас и предоставить максимальные возможности по использованию собственного дара.
   - Насколько максимальные? - поинтересовалась я.
   - Надеюсь, вы простите Арегвана - и нас в его лице - за то, что он немного оценил ваш потенциал, пока вы находились в бессознательном состоянии?
   Я пожала плечами - чего уж там, я все равно не оказала бы сопротивления - и декан продолжил:
   - При должном обучении вы сможете руководить скоплением из нескольких десятков сознаний. Это возможно, если вам станет доступно расщепление собственного - о чем я уже неоднократно говорил.
   - Вы сами-то не опасаетесь, что я свои умения начну использовать не во благо, милорд Дальновидный? - резонно заметила я. В самом деле, управлять взводом заточенных под убийство ...да тех же драконов - это не самый лучший исход обучения в Академии, преподаватели в которой, судя по их же словам, обязаны заботиться обо всех творениях демиургов.
   - Ифа была права, когда сказала, что вы будете задавать самые провокационные вопросы, - еле заметно улыбнулся Эрикен. - Безусловно, такая вероятность, и немалая, существует. И будь источником подобных неприятностей кто-то из Мира Пределов, мы, конечно, озаботились бы этим. Однако вы иномирянка, Валя. Если бы демиурги хотели прислать кого-то - другого - они бы это сделали.
   - А так выходит, что я принесу этому миру благо? - я начинала потихоньку злиться, чего не собиралась скрывать от декана. - Вы хоть понимаете, насколько покорными судьбе сейчас выглядите, милорд Дальновидный? Что, если каким-то образом у меня получится разрушить этот мир до основания?
   - В любом случае мы ничего не сможем сделать, - спокойно возразил мужчина. - Реши мы вас изолировать, встрепенутся демиурги - и тогда совершенно точно у нас появится возможность наблюдать, как от Пределов не останется камня на камне. Я допускаю вероятность, что для достижения определенной гармонии в мире ему требуются некоторые встряски, - продолжил он. - Но и понимаю ваше стремление увидеть в моих рассуждениях не только покорность судьбе, но и долю здравомыслия. Именно поэтому мы и беремся обучать вас - лично я не вижу ничего прекрасного в том, чтобы застать при жизни руины собственной родины. Любым даром нужно уметь пользоваться, вне зависимости от его природы и назначения.
   Его слова меня снова успокоили. Все-таки, Эрикен Дальновидный, помимо умения просчитывать дальнейший ход игры, еще и обладал явной способностью к убеждению. Отличное качество для руководителя, особенно такого зыбкого направления, как ментальные науки.
   - До возвращения милорда Златоглазого я должна буду оставаться в изоляции? - ровным голосом поинтересовалась я. А, собственно, почему я должна бродить среди других студентов, когда, испугавшись, могу заменить чье-то сознание своим?
   Эрикен удивленно моргнул:
   - С чего вы это взяли?
   - Ну...я же опасна. Камень на камне - сами понимаете - во избежание, - осторожно заметила я.
   Декан не выдержал и расхохотался от души:
   - Валя, вы принимаете нас за чудовищ! К вашим услугам целый факультет менталистики, - отсмеявшись, добавил он. - Неужели вы думаете, мы не сможем справиться с одной неуправляемой студенткой? Да и не только мы, - словно спохватившись, дернулся на стуле он, после чего поднялся. - Кстати, об этом! - обогнул нас с Ифиэль, приоткрыв дверь кабинета и обращаясь к блондинистой бомбе снаружи:
   - Эмманиэль, пригласите, пожалуйста, милорда Стремительного. Убедитесь сначала, закончились ли его утренние тренировки. Хорошо?
   - Будет исполнено, милорд Дальновидный, - степенным голосом отозвалась "Мани", и Эрикен вернулся к нам.
   - На время отсутствия Арегвана медитациями с вами будет заниматься Андо, - пояснил свои действия Дальновидный. - У них примерно один уровень подготовки в этом вопросе, но свою роль сыграла и заинтересованность преподавателя по боевым искусствам в вас как в потенциальной будущей студентке. Ему хотелось бы знать, до каких пределов возможно развить ваши возможности.
   Тут дверь распахнулась, и в кабинете раздались шаги нового участника собрания. Еще не обернувшись, я услышала смесь удивления и скепсиса в голосе Эрикена:
   - Андо? Не ожидал, что ты появишься так скоро. Эмманиэль уже успела найти тебя?
   - Роза твоей приемной, - раздался в ответ уверенный голос с небольшой ленцой, - как раз собиралась покидать апартаменты, чтобы отправиться на мои поиски, но я успел еще во время тренировки заметить, что Ифиэль приближается к администрации в сопровождении новой студентки. Так что мы закончили с Хайджи - и теперь, надеюсь, начнем с Валентиной, - я как-то поежилась на его последних словах, несмотря на то, что произнесены они были очень доброжелательно. Как, все-таки, хорошо, что маги не ведутся на демонское обаяние!
   От необходимости поворачиваться меня избавил сам Стремительный - он бесшумно оказался рядом с Эрикеном, заняв стратегическую позицию позади стула декана. Пока мужчина изучающе рассматривал "новую студентку", я тоже позволила себе отвлечься от главной темы утреннего митинга и оценить преподавателя по физической подготовке уже вблизи.
   Стремительный не слукавил, когда сказал, что тренировку закончил: он уже и переодеться успел, появившись в кабинете декана в черном костюме, состоящем из кителя и брюк, плотно облегающих тренированное тело, и душ принять - точнее, искупаться в большой ванночке, скорее всего, опять мелькнуло завистливое чувство при воспоминании о туалетах Академии - потому как к Дальновидному боевик прошел мимо меня, умудрившись принести за собой шлейф шипрового аромата. Белоснежные волосы он распустил - опять позирует, что ли? - и теперь внимательно исследовал меня взглядом сосредоточенных голубых глаз. Если у декана оттенок светлой синевы смотрелся интересно, то пронизывающий ледяной взгляд демона пробирал до костей. Не зря в его голосе, несмотря на обходительность, мне почудилась тонн настороженности. Этому демону не металлами надо было управлять, а арктическими ледниками. Ледяной Магнето - точно!
   - Здороваться, надеюсь, не будем? - иронично выгнула бровь Ифа, когда я обернулась на звук ее мелодичного голоса.
   - Я только за, - улыбнулся Андо, растягивая губы в улыбке. - Особенно если ты не успела оценить мое приветствие на стене.
   - Успела, - хмыкнула Ифа. Они что, соревнуются в красноречии? - Потому и опасаюсь, что ты об этом после тяжелой тренировки мог забыть.
   - На память я не жалуюсь, Милосердная Леди, - одарил эльфийку скептическим взглядом боевик. - Но, если вдруг что, ты же по старой дружбе меня исцелишь самым лучшим образом? - как-то мне это не понравилось, однако Ифу не задело никоим образом. Она спокойно выдержала насмешливый взгляд демона и произнесла:
   - Конечно, главное перчатки от усердия не потерять, милорд Стремительный.
   Кажется, перепалка была позади. Во всяком случае, последнее слово боевик явно решил оставить за женщиной. Чему я, надо сказать, была рада. Эрикен, устало посмотрев на парочку чесателей языков, выдохнул:
   - Хорошо, что вы в разных корпусах обитаете. Давно не дети, а все за старое. И это при студентах-то! - добавил он, кивая в мою сторону.
   - Валя подслушивала нас с Дусирой. - невозмутимо отозвалась Ифиэль.
   - А нам с ней медитациями заниматься, - поддержал коллегу Андо. - Так что некоторую степень доверия оказать все же придется.
   - Можешь начинать прямо сейчас, - оскалу декана могла бы позавидовать даже акула. - Вверяю студентку в твое личное пользование. С тебя экскурсия по Академии и комфортное размещение ее в общежитии менталистов.
   - Какая честь! - боевик изумился и даже обошел вокруг декановского стола, обескуражено посмотрев на Эрикена.
   - Пользуйся, - смилостивился Дальновидный, и Андо взял курс по направлению к двери.
   - А... - протянула я медленно, но рыжий, казалось, и тут все предугадал:
   - Сейчас пойдете с Андо к коменданту, а дальше вам все объяснят, Валя.
   Бросив просительный взгляд в сторону Ифиэль, наткнулась на лукавую улыбку и поняла, что с ее стороны помощи больше не будет - я остаюсь один на один с демоном. Тяжело вздохнув, я посмотрела на Стремительного и двинулась следом.
  
  
   Глава 6.
  
   Северный Срединный Предел, Академия Познаний, Административный корпус.
  
   - Ты уверен в том, что ее сразу же надо было перепоручить заботам Андо? - Ифиэль недоверчиво разглядывала Эрика, который сейчас задумчиво смотрел на дверь, скрывшую за собой покинувших кабинет боевика и иномирянку.
   - Пока не попробуем, не поймем, не так ли? - туманно отозвался декан, и эльфийка более внимательно присмотрелась к Дальновидному:
   - Что ты задумал, Эрик?
   - Пока ничего, милая, - он наконец-то перевел взгляд на Ифу, - пока ничего.
   - Когда ты так говоришь, это обычно заканчивается большими неприятностями, - девушка поднялась с кресла и, миновав стол, оказалась позади Дальновидного. - Ты уверен, что на этот раз оно того стоит? Валя хорошая девушка.
   - Я в этом не сомневаюсь, - согласившись, кивнул декан. - И сознательная, к тому же. Если все, что сказал о ней Арегван, правда, это, Ифа... - он осекся, почувствовав, как сначала на плечи, а потом и грудь опускаются теплые ладошки в перчатках. Улыбнувшись, декан накрыл их своими сверху, поднеся одну ко рту и поцеловав. - ВО всяком случае, сейчас я могу сказать только одно: она может оказать достойное сопротивление Арегвану. Просто так ее сломать не удастся. И мне это нравится.
   - А потом?.. - проговорила Ифа, легко поглаживая мужчину поверх одежды.
   - А потом... - повторил за ней Эрик, пытаясь одновременно думать и следить за движениями ее пальцев. - Я пока боюсь даже говорить об этом. Чтобы не сглазить. Нам нужно всему ее обучить. Проказник не зря послал ее нам.
   - Думаешь, это сделал именно Базилур? - вскинула брови Ифиэль.
   - Больше некому, - хмыкнул Эрик. - Остальные всегда чем-то заняты. А от пришелицы под покровительством Игрока, сама понимаешь, нам могут грозить любые беды. И благоденствия тоже.
   - Справимся, - уверенно заявила Ифа. - Валя не тот человек, который станет поступать необдуманно.
   - Очень на это надеюсь, - кивнул Дальновидный.
   - Ну, хорошо, - сменила тему разговора Ифиэль. - Куда ты ее поселишь?
   - М-м, - протянул декан ментального факультета, - думаю, ей полезно будет поближе познакомиться с предыдущим переселенцем.
   - Даже так? - улыбнувшись, выгнула бровь эльфийка.
   - Да, - кивнул Эрик. - Сейчас сообщу об этом Мроту, - с этими словами он прикрыл глаза на некоторое время, посылая коменданту телепатический сигнал.
  
   ***
  
   Идти рядом с демоном мне, если честно, было как-то страшновато. Напряженность витала в воздухе, как ни пыталась я убедить себя, что все будет хорошо. То ли дело проводившая нас недоброжелательным взглядом Эмманиэль - ей-то здесь все привычно и понятно. А я только теперь наконец-то начала осознавать, почему до сих пор насторожена и собрана. Боюсь. Уже не того, что меня сюда переселили для каких-то опытов, а того, что теперь со мной может случиться, попади я в какую-нибудь ловушку. Да те же демоны - любой из них, вбив в свою голову идею о том, что я идеальная пара, примется меня допытываться. Проникать в чужое сознание - это, конечно, хорошо, но мне совершенно точно потребуется защита. Только вот как ее обеспечить, я пока не представляла. Необходимо было учиться, и учиться старательно и прилежно. Это я, слава Богу, умела, так что оставалось совсем немного - подготовиться к новому году, обещающему знания, и втянуться в общий процесс. Это-то и было самым сложным.
   - Вы молчаливы, - раздался сбоку голос преподавателя по физической подготовке.
   Я ненадолго повернулась в его сторону, послав вежливую улыбку: говорить не хотелось. Ну, демон он, а демоны...в общем, демоны они и есть демоны. На втором месте по пакостности прочно обосновались драконы, а уж после показательных выступлений Юрина - тем более. Может, конечно, взрослые особи от детей отличались, как небо от земли, но перестраховаться не мешало. Так что эти два вида живых существ страны Пределов для меня теперь являлись жестким ограничением на общение.
   - А вы знаете, милая Валентина, что своим молчанием лишь разжигаете демоническое любопытство? - немного обогнав меня и поворачиваясь так, чтобы я могла видеть его лицо, а он - мое, произнес Андо с лукавой улыбкой. - О, судя по вашей реакции, сказки о том, как невест похищают в Дальние Пределы, вам уже рассказывали, - удовлетворенно кивнув, добавил он. - Хотите разбудить во мне зверя?
   - А вы что, на всех молчаливых пробуждаетесь? - удивленно вскинула брови я. - Какой вы разбуживающийся!
