Fallenfromgrace: другие произведения.

Выпускница Академии Познаний. Благодать одинокого солнца

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 7.10*35  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЧАСТЬ ТЕКСТА УДАЛЕНА
    Сиквел к "Академии Познаний". История Соля и попаданки Ани.

    Ее предназначение так и не смогли определить за пять лет обучения в Академии.
    Она посвятила свою жизнь тому, чтобы облегчить судьбу живущих в Южном Пределе людей.
    Но она и представить не могла, чем обернется это бескорыстное желание...




    Встреча Ингермона и Нинор глазами моего любимого Лисеныша: "Еще один шанс"


Выпускница Академии Познаний.

Благодать одинокого солнца.

   Глава 1
  
   Северный Срединный Предел, Академия Познаний, внутренний двор с садом
  
   Закатное солнце мира Пределов пылало особенно ярко, словно вместе с нами хотело отметить последний день в привычных стенах по полной программе. Академия гудела: новый выпуск менталистов и боевиков оказался на редкость сильным и удачным. Я смотрела, как дурачатся одногруппники, как поддаются всеобщему веселью преподаватели, и чувствовала, как в сердце поселяется тихая грусть: с выбранным мною направлением деятельности это место я вряд ли когда-нибудь увижу снова. Занятия с Арегваном Златоглазым не прошли даром: я задалась целью разгадать тайну Южного Предела. Это нам на уроках рассказывали о том, как доблестные драконы и демоны помогают людям справляться с отсутствием магии на их территориях, а я видела только повторение одной из веток истории нашей Земли на отдельно взятом континенте. Я не испугалась: рассказала Златоглазому историю завоеваний Колумба, когда за красивой фразой "открытие Америки" скрывалась нелицеприятная правда о зверствах, учиняемых в отношении коренных жителей. Дракон задумался. Он вообще был товарищем здравомыслящим, а потому на этой почве мы всегда находили общий язык. Ну и, конечно, то, что женой у него оказалась такая же попаданка, как и я, не могло не сыграть своей роли: там, где остальные начинали злиться на мою непримиримость, Златоглазый мягко улыбался и говорил что-то типа "Аня, вам стоит еще набраться опыта..." Хороший мужик. Возможно, именно поэтому я и выбрала его своим научником. Возможно, именно поэтому и решила посвятить себя Южному Пределу - аналогу нашей Америки, для которого я хотела другой судьбы.
   Многие в Академии удивлялись: как так? Нет больше в мире Пределов неравенства. Нет - благодаря Предназначенной леди, которая у нас, по счастливому стечению обстоятельств, вела расоведение. Так-то оно так, только вот пренебрежение на лицах демонов, стоило им упомянуть случайно выигранный приз на одной из практик у "человечек" в виде ночи с какой-нибудь из них, читалось даже невооруженным глазом. Что поделать - сотни лет отношения, как к существам второго сорта, для людей не прошли даром. Бедные девочки - они-то надеялись, что их демоняки-драконяки-эльфяки после окончания учебы обязательно приедут и заберут их к себе. Бедные девочки... Именно поэтому среди некоторых студентов мое имя произносили с затаенной злобой - я не стеснялась говорить вслух все, что думаю о тех, кто, не особенно заботясь о чувствах, обманывал чьи-то ожидания. Наверное, именно поэтому я сейчас и стояла в тени колонны одна...
   Нет, друзьями я обзавестись успела, конечно. Все же в Академии достойных студентов было большинство. Но они сейчас развлекались в центре двора, рядом с садом, где раздавалась зажигательная танцевальная музыка. Всех их я успела перезнакомить и сосватать. Мне даже прозвище дали шутливое - Соединяющая. Эх...взгрустнулось что-то. Свела всех, а для себя счастья так и не нашла...
   Взгляд метнулся на стену Академии, откуда раздавался заливистый детский смех. По случаю праздника чета Златоглазый-Предназначенная привезлив Академию младшего сына Обивана, которого на загривке катал сейчас их старший, Соль. Нет, я догадывалась, что Валентина Николаевна - дама с придурью, иначе просто не смогла бы зацепить такого дракона, как наш препод по менталистике, но чтобы сына назвать в честь одного из джедаев, которые на Земле до сих пор пользовались популярностью - это надо было в детстве свалиться головой вниз в реку. Или с дерева. В общем, рассудком она точно повредилась. Зато вид счастливого Солейрана...заставлял сожалеть о поступке пятилетней давности все больше и больше.
   Я тогда только-только очутилась в Пределах. Да нет, факт перемещения в другие миры у нас активно обсуждался - и в школе, и в университете, где я успела отучиться целый курс. Просто представить не могла, каково это - внезапно быть подхваченной воронкой и попасть куда-то в совершенно незнакомое место. И будут ли тебе там рады? Пределы встретили меня с улыбкой, кардинально изменив внешность: из русоволосой зеленоглазки я стала насыщенно-рыжей с темно-серым цветом радужки. Поначалу даже жалела, потому что взятая от папы внешность очень нравилась. Потом привыкла...родители, кстати, когда успокоились, узнав, что я удачно выгрузилась именно в Пределах, даже посылку прислали...а у меня начались суровые будни. Суровые - потому что все ожидали от очередной попаданки немыслимых чудес. Слава Предназначенной леди сыграла злую шутку. А я всего-то вышла магом, стирающим и создающим границы. Поэтому оказалась весьма полезной на одной из практик в Дальнем Пределе, где еще оставались небольшие участки несломленной антимагической стены, разрушенной десятилетие назад все той же широко известной парой из дракона и иномирянки. Именно тогда, когда я однимдвижением руки позволила магии спокойно проистекать в одном из секторов великих герцогов, Златоглазый и обратил на меня внимание. И предложил начать заниматься проблемой Южного Предела. Именно тогда я в доступной (читай - народно-возмущенной) форме и пересказала ему страничку из истории родного мира, связанную с изгнанием индейцев в резервации. Они с Валентиной стали смотреть на меня иначе. Вообще все их семейство, надо сказать, выделяло меня из общей толпы студентов. Только вот если родителей я интересовала исключительно с ученической точки зрения, то сын...старший сын, Солейран... Соль с первых дней решил взять меня под свое крыло.
   А я взбрыкнула. И послала его куда подальше. Помню, видела лукавую улыбку Предназначенной, когда отшивала ее старшенького, надоевшего мне своим извечным нахождением рядом. Приставили ко мне? Черта с два! Я узнавала в деканате - никакой спасительной экспедиции по душу Ани Семеновой не учреждалось. Точнее, это было целиком и полностью решением одного не в меру упертого мага. И, не знай я, что в дедах у него водится сам Повелитель Дальнего Предела, никогда бы не подумала, что парень с такими чудесными родителями окажется настолько упертым и несгибаемым. Он молча преследовал меня повсюду, и там, где остальные пускали слюни на его необычную красоту - а доставшиеся от папы огненно-оранжевые глаза, кажется, были предметом обсуждения не одного десятка студенток, да и мамины мягкие волны, которые он вечно убирал в хвост, так и тянули развязать стягивающий их жгут - я плевалась и старалась уходить как можно дальше. Да, Солейран красив. И обходителен. И спокойно с ним было. Но я-то его не выбирала! Меня больше интересовал сам мир Пределов...тогда и пришлось устроить разговор по понятиям, в результате которого гордый парень хлопнул дверью, навсегда отгородив меня от своего внимания. Оставляя в душе пустоту. И одиночество... Наверное, мы осознаем цену потери лишь тогда, когда сталкиваемся с ней лицом к лицу. По крайней мере, сейчас, глядя на то, как веселится семья моего куратора-дракона, как бережно сам он обнимает красавицу-жену, как радуется старший сын возможности подкидывать младшего к небесам...я еще раз ощутила укол в сердце. Но этого уже не изменить. Я скоро покину Академию...
   После нашей разлуки первым делом, обозначенным в списке златоглазого сына, стал поиск идеальной девушки. Кто только ни побывал в постели симпатичного полудракона - слухи о его похождениях распространялись со скоростью света благодаря общим приемам пищи в столовой. То, что все это происходило на глазах родителей, кажется, не особенно Соля смущало. Я не реагировала - ушла с головой в учебу, постигая все новые и новые грани дара. Потом... то ли остепенился товарищ, то ли поумнел, то ли пережил, наконец-то, но девушка у него осталась одна и постоянная. Красивая эльфийка Адариэль - терпеливая и смотрящая на других снисходительно и свысока - кто еще мог стать идеальной парой для внука самого Алейвана Благородного? Тем более, после слухов о том, что сотворила с Повелителем Прекрасная леди, дав сыну противоречащее всем канонам демонов имя? Для меня он был или солнцем - когда назывался полным именем - или одиноким странником, когда сокращался до Соля. Я думала, что логика Валентины Николаевны в этом смысле была для меня немного ясна. Единственно-любимый ребенок, после ожидаемой смерти долженствующий отправиться к отцу, обречен был стать солнцем ее одинокого мира. Кто ж знал, что папа-дракон все вовремя переиначит... в общем, историю этой любви знал почти каждый в Академии. Историю любви, положившей начало крепкой дружбе между мирами. И еще я думала, что такой любовью для Солейрана станет именно Адариэль. Потому что я свой шанс, когда его предоставляли, безбожно упустила...
   Они оказались весьма красивой парой - жгучий стройный брюнет и тонкая красавица-блондинка. Видя их в коридорах, я не раз отмечала, как гармонично они смотрятся вместе и как прекрасно подходят друг к другу. Да...угрюмый парень, любящий приключения, со временем превратился в первого красавца Академии. Я радовалась - не могла испытывать зависти. Я привыкла видеть в людях только хорошее...
   - Ты какая-то грустная, Анечка, - подошла ко мне Валентина Николаевна. Я никогда не звала ее согласно нормам Пределов - мы, будучи выходцами одной и той же земли, обращались друг к другу так, как это было привычно нам. - Не передумала насчет предложения остаться преподавать здесь? Нам бы пригодился твой опыт по экранированию и разоружению щитов.
   - Для кого? - грустно улыбнулась я, приветствуя Предназначенную леди. - Война с демонами давно закончена, а топор войны погребен под слоем розовых чебурашек взаимного обожания.
   - Ну-у, не скажи, - совсем не по-преподавательски надула губы женщина. Хотя какая она женщина, пусть и на двадцать лет старше...выглядела-то она, благодаря величине дара, всего на пять лет старше. - Никто не отменял активности пиратов между Центральным и Южным Пределом. Да и в остальных частях океана они периодически возобновляют свою подрывную деятельность.
   - Нет, Валентина Николаевна, - покачала головой я. - Вы же знаете, меня притягивают более теплые страны.
   - Или отталкивают холодные, - вздернув бровь, предположила Валечка - так я иногда называла ее про себя. С намеком таким предположила...будто догадывалась, что, однажды уйдя из моей жизни, ее сын навсегда закрыл доступ к своей, сделав это не самым лучшим образом.
   - Главное, что Академия подарила мне крылья, с которыми уже ничего не страшно, - нашлась с поэтичным ответом я, но, кажется, сегодня кто-то решил вывести меня на чистую воду.
   - Крылья позволят тебе воспарить над страхом, - мудро заметила Предназначенная, - но вот сможешь ли ты смириться со всем остальным?
   Ее заинтересованно склоненная голова вызвала горячее желание заверить в том, что именно так и будет. Ну, в самом деле, пятьлет я как-то существовала, глядя на причину своего душевного страдания? А теперь он пропадет из виду совсем - конечно, смогу! Где наша попаданская ни пропадала...
   - Что-то мы с вами не в ту степь угодили, - примирительно заявила я. - Давайте о хорошем лучше! Такой вечер замечательный, Валентина Николаевна...
   - Это точно, - подмигнули мне, - так почему ж ты встречаешь его внизу? Пойдем! - меня решительно подхватили за руку, и дальнейший путь я могла предугадать с точностью до метра...Валечка повела меня к личной Голгофе.
   На стене между ментальным и боевым корпусом было людно. Но златоглазое семейство мы отыскали сразу. К нему-то и отправилась, ведя меня за руку, Предназначенная леди со словами:
   - Милый? Сделай огонек!
   Кто-нибудь у нас, на Земле, давно бы покрутил пальцем у виска, но в отношениях Златоглазого и Валентины я наблюдала такую идиллию, что поневоле хотелось похожего счастья и для себя. Жаль, что время упущено, жаль, что такие же, как у научника, глаза, сейчас всего лишь прошлись по мне, сверкнув узнаванием...жаль, что рядом под руку стояла неизменная Адариэль. Зато Обиван, обернувшись на мамин голос, радостно воскликнул:
   - Анечка! - и, спрыгнув с рук брата, помчался ко мне.
   Мы с мелким познакомились год назад, во время практики в Дальнем Пределе. Смешной, златоглазый, как и папа с братом, карапуз сразу завоевал мою искреннюю любовь, когда его пятисотлетний с хвостиком отец предложил остановиться в родовом замке нашей группе студентов. Мы - и отказаться от столь щедрого предложения? Да ни за что! Заодно и заклинание перемещения - да-да, к самой границе демонов - тренировали в лучшем виде. Вот так, на протяжении двух недель, или, как здесь принято говорить, половины цикла, днем я усиленно избавляла мир от антимагической завесы, а вечером - по собственной, конечно, инициативе - рассказывала маленькому Обивану сказки про колобка и серого волка. Про приключения он вообще очень любил слушать, чуяло мое сердце, еще одна мятежная душа у Златоглазых вырастет...вот и сейчас, стоило ему увидеть любимую няню на ночь, он тут же подпрыгнул, просясь на руки, и отказать я была не в состоянии.
   - Привет, мой хороший, - звонко чмокнула я пухлую розовую щечку четырехлетнего парнишки. - Ты сегодня большой и будешь праздновать со всеми остальными?
   - Да, Анечка! - восторженно отозвался Обик - так ласково я сокращала его имя. - Мне даже дали попробовать кусочек Дезириного пирога!
   - Тогда я понимаю степень твоего счастья, - серьезно ответила я, не выдержав и снова поцеловав мелкого непоседу, и краем глаза заметила, как за нашей идиллией следит Солейран. А ведь не будь я такой упрямой, на месте Обивана сейчас мог бы оказаться другой брат...задавив на корню готовое расцвести буйным цветом отчаяние, я передала ребенка матери, и к нам подошел Златоглазый с зависшим над ладонью огненным шариком.
   - Валь, что ты задумала? - с улыбкой произнес он.
   - Знаешь, милый, - воодушевленно начала Предназначенная, и я поняла: сейчас что-то будет. - У нас на Земле была такая традиция: в праздник дня города...
   - Запускать фейерверки, - договорила за нее я, и мне благодарно улыбнулись:
   - Как, все-таки, хорошо быть не единственной иномирянкой!
   - Скажете тоже, Валентина Николаевна... - фыркнула я.
   - Что, Анна Васильевна? - подмигнула женщина, а затем продолжила. - Милый, а давай устроим фейерверк!
   - Это опасно для жизни? - передислоцировав Обивана к себе, поинтересовался Арегван.
   - Нет, что ты! - с честным видом заверила его жена. - Сделай еще один огонек, пожалуйста! Для Анечки, - передразнив своего мелкого, засмеялась Валентина.
   Златоглазый безропотно подчинился, и вскоре и над моей рукой засиял огненный шарик.
   - Фейерверки - это что-то удивительное? - предположила Адариэль. Они с Солейраном приблизились и молча следили за развернувшимся диалогом. О, милая, ты сейчас непременно об этом узнаешь...
   - Давай устроим увеличение иллюзии по экспоненте, - предложила Предназначенная, которая после слов эльфийки едва заметно скривилась. Похоже, ей выбор сына не особенно нравился. Ну что ж, по экспоненте - так по экспоненте...
   В небо взмыл огненный змей, разлетаясь на тысячи алых осколков, увеличиваясь в размерах и обращаясь золотым драконом.
   - Неплохо, - подняв брови и оценив фантазию преподавательницы, одобрительно закивала я.
   - А вам слабо? - совсем по-земному решила подколоть меня Валечка...
   Второй фигурой, состоящей из множества светящихся лампочек, стал цветок лотоса, и его я отправила в небо по всем правилам фейерверка: поднялся на высоту один снаряд, а уже там, под возгласы чужого удивления, раскрылся огромный бутон с переходом цвета лепестков от нежно-молочного к ярко-малиновому, вершимый золотой сердцевиной.
   - Идеалистка, - показала мне язык Предназначенная, чем, надо сказать, вывела из спокойного состояния, а потому иллюзия рассеялась почти сразу, как появилась. - Ай-яй-яй, - погрозила мужу пальцем женщина, - плохо учил Аньку, Арегваша - смотри, не держит свои иллюзии девочка! - притворно пожаловалась она.
   - Будь у нее такой же резерв, как у тебя, - насмешливо отозвался Златоглазый, - я бы посмотрел, кто сильнее запыхтит, Валя.
   Язык достался уже веселому дракону. А я внезапно ощутила, как корректируется взмывшее в небо иллюзорное безобразие, сотворенное мной.
   - Всегда можно исправить ошибку, - внезапно подал голос Солейран, сосредоточенно глядя на небо, где отмоего лотусового цветка не осталось ни единого элемента. Разрозненное огненное нечто парило над Академией, даже в несобранном виде вызывая бурные восторги. Обиван так вообще не переставал улюлюкать от радости, что ему посчастливилось увидеть такую красоту. А потом мне стал ясен замысел Соля.
   Он собирал в кучу золотистые осколки светлячков. Я принялась за алые. И вместе спустя некоторое время мы смогли показать всем бушующее пламя. Оно вздымалось над академической стеной на высоте нескольких десятков метров, полыхая под малейшим напором ветра, исчезая и тут же вспыхивая вновь, чем вызвало лавину эмоций со стороны наблюдавших. Это пламя напомнило мне знакомый пожар в душе, возникающий, стоило только подумать о Солейране. Поддавшись наплыву эмоций, я бросила взгляд в его сторону и почувствовала, как замерло все в душе.
   Адариэль этого не видела: она, как и все остальные, увлеченно разглядывала небесные трансформации огня. А Соль, не мигая, смотрел на меня, и в глазах его отражалось то, что, благодаря своим способностям, он сотворил с моей иллюзией в небе.
   - Ох, Анечка, как у вас с Солем здорово получается работать вместе, - растроганно проговорила Предназначенная, но меня-то этими фальшивыми нотками удивления было не пронять. Сводница драконья, вот она кто! Слава Богу, что этого не слышит Адариэль.
   Зато на словах матери глаза Соля как-то странно заблестели, а я...я испугалась. Снова. И снова предпочла дать деру, разрушив иллюзию на небе во второй раз.
   - Аня! - окликнула меня Валентина Николаевна, но я только отмахнулась: плохо мне. Да-да, плохо, гномьей настойки перепила...вот, как раз, и она на специально оборудованном для этого столике у выхода. Почти залпом выпив содержимое стакана, я почувствовала, как меня наполняет новая энергия, и рванула в башню корпуса боевиков. Зря я это сделала, ох, зря...
   То, что запала хватит ненадолго, я знала и так. Но вот то, что с убывающими силами я рвану в корпус к ходячему тестостерону, предугадать как-то не получилось. В общем, потихоньку уплывающее сознание решило спуститься на этаж ниже и пройти внутри стены обратно к нашим, чтобы последнюю ночь в Академии благополучно проспать без чувств. Завтра с утра меня будет ждать корабль, плывущий в Центральный Предел. Завтра с утра я навсегда расстанусь с причиной своих дурацких переживаний...
   - Нет, вы только посмотрите, кто у нас тут потихоньку ползет по стеночке! - раздался противный и до боли знакомый голос. Демоняка. Противный демоняка, который невзлюбил меня с первого курса... - Блюстительница нравов в состоянии тяжелого алкогольногоопьянения - ай-ай-ай, Семенова, как нехорошо! - и вот тут-то я и увидела его фигуру, выступающую из-за колонны...что ж, самое время поквитаться со мной за то, что я последние два года лет стыдила его методы практики вне Академии. Давай, лапочка, сейчас я с удовольствием выслушаю все, что ты скажешь. Убитому вконец сердцу море по колено.
   - Решил попрощаться напоследок, Гайюн? - с вызовом спросила я, прекрасно осознавая, что ничего мне сейчас грозить не будет, несмотря на общее веселье и суматоху: по коридорам, то и дело, сновали то парочки, то просто одинокие студенты. То, что я совершенно случайно оказалась здесь одна с Гайюном, не значило ровным счетом ничего: спустя мгновение коридор мог наполниться весело гогочущими сокурсниками. Если только...
   - Нет, Анечка, - издевательски протянул он. - Решил попрактиковаться в ментальной магии, - с этими словами демон - высокий, стройный, красивый...отвратительный - сделал шаг по направлению ко мне, и я увидела его праздничную, как и у всех боевиков, форму одежды. Чуть более блестящая в свете Аурона ткань. Чуть меньше скованности в движениях. Хищный взгляд голубых глаз, смотрящих из-под темной челки. - Как думаешь, насколько хватит заклинания отвода глаз? Успею я привести твой внешний вид в соответствие с внутренним содержанием? - и еще шаг. Итого два, с каким-то странным спокойствием подумала я. До меня осталось всего три.
   - Зависит от того, как сильно будешь стараться, - пожала плечами я, не совсем понимая, что имеет в виду молодой человек.
   - О, я буду очень старателен, обещаю, - с загадочной улыбкой сообщили мне, после чего подхватили подмышки в то самое мгновение, как я начала медленно сползать по стене вниз. Колено Гайюна тут же оказалось между моих ног, но я с какой-то странной веселостью поняла, что оно-то и станет моей главной опорой, не дающей упасть окончательно. Руки уперлись в стену по обе стороны от моих плеч. - Чему ты улыбаешься? - нахмурившись, спросил демон.
   - Да вот думаю, правда ли ты меня насиловать собрался, - выдала я первое, что пришло в голову. И, кажется, попала в точку. Гайюн хищно прищурился.
   - Кто говорит о насилии? Все будет по обоюдному желанию... -я почувствовала его холодные губы у основания шеи. Но поддаваться панике запретила, потому что темноволосый боевик задал в начале нашей встречи очень правильный вопрос. Я принялась сосредоточенно считать, сколько с уровнем силы демона сможет продержаться заклинание отвода глаз. Потом можно будет послать ментальный сигнал кому-нибудь, кто окажется поблизости, и меня непременно спасут. А пока же нужно было как можно дольше отвлекать Гайюна от решительных действий. По всему выходило, что стараться придется минут двадцать...задача не из легких. Но я должна суметь! Хотя бы потому, что первый раз у холодной стены совсем не был пределом моих мечтаний...
   - Почему ты говорил, что нужно привести внешний вид к внутреннему содержанию? - уперев руки в его грудь, попыталась я отвлечь парня от методичного лобзания моей кожи. Кажется, не только я сегодня была под шафе...
   - Ну как же, Анечка? - оторвался от меня демоняка и посмотрел мутными глазами. - Ты, вся такая правильная - и вдруг тихо идешь, опираясь на стеночку? Так обычно уходит недостойная женщина после очередного любовника...вот ее-то мы из тебя и сделаем.
   В мозгу вспыхнул сигнал опасности: за этими вкрадчивыми словами явно скрывалась хорошо завуалированная злость. Боюсь, ронять меня решили не только путем снятия ненужной одежды, коей на мне и было-то - присланное родителями летнее платье-сарафан... Неужели простое неприятие его поведения могло вызвать настолько сильную ненависть? Ой! Я дернулась, как от удара, ощутив, что рука Гайюна начала спускаться вниз по спине к ягодицам. Вот тогда-то веселье и покинуло меня окончательно. Слишком уж очевидными стали намерения демона.
   - Что, Анечка, страшно? - спросил брюнет, и глянувшие на меня бездонные голубые колодцы показались совсем ледяными. Перед глазами вдруг пронеслись другие - огненные, пылающие, смотрящие на меня с затаенной в глубине надеждой. Нет, не такого первого раза я бы хотела! Только не с Гайюном... А он прижал к себе так сильно, что я ощутила: парень готов настолько, что его ничто не остановит. Я попыталась усилить давление рук, оттолкнув от себя демона, но после гномьей настойки это давалось с огромным трудом, потому и застонала от бессилия. "Соль!" - пронеслась в сознании последняя мысль перед тем, как я зажмурилась, а лицо Гайюна начало склоняться к моему.
   Давление прекратилось так же внезапно, как и началось. Я сползла, не открывая глаз, по стене, улавливая где-то рядом звуки борьбы, сквозь которые вдруг прорвался удивленный голос демона:
   - Не может быть! Я же создал сильное заклинание!
   - Надо было на первых курсах не спать, а слушать Златоглазого, - раздался изобличительный - и такой долгожданный! - второй голос. Соль! Соль пришел на помощь! - Если уж решил устроить информационный вакуум, ментальный зов тоже стоило исключить - как возможный вариант сигнала о помощи, - уже брезгливо добавил сын Арегвана после того, как с глухим стуком упало на каменную кладку коридора что-то тяжелое, и я догадалась, что и без того пьяный Гайюн стал полностью обездвиженным.