   Андо захохотал:
   - Мне нравится ваше чувство юмора! Но оно относится как раз к той категории качеств, которые мне в женщинах импонируют, - подмигнул он.
   - Вы поэтому Ифиэль задираете? - внезапно вспомнила я недавние события.
   - Надо сказать, первой начала она, - резонно заметил Стремительный, поднимая вверх указательный палец правой руки. - Я только подыграл.
   - Ну ладно, Ифиэль преподаватель, вы, наверное, не первый год вместе работаете, но студентки-то причем? - не поняла я. - У вас же тут негласное правило - ни-ни!
   - Какая вы забавная, - улыбнулся демон. - Не лезете за словом в карман...
   - Я просто разобраться хочу, - попыталась объяснить я.
   - И учиться здесь не всю жизнь будете... - с намеком сказал Андо. - Зато потом! - он мечтательно прикрыл глаза, что не мешало ему уверенно продвигаться вперед к намеченной цели. А цель была, похоже, на каком-то из нижних этажей, судя по тому, что мы, зайдя в уже знакомую башенку, спускались по лестнице.
   - Да ну, бросьте, - отмахнулась я, понемногу ощущая, как отпускает напряжение - все-таки, демон знал, как найти подход даже к молчунам. - Ну, какая вам от меня выгода? - испытующе уставилась я на ледяного Магнето.
   - Как это - какая? - почти искренне удивился демон. - А как же единственный наследник? Между прочим, у меня неплохие земли в Дальних Пределах!
   - Что же вы забыли тут, милорд Стремительный? - мягко улыбнулась я, понимая, что в шутках Андо есть доля истины.
   - И вот тут мы снова возвращаемся к вопросу о гипотетической невесте, только-только закончившей Академию, - с видом объевшегося сметаны кота посмотрел на меня физрук. - А я, между прочим, очень требовательный!
   - Тогда тем более не понимаю, что вы во мне нашли.
   - Представьте себе, идет армия демонов на армию драконов... - воздел глаза к небу боевик. - А у демонов - вы. И вся армия драконов с вашими способностями складывает оружие и добровольно сдается.
   - А почему демоны должны биться с драконами? - не поняла я.
   - Потому что они уже несколько сотен лет это делают, - пожал плечами Андо.
   - Из-за чего? - пришлось даже нахмуриться.
   - Кто знает, Валя, кто знает... - грустно улыбнувшись, искренне ответил мне боевик.
   - Кто-нибудь точно должен, - уверенно произнесла я.
   - Да, нам бы тоже этого индивида хотелось увидеть, - согласился демон. - А мы, кстати, пришли!
   Куда мы пришли, я поняла спустя мгновение: за разговорами незаметно пролетел путь из башенки на первый этаж административного корпуса, а затем и дорога по коридорам, в точности повторявшим этаж с деканатом менталистов, и теперь мы с Андо стояли напротив аккуратной дубовой двери, отделанной материалом желто-песочного цвета, очень смахивающим на золото. Но я побоялась спрашивать, поскольку табличка на двери ввела в состояние настоящего ступора. Надпись на пункте нашего назначения гласила: "Комендант общежитий Академии Познаний, милорд Мрот". Это минимальный размер оплаты труда здесь был комендантом? Я восхитилась фантазии демиургов - какое точное было попадание! Посмотрела на табличку еще раз и решила, что ни в какую своих позиций сдавать не буду, а сам комендант окажется не иначе как злобным лепреконом.
   - Вас что-то смутило? - полюбопытствовал тем временем мой гид по Академии.
   Чтобы не выдавать истинных причин зависания, ляпнула первое, что пришло в голову:
   - Если комендант милорд, почему тогда Мрот? Это что, какая-то особая заслуга перед обществом?
   - Нет, что вы, Валя, - улыбнулся демон, - Мрот - это имя рода. Милорд комендант имеет земли, но это все, что у него есть, поэтому и называется Мротом без прозвища
   - Ясно... - протянула я, после чего передо мной галантно открыли дверь, впуская внутрь.
   С лепреконом я ошиблась. Комендант оказался гномом. Только не рыжебородым, а седеньким и до того смешным, что, глядя на него, я подумала, что из четырехсловного прозвища, что я ему дала, подойдет только одно - минимальный. Минимальный он был во всем. В одежде - так точно: его попытке брутально облачиться явно не доставало кожаного жилета, а на голове отсутствовала шляпа, которую я, памятуя о Белоснежке, привыкла представлять в носочно-чулочном виде. Вообще комендант напомнил мне какого-то неквалифицированного ключника, потому что, восседая за небольшим - как раз под его, вполовину моего, рост - выделялся всего лишь тремя висящими на связке стерженьками для открывания дверей. Я полагала, что их должно быть больше. И явно не у коменданта. Видимо, мир Пределов таил в себе еще много неразгаданных для моего обывательского ума тайн...
   Помимо стола и стула в каморке - а по-другому полутемную благодаря наличию плотных зеленых штор комнатку язык не поворачивался назвать - находилось еще два стула побольше, для посетителей, видимо, и шкаф, в котором лежало множество различных бумажек, материал которых я назвала бы папирусом, только выглядел он намного плотнее. Берестяные грамоты, для простоты решила я. Надо сказать, добротная деревянная мебель мне понравилась: чувствовалась основательная рука хозяина, выбиравшая или - что мне показалось более вероятным, гном все-таки - приложившаяся к ее выполнению. Но это не мешало воспринимать Мрота как...минимального, в общем.
   - Милорд Стремительный? - скрипучим голосом, совершенно не соответствующим его внешности, произнес гном. - А это с вами кто?
   - И вам доброго дня, - видимо, привыкший к общению гнома демон, тем не менее, поприветствовал коменданта. - Это наша новая студентка Валентина Сазонова.
   - Валентия Сазония? - переспросил гном. - Какое странное и длинное имя...
   Был бы он в шапке, я бы подумала, что глухой, а так точно знала, что придуривается. Тем не менее, с расстановкой произнесла:
   - Меня зовут Ва-лен-ти-на, милорд Мрот.
   На этот раз меня удостоили взглядом из разряда "чей там голос из помойки", но проигнорировали так же, как и до этого. Пока я медленно зверела от несколько пренебрежительного отношения, Андо решил взять дело в свои руки. Очень правильно, а то одним минимальным гномом в мире стало бы меньше.
   - Милорд Мрот, Валя будет обучаться на факультете менталистики на первом курсе.
   - А я-то думал, вы ее к себе решили забрать, - гном скептически оглядел меня. Встретившись с непонимающим взглядом, добавил тоном знатока:
   - Хилая, говорю, боевичка бы вышла!
   Я молчала. Чувствовала, как волна раздражения поднимается откуда-то изнутри, но молчала. А в мыслях представляла всевозможные способы убийства гнома. Определенно, я стану самой кровожадной попаданкой в истории этого мира.
   Минимальный, тем временем, продолжал меня разглядывать. Не дождетесь, дяденька, подумала я, смотря на него самой невинностью. Наконец поединок закончился, и гном выдал фразу, после которой я поняла, что способов, которые я только что обдумывала, явно было недостаточно:
   - Милорд Дальновидный связался со мной перед вашим приходом и просил оформить Валентину Сазонову как студентку первого курса. А также подготовить все необходимое для ее заселения в общежитие.
   Это что, надо мной сейчас так качественно посмеялись? Пока я распиналась со своим именем и жалела старичка, думая, что во всем виновата моя нездоровая жажда убийства, он издевался? Посмотрела и поняла: издевался. Глазки гаденько прищурились и ожидали моей реакции. Аттракцион у него, что ли, тут такой - студентов на прочность проверять? Ну, уж нет, удовольствия понаблюдать за утратой контроля я не позволю. Обворожительно улыбнулась и почти проворковала:
   - Милорд Дальновидный такой предусмотрительный, правда?
   Я не видела, зато услышала, как сзади подавил смешок демон. Похоже, с характером Мрота тут были знакомы не понаслышке. А гному явно не понравилось, как я отреагировала на его попытку подколоть, потому что, кряхтя и что-то бормоча себе под нос, он с недовольным видом поднялся и подошел к шкафу с берестой и достал с верхней полки тяжеленную книгу. Настолько большую, что захотелось даже помочь ему, но оттого, как гном зыркнул в ответ, альтруизм внутри как-то сразу сдулся. Вернувшись к рабочему месту, Мрот с такой силой шарахнул книгой по столу, что я вздрогнула, а из фолианта разлетелась в стороны куча пыли. Гном, однако, как ни в чем не бывало, открыл добытый с полки трофей и посвятил нас с Андо в дальнейший план действий:
   - Оформлять будем. Вы и есть Валентина Сазонова?
   И вот тут я не могла не восхититься. Это как же надо уметь держать лицо, чтобы вот так внаглую над студентами потешаться? Нет, я допускаю, что это вина самих обучающихся, и теперь комендант просто стрижет всех под одну гребенку, но...нет, я однозначно восхищена. Настолько, что, наверное, даже не смогу скрыть радостного оскала.
   Кивнула в ответ на вопрос гнома, после чего тот достал из верхнего ящика стола - до чего ж добротная работа! - красивое перо и начал выводить им что-то на бересте. Я не сдержалась - подошла ближе и стала жадно следить за действиями Мрота. Тот, видимо, почувствовал внимание, потому что оторвал глаза от писанины и спросил:
   - Что такое?
   - А чернила? - указывая пальцем на абсолютно чистый кончик пера, пояснила я свой интерес.
   - Магическая разработка, - важно ответил гном. - Подарок одного из выпускников. Развил в себе талант артефактора.
   - Можно? - осторожно кивнула я в сторону бумаги: очень уж хотелось посмотреть, что таким пером получается написать.
   - Только шкаф не задень, - предупредил гном, имея в виду небольшое пространство между столом и предметом беспокойства.
   - Конечно, - заверила его я и, переглянувшись со Стремительным, обогнула стол коменданта. - Что за Валь?! - встрепенувшись, разобрала я уменьшенное имя, выведенное золотыми аккуратными буквами слева от фамилии.
   - Бумага недешевая, - с непроницаемым лицом произнес гном. - Надо экономить.
   Замечательно...здесь тоже в курсе, насколько расчетливыми можно стать в условиях недостатка инвентаря.
   - А другого студента, который бумагу делает, у вас нет? - прищурила я глаза.
   - Бумагу из деревьев производят, - как маленькой, объяснил мне гном. - Для нее магия не нужна. Ты кто такая будешь, Валь Сазонова?
   Вот так, с легкой комендантской руки, я и сменила имя. Смотрела на гнома и поражалась наглости. У Белоснежки таких друзей точно не водилось. В какой же сказке я очутилась?
   - Землянка, - ответила почти на автомате я.
   - Кто? - не понял минимальный, и положение решил исправить Андо:
   - Валя из другого мира. Ее Родина называется Земля.
   - Пришелица? - гном окинул меня заинтересованным взглядом. - Я и смотрю - странная какая-то. Что за мир? - спросил он, обращаясь к Андо и приготовившись писать.
   - Амагичный с высоким технологическим развитием, - отозвался демон.
   Потом последовал короткий разговор на тему того, в каком именно захолустье веера находится мой мир, что мы даже магией не обладаем. Я спокойно все это выслушала, но...как-то лишней себя чувствовала. Пусть договариваются между собой - они, все-таки, на одном языке общаются, несмотря на то, что и я его тоже понимаю. Но мысль о том, что, раз уж имя умудрились извратить, то я больше ни за что не отвечаю и снимаю с себя всякую ответственность, все-таки показалась заманчивой. Настолько заманчивой, что я сильно ею увлеклась. В тот момент, когда гному, видимо, информации от Стремительного все же не хватило, про меня все-таки пришлось вспомнить:
   - Раса? - но если он ожидал, что я отвечу "человек", то глубоко заблуждался. Потому что меня уже понесло.
   - Джедай, - не моргнув и глазом, ответила я.
   Нет, семидесяти тысячам австралийцев, значит, так называться можно, а мне нельзя? К тому же, по документам мира Пределов я - это совсем не я, так что кто проверит или хотя бы докажет, что я говорила неправду? Да и "Звездные войны" я очень любила, чем не повод заразиться идеологией?
   - Вероисповедание? - аккуратно записав предыдущий ответ, продолжил допрос Мрот.
   - Верю в Светлую и Темную сторону Силы.
   Вот тут гному что-то показалось подозрительным, и он наградил меня взглядом, наполненным этим самым чувством. А я что? Теоретически я описала ад и рай, просто другими терминами. И вообще - он сказал экономить, я и объяснять стараюсь короткими фразами.
   - Возраст? - так и не отделавшись от ощущения, что что-то не так, недоверчиво поинтересовался комендант.
   Тут уж я была предельно откровенной:
   - Двадцать лет.
   - И на первый курс? - удивился гном. Я пожала плечами: мне-то особо выбирать не пришлось...
   Интервью продолжалось еще минут двадцать. Я терпеливо отвечала на вопросы милорда Мрота, заодно воскрешая в памяти моменты из своего земного прошлого. Порадовалась, что с мозгом все в порядке и о Родине я не забыла ни капли. Все-таки, связь с настоящим миром дарила некоторую уверенность в себе.
   По окончании встречи мне вручили ключ от двери, ведущей в комнату, которую для меня приготовили, заставив расписаться в получении инвентаря, и на все вопросы, касающиеся дальнейшего обустройства, мягко, но уверенно предложили искать ответа у соседки по комнате. Я только запомнила месторасположение: четвертый этаж, комната номер двести двадцать. Снова предстояло путешествие вместе с боевиком. Я гадала, какой маршрут он выберет на этот раз: через целителей или по не пройденным корпусам.
   Демон оказался с задоринкой: потащил в общий корпус. Показывать, где располагается душ. Вспомнив поучительную лекцию Ифиэль о том, как стадо немытых боевиков пробирается через менталистов, подавила смешок и с умным видом кивала на каждую крупицу информации. Андо, видимо, в силу профессии и специализации в Академии считал, что водные процедуры являются неотъемлемой частью бытия. У нерадивой пришелицы приоритеты были несколько сбиты: меня интересовали столовая и библиотека. Их тоже показали. Примерно нарисовав в уме карту расположения сокровищ общего корпуса, я, наконец, под неусыпным контролем Стремительного, ступила на территорию магов разума. И никого в коридорах не обнаружила. С удивлением задала этот вопрос преподавателю, на что получила достаточно исчерпывающий ответ:
   - На каникулы в обязательном порядке в Академии остаются только боевики. У них определенный режим дня, который посещение дома весьма видоизменяет. Практика показывает, что мужскому организму бывает полезно находиться вдали от родных просторов. Во всяком случае, на успеваемости это сказывается крайне положительно. Увольнительные случаются каждые выходные - за стены Академии, в любом выбранном направлении на определенный радиус действия. Но недалеко. Дисциплина, Валя, важнее всего.
   - А менталисты? - проснулось во мне любопытство за теперешних соотечественников.
   - А им разрешается хоть на весь период отдыха уезжать, - отмахнулся Андо. - Хотя по мне - держал бы в ежовых рукавицах. Чтобы потом дуэлей не устраивали, кто дальше с чтением мыслей прыгнет.
   - Это как? - не поняла я.
   - Выход в астрал, - пояснил боевик. - Собираются не поделившие способности друг друга и начинают доказывать, кто из них лучше. Как один из вариантов - кто прочтет мысли на самом большом удалении от Академии.
   - А проверяют это как? - я откровенно недоумевала на странный способ выяснения отношений.
   - Жертвы обычно сами приходят и докладывают ректору о магическом вмешательстве. Почти все существа в Срединном и Ближнем Пределах носят специальные амулеты, регистрирующие посторонний, скажем так, интерес к их хозяевам.
   - Но не автора? - решила внести ясность я.
   - Но не автора, - улыбнулся догадке Стремительный. - Так что уходят такие заявители ни с чем, а ректор потом устраивает коллективную чистку мозгов особенно отличившимся.
   - И всех зачинщиков находит? - удивилась я.
   - Зачинщиков находит милорд Златоглазый, - поправил меня демон. - А потом в дело вступает ректор.
   Тем временем мы, кажется, подошли к нужной двери. "Комната 220" - гласила надпись на табличке, выполненная в золотистых тонах. А ниже была приписка: "Амина Гивана, третий курс" и "Валь Сазонова, первый курс". Кулаки сами собой сжались - везде успели! Андо, взглянув на данное мне бережливым гномом новое имя, с ухмылкой произнес:
   - Впервые на своей памяти вижу, чтобы коменданту настолько понравилась студентка.
   - Вы шутите? - я постаралась, чтобы голос звучал спокойно, хотя внутри поднималась новая волна раздражения.
   - Напротив - предельно серьезен, - возразил физрук. - Можете приходить к Мроту и просить все, что заблагорассудится - он еще ни одну студентку на прочность не испытывал, а вы с блеском прошли испытание.
   Я растерялась: гном меня проверял? А с какой целью? У них тут что, секта по выявлению скрытых талантов? Дусира вот предупреждает насчет демонов, Ифиэль о драконах разглагольствует, теперь еще и комендант - тот вообще о стойкости характера беспокоится. Я точно схожу с ума.
   Оценив размеры замешательства, Стремительный мягко подтолкнул меня к комнате. Схватившись за ручку и повернув механизм вниз, я, попрощавшись с повелителем металла, раскрыла дверь в свою новую жизнь.
   Внутри поначалу казалось пусто. В том смысле, что никого, кроме меня, не было. Я огляделась по сторонам: попала не сразу в комнату, а в подобие небольшой прихожей, во всяком случае, вешалки на стене явно свидетельствовали об этом. А на высоте половины моего роста еще группа находилась, и я, не задумываясь, повесила туда рюкзак. Прямо как дома... Из прихожей было два выхода, и со стороны того, что справа, раздались звуки, подозрительно напоминающие плескания в ванной. Решив, что, пусть душ и находится в общем корпусе, но тут есть небольшой источник воды, я сразу как-то успокоилась и уже более живо продолжила оглядывание пространства. Основное помещение оказалось довольно просторным: немного вытянутое в длину, оно напоминало одну из комнат в нашей планировке квартир типа "вагончик", что позволяло у окна разместить друг напротив друга две односпальные кровати, а чуть ближе к двери - два шкафа для одежды, во всяком случае, так предположила я. Судя по тому, что правая сторона казалась обжитой - кровать была застелена милым покрывалом, шкаф немного приоткрыт и из него была заметна стопка белья, лежащего на полке - я сделала вывод, что мне выделена левая половина. Открыла дверки своего гардероба, обнаружила внутри комплект постельного белья. Мысленно поблагодарила гнома, все-таки, он оказался трудолюбивым, а в битве за то, чтобы остаться царем горы, у нас явно вышла ничья. Надо будет и правда к нему наведаться - выразить признательность лично за обустройство в общежитии. Свою работу он выполнил от и до. Посмотрела на ключик, который мне вручили, повернулась обратно к двери и не обнаружила там засова. Ничего не понимая, приблизилась в попытке отыскать замочную скважину - вдруг, она где-то спрятана была? Но нет, я не ошиблась с самого начала: дверь попросту ее не имела, являясь цельной дощатой плоскостью в каменной кладке стены.
   - Не закрывается, - немного насмешливо сообщили мне откуда-то со стороны, и я повернулась на звук голоса. - Комнаты защищены магически от постороннего вмешательства.
   - А... - начала я, указывая на ключ в руках, который изначально посчитала именно предметом защиты от воров.
   - А это для того, чтобы комната распознала в тебе хозяйку, - с улыбкой объяснили мне. - Долго же ты по корпусам гуляла! - добавили к этому немного с укором. - Я уже успела сходить на вызов в деканат и узнать, что вчерашняя очнувшаяся иномирянка будет жить со мной. Я Амина, будем знакомы?
   - Валя, - только и ответила я, находясь под впечатлением от девушки, оказавшейся моей соседкой.
   Она определенно была человеком. Только очень красивым человеком с копной вьющихся золотистых волос, собранных сзади несколькими прядками и свисающих почти до пояса, с большими зелеными глазами, смотревшими на меня с интересом, и нежной кожей с персиковым румянцем, так что я сразу заподозрила в ней наличие дополнительной крови. Да и не могли люди обладать такой красивой фигурой - мы были каждый по-своему несовершенны. Однако никаких ушек, прожигающих демонских взглядов, тролльего телосложения - и драконьих алых всполохов, конечно, я не обнаружила. Маг, получается? А может, оборотень? Постаралась определить долю волшебной составляющей в ее организме - по мелодичному голосу возникла только одна догадка:
   - Ты полуэльфийка?
   Я думала, она возмутится, что я так напрямую спрашиваю об этом, но ошиблась: девушка широко улыбнулась. Подойдя ближе, она склонила голову и проговорила:
   - Вообще-то я Аминорель ин Гелеврия Домна, но если ты вдруг услышишь этот позывной, делай большие наивные глаза и говори, что впервые с таким красивым именем сталкиваешься. Хорошо? - похоже, выражение откровенного непонимания на лице скоро станет повсюду сопровождающим меня: Амина улыбнулась и свои объяснения не задержала. - Моя мама магиня, папа - заносчивый остроухий, и они не совсем ладят между собой. Поэтому меня решено было спрятать в Академии, тем более что обнаружились небольшие способности к менталистике.
   - Небольшие? - в подробности разногласий родителей я решила не вдаваться, посчитав это некультурным и вообще не своим делом.
   - Вообще я целитель, как и все носители эльфийских генов, - ответила Амина. - Просто в крови мамы еще и небольшой процент демонской был - не спрашивай, откуда, был! - поэтому...намешалось, - развела руками в стороны моя соседка. - И учиться здесь я имею полное право.
   - Третий курс подряд, - кивнула я, вспомнив табличку на двери.
   - А ты какой маг будешь? - поинтересовалась эльфийка. - Все-таки иномирянка - это так необычно! У нас только-только успели привыкнуть к Хайджи, а тут ты появилась. Кстати, - она обратила внимание на то, что я все еще держу ключ в руках. - Его носи все время с собой. В руки давай только тем, кого будешь готова видеть в нашей комнате. Но не советую доверять абсолютно всем, - подмигнула Амина.
   Я серьезно кивнула в ответ, и девушка схватила меня за руку, утащив в комнату и объясняя это тем, что в прихожей не общаются. Вскоре мы уже сидели рядышком на кровати, и я рассказывала Амине историю своего появления. Она слушала молча, лишь изредка перебивая повествование уточняющими вопросами, и все больше и больше погружалась в раздумья по мере приближения рассказа к окончанию.
   - Поместить кукловода в наш мир в качестве узла? - было первым, что произнесла Амина после того, как я замолчала. - Знаешь, у меня только на одного демиурга закрадывается подозрение. Это явно творение рук Базилура.
   - Базилур? А кто это такой? - спросила я.
   - Демиург-проказник, который любит создавать нестандартные ситуации и смотреть, чем они обернутся.
   - Просто так, ради развлечения? - сердце больно сжалось в груди: а ведь у меня остались одинокие родители. Неужели вот так просто можно по своей прихоти разлучать семьи?
   - Нет, конечно, - заверила меня соседка по комнате. - Изначально обычно существует большая проблема, которую силами нынешнего мира не решить, и боги предпринимают попытку поместить в определенный узел бытия новое лицо и смотрят, удастся ли ему справиться.
   - А потом? - надежда вспыхнула, как ненормальная. - Потом мне можно будет вернуться?
   - Вряд ли, Валь, - грустно посмотрела на меня Амина. - Если ты становишься узлом в сети, мир срастается с тобой. И покинув его, ты не проживешь долго. Разрывая новые связи, лишишься энергии, питающей тебя, и со временем угаснешь. Покидать Пределы тебе нельзя, если начались изменения.
   - Я волосы с утра обрезала, они за время моего беспамятства отросли в три раза, - вспомнила я.
   - Значит, все, Валь... - вынесла приговор полукровка. - И то, что ты себя попыталась отрезать от мира, ничего не значит. Он все равно даст тебе понять, что ты стала его частью.
   - У меня там мама с папой остались... - воспоминание о родителях отозвалось болью в душе. - У них, кроме меня, никого в мире больше нет.
   Амина это скорее почувствовала, чем увидела. Поэтому обняла меня как раз перед тем, как я позволила слезам наконец-то показаться на свет. И позволила повсхлипывать у себя на плече. Говорить больше не хотелось, и я просто освобождалась от нервного напряжения, сковывавшего меня все время после пробуждения в корпусе целителей. А потом существо заполнила волна теплоты и участия, и я шестым чувством поняла, что исходит это от Амины. Подняв на нее заплаканные глаза, я спросила срывающимся голосом:
   - Как ты это делаешь?
   - Сочетание целительства и ментальной магии, - улыбнулась девушка. - Воздействую на твои центры боли и напряжения. И ты успокаиваешься.
   Вот это, я понимаю, пустырник, мелисса и валерьянка в одном флаконе! Да еще и всегда под рукой... Амина с интересом посмотрела на меня:
   - Что-то не так? Я переборщила?
   - Да нет, - я замотала головой, - просто у нас для успокоения пользуются таблетками и настойками.
   - Тогда я буду твоим личным сортом настойки! - подмигнула полуэльфийка, и тут меня разобрал такой хохот, что она даже переполошилась. - Валя, с тобой все в порядке?
   А я все хохотала и хохотала, не зная, как объяснить ей то, что неосторожно брошенная фраза сразу провела параллель с "личным сортом героина", который так любил небезызвестный всем девочкам от тринадцати до девяноста девяти лет вампир Эдя Каллен. А если еще и учесть, что я буду на действия соседки реагировать, как кошка на валерьянку...так ведь и до кровопускания недалеко! Меня обнимали руки обеспокоенной Амины, а я все смеялась и смеялась, понимая, что вот такие приветы из прошлого могут подстерегать в мире Пределов на каждом шагу. И решила не сдаваться. Связи связями, а мое желание вернуться никуда не делось. И я своего обязательно добьюсь!
  
  
   Глава 7.