   Потом меня подхватили на руки и куда-то понесли, а произнесенное над ухом заклинание переноса возвестило о том, что Солейран избавил от необходимости наблюдать наверняка покалеченного нападающего. Глаза осмелилась открыть только тогда, когда меня бережно усадили на что-то мягкое. Осмотрелась, и единственный вывод, который смогла сделать, прозвучал в голове со странным затаенным трепетом. Я в комнате Соля. На последнем этаже корпуса боевиков. А сам он при этом сидит у меня в ногах и сердито смотрит в упор.
   - Кто тебя вообще допустил к настойкам? Не умеешь пить - не берись! - почти прорычал парень, сверкая на меня теплыми огненными глазами. - А если бы я тебя не услышал? Ты себе хоть представляешь, что с тобой собирались сделать, дура?
   Я его слышала, правда. Точнее, пыталась слушать, но улавливала только оттенки настроения, отражавшегося в радужке странного цвета. И вот когда последние слова прозвучали особенно зло, я не выдержала, и туго натянутая пружина внутри организма разжалась с неимоверной силой.
   - Соль! - только и смогла заскулить я, после чего кинулась к нему на шею, не в силах справиться с рыданиями.
   Он не утешал - молча обнял и гладил по спине, ожидая, когда поток слез иссякнет. А потом я ощутила, как его нос случайно задел то место на шее, которое особенно увлеченно целовал Гайюн. Нет...Соль не должен чувствовать на мне чужого запаха, пронеслось в мозгу, и я вздрогнула.
   - Что? - на меня с сомнением посмотрели огненные глаза.
   - Не могу...после его лап, - призналась я. - Можно у тебя помыться, Соль?
   - Можно, - расслабился парень. - Я принесу полотенце.
   А на последнем этаже, как выяснилось, в комнатах общежития были ванночки чуть больше тех, в которых мы привыкли споласкивать лицо с утра. То есть при желании вымыться было вполне реально. Чем я и воспользовалась, на долгих полчаса уплывая в туманную дымку, создаваемую ставшей вдруг теплой водой. Мысленно поблагодарив Соля еще и за эту способность использовать драконьи гены, я не раз уходила под ее толщу за время, проведенное в ванной, с каждой минутой ощущая, как оставляет меня ужас едва не случившейся беды. Соль был тысячу раз прав: мне не стоило так опрометчиво вести себя. То, что он услышал мой зов, было поистине чудом. То, что он его услышал...
   Я зашла в комнату с распущенными, высушенными заклинанием волосами, обернутая в полотенце, и обнаружила хозяина стоящим лицом к окну. Соль повернулся на звук, но почти сразу же принял исходное положение, хотя я не могла не заметить блеснувшего даже в наступающих сумерках взгляда, прошедшегося по моей фигуре. "А что, если?.." - мелькнула безумная мысль, которой я испугалась. А потом подошла ближе.
   - Прости, что испортила праздник, - искренне покаялась я, видя в ответ дрогнувшие плечи Солейрана: он усмехнулся.
   - Ничего. Внеплановое занятие по боевым искусствам в день выпуска из Академии - это даже весело. Услуга за услугу: ты рассмешила Обивана.
   - Какой ты корыстный, - улыбнулась я предприимчивости некоторых.
   - Нормальный сын дракона, - пожал плечами Соль, не оборачиваясь.
   - Адариэль, наверное, не в восторге от твоего исчезновения.
   - Это не должно тебя волновать, - не слишком-то вежливо ответили мне.
   И так мне в этот момент захотелось увидеть его глаза, что слова сорвались с губ сами собой:
   - Прости меня.
   - За что? - с некоторым удивлением повернулся ко мне парень.
   - За то, что...положила конец так и не начавшейся дружбе.
   - Ты пьяна, - понятливо улыбнулся Солейран. - Сейчас еще и во всех смертных грехах сознаешься, чего доброго.
   Я решила, пусть так считает, и новый безумный порыв придал смелости настолько, что я качнулась в сторону Соля. Тот, подумав, что вода меня нисколько не отрезвила, тут же выставил вперед руки, позволив шагнуть в свои объятия вполне осознанно. А еще я сразу же положила ладони ему на грудь, будто все время это делала.
   - Врунишка, - покачал головой златоглазый мальчик, не переставая улыбаться, но я продолжала смотреть на него, не мигая.
   - Простишь? - почему-то именно это сейчас волновало больше всего.
   Он отнял одну руку с моей талии, намотав на палец длинный волнистый локон и задумчиво рассматривая его:
   - Ты порывиста. И этим очень похожа на большинство молодых драконов, среди которых я рос. Для меня...это поведение привычно, Ань. Пусть и не всегда приятно. Так что я знаю, что если дракон просит оставить его в покое, лучше всего именно так и поступить.
   - А если мне сейчас не нужно, чтобы ты оставлял меня в покое? - притихшим голосом поинтересовалась я, кляня себя, на чем свет стоит, за то, что, возможно, внаглую и открыто предлагала себя взрослому мужчине. Я - глупая малолетка, которая прогнала его несколько циклов назад...
   - То я точно скажу, что...
   - Соль?
   - Что? - прервал готовые сорваться с языка слова парень.
   - Поцелуй меня. Пожалуйста.
   - Я, возможно, и не дракон, но ты сейчас играешь с огнем, Анька, - странно-хриплым голосом выдохнул Солейран.
   - Я не хочу играть, - затаив дыхание, возразила я. - Я хочу, чтобы ты меня поцеловал. Или я это сама сделаю.
   - Когда-то ты хотела совершенно другого. И я все еще не забыл те времена, - не сдавался Солейран.
   - Ты сам сказал - "всегда можно исправить ошибку", - напомнила я недавние слова на стене.
   Странная штука - жизнь. Я сотни раз видела, как он ведет себя с девушками. Было в этом отношении что-то благородное, что-то - чуточку насмешливое, что-то немного отстраненное, но такого, потерянного выражения на лице я не видела никогда. А потому решила ковать, пока горячо, а этот недодракон растерян моей внезапной смелостью. Я привстала на цыпочки, чтобы быть чуть выше, и потянулась к губам Солейрана. В момент, когда почти дотронулась до них, рука, державшая мой локон, сместилась и обхватила одну из скул, удерживая меня на месте:
   - Пожалеешь, Анька. Но пути назад уже не будет...
   Я не поняла, что означает эта фраза, но назад я смотреть и не собиралась. Странное желание быть как можно ближе охватило все существо, поэтому, когда оставшиеся миллиметры преодолел сам Солейран, почувствовала абсолютную радость. А еще - невиданный трепет после того, как вспомнила поцелуи демона. От него все внутри холодело. После Соля я почувствовала себя охваченной пламенем.
   Когда очутилось на полу полотенце, я не почувствовала, но на руках Солейрана оказалась уже обнаженной. Добилась своего - глаза его пылали ярче всякого солнца. Мое личное...маленькое солнышко сверкало сейчас для меня одной. Возможно, я действительно была пьяной. Но точно не от гномьей настойки. От того, что раскрылись все чувства, подавляемые пять долгих лет. А когда меня положили на мягкую кровать, которая в одноместных комнатах оказалась шире, чем в таких, как у нас с соседкой, то и вовсе растеряла остатки мыслей. Потому что помогала ему избавляться от рубашки и с нетерпением ждала, когда на пол полетят вслед за нею штаны. Потому что с трепетом ощутила, как опускается сверху сильное тело, которое тут же принялась гладитьи исследовать, чем вызвала лукавую улыбку Соля.
   - Дорвалась, дракоша? - весело спросил он, но я не ответила, просто притянула к себе, заставив снова поцеловать. Мои неумелые действия, казалось, должны его разочаровать, но Соль с каждой минутой дышал все чаще. И все ярче сверкал глазами.
   - Анька...Анечка... - говорил он в перерывах между ласками, словно хватался за последний оплот здравомыслия. - Одумайся, девочка моя...
   И я действительно думала. О том, что давно нужно было перестать его бояться. Что он, такой живой и теплый, должен был с самого начала стать моим. Не Адариэль, не того бесконечного числа девчонок. Моим - и только моим. Потому и обхватила инстинктивно ногами, прижимая к себе еще ближе и заставляя бессвязно шептать, как давно он мечтал об этом, а сама с улыбкой отвечала, что всему виной дурацкие рыжие волосы того же оттенка, что иногда сияет в его глазах. "Анька...дура!" - снова прошептал он, а потом я ощутила, как его ладони обхватывают ягодицы. А мгновение острой боли успела встретить с закушенной губой и глубоким стоном. И лишь встретившись с Солейраном глазами, ощутила всю глубину грозящих неприятностей.
   - Ну, ты и попала... - потрясенно прошептал Соль, склонившись над моим лицом. - Ты так попала, Анька... - переходя на стон, сообщил он мне перед тем, как начал двигаться. И соображать я перестала. Могла только бессвязно повторять его имя. Потому что в один прекрасный момент находящийся во мне мужчина расслабился настолько, что сипло признался: - Анька...люблю тебя... - а дальше случился взрыв.
   К той черте, за которой душа почти покидает тело, мы, кажется, пришли одновременно. И пока Солейран тяжело дышал, нависнув надо мной, я гладила его спину и думала о том, что было сказано несколько минут назад. Интересно, закралась крамольная мысль, многие ли слышали из его уст подобное признание? Все же симпатичный парень, завидный жених...мало ли на что могли вестись девушки. А потом сама же с собой не согласилась, стоило поцеловать чуть солоноватое плечо Соля. Потому что я хотела быть единственной. Или хотя бы думать, что это так...
   Когда он, наконец, решил с меня скатиться, то перехватил за талию и увлек за собой, распластав на своей груди. Подняв удивленное лицо на Соля, я одними глазами поинтересовалась, что все это значит.
   - Теперь - только так, - безапелляционно сообщили мне. То ли от накатившего потрясения, то ли от лени, что сопровождала каждое лишнее движение, но я послушалась. А потом оказалось, что засыпать на нем было одним сплошным удовольствием. Только проснуться пришлось от тревожного ощущения и присутствия кого-то постороннего в комнате...
   Адариэль, одетая все в то же длинное струящееся голубое платье, что было на ней вечером, молча стояла у двери и наблюдала за обнаженной парой, лежащей на кровати. За нами с Солем! Первым чувством, охватившим меня, стала злость: да как она вообще посмела сюда вломиться? А потом я поняла, что смела...это же комната ее парня, как-никак. Заметив, что я очнулась, она сделала знак, чтобы я следовала за ней, и, тихо приоткрыв дверь, исчезла снаружи. Наспех натянув на себя белье, сарафан и туфли, я вышла спустя пять минут.
   - Закончили? - как ни в чем не бывало, спросила она. - Я хотела бы остаться с Солейраном до утра.
   - О чем ты? - похолодело все внутри.
   - Я спросила, закончили ли вы с Солем, - как глупенькой, повторили мне снова.
   - Я...не понимаю, - ноги пошатнулись, и я очень вовремя оперлась о стену позади. Лицо Адариэль приняло озабоченное выражение.
   - Так ты не знала?.. - нахмурившись, спросила она. - Я думала, Соль посвятит тебя в свои планы.
   - В свои...планы? - странно охрипла я.
   - Он хотел, чтобы ты оказалась в его постели, - с сожалением открыли мне горькую правду. - Хотя...да, пожалуй, я понимаю его. Вряд ли бы ты согласилась, если бы знала о том, что он просто решит поквитаться за старые обиды. Не того поля ягода, - закончила она свою речь странной фразой.
   Ну да. В этом Ада оказалась права. Я максималистка - или все, или ничего...и сейчас, пожалуй, свое "все" получил Солейран.
   - Не расстраивайся, - когда я очутилась на полу и зашлась в тихом плаче, принялась успокаивать меня эльфийка. - Относись к этому, как к полезному опыту: все же Соль хорош в постели, этого нельзя не признать...
   - Да? А ты сама? - подняла я на нее заплаканное лицо. - Почему так спокойно говоришь об этом?
   - Думаешь, ты первая, кого я здесь встречаю? И после того, как мы с Солем стали официальной парой, он прекратил свои похождения? - в искреннем удивлении захлопала глазами эльфийка. - Я просто привыкла, - с жалостью посмотрела она на меня. - И ты сможешь, поверь мне. Учись использовать тех, кто попадается тебе под руку. И никогда не открывай своего сердца. Любовь ранит. Расчет вытаскивает даже с самого глубокого дна.
   Ее слова заставили меня подняться с колен и по-новому оценить ситуацию. Воспользовался? Получил, что хотел, а я и раскисла, жалея сама себя за то, что поддалась минутному порыву? Ну, уж нет! Землянка я или кто? Подумаешь, неудавшийся первый раз - с кем не бывает? Сплошь и рядом такое происходит! Зато получила удовольствие - надо радоваться, что отвращения к сексу не будет. И я обязательно еще найду свое счастье. Я молча кивнула Адариэль и навсегда попрощалась с ней. За окнами забрезжил рассвет. Мне нужно было собираться в дальнее плавание...
  