  
   Северный Предел, Академия Познаний, корпус менталистов
  
   А ночью мне приснился дом. До этого, правда, мы с Аминой переделали множество дел, в числе которых оказалось обустройство моего спального места - спасибо общему корпусу и его кладовым, подготовка к началу учебного года - оказалось, что Академия Познаний на то и Академия Познаний, чтобы студенты не задумывались ни о чем другом, кроме раскрытия собственного потенциала, ну и обеспечение новоявленной студентки питательными элементами, обитающими, опять же, в столовой общего корпуса. Амина провела меня туда в то время, когда большое помещение пустовало, объяснив, что на глаза боевикам в одиночку лучше не попадаться, так что "дождемся начала года - тогда и будем ходить куда и когда угодно", а когда я спросила, как же она тут одна справлялась, девушка смущенно улыбнулась и ответила, что защитник у нее уже имеется. На мою вздернутую бровь ответом была только загадочность во взгляде и абсолютный ноль информации, но я допытываться не стала, рассудив, что наверняка этот самый защитник руку к ключу Амины прикладывал. Сам придет, в общем!
   После почти ужина я попросила соседку провести меня на стену между целительским и административным корпусом - очень уж хотелось еще раз взглянуть на мост. Понимающе хмыкнув, девушка предложила прогуляться по внутреннему двору, на что я с энтузиазмом согласилась: это же шанс увидеть существо!
   Когда шли мимо садика, над которым немного возвышалось Древо познания, я поинтересовалась, ухаживает ли за ним кто-нибудь.
   - Есть садовники, - ответила Амина. - Но их сначала одобряет хранитель.
   - А кто это? - почувствовала я, как становится теплее при приближении к животрепещущему вопросу.
   - Обычно друид, - Амина взглянула на дерево и поежилась. - Крайне неприятная личность! В этом году как раз новый должен появиться, время службы старого закончилось. Будет учиться вместе с тобой.
   - А почему он неприятный? - испытующе посмотрела на нее я.
   - Ну... - замялась Амина. - Понимаешь, они странные такие. Смотрят, как будто в душу заглядывают. Никогда не разговаривают. И никого не пускают в сад с деревом.
   - А иначе что?
   - Если залезешь туда? - уточнила Амина. - Мне рассказывали, что одного такого любопытного, пробравшегося ночью к дереву, утром нашли у входа в сад скрученным лианами по рукам и ногам, - она зябко поежилась при этом.
   Конечно, слова Амины должны были разбудить во мне осторожность. Но не смогли. Меня-то не дерево интересовало, а сам друид! К тому же, кто это вообще, если коренных рас с таким названием я еще не слышала? Я, конечно, представление с точки зрения земных сказок имею, но кто знает, может, здесь под этим понятием кто-то совсем другой имелся в виду? В общем, любопытство било через край.
   Поход на стену прошел замечательно. Мостом можно любоваться бесконечно, особенно в свете заходящего солнца. Пожалуй, именно его вид станет для меня в мире Пределов тем маяком, к которому можно будет возвращаться, чтобы не заблудиться в океане подозрений.
   Когда мы вернулись в комнату, я заметила и здесь растущие побеги дерева. Невольно улыбнулась, подошла поближе - захотелось попробовать на ощупь - и случайно поранила руку об одну из лиан, заплетенных в косичку. Соседка успокоила - сказала, что дерево не ядовито - и я чистой совестью легла спать. Чтобы почти сразу оказаться дома.
   Только выглядело все как-то непривычно. Увеличилось в размерах в несколько раз. Когда натолкнулась на какой-то непонятный столб, долго не могла понять, в чем дело, и лишь спустя пять минут дошло, что это старое трюмо в коридоре. Передвигалась я, надо сказать, как-то странно - на четырех лапах. Не иначе, сон решил со мной пошутить. Рядом с трюмо была прикручена к стене вешалка для одежды, и на ней круглый год висел такой большой основательный зонт, напоминающий мини-тент, который нам достался от дяди-кукольника из Москвы. Он со своим театром полмира объездил, и вот такие подарочки являлись неотъемлемой частью его посылок, переданных с оказией из столицы. У зонта было одно неоценимое преимущество - упирался он аккурат в ламинат на полу. И мне пришла разумная идея посмотреть, в кого же я превратилась, тем более что предмет мебели, ставший заодно и предметом повышенного внимания, для этой цели подходил идеально. Забравшись по скользкой, но все-таки поддающейся неумелым попыткам скалолазания плащевке вверх, я оказалась у цели своего путешествия - большого зеркала, украшавшего трюмо. А оттуда на меня уставилась мелкая кошачья морда. Черненькая, с огромными золотыми глазами.
   - Где ты, паршивое изобретение природы? - раздался со стороны кухни раздраженный голос мамы, и догадка пришла почти сразу: это по мою душу. То есть, того существа, в котором я случайно оказалась. - Где, я спрашиваю, носит твою наглую физиономию? Проша! - позвала она. - Вылезай, проходимец!
   То, что родители все-таки кошачье существо завели, я смогла понять, благодаря быстрому осмотру близлежащих предметов и поверхностей, по ободранным обоям коридора и слегка измененным занавескам, которые с высоты трюмо виднелись из большой комнаты. Не похожи на себя они были хотя бы потому, что стали слегка просвечивать. Сразу видно - чья-то вездесущая лапа постаралась. Да и вообще вид квартиры стал похож на что-то непонятное: книги, аккуратно лежащие раньше на полках стенки, теперь валялись на полу. Одну, изрядно потрепанную, я заметила под диваном. А Проша горазд, однако! Был бы здесь милорд Мрот - построил бы шерстяного гада сразу. Только почему родители решили кота завести?
   Оглянулась на отражение еще раз - поняла. Всему виной был огромный пушистый хвост, которым животное обмахивалось, словно веером. Я бы тоже влюбилась! И глаза у него такие необычные - не зеленые, как у всех нормальных черных котов, а золотые, большие и...подмигивающие? Закравшееся подозрение насчет появления Проши в доме рассеялось сразу же, как я почувствовала тяжелую руку на загривке и сердитый голос мамы:
   - Вот вы где, ваше величество проходимец! - и тут-то до меня дошло, что Проходимец - это не просто состояние души, это кошачья кличка! Не иначе мамин черный юмор постарался. Всегда знала, что у меня это качество от нее, сколько бы она ни говорила, что в мою бытность ползающим карапузом я слишком долго бывала на руках бабушки Нюры - это папина мама - а уж она-то, она-то сарказмом не гнушалась никогда - даже при ребенке. А Прошей кота звали, похоже, в память о моей привычке давать животным уменьшительно-ласкательные имена. На глаза навернулись слезы: я поняла, почему именно такого нахального звереныша завели. Чтобы в заботах о том, стоит ли вешать новый тюль или оставить старый, пока этот шкодник не поумнеет, отвлечься от мыслей о потере. В то время, как мама схватила меня за шкирку и потащила на кухню, приговаривая "сейчас увидишь, как плохо после себя бяку оставлять", угол обзора сменился, и я увидела свою фотографию на одной из полок стенки, обернутую с правого края черной ленточкой. И вспыхнуло яркой лампочкой: это не сон! Это я каким-то образом у родителей оказалась! И одно-единственное желание появилось: подать знак, что не умерла в той воронке. Мама, прости, если сможешь...
   Извернувшись и пребольно укусив держащую меня руку, которая, естественно, от неожиданного нападения сразу же разжалась, я под мамины завывания - а она схватилась за пораненную кисть - метнулась к стенке. На крик из соседней комнаты выбежал папа и стал следить за моими бешеными скачками. Как забралась на то место, где стояло фото, не знаю, одному Богу известно. Но ленту черную сцапала, чуть не уронив при этом снимок. Мама заорала "не тронь Валю, сволочь!" и понеслась спасать рамку, над которой поизмывался длинношерстный вандал, несмотря на то, что рука, похоже, сильно ее беспокоила. Но мне только этого и надо было. Обратно, к трюмо, там помада мамина лежит сверху, красная! Кое-как сдернула колпачок. Черт, выкручивать красящий стерженек лапами - одно сплошное извращение! Хотя если сбоку посмотреть, наверное, выглядит, как игры несмышленыша с новой побрякушкой. Когда, наконец, схватила в зубы заветную добычу, послышалось приближающееся угрожающее шипение:
   - Я тебя сейчас на меховые ремешки пущу, Проходимец.
   Но я уже криво и косо выводила первую букву "В"... Мама замерла на месте, а когда я закончила кое-как чирикать свое имя, всхлипнула и сдавленно простонала:
   - Коля, иди сюда, Коля!
   Когда папа оказался рядом с мамой, я дописывала слово "жива". Мама зарыдала, а потом лишилась чувств и сползла на пол, поддерживаемая отцом. Сам он потрясенно переводил взгляд с меня с помадой в зубах на надпись, сделанную на зеркале. Чувствуя, что силы стали меня покидать, я только и смогла, что мявкнуть на прощание, надеясь, что поймут. Как не понять, ведь воронки-то в нашем мире существуют?!
   А потом провалилась во тьму. Только если надеялась, что на этом сон закончится, то глубоко ошиблась. Теперь тьма была не вокруг меня, а создавалась за счет того, что глаза ничего не видят. Попыталась открыть их - не получилось. Испугалась - совсем не осталось сил. Даже на то, чтобы дышать. И я поняла, что вот сейчас-то как раз имею все шансы на то, чтобы умереть.
   - Страшно? - раздался отовсюду равнодушный мужской голос. Воспринимать его владельца всеми органами чувств не получалось, поэтому я могла только слышать, как мягко и вместе с тем холодно он шелестит откуда-то сверху и как подчиняется тело его непримиримой воле. Он был сильнее. Сейчас именно он поддерживал во мне остатки жизни.
   "Страшно", - подумала я, согласившись внезапно так же равнодушно, как и голос. К чему было говорить, если он и так все понимал, почему-то была уверена в этом я.
   - Хочешь жить? - прозвучал второй вопрос, и я, не в силах дышать и говорить, попыталась обдумать его серьезно. Конечно, хочу. Даже не стоило спрашивать. У меня же столько всего впереди. А позади? Мама с папой, которым я только что просигнализировала, что жива - неужели они теперь будут питать бесплотную надежду? Нет, мне совершенно нельзя умирать.
   Мир этот, в который меня закинуло волею бога-проказника - зачем я ему понадобилась? Какие связи нужно наладить, чтобы стать свободной от его оков?
   - Наладив связи, ты навсегда станешь частью Пределов... - прошелестело у самого уха, и я невольно вздрогнула. Или подумала о том, что дрожу, уже не знаю. А выбор у меня есть? Особенно после того, что сказала Амина об изменениях, которые еще Дусира с Ифиэль заметили? В любом случае придется идти до конца. Разве можно идти, будучи мертвой? Нет, мне нужно жить...
   - Зачем же тогда последние крупицы энергии на связь со своим родным миром потратила? - уже насмешливо поинтересовался незнакомый голос. Как? И этот горазд издеваться? И о чем он вообще говорит? А потом до меня дошло...
   Меня закинули к родителям в качестве одолжения, чтобы посмотреть, как сложилась их жизнь после исчезновения дочери. И услуга эта имела под собой вполне обоснованное желание: помочь одной неудачливой попаданке абстрагироваться от прошлого, зная, что родные сумели пережить потерю - как могли, но все же преодолели. Чтобы, имея на руках эту информацию, здесь, в Пределах, я смогла выложиться на полную катушку. Но я ведь необученная совсем. Откуда же тогда появилась сила для перехода? Это же не могла быть воронка: здесь, если верить словам Ифиэль, порталы изолированы и находятся в строго определенных местах, сдерживаемые магией. Что тогда помогло мне добраться до Земли? Сама бы я не смогла - это совершенно точно, хотя бы потому, что я даже не имею представления, как очутилась в сознании котенка, которого даже не видела ни разу в жизни, да я физически такое расстояние преодолеть не в силах, я же только в Марика и смогла переместиться, а он в контакте со мной находился. А кошак еще и подмигивал мне из зеркала - значит, я даже не захватывала его сознания, а само животное позволяло мне находиться внутри. То, что зверь сам по себе необычен, я уже поняла. Если так, то он имеет прямое отношение к существу, явившемуся причиной моего появления в Пределах. Кто же тогда помог мне прыгнуть домой? Базилур?
   - Холодно, - в голосе сквозила почти не скрываемая улыбка, и я начала думать дальше. Кто еще так страстно хотел объединения иномирянки с реальностью драконов и демонов? Ну, конечно...я же вечером поранила палец...
   Кто еще, как не само Древо познания, является прямым проводником магии в границах Пределов? У кого еще может хватить сил на столь рискованное путешествие, которое было мне подарено? Именно подарено - чтобы успокоиться, перестать метаться, забыть...хотя бы на время. Бросок, надо сказать, своей цели достиг: я хорошо знаю мамину способность вгрызаться в информацию, она ни за что не поверит, что котенок вдруг неимоверно поумнел и решил отразить собственные мысли родителей на зеркале, да еще и той самой помадой, которую все время норовила спионерить любимая дочка. Нет, мама будет твердо уверена, что я послала весточку. А значит, смогу когда-нибудь вернуться. Смогу ведь! Обязательно...
   - Глупышка... - прошептал голос. - Но умная глупышка - угадала желание дерева, - и в мое тело потихоньку стала возвращаться сила: я уже делала слабые вдохи, а через некоторое время смогла открыть глаза.
   Темная синь, знакомая и пугающая одновременно. Я снова оказалась в мире, где волшебным светом заливало пространство сердце этого мира. А я зависла где-то рядом и все ждала, когда огоньки-мотыльки поравняются со мной. Так хочется погладить хотя бы одного...
   - Только если согласишься остаться, - непреклонно заявил голос, и я сосредоточила, как могла, внимание именно на нем. Не тот ли это обладатель изумительно-больших глаз, что прячется в дереве? Друид, пришедший на смену тому, что жил в саду до этого? Но, похоже, вопросы, связанные с хранителем, находились под запретом, поскольку тот же шелест звука, так похожего на ветер теперь, начал подгонять меня:
   - Время, время, Предназначенная...у тебя так мало времени!
   И я поняла, что выбор-то у меня невелик. Те немногие силы, что в меня влили сейчас, скоро истратятся. А мне так хочется жить... Словно услышав мольбу о помощи, от общего сияния отделился один мало-мальски светящийся кусочек и полетел ко мне. Я даже смогла улыбнуться - все-таки, дерево этого мира оказалось добрым и сострадательным. Хотя бы за это стоит помочь ему с проблемой, ради которой меня сюда поместили. Когда мотылек сел на руку, не изменилось абсолютно ничего. А потом в ушах стал нарастать гул, похожий на густой звон колокола, и я опять отключилась - на этот раз от волшебного мира дерева. Звон все усиливался и усиливался, возрастал, набирая обороты, так что слушать его становилось нестерпимо. А потом сквозь него прорезался высокий женский голос, который сначала просто звал меня, а потом стал переходить на повышенные тона, чтобы в конце концов завершить свое выступление угрозами и почти отборным матом. По крайней мере, мое воспаленное сознание именно так его воспринимало. Когда же я услышала слова "вот вернется Златоглазый, я ему тебя сдам с потрохами!", вскинулась, открыла глаза и попыталась сосредоточиться на том, что происходит. А в душе поселилось новое и начинающее крепнуть мгновение от мгновения ощущение - я дома.
   Амина смотрела на меня глазами с расширившимися от страха зрачками. Лицо превратилось в застывшую маску отчаяния. Видимо, что-то все-таки случилось. А еще в комнате мы были не одни. Стену со стороны половины соседки подпирал не кто иной, как объект моего повышенного интереса - Хайджи.
   - Очнулась! - простонала Амина и почему-то изо всех сил обняла меня за шею. - Если еще раз такое учудишь, сама задушу, чтоб не мучилась и других не волновала! - с чувством добавила она, отстранившись и усаживаясь на краешек кровати.
   Я попыталась подняться - не тут-то было...появилась причина, при любом движении мешающая безболезненно его совершить...снова! Повернула голову, увидела ненавистные волосы, аж зарычала от злости.
   Амина, кажется, поняла причину моего настроения:
   - Я проснулась ночью, а ты стонешь. Попыталась разбудить - бесполезно... А ты все бледнее и бледнее становишься. Меня аж пот прошиб холодный, - призналась девушка. - Звать целителей - это значит упечь тебя к ним в корпус на неделю - пропустишь занятия. Пропустишь азы - потом придется дожидаться Златоглазого и просить его наверстать. И не факт, что он согласится, - затараторила она под конец.
   - И ты не нашла ничего лучше, как пойти к боевикам, - раздался со стороны Хайджи насмешливый голос.
   - А к кому мне было еще идти? - вспылила соседка.
   - Полюбоваться на то, как растут волосы твоей соседки, могла бы и в одиночестве, - уже более миролюбиво, но с некоторой долей иронии в голосе отозвался брюнет.
   - Хайджи! - цыкнула на него блондинка. - К кому мне еще идти, как не к тебе? - она обернулась, повторив свой вопрос, и так посмотрела на парня, что его лицо осветилось улыбкой. И любовью. Вот теперь я бы точно не стала сомневаться в том, что эти двое вместе. Жаль, что я сама сейчас на благодушное состояние не была настроена. - Когда вернулась вместе с Хайджи, ты уже порозовела, но все также не желала просыпаться. И волосы... - кивнула Амина на снова ставшую длинной копну темно-коричневого цвета. - Отрастать стали. Кажется мне, твои вчерашние труды успехом не увенчались.
   Я смотрела на соседку, а в голове маячили слова хранителя "Наладив связи, ты навсегда станешь частью Пределов..." И так горько и одиноко вдруг стало. Получалось, что сон после полета к родителям мне не привиделся и также продолжением яви оказался. Получается, и светлячок, один из многих, что окружали дерево, действительно своей энергией поделился... А я согласилась! Согласилась на то, чтобы в этом мире остаться...
   - Валь, ты чего? - изменилась в лице Амина, а боковое зрение засекло приближение к кровати и Хаджи. - Валь, что такое? - повторила она срывающимся шепотом. А я просто лежала и молчала, чувствуя, как по щекам начали катиться слезы. Дороги назад больше нет, меня об этом предупредили и закрыли выход навсегда. Родители, пусть и надеяться на мое возвращение, никогда его не увидят. Лариска с Димкой будут продолжать оплакивать меня. Даже бедному Семенову придется налаживать отношения с Леночкой самостоятельно...
   Амина как-то неуловимо изменилась. Посмотрела глубоким взглядом, словно пытаясь проникнуть в самую душу. Засветилась словно изнутри, как те светлячки на дереве, что пытались мне помочь, стала казаться еще красивее и привлекательнее. Захотелось эту красоту даже потрогать. Но рука замерла на полпути к девушке, когда мозг провел параллель с ее сиянием и мотыльками. И кисть вернулась на место. Очередная попытка совершить благое дело? А меня кто-нибудь спросил, нужно ли мне это?
   - Не действует! - потрясенно прошептала Амина, и я стала отворачиваться к стенке, в то время как Хайджи подошел совсем близко и скомандовал:
   - Отодвинься.
   Амина повиновалась; я поняла это хотя бы по тому, как изменился вес прогнувшего кровать тела. Потом меня довольно бесцеремонно лишили убежища в виде стенки и развернули, прижав к широкой груди. Это у парня-то, который издали казался гибким и тонким! А потом Хайджи, пользуясь тем, что я перестала дышать от удивления, просто велел:
   - Плачь.
   И мне в его голосе показалась такая масса участия и сочувствия, что я не выдержала. Громко и позорно разрыдалась, чего не делала никогда в жизни. Промочила его черную рубашку, на проверку оказавшуюся сшитой словно из шелка, насквозь, и теперь уродливые мокрые пятна потихоньку заполняли красивую блестящую ткань. Но меня, похоже, за это решили простить, потому что сверху снова послышался голос Хайджи:
   - Легко не будет, это точно. Придется забыть обо всем, к чему ты привыкла. И ты сможешь, если хочешь по-настоящему закрепиться в этом мире. Скажи вообще спасибо, что понимаешь, о чем они тут стрекочут, у меня такой привилегии не было, - и тут я поняла, что ему-то в свое время пришлось гораздо хуже, чем мне, и не напоминает он совсем того человека, который смог бы рыдать над своими бедами. Или хотя бы расстроиться. Он-то принялся крушить все вокруг. А что, неплохой выход для гнева. Каждый успокаивается, как может.
   Я подняла на него зареванное лицо и спросила:
   - А как ты так быстро научился языку? Ведь год же всего прошел. А ты говоришь даже без акцента.
   Парень хмуро улыбнулся, снисходительно посмотрев на меня:
   - А я еще и не то умею. Бери пример, плакса.
   Я поневоле хмыкнула, и тут в поле зрения попал его очуменный длинный хвост, который привлек внимание при первом же осмотре боевика:
   - А у тебя тоже...волосы после прыжка отросли?
   И парень заразительно расхохотался.
   - Ты такая забавная, - вынес он вердикт, глядя, как увеличиваются у меня глаза после его неожиданной реакции. - Нет, Валь, я же не порталом прошел! А это, - он провел рукой по хвосту, - акция протеста для тех, кто в моем мире считал, что длинные волосы мешают аэродинамике! - и он широко улыбнулся. - Ни на что они не влияют, как выяснилось, и прыжки мои не стали нисколько медленнее от телепортаций.
   Я однозначно понимаю в этом языке больше их самих. Ну не могут они ничего знать об аэродинамике!
   - Значит, тебя ничем не наградили за переход? - обрадовалась я почему-то.
   - Еще и отняли, - криво ухмыльнулся боевик. - Из всего моего воображения осталась только способность перемещаться в представляемое место.
   Я прикусила губу, чуть было не выпалив, что мне-то ее, как раз, и хватит, а потому решила перевести разговор в более мирное русло:
   - Прости, - кивнула на залитую рубашку.
   - Бывает, - отмахнулся боевик. - У меня сестра младшая частенько в изморось ударялась, так что я привыкший.
   - Спасибо, - искренне поблагодарила я, улыбнувшись.
   - Пустяки, - Хайджи мне подмигнул, поднимаясь с постели. - Просто не трать больше время на жалость к себе, а лучше научись управляться с собственным даром. Поверь мне - умение лишним не будет. Тем более после того, как завалила Марика и чуть не сорвала отлет Златоглазого.
   - Об этом что, вся Академия уже знает? - поразилась я, краснея от смущения заодно.
   - Боевики - совершенно точно, - подтвердил худшие опасения Хайджи. - У нас теперь даже спорят из-за того, кто тебя одолеть сможет.
   И как-то нехорошо мне от этих слов стало.
   - Я что, похожа на человека, которого так сложно победить? - в этом мире что ни минута, то очередной кульбит настроения...
   - Никто ж не знает, что ты просто в сознание проникаешь, - пожал плечами Хайджи. - Вот и думают, что обладаешь какой-то недюжинной силой.
   - Это в секрете хранится? - удивилась я. - А ты откуда тогда в курсе?
   - А ты думаешь, просто так тебя к Амине подселили, да? - ответом был скептический взгляд боевика. - С одним попаданцем она уже общий язык нашла, - многозначительно посмотрел он на свою девушку, на что та только фыркнула. - Думаешь, с тобой не найдет? Да и я, как только что выяснилось, моральную поддержку оказать в состоянии. "Демиурги завещали заботиться о своих творениях", - напомнил мне он.
   - А вообще где-нибудь про этих демиургов можно узнать поподробнее? - поинтересовалась я.
   - Конечно, - кивнула Амина. - В храме знаний Академии.
   - Библиотеке, по-нашему, - испортил торжественность момента брюнет. - Вечно Амина все усложняет. Впрочем, как и все женщины, - видимо, сделав вывод из моего слезливого поведения, констатировал он.
   - И туда ты в одиночестве не пойдешь, - припечатала сохранявшая до этого молчание девушка. - Особенно в свете того, что рассказал Хайджи. Это тебе совершенно точно обещает женщина, которая вечно все усложняет, - ох, чую, припомнит эта женщина Хайджи неосторожную реплику. Но что поделать - за язык его никто не тянул. Да и как вообще рядом с такой девушкой, как Амина, можно было еще и перечить...
   - Стоп! - замотав головой, пробормотала я, прикладывая ладонь ко лбу, словно пытаясь понять, нормально ли все с температурой. - Почему я думаю о том, насколько ты привлекательна? - в упор глядя на соседку, спросила я.
   - Ой, - она дернулась, - прости, пожалуйста, сейчас все прекратится! - Амина снова посмотрела так, словно пыталась что-то увидеть в глубине моей души, и почти в то же самое мгновение очарование видом полуэльфийки начало проходить. - Готово, можешь вздохнуть спокойно, - виновато улыбнулась она, прячась за Хайджи.
   - Это что такое сейчас было? - полюбопытствовала я, и не думая чинить расправу девушке.
   - А это маленький подарочек от спасшего когда-то ее прадеда демона, - криво усмехнулся Хайджи. Я только поиграла бровями, требуя продолжения рассказа.
   - Дедушка был смертельно ранен, - пояснила Амина. - Так рассказывала мама. И какой-то заезжий на территорию эльфов демон по доброте душевной поделился с ним своей кровью.
   - У демонов какая-то специфическая кровь? - догадалась я.
   - И весьма, - кивнула, соглашаясь, Амина. - У этого - так уж точно оказалась... - более тихим голосом добавила девушка.
   - В тебе течет кровь властелина мира? - почему-то меня смущение соседки только позабавило: конечно, очарование девушкой - это для меня опыт совершенно новый, но, с другой стороны, это же тоже опыт, так чего стесняться, что кто-то его инициировал?
   - Нет, обычного инкуба, - сдал подругу Хайджи, широко улыбнувшись. - Амина у нас по желанию может привораживать существ мужского пола. Женского, - бросив короткий взгляд на меня, добавил он со смешком, - как выяснилось, тоже.
   - Ничего подобного! - встала на защиту своей чести и достоинства Амина. - На Валю почти не подействовало.