  
   Глава 2
  
   Южный Предел, пять лет спустя
  
   - Подлец! Негодяй! Изменник! Шелудивый пес! - душевно жаловалась я, сопровождая стенания ощутимыми ударами ног и рук по дощатой двери одного из домов третьего северного поселения. И пусть сердце обливалось кровью от наносимого ущерба, пусть постройка и была добротной, я и мысли о прекращении сего предприятия не допускала. А что делать - иногда приходилось прибегать к крайним мерам вызволения напарника из цепких женских лапок одной из его многочисленных любовниц. Естественно, с непосредственного разрешения Синвайна. В этом плане между нами недосказанностей не было никогда. У нас с ним вообще была негласная договоренность - этим я помогала ему прекратить изжившие себя отношения и броситься на поиски новых - тех самых, что непременно приведут его под венец. Обычно любые отношения Сина начинались стандартно: в то время, пока не нужно было плыть к гномам, а мы наслаждались жизнью в Южном Пределе, он мог случайно встретить на торговой площади незнакомую прелестницу, а потом ворваться ко мне с неожиданно блестящими в предвкушении истинной - и обязательно вечной - оборотневой любви глазами. Будучи превращающимся в один из подвидов местных кошачьих, дайгона, Син, конечно же, и темперамент имел соответствующий. В общем, март у него длился двенадцать месяцев в году. И каждый раз должен был стать последним. В смысле, последним перед свадьбой. А в связи с тем, что именно оборотней как существ с наличием магического дара в Южном Пределе не особенно жаловали, надеясь все больше стать истинными для демона или, чем черт не шутит, целого дракона, Син предпочитал скрывать наличие у себя второй ипостаси, называясь всегда простым человеческим магом, приплывшим, чтобы разобраться с наследством внезапно скончавшегося дедушки. Наследством он по справедливости называл дом в Ромашковом городе, в котором, конечно же, с великого разрешения Прекрасной леди, некогда посвятившей себя быту Южного Предела, жила я. Естественно, услышав грустную историю приплывшего издалека странника, мало кто из развесивших уши девушек мог остаться безучастным...в общем, так и завязывались очередные отношения моего не устающего искать истинную любовь напарника. Правда, и развивались они по одной и той же схеме: что-то в партнерше со временем начинало мужчину раздражать, но он, в силу мягкости характера, первым бросить неудавшуюся суженую не мог. И вот тогда-то, если ничего не помогало, в игру и вступала я.
   Дело в том, что далекий путник привозил на побережье не только свою скромную тушку. С ним, как оказывалось в итоге, самоотверженно терпя все невзгоды, приезжали ещеи жена с тремя малолетними детьми. Которые тоже воодушевленно собирались дедушкины проблемы решать. Но, естественно, из-за благородства главы семейства к столь тяжелому труду не допускались. Они-то и проводили время в праздном любопытстве и экскурсиях по человеческим поселениям, пока верный муж и просто великолепный отец приближал момент обратного отплытия. Где Син собирался, в случае чего, искать тройку сорванцов, я, честно говоря, смутно представляла, но пока, слава Богу, спасительная операция под названием "Ревнивая жена выходит на тропу войны в поисках блудного мужа" обходилась и без них. Почему операция? Да потому что миледи Странник (супруга соответствующего милорда, конечно) в одном из местных трактиров нечаянно узнавала, что ее ненаглядного уже не раз и не два видели в обществе прелестной нимфы (феи, волшебницы, русалки - нужное подчеркнуть, все равно разлучницы), что законную половину, конечно, не могло не расстраивать. А поскольку в наличии имелась тройня, то и речи о разводе быть не могло. Вернуть - и точка, вернуть козла в родной огород. Добрые люди, конечно, находились сразу же и подсказывали направление, в котором утащили яростно сопротивляющегося любовника неизвестные (они же русалки и феи), и вот теперь, вопреки всем законам логики и несмотря на съедавший изнутри страх, наивернейшая жена пришла спасать мужа. Все вышеописанное она, конечно, быстро успевала в красках изложить сопернице, ожидая супруга под дверью гнезда разврата, которое называла так сразу же, и очередной бедной возлюбленной Сина не оставалось ничего иного, кроме как вытолкнуть наружу мечту всей своей жизни, чтобы тот скорее отправлялся восвояси. Так случилось и в нынешний раз: растрепанный Сивайн появился на пороге дома, после чего дверь быстро захлопнулась снова, с досадой почесал макушку, зато успел прилично одеться, и я, все еще оставаясь в образе, запричитала снова:
   - А как же дети, поганец? Как, я спрашиваю тебя, будут жить дальше дети?! - и, театрально развернувшись (мне точно завидовали бы все наши актеры), я зашагала прочь, считая миссию выполненной. Ждать оставалось недолго - приходила пора Синовой игры. В такие моменты он, словно прозревая, рвал на голове волосы и бегом отправлялся вдогонку за женой вымаливать прощение, понимая, насколько бесценное счастье однажды заполучил у алтаря. Беспроигрышный вариант. Разыгранный, как по нотам, спектакль, всегда собирающий кучу оваций (даже если они и раздавались в головах невольных зрителей). Единственное, о чем я переживала, так это о том, что вскоре в Южном Пределе просто не останется городов, в которых бы наше выступление не успели оценить по достоинству... - Ну что ты пыхтишь, как обиженный ежик? - развернувшись к напарнику, когда мы уже отошли на достаточное от дома его любовницы расстояние, вопросила я. - Где я допустила ошибку, о, свет моих очей?
   - Ты назвала меня шелудивым псом! - обиженно заявила жертва добровольного ночного изнасилования. - А я, между прочим, по градации существ твоего мира отношусь к кошачьим!
   - Ну, прости, дорогой, я, очевидно, подумала, что словосочетание "блудливый кот" может оскорбить тебя больше, - съязвила я, едко улыбнувшись. А что - имела право! После такого-то фееричного выступления. - Какое предпочитаешь? Ну, чтобы я на будущее не беспокоилась о твоих задетых чувствах.
   - Анька, не знал бы, что ты магиня, был бы уверен, что просто не вставшая на крыло драконица, - преувеличенно тяжело вздохнув, поделился наблюдениями напарник.
   - За это ты меня и любишь, - не преминула я напомнить о том, что он, пытаясь выставить за недостаток, на самом деле путал с достоинством. - И вообще мог бы просто спасибо сказать.
   - Спасибо, - искренне улыбнувшись, догадался все-таки отблагодарить меня Синвайн. - Я уж думал, никогда не отвяжусь от нее.
   - То-то же, - подмигнула ему я. - Пошли, кот, нас ждут великие дела!
   С симпатичным парнем с каштановыми волосами мы познакомились пять лет назад, в то самое памятное утро, когда я убегала из Академии Познаний с гордо поднятой головой, не замечая ничего вокруг. Почему убегала? Утро все-таки удалось испортить больше, чем я могла себе представить. Потому что когда с намерением отправиться к троллям я открывала дверь своей комнаты с собранными вещами, коих хватило, чтобы набить рюкзак под завязку, на пороге обнаружила застывшего Солейрана. Ему-то что здесь было надо?
   - И как? - зло сверкая глазами, первым подал он голос. - Удался первый раз?
   Ах, вот оно что! Неужели гордость взыграла, что кто-то посмел покинуть его постель до того, как его магическое величество прекратит видеть радужных единорогов и продукты их золотой жизнедеятельности? Меня такая ярость взяла, что я выпалила первое, что пришло в голову:
   - А как же! Зато теперь не придется просить никого помочь с этой проблемой, а можно будет сразу же набираться опыта. Спасибо! - начав шипеть и из последних сил сдерживаясь, чтобы не устроить скандал прямо здесь, добавила я. - Век не забуду!
   - Не с-с-абывай... - не уступая мне в способности исторгать свистящие звуки - но у Соля было преимущество в виде папы-ящера - парень вдруг оказался в опасной близости от меня, схватив за руку и дергая на себя, после чего, незаметно скинув с плеч рюкзак, прижал к стене, выбивая из легких весь свободный воздух сносящим крышу поцелуем. Злым, мстительным, потому что умудрился искусать мне все губы, в то время как его рукидобрались до ягодиц, поднимая меня над полом и заставляя обхватить его поясницу ногами. Мне бы возмутиться и попытаться оттолкнуть. А я вспомнила проведенную вместе ночь и поняла, что сопротивляться банально не смогу. Руки сами взлетели к его плечам, прошлись по напряженным мышцам и обняли шею. Я даже позабыла, что находимся мы в коридоре, где в любой момент может появиться кто-нибудь из студентов - такисступленно отвечала на яростные ласки Соля. Поэтому в себя пришла неожиданно, стоило сбоку раздаться ехидному улюлюканью:
   - Ох ты, неужели Соль и эту кобылку объездил?!
   Стало стыдно. Жутко стыдно, особенно когда я почувствовала, что Солейран отстранился. И, открывая глаза, я уже знала, какую картину увижу. Огромных сил стоило не расплакаться тут же, второй раз за утро, потому что на меня смотрели с видом победителя, получившего свою добычу, и продолжали ласкать тело, несмотря на появившихся зрителей. Вот значит, как? Решил отомстить, чтобы все знали, что и я не устояла? Драконье отродье...отметив, что свидетелей некрасивой сцены всего двое, я оттолкнула парня, что было силы.
   Сначала он не хотел отпускать, удерживая мои ноги у себя на бедрах, потом получил хорошей ментальной затрещиной по мозгу и отступил, потирая виски с недовольным видом. Мне хватило этого времени, чтобы схватить рюкзак и ринуться в противоположную сторону, слыша позади угрожающее шипение:
   - Мы еще не с-с-акончили!
   - Закончили, придурок! - зло обернулась я и, заметив, что Соль пустился вдогонку, собрала все силы для того, чтобы поставить на его пути мощный щит. Нет, я не использовала для этого иллюзию - они были коньком как раз Солейрана. Я ставила купол любой плотности из сжатого воздуха, а сейчас еще и была зла до невозможности, так что пробить его не смогла бы даже сильнейшая огненная струя. А огонь был главной стихией Соля. Не считая ментала, конечно. На мозг блок укрепила сразу же - чтобы не воспринимать идиотские команды остановиться. Бабник только что подтвердил свой статус, так что уходила я от него с мстительной улыбкой на лице, радуясь в душе, что он сейчас бессилен продолжить истязания, начатые из-за оскорбленной чести. Сердце невыносимо ныло, но я не собиралась показывать никому, насколько меня обидел поступок Солейрана.
   - Аня! Анечка! - раздался сзади его последний зов, и на мгновение мне показалось, что ветер донес так и не произнесенное "прости...", но я тут же отогнала эту мысль как неудачное самовнушение. И из Академии выходила с гордо поднятой головой. До деревни троллей добралась своим ходом - тренировки милорда Эсхаала очень помогли в укреплении здоровья - а там по пути к порту заглянула в небольшую таверну. И вот за столом-то и позволила себе расслабиться, разрешив слезамсвободно стекать из глаз, но вслух не всхлипнула ни разу. Хватит. Возможно, в чем-то Адариэль и оказалась права. И не любовь меня сейчас спасет, а именно расчет.
   - Всегда знал, что плохие из драконов любовники, - раздался голос из-за спины, и я, обернувшись, обнаружила за соседним столом вальяжно рассевшегося парня с каштановыми волосами до плеч, торчащими во все стороны, с интересом разглядывающего меня. Оборотень, мелькнула догадка, подтвердившаяся почти сразу, посколькупластика, с которой тот встал со своего места и перекочевал ко мне, могла принадлежать только существу со второй ипостасью-животным. Кошкой, если быть точнее - на это указывали насмешливые серебристые глаза. Я поспешно вытерла слезы, чтобы не выглядеть перед ним законченной плаксой, и сурово поинтересовалась:
   - Почему вы мне это говорите? Особенно в свете того, что за стол я вас не приглашала.
   - Ты плачешь, - отметил очевидное парень. - От тебя пахнет драконом и первой кровью, - нисколько не смущаясь, добавил он спокойно. - Из чего я могу сделать закономерный вывод, что ночка не пошла на пользу невинности, а? - смотрел он, конечно, все так же насмешливо, только вот глаза светились участием. Но я на уловку не купилась, насупившись еще больше:
   - Стыдно обсуждать с первой встречной такие вещи, гражданин кошак.
   - Кто? - округлил глаза парень, становясь похожим на типичного представителя своей ветви эволюции.
   - Кошак, говорю, облезлый так поступает, когда на ручки к хозяину просится, - уже уверенней произнесла я, испытывая странное удовлетворение оттого, что поставила собеседника в тупик своим ненормальным для Пределов ответом.
   - Иномирянка? - недоверчиво прищурился кот.
   - Котик? - иронично улыбнулась уже я.
   - Нет, такая хозяйка мне не нужна, - уверенно заявили мне. - К тому же объедки драконов не подбираю.
   Скажите, пожалуйста! Я пожала плечами в ответ - не больно-то и хотелось - после чего принялась поглощать принесенный троллем завтрак, перестав обращать на сереброглазого внимание. Тот, кажется, оскорбился. Еще один представитель рода самэц - тоже не терпел игнорирования - а потому спустя некоторое время он сам начал беседу:
   - С тобой мало вещей...собралась куда-то?
   Я не ответила - тон, заданный в разговоре, мне совершенно не нравился. Парень нахмурился еще больше:
   - Язык проглотила?
   - Не считаю нужным разговаривать с индивидами, сходу называющими меня драконьими объедками.
   - Я тоже не просил называть меня облезлым не пойми кем, - оскорбился каштанчик. - Но в качестве примирения могу предложить тебе... - он с сомнением оглядел меня. - Травяной чай - не больше. Настойку ты, боюсь, не перенесешь.
   Какой догадливый, однако...но я против воли улыбнулась:
   - А я больше не пью...
   - Всегда знал, что дракона только попьяне в любовники выбрать можно, - сделал неожиданный вывод парень, и я, не выдержав, расхохоталась - до того меня его фраза рассмешила. - Что? - притворно удивился он, но я заметила довольные искорки во взгляде. Кажется, моя улыбка ему нравилась гораздо больше, чем суровость.
   - Ты такой смешной! - выдала я, успокоившись. - Хорошо, извинения принимаются.
   - Да я... - думал уже возмутиться парень, что не собирался извиняться вербально, но я перебила раньше:
   - Меня Аня зовут. Я в Южный Предел направляюсь.
   - А-а-а-ня? - со странной улыбкой протянул он. - А я Синвайн.
   - "Грешное вино", - тут же на свой лад переиначила его имя я, чем вызвала недоумение на лице спутника. - Не обращай внимания - дракон вообще одинокий странник.
   - Значит, все-таки дракон... - вздохнул Син, которого я для удобства уже успела сократить. - От него бежишь?
   - Не, - замотала я головой. - Просто из-за него делаю это быстрее, чем бы хотелось. И дракон он только наполовину.
   - Еще и неполноценный... - брезгливо поморщился кот, вызвав очередную бурную реакцию, а затем вдруг посмотрел на меня заинтересованными глазами. - Быстрее, говоришь, надо?
   - Ну да, - кивнула я. - Мое судно вообще должно отходить завтра, я собиралась переночевать здесь, но теперь, боюсь, меня будут преследовать.
   - Пошли, подруга, - Синвайн внезапно поднялся из-за стола. - Я знаю, как тебе помочь.
   А когда он показал мне свое быстроходное небольшое судно с красивым названием "Амильтерра", я поняла, что оборотень на моем пути попался очень кстати.
   - Отплываем сразу же, как ты соберешься с мыслями, - весело подмигнули мне, зайдя на борт и протягивая руку.
   - Слушай, Синвайн... - внезапно замялась я, покрепче хватая лямки рюкзака. - А ты на воде своему правилу с драконьими объедками не изменяешь?
   - Обижаешь, подруга, - искренне возмутился кот. - Синвайн никого еще не обманул!
   С этим правилом, кстати, ему после моего прихода пришлось расстаться. Прямо тогда и расстался, когда я впервые поняла, что значит его кошачья влюбленность. Но это было немного позже нашего путешествия, а пока мы плыли в сторону заветного Южного Предела и знакомились друг с другом лучше. Я очень переживала из-за того, что могу объесть Сина, поскольку провиант был заготовлен на одного. Поначалу тот отнекивался, говоря, что я ем еще меньше, чем икильвин - местный вариант воробья - потом ему, видимо, мои причитания надоели, и мне вручили самодельную, но достаточно добротную удочку со словами "пока не поймаешь водяного дракона, не смей даже открывать рта". Я поняла, что достала кошака, поскольку драконов в воде Пределов отродясь не водилось, и решила сменить тему разговора, заинтересовавшись как раз данной мне в руки удочкой. Син ответил, что это дело рук людей из Южного Предела, а сам он занимается перевозкой особо ценных грузов из человеческих поселений гномам и троллям. То, что оказался в Северном - так это по Родине соскучился, совпадение. Я еще поинтересовалась, не надоедает ли ему такая бродячая жизнь. На что мне с достоинством ответили, что бродячая жизнь позволила как-то доставить самих Предназначенную и Златоглазого до Гномьего Предела, откуда те рванули на решающее сражение демонов и драконов. Тут уж мы побратались окончательно, когда я рассказала, что была студенткой двух вышеуказанных выдающихся личностей. И больше с Сином не спорила: раз сказал, что пищей обеспечит, значит, так и будет. Он с удовольствием согласился показать место расположения домика Прекрасной леди, заодно успокоив меня, что все то время, что она там не живет, за мебелью и вещами исправно следили местные жители - в благодарность за то, что она поставила на путь истинный Повелителя демонов и обратила всеобщее внимание на Южный Предел. Не без помощи Предназначенной и Златоглазого, естественно. В общем, прибытие мое в Южный Предел состоялось практически замечательно.
   По договоренности с Арегваном Златоглазым моя добровольная ссылка носила помогательный характер, то есть я должна была ездить по человеческим городам и проверять, все ли нормально в них с уровнем магии. Дело в том, что на границе гномьих владений по воде начинался сооруженный когда-то драконом антимагический щит, отдаленно напоминающий тот, что создали демиурги во время заложения мира на территории Дальнего Предела. Отдаленно напоминающий - значит, несмотря на свою многофункциональность, несовершенный и требующий периодической подпитки. Осуществлялось это Златоглазым раз в год - на летних каникулах, когда не было занятий. Самые слабые участки щита обнаруживались по находящимся под ними городам: там люди чаще болели и попадали по неосторожности в катастрофы. Не такие глобальные, как, например, у нас на Земле, но и исчезновение каравана, идущего из пункта А в пункт Б из-за того, что внезапно сбился с курса проводник, считалось большой бедой. Так вот, приезжая где-то на неделю, Арегван проверял мои отчеты, после чего мы на судне Синвайна отправлялись в море, где я наблюдала настоящее волшебство. Демонические гены добавили в драконье наследие практически неограниченный резерв: если раньше Златоглазый восстанавливал бреши в щите всю неделю, то теперь справлялся за двое суток. Ну а я... я с благоговением смотрела на творимое безобразие. Ну и боролась с желанием поинтересоваться судьбой Соля. Успешно боролась!
   А потом все изменилось в один момент. Я подсмотрела процесс восстановления щита и однажды, уговорив Сина выйти со мной на границу, повторила его. Успешно повторила. Так успешно, что небольшая брешь в прозрачной стене затянулась за несколько минут. Тогда мы с Сином на радостях и решили отправить Златоглазому весточку, и в Гномий Предел поплыли уже вдвоем. Узнав о достижении, Арегван прислал ответное сообщение практически сразу же, адресовав его Эллиану Миролюбивому- начальнику Ромашкового города. В послании он назначил меня главным магом Южного Предела...
   - Эллиан меня когда-нибудь убьет за эксплуатацию твоего тела в качестве моей гипотетической жены, - простонал внезапно Синвайн, отрывая меня от воспоминаний.
   - Эллиан? С чего бы? - не поняла я резкой смены настроения напарника.
   - Ты совсем слепая, что ли? - воззрился на меня в благоговейном ужасе Син. - Да он по тебе с самой первой встречи сохнет. Считает уже почти своей собственностью.
   - Я могла бы отнестись серьезно к твоим словам и принять их к сведению, - разумно заметила я, - если бы хоть раз хоть ненадолго позволила Эллиану думать, что у нас есть возможность быть вместе. Но поскольку я такого на своей трезвой памяти не припомню - а благодаря тебе я не пью вообще! - значит, твои догадки так и останутся неподтвержденными.
   Какое-то странное предчувствие, почти мимолетное и незаметное ощущение коснулось в этот момент рассудка, заставляя оглядеться по сторонам. Да нет...все, как и обычно: знакомые улочки Маленького городка. Я встряхнула головой, отгоняя непонятные отголоски предвиденья, и снова прислушалась к тому, что говорил напарник.
   - Слышал бы тебя Эллиан, - удрученно покачал головой Син. - Но он собирается встречать каких-то шишек из торгового патруля завтра.
   - Боюсь, опять с ним разминемся, - на ходу пожала плечами я. - Мы-то с тобой с самого утра отчаливаем.
   - Иногда я начинаю думать, что ты упорно хранишь себя для того глупого недодракона, - нахмурился Синвайн. - Иначе давно бы уже заметила, что чувства Эллиана не являются подделкой.
   - Сам же сказал - дракона только попьяне на роль любовника выбрать можно, - беззаботно отмахнулась я, ощущая, как сказанная оборотнем правда жжет сердце. Нет, не надо было никому знать о том, что творилось у меня на душе...
   Эллиан Миролюбивый при первой же встрече понравился мне. Симпатичный светловолосый и голубоглазый маг в полной мере оправдывал свое прозвище, являясь полукровкой человека и дракона. Менталист, как и Златоглазый, но, конечно, не такой сильный, он ставил в приоритет целительство, а потому горячо поддержал идею Арегвана выдвинуть меня на пост главного мага. Кстати, под его началом и я потихоньку влилась в посильную помощь людям: лечила, принимала роды. Если было необходимо, то и просто приезжала, забирая особенно больного человека в место, где магический барьер был более обширным и плотным. Дел находилось много. Эллиан часто находился рядом. Даже выбирался с нами в море, где помогал совершенствоваться в магии. А на месте я не стояла. Свою способность ставить и разрушать щиты я постепенно развивала на все возможные области связывания: научилась затягивать порезы, сращивать сломанные кости, ставить на щит как заплатки, так и восстанавливать его необычную ткань. Миролюбивый сказал, что меня смело можно назвать магом-проводником. Уставала жутко, но почему-то именно занятия по совершенствованию дара помогали мне чувствовать себя нужной и быть постоянно при деле. С Синвайном мы наладили совместные путешествия к гномам, куда и откуда возили особо ценные грузы или срочные донесения в магический мир. И вот в одно из таких возвращений я и сменила свой статус обычного мага...
   Работой наше общение с дайгоном, конечно, не ограничивалось. После возвращения мы частенько заходили в таверну "Веселый гном", она считалась лучшей в Ромашках, и там отмечали очередное успешное завершение дела. Однажды мы, как и всегда, вломились в святилище настоек и вкусных ужинов и немного оторопели, увидев, что там собрался почти весь город.
   - Что за шум, а драки нет? - неудачно пошутила я, робея от сотни направленных на нас с Синвайном взглядов. Вперед выступил Эллиан.
   - Аня, жители просто решили собраться здесь и поблагодарить тебя за то, что делаешь бескорыстно и от всей души. Я думаю, никто в этом зале сегодня не сможет сказать ни слова против, и ты заслужила прозвище Связующая по праву, - на этом месте толпа восторженно загудела, я же прикусила язык и еще больше испугалась. - А еще мы связывались с семьей Арегвана, - на этом месте у меня почему-то кольнуло сердце, - и они решили, что лучшим подарком на обретение тобой прозвища станет дом, в котором ты живешь. Они просили передать вот это, - и Миролюбивый передал мне мягкий сверток, который я не решилась открыть в присутствии сотен заинтересованных лиц. Передав сокровище (дракон другого не подарит!) в руки Синвайна, я тепло поблагодарила жителей за оказанную честь и обещала носить новое имя с достоинством. Так вот кем я для них стала - связующим звеном с остальными Пределами. Как ни крути, а все мы здесь, так или иначе, оказались в своеобразной резервации...
   В тот вечер я много и долго танцевала. С Эллианом, с Сином, ловя на себе восхищенные взгляды градоначальника, с другими мужчинами. Все радовались, что жизнь в Южном Пределе постепенно начинает входить в ритм остального мира. Испортил мне вечер, пусть и никогда об этом не узнает, тем не менее, тот, кто и обеспечил поначалу хорошее настроение. Эллиан в своей привычно-общительной манере, лучисто улыбаясь, отчего открывались очаровательные ямочки на щеках, которыми я невольно залюбовалась, предложил сходить с ним на прогулку. И у меня резко упало настроение. Знала я, чем обернется эта прогулка. Нет, ничего предосудительного, ничего из разряда того, что случилось со мной в ночь выпуска или на утро после. Эллиан, слава Богу, был джентльменом до мозга костей. И отличным мужчиной. Только вот чужим. Чужим, а потому остающимся по иронии судьбы всегда на расстоянии вытянутой руки...вот почему я и сказала Сину, что никогда не давала Миролюбивому повода надеяться. Какая могла быть надежда, когда я все еще продолжала думать о том, другом, тоже полудраконе, который был в тысячу раз хуже находящегося сейчас рядом?
   Я, конечно, дотанцевала положенное время и еще немного побыла с остальными - все-таки, как-никак, праздник посвятили именно мне - а потом незаметно покинула место общего веселья, не забыв прихватить сверток с подарком от Златоглазого семейства. Было в доме Гаянэ место, которое располагало к одинокой встрече с воспоминаниями. Почему-то свою первую ночь в уютной постройке с беседкой почти у самого входа я проспала именно там, стащив с кровати мягкую подушку и большое одеяло. Шкура у камина, которая так манила к себе. Вот и в вечер моего посвящениясела по-турецки перед занимающимся на дровах пламенем и медленно стала разворачивать то, что прислали из Северного Предела.
   Обиван стал хорошо рисовать. В его семилетнем возрасте папа-дракон получился почти как настоящий. А Валечка встречала его где-то у подножия скалы, и все это сопровождалось буйством океана вокруг. Ну, просто гравюра на тему "отважный дракон спасает юную принцессу из лап морского чудовища". Я решила, что этому папирусу обязательно сооружу подобие рамки, чтобы потом повесить на стену. Валентина Николаевна прислала толстую тетрадь-книгу для записей с пером, приписав на отвороте, что главному магу непременно нужно будет оставлять свои мудрые мысли для потомков. Арегванот себя сообщал, что мне достаточно связаться с ним, оказавшись в Гномьем пределе: он прилетит по первому же зову. Мягкость свертка обеспечил подарок Гаянэ. Она объясняла, что Валечка научила ее вязать, а поскольку ночи, даже с камином, в Ромашковом городе могут быть холодными, она дарит мне плед из шерсти добигонов, который в этом случае поможет. Я сидела, разложив перед собой подарки, и счастливо улыбалась, когда вдруг обнаружила торчащую из-под большого покрывала золотую цепочку. Заинтересовавшись, потянулась и вытащила на свет полностью. Сердце ушло в пятки. Вечер выпуска пролетел перед глазами. И его "всегда можно исправить ошибку" - слова, которые я вспомнила, лишь взглянув на плоский кулон в виде словно спаянных между собой точек оранжевого и алого цвета. Алое золото...бесконечно ценный и дорогой металл, добываемый гномами в самых глубоких пещерах Центрального Предела...а он сотворил из этого материала точную копию пламени, что мы зажгли в небе над Академией. Пламени, которое потом поддерживали почти до самого утра.
   Надевала на себя скорее инстинктивно. Спрятала под одежду - чтобы никто не видел. И лишь почувствовав, как подарок приятно охладил кожу между ключицами, позволила себе разрыдаться. Зачем? Зачем он снова напомнил о себе одним из самых болезненных способов? Было ли это подтверждением и его прозвища, данного Солейрану гномами за заслуги перед их народом - Надежный? Было ли это знаком того, что однажды и я смогу на него положиться? Ответов на эти вопросы я не знала. Но на теплой шкуре заснула тотчас же, стоило только высохнуть слезам.
   Следующие два года не стали легче предыдущих. Потому что в двери постучалась новая беда. Нет, она не стала глобальной, но заставила посмотреть на ситуацию с Южным Пределом под другим углом зрения.
   Время от времени я помогала женщинам Ромашкового города в качестве воспитателя для их детишек. Собирала малышню и на весь день забирала к себе во двор. Там в беседке они слушали мои сказки, наматывали километры вокруг дома и вовсю помогали поливать растущие на клумбах цветы. Правда для этого предварительно пришлось просить их пап соорудить какие-нибудь подобия ведер под маленькие лапки, чтобы носить воду было по силам, но результат стоил трудов, поскольку все были при деле, а родители еще и могли работать спокойно, зная, что дети в надежных руках. Мы с мелкими прекрасно проводили время, правда, кормить детсад поначалу было тяжело, но со временем и я привыкла. Налаженная система перестала давать сбои. А я с удовольствием вжилась в предложенную роль.
   И вот однажды вечером, забирая отпрыска из импровизированной продленки, одна из женщин осталась, не решаясь, кажется, заговорить со мной. Я подошла и предложила выпить чая на дорожку, на что та безропотно согласилась. Спустя двадцать минут наводящих вопросов я наконец-то узнала нелицеприятную истину от залившейся слезами женщины: в Ромашках сложилась нехорошая ситуация с поставками посуды в Центральный Предел и выше по глобусу. Дело в том, что ответственный за это дело милорд начал наседать на рабочих, требуя увеличить производительность труда, и судна с экспортируемым товаром загружал большим количеством продукции. Да, все было бы хорошо, но при этом получаемую сверх ожидаемого прибыль прикарманивал себе, что делалось, как мы потом выяснили, для накопления капитала и попытки вырваться из Южного Предела. Человек этот был не стопроцентным гомо сапиенсом, а с примесью какой-то существенной крови, и надеялся на магической территории выжить. Рассказавшая все это мне женщина слезно просила не выдавать ее. Ведь я была Связующей леди, я была в силах помочь женам видеть своих мужей с работы вовремя. Отказываться от помощи я, конечно, не стала, и первым делом отправилась к Эллиану.
   Он выслушал меня с хмурым выражением на лице, после чего предложил устроить нечестному торговцу контрольную закупку посуды. На стороне гномов его ожидал подставной покупатель, который якобы должен был приобрести даже то, что отправлялось сверх нормы.Естественно, дельца поймали на горячем. Естественно, мужчин, которых эксплуатировали без должной оплаты, от сверхурочной работы освободили. А мы с Эллианом задумались над тем, как предотвратить повторение неприятного инцидента, больно ударившего по доверию к людям. Тогда-то мне в голову и пришла идея создания таможни.
   Дело в том, что благодаря работе Валечки по возвращению Повелителя демонов в бренный мир все-таки был подписан договор между Дальним и Срединным Пределом об охране торговых путей от пиратов, и часть патрулей находилась на водном пространстве между Центральным и Южным Пределом постоянно, меняя вахту приблизительно раз в две-три недели. Но, конечно, их охранная функция не включала в себя проверку груза, идущего от людей к гномам и обратно. В общем, посоветовавшись с Валентиной Николаевной как ближайшим соотечественником на предмет нововведений, я предложила сначала Эллиану, а затем и Златоглазому ввести в Пределах аналог пунктов досмотра. Тонкость введения новой идеи состояла в том, что, будучи разработанной на Земле, она не должна была включать в себя применения техники, не свойственной магическому миру. Об этом строго договорились во время переговоров с земными властями. И это стало главным условием сохранения целостности миров. Мы же, взяв только название, работу службы скоординировали так, как считали нужным. То есть создали подобие точек досмотра на нашей и гномьей стороне, которые и сверяли наличие и количество товара с прилагаемыми к нему накладными. Подлинность бумаг на магической стороне проверяли, естественно, существа с даром. К нам же приехали несколько оборотней, добровольно согласившиеся нести службу. Они проверяли запахи (усиленное обоняние относилось к родовым особенностям и потому магии не требовало), сопровождающие документы, и при первом же подозрении сразу сообщали представителям торгового патруля. Таким образом, было достигнуто хрупкое равновесие между достойной оплатой труда рабочих и нервным спокойствием их жен, что, конечно, было очень далеким приближением действительности. Но мы были довольны. Мы по-настоящему стали любить этот мир.
  