   И хотелось бы мне ее в этом вопросе поддержать, но внутри, как всегда не к месту, проснулся экспериментатор. Я зачарованно посмотрела на белокурого ангела и восторженно произнесла:
   - Так ты суккуб, что ли?
   - Я целитель! - взвилась магиня, из чего я сделала вывод, что да, не ошиблась все-таки. - Просто с небольшим дополнением, - шаркнув ножкой, несмело добавила она.
   - В защиту Амины могу сказать, что она этим не пользуется в своих целях: привороженных преподов в Академии не наблюдается. Так что все в рамках закона, но об этой особенности педагогическому составу известно, - ухмыльнулся парень с таким видом, что в голове сразу вспыхнула забавная картинка, как Амина идет по коридору, а попадающиеся ей навстречу мужчины, включая, почему-то, Андо и Мрота, обходят ее по дуге. Чтобы не задело волной обаяния, наверное. И вот гному сбежать не удается...и он падает к ногам девушки вместе с остальной частью штабелей, состоящих из бесчувственных мужских тел, которые о даре Амины просто не догадывались. Видение настолько понравилось, что я неприлично хихикнула, чем вызвала непонимающие взгляды со стороны соседки и ее парня. Объяснять не стала, вместо этого посмотрела на Амину уже совершенно по-новому, вспомнив особенности демонов, о которых узнала ранее:
   - На нелюдей не действует обаяние жителей Дальнего Предела - почему ты стала исключением?
   - Не только я, но и все инкубы, - пояснила девушка. - Они же, как-никак, являются демонами страсти. Просто, в отличие от обычного влияния, вызывают не любовь, а кратковременное влечение - оно действует абсолютно на каждого.
   - Фикция, - констатировала я, и Амина кивнула:
   - Именно. Но фикция, способная ненадолго отвлечь внимание.
   - Так ты сможешь меня защитить, в случае чего, - обрадовано решила я, глядя, как с каждым мгновением моего вывода все кислее становится лицо соседки. Хайджи, наблюдая наш с Аминой обмен мнениями, только понимающе хмыкнул:
   - А ты, я смотрю, не промах - везде найдешь выгоду, девочка с Земли!
   - Раз умеешь находить выгоду - сумеешь найти защитника и получше, - выкрутилась Амина.
   - Такого же, как и у тебя? - подмигнула я ей.
   - Такого, как у меня, ты уже не найдешь, - собственническим жестом обняла парня девушка. - Но на твоем бы месте я присмотрелась к боевикам: возможно, кто-то из них придется тебе по душе.
   - Да не нравятся мне все эти ушастые...глазастые...рогатые, хвостатые и парнокопытные, наконец! - вспоминая сказки о демонах, поморщилась я. - Я к людям привыкла, живым - из плоти и крови, понимаешь?
   - Не понимаю, - и это действительно было так, судя по выражению лица Амины. - В человеческой ипостаси они все на людей похожи - откуда ты про хвосты и копыта взяла ерунду?
   - А что, хвостов и копыт нет? - зажглась в душе надежда, но соседка только плечами пожала, переведя взгляд на Хайджи. Поняв, что теперь все женское внимание сосредоточилось именно на нем, боевик выпутался из объятий Амины и бочком попятился к двери:
   - Нашли, что спрашивать, ненормальные! До встречи, Мина! - вернувшись и чмокнув девушку, пробормотал он. - Вы тут теперь точно не заскучаете!
   И вот так всегда. Никто ничего не рассказывает, все приходится проверять самой и опытным путем...а это ведь идея!
   - Что ты задумала? - подозрительно уставилась на меня Амина.
   - А это правда, что боевики через наш корпус идут мыться? - закинула я пробную удочку.
   - Ну да, - кивнула Амина. - Душевые-то в общем корпусе находятся.
   - Как непредусмотрительно... - покачала головой я, и Амина прищурилась:
   - Даже не думай!
   - Ты о чем? - невинно поинтересовалась я, хотя, похоже, мой коварный план все-таки раскрыли.
   - Вот только дурочку из себя строить не надо, - по губам соседки по-настоящему змеиная улыбочка расползлась. - Все предусмотрено таким образом, что с утра процедуры у боевиков проходят в то время, когда менталисты еще спят, а вечером... - она посмаковала образовавшуюся тишину. - Вечером - тогда, когда у нас индивидуальные занятия!
   - Кто будет вести индивидуальные занятия у меня? - снисходительно посмотрела на нее я. И улыбнулась, чтобы Амина ну совсем уже прочувствовала свой проигрыш.
   - Златоглазый... - хлопнула себя по лбу полуэльфийка.
   - Где сейчас Златоглазый? - уже не скрывая торжества, продолжила я, и подруга - а то, что мы с ней сойдемся, я уже не сомневалась - наконец-то сдалась:
   - В Южном Пределе.
   - А это значит - никаких индивидуальных занятий до конца следующего месяца! - подвела итог я.
   - Ты что, за боевиками подглядывать будешь? - Амина по-настоящему изумилась. - Когда они в душе?!
   - А у меня чисто научный интерес, - подтвердила я ее догадки. - Я, может, и правда решу кем-нибудь увлечься - а вдруг у него рога?
   - Или копыта... - добавила Амина и внезапно начала хохотать. - Валя, я тебя обожаю! - она уселась на кровать рядом со мной и обняла, пытаясь успокоиться, но приступы хохота все накатывали и накатывали, я же останавливать девушку не спешила: все же выход эмоций, положительных или не очень, крайне важен для организма.
   - Только Хайджи не тронь! - серьезно предупредили меня, вытирая с глаз слезы. - Хайджи мой!
   - Я уже все там оценила, - показала я язык. - Не зря ж меня так сильно сегодня к груди прижимали, - и состроила такую глумливую улыбку, что меня начали колотить моей же подушкой, приговаривая при этом периодически срывающимся голосом:
   - Ах, за парнем моим наблюдала, значит? Получи, попаданка с Земли, я свое просто так не отдам! - а я все хохотала и хохотала, пока, наконец, Амина ко мне снова не присоединилась. - И как тебе идея такая в голову пришла, дурная?
   - Можно подумать, никому из девчонок-менталистов не приходила, - я уже валялась на кровати, приглаживая распушенные благодаря подушке волосы, рядом приходила в себя Амина, у которой видок тоже был не из лучших. - Такой простор для фантазии!
   - Ты что, - девушка сделала большие глаза, - демонов рассматривать - себе дороже, Валь! Шутки про Дальние Пределы не так далеки от истины, как ты думаешь. Демон действительно от своей избранницы отказаться не сможет. А ты сама сейчас думаешь о том, чтобы только их спровоцировать на интерес к себе...
   Я только плечами пожала: охота пуще неволи. А интерес дороже денег.
  
  
   Глава 8.
  
   Северный Предел, территория, прилежащая к Академии Познаний
  
   - Живее, недоросли! Кто вас вообще в Академию допустил, если вы даже пару раз обежать ее территорию не в состоянии?! - вдохновенно орал над головами Андо, за что весь первый курс, я больше чем уверена, был бы рад с удовольствием отпинать его по всем мягким - и не очень - местам. Как он умудрялся летать по воздуху, когда вблизи не было ни одного различимого зрением металлического предмета, с которым можно было бы вступить во взаимодействие, для меня до сих пор оставалось секретом. Одно слово - демон! А как замечательно начиналось утро...
   Волосы однозначно станут в этом мире моей самой главной проблемой. Как, скажите на милость, узнав, что первый учебный день начинается с занятия по физической подготовке, уложить спускающиеся до колен волны, чтобы они этой самой подготовке не мешали? Я никак не могла справиться с этой задачей, пока, наконец, Амина, увидев мои мучения, не исчезла из комнаты, вернувшись с неким подобием шпилек и приказав садиться на кровати и не рыпаться. Я безропотно подчинилась и получала ни с чем не сравнимое удовольствие от ее копаний в моей голове. Когда все закончилось, и Амина пошла к шкафу, чтобы открыть потайное зеркало, установленное на внутренней поверхности дверки, я оглядела результат стараний подруги с восхищением: волосы были собраны в большой пучок сзади, имевший все шансы не развалиться от бега. Спереди был оставлен небольшой локон, по длине значительно уступавший основной массе, и Амина удовлетворенно расправила его напоследок. "Для красоты", - объяснили мне просто, и я не решилась спорить.
   Еще волшебный шкаф-самобранец содержал в своих недрах две пары летнего варианта студенческой формы - тех самых платьев, которые я заметила во дворе Академии. Серый оттенок лично меня привел в уныние, однако струящийся материал пришелся по душе, так что я решила, что общий счет равный, и аккуратно повесила вещицы на место. Все равно для первого занятия предусмотрены были удобные штаны и рубашка, очень напоминающая наш вариант матросской робы. Поинтересовавшись у Амины, можно ли видоизменять одежду по своему усмотрению и получив положительный ответ в отношении всех вещей, кроме платья - "девчонки не поймут, съедят и не подавятся" - я решила во что бы то ни стало зайти к милорду Мроту и поинтересоваться у него насчет наличия швейных принадлежностей в Академии познаний. А что, связи-то надо укреплять!
   Вторым несомненным плюсом явилось наличие интересной магической разработки, которую я про себя обозвала динамическим расписанием. Принцип функционирования у нее был достаточно простой: на первом этаже корпуса менталистов (последние два, пятый и шестой, занимало общежитие, нижние, соответственно, отдавались под занятия) на одной из стен центрального холла (красивый мраморный зал с белоснежными лестницами, ведущими наверх, производил неизгладимое впечатление - спасибо гномам!) висела с виду ничем не примечательная доска. Однако же, когда до нее дотрагивался студент с факультета, к которому она относилась, чудо-изобретение моментально показывало расписание на сегодняшний день. И опять золотые буквы! На этот раз на черном фоне для разнообразия. Амина никак не могла понять, почему я каждый раз зависаю рядом с доской. Ну как ей объяснить, что вот эта волшебная система есть не что иное, как реляционная база данных, по запросу предоставляющая информацию! В общем, я прониклась и решила во что бы то ни стало тоже познать себя. Очень уж помагичить хотелось. Кстати, подойди к доске боевик, вместо расписания появлялся грозящий хулигану палец и обещание доложить в деканат соответствующего факультета о попытке прогула собственных занятий. Выходит, расписание боевиков и менталистов было объединено в сеть! Мама дорогая, это ж почти интернет в исполнении мира Пределов! Где они, интересно, хранили картотеку на всех студентов? Потом догадалась: магические отпечатки, кровь или что там служило единицей узнавания обучающегося, помогали собирать целители. Даже я, пролежав два дня в их корпусе, наверняка была исследована вдоль и поперек. Что ни говори, а если подойти к магии с технической точки зрения, получится примерно то же самое, что и описание мелодии посредством математических символов. То есть, выстроенная и выверенная схема. Частью которой мне и предстояло стать.
   Надо сказать, Андо с энтузиазмом помогал мне с этой задачей.
   - Брайс, прекрати вилять мягким местом перед своими любимыми заморышами-целителями! И не надо кидать на меня такие возмущенные взгляды! Не были б они заморышами, пошли бы постигать себя в боевых искусствах! - почти возмущенная тирада на миг прекратилась, а потом очередной жертвой домогательств стала и я. - Сазонова! Ну, ты-то, ты-то могла бы и поприличнее себя вести! Думаешь, если я сказал бегать вокруг стен Академии, не замечу из-за угла, как ты пялишься на эльфийские задницы?! Стыдоба попаданская, вот ты кто! А я-то думал, хоть тебя сия участь не постигнет!
   Надо сказать, не окажись преподаватель прав, я бы покраснела, аки маков цвет. Но я-то действительно на то самое место, о котором решил прокричать физкультурник, неприлично смотрела. Благо, парень оказался не из боевиков, а наш, ментальный, по крайней мере, на боевика он точно не тянул, несмотря на всю свою внушительность, так что я предпочла пропустить замечание Стремительного и с увлечением продолжить прерванное занятие. А посмотреть действительно было на что!
   То, что парень оказался эльфом, я бы ни за что не поняла, не просвети меня Андо. Сзади оно, знаете ли, видно не очень хорошо. Зато все остальное... Если у боевиков для занятий была специальная черная форма, состоящая из удобных штанов и легкой рубашки, не сковывающей движения (в ней-то, как раз, и почтил своим присутствием нас вчера Хайджи) и спереди застегивающейся на красивые петельки, то физкомплект менталистов по сравнению с вышеобозначенным, конечно, здорово проигрывал: у нас это была уже привычного серого цвета форма, тоже штаны и матросская роба, как я про себя ее назвала, и на девушках, надо сказать, смотрелось кошмарно. Вот почему я у Амины насчет переделки и интересовалась. Неужели не может руководство Академии что-нибудь более жизнеутверждающее придумать? От такой расцветки одна тоска и уныние... Зато про них совершенно забываешь, когда видишь форму на наших мальчиках! И конкретно - на вот этом вот образце красоты в духе Аполлона. Нет, я много симпатичных видела, и у нас на физкультуре одни физики чего только стоили, но тут...Короткие волосы почти снежного оттенка белого, несмотря на то, что я как-то эльфов все больше с длинными хвостами представляла, широкий разворот плеч, сильные руки, мягкое место, которым так усердно вертела перед целителями незнакомая Брайс, вообще описанию не поддается, ноги...ноги длинные и красивые! И все это я рассмотрела даже под призванной быть бесформенной одеждой. А потому что такие виды спрятать не удастся, в какой бы мешок парня ни одень. Эх, ну что за красота, так бы и съела.