   После того, как операция выручения блудного мужа из лап не уступающей ему в святости любовницы прошла успешно, из Маленького города мы вернулись обратно в Ромашковый. Син отправился проверять "Амильтерру", а я не пошла домой сразу. Что-то тянуло меня к океану, и я с желанием бороться не стала. Накатывало на меня иногда...
   Вода определенно шептала на своем непонятном языке, и я, вопреки всем законам логики, не являясь магом ее стихии, почувствовала ноющую боль в сердце. Потянулась к кусочку своего пламени, висящему на шее, потерла его между ладонями. Нет, подарок Солейрана давно уже не вызывал во мне бури эмоций. Со временем он превратился в необходимый атрибут успокоения. Лишь дотронувшись до него, я могла чувствовать, как приходят в норму мысли и чувства. И каждый раз говорила Солю спасибо за это.
   Конечно, и за сверток семью Златоглазого я тогда поблагодарила. Арегвана и Валю - за подаренное тепло, Гаянэ - за сердечный дар. А Солю написала, как мне приятно, что вспомнил детскую забаву и воплотил ее в жизнь. Пусть понимает, как хочет. Но, заканчивая строчки того письма, поймала себя на ехидной улыбке и желании поквитаться с парнем, нисколько не угасшем в желании напомнить о себе. Хотя какой он парень. Наверное, из Солейрана вырос прекрасный мужчина. Интересно, вместе ли они с Адариэль до сих пор?
   Глядя, как спокойно колышутся морские волны, я в очередной раз задумалась, почему мир устроен так, что в нем я не замечаю никого, кроме сына Златоглазого, несмотря на то, что долгих пять лет фактически ничего о нем не узнала, кроме того, что доносили слухи вместе с приплывающими к нам кораблями.И мне бы логично объяснить все это загруженностью работой и необходимостью помощи людям, но я прекрасно знала, что все, что не было связано с полудраконом, находило глубочайший протест изнутри и отрицалось на уровне инстинктов. Почему все было устроено именно так? Вот ведь Син - стабильно раз в цикл менял себе "единственную". Хотя его я могла понять: всему виной стала психологическая травма. Как-то в один из душевных вечеров оборотень поведал мне, что у дайгонов истинную пару определяет совет старейшин путем какого-то шаманского гадания на кофейной гуще. Увидев мои круглые глаза, товарищ сказал, что, когда ему предрекли долгое ожидание возлюбленной (в связи с тем, что это чудо еще не успело родиться) из того же клана, что и он, реакция была идентичной. Вот почему он и покинул Северный Предел: не хотел мириться с вынесенным вердиктом, и начал искать счастья за границей исторической родины. Тут, надо сказать, я его мнение разделяла, поскольку предначертанное будущее также считала донельзя невероятным. Только если уж мы такие творцы собственной судьбы, почему же я до сих пор своей не озаботилась?
   Этот вопрос я продолжала обдумывать и тогда, когда готовилась ко сну. А чтобы призвать ночные видения побыстрее, привычно прикоснулась к огоньку на груди. Где бы ты ни был, Соль, твой подарок всегда будет напоминать мне о том, что не бывает таких ошибок, которые невозможно было бы исправить. Улыбнувшись этой мысли, я наконец-то заснула.
   Утро ожидаемо началось с кошачьего мурчания Сина под окнами.
   - Просыпайся, солнышко...просыпайся, огонек! - сначала ласково, а потом со все нарастающей амплитудой мерзко завывал он прямо у моей спальни, и я, как и всегда перед очередным морским путешествием, испытала острое чувство разделаться с двуипостасной скотиной. Но, кажется, сегодня судьба была на моей стороне, потому что не успел котяра довыть очередной куплет собственного сочинения, как послышался глухой удар и сердитый мявк, а потом третий голос, в котором я узнала соседа напротив, грозно пророкотал:
   - Еще раз услышу, что своим ужасным голосом нарушаешь утреннее спокойствие, Синвайн - не ограничусь горшком, а приду и оторву все самое дорогое!
   Я, улыбаясь и благодаря справедливость за то, что она наличествует в мире, накинула на ночнушку легкий халат и высунулась в окно, где застала настоящую картину маслом: побитый соседом Син потирал ушибленный затылок и обиженно зыркал на лежащий неподалеку от него горшок для приготовления каши. Услышав, что уже не является здесь единственно бодрствующим, поднял голову и с видом ребенка, у которого отняли любимую игрушку, воззрился на меня:
   - Что? Что я сделал не так?!
   - А я тебя предупреждала: закрывай ворота, когда идешь творить свое черное дело, - развела руками я, не переставая, тем не менее, улыбаться. - Я уже давно слышу от соседей жалобы на твое вопиющее поведение. Они так и прозвали тебя: рассветный безобразник. Ты же все-таки кот, а не петух. Хотя из тебя и кот-то странный: у тех период размножения только весной, а тебя вечно тянет на приключения.
   - Ничего ты не понимаешь в стремлениях моей неспокойной души, черствый кусок засохшего хлеба, - мне совсем не по-мужски показали язык, вызвав ответный хмык.
   - Куда уж нам! - не стала спорить я. - Тебе не кажется, что сегодня ты слишком рано приперся?
   - Если напоишь своим великолепным чаем, обещаю рассказать последние новости из жизни города, - тут же изменился кошак в лице, начав излучать загадочность. - И ты тут же простишь меня за своеволие, обещаю.
   - Ну, хорошо, беспредельщик, - сдалась я, не особо и споря, поскольку не видела в этом смысла. - Топай на кухню, я сейчас оденусь.
   Чай, конечно, был не самым главным лакомством, ради которого Син ко мне приходил. Он четко помнил, что позавчера у меня снова были дети, а миледи Иннара вечером принесла пирожки собственного приготовления в благодарность за помощь. Вот на эти-то пирожки и нацелился вездесущий кот, поэтому я параллельно с приготовлением ароматного напитка, привезенного из Центрального Предела, начала разогревать и добавку к нему.Через полчаса мы с Сином уже сидели в беседке, соблюдая ритуал перед отплытием: пили чай, медленно вдыхая идущие с поверхности жидкости пары.
   - Все же лучше гномов никто не может собрать траву для заварки, - в который раз похвалил жителей Центрального Предела оборотень.
   - А я все еще жду твоих новостей, из-за которых спать мне сегодня пришлось меньше, - напомнила я причину раннего собрания, и Син мгновенно оживился:
   - Да-да, услуга, - он любовно взглянул на пирожки в корзине, - за услугу! Ты мое спасение! - решил вдобавок подсластить пилюлю напарник, но я выразительно посмотрела на него, после чего и правда началась выдача информации. - Так вот! Вчера, когда я грузил на "Амильтерру" провиант, встретил знакомого из городской стражи. И угадай, что он мне сказал? Особенно учитывая тот факт, что в порту стало на одно судно больше?
   - Ты пропустил прибытие иноземных захватчиков? - полюбопытствовала я. - Мы наконец-то воочию увидим пиратов?
   - Не угадала! - вопреки звучавшему в моем голосе сарказму, замотал головой Син. - Вчера, когда ты доблестно выручала меня из лап Одарины, к нам все-таки приплыли шишки из торгового патруля!
   - На день раньше? - я наклонилась вперед, опираясь локтями на стол. - Что им здесь понадобилось?
   - Не знаю, но знакомый сказал, что их почти сразу же встретил Эллиан и они заперлись в мэрии на обсуждение важных дел. А сегодня я уже успел обернуться к моей ласточке, - так он называл свою шхуну. - И узнал, что прибывший патруль собирается отбывать обратно примерно в одно с нами время. И Эллиан, дорогая, уходит с ними.
   - Уходит? - тут уж я не смогла скрыть удивления. - Ничего себе! Неужели что-то серьезное произошло?
   - Вот и узнай об этом, дорогая, - невинно захлопал глазками кот. - Ты же наверняка захочешь попрощаться с нашим бравым мэром, тем более, что теперь возможность представится.
   Я даже поморщилась:
   - Оставь, пожалуйста, свои попытки связать мою судьбу с кем-нибудь до того момента, пока сам не остепенишься, хорошо? Твои утренние завывания я еще могу перенести, но вот вмешательство в личную жизнь - прости, недопустимо.
   - Ладно-ладно, - Син замахал руками перед лицом. - Не смотри на меня так. Словно пытаешься испепелить. Но поговорить с Эллианом бы не мешало. Ты, все-таки, его правой рукой считаешься.
   - Если получится - обязательно, - кивнула я. - Пирожков захватывать?
   Кот стал напоминать облизавшегося валерьянкой собрата с Земли:
   - Ты еще и хозяйственная!
   Да, конечно, и это мы проходили. Син еще неделю будет отходить после спасения от рук Одарины, так что я обречена купаться в его внимании.
   - Пошли, - привычно помотав головой и забирая пирожки вместе с корзинкой, поторопила товарища я. - Возможно, нам действительно удастся увидеть Эллиана.
  
  
   Глава 3
  
   Южный Предел, Ромашковый город, порт
  
   - Исинай, все в порядке? - спросила я нашего поставщика, у которого сегодня забирали груз из керамических ваз, предназначенных для дорогой сердцу Академии. Мужчина выглядел чересчур уставшим, у него дергался глаз, а еще...что-то в его облике показалось мне необычным. Только вот что - никак не могла понять.
   - Прости, Анюта, вчера до вечера работали с новым месторождением. Мы отыскали его вблизи Маленького города несколько недель назад. Там такая глина! Так и просится сделать из себя посуду. Из одного кусочка даже отправляем вазу в этой партии - на пробу, так сказать.
   - Зачем же вы так перерабатываете? - заботливо поинтересовалась я. - Академия все равно не оценит стараний - она слишком далеко.
   - Ты знаешь, девочка... - мудрые глаза мужчины преклонных лет застыли на мне. - Иногда, чтобы получить достойный результат в будущем, нужно хорошенько постараться в настоящем, - произнес он вполне понятную фразу. - Так вот - я работаю во имя будущего. Смотри, какая красота! - Исинай потянулся к большому ящику, в котором были аккуратно уложены разноплановые вазы, и достал оттуда одну, по цвету отличающуюся от остальных. Она оказалась действительно необыкновенно прекрасна, и я поневоле взяла ее в руки, любуясь красивым глубоким оттенком красно-кирпичного на свету.
   - Прелесть, - не сдержала я восторга.
   - Не то слово, - улыбнулся Исинай. - Ну, будет вам, будет, ступайте! Падул поможет донести ящик до "Амильтерры".
   Исинай настолько проверенный поставщик, что мы доверяли ему привозить груз уже в порт. Нам оставалось только транспортировать ящики с их повозки, запряженной тягловой лошадью, на корабль и позвать представителей таможни. Падул - товарищ Исиная - вместе с Сином занесли багаж на шхуну, и я тепло попрощалась с мужчиной на берегу, после чего оба они отправились восвояси. Мой дальнейший путь лежал к таможне. Я прошла мимо красивого фрегата патруля, на котором сегодня, очевидно, должен был уплыть Эллиан, но не увидела никого на палубе, кроме членов команды - они отличались рабочим одеянием, и потому принять их за пассажиров было бы очень трудно. Мы с Синвайном, конечно, тоже не по последней моде наряжались, все-таки, судно приходилось обслуживать без дополнительной помощи, однако наши с ним почти одинаковые комплекты - брюки из мешковатой ткани, майки и куртки, защищающие от сильного ветра на море - никогда бы не спутали с рабочей робой. Поэтому я была уверена: те, кто прибыл вчера в мэрию, еще не явились обратно. Я позвала двух оборотней с таможни, они приветливо улыбнулись мне и последовали к "Амильтерре", а я с удовлетворением обнаружила, как вокруг красавца-корабля потихоньку начали скапливаться провожающие. Еще бы, это же целое событие для горожан - приезд такой махины, да еще с важными гостями. Надо будет поинтересоваться после возвращения, что именно обсуждал с ними Эллиан. Поговорить явно не удалось бы: оборотням нужно как следует проверить вместительный ящик, а фрегат находилсяслишком далеко, чтобы потом возвращаться и пытаться убедить незнакомую команду, что внутри находится мой знакомый, с которым я хотела бы попрощаться. Глупо, да и бессмысленно. Раз гости уезжают, значит, проблемы решили. С этими мыслями я и ступила на борт нашей шхуны, предоставляя парням из таможни заниматься своим делом. Гул в порту начал нарастать.
   Они смотрели груз слишком долго. Что-то явно было не так.
   - Что случилось? - не выдерживая напряжения и понимая, что нам давно пора отчаливать, в нетерпении спросила я, обеспокоенно переглядываясь с Сином.
   - Связующая леди... - осторожно начал один. - Не был бы груз вашим, я бы сказал, что везете контрабанду из Центрального Предела и обратно.
   - Что-о-о? - округлила я глаза, краем глаза отмечая, как напрягся Синвайн.
   - Здесь есть предмет, явно полученный магическим путем, - продолжил второй мужчина. - Поэтому я и говорю: не были бы это вы, мы бы посчитали, что каким-то образом из Центрального Предела эта вещь попала сюда, а теперь ее решили вернуть обратно.
   - Но зачем магическая вещь кому-то здесь, где она не сможет проявить своих свойств? - недоумевал Син.
   Таможенники только пожали плечами:
   - Чтобы нарушить общий баланс энергии, - не сомневаясь, ответил один из них. И я внезапно похолодела.
   Дрожащими руками я достала из ящика ту самую вазу из нового месторождения, и при приближении предмета мужчины сразу закивали головами.
   - Эта? - все же спросила я, хотя ответа на вопрос уже не требовалось. - Боже...
   - Что? - ко мне подошел Синвайн, рассматривая вазу.
   - Син... - срывающимся шепотом начала я. - Это новое месторождение у Маленького города. Син..это значит, что...
   - Я понял, - кивнул напарник, смотря на таможенников с решительностью во взгляде. - Наше сегодняшнее путешествие отменяется.
   - Когда отплывает патруль? - внезапно осенило меня, и я схватила одного из оборотней за рукав.
   - Вот-вот должны отдать швартовы, - незамедлительно сообщил тот, и я рванула с места, судорожно соображая, что же показалось мне странным в облике нашего поставщика. А потом поняла: глаза! Глаза у пожилого мужчины с посеребренными сединой висками были зеленые, хотя по жизни всегда отливали карим. Черт! Это был не Исинай!
   Спрыгнув с "Амильтерры", я понеслась в сторону фрегата патруля, с замирающим сердцем наблюдая, как по трапу уже поднимается на борт глава Ромашкового города.
   - Эллиан! - закричала я изо всех сил, но все было бесполезно: слишкомдалеко находился корабль, шум толпы перекрывал любые попытки достучаться. Я, как могла, припустила бегом, надеясь хоть кого-нибудь из членов команды отловить и попросить Миролюбивого спуститься. Как преодолевала последние два десятка метров, запомнилось плохо. В глазах начало мерещиться, и мне показалось среди всей этой кутерьмы, что я вижу до боли знакомый силуэт, заступающий на трап. Это не помешало продолжить приближение, чтобы со спины, стоя в самом низу, смотреть на того, чьи вьющиеся темные волосы, собранные в низкий хвост, так и манили погрузить в себя пальцы, чья высокая статная фигура в форме морского патруля сейчас привлекала все женское внимание провожающих. Чья личность казалась мне до священного ужаса невозможной в этой точке пространства. Возможно, я сходила с ума, но пусть тогда меня посчитают ненормальной и задержат отплытие фрегата...
   - Соль! - во всю силу легких крикнула я, с застывшим сердцем наблюдая, как дергается голова мужчины, как разворачивается корпус, а на меня со смятением, удивлением и затаенной надеждой смотрят алые с золотыми всполохами глаза. - Соль... - прохрипела я, радуясь, чтоэто все же не сон и он действительно оказался здесь, и ощущая, как подкашиваются ноги, а я заваливаюсь на дощатый причал, так и не взойдя на длинный трап.
   Он оказался рядом в мгновение ока. Поднял на ноги, с тревогой вглядываясь в лицо, обнимая и давая отдышаться. Нельзя было медлить. И я стала хрипеть Солейрану на ухо:
   - Соль...останови Эллиана. Ему нельзя уплывать...В Южном Пределе...появилась магия!
   - Сейчас, - уверенно ответил Соль, успокаивающе гладя меня по спине. Была бы кошкой - осталась бы в его руках навсегда. - Не волнуйся, теперь не уедем. Ты уверена насчет магии?
   - Да... - прокашлявшись, я отстранилась от мужчины, пытаясь не обращать внимания на то, как закололо ладони от одного только прикосновения к его груди, и посмотрела прямо в золотистые глаза. - Соль...я проверяла границу не далее как неделю назад.Она была в порядке. А сегодня нас задержала таможня из-за наличия в партии вазы, сделанной с помощью магии. Глина для нее добыта из нового месторождения. Соль...это магия изнутри Южного Предела...
   - Что происходит? Где милорд Надежный? - раздался сбоку настороженный голос Эллиана. Очевидно, он решил проверить местонахождение Солейрана. Я повернула голову в сторону, где трап сходился с судном. На вершине стоял глава Ромашкового города, и выражение его лица сменялось с недоумевающего на откровенно-тревожное, стоило ему только заметить,как я пытаюсь отдышатьсяв руках Солейрана. - Аня?..
   Он стал вторым мужчиной, преодолевшим длинный трап в три прыжка. Почти вырвав меня из рук Соля, сжал лицо в ладонях, с озабоченностью разглядывая на предмет повреждений.
   - Что? - взволнованно произнес он. - Аня, почему ты тут оказалась?
   - Связующая леди только подтвердила нашу догадку, милорд Миролюбивый, - официальным тоном доложил Солейран. Хотя нет - сейчас это точно был Надежный лорд и никто другой... - В Южном Пределе стало неспокойно с магией.
   - Что? - нахмурился Эллиан и вновь посмотрел на меня. - Аня? Я чего-то не понимаю?
   Положение спас подоспевший Син, чем позволил мне мягко, но решительно отстраниться от главы Ромашек:
   - Сегодня мы получили партию керамических ваз, одна из которых была изготовлена из глины, добытой под Маленьким городом. Когда груз пришли проверять ребята из таможни, они указали на эту вазу как на магически сотворенный предмет.
   - Быть этого не может... - Эллиан поднес руку ко лбу. - Кто доставил груз?
   - Исинай.
   - Не Исинай это был, - оказавшись рядом с напарником, покачала я головой. - У него глаза карие - у этого были зеленые.Кто-то принял вид нашего друга и под этой оболочкой доставил груз нам.
   - Чушь, - уверенно заговорил глава Ромашек. - Не мог никто творить в Южном Пределе магию!
   - Мог, - взгляды приковал к себе Солейран. - Если в нем есть частица божества.
   - Демиург? - неверяще замотал головой Эллиан.
   - Или кто-то, с кем он делился своей кровью, - кивнул Солейран.
   - Я с ума сойду с этой магией... - простонал мэр.
   - С ума сойдут люди, Эллиан, - возразила я. - Если мы не изолируем источник, который в силах сотворить кругом хаос.
   - Надо отправляться в Маленький город, - решил Миролюбивый.
   - И делать это нужно прямо сейчас, - добавил Солейран.
   - А вы не против сменить курс, милорд Надежный?
   - Мы за этим и прибыли, - отозвался Соль с еле заметной улыбкой.
   Так вот, значит, что за шишка из патруля имелась в виду. Неужели Соль посвятил свою жизнь охране торговых путей?
   - Аня? - Эллиан отвлек меня от мыслей. - Отправитесь с нами?
   - Мы лучше наведаемся к настоящему Исинаю, - ответил за меня Синвайн, чем, надо сказать, спас от довольно неловкой ситуации. Во всяком случае, я только сейчас начала понимать, как неуютно чувствовала бы себя путь и на большом, но все же не безграничном корабле вместе с двумя мужчинами, один из которых когда-то был моей любовью, а второй очень рассчитывал обзавестись этим статусом. Так что котик, пожалуй, как никогда оказался сейчас кстати.
   Я кивнула в подтверждение его слов, услышав от Эллиана на прощание "будь осторожна" и заметив, как при этом сверкнули глаза Солейрана, а затем позволила Сину увести себя к нашей шхуне. На ней добраться до Маленького города было быстрей всего.
   - Ты попала, - коротко сообщил пришедшие в голову идеи дайгон, когда мы отошли от фрегата на приличное состояние.
   - В смысле? - я повернула голову на напарника, и правда не совсем успевая за полетом его фантазии.
   - В смысле? - передразнил Син, становясь похожим на натурального кота донельзя округленными глазами. - Только не притворяйся сейчас невинным ойкудаком! Эллиан вовсю тебя лапал после того, как тебя, опять же, лапал твой недодракон, с которым ты попьяне набиралась опыта!
   Я резко остановилась, заставляя и Синвайна следовать своему примеру:
   - Как?..
   - Хотел набить морду тому идиоту, - нехотя признался дайгон. - Запомнил запах. Знал бы, что это сын Златоглазого и Предназначенной... А теперь Эллиан обозначил свою территорию, - с какой-то жалостью добавил Син, глядя на меня. - А ты позволила.
   - А ты решил встать на сторону Надежного? - насмешливо подбоченилась я, отходя от вызванного напарником душевного неспокойствия и возобновляя путь.
   - Не знаю, - признался Син. - Просто смотрел он на тебя так...когда ты его звала. Я же видел.
   - Только не разводи тут сказки об очередной великой любви, хорошо? - прервала я готовую сорваться с его уст мысль. - Солейран в прошлом, ты же сам сказал.
   - Но готова ли ты с ним расстаться, Анька?
   Я не знала ответа на этот вопрос. Просто потянулась привычным движением к огоньку на шее, прося у него столь необходимого сейчас спокойствия.
   - Давай не будем о грустном, хорошо? Лучше побыстрее отправимся к Исинаю.
   - Анька, просто я хотел предупредить: ходят слухи, что Надежный нашел себе невесту. Кого-то с примесью оборотневой крови. Если это правда, то тебе у нее на пути лучше не вставать: мы бережем свое сильнее собственной жизни. Она тебя найдет и из-под земли достанет, девочка моя...
   - Ты думаешь, это повод прыгнуть в постель к Эллиану? Зря, - пресекла я дальнейшие попытки наставить меня на путь истинный. Если все это действительно так, как говорит Син...не думала, что даже после пяти лет незнания ничего о Соле сердце отразится настолько сильным сокращением.
   - Нет, Аня, - шумно выдохнул Синвайн. - Не хочу, чтобы ты потом мучилась.
   - Не буду, обещаю. Давай уже к Исинаю.
   Больше мы не разговаривали. Мне было, о чем подумать, пока мы плыли вдоль береговой линии, видя на небольшом отдалении патрульный корабль, но наш путь заканчивался раньше, чем их, поэтому...поэтому мы и шли отдельно. Высадившись на окраине Ромашкового города, направились прямиком к товарищу домой. Он открыл дверь, имея один из самых болезненных видов:
   - Аня? Синвайн? Неужели Падул никого не нашел?..
   Мы отвели его обратно в постель, попутно узнавая, что он, кажется, чем-то отравился накануне, а когда утром к нему пришел товарищ, то заверил его, что с нашим заказом справится или самостоятельно, или позовет еще кого-нибудь на помощь.
   - А вам ничего в облике Падула не показалось странным? - поинтересовалась я, понимая, что наш портовый знакомый, похоже, отметился не в одном месте.
   - Да нет, вроде, - пожал плечами Исинай. - Разве что уговаривал остаться дома пуще обычного. Хотя всегда ратует за работу до седьмого пота.
   - А о новом месторождении в Маленьком городе вы знаете?
   - Вам Падул рассказал? - нахмурился Исинай. - Да, мы разведали там глину. Но странная она, уж больно красивая. Мы решили пока не использовать ее, плохие у меня были предчувствия. Анечка? - внезапно остановился он. - Что случилось? И почему вы все-таки здесь, а не на пути к Гномьему Пределу?
   Пришлось все рассказать. Исинай не хватался за сердце, но новость о неизвестном, обведшем его вокруг пальца, наложила свой отпечаток: настроение мужчины резко испортилось, и мы поспешили уйти от него, попутно поискав и самого Падула. Тот тоже невероятно удивился, тем более что о вазе из новой глины, заложенной в поставку, даже не подозревал. А у нас с Сином становилось все тяжелее на сердце.