   Кажется, замечание про то, что я бы его с удовольствием съела, было лишним, потому что на меня зыркнули с таким презрением в глазах, что я поняла: точно эльф! Вот именно так их и описывали жадные до красивых мужиков женщины-писательницы: "Он смерил девушку надменным взглядом, и она довольной лужицей растеклась у его ног..." Точно! Вместо занятий у Златоглазого стану писать романтическое фэнтези! Лицо у парня оказалось такое кукольно-красивое, что, не рассмотрев его со спины с самого начала, подумала бы, что девочка. Такая симпатичная голубоглазая девочка. Нет, что эльфы должны быть голубоглазыми, я не сомневалась, но до чего ж при этом черты оказались мягкие и плавные. А глаза вообще в половину лица, так что я подумала, что парень вполне мог бы служить предметом зависти у нынешних - которых я еще не очень хорошо рассмотрела - первых красавиц. И объектом насмешек со стороны собратьев по цеху. Мужчин, то есть. Я прямо видела, как за спиной у симпатяжки его с особым выражением на лице называют мальчиком-зайчиком. Ох, кажется, зря я про зайчика подумала...от меня это прозвище теперь не отстанет. Будет красивый эльф зайчиком, да. Как в "Плейбое"...
   От рассуждений отвлек факт ускорения эльфа и, соответственно, увеличения между нами расстояния. Мысли мои он, что ли, читает, с досадой подумалось мне. Лишившись объекта наблюдения, поняла почти сразу, как скучно бежать в одиночестве. Догонять эльфа не стала: два раза вокруг Академии - это кросс на выносливость не хуже наших пробежек в университете, так что я, хоть и была очарована видом красивой... хм, красивым видом, в общем, но себя загонять тоже не стала. Обогнала по пути сбившихся в стайку девушек - как будто и не попадала в другой мир, все то же самое осталось - за что получила полный презрения взгляд. Растекаться, правда, никакой жидкостью не стала - приберегу для какого-нибудь очуменного мужчины лучше. И вот тогда-то я его и увидела...
   Сначала внимание привлекло дуновение ветра, потом - резко бросившийся в ноздри запах цветов. А затем меня обогнало странное существо с кожей, словно кора у дерева. По крайней мере, мне так показалось при беглом осмотре. Он был тоненьким, как тростиночка, еще тоньше, чем Хайджи, с длинными острыми ушами, торчавшими из-под вороха взлохмаченных волос, которые, в отличие от заостренных эльфийских кончиков, выглядывали из прически, и до того высокий, что я, наверное, со своим метром семьдесят ему только до плеч доходила. Да, эльфы со своими фигурами по сравнению с ним нервно курили в сторонке - не зря же мне Хайджи поначалу так приглянулся! Любила я тоненьких, была у меня такая слабость. А потом, когда, немного отбежав вперед, это нечто на меня взглянуло, все очарование развеялось. Потому что глаза у него оказались цвета мокрого чернозема, и я чуть было не зарычала: друид! Эта сволочь, заставившая меня согласиться на связь с миром Пределов! Где моя большая сумка, чтобы врезать кому-то по длинным ушам?!
   Я ускорилась - не хотела упускать его из вида. Быстро бегает, зараза лесная, как бы мне его не потерять за очередным поворотом донжона. Такое ощущение, что несется вместе с ветром, словно листик. Не догнать...но попытаться не потерять его все равно стоит.
   На очередном повороте неудачно подвернула ногу и полетела бы вниз, если бы не была подхвачена взявшимся из ниоткуда зайчиком:
   - С ума сошла - за друидом гоняться?! Чему вас только в вашем мире учат!
   Небольшая передышка дала возможность оценить глубину голоса парня и то, что мне однозначно нравится эльф. Так, чисто эстетически. Приятно было посмотреть на озабоченное лицо, пусть и причиной ему оказалась моя собственная глупость. Чтобы хоть как-то реабилитироваться в глазах белокурого Аполлона, я виновато произнесла:
   - У нас нет друидов. У нас вообще никого из волшебных существ нет.
   - Мир необратимого регресса, - фыркнул высокомерно эльф, и я толкнула его в бок:
   - Мир технического совершенства! Кстати, я Валя. Спасибо, что поддержал - я увлеклась.
   - Эланиэль, - представился эльф. - Не останавливайся. Увидит Стремительный - не оберешься позора. А мне лишнее внимание ни к чему, - с этими словами он развернулся и снова побежал вдоль каменной стены. А я еще несколько секунд стояла, пытаясь прийти в себя.
   Когда снова заработала ногами, решила, во что бы то ни стало, подружиться с зайчиком - Элом, как про себя стала эльфа величать. Симпатичный, а теперь, как выясняется, еще и готовый прийти на помощь в беде! Мне эти качества очень импонировали, и такими парнями разбрасываться не стоило. Ну и...зайчик он, не могу по-другому описать такую милоту и красоту.
   Вопрос с друидом представлялся более туманным. Догнать его сейчас уже не получится: второй круг подходил к концу, Андо наверняка после этого придумает еще какую-нибудь разминку - ну, не верила я в противоположное - а потому нужно будет старательно изображать вид, что я не я и лошадь не моя. А вот потом...потом! Нужно будет непременно наведаться в гости. А теперь, когда я еще и уверена, что учится парень на одном со мной курсе, причину я придумаю. Тетрадки занести, например. Или лекцию списать...хотя, если задуматься, какие друиду вообще нужны будут тетради, если он, по сути, выполняет функцию охраны дерева. Как бы самой в итоге скрученной лианами не оказаться...Но нет, надежда во мне умирала последней, а я непременно должна была знать, с какой целью меня сюда поместили.
   Когда добежала до ворот Академии, из менталистов рядом с Андо или в окрестностях от него заметила только парней. Видимо, как и у нас на Земле, девушки физкультуру не сильно жаловали, пусть и преподаватель был крайне привлекателен внешне. Друид стоял в сторонке и налаживал дыхание. Наивный! Никогда до этого не занимался, что ли? Или только и делал, что по деревьям лазал? Откуда тогда такая скорость на дистанции? Просто выложился по полной и теперь пытался прийти в себя?
   Эл, также отстав от общей массы боевиков и наших, напротив, медленно ходил взад и вперед. К нему-то я и направилась. Красота красотой, а вот знания о правильном восстановлении после долгого забега дорогого стоят. Увидев меня, парень недовольно поджал губы:
   - Чего тебе?
   - А почему тебе нельзя привлекать внимание? - ну а что? Косить под дурочку - так до конца. Тем более мне это совсем не трудно - и уж точно не зазорно - делать.
   - А ты всегда такая любопытная? - прищурился эльф, когда я стала медленно ходить рядом с ним.
   - Только с теми, кто бескорыстно пытается уберечь мою тушку от падения, - широко улыбнулась я.
   - Поверь, я уже искренне жалею об этом, - тяжело вздохнул Эланиэль.
   - Поздно - дело сделано, - пожала плечами я. - Так почему?
   - Не отстанешь? - устало посмотрел на меня парень.
   - Ни за что на свете, - решительно заявила я.
   - А кто такой зайчик из "Плейбоя"? - внезапно поинтересовался эльф, и я поняла, что медленно краснею. - Хм, похоже, мне лучше об этом не знать, да?
   - А читать чужие мысли нехорошо, - решила увильнуть от ответа.
   - А ты постарайся думать не так громко, - посоветовал мне Эл. - А то все менталисты скоро тебя читать начнут, как раскрытую книгу.
   - И что, все-все вот так меня читать будут? - уставилась я на него. Это ж каждый желающий может узнать, что я собираюсь драпать из этого мира после того, как исполню то, ради чего меня вызвали.
   - Нет, если научишься экранироваться, - ответил парень.
   - Так почему тебе нельзя привлекать внимание? - увидев взлетевшие вверх брови эльфа, я мысленно поздравила себя с победой. Если кто-то думал переключить мое внимание подобно тому, как советуют психологи поступать с детьми, то глубоко просчитался: со мной такие трюки с детского сада не проходят.
   Эльф снова протяжно вздохнул и признался:
   - Потому что некоторые студенты о том, о чем ты молчишь, говорят вслух. А мне это очень не нравится...
   - Погоди-погоди, - жестом попросила его замолчать, - тебя тут что, обвиняют в излишней привлекательности?!
   - Не обвиняют. Насмехаются, - поправил меня эльф.
   - И...считают зайчиком? - вытаращилась я.
   - Я не знаю, кто такой зайчик, но то, с какой интонацией ты это слово произносишь, говорит о том, что мы имеем в виду примерно одно и то же, - кивнул эльф.
   Святая газонокосилка, подумалось мне, что тут за нравы такие, если привлекательного парня считают голубком?
   - Мне не надо спрашивать про газонокосилку и голубков, да? - выгнул бровь эльф, и я только кивнула:
   - А давай дружить?
   - В каком смысле? - осторожно поинтересовался Эл.
   - Да в самом обычном: за ручку держаться, гулять вместе! - разулыбалась я и, видя, как постепенно искажается лицо эльфа, поспешила его успокоить. - Расслабься, Эланиэль. Мне нужна помощь, а тебе не мешает почаще появляться в обществе девушки. Соглашайся!
   - Какого рода помощь? - сразу же насторожился эльф.
   - Ну... - помялась я. - Мне к друиду нужно попасть, понимаешь?
   - С ума сошла? - на этот раз блюдца напоминали совсем не мои глаза. - Он тебя в драконий рог скрутит!
   - А у драконов есть рога? - тут же невинно поинтересовалась я.
   Эльф закатил глаза:
   - Ты невозможна! И после твоей выходки рога появятся не только у драконов!
   - Жалеешь, что помог? - улыбнулся источник бесконечного количества вопросов в моем лице.
   - Наверное, в скором времени буду... - согласился Эланиэль. - Но ты все равно падешь жертвой друида, так что мучиться мне недолго, - тут же обрадовался он. Наивный! Я же ко всем подход найду. В голове уже возникали картинки братания друида с эльфом. Зрелище меня впечатлило хотя бы потому, что они напару, почему-то, пели "я на тебе никогда не женюсь" под стенами Академии, обнявшись и глядя в звездное небо.
   - Избавь меня от своих извращенных фантазий! - попытался откреститься от меня Эл, но я только хмыкнула:
   - Научи экранировать мысли, - после чего подмигнула эльфу, зная, что на одного проверенного человека у меня в этом мире стало больше.
   Тем временем состав первого курса, кросс осилившего, пополнился девушками, показавшимися из-за угла стены, примыкающей к воротам. Компания из пяти существ женского пола - мне издали не особо видны отличительные признаки населяющих Пределы волшебных рас - с самым независимым видом стали приближаться к уже закончившей испытание толпе. Но, увидев меня, разом скривились, и у меня даже создалось ощущение, что они являются однояйцевыми близнецами - ну и что, что не похожи! Зато поведение как под копирку у всех.
   Заметив предмет моего пристального интереса и ответную реакцию на меня, Эланиэль только фыркнул:
   - Что, уже мечтаешь к ним присоединиться?
   - С чего ты решил? - удивилась я, обращая внимание снова на эльфа.
   - Уж больно тщательно их рассматриваешь, - заметил эльф.
   - Да я смотрю на одежду девчонок и думаю, неужели не нашлось ничего более подходящего для нашего факультета? Ну, ты посмотри, Эланиэль! - я отступила от блондина на шаг и подняла верхнюю часть робы на манер того, как девочки, делая реверанс в садике, хватаются за кончики юбки и разводят ее "солнышком" в стороны.
   - Прекрати выставляться! - зашипел эльф, одергивая полы робы вниз. - Думаешь, одна ты тут такая умная выискалась? Валь, тебе не кажется странным, что по соседству обитает целый факультет боевиков?
   - Поглядывают на наших? - с пониманием дела спросила я.
   - Поглядывают, - согласился эльф. - Не все, но отдельные уникумы есть. И если хочешь доучиться, будь добра - придерживайся правил! - со значением добавил он.
   - Хорошо-хорошо, - покорно закивала я. - Но ты какой-то совсем неправильный эльф!
   - Это еще почему? - нахмурился "совсем неправильный".
   - Как - почему? - удивилась я. - Эльфы - они же такие! - и я в лицах попыталась изобразить пафосно-надменную природу ушастых. Эланиэль смотрел на меня с плохо скрываемым скепсисом.
   - Это те, в которых королевская кровь течет, - наконец, произнес он после моего фееричного объяснения. - Я из простой семьи. И в Академию попал, потому что дар целительства и ментальной магии сочетаю. А те, про которых ты говорила, это вот там, - он кивнул как раз туда, где сейчас толпилась вышеозвученная девичья стайка. - Наша семья бок о бок соседствует с человеческими магами, мы не знаем, что такое смотреть на остальных с высоты. Что ты так на меня уставилась? - насторожился Эланиэль. Похоже, скрыть фанатичный блеск в глазах у меня все-таки не получилось.