   - Я не удивлюсь, что Исинай и отравился не сам, - предположил Синвайн, когда мы возвращались обратно на "Амильтерру". Сначала этот неизвестный его отравил, потом в образе Падула зашел утром и успокоил, что справится с ящиком сам.
   - Потом уже под видом самого Исиная пошел к Падулу и попросил, как и всегда, поспособствовать, незаметно добавив к общей поставке новое звено.
   - А после передачи имущества нам сослался на болезненность и просил друга пока не беспокоить его визитами. Пару дней на месторождении, да еще с объяснением Падула, Исиная бы никто не хватился...
   - И он был до того наивным, что позабыл про таможню? - не поверила я. - Такая сложная комбинация - ради чего? Чтобы нас с грузом задержали наши же таможенники? Нет, Син, тут что-то нечисто.
   День перевалил за половину, Аурон медленно плыл по горизонту, а мы на "Амильтерре" - обратно к дому.
   - "Веселый гном"? - предложил Синвайн.
   - "Веселый гном", - согласилась я.
   Когда мы вернулись в порт, фрегата на стоянке еще не было. Возможно, патрульные с Эллианом нашли что-то интересное. Надо сказать, расстроилась я несильно: мэра не хотелось видеть за учиненное на глазах у других самовольство, Соля - за то, что мне рассказал дайгон и что, возможно, являлось правдой. Будущему жениху не пристало заглядываться на свободолюбивых барышень, так ведь? С досады даже куртку бросила в каюте, направившись в таверну только в штанах и майке. Выкинуть его из головы! Выкинуть!
   - А что, если он хотел, чтобы мы узнали о том, что ваза не такая, как остальные? - предположила я, когда мы уже заходили в заведение, источающее ароматные запахи. Ох, как же я иногда любила свою злость за то, что она включала мозги.
   - То есть, чтобы мы узнали об использовании в ее изготовлении магии? - уточнил Син, и я кивнула, заодно выбирая столик, за который можно было бы присесть. - А значит, чтобы нашли источник - и что? Погубили всех людей?
   - Для людей она безвредна, - раздался с порога голос Эллиана. Мы переглянулись, и глава города кивнул, намерившись идти в нашу сторону. Гул голосов, который постоянно сопровождал атмосферу "Веселого гнома", ненадолго стих, кто-то поприветствовал главу Ромашек, а потом снова воцарилась привычная атмосфера посиделок второго обеда. - Разрешите? - отодвинул он стул, желая присоединиться к нашей компании.
   Я только руками развела - лишь бы не повторял своих портовых штучек с объятиями. В благодарность градоначальник отправился заказывать еду, а мы с Сином переглянулись:
   - Куда он дел патрульных?
   - Задушил с особой жестокостью и прикопал там же, на месторождении, - предположил котяра, и я невольно улыбнулась: разряженная обстановка начала улучшать настроение.
   - Они скоро будут, - вернулся Эллиан с заказом на подносе, пропустив колкость мимо ушей, и мы с Сином ответили благодарными взглядами, забирая свои порции. - Переночуют здесь, а завтра мы еще раз отправимся на месторождение, после чего они отплывут в Северный Предел.
   - Так далеко? - нахмурилась я.
   - Нам нужны специалисты из Академии Познаний, - пояснил Эллиан. - Потому что магия, которую обнаружили искатели глины, не относится ни к родной магии Пределов, ни к той, которую генерирует Древо Познания. Она принадлежит земле и медленно просачивается в воздух.
   - Ничего не понимаю... - замотала головой я. - Как вы узнали, что она безвредна для людей?
   - Мы взяли с собой добровольцев из Маленького города. Они, как и добытчики, совершенно спокойно чувствовали себя внутри котлована. А ты и сама прекрасно знаешь, какие последствия магии Пределов или дерева влечет за собой столкновение людей с ними.
   Да, я это видела воочию в местах ослабевшего барьера. Слава Богу, мы успевали спасать людей от смертельного исхода...
   - Поэтому мы и сделали вывод: магия мира людей - особенная. Значит, ее нужно исследовать. А кому удастся это лучше, как не академикам?
   - Тоже верно. Значит, Соль поедет за ними? - задумчиво поинтересовалась я.
   - А вы с милордом Надежным друзья? - Эллиан словно обрадовался тому, что можно узнать подробности. А мне ведь почти нечего было от него скрывать. Так ведь, да?
   - Учились вместе в Академии Познаний, - я пожала плечами. - Оттуда и знаемся.
   - Он спрашивал о тебе, пока мы плыли к Маленькому городу.
   - Кхм, простите, - внезапно закашлялся Синвайн. - Я отойду ненадолго...
   Предатель. Смылся, как только запахло горячим! Котяра облезлый...или станет таким, когда я до него доберусь. Впрочем, возможно, он просто не хотел видеть того, как я начну отстаивать свое право на самостоятельность. Никто не отменял и такого варианта.
   - Эллиан, - мягко начала я после ухода оборотня. - Если хочешь о чем-нибудь спросить, не начинай издалека: это прерогатива женщин - пудрить остальным мозги. Говори, как есть.
   - Мне показалось, что у него есть к тебе личный интерес.
   - Все возможно в мире этом, - я всплеснула руками. - Мы пять лет пересекались в одних и тех же коридорах, это естественно - интересоваться судьбой того, с кем когда-то ходил по одной и той же земле.
   - Аня...
   - Нет, Эллиан, - решительно покачала головой я. - Я знаю, что это ревность, и говорю, что она тут совершенно не к месту. Тем более что я не давала для нее повода, поскольку никогда и ничего тебе не обещала.
   Он слишком грустно улыбнулся, но я подавила в себе желание пожалеть его. Допущу слабину -этим воспользуются, не зря Миролюбивый стал главой самого большого города. Где гарантии, что потом у меня получится отвертеться от его внимания?
   - Почему ты так упорно избегаешь отношений? - искренне недоумевая, Эллиан сложил руки в замок и оперся на них подбородком. - Кто же тебе нужен, Аня?
   Я медленно поднялась из-за стола, понимая, что продолжать этот разговор бессмысленно. На вопрос я, конечно, отвечу, но вот большего Миролюбивому знать не нужно - не в тех мы все же отношениях. Смакуя каждое движение, с застывшей на губах ироничной улыбкой я обошла стул, задвинув его и снова становясь лицом к Эллиану. Потом развела руки в стороны, сделав шаг назад, и отвесила глубокий шутовской поклон.
   - Надежный. Мне нужен надежный, Эллиан, - лукаво улыбнулась я, поднимаясь и собираясь покидать таверну. Жаль, из-за того, что Эллиану приспичило узнать правду, поесть толком не получится. Ну, ничего, перекушу дома.
   Вынужденная недолгая заминка сыграла со мной злую шутку: поднявшись, я развернулась лицом к выходу, чуть не натолкнувшись на стоящего позади Солейрана, по бокам от которого стояло еще двое представителей граничного патруля. Кажется, все они стали свидетелями только что разыгранного мной спектакля. А я еще и прогибалась знатно... Ой, как неудобно-то...на целую вечность попав в плен сияющих глаз, я ощутила, как сердце, несмотря на смущение, испытало желание вырваться из груди, а ноги стремятся к тому, чтобы подкоситься, заставив меня оказаться на полу в не самой удачной позе. Поэтому я опустила голову, улыбнувшись и переводя взгляд на темную форму мага, состоящую из брюк, кожаных сапог и плотно застегнутой полотняной куртки - тоже, очевидно, из-за ветра приоделся. Насколько я знала, у патруля использовалось что-то вроде кителя в качестве верхней части обмундирования. Интересно, они что-нибудь надевали под него?
   Тряхнув головой и отгоняя возникшие даже после, казалось бы, невинного осмотра мужчины совершенно противоположные по направленности мысли, я еще шире улыбнулась, поднимая голову и смело встречая взгляд Солейрана. Надо же, а с годами его улыбка стала только красивее...
   - Милорд Надежный, я надеюсь, вы не расцените мои слова как руководство к действию? - посчитав взлетевшую бровь хорошим знаком, я решила добавить уже от себя. - Тем более в свете предстоящего вам радостного события... - и, пользуясь возникшим на лице Соля замешательством, я, не дожидаясь ответной реакции, удалилась из "Веселого гнома".
   Настроение взлетело почти до небес - про радостное событие пусть еще поломает мозг. Ну, или придет и спросит сам. При мысли об этом к щекам, почему-то, прилила кровь, и я порадовалась, что таверна осталась уже позади и никто моего изменившегося вида не заметит. Раз уж сегодня планы нарушились и мы с котей остались в Южном Пределе, стоило провести этот день с пользой. Что я и сделала, затеяв дома уборку и с каждым новым очищаемым сантиметром будто избавляясь от груза прошлого, которое все эти пять лет давило на меня и не давало двигаться дальше. Когда разбиралась в беседке, ненадолго заглянул Син:
   - Анька, ты это чего удумала?
   - Уничтожаю все, что плохо лежит, - с намеком объяснила я. - Выкидываю всех, кто неправомерно гадит в жизни.
   - А я с хорошими новостями пришел! - тут же просек, в какую сторону дует ветер, оборотень и осклабился. Пришлось даже подумать о том, чтобы сменить гнев на милость. Правда, только подумать. До выяснения обстоятельств. - Неправильную вазу из нашей партии отдали на будущие исследования. А мы завтра можем спокойно отправляться по намеченному пути.
   - Естественно, повторно пройдя таможню? - уточнила я, улыбнувшись.
   - Естественно, повторно пройдя таможню, - подтвердил Синвайн с хитрым видом.
   - Я надеюсь, хотя бы завтра утром ты изменишь устоявшейся традиции будить меня перед отплытием? - поинтересовалась я непререкаемым тоном, и кошак, видимо, вспомнив о словах насчет неправомерных гадостей, решил не рисковать здоровьем. - Иначе, сам понимаешь...
   - Ладно-ладно, так и быть, завтра я дам тебе выспаться, - сделал вид, что смилостивился, Син.
   Вскоре я его выпроводила, радуясь тому, как быстро кот согласился на выдвинутые условия. Значит, завтра можно будет понежиться в постели чуть дольше обычного...на сердце, словно в награду за утраченную сегодня часть нервов, стало спокойно, и, посмотрев в окно на медленно закатывающийся Аурон, я улыбнулась. Затем, вволю поплескавшись в ванной, переоделась в ночную сорочку, собираясь спать. Но что-то не позволяло сделать этого. Что-то упорно несло меня прочь от постели. Прочь от постели - прямо к входной двери.
   Минуя кухню, босая, я случайно заглянула в окно, обозревающее как раз территорию перед домом. Туда, где по обе стороны от ведущей к крыльцу дорожки заботливыми руками Прекрасной леди в свое время были созданы клумбы из разноцветных предельных растений. Сердце пропустило удар, когда у ворот я заметила темную фигуру, которую не смогла бы спутать ни с какой другой. Ноги сами направились к порогу, чтобы спрятаться за дверью и остаться незамеченной, когда поздний гость окажется внутри. То, что он переступит границу теперь уже моих владений, я не сомневалась. Раз решился зайти так далеко, уже не остановится.
   Я старалась дышать как можно тише, пока ждала его прихода. Мне казалось, что бешено колотящееся сердце выдаст меня быстрее, чем шаги по скрипучим половицам. Но когда дверь, наконец, приоткрылась, из головы вылетели все мысли. Я знала, что буду делать дальше.
   Мужчина сделал шаг внутрь, прикрыл дверное полотно, не глядя, потом еще три, словно оценивая, много ли изменилось с тех пор, как сам он помнил этот дом. Этим-то я и воспользовалась. Шаги мои были совсем не слышны, я скользнула за спину темной фигуры, после чего прижалась к нему сзади, медленно путешествуяладонями от боков до груди, где и остановила исследование. Почти сразу же его руки накрыли мои сверху, а я, удобно устроив голову, прижалась к его плечу, шепча с притворной строгостью:
   - Ай-яй-яй,Надежный лорд...гномы точно правильное прозвище вам дали? Вооруженное проникновение в жилище девушки, которая заведомо не сможет оказать вам достойного сопротивления...
   - Я безоружен перед этой девушкой, - тем же шепотом ответили мне, и я почувствовала, как он отделяет одну мою ладонь от своей груди и, поднеся к губам, горячо целует. Волна дрожи прошлась от корней волос до кончиков пальцев на ногах, и я, потершись щекой о кожаный жилет Соля - кажется, кто-то успел переодеться - задала наивнейший из вопросов:
   - Зачем же вы пришли, милорд?
   - Сам не знаю, - честно ответили мне. - Не собирался делать этого вообще.
   Признаниеотозвалось режущей болью в сердце, но Соль, кажется, свою мысль еще не закончил:
   - А потом увидел тебя в порту и понял, что не смогу сопротивляться.
   - Чему - сопротивляться? - на этот раз искренне удивилась я.
   - Твоей ультимативной просьбе больше не подходить близко.
   - Ты ломаешь систему на глазах, - хихикнула я. - Ну а как насчет того слуха, что ты вскоре собираешься жениться?
   - Вскоре? - я почувствовала резкий выдох на своих пальцах, которые Соль так и не отстранил от рта. - Жениться я действительно собираюсь. Ну а насчет "вскоре" - только если она скажет "да".
   - Ты что, еще не делал предложения?! - тут уж пришел черед не на шутку изумиться.
   - Как-то не получилось... - с прискорбием прозвучал ответ в темноте.
   - Ты самый непоследовательный и нелогичный из всех собирающихся жениться мужчин, которых я встречала... - призналась я со смешком, начиная веселиться от ситуации, несмотря на то, что впору было плакать.
   - Я не более нелогичен, чем ты, когда изображаешь брошенную жену своего оборотня, - обиженно заявил Солейран, словно защищаясь.
   - Ка-а-а-к? - поразилась я, чувствуя, что шепот начинает граничить с нормальным голосом. - Ты и об этом успел узнать?
   - Успел, - с гордостью сообщили мне. - У меня своя агентурная сеть...
   Последнее явно было сказано для того, чтобы произвести впечатление, так что я не поддалась. Но вот ощущение чужого взгляда, заставившее меня обернуться в поисках наблюдателя, явно нашло свое подтверждение. Теперь я была уверена: вчера за нами с Сином следил кто-то из людей Солейрана.
   - Я поражена. Честно. Мало того, что вломился ко мне в дом, так еще и имеешь смелость признаваться, что внаглую следишь.
   - Я же говорил тебе, - он развернулся в моих объятиях, позволяя пройтись подушечками пальцев по нагревшейся от моего присутствия одежде. - Я против тебя безоружен, Анька...
   - Безоружен, говоришь? - с сомнением посмотрела я на него, останавливаясь в конечном счете на губах и прекрасно осознавая, что отцовские гены позволяют Солю хорошо ориентироваться в темноте. - А ты вообще в курсе, сколько должен мне за прошедшие пять лет? - по губам скользнула предвкушающая улыбка, когда я снова вернула ладони на грудь мужчины. А о невесте я подумаю завтра.
   - Сколько? - искренне удивился Соль.
   - Много, - со значительным видом кивнула я. - Так что самое время начать отдавать долги, Надежный...
  
  
Оценка: 7.10*35  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"