   - Как - что? Как это - что? - воскликнула я, привлекая внимание стоящих рядышком с нами боевиков. - Да ты же сплошной разрыв шаблона, Эл!
   - Эл? - не понял парень.
   - В моем мире принято давать уменьшительно-ласкательные имена для друзей и близких, - объяснила я.
   - Давай ограничимся условиями договора, - попятился эльф, выставив вперед руки. Но идти-то было некуда: позади Москва. То есть, заметивший наше с Элом мельтешение Андо и уже с нетерпением ожидающий присоединения хвоста кометы, который сейчас как раз направлялся к основной части студентов. - Мне как-то не хочется становиться тебе кем-то близким...
   - Поверь мне - это только пока! - без сомнений заявила я и с удовольствием стала наблюдать, как все кислее становится физиономия блондина. - Хотя...я ведь и зайчиком тебя могу звать, - предвкушающе улыбнулась следом.
   - Эл так Эл... - смирился с положением вещей эльф.
   - Ты просто сокровище! - совершенно искренне сказала я.
   - Вот и береги меня, - проворчал блондин.
   - Всенепременно! - торжественно пообещала я, а потом раздался звучный окрик Стремительного:
   - Ну что, студентики, не передумали еще начать самопознание? - нестройный гул голосов был ему ответом, и демон хмыкнул. - Тогда прошу вас - в святая святых боевого корпуса!
   Со стороны девушек раздался слаженный томный вздох, я же непонимающе посмотрела на Эла. Тот только глаза закатил и объяснил:
   - В корпусе боевиков сейчас второй курс занимается. По крайней мере, на том этаже, куда поведут нас.
   - И что? - не поняла общего желания упасть в обморок я.
   - Ты не знаешь, кто учится на втором курсе? - эльф даже в лице переменился.
   - А должна?
   - Юрин, дракон из правящей династии Огнекрылых, - пояснил мне, как маленькой, Эланиэль.
   Где-то я уже это имя слышала...точно! Это ж тот самый дракон, что передо мной выпендривался, когда я с Ифиэль на стене Академии стояла.
   - Разве прозвище не за собственные заслуги дается? - решила я уточнить правило, которое объясняла Ифиэль.
   - Так и было, - кивнул Эл, - какой-то из дедушек Юрина заслужил его, когда в одной из схваток с демонами защитил магов и эльфов от вражеского удара своими крыльями. С тех пор династия носит название его подвига.
   - Так этот мелкий драконяка просто дедово прозвище присвоил? - присвистнула я. - Ну, дает!
   - Ты только громко об этом не кричи, когда мы в корпус войдем, - посоветовал эльф. - Некоторые считают, что вполне заслуженно называются драконами с огненными крыльями.
   - Сколько пафоса из ничего, - фыркнула я.
   - Только не тебе менять веками признанные правила, - заметил Эланиэль.
   - Ни в коем разе, - заверила его я.
   Все время нашего информативного диалога мы, держась друг друга, шли по направлению от больших ворот Академии к корпусу боевиков. Ворота, кстати, были встроены в административный корпус, так что перед самым входом на территорию Академии Познаний я еще раз смогла полюбоваться на хрустальный мост. Зрелище завораживало не меньше, чем предстающее в лучах вечернего солнца. Улыбнувшись и уже собираясь поворачивать голову в сторону корпуса, поймала пристальный взгляд друида, неотрывно наблюдающего за мной. Хорошее настроение мигом улетучилось, и желание вздернуть одного проводника магии увеличилось на несколько порядков. Оценив хмурый вид, эльф, несмотря на мое сердитое сопение, все же решил поинтересоваться:
   - Чем тебя так друид зацепил?
   - Он знает, зачем меня переместили в ваш мир, - уверенно ответила я. - Я тоже должна это знать.
   - Что принесет тебе разговор с хранителем дерева? - как-то слишком спокойно продолжил эльф.
   - Хотя бы то, что я перестану себя чувствовать слепым котенком на большой дороге, - объяснила я. - Для всех в моем мире я умерла, понимаешь? Ты можешь предположить хоть одно великое дело, ради которого стоит объявлять человека мертвым для его родных и близких?
   - Ну... - замялся эльф. - Жизнь одного человека взамен мира целого измерения, может быть?
   - Ты шутишь? - я скептически выгнула бровь. - Это только в сказках про храбрых и мужественных попаданок они вечно спасают мир! Посмотри на меня, Эланиэль - я же чудо в перьях. Мне даже волосы нарастили, чтобы я к этому миру привязалась... - с горечью добавила я, тяжело вздохнув.
   - Все, что делается демиургами, Валя, делается всегда с умыслом, - мудро изрек Эланиэль, пропустив странные для него слова про книжки и попаданок, но я только хмыкнула в ответ. - Знаешь, когда в прошлом году тут все направо и налево пытался сокрушить Хайджи, я действительно не понимал, к чему мир принял его. Сейчас, после твоего появления, я уже не так уверен в том, что вы не нужны нашему миру.
   - Да? - грустно улыбнулась я. - И что же такого ты увидел?
   - Он один вряд ли бы смог что-либо изменить, - задумчиво глядя на меня, изрек эльф. - А вот вдвоем вы обладаете тем, чего так давно не хватает нашему миру.
   - Чем же? - все еще скептически настроенная, полюбопытствовала я.
   - Искрой, - просто ответил Эл. - Искрой, что будит в сердцах надежду...
   - Пока моей искры хватает только на то, чтобы устроить темную одному зарвавшемуся друиду, - сжала я кулаки, наблюдая, как предмет моего маниакального интереса идет уже почти рядом с Андо, периодически оглядываясь на меня.
   - Зря ты так, - покачал Эл головой. - Друиды очень мудры. А их связь с Деревом познания безусловна.
   - Очень на это надеюсь! - ударила я кулаком в раскрытую ладонь, а мы тем временем поднялись на второй этаж корпуса боевиков. Ничего особенного я тут не заметила, спартанская и, вполне логично, мужская обстановка. Из дизайна интерьера от нашего корпус боевиков отличало, разве что, наличие картин на стенах на военную тематику или оружия в разных ракурсах - где-то нарисованного, где-то висящего на ремнях. Несмотря на то, что у боевиков, наверняка, так же шли занятия, в коридорах было тихо, о чем я и решила узнать у Эланиэля.
   - Заклинание тишины, - объяснили мне. - А то вся Академия на ушах от их речи бы стояла.
   Что именно имел в виду эльф, я поняла, как только мы достигли нужной двери. Наивная девочка с Земли думала, что внутри окажется обычный спортзал, причем еще и снисходительно полагала, что в этом мире не знают ни козла, ни матов для гимнастики, ни даже брусьев для мальчиков, которые девочки любили особенной любовью. Особенной - потому что смотреть, что на снарядах выполняли представители сильной половины человечества, было очень интересно. Да, интересно - самое подходящее слово!
   Со вторым своим тезисом я угадала. Никакой земной экипировки мир Пределов действительно не знал. Тут просто адово пекло устроили! Стоило нам открыть дверь, как изнутри послышались крики, улюлюканья и нецензурная брань уже находившихся там боевиков. Любопытная я, конечно, сунула свой нос, обогнав даже стремящихся поглазеть на венценосного дракончика дев. Я же, когда оценила фронт предстоящих работ, сразу вынырнула из аудитории обратно. Вытаращив глаза, метнулась к не спешащему заходить Эланиэлю и с ужасом воскликнула:
   - Это что такое?!
   - Спортзал, - невозмутимо ответили мне.
   - Спортзал - это помещение со снарядами, где люди тренируются, а не калечат друг друга! - зашипела я, подгоняемая эльфом к двери и потому сопротивляющаяся изо всех сил.
   - Про людей ты, конечно, загнула, - неожиданно улыбнулся Эл, - а в остальном все именно так, как ты и описывала.
   - Да что ты говоришь! - уже почти повиснув на эльфе, дабы своей массой хоть немного затормозить парня и, соответственно, отсрочить собственное приближение к большим и страшным неприятностям, заметила я.
   - Да расслабься ты, - поджал губы Эл. - Это все для боевиков предусмотрено...
   - Сазонова! - раздался внезапно над ухом раскатистый голос Стремительного, так что мой друг-блондин мысль не закончил. - Прекратить любовные игры на уроке физической подготовки! Ради такого и в душе могли бы уединиться - и то - после моего занятия!
   Я испуганно соскочила с Эланиэля, воровато оглядываясь в поисках препода, и наткнулась на метающий молнии голубой взгляд. Почувствовала себя мышью в лапах кошки, сглотнула, приготовившись к расправе.
   - Совсем ополоумела? - шумел Андо, зыркая на меня и приближаясь. - Какие-то проблемы?
   - Да весь ваш спортзал - одна большая сплошная проблема! - не выдержала я. - Может, для ваших боевиков это и нормальная среда, но лично я тут боюсь с жизнью расстаться! Она мне, знаете ли, еще дорога и может пригодиться!
   - Вот и шагай на зону менталистов, деточка! - взревел Стремительный, которому явно против шерсти мое высказывание пришлось. - А если уж и там не выдержишь, то выход у тебя только один! - с этими словами он указал куда-то вдаль, где все было скрыто темной дымкой, и я сглотнула еще раз. - Преодолеешь - освобожу от физподготовки до конца обучения! Марш к остальным!
   Я подскочила, как ужаленная, крепко вцепившись в Эланиэля снова, и в таком положении мы добрались до места тренировок ментального факультета.
   - Размялись и забыли о сегодняшнем занятии! - инструктировал нас тем временем препод. - Для особо одаренных, - красноречиво намекнул он на меня, - повторяю: занятия менталистов состоят из двух частей: бег вокруг Академии и последующая разминка внутри корпуса боевиков. Кто желает показать расширенные познания своего тела - прошу во-он туда! - на этот раз перст указал в сторону боевика, сейчас сцепившегося в кулачном бою с каким-то страшилищем, которое было выше его на полторы головы и примерно настолько же шире по габаритам. - Услышите звонок - можете катиться на все четыре стороны!
   После этого я стала более уверенно ощущать себя. Весь накопившийся негатив и страх постаралась обратить в мирное русло, потратив переизбыток эмоций на обозрение окружающего пространства. Правда, глаза разбегались и никак не могли выбрать предмет для первоначального осмотра: то ли бесконечную кроваво-красную дымку вместо ожидаемых стен и хотя бы окон, то ли находящихся в отдалении боевиков второго курса, которые, разделившись на несколько групп, выполняли различные упражнения - кто-то в борьбе с тем прелестным созданием, которое я уже успела отметить, кто-то - покоряя склоны гор, которых тут было в избытке, кто-то - сидя на скамейке запасных и зализывая полученные - и, на мой взгляд, отнюдь не шуточные - раны.
   - А мы точно сейчас в Академии, а не каком-нибудь параллельном измерении? - осторожно поинтересовалась у Эланиэля, чтобы никто из однокурсников не услышал.
   - Абсолютно, - с улыбкой кивнул эльф, видимо, до сих пор не отошедший от моего обезьяньего поведения.
   - Тогда что вот это такое? - я обвела взглядом окружающее пространство. - Ты еще скажи, что эта...бесконечность! - уместилась в один спортивный зал!
   - Это иллюзия, - пояснил блондин. - Очень качественная и хорошо проработанная.
   - И кого за эту красоту благодарить? - я изумленно уставилась на эльфа.
   - Вернется из людских пределов - отблагодаришь, - хмыкнул парень.
   Не слишком ли много на одного Златоглазого?!
   - Это если ты имеешь в виду картинку, - продолжил между тем Эланиэль. - А вот заклинание тишины - дело рук Стремительного. Каждый боевик на определенном этапе обучения постигает науку безмолвия, чтобы, например, настигнув врага, исключить возможность внезапного зова на помощь.
   - Очешуеть... - только и смогла ответить я.
   - Валь, ну ты странная, - удивился Эланиэль. - Это ж все при поступлении в Академию объясняют - и про тренировки у боевиков, и про уровень знаний, который студенты непременно получают. За месяц до первых занятий, сразу после вступительных испытаний, все студенты собираются в главном зале административного корпуса, где ректор и самые главные преподаватели объясняют тонкости дисциплин и всего курса обучения в целом.
   - А теперь сделай скидку на то, что я тут без году неделя, причем до этого была совершенно уверена, что люди одиноки во Вселенной, а первым существом, которое меня в этом предположении разубедило, стал тролль, - заметила я.
   - Ох, ты же не из этого мира... - спохватился эльф. - Ну, тогда слушай небольшую вводную лекцию.
   - О чем? - заинтересованно посмотрела на него я.
   О том, что собой представляет Познание, - улыбнулся мой новый белокурый друг.
  
  
Оценка: 6.89*97  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Л.Маре "Менталистка. Отступница"(Боевое фэнтези) А.Найт, "Капкан для Ректора"(Любовное фэнтези) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) А.Тополян "Механист"(Боевик) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"